книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Бонус-зарисовка по книге «Отражение не меня»

Читать исключительно после книги «Сердце Оххарона»

***

Тисса швырнула молнию, я упала на землю, и огненная стрела пронеслась сверху, опалив одежду.

– Ты меня чуть не поджарила! – заорала я, ударяя потоком ледяной воды. Тис зашипела, причем в прямом смысле. В битве она всегда загорается факелом, алые всполохи развеваются на ее голове, словно длинные пряди волос, пламя струится платьем. И лед пополам с водой здорово ее бесит, поэтому я применяю его каждый раз.

Но порадоваться я не успела – лучница выпустила в меня сразу целый рой огненных ос – маленьких и жалящих, словно раскаленные угли.

Выругавшись сквозь зубы, я взмахнула плетью, целясь Тис по ногам, обвила петлей и дернула. Девушка свалилась, и ее горящий шар угодил не в меня, а в здание тренировочной. Хотя следующий уже в меня. Почти: я успела выставить воздушный щит и ударила стихией воздуха. Ветер подхватил лучницу и понес наверх, к самому шпилю. И все время, пока Тисса летела, она орала, ругалась, обещала меня в следующий раз поджарить и горела алым пламенем.

Потрясающее зрелище для всех, кто собрался понаблюдать за нашей битвой.

А все так хорошо начиналось… Нормальный был завтрак, мирный и тихий, вот кто меня дернул ляпнуть, что Камилла лучше управляет стихией, чем Тисс? И ведь правду сказала, Ками – стихийница, это ее дар. Но для нашей лучницы такие высказывания —прямой вызов!

– Я тебе зад поджарю, Лея, слышишь? – орала Тис.

– Угу, – я закинула голову и приложила ладонь к глазам. Солнце слепило, да еще и Тис от злости стала пылающим сгустком огня, так что глазам было больно на нее смотреть. Мой ветер закинул девушку на башню, подвесив на шпиль. И проклятия теперь доносились лишь урывками:

– Сожгу… Чтоб тебя… Вот только… Спусти меня!

– Крыша загорелась, – меланхолично протянул Ник. Я ойкнула. Деревянные перекрытия, и правда, начали дымиться – видимо, на них попало пламя Тис. Я подняла ладони, собираясь вызвать дождь, но пока раздумывала, как не обрушить ледяную воду на лучницу. Все-таки Тиссе и так досталось сегодня, а я совсем не хотела ее побеждать! Просто моя сила была гораздо больше ее: я напрямую использовала Свет Искры, и по моему мысленному приказу могла сотворить все, что пожелаю. Ну, почти, потому что мои желания обычно воплощались как-то странно и неправильно.

– Сними меня! – взбешенно орала Тисса.

– Я бы ее там оставила, – довольно протянула Камилла. Между девушками все еще продолжалось негласное противостояние. – Повисит ночь, заодно и остынет.

Я закусила губу и произнесла заклинание, намереваясь плавно опустить Тиссу на землю. Но вместо этого порыв ветра подхватил всех, кто стоял на площадке: Камиллу, Ника, Ринку, и еще десяток глазеющих, и так же развесил по шпилям на башнях академии.

– Ой, мамочки, – прошептала я и оглянулась. Все оставшиеся на земле бросились врассыпную, торопясь скрыться от мага-неумехи. Меня, то есть.

– Что б меня оххаронцы сожрали… – пробормотала я новомодное ругательство. Крыша горела уже вовсю, ученики на шпилях орали, и дождь все-таки пошел. Правда, надо мной, а не над горящим зданием. И что со всем этим теперь делать, я понятия не имела.

За моей спиной раздался щелчок, и крыша погасла. Еще один – и все ученики плавно переместились во двор. Я резко обернулась и встретилась со взглядом зеленых глаз магистра Райдена. Вспыхнула, открыла рот и закрыла, не зная, что сказать.

С битвы на тренировочном поле прошел почти месяц, и за это время я почти его не видела. Поначалу в Хандраш творилось что-то невообразимое! Не успели мы уйти с поля, как на Риф хлынули воины, пришедшие на кораблях, те самые, которых привел капитан Дрозд. И с ними королевские маги.

Дальше были какие-то разбирательства, разговоры, вызволение учеников из подземелья, отлов оставшихся на Рифе одичавших Оххаронцев, размещение в Академии огромного количество новых людей, разбор завалов, снова разговоры… Магистр появился лишь один раз – пришел, когда я сидела в саду, пытаясь передохнуть от хаоса, в который превратился Хандраш. Он вышел из портала, окинул меня быстрым взглядом.

– Лея, – сказал, не подходя ко мне близко, сжимая в ладони жезл силы, на котором сиял осколок Оракула. – Как ты?

– Все хорошо, – я вскочила с пня, на котором сидела. – А вы?

– И я.

Мы замолчали, рассматривая друг друга. Не знаю, о чем думал он, но я вспоминала его слова на поле… признание в любви. Я часто думала о них, прокручивала в голове снова и снова. Сказал ли он это искренне? Или под влиянием момента? Может, потом пожалел, что сказал?

– Ты остаешься в Хандраш? – резко спросил он и нахмурился. – То есть… Я хотел спросить… Остаешься ли?

– Наверное, – я слегка растерялась. – Вы ведь знаете, что Незабудка решила пожить в Оххароне, там наши родители. А я… здесь. Вот. Рядом с Искрой.

Он кивнул. Когда все маги собрались возле новой Искры, меня тоже позвали. Половину из сказанного я не поняла, но уяснила, что мы с амулетом, связаны неразрывно, и я вроде как его хранительница. Хранительница Искры. Звучало как-то… странно.

– Хорошо, – коротко бросил Райден. – Я велю выделить тебе покои. Если ты не против…

– Да я могу и с девочками, – тихо пробормотала я, и Алларис чуть поморщился.

– Я велю, – повторил он. – А ты поступай, как захочешь. – Райден шагнул ближе, но остановился. – Мне надо уехать, Лея. К королевскому Двору, доложить обо всем произошедшем. Вернее, о том, что правителям стоит знать, – магистр усмехнулся. – Вернусь… не знаю когда. Ты будешь здесь? Будешь?

Я медленно кивнула, глядя на него, и Алларис чуть улыбнулся.

– Хорошо. Я… рад. – Он вновь шагнул ко мне, заглядывая в глаза, и я коротко вздохнула и взгляд отвела. Магистр помрачнел.

– Не люблю ходить вокруг да около, – резко сказал он. – Я помню, что сказал тебе во время битвы. И готов повторить, что…

– Простите, но я не могу… на это ответить, – чуть слышно пробормотала я.

– …Готов повторить, что это тебя ни к чему не обязывает, – закончил Райден. – И если тебе станет легче, просто забудь эти слова.

Мы замолчали одновременно и уставились друг на друга.

– Надеюсь, Хандраш станет твоим домом, – негромко сказал магистр. – И тебе здесь будет… удобно. Скажи мне, если тебе что-то понадобится. Или Оливии, если меня не будет.

– У меня все есть, – почему-то невыносимо захотелось разреветься. А почему – я не понимала.

Райден кивнул, развернулся и ушел в портал, так же стремительно, как появился. А я вновь опустилась на пень.

В тот день корабли ушли, унося пришлых – воинов, магов, а с ними и Райдена.

Академия понемногу возвращалась к обычной жизни. Даже занятия начались… И я не знала, что он сегодня вернулся. Похоже, магистр только прибыл, потому что был в дорожном плаще, сколотом булавкой с голубым камнем. Над ним дождь не шел, обтекал, словно над мужчиной был невидимый купол. Райден посмотрел на тучку, зависшую надо мной, повел рукой, и та послушно развеялась, оставив меня дрожащей и до нитки промокшей.

– Лея, ты не могла бы зайти ко мне? – спокойно сказал магистр. – После того как… переоденешься.

– Конечно, – пробормотала я.

Райден кивнул и ушел, торопливо что-то говоря наставникам рядом с ним.

– Хочешь, я тебя высушу? – Тисса тихо подошла и встала рядом. Странно, но, похоже, поджаривать меня прямо сейчас она не собиралась. Я махнула рукой.

– Да сама как-нибудь, – вздохнула я.

– Ругать будет? – с опаской спросила Тис.

– Наверное, – я пожала плечами и поплелась к Башне Снегов, куда меня поселили.

Мои покои до сих пор внушали мне священный ужас: теперь у меня было целых четыре! комнаты, с собственной купальней, кабинетом, спальней и еще двумя помещениями. Правда, жила я в одной – той, где был камин. Порой даже засыпала, свернувшись на шкуре рядом.

Мне было непривычно все это. Незабудка порой прибегала из Оххарона, но я понимала, что у нее началась какая-то новая жизнь. Я не тосковала, просто мне надо было привыкнуть, что и у меня эта жизнь тоже – новая.

Теперь все было по-другому: я пережила великую битву, я видела смерть всех, кого любила, но все это осталось лишь в моих воспоминаниях. И каждый день я тихо радовалась, глядя за завтраком на девчонок, или на занятиях созерцая сосредоточенного Ника. Или даже Зрячего, который взирал на меня со странным пониманием, но ничего не говорил.

Все чувства к Шариссару остались у моего Отражения, и я почти не думала о нем. Словно все, что было у меня с ним, являлось лишь сном…

И теперь мне нужно было научиться жить как-то по-новому, осознать себя – новую, и свое место в этом мире.

В общем, все как всегда.

Я вытащила из шкафа сухую тунику и штаны, переоделась. Расчесала волосы и даже вплела новую синюю ленту. Кстати, волосы у меня теперь двух цветов: темно-каштанового, который был изначально, и белого. Светлые пряди появились, да так и остались. Вот так и хожу теперь разноцветная— и глаза, и волосы!

Показала своему отражению язык и вздохнула, потопталась на пороге, придумывая причину, чтобы не идти к Райдену. Не то чтобы я боялась… Просто не знала, как себя вести с ним. Не понимала. А посоветоваться было не с кем! Потому что мы с Отражением решили, что кроме Незабудки больше никому не расскажем нашу тайну. Может, когда-нибудь… потом. Пока же все пусть остается так. И самое удивительное, никто не заметил, что мои синий и зеленый глаза поменялись местами! Все просто видели, что они по-прежнему разноцветные, и вопросов не задавали. Вот только Райден…

Он, кажется, заметил, хотя ничего и не сказал. Просто всмотрелся в самую глубину, и мне снова показалось, что он заглянул в душу.

Размышляя подобным образом, я дошла до кабинета ректора. Да, к моему ужасу, магистр Райден теперь им и являлся. Ректором Академии Хандраш. Я потопталась у двери, раздумывая, а не сбежать ли, пока не поздно?

– Входи, – створка распахнулась раньше, чем я это осуществила или постучала, прервав мои мучения.

Плащ Райден снял, оставшись лишь в одной светлой рубашке и штанах, заправленных в сапоги. Красные волосы собраны в небрежный пучок. Жезл силы лежал на столе и подмигивал мне сверкающим камнем.

Магистр указал на кресло.

– Садись, Лея.

Я послушно опустилась в кресло, а маг отошел к непонятному сооружению: на треноге, в окружении дремлющих саламандр, стоял маленький бронзовый сосуд, в котором медленно томилось что-то черное. И это что-то пахло просто умопомрачительно! Я втянула аромат и облизнулась.

– Это шоколад? – несмело произнесла я.

– Нет, – Райден осторожно снял сосуд с треноги и перелил густую жидкость в чашу. – Это кофе. Привез из столицы. Бодрит лучше, чем настойка утреннего корня, – он подул на чашечку. – Тебе не предлагаю, не уснешь потом.

– А вы? – невпопад спросила я.

– У меня еще много работы, – магистр присел на крышку стола и показал рукой на длинный свиток. – Знаешь, что это, Лея?

– Откуда? – пожала я плечами.

– Это список, который составили наставники за время моего отсутствия. – Он сделал осторожный глоток своего странного черного напитка и поднял свиток. – Так, посмотрим, что здесь… Вызвала смерч и разрушила часть здания… Обрушила ливень на сад хранительницы Оливии, все посадки погибли… Спалила петунии магистра Зрячего, а заодно и тренировочный зал. Подняла со дна моря корабль, и призраки моряков теперь разгуливают по Хандраш, требуя вздернуть капитана на рее… Превратила вход кладовой в непроходимый лабиринт, и ученики остались без горячих обедов, потому что никто не может найти путь к припасам… Оживила каменных драконов…

– Это не я! – вскинула голову. – Они сами…

– Сами ожили? – вскинул темную бровь Райден.

Я слегка смутилась.

– Ну… Я своих драконов выпустила… а эти, каменные, они так смотрели… Они тоже хотели в небо! – чуть слышно пробормотала я, понимая, как глупо это звучит.

– Хотели в небо, – повторил Райден, снова делая глоток кофе. – Изумительно. Вообще-то, я потратил почти весь свой резерв, создавая их. Пришлось переместить на Риф часть скалы с северных земель. А потом высечь драконов. Они охраняли вход в Хандраш.

– Очень красивые получились, – оживилась я, но сникла под его взглядом.

– Лея, – Райден отложил свиток. – Я не прочитал даже десятой части того, что ты успела натворить за месяц.

– Я случайно… – насупилась, не глядя на мага. – Я хотела накрыть посадки куполом, чтобы они не замерзли! А корабль сам всплыл, я лишь искала в море свою заколку! Я ее уронила. И подняла корабль случайно! И я найду этот дурацкий вход в кладовую! Честное слово! Просто там… сыр.

– Сыр?

– Он тоже ожил, – я опустила голову еще ниже. – И ходит на сырных шкурках, словно на ножках, бррр. Такой жуткий сыр с глазами… – Меня передернуло от воспоминаний. – Я его боюсь. Никогда в жизни больше не буду его есть, гадость!



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.