книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Лина Алфеева

Ведьма. Отобрать и обезвредить

Пролог

Хорошо живётся верховным ведьмам в Хмуром королевстве! Не нужно из кожи вон лезть, чтобы доказать, что ты настолько плоха, как говорят. Не нужно, потому что все и так знают, что самые страшные байки и сказки про ведьм – чистая правда, и если не хочешь, чтобы сказка стала твоей личной былью и головной болью, – плати. Я вот особа непривередливая: мукой беру, картошкой, грибами да ягодами, масло, яйца и сметану тоже уважаю. Милейшая ведьма!

Перекинула корзину с брусникой на весы и поставила в описи галочку. Так, с продуктовыми подношениями вроде бы разобралась: всё рассортировала, взвесила и приказала прислужникам отнести в погреб. Теперь можно и непортящимися подношениями заняться.

– Кар-кар! Тёмный властелин объявляет общий сбор!

Я задрала голову и увидела на ветке берёзы чёрного ворона. Тот вытаращился на меня и повторил сообщение.

– Да услышала я. Спешу и падаю собираться.

Ворон неодобрительно склонил голову набок. Видимо, счёл, что я недостаточно почтительна по отношению к начальству. А вот это он зря. Я нашего властелина просто обожаю. Чудесный старик, немного чудаковатый, зато прекрасно ладящий со всеми семью верховными ведьмами Хмурого королевства. Да если бы не он, мы бы давно перессорились, а там и до войны с переделом сфер влияния рукой подать.

Хлопотно. Суетливо. И скучно.

Мне, Зелёной ведьме, прекрасно живётся в Тенистой долине. В первую очередь я ценю покой и стабильность. Подопечные об этом знают и ведут себя соответственно. Карги упорно пытаются разрушить людские поселения и кого-нибудь сожрать, древесные тролли так и норовят сжечь храмы каменные, и наоборот. Кошмары неизменно пугают всех подряд: и живых и мертвых. Последних в моей долине немного, да и те по ошибке забрели – не выгонять же мне их было?

Люди… Люди традиционно огребают ото всех.

Забавный вид, заповедный, перебравшийся с шести соседних земель. Сестрицы человечков терпеть не могут, вот те и сбежали ко мне в Тенистую долину. А мне-то что? Пусть живут и выживают на здоровье. И потом, у них песни душевные, готовят неплохо, на одних мухоморах да плесени посидишь – сама мхом покроешься. Люди мою заботу ценят, но боятся до икоты, пустяковыми просьбами не изводят, дань платят точно в срок. Вот и сегодня прибыло четыре гружёные телеги, из которых я разобрала только половину, да и то благодаря помощи верных гремлинов.

– Сделаем перерыв, – милостиво сообщила я прислужникам, устроившим возню у меня под ногами.

Гремлины, несмотря на небольшой рост, способны даже поодиночке не то что корзину поднять – вола из болота вытащить, однако эти создания предпочитают действовать сообща. Вот и сейчас четверо крох старались половчее ухватиться за ручку корзинки с брусникой и немилосердно тянули её каждый в свою сторону. Результат был вполне очевиден…

Хрясь!

Плетёная ручка распалась на части, корзина завалилась набок. От пронзительного писка у меня зазвенело в ушах. Прислужники бросились наутёк, опасаясь суровой кары. И ведь ни разу не наказывала! А следовало, тогда бы эта мелюзга вела себя скромнее. Убедившись, что за допущенную оплошность им не влетит, гремлины выбрались из укрытия и принялись украдкой подъедать рассыпавшиеся ягоды.

– Ведьма, Тёмный властелин объявляет общий сбор! – в третий раз прокаркал ворон.

– Сгинь, птичка. Я не глухая, – проворчала я и углубилась в опись.

Мельтешащие у моих ног прислужники ехидно застрекотали, самый наглый где-то раздобыл рогатку и запустил в ворона камешком. Вместо того чтобы убраться, пернатый перелетел повыше и недовольно что-то каркнул себе под нос. Наверняка пожелал и мне, и моим крохам всего наисквернейшего.

Я украдкой оглянулась – не видит ли кто? – и укрыла гремлинов пелериной от дурного глаза. А то вон как глашатай таращится, словно у него горячая доставка срывается и премиальные вот-вот обломятся.

Чарльз впервые был настолько настойчив. Обычно Тёмный властелин присылал мне сообщение и оставлял в покое. Знал, что не приеду. Некогда мне по шабашам и ассамблеям прохлаждаться. Вот и сегодня надо сперва дань разобрать. Перестарались люди, столько добра притащили. Я и половины не заказывала.

Так что там у меня в списке значится? В этот раз мне должны были доставить полугодовой запас бутылочек для зелий и эликсиров, корзины, ткань, кухонную утварь и… карету?

Я ошалело уставилась на чёрную карету, пристроившуюся позади телег. Как я её раньше-то не углядела? И накой она мне? По лесу в такой особо не покатаешься, в горы не заберёшься, а людскую деревню я посещаю редко. Надо бы обратно отправить, лишний хлам ни к чему. Странно, а вот в описи никакой кареты не значится…

Земля ушла из-под ног настолько неожиданно, что я и вскрикнуть не успела. Меня подбросило в воздух, перевернуло вверх тормашками и затянуло внутрь экипажа. Я попыталась вытащить из-за корсажа волшебную палочку, но вынырнувшие из-под сиденья верёвки быстро примотали кисти к туловищу. Ноги оставались свободными, чем я и воспользовалась, от души пнув захлопнувшуюся дверь. Та не поддалась, зато мне немного полегчало.

– При…

Невесть откуда взявшийся кляп грамотно заткнул мне рот, не позволив отдать приказ гремлинам, и теперь, пока я безуспешно извивалась на сиденье, мелкие паршивцы довольно улюлюкали снаружи. Меня похищали, а эти заразы радовались, что хозяйка наконец-то убралась!

– Тёмный властелин объявляет общий сбор, – злорадно прокаркал напоследок ворон, и карета покатилась.

Часть 1

Ведьминский сбор

Глава 1

Высвободить руки мне не удалось, дотянуться до волшебной палочки – тем более. Нет, конечно, я кое-что умела и без неё. Могла бурю призвать или наколдовать смерч, только вряд ли это помогло бы. Живности я не доверяла. Её только кликни, потом не отвяжешься. Будет копошиться рядом, шипеть, скрипеть, рычать и пялиться влюблёнными глазками – досадный побочный эффект магии Зелёной ведьмы. Те же гремлины временами зверски утомляли.

Ворон был приятным исключением. Он влетел в окно кареты, едва та тронулась с места, и теперь не сводил с меня немигающего угрюмого взгляда. Правильный мрачный ворон из Хмурого королевства. Только смотрит как-то уж больно изучающе. Хотя что там оценивать, всё и так ясно.

Я – Зелёная ведьма. Слегка стервозная, но справедливая. Если ко мне не лезть, я первая не трону. Сейчас же я едва сдерживалась. Ворон был ни при чём, всего лишь выполнял приказ Тёмного властелина. Но как же мне хотелось ощипать птичке перья! Хотя бы за то, что взгляд дерзкий. Сразу вспомнилось, что на мне ботинки стоптанные, платье выцветшее, а кофта… кофта просто любимая, и этим всё сказано. В таком виде в Чёрном замке не показываются.

Хоть переодеться дали бы! Изверги! Ещё и кляп проклятущий!

Громкий протестующий рык, вырвавшийся из моего горла, чудесным образом избавил рот от затычки.

– Не надоело? – прокашлявшись, поинтересовалась я и попыталась устроиться поудобнее. Карету подбрасывало на каждой кочке и выбоине, из-за чего я сползала по сиденью.

Ворон никак не отреагировал на вопрос и продолжил изображать чучело птички. Спина и руки начали затекать. Ещё и эта жара проклятущая! В окно я не выглядывала, но и без того могла сказать, что мы покинули пределы Тенистой долины. Воздух сделался суше, вместо аромата мха и зелени до меня доносился горьковатый запах полыни.

Хорошее растение полынь, и горит тоже хорошо. Вот узнаю, какая тварь запихнула меня в эту карету, и сожгу! И не посмотрю, что я, Зелёная ведьма, существо мирное, в меру пакостное и ни разу не склочное.

Проклятие! До чего же жарко в шерстяной кофте!

– Чего пялишься, лучше помоги раздеться.

Внезапно вырвавшийся приказ удивил не только меня. Ворон подпрыгнул на месте и замер.

– Чумной? Или проблемы со слухом?

В ответ ворон щёлкнул клювом. Нервно так щёлкнул, с возмущением. Странный какой-то.

Я поёрзала на сиденье, кое-как стянула кофту с правого плеча. Уф! Хорошо-то как. Хорошо, но мало!

Призвала силу, уставилась пристально на птичку и потребовала:

– Раздень меня!

Ворон перелетел на моё плечо и снова замер. Нет, нечисть в нашем Хмуром королевстве флегматичная, отдельные особи так вообще беспросветные всёравношники, но на их фоне ворон казался безнадёжным. И как такого в глашатаи взяли?

Я раскинула ведьминские силки для оценки альтернативы. В небе над каретой парили стальные ястребы. Далековато, но призыв точно услышат. Главное, чтобы сверху не спикировали и крышу кареты не проломили. Хотя дополнительная вентиляция мне не помешала бы.

– Ай!

Пернатая зараза вспомнил о задании и подцепил клювом верхнюю пуговицу, царапнув по коже. Я распекать птичку не стала, сама же напросилась. И потом, я ведьма терпеливая, что мне пара каких-то царапин. Воодушевившись первым успехом, ворон защёлкал клювом шустрее. Пуговицы горохом посыпались на пол кареты. Я старалась сидеть смирно и не стонать.

Ещё бы и от верёвок избавиться, но тут ворон мне не помощник – магические путы даже самому крепкому клюву не по зубам. Придётся маяться, пока не доберусь до места назначения.

Тем временем ворон закончил с пуговицами, распахнул кофту у меня на груди и замер.

– Спасибо. Свободен, – объявила я.

Ворон покинуть плечо не пожелал, ещё и когти выпустил, намекая, что, если попробую прогнать, хуже будет.

– И этот влюбился, – со вздохом констатировала я. – Ай! Ты полегче!

От избытка чувств проклятый птиц снова меня поцарапал, причём в этот раз до крови. Отлично, свежий порез – то, что нужно на землях, кишащих нежитью.

Солнечную степь, принадлежащую Жёлтой ведьме, карета пересекла по окраине, после чего свернула на Сумрачную сторону. В центре Хмурого королевства раскинулись владения Тёмного властелина, такие же мрачные, как и его титул. Нечисть этот край не жаловала, зато скелетов, умертвий и прочих недоживчиков здесь хватало с лихвой.

Словно в ответ на мои мысли снаружи раздался пронзительный писк – нетопыри первые почуяли желанную добычу.

– Надеюсь, ты в курсе, что гостей к Тёмному властелину принято доставлять в нетронутом виде?

Из горла ворона вырвался странный звук. Нечто среднее между карканьем и скептическим смешком. Путы, связывающие запястья, опали. Удивляться такому подарку я не стала, вместо этого вытащила из-за корсажа волшебную палочку и не глядя выпустила в окно сноп звёздочек. Взволнованный писк кровопийц-гурманов сменился обиженным визгом.

– Сквер-рно… – Ворон перелетел на противоположное сиденье, с укором разглядывая чёрные подпалины на занавесках.

– Скверно то, что одну из верховных ведьм запихнули в карету, как мешок с картошкой. Связали, поцарапали, ещё и кофту испортили.

– Кха-ар! – Ворон подавился собственным карканьем.

Мне на его возмущение было плевать. Следовало как можно быстрее привести себя в порядок. Чарльз внимания на мой внешний вид не обратит, зато сестрицы точно не промолчат. Любим мы друг друга, прямо-таки до смерти.

Зеркала в карете не было, но я и без него знала, как выгляжу: волосы спутались, в глазах плещется едва сдерживаемая ярость. Добраться бы до того, кто счёл, что может так обращаться с верховной ведьмой! Тёмный властелин никогда бы так со мной не поступил. Малообщительный, не отличающийся особым терпением, Чарльз по натуре был затворником и прекрасно меня понимал. Он молча принимал мои отказы и не гневался на то, что я уже год из Тенистой долины не выезжала. И дальше бы в ней сидела. Нет же, скрутили, запихнули в карету. Никакого почтения ни к статусу, ни к уровню силы!

Я сделала несколько глубоких вдохов и прижала ладони к пылающим щекам. Нужно успокоиться. Никто не должен узнать, каким образом я попала в Чёрный замок. В любой ситуации надо соответствовать званию верховной ведьмы и сохранять лицо. Что ж, начну с малого – приведу себя в порядок.

Избавившись от кофты, я залечила царапины, после чего настала очередь платья. Взмахом волшебной палочки застиранный хлопок превратился в тончайший шёлк, простой тёмно-зелёный корсаж засиял наколдованными бусинами. Красота, да и только, учитывая, что теперь предмет дамского туалета не стягивал грудь, а выгодно её подчёркивал.

Ворон вытаращился на меня.

– Чего пялишься? Это ты ещё не видел, как некоторые из нас по десять кило взмахом волшебной палочки скидывают или бородавки сводят.

Хлоп!

Птиц картинно шлёпнулся в обморок, ещё и лапками для пущего эффекта подёргал. Наглый какой. Видимо, хозяин ему многое позволяет. В принципе, не моё дело. В Хмуром королевстве закон простой: каждый распоряжается на своей территории.

Нынешний Тёмный властелин – жуткий консерватор, поэтому в Сумрачных землях круглый год стоит мерзкая погода. Сизый туман стелется по земле, в воздухе висят капельки влаги, солнце если и показывается из-за облаков, то только чтобы подсветить общую унылую картину.

Карета катилась по главной дороге, вдоль неё мерцали голубые огоньки, эффектно оттеняя иссиня-чёрные искорёженные деревья. Хлипкая мерцающая преграда защищала редких путников от обитателей Мёртвого леса.

Цоп-цоп-цоп…

Раздавшийся звук мог напугать несведущих до дрожи, но я-то знала, что это всего лишь патруль. Нам навстречу топала костяная стража. Поравнявшись с каретой, скелеты отдали мне честь, половина пристроилась позади экипажа, остальные побежали впереди.

Надо же, какой сегодня Чарльз предупредительный. Обычно от него и стакана чаю с дороги не дождёшься. Всё приходится делать самой. Пребывание в Чёрном замке зачастую превращается в развесёлую задачу по поиску прислуги и съестного. Нежить прекрасно чувствует настроение хозяина, и если тому плевать на потребности гостей, то и пальцем не пошевелит, косточкой не скрипнет.

Вот скелеты гремели слаженно и в такт. От монотонного постукивания костяных ног по камням глаза начали слипаться. Я откинулась на спинку сиденья и задремала.

* * *

Меня разбудил яркий солнечный луч, проникший в карету сквозь прожжённые занавески. От неожиданности я подскочила на месте и выхватила волшебную палочку.

Это куда ещё меня занесло?!

Высунувшись в окно, убедилась, что экипаж по-прежнему катится по главной дороге. Мёртвый лес остался позади, сменившись полем Бескрайнего уныния. Вот только уныние сегодня было какое-то бодрое, а всё из-за того, что серо-зелёный мох, из которого по большей части поле и состояло, немилосердно поджаривало солнце. Мох природной аномалии не обрадовался и пытался спастись. Целые островки ползли к спасительной тени Мёртвого леса. Обычно ровная, сейчас серо-зелёная гладь выгибалась и извивалась, словно под ней находилось нечто живое и оно силилось вырваться наружу. Впрочем, живности и без того хватало. Над всем этим шевелящимся безобразием кружили червоклювы. Они выискивали свободные от мха участки, после чего приземлялись и принимались рыть землю.

– Не желаешь присоединиться?

Я перевела взгляд на противоположное сиденье и обнаружила, что делать предложение некому – мой сопровождающий исчез. Зато эскорт из скелетов оставался. Тем яркое солнце было нипочём, а всё потому, что нежить вооружилась зонтиками креативных расцветок. И где только откопали?

Чем больше я таращилась на подрагивающие шляпки зонтиков, тем сильнее мне хотелось выйти из кареты. Причём не дожидаясь остановки. Интуиция билась в истерике и доказывала, что мне не следует ехать в Чёрный замок. Спустя несколько минут к ней присоединилась и паранойя. Та активизировалась благодаря небольшим кустикам роз, невесть откуда взявшимся вдоль дороги.

Взмахом волшебной палочки я срезала ветку и притянула к себе. Надо же, настоящая роза. И пахнет как и положено. Удивительно, учитывая, что в Сумрачных землях цветы не росли вовсе.

К тому моменту, как карета подкатила к воротам замка, я окончательно убедилась, что в вотчине Тёмного властелина творится неладное. И дело было не только в ярком солнце или же распустившихся цветах. В земле, в воздухе, даже в небольшом пруду возле замка кипела жизнь. Удивительно для царства нежити!

Из кареты я выбралась осторожно, держа волшебную палочку наготове. Мало ли ещё какие сюрпризы пожалуют.

– Айрин, ты всегда была… тр-руси-ихой! – На последнем слове Мара Солнечная, она же Жёлтая ведьма, слегка запнулась.

Сестрица восседала на балюстраде и беззаботно болтала ногами. Рядом на задних лапках стоял вышколенный волкодлак. В передних «пёсик» держал поднос с двумя графинами. Любительница настоек и прочих деликатесов на спирту уже успела основательно надегустироваться.

– Смотрю, ты до сих пор со своими напитками по гостям разъезжаешь, – мягко поддела её я.

– Никогда не знаешь, как тебя встретят, – наставительно заметила Мара.

– Кто уже приехал?

– Ингорду Алую доставили. – Жёлтая ведьма весело хихикнула. – Прелестненько упаковали, как самый драгоценный подарочек. По рукам и ногам спеленали. И то она умудрилась своих сопровождающих цапнуть.

– Заодно и подзакусила, – буркнула я.

– Каменными големами-то? Наш Тёмный властелин тот ещё затейник. – Мара снова рассмеялась.

Смех вышел до того противный, что у меня заныло в висках. Надо же, выходит, не только меня против воли в карету запихнули.

Ингорда Алая – вампир и обладает крайне неуживчивым и склочным характером. Кроме того, она злопамятна и мстительна. На месте Мары я бы поостереглась. Впрочем, это не моё дело.

– Так и будешь тут сидеть? – спросила я у неё.

– Зачем мне в этот склеп торопиться? На свежем воздухе приятнее. – Она подставила кубок волкодлаку. Тот наполнил его до краёв и снова замер, готовый исполнить любой каприз госпожи.

На мгновение я представила, что прихватила с собой прислужников, которые стали бы обо мне заботиться. Представила и вздрогнула. Нет, подобного счастья мне не надо. Гремлинов пришлось бы контролировать каждую минуту. Предоставленные сами себе, они натворили бы немало бед. И всё-таки с ними привести моё временное пристанище в порядок было бы намного проще.

Я тяжело вздохнула. Наверняка Чарльз, приказав нам собраться в замке, сам и не подумал подготовиться к встрече. Тёмный властелин прекрасно владел бытовой магией, но считал, что магу его уровня не подобает возиться с самоходными мётлами и парящими по воздуху тряпками. Привлекать нежить к уборке бессмысленно – только грязь разводить умеет. Я не раз намекала Чарльзу, что ему следует расширить штат замковой прислуги за счёт демонов, но упёртый старик считал, что Тёмный властелин обязан окружать себя исключительно нежитью. Вот и превратил родной замок в подобие склепа. Неудивительно, что Мара не торопилась в него заселяться.

– Совсем всё плохо? – уточнила я, и не надеясь на отрицательный ответ.

– Полагаю, не хуже обычного. – Ведьма капризно надула губки. – Сыро, мерзко, местами пыльно.

Я с тоской покосилась на парадный вход. Видимо, придётся немного поколдовать. Временами мне казалось, что Чарльз собирает ведьм у себя только для того, чтобы они навели в его замке порядок. Вот уж точно мужской подход!

– Присоединяйся. Подождём немного. Вдруг ещё кого силой притащат. – Мара приглашающе похлопала ладонью по балюстраде.

– Делать мне больше нечего, – раздражённо фыркнула я.

Желание сестёр уязвить друг друга порой переходило все разумные пределы. Такое поведение не делало им чести и плохо соотносилось с солидным статусом верховных ведьм.

– Как хочешь. – Мара отпила из кубка и предвкушающе уставилась на дорогу, ведущую к замку.

В отличие от Жёлтой ведьмы я терять времени зря не собиралась. Следовало побыстрее разыскать Чарльза и выяснить причину столь срочного ведьминского сбора.

Парадные двери распахнулись, едва я к ним приблизилась, даже стучать не пришлось. А за ними ждали самые настоящие чудеса! Меня встретили двое демонических лакеев в новенькой чёрной униформе. Поначалу я приняла их за умело замаскированную нежить, однако затем один из них громко чихнул.

– Подойди! – приказала я.

Лакей с опаской приблизился. Я ухватила его за лацкан ливреи и развернула лицом к свету.

Итак, кто тут у нас?

Передо мной стоял демон крови годков тридцати-сорока от роду. Совсем юный по меркам своего клана. Овальные зрачки отреагировали вполне ожидаемо и сузились до еле заметных вертикальных полос, винный оттенок радужки указывал на чистоту крови. Я ощупала гладкий подбородок, оценила изящество чётко выраженных скул и тут только заметила на лбу демона капельки пота.

– Госпожа чем-то недовольна? – глухо обронил он.

– Госпожа всего лишь хочет убедиться, что ты настоящий.

– Конечно, настоящий! Здесь много наших. – Демон радостно оскалился, продемонстрировав острые клыки.

– Госпожа, примите это как доказательство, – подал голос его напарник. Не успела я и рта раскрыть, как мне сунули под нос когтистую ручищу, на ладони демона набухал кровью глубокий порез. – Не стесняйтесь!

Ладонь придвинулась настолько близко, что я уловила специфический запах демонской крови. Её-то мне и предлагали попробовать на вкус, так сказать, оценить достоверность.

– Не нужно.

Я кончиком пальца отвела руку демона от своего лица, а потом слегка прикоснулась волшебной палочкой к ране. Та тут же затянулась, вызвав на физиономии демона растерянное выражение.

– Сколько с меня? – быстро уточнил он.

Справившись с первым удивлением, я милостиво улыбнулась:

– Я не требую оплаты.

– Это вы сейчас не требуете, а потом выставите счёт, да ещё и с набежавшими процентами. Любому демону известно, что верховные ведьмы задарма не помогают.

Я мысленно передала привет Ингорде Алой, на землях которой и проживали демоны крови. Это ж надо было так испортить нам всем репутацию! Я и сама брала плату за помощь, но «дары» приносились согласно списку и в строго обозначенное время. Никто не бился в истерике возле моего домика, умоляя поскорее рассчитаться.

Судя по выражению лица, демон был настроен серьёзно. Пришлось выкручиваться.

– Подскажи, какую комнату лучше выбрать, – и мы в расчёте.

Подобная цена лакея более чем устроила.

– Позвольте проводить вас на этаж, отведённый для верховных ведьм королевства!

Предложение подкреплялось таким взглядом, что стало ясно: бедолага готов меня на руках отнести к месту назначения. Создавать ему дополнительные сложности я не собиралась. Мне и самой было интересно посмотреть на упомянутый этаж. О таком я слышала впервые. Обычно мы селились сами, выбирая те покои, которые больше приглянутся.

– Осторожнее, госпожа! – Предупредительный малый подхватил меня под локоть, не дав упасть.

– С полом вы что сотворили? – проворчала я, ступая уже осторожнее.

– Отдраили и начистили, – последовало радостное в ответ. – А ещё в замке вымыли окна, постирали шторы…

– И обязали всех лыбиться?

– Боюсь, что я вас не понял, госпожа. – Лакей заметно сник.

– Вы что-то имеете против улыбок?

Я повернулась на голос и удивлённо икнула. Явившийся тип был облачён в белоснежные брюки и рубашку. Золотистый жилет, словно вторая кожа, облегал широкую грудь незнакомца. Светлые, слегка волнистые волосы спускались до плеч и оттеняли резкость черт лица. У блондина был квадратный подбородок, прямой нос и цепкий взгляд. Возникло ощущение, что на меня не просто смотрят, а оценивают. Или дело не во мне, а в обуви?

Обернувшись, обнаружила, что умудрилась оставить на сияющем чистотой полу грязные следы. И почему я раньше не вспомнила, что под обновлённой магией юбкой у меня ботинки, в которых я любила бродить по лесу или возиться в огороде?

Чтобы сгладить неловкость, я вымучила улыбку:

– Ваших рук дело?

– Смотря что вы имеете в виду.

– Перемены в замке. Я так понимаю, вы наш новый мастер чистоты?

– Безусловно, я – мастер. – На лице мужчины блеснула широкая улыбка. – Даже в некотором роде магистр.

– Ценный кадр, – ляпнула я для поддержания разговора.

Блондин завладел моим вниманием, поэтому я не сразу заметила, что стоящие рядом лакеи не сговариваясь отошли подальше. Вышколенная прислуга в замке Тёмного властелина? Что-то новенькое.

– Позвольте вас проводить. – Блондин протянул мне руку.

Как только наши пальцы соприкоснулись, я попыталась считать ауру незнакомца и… словно уткнулась в глухую стену. Ни дара, ни родовых способностей, ни расовых признаков, словно у голема или иной механической игрушки. И всё-таки этот тип был живым, а следовательно – совершенно беспомощным перед чарами ведьм. Вряд ли хоть одна из сестёр сможет устоять от соблазна заполучить такого красавчика.

Интуиция подсказывала, что мне стоит избрать роль стороннего наблюдателя, но совесть не позволила промолчать. В конце концов, блондинчик не виноват, что родился настолько привлекательным. Идти рядом с ним было одно удовольствие, и это когда меня всего лишь поддерживали под локоть. На мгновение представила, что рука сопровождающего оказывается на моей талии, плечо нечаянно касается плеча…

– Остерегайтесь Ингорду Алую. Она наверняка захочет вас попробовать. В смысле укусить, – поспешно уточнила я, поскольку блондин внезапно остановился.

– Госпожа ведьма обладает экстравагантными манерами? – прозвучало вежливое в ответ.

– Госпожа ведьма – вампир! – не сдержала досады я.

Вот как можно устраиваться на работу в Чёрный замок, не собрав информацию? На подобный подвиг способен либо отъявленный дурак, либо отпетый оптимист, что, впрочем, одно и то же.

– Буду иметь в виду. – Мужчина беззаботно усмехнулся: – Ещё советы имеются?

– Не пейте ничего из рук Мары Солнечной. Все её настойки под семьдесят градусов, желудок сожжёте, да и голове ясности они не прибавят.

– Занятно. Продолжайте.

– Эльза Фиолетовая обожает ароматические смеси. Некоторые из них весьма коварны.

– Учту.

Я обратила внимание, что блондинчик посерьёзнел. Молодец – есть шанс, что переживёт ведьминский сбор с минимальным ущербом.

– Изольда Полуночная наверняка захочет затащить вас в постель.

– Цепкая дама.

– Некоторым это нравится.

– Звучит так, словно вы ей завидуете.

– Ну, знаете! – Я вырвала свою руку из пальцев блондина. – Я вообще-то всего лишь пытаюсь помочь.

– Понимаю и приношу свои извинения. – Он приложил руку к груди и поклонился, причём с таким выражением лица, что и не поймёшь, издевается или нет.

Гадать я не привыкла, терпеть насмешки – тем более. Я вообще не обязана была ему помогать!

– С Ларой Рыжей и Василисой Лазурной вы как-нибудь сами разберётесь, а теперь покажите, пожалуйста, мою комнату.

– С превеликим удовольствием, но не раньше, чем вы закончите рассказ… – И взгляд такой ироничный, что больше нет никаких сомнений – развлекается. Причём за мой счёт!

– Я же уже объяснила…

– Вы, кажется, забыли ещё одну ведьму.

Я уставилась на свою руку и принялась загибать пальцы. Нет, с сёстрами я вижусь крайне редко, но не могла же я в самом деле кого-то забыть?

Горячие пальцы перехватили моё запястье и потянули на себя.

– Ну же, Айрин, я жду, – последовало проникновенное.

– Чего именно? – хмуро спросила я.

– Когда вы сообщите, что этакого мне предложит Зелёная ведьма. Детка, не стесняйся, уверен, у тебя тоже есть своя фишка.

Волшебная палочка скользнула мне в свободную руку по щелчку пальцев и уткнулась в грудь нахала.

– Ещё раз ко мне притронешься – и придётся ночевать в малоприятной компании. Все крысы и пауки этого замка станут твоими постоянными спутниками, москиты и мокрицы полюбят, как вторую маму, а блохи…

– Придётся завести, – насмешливо глядя на меня сверху вниз, заявил блондин, но руку всё же отпустил.

– Блох?

– И остальную живность из вашего списка. Если вы ещё не заметили, этот замок стал намного чище.

Внезапно мне стало плевать и на замок, и на причину, по которой меня в него вызвали. Палочка в руках подрагивала от сдерживаемой ярости. Ни один слуга не имеет права так разговаривать с верховной ведьмой!

– Два шага назад или пожалеешь!

– Да хоть три. – Блондин равнодушно пожал плечами и преспокойненько направился прочь.

Вот и славно! Пусть убирается, а то я за себя не отвечаю!

На второй этаж я поднялась чуть ли не бегом, свернула в правое крыло и уткнулась в невидимую преграду. Зараза оказалась до того твёрдая, что у меня искры из глаз посыпались.

Всё, Чарльз, это уже не смешно!

Личные покои Тёмного властелина располагались на четвёртом этаже. Вот туда-то я и направилась. Учла предыдущий опыт и шагнула на чёрный ковер с выставленными вперёд руками. Два шага – и снова привет от невидимой магической преграды.

Ладно, не пускаешь по-хорошему, попробуем как умеем.

Я выставила перед собой волшебную палочку, слегка постучала ею по магической стене, но чуда не произошло. Следом пошла в ход сила верховной ведьмы. С большим трудом я смогла погрузить кончик волшебной палочки в преграду. Та зазвенела и подёрнулась золотистой рябью. А вот это уже интереснее! Я магию Чарльза прекрасно знала, так вот, эта сверкающая дрянь была создана вовсе не с помощью силы Тёмного властелина!

Волшебная палочка успела погрузиться в барьер наполовину, когда раздался громкий хлопок и меня отбросило назад. Приземление прошло весьма болезненно для моего самолюбия. Встала, отряхнулась, расправила помятую юбку и, затаив дыхание, поманила палочку с пола. Вдруг сломалась? Опасения оказались напрасными. Символ принадлежности к ведьминской элите скользнул мне в руку, на конце малахитового стержня зажегся зелёный огонёк.

Ладно, Чарльз, этот раунд за тобой. Я ведьма терпеливая и дождусь, когда же ты соизволишь появиться и объяснить, что здесь происходит.

Уже знакомый лакей поджидал меня на лестничном пролёте. Я придирчиво всмотрелась в физиономию юного демона, но не заметила на ней ни следа ехидства или злорадства. Либо он не был свидетелем моего фиаско, либо отлично владел собой.

Не думала, что скажу это, но пришлось:

– Проводи меня в мою комнату.

– Как прикажете, госпожа верховная ведьма.

Лакей направился вниз по лестнице. Вот хоть кто-то помнит о моём статусе и относится к нему со всем уважением. А мастера чистоты я уволю. Пусть пакует свои швабры и щётки и выметается!

Глава 2

Говорят, у верховных ведьм отсутствует чувство юмора. Мы стервозны, требовательны и не готовы идти на уступки. Спорная характеристика, я вот всегда ценила хорошие шутки, однако, очутившись в зелёных апартаментах, чётко осознала – мне не смешно.

Лакей наверняка предвидел подобную реакцию, поэтому сбежал, как только я дотронулась до дверной ручки. Расторопный малый. В противном случае огрёб бы и за кривую беседку, которую впихнули вместо кровати, и за травяной настил, и за проклятущие лианы, свисающие со стен. Я устала с дороги и хотела отдохнуть в нормальной комнате, а не в пародии на ночёвку в лесу!

Взмахом палочки я иссушила траву под ногами и подожгла. Зелёный огонь извивающимися змейками устремился к деревянной беседке. Эх! Хорошо горит! Разнесу тут всё, а потом потребую переселить меня в обычную спальню. Разве я многого желаю?! Да я вообще самая милая, добрая и неконфликтная из семи верховных ведьм. Просто не бесите меня – и проблем ни у кого не будет!

Ливень с потолка хлынул без предупреждения; я и выругаться не успела, как промокла до нитки. Вскинув вверх волшебную палочку, наколдовала подобие зонтика. Теперь вода ударялась о магическую преграду и разлеталась по комнате, но суше от этого я не становилась, а вот зелёный огонь угасал. Он шипел и извивался, пытался лизать деревянные перекладины беседки, но льющиеся с потолка потоки воды не оставили ему ни малейшего шанса. Я мрачно наблюдала за последними огненными островками, пока и они не погасли, оставив после себя струйки зеленоватого дыма.

– Прелестно! И что дальше?

Резкий порыв ветра заставил меня зажмуриться, когда же я открыла глаза, то обнаружила не тронутую магическим коллапсом комнату. Трава снова доходила мне до щиколоток, на стенах беседки не было ни единого пятнышка. Признав поражение, я осмотрелась в поисках уборной. Надо было избавиться от мокрой одежды и освежиться.

Искомая дверь обнаружилась под лианами. Помня о неудаче с пожаром, срезать их я не рискнула. Вместо этого вырастила магией два деревца и обмотала мешающие мне отростки вокруг стволов. Вышло не особо красиво, зато я наконец-то смогла добраться до дверной ручки.

Подспудно я ожидала очередную гадость и пришла в неописуемый восторг при виде просторной, выложенной светло-зелёной плиткой комнаты. Придирчиво осмотрела пол. Вдруг ненастоящий? Изучила светильники, вмонтированные в стену. Обычные, без малейших следов магии! Ну наконец-то удобства, достойные замка! На радостях вскинула голову вверх и…

– Твою ж зелёную!

Медленно спускающийся по паутинке тарантул зелёным не был, в остальном же – самый противный, самый мерзкий паук из тех, что я видела.

Считается, что ведьмы, повелевающие силами Земли, без ума от тварей, её населяющих. Так вот, это не более чем глупейший стереотип! Я насекомых терпеть не могу, рядом с моей избушкой повсюду охранки понатыканы. И от насекомых, и от грызунов, и от гадов ползучих. Дай ведьме жить спокойно, и она о тебе и не вспомнит.

Тарантул, разумеется, об этом правиле не слышал, а поэтому продолжал спускаться. Как только он оказался у моего носа, я ткнула в него волшебной палочкой. Паучище перелетел через бассейн и приземлился чётко на подоконник. Вот и славно, следующий шаг – выбросить эту мерзость в окошко.

План был отличным, просто замечательным, однако реализации помешало еле слышное шипение. Звук раздавался из-за бортика бассейна. Осторожно, буквально на цыпочках я приблизилась к купальне и…

– Уберите! Немедленно это уберите! – Взвизгнув, быстро осмотрелась. Вдруг кто услышал? Впервые я пожалела, что не смогла прихватить с собой прислужников.

Шипела жирная мохнатая мокрица. Тварь была толщиной с палец и походила на шевелящуюся щётку. А хвалились, что навели в замке порядок. Паук – жирный минус, мокрица – незачёт, только крысы для полного комплекта не хватало!

Внезапная догадка заставила меня рвануть обратно в комнату. Так и есть, в беседке сидела белая крыса и лопала печенье. Рядом лежала слегка погрызенная записка:

К сожалению, не смог так быстро раздобыть блох, в остальном же – любой каприз для госпожи капризной ведьмы…

Я смяла записку, подбросила и испепелила магией. Нет, этому типу точно рекомендации не светят!

* * *

В страданиях за компанию – мало пользы, зато страдать в компании уже не так обидно. У сестриц тоже возникли непредвиденные проблемы с апартаментами, так что тут я была не одинока. Мелочь, а приятно! Перекинувшись парой-тройкой фраз с сёстрами, я убедилась, что всех нас разместили в комнатах, повторяющих особенности ландшафта личных территорий. Неудачность копий признали все ведьмы. Большинство предпочло сделать вид, что всё в порядке, одна Ингорда истерила публично и требовала подать ей голову наглеца, додумавшегося поселить её в огненной пещере. То, что земли Алой ведьмы расположены в горах, в окружении горячих источников и действующих вулканов, в качестве объяснения не принималось.

Верховных ведьм Хмурого королевства можно было условно разделить на две группы: любительниц создавать сложности окружающим и старающихся избегать конфликтов. К первой группе относились Изольда Полуночная, Ингорда Алая, Эльза Фиолетовая и Мара Солнечная. Этих мухоморами не корми, дай только кому-нибудь напакостить. Ингорда и Изольда вредили осознанно и со вкусом. Эльза любила притворяться жертвой обстоятельств, но больше всего меня удивляла Мара, вечно утверждающая, что она не специально, не нарочно и вообще не понимает, как так вышло. Ведьмы второй группы – Василиса Лазурная и Лара Рыжая – были благороднее. Все знали, что если к ним сунуться – ответка прилетит такая, что волшебной палочкой не отмашешься. Зато первыми Василиса и Лара никогда не нападали. Временами я жалела, что мы не соседи.

Искупавшись и обновив одежду магией, я тщательно исследовала комнату. Заодно выяснила, что наколдованный интерьер устойчив не только к разрушающим чарам, но и защищён от физического воздействия. На месте срезанных лиан вырастали новые, а вмятины и трещины в стене чудесным образом разглаживались. Вот и как такую подставу смогут подсластить пирожные и торты?

Нас собрали в бальном зале, где уже был накрыт фуршет. Основательно потрепав всем нервы, владелец замка решил компенсировать причинённые неудобства вкусненьким. Впрочем, показываться гостям на глаза он не спешил. Видимо, ждал, когда ведьмы выпустят пар и подобреют. На месте Чарльза я бы на это особо не рассчитывала.

– Отличный приём. – Мара деловито сунула нос в каждый из трёх графинов, не смогла определиться и принялась смешивать коктейль у себя в стакане.

Я взяла с подноса тарталетку, украшенную ягодами. Отчего-то представилось, как я размазываю её по физиономии любителя белоснежных нарядов. Это же он всё подстроил или же присоветовал. Сам Чарльз до подобного бы не додумался.

– По мне, так шутка затянулась… – тихо проворчала я.

– Так это же чудесно! – Полный искрящегося оптимизма голос разнёсся по залу. – Ведь, как известно, смех продлевает жизнь.

Семь волшебных палочек взметнулись в воздух, выражая несогласие со странным субъектом, утопающим в рюшах и кружевах. Четыре боевых заклинания, два парализующих и одно вполне безобидное проклятие были готовы поспорить с чудиком в балетках. Он кузнечиком проскакал по залу, щедро раздавая воздушные поцелуи.

– Дамы, до чего же я рад наконец-то встретиться с вами!

Дамы были не согласны, и только женское любопытство ограждало дрыгуна от немедленной расправы. Выдав парочку подскоков, он закрутился на месте волчком и эффектно рухнул на одно колено.

– Эдмон Альбус Добрэ, первый и единственный министр нежных чувств Хмурого королевства. Прошу не обижать и дать отработать честно стребованный полугодовой аванс.

В зале воцарилась тишина. Ведьмы переваривали услышанное.

– Обы-ы-чно про-ося-ят «люби-ить и жа-алова-ать»… – медленно, чуть растягивая слова, пропела Фиолетовая Эльза. Сладкий голосок этой ведьмы мог усыпить бдительность не хуже сонных чар, ей подвластных.

– Положим, любить вам пока меня не за что. – Типчик эффектно выставил вперёд руку.

С волшебной палочки Мары Солнечной сорвалась жаркая искра. На этом рабочий день незадачливого министра скоропостижно завершился бы, но я перехватила снаряд и перенаправила в сторону накрытых столов. Рвануло – просто на загляденье! Успевшие активировать защиту оказались отброшены взрывной волной, остальные поднимались с пола, стирая с лица и одежды хлопья крема, и только новоявленный министр преспокойно торчал в центре зала и с абсолютно невозмутимым видом расправлял кружево на манжетах. Следовало догадаться, что Тёмный властелин не выпустил бы бедолагу к ведьмам, не обеспечив должной защитой.

– Прости… ик!..те! – Мара вытерла со лба следы шоколада. – Это всё от нервов.

– Пить надо меньше… – зло прошипела Изольда Полуночная, пытаясь разогнать чернильный туман. Тот упорно лип к хозяйке, оставляя на полу тёмно-синие разводы.

Назревал скандал.

Я отошла подальше, чтобы буря ведьминской ссоры ненароком не задела, однако гром так и не грянул. Василиса и в сложившейся ситуации оказалась умнее остальных. Она молча взмахнула волшебной палочкой и стала наводить порядок. Под её руководством столы сами поднимались на ножки, посуда склеивалась, по полу ползли куски бисквита, катились уцелевшие ягодки и мармелад, собирался в шарики крем…

– Я это есть не собира-аюсь! – капризно воскликнула Эльза.

– Ну, будем считать, что познакомились! – Несмотря на произошедшее, министр нежных чувств снова сиял.

Упорный какой, видимо, аванс возвращать жалко.

– Может, объяснишь, зачем нас тут собрали? – пробасила Лара Рыжая. Самая сильная из семи сестёр отлично владела боевыми искусствами и обожала всякие железяки. Вот и сейчас она больше походила на оружейную стойку, чем на ведьму.

– Чтобы накормить, оценить и наметить фронт предстоящих работ, – окончательно озадачил нас министр.

– И каков будет вердикт? – Изольда и тут осталась верна себе и принялась строить глазки чудику в кружевах.

Министр внимательно осмотрел нас и вздохнул:

– Зря я отказался от премиальных.

* * *

Мы разбрелись по комнатам озадаченные и притихшие. Удивительно, но никто не заикнулся о возвращении домой. Всем было интересно, на какое состязание намекнул перед уходом министр нежных чувств.

Мне вот было плевать и на интригу, и на личность новоявленного министра, даже желание увидеться с Чарльзом подостыло. Если тому на старости лет приспичило над нами подшутить, то пусть развлекается в компании шести ведьм. Одной больше, одной меньше – никто и не заметит. Так что, вместо того чтобы отправиться к себе, я поспешила в экипажную, в которой хранились самоходные кареты Тёмного властелина.

– Уже покидаете нас?

Вопрос застал меня врасплох и заставил мысленно выругаться. Хотела съязвить насчёт беспорядка в бальном зале, но сказала совсем другое:

– Некогда мне здесь прохлаждаться. У древесных троллей начинается брачный сезон, каменные сделают всё, чтобы испортить им праздник. Люди так и не получили моего официального одобрения и наверняка пришлют самых недалёких убедиться, что верховная ведьма осталась довольна подношением.

– Почему же недалёких? – Блондин недоумённо нахмурился.

Он уже успел снять жилет, теперь на нем болталась белоснежная рубашка свободного покроя. Намекнул бы кто, что белый цвет не самый удачный в Хмуром королевстве. У нечисти так вообще считается траурным.

– Только беспросветный тупица сунется в заповедную часть леса. У меня там на каждые десять шагов по две ловушки.

– Госпожа верховная ведьма не жалует посетителей? – И вид такой слащаво-предупредительный, что так и захотелось пригласить блондина к себе в гости.

– Госпожа ведьма желает, чтобы её оставили в покое и позволили заниматься тем, ради чего её и сделали верховной!

– Разве служение Тёмному властелину не относится к одной из первоочередных задач верховной ведьмы? – вкрадчиво поинтересовался он. – Вы не думайте, я не докапываюсь, просто я человек новый, вот и пытаюсь разобраться в местных правилах.

Человек! Это многое объясняло. Инстинкт самосохранения ни к чёрту. К примеру, любой демон в курсе, что от ведьм лучше держаться подальше, ни в коем случае не злить и не бесить, а этот прямо-таки напрашивался на неприятности.

– Не переживайте, я прекрасно знаю свои обязанности. Не пора ли и вам приступить к своим?

Я протянула руку к кольцу на двери экипажной, но блондин ловко просочился между мной и целью. Ещё и дверь плечом подпёр, чтобы уже наверняка. Вот и откуда такой настырный взялся?

– И в чём же заключаются ваши обязанности?

– Если отвечу – отцепитесь?

– Даю слово.

– Оберегать обитателей Тенистой долины от происков светлых, проживающих по другую сторону Великого хребта.

– То есть вы защищаете своих подопечных не только от пакостей сестёр, нападок нежити и нечисти, но ещё и ограждаете их от злых и страшных светлых магов?

– В точку. Сами видите, работы невпроворот, а теперь отойдите, пожалуйста, мне нужно раздобыть карету.

Вместо того чтобы выполнить обещание, блондин подался вперёд и с милейшей улыбкой поинтересовался:

– Вам никто не говорил, что у вас прогрессирующая паранойя?

– А ваш работодатель не объяснил вам, что злить ведьму опасно?

Блондин заметно помрачнел:

– Мне забыли выдать подробные инструкции, но вы дерзайте – идёте верным путём.

Проход в экипажную наконец-то освободили. Я потянула дверное кольцо на себя, шагнула внутрь и застыла в изумлении – помещение было пустым! Любая ведьма знает, что доверять вслепую не стоит, в особенности когда рядом сёстры, поэтому я осторожно прошлась по периметру, держа палочку наготове. Тщетно! Кроме слоя пыли да паутины под потолком, здесь ничего не было.

– Что-то потеряли?

Вопрос, заданный подчёркнуто участливым тоном, стал последней каплей.

– Терпение! – рявкнув, с полуоборота выпустила в белобрысого нахала зелёную стрелу.

Магический снаряд с тихим свистом промчался к цели и отскочил от невидимой преграды. Ожидаемо, прогнозируемо и совсем не обидно. Пусть живёт, надо же в этом проклятущем замке хоть кому-то порядок поддерживать. Ещё бы в нём над гостями не издевались и кареты не воровали…

– С меня довольно, – с заметным раздражением прошипел блондинчик.

Самодовольно хмыкнув, постучала волшебной палочкой по открытой ладони. Вот и что он мне сделает? Начальству пожалуется или же подкинет в комнату очередного паука? Мелко, мелочно и ни разу не страшно!

– Зря, Айрин. На вашем месте я бы уже начинал бояться.

Учтивое выражение лица блондина сменилось злым. На меня посмотрели так, что я невольно отшатнулась, а всё потому, что вокруг фигуры моей несостоявшейся жертвы зажёгся тёмный огонь. Тёмно-синие и фиолетовые всполохи скользили по белоснежной рубашке, не оставляя на ней ни малейших следов. Окончательно меня добило появление в руке блондина жезла с чёрным набалдашником. С минуту я таращилась на распахнутую драконью пасть, сжимающую зубами чёрный камень, а потом пролепетала:

– А где Чарльз?

– Сегодня я за него, – вполне оправдав мои мрачные прогнозы, заявили в ответ.

– А завтра? – всё ещё надеясь на чудо, выдохнула я.

– Без вариантов.

Тут-то и следовало взять паузу и хорошенько подумать над обрушившимся на меня молотом информации, однако в голове крутилась всего одна мысль: «Вот эта белобрысая помешанная на чистоте зараза убила Чарльза и заняла его место?!»

Магия верховной ведьмы – продолжение её эмоций. Я не собиралась вредить новоявленному властелину, да и не смогла бы, а вот попсиховать – святое. Вырвавшаяся из-под контроля сила приняла вид извивающихся лиан. Они змеями вползли в экипажную, выбив окна и проломив пол. Решивший произвести на меня впечатление властелин поддал жару: тёмный огонь соскользнул с его ноги, очертил круг, внутри которого начала формироваться воронка портала. Неужели он это серьёзно?! Да что я ему сделала?!

Мысленный вопль перешёл в настоящий, а всё потому, что из портала показалась огромная лапа призрачной гончей.

– Засуньте её обратно! Обещаю, вы больше от меня слова поперёк не услышите! Буду вести себя тише воды и ниже травы и вернусь в Тенистую долину, как только вы мне это позволите.

– Заманчивое предложение, – пропыхтел блондин, сжимая уже обеими руками символ темнейшей власти. – Однако есть небольшая проблемка…

– Хотите проучить, чтобы остальным неповадно было? – Осознав, что мне придётся драться с этой тварью, я жалобно всхлипнула.

– Да я просто не могу вернуть её обратно!

Возглас новоявленного властелина вышел до того убедительным, что я не придумала ничего лучшего, как позволить лианам эвакуировать нас из экипажной. Отчего-то те сочли, что через крышу спасаться быстрее и надёжнее, но я непривередливая, жить захочешь – и не так полетаешь, а вот властелин моей затеи не оценил и, едва мы очутились снаружи, повалил на землю.

– Лежите смирно, пока… Оу! – Тихий стон возвестил, что наколдованные колючки быстры, коварны и способны пробиться сквозь защиту Тёмного властелина. Хотя какой из него тёмный? Так, пугало ряженое!

Согласно сценарию, меня должны были тут же отпустить, но этот мазохист и не подумал откатиться в сторону, а продолжал старательно прижимать к земле. Колючки подросли ещё немного, намекая, что меня пора оставить в покое.

– Втяни коготки, детка… – прошептали мне в ухо. Причём на страстный шёпот явно не тянул.

Низкое утробное рычание заставило меня громко вскрикнуть. Я приподняла голову и увидела, что призрачная зверюга выбралась из экипажной и капает сияющей слюной буквально в трёх шагах. От немедленного нападения нас ограждала лишь тёмная сфера, возведённая стараниями властелина. Спасибо, конечно, за заботу, но лучше бы эта тварь и вовсе из портала не показывалась!

– Это всё, на что вы способны?

– Да, сегодня не день Бэкхема, – печально подтвердил блондин. – Не шевелитесь, защита должна выдержать.

– А потом?

– Эта собачка найдёт кого-то повкуснее.

Нет, я точно сплю или же при падении слишком сильно головой о землю ударилась. Тёмный властелин, владыка Сумрачных земель и Хозяин призрачных тварей только что признался, что бессилен что-либо этим самым тварям противопоставить! Ущипните меня хоть кто-нибудь!

Ай! Очевидно, просьбу я озвучила вслух, потому что её незамедлительно исполнили.

– Убери от меня свои лапы!

– Учитывая обстоятельства, это несколько проблематично. – На морде блондина проступило уже знакомое мне ехидное выражение.

– Хотите сказать, что ваша защитная магия работает только в горизонтальном положении?

Неожиданно мужчина смутился и осторожно отполз в сторону.

– Твою ж мать!

– Нет у меня матери. Верховных ведьм порождает Великий источник, – буркнула я, но колючки всё-таки втянула.

Сидим и смотрим на призрачную тварь, та таращится на нас, но на радикальные действия вроде попытки сунуть лапу в тёмную сферу не отваживается.

– А что, если вам попробовать ещё раз портал активировать? Вдруг её затянет обратно? – робко предложила я.

Тёмный скептически нахмурился:

– Или же через него пожалует её подружка.

– А на кой вы вообще этот портал открывали?! – Вместо ответа блондин засопел и отвернулся. – Постойте, вы хотите сказать, что это вышло само собой?

– Небольшая накладка. Со всеми случается. Смотрите, кажется, она что-то учуяла…

Тварь и в самом деле заинтересованно повела правым ухом, после чего задрала голову к небу и издала леденящий сердце вой. Я крепко сжала клацающие от страха зубы, чтобы не завизжать. Закончив музыкальный концерт, гончая потрусила в глубину сада.

– Я же говорил, что она уйдёт, – с заметным облегчением выдохнул липовый Тёмный властелин.

– Но я-то ещё здесь, – мрачно напомнила я.

– И вам нужны объяснения?

– Не только мне. Сёстрам тоже будет интересно.

– Вот этого я и опасался, – и вздох такой печальный. – Как вы думаете, что сделают верховные ведьмы, как только узнают о моих сложностях?

Я призадумалась. По одной мы были для его блондинистого Темнейшества не опасны, но объединившись…

– Они вас убьют.

– Вот и Альбус так считает.

Ага. Выходит, танцующий чудик в курсе проблем работодателя. И всё равно согласился приехать в Хмурое королевство? До чего же ушлый малый. Он мне уже нравится!

– Поэтому ваш министр и стребовал аванс за полгода вперёд?

– Айрин, детка, деньги – последнее, что меня сейчас беспокоит. Но что-то мы засиделись, пора возвращаться.

Отлично! Просто замечательно! Если прежде я жаждала сбежать в Тенистую долину, то теперь желание возросло в разы.

– Призовите карету, и больше вы меня не увидите. Хотя, знаете, я и без неё обойдусь. Долгие пешие прогулки любой ведьме только на пользу.

– Боюсь, вы меня не поняли. Айрин, вы не покинете Чёрный замок, пока я вам этого не позволю. Никто не покинет. – И взгляд такой серьёзный, видимо, сам верит в то, что говорит.

– Мечтать не вредно! – Я вскочила на ноги.

Будет мне этот недомаг приказывать! Со своей силой пусть сначала разберётся! И мне лучше в этот момент находиться как можно дальше.

– Чарльз предупреждал, что с вами возникнут проблемы, – скорбно вздохнул он и призвал жезл.

Я медленно попятилась.

– Знаете, на вашем месте я бы к этой штуке не притрагивалась. Не любит она вас, не уважает и не желает подчиняться…

– Примерно как и вы, но это дело поправимое. Хотите вы того или нет, но я ваш новый властелин.

Его жезл вспыхнул фиолетово-синим, я вскинула волшебную палочку, готовясь отразить удар. Драться не пришлось, мне вообще не позволили воспользоваться магией! Вспыхнувшие под моими ногами голубые руны открыли портал, и я начала падать.

* * *

Хороший диван в беседке поставили, широкий, мягкий. На такой и приземляться приятно. На этом приятности закончились. Выделенная комната бесила, как и прежде, а вот закрытые двери оказались преотвратительнейшим сюрпризом. Громкий грохот за стеной возвестил, что у одной из сестёр возникли аналогичные трудности.

– Ингорда, прекрати! Не выломаешь же! – раздался справа злорадный возглас Жёлтой ведьмы.

– Мара, заткнись! – Никчёмная звукоизоляция позволила разобрать сопение разгневанной вампирши.

– Кто активировал прослушку? – еле слышно поинтересовалась Изольда. Её голос походил на затихающее эхо.

Нет, с этим родственным трёпом пора заканчивать! Мало того что нас поселили в опасной близости друг от друга, удовольствие слышать каждый сестринский чих было и вовсе сомнительным.

Я вытащила волшебную палочку и окутала комнату звуконепроницаемыми чарами. Абсолютная тишина стала мне наградой. Как же всё-таки мало бывает нужно для полного счастья.

Раздражающее «тук-тук-тук» заставило меня выругаться и обернуться. На подоконнике сидел уже знакомый ворон. Долбанув в стекло ещё раз, он нагло уставился на меня.

– Проваливай. Не откроется.

Ворон и не подумал улететь, а продолжил изображать из себя дятла. Ладно, раз ты так хочешь. Я без особой надежды толкнула оконную створку, и – о, чудо! – она поддалась. Не дожидаясь приглашения, пернатый влетел в комнату, немного покружил под потолком, а потом спикировал в беседку и устроился на подушке. На моей подушке! Я в неё только один раз носом уткнуться успела, когда из портала выпала, а её уже утоптали немытыми птичьими лапами.

– Кыш! – Я замахнулась на наглую заразу волшебной палочкой.

Тот даже не шевельнулся, словно именно на подушке ему было самое место.

– Надеюсь, ты не блохастый? – Я подозрительно нахмурилась. – А то твой хозяин грозился преподнести блошек в подарок. Вдруг поэтому тебя и подослал?

– Кх-кар! – раздалось возмущённое в ответ.

Я осторожно приблизилась к ворону, но он не проявлял беспокойства. Ещё и посматривал так, словно эта беседка – его личный вольер, а я так, в гости заглянула. И всё-таки вопрос во́роновой гигиены стоял ребром, и его надо было решать.

Лёгким движением волшебной палочки лежащее на диване покрывало ожило и спеленало ворона прежде, чем он сообразил сорваться с места.

– Пойдём, мой хороший, я тебя сильно не обижу.

Ворон мне не поверил и продолжил вырываться, стараясь клюнуть.

– Будешь выделываться – вымою целиком.

Угроза подействовала, пернатый затих и только смотрел так, словно мысленно желал мне сдохнуть в муках.

Травмировать птичку купанием в бассейне я не стала, вместо этого налила немного воды в ковш, туда же щедро плеснула жидкого мыла. Пена вышла пышная и пахучая, но кто бы оценил! При виде импровизированной ванны ворон задёргался, как припадочный.

– Пусти. Чистый я, – вырвалось из клюва.

Ух ты! Говорящий ворон! Разумные звери и птицы в Хмуром королевстве встречались крайне редко, предпочитая земли, свободные от нечисти.

– Возможно, и чистый, – не стала спорить я. – У помешанного на чистоте хозяина иначе и быть не может, но рисковать не будем. Хочешь спать со мной – моешь лапы.

Ворон замер, оценивая мой ультиматум, а затем прохрипел:

– Пусти. Я сам.

– Как хочешь. – Я разжала крепкие объятия.

Очутившись на свободе, он осторожно завис над ковшом, на пару секунд сунул обе лапы в пахучую пену, после чего рванул к лежащему на тумбочке полотенцу и принялся его утаптывать.

– Довольна?

– Не совсем. Чтобы быть довольной, мне как минимум нужно вернуться в Тенистую долину. Однако раз желаемое пока недоступно, будем искать крупицы позитива среди хмари беспросветной.

Любая верховная ведьма владеет магией красоты. Взмахом волшебной палочки можно освежиться, соорудить причёску и сделать макияж, но чары никогда не смогут заменить настоящего купания. Кроме того, в воде думалось лучше, а поразмыслить следовало о многом.

Итак, у нас объявился новый Тёмный властелин. Нравилось мне это или нет, но с данным фактом придётся если не смириться, то хотя бы его учитывать. Потом нужно разобраться, куда же пропал Чарльз и что с ним стало. Вряд ли поборник чистоты в самом деле его победил и отнял магию силой, скорее всего обманул, глаза замылил – так пусть теперь мучается!

Из моей груди вырвался злорадный смешок.

– Кхр? – Ворон вопросительно уставился на меня.

– Не завидую я твоему хозяину. Мало завладеть тёмным жезлом, им ещё и пользоваться надо уметь. Нет, пожалуй, я с удовольствием понаблюдаю за этим представлением.

Взмахом волшебной палочки я наколдовала бокал белого вина и коробку конфет. После несостоявшегося фуршета нам так и не догадались прислать ужин в комнаты, но за сестёр я не переживала. Магия верховных ведьм позволяла нам с лёгкостью создавать еду и питьё. Конечно, до настоящих им было далеко. Заметный привкус магии перебивал всё удовольствие от блюд и напитков. Так что лично я предпочитала есть стряпню прислужников, но сейчас особого выбора не было.

– Хочешь? – Я протянула ворону шоколадку.

На меня зыркнули неодобрительно, взгляд птички прямо-таки вопрошал: «Куда ты столько сладкого на ночь жрёшь?»

– Не переживай. Если девушка объедается сладеньким перед сном и не толстеет – она ведьма. А если ещё и без похмелья после пьянки просыпается, то точно верховная!

Ворон от такого заявления вздрогнул и едва не свалился с бортика бассейна.

Лично я магией красоты не злоупотребляла. Для кого стараться в лесной глуши? Да и силу зря тратить жалко. Но не будешь же это объяснять пернатому?

– Знаешь, ворон, а ты мне начинаешь нравиться. Звать-то тебя как?

– Кхр… – и вид такой задумчивый.

– Нет, на Кхара не рассчитывай. Язык сломать можно. Как насчёт Кира?

Приняв молчание за согласие, я допила вино, убрала с глаз долой бокал и рывком выскочила из бассейна. Стоило выбраться из тёплой воды, как по телу побежали мурашки. Подпрыгивая на холодной плитке, я кое-как вытерлась, и в этот момент позади раздался громкий бултых. Надо же, а я была уверена, что во́роны воду не любят.

Выловленный из бассейна Кир был мокр, мрачен и дрожал так, что я на некоторое время забыла, что терпеть не могу живность. Ворон был высушен магией и укутан в полотенце. В качестве поощрения я наколдовала для него миску со свежим мясом.

– Вот сейчас подкрепишься и будешь как новенький.

Попробовала сунуть ему кусок мяса в клюв и едва успела отдёрнуть руку. Кир клацнул так, словно намеревался отхватить по меньшей мере палец. Я придирчиво осмотрела тарелку. И что ему не нравится? Свежее же, ещё кровь капает.

– Могу мух наколдовать или ящериц.

– Я не голоден! – истерично каркнул ворон и, выбравшись из полотенца, полетел прочь из купальни.

И как полетел, да у подзакусившего хмельной кровью нетопыря траектория была бы ровнее!

Глава 3

Остаться на ночь Кир не пожелал. Когда я вышла из купальни, ворон убрался восвояси. Жалко, я к нему уже начала привыкать. Конечно, до верных пушистиков ему было далеко – слишком наглый и назойливый, – но, по крайней мере, с ним не скучно.

В комнате меня поджидал сюрприз в виде запоздавшего ужина. Я приподняла крышку подноса и удивлённо икнула – на серебряном блюде лежали три отварные картофелины и одинокий помидор. Как слабо и весьма теоретически Тёмный властелин представляет себе размах ведьминского аппетита. Притрагиваться к овощам я не стала, вместо этого забралась под одеяло и только погасила свет, как над ухом раздалось препротивнейшее «дз-з-з».

Твою ж комариную!

Подскочив на диване, зажгла светильник. Зудение над ухом сразу же стихло. Вот кто бы сомневался! Нет, так дело не пойдёт. Мелочность нынешнего начальства переходила границы ведьминского терпения.

Лечить нервы методом Мары я не рискнула. Осуществлять задуманное следовало на ясную голову. Окно в моей комнате было по-прежнему не заперто. Очередная промашка блондинистого дилетанта! Неужто он всерьёз решил, что верховная ведьма будет послушно сидеть взаперти и ждать своей участи? Лично я на подарки судьбы полагаться не привыкла.

Спуститься мне помогли подрощенные магией лианы. Только очутившись внизу, я смогла перевести дух – до последнего казалось, что появится некто или нечто и объявит: «Ага, попалась!» Я прекрасно ориентировалась в Чёрном замке, найти окна кабинета Чарльза было проще простого, ну а дальше в ход пошла магия: наколдовала саженцы плюща, посадила, полила и заставила расти. Спустя пару минут я вломилась в окно, тоже, надо отметить, незапертое. Нет, до настоящего властелина нашему генератору уборки ещё расти и расти.

Я ещё мысленно хихикала, когда в лицо ударил яркий луч света.

– А вот и первая! – радостно возвестил Эдмон Альбус Добрэ, он же министр нежных чувств Хмурого королевства.

– А кто вторая? – Я тут же принялась всматриваться в темноту. Вдруг кто следом карабкается?

– Понятия не имею, но мой нюх подсказывает, что я в этом замке буду пользоваться популярностью.

Устроившись на подоконнике, я захлопнула за собой окно и осмотрелась. Определённо, я очутилась в спальне. Причём не факт, что в мужской. Мебель в ней была до того изящная, что страшно и притрагиваться, столик и комод украшены кружевными салфетками, но больше всего меня поразила огромная розовая кровать с позолоченными столбиками.

– Что-то потеряли? – участливо спросил министр.

– Где-то тут должен быть кабинет.

– О! Вы о мрачном логове с отвратительным запахом и письменным столом, обитым зелёным сукном?

– Видели такой?

– Его куда-то перенесли. Нынешний хозяин замка поменял расположение комнат. Сказал, что так будет надёжнее.

Надо же, получается, я недооценила мастера чистоты, придётся повысить его до магистра. И всё равно маг из него бестолковый! От такого только и жди беды. Да он всех верховных ведьм королевства с их причудами за пояс заткнёт!

– Выходит, что вы у нас Зелёная ведьма… – Задумчивое бормотание подкрепилось звучным хлопком в ладоши. – Есть идея! Пройдитесь до двери и обратно!

– Зачем? – насторожилась я.

Желание спровадить незваную гостью я понимала, но к чему заставлять её вышагивать, словно лошадь на плацу?

– Сделайте мне приятное. Это же такая малость. – Министр сложил ладони в умоляющем жесте.

Я дотопала до двери, повернулась.

– Скажите, а грудь у вас настоящая?

Вот никогда на ноги не жаловалась, а тут споткнулась на ровном месте.

– В каком смысле?

– Слышал, ведьмы злоупотребляют магией красоты. Тут подтянуть, там сгладить, здесь увеличить или, напротив, – уменьшить. – Министр заговорщически подмигнул, дескать, не стесняйся, здесь все свои.

У меня тоже глаз задёргался, нервно так. Да мне в жизни подобных вопросов не задавали. Это же неприлично!

– Всё родное, честно выращенное, – через силу выдавила я.

– Отлично! Тогда можем прямо сейчас снять мерки!

– Для чего?

– Вам же понадобятся новые наряды, чтобы… – Поняв, что сболтнул лишнего, он напустил на себя таинственный вид и прошептал: – Завтра всё узнаете.

– Если это имеет отношение к смене власти в нашем королевстве, то и слышать не желаю.

– А зря! – Министр вскинул вверх палец. – Пора верховным ведьмам вспомнить, кто они такие.

– Подданные его Темнейшества. – От улыбки свело скулы, куда сильнее хотелось демонстративно фыркнуть, но я сдержалась.

– В первую очередь вы женщины. Настало время задуматься и об этом.

Напустив туману, Альбус Добрэ спровадил меня из комнаты. Я вышла в коридор вконец озадаченная и вспомнила о проклятущей защите, блокирующей крыло, только когда снова в неё врезалась. Удар вышел не сильный, но от этого ещё более обидный. Я потерла ушибленный лоб, пытаясь сообразить, как мне поступить. Вернуться в комнату министра или же поискать другое окошко? Дилемма разрешилась сама собой.

– Как вы здесь очутились?! – Возглас его не совсем легитимного Темнейшества вышел до того удивлённый, что грех было не воспользоваться.

– Сюрприз! – Я расплылась в наипротивнейшей улыбке. – Неожиданно?

– Ни одна из верховных ведьм не в силах пробить мою защиту! – высокомерно заявил блондин, однако его взгляд был уже не таким уверенным.

– Это вам прежний владелец жезла сказал? – не преминула забросить удочку я.

– Вроде того… – последовало хмурое в ответ.

– А инструкцию по использованию этого самого жезла он случайно не оставил? Нет? Вот незадача. Только представьте реакцию верховных ведьм, когда они узнают, что новоявленный Тёмный властелин на самом деле туфтовый.

– Вы им не расскажете. – К блондину снова вернулась обычная самоуверенность. – Приятнее быть умнее сестёр? Да, Айрин?

Я ограничилась громким хмыком. Не признаваться же, что попал в точку.

– Сёстры не дуры, у них есть головы на плечах.

– Уверяю, с завтрашнего дня мысли верховных ведьм будут заняты совсем иными проблемами.

– Что вы замышляете?

Тёмный властелин улыбнулся, и улыбка эта была не из приятных.

– Нечто тёмное и жуткое. Надо же держать марку.

– И министра вы тоже для этого пригласили?

– Разумеется. Правда мерзкий тип?

Я призадумалась. Мерзким Альбус Добрэ не был, скорее забавным и необычным.

– Не заметила в нём ничего отталкивающего.

– У вас ещё будет возможность изменить своё мнение, – зловеще произнёс Тёмный властелин. – А теперь позвольте вас проводить.

Блондин подхватил меня под руку, я же едва не шарахнулась в сторону. Вот сейчас-то моя наглая ложь и выберется наружу. Только сделав несколько осторожных шагов, я поняла, что мы миновали защитный барьер. Выходит, что не только Тёмный властелин может пересекать возведённые преграды, но и все, к кому он прикасается в этот момент. Интересный нюанс, надо запомнить.

Внезапно ладонь, поддерживающая меня под локоть, очутилась на талии.

– Айрин, детка, если не хочешь уходить – скажи об этом прямо.

Я поспешно увеличила расстояние между нами.

– Глупости! Да если бы не ваш приказ, ноги бы моей больше в этом замке не было!

– Знаю. Отдыхайте, завтрашний день подарит нам всем немало сюрпризов.

Обещание меня не на шутку встревожило. Терпеть не могу сюрпризы!

* * *

Утро встретило меня туманом, таким густым, что в нём с трудом просматривались очертания ближайших деревьев. На небе – ни намёка на солнце. В комнате было тепло и сухо, но мне всё равно стало зябко. Я-то прекрасно представляла, до чего сыро и противно снаружи. Наконец-то хотя бы погода нормализовалась! Нет ничего лучше стабильности.

Ночь прошла беспокойно, несмотря на то что ни комары, ни мокрицы, ни прочая живность меня не тревожили. Я всё не могла выбросить из головы таинственный сюрприз, обещанный Тёмным властелином.

Стук колёс по брусчатке я услышала ещё до того, как из тумана выкатилась гружёная телега. Тянули её, как и положено, костяные кони, а вот содержимое заставило недоумённо нахмуриться. В деревянных ящиках в замок прибыли горшки с рассадой, в больших плетёных корзинах угадывались луковицы, а в мешках скорее всего находились семена. Вспомнились кусты роз, высаженные вдоль главной дороги. Неужели Тёмный властелин решил навести свои порядки не только в замке, но и в саду? Делать ему больше нечего! Лучше бы силой управлять научился!

Телега прокатила мимо замка, и следом из тумана вынырнула вторая, везущая кухонную утварь. От обилия кувшинов, бутылок и баночек на стойках у меня глаза разбежались. Здесь были и глиняные, и стеклянные, и даже из тыквы. Твою ж зелёную! Да я нормальной тыквы второй год найти не могу! Не растут они у нас, а с поставками из-за гор в последнее время беда. Светлые маги в очередной раз заклеймили обитателей Хмурого королевства вселенским злом и разорвали торговые связи.

Проклятие! Как же я хочу эту тыкву. Вот прямо сейчас и хочу. Я распахнула окно и высунулась из него по пояс. Самый простой вариант напрашивался сам собой, но вдруг кто заметит? С другой стороны, от одной бутылки Тёмный властелин не обеднеет…

Пока я колебалась, телега проехала мимо. Я принялась жадно всматриваться в туман. Вдруг ещё что-то интересненькое привезли? И не ошиблась.

Увидев, чем нагружена третья телега, я едва не вывалилась из окна. На ней аккуратными рядами стояли ведьминские котлы. Новенькие, блестящие, и раза в два больше того, в котором у меня дома сейчас фикус растёт. И всё-таки на кой нашему властелину понадобилось столько котлов?

Я бы и дальше продолжила рассматривать проезжающее мимо замка добро, но в дверь постучали.

– Не заперто! – Только крикнув, спохватилась, что не у себя дома. И вместо обиженных людей или кровожадных карг может принести того, кого с утра и видеть не хочется. Например, сестёр. В общении с ними я придерживалась принципа: чем дальше – тем роднее.

Когда дверь распахнулась, стало ясно, что зря я распереживалась. Ко мне пожаловали всего лишь знакомые лакеи. Один из них доставил завтрак, другой приволок манекен, облачённый в нечто пышное и зелёное. Под моим недоумённым взглядом демон крови смешался и, уставившись в пол, пояснил:

– Ваш наряд на сегодня. Тёмный властелин примет верховных ведьм в тронном зале ровно в полдень.

– Потрясающе! А до этого печального момента чем мне заниматься?

Лакей, принесший завтрак, предусмотрительно покинул комнату, едва поднос очутился на столике, а вот второй оказался не таким расторопным или же догадливым. Так что отдуваться ему пришлось за обоих.

– Ваш наряд на сегодня. Велели передать, что…

– Я поняла и с первого раза. Разверни ко мне.

Демон и до этого не отличался свежестью лица, а тут и вовсе позеленел от страха.

– Если госпоже верховной ведьме не понравился наряд…

– Она сможет выбрать другой?

– Боюсь, в этом случае вы не попадёте в тронный зал. Это платье вроде как ваш пропуск.

Пропуск оказался на пару размеров больше требуемого, вдобавок от него исходил противный запах нафталина. Расцветка намекала, что, появись я в таком на болоте, все лягушки утопились бы от зависти. Ладно, по фигуре я одеяние ещё подгоню, в остальном же…

Твою ж зелёную! Я же не пугало огородное!

– Допуск, говоришь, – задумчиво пробормотала я. – А какая именно часть платья обеспечит мне проход в тронный зал?

Вместо ответа лакей вдруг упал на колени и взмолился:

– А можно я пойду?

– Так много работы?

– Страшно очень, – последовал предельно честный ответ.

Нет, возможно, я не самая симпатичная ведьма, но подобная реакция если и не обижала, то слегка озадачивала.

– И что во мне не так?

Не то чтобы меня интересовало мнение демона, но оказаться самой страшной из семи сестёр – уже как-то перебор.

– Так что? Лицом не вышла? – Я скосила взгляд в зеркало. Лицо как лицо, люди и те не шарахаются.

– Хорошее у вас лицо. Пра-а-авильное… – пролепетал демон.

– В каком смысле? – тут же насторожилась я.

– Юное. Вы словно лесной дух. – Выдав оценку, лакей замер в ожидании реакции, только зубы нервно клацали.

Да, душок в моих лесах ещё тот, особенно вблизи болота. Я задумчиво похлопала волшебной палочкой по ладони. Может, нос сделать менее острым? Или глаза поярче? А то каре-зелёные, точно та самая болотная топь. Или же волосы отрастить? Сейчас они едва доходили до плеч.

– Эй! Я тебя ещё не отпускала. – Взмахом волшебной палочки захлопнула дверь перед носом уползающего лакея.

– Уи! – завопил тот.

А вот нечего было пальцы подсовывать.

– Поднимись. Сейчас я буду использовать тебя по прямому назначению.

– Как кого? – Демон выполнил приказ и с надеждой покосился на дверь.

– Как мужчину, – предельно честно ответила я.

Бумс! Не выдержав подобного счастья, лакей шлёпнулся в обморок.

Разобраться с малахольным мне помогли всё те же лианы. Подхватив бесчувственного демона под руки, они придали ему вертикальное положение, один из зелёных отростков получил миску с водой, другому я вручила губку. Пусть приводят в чувство, мне самой возиться некогда.

Тёмный властелин по-прежнему придерживался принципа «Ведьм не кормить», на эти мысли наталкивала жиденькая овсяная каша и крошечный бутерброд с маслом и сыром. Притрагиваться к тарелке я не стала. Вместо этого занялась недоразумением, которое некто счёл нарядом, достойным верховной ведьмы. Лёгким движением волшебной палочки пышные рукава и воротник отправились в утиль. Лиф с помощью магии превратился в корсаж. Перекроить юбку помешал стук в окно.

– Привет! Кашу ешь? – Я гостеприимно приподняла крышку на подносе. – Есть ещё бутербродик.

– Гкх-гы-ар! – От возмущения Кир закашлялся.

– А-а-а! – заголосил очнувшийся демон. Впрочем, орал он недолго, поскольку предусмотрительная лиана затолкала ему губку в рот.

Хочу домой! Там тихо, спокойно!

Ворон продолжал сидеть на подоконнике не шевелясь, видимо, происходящее у меня в комнате произвело на птичку неизгладимое впечатление.

– Ничто так не улучшает настроения, как утренние гости, – сочла нужным пояснить я.

– Г-гх-хость? – выдавил из клюва ворон.

– На добровольно-принудительной основе. Шёл себе по коридору, ничего не подозревал, а тут мои лианы его за ноги хвать, по башке хлоп, и вот у меня за завтраком появился сотрапезник.

Демон задёргался, как припадочный, и попытался выплюнуть губку, со стороны казалось, будто он что-то старательно пережёвывает.

– Так что, кашку будешь?

Вместо ответа Кир развернулся и вылетел в окно. Причём с таким видом, словно я ему подсунула что-то несъедобное. Вот и зачем прилетал? Только холода в комнату напустил. Ворону хорошо, весь в перьях, а я в одних чулочках да в корсете.

– Отпустите. Тьмой заклинаю… – снова принялся канючить лакей, успешно дожевавший губку.

– Подожди немного. Только платье надену. Твоё мнение мне очень поможет.

– А мне нет… – совершенно убитым голосом возвестил лакей. – Мне уже ничего не поможет.

– Это ты зря. Всегда надо надеяться на лучшее.

Я вскинула вверх руки, платье соскользнуло с манекена и принялось само застёгиваться у меня на спине. Вот так-то лучше! Или нет?

– Слушай, может, мне юбку укоротить?

– Да что я вам сделал! – взвыл лакей и задёргался пуще прежнего.

– Хорошо, свободен. – Я подала лианам сигнал, чтобы те отпустили бедолагу. – Сразу бы сказал, что в моде не разбираешься.

Очутившись на свободе, лакей бросился к двери, распахнул её и вдруг повалился на колени, а всё потому, что на пороге стоял Альбус Добрэ.

– И вот так постоянно, – вздохнула я. – Чуть что, падает ниц. Это уже как-то ненормально. Вы не находите?

– Господин, не губите! Я на неё не смотрел.

А это ещё тут при чём? Я уставилась на министра нежных чувств в ожидании пояснений. Он грациозно переступил через лакея, дождался, пока тот уползёт, и только после этого прикрыл дверь.

– Айрин, вы не устаёте меня удивлять.

– Да как-то и не стараюсь.

– Вот это хуже всего. Страшно представить, что начнётся, надумайте вы приложить хоть капельку усилий.

– Неужели мои сёстры ведут себя приличнее?

– Большинство уже позавтракали и готовятся к встрече с Тёмным властелином.

– Вот и я… готовлюсь. – Я чикнула концом волшебной палочки по подолу. Передняя часть юбки осыпалась на пол, оголяя колени.

– В принципе мне нравится ход ваших мыслей, – задумчиво изрёк Альбус.

– Однако есть одно но?

Министр непонимающе нахмурился.

– Да будет вам. Я прекрасно осознаю, что не сильна в моде. Раз уж лакей позорно сбежал, побудьте вы моим критиком.

– Так во-о-от в чём дело… – пробормотал он себе под нос.

– Дело весьма серьёзное, в особенности если ты состоишь в родстве с верховными ведьмами. Изольда Полуночная из-за гор модные журналы выписывает, Ингорда Алая кровь у личного модельера пьёт…

– Позвольте уточнить, это которая вампирша?

– Именно! Мода у неё буквально по венам течёт, а я из своего лесного болота в люди выхожу редко, разве что заболеет кто или умрёт. Раньше хотя бы на свадьбы или на рождение малышей приглашали…

– Налицо социальный кризис.

– И не говорите! Я уже и с вороном болтать согласна.

Министр нежных чувств заметно занервничал:

– Ну-у, ворон… птица хорошая, умная. Болтайте, чего уж там.

– Нервный он. Проглистовать его, что ли, на всякий случай?

После моих слов Альбус Добрэ заметно побледнел. Нежный какой, точно луговой цветочек.

– Не обижайте этого ворона, – придя в себя, выдавил он.

– С чего такая забота?

– Примета плохая… Но что мы всё о птичках, вы в этом собираетесь отправиться в тронный зал?

Я поправила корсаж. Неужели зря рукава отрезала?

Министр нежных чувств придирчиво меня осмотрел.

– Подзагореть бы не мешало. Зелёный вас бледнит.

– Издеваетесь? Это цвет моих земель.

– Верховные ведьмы боятся солнца?

– Только Ингорда, и то по физиологическим причинам.

– Досадная особенность. Может стать проблемой, – тихо, словно себе под нос, заявил министр. – А вот вы не переживайте, ваш наряд точно придётся по вкусу Тёмному властелину!

– А он тут при чём? Главное, чтобы сёстры не осмеяли.

Я зябко повела плечами. От колких шуток Изольды Полуночной и Фиолетовой Эльзы мне всегда становилось не по себе. Разумеется, я не подавала виду, что их замечания меня задевают. В ведьминской семье закон суров: проявишь слабину – сожрут. Пусть и не в прямом смысле, но от этого не легче.

– Ждём вас в полдень в тронном зале. – Альбус Добрэ отвесил изящный поклон и выскользнул из моей комнаты.

Я же призадумалась. Дожидаться назначенного времени в четырёх стенах скучно, уж лучше по саду прогуляться. И желательно в одиночестве.

Планам не суждено было осуществиться. Не успела я выйти в коридор, как из-за двери показалась светловолосая шевелюра Мары.

– Как хорошо, что это ты. Бегом сюда.

Вот и что ей от меня нужно? После того как Жёлтая ведьма испортила моим каргам праздник солнечного затмения, отношения между нами были натянутыми. Конечно, потом Мара пыталась меня убедить, что это была всего лишь шутка и она понятия не имела, что карги ночные создания и плохо переносят жаркие лучи палящего солнца. Отыгрываться на ее подопечных я не стала, просто наложила запрет на вход Жёлтой ведьмы в Тенистую долину.

– О! У тебя тоже новое платье? – Сестра мгновенно позабыла, зачем меня позвала, и теперь жадно рассматривала мой наряд.

– Доставили сегодня вместе с завтраком, – небрежно обронила я, не желая признаваться, что сама сотворила это платье.

Под оценивающим взглядом я почувствовала себя неловко. Может, стоило оставить рукава? Или не перекраивать юбку?

– Необычно, но мило, – наконец-то вынесла вердикт она.

– Что стряслось? – Я поспешила сменить тему.

– Кажется, Тёмный властелин… Он что-то подозревает, – трагическим шёпотом сообщила Жёлтая ведьма.

«Подозревает» приняло форму банки с солёными огурцами и графина с рассолом. В остальном же комната Мары была намного приятнее моей: коврик из трав под ногами, плетёная мебель и личное солнце на потолке. Крошечное, оно застенчиво выглядывало из-за наколдованных облаков. Хоть бери и пикник устраивай.

– Давай комнатами поменяемся? – внезапно предложила я.

– Думаешь, тогда Чарльз перестанет намекать, что мне следует бросить пить? – Мара печально постучала кончиком пальца по графину.

– Полагаешь, что это Чарльз собирает нас в тронном зале?

– А разве есть иные варианты? – Она подхватила с кровати золотистое платье и закружилась с ним по комнате.

Я ревниво отметила, что оно намного красивее моего исходного варианта. Да эти платья вообще нельзя было сравнивать! Вот как можно одной сестре выдать древние лохмотья, а другой наряд, в котором не стыдно пойти на бал? Неужто я впала в немилость? Какая мелочная месть!

– Прелесть же! Чарльз всегда был дамским угодником.

Если сначала я предполагала, что Мара всего лишь притворяется, то теперь не оставалось сомнений – она не в курсе перемен. Ладно, недолго подобное счастье продлится. Намного интереснее, что новоявленный властелин сообщит ведьмам.

Глава 4

Тронный зал Тёмного властелина – эффектнейшее место. Любой попавший сюда впервые должен сразу догадаться, что здесь царит и правит само зло. Возможно, Чарльз и не был самым гостеприимным хозяином, но он помнил о собственном статусе, поэтому чёрный трон всегда полировали до блеска, в каминах никогда не угасал зелёный огонь, свечи подчёркивали мрачную торжественность зала, но не позволяли рассмотреть слишком многое. К примеру, ни к чему постороннему замечать, что Тёмный властелин восседал на подушечке, а рядом с троном стояла крошечная скамеечка. Расторопные скелеты находились по правую руку и держали на подносе всевозможные снадобья для восстановления сил своего господина. Обычно во время сбора ведьм Чарльз налегал на успокоительное и сердечные капли. Нынешнему владыке подобные средства были без надобности, он и сам мог довести кого угодно до сердечного приступа одним лишь внешним видом.

В зал я вошла, настроившись лицезреть блондина, и оказалась не готова к встрече с темноволосым типом, облачённым в угольно-чёрный наряд. Корона из чёрного золота, как и жезл, указывала, что передо мной начальство собственной персоной.

– Айрин, сделай хоть пару шагов. – Подоспевшая на помощь Лара чуть ли не силой оттащила меня от входа.

Если бы не она, я так бы и продолжила изображать из себя ведьму свежепримороженную. Моя реакция не осталась незамеченной Тёмным властелином, и тот одарил меня лёгким кивком. Если прежде я не была уверена, что на троне расселся знакомый мне нахал, то теперь все сомнения исчезли. Так и захотелось подойти поближе и спросить: «Это у вас парик или вы крашеный?»

– Вот сидишь в своей берлоге и не ведаешь, что власть-то сменилась, – добродушно усмехнулась Лара.

В её словах сквозила самоирония, но Рыжая ведьма наверняка укоряла себя из-за того, что прошлёпала исчезновение прежнего Властелина. Лара была единственной верховной ведьмой, которая выезжала за пределы Хмурого королевства. Она вела переговоры со светлыми магами и собирала информацию о том, что творилось по другую сторону гор. Сёстры посмеивались над её страстью к оружию, но втайне радовались, что амбициозная ведьма нашла себе развлечение за границей. В противном случае она бы обязательно обратила внимание на внутренние земли. Лара и в тронный зал заявилась при своих железяках. На поясе красовался меч, за спиной – арбалет. Выданное платье было обрезано на манер туники, из-под которой торчали штаны.

– Разве тебе не хочется узнать, куда этот хмырь дел Чарльза?

– Он его победил. Иначе не получил бы силу и жезл. Всё остальное уже не важно.

Я крепко стиснула зубы. В словах Рыжей ведьмы была определённая логика, умом я понимала, что и остальные сёстры не станут плевать против ветра. Раз начальство сменилось – с ним выгоднее дружить. И всё-таки мне было обидно! Чарльз не заслужил, чтобы его забыли так быстро!

Справа раздался томный вздох. Судя по взгляду, Изольда Полуночная нового властелина одобряла целиком и полностью и была не прочь познакомиться поближе. Впрочем, тут она была не одинока. Я заметила чисто женский интерес на лицах Ингорды и Эльзы. Василиса и Лара держались более насторожённо, и только Мара нервничала.

– Айрин, вдруг он введёт сухой закон?

– Не неси ерунды. Какое ему дело, сколько ты пьёшь, если справляешься с обязанностями?

– Наверное, ты права. – Мара по-прежнему выглядела крайне неуверенно.

Её нервозность передалась и мне. Ощущение перемен витало в воздухе, а гад в чёрном продолжал нагнетать обстановку молчанием.

– Дамы, до чего же я рад снова встретиться с вами! – Восторженный возглас министра нежных чувств ворвался в зал ещё до того, как Альбус выскочил из камина.

Надо же, не думала, что изнеженный чудик рискнёт воспользоваться настолько экстремальным способом перемещения. Сегодня на щегольском наряде министра украшений сверкало больше, чем на платьях ведьм. Брови и веки министра были покрыты золотой краской, глаза подведены тушью, а на лице застыло восторженное выражение, словно он в самом деле был рад нас всех видеть.

Министр проскакал по залу, щедро отвешивая поклоны. А ещё он мастерски отвлёк на себя внимание! Пока Альбус Добрэ изображал собой прыгающего таракана, из каминов пожаловали демоны и скелеты. Нечисть и нежить ненавязчиво расположилась вдоль стен. Умно! И не скажешь, что Тёмный властелин защищается от ведьм.

– Наверняка многие из вас гадают, по какому поводу вас всех вызвали в Чёрный замок.

– Мы что, похожи на дур? – Злой шепоток Изольды плохо сочетался с милейшей улыбкой.

Акустика в зале была преотличная, но если министр и расслышал замечание Синей ведьмы, то не подал виду.

– Позвольте представить вашего нынешнего повелителя и владыку Хмурого королевства – Александра Тёмного.

Надо же! Всё-таки тёмненький, а куда костюмчик белый делся? Перекрасился вместе с волосами?

Тёмный властелин наконец-то отмер и поднялся с трона.

– Спасибо, Альбус, дальше я сам. Итак, вы уже поняли, что я – новый хозяин Чёрного замка. Настало время вам осознать, что это значит.

А что здесь осознавать? Тёмный властелин управляет землями, расположенными в центре Хмурого королевства. Надо отметить, весьма скромными по размеру. В дела ведьм не вмешивается, разве что когда кто-нибудь из нас чересчур досаждает соседям. Кроме того, в обязанности Тёмного властелина входит защита королевства от светлых магов. И здесь у нас накладочка может выйти похлеще, чем с призрачной гончей.

– Я не стану оспаривать выбор, сделанный Великим источником, однако всех вас ждёт ряд испытаний.

– С какой это радости? – Василиса Лазурная, как обычно, была прямолинейна, а ещё она, как никто другой, разбиралась в юридических премудростях. – Никогда прежде Тёмный властелин не устраивал верховным ведьмам проверок.

После заявления сестры остальные заметно приободрились. Какой бы смазливой ни была физиономия новоявленного властелина, верховные ведьмы не собирались позволять ему вить из себя верёвки.

Вот и славненько! Пусть правит себе, раз объявился, но на наших условиях!

– Всё верно. – Несмотря на щекотливость ситуации, Александр оставался спокоен. – Прежде Тёмный властелин не занимался проверкой ведьм, однако раньше ни одна из них и не разделяла с ним трон.

Тишина, наступившая в зале, ошеломила. Слышно было, как трещит пламя в каминах. Первой не выдержала Мара:

– В каком это смысле? И-ик! Простите, это нервное… Я сегодня… – Под нашими взглядами Жёлтая ведьма засмущалась и отчаянно покраснела.

– По мне, так всё яснее ясного! – Притихший министр нежных чувств выпрыгнул на середину зала. – Дамы, наш Тёмный властелин скоро женится. До чего же приятная новость! Я так весь в предвкушении этого знаменательного события. Столько всего надо успеть подготовить…

– Альбус, ты забегаешь вперёд, – осадил его Тёмный.

– Извините. Вы абсолютно правы. Прежде чем приступить к планированию свадьбы, надо определиться с невестой. И тут, милые дамы, нам понадобится ваша помощь. Ведь именно одной из вас выпадет великая честь стать избранницей Тёмного властелина.

Честь? Да ещё и великая? Мне изо всех сил пришлось стиснуть зубы, чтобы не озвучить то, что так и вертелось на языке. Да ни одна из ведьм не променяет независимость на корону! В своих землях мы сами себе хозяйки, а это дорогого стоит. Жениться он надумал! Спешим и падаем становиться в очередь. Вот сейчас-то кое-кто крепко обломается. Сейчас сестрички ему всё выскажут!

Правда, девочки? Девочки?!

– Позвольте спросить, какими качествами должна обладать будущая королева?

Вопрос Василисы вернул меня на землю. Я присмотрелась к сёстрам, действительность оказалась сурова и беспощадна: они заглотили наживку. Мысленно каждая из них уже примеряла корону.

– У меня нет конкретных предпочтений, однако уверен, что подле меня на троне окажется самая умная, самая талантливая и безупречная женщина Хмурого королевства.

Надо же, какой непривередливый! На любую согласен. А как вчера меня обхаживал и предлагал остаться на ночь. Неужели он теперь со всеми станет так себя вести?

– А как же любовь? – растерянно пролепетала Мара, вызвав снисходительные улыбки на лицах сестёр.

– Гарантирую, я смогу сделать свою ведьму счастливой. Альбус, объясни девушкам правила.

Министру только этого и надо было. Он весь сиял в предвкушении, точно искрящийся огонёк. Со стороны казалось, что предстоящая свадьба волнует его сильнее, чем потенциального жениха.

– Итак, всем вам предстоит ряд чудесных испытаний. Не переживайте, оружие не понадобится. – Альбус подмигнул Ларе. – Задания должны выявить, какая же ведьма лучше всего подходит на роль правительницы Хмурого королевства и супруги нашего властелина.

– Постойте, а как же наши личные земли? – опешила я.

– Разумный вопрос. – Министр серьёзно кивнул и снова расплылся в дурацкой улыбке. – Никто не станет лишать счастливицу её личного надела.

И чего он так лыбится? Может, это нервное?

– И всё-таки хочется выяснить побольше об испытаниях. – Василиса приблизилась к министру, впереди неё по воздуху плыл свиток и самопишущее перо. Судя по длине свитка, наша умненькая сестричка уже успела набросать вопросы.

Мара и я обменялись страдальческими взглядами. Остальные тоже приуныли, зная, насколько дотошной и въедливой может быть Лазурная ведьма.

– Что вы, милая дама. – Альбус шутливо замахал руками. – Я не стану рушить интригу. Карточки с первым заданием ожидают вас в комнатах.

Ведьмы инстинктивно обернулись на двери тронного зала. Всем было любопытно, какое же задание подготовил для них Тёмный властелин.

– И ещё один момент. – Неожиданно слово взял главный приз этих состязаний. – Вам придётся рассчитывать только на природную магию. Силой верховных ведьм пользоваться запрещается.

– Поэтому попрошу всех сдать волшебные палочки! – радостно подхватил министр.

Я вытащила из-за корсажа волшебную палочку. Он это серьёзно? Вот так просто расстаться с магией, которая за годы стала родной?

От стены отделился скелет с подносом и направился к нам. Первой на его пути оказалась Эльза.

– Да как пожелаете. Мне фиолетово. – Ведьма беззаботно передёрнула плечами. – Только учтите, сестрички. Если кто-нибудь из вас попробует мне нагадить, по-родственному, так сказать, – нарвётся на ответку.

Предупреждает она! Добрая какая. Как будто когда-то было иначе. Фиолетовая ведьма любила повеселиться за чужой счёт. Особое внимание она уделяла людям, неудивительно, что те от неё сбежали. В результате крайней оказалась я, бессовестно переманившая редкий вид.

– Меч тоже сдавать? – Лара небрежно бросила свою волшебную палочку на поднос.

– Что вы, холодное оружие останется при вас, – обрадовал всех министр. – Но я бы на вашем месте не спешил пускать его в ход. Существуют и более изящные возможности для устранения конкуренток.

Нет, я в этом безобразии участвовать не собираюсь! Похвально, что Тёмный властелин догадался, как нейтрализовать реальную угрозу своей власти, но стравливать сестёр… Вообще-то Чарльз занимался как раз противоположным! Пусть развлекаются, но без меня!

– Айрин, вы ничего не забыли? – Учтивый вопрос настиг меня возле дверей.

– Я в этом участвовать не собираюсь!

– Разве я упоминал, что у вас есть выбор?

О как мы заговорили! Внешне вежливые и спокойные, зато внутри бесимся из-за того, что одна наглая ведьма раскусила коварный план. Магии он нас лишить задумал. Чтобы самого ненароком не прибили. А ведь можем! Я с радостью засветила бы россыпью зелёных звёздочек прямо в лоб.

Ухватившись за дверную ручку, демонстративно подергала.

– Надо же… Заперто.

– Айрин, не глупи. – Самая дипломатичная из сестёр была тут как тут.

– Да я как-то замуж не тороплюсь.

Хрустальный перезвон возвестил, что Лазурная ведьма возвела вокруг нас звуконепроницаемый контур.

– И этой магии ты тоже лишишься, – не преминула отметить я.

– Временно. Сошедшим с дистанции вернут волшебные палочки. Улавливаешь мысль?

А ведь точно, если я стану проваливать задания одно за другим, то у нашего чёрно-белого властелина не останется другого выбора, как отпустить меня с миром.

– Здорово ты это сообразила. Вот узнаем, в чём суть первого испытания, и придумаем, как сделать так, чтобы нас побыстрее вычеркнули из списка невест.

– Нет, Айрин, – Василиса покачала головой. – Я не стану проигрывать намеренно.

– Ты хочешь замуж за этого?! – опешила я.

– По ту сторону гор неспокойно, я и Лара давно предупреждали Чарльза, что светлые что-то замышляют. Но мы всего лишь верховные ведьмы и не можем говорить от лица всего королевства. Будет корона – появится и реальная власть.

– Уж лучше ты или Лара, чем остальные.

– Посмотрим, кто кого. – На губах Василисы появилась предвкушающая улыбка.

– Развлекайтесь… – беззаботно хмыкнула я. Пусть остальные из кожи вон лезут, чтобы заполучить главный приз, я напрягаться не собираюсь.

– Айрин, будь осторожнее. То, что ты надумала проиграть, не означает, что другие перестанут считать тебя конкуренткой.

– Спасибо за предупреждение, но ты-то ведь понимаешь…

– Нет, сестричка. Здесь каждая сама за себя.

Ну и пусть! Кто первая сунется – сильно об этом пожалеет. Я-то в отличие от некоторых никогда не пренебрегала природной магией и зелья варить умела всем на зависть. И тут так кстати вспомнились телеги, доставившие поутру в замок массу полезных вещей. Если нам и в самом деле выдадут котлы, то Тёмный властелин ещё не раз пожалеет, что отнял у верховных ведьм волшебные палочки!

И, кажется, я уже знаю, какое снадобье сварю первым…

Бросив взгляд через плечо, обнаружила, что скелет подкрался незаметно и держит поднос у меня за спиной. Я медленно развернулась и резко взмахнула волшебной палочкой, нарисовав в воздухе восьмерку. Стоящая рядом Василиса громко охнула, оказавшиеся на «линии огня» сёстры отскочили испуганными сернами, скелет так вообще на пол повалился, даже наш великий и ужасный властелин жезл активировал.

– Нервные все какие. Видимо, это предсвадебный мандраж.

Судя по взглядам сестёр, шутку они не оценили. Выражение лица Тёмного не сулило ничего хорошего. Я же и не пыталась сдержать довольную ухмылку. Пакость удалась!

* * *

Тёмный властелин не доживёт до свадьбы. Это была первая мысль, посетившая меня после ознакомления с конкурсным заданием. Только безумец мог приказать верховным ведьмам подготовить свидание для двоих. И не простое свидание, а романтическое. Гвоздём программы был ужин, собственноручно приготовленный ведьмами. Я покосилась в сторону котла и утвари, щедро сваленных в кучу посреди комнаты. Как бы гвоздь программы не стал первым гвоздём в крышку гроба нашего внезапного правителя.

В конкурсном послании сообщалось, что нам разрешается пополнять запасы в кладовых замка. Наверняка сёстры уже дружно рванули в подвал, я же высовываться из комнаты не торопилась. Пусть я и не планировала вредить претенденткам на корону, превращаться в лёгкую мишень тоже не собиралась. Помочь мне должно было простенькое зелье. Для его приготовления у меня имелись практически все ингредиенты, не хватало только ягод рябины, а таковая как раз росла возле экипажной. Осталось выбрать, кому же доверить столь ответственное поручение.

Доброволец явился сам, впорхнув в окно, как к себе домой.

– Соскучился, мой сладкий! – Я протянула руку, чтобы погладить ворона, но тот шарахнулся в сторону. – Нервный какой. Неужели ведьма какая обидеть успела?

– Пыталась, – немногословно подтвердил Кир.

– Мой тебе совет – лети ты прочь из этого замка. Здесь скоро жуть что начнётся.

– Не могу. – Ворон угрюмо повесил клюв.

– Бедная подневольная птичка, а не сгоняешь ли ты мне за рябиной?

– Ты ещё за пивом попроси сгонять, – расщедрился на целое предложение пернатый.

За пивом? Неужели уже кто-то посылал? Я принялась прокручивать в памяти известные мне зелья, но не могла припомнить рецепта, в состав которого входил бы этот компонент.

Отсутствовал Кир недолго, рябину добыл и притащил её в лапах. Выглядел он при этом до того недовольным, что так и хотелось почесать.

– Руки прочь! – каркнул он, едва я предприняла ещё одну попытку.

– Обычно птицам нравится, когда я их глажу, – слегка обиделась я.

– Мне нет. – И снова вид такой, словно я ему как минимум лапы вымыла. – Что будешь варить?

– Весьма полезное для любой девушки снадобье, – пробормотала я и, подхватив котёл, потопала в купальню.

Ворон следил за каждым моим движением, но сохранял дистанцию. Не иначе как опасался, что снова заставлю мыться. Я набрала воды в котёл, повесила над огнём в камине и отложила баночки с нужными ингредиентами.

– Кхар! Надо взвесить! – внезапно вмешался в волшебное действо ворон.

– Зачем? Я прекрасно знаю дозировку. – Открыв баночку, сыпанула сушёных ягод.

– Нормальные ведьмы пользуются весами, – не сдавался Кир.

Весы мне и правда выдали, симпатичные, с гирями, а ещё кучу ложечек разного размера и стеклянных стаканчиков. Тёмный властелин был ещё тем дилетантом! Не знал, что все профи работают на глазок.

Вода в котле закипела и приобрела малиновый оттенок, я потянулась за следующей банкой, но Кир оказался быстрее. Ухватил клювом за бирку и перенес поближе к весам.

– Надо взвесить! – упрямо заявил он.

– Ты весишь семьдесят унций, для супа вполне хватит.

И тут Кир меня удивил! Перелетел на весы и нагло уставился на меня, намекая, что готов проверить. Я бросила несколько гирек на другую чашу и самодовольно хмыкнула:

– Вот видишь, я прекрасно справляюсь и без подручных средств.

Больше советами ворон меня не изводил и только нервно вздрагивал, когда я опускала что-нибудь в котёл.

– Не бойся, это всего лишь зелье. Видел бы ты, как ведьмы готовят.

– И к-ка-а-арк? – последовало неразборчивое.

– Да примерно так же, как и колдуют. Именно поэтому мы и предпочитаем создавать еду, а поскольку этот вид магии доступен лишь верховным ведьмам, владеющим волшебной палочкой… – Из моего горла вырвался предвкушающий смешок. Наш Властелин ещё не подозревает, чем обернётся для него первое конкурсное задание.

– И это всё? – нарушил молчание ворон, как только я положила в котёл последний пучок трав.

– Нет, конечно. Сейчас начнётся самое интересное.

Я размяла пальцы. Всё-таки с волшебной палочкой было бы намного проще. Слова заклинания я пропела без запинки, руки привычно вывели в воздухе нужные символы, а вот последовавший хлопок был уже вне сценария. Моя основа для зелья оказалась далеко не так безупречна, как я считала. Задействованная магия сама откорректировала состав зелья, отбросив ненужное. Хлопья пены разлетелись во все стороны, досталось и стенам, и потолку, и не в меру любопытной птичке.

– Крах! Взвешивать надо было, – не преминул отчитать меня ворон. – И только не говори, что это я накаркал.

– А при чём тут твоё карканье?

– Не важно, – буркнул Кир, отряхивая крылья. – Что сварганила?

– Зелье невидимости, – гордо отчиталась я.

И тут ворон меня удивил! Издав странный пронзительный звук, в котором мне почудилась комбинация из букв «м», «л», «я», он полетел в купальню. Следом раздался громкий всплеск. Надо же, а утверждал, что не любит купаться.

Выловить Кира из бассейна оказалось не так уж и просто. Природная магия требует сосредоточенности, а сложно колдовать, когда при этом бессовестно ржёшь. Со стороны казалось, что ворон совершает забеги по воде: стоило лапам слегка намокнуть, как он резко взмахивал крыльями, поднимая тучу брызг. Затея была не лишена смысла, от пены он так точно отмылся, но чтобы заметить это, ему следовало хотя бы остановиться.

– Хорош. Достаточно, – выдавила сквозь смех я.

Кир наконец-то перелетел на бортик бассейна и выдал:

– Ты меня видишь?

– А разве не должна?

– Так зелье же невидимости… – растерялся он.

– Глупая птица, зелья обычно внутрь принимают, – рассмеялась я. – А ты, на своё счастье, держал клюв закрытым.

Ворон отряхнулся и зло уставился на меня:

– Раньше нельзя было сказать?

– Зачем? Ты так забавно бегал. – Я подхватила полотенце и взмахнула им, точно белым флагом. – Сушиться будешь?

– Только не переусердствуй. – Кир перелетел ко мне на колени.

Я осторожно промокнула перья, почесала ворону голову и внезапно обнаружила на загривке несколько белоснежных пёрышек. Ассоциация возникла сама собой и была до того логичной, что я едва сдержалась, чтобы не придушить наглого пернатого. Да что он вообще о себе возомнил?!

– Скажи, что ты седеешь, – хмуро произнесла я, не особо рассчитывая на утвердительный ответ.

Вместо того чтобы сорваться с моих колен, Кир, или правильнее было бы сказать Александр, задрал голову и каркнул:

– Я всё могу объяснить.

– Мило, но на твоём месте я бы сперва убедилась, что тебя готовы выслушать.

– Аргумент, что я Тёмный властелин, не прокатит?

– Тёмный властелин восседает на троне при короне и жезле, а у меня тут расселся, – я всё-таки не удержалась и крепко сжала ворона, – птах, так и нарывающийся на неприятности.

– Так, значит, замуж не пойдёшь?

От такой наглости у меня пропал дар речи:

– Издеваешься?

– Чарльз сказал, что с тобой следует быть предельно честным. Иначе проблем не оберёшься.

– Что с ним?! – Я схватила ворона и требовательно встряхнула.

– Эй! Ты полегче! Я, между прочим, мужчина в самом расцвете сил, а не обычная птица.

– Цветёшь, значит? – вкрадчиво поинтересовалась я.

Вот и каков гад! Занял чужое место, ещё и похваляется. Да знали бы сёстры, мигом бы из королевства вылетел!

– Цвету, – нагло подтвердил ворон. – Самый сок. У меня на прежнем месте отбоя от девчонок не было.

– Зажарю, – грозно предупредила я. – Вот в собственном соку и подам на серебряном блюде.

– Госпожа ведьма знает толк в извращениях? – Пернатый нахал шутливо клюнул меня в руку.

Твою ж зелёную! Что я вытворяю?! Болтаю с этим чудом в перьях, словно старая подруга, и это после той подставы, которую он нам всем устроил! Отнял магию, ещё и с сёстрами стравить задумал. Нет, допустим, наши отношения и прежде были далеки от идеальных, но никогда мы не вступали в открытое противостояние! И ради кого?

Я резко сдёрнула полотенце, сгоняя ворона с колен.

– Госпожа ведьма, не психуйте! – Ворон ловко увернулся от летящего в него снопа искр.

– И не собиралась! Просто ты меня вконец достал! Заявился в замок, как к себе домой, заморочил голову сёстрам, придумал какие-то дурацкие испытания…

– И вовсе они не дурацкие. Очень даже рейтинговое шоу могло бы выйти.

Александр снова сыпал незнакомыми фразами, но не признаваться же, что я его понимаю через слово? Тем более что у меня имелись вопросы и поважнее.

– К чему было выставлять нам такие нелепые условия? Чтобы волшебные палочки отобрать?

– Я человек слова и действительно намерен жениться. – Ворон гордо раздул грудь, не иначе как снова вспомнил, что у него что-то там в самом расцвете сил. – А палочки отнять Чарльз надоумил, в противном случае у меня были бы все шансы отпраздновать свадьбу на руинах собственного замка.

– Заботливый какой. Лучше бы он тебя силой научил управлять.

– Он и учил, недолго правда… В остальном же мне было велено полагаться на тебя! Айрин, ты же мне поможешь? В моём мире совсем нет магии.

Внезапно ворона окутала плотная дымка, а когда она растаяла, на месте птицы сидел упитанный чёрный кот и жалобно таращился на меня.

– Так что, поможешь?

– Раз ипостаси научился менять, то и с остальным как-нибудь разберёшься, – отмахнулась я.

– Как-нибудь не хочется. – Кот привстал на задние лапки. – Если потенциальные невесты узнают о моих проблемах, то станут вдовами, так и не познав всех прелестей законного брака.

– Так ты же на одной обещал жениться? – нахмурилась я.

– Жениться-то на одной, а познакомиться поближе готов со всеми. – Я всё-таки не выдержала и повторно запустила в нахала искрами. – Мя-я-у! Айрин, ты чего?!

Вот как можно относиться к собственному начальству с почтением, если трон достался блудливому котяре?

– Знаешь, в образе ворона ты мне больше нравился. По крайней мере, по большей части молчал.

– Издержки новой шкурки. – Кот печально развёл лапами. – Это ты меня ещё в облике жеребца не видела.

– Так сколько ипостасей ты, говоришь, освоил?

– Пока три, осталось четыре. Чарльз мне советовал находиться в птичье-зверином облике при каждом удобном случае, вроде это для магии полезно.

– Отлично. – Я подхватила кота под брюхо, перенесла в гостиную и распахнула окно. – Находись. Только подальше от меня.

– Айрин, я на тебя надеюсь. – Кот снова скорчил жалобную мордочку, однако в наглых голубых глазах не было и намёка на смирение.

Я захлопнула окно и задёрнула штору. Чарльз, что же ты со всеми нами сотворил?

Глава 5

Зелье невидимости чуть ли не самое ходовое в моём арсенале. Под воздействием чар можно спокойно наведаться в деревню или храм, посетить больного или умирающего, погулять на свадьбе или взглянуть на новорождённого. А как удобно приглядывать за сёстрами! Как только охранные валуны подавали сигнал, я тут же спешила навстречу. Обычно незваные гости ограничивались наблюдением, но пару раз приходилось отводить от Тенистой долины чуму и останавливать миграцию тварей, для которых людишки – изысканное лакомство. Вот и сегодня я прибегла к чудо-средству, чтобы без лишних помех прогуляться к кладовым. Мне было безумно интересно, чем же собираются накормить потенциального супруга сёстры.

Верховные ведьмы решили отравить своего властелина! Объяснить увиденное как-то иначе я не могла. Стены подвала покрывал толстый слой сажи, на полу разлились зеленоватые лужицы кислоты, от дряни, парящей в воздухе, першило в горле. Любого бедолагу, попавшего сюда без магической защиты, вынесли бы вперёд ногами.

Бедолагой Альбус Добрэ не был, да и защита на нём прекрасно справлялась с последствиями ведьминской ссоры. Его пронзительный голос доносился из-за приоткрытой двери. Я осторожно заглянула в щель и обомлела: изрядно потрёпанные сёстры стояли, вытянувшись, шеренгой и безропотно внимали министру.

– Шесть копчёных окороков, вяленая говяжья вырезка, десять связок колбасы и целая бочка сельди! – Альбус выдержал драматическую паузу. – Всё покрыто красной плесенью. Попробуйте убедить меня, что это приправа!

– Споры моровой язвы, – тихо всхлипнула Мара, утирая со лба рыжеватые разводы. – Понятия не имею, как так вышло. Я бы никогда не стала…

– Портить еду? Или собственную причёску?

Под осуждающим взглядом министра Мара смешалась и замолчала.

Остальные выглядели ненамного лучше, словно в разгар битвы ведьм окатило водой. Сейчас они весьма отдалённо походили на изысканных красоток: одежда испачкана и изорвана, волосы напоминают слипшуюся паклю. А ведь это ещё у сестриц волшебные палочки отобрали! Страшно подумать, что они сотворили бы с собой и замком, если бы дрались в полную силу.

– Пирс, отметь, что содержимое третьей кладовой необходимо скормить нежити. – Несмотря на разгром, Альбус сохранял завидное спокойствие.

Облачённый в чёрный костюм скелет важно кивнул и заскрипел пером по бумаге.

– С сыром что приключилось? – Альбус сурово нахмурил позолоченные брови.

– Предлагаю и его скормить нежити. – Изольда Полуночная кокетливо похлопала ресницами, улыбнулась и вдруг зашлась в приступе кашля.

– Моровая язва или чума? – педантично уточнил министр.

– Что вы, я абсолютно здорова!

– Скелеты, проводите Синюю ведьму в лазарет. Пусть её осмотрят.

Я едва успела отскочить в сторону, как из кладовой вывели упирающуюся Изольду. Она порывалась что-то объяснить министру, но у скелетов мёртвая хватка. Ещё долго эхо подземелья доносило до нас вопли разгневанной ведьмы. Когда её голос затих, министр деловито хлопнул в ладоши:

– Итак, дамы, пора нам внести некоторую ясность. Конкуренция за место на троне и в сердце нашего Тёмного властелина – святое, однако портить его замок я вам не позволю. Хотите нагадить сопернице, делайте это изящно, незаметно. – Альбус взмахнул руками и совершенно бесшумно выполнил пируэт. – Будущая властительница Хмурого королевства должна быть грациозна и безупречна во всём.

– Постойте, так вы не будете нас примирять? – Василиса недоумённо нахмурилась. – Требовать, чтобы мы сосредоточились исключительно на заданиях?

– А смысл? Так ещё веселее. – Министр откровенно наслаждался всеобщим замешательством. – Только учтите, если наследите – убирать тоже вам, а поэтому попрошу за мной!

Чтобы не столкнуться с сёстрами, пришлось вжаться в стену. Они прошли настолько близко, что я смогла рассмотреть в деталях, чем же завершилась кулинарная битва: под глазом Фиолетовой Эльзы наливался фингал, у Ингорды на шее виднелись следы от ожогов, коса Василисы стала короче на ладонь, Маре предстояло серьёзно повозиться, вычищая волосы. Замыкала шествие Лара. Она единственная выглядела не хуже, чем обычно. Боевая ведьма мало внимания уделяла внешнему виду. Помимо личных земель, она присматривала и за границей нашего королевства. Лара Рыжая негласно считалась советницей Чарльза. Я поймала себя на мысли, что, стань она супругой Тёмного властелина, мы бы все от этого только выиграли. Зря Александр начал темнить и затеял отбор. Надо было ему сразу сделать предложение Ларе.

Громкий стон возвестил, что сёстры добрались до места назначения – и увиденное им не понравилось. Я прокралась по коридору, заглянула в комнатку и обомлела – вместо съестных припасов в ней находились мётлы, швабры и вёдра.

– Налетайте, ведьмы, инвентаря на всех хватит, – с довольным видом скомандовал Альбус.

Ингорда зашипела и выпустила клыки, на бледных руках обозначились когти.

– Не стоит. – Василиса попыталась воззвать к разуму Алой ведьмы, но та лишь зло сверкнула глазами.

– Ты забываешься, слизняк, – прошипела она, подлетев к министру вплотную.

– Что вы! – Альбус осторожно, буквально одним пальцем отвёл руку Ингорды от своей шеи. – Всего лишь руковожу процессом выбора невесты для Тёмного властелина. И вам, милочка, необходимо что-то срочно сделать с маникюром. В приличном обществе вас с такими когтями и на порог бы не пустили.

Издав утробное рычание, Ингорда попыталась схватить нахала за горло, но оказалась отброшена прямиком в деревянное корыто. Приземлилась чётко, словно младенец в люльку, да там и замерла, продолжая угрожающе скалиться.

– Дамы, неужели вы ещё не догадались, что со мной выгоднее дружить? – печально вздохнул министр. Окутанный магией Тёмного властелина, этот чудик совсем не боялся ведьм. – Вы не стесняйтесь, разбирайте инвентарь и за работу.

– А как же Изольда? – проворчала Мара. – Пропустит в лазарете всё самое интересное.

– Не переживайте, и на её долю хватит, – успокоил министр. – Скелеты, проконтролируйте!

Отдав нежити приказ, он направился прочь из подземелья. Скелеты, до этого успешно изображавшие из себя костяные декорации, отмерли и разбрелись по кладовым, следом поплелись и ведьмы.

Любоваться на успехи сестёр в уборке было неинтересно. И без того ясно, что отмоют, отскребут и впредь не станут свинячить. Когда я проходила мимо кладовой, из неё донеслось певучее нытье Эльзы:

– Айрин са-амая хи-итрая. Вообще не явилась.

– Она избегает конфликтов, – рассудительно заметила Василиса. – И, как мне показалось, не особо рвётся под венец.

– Ха! Так я и поверила, что наша тихоня откажется от такой возможности.

– Она упоминала, что хочет вернуться в Тенистую долину.

– Так это же про-още просто-ого. – Фиолетовая Эльза гаденько захихикала. – Пусть только нос высунет, мы её так проклятиями обложим, что участие в отборе станет неактуально.

Размечталась! Вот же выдра лиловая! А я ещё хотела ей компресс от синяка предложить. Да он же ей прям к лицу! Вместе с волшебными палочками мы утратили и доступ к косметической магии. Теперь придётся полагаться исключительно на рукотворные средства, а далеко не все сёстры умеют их готовить. Хм! А ведь это надо использовать! Отбор пройдёт, а выторгованное надолго обеспечит в Тенистой долине покой. В саду, раскинувшемся возле замка, росли и нужные мне травы. Пока сёстры будут приводить в порядок кладовые, а после и собственные физиономии, я спокойно соберу необходимое.

Я заскочила к себе в комнату, отменила невидимость и переоделась, после чего поспешила вниз. В кои-то веки покину замок через нормальные двери. Пусть видят, что я ни от кого не прячусь. Если мне и пришлось застрять в обители Тёмного властелина, то я проведу это время с пользой. Готовиться к романтическому ужину я не собиралась, выготавливать съестное – тем более.

– Госпожа, вам запрещается покидать владения Тёмного властелина, – не преминул напомнить невесть откуда взявшийся в холле лакей.

– Забудешь тут, если все только и делают, что об этом талдычат.

Лакей распахнул передо мной двери, и я наконец-то очутилась на свободе. Погода продолжала радовать. Туман и не собирался рассеиваться, воздух был сырой, промозглый. Накинув капюшон плаща на голову, я устремилась в сад, причём в ту часть, которая располагалась в противоположной стороне от экипажной. Интуиция подсказывала, что у новоявленного властелина забот по горло. Не может же он за мной присматривать круглосуточно? Лучше пусть на сестёр полюбуется. Они-то в отличие от меня хотят выйти за него замуж.

Раскинув сеть, я скорректировала направление. Чтобы добраться до куста шиповника, пришлось просочиться сквозь заросли крапивы и малины. Ступать старалась осторожно, раздвигая колючие кусты магией. Пусть и медленнее, зато никто не определит, что этим путём совсем недавно кто-то проходил. Терпеть не могу, когда меня отвлекают во время сбора компонентов для зелья.

Я выложила дно корзины мягким лопухом и принялась срывать шиповник. После него займусь бузиной, возможно, соберу немного малинки, для вкуса. А то вдруг наш Тёмный властелин откажется пить противное исцеляющее снадобье. Хотя чего с ним церемониться? Связать и влить в рот насильно. Никто же не заставлял отнимать у ведьм волшебные палочки, а потом привлекать к готовке! Конкурсное задание выйдет экстремальным, причём не для участниц.

Еле слышный стон заставил меня мысленно выругаться. Вот что мне стоило погасить магическую сеть? Нет же, захотела убедиться, что ни сёстры, ни их сюрпризы не подкрадутся незаметно.

Стон повторился. Глухой и надрывный, он перешёл в кашель. Так на помощь не зовут, а скорее собирают силы и пытаются зализать раны самостоятельно. Вот и отлично! Пусть сам и разбирается. Я развеяла сеть, ещё и уши заткнула. Что бы с нашим женихом на выданье ни стряслось, он и без моей помощи прекрасно справится.

Я сорвала ещё несколько ягод и встряхнула корзину. И трети не собрала, а ведь для него же и стараюсь. Интересно, как Александр собирается пережить ведьминскую романтику, если сейчас валяется не поймёшь под каким кустом и скулит? Хотя почему не поймёшь, под орешником и разлёгся. Твою ж сердобольную! Снова активировала сеть и не заметила!

Ладно, я только взгляну, позлорадствую, возможно, выдам ценные рекомендации. И совсем не стану вмешиваться. Вот ни капельки. Я ведь ведьма расчётливая, задарма не помогаю. Вон люди мне круглый год дань платят. И плевать, что летом волокут те же самые орехи, которых у меня за домом растёт столько, что и запасливым белкам не утащить.

Вот и зачем он забрался в такую глушь? Кто его тут услышит? И почему до сих пор не призвал на помощь нежить или хотя бы своего порхающего чудика? Свадьбу он справлять готовится, лучше бы позаботился о сохранности жениха!

– Чего лежим? Кого ждём? – мрачно поинтересовалась я, узрев распростёртого Александра.

Тёмному было совсем не сладко, не приподнимая головы, он проворчал в землю:

– Айрин, ты потрясающе… жалостливая ведьма.

– Хочешь, чтобы я тебя пожалела? Запросто. Вот как веночек на могилку брошу, так и пожалею. А пока – уволь. Не до этого. Ты какого демона у Чарльза силу отнял, если не представляешь, что с нею делать?! – Опустившись на колени, я встряхнула горе-властелина за плечо.

– Я не отбирал… – еле слышно выдохнул тот.

– Получил по наследству? – обомлела я.

Чарльз ведь неоднократно утверждал, что у него нет детей. Неужели соврал? Или это ошибка бурной молодости?

– В карты… выиграл.

– Очень весело. Просто обхохочешься.

– Не особо. – Александр наконец-то сумел перекатиться на бок и почему-то улыбнулся.

– Эй! Ты чего? Только не говори, что слишком сильно головой ударился.

– Я сумел выследить призрачную гончую и отправить её обратно, – последовало гордое в ответ.

– Отлично! Просто замечательно! А если бы это она тебя куда-нибудь отправила? Например, во Тьму?

– Я же Тёмный властелин. Мне по статусу положено, – попытался отшутиться маг.

– Седеть тебе тоже положено? – Я присела рядом с ним и запустила руку в местами заметно посветлевшую шевелюру.

– Вообще-то от природы я блондин. – Александр попытался отползти, чтобы прервать дальнейшее изучение его причёски.

– С чем тебя и поздравляю, – проворчала я, но волосы в покое всё же оставила.

– Я светленьким только тебе на глаза показывался, – осчастливил он меня признанием.

– Потрясающе. Я должна расценивать это как высшую степень доверия?

Вот какое мне дело до того, светленький он, тёмненький или двуцветный, как скунс? Тёмный властелин в первую очередь должен справляться со своими обязанностями, а он не то что с собственной силой не дружит, у него и с головой взаимопонимание явно отсутствует.

Александр попробовал встать, но безуспешно. Видимо, прорву силы потратил на поимку и переправку призрачной твари в мир духов. И это в одиночку! Без малейшей страховки. Погибни он, что бы мы тогда делали?!

Зла на него не хватает!

Хотелось выложить всё, что я думала о его великой победе, но интуиция подсказывала, что Александра не стоит поощрять. И без того мнит себя центром Хмурого королевства.

Поморщившись, горе-маг снова шлёпнулся на землю.

– Придётся обернуться. Так сила быстрее восстанавливается, – смущенно улыбнулся он.

Я кивнула и повернулась спиной. Превращения освоил – уже хорошо. Побудет до вечера вороном, а там и сёстры с уборкой закончат. Интересно, ему уже доложили, во что вылилось посещение кладовых?

Сам момент превращения я не почувствовала, однако тихое ржание за моей спиной возвестило, что Александр трансформировался вовсе не в ворона. Кажется, кто-то надумал в очередной раз выпендриться. Делать мне больше нечего, как любоваться его ипостасями! У меня ещё шиповник и бузина не собраны.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.