книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

ЧАСТЬ 1

ГЛАВА 1

Перрон Курского вокзала. Поезд уже совсем скоро. При мне всего одна спортивная сумка – почти все мои вещи. Она даже не тяжелая. Уезжать совсем не хочется, хоть и еду домой. Но что ждет меня там? Грязная квартира, пьяная мать и вечно недовольный отчим. Не хочу обратно.

– Я точно не могу остаться? – спросила я у троюродного брата Кольки.

Он повел плечом, щурясь от едкого дыма собственной сигареты. Никак не пойму – сложно вытащить руки из карманов или здесь так модно курить?

– Маш, самим жить не на что. На бате кредит, у меня учеба.

– Я найду работу. Обещаю.

– Какую, Маш? Без опыта на панели если только. Потом будешь всем рассказывать, как ты приехала поступать и не поступил? – После этих слов он весело заржал. И что здесь смешного? – Ну, правда, сама подумай. Ладно, если бы ты поступила на бесплатное, с общагой и тебе платили стипендию. Но ты даже на платное поступить не смогла. А если и поступишь, кто будет оплачивать?

Его слова как пенопластом по стеклу.

– Я не знала, что там такой строгий отбор. Думаешь, если я из провинции, то обязательно глупая?

– Не обязательно. Но с провинциальным образованием в московском институте без дополнительной подготовки делать нечего. Без обид. У вас в Воронеже что, институтов нет?

– Я не хочу возвращаться! Москва, она такая… Тут столько всего: выставки, музеи, театры, клубы… разные другие места.

Колька посмотрел на меня так, будто и правда считает глупой, и ответил:

– И за все надо платить. Без денег ты тут никто. Так что, извини. Возвращайся в свой Воронеж, поступи в местный институт и будь счастлива.

Ничего не ответив, я сложила под грудью руки. Вроде как обиделась. Хотя мне действительно было обидно. Весь последний год я мечтала о том, чтобы поступить в московский художественный институт. Я готовилась. А в итоге средний проходной бал оказался мне не по силам. Еще бы. У кого из студентов не спрашивала, почти все проходили дополнительную подготовку – репетиторы, кружки и прочее. У меня подобного не было. Да и русский с литературой, как оказалось, хромают. Может, я не туда поступала? Может в колледж податься? Там уж точно должны взять. Но все опять упиралось в деньги, которых не было.

Когда я приехала в столицу, она показалась мне такой удивительной! Этот огромный город выглядел невероятно манящим. Каждым неоновым огоньком, каждой рекламной вывеской, каждой витриной магазина. Я мечтала здесь поселиться, хоть в какой-нибудь каморке. Кажется, что тут могут сбываться мечты.

Но мне это уже не грозило.

Если только я что-нибудь не придумаю.

– Все, давай, удачи тебе с поступлением, – сказал Колька, бросая спортивную сумку на мое боковое сиденье плацкартного вагона. – Я пошел.

Быстро поцеловав меня в щеку, он убежал. А я осталась одна. Теперь только сесть поудобнее и смириться. Но я не была готова это сделать. Не сейчас, когда до мечты остается протянуть руку. Поэтому, схватив сумку, я вышла из поезда.

Куда дальше? Этот вопрос был очень правильным. Попробую найти работу, в идеале с проживанием. Буду готовиться для поступления на следующий год, уж точно будет продуктивнее, так сказать – на месте. Если не удастся найти работу, вернусь к тетке. Скажу, что вышла из вагона за водичкой и опоздала. В кармане джинсов пятьсот рублей, в сумке печенье, бутерброды с сыром и колбасой – я в прекрасном положении для подвигов. Первым делом потащилась, конечно же, на вокзал. Я видела там много магазинов, возможно, кому-то нужны продавщицы.

Странно ли, но после пятого отказа уверенность в собственных силах начала меня покидать. Как я успела понять, здесь даже в продавщицы нужны люди с опытом, постарше моих девятнадцати, а главное – с московской или подмосковной пропиской. Да еще медицинская книжка в обязательном порядке. Я решила сделать перерыв и перекусить.

– Чай, черный, – сказала я в закусочной девушке не славянской внешности.

И как только ей удалось сюда устроиться?

– Шестьдесят рублей, – ответила она, когда поставила передо мной чай из пакетика и в пластиковом стаканчике.

Я не поверила своим ушам. Да за такие деньги можно купить две пачки чая!

– Сколько? За один чай? У вас тут что, вода золотая?

– Так берешь или нет?

– Нет! Это обдираловка какая-то.

– Тогда иди отсюда, не мешай.

– Сама дура!

Психанув, я ушла из закусочной, по пути заметив, как хамка вылила мой чай в раковину. Мне же пришлось давиться бутербродами всухомятку.

Следующая идея – поискать работу за пределами вокзала. Я вышла за его территорию и остановилась у пешеходного перехода. Пока ждала зеленый, взгляд упал на девушку, которая стояла передо мной. Ноги от ушей, высокие каблуки, короткая юбка, кожаная куртка, длинные, роскошные светлые волосы, завитые на концах. Когда она повернулась боком, я смогла разглядеть и ухоженное лицо, и яркий маникюр. Очень красивая. Не то, что я в своих потертых джинсах и дешевой ветровке. Про ногти и волосы вообще молчу. Наверное, она и работает еще в каком-нибудь хорошем месте. Интересно, кем?

Задумавшись, я так и пошла вслед за ней. Шла до тех пор, пока девушка не скрылась за входной дверью какого-то салона. Поначалу захотелось пойти за ней и туда, но что-то меня остановило. Я не соответствовала тому, что видела внутри за широкими окнами. Слишком роскошное место для такой, как я. Белые стены с картинами, изящная мебель, диваны наверняка из черной кожи, всюду цветы, чистота такая, какой нет даже в больнице, что рядом с моим домом. Здесь видна рука дизайнера, а не тети Веры, открывшей парикмахерскую в бывшей булочной. В этот момент я остро прочувствовала на себе слова Кольки: «Без денег ты тут никто». Я почувствовала себя «никем». Когда еще вчера была хотя бы поступающей студенткой с перспективами на будущее в этом удивительном городе.

Что теперь?

Увидев на себе любопытные, пристальные взгляды обитателей салона, я поторопилась отойти от его окон. В этот момент у меня резко опустились руки, в прямом смысле. Я бросила сумку и прислонилась к стене. Как-то рано сдалась. Даже день не кончился, а я уже готова ехать к тетке и просить ее купить мне еще один билет до Воронежа. Хотя нет, домой я точно не хочу. С меня хватит пьяных бредней и диких истерик. Я хочу большего.

Вдруг из салона вышла девушка, очень темная брюнетка в черном облегающем платье, с пышным бюстом и ноготками цвета лимона. Она подошла чуть ближе ко мне, точнее к мусорке, правда такой, что чище и блестящее, чем что-либо в моем доме. Вынула из пачки тонкую сигарету и прикурила.

– Заблудилась? – спросила, вдруг, у меня.

– Нет, – ответила ей, выпрямляя спину. – Работу ищу.

– Работу?! – удивилась та, оглядывая меня с головы до ног. – И что же ты умеешь?

Опыт, к сожалению, и умения у меня были не велики. Помогала матери на рынке, когда та еще пыталась работать. За последние пару лет часто подменяла тетю Веру в магазине – и ей хорошо и мне хоть что-то на расходы, да молоко с хлебом бесплатно. В трудовой этого конечно нет, да у меня и трудовой нет, но все-таки опыт.

– А что нужно?

– Стричь умеешь?

– Нет. Могу быть кассиром, или продавщицей.

– Ясно, – ответила она со странной улыбкой, потягивая сигаретный дым, от которого у меня глаза бы заслезились. – Ты откуда такая… работящая?

– Из Воронежа.

– А что, в Воронеже продавщицы уже не нужны?

– Я поступать приехала…

Внезапно она рассмеялась, как тот Колька, и спросила:

– Дай угадаю – не поступила?

– Да что в этом такого смешного?! – вырвалось у меня.

– Ничего. Просто знаешь, сколько вас таких в столице?

– Догадываюсь.

– Девственница? – тихо спросила вдруг она.

– Я не собираюсь идти на панель, если ты об этом.

– А зря – привести тебя в порядок и будешь пользоваться популярностью. Поверь мне.

Я даже не знала, что на это ответить. Зато поняла, что зря с ней вообще разговариваю. Поэтому просто молча взяла свои пожитки и побрела обратно к вокзалу, может поищу метро, не знаю.

– Эй! – окликнула меня девушка, и я почему-то обернулась. – Нам нужна уборщица. Пойдешь?

– Сюда? – уточнила я, показывая на дверь салона.

– Сюда, конечно. У нас очень элитное заведение, между прочим. Платить будут хорошо.

– Я вижу, в том то и дело.

– Тогда что тебя смущает?

Я снова пожала плечами. Предложение было из тех, которые настораживали. Слишком быстро, слишком просто, слишком неожиданно. Но, возможно, в этом городе все именно так и происходит? Дело случая. Возможно сегодня удача как раз на моей стороне. Да, я по-прежнему не уверена, что соответствую этому месту. Но я готова с этим справиться, если мне дадут возможность остаться в Москве и еще будут за это платить.

– Да ничего. Что нужно делать?

– Пойдем, – сказала девушка, – туша окурок и бросая его в мусорку. – Меня зовут Элла. А тебя?


***

Я не прогадала. В этом роскошном салоне меня взяли на работу. Официально! Даже оформили трудовую книжку. И платили больше, чем я когда-либо зарабатывала. Правда часть приходилось отдавать за спальное место в двухкомнатной квартире. Нас таких в ней было пятеро. Все девчонки, работницы салона, такие же приезжие, как и я. Но выбора не было. К тетке дорога быстро оказалась закрытой. Как раз после того, как моя мать в пьяном бреду высказала ей все, что о ней думает, когда не дождалась дочку из столицы. Правда вспомнила обо мне только на третьи сутки со дня должного возвращения. Тетя Галя посчитала, что я поступила крайне некрасиво, глупо и безрассудно. Просила вернуться к ней, обещала купить новый билет до Воронежа. Я отказалась, заверив, что у меня все хорошо. После этого мы больше не разговаривала. Когда она звонила, у меня, к сожалению, всегда были заняты руки, чтоб ей ответить. С матерью было проще. Она немного побурчала, но без труда поверила во все мои слова.

– У тебя правда все хорошо? – спросила она в который раз нетрезвым голосом.

– Да, мам, я живу у подруги, нашла работу в салоне красоты. Буду готовиться к поступлению на следующий год. Но, наверное, уже в другое место.

– Хорошо, дорогая… А куда ты собираешься поступать?

Господи, как же с ней сложно, когда она такая.

– Я тебе уже говорила. Хотела в художественный институт. С первой попытки у меня поступить не получилось. Думаю теперь попробовать колледж, он и к профессии ближе. Или что-то еще. Не знаю. Посоветоваться тут особо не с кем. Просто, если бы мне удалось поступить на бесплатное, был бы самый отличный вариант.

– М-м-м, – услышала я, очень сомневаясь, что она поняла все из моих слов.

– Как у вас дела?

– У нас все замечательно! Толечка нашел работу, приносит деньги в семью.

Я закатила глаза. Толечка, мой отчим – мелкий лысый и ленивый боров. Если и правда нашел работу, то это ненадолго.

– Мам, вы хоть продукты покупаете? Ты помнешь, что обещала мне перед моим отъездом? Что будешь меньше пить.

– Так, не учи мать жизни! – начала она свою любимую песню. – В своей разберись сначала…

– Ладно, хорошо, мне пора бежать. Целую.

– И я тебя.

И так всегда. Но я не собиралась это оставлять. Мне нужно добиться своей цели не только ради себя, но и ради нее. Вот выучусь, отыщу достойную работу, накоплю денег и найду хорошую больницу, где ей помогут. Обязательно.

В салоне же меня приняли неоднозначно: кто-то с улыбкой, кто-то с настороженностью, кто-то смотрел высокомерно, кто-то предпочитал не замечать. Мне вручили набор для мытья полов, зеркал и мебели. Именно набор, а не как у нас – ведро и тряпка, ну может еще одна для пыли. С таким даже не стыдно было работать уборщицей. Даже перчатки выдали, чтоб руки не портились от воды и химии.

Заведующая, просто Алла, показалась хорошей женщиной, приветливой, улыбчивой. Правда с первого дня окрестила меня Мэри, вместо Маши. Как я поняла, подобное происходило со многими: Катя становилась какой-нибудь Катриной, Женя – Жанной. Везло таким, как Элла, потому что ее действительно так звали. Девушка оказалась и правда хорошей. Сразу взяла меня под крыло, сделала мне новую прическу. Теперь вместо безжизненной копны длинных волос у меня были завитки цветом карамели с молочным шоколадом. И это стало только началом. Вскоре у меня появился маникюр. Я чуть не убила мастера по коррекции бровей. Сладко выспалась на чистке лица. И это я – простая уборщица. А все потому, что у Эллы было неоспоримое убеждение на каждое мое "Зачем?".

– Ты, так же как и все прочие, должна соответствовать этому месту. А кроме того – ты девочка, и просто обязана быть красивой. У тебя для этого все данные.

Также из-за Эллы первую свою зарплату я не отложила, а спустила на шмотки. Джинсовые шорты одела один раз. Крайне неприятно, когда мужик пятидесяти лет, сидя на стрижке, сворачивает шею, чтобы посмотреть на мой зад. Поэтому я ходила только в синих супермодных джинсах, рваных от карманов до колен. К ним шли футболки или майки, что-нибудь интересное, не такое, к чему я привыкла.

То есть, мне понравилось все в моем нынешнем положении. Есть где жить, работа есть, в выходной могла себе позволить сходить в кино или на какую-нибудь выставку. Купить не один, а несколько журналов о моде! Поесть мороженого, в конце концов, не на последнюю десятку. С обучением только возникли небольшие сложности. Трудно было заниматься, когда хочется вырваться куда-нибудь в город, хотя бы на часок, который растягивается на целый день. Хоть с соседками более менее повезло – ненавязчивые, спокойные девочки. Полинка вообще была молчаливой, Светка часто отсутствовала. Девчонок из другой комнаты встречала разве что на кухне, обе были очень общительны. Правда, когда они узнали, что я умею шить и хочу стать модельером, сначала посмеялись. Где я – и где мода. Но я же хотела создавать для других, а не быть какой-то иконой этой моды. Но потом они нашли свою выгоду во всем этом и успокоились, когда часто стали просить что-то подшить, зашить, перешить.

Прознала о моем пока хобби даже Элка, когда застукала меня за рисованием новых эскизов.

– Что ты там все рисуешь? – спросила она как-то, отбирая у меня блокнот.

Я подумала, сейчас тоже посмеется. Но нет.

– Вау! – произнесла она, рассматривая вечернее платье – изящное, необычное, должно быть из атласной ткани и кружева. – Как здорово. Я бы такое надела.

– А я, кстати, тебя и рисовала.

– Да? Если ты чувствуешь стиль других, это и правда здорово.

И все бы ничего, пока постепенно я не начала понимать, чем еще занимается салон, в который я устроилась работать. Его часто посещали именно мужчины, богатые мужчины. На стоянке перед окнами можно было увидеть только дорогие иномарки, красивые, блестящие, с персональным водителем. Как-то мне на глаза попался открытый журнал Аллы с фотографиями наших девушек и каким-то описанием под каждой. С ценами. Это было похоже на прейскурант. Сложилось такое чувство, что мне чего-то недоговаривают. Те же соседки то и дело о чем-то шептались. Но когда я обратилась с вопросом в открытую к Элле, она ничего не стала скрывать.

– Да, наш салон обширного профиля.

– Что это значит?

– Что у нас можно заказать не только стрижку, но и парикмахера в целом. Хотя не все девочки полезны именно в салонных делах. Некоторые просто работают на выезд. И это большой секрет. Если не хочешь потерять работу, лучше не болтай об этом. А также ты подписала бумажку о неразглашении внутренних дел, помнишь?

Что-то припоминала.

– А нельзя было мне сказать об этом раньше?

– Это что-то бы изменило? Или тебя кто-то заставляет заниматься клиентами?

– Нет, но…

– Успокойся. Заставлять тебя никто не будет, если только ты сама не захочешь.

– Я? Нееет.

– Зря. Получала бы в десять раз больше. А может и еще в чем-то бы повезло.

– А ты… тоже?

Она улыбнулась:

– Работаю с клиентами? Конечно. Я элитная девочка сопровождения. Это больше, чем просто с кем-то спать.

Я тактично промолчала, сделав вид, что все поняла. Да какая разница? Каждый сам выбирает, как ему зарабатывать.

После этого я пожалела, что попыталась что-то разузнать у своих соседок. Когда они поняли, что я в курсе, секреты прекратились. Теперь в доме то и дело велись беседы о сексе и клиентах, да о сексе с клиентами. Так я очень скоро узнала о салоне, видимо, все. Простыми словами – я устроилась работать в элитный притон с маскировкой под престижный салон красоты. Мои соседки – еще обычные девочки по вызову, когда-то приезжие из других городов в столицу за лучшей жизнью, но так и погрязшие в своей работе. Света, например, занималась этим уже пять лет, правда начинала в другом месте. Элла была уже элитной девочкой, наработавшей своих постоянных клиентов. Одним словом – многопрофильная любовница.

Поначалу мне было от всего этого не по себе. Но меня не трогали, позволяли зарабатывать, поэтому я быстро успокоилась. Стало страшно в тот момент, когда впервые проскочила мысль «может и мне попробовать?» Но она окончательно выветрилась из моей головы, когда я попыталась представить себя с одним из клиентов салона – толстым, старым и лысым типом. С молодым-то не была.

В итоге я пришла к мнению, что на меня пагубно влияет обстановка моего рабочего места. Хуже всего то, что я толком не могла сосредоточиться на учебе. Нужно было менять работу. Только я знала, что лучшего не найду, если вообще найду хоть что-то со своей трудовой с единственной записью "уборщица". Но мысли об уходе укрепились, когда Алла вызвала меня к себе в кабинет.

– Садись, дорогая. Я хотела с тобой немного посекретничать.

Я села на диван, недалеко от нее. Алла была не худой женщиной в возрасте, а тем не менее, еще весьма привлекательной. От нее разило твердостью характера, уверенностью в себе, опытом, знанием своего дела.

– Бери чай.

Рядом на столе стояли две чашки черного чая, печенье и конфеты. Я взяла свою чашку и поднесла ко рту.

– Спасибо.

Алла пригубила из своей, отставила ее и начала говорить:

– Ты ведь уже знаешь, чем занимаются наши девочки?

– Знаю.

– Не думала об этом? Для себя.

Я быстро ответила, даже слишком:

– Нет.

Она мягко улыбнулась.

– Скажи, ты уже была с мужчиной? Это останется между нами, обещаю.

Я не стала врать:

– Нет.

И зря, что не стала. Потому что ее глаза подозрительно загорелись.

– Понимаю. Для тебя это еще нечто неизведанное, возможно пугающее. Но в подобном нет ничего плохого. Это такая же работа, как другие. Негативные мнения всего лишь предрассудки. Кроме того, в подобной сфере можно получить то, чего никогда не получишь, работая, например, уборщицей.

Я молча кивнула и натянула улыбку. Она что, пытается меня уговорить? Или заставить? Я решила уточнить.

– А это обязательно? В смысле, мне обязательно нужно начать это делать?

– Нет! Что ты? Мы просто разговариваем. Возможно ты что-то надумала для себя, но не решаешься спросить. Другие девочки работают и все довольны своим положением. У нас не заставляют заниматься тем, чем ты не хочешь заниматься.

– Тогда можно я просто буду убирать помещение салона? Я вполне всем довольна.

Она улыбнулась мне, но в этот раз показалось, что слегка натянуто.

– Конечно. Но если передумаешь, дай знать.


***

С того дня, после разговора с Аллой, что-то изменилось. Я чувствовала это не только задним местом. Девчонки как сговорились, жалуясь на меня Алле по поводу и без. Мол, то там я что-то плохо убрала, то здесь чего-то не сделала, а то и вовсе что-то испортила. Так мне урезали следующую зарплату в счет некоторых «штрафов». Было неприятно. Чаще стали на мозг капать соседки, рассказывая о своих волшебных приключениях. Меня раздражало в особенности то, что я не имела понятия, о чем они говорят. Хоть бери и иди лишайся девственности с первым встречным, хотя бы для того, чтоб знать, в чем заключается весь этот сексуальный сыр-бор. У меня возникло странное ощущение, что меня подталкивают на грех. И в то же время я понимала, что это все глупости, что все лишь в моей голове.

Кому я тут нужна, пусть и со своими данными? Да, меня привели в порядок так, что я сама себе стала хоть немного нравиться. Но помимо меня здесь было много других красивых и опытных девчонок. Что же до мой девственности, то мне казалось, что сейчас такое время, когда это больше недостаток, чем достоинство. А я все равно оставалась собой, все той же дурехой из провинции с глупыми мечтами о красивой жизни и возможностью творить. Второе у меня от бабушки, швеи по профессии. В детстве она часто шила мне одежду. Когда я подросла, мы стали придумывать ее вместе. Так я научилась рисовать эскизы и шить по ним. Перед смертью она взяла с меня обещание, что я не стану это бросать. Но вскоре шить стало не из чего, когда от матери ушел третий муж, ее уволили с работы за пьянство, и у нас начались проблемы с деньгами. Редко когда что-то попадалось. Поэтому чаще я стала просто фантазировать и рисовать эскизы. Только позднее пришла к выводу, что мне нужно выбираться из своего болота, что нужно ехать в столицу и куда-то поступать. Но для поступления в хорошее место мало рисовать одни эскизы и шить на уровне опытной самоучки, поэтому пришлось учиться большему. И все равно этого оказалось недостаточно.

Но в один из дней все пошло совсем уж наперекосяк.

– Мэри, – позвала меня Алла. – Подойди, пожалуйста, вон к тому мужчине. Он хочет с тобой поговорить.

Проследив взглядом за ее кивком головы, я увидела в дальнем углу зала молодого мужчину. Нет! Только не он! Этот тип уже был у нас пару раз, и я почему-то всегда замечала его появление. Очень уж интересный, будто с обложки одного из тех журналов, которые я покупала. Сейчас сидел на диване и чего-то ждал, глядя в нашу сторону. И взгляд такой пронизывающий, и такой ленивый, словно в этой жизни уже ничего не могло его удивить или привлечь. Одет в джинсы и кожаную куртку, на руке браслет с часами, явно дорогими. Ухоженный, мужественные черты лица, легкая щетина, которая ему невероятно шла. И хоть одет просто, не в какой-нибудь костюм при галстуке, а качество этой одежды выдавало все его положение. Хотя, других мужчин тут и не бывало.

– Что ему нужно? – спросила у Аллы, понимая, что мне уже это все не нравится.

– Он сам расскажет.

– Но я же не…

– Подойди, – перебила меня та, требуя и словно бросая под поезд. – Сейчас же.

После такого меня как током прошибло, и по спине побежал холодок. Стало даже страшно, и как-то в целом волнительно. Я понадеялась, что он будет говорить со мной не о сексе, потому что не знала, что буду на это отвечать. Я совершенно не готова. Ни к чему из того, что может случиться дальше. Но идти к нему все равно пришлось. Подошла и села на диван сбоку от него, но на достаточном расстоянии, чтобы нормально дышать.

– Добрый день, – выдала приличную фразу даже с улыбкой – простая вежливость, которой научилась здесь у всех по чуть-чуть. – Вы что-то хотели?

Мужчина оглядел меня с головы до ног. Как товар. И я уже была готова встать и уйти, когда он заговорил:

– У меня к тебе есть одно интересное предложение. Готов озвучить его где-нибудь за обедом.

У меня внутри вспыхнула паника. Что ему от меня нужно? Он хочет, чтобы я с ним куда-то поехала? Боже, он хочет заставить меня заниматься с ним сексом?!

Блин, и когда я стала такой пугливой?

– Боюсь, ваше предложение мне вряд ли будет интересно.

Его брови изогнулись в жесте крайнего удивления.

– Даже не хочешь его выслушать?

– Если честно… не очень.

– Давно тут работаешь?

– Несколько месяцев.

– Кем?

– Обслуживающий персонал.

Он снова скользнул по мне своим ленивым взглядом.

– Откуда приехала?

Не поняла, что за допрос?

– Из Воронежа. А что?

– Советую ехать обратно, потому что трусихам из провинции в этом городе ловить нечего. Если только ты не собираешься всю жизнь мыть полы. Хотя, тоже профессия.

Паника резко сменилась на злость. У меня даже щеки вспыхнули. На языке созрела куча оскорблений в его адрес, но я сдержалась и смогла их вовремя проглотить. Мысли заметались от одной к другой. Но взять себя в руки удалось всего от одной из них – что он прав. Кто не рискует, тот ничего не выигрывает, и у меня уже была возможность в этом убедиться.

– Хорошо. Я бы не отказалась от пиццы, – сказала ему натянутым голосом.

– Так-то лучше. Пойдем, – ответил он, вставая с дивана.

Поднявшись, я пошла за ним. Когда же выходила на улицу, заметила на себе любопытные и нахмуренные взгляды девчонок, будто я выиграла приз, который все хотели. Даже еще раз взглянула за мужчину. Конечно тот был хорош собой. Но это мало что объясняло. У меня не та должность и навык, чтобы удержать его внимание на своей персоне. Все так странно.

Когда же мы подошли к его машине, я замерла. Это была черная иномарка, огромная, блестящая и очень красивая. Да я в жизни не сидела в таких дорогих машинах.

– Чего стоишь? – спросил он, уже залезая на водительское сиденье.

Я пошла к двери, но тогда встала перед ней, боясь дотрагиваться. Колебалась недолго, все-таки схватилась за блестящую ручку и распахнула дверцу. А там – словно другой мир. Как теперь внутрь-то вообще залезать? Может нужно снимать обувь? Да черт с ним, – решила я и залезла в машину. И словно попала в другое измерение, у которого была явно неприлично дорогая цена. Под попой черная кожа, на изящной панели куча кнопок. Да эта не машина, а какой-то космический корабль!

– Пристегнись, – попросил водитель.

Я засуетилась в поисках ремня. Нашла, но попасть им в замок никак не получалось. То ли вставляла не туда, то ли не так, то ли слишком сильно нервничала. Водила не выдержал с моей пятой попытки. Обхватив мою руку, он молча направил ее в нужном направлении, и замок сразу же защелкнулся. Из-за этого он подался ко мне, обдавая насыщенным запахом очень приятного и по-настоящему мужского парфюма. Даже захотелось вдохнуть еще раз, когда он отстранился. Никогда до этого не встречала мужчин, от которых пахло хоть приблизительно похоже. Да о чем говорить – от которых пахло хоть чем-то вкусным. И зачем вообще он тронул меня за руку?! Теперь чувство, будто оставил горящий след.

Наконец машина тронулась с места, и я вцепилась в ручку двери. Не потому что боялась ехать, а потому что было крайне не по себе. Я в дорогой машине с каким-то богатым мужчиной, от которого несет невероятно-приятным образом. Смотрю на его руки на руле и не могу отвести взгляд, до того красивые, как и он сам со всем своим добром – эффектный парень. И за что мне такой стресс?

– Ты сидишь так, будто лом проглотила, – подал он голос. – Неудобно?

– Мне? – спросила я, будто тут кроме нас есть кто-то еще. – Нет, мне нормально.

Вдруг он потянулся рукой к моим ногам, куда-то между ними, отчего я инстинктивно свела колени, зажимая его ладонь. Это мне понравилось еще меньше, как раз тем, что окончательно вывело из колеи.

– Что ты делаешь? – резко спросила я, быстро переходя на «ты», хватаясь за его руку и мешая ей двигаться.

А он просто взял и рассмеялся. И спокойно попросил:

– Не бойся, крошка, ты можешь мне доверять. Просто раздвинь коленки.

От его слов я вспыхнула окончательно. Потянув вверх его руку, начала требовать:

– Останови машину, я выйду. Останови!

Руку он вытащил. Остановился, правда всего лишь на светофоре, но мне и так пойдет. Расстегну ремень безопасности, я дернула за ручку двери, чтобы выйти, но та не поддалась – дверь оказалась запертой. Я дернула еще раз, и еще, пока не услышала:

– Под твоим сиденьем есть рычаг, он двигает кресло, можешь отодвинуть его назад и вытянуть ноги. Сбоку еще один – можно опустить спинку кресла. И пристегнись.

В этот момент мне захотелось провалиться сквозь землю, да-да, заодно и прожечь дно его машины. Настолько глупой я себя чувствовала последний раз тогда, когда объявили результаты вступительных экзаменов. Он всего лишь хотел подвинуть сиденье, а я тут придумала себе непонятно что. Пытаясь не впадать в отчаяние, я вернулась на место и пристегнула ремень.

– Мне и так удобно, я же сказала.

Он бросил на меня короткий взгляд, а отворачивался уже с ленивой улыбкой на губах. Ему смешно, забавно, еще бы – поди не каждый день встречает таких тупых девиц.

– Что, правда девственница? – вдруг спросил он.

– И что?! – возмутилась я, вместо того, чтобы дать понять, что это совсем не его дело.

Почему всем это так интересно? Я начала злиться и нервничать еще сильнее, потому что чувствовала себя совсем уж не в своей тарелке.

– Удивляюсь, как только тебя сумели до сих пор сберечь. У Алки обычно все быстро делается.

– Что, простите? Я вообще-то не за этим туда устроилась?

– А зачем?

– Чтобы работать!.. И зарабатывать!

На его лице снова отразилось удивление.

– Как неожиданно. На что-то копишь?

– Это важно? Я даже не знаю, как вас зовут, мистер, а вы мне уже такой допрос.

– Мистер, – повторил он с усмешкой. – А если серьезно? Меня зовут Раф. И можно на «ты».

– Раф? Это такое имя?

Мне показалось, что он надо мной издевается. Придумал какое-то дурацкое имя, будто кличка, и думает, что я буду с этим к нему обращаться?

– Сокращенно от Рафаила, – ответил он вполне серьезно. – Мои родители не приемлют банальность.

– А брат или сестра есть?

– Два брата, Гавриил и Михаил. А что?

Мама дорогая! Куда я попала? Правильно говорят – у богатых свои причуды. Это же надо так назвать детей. Даже пожалеть захотелось. Хотя Михаил еще нормально. Дома в моем окружении людей с именами, которые не на слуху, можно пересчитать на пальцах.

– И как детство прошло с такими именами? – не удержалась я от вопроса.

– Не жалуемся.

– Угу, – ответила я с изображением полного понимания.

Впрочем, при таких деньгах я бы тоже согласилась жить с любым именем, хоть Фрося, хоть кто еще.


***

Наконец этот Раф свернул с дороги и припарковался. Мы вышли из машины, и я увидела на здании огромную вывеску пиццерии. Надо же, не обманул.

– Дама вперед, – произнес мужчина.

Сил нет, прям джентльмен.

Внутри нас встретили и проводили к свободному столику. Рафаил (чье имя непривычно было произносить даже в уме) попросил лишь более уединенное место. Наконец сели. Я раскрыла меню и от голода аж забыла на миг о своих проблемах.

– Напитки сразу? – спросила официантка.

– Да, – ответил мужчина. – Мне кофе, черный, девушке бокал вина, красного, хорошего, на ваш выбор.

– Я не просила вина.

– Тебе не помешает расслабиться.

– Для чего?

– Для разговора.

Тут я вдруг поняла, что мой собеседник меня бесит. Но решила не портить себе аппетит и отвлечься на еду. Когда еще удастся бесплатно и вкусно поесть? Заказала пиццу, морс и мороженое, ни разу не стесняясь, что за это будет платить он – сам предложил. Но вино все равно пригубила, да незаметно для себя увлеклась – вкусное, зараза. Раф заказал себе салат и тоже пиццу, мясную.

– Так что от меня нужно? – спросила я, уже начиная маяться от любопытства.

– Живешь с девочками? – почему-то спросил он.

– Да.

– Платят как?

– Нормально.

– Учишься?

– Пыталась поступить, но пока не удалось.

– Куда?

– Какая разница? Это как-то относиться к делу?

– Косвенно, возможно. Скажи, а хотелось бы жить в отдельной квартире и ни в чем не нуждаться? Учиться, где хочешь. Что угодно. Если примешь мое предложение, у тебя будет все, что пожелаешь. Но за это, естественно, будет своя цена.

Мне показалась, так на минутку, что я веду беседу с Дьяволом, который просит у меня продать ему самое ценное.

– И какова же плата? Моя душа? – пошутила я и сама же посмеялась, одна.

– Нет, только тело, – ответил он вполне серьезно.

И мне сразу все стало ясно. Хотя нет, я перестала понимать, что вообще происходит. Я так растерялась, что задала самый глупейший вопрос:

– В смысле?

– Как я уже сказал, у меня есть брат. Один из. Он трудоголик, много работает – у нас семейный бизнес. То есть, ему некогда заводить знакомства с девушками. Но при этом он не перестает быть мужчиной. Понимаешь, о чем я?

– Не совсем, – соврала я, ведь прекрасно догадывалась, о чем он.

– У Гавра нет времени обхаживать девушку, чтобы что-то от нее получить, а связываться с кем-то за деньги он брезгует. Невыносимый педант. Ему нужна та, кто будет только его и всегда доступна без лишних заморочек, и это не жена. Говоря проще – ему нужна дорогая, опытная и личная… подруга.

От его слов я хохотнула и потянулась за вином.

– А причем тут ты? И что главнее – причем тут я?!

– Я здесь притом, что это моя инициатива. Хочу сделать ему подарок на день рождение. А ты – ты и можешь стать тем самым подарком, если сама того пожелаешь.

– М-м-м, – протянула я с видом понимания, допивая вино.

Это было похоже на какой-то бред.

– Это очень странное предложение, знаешь ли, – сказала я парню.

– Тебе так кажется. Но соглашусь, что ситуация нестандартная.

– Хорошо, почему я? – спросила у него. – У меня ни опыта, вообще никакого, да и сама я… не особенная, не для подобной роли.

Раф окинул меня взглядом.

– Ты себя недооцениваешь. На счет опыта – это поправимо, до праздника еще не один месяц, тебя всему научат. Я же не вчера начал искать подходящую девушку, и точно знаю, чего хочу. Ты молода, красива, и что особо прекрасно – как раз без опыта. Этот бонус в тебе мне уже нравится больше всего. Поэтому решение за тобой. Готова ли ты поменять свою жизнь кардинально и в лучшую сторону? Или струсишь и вернешься мыть полы?

Я невольно облизнула пересохшие губы. Подошел официант и предложил еще вина, я быстро согласилась. Предложение Рафа было слишком заманчивым, чтобы быть правдой. Словно я Золушка, а передо мной Фея Крестный, который зовет на бал, к светлому будущему. Но все хорошо заканчивается только в сказках. Хотя о тыкве забывать тоже не стоит. Я может и из провинции, но все понимаю прекрасно. Так в чем подвох? Что кроется внутри моей тыквы? Салон красоты тоже сначала выглядел, как салон красоты. И вот мне предлагается роль какой-то… любовницы. И к этой роли идут заманчивые перспективы. Или это я перепила вина? В общем, нужно было еще разобраться, что к чему.

– А он красив? Твой брат.

– Почти как я, – ответил тот. – И темперамент у него хороший.

Последнее я не поняла, к чему он сказал, и что вообще имел ввиду – то ли я буду нужна его брату раз в месяц, то ли каждый день. Переспрашивать не стала, а зря.

– Фото покажешь?

– Если согласишься, как-нибудь. С собой сейчас нет.

– Даже в телефоне?

– Даже там.

– Ну… на самом деле, я могу сказать только одно – мне нужно подумать.

– Сейчас меня такой ответ вполне устраивает. Есть еще какие-то вопросы?

Я задумалась. Но в голове возник вопрос совсем не по делу. И я его задала, видно от вина такая смелая:

– Я видела тебя у нас в салоне, пару раз. Пользуешься услугами девочек?

– Бывает. Тебя из всего только это интересует? – спросил и ухмыльнулся, весьма обаятельно.

– Нет, просто так спросила. Такое обычное любопытство. И ты, кстати, не спросил мое имя.

– Маша, я знаю, – ответил он, и было приятно, что назвал настоящее, а не фальшивое. – Запиши мой номер телефона.

ГЛАВА 2

Эта ночь выдалась бессонной. Не только из-за всяких мыслей, но и из-за девчонок. Какой-то клиент ударил Наташку по лицу, и сильно, до синяка. Половину ночи она приводила себя в порядок и жаловалась. У Светки вообще случилась истерика – один богатый и женатый клиент каким-то образом ее предал. Я мало понимала из того, что она в слезах рассказывала Вальке на кухне, мол, тот ей что-то пообещал и бросил. Будто действительно что-то был должен. Такие глупости. Такие же, как и предложение Рафаила. Чего только стоит одно его имя. И где гарантия, что он меня где-нибудь не обманет? Так же, как обманули Светку, например. Ведь обещает слишком многое… как и просит.

Я хоть и подумывала пуститься осваивать ремесло девчонок, но не так быстро. И вообще не всерьез. Хотя, согласно предложению Рафа, у меня будет всего один клиент, постоянный. Не так уж и плохо. Разве большая цена лечь в постель с мужчиной за то, что перестану в чем-то нуждаться, что будет перспектива к будущему?

Черт, неужели я настолько продажна? Но ведь так хотелось жить. Именно жить, а не выживать. В конце концов, я не теряла ничего, кроме своей девственности, с чем тоже порядком затянула. Было несколько моментов, когда я могла ее лишиться – с одноклассником, да с друзьями. Один раз даже едва не изнасиловали, но вовремя вступился знакомый. Я всегда выкручивалась из подобных ситуаций. Саму же не тянуло идти до конца. Когда от парня воняет пивом или чем-то еще, он груб, пьян или непонятно, что делает с моим телом, то хочется оказаться от него подальше. Я же никогда не пила в таких количествах, чтобы было на все наплевать. Хотя подруга именно так и советовала поступить. Нет-нет! Не то, чтобы я грезила о романтике, свечах и шелковых простынях, но вонючий подъезд, колючие кусты или лавочка меня точно не устраивали.

Сравнить же моих друзей и знакомых парней, например, с Рафаилом было почти невозможно. Он по-настоящему красив, даже сексуален, уверен в себе, ухожен и аппетитно пахнет. Если его брат такой же, то сложно отказаться от такого мужчины. Оставалось лишь преодолеть легкий страх и некоторую неуверенность.

Так значит ли тогда мое согласие, что меня можно купить? Здесь я теперь точно знала одно – все имеет свою цену, а значит и продается – все. Если нечего предложить, ты никто в этом мире. Поэтому глупо было бы не воспользоваться тем шансом, который мне выпадал. Хотя бы посмотреть поближе, что именно предлагается.

Так, почти решившись, под утро я спокойно уснула. Только вот звонить Рафаилу не спешила. Мне приспичило посоветоваться с Элкой.

– Ты что, дура?! – сказала она мне. – И ты еще не сказала «да»? Конечно соглашайся. Ты хоть понимаешь, что тебе предлагают?

– Не уверена. Зато прекрасно понимаю, что за это просят.

– И что? Да у нас тут каждая мечтает о подобном предложении, Маш. Ты что, не понимаешь?

Я на нее смотрела и не знала, что сказать. Умом что-то понимала, но с подобным никогда не сталкивалась, поэтому, наверное, и имела плохое представление о таком предложении. Что это будет? Как это будет? Зачем вообще это все?!

– Давай, ты просто согласишься, хорошо? Если этого не сделаешь, я перестану с тобой разговаривать, потому что ты меня сильно разочаруешь.

– А ты знаешь этого Рафаила?

– Лично, к сожалению, нет. Но кое-что о нем слышала. Он с запросами.

– То есть?

– То есть – предпочитает выносливых девчонок класса люкс. Он… непростой клиент.

Ее слова так смутили, что я подумала только одно:

– Бьет, что ли?

– Нет! Ты что?! Ничего такого, всего лишь горячий темперамент.

– Но мне же не с ним… работать.

– Да какая разница? С ним или нет? Второго такого шанса может не быть. Я уже семь лет ноги раздвигаю, и что-то пока никто не предложил мне сесть на содержание. Да – дарят дорогие подарки, да – я телом заработала себе на квартиру, да – я теперь в статусе. Но ты и не представишь, через что мне пришлось ради этого пройти, и это не только потом и кровью. А тебе предлагают все и сразу. И всего один партнер. Сказка, а не предложение.

От слов Элки создавалось ощущение, что она на меня давит. Даже казалось, что завидует. Похоже, она думать бы не стала, согласилась сразу. Это ли, или сам Рафаил, но я решила согласиться и посмотреть, что из этого выйдет. Отказаться успею в любой момент.

Так, уже к вечеру, я решительно взяла телефон и набрала номер.

– Да, – быстро и резко ответил мужской голос.

– Привет. Это Маша… Рафаил?

– Определилась? – сразу спросил он, без лишних слов.

– Да. Я… согласна. Хотя бы попробовать.

– Хорошо. Завтра утром заеду, и мы все обсудим.

– Завтра я работаю.

– Не важно.

Когда он отключил звонок, мне резко захотелось передумать. Не больно-то он и любезен. Только в его любезности я нуждалась сейчас меньше всего.


***

Как и обещал, уже в девять утра Рафаил подъехал к салону. В это время я протирала одно из больших зеркал. Мужчина еще не успел войти к нам, как Алла крикнула мне на весь зал:

– Мэри! Бросай все, иди собирайся. За тобой приехали.

Первое – я не знала, что вообще куда-то собираюсь, этот Раф ничего мне не сказал, хотя мог бы и предупредить. Алла явно знала больше меня. Второе – я поймала на себе несколько девичьих взглядом, в которых отражались неприятные эмоции. Меня и так здесь не сильно любили, а сейчас показалось, что едва ли не возненавидели. Вера так вообще с презрением оглядела с головы до ног, словно оценивая заново. И обратилась ко мне, когда я проходила мимо:

– Только и у меня сначала протри зеркало. И мусор собери.

Словно пыталась уколоть или унизить. На что Алла сразу открыла рот быстрее меня:

– Вера! Отстань от нее. Попроси Валю. Мэри, бегом. Не забудь взять медицинский полис и паспорт.

Я так удивилась последнему, что перестала обращать внимание на Веру.

– А это зачем?

– Тебе все расскажут. Иди.

Продолжая удивляться, я отправилась за вещами. Джинсы, кофта, сапоги, кожаная куртка – все свежее, и вместе с тем ничего особенного. Волосы собрала в хвост, уже по привычке. В таком виде и вышла к своему новому знакомому. Алла даже ничего не сказала касательно моего отгула, просто отпустила, мило улыбнувшись Рафу. Мужчина был одет в синие джинсы и белую кофту. Все такой же интересный, как и вчера. Даже запах от него исходил тот же – приятный и притягательный. Чистый секс – как сказала бы Элка. Вот же меня угораздило…

– Куда мы едем на этот раз? – спросила уже на улице. – И зачем мне медицинский полис?

Ответил он только тогда, когда сели в машину:

– Проедем к одному хорошему доктору.

– Зачем? – не поняла я.

– Не пугайся, он просто тебя посмотрит. Может возьмет какие-то анализы. И все. Ничего страшного не будет. Пристегнись.

– А если я против? – спросила, натягивая ремень безопасности.

Щелкнули двери.

– Ты не можешь быть против, потому что согласилась, еще вчера.

– Да, согласилась на твое предложение. Но не на какие-то медицинские исследования.

– Считай, что это входит в мое предложение – раз. Два – если ты принимаешь мое предложение, то тебе придется быть более сговорчивой, или у нас ничего не получится. Три – никаких исследований не будет, врач просто тебя посмотрит. Я бы хотел преподнести брату здоровую девочку. И точно убедиться в том, что у нее никого не было. Я ведь не шучу с тобой, Маша, а предлагаю нечто серьезное, во что собираюсь вкладывать свое время и деньги. Если ты этого не понимаешь, если не готова мне доверять – нам будет трудно. Я бы даже сказал, что тебе лучше сейчас же выйти из машины. Поэтому решайся – либо да, либо нет.

Глядя на Рафаила, я поняла, что для него это все действительно серьезно. Не какая-то игра или шутка. Поняла и то, что сижу в его машине, вцепившись в ремень безопасности, и почти не дышу.

– Знаешь ли… – произнесла я. – Со мной… ничего подобного никогда не происходило. Но ладно бы только это – о подобном даже никогда не слышала.

– Что мне сделать, чтобы ты смогла мне доверять? – вдруг спросил он.

Мало того, что вопрос застал врасплох, так еще на него не находились ответы.

– Я не знаю, – честно призналась ему. – А мне ты доверяешь? Вдруг я какая-нибудь хитрая мошенница. Вот-вот мой план сработает, и я поймаю в сети богатого жениха.

Мои слова вызвали его смешок. Наконец-то эта серьезная рожа перестала быть такой напряженной.

– Можем составить какой-нибудь обоюдно-выгодный договор, – предложил парень.

– Ты серьезно?

На это Раф тяжело вздохнул, быстро перестав улыбаться. Нажал какую-то кнопку. Снова щелкнули двери. Откинувшись на сиденье, он посмотрел на меня и сказал:

– Извини, дорогуша, у меня нет ни времени, ни желания заниматься ерундой. Можешь идти.

Его слова – как холодной водой из ведра. Я слишком плохо понимала всю ситуацию, отчего никак не могла сориентироваться в ней. Чувствовала себя товаром на рынке, который приглянулся, и его теперь хотят купить. Только не учла, что товар – не главное здесь звено. Покупатель может пройти мимо и обратить свой взгляд на более интересный предмет. И все, привет половая тряпка и Воронеж, «милый» дом. Предложение Рафаила досталось мне слишком просто, не пришлось прилагать какие-то усилия или бороться за него. Оно свалилось мне на голову. И я, как девочка, начала выпендриваться. Но ведь имела на это право. Теперь сделала выводы и все поняла. Например то, что либо я слушаю Рафаила, иду до конца и чего-то добиваюсь с его помощью, либо выхожу прямо сейчас и добиваюсь всего сама – если повезет. Или не повезет. При этом риск был везде, мне оставалось лишь выбрать его способ. Который уже выбрала. Сомнениям и страху больше нет места. Нужно сложить их в ящик и выкинуть.

– Ладно, все, поняла, – ответила я. – Если ты сам не передумал, то я готова ехать. Хоть к врачу, хоть куда-то еще. И договор – это было бы прекрасно.

Раф отвернулся от меня, завел мотор, и мы молча выехали на дорогу.


***

Что и следовало ожидать, нужный нам врач оказался гинекологом. Приятная женщина средних лет, со звучным именем – Илона Захаровна, сразу расположила к себе. Правда расспрашивала о личном, осматривала не самым приятным образом, взяла некоторые анализы и назначила еще парочку в «процедурном кабинете» натощак. После меня к ней зашел Раф. Я ждала его возле двери, рассматривая посетителей и поликлинику. Здесь было как в музее, даже картины на стенах висели. И люди ходили в бахилах. Доктора все важные. Никакой грязи, толпы, суеты, много удобств, весь сервис в облуживании – вежливость на первом месте. Вот она какая – платная медицина. Еще заметила много парочек. Только не как мы с Рафом, а настоящие. И выглядело это очень мило.

Наконец Раф вышел, и мы отправились к выходу.

– Как все прошло? – спросил он в машине.

– Нормально. А тебе что обо мне рассказали?

– Пока только хорошее.

Я кивнула:

– Здорово.

– Что-то смутило? – спросил он, будто понял.

– Да.

– Что?

– Все.

– И? – спросил, словно после моего откровения должно быть какое-то продолжение.

– И-и-и… теперь ты должен мне за это большую пиццу!

– Проголодалась?

– Немного.

– Хорошо, заедем в ту же пиццерию.

После короткого разговора по дороге поговорить не удалось. Сначала Раф кому-то позвонил, потом звонили ему. Среди всех собеседников даже был его брат. Я поняла это, когда услышала имя – «Гавр». За время поездки Рафаил успел обсудить какие-то дела, что-то семейное и, кажется, договориться о свидании на вечер. Меня рядом – как и не было. Зато я вволю насладилась поездкой в роскошной машине с шикарным мужчиной. Смотрела, как он ловко ведет авто, иногда психуя на других водил. Как уверенно держит руль, сжимая тот красивыми мужскими руками со стильными часами на левом запястье. Даже этого всего, такого простого, я никогда раньше не видела. Это не скукоженный Петька в грязной куртке на древней ржавой семерке, которая вот-вот развалится на ходу. У Петьки даже часов нет, а руль держит так, словно спасательный круг, и несет от него всегда горьким табаком. Причем очень кстати он мне вспомнился, напоминая о том, что меня ждет, если я не зацеплюсь хоть за что-то в этом городе. Если проявлю слабость и неуверенность. И если мой риск не оправдается.

– Пиццу, кофе черный, – заказал Раф и посмотрел на меня. – Вина?

Надо же, теперь спрашивает мое мнение. Какой прогресс.

– А можно тоже кофе?

Он как-то странно на меня глянул, прежде чем ответить:

– Можно.

– Тогда капучино.

– Хорошо, – ответила официантка с милой улыбкой.

– Что-то не так? – тихо спросила я, когда ушла девушка.

– Тебя воспитывала бабушка, верно?

И снова на моем лице отразилось удивление.

– Немного. Откуда знаешь про нее?

– Вся информация о тебе от Аллы. Не удивляйся.

– И что с того, что бабушка?

– Видно некоторое воспитание, это хорошо. Но я бы посоветовал быть более смелой, тебе пойдет. Немного больше характера, наглости и уверенности в себе.

Совет показался хорошим, хоть и странно было его слушать именно от него.

– Я подумаю об этом… учитель, – начала я глупо шутить. – Чему еще меня научишь?

– У тебя будет обширная программа. Без моего участия.

– Да? – даже удивилась я, снова. – И какая же?

– Нечто вроде специальных курсов. Первое – это психолог, поможет тебе понять ситуацию, чуть лучше разобраться в себе самой и в мужчинах. Второе – сексолог, научит всему, что имеет отношение к сексу, а заодно и производить впечатление на мужчину. Третье – стрип-пластика, поможет раскрепоститься, подтянешь фигурку. Бассейн, массаж – пойдет на пользу. Стилист – выберет тебе твой стиль, направит, как ему придерживаться. Также несколько уроков этикета. И еще – встречи в формате бесед для общего образования с одним умным человеком. Будете говорить о политике, искусстве, природе и тому подобное. Узнаешь много нового, заполнишь пробелы в памяти.

– Вау! – вырвалось у меня. – Почти как подготовка в космонавты. Столько всего.

– Через полгода ты должна быть идеальной. Или очень близка к этому.

Я чуть не подавилась куском пиццы. На миг действительно показалось, что от меня зависит судьба человечества. Я и идеал – немного разные вещи. Неужели он и правда думает, что из меня можно слепить нечто особенное? Не хватало еще втянуться, разочаровать, а потом остаться у разбитого корыта. Но разве я могла не попробовать? Это же все так интересно! Поэтому, улыбнувшись, я продолжила поедать самую вкусную пиццу, какую когда-либо пробовала, в компании с самым интригующим мужчиной на земле.


***

На следующий день мы встретились снова. Только в этот раз все прошло еще необычнее – мы составляли контракт. Для этого Алла даже выделила нам свой кабинет. Рафаил привел с собой нотариуса, я – Элку, о чем едва не пожалела. Новая подруга хоть и правда помогала, только пыталась не упустить и свой шанс. Элка всячески привлекала внимание Рафа, много с ним флиртовала. То есть, вела себя так, словно пыталась ему продаться либо вместе со мной, либо вместо меня.

– А что будет в случае, если Маша не понравится твоему брату? – спросила девушка, проводя кончиком карандаша по своим алым губам.

– Я беру все риски на себя, – ответил Раф, не спуская глаз с ее лица.

– Это поступок настоящего мужчины.

– А должно быть иначе? – спросил он.

– О, нет. Как раз наоборот. Просто в наше время такие мужчины встречаются так редко…

Он коротко улыбнулся ей, и я резко почувствовала себя здесь лишней.

– Да подождите вы! – даже сорвалась на них. – Я так и не поняла, что будет в случае, если твой брат от меня откажется?

– Я помогу найти работу, жилье, и поступить в какое-нибудь учебное заведение. После этого мы спокойно распрощаемся, и никто никому ничего не будет должен. Так устроит?

– Ну… – задумалась я. – Да.

– Пиши, – бросил тогда Раф нотариусу.

– Что входит в ее обязательства? Это будет прописано? – спросила Элла.

– Пока учиться. Ответственно доводить себя до идеала, чтобы нам не пришлось расставаться.

– Вот интересно, – протянула Элка, и я почти была готова ее ударить. – Каков же ваш идеал, Рафаил?

– Это большой секрет, – ответил он ей. – Разве стану я выдавать тайну, как можно мною управлять?

– Какой вы…

– Какой же? – ухмыльнулся он, да так соблазнительно, что я забыла, зачем мы все здесь собрались.

– Загадочный. За что же желаете подобное брату?

– А подобного не будет. Он интересуется женщинами гораздо меньше меня.

– Даже так?

– Даже так.

– Эй! – снова возмутилась я. – Давайте уже закончим составлять этот дурацкий договор. Потом сколько угодно буде обсуждать чужие идеалы.

Наконец Элка обратила внимание на меня, даже обняла.

– Прости, дорогая. Мы почти заканчиваем. Кстати, она с характером, – добавила подруга Рафу, снова так, будто меня тут и нет.

– Я вижу. Научится им пользоваться – цены не будет.

– Я вообще-то здесь, не заметили? – обратилась я ко всем, набравшись откуда-то дерзости.

– Тебя сложно не замечать, – ответил уже Раф.

– Да неужели? Уверена, что для себя ты ни за что бы не выбрал такую, как я.

– Хочешь поговорить обо мне?

Вот тут стало не по себе, когда я поняла, что готова согласиться, потому что мне и правда был интересен этот мужчина. Только он здесь совсем не при чем.

– Нет. Просто ответить на вопрос и все.

Он оглядел меня сверху вниз так, что по коже пробежали мурашки.

– Хорошо, ты права, не выбрал бы.

– Отлично, – ответила ему, не скрывая свое раздражение. – Надеюсь, у твоего брата со вкусом будет получше.

Теперь он улыбнулся и посмотрел на меня так, отчего у Элки испортилось настроение. Зато само дело пошло веселее, потому что прекратился весь флирт и посторонние разговоры. По окончанию был составлен договор в двух экземплярах, который все подписали, благо не кровью. С моей стороны было необходимо выполнять все требования «заказчика» – нельзя было пропускать назначенные им занятия, заводить отношения на стороне, иметь интимную связь с кем-то помимо Гавра, причинять себе увечья и тому подобное. Невыполнение требований грозило штрафом, что только мотивировало быть хорошей девочкой. В остальном меня покупали, как питомца, под которого требовались определенные затраты. К тому же, как подарок, я чего-то да стоила. А если не понравлюсь – все равно в плюсе.

И только когда Раф ушел, Элка повернулась ко мне и сказала:

– Ты ему сама нравишься. Ты это понимаешь?

Я закатила глаза.

– Он же открыто сказал, что меня бы для себя не выбрал.

– Дура, – ответила подруга. – Не научишься понимать мужчин – погибнешь. Они просто тебя сожрут. Используют, выжмут все, что будет возможно, а потом выкинут. Особенно опасны такие, как Рафаил. От них можно потерять не только голову. Будь с ним особенно аккуратна, поняла?

– И ты мне говоришь об этом сейчас? Не поздно ли для предупреждений? – спросила я, размахивая договором.

– Вот уж извини. Я-то думала, что он подбирает любовницу брату, а не себе.

– Эль, это бред. Даже я понимаю. Даже по договору я могу быть только с Гавром.

– Договор не вечный. Но, возможно, ты права. Хотя, два брата лучше, чем один, не правда ли?

Вместе посмеявшись над ее фразой, мы наконец разошлись заниматься своими делами. Я бережно убрала договор в папку, довольная его наличием, а заодно и тем, что определила для себя новую цель – стать лучше, чем есть. Чтобы даже Рафаил признал меня интересной.


***

Занятия начались уже через неделю. Встречи с психологом проходили легко, даже было весьма познавательно. Вера Васильевна словно открывала мне глаза на окружающий мир, когда простые вещи становятся более понятными или предстают с другой стороны. Мы много рассуждали о человеческих отношениях, о любви, о ревности, о желании обладать тем, чего у тебя нет. Много говорили о мужчинах. Она пыталась убедить, что моя жизнь находится только в моих руках. Стоит правильно взяться за руль своего корабля, и он поплывет туда, куда нужно. Но только так, чтобы в моих очках стояли не розовые стекла, иначе кораблю грозит судьба «Титаника».

– В данной ситуации ты должна четко понимать, что происходит вокруг тебя. Никогда не позволяй себе строить иллюзии. Мужчина – это всегда потребитель. Даже когда он что-то дает – либо что-то хочет от женщины, либо она уже что-то для него сделала, и это своего рода его благодарность. Он никогда ничего не сделает просто так, – рассказывала мне женщина.

Сексологом тоже была девушка, немного моложе Веры Васильевны. Ее занятия оказались не менее интересны, хотя поначалу я то и дело покрывалась багровыми пятнами и случайно всеми силами тормозила процесс обучения. Но все книги, которые она мне давала, читала с большим интересом. Не обходилось и без домашнего задания.

– Значит так, – сказала как-то Татьяна, доставая простенький планшет из ящика стола. – Раз у нас экспресс-курс, так сказать, в слепую, будем пробовать все по максимуму. Возьми это. Дома посмотришь, повторишь видео под номером пять, потом расскажешь, как все прошло.

Чтобы посмотреть дома видео, мне пришлось запереться в ванной. Сначала показалось, что Таня пошутила. На видео под номером пять была девушка, которая ласкала себя руками. Я честно посмотрела до конца, выключила планшет и пошла спать.

– Ну что, ты попробовала? – спросила Таня в следующий раз.

– М-м-м… нет.

– Почему?

– Не совсем понимаю, зачем это нужно? – спросила, отдавая ей планшет.

– Ты должна знать свое тело, Маш. И в этом нет ничего плохого. Ты же хочешь доставлять своему мужчине удовольствие?

– Хочу.

– Так вот, доставлять его тебе – тоже входит в разряд его удовольствий. Им нужно чувствовать себя королями в постели. Нужно знать, какой он восхитительный и самый искусный любовник во всей вселенной. А чтобы у него все получалось, его нужно направить в нужное для тебя русло. А как ты его направишь, если сама о себе ничего не знаешь? Что и как тебе нравится? Или ты хочешь, чтобы решал за тебя? В данном случае он может сделать тебе больно или неприятно. Будешь терпеть или научишь его быть своим королем?

На это я промолчала, улыбнулась и забрала планшет обратно домой.

Занятия по стрип-пластике тоже поначалу не задались. Там, будучи худой, я впервые почувствовала себя неуклюжей коровой.

– Резче бедрами! Сильнее выгибай спину! Держи ровнее! – орала на меня Олеся уже на пятой тренировке. – О, Боже! Что это сейчас было? Никогда так больше не делай!

И это всего лишь на простые тренировочные движения.

– Слушай, я только начала. Что ты от меня хочешь? – тихо возмущалась я.

– Все равно сделаю из тебя богиню. У меня и не из таких вылезал секс. Спину ровно!

Вот со спиной прямо-таки достала. Мне даже пришлось купить специальный жилет, который корректировал осанку.

– У тебя хорошая грудь, зачем ты ее прячешь? – ругалась девушка, толкая меня ладонью в позвоночник. – Не надо себя стесняться, особенно своих достоинств. Чем больше будут видны они, тем незаметнее твои недостатки. Ты женщина, или кто?

Мой тренер оказался суров. Но, глядя на ее мастер-класс, я была готова слушать. Олеся излучала уверенность, какой-то даже притягательный магнетизм, хоть была не так уж и симпатична. А танцевала так, что у меня открывался рот, что уж говорить о мужчинах.

После изнурительных тренировок массаж и бассейн оказывались весьма кстати. В такие моменты я мысленно благодарила Рафаила за то, что он это придумал.

Не менее интересно походили встречи и с Петром Владимировичем, моим личным гуру по окружающему миру. Мужчина был уже в пожилом возрасте, с чувством юмора, интересным мышлением и с доброй душой. Обычно я приходила к нему по вечерам. Мы смотрели новости, пили чай и много разговаривали. Он тоже давал мне домашние задания: прочитать какую-то книгу или посмотреть фильмы. Он буквально пичкал меня информацией, в формате увлекательных бесед.

Стилистом тоже оказался мужчина. С Кириллом я впервые познала, что такое настоящий шопинг, когда после дня похода по бутикам вечером падаешь на кровать без сил, будто разгружала вагон. Так в моем гардеробе появились туфли на высоком каблуке, очень красивые и при этом удобные, хотя мне пришлось приучаться и к ним. Так и ходила – в жилете для корректировки осанки и в туфлях с высоким каблуком. Пару раз едва не свернула себе ноги, которые все равно зверски уставали даже от удобной колодки. Раньше мне незачем было носить подобную обувь, да и не на что ее покупать, только кроссовки или туфли на низком каблуке, сплошная практичность. Сейчас же Кирилл настаивал, чтобы я срочно меняла свои старые привычки во внешнем облике.

Помимо шикарных туфель в моем гардеробе появилась небольшая кучка модного белья и пара-тройка стильных вещей. Но главное – мы определились с моим стилем.

– Можешь носить что угодно, хоть авангард или богему, но гламур – твое, девочка. Поверь мне, – убеждал стилист, глядя на меня, одетой в изящное платье цвета малины. – Только не перебарщивай, чтоб никакой вульгарности, только мягкий соблазн.

На том и сошлись – мягкий гламур в особенные дни, в остальные – выразительный кэжуал. Помимо этого, как ни странно, у нас с ним нашлась одна большая тема для разговоров. Я мечтала создавать одежду. И с кем, как не со стилистом, можно было вдоволь наговориться об одежде. Слишком многое я видела только в журналах, по телевизору или в интернете. С ним же получалось увидеть воочию и пощупать, даже примерить на себе. Он многому меня учил, делился опытом, интересным мнением.

– Ну как, нравится? – спрашивал меня потом Раф, когда куда-нибудь увозил пить кофе.

– Да, почти все.

– Почти? Что же входит в это "почти"?

– Прости, но туда входят занятия с сексологом.

Раф вздохнул, явно не разделяя мою проблему, а все равно подбодрил:

– Не все сразу. Не торопись. Стоит только войти во вкус, потом не сможешь остановиться.

– Уж здесь тебе сложно не поверить, – ляпнула я, отчего его левая бровь поднялась в жесте удивления. – Ну, ты же в этом хорошо разбираешься, как я поняла.

– В чем, в этом?

– В сексе.

– И давно начала разбираться в людях, которые разбираются в сексе? – произнес он, начиная меня нервировать.

– Нет, буквально только что. А ты специально меня пытаешься смутить?

– Тебя смущают даже разговоры о сексе? Где же та смелость, которую ты мне обещала?

– Я над этим работаю, – произнесла раздраженно, поднося ко рту вилку с куском штруделя.

– И? Расскажи мне, на чем сейчас остановились с Татьяной?

Я замерла с открытым ртом. Штрудель так и не попал внутрь, сваливаясь с вилки обратно в тарелку. Я откинулась на спинку диванчика и заерзала на месте, хватаясь за чашку с кофе. Раф вполне серьезно ждал от меня какого-то ответа. А это сложно – сделать так, чтобы не выглядеть при этом глупо. Та же Татьяна говорит, что именно смелость и уверенность в себе решают очень многое, с чем любая глупость приобретает яркие оттенки. Надо пробовать.

– Я пытаюсь отыскать у себя точку "джи", – произнесла я.

Лицо Рафа сразу смягчилось, даже появилась едва заметная улыбка, которую было плохо видно за пальцами у рта, за очень красивыми мужскими пальцами.

– И как успехи?

– Пока ищу. Помочь же некому. А ты знаешь, где она находится?

– Знаю. Нужно показать?

Я вспыхнула. Стоило только представить, как это все может происходить. А рисовать было из чего – спасибо Татьяне с ее откровенными фильмами и домашними занятиями. Но нет, Раф точно меня испытывал. Так и смотрел своим пристальным, пронизывающим взглядом. Мне оставалось только выдержать этот странный разговор, который сама же и начала.

– А покажи, – дерзко ответила я.

– Это было не предложение. Вопрос и только. Уж извини, но наш контракт здесь связывает мне руки, – произнес он, издеваясь надо мной еще больше.

– Что-ж, придется искать самой, – ответила ему, опуская глаза и вонзая вилку в тот же кусок штруделя.

Я обиделась? Скорее да, чем нет, потому что это подчеркивало, как недалеко я продвинулась в своих попытках стать интереснее для этого мужчины. Вернее, вообще никуда не продвинулась, хоть и сидела перед ним вся расфуфыренная в малиновом платье с низким вырезом декольте. Видно мне все еще совершенно нечем его удивить.

– Удачи, – ответил, салютуя мне чашкой с кофе. – Я в тебя верю.


***

Пропадая целыми днями на занятиях, я стала редко бывать дома. Приходила только чтобы поспать или переодеться. С соседками почти не разговаривала. В итоге они, видимо, коллективно решили, что я зазналась, что мне вообще несправедливо повезло. Однажды, придя домой, я обнаружила в шкафу некоторую свою одежду, порезанную на тряпки. В том числе и ту, которую только недавно купила вместе с Кириллом!

– Кто это сделал? – спросила у Полины, которая сидела на кухне.

Та безразлично пожала плечами. И на этом все – добровольно никто не желал признаваться, хотя смотрели так, будто пакостили все вместе. Я находила кнопки в туфлях, зато несколько раз не нашла свою зубную щетку. У меня пропадали крема и прочие вещи. Жизнь в этой квартире становилась все больше невыносимой. Жаловалась только Эльке, которая мне искренне сочувствовала, обещая поговорить с Аллой и как-то помочь решить эту проблему. Разговоры были, даже у Аллы с девочками, но результат от этого менялся не сильно. Матери же я вообще ничего не стала рассказывать из того, что касалось предложения Рафаила или моих проблем на работе. Она не поймет, отчего начнет нервничать, а значит и больше пить. Для нее у меня все хорошо. Когда в это время со мной происходили неприятные вещи. В один из дней я опаздывала на работу. Уже в коридоре наспех встряхнула туфли, теперь по привычке, и, ничего не обнаружив, быстро сунула ногу в одну из них. Вдруг под стопой что-то чавкнуло. А когда попыталась высунуть ногу, стало проблематично это сделать, потому что прилипла к подошве каким-то клеем.

В это время все девочки были на кухне. До меня донесся женский смех. Я зашла к ним в одной туфле и, жестикулируя второй, сказала:

– Узнаю, кто это сделал…

– Ой, напугала, – перебила Светка. – Хорошо, допустим, это сделала я. И что дальше? Что ты сделаешь? Побежишь жаловаться своему Рафику?

Во мне до того накипело, что я сорвалась. Подошла к Светке и огрела ее туфлей по голове. Девушка закричала и бросилась на меня, вцепилась в волосы. Я быстро оказалась на полу. Успела подставить руки под носок ее тапочка, который летел мне в лицо, и вцепилась ногтями ей в ногу, царапая кожу. Тут она наклонилась, и мне удалось поймать ее длинный хвост, за который резко дернула. Она снова вскрикнула и пихнула мою голову в сторону, как раз лбом в ножку стола. Перед глазами посыпались звезды. А в следующий момент нас окатили ледяной водой, заставляя отскочить друг от друга. Мы обменялись на прощание оскорблениями, прежде чем я все-таки ушла на работу, с шишкой и содранной кожей на лбу.

И все это увидел Рафаил, когда заехал меня навестить. Видно плохо я замазала кожу тональным кремом или наоборот – слишком тщательно. Стоя напротив, он вдруг поднял руку и надавил на рану большим пальцем, стирая всю маскировку. После чего недовольно спросил:

– Что это?

– Упала.

– Здесь не детский сад, твою мать! Спрашиваю еще раз – что это?

Его тон мне не понравился, отчего я психанула и процедила сквозь зубы:

– Повздорила с соседкой.

Дальше все пошло еще веселее. Схватив меня за предплечье, он буквально подтащил к Алле и гневно у нее спросил:

– Что это?! Ты хоть поняла, что мне нужна именно эта девочка?

Ох ты, какая честь! И какое потрясение – в этот момент я впервые увидела на лице женщины растерянность, даже какой-то испуг.

– Рафаил, прости, этого больше не повторится. Я прослежу.

– Нет, – четко ответил он. – Рассчитывай ее.

– Сейчас?! – удивилась та, а заодно и я.

– Да, сейчас.

– Но мы договаривались…

– Рассчитывай, – повторил он, сказав свое последнее слово. – Я не собираюсь ждать, пока твои девицы ее угробят. – А мне добавил: – Собирай вещи и иди к машине.

Наверное, я слишком долго колебалась, потому что Рафаил посмотрел на меня в упор и спросил:

– Я сказал что-то не ясно?

Против такого напора сложно было переть. Но именно так и хотелось сделать – возмутиться. Да, у нас контракт и все такое, но Раф уже перебарщивал в своем стремлении изменить мою жизнь, начиная тотально ею распоряжаться по своему усмотрению. К тому же меня обуял страх – куда я пойду, если выйду сейчас из этого салона?

– Я не буду увольняться, – произнесла ему твердым голосом.

На что мужчина шагнул на меня, нависая грозовой тучей, и впился взглядом в лицо, пугая еще сильнее:

– Мне напомнить тебе некоторые детали нашего контракта? Или хочешь его расторгнуть и остаться здесь? Сказать, чем это закончиться? Уже через месяц не будешь успевать сводить коленки и запоминать лица тех, кто будет тебя трахать…

Я не смогла это дослушать, не смогла вытерпеть его взгляд. Оттолкнула за плечи и развернулась, чтобы уйти. Быстрым шагом из зала, пока не закрылась дверь служебного помещения. Как же меня все сегодня достали! Я чувствовала себя загнанной в угол, под давлением какого-то пресса. И словно бы я – одно большое смятение. Обстановка накалилась по всем фронтам. Дома готовы затравить, на работе – толкнуть в какое-то адское пекло, когда сам Дьявол предлагал соблазнительное спасение, только вот на своих условиях.

Гад! Самый настоящий.

Может все-таки с меня хватит? Может и правда стоит хотя бы уволиться? А может быть даже… Рафаил прав? Я не смогу долго жить в квартире с девчонками, которые меня ненавидят. И сложно будет отстаивать свои права перед натиском Аллы, если останусь в салоне. Мне придется уходить в любом случае. Тем более, я начала об этом задумываться еще до встречи с Рафом. Я готова принять его предложение, но никак не предложение Аллы.

Хорошо, он частично прав. Но как же бесит!

Вдруг за спиной открылась дверь, и появилась сама Алла.

– Маша, – окликнула она меня настоящим именем, после чего подошла и взяла за руки. – Девочка моя, не глупи. Рафаил конечно бывает вспыльчив и резок, но он не желает тебе ничего плохого и, поверь мне, обязательно о тебе позаботиться. Собирай вещи и поторопись к нему.

Я сейчас не поняла.

– Что это значит? Вы… вы меня… увольняете?! Это все из-за него?!

– На паникуй. Сейчас я должна сделать так, как он просит. Но знай, что ты всегда можешь вернуться, – произнесла она с улыбкой, привлекая меня в свои крепкие, лживо-заботливые объятья. – Я всегда с радостью приму тебя обратно. Но сейчас иди, он ждет в машине и очень торопится.

Черт, эта спешка меня раздражала. Даже некогда все обдумать. Хотя, обдумывать особо было нечего. Алла меня увольняла, всецело вручая в руки Рафаила. Ладно, так и быть, посмотрим, на что способен этот «заботливый» гад. Мне все равно ничего другого не оставалось, как положиться на него. После такого он просто обязан повести себя как настоящий мужчина. Собрав вещи, я забрала у Аллы трудовую книжку и вышла из салона. Даже с Элкой не попрощалась, потому что та была на выезде. Это единственный здесь человек, по которому действительно буду скучать.

Выскочив на парковку, я запрыгнула в машину к Рафу. Тот даже не повернулся в мою сторону, только спросил:

– Хочешь что-нибудь сказать?

– Да! Спасибо, что позаботился о моем увольнении! И что дальше? Куда мне идти?

Он все-таки повернул голову и прошелся по мне взглядом:

– Сейчас узнаешь.

Это было коротко и совсем не информативно. Но интрига разрешилась быстро. Мы завернули на знакомую мне улицу и подъехали к дому, где я жила.

– Пошли за остальными вещами. Только быстро. У меня не так много свободного времени.

– Ты пойдешь со мной? – удивилась я.

– Да, – коротко бросил он.

Когда же мы зашли в квартиру, и я сунулась в шкаф, паковать оказалось почти нечего. Светка порезала даже новую куртку. Но что меня действительно вывело из равновесия, так это рваные листки из моего блокнота… эта тварь порвала все эскизы!

– Бери, что осталось, и поехали, – спокойно сказал Рафаил, стоя в проеме двери.

Но мне было не до него. От обиды затрясло, навернулись слезы. Я была шокирована подобной жестокостью со стороны Светы. Разве так можно?

– Маш, – окликнул меня Рафаил, мешая расстраиваться. – Я спешу.

Вот тебе и забота – лишь бы поскорее избавиться. Пришлось повременить со слезами. Хотя нет, я не буду расстраиваться из-за какой-то стервы, я нарисую новые эскизы, гораздо лучше предыдущих!

Пока же собиралась, соседки не высовывались и ничего не говорили. При виде Рафа они затихли, как пугливые кролики. Я запихнула всю свою уцелевшую одежду в сумку. Долго искала носки и некоторые крема, которые недавно купила. Разозлившись, бросила в сумку то, что приглянулось у девчонок. И с этими пожитками молча вышла из квартиры в компании своего нового друга, чувствуя некоторое облегчение. Разве что моя дальнейшая судьба так и оставалась под вопросом. Но только до того момента, пока Рафаил не припарковался у какого-то отеля.

– Выходи, – сказал он мне, прежде чем вышел сам.

– Только не говори, что мне сюда, – тихо сказала ему, пока мы шли внутрь. – Тут наверняка все дорого. Я, конечно, понимаю, что ты можешь себе позволить позаботиться о своем будущем подарке брату, но я не хочу быть настолько обязанной.

– У тебя есть другие предложения? – спросил он.

– Нет.

– Тогда помолчи.

Он просто заткнул мне рот, как последний гавнюк. Я снова вспомнила, насколько он меня раздражает, пусть и не всегда, то есть как сейчас, и как несколько минут до этого. Даже стало проще позволить ему взять для меня номер в отеле… на неопределенный срок. Правда подниматься и смотреть его Раф не стал. Распрощавшись со мной в холле, он развернулся и ушел.

Я заходила в номер в компании молодого человека, работника отеля.

– Вау! – вырвалось у меня при виде обстановки.

Это был одноместный номер, очень просторный и красивый, в черно-красных тонах. Широкая кровать с высоким матрасом, и вся моя. Прикроватная тумбочка, шкаф, в углу столик с зеркалом и шикарным стулом, оббитом красным бархатом, узкий маленький диванчик у окна, на котором висят черные шторы с большими алыми бутонами роз. Это было слишком шикарно для одной меня.

– Вам нравится? – спросил парень.

– Очень.

– Куда поставить вещи?

– Можно прям в коридоре, я дальше разберусь.

– Хорошо. Если что-то будет нужно, достаточно позвонить, все номера в буклете. Меню и прочая информация там же.

– Спасибо.

– Там ванная комната, – добавил, показывая он на приоткрытую дверь. – Полотенце и постельное белье меняют раз в день, уборка тоже, остальное по необходимости.

Я кивнула, попрощалась с ним и присела на край кровати, не веря своему счастью. Еще никогда не жила в подобной обстановке. А кровать какая! Так и манила к себе под одеяло. И чего я сегодня так упорно сопротивлялась всему этому? Такая глупая дурочка! Вся злость на Рафа схлынула как вода.

Узнать мое мнение захотел и Раф, позвонив спустя несколько минут.

– Ну как? Успокоилась? Все теперь устраивает? – спросил он.

– Да, мне очень нравится! Спасибо тебе, – поблагодарила я, уже не чувствуя к нему ни капельки злости, никакой обиды.

– Располагайся. Вечером заеду в гости, – ответил, прежде чем отключиться.

ГЛАВА 3

Уже на первое утро, просыпаясь в ворохе подушек на удобной кровати и в шикарной обстановке, я поняла, что начинаю привыкать к роскоши. Кто бы мог подумать, что мне выпадет шанс всем этим наслаждаться. Здесь даже можно было попросить завтрак в постель. И никаких соседок. Не жизнь, а сказка. Возникал только один вопрос.

– Где я буду теперь брать деньги на одежду? – спросила я у Рафа, когда он заехал ко мне в номер, но не вечером, как обещал, а в обед следующего дня.

– Сколько тебе нужно? – спросил мужчина.

Он сидел на диванчике у окна и пил черный кофе. Изредка бросал взгляд на часы, привлекая мое внимание к своим рукам. Находясь от него в нескольких метрах, я все равно чувствовала исходящий от него запах. Он был настолько потрясающий, что хотелось подойти, сесть к нему на колени и потереться носом о шею. Казалось, этот мужчина четко знает, чего хочет. Что у него все схвачено. Что он полный хозяин собственной жизни. И не только своей. Чем больше я на него смотрела, тем сильнее понимала, насколько он притягивает к себе. Рядом с ним приходилось вспоминать все советы моего психолога и той же Эльки. Лишь бы не влюбиться.

Кстати, об Эльке. Мое увольнение ее ужасно расстроило. Ни ей, ни мне не хотелось прощаться, чего мы и не стали делать – она пообещала заехать ко мне в гости в ближайшее время.

– Я не знаю, – ответила Рафу. – Мне столько вещей испортили, даже трусы не пожалели. А Кирилл – он не ходит по дешевым бутикам.

– Забудь это слово, – сказал он мне. – Ты и не должна выглядеть дешево. Напиши мне реквизиты своей карточки. Позже что-нибудь переведу.

– А еще маникюр, педикюр и прочие женские радости.

– На все хватит.

Я улыбнулась. Хотя радоваться было нечему.

– Мне пожизненно придется за это расплачиваться. Может устроиться на новую работу?

– Нет. В первую очередь расплачиваться будешь натурой. Поэтому учись хорошо этому ремеслу, чтобы я остался доволен результатом. Ну и Гавр соответственно. Договорились?

– О, я буду очень усердно стараться.

Слова Рафа так и толкали на грех. Пришлось устраивать себе романтический вечер с планшетом от своего сексолога. Я даже зажгла свечи и заказала в номер шампанское. С помощью спиртного удалось расслабиться и повторить все то, что с собой делала девушка на откровенном видео. Все было весьма странно, но результат меня впечатлил. Не знаю, что я испытала, но показалось оргазмом. Наверное.

– Ну вот, а ты боялась, – говорила мне Татьяна. – Теперь мы переходим на новый уровень, – сказала она и положила передо мной прямоугольную коробочку, перевязанную розовым бантиком. – Это тебе. Открывай.

Я насторожилась, но все равно с интересом принялась распаковывать презент. Внутри оказался… заменитель мужского достоинства.

– Что это? – решила я уточнить у девушки. – И что мне с ним делать?

– Поставь в прихожей у входа. Говорят, отпугивает бесов, – ответила она мне.

– Правда?!

– Нет, конечно! Это очень полезная штука, которая должна быть в арсенале каждой женщины. Продаются даже в аптеке. Не у каждой есть муж, друг, любовник, а если и есть, то не каждый способен на регулярный секс. А нет ничего страшнее для половой системы человека, чем застой. Это вредит всему организму. Не одинокие женщины могут использовать их с партнером, чтобы разнообразить свою сексуальную жизнь. Кому как хочется.

– Но мне-то он зачем? У меня, вроде как, намечается какой-то постоянный партнер, – спросила я, закрывая коробку.

– К которому ты должна быть готова. Уж это мне четко дали понять. Хотя даже я себе представляю это плохо. В сексе все приходит с опытом. По-хорошему тебе бы с кем-нибудь переспать до своего будущего партнера, на которого ты должна произвести впечатление. Но это категорично запрещено, что мне тоже дали понять. Поэтому, будем учиться по-другому, и теперь осваиваем видео под номером семь.

В этот раз Татьяна меня действительно озадачила. Я честно пыталась. Снова устроила себе романтический вечер на одного. Долго рассматривала новую игрушку, даже попробовала с ней что-нибудь сделать. В итоге психанула и убрала ее обратно в коробку, подальше от глаз. Татьяне пришлось так и признаться, что у меня ничего не получилось.

Тем же вечером заехал Рафаил.

– Татьяна говорит, у нас появились первые трудности.

Я даже слегка опешила. И сильно покраснела. Не думала, что он контролирует каждый этап моего обучения.

– Если она так считает… Хотя не пойму, почему стало проблемой то, что я не смогла в себя засунуть какую-то… фигню.

Раф ухмыльнулся, но так мило, что я не могла не улыбнуться в ответ.

– Проблема не в этом. А в том, что ты по-прежнему скованна. И сопротивляешься всему, что пытается тебя раскрепостить. Если так дело пойдет и дальше, то боюсь представить, каким будет ваш первый секс с Гавром. Хочешь меня опозорить?

Я закатила глаза.

– Так давай я с кем-нибудь пересплю до него. Делов-то.

– Например? – спросил он.

– Например, с тобой, – пошутила я.

По тому, как он на меня посмотрел, я поняла, что шутка не понравилась. Его лицо стало каменным, а голос похолодел:

– Слушай и делай все то, что говорит Татьяна. Это ясно?

От его слов я сильно расстроилась. Сложно было делать что-то через силу в подобной сфере. Это было похоже на какое-то насилие. Наверное, поэтому я всю неделю не могла выполнить очередное домашнее задание своего сексолога. Пока в один из дней не позвонил Рафаил.

– Значит так, – начал он. – Меня достала вся эта канитель. Поэтому. Сегодня вечером к тебе кое-кто заедет. В девять ты должна лежать в кровати в одном халате и с повязкой на глазах. Дверь оставь открытой. Разговаривать с ним не пытайся. Бояться тоже ничего не нужно. Страшного ничего не произойдет, никакого секса точно не будет. Тебе просто покажут в легкой форме, какого это, быть с мужчиной. Все поняла?

Я так опешила, что ответила не сразу:

– Да.

И это все, на что я оказалась способна. При этом без десяти девять, уже лежа в кровати, я поняла, что совершенно не готова к тому, что должно произойти. Сейчас ко мне в номер зайдет какой-то тип и будет непонятно что со мной делать. Я даже начала кусать губы и поглядывать на телефон. Без трех минут вскочила с кровати, подбежала к двери и закрылась. Почти сразу кто-то с той стороны попытался ее толкнуть. Я аж испугалась, особенно когда попытка повторилась, но уже с усилием. В дверь настойчиво постучали. Тогда я рванула к телефону и набрала Рафа.

– Да, – грубо бросил он.

– Привет. Слушай, я, конечно, дико извиняюсь, но не мог бы ты позвонить тому типу, что ломится сейчас в мою дверь, и сказать, что сегодня у нас все отменяется…

В ответ на что услышала следующее:

– Я тебя убью сейчас. Быстро открой эту чертову дверь!

Он повысил на меня голос. Впервые за все время, что мы знакомы. Именно поэтому я не стала ему перечить, просто подошла и открыла дверь. К моему удивлению за ней оказался сам Рафаил, и выглядел он крайне недовольным. Молча вошел, схватил меня за руку, затащил внутрь комнаты и толкнул на кровать. И тут меня осенило – неужели он говорил о себе?

Вот я дура!

– Ты это специально делаешь? – грозно спросил мужчина.

– Что?!

– Все усложняешь! Что было сложного, сделать все то, что я сказал?!

– Не знаю! – закричала и я. – Может я просто испугалась!

– Я же сказал тебе ничего не бояться. Или мы опять возвращаемся в начало и к вопросу о доверии?

Здесь я промолчала, просто не знала, что ответить. Но самое хреновое в этой ситуации было то, что чувствовала себя виноватой. Перестав на меня орать, Рафаил отошел к бару, достал оттуда бутылку виски и налил в стакан.

– Как же ты меня достала, – сказал он вполне спокойно, но что было весьма обидно.

Я ведь правда старалась! Мало?

– Мне собирать свои вещи?

Он ничего не ответил. Выпил и налил себе еще порцию. Тогда я поднялась с кровати, чтобы хотя бы одеться. Но услышала резкое:

– Ложись обратно.

Я не рискнула ослушаться, поэтому покорно легла на кровать. Раф взял с тумбочки повязку для глаз, которую я приготовила, и протянул мне, чтобы надела. Я выполнила и это, лишая себя зрения. Мужчина поправил повязку, убеждаясь, что хорошо ее надела. Но потом я почувствовала его пальцы на своей щеке. Он… он погладил меня, провел кончиками с губ до живота, рождая мурашки. Боже мой! Затем скользнул ладонью под колено и заставил согнуть ноги. Вот это да! А потом просто взял и куда-то пропал. Я услышала, что он снова налил себе выпить и сел напротив. Время остановилось. Хотелось спросить, что происходит? Но решила терпеливо подождать. Глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Подождала еще немного, пару раз ударяя ладонями по кровати. И наконец услышала:

– Покажи мне, чему ты научилась за это время?

– Что именно? – не поняла я.

– Как доставить себе удовольствие.

Я поджала губы. Что-то не готова к подобному.

– Ты будешь смеяться, – сказала ему, морально готовясь к буре.

Раф выругался. Я услышала, как он поднялся и подошел ко мне. А потом почувствовала его руку между своих ног. Он с легкостью миновал тонкую ткань халата и быстро пробрался к цели. Провел пальцами по кругу и врезался внутрь, заставляя меня задохнуться ощущениями. Это было… словно сошла лавина.

– По-твоему это смешно? – спросил он у меня.

– Нет, – быстро выдохнула я, ненамеренно сжимая ногами его руку.

– Отпусти, – потребовал сразу же.

Я попыталась раздвинуть колени, чтобы дать ему больше свободы. И не смогла удержаться от стона, когда пальцы Рафа начали плавное скольжение внутри меня. Это было похоже на пытку, и куда приятнее, чем я пробовала сама.

– Не сдерживай себя, стесняться тут некого. Отдайся этому ощущению. Покажи мне, что тебе действительно это нравится.

Я попыталась его послушать. Запрокинула голову, прогнулась в спине, шире развела колени.

– Так нравится? – спросил он чуть более низким голосом, с нотками хрипотцы – безумно приятным. – Или нужно сильнее, быстрее, глубже?

– Сильнее.

– Так? – спросил еще, увеличивая темп.

– Да, – ответила я, но сразу пожалела об этом. – Нет, подожди…

Раф остановился и провел пальцем по кругу, давая мне время разобраться. Потом я почувствовала, что он наклонился ко мне. Ухватившись за его шею, потянулась к губам, чтобы выпросить поцелуй. Но он сбросил мою руку. Я чуть не заныла, когда он вдруг провел языком по моим губам… Словно прошибло током. Захотелось еще, чтоб поцеловал, долго и страстно. Но Раф отстранился, а вскоре я почувствовала его губы на своей груди. Он припал к вершине и втянул ее в рот. И тогда я потерялась. Запустила пальцы в его волосы и отдалась всем своим новым ощущениям, в которых тонула. Начала толкаться бедрами ему навстречу, и ловить ртом воздух, пока меня не накрыло. В этот раз оргазм был совсем другим, более сильным. У меня даже закружилась голова. Жаль только, что Раф быстро отошел.

Выглянув из-под повязки, я посмотрела на своего искусителя. В этот момент тот наливал себе виски, и было заметно, как у него трясутся руки. Сделав несколько глотков, он повернул голову, посмотрел мне в глаза и грозно сказал:

– Только попробуй заставить меня сделать это с тобой еще раз. Дальше сама, а все остальное с Гавром.


***

Старания Рафаила не прошли бесследно. Тот вечер в номере отеля оставил у меня сильное впечатление. Стоило прокрутить в памяти какой-то момент, и тут же перехватывало дыхание. Хотелось еще и большего. Желательно с ним же, хоть прекрасно понимала, что отдана другому. Я помнила о цели, но не могла не видеть перед собой именно Рафаила. Гавриил пока был каким-то призраком, а вот его брат из крови и плоти, которую можно было увидеть и почувствовать. Стеснение быстро уходило из-за желания стать достойной внимания этого человека – хотя бы это. Благодаря психологу я не грезила о том, что между нами действительно что-то возможно. Наши роли уже определены нами же. Да и кто я, а кто он? Мы из совершенно разных миров Просто мне было так легче проходить все испытания в обучении. Легче и интереснее. Раф был моим ориентиром, моим личным компасом… который постоянно барахлил! После того вечера мы ничего не обсуждали. Его будто не было или же только в моих фантазиях, когда мужчина вел себя как обычно. А это вскоре начало вызывать во мне алчный азарт.

– Как же мне понять, привлекаю ли я кого-то, если он не подает никаких признаков?

– Если мужчина скрытен, пробуй его прощупывать, применяй разные женские хитрости. Рано или поздно он обязательно где-то откроется тебе или даст слабину. Если ты действительно ему интересна, он будет обращать внимание на каждый твой жест. И какой-нибудь из них точно должен застать его врасплох, – рассказывала мне психолог.

Я ловила все ее советы, иногда даже что-то записывала в блокнот. А потом ждала прихода Рафа, чтобы испробовать все на нем.

– Петр Владимирович попросил сходить с ним завтра на балет, представляешь? – сказала я ему, когда заехал ко мне вечером.

Мы сидели на диванчике у окна. Я ела салат из свежих овощей с сыром. А он что-то читал в своем телефоне и пальцами воровал у меня сырные шарики.

– Угу, – произнес, вряд ли понимая смысл моих слов.

Даже шарик завис в его руке недалеко от лица. Пользуясь моментом, я потянулась к нему и обхватила губами этот кусочек с мужскими пальцами. Раф сразу отвлекся от своего телефона и посмотрел мне в глаза. Выловив сыр кончиком языка, я отстранилась.

– Лебединое озеро, – сказала ему.

– Что?

Так и знала, что он меня не слушает.

– Если тебе интересно, то завтра я иду с Петром Владимировичем на "Лебединое озеро".

– Поздравляю, – было мне ответом, после чего снова вернулся к своему телефону.

Ну и как тут понять, где и что я делаю не так?

Зато Раф оказался прав – я быстро вошла во вкус. Уверенность в себе – приятное чувство, и было увлекательно к нему стремиться.

– Вот так, давай, моя девочка! – подбадривала меня тренер по стрип-пластике во время моего сольного танца спустя недели изнурительных тренировок.

Это значило, что ей нравился результат наших с ней усилий. Я даже почти садилась на шпагат. Не то, чтобы делала все чисто и супер-здорово, но у меня точно начало получаться. Как работать над собой, так и над Рафом. Мне хотелось в это верить.

– У тебя помада на щеке, – сказала ему как-то, когда ехали в машине после кафе.

– Уверена? – лениво спросил он. – И на которой?

Я подвинулась ближе к нему и быстро чмокнула в щеку. А вот не надо было мне заказывать вино!

– На этой.

– Черт, Маш!

Он тогда так разозлился, что чуть не высадил из машины. Я отделалась строгим выговором в его стиле: «Бла-бла бла-бла-бла и чтобы ни разу больше!»

А еще у меня появилось собственное мнение.

– Я не буду этого делать, – сказала Татьяне, отдавая коробку с последним подарком. – Оставлю хотя бы это право за мужчиной. Поверь, эта штука и так сильно помогла, одним своим присутствием.

Девушка долго хмурилась, после чего вздохнула и произнесла:

– Ладно, уговорила. Но все равно оставь себе на память. Вдруг пригодится.

– Таня!.. – начала я противиться, пододвигая коробку поближе к ней.

– Маша!.. – возразила она, упираясь и двигая ее обратно ко мне.

Пришлось сдаться, чтобы закончить этот женский идиотизм.

– Так и быть, поставлю его в коридоре, когда тот у меня появится. Что у нас дальше по плану?

– Переходим к новой теме. И в этот раз все будет по-настоящему, – предупредила она о том, к чему я не была готова, но в любом случае намерена приступить. – Но пусть это будет нашим маленьким секретом. Договорились? Рафаил ничего не должен знать. Он требуется от меня результат, который невозможно добиться без практики. Невероятно сложный мужчина. Поэтому будем хитрить.

О, как же я была с ней согласна, на счет Рафа. С остальным – не уверена.

– Что это значит?

– Что я тебя кое с кем познакомлю. Но не переживай, ничего серьезного, только практика в одном важном деле, а именно – оральный секс.

– Не поняла. С кем?! – удивилась я.

– С мужчиной, Маша, с мужчиной! Потому что минет – это такой женский арсенал, который действует волшебным образом на любого мужчину, – подготавливала меня девушка. – И это совсем не сложно. Главное, чтобы тебе самой понравилось. Я сейчас расскажу тебе технику и несколько приемов для начала. В остальном Роман со всем поможет сам, все тебе подскажет.

– Но я не хочу никаких Романов, – попыталась я возмутиться.

– Маш, да пойми хотя бы ты – в этом деле без практики никак. Давай начнем с теории и со знакомства с Ромой. А там будет видно.

И вот уже на следующий день в ее кабинет зашел тот самый тип. Невысокий, рельефный и загорелый.

– Познакомься, это Рома, – сказала она, представляя мне парня, на лице которого красовалась такая же маска, как и у меня в тот момент – хоть для какой-то тайны личности.

Я занервничала. Но все равно постаралась быть самим дружелюбием.

– Привет, я Маша.

Он подошел, взял мою руку, наклонился и поцеловал ее.

– Мое любимое женское имя. Очень рад. Рома.

– Ну, все, – сказала Татьяна, поднимаясь со своего места. – Оставлю вас ненадолго, а вы пока познакомьтесь поближе, – добавила та, прежде чем убежать.

Я занервничала еще сильнее. Возникло желание последовать ее примеру. Не потому, что Рома был страшен или вроде того. Нет, он был весьма мил и возможно даже симпатичен. Но это было уж слишком для меня дико.

– Не волнуйся, – произнес он. – Я не стану делать ничего из того, что тебе может не понравиться. Расскажи немного о себе.

Я привыкала к нему не один день. Поначалу мы просто разговаривали, всегда наедине. Он даже стал мне нравиться, в какой-то мере. Парень явно умел расположить к себе – осыпал комплиментами, много шутил, часто улыбался. Если бы я не нервничала, мы могли бы и подружиться – так казалось. Но рядом с ним все равно включалось мое привычное состояние нехочухи и недотроги (как только Рафаилу удавалось во мне это выключать – оставалось загадкой даже для меня). Я еще смогла стерпеть какие-то простые незначительные прикосновения: касания рук, волос, плеча. Но когда он попытался меня поцеловать, вот тут я уже не выдержала.

– Я больше не хочу встречаться с твоим Романом! – решительно сказала я Татьяне на очередном занятии.

– Маш, что значит – ты не хочешь? Уже второй раз отказываешься делать то, что я говорю. Он тебе не нравится или что?

– Нет, он симпатичный и милый, но я ничего с ним не хочу.

– А с тем, для кого так готовишься, хочешь?

Это заставило вспомнить все мои сомнения.

– Не знаю. Я его даже не видела.

Татьяна покачала головой.

– А если он тебе не понравится, ты тоже скажешь, что не хочешь? Ты уверена, что твое мнение будет кому-то интересно в тот момент?

Вопросы Татьяны меня не на шутку разволновали. Что если она права? Что я буду делать? Скажу, что передумала и смогу спокойно уйти? Я хоть и плохо знала Рафа, но почему-то была уверена, что «просто» не получится. Господи, во что я вляпалась? Ради чего отодвинула занятия для поступления в институт? Кстати, нужно было кое-кому об этом напомнить.

– Как на счет моего поступления? – спросила я у Рафа, когда он заглянул ко мне на чашечку кофе. – Для него мне тоже нужно готовиться. А я бегаю по магазинам, салонам и сексологам.

– Давай будем заниматься всем по очереди. Сначала готовься ко встрече с Гавром, потом разберемся с твоим поступлением.

– А если я ему не понравлюсь? Или он мне? И кстати, ты обещал мне показать его фото.

– Если не понравишься Гавру – в договоре про это все прописано.

– А если он не понравится мне?

– Понравится.

– Откуда такая уверенность?

– Слишком много лишних вопросов, – ответил он на это. – Напомнить тебе о доверии?

Как же с ним сложно! Иногда так и хочется побить.

– Покажи хотя бы фото.

– Попозже.

– Ну и на кого я должна производить впечатление? Никакого стимула.

– Пока можешь производить его на меня.

Как будто дал разрешение на то, с чем я стараюсь уже не один месяц. Он вообще хоть что-нибудь замечает?

– А особенно в том, что касается секса, – добавил следом. – Татьяна говорит, у вас опять трудности.

– Небольшие, – виновато призналась я.

– В этот раз я вмешиваться не стану. Убеди меня, что ты справишься. Или я уже перестаю видеть смысл во всей этой затее. Будет мало произвести первое впечатление. Тебе придется поддерживать его в дальнейшем и убеждать раз за разом, что ты стоишь наших усилий и моих затрат.

– Я справлюсь. Обещаю, – ответила я то, что посчитала нужным в тот момент.

Слова Рафа меня сильно разозлили. У него затраты, а у меня… сложные интимные задачи, с которыми приходится справляться, раз за разом. Раф заставлял слушать Татьяну. Неужели даже где-то с чем-то втайне от него? Вот здесь я сильно сомневалась. И вообще, почему это должно быть только моей проблемой?

«Минет – это не сложно», – убеждала меня мой сексолог. Да это оказалось сложнее, чем математика! Одной теории действительно не хватало. Но просить девушку вернуть Романа я даже не собиралась. Как назло, он решил вернуться сам.

Когда я как-то выходила от Татьяны, меня окликнул знакомый голос:

– Маша?

Я остановилась и приросла к асфальту, первым делом узнавая парня по голосу. Потом по его улыбке, по глазам и волосам. Он отошел от машины на парковке и направился в мою сторону, с букетом алых роз. В этот момент я была готова провалиться сквозь землю, потому что напротив меня в нескольких шагах стояла машина, в которой сидел Раф, к кому я и шла. Подобную ситуацию никак не ожидала, совершенно не была к ней готова и поэтому сильно растерялась.

– Привет, – сказал мне Рома. – Прости, если застал врасплох. Я подумал, почему бы нам не начать все сначала?

Глядя на него, и на машину на заднем плане, я была на грани обморока. Что же теперь делать? Может просто пройти мимо? Но тут я услышала, как открылась водительская дверь в машине Рафа. Черт! Он вышел и громко хлопнул той дверью, что заставило дрогнуть. Это меня, а Романа повернуться на звук. Букет цветов в его руках сразу поник. А такие красивые! Мне никто и никогда еще не дарил таких цветов. Но даже они не смогли отвлечь от Рафаила, который опалил нас таким взглядом, что мог бы убить. Он приблизился к нам и грубо, словно какой-то школьнице, бросил мне пару слов:

– Садись в машину.

Рома на это не сказал ни слова. Будто хорошо понимал, во что влип. Да я и сама до сего момента плохо это понимала – было такое чувство. Но точно сейчас не хотелось и не было смысла накалять обстановку, и вообще в ней разбираться. Всего лишь глупая случайность.

– Извини, – сказала я Роме, прежде чем отойти.

Когда же села в машину, пристегнулась и посмотрела в окно, Раф уже обходим капот. Он быстро сел на водительское сиденье и резко тронулся с места. Я все думала – сейчас что-то начнется. Но ничего не происходило. Мой водитель молчал, даже не смотрел в мою сторону, хотя сложно было не заметить его гнев.

– Злишься? – наконец решилась я спросить.

Он ничего не ответил. Дернул рулем, перестраиваясь на другую полосу.

– Может скажешь хоть что-то?! В чем вообще я виновата?

Он снова промолчал и включил радио погромче. Да и черт с тобой, – подумала я, отворачиваясь к окну.

Разговор начался только тогда, когда мы зашли в мой номер отеля. Раф заказал себе кофе по телефону, потом налил себе в стакан немного виски, сел на диванчик и произнес:

– А теперь рассказывай.

– Что?

– Кто это был?

Я села на кровать, не зная, с чего начинать. И что вообще говорить? Одно точно – врать ему я не могла.

– Нас познакомила Татьяна.

– И? Что между вами было?

Подобный вопрос заставил медленно гореть, будто я и правда что-то натворила. Но произносить мою правду было не сложно.

– Ничего.

Такой ответ Рафа неожиданно взбесил. Он поднялся, бросая стакан в пол, чем жутко напугал. От звука удара я вздрогнула и осталась сидеть на месте, когда нужно было бежать. Шагая по осколкам, мужчина подошел ко мне и схватил за горло, заставляя посмотреть ему в лицо.

– Не беси меня, – процедил он.

– Да ничего не было! – выкрикнула я.

И снова сказала не то, что он хотел услышать. Будто знал больше меня. Или совершенно не верил моим словам.

– Отвечай на вопрос, – сказал он, сжимая пальцы на моем горле.

Еще немного и начнет душить. Неужели и правда на это способен? Но я в любом случае не хочу это знать.

– Мне больно, – уже прохрипела я.

Теперь он меня услышал. Оттолкнул спиной на кровать и сказал:

– У тебя пять минут, чтобы все мне рассказать. Промолчишь – расторгаем договор, высчитываем штраф, и я оставляю тебя там, где взял.

От его жестокости защипало глаза. Было ясно, что он не шутит. А обрисованная им перспектива показалась мне страшнее смерти. Хотя бы не сейчас. И не потом.

Тем временем к нам постучали – принесли заказ. Раф открыл дверь, попросил прислать в номер уборщицу через полчаса, а сам сел на диванчик и принялся спокойно пить кофе.

– Рома должен был мне помочь с практикой, – все-таки призналась я. – В оральном сексе. И только. Но я отказалась. Хотя ты сам сказал мне слушать Татьяну!

Раф отставил чашку и окинул меня напряженным взглядом.

– К тебе прикасался?

– Ничего интимного, – ответила я, опуская глаза, но сразу вскинула их вверх. Ведь это не честно! Я стараюсь, делаю то, чего не сделала бы еще несколько месяцев назад ни за какие деньги. А он теперь сидит и хладнокровно судит! – А как еще я должна учиться? По картинкам и видеороликам? Это все равно, что обедать журналом по кулинарии. Я же ничего не знаю о том, как доставить мужчине подобное удовольствие. На пальцах это не освоить. Как тогда ты хочешь, чтобы я произвела впечатление на твоего брата?

Выслушав, он снова окинул меня взглядом, после чего допил кофе и строго произнес:

– Завтра заедешь к Илоне, чтоб она тебя посмотрела. И чтоб больше ничего подобного. Занятия с сексологом пока отменяются, занимайся остальным. Если захочется испытать на практике что-то еще, сначала скажи об этом мне. Все ясно?

– Да, – покорно ответила я ему.


***

Все шло своим чередом. Илона Захаровна подтвердила Рафаилу мои слова, и тот быстро успокоился. Радовали и вести из Воронежа – матушка все чаще разговаривала со мной, будучи трезвой. Но я все равно не стала ей ничего рассказывать. Она все так же думала, что я работаю в салоне красоты, живу у подруги и готовлюсь к поступлению. И мне не было стыдно за свое вранье, потому что я искренне верила, что поступаю правильно. Иногда приходилось лгать близким ради их здоровья и спокойствия.

– Ты хорошо кушаешь? – спрашивала она меня.

– Да, у нас все есть, не переживай, мам.

– Не переутомляешься?

– Нет.

– А мальчики там у вас есть? Познакомилась с кем-нибудь?

Здесь мне пришлось подумать, прежде чем ответить.

– Есть кое-кто.

– Хороший? Ты только смотри, аккуратнее. Столичные – они знаешь какие? Помотросят и бросят. Приезжал тут по молодости к нам один, внук нашей покойной бабы Гали. Долго Светку обхаживал, в постель к ней забрался, а потом уехал в свою столицу и больше не вернулся. Ох и ревела Светка, чуть с жизнью не покончила.

– Нет, мам, со мной такого не будет. Уйдет – я себе другого найду, – пошутила я.

– Какого другого?! – возмутилась матушка. – Слышишь, ты мне там это брось! Нечего по мужикам бегать. Ишь, свободу почуяла. Быстро у меня домой вернешься.

Я закатила глаза к потолку и улыбнулась. Вся ее строгость уже давно перестала переходить в дело, остались одни слова. Но я все равно любила ее даже за это.

– Мам, да все у меня хорошо! Не переживай. А если все получится, я тебя к себе заберу.

– Тю, и чего я там не видела? В столице этой.

На такой ноте резко стало грустно. Я вздохнула, понимая, как будет сложно вытащить ее из дома. Еще сложнее убедить, что ей нежна помощь специалистов. Но это случится не завтра, поэтому у меня было время все обдумать.

Пока же я продолжала заниматься со всеми учителями по графику, кроме Татьяны. Правда после второго пропуска она мне позвонила и попросила о срочной встрече. Мы пересеклись в кафе недалеко от моего отеля. И когда я ее увидела, то сразу поняла – что-то случилось.

– Маш, ты не могла бы поговорить с Рафаилом?

– О чем?

– У меня хотят отобрать лицензию. Он сильно разозлился, что я настаивала на своей программе твоего обучения. Я теперь так жалею, что вообще согласилась на все это! Ведь сразу было ясно, что на его условиях не получится тот результат, который ему нужен.

Слушая, я пыталась поверить в правдивость ее слов. Неужели Раф и правда наказывает девушку за то, что она его не послушала?

– Ты сможешь с ним об этом поговорить? – добавила она.

– А ты уверена, что это делает он?

– Да. Я прекрасно знаю, от кого это идет, хотя и так все ясно. Рома вообще сейчас у меня живет. Его девушка выгнала из дома, поймав на очередной измене. Может, конечно, и сам виноват, но я не удивлюсь, если помогли.

– Девушка? – удивилась я только этому. – Он же ко мне с цветами приходил.

– Маш, все мужики полигамны. Впрочем, как и женщины. Это природа создала нас такими, чтоб плодились и размножались. Не ею придуман брак и семья. Поэтому не надо строить иллюзий на счет чьей-то верности. Но Роме ты действительно понравилась. Он долго пытался выпросить у меня твой телефон, а когда не дала, решил встретиться сам. Дурак. Если бы он никуда не полез, все бы обошлось.

М-да. Вот оно как бывает – сегодня к тебе с цветами, а завтра в чужую постель. Хотя, мне не было никакого дела до какого-то там Романа. Больше всего интересовал только один мужчина. Что же до него, то Раф, конечно, сложный человек, но не знала, что еще и такой мстительный. А если я его ослушаюсь, тоже сделает мне бяку? В этот момент я впервые серьезно задумалась над тем, с кем имею дело. Узнать было не у кого, разве что попросить Эльку что-то выведать у своих. Так у нас нашелся первый повод встретиться. И вот уже после обеда следующего дня она была у меня.

– Я расспросила девчонок. И знаешь, что тебе скажу… – произнесла она, наводя интригу. – Тебе стоит быть вдвойне аккуратной с этим мужчиной. Раз уже во все это ввязалась, остается только так.

– Почему? Что ты узнала?

– У него непростая семья. Владеют крупной строительной фирмой, совместно с несколькими партнерами, причем имеют и правительственные заказы, и за границей. Его отец вообще какой-то известный архитектор. Скорее всего есть что-то еще, я не знаю. Но ладно бы только это. Соответственно у его семьи, и у самого Рафаила, имеются большие связи. А в этом городе связи и деньги решают все, любые вопросы. Например та же Алла обязана именно Рафаилу тем, что ее салон существует. Был такой момент, когда его хотели разогнать к чертовой бабушке, а Аллу осудить. Это же все незаконно в нашей стране. Решил все именно Рафаил, но это было до меня. Теперь сам же и пользуется услугами девочек. Он холост, кажется одинок, и вроде вообще не задумывается о том, чтобы заводить семью.

Если быть честной, я плохо понимала, как мне реагировать на подобные новости. По ощущениям – сплошной сумбур. Но ведь сразу было ясно, что Рафаил непрост. Я же знала только самого мужчину, и ничего из его окружения. Что же мне теперь дает то, что я услышала? Да ничего особенного. Подобное, наверное, и следовало ожидать. И на мне это вряд ли чем-то может отразиться. В любом случае я нужна Рафу для той цели, для которой он меня выбрал: целая, невредимая и на добровольной основе. И я шла к этой цели большими шагами, хоть и плохо понимала, к чему именно иду. Зато ни в чем не нуждалась, узнавала много нового, ела, что хотела, и спала на огромной кровати в личных шикарных апартаментах. Рядом со мной красивый мужчина, который обо мне заботился, пусть и в своих целях. Синяя папка каждый день пополнялась новыми эскизами, которые некому рвать. А скоро еще поступлю куда-нибудь учиться. С чего мне жаловаться? Все мои блага стоят того, чтобы потерпеть какие-то неудобства. Я даже не исключала того, что мы с Гавром можем так и не сойтись. Или же вдруг он мне понравится сильнее Рафаила? Может я вообще удачно выйду замуж в таком окружении. Хотя нет, помня все наказы психолога – так лучше не думать. Пусть будет как будет, все возможное скорректируем, а пока у меня все просто замечательно! Ну или почти.

– А про брата что-нибудь удалось узнать?

– Только то, что они близнецы.

– Что?! Кто?

Я так опешила, что почти начала заикаться.

– Что-кто? – не поняла Элка.

А уж я-то как перестала что-то понимать.

– У него два брата. Который из них близнец? Гавр?

– А я-то откуда знаю? Первый раз и от тебя сейчас слышу, что у него их два.

Той ночью я долго не могла уснуть. Моя жизнь напоминала какой-то экстремальный аттракцион. Сейчас в ней постоянно что-то происходило, и что вызывало массу свежих эмоций. Если Гавр близнец Рафа, то я теперь знала, как он примерно выглядит. Хотя, может и не примерно. Но вот не знала, как к этому относиться. Вроде бы все отлично может сложится. Здесь Раф не соврал, когда сказал, что Гавр мне понравится. Но блин, он же тогда выглядит, как Раф! Эта мысль просто сводила меня с ума, настолько не укладывалась в голове. Даже когда мужчина подарит меня своему брату, я все равно буду смотреть в одно и то же лицо…

Как такое может быть? Я хоть выдержу все это? Оставалось надеяться, что меня ждет знакомство с третьим братом. Или нет… Так, все, надоело!

Перестав понимать, чего хочу, я закрыла глаза и попыталась себя убедить, что меня устроит любой вариант – любой из тех, который меня устроит.


***

На следующий день меня ждал сюрприз. Рафаил подарил мне модный телефон. Да-да, то самое «яблоко»! Яркий, красивый и – мой! Было плевать, какой он там серии, что иногда обсуждали девчонки в салоне. У меня подобная вещь – первый раз. Стало плевать и на все слова Элки, о чем я вообще решила промолчать. Какое мне дело до того, какой там бизнес у семьи Рафаила? Легальный и хорошо. Спрашивать про близнеца – тогда придется признаваться, откуда я это узнала. Еще не хватало накликать беду на Эллу. И так чувствовала себя виноватой перед Татьяной. А вот как раз о ней я молчать не стала.

– Зачем ты так с ней? Ничего ведь не произошло. Она же хотела, как лучше, – сказала я Рафу, который в этот момент сидел на моем диванчике.

– Меня мало волнует, чего она хотела.

– А если я сильно попрошу? – произнесла, подходя к мужчине и вставая перед ним на колени. – Верни мне моего сексолога, – попросила, аккуратно взявшись за его руки. – Ты уже неделю не можешь найти нового. Встал самый главный предмет. Мы с Таней хорошо ладим, и я к ней уже привыкла. Ну пожалуйста…

Мужчина нахмурился, пробегая глазами по моему лицу. Затем опустил взгляд на наши руки. Я сжала его пальцы и скользнула своими за манжеты не классической рубашки. И чуть не забыла, зачем вообще это делаю – такая приятная у него кожа…

– Скажи, чего ты хочешь, чтобы я за это сделала?

А вот после этой фразы он резко поднялся, отталкивая меня назад, и подошел к окну.

– Я все сказал. Можешь не стараться.

И как с ним разговаривать? Сплошная досада из-за того, что у меня ничего не получается. Поднявшись, я повернулась к нему.

– Но хотя бы не лишай ее лицензии! Она ничего плохого не сделала. И вообще ничего не было!

Раф повернул ко мне голову. Затем подошел вплотную и спросил:

– И на что же ты готова ради постороннего для тебя человека?

От его взгляда, запаха и близости у меня закружилась голова. Так бы и обняла, прильнула бы всем телом.

– Смотря что будет интересно мне.

– С любым?

– Нет. Только с тобой.

На что он строго спросил:

– Никого не забыла?

– Ах да, извини. Только с Гавром.

Раф ухмыльнулся и кивнул.

– Молодец. Быстро учишься. И раз так стараешься – хорошо, подумаю я над твоей просьбой.

– О предложении? – спросила в надежде и с легкой улыбкой на лице.

– Нет. О Татьяне.

Моя улыбка резко исчезла.

– Спасибо и на этом, – ответила ему, не скрывая своего разочарования.

А чтобы не искушал, отошла от него подальше, как раз к местному телефону. За свою очередную неудачу я заслужила хоть какую-то компенсацию.

– Хочу мороженого. Заказать тебе что-нибудь?

– Кофе.

Пока мы ждали заказ, мужчина отвечал на звонок. Когда же все принесли, он сел обратно на диван. А когда закончил свой разговор, начала говорить я, собравшись с духом. Все равно своего добьюсь! Научусь, всех впечатлю и вообще стану самой смелой, самой раскованной и самой лучшей. Не хочет возвращать мне сексолога, наказывает ее и меня – пусть решает мои проблемы с практикой сам.

– Татьяна мне тут рассказала столько любопытного… – произнесла, ковыряя свое клубничное мороженое. – Оказывается, в оральном сексе есть столько приятных для вас уловок… – Поднося чашку к губам, мужчина посмотрел на меня поверх нее. И тогда я смело добавила: – Я хочу попробовать.

Делая глоток кофе в этот момент, Раф подавился. Он начал кашлять, ударяя себя кулаком по груди. Тогда я поспешила к нему, чтобы похлопать по спине. Хватило пару ударов, как он резко и хрипло бросил:

– Отойди от меня.

Пришлось послушать и дождаться, когда мужчина откашляется.

– А теперь еще раз… Чего ты хочешь? – спросил он, глянув на меня.

– Хочу практики по оральному сексу. С тобой это хоть можно? Ты сам сказал, что вся практика через тебя.

– И как же ты поняла эти мои слова?

Уверена, что поняла его правильно. Но говорить собиралась о другом.

– Что ты сам готов помочь с этим, если потребуется. Так вот, сейчас самое время.

– Я не!.. – произнес он и тут же замолчал.

Вместо продолжения Раф тихо выругался, протер лицо ладоням, поднялся и снова отошел к окну.

– Не это имел в виду, – произнес все-таки он.

Я медленно приблизилась к нему и встала перед лицом. Он так интересно реагировал, что хотелось продолжать.

– Тогда что? – спросила у него, протягивая руку к бляшке его ремня.

Мне удалось едва прикоснуться к металлу кончиками пальцев, когда Раф перехватил и сжал запястье. А в глазах напротив кипел гнев вперемешку с чем-то еще, что волновало и будоражило до дрожи. Отвечать будто не собирался. Или просто нечего было сказать. Зато было мне:

– Тогда не злись, если я произведу не то впечатление, на какое ты рассчитывал.

Выдернув свою руку, я сделала шаг в сторону. Но тут Раф схватил меня за предплечье и резко привлек к себе, упираясь губами в щеку.

– Вижу, начинаешь делать первые успехи в обольщении. Похвально. Да так и быть – будет тебе практика. Сегодня вечером. К моему приходу накрась губ алой стойкой помадой и приготовь повязку для глаз. Подойду к девяти.

Ошарашив своими словами, Раф отпустил меня и вышел из номера. Первые несколько минут я пыталась осмыслить происходящее. Он согласился… Он правда согласился?! Мама дорогая! Что я наделала?! Точнее, что я теперь буду с ним делать?..

ГЛАВА 4

У меня начался мандраж, который не унимался до самого вечера. Я приняла душ, подкрутила волосы, накрасилась и нанесла на губы алую стойкую помаду. Надела красивое черное белье и обязательно красные туфли с высоким каблуком. В таком виде долго ползала вокруг кровати в поисках дурацкой повязки, которая в итоге нашлась под одной из подушек. И к девяти была готова, вся.

Раф опоздал на пять минут. Когда я открыла ему дверь, он впился в меня взглядом, оглядел с ног до головы, и только потом зашел внутрь.

– К чему так подготовилась? – недовольно спросил у меня. – Я сказал только накрасить губы.

– Мне захотелось сделать тебе сюрприз, – попыталась оправдаться с улыбкой на губах.

– Плохой сюрприз, – ответил он мне, доставая из бара виски.

Моя улыбка резко поникла.

– Тебе хоть что-нибудь во мне нравится? – решила спросить прямо.

– Да, – ответил он, глядя в свой бокал с виски. – Твое отсутствие.

Ах вот как?! Мандраж сняло как рукой. Начиная злиться и желая сделать ему что-нибудь неприятное, я подошла и выхватила стакан из его руки. Сначала думала выплеснуть в наглое лицо, но быстро нашла другое применение напитку. Поднесла ко рту и сделала пару глотков. Горло неприятно обожгло, так что я закашляла, и на что Раф рядом произнес:

– Правильно, тебе не помешает для храбрости.

– Ты настоящее чудовище! – сказала я ему. – Знаешь об этом?

– Знаю, – ответил он, отбирая у меня стакан. – Иди готовься.

– Это как же? Губы я уже размяла, за что тебе спасибо! Или там есть еще какая-то подготовка?

Он снова меня оглядел и произнес:

– На колени в центр комнаты.

– Да сейчас! Угу! – произнесла на повышенных тонах, после чего сделала к нему шаг, протянула руку и дернула за ремень. – Можно я хоть это сама решу – когда и перед кем вставать на колени?

Отставив стакан, Раф обхватил мои руки, пытаясь убрать от своего ремня. И ему конечно удалось это без особого труда. Он завел мои же руки мне за спину, а в итоге прижал к себе. Мы оба замерли. Оказавшись в его крепких объятьях, так близко лицом к лицу, я забыла, как дышать. Он так посмотрел на мои губы, что на секунду показалось, будто сейчас поцелует, чего ждала с нетерпением. Но секунды шли, а ничего не происходило. А когда потянулась к нему сама, Раф отвернулся, словно на моих губах был яд, и сказал:

– Вниз.

Помимо этих резких слов он еще и дернул меня к полу, отчего подогнулись колени. Правый каблук повело в сторону, так что я чуть не упала. В итоге все-таки сползла на колени, держась за ремень его джинс уже как за опору. Пока же опускалась, Раф каким-то образом вытащил пояс из моего халата. Я не успела охнуть, как шелковая лента закрыла мне глаза, крепко затягиваясь двойным узлом на затылке, безжалостными мужскими руками. Вся моя храбрость развеялась, как туман, на место чего опять пришел мандраж и легкий испуг. Я услышала звон бляшки, затем как пуговицы выскальзывают из петель. А потом он взял мою руку… положил ладонью на свою плоть… и сжал на ней мои пальцы. Я сглотнула, пытаясь вспомнить, как нужно дышать. И что вообще теперь делать?

Он был горячим, тугим и внушительным. Как только помещается внутри женского лона? Ох, я бы очень хотела это узнать. И на что вообще он способен? Убедиться бы, что не разорвет вдоль и поперек при резких толчках. Но я вряд ли узнаю, каково это, чувствовать внутри себя именно его. Настолько ли это может быть приятно, как было в тот вечер? Как убеждают стонами женщины в откровенных фильмах. Зато сейчас и точно я могла попробовать его на вкус.

Когда Раф убрал руку, я смогла обхватить его всей ладонью. Свободно провести по стволу, слушая, как прерывается его вдох. Раз он лишил меня зрения, была возможность исследовать его только руками или ртом. Но я не жаловалась – это было очень увлекательно. Водить языком по нежной коже, а на кончике так словно бархат. Обхватывать его губами и пробовать то, что мне рассказывала Татьяна, пробовать где-то через раз, когда вообще могла об этом думать.

Вскоре мужские пальцы зарылись в мои волосы, и я услышала звук сквозь стиснутые зубы, как будто ему очень больно или наоборот – слишком хорошо. А потом моему «учителю» перестало быть интересно хоть что-то, кроме ритмичного скольжения моего рта. Он сильнее сжал волосы на затылке и стал надавливать, заставляя ускорить ритм. Это ошеломляло, рождая пожар где-то внизу живота, но длилось недолго и продолжалось до тех пор, пока он не выстрелил мне в лицо. Часть влаги попала в рот, и я наконец поняла, от чего кривились мои бывшие соседки. Вот и я думала – будет противно. Но нет, мне не было. Вкус необычный, но не вызывал у меня чувство отвращения. Это было чувство маленькой личной победы. Такая крошечная власть над таким самоуверенным, грозным и властным мужчиной пьянила сильнее любого виски. Так можно и привыкнуть. Но, похоже, ситуация нравилась одной мне. Когда я сняла с глаз пояс, то увидела только спину Рафаила, который вскоре скрылся в ванной комнате.

Его не было около двадцати минут. За это время я привела себя в порядок с помощью влажных салфеток, допила виски в его стакане и смогла хоть немного успокоиться, прийти в себя после всего произошедшего. Даже успела задуматься над тем, смогу ли повторить все это с другим мужчиной? А ведь я не была уверена. И не узнаю, пока не наступит тот самый момент. Оставалось только ждать и наслаждаться тем, что имею сейчас. Еще никто не заставил меня делать что-то из того, чему я категорически была против.

Когда же Раф появился в комнате, он подошел ко мне, посмотрел в глаза и спокойно спросил:

– Вопрос исчерпан?

– Не знаю. Тебе понравилось? Правильно ли я все делала?

Он поднял руку к моей голове и что-то стер с виска большим пальцем руки. Это было маленькое влажное пятнышко.

– Тебе мало доказательств? – спросил у меня, накрывая пальцем мои губы.

Чувствуя дрожь во всем теле, я облизала его и ответила:

– Хочу еще.

От моих слов Раф резко втянул воздух и сжал губы. Взгляд мгновенно обозлился, а его пальцы больно впились в мой подбородок.

– Хватит меня бесить, – процедил он, отталкивая назад и наступая, пока не припер к стенке. – Никак не пойму, как же тебе так удается выводить меня из себя?

Я смотрела на него и не знала, что ответить. Как вообще на это все реагировать?

– Вроде же ничего особенного, – добавил, распахивая полы моего халата.

Опустив голову, он скользнул по мне взглядом, почти касаясь своим лбом моей головы.

– Все – как у всех, – произнес Раф, проскальзывая рукой между моих ног, мимо ткани, уже давно из-за него мокрой. – Даже здесь…

Это было скорее грубо, чем нежно. Но стоило ему врезаться пальцами в мое лоно, как я громко застонала, хватаясь за его плечи, чтобы не упасть.

– Заткнись, – как-то прям рыкнул он мне в щеку.

Подобный тон заставил прикусить губу, чтобы замолчать. Лишь бы только не останавливался. И он продолжал, так мучительно приятно, что едва можно было вынести. Но когда я не сдержала очередного стона, Раф накрыл мой рот своей ладонью. Он хотел только смотреть, но не слушать. Подавлял, грубил, но делал все это так, что голова шла кругом. И вот уже движения мужских пальцев стали еще беспощаднее. Я вцепилась в его руки, не заботясь о том, что царапаю кожу ногтями – именно этого ведь и хотелось, чтоб ему было так же больно, как хорошо мне. А потом внезапно накрыла разрядка, заставляя потеряться в пространстве. Если бы Раф не держал, наверняка бы упала. А так просто сползла вниз по стене, когда он отпустил и отошел назад.

– Боже! – воскликнула я. – Надеюсь, твой брат умеет так же, – добавила ту язвительную глупость, которая первой пришла в голову.

– Научишь, – ответил он, прежде чем закрыть дверь моего номера со стороны коридора.


***

Мы не встречались несколько дней, даже почти не разговаривали. Наверное, нужно было время, обоим. Я так точно еще долго приходила в себя. Сложно было на чем-то сосредоточиться, когда летаешь в облаках, а мысли то и дело возвращаются к событиям одного вечера, и от чего бросает в жар. Причем, я даже не пыталась понять, что это было, что вообще произошло тогда между мною и Рафаилом. Но меня это настолько впечатлило, что внутри все переворачивалось от одних воспоминаний. Было стойкое ощущение, что кто-то огрел меня по голове пыльным мешком. Это как в жару прыгать в ледяную воду.

Это – шок.

Я была шокирована тем, что может происходить между мужчиной и женщиной. Как!.. это может быть. Теория очень помогала ориентироваться в этих отношениях, но на практике все получалось так, как не представить заранее. Без импровизации здесь не обойтись. А еще лучше иметь собственный стиль поведения, который требует выработки – так мне говорили. Как и то, что никогда не нужно давить на мужчину. Они все, как настоящие дикие хищники – всегда вернутся туда, где их кормят, не сажая на цепь.

Поэтому я даже не настаивала на том, чтобы Раф подал какой-то знак в мою сторону. Я терпеливо ждала. Не хотелось его бесить лишний раз. Еще не хватало, чтобы вскипел и обо всем передумал. Он был настолько непредсказуем для меня, что даже спустя несколько месяцев нашего знакомства я все еще не знала, как с ним нужно себя вести. Только и делала, что щупала его со всех сторон. А он все равно всячески пытался держать меня на расстоянии и пресекал все попытки флирта. Обучение можно было не считать, как нечто вынужденное – всего лишь одолжение, не более того. Но я не собиралась сдаваться.

Он пришел ко мне на третий день. Невозмутимый, как и прежде, будто между нами ничего не было и в этот раз. Обидно. Наверное, для него действительно все так и обстояло. Да он наверняка девушек на завтрак ест! Не в прямом смысле, конечно. Но он действительно чем-то и сильно притягивал, и точно не меня одну. Я не раз замечала любопытные женские взгляды в его сторону в людных местах. Пусть грубый и часто злой, но нравился мне таким, какой есть. Возможно, именно поэтому меня не впечатляли другие мужчины? Они все не были хотя бы похожи на Рафаила. Но именно в этом мне по-прежнему и не везло. С ним мне не на что было рассчитывать. И это я говорила о мелочах, о простом внимании. О чем-то большем не видела смысла даже думать. Между нами только договор и все вытекающие из него.

И ничего больше.


Сегодня же все проходило как обычно – разговоры о занятиях, посиделки на диванчике с чашкой кофе и телефоном в обнимку, словно Раф коротал у меня свободные минутки своего драгоценного времени. Но я все равно не могла этим не пользоваться.

– Какие туфли больше подходят к этому платью? Эти… или эти? – спросила я его мнение, меняя обувь и щеголяя в изысканном наряде цвета слоновой кости.

После моего вопроса он несколько раз осмотрел меня снизу вверх и ответил:

– Лучше вообще без него.

Улыбнувшись, я подошла к нему, повернулась спиной, убрала вперед волосы и присела на его колено.

– Тогда расстегни, пожалуйста.

Пришлось ждать, когда он соизволит выполнить мою просьбу. И вот его рука коснулась спины, заставляя под ней прогнуться, сглотнуть. Но кожи – лишь мимолетным касанием пальцев, словно мимо пролетела пьяная бабочка. А потом… он все-таки это сделал – расстегнул молнию, и сделал очень медленно, словно наслаждался процессом. Или издевался, потому что дальше ничего не произошло. Только холод и тишина. Тогда я встала и сняла платье, оставаясь в одном красивом белье, которое выбирала три часа, чтобы идеально сидело по фигуре. Даже мозоль на ноге натерла. И что он скажет теперь?

– Так? – спросила у него, скривив губы в фальшивой улыбке.

– Да, – просто ответил он, уводя взгляд к более важным делам в своем телефоне.

Его безразличие все сильнее начинало меня раздражать. Оно так задевало, что невольно создавалось впечатление, будто у меня ничего не получается. Роман вообще не считался – внимание одного бабника еще ни о чем не говорило. Рафаил же вел себя так, будто все наши вечера были моей иллюзией. И тогда я решила выйти в люди, поддавшись на уговоры Эллы.

– Развеемся, поболтаем, отдохнем. Давай! Будет весело, я обещаю!

На следующий вечер, ничего не сказав Рафу и уже благополучно попрощавшись с ним до завтра, я сидела в баре в компании Эльки. Мне понадобилось около получаса, чтобы привыкнуть к обстановке. Я же первый раз посещала подобное заведение! Тем более такого уровня, когда в помещении чувствовался стиль. Но вскоре быстро захмелела и расслабилась. Мы делились с подругой новостями, незаметно перекидываясь с первого коктейля на второй, потом на третий. В конечном итоге и совершенно неожиданно я добилась того, чтобы меня пригласил на танец именно тот парень, который приглянулся. Я закидывала его знаками своей заинтересованности, слушая к тому же щедрые советы Эллы, которая решила мне помочь. И вот он подошел! Правда сначала я отказалась куда-то с ним идти, решив удовлетвориться тем, что получила. Но Элка спихнула меня со стула.

– Да не бойся ты, – прошептала она мне. – Танец – это еще не секс.

Я поверила, честно.

– Меня зовут Андрей, – сказал кавалер, ненавязчиво опуская руку с моей талии чуть ниже. – А тебя?

Что он делает? – подумалось мне. Но перекладывать его руку не стала. Просто решила ударить промеж глаз, если он дернется и сделает что-то большее, совершенно мне неприятное. А пока эксперимент не закончен, я изобразила милую улыбку и сказала:

– Мое любимое мужское имя. А меня Оля.

– Одна здесь?

– С подругой.

– А парень?

– Нету.

– Не может быть, чтобы у такой красивой девушки не было парня.

– Как раз ищу… достойного.

Боже, что я несу? – были мои мысли в тот момент. Зато рядом с этим типом я добилась того, чего хотела – я купалась в мужском внимании, испытывала его и себя. Только вот немножечко не рассчитала с количеством спиртного.

И с проворностью Рафаила.

Когда песня закончилась, и я развернулась в сторону бара, то увидела рядом с Эллой именно этого мужчину. Но… как? Сначала даже не поверила своим глазам. Решила, что всему виной последний коктейль. А потом, под уничтожающим и обозленным взглядом, мне стало стыдно. И страшно. Будто я сейчас съела конфетку из чужой вазы. Главное – сразу протрезвела.

Как он вообще меня нашел? Какой ужас! Что сейчас будет…

Вот это я влипла!

Ноги едва слушались, пока я шагала обратно к барной стойке. Подошла к Рафаилу и посмотрела на него виноватым взглядом. Начала судорожно думать, что ему сказать в свое оправдание. Тем временем, он осмотрел мой наряд – яркое, разноцветное, но при этом стильное и женственное платье с открытыми плечами. Осмотрел так, будто я была крайне непристойно одета и вообще кошмарно выглядела. Нервничая, я потянула подол платья вниз, а край выреза – чуть выше на плечо. Поправила волосы. Вроде все в порядке. Элка рядом не проронила ни звука, взволнованно переглядываясь с меня на него.

– Да что?! – не выдержала я.

– Иди на выход, – произнес мне Раф таким голосом, от которого сквозило лютым морозом.

– Рафаил, подожди… – проснулась подруга.

– Но…

Я тоже успела сказать только это, когда мужчина подошел ко мне вплотную, почти наступая на ноги, больно схватил за предплечье и процедил в лицо всего одно слово:

– Иди.

Зато было так емко, так многое сказано голосом и взглядом, что я решила послушать. Быстро попрощалась с Эллой и шагнула в сторону выхода. Очень некстати в этот момент меня окликнул новый знакомый.

– Ольга! – услышала я сбоку, замечая его неумолимое приближение.

Сделав вид, что не расслышала, я ускорила шаг. Благо на улицу за мной никто не выскочил. Кроме Рафа, конечно. Я даже пискнула, когда он схватил меня под локоть и потащил к машине. Ведь выглядел таким злым, что в этот раз мне стало действительно страшно. И неприятно, когда он открыл пассажирскую дверь и запихнул меня на сиденье. Только после этого уселся за руль и завел мотор.

– Значит, теперь тебя зовут Ольга? – произнес он рядом. – Мне тоже так к тебе обращаться?

От его слов и взгляда мне захотелось сгореть на месте.

– Это было шуткой! И только.

Он нажал какие-то кнопки в машине и вдруг спросил, даже не глядя в мою сторону:

– Где твой телефон?

– В сумке, – ответила ему, начиная рыться внутри своей авоськи известного бренда.

Когда нашла и выудила на свет свое «яблоко», то обнаружила двенадцать пропущенных вызовов. Блин!

– Я не слышала! В этом баре слишком громкая музыка.

– Что ты вообще делала в этом баре?! – спросил он, повышая на меня голос.

Кажется, я допрыгалась. Но на все это смогла ответить лишь одно:

– Не ори на меня!

Он отвернулся. Некоторое время смотрел куда-то в окно. А потом наконец-то завел мотор, и мы поехали. Всю дорогу я размышляла, но не над своим поведением, а над несправедливостью этого мира. Ведь ничего плохого не сделала. Подумаешь, один простой танец с каким-то незнакомцем. Да мне вообще на него плевать!

Вскоре мы подъехали к отелю. Возле лифта Раф снова схватил меня под локоть и начал запихивать в этот лифт. Но здесь я уже не выдержала, дернулась и начала вырываться из его рук.

– Отпусти! Я сама в состоянии ходить!

Но мой протест не подействовал. Мужчина дернул меня на себя, рождая волну нового возмущения.

– Пусти! – выкрикнула я, толкая его в плечо, потому что сделал мне больно.

На это он снова дернул, а я – еще раз ударила. И вот уже началась какая-то драка. Пока мне в щеку не влетела пощечина. Не сильно, но ощутимо. Я даже взбодрилось, и едва не заревела. Было просто неудобно это делать на бегу, пока Раф тащил меня по коридору моего этажа. Мы зашли в номер. И снова мужчина дернул меня за руку в сторону ванной комнаты. Затолкнул в душевую кабинку и включил, мать его, холодную воду! Я завизжала, пытаясь выбраться из кабинки. Но Раф заслонил собой проход, удерживая внутри. Тогда я попыталась схватиться за него, чтоб либо затащить к себе, либо обнять, чтобы не было так болезненно холодно. Но тот меня упорно отталкивал. Пару раз я чуть не свернула себе ноги на каблуках. И все-таки смирилась или привыкла к холоду. Прижалась к стенке кабинки напротив, даже не пытаясь унять дрожь. И тихо ненавидела Рафаила, уже трезвая и ответно злая.

Наконец он выключил воду и сказал мне:

– Раздевайся.

Я прищурилась, еще плохо понимая, чего он хочет. Вскинула подбородок и выпрямилась. Недолго подумала, с чего начать, и стянула с себя платье.

– Давай сюда, – сказал мне.

– Да и пожалуйста! – ответила, бросая в него мокрый комок ткани.

– Дальше, – потребовал он.

Продолжая бунтовать, я подошла и сказала:

– Поможешь? Мне неудобно дотягиваться до застежки.

Раф принял вызов. Еще бы. Не спуская глаз с моих, завел руку мне за спину, нашел застежку лифа и ловко расстегнул.

– Какая практика, – не удержалась я от колкости.

Но он никак ее не прокомментировал. Вместо этого взялся за край трусиков на бедре и резко дернул вниз, делая больно, совсем чуть-чуть. Заставляя меня прикусить губу от трепета внизу живота, когда я следила за его взглядом, скользящим по моей наготе. Слишком скупым взглядом, и напоминающим, что во мне нет ничего нового и необычного, что могло бы его привлечь.

Так он собрал всю мою одежду. И что дальше? Меня будут наказывать или что? Мачты-мечты…

– У тебя пять минут, чтобы привести себя в порядок, – сказал Рафаил и закрыл створку кабинки так резко, что та затряслась.

Моей досаде не было предела. И тут я вспомнила, что на мне еще остались туфли. Открыв створку, я скинула их и побросала в спину этому гаду, к сожалению не попав ни разу. А он даже не обернулся. Закрыл дверь в ванную и оставил меня одну. Я негромко крикнула, чувствуя внутри неуемное раздражение. И что-то еще. Вожделение? Да какая разница! Виноват все равно только один Рафаил! Во всем.

Десяти минут мне не хватило. Пришлось мыться с головы до ног, стирать макияж. Когда же вышла, нашла Рафа на облюбованном им диванчике. За это время я действительно протрезвела и успокоилась. Даже начала чувствовать себя виноватой. Мы уже все обсуждали, и я обещала не делать глупости.

– Рассказывай, – произнес Раф, когда отложил телефон. – В чем дело?

– Прости. Сама не знаю, что на меня нашло, – произнесла я и подошла к кровати, укутанная в махровый халат.

– Почему не сказала, что решила сегодня уйти в отрыв? Кажется, ты что-то не поняла на счет того, что каждый твой шаг делается только через меня.

«Каждый шаг, бла-бла», – опять началось. Что-то мне все сильнее не нравилась его диктатура. Не устроить ли революцию? Раз я у него на содержании, неужели ему можно указывать мне, как жить? М-м-м… наверное все-таки можно. Но не до такой же степени!

– Мне показалось, ты это не одобришь.

– Правильно показалось.

– Я честно ничего такого не хотела… – начала оправдываться.

– А чего хотела?

– Просто проверить, какие плоды дает все это мое обучение…

– Тебе мало?! – почти рыкнул он.

– Чего? – не поняла я.

Раф выругался, прикладывая ладонь к глазам.

– Все, помолчи, – резко сказал он.

– Но мне правда сейчас стыдно, Рафаил. Правда! Это был первый и последний раз. Я просто хотела убедиться, что могу кому-то понравиться.

– Ты сомневаешься в этом?

– Рядом с тобой – да! Ты почти никак не реагируешь на меня! А того, что было… этого как и не было.

– А должен реагировать? Я тут причем? Не можешь немного потерпеть до знакомства с Гавром?

Я закатила глаза, а изо рта вырвался клокочущий звук.

– Доставай наш договор, – сказал следом.

Я не стала даже спрашивать зачем, просто сделала так, как просит.

– Читай. Вслух.

Нахмурилась и лениво открыла документ. Уставилась в него, в очередной раз находя глазами фамилию и отчество этого мужчины – Рафаил… Лазаревич Рогов. Аж интересно, как же зовут его матушку? Но пока был не тот случай, чтобы спрашивать о подобном.

– Читай, – потребовал он еще раз.

– Сначала скажи, как ты меня нашел? – спросила о том, что не давало покоя.

– Не надо ставить мне условия. Читай.

– Элла сказала?

– У меня даже нет ее номера телефона.

– Тогда как?

На это Раф даже не стал что-то отвечать. Сидел и буровил меня выжидающим взглядом. Тогда я вздохнула и начала зачитывать:

– Договор… Я, Мария Викторовна Швецова…

Все это время Рафаил молча слушал, до самого конца. И только потом сказал:

– Еще раз увижу рядом с тобой хоть какого-то мужика – можешь сразу разворачиваться и идти собирать вещи. Хоть раз не ответишь мне на звонок – собирать вещи. Мы не будем даже разговаривать об этом. Пока же завтра у тебя встреча с новым сексологом. Все ясно?

– Ясно, – покорно согласилась я с ним, и в этот раз.


***

После инцидента в баре я стала вести себя примерной девочкой. Похоже, настал тот край, который почувствовала даже я. Теперь ходила по театрам с Петром Владимировичем, по музеям без него, читала книги, которые он просил. Много выкладывалась на занятиях по стрип-пластике, начиная там делать первые достойные успехи. Я даже участвовала в показательных выступлениях, который проводила танцевальная школа. Раф конечно же оказался занят в тот день, но зато ко мне пришла Элка с подругой. Выступать для публики оказалось для меня новым интересным опытом. Это как создавать на площадке магию, которая завораживает и привлекает внимание. Это был чистый восторг и огромная доля адреналина, какое-то маленькое личное счастье от собственного достижения. Мое выступление особенно понравилось мужчинам. Это было видно. Меня даже пригласил на свидание один симпатичный парень, который тоже посещал нашу танцевальную школу. Я, конечно же, была вынуждена ответить ему отказом.

Еще у меня появился новый сексолог. Это оказалась женщина постарше Татьяны, которую звали Лариса. Она была очень деликатной, гораздо больше, чем та же Таня. Поначалу много рассказывала из того, что я уже знала. Из нового – мы начали с ней изучать технику расслабляющего массажа, причем на настоящем мужском манекене. Не пропустили с ней и тот же минет, по которому у нее оказалось целое обучающее видео. С ней не было никаких домашних заданий, никаких посторонних, и почти никакой практики, только качественная теория. Что касается Татьяны, то Раф не стал отбирать у нее лицензию – по моей ли просьбе или нет, я так и не поняла. Но та посчитала это именно моей заслугой, отблагодарив подарочной корзинкой с косметикой. А все равно было приятно.

Помимо этого я наконец-то нашла свой запах. Мы с Кириллом провели не один день за выбором духов для меня. Я купила уже два флакона разных известных брендов, но все было мимо. Пока я не вдохнула новый аромат. Это был сочный, яркий запах, будто нюхаешь цветок какого-то цитруса после дождя. Так мой образ все больше и больше приобретал свой индивидуальный стиль, и мне это нравилось.

Хотелось быть особенной и в тот знаменательный день, когда познакомлюсь с Гавриилом. Но уже прошло несколько месяцев, час икс неумолимо приближался, а я все никак не могла найти подходящий наряд. В итоге решила создать его сама и первым делом нарисовала эскиз. Оставалось подобрать ткань и самую малость – приобрести швейную машинку.

– Мне нужна швейная машинка, – сказала я Рафу по телефону.

– Зачем?

– Хочу сама сшить платье для встречи с Гавром.

Он конечно же меня не понял.

– Не проще ли купить готовое платье?

– Нет, потому что нет такого, которое я хочу.

– Хорошо, – ответил мне.

А на следующий день он отвез меня на встречу с дизайнером одного из известных домов моды столицы «Фешен-Стайл Хаус».

Там было так здорово! Уже само офисное помещение было пропитано чувством стиля – на белых стенах красовались невероятные фотографии моделей в модных шедеврах, много живых цветов, и только красные или черные элементы. Так на встрече мне досталось красное кресло в виде яйца.

– Меня зовут Варвара, рада познакомиться, – сказала мне милая девушка, протягивая руку для пожатия, только не для мужского, а именно женского.

У нее была короткая стрижка, светлые волосы, голубые глаза и модельная фигурка.

– Мария, – ответила ей. – И я тоже очень рада познакомиться.

– Мне сказали, тебе нужно платье для особенного вечера?

– Да. Только по моему эскизу.

– Как интересно. Ты создаешь эскизы?

– Бывает.

– Тогда показывай.

Я вытащила рисунок из папки и передала ей. На бумаге была изображена девушка в алом платье без бретелек и с пышным бантом на пояснице. Алом – потому что это был любимый цвет Гавра. И все-таки подарок должен быть упакован соответствующе.

– Интересное платье. Сама придумала?

– Да.

– Я могу попробовать его чем-нибудь дополнить, если хочешь. Могу придумать что-то еще. Или тебе нужен именно такой вариант?

Я вежливо ей улыбнулась и ответила:

– Только этот.

В итоге я все-таки согласилась на некоторые ее разумные идеи. Хотелось, чтобы платье спадало само в тот момент, когда развязывается бант. И тогда мы решили сосредоточиться на спине, сделав там нечто вроде шнуровки из атласной ленты, которая заканчивается бантом на той же пояснице. Должно было получиться эффектно.

Как ни странно, я все чаще стала ловить на себе мужские взгляды. Да и не только мужские. Пару раз со мной пытались познакомиться в музеях. Один раз даже прислали цветы в номер отеля, которые мне, к сожалению, пришлось выкинуть. Я начала получать то внимание, которое хотела. Но только не от того мужчины, от которого хотела. Исключением стал мой день рождения, от которого я как обычно не ждала ничего особенного. Но уже утром получила те цветы, которые могла оставить, потому что они были от Рафа – пышный букет белых роз с огромными тугими бутонами. А после обеда от него пришла смс:

«Будь готова к шести»

«Для чего?»

«Для выхода»

Он явно приготовил какой-то сюрприз. Скорее всего поход в ресторан. Я надела леопардовое облегающее платье с глубоким вырезом в честь праздника. На плечи накинула черный классический пиджак. Обула черные простые туфли. Спокойный макияж, распущенные волосы. Дело приближалось к зиме, поэтому пришлось надевать чулки. Сверху – классическое пальто до колен. Я готовилась, как на свидание, испытывая легкий трепет. Я и Раф – мы идем куда-то не просто попить кофе. Он выделяет мне целый вечер, а не какие-то пару часов, чтобы узнать, как движутся дела с обучением.

И вот к шести я была готова. Спустилась на парковку и села в машину на заднее сиденье, к Рафу – сегодня у руля был водитель в классическом костюме. Счастливая и улыбчивая, я встретила в ответ придирчивый разглядывающий взгляд.

– Что? У меня тушь размазалась? – спросила у мужчины.

– Все отлично, – ответил он, отворачиваясь в другую сторону.

– Тогда чем опять недоволен?

– Пока еще не знаю, – и это все, что он мне сказал.

Мое настроение упало до нуля, даже когда подъехали к ресторану – тут угадала. На ужин я наелась морепродуктов и напилась вкусного вина. И все это время мы разговаривали очень мало.

– Как тебе Лариса? – спросил мой хмурый собеседник.

– Нормально. Милая, деликатная женщина.

– Как прошло выступление в школе танцев?

– На ура! Первый раз мне так бурно аплодировали. Жаль, тебя не было.

– Жаль, – согласился он, поднося ко рту стакан с виски и кубиками льда. – У тебя новый аромат?

Я чуть не упала со стула, когда поняла, что он это заметил.

– Да… Тебе нравится?

На что он ответил только одно:

– Тебе подходит.

После ужина я настроилась на то, что мы сейчас поедем по домам. Но нет, Раф удивил, когда наша машина остановилась возле какого-то клуба. Вот так сюрприз! Когда же зашли внутрь, то первое, что бросилось в глаза – это сцена с полуголыми танцующими парнями.

– Что происходит? – спросила я, хватая Рафа за руку. – Только не говори, что это стрип-клуб.

– Ты хотела развлечься? Сегодня ты это получишь. И только сегодня.

Я не поверила своим ушам. Раф то ли издевался, то ли что-то еще. Тем временем он повел меня за собой, пока мы не остановились у столика с полукруглым красным диванчиком в первом ряду, с которого сразу сняли табличку «заказан», а затем сунули нам по меню. Но я даже не могла сосредоточиться на его страницах, отвлекаясь то на танцующих мужчин, то на собственные мысли. Раф словно понял мою растерянность и заказал нам обоим – выпить и какую-то закуску. Благо первый шок быстро прошел, уступив место трепетному волнению и немного злости. Я плохо понимала, что мы здесь делаем. Может это какая-то проверка? Но только пока ничего не происходило. Раф пил свое виски, поглядывая на меня. А я поглядывала на него, когда отвлекалась от происходящего на сцене. А там! Боже, я никогда такого не видела! Такое обилие накаченных мужчин, которые трясут голыми задницами, вызывая женский визг.

– Понравился кто-нибудь? – спросил вдруг Раф.

Вот после такого вопроса у меня не осталось никаких сомнений – он проверяет меня, а заодно и издевается.

– Да, – ответила тогда я с вызовом в голосе. – Вон тот парень в синих плавках. А что? Купишь его мне в подарок?



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.