книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

– Знаете, я все же передумала! – заявила невеста, глядя на себя в зеркало. В ее руках дрожал букет белых ландышей, а на глаза набежали слезы. – Мне кажется, следует подождать…

– Пока состаришься? – я вскинула брови и, положив на острые плечи девушки свои теплые ладошки, посмотрела на нее через зеркало. – Риталия, если ты сейчас сбежишь, то будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Хотя бы на миг представь себе будущее без Винсента…

Девушка сдвинула брови. Такое будущее ей определенно не понравилось. А ведь я еще не напомнила, как она сама буквально умоляла меня взяться за ее дело и помочь окольцевать этого самого Винсента.

– При, двухминутная готовность! Где вы там застряли? Поторопитесь! У нас с Андреасом завтра защита магистерской, я хотела уйти пораньше. Жених готов и весь в нетерпении…

Паника в глазах невесты превратилась в ужас. Я провела ладонью по переговорному кристаллу и ответила:

– Спасибо, Марго. Невеста была в растерянности, а теперь настроена сбежать. Риталия!

Я перехватила клиентку, которая, подхватив юбки, уже выбиралась из комнаты через окно и силой затянула внутрь.

– Нет, я точно раздумала выходить замуж, – проревела она. – Не хочу! Не буду! Не готова я! А еще эти дети. О, ужас! Винсент наверняка захочет детей!

– У вас пятеро будет, вообще-то, – огорошила я, но тут же прикусила язык.

– Пятеро? – едва слышно протянула Риталия. – Пятеро? Пятеро…

– Отлично! Закрепим это состояние! – воспользовавшись ее замешательством, я быстренько поправила невесте фату, привела в порядок макияж и, заменив потрепанный букетик ландышей новым, вытолкала из комнатки.

– Пятеро, – повторяла она, словно заклинание, нараспев, дрожащим голосом, с большими от ужаса глазами.

Тем не менее, ногами шевелила довольно бодро и двигалась в нужном направлении – к церемониальному залу.

С робкими всегда так. Сначала они краснеют и смущаются на первом свидании, потом приходится попотеть, обставляя первый поцелуй, с первым признанием и того сложнее, а уж поженить эти ходячие недоразумения – настоящее искусство! Зато впоследствии, когда все закончится, они со слезами на глазах приходят благодарить, да так, что самой впору расплакаться.

– Пятеро, пятеро, – заверила я. – Две девочки и три мальчика. Все будут чистая вода! Такие же, как и вы с Винсентом! У старшенькой, Ришаны, будут глаза такого же цвета, как у твоего возлюбленного.

– Правда? – несколько расслабилась Риталия. – Фиалковые?

Заметив Марго, я жестом показала, чтобы открывали двери и начинали церемонию.

– Фиалковые. А младшенький, Дарвин, будет страшный озорник!

На самом деле, я знать не знала ни цвета глаз их детей, ни характера, но для пущей достоверности всегда следовало добавлять детали. Вот и взгляд у Риталии из испуганного превращался в мечтательный. К тому моменту, как она подошла к свадебной арке, была согласна уже и на пятерых детей, и на собаку, и даже на попугайчика. Ни страха, ни паники в ней не осталось. Убедившись, что Винсент крепко держит нашу трепетную лань, я с облегчением вздохнула, однако все равно сообщила по переговорному кристаллу:

– Ребята, просто на всякий случай, перекройте входы и выходы до конца церемонии.

Жрицы дома воды начали венчальную песнь и я, с чувством выполненного долга, заняла свое место в первом ряду, рядом с Марго – партнершей по бизнесу. Высокая стройная шатенка в пышном платье сапфирового цвета мило улыбалась, наблюдая за церемонией. В Доме воды они всегда проходят по-особенному красиво: журчит и искрится стихия, бьют фонтаны, по воздуху плавают водные пузырьки, а жрицы мелодичными голосами разливают по храму свадебные напевы.

– Как все прошло с женихом?

– О! Замечательно, – отмахнулась Марго. – Пришлось пригрозить, что мой муж, королевский маг, сожжет дотла дом Риталии, если сегодня свадьбы не будет.

– Трусил, – заключила я, впрочем, не сомневаясь, что так и будет.

– Еще как! Аж коленки дрожали. Но потерять любимую он испугался больше, чем потерять свободу.

Мы улыбнулись и слаженно вздохнули:

– Обожаю нашу работу, – ни тени сомнения не было на лицах Риталии и Винсента, которые замерли возле алтаря в ожидании чуда.

Духи еще ни разу не ошиблись. Я бралась организовывать судьбы лишь тех клиентов, чье будущее видела также ясно, как свою подругу Марго, по совместительству жену моего брата. Именно с них и началась моя карьера профессиональной сводницы. Ни Андреас, ни сама Марго не подозревали в день первой встречи, что полюбят друг друга и будут счастливы. А я видела это. Видела и сделала все, чтобы помочь им обрести друг друга. Пришлось, правда, попотеть и даже нанять девиц из дома терпимости, но оно того стоило.

Когда церемония подошла к концу, а дух воды благословил союз, окатив брачующихся святыми водами, Марго – маг Дома воздуха – простым заклинанием привела одежду наших клиентов в порядок и обратилась ко мне:

– С балом справишься самостоятельно? Нам с Андреасом нужно подготовиться к экзаменам.

– Знаю я вашу подготовку, – подмигнула подруге и вдруг, глядя на Риталию с Винсентом совершенно четко поняла, что на бал молодые не явятся. Слишком уж блестели их глаза. Кажется, с брачной ночью решено не затягивать. – Впрочем, беги, воркуйте. Наши клиенты все равно на бал не собираются, – я активировала переговорный кристалл и приказала: – Антоний. Готовь молодоженам карету.

Держась за руки и возбужденно улыбаясь, клиенты приближались к нам:

– Карета у центрального входа. Идите. Я все улажу, – порадовала прежде, чем те успели рты открыть.

За время подготовки к свадьбе клиенты, как правило, привыкали к моей манере, потому особо не удивились.

– Что бы мы без вас делали?

– Умерли бы в одиночестве, окруженные кошками и цветами, – Марго, в отличие от меня, приукрашивать не любила и чувства наших клиентов не щадила. Впрочем, Риталия и Винсент сами понимали, что все было бы именно так.

– Спасибо еще раз!

– Порой я тебя побаиваюсь, – подруга чмокнула меня на прощанье и поспешила к мужу. Я лишь мечтательно вздохнула, глядя ей вслед, надеясь, что и меня, однажды, унесут волны любви и бесконечного счастья, однако пока ничего и близко похожего на влюбленность мне испытать не удалось. Пара свиданий, которые ни к чему не привели…

Балом руководила уже на автомате. Гости ничуть не опечалились отсутствием молодоженов, поскольку ужин никто не отменил, а для танцев и флирта они и вовсе не требовались.

Воспользовавшись свободной минуткой, я скользнула в уборную, чтобы привести себя в порядок. Ополоснула лицо ледяной водой, поскольку к полуночи от громкой музыки меня неизменно клонило в сон. Когда поднялась и глянула на себя в зеркало, едва удержалась от крика. В женской уборной стоял мужчина в черном балахоне, чье лицо, помимо капюшона, было скрыто огненными сполохами. Очень сильный маг Дома огня. С такими мне не доводилось встречаться.

– Кто вы? – замерла, глядя на мужчину сквозь зеркало.

– Кто я – не имеет значения, – голос, словно треск поленьев, пожираемых стихией. Изменен. Сколько же в нем сил? Едва уловимо пахло костром. – Важно лишь то, что вы для меня сделаете.

– Я не веду дел с незнакомцами.

– На этот раз придется поступиться принципами.

Мужчина приблизился и положил на мраморный столик рядом с раковиной два изображения. На одном – миловидная женщина, явно знатная, судя по дорогим украшениям. На местную не похожа. На другом изображении симпатичный мужчина, тоже не из бедных, судя по антрацитовому камзолу, расшитому золотом. Я положила ладошки на фотографии, но ничего не почувствовала. У этих двоих не было совместного будущего. Но хуже всего другое – я не могла прочесть самого незнакомца. Обычно мне доступны какие-то эмоции, обрывки мыслей или даже образы, но в данном случае абсолютная пустота. Это и пугало, и вызывало любопытство одновременно.

– У этих двоих нет совместного будущего.

– Должно появиться, – жестко отрезал он.

Я замерла на мгновенье, обдумывая сложившуюся ситуацию. Какой-то незнакомец, но, без сомнения, очень сильный маг, требует, чтобы я изменила будущее двоих, которым уготована совершенно иная судьба. Не ломать чужие жизни – это мой главный принцип! Вот только чутье подсказывало, что выбора мне не оставят:

– Зачем это вам?

– Этот вопрос не должен вас волновать.

– И, тем не менее, он меня волнует. Очевидно, что выбора вы мне не предоставите. Учитывая уровень вашей силы, вы наверняка приближены к королю. Раз прячете лицо, вероятно, входите в тайную службу его величества. Плащ не позволяет должным образом оценить ваше телосложение, но и так понятно, что вы отлично владеете рапирой и невероятно сильны физически, следовательно, не простой офисный работник, а действующий полевой агент высокого уровня. Вывод: у вас достаточно власти заставить меня сделать то, что требуется. Допустим, я буду вынуждена помочь. И здесь возникает два вопроса: зачем это вам и кто эти люди? Эти двое не простые смертные, чьей судьбой вы заинтересовались забавы ради. Их союз каким-то образом важен для Флоссии. А теперь спросите себя, вы хотите, чтобы я разузнала о причинах, по которым следует соединить их судьбы или расскажете сами?

– Я полагал, что слухи о вашей проницательности продиктованы исключительно даром, – мужчина явно был удивлен и сделал шаг ближе. От него исходил жар невероятной силы. Мой внутренний огонь интуитивно потянулся навстречу. Чтобы не выгореть, я титаническим усилием заставила его успокоиться.

– Уверена, вам известно, что на вас мой дар не распространяется, – выдавила севшим голосом. Стикс – магический кристалл, индикатор и концентратор силы всех стихийных магов мира – раскалился докрасна. Я чувствовала, как нагрелся ридикюль.

– Разумеется, – довольно усмехнулся мужчина, а в следующее мгновение скинул капюшон, снял сполохи с лица и позволил себя разглядеть.

У меня на мгновенье дух захватило от удивительных сапфировых глаз. Когда смогла, наконец, сделать выдох и сглотнуть, принялась жадно впитывать информацию. Никогда прежде не видела этого мужчину. Судя по высокому росту и широким плечам, он выходец с севера. Над левой бровью и под губой два застарелых шрама – много сражался в прошлом. Но, поскольку Флоссия уже лет сто не вела ни с кем войн, моя теория о принадлежности к тайной службе обретала плоть. Я росла с двумя братьями, один из которых любитель рапиры, и способна отличить шрам, полученный в результате несчастного случая от шрама, оставленного оружием. Взгляд незнакомца ясный, открытый, свысока – занимает руководящую должность. Возраст навскидку определить сложно. Черные волосы, забранные в хвост на затылке, не тронуты сединой, но передо мной далеко не юноша. Этому магу лет тридцать пять, не меньше.

Десять лет. Солидная у нас разница в возрасте…

Поймав себя на странной мысли, я нахмурилась:

– Сделали выводы? – предположил он.

– Определенно. Давайте минуем этап угроз и перейдем сразу к делу.

– Не здесь. Завтра после обеда в вашем офисе.

– Фокус с маскировкой был проверкой, подхожу ли я для выполнения вашей миссии, – понятливо улыбнулась. Но улыбалась лишь от понимания безысходности положения, в которое попала. Следовало полагать, что рано или поздно мой дар привлечет внимание таких вот господ. Хоть я никогда его не афишировала, но скрыть подобные вещи сложно.

– Более чем подходите. Детали обсудим завтра. Доброго вечера, герцогиня, – мужчина подошел вплотную, взял мою ладонь, хоть я и не протягивала руки и, не отрывая взгляда от моих глаз, поцеловал кончики пальцев. А затем просто растворился в воздухе, оставив после себя языки пламени и аромат костра. Вот это да! Какое счастье, что праздник подошел к концу и неприятные организационные моменты можно свалить на помощников. В таком состоянии я попросту не способна выполнять свою работу.

Оказавшись дома – в двухэтажном особняке, купленном батюшкой для моего проживания в столице – я долго не могла успокоиться. Личность нового клиента будоражила сознание. Я не могла его прочитать! Не видела будущего! Могла полагаться исключительно на зрение и логику.

– Госпожа, желаете еще что-нибудь? – Ирда изо всех сил сдерживала зевок, но не удержалась. – Простите, пожалуйста.

– Ничего, время позднее, – я перестала метаться по комнате и остановилась. – Принеси мне переговорный кристалл и можешь идти отдыхать.

Переговорные кристаллы – последняя новинка на рынке магических артефактов. Стоят невероятных денег, поскольку создаются сильнейшими магами четырех стихий, но для нашей работы вещь исключительно необходимая. Впрочем, я использовала ее не только для работы, но и для экстренной связи. Вот и сейчас, визуализируя Марго, я настраивала устройство:

– При? Спеть тебе колыбельную? – послышался сонный голос подруги.

– Прости, что поздно. Никак успокоиться не могу! У нас новый клиент.

– Он что, на дом к тебе пришел? Гони в шею, ночью браки все равно не заключаются! Подождет.

– Нет. Мы познакомились в женском туалете, вообще-то, – задумалась я. Как-то комично получилось. И ведь не помешал никто, как ни странно, хотя уборная на свадьбе одно из популярнейших мест, уж мне-то об этом прекрасно известно.

– Нужно завести правило – не брать заказы в женском туалете. Она была пьяна и в отчаянии?

– Вообще-то, это был он.

– Вот как? – судя по голосу, Марго проснулась. – С этого места поподробнее.

– Перестань! Он даже не представился! Завтра после обеда назначил встречу в нашем офисе.

– Поняла. Я не буду спешить после защиты магистерской. Уверена, Андреас захочет отпраздновать и…

– Нет, наоборот! – спешно перебила я. – Поторопись, пожалуйста, чтобы успеть. Мне не очень удобно оставаться с ним наедине.

– Гм-хм, – многозначительно хмыкнула она.

Я и сама не понимала, что со мной происходит, но оставаться с незнакомцем один на один не хотелось. Слишком уж отличался он от других мужчин, с которыми мне доводилось иметь дело прежде. А повидала я не мало!

– Марго!

– Хорошо, При. Я тебя поняла. Но ты же знаешь своего брата.

– Я знаю тебя! Когда нужно, ты и демона рогатого уболтаешь. Доброй ночи.

– Жарких снов, – напутствовала подруга и отключила кристалл.

Разговор не принес желаемого облегчения. Напротив, волнение насчет завтрашней встречи только усилилось. В душе разрасталась тревога. У батюшки, по роду его службы, часто бывали разнообразные мутные личности. В том числе те, что скрывали лица и оставляли после себя запах озона или костров. И каждый раз после таких вот встреч отец замыкался, становился задумчивым и серьезным. Приход тайной королевской службы всегда предвещал неприятности, и я боялась, что в случае провала могу потерять все, что имею, или причинить вред отцу.

Стоит ли говорить, что ночью я почти не спала, а утро, вместо завтрака, потратила на маскировку мешков под глазами. Спасибо родителям, наградившим приятной внешностью, отличной кожей и глазами, цвета горячего шоколада. Мне удавалось сохранять достойный вид практически в любой ситуации, но отсутствие сна еще ни одну леди не сделало красивее.

Я выбрала платье винного цвета, подобрала к нему крашения из рубинов, волосы приказала убрать наверх и украсить заколкой с розами. Как и многие девушки, я питала особую любовь к королеве цветов и, если у меня когда-нибудь состоится собственная свадьба, в моих руках будут не ландыши или пионы, а именно розы. Мне уже чудился аромат крепких бутонов, но Ирда вовремя привела в чувство.

– Вы прекрасно выглядите, ваша светлость. Велеть подать завтрак?

– Нет, я не успеваю, – решительно поднялась с банкетки и еще раз окинула себя в зеркало трельяжа. Идеально. Именно так и должна выглядеть профессиональная сводница! И мешки под глазами почти не заметны.

Взяла со столика ридикюль и веер – в летний зной он жизненно необходим – и нервно улыбнулась. Волнение так никуда и не делось:

– Пусть Марта отправит завтрак в офис с посыльным и приготовь мне кофе в этом вашем фирменном стаканчике. Чтобы взять с собой. Выпью по дороге.

Как я сама советовала клиенткам, которых вид свадебной арки неизменно вгонял в панику, не следует пренебрегать прогулками! Свежий воздух, мягкие солнечные лучи, которые в столице крайне деликатно относятся к дамской коже, не обжигая и не пересушивая ее, размеренный рокот копыт по мостовой, шелест дамских юбок и суетливый стук каблучков – все это умиротворяло. Сейчас, неспешно шествуя по аллее из цветущих магнолий, я маленькими глоточками пила кофе и медитировала. Вокруг кипела жизнь, начиная с тянущейся к солнцу травы, заканчивая предлагающими горячие пирожки продавцами. Решила воспользоваться щедрым предложением и прикупила пару сырных плюшек, которые мы с Марго обожали.

В офис прибыла в лучшем расположении духа. От волнения не осталось и следа. Я готова ко всему. И очень вовремя, ведь на пороге меня встретила взволнованная Салли – наша секретарша:

– Герцогиня, слава духам вы пришли!

– Что стряслось? – я развязала шляпку и положила ее на полочку в прихожей. – Нас опять затопило?

– На этот раз слезами! В офисе Марго клиентка, из тех, кому отделаться надо. Уже десять минут ждет.

– Точно!

Я и забыла, что обещала подруге взять ее клиентов, пока она защищает магистерскую диссертацию и получает пятую магическую ступень. Свою пятую ступень по магическим коммуникациям я получила еще год назад, заочно. Родители не противились, хотя девушкам, особенно знатным, получать образование ни к чему. Во Флоссии принято, что мужчины работают, а женщины вдохновляют их своей красотой. Вот только быть горшечным цветком мне никогда не хотелось. Я всегда считала, что смогу и красоту миру дарить, и пользу при том приносить. Как яблоня. И цветы красивые, и плоды полезные.

Наша с Марго фирма «Сводницы» брала под крыло не только тех, кто хотел устроить свою судьбу, найти вторую половинку и обрести счастье. Куда с большей охотой, учитывая общественный уклад и положение женщин во Флоссии, к нам обращались те, кому не терпелось отделаться от жениха. Слишком толстые, слишком похотливые, слишком вспыльчивые и злобные… Мы тщательно анализировали личности предполагаемых женихов и, если таковые признавались неприемлемыми для супружеской жизни, брали несчастную невесту под опеку. Благо, у Марго в этом деле огромный практический опыт, потому тех, кому отделаться нужно, вела исключительно она. Мне же больше нравилось выращивать любовное дерево, а не выкорчевывать сорняки с корнем…

– Баронесса Уиторби, если не ошибаюсь? – я мило улыбнулась, сразу же оценивая присутствующую. В тонких руках дрожала чашечка с чаем, хоть чай и не тронут. Под глазами красные мешки, кожа – тонкая и бледная, разве что не просвечивает. Наряд для баронессы слишком скромный, хоть и аккуратный. Из этого можно сделать вывод, что девушку желают продать за какого-нибудь богатого господина, который наверняка крайне плохо к ней относится. Стала бы иначе она слезы лить, посули ей дорогие наряды и роскошное будущее?

– Прошу простить за опоздание. Перейдем сразу к делу. Меня зовут Присцилла де Ген и уверяю, не пройдет и недели, как ваш жених убежит, сломя голову.

– Вы в этом уверены? – голос девушки дрогнул, и она крепче сжала чашку. – Он настроен крайне решительно.

– Поверьте, мы знаем толк в этом деле!

С баронессой пришлось повозиться. Я тщательно расспросила ее о будущем муже, о дате свадьбы, о самой девушке, запросила некоторые документы и дала пару советов, как следует себя вести уже сегодня. Для каждого случая мы разрабатываем индивидуальную программу действий, это занимает определенное время, потому я дала баронессе Уиторби сонное зелье, если вдруг жених решит не ждать с приставаниями до свадьбы. Пообещав к завтрашнему дню предоставить план, от которого ее любитель дев легкого поведения поседеет раньше времени, я лично проводила клиентку до двери.

– Она так рыдала, пока вас не было! – сообщила Салли, поднимаясь из-за белоснежного стола. – Я ей успокоительных капель налила, но баронесса даже не притронулась!

– Ты все правильно сделала, не переживай. Для меня не было посылки?

– Ах, конечно!

Девушка встрепенулась и скрылась в небольшом подсобном помещении, откуда вышла с серебристым сервированным подносом.

– Только вот чай остыл.

– Неси в мой кабинет.

Вскоре я сидела на мягкой изумрудной козетке и лакомилась пышными булочками с марципаном. Марта добавляла какой-то особенный ингредиент, в результате они становились необычно вкусными! Неспешно читая корреспонденцию, я довольно улыбалась, когда попадались письма от счастливых клиентов, и недовольно хмурилась, читая угрозы. О да, поступали и такие, в основном анонимно. Кому же понравится, когда свадьбы расстраиваются, а невесты портятся на глазах? Благодаря нам, это стало происходить с завидным постоянством. Несколько знатных господ на прошлой неделе были вынуждены отказаться от притязаний на довольно выгодные партии. Для них – политика, для нас – судьбы женщин. В результате, прознав, кто стал причиной расторгнутого брака, водный лорд Сазерленд – один из двенадцати магов Верховного совета, затаил на нас с Марго лютую обиду. И только должность моего брата – королевского мага и заслуги батюшки перед королем лично, не позволяли ему вести открытую войну. Тем не менее, нас подозрительно часто топило, даже если не было никакого дождя, вместо холодной воды текла горячая, а стены отсыревали, покрываясь пышной плесенью. Такой крупный лорд, а занимался мелким пакостничеством. Не солидно.

– Лорд Сазерленд, когда же вы влюбитесь!

Я подожгла письмо с очередными угрозами, представляя, что сжигаю самого водного лорда и растворила пепел. Как только узнаю, что он за кем-то ухлестывает, отомщу сполна! Низко? Не я первая начала.

– Не лучшая кандидатура для вас.

Я вздрогнула от неожиданно прозвучавшего низкого голоса, а сердце пустилось в пляс. Прикрыла на миг глаза и успокоилась. Время встречи. Как давно он наблюдает за мной из темного угла? Почему не заметила огня от переноса?

– Извольте пользоваться дверью, чтобы…

Не успела договорить, как взметнулось рыжее пламя, и гость исчез из моего кабинета. В приемной послышался визг, затем что-то упало. Салли! Раздался стук в двери.

– Войдите, – я изо всех сил сдерживала улыбку.

– Так лучше? – не скрывая иронии, поинтересовался мой новый клиент.

Я скользнула по нему взглядом. Плаща в этот раз не было. Черные обтягивающие брюки из мягкой кожи, высокие сапоги, камзол из дорогой черной ткани, отливающей серебром. Никаких отличительных знаков. Ничего, за что можно было бы зацепиться. Разве что рубиновые запонки, но и это ни о чем не говорило. Мог и сам купить. Или, все же, жена? Мысль не понравилась. Кольца нет, но с работой в тайной службе короля не следует надеяться, что он станет его носить после свадьбы. На этот раз волосы мужчины были распущены и ухоженными локонами покоились на плечах. Черные, на свету они едва различимо отливали огнем.

– Пожалуй, можете появляться сразу в моем кабинете, – заключила я после короткой паузы. Салли наверняка уволится, если нечто подобное повторится. Она девушка впечатлительная. Каждый раз после свадьбы плачет, каждый раз готова с кулаками за обиженных клиенток на их женихов броситься.

– Как вам будет угодно.

На губах мужчины растянулась дипломатичная улыбка. Манипулятор! Хитрец! Он хорошо сделал домашнее задание и изучил меня, прежде чем подойти с подобным предложением. Меня не убедить словом, только делом, что и было продемонстрировано.

– Итак. С чего вы обычно начинаете?

Я указала на темно-зеленое вельветовое кресло по другую сторону от журнального столика, а сама, переставив поднос с завтраком на свой рабочий стол, осталась стоять и повернулась к мужчине. Он откинулся на спинку кресла и, закинув ногу на ногу, приложил указательный палец к губам. Разглядывал меня бесцеремонно, словно ребенок нового зверька в зоопарке.

– Обычно мы начинаем с имени, – унимая внутреннее беспричинное волнение, обозначила я. Этот откровенный взгляд заставлял волноваться. Не как профессионала, а как девушку…

– Тень, – без заминки отчеканил он.

– Тень?

– Тень.

Я задумалась, оценивая услышанное. Еще раз окинула присутствующего взглядом.

– Барон? Нет. Слишком мелко… граф, герцог? – я по привычке прислонилась к письменному столу и поняла, кто передо мной на самом деле. Это осознание отразилось подсказкой на лице мужчины. В его глазах колыхнулось пламя. – Огненный лорд.

Всего лордов двенадцать. По три от каждого дома. Из них состоит Верховный магический совет. Каждый лорд присматривает за несколькими герцогствами. Не владея землей по факту, они владеют несколькими герцогствами сразу. Отец всегда недолюбливал огненного лорда Тридуса, который время от времени приезжал к нему на инспекцию.

Выходит мой клиент знаком с лордом Сазерлендом. Это натолкнуло меня на одну весьма любопытную мысль.

– Хорошо, лорд Тень, – я приняла правила игры и улыбнулась. – Я бы предложила вам чаю, но Салли, стоит полагать, все еще без сознания.

– Это часто происходит с девушками при моем появлении, – негромко произнес мужчина, не сводя с меня взгляда. Решил смутить? Проверяет выдержку?

Чтобы скрыть дрожащие ладошки, я поправила юбки, медленно подошла к диванчику и опустилась на него. Теперь мы с лордом были почти на одном уровне и сидели друг напротив друга:

– Слишком самонадеянно и неуместно.

– Вы меня не боитесь, – констатировал он.

– Давайте сразу перейдем к правилам. С обычными клиентами они весьма незатейливы, но с вами будут особыми. Помните, это вам нужны мои услуги, а не мне ваши.

– Мы всегда можем перейти к тому варианту, где я вас шантажирую.

– Плохое начало, – предупредила, внимательно оценивая реакцию собеседника. – Правило номер один. Вы никогда мне не лжете. Предоставляете максимально полную информацию. И любую. Если мне понадобится знать цвет трусов бабушки вашего юноши, вы это узнаете. Правило номер два. Способы и методы, которыми мы будем достигать результата, определять буду я и моя партнерша по бизнесу. Вы в это не вмешиваетесь. И третье. Лорд Сазерленд.

– Хотите разнообразить личную жизнь? – он едва заметно приподнял бровь, не шелохнувшись и не изменив позы. Надменной. Самоуверенной. Демонстрирующей силу.

– Его личную жизнь, – поправила я. – Когда мне понадобится ваша помощь, вы ее окажете.

Мужчина убрал руку от лица и широко улыбнулся, выпрямляясь и наклоняясь ближе ко мне:

– Я не торгуюсь, герцогиня.

– Вот и замечательно. Значит, по рукам! – наверняка он имел в виду другое, но моя хватка мужчину позабавила, судя по едва заметному кивку. Отлично! В деле борьбы с водником мне понадобится любая поддержка. Это сейчас мерзкая пиявка занимается мелким пакостничеством. Если займется крупным, мне не помешает поддержка в высоких кругах. – Теперь обсудим детали.

Лорд Тень начертил в воздухе руну, которая вспыхнула, образовав небольшой огненный портал. Мне стоило немалых усилий подавить удивленный вздох. Мой брат, маг дома огня первой ступени, невероятно силен, но такое ему и близко не под силу! Откуда в лордах столько мощи? Из портала были извлечены папки, которые мужчина положил на журнальный столик. Я придвинула к себе теплые бумаги и принялась изучать, внимательно слушая пояснения. Низкий уверенный голос успокаивал и был необычайно приятным:

– Юноша – граф Чарли Хокстоф. Он будет завербован в будущем тайной службой короля. Девушка – маркиза Анита Де’Рти.

– Она не из Флоссии, – я перевела взгляд на лорда.

– Верно. Дочь ангарисского посла. Вы наверняка знаете, что между Флоссией и Ангариссией давняя холодная война. Появились сведения, что новый король Ангариссии настроен более агрессивно и планирует военные действия.

Я сжала кулачки. Герцогство моего отца на севере как раз граничит с Ангариссией и, в случае войны, удар придется на наши территории и его замок в первую очередь!

– Вы знали…

– Знал, к кому обратиться, – утвердительно кивнул он. – Мотивирует, не правда ли?

– Шантаж без шантажа. А вы достойный противник, лорд.

– С вами я предпочитаю дружить, а не враждовать.

Сказано серьезно, без иронии. Я даже как комплимент восприняла. Дух огня, Присцилла! Он тебе нравится! Наглый, уверенный в себе, манипулятор похлеще тебя, а уж харизма… Так. О чем мы беседовали? Ангариссия. Война… Поймав мой пристальный взгляд, незнакомец улыбнулся.

– Не принимайте на свой счет. Вы просто меня удивляете. Я заинтригована, не более. Прошу, продолжайте.

«Заинтригована, как же! Так бы и сказала, что не прочь завести интрижку», – зудело подсознание.

Лорд, судя по всему, мужчина опытный. А ждать принца на белом коне можно до старости. В конце концов, мне двадцать пять и времени в моем распоряжении не так уж и много…

– Мы внимательно изучили вкусы и предпочтения маркизы. Чарли наиболее подходящий вариант. Его вербовка состоится сразу после свадьбы с Анитой.

– А, если он откажется?

– Не откажется.

И так уверенно это прозвучало, что я прикусила язык. Разумеется, тайная служба короля… Существует миллион и один способ заставить человека сделать то, что требуется. Мне ли об этом не знать.

– Перед свадьбой, да и при знакомстве с маркизой Чарли будут проверять под всеми углами и не должно быть ни намека на его связь с тайной службой короля, – я размышляла вслух, изучая материалы. – Другое дело, что никто не станет проверять саму Аниту столь пристально.

– Приятно иметь дело с умной женщиной.

Умная женщина понимала и другое.

– Вот только нам с вами придется встречаться время от времени и, чтобы это не вызвало подозрений… – промелькнувшая мысль совершенно мне не понравилась.

– Все верно. Вы должны стать подругой Аниты и моей любовницей.

В этот момент в кабинет как раз зашла Марго. Подруга застыла на пороге, вероятно, решая, то ли пройти и присоединиться к разговору, то ли уйти от греха подальше.

– Марго, это наш новый клиент, лорд Тень, – я поспешно вскочила, чтобы скрыть от лорда свои эмоции.

Мужчина медленно поднялся. Рядом с Марго он казался совсем великаном. Она девушка миниатюрная, в отличие от меня, «леди достаньте воробушка». Подруга присела в книксене и ничем не выдала удивления по поводу имени присутствующего. Точнее отсутствия этого имени. За три месяца работы чего мы только не нагляделись.

– Лорд Тень, герцогиня де Ген, можно просто Марго.

Девушка подала руку для положенного поцелуя. Необходимые по этикету ритуалы были выполнены, и мы вновь расселись по местам.

– Как я понимаю, – войдя в курс дела, произнесла подруга, – мне следует заняться Чарли, а Присцилла возьмет на себя Аниту. Вам в любом случае придется встречаться, в том числе на мероприятиях. Чтобы снять даже малейшие подозрения и вопросы и не привлекать к делу третьих лиц, необходимо придать вашей связи огласку. Лишь публичные отношения не вызовут подозрений.

– Ты лучшая актриса, чем я. Возможно…

– При, да ты посмотри на него! – Марго и без слов поняла, что я имела в виду. К тому же, наш ночной разговор окончательно сложил для нее картинку. – Андреас меня живьем съест! К тому же, все знают, что я замужем.

Духи четырех стихий, я и забыла об этом. Как неудобно.

– Что вас смущает, герцогиня? Я не в вашем вкусе? – нахально улыбнулся лорд.

– В моем. Это и смущает! – вспыхнула я. – А крутить роман с женатым мужчиной в мои планы не входит.

– Значит, я женат?

– Ваши запонки.

– Подарок любовницы? – предположил он, не отвечая на мой вопрос.

– Значит, гарем. Еще лучше. Впрочем, выбора действительно нет. Ради безопасности Флоссии придется пожертвовать репутацией. Теперь у меня четвертое условие, лорд. После того, как все закончится, успешно, разумеется, я вас брошу, а вам придется изобразить страдание по этому поводу. Если столь высокопоставленный господин будет расстроен потерей любовницы, потенциальных женихов не смутит моя потерянная невинность. Восстановление репутации, которую вы же и испортите, не великая плата.

– Приятно, когда девушка знает, чего хочет, – согласился он, запустив ладонь в карман камзола. – Ангарисское посольство дает сегодня вечером бал в честь прибытия нового посла. Анита будет там. Это приглашение для вас с супругом, – на стол лег небольшой плотный конверт с золотыми вензелями. – Чарли тоже получил такое. Убедитесь, что он будет на балу.

– А мое приглашение?

– Я – ваше приглашение. Будьте готовы к семи. И наденьте красное. Вам идет, – он поднялся и, поправив воротник, внимательно посмотрел на нас с подругой. – Будущее Флоссии в руках двух сводниц.

Его губы изогнулись в интригующей улыбке, а в следующий миг мужчина растворился в бушующем пламени, оставив после себя аромат костра. Я-то начала привыкать, а вот Марго вцепилась в мою руку и не сразу пришла в себя:

– Поэтому Салли заикается?

– Моя вина, – опустилась на диванчик, игнорируя искрящийся взгляд подруги. Хочет знать, нравится ли мне лорд Тень. Не отвяжется ведь! – Да!

– И?

– И?

– При! Наряд! Ты должна его сразить!

– Я должна внести вклад в защиту Флоссии и герцогства моего батюшки. А это уж как пойдет. Я не стану его соблазнять.

– А поощрять ухаживания?

– Посмотрим. Держи, – протянула Марго папку с информацией о Чарли. – Убедись, что он явится на бал. И баронесса Уиторби крайне взволнована. Ты уж постарайся… Пусть у ее женишка не только глаз дергается! Он оказался любителем дам легкого поведения.

Подруга широко улыбнулась. Хочет использовать в этом деле наших знакомых из Каментонского дома терпимости. Чтобы свести ее с Андреасом мне в свое время пришлось нанять оттуда двух дам и вырядить в графиню и герцогиню. Прием оказался действенным, а в нашем деле нужны проверенные люди.

– Лже-графиня Илаин мне задолжала. Придется ей крупно постараться, чтобы столицу буквально лихорадило от нового скандала! У меня такой грандиозный план! Баронесса не только от жениха избавится, но и знатно озолотится! – передо мной стремительно пронеслись картинки плана подруги.

– Главное не переусердствуй, – рассмеялась я. – Иначе нам выставят счет за услуги сексолога и психотерапевта! И ладно, если только этим отделаемся.

К подобным счетам мы уже привыкли и даже не судились. А смысл? Виновны. К тому же, эти счета оплачивались нашими довольными клиентами, потому в итоге все стороны оказывались в выигрыше.

– И, кстати, поздравляю! Я горжусь вами.

– Все-то ты знаешь, – подмигнула Марго и убежала заниматься делами.

Я и правда видела, как они с Андреасом успешно защитили диссертации и получили заслуженные ступени. Брат сильный огневик, не удивительно, что его пару месяцев назад приняли в ряды королевских магов. Я мечтательно вздохнула, вспоминая, как сама получала магическое образование и меланхолично глянула на грамоту мага пятой ступени, что висела в рамочке на стене. Конечно, грамота эта оказалась без надобности, но зато придавала мне солидности в глазах клиенток! А это, порой, весьма важно.

На сегодня у меня были назначены встречи с флористом и поваром, а также должен прибыть отчет от сыщика по двум взятым в работу делам, но они вполне могли подождать до завтра. Попросив Салли выслать отчет домой, и отменить встречи, я отправилась готовиться к вечернему мероприятию. Времени оставалось не так много, а сделать предстояло немало. Один выбор платья чего только стоит!

Ванна, выбор нижнего белья и сорочки прошли без заминок. В конце концов, раздеваться я ни перед кем не планировала, но белье все равно выбрала красивое, кружевное. А вот с платьем дело обстояло сложнее. Лорд просил надеть красное. Как же! Все наряды красного оттенка отмела сразу. Просто хотелось его подразнить. Слишком уж недоступным и высокомерным он выглядел. А я поступлю так, как хочется мне. Ирда стойко терпела все прихоти хозяйки и разложила на кровати два наряда: сапфировый и изумрудный. Шелк и тафта, оба с открытыми плечами и вышивкой по корсету. Едва не выбрала сапфировый, но, вспомнив, что именно такого цвета глаза у моего предполагаемого любовника, остановилась на изумрудном.

Шнуровка была туго утянута, волосы собраны наверху в несложную, но элегантную прическу с плетением. Никаких легкомысленных кудрявых прядок. Главным украшением была изящная шея и нежные голые плечики. Даже украшения выбрала простенькие. В уши надела сережки-капельки, а на шею едва различимый кулон на тоненькой золотой цепочке.

Почему-то не сомневалась, что лорд явится ко мне домой, а не в офис. Узнать мой адрес королевской тайной службе ничего не стоит. Поэтому я не удивилась, когда, спускаясь по лестнице и скользя ладошкой по лакированным перилам, наткнулась на пристальный взгляд. Черный костюм, как и распущенные волосы, удивительно шли ему. Лишь шелковый шейный платок был огненно-красным и неизменные рубиновые запонки… Кто же эта таинственная незнакомка?

Лорд медленно поднялся из вельветового кресла и подал мне руку. Последние ступеньки я преодолела с его помощью.

– Вам идет этот цвет, – вместо приветствия, заявил он. Надо же! Думала, вставит шпильку насчет моей своенравности. Однако лорд запустил ладонь в огненный портал, уже не смутивший меня так, как в первый раз, и извлек оттуда плоскую бархатную коробочку с тисненой золотой короной на крышечке. – Это для вас.

Открыл самостоятельно. На красном шелке лежало поразительно шикарное колье.

– Я настолько предсказуема? – изумруды были великолепны. Изящная россыпь крупных камней в окружении бриллиантовой крошки и переплетении тонких золотых нитей. Изумительная красота. – Или у вас там целый ювелирный магазин припасен?

Не хотелось верить, что мои поступки можно просчитать так же просто, как поступки других людей. Я видела своих клиентов насквозь и знала их следующие шаги. Могла с легкостью предсказать, что они скажут или наденут на следующую встречу. Но, чтобы кто-то стал Присциллой де Ген для самой Присциллы де Ген, было необычно. Допустим, лорд знал, что из духа противоречия я не надену красное платье. Но знать, что выберу зеленое? Я до последнего не могла определиться с выбором! Он видит будущее? Подсматривал? Просчитал?

Тем не менее, я не подала вида.

– Поможете? – понимая, что таинственный лорд не раскроет своего секрета и не ответит, я подошла к зеркалу и сняла свой кулон.

Конечно, чтобы надеть на меня колье, мужчина должен подойти достаточно близко. Но я оказалась к этому не готова. Холод украшения и жар горячих пальцев, намеренно или нет касавшихся моей кожи, вызывали смешанные ощущения. Кожа отреагировала мурашками, которые сразу прошли, как только лорд положил тяжелые ладони на мои плечи, согревая своим теплом. Неверно истолковал мою реакцию? Даже к лучшему. Я смотрела на него сквозь зеркало, открыто, не скрывая интереса. Как он получил свои шрамы? Кто он? Как зовут? Каков на самом деле?

В следующий миг, к моему неудовольствию, зеркало покрылось огненной пеленой.

– Не привыкли к столь пристальному взгляду?

– От женщин нет. Не привык, – не отстраняясь, но и не возвращая зеркалу прежний вид, поделился он. – Они не видят моего лица.

И в этот момент стало по-особенному приятно, хотя и не до конца понятно, почему мне лорд открылся в первый же день знакомства.

– Жаль. Вы весьма хороши собой.

Мужчина резко развернул меня к себе, а его руки переместились на мою талию, не стесняясь по пути коснуться всего… всего! Я только ахнуть успела, а в следующий миг мир вокруг вспыхнул рыжим огнем, а я по инерции вцепилась в жесткий ворот антрацитового камзола и уткнулась носом в широкую грудь. Перемещение длилось недолго и не доставило физического дискомфорта. Но сколько было душевного волнения – не передать! Начать хотя бы с того, что прежде я даже не представляла себе возможность перемещения с кем-то. То, что лордам подвластна магия перехода, дарованная покоренной стихией, не являлось секретом. Но что они настолько сильны, чтобы переместить другого человека, не угробив его при этом, стало для меня открытием.

Я подняла голову и разочарованно выдохнула:

– Больше не стану вас бесцеремонно разглядывать. Только не прячьте свое лицо от меня.

– Это последствие перехода, – пояснил мужчина, и сполохи медленно растворились.

Только сейчас поняла, что все еще с силой сжимаю воротник лорда и нахожусь в его объятиях. Уютно, но неприемлемо. Убрала руки и тщательно привела в порядок помятый камзол, пригладив его горячими ладошками.

– Не испугались?

– Вы производите впечатление мужчины, который знает, что делает, – я отступила на шаг и осмотрелась.

Мы переместились в сад, который уже кутался в вечерние сумерки и подмигивал огненными шариками, летающими вокруг. Прямо за нами раскинулся королевский дворец, где и располагались посольства. К массивному крыльцу стекалась очередь из богато украшенных карет. Я даже не задумывалась, что лорд переместит нас. Стоило полагать, что и до дома он проводит меня столь же необычным способом.

Положив ладонь на изгиб подставленной руки, я позволила вести себя на бал. Мы шли к большой двустворчатой двери. Приятно, что не придется стоять в очереди. Лорд не похож на человека, которому приходится ждать, и уж тем более не представляю его в толпе ожидающих, пусть и знатных, но все же.

– Будут для меня инструкции?

– Надеюсь, у вас легкая рука, – многозначительно ответил лорд, а я снова зарделась, словно шестнадцатилетняя девица. В его присутствии я теряла весь пыл и сообразительность. Но очевидно, мой кавалер намекал на наши роли. Возможно, ему придется вести себя со мной достаточно вольно.

– Ее тяжесть зависит исключительно от вашей деликатности, – ответила в такт и прошла в открывшиеся перед нами двери.

Миновав широкий коридор, мы оказались в огромной бальной зале. Высокие, в два этажа, потолки украшены тяжелыми люстрами с огромным количеством огненных шаров и водных пузырей. От интересной смеси магии по залу рассыпались цветные солнечные зайчики, с которыми игрались дети и которым улыбались юные леди. Я осматривала помещение с профессиональной точки зрения, подмечая, что голубой шифон и обилие проявлений водной магии выдают принадлежность семьи посла к Дому воды с головой. Впрочем, этот факт имелся в предоставленной лордом информации.

Оркестр размещался в оркестровой яме, по периметру которой пускали струи небольшие фонтанчики и пышно цвели белые азалии вперемешку с голубыми кампанулами. В народе цветок называется «жених и невеста». Символично, учитывая, что именно здесь мы собираемся устроить первую встречу Чарли с Анитой. Передо мной вдруг отчетливо возникли образы жениха с невестой. Я видела Аниту, но жених стоял спиной. Наш ли это Чарли?

– Вы уверены, что герцогиня де Ген справится? – протягивая мне бокал с шампанским, лорд спугнул видение.

– А солнце всходит по утрам? – приняла напиток и сделала глоток, подмечая изысканный вкус. – Чарли будет здесь.

Словно в подтверждение моих слов, в зал вошел молодой человек с фотографии, а вслед за ним, через несколько пар, Андреас и Марго. Брат, как всегда, в излюбленном белом костюме, а подруга в нежно-кремовом платье. Я улыбнулась. Никогда не перестану любоваться своим первым шедевром. Как горят глаза брата, как светится Марго… Именно поэтому я занимаюсь тем, чем занимаюсь! Нет лучшей награды, чем счастье пары, которому ты помогла родиться на свет.

Потягивая шампанское, я рассматривала гостей и не сразу поняла, что кто-то обратился к моему спутнику.

– Лорд Герберт?

Посмотрела на седого мужчину с молодой и дорого одетой дамой, перевела взгляд на лорда Тень. Нет. Совсем он не лорд Герберт. А девица, которая с нескрываемым цинизмом и, я бы даже сказала, профессионализмом меня разглядывала, вполне вероятно была выдернута из ближайшего дома терпимости к мужским порокам. «Помоги себе сам» явно не про без устали болтающего старика. Я даже не прислушивалась к его болтовне, с отточенной улыбкой кивая, когда речь заходила о моей красоте или щедрости самого лорда. Разумеется, мое колье получило достойную оценку. Денежную.

Когда число подошедших выразить почтение лорду гостей перевалило за десяток, я не выдержала, подхватывая с подноса третий бокал шампанского, который, впрочем, ловко был перехвачен моим спутником и отставлен на столик:

– Эй!

– Тебе достаточно. Дама должна быть слегка веселой, но не пьяной.

Я пьяна? Да никогда герцогиня де Ген не была пьяна. Но что-то да, голова слегка кружилась. Что греха таить, я весьма нервничала и слава духу огня, со мной разумный мужчина, способный вовремя вернуть здравый смысл. Жест был оценен.

– Так сколько же у вас имен?

– Достаточно, чтобы не заботиться их запоминанием. Ни мне, ни другим.

Этого было достаточно. По необходимости службы лорд наверняка выполняет какую-то иную работу, позволяющую ему сохранять инкогнито. Так сказать, работа, обеспечивающая прикрытие. Вот только почему так много разных имен? Почему не выбрать одно не настоящее?

– Никто не знает настоящих имен лордов. Открою вам маленький секрет. Имя – наша уязвимость.

– Так значит лорд Сазерленд…

Ответом стала таинственная улыбка. Замечательно! Значит, эти высокопоставленные лорды всем врут и всех устраивает. Великолепно! Авантюрно! Захватывающе! Но не успела я наладиться восторгами, как кавалер подхватил меня под локоток и повел в сторону посла:

– Необходимо поздороваться.

– Думаете, уместно представлять послу свою любовницу?

Сначала сказала, а потом подумала. Из десятка подошедших к нам господ как минимум четверть была с любовницами. Кто как не я способен различать такие вещи! Тем не менее, прежде мне не доводилось играть роль фаворитки, а потому меня терзали определенные сомнения. Однако лорд Тень уверенно подвел меня к ангарисскому послу: высокому, худому мужчине с кудрявыми смолянистыми волосами, тронутыми сединой на висках. Он предпочел традиционный флосский камзол ангарисскому пестрому кафтану. Никогда не понимала ангарисских традиций наряжаться в нелепые салатово-оранжевые наряды. Благо, присутствующие ангариссцы решили поберечь нашу психику.

– Маркиз Де’Рти, – поздоровался мой кавалер, получив в ответ широкую улыбку.

– Лорд…

– Освальд.

– Весьма польщен, что все огненные лорды почтили присутствием наше мероприятие.

– Обязанность по протоколу, – сухо заметил мой кавалер. – Позвольте представить мою спутницу. Герцогиня Присцилла де Ген.

Я добродушно улыбнулась, протянула ладонь и, получив положенный поцелуй, принялась выслушивать комплименты о своей неземной красоте.

– Благодарю, вы очень любезны.

«Любезно вешаете лапшу на уши», – подсказывало подсознание. Нет, по поводу моей внешности комплименты были искренними. А вот относительно несказанной радости от знакомства и далее по списку – ложь. Особенно про «далее по списку».

– Я бы представил вам свою дочь, Аниту, но она танцует с лордом Рувейро, – мы, следуя за взглядом посла, обернулись на танцевальную площадку и заметили Аниту в объятиях земляного лорда. Я сразу это поняла, поскольку после каждого его шага на полу вырастали цветы. Желал впечатлить юную красавицу. Девушка весело смеялась, и, элегантно придерживая подол атласно-шифонового голубого платья, кружилась в танце.

– Надеюсь, нам это удастся. У меня не так много подруг в столице.

Поскольку мне в будущем понадобится сблизиться с Анитой, подготовить почву для этого следовало заранее.

– Вы живете в столице? – удивился посол, но вовремя вмешался лорд.

Он крепко сжал мои пальчики, поднес к губам и поцеловал, заметив:

– Герцогиня гостит у меня.

– О. Понимаю, понимаю, – взгляд посла вмиг изменился. Из герцогини я превратилась в дешевку, которой принялись подыскивать цену. Взгляд мужчины скользнул по моим плечам, декольте, талии и руке лорда на ней. – Понимаю, – вновь зачем-то добавил он, когда огневик притянул меня ближе, жестом заявляя, что подобный взгляд в мою сторону не уместен. Конечно. Кто отважится вступать в прямой конфликт с одним из двенадцати лордов суверенного королевства?

Но стало неприятно. До чего же неприятно! Тем не менее, стиснув зубы, я улыбалась. Долг к тому обязывал.

– Надеюсь, вы не откажетесь отобедать послезавтра вместе с нами?

– Разумеется, – лорд принял приглашение, а ведь у меня встреча с клиенткой, у которой скоро званый ужин, и она должна блеснуть на нем знанием этикета. Отсутствующим знанием, собственно говоря.

Бессмысленный разговор продолжился бы, но как раз вовремя к послу подошел мужчина и, склонившись, что-то прошептал на ухо. Посол извинился, откланялся и был таков. Причем убежал с такой скоростью, словно ему было неприятно в нашем присутствии. Впрочем, он маг дома воды, так что не удивительно. Даже я ощущаю исходящий от лорда Тени жар. Мне приятно, а вот противоположной стихии приятного мало. Учитывая, как легко прочитать этого мужчину, я стала сомневаться, что военные планы Ангариссии столь агрессивны.

– Вы уверены, что Ангариссия настроена враждебно? – глядя вслед удаляющемуся мужчине, я озвучила свою мысль. – Посол не похож на завтрашнего врага. Смеется, сыплет комплиментами, балы дает, с дочерью желает познакомить…

– Отношения между государствами те же, что и между людьми. Можно с улыбкой всадить человеку нож в спину.

И так уверено сказано, что явно со знанием дела. Вот только лорд не из тех, кто всадит нож в спину. Уверена, он всадит в сердце, глядя прямо в глаза. Поспешила перевести разговор в другое русло, ведь поговорить было о чем. Мы неспешно прогуливались по залу, поддерживая беседу:

– Вы упомянули в разговоре с маркизом, что я ваша гостья…

Гость – вполне определенное слово. Его нельзя толковать иначе, как кто-то, кто живет в моем доме. Факт того, что в ближайшем будущем мы с лордом будем жить под одной крышей, заставлял меня волноваться еще больше, чем сейчас.

– У вас будет целое крыло, – подтверждая мои опасения, обрадовал мужчина. – Можете обставить комнаты по вашему вкусу. Бюджет не ограничен.

– Не думаю, что в этом есть необходимость. Уверена, мы справимся за неделю. От силы две. А в интерьере я довольно неприхотлива.

– Как пожелаете.

Мы провели на балу довольно много времени, но Чарли и Анита так и не познакомились самостоятельно. Это означало, что линию судьбы следует подкорректировать. И у меня даже план родился. Я разглядывала танцующие пары, а мой дар нарисовал ближайшее будущее. Все получится. Нужно лишь немного постараться…

– Роберт! – за спиной послышался сильный мужской голос, и повеяло сыростью. Сильный водник.

– Лорд Сазерленд?

Я едва не поперхнулась шампанским, услышав знакомое имя. Да, все же удалось тайком от провожатого ухватить еще один бокал. Общество лорда заставляло меня волноваться, и я не знала, как иначе успокоиться.

– Кто ваша прелестная спутница?

В лицо я лорда Сазерленда прежде не видела и совершенно не была готова к тому, что передо мной предстанет симпатичный голубоглазый блондин на вид немногим старше моего кавалера. Идеальное лицо, без шрамов и глубоких морщин. Взгляд открытый и надменный. Этот к тайной службе отношения точно не имеет. Да и лица своего не скрывает, что еще раз доказывает мою правоту. В белых руках с хорошим маникюром явно ничего тяжелее бокала с вином не держал и владеет исключительно магией. Ее демонстрацию я уже имела неудовольствие наблюдать. Желание назваться другим именем отмела сразу. Натянула на лицо коварную улыбку и представилась:

– Герцогиня Присцилла де Ген.

Протянула ладонь для поцелуя и, наслаждаясь произведенным эффектом, добавила:

– Готова лично выслушать ваши глубочайшие извинения за недостойное поведение.

Понимая, что обомлевший от моей наглости подлец, а рядом с лордом Тенью я могла себе позволить такое поведение без страха, мою руку целовать не станет, я взяла своего кавалера под локоток и широко улыбнулась.

– Слушаю.

И так хорошо в этот момент стало! Я чувствовала покровительство огненного лорда, хоть и не могла читать его эмоции. Даже просто то, что он находился рядом и смотрел на лорда Сазерленда с усмешкой, ни в коей мере не подрывая мой авторитет, но и не вмешиваясь в наш конфликт, придавало мне уверенности в собственных силах. Встречу один на один я бы провела совершенно иначе. Не усомнюсь, что надменный водник мог опуститься до оскорблений или неприкрытых угроз, но в присутствии моего спутника он себе такого позволить точно не сможет.

– Могу я пригласить вас на танец? – вместо извинений.

И взгляд, почему-то, вовсе не на меня. Он спрашивал разрешение у Роберта. Роберт. Его ли это имя? Что-то подсказывало, что у Тени множество имен и вряд ли кто-то знает настоящее.

– Если герцогиня не возражает, – спокойно ответил он, позволяя мне самой принять решение. Приятно.

– Я великодушно позволю вам реабилитироваться в моих глазах, – поставила бокал на мраморный столик.

И хотя я отстранилась от лорда Тени, попав в объятия водника, мне было по-прежнему тепло. Словно огненное покровительство незримо со мной и сырость чужой стихии не чувствовалась. Я и забыла. Ожерелье на мне наверняка зачаровано! Весьма предупредительно…

Громко ударили духовые, присоединились клавишные и пары, шелестя юбками и цокая каблуками, закружились в вальсе. Лорд Сазерленд оказался безупречным партнером. Впрочем, в том, что он ловелас, умелый танцор и любовник, я даже не сомневалась. У него на лице написано: специализируюсь по юбкам. Не удивительно теперь, что отказ герцогини Оххары, которой мы неделю назад помогли избежать навязанного с лордом брака, он воспринял столь болезненно.

– Значит, вы ждете извинений? – без раскаяния, но и без угрозы, поинтересовался мужчина.

Нет. Извинений я не ждала, понимая, что их не будет. Но хотелось поставить мужчину на место. Показать, что он имеет дело не с пугливой барышней, а женщиной, способной стать для него достойным соперником.

Поворот, смена партнера и через два больших квадрата мы вновь встретились.

– Нет, лорд Сазерленд. Ваши извинения мне без надобности. Мелкое пакостничество вызывает лишь жалость, а не обиду.

– Жалость? – он в изумлении вскинул брови. – Вы остры на язык и знаете, как оскорбить мужчину.

– Я бы ни в коей мере не позволила себе оскорбить вас, не начни вы первым. Если так и дальше пойдет, мы будем вынуждены сменить офис. Прежний уже преет от вашей сырости и зарос плесенью.

– Полагаю, вы выставите мне счет? – и так многозначительно прозвучало, что я ответила на потаенный вопрос прямо и с гордо поднятой головой:

– Даже не сомневайтесь в этом. Лучше отступите первым.

– Теперь, – мужчина замер, бросив взгляд в сторону лорда Тени, который бесстрастно потягивая янтарный напиток, наблюдал за нашим танцем, – теперь это дело чести. Но после нашего личного знакомства мои методы изменятся, уверяю вас, герцогиня.

Музыка стихла. Партнер поднес к своим губам мою ладошку и поцеловал. Я потянула руку на себя, когда жест вежливости превратился во флирт. Уж не намекает ли он на то, что начнет за мной ухаживать? О духи четырех стихий! Мне только личной вендетты между двумя лордами не хватало! А я, стало быть, буду игрушкой в их руках?

– Мужчины должны выяснять свои отношения, не вмешивая в это женщин, – заметила я, когда партнер провожал меня обратно.

– Вы весьма проницательны, герцогиня. Но уверяю, Роберт здесь вовсе не при чем.

Вот только я ему не поверила. Несмотря на то, что магия лордов была куда сильнее моего особого дара, и рядом с ними он молчал, я чувствовала врожденной интуицией, да и просто головой понимала, что мужчина лжет. Они с огненным лордом обменялись тяжелым, очень неприятными взглядами, после чего лорд Сазерленд, чуть склонив голову, произнес:

– Нужна короткая беседа. Наедине.

– Я найду тебя, – спокойно ответил мужчина и перевел взгляд на меня. А я что? Я ничего. Стою, красивая, и жду случая познакомиться с Анитой. Уверена, он обязательно представится.

Вот только думала я сейчас совершенно не о деле. Глядя вслед удалявшемуся магу, я пыталась понять, что могло стать причиной личной вражды? То, что она была, я даже не сомневалась. И, скорее всего, из-за женщины.

– Однажды он лишился свой любимой фаворитки.

– И винит в этом вас, – без сомнений закончила я. – У него есть основания?

Присцилла, какое тебе дело? Да и было это в далеком прошлом! Лорд Тень едва заметно улыбнулся и ответил:

– Теперь для него дело чести увести мою фаворитку.

– Весьма обидный способ сказать, что я недостаточно хороша, чтобы заинтересовать лорда просто своей персоной. Благодарю. Вы сама галантность!

– Это ваши выводы. Я такого не говорил.

Но и не опротестовал! Спокойно. У меня нет никакого права злиться. В конце концов, и любовница-то я не настоящая, а лорд, тем не менее, щадит мои чувства, называя фавориткой. Хотя вовсе не обязан.

– Маркиза Де’Рти, кажется, заскучала. Самое время вас представить.

– Я так не думаю.

Мой кавалер удивленно поднял брови, а я достала из ридикюля переговорный кристалл и нашла взглядом Марго. Они с Андреасом стояли на противоположной стороне бального зала возле фуршетного стола:

– Марго. Сделай так, чтобы через пару минут Чарли стоял с бокалом чего-нибудь красного и поближе к танцевальной площадке. И чтобы в этот момент маркиза была в доступности полета жидкости.

– Поняла, – бодро ответила подруга и, подмигнув мне, склонилась к Андреасу. Наверняка брат в курсе нашей операции и окажет посильную помощь.

– Вы посвятите меня в свой план?

– Вот пригласите меня потанцевать, и, быть может, посвящу.

То, что мой план не такой уж и безупречный, я поняла сразу, как только оказалась в объятиях лорда. В голову ударило шампанское. Или мне хотелось так думать. Пожалуй, хотелось, ведь выпила я давно и не в таком количестве, чтобы голова кругом пошла. По закону подлости, зазвучал ангарисский вальс, что не удивительно, ведь мы на празднике ангарисского посла. Это красивый, медленный и чувственный танец, во время которого пары имеют возможность познакомиться друг с другом поближе, скажем так, не только духовно, но и физически. Переместив широкую ладонь на мою талию, лорд медленно притянул меня вплотную к себе. Дыхание сбилось, когда моя щека почти коснулась воротника его камзола. Несмотря на мой высокий рост, лорд Тень был куда выше. Моя ладошка в его руке казалась совсем игрушечной. Разумеется, и этот лорд оказался идеальным партнером. Учитывая, как часто им приходится появляться на подобных мероприятиях, они наверняка стоптали множество туфель.

– Значит, Роберт, – пробормотала первое, что пришло в голову, поскольку молчание стало невыносимым. Близость с этим таинственным сильным мужчиной меня необъяснимым образом волновала. Мое сбивчивое дыхание, и пылающие щеки наверняка не ускользнули от его внимательного взгляда.

– У меня множество имен.

– И как же вас называют ваши женщины?

Мужчина, повинуясь рисунку танца, надежно удерживая меня под лопатки, медленно наклонил и прошептал практически в губы:

– Милый, дорогой… любимый.

Его волосы коснулись моего лица и, как-то так само получилось, что я заправила черную прядь за ухо моему кавалеру. А затем скользнула ладошкой по щеке и мощной шее, прежде чем вновь коснулась плеча. Нет, в этот момент я не играла, хотя столь интимный жест был на руку нашей легенде. Сапфировые глаза блеснули огненными сполохами, а меня словно огнем обожгло. Для представительницы дома огня это вполне приятное ощущение, но чересчур сильное! Сердце заколотилось как очумелое. Когда мужчина поднял меня обратно, и мы вновь заскользили по паркету, я негромко произнесла дрожащим голосом:

– Учитывая отношения, которые мы демонстрируем окружающим, будет уместней называть вас по имени.

– Будет уместней обращаться ко мне на «ты».

– Хорошо. А что с именем?

– Выбери любое, какое нравится.

Я подняла голову, чтобы видеть его взгляд. Отчего-то в этот момент захотелось понять, о чем он думает, но, увы. Мой дар предательски спал, убаюканный гораздо большей силой. Лишь таинственное мерцание удивительных сапфировых глаз. Какое имя подойдет ему?

– Пожалуй, я так и буду называть тебя Тенью. Пока ты сам не попросишь об обратном.

Понимаю, что прозвучало довольно провокационно, но таковы уж наши отношения. Лорда, кажется, мой ответ вполне устроил, поскольку танцевальная стойка превратилась в объятия. Это не заметить со стороны, лишь почувствовать…

На мое счастье в ридикюле завибрировал переговорный кристалл, и я нашла взглядом Марго. Девушка отсалютовала бокалом, игриво приподняв бровку. Рядом с ней, прямо возле танцевальной площадки, стоял Чарли с бокалом красного вина. Юноша о чем-то оживленно беседовал с Андреасом. Не знаю, что за тему завел брат, но, казалось, упади рядом с графом метеорит, он даже и не заметит.

– А теперь мне придется несколько испортить вашу репутацию. Или свою, – добавила, подумав. – Неловкое па должно обернуться большим пятном красного вина на моем подоле…

Понятливо кивнув, лорд умело подвел нас к краю танцевальной площадки, затем положенный по рисунку танца поворот и, сделав вид, словно подвернула ногу, я налетела прямо на Чарли. Красное вино немедленно украсило мой наряд от корсета до самого края подола. Марго воспользовалась моментом всеобщего замешательства и плеснула свое вино на подол маркизы, что, по моей просьбе, стояла неподалеку.

Гости замерли в удивлении. Не меньше удивились и главные действующие лица спектакля. Кто-то искренне, а кто-то не очень.

– Простите, – засуетился юноша и, схватив со стола салфетки, протянул нам с Анитой.

– Благодарю, но не думаю, что салфетки смогут чем-то помочь! – возмутилась я. Тем не менее, помощь приняла и попыталась стереть пятна. Понятное дело, у меня ничего не получалось. Маркиза подарила Чарли неприязненный взгляд.

– Еще раз прошу меня простить, – извинился граф, глядя на девушку.

– На самом деле, это моя вина. Ногу подвернула. Вы здесь ни при чем, – нервно заметила я, усердно оттирая пятно. – Ну вот. Наряд испорчен. Видимо, нам придется возвращаться домой.

Я посмотрела на своего лорда и поняла, что обращение «милый» и «дорогой» в этот момент было готово сорваться с уст само собой. Не удивительно, что женщины обращались к нему подобным образом, хотя, казалось бы, ничего особенного мужчина и не делал.

– Не переживайте! – воскликнула Анита. – Я неплохо владею водной магией. Мы быстро исправим это недоразумение.

Мой расчет оказался точным. Теперь самое главное, чтобы Марго убедила Чарли пригласить Аниту на танец. В знак извинения это будет уместно. Никому и в голову не придет, что подобное знакомство было подстроено. А дальше дело за нашим графом. Надеюсь, он хоть немного более решительный, чем выглядит на первый взгляд. Конечно, я могу подстроить цепь событий и в этот момент даже видела улыбку на губах Аниты, танцующей с Чарли, вот только заставить их полюбить друг друга не так просто. Для этого, как минимум, мужская харизма нужна.

Впрочем, Аниту тоже следовало подтолкнуть. Я неожиданно подошла к лорду и, прильнув к нему всем телом, привстала на носочки, заглянула в глаза, медленно скользя ладошками по сильным рукам. В глубине сапфиров всколыхнулся огонь.

– Надеюсь, ты не заскучаешь без меня. Обещаю скоро вернуться.

И медленно поцеловала в уголок губ. Не вульгарно, но на грани приличия. Краем глаза заметила, что Анита пристально за нами наблюдает. Немного отстранилась, чтобы уйти, но лорд неожиданно притянул меня за талию к себе и прошептал прямо в губы, почти касаясь их:

– Без тебя это будет не легко. Постарайся не задерживаться.

– Обещаю, – нежно погладила его по щеке, улыбнулась и, мягко выскользнув из объятий, отправилась с Анитой в уборную.

Казалось бы, все сделала легко и непринужденно, а у самой коленки дрожали и сердце заходилось. Даже ладошки вспотели! Эта неожиданная, но необходимая по сценарию близость меня словно молнией поразила! Особенно, когда лорд одним властным рывком притянул меня к своему сильному телу. Одно воспоминание об этом обжигало щеки огнем.

– Вы такая красивая пара, – мечтательно протянула Анита. На то и был расчет. Девушка должна была первой завести разговор на мужскую тему, а с незнакомкой это не так-то и просто.

– О, спасибо. Признаться, я впервые в жизни потеряла голову! – и ведь даже врать не пришлось.

Девушка подхватила меня под руку и улыбнулась:

– Анита.

– Присцилла.

Мне понравилась ее открытость и дружелюбность. Конечно, это странные качества для дочери посла, но, впрочем, пост занимает не она. Мой батюшка с головой в политике, а меня в эту сферу даже не тянет. Дети порой бывают совершенно не похожи на своих родителей.

– Хотела бы и я так же! Мне уже девятнадцать, но отец все считает, что я маленькая. А тебе не страшно с лордом?

Я изумленно сдвинула брови, не понимая, что именно девушка имеет в виду.

– Ну, я про этот огонь на его лице… Он не обжигает?

По-доброму рассмеявшись, я прошла вслед за Анитой в просторную светлую уборную и объяснила:

– Это другие видят огонь. От меня лорд своего лица не прячет. Никогда в моей жизни не было такого мужчины!

Активировав кран, я хотела замыть пятно на юбке, но Анита подмигнула и сделала все сама. Она достала стикс, начертила на моем подоле руну и в следующий миг все пятна исчезли.

– Ничего себе! Какое полезное заклинание! – восхитилась я, разглаживая горячими ладошками складки. Пользуясь случаем, я заодно поправила макияж.

– На моем первом балу, когда я была впервые представлена обществу, одна девушка… – Анита мотнула головой и, перескочив, очевидно, неприятные подробности, закончила. – В общем, с моего первого бала я всегда держу при себе стикс, а в голове это заклинание. Чтобы никакое недоразумение не испортило мой вечер!

– Еще раз прошу прощения.

Девушка быстро привела в порядок свое платье и улыбнулась:

– Ты не виновата. Это тот юноша меня облил.

– Но толкнула его я. Значит и вина на мне. Но не будем о грустном. Как тебе бал? Успел кто-нибудь понравиться? – приглаживая волосы, я смотрела через зеркало на собеседницу, которая подкрашивала губы.

– Здесь много знатных и симпатичных господ, но пока никто не сразил мое сердце. Понимаешь… – она закрыла помаду и задумалась. – Мне хочется, как в сказке. Чтобы цветы, прогулки под луной, записки и взгляды из-под ресниц. Чтобы дрожали коленки, а от первого поцелуя взлетала ножка, вот так вот…

Она повернулась спиной и подогнула ножку, явно представляя себя в объятиях возлюбленного. Маркиза и не думала, что в этот момент вручила в мои руки ключи от собственного сердца. План по завоеванию этой милой девушки нашим графом выстроился настолько четко, словно я его с листа читала. Но для этого следовало закрепить наши отношения.

– Думаю, у тебя все это обязательно будет! Я успела понять, что в столице можно встретить настоящую любовь…

– Так ты влюблена? – глаза девушки заблестели и она, подпрыгнув, даже в ладошки хлопнула. Этому юному созданию так не терпелось влюбиться, что провалить наше задание способен разве что полный лентяй.

– Наверное… В такого, как лорд Тень сложно не влюбиться, – сказала, а сама смущенно отвела взгляд. По роду своей деятельности мне приходилось врать или недоговаривать, но лгать о собственных чувствах оказалось сложнее. Мой мнимый любовник вызывал трепет и влечение, но любовь? Не думаю.

– Присцилла, я здесь совсем никого не знаю. А общество, которое навязывает батюшка, мне совершенно претит. Какие-то взрослые и жутко скучные тетки! Не откажись прогуляться завтра со мной!

– Общество всегда можно поменять, – подмигнула. – Мой брат устраивает завтра званый ужин. Приглашаю. Он королевский маг, уверена, твой батюшка не станет возражать такой компании.

– О, было бы изумительно! Скорее бы завтра!

– Ну же, Анита! Зачем ждать завтра, если что-нибудь удивительное может случиться уже сегодня?

Подхватив девушку под локоть, я повела ее обратно в зал. Знаю Марго! Уверена, она уже обработала Чарли и тот разве что не мечтает пригласить мою трепетную подопечную на танец. Мы нашли подругу, Андреаса и Чарли в зоне для отдыха. Они расположились на мягких голубых диванчиках и забавлялись игрой в карты. Лорда с ними не было. Не представляю его за игрой в карты. Заметив нас, мужчины поднялись:

– Сестра, – Андреас кивнул и, плутовато улыбнувшись, добавил. – Твой возлюбленный просил передать, что вынужден ненадолго отлучиться.

Так и подмывало дать ему тычка, но я сдержанно улыбнулась и произнесла:

– Разрешите представить мою подругу, маркизу Аниту Де’Рти. В белом – мой обворожительный брат, Андреас. Его супруга – Марго, – девушка с улыбкой кивнула. – А это…

Перевела взгляд на Чарли и добавила:

– Следует полагать, это вам мы обязаны нашим с Анитой знакомством.

– Еще раз прошу меня простить, леди. Граф Чарли Хокстоф.

Демонстрируя великолепное воспитание, юноша подошел к нам и, склонив голову, любезно поцеловал ладонь сначала Аните, затем мне. Девушка приподняла бровку и стрельнула в меня довольным взглядом. Отлично! Все идет по сценарию. Мой лорд подобрал для Аниты подходящего кандидата.

– Маркиза, пользуясь случаем, могу ли я хоть как-то загладить свою вину и пригласить вас на следующий танец? Уверяю, я не настолько неуклюж, как вам могло показаться.

А голубоглазый блондин неплох! Либо Андреас и Марго поколдовали, либо природное обаяние, но юноша бил точно в цель. А дальше дело было за мной. Следовало позаботиться о подходящем танце.

– Хорошо. Я дам вам шанс в следующем танце, – великодушно позволила девушка и, приняв руку Чарли, заняла место на диванчике возле него.

– Кстати, дорогой брат, ты не против, если на завтрашний ужин я приду вместе с Анитой?

– Замечательная идея! – вмешалась Марго, а Андреас подавился канапе. Услужливо похлопав его по спинке, подруга отмахнулась. – Не обращайте внимания. Вот уж кто у нас неуклюжий, так это мой милый супруг.

– Правда? Помнится, на балу, за день до нашей свадьбы ты говорила совсем другое…

Ну, началось! Сейчас найдут предлог, чтобы уединиться и понесется! Знаю я этих двоих. Хлебом не корми, поамурничать дай. Под предлогом необходимости найти своего спутника, я покинула компанию, в которой в этот момент стала лишней. Следовало позаботиться о музыке. Я заказала распорядителю бала «Грацию», во время которой и Чарли, и Анита смогут показать друг друга с лучшей стороны, и решила немного прогуляться. Мое задание на сегодня выполнено, а дома работы невпроворот. Дела государственные, несомненно, важны, но и обычные сердца нуждаются в моем участии. Могла ли я уехать, не дожидаясь лорда? Вряд ли. Это вызовет ненужные пересуды. Пришлось дожидаться его с чашкой кофе в небольшой беседке в саду. От выпитого шампанского, яркого света и громкой музыки у меня по привычке разболелась голова и давило в груди, а спокойная прохлада сада с музыкой стрекочущих сверчков оказалась как раз тем, что требовалось. Горячий напиток привел мысли в порядок и взбодрил.

– Тебя не просто найти.

Я подняла взгляд. В сумраке подступающей ночи, разгоняемом лишь редкими огненными шарами, лорд Тень выглядел великолепно. Насилу отвела взгляд, который грозил стать совершенно неприличным и поднялась.

– Большего сегодня я сделать уже не смогу. Завтра Анита и Чарли будут на ужине в доме моего брата. В семь.

Как оказалось, я все же могла прочитать эмоции огневика. Либо он намеренно позволял это сделать. Не смогла сдержать улыбку и поинтересовалась:

– Надеть красное? Ведь оно мне так идет?

– Тебе подойдет любой цвет. Я тоже закончил дела. Можем отправляться домой.

И так приятно это прозвучало, что по телу разлилось бархатное тепло. Ласковое. Уютное. Домой с таким мужчиной? Мне бы, пожалуй, даже понравилось возвращаться домой, если бы там ждал он…

Анита поймет, если не стану прощаться. А после завтрашнего ужина мы посудачим, как две сплетницы о наших мужчинах. Мой статус любовницы огненного лорда весьма и весьма кстати!

Я подошла ближе к мужчине и заглянула в глаза:

– Что я должна сделать?

Он молча взял мои ладошки и положил к себе на грудь, заставляя подойти ближе, почти вплотную. Прикрыла глаза, ожидая, что вот-вот взметнется оглушающий рыжий огонь, но вместо этого спутник склонился ниже и прошептал:

– Прокатиться со мной на ландо.

Распахнула глаза и недовольно вскинула голову. Но, заметив неожиданные смешинки в сапфировом взгляде, сразу же оттаяла:

– Хотите продемонстрировать столице свою любовницу?

– Будем считать, что решил впечатлить вас своим богатством и красотой вечерней Кадирры. Впрочем, это не так далеко от правды. Столица в ночных огнях великолепна.

Смущенно улыбнувшись, я убрала руки с натренированной груди лорда, поймав себя на желании ощутить под пальцами его горячую кожу. Без камзола, без рубашки… Закусила губу и позволила отвести себя к упомянутой повозке. Зачем же он тогда обнял меня, если заранее решил, что мы не пойдем порталом? Или у нашей встречи были свидетели, которых я не видела? Впрочем, свидетели всегда могли быть и, играя роль, мы должны играть ее всегда, чтобы ни у кого не возникло мыслей об инсценировке.

Это даже хорошо, что мы поехали на ландо. Ночную Кадирру я не видела, а посмотреть было на что! Кучер неспешно вез нас по центральной улице, позволяя любоваться магической подсветкой магазинчиков и государственных зданий. Впрочем, проезжающие мимо повозки и многочисленные прогуливающиеся пары могли полюбоваться и нами. Еще бы! Белоснежное ландо, запряженное четырьмя аккасинцами дома огня, черными, как жгучая ночь с развевающимися на ветру рыжими гривами и хвостами! Невиданное зрелище!

Но больше завораживали не сиреневые огни в стеклянных лампах, парящие в воздухе и создающие романтическую атмосферу, не дремлющие парки и сверкающие вывесками здания, а звезды. Я перевела взгляд с очаровательного ночного города на небо и едва сдержала восхищенный вздох. Как давно я не видела таких звезд! С момента переезда в столицу и не видела. Дела, дела и даже не было минутки остановиться, чтобы полюбоваться красотой окружающего мира. Луна серебрила округу мягким светом. Как маленький ребенок, я уже не скрывала восторга, любуясь пейзажами и переливающимся бархатом неба.

Вскоре стало прохладно и мой кавалер, заметив, как я поежилась, немедленно снял с себя камзол и накинул на мои плечики. Огненный лорд предпочел согреть меня теплом собственного тела, а не магией. Оценив жест, я глубже укуталась в теплую ткань и вдохнула аромат оставшегося на ней парфюма. Приятный. Как и его владелец.

– Спасибо.

– Тебе к лицу такая улыбка.

– Такая?

– Искренняя. На балу ты вела себя профессионально. Но не сейчас.

Не стала говорить, что не все мое поведение на балу было игрой. Вынужденные объятия перед тем, как мы с Анитой отправились в уборную, были искренними. А то, что губы дрожали, так тому виной волнение, а не фальшь…

– Остановите здесь.

Будь я с кем-нибудь другим, решила бы, что мой час пришел, ведь кучер остановился возле кладбища. Лорд помог выбраться из нашего транспорта и притянул меня к себе.

– Какое-то не очень романтичное место, – заметила я, согреваясь нашей близостью, и мир скрылся за огненной стеной. Снова переход. Снова неожиданный. На этот раз вцепиться было не во что, ведь камзол лорда согревал мои плечи, и я попросту прижалась к мужчине. Когда огненная стена пала, оставив в напоминание о себе лишь запах костра, мы стояли на массивном крыльце огромного дома. Его дома.

Арочные деревянные двери, обвитые изогнутыми стальными прутьями, тут же открылись, впуская хозяина внутрь.

– Лорд… – заметив меня, дворецкий тут же оборвал приветствие и повторил уже утвердительно. – Лорд! Леди вас не дождались, легли спать. Мне ее разбудить?

А вот и таинственная «она», подарившая запонки. На белоснежных манжетах рубашки лорда они сияли сейчас багряными каплями. Упоминание о супруге моего ненастоящего любовника смутило. Я сняла камзол и протянула расторопному дворецкому.

– Нет, пусть отдыхает. Это герцогиня де Ген, она поживет у нас какое-то время.

– Какие покои подготовить?

– Все гостевое крыло второго этажа. Весь этаж? – он повернулся ко мне и, кажется, всерьез задал этот вопрос.

– Куда мне одной целый этаж? Комнаты будет достаточно.

– Значит, крыло, – вновь дворецкому. – И все необходимое для ее светлости. Она прибыла налегке.

– Будет сделано. Велеть подать ужин?

Вновь взгляд в мою сторону.

– Благодарю, не голодна. Но не откажусь от кофе. Черный. Без сахара. И горький шоколад, если есть.

Лорд отчего-то недовольно поджал губы, но смолчал. Решила не принимать на свой счет.

– Сейчас распоряжусь. Комнаты подготовят буквально через несколько минут. Вы можете подождать в малой столовой, если желаете.

– Мы разберемся, – лорд подхватил меня под руку и повел по своему дому.

Я привыкла к роскоши, но здесь таковой не было. Интерьер поместья был строгим и практичным. Каждая вещь имела функциональное назначение. Чувствовалась больше мужская рука, чем женская. Впрочем, этому быстро нашлось объяснение. В первом же холле мы встретились с Ней. Супруга лорда оказалась довольно молодой и очень красивой девушкой. В домашнем шелковом халате и с распущенными волосами, она замерла на лестнице:

– Ты пришел, – скромно улыбнулась леди Тень или как мне к ней следует обращаться. Она с грациозностью лани сбежала вниз по лестницам и повисла на шее мужчины, что еще мгновенье назад сжимал мою руку. Так неловко стало в этот момент! Особенно за чувства, что я испытываю к чужому мужу.

Я жадно разглядывала незнакомку, которая обнимала лорда, получая не меньше теплоты в ответ. Черные волосы струились по спине, мягкие черты лица, ладный юный стан. Она немногим меня моложе, лет на пять или на шесть. Вела себя довольно сдержано. Я так полагаю, в доме она ничего не решает и интерьером занимался сам огневик.

– Луиза, мы не вежливы, – лорд преобразился. Его глаза лучились любовью и теплотой. Очевидно, у них в семье мир и взаимопонимание. А тут я со своими нелепыми чувствами. – Это моя коллега, герцогиня де Ген. Она поживет немного у нас.

Коллега. Я исполнила книксен, все же леди по положению выше меня, и заверила:

– Вы меня даже не заметите.

– Надеюсь, что это не так! У нас очень редко бывают гости. Мы же встретимся за завтраком? Уверена, вы знаете много интересных историй. Поделитесь?

– Луиза, герцогиня очень устала. Да и тебе пора отдыхать.

– Конечно. Я понимаю, – она кротко улыбнулась, привстала на цыпочки и поцеловала лорда в щеку. – Добрых снов. Я тебя очень люблю.

– Я тоже тебя люблю, дорогая. Отдыхай. А мне еще нужно поработать.

– Обещай не сидеть допоздна! Тебе нужно себя беречь…

Я не знала, куда себя деть во время столь личной сцены. Она не предназначалась для моих глаз, но идти было некуда. Я стоически переносила крах каких-то нелепых надежд, что теплились на задворках души. Очарование и ничего больше. Просто очарование! Да и не бывает так, чтобы с первого взгляда мурашки по коже! Наверняка магия! Возможно, у лорда даже дар.

Погруженная в свои мысли, не сразу поняла, что мужчины – хозяин дома и дворецкий – ожидают моего ответа.

– Простите, я прослушала.

– Покои готовы, ваша светлость. Мы накрыли столик в комнате. Велеть подготовить для вас ванну?

– Благодарю, я справлюсь сама.

Мужчины с удивлением на меня посмотрели, но, к счастью, перечить не стали.

–Лорд, вас зовут к переговорному кристаллу, – в холле появился мужчина, затянутый в военную форму. Военную? Я и забыла, что нахожусь в доме человека из тайной службы короля. Если я не вижу охранных заклинаний и многочисленных шпионов, это не значит, что их нет.

– Не сейчас.

– Он красный, господин. Не терпит отлагательств.

Огневик явно не хотел уходить, но долг службы к этому обязывал.

– Поужинай, Присцилла. И, если что-то понадобится, хоть что, – он обратился ко мне, а я понятливо улыбнулась.

– Не переживайте, я довольно самостоятельна.

– Альгендо, после моего ухода замкни защиту на вход и выход. Никого не впускай ни под каким предлогом. И выстави двойной наряд охраны.

– Что-то случилось? – в душе вдруг колыхнулась тревога. Не за себя, нет. Но лорд истолковал по-своему.

– Леди остаются в доме без меня. Это необходимость и только. Добрых снов, герцогиня, – как само собой разумеющееся пояснил он и, поцеловав мою ладошку, исчез в огне. Очевидно, знал, кто пытался с ним связаться и счел, что быстрее нанести личный визит. Что ж. Ему виднее.

Сейчас, когда я осталась одна в чужом особняке, стало неуютно и холодно, несмотря на то, что в убежище мага дома огня такой силы холодно быть по определению не могло. Но душа стыла. Женат. А жена – красавица. Добрая, покорная, воспитанная… Грустно улыбнувшись, я последовала за Альгендо. Мы поднялись на второй этаж и, повернув в правый коридор, сразу же остановились возле двери из молочно-белого дерева с резным рисунком и драгоценными камнями. Произведение искусства! Это крыло явно предназначалось для гостей женского пола.

Оказавшись внутри, поняла, что не ошиблась. Комнатка была не большой, но довольно уютной, в приятных мятных тонах. Справа двуспальная кровать с балдахином и пышными подушками, возле большого окна, прикрытого лишь сеточками резной тюли, накрыт небольшой круглый столик, застеленный мятной скатертью. Вдоль стены пузатый комод на изогнутых ножках, трельяж с банкеткой.

– В спальне имеется уборная и гардеробная для вашего удобства и небольшой балкончик. Завтра подготовим кабинет и библиотеку. Имеются пожелания по книгам? Мы можем закупить любые. И мне необходимо узнать ваши предпочтения насчет гардероба, ваша светлость.

Усмехнувшись, я повернулась к Альгендо.

– Давайте договоримся, что пока никого нет, вы называете меня Присцилла. На худой конец, леди. Понимаю, что я в гостях, но мне было бы приятно.

– Понимаю ваша… леди.

– Замечательно. Книги и гардероб не нужны. Я распоряжусь, чтобы все необходимое доставили из моего дома уже завтра. Единственное, буду признательна, если найдется дневное платье. Не хотелось бы отправиться на работу в этом. И принесите принадлежности для письма.

– В гардеробной уже висит несколько нарядов на выбор. Я пришлю камеристку, чтобы она помогла вам переодеться и принесла необходимое.

– Спасибо. Добрых снов.

– Добрых снов, леди Присцилла.

Итак. Дом, милый дом! Кофе уже успел остыть, но для мага дома огня это не представляло проблемы. Провела рукой над чашечкой, и взметнулся ароматный пар. Оценив крепость и вкус, я с удовольствием отправила в рот горький шоколад, который легко таял на языке, оставляя приятное послевкусие какао. Мое излюбленное лакомство, когда следовало взбодриться и отогнать сон. Завтра придут клиенты, а у меня ничего не готово. Присцилла де Ген не может себе позволить ответы «я не знаю» или «я пока не придумала». Леди, что обращаются ко мне, надеются на помощь. Им попросту больше некуда идти, а потому работать и еще раз работать!

Камеристка принесла бумагу и зачарованное перо, которое не требовало чернил и даже могло писать само, стоило ему продиктовать нужное. Последняя новинка артефактов магов дома воздуха и земли. Я оценила и, наполнив ванну, диктовала перу свои задумки насчет очередной пары, что обратилась ко мне.

Баронесса Сайпер влюбилась без памяти в графа Никольетт. Баронесса и граф. Титулы разные, приданого у баронессы, как водится, особого не было, только красивые глаза, покорность и ясный ум. Девушка хорошая, добрая, я успела оценить ее качества и даже изучить отчет сыщиков, как о ней, так и о графе. Мужчина достойный моего внимания. Я берусь устраивать судьбы лишь в том случае, когда кандидаты этого заслуживают. Сказать «нет» недостойным для меня ничего не стоит. Возможно, по этой причине в последнее время количество угроз и гневных писем увеличилось. Впрочем, мой новый статус должен помочь решить эту проблему. Одно дело угрожать свободной герцогине, другое дело – фаворитке лорда! На это пойдет либо идиот, либо самоубийца.

Закутавшись в теплый махровый халат, я еще немного поработала, уже за столиком и, когда на горизонте уже забрезжил рассвет, легла в постель. Сон не шел. Непонятная тревога рвала сердце, а сквозь полудрему привиделся бред, что к границам нашего герцогства стягиваются силы постоянной армии Ангариссии. Стоит ли удивляться, что когда камеристка пришла меня разбудить, выглядела я не ахти. А чувствовала себя и того хуже!

Дневное платье оказалось точно по размеру, приятного кофейного оттенка, с открытыми плечами и узорной вышивкой на подоле. Волосы по обыкновению забрала наверх и, вслед за девушкой в скромном синем платье с белым передником последовала в столовую. Завтрак… И там будет Она.

Коридоры временного дома слились в одну красно-коричневую массу, ведь чем ближе приближались к столовой, тем быстрее колотилось сердце. Присцилла де Ген не может утратить контроль над собой! Я попросила у камеристки минутку, прислонилась к стене и отдышалась. Только когда полностью успокоилась, продолжила путь. Оказавшись в небольшой уютной столовой, которую можно легко назвать янтарной или медовой, я исполнила книксен:

– Доброе утро, лорд Тень, леди Луиза.

Мужчина оторвался от чтения письма и поднялся при моем появлении. Он выглядел неизменно хорошо: как обычно в белой рубашке с запонками и в обтягивающих брюках. Леди надела светло-персиковое платье с закрытой шеей и короткими рукавчиками и выглядела совсем уж молодо. Между ними разница, должно быть, лет двадцать… Вчера я не обратила на это внимания.

– О, как хорошо, что вы пришли, герцогиня! Садитесь рядом со мной!

Приняла приглашение и, поскольку завтрак не был протокольным и все уже приступили, аккуратно поддела вилочкой шарлотку. Пирог таял во рту!

– Желаете чаю? – поинтересовалась молодая служанка, прислуживающая за завтраком.

– Если можно, то черный кофе.

– Сливки, сахар?

– Нет, благодарю.

– Пить много кофе вредно для здоровья, – заметил лорд, не отрываясь от письма и помешивая ложечкой чай.

– Ты и сам пьешь не меньше! – вставила Луиза. – А я всегда ему говорила, что кофе вреден для сердца!

Сразу вспомнились родители. Матушка безуспешно пытается отучить отца от вредной пищи уже лет тридцать.

– Благодарю за заботу, но иного способа взбодриться я не знаю, а зелья имеют множество побочных эффектов…

Друг Андреаса едва не отравил Марго зельем восстановления магии. С тех пор я стараюсь избегать подобных вещей, учитывая, как много недоброжелателей у меня развелось.

Служанка налила кофе, и мы некоторое время завтракали молча. Впрочем, Луиза вся сидела как на иголках и взглядом едва не прожгла во мне дыру. Не нужно быть провидицей, чтобы понять – ее терзает любопытство:

– Спрашивайте, леди, – прожевав пирог, я улыбнулась.

– А, правда, что вы работаете?

Лорд оторвался от чтения и перевел взгляд на жену. Какой деликатный момент.

– Да, это так.

Луиза стрельнула глазами в заметно помрачневшего мужчину.

– И магическое образование получили?

– Получила. Пятую ступень.

Супруги снова обменялись взглядами, за которыми скрывался уже явно длительный конфликт.

– Вы ставите меня в неловкое положение, – созналась я.

– Бросьте. Дело не в вас, – мужчина отложил корреспонденцию и, поднявшись, набросил на плечи камзол. – Герцогиня, вынужден извиниться, но не смогу проводить вас на работу.

– В этом нет необходимости, я могу нанять повозку.

– Моих недостаточно? – усмехнулся он, подарив мне ироничный взгляд, а затем поцеловал свою супругу в макушку. – Доброго дня, леди.

Откланялся и оставил нас с Луизой наедине. Более неловкую ситуацию себе и представить сложно! А как же ужин у Андреаса? Мне стоит после работы отправиться домой или… Мотнула головой, полагая, что лорд обо всем позаботится и найдет способ поставить меня в известность.

– Герцогиня, теперь-то мы можем с вами посекретничать?

Вот только не до секретов мне было. В этот миг перед глазами проплыли ужасные картины сражения, в котором лорда Тень насквозь протыкают кортиком, и из его груди сочится алая кровь. И эти лица… Ангариссцы! Схватившись за столешницу, я судорожно вдохнула. Меня затрясло от страха. Видения часто были эмоциональными и отрывочными, но настолько сильными – впервые. Война! Война с Ангариссией все же случится и лорд Тень в ней погибнет! Или нет, если я помешаю… Видения даются, чтобы предупредить.

– Герцогиня, вам нехорошо? Воды! Дарла, воды!

Ко мне тут же подскочила служанка. Я осушила бокал и уставилась на девушку, изо всех сил скрывая волнение и дрожь:

– Мне срочно нужно поговорить с вашим супругом.

– С кем? – удивилась Луиза.

– Супругом. С лордом.

Некоторое время леди смотрела на меня и пыталась понять, пришла я в себя или все еще брежу. Понимая, что я серьезно, она улыбнулась:

– Я не замужем. Лорд Тень, как вы его называете – мой отец.

Вздохнула с облегчением. Еще бы! Мое положение в этом доме стало существенно приличней, если о моем положении вообще можно так сказать.

– Вы, кажется, этому рады? – Луиза вмиг изменилась и строго приподняла бровь. – Мне всего семнадцать, но от отца я унаследовала природную проницательность.

– Вы правы, – начала миролюбиво. – Рада и еще как! Понимаю, что мое присутствие в вашем доме на грани приличия. Но другая женщина под одной крышей с женой – это было бы слишком.

– Разве? Вы же коллеги и не строите далеко идущих планов на моего папу.

Надо же, сколько стали в голосе! К тому же, я посчитала, что она гораздо старше. Тому виной строгий наряд, высокая прическа и отменная выдержка. А уж этот взгляд свысока! Моя природная наблюдательность глубоко спала вчера, ведь только слепой не заметит сходства между Луизой и лордом!

– Все верно, леди. Мы только коллеги и мое нахождение здесь продиктовано исключительно работой.

– Это хорошо, – теперь расслабилась Луиза. – Ведь мой отец все же женат.

Час от часу не легче! Женат, да еще со взрослой дочерью! Только меня могло угораздить попасть в такую ситуацию. Спрашивать, где мать Луизы было бы совершенно неприлично, а сама девушка делиться этой информацией не спешила.

– Вижу, вы не знали. Да, мой отец, по роду службы, человек довольно скрытный. Он тяжело сходится с людьми. Вы давно знакомы?

– Два дня.

Девушка округлила глаза и замерла с недонесенной до рта вилкой. Ее рука медленно опустилась.

– Два дня?

– Два. А что вас так удивило?

– Безрассудство собственного батюшки. Пустить в дом незнакомку! – от подобной характеристики стало не по себе.

– Ваш отец не похож на безответственного человека и, уверяю, я не причиню вам вреда.

– Очень хочется надеяться. Вы мне нравитесь, Присцилла. Если не станете крутить хвостом вокруг моего отца, как делают все девицы, которые с ним работают, и не будете вредить ему, мы с вами даже подружимся!

– Был бы замечательно, – выдавила я, спрятав замешательство за чашкой кофе.

Ничего себе экземпляр! Эгоизм, нарциссизм, великолепные актерские данные, инстинкт собственника и манипуляторша в одном флаконе! А ведь с первого взгляда подумала, что передо мной трепетная лань. Вот только зубы у этой лани не хуже акульих. Материнское воспитание не чувствуется, а вот отцовской любви переизбыток.

– Придумала! – девушка озорно хлопнула в ладоши и повернулась ко мне. В горле резко пересохло. Что-то подсказывало, от таких придумок мне станет не по себе. – А можно мне с вами на работу?

Какое счастье, что в этот момент я не пила кофе и не жевала. Случился бы грандиозный конфуз.

– Эм…

– Отец никому не доверяет, у меня нет подруг! И из дома я так редко выхожу, что зима и та случается чаще! Вы тоже были молодой, вы должны меня понимать!

От очередной фразы мне стало дурно с новой силой. Что значит, была молодой? Я старше всего на восемь лет! Мне хотелось верить, что старость еще далека…

– Леди Луиза, я, право, даже не знаю…

– Пожалуйста, зовите меня Луиза! Можете просто Лу! Я же могу называть вас по имени?

Разве я не слишком для этого стара?

– Конечно.

– Отлично. Я тогда переоденусь, а вы пока выберите карету. Не надо ландо, это не безопасно, а карету любую можно.

– Но Луиза, ваш отец наверняка будет против!

Внутри все кричало, что обязательно будет и эта затея невероятно плохая. К тому же, я обязана каким-то образом связаться с лордом. Или ждать до ужина? Впрочем, до ужина с ним ничего не случится.

– Папа впустил вас в наш дом. Это знак невероятного доверия. С вами я могу ехать без страха, уверяю! К тому же, что может случиться на вашей работе?

Разве что незапланированный потоп, но магу дома огня такое не страшно.

– Уговорили. Собирайтесь. Но поторопитесь, мне нельзя опаздывать!

– Да я мигом! – крикнула девушка уже из коридора, убегая с такой скоростью, словно за ней бешеные собаки гнались. Не нравится мне эта затея. Ой как не нравится. Но отказать, почему-то, язык не поворачивался.

Выбор кареты меня не занимал. Я взяла из комнаты наработки по баронессе Сайпер и, в ожидании леди Луизы, перечитывала, сидя на лавочке под кустом пышно цветущего рододендрона. Карету подали быстро, запрягли двумя белоснежными аккасинцами и, к моему удивлению, леди Луизу долго ждать не пришлось. Девушка появилась на крыльце буквально через десять минут.

– Леди Луиза! – на крыльцо, вслед за хозяйкой, выскочил дворецкий, но девушка, не обращая внимания на бегущего следом мужчину, гордо шла вперед.

– Присцилла, поедемте, иначе вы опоздаете.

– Но Луиза…

– Леди Луиза! – вновь крикнул встревоженный мужчина, однако лакей помог девушке забраться в карету и протянул руку мне.

– Альгендо, что происходит?

– Альгендо! – недовольно вскрикнула Луиза. – Мы с Присциллой прокатимся, только и всего. У нее на работе наверняка очень весело, а мне не помешает проветриться. Ты так не считаешь?

– Конечно, – дворецкий сразу успокоился и бросил на меня короткий взгляд. – Езжайте. Но будьте осторожны.

– Уж не сомневайся. Присцилла, идемте же! Мне не терпится посмотреть, чем вы занимаетесь!

Я еще немного постояла, переводя взгляд с застывшего с протянутой рукой лакея на дворецкого и обратно. Наконец, кивнув Альгендо, расположилась в карете и, откинув голову на бархатную спинку сиденья, тяжело вздохнула. Кажется, меня ждет очень тяжелый день.

Осознавать, что день будет не просто тяжелым, а невозможно тяжелым, я начала через пятнадцать минут езды. Если не меньше. Луиза не замолкала ни на минуту. Она делилась со мной всем, начиная от нарядов любимых фарфоровых кукол, которые по ее приказу сшили лучшие модистки столицы до недовольства пятым по счету садовником, который вырастил рододендроны амарантового цвета, а не цвета фуксии.

– Действительно, неслыханная дерзость! – не удержалась и съязвила я, распахнув веер и открыв шторку кареты.

– Не открывайте шторку, это опасно. Я поставила на карете огненный щит, но стрелы, к примеру, сильных магов дома воды могут сразить даже сквозь него.

Перевела встревоженный взгляд на девушку и тут же закрыла шторку.

– Луиза, вы умная девушка. Неужели вас действительно занимают подобные вещи?

– Хотите начистоту? Чем, по-вашему, я должна заниматься в четырех стенах?

– Самообразованием?

Губы девушки дернулись в нервной улыбке. Она откинулась на спинку сиденья и огорошила меня:

– Я владею пятью языками, в совершенстве знаю магию огня, даже сложнейшие заклинания первой ступени, мне подвластная огненная стихия больше, чем магистрам из диссертационного совета, ботаника, физика, химия, астрономия, живопись… Я освоила игру на шести инструментах, рапиру, езду без седла…

– Ого!

– И для чего? Чтобы со всеми этими знаниями на стены смотреть? Стены, которые я даже не могу обставить по своему вкусу, потому что интерьер так нравился… – она осеклась и сменила тему. – В общем, вы поняли, почему стали для меня глотком свежего воздуха?

В этот момент стало так жаль Луизу, что захотелось ее обнять. Знала ли она материнскую ласку? Выросшая среди сестер и любвеобильных братьев, я никогда не испытывала недостатка в любви, но Луизе, похоже, этого весьма не хватало. Лорд заботится как знает и как умеет. По-мужски. В мужском понимании любовь выражается в защите. Но как сложно молодой девушке понять и принять это. Порой за родительским «нет» кроется бесконечный страх за ребенка, о чем я и сообщила собеседнице.

– У твоего отца опасная работа. Он делает все, чтобы тебя защитить.

– А толку-то мне от его защиты? Я жить хочу. Сейчас! Моя жизнь проходит. Скоро мое совершеннолетие и что вы думаете, даст он мне станцевать яблоньку на балу? Да он, если увидит меня рядом с парнем, наверняка с того кожу живьем спустит!

Не удержалась и рассмеялась. Луиза так мило выглядела в своем гневе, что улыбка расцвела сама собой. Понимаю, ей юношеские волнения казались такими настоящими, такими важными и реальными, что не было сил и возможности осознать, как все они тщетны на самом деле. Я ничуть не сомневалась, что все у девушки будет. И любовь, и брак. Вот только когда – другой вопрос. Впрочем, это не мое дело. Лорд и мать Луизы должны решать такие вопросы, а не я. У меня права на это нет.

Не заметила, как после разговора по душам прониклась к Луизе с ее немного эгоистичным характером, за которым, на самом деле, спрятана ранимая душа маленького ребенка, симпатией. Мы разговаривали о языках, путешествиях, звездах и за разговорами не заметили, как оказались возле крыльца моего офиса. Лакеи помогли выбраться из повозки. С любопытством наблюдала за реакцией девушки, которая, придерживая шляпку, смотрела на яркую деревянную вывеску «Сводницы».

Толкнула двухстворчатую деревянную дверь и, оказавшись в ставшей уже родной приемной, улыбнулась:

– Ну, проходи, Луиза, осваивайся.

– Ничего себе! – глаза девушки светились золотом.

Развязывая ленты шляпки, она жадно глядела по сторонам. На стенах приемной висели картинки с наших лучших свадеб, пожелания клиентов в рамочках, разнообразные подарки от них же. На журнальном столике перед козеткой стопкой лежали проспекты с цветными картинками. Девушка сразу же направилась туда.

– Доброе утро, ваш кофе, шоколад внутри, – Салли протянула картонный стаканчик черного кофе, а мой взгляд упал на огромный букет на ее столе.

– У тебя влиятельный ухажер?

– У вас влиятельный ухажер! – улыбнулась она, обхватывая двумя руками бордовые розы, перетянутые золотой лентой из органзы. – Сто одна. Здесь карточка.

– Поставь в моем кабинете, – вынимая из букета конвертик и вдохнув терпкий аромат королевы цветов, я устроилась рядом с Луизой на вельветовом диванчике.

– Шикарный букет. Ваш жених?

– Сейчас узнаем, – открыла маленький конвертик и вынула кремовую карточку с золотым тиснением, на котором было выбито два слова: лорд Сазерленд. Закатила глаза и бросила карточку в урну для бумаг. Лучше кофе попью. – Нет. Просто один настырный лорд.

Перед фактом поставил. Ни извинений, ни добрых слов. Стоит ли вообще его цветы ставить в воду? Вдруг от нее они превратятся в змей и задушат меня в собственном кабинете? Хотя, лорд непрозрачно намекнул, что его поведение изменится. Кажется, изменения начались.

Салли вернулась и рассказала последние новости, одновременно передавая несколько писем. Обычно корреспонденции куда больше.

– Марго отправилась за… эм… графиней Илаин, – метнув взгляд в сторону Луизы, Салли аккуратно подбирала слова. – Она прибыла сегодня на первом дилижансе. Баронесса Сайпер будет через два часа, а дело графини Хойтронт…

– Отказать, – отрезала я. – Ей мы не станем помогать. Графы Вильденбург и Хойтронт договорились об этом браке еще при рождении их детей. Графиня довольно строптива и эгоистична, но молодой граф Вильденбург в нее влюблен. Он хорош собой, богат, без дурных привычек и, что самое главное, сделает ее счастливой.

– Видели их будущее? – Салли вздохнула и устроилась за столом.

– Поправочка – прекрасное будущее. Так что откажи и отправь от нас утешительный подарок.

– Обоим?

– Ну, разумеется! Порой приятно помочь бесплатно.

Есть у меня традиция. Если я вижу благополучное будущее для пар, которые еще не осознавали своего счастья, то кроме отказа помогать в разладе отношений, я посылаю подарки. Как правило, ей – розы и шоколад, ему – бутылку хорошего алкоголя. И, самый главный элемент – признание в любви с просьбой о встрече. Как правило, к концу этой встречи о факте подлога уже никто и не вспоминал. Обожаю свою работу!

– Значит, вы помогаете людям найти свою любовь? – Луиза открыла очередной альбом, на этот раз со свадебными нарядами и замерла.

– В том числе. Прошу прощения за мою невоспитанность. Салли, это леди Луиза, моя гостья. Леди Луиза – это Салли, наш секретарь.

– Секретарь в делах любви, – подмигнула она. – Желаете чего-нибудь?

– Спасибо, но вы мне ничем помочь не можете. А вот Присцилла, – и взгляд на меня, полный надежды. – Вы же мне поможете?

Я все же подавилась кофе. Не за завтраком, так на работе. Салли подбежала с салфеткой и, промокнув губы, я деликатно спросила:

– В чем именно?

– Найти свою любовь.

И взгляд такой – серьезный, полный надежды, что отказать язык не поворачивался. Что-то рядом с Луизой мой язык вообще себя странно вел.

– Конечно. Ты достойна любви. Пойдем, я покажу тебе альбомы.

– А можно будет посмотреть, как вы работаете? Как сводите людей или разводите? Судя по рекламе, вы с вашей партнершей можете все в делах сердечных?

– Все могут только духи четырех стихий. А мы лишь стараемся немного подправить нити судьбы, – я улыбнулась и пригласила Луизу в свой кабинет. Девушка устроилась на козетке, а я, достав внушительный альбом с изображениями молодых юношей, положила его на колени гостье. – Это список холостых знатных юношей королевства. Те, что в столице сейчас расположены на первых пяти страницах.

– Откуда у вас этот список? – разглядывая изображения, восхитилась девушка. Никто с таким интересом, кроме Марго и Салли, не относился к тому, что я делаю. Приятно!

– Все ради клиентов. Обширная сеть частных детективов, личные знакомства, обаяние и харизма. Неважно, как мы этого достигли, важно, что… этот тебе не подходит, – я заметила изображение рыжеволосого юноши и извлекла его из альбома.

– Почему?

– Потому что, как оказалось, он предпочитает мужчин, да постарше.

Луиза глянула на изображение рыжего парня с пренебрежением и вновь вернулась к альбому. Воспользовавшись свободным временем, я разобрала почту, заказала Салли сервированный обед на две персоны, поскольку баронессу Сайпер, мою клиентку, придется готовить к ужину у короля. Затем обратила внимание на цветы, размещенные на своем рабочем столе. Толстые стебли заканчивались массивными бордовыми головками и умопомрачительно пахли. Что же задумал лорд? Не полагает же, что пленит мое сердце одним букетом? Впрочем, он и пятью букетами его не пленит. Да даже если добавит огромную коробку конфет – ни одна мышца не дрогнет.

Из коридора донеслись знакомые голоса. Позволив Луизе выбирать потенциальных женихов, я вышла в приемную, широко улыбнувшись, при виде старой знакомой.

– Графиня Илаин! – воскликнула я. Как-то прикипел этот псевдоним к женщине, и мы решили его не менять. Один раз он помог добиться цели, поможет и второй. – Марго.

– При. Как прошло свидание? – Марго многозначительно поиграла бровями, а я приложила палец к губам, не желая, чтобы вездесущая и не в меру проницательная Луиза о чем-то догадалась. У нас только начинали складываться доверительные отношения, мне не хотелось их испортить.

– Свидание? У вас вчера было свидание? Так цветы, все же, от ухажера? – в дверях появилась Луиза. Благо, Марго понимающе умолкла. Вот за что любила подругу – не требовались слова, чтобы мы друг друга поняли.

– Марго, это леди Луиза, дочь лорда Тени.

– Очень приятно, леди, – положенный книксен и изо всех сил старалась скрыть удивление.

– Леди Луиза, это герцогиня Марго де Ген – моя партнерша по бизнесу. Рядом с ней… эм, – я замялась, стоит ли моей гостье знать действительный статус пышногрудой блондинки, которая на самом деле не имеет графского титула, да и не блондинка, в общем-то. – Гм, это актриса и ее сценический псевдоним – графиня Илаин.

– Леди, – девушка исполнила книксен, Луиза же окинула компанию горящими глазами и воскликнула: – как здорово! Актриса будет играть в жизни?

– Да, у нас планируется прелюбопытнейшая сценка! – слова Марго предназначались мне, но я уже видела, к чему дело идет, и помешать развитию событий не могла.

– А можно мне с вами? Можно поучаствовать?

– Луиза, боюсь…

– Но я не помешаю! Правда, Присцилла! Позвольте, пожалуйста! Я очень хочу посмотреть, как это выглядит вживую! Я была в театре на постановках, но это другое. Здесь же игра в жизни! Если хотите, я могу где-нибудь пройтись, что-нибудь спросить или еще что. Ну, хотя бы самую мелочь сделать, поверьте, герцогиня Марго, я умею играть!

О, в этом у меня сомнений не было. На взгляд Марго я лишь кивнула, в полной мере подтверждая слова девушки. Вот уж в ком актерский талант пропадал, так это в ней.

– Я не могу вам отказать, – созналась партнерша, а я понимала, что не следует никуда отпускать Луизу. Нет, Марго я доверяла, как самой себе. Маг ветра пятой ступени и огненная магичка смогут, в случае чего, за себя постоять. Вот только страшили меня не возможные происшествия, а гнев лорда. Нельзя ее отпускать.

– Так можно, Присцилла?

– Конечно, идите, – слова сорвались с уст сами. Осознав их, я округлила глаза и попробовала отказать снова: – Да. Идите.

Да что же происходит? Почему я не могу отказать этой девушке?

Взяла Луизу за руку. Понимаю, что это непозволительно, но что мне еще оставалось делать?

– Быть может, ты хочешь остаться?

– Нет-нет, мы пойдем.

– Ты уверена, При? – Марго давала последний шанс, видя мое замешательство. – Но, если честно, лишняя пара рук лишней не будет!

– Конечно. Луиза юна и ей хочется приключений. Не вижу повода, чтобы она не могла пойти.

– Хорошо. В таком случае, кое-что возьму и за дело. Только позавтракаем где-нибудь, как вы на это смотрите, леди Луиза? Графиня Илаин только с дилижанса и ей…

Но дальше я не прислушивалась, ушла к себе в кабинет, понимая, что не права. Мне не следовало отпускать Луизу, тем не менее, противиться этому я не могла! Судьба? Воля духов? Какая-то магия? С другой стороны, что может случиться на обычном задании? Ничего! Успокоилась и принялась за работу.

Изучая бумаги по одному из дел, я полностью успокоилась, осознав беспочвенность своего волнения. Марго – моя подруга, жена королевского мага, а о настоящем статусе графини Илаин мало кто знает. Пока, во всяком случае. О, Марго придумала великолепную проделку, после которой баронесса Уиторби будет свободна, получит компенсацию, ее неверный женишок будет опозорен, а графиня Илаин не только прославится, но и получит клиентуру из круга высшей знати.

Улыбаясь, я и не заметила, как на пороге застыла Салли.

– Что у тебя?

– Баронесса Сайпер будет через десять минут. Могу я сервировать стол?

– Конечно, пожалуйста, – я кивнула в сторону обеденного стола, расположенного в эркере как раз для подобных тренировок. – Подай сервиз с васильками. Он по-особенному красивый.

– Хорошо. Кстати, вам только что еще один подарок доставили, – девушка положила передо мной набор дорогих конфет из горького шоколада с ликером. По спине пробежал холодок. Непослушные пальцы извлекли из конверта открытку с именем лорда Сазерленда, сомнений не было, но откуда он узнал о моих пристрастиях? Допустим, с розами мог угадать, они всем девушкам нравятся, но горький шоколад с ликером – слишком экзотичный выбор. Индивидуальный. Со знанием дела.

– Избавься от них, – отодвинула коробку, повинуясь чутью.

– А, может…

– Выкинь, Салли. Если хочется конфет, купи себе из нашего подарочного бюджета, я разрешаю. Но от этих избавься.

– Я вас поняла, – девушка исполнила книксен, что делала исключительно, когда волновалась, мы с Марго не настаивали на церемониале, и ушла сервировать стол. Настроение портилось на глазах. В душе разрасталась непонятная тревога. Еще и сон вспомнился о войне и ранении лорда… Смертельном ранении.

– Герцогиня?

Не сразу поняла, что Салли возвестила о приходе клиентки. Баронесса Сайпер расправила плечи, подняла подбородок и, как я учила, медленно исполнила книксен:

– Добрый день, ваша светлость. Рада видеть вас в добром здравии.

Мягко улыбнулась, наблюдая за успехами ученицы, и жестом пригласила ее войти. Следуя моему совету, девушка предпочла бледно-голубое платье без лишних рюшек и блесток. С ее изысканной внешностью следовало делать акцент на природной красоте, а не наряде.

– И я рада вас видеть, баронесса. Проходите, располагайтесь.

Мы устроились на козетке и после короткой беседы о погоде и самочувствии друг друга переместились за стол. Я аккуратно поправляла девушку, когда она путалась в приборах, громко чавкала, клала локти на стол, неверно расправляла салфетку и в других моментах. Нам предстояла непростая работа, ведь титул баронессе Сайпер достался не по праву рождения, а по первому замужеству. Увы, но барон Сайпер не дожил даже до первой брачной ночи, а потому молодая и невинная баронесса, в прошлом крестьянка из бедной семьи, нуждалась в опеке и обучении.

В самый ответственный момент, когда баронесса третий раз пыталась аккуратно выпить из ложечки горячий суп, взметнулось рыжее пламя. Моя подопечная, изрядно напугавшись, пролила суп на скатерть и с ужасом уставилась на шагнувшего из огня взбешенного лорда Тень. Его лицо и руки пылали. Я знала такое состояние. Когда маг Дома огня злится, его стихия вырывается наружу. Кажется, затея с Луизой была очень и очень плохой…

– Свободны, – тихим опасным голосом сказал он, глядя на мою клиентку.

– Лорд! – возмутилась я, вскакивая со стула, а затем обратилась к баронессе. – Простите, пожалуйста. Мы выйдем ненадолго. Вы пока можете потренироваться с супом или посмотреть наши проспекты с предложением таверн для…

Меня опалило огнем. Конечно, собственная стихия не может причинить мне вреда, к тому же, огонь был магический и намекал, что его хозяин в бешенстве, однако все внутри сжалось от страха. Стекла в окнах едва слышно вибрировали, а в ушах шептало пламя. Лорд едва обуздывал стихию, а я, осознав, какая мощь ему подвластна, окончательно оробела, хотя и старалась не подавать вида. Что бы ни случилось, мои клиенты должны думать, что ситуация под контролем. Даже, если мы будем падать с обрыва, они должны полагать, что все идет по плану, и мы мягко приземлимся в океан розовых лепестков.

– Х-хорош-шо, – промямлила бледная как смерть клиентка.

Я повернулась к лорду и проследовала за ним в приемную. Чувствовала себя нашкодившей школьницей. Как назло, Салли как раз ушла на обед, а Марго с Луизой помогали с делом графини Уиторби и еще не вернулись, хотя вот-вот должны были.

– Что ты себе позволяешь? – не повышая голоса, заявила я, оказавшись в коридоре, но тут же была прижата к стенке. Справа и слева легли каменные руки моего мнимого любовника, полыхающие магическим огнем.

– Этот вопрос я должен задать тебе. С какой стати ты решила, что можно нарушать мои прямые приказы?

– О чем ты?

Но мужчина был слишком зол, чтобы объяснить спокойно.

– Я понимаю, что на работе ты только и занимаешься, что веселыми шуточками, но моя дочь не твоя клиентка, а я – не один из идиотов женихов, которыми ты можешь крутить, как вздумается! Ты далеко зашла в своих играх!

Прикрыла глаза, игнорируя обидные выпады и осознавая, какую глупость совершила. Да вот только вряд ли он мне поверит! Надеюсь, Луиза не сознательно это сделала.

– Прости. Вы с Луизой слишком сильны и мой дар… Я не почувствовала, что она меня обманула. Я не знала, и ты не говорил…

– А догадаться не могла? Луизе запрещено покидать особняк без охраны! Это слишком опасно быть дочерью такого человека, как я. Быть рядом со мной опасно! – крикнул он, до боли стиснув мои руки. Я закусила губу и зажмурилась, ожидая, когда его гнев пройдет. Понимаю причину, но ведь я не виновата. – А ее видели в компании проститутки! Дух огня, каментонской шлюхи!

– Папа! – взвизгнула Луиза с порога. – Папа, отпусти Присциллу, что ты делаешь?!

Девушка подбежала к нам и вцепилась в руку лорда. Вот только сдвинуть эту скалу и близко не смогла. На моих глазах от обиды дрожали слезы, но я и слова не сказала, глядя, как налитый огнем взгляд медленно светлеет, как возвращаются сапфиры и отступает безумие. Марго стояла поблизости и не вмешивалась, понимая, что ничем не сможет помочь. Какое счастье, что Салли все еще не вернулась, а на дверях стоит полог тишины и клиентка не ведает, что творится в переговорной.

– Папа! Я заставила ее! Ты душишь меня заботой и защитой. Мне скоро восемнадцать! Я хочу гулять с друзьями, веселиться, хочу познакомиться с юношами, влюбиться хочу! А у Присциллы такая интересная работа! Мы только в ресторацию сходили, а ты…

– Домой, – едва слышно произнес лорд.

Но от этого тихого голоса у меня внутри все от страха заледенело. Сказал ей, а смотрел на меня, как хищный зверь на жертву. Хватку ослабил, но рук моих не выпустил. Луиза, не задавая вопросов, немедленно скрылась в огненном вихре. Кому-кому, а дочери известно, что с отцом в таком состоянии не спорят.

– Я буду за дверью, если понадоблюсь, – тихонько произнесла Марго и шмыгнула к себе в офис. Мне, признаться, тоже хотелось сейчас слиться с обоями и тихонечко так впитаться в стенку. Пусть взгляд лорда и утратил безумие, но мужчина по-прежнему считал меня виноватой в случившемся. Отчасти, справедливо.

– Ты имеешь право злиться. Я должна была подумать, что Луизе запрещено выходить из дома без охраны. Должна была отказать ей. Не знаю, о чем я только думала. Прости меня.

Мужчина стиснул зубы и закрыл глаза.

– Почему?

– Что почему?

– Почему ты не злишься, а извиняешься?

Он убрал ладони и посмотрел на мои руки, на которых остались красные следы. Конечно, отметины скоро пройдут, но гнев лорда не имел оснований. И оскорбления были лишними.

– Я злюсь. Очень злюсь! – и только дух Огня видит, как тяжело мне давалось внешнее спокойствие, когда хотелось наговорить кучу гадостей, накричать, зареветь, наконец. Но я не могла себе этого позволить. – Но и вину свою не отрицаю.

Сказала спокойно, и только предательская слеза скользнула вниз по щеке. Я не стала стирать ее, чтобы не привлекать внимание, но это сделал лорд Тень. Смахнул небрежно и тихо произнес:

– Луиза из одаренных. Окружающие сделают все, что она скажет.

Осознав, что в действительности произошло, я едва не задохнулась от гнева. Он знал! Знал, тем не менее, не только не предупредил, оставив нас наедине, но еще и злился на меня. Но в этот миг я осознала и другое. Одаренность передается по наследству. Это означало, что либо сам лорд, либо его жена одарены. Вот почему-то сомнения не возникло, кто из них одарен и чем именно. Тем не менее, решила уточнить:

– Ты или мать Луизы?

Лорд молчал, а его губы сузились до тонкой линии. Духи четырех стихий, Присцилла! Ну почему именно лорд? Ведь на них не распространяется твой дар! Иначе бы узнала, почувствовала бы, увидела бы, что эмоции не настоящие! Как зачарованная я повторяла себе, что очарована этим таинственным мужчиной. Так и было на самом деле. Всего лишь чары. Он ловко играл на струнах моей души, убаюкивая мое сознание красивой музыкой, и использовал в своих целях…

– Уйди, пожалуйста. Сейчас,– прошептала я. Шепот, за которым крик и невыносимая боль.

Мужчина постоял недолго, глядя в мои глаза, затем кивнул и направился к выходу. Какое счастье, что не решил перемещаться в офисе. Чем сильнее эмоции, тем больше отдача от заклинания. Это чудо, что мы еще не полыхаем.

– Цветы в твоем кабинете, – не поворачиваясь, спросил он, замерев возле открытой двери.

– Извинение от лорда Сазерленда.

Голос дрогнул, но я старалась держаться. Надо же. Явился в таком гневе, а букет все же заметил…

– Случившееся ничего не отменяет. Вечером ужин в доме твоего брата.

Дверь закрылась, затем дрогнула от силовой волны. Запахло костром. Я была права. Невероятная отдача от заклинания, а лорд исчез в еще большем гневе, чем при появлении. Только сейчас меня в полную силу накрыла волна обиды, страха, гнева и боли. Чтобы не закричать, я тихо сползла по стенке и, прикрыв рот ладошкой, разревелась. Марго вышла в коридор и молча отвела меня к себе. Принесла чай с мелиссой и обняла. Она ни о чем не спрашивала, ничего не говорила. Просто гладила меня по спине, как ребенка. А когда я перестала всхлипывать, негромко сказала:

– Я возьму твоих клиентов и попрошу Андреаса отвести тебя к нам.

– Не стоит, – я мотнула головой. – Мне нужно побыть одной.

– Скажи, если передумаешь, – подруга мягко улыбнулась. – И не переживай, я подготовлю баронессу Сайпер к ужину.

Для этого и нужны друзья. Она не ковыряла больную рану, не спрашивала, нужна ли мне помощь, не пыталась утешить. Марго просто сделала все, чтобы облегчить мою боль.

Тишина пустого кабинета вызвала странные ассоциации с кладбищем несбывшихся надежд. Я сапожник без сапог. Сводница, которая не может устроить собственную жизнь! Мне двадцать пять, я никогда по-настоящему не любила. По меркам современного общества меня с легкостью можно считать старой девой! Это для мужчины, чем старше, тем солидней, а для женщины, чем старше, тем меньше шансов. Совсем скоро придется идти на поклон к батюшке и умолять рассказать, кого мне напророчили духи. Они с мамой наверняка и на мой счет узнавали, но молчат, словно это тайна за семью печатями! А сама я не вижу…

А хуже всего, что с момента знакомства с лордом, я впервые поверила, что и для меня духи приберегли счастливое будущее. Откинув лицемерие и жеманство, следует откровенно признать, что я надеялась на будущее рядом с ним. Не знаю, какое точно будущее, но какое-нибудь. Надеялась, что влюбилась, что он, как минимум, очарован мной, и мы можем стать… Нет! Решительно тряхнула головой, понимая, что снова опускаюсь в яму под названием «болезненная влюбленность». Самое отвратительное – не существует никаких артефактов против способностей одаренных, поскольку сами одаренные – нечто вроде диковинных зверей. Нет двух одинаковых даров, они передаются по наследству, но видоизменяются. Мои дети, если таковые будут, тоже получатся одаренными, но их способности известны лишь стихийным духам. Раньше я считала дар подарком судьбы, теперь же мне он кажется проклятьем. Толку, если нельзя применить в ситуации, когда это действительно нужно?

Не в силах плавиться в эмоциях и рассуждениях, я вышла на улицу, не взяв веер и даже не надев шляпку. Вышла с одним ридикюлем, купила стаканчик кофе, пирожок с яблочным повидлом и, устроившись под липой в парке, выпила весь кофе, а пирожок кусочек за кусочком скормила голубям, кидавшим на него завистливые взгляды. Им нужней…

В одном лорд прав – несмотря ни на что, дело превыше всего. Сердца разбиваются миллионами ежедневно, крушение надежд происходит еще чаще. А вот ставить под угрозу земли отца и будущее Флоссии только потому, что я расстроена – несусветная глупость! Вот только никто не может запретить мне страдать.

Впрочем, лорд Тень не врал. Ни в чем. Он меня нанял, мы играем роль любовников, я выполняю миссию. Все! А свои чары он использовал наверняка для того, чтобы я играла правдоподобней. Можно ли винить, учитывая, что на кону судьба королевства? К тому же, он мне в чувствах не признавался, в любви не клялся, какие могут быть претензии?

Вот только душа, несмотря на доводы рассудка, не желала принимать такую действительность.

– Ненавижу, – процедила сквозь зубы, выбрасывая в урну мусор и откидываясь на спинку лавочки. Солнце, пробирающееся сквозь пышную зелень липы, приятно ласкало лицо. На миг даже тревоги отступили, как вдруг:

– Добрый день, герцогиня.

Осмотрела незнакомца. Мужчина, лет сорок, судя по акценту и острым скулам – иностранец. На ногах кожаные мокасины, узкие черные брюки с золотыми полосами по краям. На мужчине светло-бежевая рубашка и черный жилет сверху с какой-то эмблемой. То ли банка, то ли государственной службы. Руки без мозолей, стоит ровно. Нет, рапира явно не его инструмент. Служитель пера. Смотрит открыто, свысока, заслоняя солнце так, что блики лучей не позволяют разглядеть его лицо. Тайная служба! Наша или ангарисская? У нас полно иностранных агентов…

– Не такое уж оно и доброе, раз я понадобилась незнакомцу. Кто вы?

– Муслим.

Ангариссец. Сомнений не осталось. Я резко подобралась и выпрямила спину.

– И что вам от меня нужно, Муслим?

– Вы деловая женщина, мне это нравится, – мужчина улыбнулся и сделал шаг в сторону, так, чтобы я смогла лучше разглядеть его лицо. Бледно-голубые, почти прозрачные глаза на фоне черных волос выглядели пугающе. – Позволите?

– Мы в общественном месте. Пожалуйста, – я разрешила присесть возле меня, но не разрешала класть руку на спинку лавки. Прямо за мной! – Мой обеденный перерыв заканчивается. Если у вас ко мне дело – я слушаю.

– Вы любовница лорда Беверли.

Приподняла бровку и делано возмутилась:

– Ну, знаете!

– Возможно, вам он назвался иным именем. Возможно, даже сказал, что работает на королевскую тайную службу.

Между прочим, от лорда я этого ни разу не слышала. Все связанное с тайной службой – мои личные предположения, которые, впрочем, находят множество подтверждений.

– Ближе к делу, господин Муслим, – я устало потерла переносицу, демонстрируя скуку и раздражение.

– Хорошо. Ближе к делу. У нас есть информация, что лорд Беверли готовит переворот и план убийства короля.

– Да что вы? – изобразила изумление с ноткой страха, хоть это и было довольно нелегко. Столь смехотворные обвинения выглядели откровенно жалко.

– Проект «Каллисто» вам о чем-нибудь говорит?

– Впервые слышу, – вот тут – искренняя правда.

– Впервые, значит? – мужчина почесал верхнюю губу и в этот момент справа от меня, уже без разрешения, сел другой мужчина. Он тоже положил руку на спинку лавочки за мной. Это вовсе не грубый флирт, это агрессия. Демонстрация силы…

– Господа, – процедила ледяным тоном. – Кто вы?

– А вы не догадываетесь? – говорил Муслим. Тот, что справа от меня, сплошь состоял из мускул и, должно быть, говорил вообще плохо. Его роль заключалась в том, чтобы на меня жути нагнать. Получилось. Особенно, когда он меня по плечу похлопал. Я попыталась встать, но меня одним рывком усадили обратно. – Ну же, герцогиня, – противно улыбнулся ангариссец. – Мы пришли с миром, а вы себя так ведете. Давайте договоримся без лишних истерик.

– Конкретно. Что вы хотите?

– Одну маленькую услугу. Узнайте для нас о проекте «Каллисто». Кого лорд Беверли планирует внедрить в… окружение короля, чтобы в последующем убить?

– Сомневаюсь, что возможно так запросто кого-нибудь, как вы выразились, внедрить в окружение самого короля. Тем более, лорд Беверли сам находится в этом окружении. Он же один из двенадцати лордов!

– Ваш батюшка довольно стар, – как бы рассуждая вслух, произнес Муслим.

Я усмехнулась подобному заявлению. Учитывая, насколько сильный маг мой отец, сколько степеней защиты у замка, из которого он почти не выезжает и к которому не подобраться ни с воздуха, ни с земли, особый дар моей матушки, о котором известно единицам, горе вербовщиков можно заранее пожалеть. А заодно порекомендовать неплохого гробовщика. Через несколько домов от нашего офиса как раз такой открылся да повадился наведываться к нам раз в месяц, а то и чаще. Все предлагал скооперироваться. Мол, если мы доведем кого из женихов или невест до несчастного случая, он родственникам скидку сделает на свои услуги. Понятное дело от подобных щедрых предложений мы отбиваемся руками и ногами, хотя, нет-нет, но в приемной среди каталогов со свадебными платьями да мелькнет атлас с гробиками самых разных дизайнерских придумок.

– Мой батюшка еще всех вас переживет. А теперь, если вы закончили меня запугивать, я бы хотела вернуться к работе.

– Считаете себя неуязвимой? – удивился мужчина.

– Считаю, что вы напрасно тратите мое время.

– Не боитесь случайно попасть под лошадь?

– Если это случится, плакать точно не стану. Мне уже будет все равно.

– Что ж, герцогиня. Когда измените свое мнение, свяжитесь со мной, – он протянул черную карточку, на которой переливались серебристые буквы «Муслим», а ниже адрес.

– Можете отправить это графу Урновичу.

– Кому? – не понял ангариссец, а я кивнула на урну возле лавочки. – Вот, значит, как… Что ж. Я хотел как лучше. Еще раз доброго дня.

Кивнув амбалу, Муслим поднялся и мужчины оставили меня одну. Только сейчас, когда надобность храбриться отпала, я расслабилась. Руки тряслись, словно хвост у трясогузки, сердце заходилось, билось в ушах, пыталось выскочить через горло, в котором трепыхалось огненным комом.

Так. Спокойно. Думай, Присцилла! Думай!

Первое, что следует сделать – попросить Марго отправить ветреного вестника батюшке, предупредить об опасности. Затем поставить в известность Андреаса и саму Марго. Рассказать… Рассказать лорду? А стоит ли? Я так легко поверила в его слова о возможной войне с Ангариссией, что даже не допустила мысли об обмане. Он очаровал меня магией, возможно, обманывает с той же легкостью, используя в своих целях? Нет. Пока не выясню все сама, лорду ни слова. Узнаю, что за проект «Каллисто» и приму решение, что делать с этой информацией.

На пороге офиса меня встретила встревоженная Салли и передала ту самую визитку, что мне совал Муслим. Чтоб его! Спрятала карточку в ридикюле и попросила Салли доставить из моего дома наряд и драгоценности для ужина у Андреаса, заехать не успею, а переодеться можно и здесь. Окончательно успокоив девушку, отправилась к себе. Баронессы Сайпер уже не было, а встреча с флористами и поваром для свадьбы графини Тюдорс только вечером. Можно заняться делами, например, написать письмо отцу. Через несколько минут, как раз, когда я закончила, на пороге показалась Марго:

– Ты как?

– Уже лучше. Но давай мы пока не будем об этом разговаривать? Я не готова.

– Ты испугала меня.

– Сейчас испугаю еще больше, – указав взглядом на дверь, я поднялась, подыскивая слова. Впрочем, передо мной Марго. Кому, если не ей я могу говорить все, как есть. – Двойной полог…

Мы сотворили огненно-воздушный полог тишины, который всегда делали при строго конфиденциальных разговорах, такой не сломать одному стихийному магу.

Подруга села на диванчик и, стараясь сохранять спокойствие, ждала. Устроилась рядом и сказала, как есть:

– Вы с Андреасом должны быть осторожней. Есть вероятность, что в отношении вас могут… Принять меры.

– Принять меры?

– Да. Чтобы воздействовать на меня. С появлением лорда Тени все изменилось. Мы ввязались в историю, из которой так просто теперь не выпутаться. Сегодня в парке меня нашли люди… Я не стану рассказывать тебе всего, ради твоей же безопасности. Я отказалась с ними сотрудничать, и они довольно прямым текстом сказали, что попытаются изменить мое решение.

– Думаешь, могут подстроить несчастный случай?

– Думаю, что близкие мне люди в опасности по моей вине. Возможно, тебе стоит погостить у родителей какое-то время?

– Ближайшие девять месяцев Андреас меня никуда не отпустит. А после и подавно!

Я открыла от удивления рот, не зная, что и сказать. Как получилось, что я не заметила? Перевела взгляд на живот Марго, посмотрела в ее глаза, снова на живот. Почему не почувствовала? Почему не увидела?

– Как? – ляпнула первое, что пришло в голову.

– Правда, рассказать, откуда дети берутся? – усмехнулась подруга, накрыв мои ладони своими. – Дорогая, даже не знай я о своем положении, а узнала сегодня совсем случайно на плановом осмотре лекаря, все равно не оставила бы тебя. Тем более в такой сложный период! Мы будем осторожней.

– Теперь, ко всему прочему, мне еще и стыдно! Марго, скрывай новость до последнего. Если эти люди узнают, они в покое тебя не оставят, а, если я соглашусь на их предложение… – страшно даже представить, что будет, ведь Ангариссия пытается сделать меня шпионкой! Завербовать! Или это была проверка окружения Аниты? Стандартная процедура? Впрочем, я в любом случае ничем себя не выдала.

– Не соглашайся, если считаешь правильным. Я поддержу любое твое решение.

– Спасибо, Марго. Ты поможешь отправить весточку отцу? Хочу его предупредить. На всякий случай.

– Замок герцога де Гена охраняется не хуже королевской сокровищницы! – усмехнулась подруга и легко сотворила бледно-голубую птичку-вестника. Я свернула письмо и вложила в клюв магического создания. – Помню, как первый раз оказалась в вашем родовом гнезде. Надежды на побег рухнули в тот же миг!

Подруга распахнула окно и, насладившись глотком свежего воздуха, отпустила вестника. Он доберется до родителей куда быстрей, чем могут добраться недоброжелатели. Поблагодарив Марго за помощь, я занялась делами. Через час совсем успокоилась, даже съела принесенный Салли сэндвич с курицей и овощами. Казалось, в офисе, моем оазисе тишины и спокойствия, жизнь потекла своим чередом. Но не тут то было. Неприятности сегодня решили обрушиться на меня в полную силу.

– Салли, снова труба! – крикнула я, услышав характерный звук льющейся воды и даже вскочила. Но причина кошмарных звуков смотрела на меня смеющимся взглядом.

– Так вот с каким видом вы реагировали на мои пакости, – ехидно заметил лорд Сазерленд.

Я закатила глаза и опустилась обратно, подвигая к себе папку с бумагами.

– Вы верно выразились – «пакости». Дверь позади. Потрудитесь выйти самостоятельно и не намочите ковер. Он не дешевый.

Лорд опустил взгляд и, потоптавшись сапогами на аккуратном ашхинском ковре – наиболее ценном и дорогом в своем роде, сделал шаг в сторону, становясь на паркет. С чего бы вдруг подобная щепетильность?

– Вы все еще здесь? Кажется, мне пора задуматься о защите против порталов.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.