книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Глава 1. Конец зачетам, студенческая попойка и сбой в перемещении

– Я сплю. Это такой сон. И огромная кровать, и мягкие подушки, и шелковое белье… все мне привиделось. Вот сейчас снова открою глаза и!..

Медитируй, не медитируй, а как Матильда приоткрыла веки, совсем чуточку, малюсенькую щелку сделала, потому что опасалась снова увидеть этот кошмар… так он возьми и повторись!

– Трахт! – ругаться плохо, но так у нее вышло… в сердцах. И девушка еще плотно зажала рот ладошкой. Вдруг, услышит кто?..

Нет, спальня была прекрасна, что уж там кривить душой… вот только не ее. Благодаря свету ночника, что висел на противоположной стене, смогла в этом убедиться. Шикарная обстановка не имела ничего общего с аскетическим убранством академической «кельи» три на три. Даже в щелку между веками и сквозь ресницы оценила и габариты комнаты, и редкое дерево отделки стен, и золотые вензеля вон там…

– Как вензеля?! – завопило просыпающееся, а еще вернее было бы сказать, трезвеющее сознание, а ладонь отлепилась ото рта и хлопнула по подушке. – Зачем вензеля?!

О, да! Не узнать символ императорского дома никто бы не смог. Эта гордая буква «Э» в венке из хитро переплетенных закорючек была вышита еще и на наволочке подушки.

– Мрак! Но как?.. Как это может быть явью? – взревел внутренний голос Матильды.

И она рывком села в постели. Из положения, лежа на боку, получилось и сесть боком. Одной рукой уперлась в шелковую простыню ложа, другую прижала к губам.

– А почему они такие сухие?.. Я что, до этого путешествовала по пустыне?..

Они у нее оказались настолько сухи, что могли бы и потрескаться сейчас, наверное. Вот только мысли о пересохших губах показались вдруг такой мелочью!.. И все потому, что девушка почувствовала, что в постели находилась не одна.

– Горе мне!.. – простонала мысленно и начала медленно поворачиваться к другому краю кровати.

По мере того, как взглядом скользила по окружающему великолепию, продолжала леденеть от предчувствия. А как увидела то, что увидела… Да у нее каждый волосок на теле встал дыбом, а кожа покрылась мурашками, когда рассмотрела, что там лежало. Вернее…кто.

– Мужчина?.. – и даже в тот момент не поняла, что это именно она так сипела, и скрипучий противный шепот принадлежал ей. – Голый?!

Да, увидела широкую мужскую спину, мышечную такую, хоть обнаженный некто и находился в расслабленном состоянии, раз спал. А на его узкие бедра был накинут край их общей простыни, прикрывая… впрочем, хоть чресла и были прикрыты, но шелк покрывала ясно отобразил, что его хозяин имел привычку спать-почивать обнаженным. И это добавляло нервозности. И неприятностей. До кучи. До большой такой горы.

– Ох, я же, непутевая! Но… Он спит? Погодите?! Он спит! Тогда есть надежда… – вот такая мысль забилась в голове.

Матильда подумала про побег. Потом бы разобралась, что и как, а теперь надо было «делать ноги». Это так было принято говорить в их компании. В академической компании, что сложилась у нескольких близких по духу адептов третьекурсников. Так сказать, нашалил и замети за собой следы. Но память про друзей и ночную попойку только-только начала возвращаться к девушке в голову, как ее снова выдуло оттуда напрочь. Потому что вдруг осознала, что и она была… в общем голая, и по ее телу тоже можно было анатомию изучать.

– Что за!..

Прошипеть-прошептать не успела – заткнулась. А все от того, что хозяин постели сначала лишь чуть пошевелился, а потом стал переворачиваться… в ее сторону. Ничего другого не придумала, как быстро откинулась на подушки и натянула на себя по глаза простыню.

– Только бы не проснулся, только бы!.. – взмолилась мысленно.

От страха сомкнула веки. А еще от стыда. Потому что, натягивая на себя покрывало, сдернула его с голого мужика.

– Уй! Что же будет?.. – вот так завибрировало перепуганное сознание.

Но вот она уже с минуту так лежала, а ничего не происходило. Тогда приоткрыла один глаз. Скосила его вправо…

– Красивый профиль, – теперь уже подобная мысль пришла в пустую голову Матильды на радостях, что обладатель точеного носа, высоких скул и довольно волевого подбородка всего лишь перевернулся на спину. – Но как меня угораздило оказаться у него под боком?

Все это нервировало. От такого необъяснимого попадания в чужую постель могла бы и чувств лишиться… более впечатлительная барышня, которая ранее еще никуда не попадала. Но это было не про нее, не про мага-портальщика, который только и делал, что… попадал, в самые разные места и обстоятельства.

– Но это же все сплошь со мной случалось на первом курсе! И лишь иногда на втором! А сейчас-то я на третьем, как-никак. И шла на повышенную стипендию!.. – н-да, невесело было это осознать.

Пока она пыталась справиться с бешеным сердцебиением и усмирить дыхание, от которого ее немалый бюст так и ходил ходуном, решила попытаться еще и этот вопрос обдумать: как докатилась до ошибки в настройке портала? И стала напрягать голову, зачем ей вообще надо было открывать коридор в пространстве?

– Как сейчас помню, мы отмечали окончание зачетной недели. Кстати, теперь понятно, отчего я в таком виде, – скривила губы под простыней, припоминая детали их студенческой попойки. – Что бы тебе, Сигерд поперхнуться теми минеральными водами! – но прошипела угрозу другу только мысленно, вспомнив, что это именно он приволок их в горные термы. И потом, уже после третьего, кажется, рога с крепленым вином, пущенным по кругу, именно Ханк, ее второй друг, показал, что из бассейна можно не только черпать целебную воду, но и купаться в ней. – Подозревала же, что это его так бурда из рога подкосила, что свалился с бортика. Но нет, он разорался, как прекрасно просветлел там головой, вот за ним и полезла Волда.

Волда! Ее лучшая подруга, кузина и тоже маг-портальщик. Матильда как снова видела ту картину. Они вчетвером, то есть три попрыгунчика с отделения пространственных перемещений и один маг-боевик, тот самый Ханк, расшалились и переместились в термальные пещеры славного местечка Горимус, прихватив неслабый запас горячительного и минимум закуски. Почему туда? Да Трахт знал, зачем Сигерду это понадобилось! Он же сказал, что портал за ним, вот и… Н-да, выпили там прилично и вина и минеральной воды, а последнюю посчитали закуской, когда бутерброды и яблоки закончились.

– Я точно помню, как мы с Волдой плавали в одном озерце, а парни в соседнем бассейне и тоже голышом. А потом… мрак, Ханк соврал, что минералка способствует просветлению разума и здорово отрезвляет. Волду совсем развезло в теплой воде, она чуть ни засыпала, и я решила доставить нас с ней в общежитие. Э… Нас или ребят тоже? Сомневаюсь в последнем. Если я в таком виде, то на кой мне… припоминаю, что собиралась прежде одеться…

И именно в этот момент копания во все еще не до конца протрезвевшей голове, Матильда вдруг расслышала…шевеление. Именно! Такой звук получается, если двигать ногами… в общем, если елозить по шелковым простыням. Она не сомневалась в этом, потому что сама недавно похоже вращалась в постели. А там еще в комнате добавилось звуков: кто-то пискнул и неразборчиво пробурчал что-то.

– Это еще кто? – напряглась, так как неизвестный мужчина дышал ровно и совсем не двигался. – Этот же крепко спит, и… голос же был женский… Трахт! Докатилась! Допрыгалась! Ну, если я угодила к тому же в супружескую постель!..

Матильда в тот момент дала бы любую клятву, что больше никогда в рот не возьмет спиртного. Да что там, она и без клятв, отныне не притронется к алкоголю, вон, до чего выпивка ее довела. Но что было делать в данный момент? И вот додумать не успела, как хозяин шикарной постели да с императорскими вензелями на подушках, вдруг пошевелился и повернулся в ее сторону. Да не просто, а чуть ни носом уткнулся ей в волосы. И не только задышал часто, как принюхиваясь, а еще начал рукой водить-ощупывать все ее тело.

Девушка замерла. Подозревала, что окаменела от новой волны страха. И когда мужская рука по-хозяйски обхватила левое полушарие груди, так и дышать совсем перестала. А неизвестный тип на этом не остановился, он взял и закинул на нее ногу. Тяжелую, мускулистую, согнутую в колене. Чуть ни вскрикнула, так как с него в тот момент уже до конца сползла простыня. Совсем. Про такое говорят: гол, как младенец. Только вот этот некто на дитя похож не был.

– Трахт! Он начинает меня желать?.. – ее мысли кипели, вопили, но, наконец, удалось заставить включиться мозг. – Мне надо немедленно отсюда…

И новый шок! Мужик, начал, как девушке привиделось, покрываться чешуей рептилии. На висках точно успела рассмотреть платиновые чешуйки, когда вдруг… из-за его спины поднялась женская всклокоченная голова.

– Мама! – нет, это Матильде не показалось, она действительно закричала.

И кто бы выдержал такое? Она вот не смогла – завопила. Но не увидала свою мать в тот момент, а звала ее на помощь. Как в детстве. А то чучело, что вылезло из-за мужика, заголосило тоже. И вот уже по голосу смогла опознать его.

– Волда? Ты?! Бежим!

И они втроем одновременно оказались на ногах. На той самой широченной кровати. Голый мужчина, под два метра ростом, и две девушки голышки. Блондинка ухватила рыжеволосую. Мужчина дернулся и занес руку, чтобы ухватить первую за плечи, да опоздал: девчонок поглотило радужное сияние.

– Дьявол! – тряхнул он головой, будто сейчас получил болезненную травму. – Как это могло случиться? Сейчас! Здесь! Была она! А я… упустил?! Не верю!.. Охрана!!!

Вот этот звук, зов охраны, эхом звучал в голове Матильды, когда уже оказалась в портале. В ее больной голове звучал. От него там все перевернулось.

– Снова! Трахт!

Бери не бери себя в руки, а настройки снова сбились. Или это произошло из-за Волды? Тоже походило на правду. Потому что Матильда тащила подругу, а подруга…тоже была магом-портальщиком, нетрезвым в тот момент и очень испуганным, а еще у нее сработал инстинкт, и она, не отдавая себе отчета, «поучаствовала» в переходе.

– Ты вмешалась? – строго взглянула блондинка на рыжую, когда они обе уже остановились.

В смысле, выпали из портала и оказались стоящими на ногах посреди небольшой такой площади, выложенной булыжником. Ага! На голых ногах и без какой-либо тряпицы, чтобы прикрыть остальное такое же голое тело, и на городской площади, к тому же оказались. Но магички не выглядели безнадежно растерянными. А если точнее, то они вообще растерянными не казались. Обе повращались на месте, заинтересованно рассматривая округу.

– Вроде бы, там должен быть вход в термы? – махнула рукой рыжая и веснушчатая Волда. – Тебе не кажется, что мы снова в Горимусе?

– Похоже. И это ты на тех пещерах зациклилась? Потому что я строила переход на академию.

– Я… каюсь! По инерции вышло. В портале так сквозило, а у меня…хм, у нас, голые тела. Замерзла я, одним словом. Вот и подумала о месте, где оставила шмотки.

– Скажите! Подумала она! А что это моя была задача?!

– Да ладно тебе, Мотя! Обойдется. Сейчас вещички заберем…

– Обойдется? Да я суха, вычерпала всю магию, – развела руками Матильда. – Растратила резерв!

– И что?

– Как это? Сейчас же ночь. Думаешь, двери в термы будут в такой час открыты?

– Не знаю. Права. Но надо попробовать туда проникнуть. Не через дверь, так я нас перенесу. У меня, кажется, энергия есть.

– Кажется ей! Перенесет! Вопрос, где снова окажемся! – запричитала блондинка и пошлепала голыми ступнями по камням мостовой. – Ой! Камень попался! Больно-то как…

– А куда это мы до этого попали? – последовала за ней подруга, зябко обхватив себя руками за плечи. – Признаюсь, не успела ничего разобрать. Меня вырубило там, – снова махнула рукой на вход в термы. – Последнее, что помнила, был бассейн, и ты сказала, что нам пора в общагу. Казалось, только закрыла глаза, а через минуту их распахнула, но ты как заорала… И что там за мужик был?..

Матильда поежилась. И не только от ночной прохлады. Она прикидывала, насколько успела прийти в себя Волда. В смысле, протрезветь. Если более-менее, то только начни ее посвящать в случившееся, как замучает вопросами. А если не так, чтобы ее сознание значимо просветлело, то уснет скоро и потом ничего вообще не вспомнит. Выходило, как ни крути, а неблагодарный это был труд, докладывать подруге о случившемся. И стыдно к тому же было.

– Так!.. Случайный свидетель нашего неудачного перемещения. А вот почему тот портал таким вышел?..

– Не-а! На меня не смотри. Я тогда точно ни во что не вмешивалась. Я уже, похоже, в тот момент спала.

– Ладно. Оставим разборки полетов. И мы пришли.

– Смотри-ка! Здесь открыто! – толкнула дверь Волда, и та с ужасным скрипом отворилась. – Идем?

– А что еще остается? На дальний портал сил уже не осталось. Да и доверься тебе…

Бурча, они прокрались внутрь, на счастье никого не встретив. А в дальней пещере глазам открылось зрелище. Два их друга, лежали на валунах рядом с бассейном, из которого поднимался пар. Распластались шкодники на животах, будто под лучами солнца в тот момент голышом загорали. Ни дать ни взять, купальщики. И голыми задами теперь отсвечивали под магическими светильниками, которые никто не удосужился погасить.

– Разгильдяи! Энергию же свою теряют зазря! – проворчала Волда, собираясь тот свет потушить.

– Стой! – положила ей на плечо руку Матильда. – Не гаси, нам пригодится, пока станем одеваться. Где наши вещи?

А сама заинтересованно разглядывала спящих парней. Сигерд казался хлипковатым. Среднего роста, чуть выше их с Волдой, но жилист и слабаком, знала, не был. В кроссе на дальние дистанции в академии неизменно показывал лучший результат среди парней. А Ханк, тот выглядел много крупнее. Да на факультет боевой магии других и не брали, там ребята все были рослые и с развитой мускулатурой. Сейчас наблюдала сплошные бугры под смуглой кожей этого черноволосого южанина. Но почему она их рассматривала?

– Я что, сравниваю? – выходило, что так. Из памяти девушки не хотел убираться образ того мужчины. Ее мозг, будто его сфотографировал. И теперь, вот, стояла над двумя другими распростертыми телами и… глазела. Не отрываясь. И еще голову поворачивала в задумчивости то на один бок, то на другой.

– Эй! Ты что замерла? – в нее полетел окрик Волды и собственное скомканное белье. – Чего ты там не видела? Или думаешь, мальчишки допились и окочурились, раз так лежат и не услышали нашего прихода?

– Пф! Еще чего! Таких не убить крепленым вином. Их желудки всяко-разное переваривали. Да и Ханк храпел, когда мы только сюда вошли. Не слышала, что ли?

– Тогда что ты замерла? Кто хотел перенестись в академию?

– А сил хватит? – Матильда уже плясала на одной ноге, натягивая на себя кожаные лосины, а тунику с вышитой на груди эмблемой Магической Академии Горимуса успела надеть раньше.

– Чувствую, что да, – завязала Волда шнурки на высоких походных ботинках, поднялась и притопнула в привычной адептам обуви. – Не бойся! – скривила физиономию подруге, передразнивая. – Я достаточно уже для этого протрезвела. А вот этих, Гавриков, с собой не возьмем. Четверых тащить мне пока не по силам. И им необходимо наказание. Чтобы не спаивали больше подруг, оставим их здесь. Одних. Как и собирались сделать ранее. Да и куда их сейчас перемещать в таком виде?..

– Представляю картинку, как явимся в общагу с двумя голыми мужскими задницами!..

Что за Трахт! Ей снова привиделось совсем другое мужское тело. Прочь! Прочь из памяти того типа. И воспоминания о допущенном промахе тоже дала себе слово быстрее забыть. Ну, вышло и вышло!..

– Вот еще! Пусть храпят здесь. А мы пошли. Давай мне свою руку. Приготовилась?..

Академическое общежитие встретило тишиной. И это понятно, все же было пять часов утра. Девушки стояли посреди коридора на своем этаже. В конце него виднелось окно.

– Светает, – кивнула в ту сторону Матильда.

– Угу! Наше южное солнце скоро начнет шпарить.

– А хорошо, что империя находится в южном полушарии. Где-то сейчас зима, а у нас лето…

– Это ты к чему подумала? – развернулась к ней лицом Волда.

– А к тому! Что в канун празднования Нового Года, живи мы севернее, не побродишь по городским площадям в голом виде. Нам крупно повезло с климатом, подружка!

– И не только с ним! – глубокомысленно выдала, Волда. – Думаю, в голом виде нигде по городам не походишь. Стража схватит. Сбежится на крик оскорбленных нашим видом горожан и арестует. А нам свезло, что была глубокая ночь, и в богами забытом Горимусе обыватели привыкли сидеть по домам в это время. А ты выглядишь такой расстроенной из-за чего? Сердишься, что с первого раза не попала в общагу, а угодила… постой, так куда же мы переместились в первый раз?..

– Я в гневе, Волда, а не просто сердита. Потому что не могла ошибиться даже в пьяном виде, выстраивая портал. Ты понимаешь меня? Вон, посмотри туда. Что видишь?

– Стенная газета. А! Намекаешь, что завоевала звание лучшей «портальщицы» за полугодие?

– Нет! Не намекаю, а так оно и есть. Я много трудилась, ночей, бывало, не спала, а тут…

– Э… мы все же многовато выпили, и пары эти горячие в термах…

– Вывод я сделала, конечно. Что касается пьянства, так с ним отныне покончу. Но меня гложет смутное сомнение. Ты сказала, что в построение портала вмешаться в первый раз никак не могла…

– Клянусь! – тут же выдохнула подруга и еще, для убедительности, осенила себя знаком божественных правителей.

– Верю. Тогда отчего же так вышло? Чует мое сердце, здесь что-то нечисто.

– Да разберешься ты! Я же тебя знаю – бываешь иногда такая дотошная!

– Обязательно разберусь, Волда. Слово даю.

– И хорошо. Тогда отправляемся спать? Завтра…в смысле, сегодня день планировался быть насыщенным на всякие хлопоты. Согласна?

– Спать. Согласна.

И они разошлись по своим комнатам. Две соседние двери были, как раз, их. Волда так и плюхнулась с размаху, не раздеваясь, на неразобранную постель. Только ботинки скинула. И, казалось, еще ее голова не достигла подушки, как уже погрузилась в сон. А вот Матильда вошла, разделась, сполоснулась быстренько под душем, натянула пижаму и только тогда забралась под одеяло. И сон не спешил к ней прийти. Какое-то тревожное чувство никак не хотело оставлять девушку.

– Почему? Почему все случилось так? И этот тип… Он мне кого-то напомнил, или судьба нас уже сводила вместе однажды? Или у страха глаза велики. Конечно! В таком виде попробуй, признай солидного господина!.. Н-да, они по городу голым телом не щеголяют!.. А все больше в костюмах и камзолах ходят. Боги! А вдруг!.. Но нет, это я сама себя пугаю. Что я императорскую семью, что ли не знаю? Всех, наперечет учим еще в начальной школе. Меня вот гувернантка гоняла по этим сведениям, как сейчас помню. А тут!.. И надо же было, угодить во дворец!.. Хоть бы в другое, какое место, но нет, меня занесло в императорские покои. Мрак! Опять же, почему в постель к мужчине? Ведь там же полно других комнат… Н-да, больше не пью. Совсем!

Глава 2. Переполох в императорском дворце

Астор эр Хогон устал. Дракон-прародитель, все побери! Переговоры, на которые прибыл в человеческую империю, протекали напряженно. Он ожидал другого, потому что знал все правящее семейство много лет, а с наследником престола учился когда-то в одной военной академии. Думал пробыть здесь недолго, а задержался. Но оно, в принципе, было понятно! Когда речь заходит о спорных территориях всегда непросто добиться договоренности. И именно поэтому сюда прислали его. Не дипломата, а военного. Хотя Дракон и дипломатию в свое время изучал и даже имел диплом. Повелитель Драконьих островов решил, что ему, Астору, будет проще найти общий язык с переговорщиками. Да и любому стало бы понятно: прибыл во главе делегации военный, значит, драконы настроены решительно. Астора наделили полномочиями, поставили задачу и отправили сюда. И все уже было сказано, предъявлено, доказано, вот только люди не спешили подписывать соглашение. И друг его, Марк Эвиланд, старший сын императора, и на которого возлагал надежды, почему-то начинал действовать на нервы.

А спор между государствами возник из-за прибрежной зоны Вулканического залива. На пограничной полосе по древнему уже договору между людьми и драконами, хозяевами многочисленных островов Лазурного моря, был прописан запрет на освоение тех земель. Ни люди, ни драконы не могли там селиться. Так было на протяжении многих веков. Потому что в той местности совершали посадку перед перелетом с континента на острова и обратно драконы, а люди лишь иногда, совсем редко, бывали там. В основном рыбаки. Например, если их застигала буря, то бросали якорь у тех берегов. Но ситуация изменилась, когда кто-то из людей, занимающийся рыбным промыслом, построил первую лачугу на тех землях. Один начал, другие подхватили, и выросли целые селения. Те помешали перелетам, и начались конфликты. Вот чтобы их разрешить мирным путем, Астор и прибыл в императорский дворец.

– Марк, ты же понимаешь, что мы в своем праве, – так протекала беседа между друзьями, когда они уже поздним вечером отдыхали на открытой террасе дворца, и неспешно попивали выдержанный коньяк. – Договор есть договор, – дракон делал глоток, грел в ладони бокал и смотрел на далекие звезды. – Мы просто не желаем открытых и масштабных столкновений. А смести с земли те поселки нам ничего не стоит. Одним махом. И никто не скажет, что не имели на это права.

– Сделать можете. Легко и быстро, – наследник выглядел еще более расслабленным, чем его друг, и он тоже смаковал коньяк. – Но это война, жертвы… Кому такое надо? Ясно, что люди освободят те земли и без силового воздействия…

– Когда, Марк? Уже семь лет ведем переговоры, а лачуг на побережье становится только больше.

– Но все же не так просто, друг мой. Мы согласны с вашими требованиями, только семьи не выгонишь просто так из домов. И ответственные лица занимаются этим, уверяю тебя. Уже подыскали для тех переселенцев подходящие земли. Провели разъяснительную работу. Убедили людей в переселении. Но это большие материальные затраты, Астор. Землю под новую застройку выкупи, ссуду на строительство дай, перевозку скарба обеспечь. А еще нашлись недовольные. Воду мутят, переезжать не хотят. Но с ними тоже работают…

– Надо было до этого не допускать. Скажешь, не знали, что происходило на том берегу? А теперь, правильно, про масштабы бедствия говорим.

– И действительно! – хмыкнул тут Марк Эвиланд. – Встретились два старых друга, а беседуют сплошь о проблемах. Не дело! И ты посмотри, какая опустилась ночь! В такую только мечтать, ну, еще можно о любимой женщине грезить.

– Смеешься? – прищурился на него Астор. – Тему меняешь?

– Есть немного, – заулыбался наследник престола. – Просто отец подобрал мне невесту. Скажешь, не в курсе? Не поверю! Ты же племянник Повелителя драконов, а ваша разведка всегда была на высоте…

– Я редко бываю при дворе, Марк. Ты знаешь. Я же военный, а не…

– Да, да! Не любишь толкотни около трона. Так вот, отец говорит, она замечательная девушка, из хорошей семьи…

– И какие тогда разговоры о любимых женщинах? Так понимаю, назревает договорный брак.

– А вдруг я ее полюблю? Бывает же такое…

– Бывает. Например, брак нашего Повелителя. Ему жену навязали, а они оказались счастливы в обществе друг друга.

– И родили пятерых детей! – вот теперь уже Марк и засмеялся.

– Откуда такое веселье? Дети – это важно. Вот сам женишься, тогда до тебя дойдет. К тому же, ты наследник, и тебе в любом случае понадобится продлить род.

– Нет, нет! Согласен. Наследник, род… все так. Но разве у драконов дети не рождаются только от истинной пары? А?!

– Хм! Если бы дело обстояло так, то драконы давно бы уже вымерли. И странно слышать такой бред именно от тебя, Марк. Не ожидал. Знаешь же, что прекрасно научились обходиться без парности.

– Все так. Как, кстати, поживает красивейшая из женщин, Айлин? Да-да, знаю про твою новую любовницу. Она же драконица?

– Разумеется! А что, разведка этого не доложила?

– Было. Я поэтому и спросил. Заметил, что не заводишь отношений с женщинами других рас. Со своими тебе проще, да? Если решишь жениться, то хоть на детей сможешь рассчитывать? А с нашими, например, никак? Не хмурься, друг. Понимаю, что лезу не в свое дело, но интересно же. И да, наши слишком своевольны. Было дело, выпустили мы их из кулака…

– Ты захмелел, что ли? Или к градусам коньяка добавился градус любовного напряжения? Рассказывай, давай, старому другу, что там творится у тебя на сердце и в голове.

– Все как всегда. Даже не сомневайся. Я всегда был влюбчив, ты знаешь. А девчонка, что мне сватают, говорят, прехорошенькая.

– Говорят? Ты ее ни разу не видел? Серьезно? Даже портрета?

– Пока нет. Только собираюсь. Меня недавно пригласили посетить то семейство. Поеду в канун Нового года. Если она меня впечатлит, то тогда же и обручимся. Пока тайно. Но ты же понимаешь!.. Надо все подготовить…

– О, да. Вы иначе не можете. Надеюсь, на годы это не растянется? Как с нашим договором…

– Брось! Это другое. Там уже все решено, потому что отец девушки двумя руками за свадьбу, а невеста, как узнает, кто ее в жены готов взять, так от счастья в обморок упадет. Нужно только мое желание. Понял, да?!..

– Так и в вопросе с теми землями вроде бы тоже…

– Тебя заклинило? Хватит о государственных делах вспоминать. Мне больше приятна сейчас тема о деторождении. Так что там у вас, на островах, с этим полный порядок? А ты не думаешь сам жениться?

– Нет, куда тебя несет? И к тому же, моему ли другу не знать, о наших обычаях? Мне еще гулять и гулять, в мои-то двести лет. Вот стукнет пятьсот…

– Да, я хорошо знаю тебя и твое семейство… даже бывал на Драконьих островах…

– Вот именно. Благодаря мне, заметь!

– Точно. Ты тому поспособствовал. Иначе к вам и не попасть. Даже правительственным делегациям. Все переговоры ведете на чужой территории. А вот отчего так? Почему из своей жизни, обычаев и уклада, делаете тайну? Чтобы мы потом верили вашим легендам? Мучились догадками, сомнениями…

– ПФ! Скажешь тоже! И от вас убережешься, как же!..

– Ах, да! Помню, помню!.. – принц шутливо погрозил дракону пальцем. – Когда я был в твоем государстве…

– Не глупи! Уже понял, что сейчас начнешь вспоминать. И я не желаю этого слышать. Тебе ясно?

– Еще бы тебе желать такого! Это же был прорыв. Бомба! Вызов тебе, как главному по обороне островов. Ха! Ты там весь из себя такой ответственный, серьезный и важный, а тебе, средь бела дня, в объятия падает…кем она, кстати, оказалась, выяснил? Лазутчица? Соблазнительница с дальним прицелом на развал всего магического барьера? Или ее задачей было просто вскружить тебе голову? А может, и сердце разбить?! О! Это было то еще зрелище!..

– Заткнулся бы ты!.. – от расслабленности дракона теперь уже мало, что осталось. Он в кресле выпрямился и коньяк, остававшийся в бокале, опрокинул в себя одним махом. – Какая-то дуреха и недоучка чуть себя не угробила, а ты потом хохотал как сумасшедший двое суток.

– Так смешно же было! Не мог успокоиться – все вспоминал твое лицо. Ты на себя не был похож. Вот почти так же сидели на открытой веранде ресторана в драконьей столице…мы опять же выпивали, но тогда это происходило чуть позже полудня…

– Умолкни! – наставил дракон на друга предупреждающе указательный палец.

– А то, что? Покусаешь?

– Да ты пьян!..

– Я радуюсь жизни. И не такой сухарь, как ты. Как тебя терпит Айлин? А тогда?.. К тебе в руки упала такая молоденькая куколка…вся из себя обворожительная…

– Взъерошенная, с вытаращенными глазами, перепачканная какой-то болотной грязью…

– Вот уж нет! – покачал Марк головой в несогласии. – Она была очаровательна. Из всего, что ты сказал, могу согласиться лишь с тем, что очень юна. Н-да! Куда двухсотлетнему мужику оценить человеческую двадцатилетнюю красавицу! А вот твой дракон на нее среагировал, да-да. И не отнекивайся! Я сам видел, что у тебя по вискам побежала чешуя. Было-было! И вот что это значило? Говоришь, легенда об истинной парности драконов все выдумки? Ну, ну!

– Да она мне по колену ботинком заехала! Вот дракон и… посмотрел бы я на некоторых! Если бы на тебя свалилось шестьдесят килограмм с неба?! Ты бы нежно прижал ее к груди?

– Неправда, девчонка совсем худышка. От силы, килограмм сорок весила.

– Тебя бы этим грузом огреть!

– Но ты же ее обнял? С этим не станешь спорить?

– А что оставалось делать? Она готова была пуститься в панику. Мы же сидели в общественном месте. Посетители ресторана и так все напряглись.

– Но она не завизжала, не начала брыкаться, когда ты так бесцеремонно… в общем, приобнял ее под грудью и привлек к себе, скажем так. Редким самообладанием обладала красавица. И как быстро она испарилась из твоей хватки! Талантливая малышка! Так ты не смог выяснить, кто такая? Нет, говоришь? Это на тебя совсем не похоже. Ну да, ладно. Исчезла и исчезла…

– Вот зачем ты мне сейчас напомнил ту историю, Марк? Все настроение испортил.

– А ты хотел ее забыть? – хитро прищурился на него друг.

– Я не стал ее искать, потому что так решил. А не потому, что…

– Понял, понял. Ты сам не захотел поднимать шум. И был так великодушен, что не стал портить жизнь малышке. Нет, точно не стал?..

– Сколько еще повторять? Я принял меры по укреплению защитного контура и на этом успокоился.

– И не хотел бы встретить девчонку еще раз? Нисколько?

– Да что ты ко мне прицепился? Поговорить больше не о чем? Давай про договор вспомним, раз так.

– Ну, ты и вредный!

– Когда, Марк? Когда я смогу улететь к себе на острова? Честное слово, складывается впечатление, что процесс переговоров стопорится умышленно.

– Да зачем нам это?! Хотя… давай заключим личное соглашение, а? Ты выполнишь мое условие, а я пойду к отцу и внушительно так замолвлю слово за немедленное подписание договора. Идет?

– Все играешься? В академии ты тоже был горазд на шутки и розыгрыши. И иногда заигрывался. Помнишь, как получал от меня за шкоды? И снова, туда же? И что это за условие может быть?

– Все же заинтересовался. Я так и знал. А условие просто. Мой народ очень мало знает о твоем народе. Мне кажется, это можно немного, но подправить. Нет, серьезно, нашего конфликта на побережье Вулканического залива могло бы и не быть, если бы люди понимали, что те земли необходимы драконам в силу их некоторых особенностей. Вы же летуны. Но силы ваши не безграничны. Во время длинного перелета должны делать остановки. Вот и…

– Я что, буду летать и разъяснять такие вещи? Не глупи.

– Ты не так меня понял. Хотел просить тебя прочитать несколько лекций в наших академиях.

– Шутишь? Их десятки этих учебных заведений.

– Можешь выбрать несколько из всех. И как будешь этим заниматься, решай сам. Где-то можешь прочитать одну только лекцию, в другой академии – несколько. Как захочешь.

– А тема? Обычаи драконов? И ты немедленно идешь к отцу?

– Друг! Сейчас ночь! А утром…

– Согласен. Утром дашь список академий. Но больше, чем на десять лекций, не рассчитывай.

– Договорились!

– Тогда идем спать. До завтра.

– И тебе спать спокойно, друг.

Вот только пожелание Марка не сбылось. Ночь у дракона выдалась до странности шебутная. Он был рад немедленно лечь в постель. Но, как зашел в отведенные покои, так туда же проскользнула миленькая служаночка. Она принялась что-то там творить с постельным бельем. Нет, мужчина, его-то возраста и опыта, понял, что к чему. Но в связях был разборчив. А уж служанки!.. В общем, ими вообще никогда не интересовался. Поэтому выставил девицу вон быстро. И только лег, как в дверь заскреблись.

Сначала подумал, что ему только показался легкий перестук пальчиков по дверному полотну. Кокетливый такой перестук. Будто любовники договорились ранее встретиться, и вот оно. Но, почему скреблись в его дверь? Он ни одной барышне повода заглянуть к нему ночью не давал. И вот сон его, еще только зарождающийся, был потревожен. Астор улегся на спину, заложив руки за голову, и стал гадать. Кто осмелился? Графиня или маркиза? Обе строили глазки с момента его прибытия. Кто-то из них трогал его сегодня за ужином ножкой под столом. Кстати, результата в себе от такой примитивной ласки не подметил, хоть обе женщины считались при местном дворе теми еще сердцеедками. Но его инстинкты спали. И теперь задумался о красотках постольку и поскольку.

Дракон лежал и на стук не реагировал. Но зря надеялся, что его оставили бы в покое. Вот дверь приоткрылась, и в полутемную комнату проскользнуло полуобнаженное создание, прикрытое лишь почти прозрачным шелком. Это воздушное облако заскользило по гостиной, направляясь в спальню, прямиком к его ложу. Женщина еще и полпути не прошла, а Астор уже определил в ней графиню. Сначала по запаху. Очень-очень резкому для его чувствительного обоняния. И неприятному. Но если за столом и в общих гостиных с этим фактом приходилось мириться, то в свои апартаменты допускать неприятно пахнувшую особу не собирался. Еще не хватало, чтобы постель тем запахом пропиталась…

– Стоять! – сказать получилось спокойно и с этакой ленцой в голосе, но женщина все равно вздрогнула. – Я вас не звал, сударыня. А спокойной ночи мне уже, кто надо, пожелал. Покиньте комнаты, дорогая.

Графиня, было дело, не захотела прислушаться к голосу Дракона и своего разума. Она лишь передернула плечами и продолжила движение к намеченной ранее цели. Пришлось Астору обратиться к другому ее чувству, к страху. Он знал, как большинство человеческих женщин реагировало на явление его дракона. Вот и показал настырной даме частичную трансформацию. Совсем малую ее часть. Лишь когтистую мощную лапу, покрытую жесткой платиновой чешуей, протянул по направлению к ней. Далее графиня с визгом неслась к выходу.

– Вот и все, – удовлетворенно проговорил, взбил подушку и улегся.

Все же он очень устал за последнее время. Потому что вести переговоры, это было не совсем его дело. Вот и испытывал перенапряжение, только должен был это скрывать. Но ничего, скоро все должно было закончиться. Марк обещал…

– Эрл Астор! – вернул его из нахлынувшего сна мелодичный женский голосок.

Пожалуй, в маркизе ему нравились две вещи. Этот вот ее голос и пышная, очень пышная, грудь. Но запах! Как только ее личный аромат с примесью каких-то новомодных духов через ноздри достиг сознания, так начавшее зарождаться мужское желание вмиг угасло. А вот рык… драконий рык прогремел оглушительно. И он смел визитершу в одну секунду. Астор мог бы потом рассмеяться, представляя, как пышногрудая красотка неслась в выходу, сотрясая своими… прелестями, но не получалось. Раздражение взяло верх. Местные боги побрали бы этих человеческих женщин, так бесил дракона их запах.

– Какого дьявола! Люди действительно ничего про нашу природу не знают! – подушку на этот раз взбивал уже с ожесточением. – У нас же звериное чутье! А они… да еще и придумали духи!.. А этот дворец, точно проходной двор! Завтра все выскажу Марку, – наивный, он думал дальше все же заснуть и проспать до утра. Хотя…понятие утра относительное. Начало пятого это утро? Скорее всего, да.

Дракон спал. На этот раз крепко. И ему снилась девица, свалившаяся в руки из ниоткуда. Та самая, воспоминания о которой освежил Марк. Вот ее запах, редкий случай, его зверю понравился. И он до сих пор его помнил. Чарующий аромат. Что-то напоминающее заполненную солнцем и яркими красками морскую лагуну. Рождал ощущение свободы и огромных возможностей. И возбуждал. Сильно. Но не только. Как ни странно, еще пробуждал в мужчине нежность. Да, близость с этой партнершей очень желалась, но хотелось любить ее неспешно и с интимными ласками.

От запаха у Астора, даже у спящего, начала приятно кружиться голова. А потом еще пригрезившаяся постельная сцена стала казаться настолько реальной!.. Даже звуки… нет, он отчетливо слышал сквозь сон, как ее длинные голые ножки, на этот раз, слава прародителю драконов, не обутые в ужасные походные ботинки, заскребли по шелку простыней. Чарующий звук. С таким женщина извивается под мужчиной. МММ! Почему бы не получить удовольствие хоть бы и во сне? А раз так, то эта малышка будет долго бить пяточками и по простыням и по…

Получилось, что Астор отвлекся от мысли о их совместных телодвижениях, так как отчетливо ощутил в своей ладони женскую грудь. Не такую увесистую, как у маркизы, но… да что он сравнивал? У этой малышки много лучше была грудка, и как раз нужный размер – по его ладони. Прощупал чуть ниже и удовлетворенно расслабился: на воображаемой девушке на этот раз не было перепачканной одежды, которую студенты-маги надевают на практические занятия. И вообще, сегодня был его день, вернее ночь, потому что рука ощущала лишь голое тело, прикрытое легкой шелковой простыней. Надо же, как реалистичен сон! Наверное, навеян был теми тремя навязчивыми женщинами, что так и ломились в его постель. Хоть какой-то от них получился прок!

Но вот зря он подумал про тех навязчивых дам. Из-за этого что-то не так пошло в сновидении. Его пахнущая солнцем, морем и свободой любовница отчего-то сильно напряглась. И…а это еще что?! Какое-то шевеление ощутил за спиной. Это как понимать? В кровати был еще кто-то? Астор на здоровье и мужской пыл никогда не жаловался, в нем не было недостатка, но предпочитал находиться в постели с одной партнершей. И полностью дарить ей себя, пусть хоть и на одну только ночь. Разумеется, и брал с нее тоже по полной, но чтобы устраивать групповые оргии… Вот от этого несоответствия действия, пусть и воображаемого, его привычкам и предпочтениям, дракон и открыл глаза.

– Мама!!! – оглушительный женский крик, да в самое ухо, как контузию сотворил с драконом, обладающим сверхчувствительным слухом. – Волда? Ты?! Бежим!

Он вскочил на ноги прямо в кровати. И по привычке встал в боевую стойку. Заметил рядом двух встрепанных голых девиц. Прыткие оказались, тоже в один миг вскочили и уставились на него ошалевшими глазами.

– Дьявол! – взревел Астор вместе со зверем внутри него и тряхнул головой от боли в ней.

От его голоса девчонки взвизгнули, взялись за руки и… растворились в радужном сиянии. Мужчина лишь протаранил воздух руками в попытке ухватить за плечи девушку, оглушительно пахнущую солнцем, морем и свободой. Напрасный труд! Она снова исчезла. Его наваждение, вызов ему, да что там…заноза в заднице! Ведь да, она часто снилась ему с той встречи, и хотел бы ее забыть, да не получалось.

– Как это могло произойти? Сейчас! Здесь! Была она! Снова. А я… упустил?! Не верю!.. Охрана!!!

Уже через минуту в покои ввалились стражники. И Астор начал сердиться еще больше. Глупо! Очень глупо теперь было искать девчонку во дворце. Ясно же, что пришла и ушла порталом. Об этом и его чутье сказало и магический кристалл, вынутый из кармана камзола. И тот еще поведал, что магичка исчерпала резерв.

– Она где-то здесь. В империи. Это в любом случае. А судя по возрасту и прочему!.. – ему припомнилась одежда попрыгуньи в первую их встречу, два года назад. – Она должна учиться. В магической академии. Надо вспомнить, что за эмблема была у нее на форменной блузе. Мрак! Там все так было перемазано тогда болотной жижей!.. Но мой зверь все равно учуял ее запах. Аромат! Ну, кузнечик, погоди! Я принимаю вызов. Разыщу, чего бы мне это не стоило. Неповадно будет играть со мной! Даю слово!

– Что за переполох? – в апартаменты вошел Марк. – Что за ночь? Только и слышу твой рев. Однако ты бурно проводишь время, друг мой. Или… ты одет, Астор? Скажешь, еще и не ложился? А что за звуки я постоянно слышал, раз моя спальня за стеной?

– Марк! Дай мне немедленно список магических академий вашей империи.

– Мы же договорились: утром!..

– Для меня оно уже наступило. И да, приложи к нему описание их местонахождения, имеющихся факультетов, расписание зачетной недели и экзаменов, а еще хочу иметь представление о форменной одежде адептов.

– О! Как серьезно ты настроен, друг. Договорились, все тебе будет. К обеду, ладно?

– Немедленно! Распорядись, пожалуйста, немедленно, друг мой.

Астор гасил в себе разбуженное пламя. Надеялся, со стороны выглядел спокойным. Ну да, проговорить просьбу получилось не совсем просительно: сквозь зубы и с шипением. Но это ничего. Наследник со сна не поймет ничего. Насколько уязвлена его гордость и разбужено вожделение. Дракон поклялся себе найти девчонку. И наказать. Как? Про это пока не думал. Вот остынет немного, тогда…

Глава 3. Академия скромного городка Горимуса

Документы принесли через полтора часа. Это время показалось дракону невыносимо долгим. И сначала он его отмерял широкими шагами в своих апартаментах. Но много ли находишь по двум комнатам и спальне, хоть они и такие просторные? Вот и он устал от мелькания перед глазами предметов мебели из дорогого дерева, искр от хрусталя, украшавшего светильники, и этих бесконечных вензелей императорской фамилии, стоявших здесь повсеместно. А еще в голову лезли мысли о той девице. И странное дело, в постели ведь обнаружил двоих голышек, а вторая вот нисколько не запомнилась, как и не было ее вовсе.

– С ума сойти, как она меня завела! Сопливая же девчонка! Хотя… местами очень даже… пойти, душ принять, что ли? Холодный!

Решено – сделано. Астор выходил из ванной комнаты в накинутом на плечи халате, перехваченном на талии поясом, завязанным на свободный узел. Он зачесывал пятерней ото лба влажные волосы, постриженные довольно коротко, так, как принято было у военных. Именно в этот момент в дверь постучали. Вперед вошел Марк, за ним пухлый коротышка внес на вытянутых руках стопку цветных папок.

– Это наш министр образования. Будьте знакомы. Сведения о тридцати высших учебных заведениях и десяти элитных школах для детей знати, которые приравнены к академиям, ты видишь на этом столе. Да, господин министр, можете быть свободны. Благодарю за оперативность. И прошу прощения, что побеспокоил в столь ранний час, но дело оказалось срочным и не терпело проволочек. Так, эрл Астор эр Хогон?

Коротышка важно раскланялся и вышел, а наследник императора принялся сверлить взглядом дракона, спешно опустившегося в кресло рядом с тем столом и взявшего в руки верхнюю папку.

– Ты знаешь, что сегодня ночью из-за тебя были подняты по тревоге десять человек?

– Мне начхать. А вот ты, наверное, не выспался из-за меня, Марк? Так что шел бы… отдыхать!..

–Мешаю? – вдруг весь переменился в лице его друг. С него слетела сонливость, в глазах зажегся интерес, брови изогнулись вопросительными дугами. – Ничего не хочешь мне объяснить? То совершенно не собирался заниматься просветительской деятельностью, а то… это же не из-за проснувшегося вдруг желания сделать два наших народа более сплоченными?.. – теперь на его губах еще и улыбка расцвела. – Колись, Астор! Что произошло за те несколько часов, что я проваландался со своей любовницей вот за этой стеной? Ну же?! Что упрямишься? Нет, это даже невежливо, так утыкаться носом в листы с перечнем государственных академий, когда перед тобой стоит сам наследный принц и желает беседовать.

Сказал так и в ту же секунду приземлился в кресло напротив всего такого занятого дракона.

– И еще раз повторю, шел бы ты!.. – не отрываясь от текста перелистнул страницу Астор. – И бесполезно прожигать взглядом. Ты против меня обыкновенный… человек. Это только драконам по силам извергать пламя, друг мой.

– Но интересно же! Я своими ушами слышал, как твой дракон вот здесь вот рычал, – обвел Марк рукой и взглядом гостиную. – Это из-за женщины, да? Ну, признайся же! Кто она? Кто та бесовка, что довела тебя до зверского состояния? Маркиза? Что? Нет? А кто тогда? Неужели графиня? А что это ты на меня так глазами сверкнул? Нет, я понимаю, что честь дамы, и прочее… Но намекни хоть!

– И сам готов сказать, с кем забавлялся за стеной? – хмыкнул дракон, отвлекаясь на миг от последней бумаги из верхней папки, переходя к следующей.

– Нет, конечно, но…

– Вот и я! Ничего тебе не скажу.

– Хм! Но не отрицаешь, что «было»?

– Иди к дьяволу.

– А сам говорил, что наши женщины тебя ничуть не прельщают, лжец! Я слышал, как они тебе… неприятны! Так ревел, так… даже завидно стало. А это у вас, драконов, всегда так?..

– Что? – не понял вопроса Астор, погрузившийся в изучение следующих документов.

– Не дошло? Спрашивал, в постели ты больше зверь или…

– Совсем сдурел?! – возмутился тут дракон, и даже очередной документ выпустил из рук. – Сам-то понял, что спрашиваешь?

– Извини, извини, погорячился! – а сам так и ерзал в кресле, а еще глаза его так и посверкивали. – Но все же… в порядке, так сказать, будущей просветительской деятельности, можешь сказать, кто из вас двоих определяет, с кем станешь спать, а с кем… понял, понял, замолкаю…

– Вот! – вдруг хлопнул Астор рукой по третьей папке. – Очень похоже. Такую эмблему я видел.

– Нашел, что искал? – приподнялся из кресла Марк, но рассмотреть ничего интересного не смог.

– Похоже, что так. Эмблема выглядит той же, как…

– Погоди!! Так ты ту девчонку ищешь?! Как я сразу не догадался, когда ты так резко вскинулся и потребовал сведения про академии. Но почему сейчас?.. Или может?.. Неужели?! Я тебе напомнил тот случай, а ты… А вот все же задела она тебя и твоего зверя за живое, задела точно!

– Угомонись. Лучше скажи, где находится город Горимус?

– Что? А, захолустье! Погоди? Ты туда собрался, в горный край? Глухую провинцию? Да быть такого не может. Когда предложил тебе прочитать несколько лекций, то совсем иное имел в виду. Думал, это будет в столице. Ты на время задержишься здесь, и мы неплохо развлечемся перед празднованием Нового Года.

– И это говорит без пяти минут женатый мужчина? – прищурился на него дракон. – Но от темы не отклоняйся. Далеко отсюда этот Горимус?

– Если ехать наземным транспортом, то часов пять дорога займет. А если крыльями махать, то это, наверное, пару часов придется.

– А порталом, то за один миг… – в задумчивости пробубнил Астор.

– Как ты сказал? Порталом? Погоди! Уж ни открывался ли сюда пространственный проход?.. Что, друг мой, неужели эта девица снова объявилась? Снова упала ниоткуда? Прямо на тебя? Ничего тебе не отшибла?! О, как глаза твои загорелись! Пожар мне тут не устрой! Угадал, что ли? Она? Обманываешь!!.. Не может такого быть, потому что это дворец. А резиденция императора что? Правильно, строжайше охраняется.

– Хм! Я тоже так думал. Но у вас здесь проходной двор, а не дворец. Дьявол побери, но ко мне за ночь в спальню вломились четыре бабы…

– Как так? – слегка нахмурился Марк и принялся загибать пальцы. – Маркиза, наверное. И это раз. Графиня не могла от тебя глаз за ужином оторвать, и она, должно быть, два. Смею предположить, хоть и очень сомневаюсь в такой возможности, что твоя чумазая студенточка откуда-то снова вывалилась. Слушай, чего это она вечно на тебя падает?..

– В этот раз она не была чумазой. А очень даже… умытая вся такая…

– Что ты говоришь! Чистенькая красотка свалилась прямо на дракона, ха! Но это же… это же черте что! Это происшествие. Государственной важности! Какой, говоришь, город тебя заинтересовал? Горимус? Может, и мне туда поехать?

– Еще чего! – глаза дракона вспыхнули таким недобрым огнем, что принц невольно от него отшатнулся. – Я сам теперь взялся с ней разобраться. Слышишь? И не лезь. Это моя заноза, моя головная боль и скорая добыча. Ух, отведу душу. Охота! Я это дело люблю! Найду нахалку, разложу непутевую вот на этом колене и… получит от меня за такое неслыханное оскорбление по своей голой…

– Что ты говоришь?! Вот так значит. В этот раз ты ее лучше рассмотрел…

– Если бы! И пары секунд не прошло, как она снова испарилась.

– Какая жалость! В смысле?.. Ушла в портал? Черте что! И это дворец! Никакой безопасности…

– Вот и я о том же.

– Но погоди. Твоя привязчивая попрыгунья получилась… три. А четвертая… кто? – подергал принц следующим пальцем за тремя загнутыми и сам же на него посмотрел с интересом.

– А дьявол ее знает! Помню, что была лохматой, рыжей, и от нее несло дешевым кислым вином. Ужасно дешевым и кислым!

– Что ты говоришь?! Пьяная, значит, явилась и страшная… Ну, это уже совсем ни в какие… – и Марк как-то опасливо покосился на потолок покоев. – И правда, проходной двор! Говоришь, найдешь и накажешь? И рыжую? Или ты только на красоток охотишься? – видно, пришел в себя, раз снова хитро щурился на Астора. – А может, мне все же…

– Не лезь, сказал. Я сам! Только распорядись, чтобы мне все необходимые бумаги подготовили, да побыстрее.

– Ладно. Да мне и некогда. Надо готовиться к поездке в благородное семейство. К возможной невесте. А это совсем в другой стороне. Так что полагаюсь на тебя, мой друг. Накажи там, как следует, эту нахалку. Э… этих нахалок!

На том принц с драконом распрощался и ушел из его апартаментов.

– Непременно! – проговорил Астор, когда дверь за Марком уже закрылась. – И откладывать поездку не стану. Сейчас же и соберусь. Два часа лету, сказал? Так я за полтора управлюсь. Детка еще в постели будет сны видеть, а я уже долечу. Ну, а найти ее в общежитии не составит труда. Или это совсем просто? Н-да, не интересно. А поиграю-ка я с ней. Как кот с мышкой. У меня же будет допуск во все корпуса…

И тем ранним утром жители столицы, кто имел жилье в северной ее стороне, или встали с первыми лучами солнца и теперь открывали лавочки в той части города, наблюдали темную гигантскую тень, скользящую по мостовым и стенам домов. А если поднимали головы к небу, то могли увидеть самого дракона, летящего в сторону горного края империи. Бесшумно и угрожающе двигался гигант по воздуху. От вида острых гребней вдоль всего позвоночника, роговых короноподобных пластин на голове и впечатляющего размаха крыльев многие ежились и вжимали головы в плечи, а потом выдыхали с облегчением и радовались, что монстр пролетел мимо.

Астор же наслаждался полетом. Скользил по небу без напрягов. Зачем, если знал свою силу и возможности. Что для него несколько сотен километров лета? Прогулка, приятная, если еще вспомнить, что ожидало в конце. Он же предвидел развлечение. Небывалое. Никогда еще не охотился на женщину. Кого только ни преследовал, неизменно настигал, а тут… заранее предвкушал растерянность и даже страх на милом личике, как только встретились бы. Да, все же признавал, что та чокнутая девчонка имела очень даже соблазнительную внешность. Но что с того?! На жалость и милость от него пусть не рассчитывала бы. Потому что была виновата. Перед ним, Астором эр Хогоном, генералом войска драконов, племянником Повелителя Драконьих островов. Он не знал поражений ни в одном из своих сражений. И неважно, с кем и за что боролся. На его счету были одни победы. Над врагами, над разного типа соперниками, и что уж там скрывать, над женским полом тоже. Последние, правда, предпочитали сдаваться без боя. И если уж на то пошло, то сами чаще вели охоту на него. А Астор им делать это или позволял, или нет. В общем, всегда и все зависело от него самого. Дракон к этому привык.

Оттого и рассвирепел, было дело, когда на него грохнулась в родной столице та недоучка. Какая-то ненормальная нарушила защитный полог! Кстати, именно он, эр Хогон, за него отвечал. Разве же это не было вызовом его профессионализму? Был. Но Астор нашел в себе силы тогда не закипеть, не броситься в погоню, а немедленно перейти к действенным мерам по упрочению защитного магического барьера над драконьим государством. Все сделал в лучшем виде, и теперь никто чужой через него не способен проникнуть на острова. А девчонке мысленно присвоил клеймо досадного недоразумения и постарался о ней забыть. Вот еще, силы на мелюзгу тратить!

Но не тут то было! Эти ее явления ему во сне… хоть к целителям обращайся! Только дракон выбрал иное. Он завел себе новую любовницу, горячую и опытную, которая заполнила с тех пор большинство его ночей страстью и приятной усталостью от… мужских забав. А тут, нате вам, неделю провел без Айлин, и, пожалуйста, бабах: получите «подарочек»! И ведь самое неприятное, что руки так к нему и потянулись. А где воля? Где знаменитый твердый характер рода Хогон?

– Нет! Наказать возмутительницу спокойствия, однозначно! А вот как?

Вопрос показался интересным. И надолго занял драконью голову. В ней замелькали всевозможные картинки. Вот, например, как звонко шлепал по упругой заднице. Дьявол, снова! Заклинило его на этой ее части тела, что ли? Грудь же девицы впечатлила тоже, что же тогда переклинило на шлепанье? И как-то оно потом все в мыслях стало выглядеть так возбуждающе!..

– Нет! Эта «отрава» проникла мне в кровь. Куда несет воображение? А может, Марк был прав, когда за бокалом коньяку выдвинул предположение, что девица не просто так тогда на меня грохнулась? Шпионка? Диверсантка? Пыталась очаровать и затуманить мозги? И дьявол, в голову внедрилась точно. Но минуту!.. Она же подданная его государства… не заигрался ли мой друг? Не похоже! А! В любом случае я до нее теперь доберусь. И все выясню. И никто… абсолютно никто не посмеет помешать мне ее вывести на чистую воду и наказать.

Но тут на ум пришло сведение, что учебное заведение в Горимусе открывалось когда-то исключительно для отпрысков знатных семейств империи. От этого дракон даже сбавил на минуту скорость полета.

– И что? Это не может меня остановить. Просто… действовать надо осмотрительнее… расчетливее и тоньше. Иначе… не хватало еще из-за какой-то соплячки сорвать возложенную на меня миссию. Недопустимо! Тем более теперь, когда договор, считай, подписан, и снос стихийных заселений начнется со дня на день.

И вот уже мысли потекли в другом направлении. От физического воздействия по мягкому месту, вполне возможно, что маркизы или графини, приходилось отказаться. А жаль!

– Хотя!.. При благоприятной обстановке и стечении обстоятельств… хм! И мой дракон совсем бы не был против, если затянуть нахалку снова в постель, а там…

Астор заставил себя охолодить голову. На лету, когда тебя овевают встречные воздушные потоки, это было сделать легче, чем в замкнутом пространстве дворцовых апартаментов. Разгоряченный лоб вмиг остыл, в глазах потухло пламя вожделения, как только потряс головой и подставил ее сильному воздушному потоку с севера.

– А если допустить, что девчонка шпионка? Но, как такое может быть? У них же, у вельмож, как, впрочем, и у нас, знатных драконов, все чада женского пола чуть ни с колыбели сосватаны за кого-либо.

Эта мысль, что прохиндейка легко может оказаться чьей-то сговоренной невестой, неприятно покарябала что-то там внутри. Должно быть, нервы. Все же признал, что эти затянувшиеся переговоры самый мизер, но нанесли ему урон. А тут еще такая дьявольщина произошла ночью.

– Вот я бы допустил, чтобы моя невеста служила да еще в подобном ведомстве? Подумать даже о таком странно. Да ни за что! Впрочем, моя даже в академии не учится, сидит себе в родительском гнезде и… а что она там, кстати, делает? Надо будет по возвращении слетать и узнать. Но речь не о том! По всему, нет у этой блондинистой штучки суженого. Раз всякие там науки в академии изучает, порталы бездарность такая силится открывать, а из-за этого влипает в ситуации. Или он совсем не мужик, если допускает, чтобы его нареченная в голом виде в чужие постели падала. Но это я исправлю. В смысле, отучу эту злосчастную попрыгунью… что они там эти портальщики делают, ага, векторы перемещения в пространстве отучу строить. Раз и навсегда! Она у меня вообще горько пожалеет, что когда-то надумала учиться и овладеть премудростью мага-перемещенца. Раз и навсегда! Я ей такую жизнь устрою!..

Итак, план в драконьей голове созрел. Осталось долететь до Горимуса, предстать перед академической главой и навязать ему свои условия проведения лекций. В последнем нисколько не сомневался, что все получится, как ему надо было. Ну, а долететь, так вон уже горы виднелись совсем рядом. Городок же, в котором из достопримечательностей была всего лишь магическая академия с прилегающей студенческой деревней, пожарная каланча с ратушей какого-то дремучего века, да термы естественного происхождения, если верить карте, должен был располагаться в предгорье. Так и было. Располагался. И совсем маленький. Облететь его кругом заняло минут двадцать. Дракон приземлился на восточной окраине, принял человеческий облик и взглянул на наручный часовой механизм.

– Рановато для визита к высокому начальству высшего учебного заведения. Пройдусь-ка пока по городу.

А вот уже во время прогулки по опрятным симпатичным с любовью убранным цветами улочкам Астору пришла мысль купить себе кое-что из вещей. Он же к тому времени решил первоначальный план «охоты» доработать. Куда было спешить? С неделю, но не больше, можно было себе позволить болтаться в этой глуши. Присмотрелся бы, нахалку вычислил, все взвесил, и дальше наказывал бы ее и наказывал с неторопливой основательностью, получая от процесса полное удовлетворение. А так, что был ему ее испуг, страх и извинения? Да до жерла вулкана они ему. А вот заставить непутевую девицу шарахаться только от одной его тени, от одного только звучания драконьего имени, вот это достойная цель. И еще решил расстроить ей планы получить диплом.

– Недостойна! – такой вынес заочный приговор. Причем, заранее сам себя убедил, что тот обжалованию не подлежал. – Да какой из нее портальщик?! Пигалица, совершает одни ошибки! Я, если добьюсь отчисления этой девицы из академии, только услугу ей окажу. А заодно ее семейству. Наверное, все нервы себе истрепали с горе-студенткой. И по всему, это я еще мягко с ней обойдусь. Потому что мог бы и задержать, и под стражу взять, и под суд подвести.

Вот такое принял решение эрл Хогон. А потом стал выискивать лавочки с нужными для него вещами, все же несколько дней собрался здесь пожить.

– А воздух в городке удивительно чист. Почти как на наших островах, только морем не пахнет, – сделал такой вывод, когда выходил из последнего магазина снова на улицу вслед за служкой, несшим его покупки. – И надо будет еще термы посетить, раз уж оказался в этом месте.

Да, настроение дракона пошло в гору. Поэтому смотрел окрест вполне по-доброму.

– Кажется, уже и время наступило, подходящее, чтобы нанести визит ректору академии. И интересно, злосчастный кузнечик еще спит или уже поскакала зачеты сдавать?

Определенно настроение дракона очень даже улучшилось, оттого и на территорию академическую входил с блуждающей на губах улыбкой. На жестких губах. Все же разомлевшим нисколько себя не чувствовал. Приятно возбужденным от предстоящей охоты, это да. И с характером у него все было в норме. И с целеустремленностью тоже. Поэтому немедленно велел попавшемуся на глаза стражу академических ворот указать правильное направление на ректорат. А вот когда входил в приемную местного руководства улыбку убрал. Астор обвел глазами комнату, остановил взгляд на худосочном секретаре. Кстати, удивился, что это был мужчина. Посчитал это непривычным и чуть ни единичным случаем. Затем представился, да так, что служащий немедленно вскочил и кинулся в кабинет начальства. И дверь не посмел закрыть, поэтому дракон слышал, как с придыханием перечислял ректору все его родовые имена и титулы.

– Просите! – услышал глубокий грудной голос.

Женский? Не показалось? Пусть академия располагалась в глубинке, и городок Горимус совсем маленький, но это же было государственное учебное заведение, а не частная школа!.. Как такое возможно, что руководство доверили женщине? Уму непостижимо! Поэтому посчитал, что ослышался. Но как только переступил порог…

– Проходите, эрл Хогон, рада вас видеть, – встала и вышла из-за стола навстречу ему брюнетка в строгом деловом костюме. – Мне по кристаллу связи сообщили о вашем приезде. Хм, сам министр образования.

Астор не успел ничего осознать, а дама, не уступающая телосложением крупному мужчине, например, такому, как сам дракон, за пяток шагов пересекла просторный кабинет, встала напротив и уже трясла его руку в крепком вовсе неженском приветствии.

– И апартаменты вам в преподавательском корпусе подготовили. Успели. Вот только Его Сиятельство не уточнил, на неделю к нам прибыли или две?

А дракон подметил, что речь шла не о паре-тройке дней. Ох уж этот Марк Эвиланд! Пройдоха, он успел все рассчитать! Но с мысли о друге сбился, так как принялся пристальнее рассматривать ректора. Почему? Да она попросила у него сопроводительные бумаги, и он ей их протянул. А вот дальше… эта Эвелина Палм специально или случайно несколько раз его коснулась? Сначала плеча, а теперь и руки, протягивающей документ. Но при этом смотрела прямо в лицо и с серьезностью. На островах такое поведение женщины было недопустимо. Да еще в первую минуту знакомства. Но кто знал этих человечков?..

– Предполагаю задержаться на неделю.

– Понятно. Здесь значатся лекции в количестве десяти штук…

– Да. Мог бы уложиться и за пару дней…

– Зачем же торопиться? – обвела она его оценивающим взглядом.

И Астор подметил, какие крупные и бархатисто-коричневые были у женщины глаза. Про таких говорят, волоокие. Н-да, дама была не без шарма, признал это. И фигуру имела, крупную, но формам многие особы женского пола позавидовали бы. И дракон мог назвать ее красавицей. Почему нет? Это людишек отталкивают шрамы, а его народ сплошь воины, вот и отношение к подобным отметинам, что видел у ректора, имел особенное. Наверное, это и прочла на его лице женщина, потому что из ее глаз ушла настороженность, а чувственные губы растянулись в улыбке.

– У нас здесь почти что курорт… горы, воздух, термы! Вот и меня списали… – она тряхнула головой и небрежно обвела рукой свое лицо. – Можно сказать, что на отдых.

– Ранение? Боевой маг? – прищурился на нее Астор.

– Да. Сражение при Ключевой сопке. Слышали?

– Война с демонами, значит. А это след от когтей?

– Так точно, генерал. Вас не отталкивает мой вид? – ректор не выглядела смущенной. Напротив, она как ожила: в глазах засветились искры, легкий румянец коснулся высоких скул, а губы так и растянулись в улыбке.

– А должен? У меня самого, знали бы, сколько их было, подобных шрамов!.. Но усиленная регенерация, несколько десятков обращений зверем, и любая отметина исчезает.

– Завидую! И приятно встретить опытного воина. И говорить напрямую о боевых отметинах, что совершенно не принято в нашем, человеческом, обществе. Присядем, эрл? Коньяк, виски, водка?..

Есть контакт! Так подумал дракон, опускаясь в предложенное кресло. Общий язык с ректором был найден, теперь следовало за приятной беседой закрепить за собой возможность действовать в стенах академии по собственному усмотрению. И он этого достиг с легкостью. Вот только появилось ощущение, что дама проявила к нему чисто женский интерес. Это было ни к чему, но что же поделать… И с этим решил разобраться потом… позже.

– Очень интересные лекции намечаются! – вовсю блестела на него глазами Эвелина Палм к концу беседы. – И важные! Каким же специальностям так повезет? Что? Портальщикам? Наверное, вы правы, что им сведения о порядках и обычаях драконов знать необходимо, но как же боевики? Вы попали в точку, это мои любимчики… прочитаете и им ваши лекции?.. А курс какой? Пока не знаете? С третьего начнете? Ну, вам виднее, конечно… Списки предоставить? Нет вопросов! В преподавательской есть шкаф с журналами…

Уходил из кабинета ректора Астор вполне довольный собой. Как выяснил, припозднился он немного с визитом в академию, ведь близилась к концу зачетная неделя. А некоторые шустрые адепты, так и вовсе, закрыли ее и имели с десяток дней отдыха перед празднованием Нового Года, затем уже наступят экзамены. Но ректор заверила, что обязует своих подопечных явиться к нему на лекции, только пусть укажет, в ком заинтересован.

– Не отвертятся, голубчики! – снова добралась до его плеча дама. Искрила глазами, играла улыбкой и… оглаживала его по дорогому сукну камзола, придвинувшись поближе. На взгляд дракона смотрелось такое ее поведение неоднозначно. Но решил не придавать манерам ректора значения. – Объявлю, что явка обязательна, иначе не будут допущены до экзаменов. Они же, как дети еще, хоть некоторые из старшекурсников и успели обзавестись женой или мужем…

– Да? – вскинул брови дракон, прилагая усилия не показать вдруг всколыхнувшееся в нем сильное волнение. – И много таких, кто имеет мужей?

– Единицы, слава вершителям. Не то очень хлопотно. Чуть что, семьи по поводу и без него пишут протесты. И родители и семейство супруга… Нагрузки, видите ли, велики! А что они хотели?! Пусть тогда их жены дома сидят! А еще же случаются и беременности… просто беда, учишь, учишь… Да! В журнале даже завели графу, где отмечаем семейное положение. Потом, если будет угодно, обратите внимание.

– Хм! А я как-то такое не брал в расчет… – в задумчивости нахмурился Астор.

– Ну как же?.. У людей совершеннолетие и возможность заключать браки наступает рано. Девятнадцать лет… и вперед! Не то, что у драконов… Насколько знаю, у вас это возможно, начиная с сотни лет. Так? Видите, имею некоторые познания. Но на ваши лекции сходила бы, они мне интересны. Вот только занятость!.. В порядке исключения, просветите меня как-нибудь? Расскажете о ваших обычаях долгим зимним вечером?.. Что скажете?

– Вот осмотрюсь… Я же боевой генерал… Надо немного на поприще лектора освоиться…

– Это понятно, – закивала ректор, при этом внимательно осматривая могучий торс мужчины. – Не сразу… осваивайтесь, конечно!

Глава 4. Появление в академии непонятных субъектов

Матильда так толком и не отдохнула. Потому что сон ее был очень поверхностным и одним сплошным переживанием. Ее и там мучала загадка, отчего сбились настройки. А еще снова и снова как наяву переживала тот кошмар, когда осознала, где очутилась. Вот и получилось, что стоило вывалиться из того сновидения и открыть глаза, как принялась вздыхать. Потому что понимала, какие могли быть последствия сбоя того пространственного перемещения. Это же она ни куда-то там угодила, а в императорский дворец! Кстати! Разве в резиденции императора не должен быть установлен мощный магический купол? И это она его что, пробила, что ли?! Вот дела!

– Не приведите, вершители! Это же меня и арестовать могут, если вычислят? И Волду тоже. Как соучастницу преступления. Вот уж наши отцы «обрадуются»!.. Н-да, подружка кузиночка, натворила я дел! И наши папы так были против учебы дочерей в академии… Хм, близнецы братья, вечно мыслят одинаково!..

Ясно, что с такими думами снова уснуть не было никакой возможности. Пришлось вставать. Сполоснулась, причесалась, оделась в форму и вышла из комнаты. Как у кого, а Матильда, когда сильно волновалась, всегда хотела есть. Вот и сейчас явственно ощутила в желудке спазм и услышала в своем животе урчание. Но не идти же одной в столовую. Решила зайти за кузиной, она же подруга, раз уж были с ней вечной парой «не разлей вода». Вошла в ее комнату, но застала крепко спящей. Позвала, подергала за плечо, за ногу – бесполезно, Волда только возмущенно засопела и перевернулась на другой бок.

– Ладно. Дрыхни. А мне спешить надо – столовая вот-вот закроется.

Но по пути заглянула еще в мужской корпус – проверить, добрались ли друзья, Ханк и Сигерд, до общаги. Добрались. Не стоило даже заходить к ним в комнаты, чтобы в этом убедиться. Богатырский храп был слышен задолго до дверей, вот Матильда и развернулась успокоенная обратно к лестнице. А дальше была пробежка до хозяйственного корпуса. И надо же, еле-еле, но успела влететь в уже закрывающиеся двери.

– Надо бы пообщаться с профессором Крейном, – вот о чем потом думала, сидя за столом и ковыряясь вилкой в тарелке со стандартной порцией полезного и питательного завтрака адепта. – Он всегда не прочь поговорить и углубиться в его предмет. Хм! Защитные контуры и охранные системы… Кажется, конкретно одну из них я серьезно порушила, и как бы, чего не вышло!..

Этот предмет она изучала на втором курсе. Дался он ей легко, задания выполняла с опережением графика, на экзамене получила за знания высший бал, с профессором, если сталкивались в академических коридорах, всегда раскланивались с улыбкой. Н-да, как бы этого знатока всех видов сигнализаций расспросить про одну… конкретную такую охранную систему, и при этом не попасть под подозрение?..

– Но! Ведь не было же… не было ни сирен, ни… да никто же не всполошился… если не считать того мужика.

Образ мужественного красавца с особой отчетливостью возник в воображении. И ее брови как-то сами собой при этом нахмурились.

– А может, он маг? Причем сильный, раз притянул меня на таком-то расстоянии. Но нет, абсурд! Зачем ему это? И он же спал, когда я… когда мы… в общем, ерунда получается! И что там была за чешуя у него на висках?.. Эх, как следует, рассмотреть не получилось. Оно и не мудрено, конечно, в той-то обстановке. Нет, как же мне в этом разобраться? Выходит, к профессору придется все же пойти – надо же начать расследование с чего-то. А там еще подумаю, – вот так укрепилась в соображениях.

И Матильда после столовой направилась в административное крыло главного учебного корпуса. Чтобы узнать, есть ли у господина Крейна сегодня лекции. Ведь именно там на стенде вывешивались все расписания. Оказалось, профессор с минуты на минуту должен был закончить принимать зачет у группы второкурсников. Удача! Нисколько не ожидая в коридоре, девушка выпустила из аудитории последних адептов и вошла в двери. Уважаемый господин собирал свои бумаги в хорошо ей известный кожаный саквояж.

– Кого я вижу! Мисс Матильда фон Ренезас. Рад встрече. И наслышан о ваших успехах, милочка. Да-с, студенческие газеты почитываю. А там писали, что на своем курсе стали лучшей в специальности. Поздравляю. Но какими судьбами оказались здесь? По ошибке заглянули, или какое-то дело привело именно ко мне?

– Профессор, уделите мне, пожалуйста, пару минут.

– Всегда, пожалуйста. Присядем? Чем, скажите на милость, вы встревожены?

Разговор продлился с полчаса. Девушке пришлось изворачиваться, наводить «тень на плетень», чтобы господин Крейн не догадался о причинах ее интереса к охранной системе отдельно взятого объекта государственной важности. Но все, что удалось узнать, так это было прописной истиной. Да, императорский дворец охранялся с особым тщанием. Да, там имелось несколько контуров защиты и среди них магических только три.

– А были ли случаи, что злоумышленникам удавалось через них пройти?

– Шутите, мисс? Как такое возможно! – брови профессора взметнулись на лоб, но с удивлением вопросу справился быстро и далее развеселился. – Или выказываете недоверие лучшим из магов империи? – профессор хитро на нее сощурился и шутливо погрозил пальцем.

– Нет, правда, такого не бывало? Никогда-никогда?

– А к чему, собственно, возник вопрос? – вот теперь господин Крейн немного напрягся.

– А… э… Есть вероятность, что на дипломе возьму тему, связанную со сверхсложной для прохождения системой. И я подумала…

– О! Милочка! Не рано ли этим выбором озадачились? Вам же еще полтора года учиться!.. – отечески постучал по ее руке. – Но если хотите знать мое мнение, то я бы интересоваться имперским дворцом не советовал. Понимаю, что молоды, мысли и силы бурлят, но, право, не стоит испытывать государственные тверди. Потому что, скорее всего, ту бронь вам не пробить. Нет, стремиться к чуду похвально, и у вас я всегда замечал завидную целеустремленность. Но охранная система дворца!.. Она же отработана, проверена временем, постоянно совершенствуется, ею занимаются лучшие умы и сильнейшие одаренные. Вот зачем вам разочарования, скажите на милость? Есть же много иных и достойных тем для диплома… и вообще, не советую связываться с имперскими безопасниками. Знавал я некоторых из них. Пришлось. Своеобразные типы. У них такая власть в руках!.. Вы меня поняли, деточка?

Она отлично его поняла. Да, с такими связываться – себе дороже. Но что делать, если уже… все возможно произошло? Вот над этим продолжила думать, когда распрощалась с профессором и брела снова в административное крыло. Теперь решила посмотреть расписание занятий у профессора Черни. Этот господин вел у адептов, как девушке казалось, никому не нужный предмет, этикет, и славился своими связями при дворе. Правда или нет, но сам на лекциях частенько распространялся о многочисленных знакомствах с вельможами, родственных связях с некоторыми сановниками и, было дело, демонстрировал невиданную осведомленность о дворцовых делах. И вот если его толково попытать, может, рассказал бы что-то стоящее? А если ночью случился в святая святых переполох, то такие слухи распространяются быстро, и уж ему-то должны стать известны?..

– Или нет? – сомнения так и давили на Матильду.

А что, если сделала бы расспросами себе хуже? Вот и профессор Крейн, было дело, покосился на нее с подозрением. Может, ну его? Оставить все, как есть, и плыть дальше по течению? Со всеми осторожностями «плыть». Если затаиться, то может, ее не обнаружат? Эта мысль понравилась. И уже хотела развернуться и уйти из коридора, где легко было повстречаться с высоким начальством академии, как в нескольких метрах от нее распахнулась дверь из приемной ректора.

– Дьявол! Только ее-то мне для полного счастья встретить и не хватало! – прошипела Матильда кошкой и метнулась за стеновой выступ.

Дело в том, что ректор отчего-то ее невзлюбила. Вечно принималась цепляться и отчитывать, стоило только попасться на глаза. Ну да, было такое, что на первых двух курсах частенько попадала в истории, связанные с учебой и не только, но теперь-то повзрослела, посерьезнела, а ректорша только больше точила на нее зубы. И отчего взъелась? Будто других нарушителей дисциплины ей было мало. Нет бы Матильду забыть и перекинуться на кого-то иного… мало разгильдяев в академии, что ли? Но поговаривали, что эта маг-боевик отчего-то терпеть не могла «попрыгунчиков». А Матильда среди них лидировала. Вот и чувствовала, встреча не могла принести ничего хорошего. Начальство вмиг привязалось бы и засыпало заданиями. А оно Матильде надо? Вот и спряталась, как только мельком заметила статную фигуру госпожи Эвелины Палм, выплывающую из-за двери. А как спряталась, так и вжалась в стену, ведь по доносившемуся голосу поняла, что ректор шла именно в ее сторону и неумолимо приближалась.

Получилось, что сама загнала себя в ловушку. Надо же, нырнула за уступ стены и угодила в глухую нишу. Да к тому же и очень мелкую. Сколько в нее ни вжимайся, все снаружи оказывалась какая-нибудь часть Матильды: то грудь, то нос, то мыски форменных ботинок. Вот и расплющилась там, чуть ни в лепешку превратилась, к тому же и ноги пришлось поставить в первую балетную позицию. А еще затаила дыхание. Да что там, на несколько минут вообще перестала дышать, пока ректор со своим, как оказалось, спутником, не торопясь прошествовали мимо. И, так вышло, что еще веки крепко сомкнула. Эта дурная привычка осталась с детства: в минуты чрезвычайной ситуации вечно, хоть на сколько, но крепко закрывала глаза. Мотя, как звала ее кузина, та маленькая глупенькая девочка, полагала, что если сама ничего не видела, то и окружающие не заметили бы результата ее проказ. Например, разбитой вазы, перевернутой вверх дном детской, обуглившейся садовой беседки. А еще среднего брата со стекающими с его головы потеками кефира, среднего же, наливающегося всеми оттенками красного, стоящего рядом со своей невестой, когда она… в прочем, зачем было так углубляться в неприятные воспоминания? И ректор уже почти прошла мимо…

– Лекции обещают быть очень популярными… – долетели до девушки ее слова, от них и открыла глаза. – Приготовьтесь к аншлагу. А если аудитории не вместят всех желающих, то могу выделить актовый зал. И кто знает… – надо же, какая улыбка заиграла на губах дамы, когда поравнялась с нишей, где пряталась Матильда, кто бы мог подумать, что способна на такое их железная леди. – Вдруг войдете во вкус? Тогда можете прочитать не десять, а двадцать… да сколько угодно, лекций. Мы будем только рады и очень вам благодарны…

Эти двое удалялись, идя дальше по коридору, кстати, в ту же сторону, куда и ей надо было. Матильда смогла расслабиться и нормально дышать, но следовало еще немного выждать. Она высунула из-за стены голову, чтобы рассмотреть парочку, от которой спряталась. Смотрите-ка, Эвелина Палм шла… пританцовывая? Неужели эта вечно хмурая леди-воин заигрывала с тем незнакомцем? От такой догадки невольно переключила внимание на спутника ректорши. Так интересно стало, кто же смог порушить непробиваемый панцирь вокруг сердца этой холодной воительницы, что собственные заморочки отошли на время на второй план.

Видеть того мужчину могла только со спины. Широкой такой спины. Имеющей форму сильно зауженной книзу трапеции. А костюм на нем был из очень дорогой ткани и явно от знающего свое дело мастера, потому что сидел, как влитой. Шел этот по всем статьям солидный господин неспешно, в его движениях наблюдалась некоторая плавность, но за версту чувствовалась уверенность. Матильда скользнула взглядом по узким мужским бедрам, но тут же перевела его много выше, на крепкую шею, а дальше и на голову. Но могла видеть теперь только затылок.

– Хм! Такая короткая стрижка?.. Не военный ли он? Тогда, о каких лекциях могла идти речь? И в это время?.. Зачетная неделя близится к концу… А!.. Наверное, не повезет боевикам. Надо будет Ханка «обрадовать», он-то думает, что у него впереди только приятное… новогодние праздники, например.

Она слегка улыбнулась своим мыслям и хотела выйти из укрытия, но отчего-то насторожилась снова. Может, потому что тот мужчина вдруг показался знакомым? Или оттого, что почувствовала, как вдруг напрягся? И, надо же, в последнюю секунду, как угадала, что тот сейчас обернется, юркнула за стену.

– Трахт! Как у меня застучало сердце! – подтянула руки к груди, надеясь успокоить бешеное сердцебиение. – Что со мной? Почему так испугалась? Это все тот случай, наверное. А не может такого быть!.. Мрак! Я совсем спятила. Мне точно начинает отказывать рассудок. Тот мужик явно же был каким-то значимым вельможей… или гостем самого императора. Какое ему дело до студентки? Если и случился переполох, то по моему следу пустят кого-то… знающего сыск, как свои пять пальцев. Но чтобы поехал за мной сам!.. Бред. Быть того не может. Мне почудилось.

А сама нервно теребила в пальцах край форменной блузки. Мяла, чуть пуговицу не открутила, тискала ткань, пытаясь успокоиться.

– Кто я такая? Мелкая разгильдяйка, и только. Ну, еще младшая из трех отпрысков барона, но это же ему не было известно. Что с голой дурехи взять, никакой же информации. А он? Все же склоняюсь к мысли, что некий гость во дворце. А это значит…значит… эх, мне пора отсюда выбираться, однозначно. И к профессору Черни совершенно расхотелось идти. Лучше уж отправлюсь в общежитие…

Но выбраться из укрытия снова не была судьба. Как только подалась вперед, то чуть нос к носу не столкнулась с ректором. Эвелина Палм возвращалась в свой кабинет, проводив визитера до лестницы. И надо же такому случиться, в тот момент, как должна была пройти мимо Матильды, ее кто-то окликнул. Мужской голос. А видеть девушка никого не могла, так как в тот момент, как ректорша ее заметила, разворачиваясь на окрик, вынуждена была изобразить, что очень занята шнурками своих ботинок: хлоп, и стремительно присела на корточки, при этом еще и низко склонив голову.

– Ректор?

– Да? Это я.

Н-да, видеть ничего не могла, так как еще и волосы упали ей на лицо. Но все слышала. А еще почувствовала, как ректор сначала обожгла ее склоненную макушку недружелюбным взглядом, прежде чем вся развернулась к вновь прибывшему.

– Что вам угодно?

– Не откажите в беседе. И… вот мое удостоверение.

Матильда поднялась на ноги, как только эти двое сместились ближе к дверям приемной. И прежде, чем кинуться по коридору прочь, глянула все же в их сторону. Зацепила взглядом момент, как «железная леди» взяла из рук высокого мужчины в черном что-то, похожее на документ госслужащего, некую глянцевую карточку с фотографией. Но долго задерживаться на месте не стоило, вот и перестала любопытничать – сочла правильным быстрее удалиться.

В сторону общежития девушка неслась как на крыльях, в комнату кузины влетела, едва стукнув костяшками пальцев по двери и не дожидаясь разрешения войти. И вот вам раз! Застала интимную сцену? Вполне возможно. Ведь отчего-то же Волда и Сигерд, сидящие на кровати, точно два голубка на жердочке, отскочили друг от друга…

– Я вам сейчас такое расскажу! – без всякого зазрения Матильда плюхнулась на койку между ними. – К нам в академию явились какие-то типы. Одному ректорша была, ох, как рада, другому напротив, абсолютно не обрадовалась. Про которого начать рассказывать первым?

Кузина с Сигердом переглянулись через всю такую возбужденную подругу, но сказать ничего не успели – в комнату без стука ввалился Ханк. И сразу в помещении стало как-то тесновато. Их и так уже было здесь трое, а тут еще громоздкий боевик пожаловал и встал на середине.

– И где тебя носило? – он смотрел исключительно на Матильду. – В комнате нет, столовая закрыта…

– Проспался! И ты меня искал? – тягуче произнесла она и смерила парня придирчивым взглядом. – А зачем? Извиниться хотел?

– Почему? – нахмурился Ханк и тряхнул черными отросшими ниже плеч волосами. – Чем мог тебя обидеть?

– Разве не должны были вчера за нами с Волдой присматривать? А вы нас споили и сами…

– И ничего такого! – прервал ее этот крепыш. – Мы с Сигурдом спать улеглись в термах, когда вы уже оттуда убрались. А до того у нас все было под контролем. Скажи ей, друг.

– Да, – кивнул тот, и немедленно получил локтем в бок от Матильды. – Ой!

– И это твоя была идея переместиться в общежитие, милая. А мы и там, на теплых камнях отлично выспались. Правда, Сигерд?

Его русоволосый друг не хотел больше получать от отчего-то сердитой подружки болезненных тычков, вот и ограничился молчаливым пожатием плечами.

– А потом еще продолжили безответственно дрыхнуть здесь – слышала я ваш дружный храп утром.

– Так ты к нам заходила? – почесал за ухом Ханк. – Ну да, Сигурд нас перебросил, и продолжили отсыпаться. А что такого?

– И правда, – начала ерзать на месте Волда. А еще она тихонько сжала руку сестры, что бы та на нее посмотрела. – Что ты на них налетела? Ничего же особенного не произошло? Нет, ничего такого! – и глазами и бровями дала понять, что не следовало ребятам знать, куда их занесло ночью. – И ты что-то там хотела нам рассказать… как только вошла. Кто же прибыл в академию? И давай без загадок. Знаем мы эти твои пространственные намеки. Говори, как есть.

– Если бы могла! – включилась сразу в эту тему Матильда. – Я только маленькую совсем сценку смогла подсмотреть. Вы же знаете, как ректор ко мне цепляется!..

– О, да!

– Всем это известно.

– И отчего так, совершенно непонятно.

Разноголосый почти одновременный ответ друзей заставил Матильду закивать головой.

– Вот я и убралась от нее подальше. Но успела кое-что подслушать. По всему, Ханк, этот пришелец окажется из боевиков. А значит, начнет грузить вас, голубчиков!

– А на каком основании? – снова насупил черные брови тот. – Я, например, уже и зачеты все сдал. Как и все мы. Что вчера и отмечали. Или… ты разведала, что станет преподавать нам со следующего семестра? А куда они тогда нашего препода денут? Насколько знаю, магистр Мертен жив, здоров и…

– Я своими ушами слышала, что станет читать лекции для третьекурсников с завтрашнего дня. И железная леди ему даже актовый зал предлагала под это дело, так как предвидит несметное количество желающих его слушать.

– А пойдемте в деканат? – предложила Волда. – По любому там должны вывесить объявление, раз лекции по твоим сведениям начнутся уже завтра.

И вот они четверо поднялись и пошли. В деканат. А по дороге Матильда цапнула кузину за руку и оттащила чуть назад.

– Волда! Приготовься к неприятностям, потому что второй субъект, про которого не успела вам рассказать, предъявил Эвелине удостоверение госслужащего. Что такая непонятливая? Как бы он ни прибыл по наши с тобой души, – зашипела той на ухо. – Да, да! И они ушли к ней в кабинет. Для беседы. Смекаешь?

– Да с чего ты взяла?! – возмутилась подруга, но было заметно, что сильно разволновалась от такого сообщения. – Мы же ничего такого не сделали! И вообще… разве могут так быстро выйти на наш след? Уму непостижимо!

– Хорошо бы, конечно, чтобы я ошиблась. Но нам все же следует быть настороже. И это… если меня сцапают, то тебя не выдам. А если уж припрут, говори, что ничего не помнишь. Ясно?

– Ох, Мотя!.. Вот отчего ты вечно попадаешь в истории?

– Я? Я попадаю! Да тут дело нечисто. Понятно?

– Успокойся. Парни уже принялись на нас оборачиваться. А мне кажется, что их втягивать во все это не стоит. Как считаешь?

– Не будем. Если получится.

– А может оно и…

– Может и обойдется. Но если что, то разбегаемся в разные стороны. Тогда, хоть кому, а удастся остаться непойманной.

– Девчонки! – крикнул им тут Сигерд, обернувшись от доски объявлений, к которой успел подойти первым. – Мотька была права. Объявили лекции. И смотрите, явку ввели обязательной.

– Кому? Боевикам? – подошла к нему Волда.

– Если бы! Нам! А боевики могут прийти по желанию.

– Трахт! – выругалась в сердцах рыженькая. – Нас же отцы в главное поместье рода Ренезас пригласили через неделю. Мотя, помнишь?

– Забудешь тут… опять с помолвками вязаться начнут, – скривилась ее сестра.

– А ты скажи, что у тебя жених уже есть, – подбоченился Ханк. – Я!

– Этим не шутят! – строго глянула на него Матильда.

– Так я и…

– И сколько всего будет лекций? – перебила его она. – И что за тема?

– Особенности и обычаи драконов, – проговорил Сигерд, засомневался сказанному и снова обернулся к доске с объявлениями. – Точно. Так и есть.

– Эй! Чего так загрустили? – в шутку слегка толкнул девчонок боевик. – Всего три лекции. И разве это не повод отказаться от поездки в родовое поместье? Все же нормально складывается! А я с вами буду ходить. За компанию. Идет?

Что тут скажешь? С начальством не спорят. Это прописная истина. Те лекции надо было принимать как факт.

Глава 5. Пропажа найдена

Астор как оказался в академии, так не переставал удивляться. Первый шок испытал, ну, или сильное удивление, если не шоковое состояние, когда обнаружил, что кресло ректора занимала женщина. У них на островах такого никак не могло бы быть. Да, почти сразу убедился, что дама непроста, обладала высоким магическим потенциалом, ранее занималась практикой, а не наукой, и имела много наград за боевые заслуги. И вроде бы должно было у него о ней сложиться в итоге мнение, как о закаленном бойце, но эти ее жаркие взгляды…

Вот только этого ему не хватало! Что же творилось с человеческими женщинами? Что маркиза с графиней, что… нет, с этим надо было кончать. У дракона имелись четкие задачи и цель, и не собирался растрачивать силы и время на флирт. На пустой. Потому что звериное обоняние уже просигналило, что эта знойная воительница никак не может удовлетворить его дракона. Совершенно. Будь он просто мужчиной, то эти ее формы могли бы вызвать желание. Крутые бедра, высокая пышная грудь, сильные длинные ноги и довольно мягкие ласковые руки… Но дракон внутри вдруг взбунтовался даже при мысли, чтобы зайти к этой начальнице на чашку чая вечерком, так сказать, для закрепления хороших деловых отношений. И это снова чрезвычайно удивило Астора.

– Должно быть, я переутомился, – подумал так, вспомнив, что предшествовало его появлению в этом крошечном городке Горимус.

Действительно. Сам перелет занял время и силы, а перед этим была практически бессонная ночь и напряжение многодневных переговоров. Утомительных и пока безрезультативных переговоров. Ну, если Марк не сдержит слова! Хотя, теперь его, драконьи, интересы вполне совпали с просьбой принца прочитать эти чертовы лекции. Кстати, надо было еще задуматься, с чего начать их читать и вообще о последовательности возможных тем. А то, в голове до сих пор были только мысли, как поймать и наказать девчонку. Хм, хорош он будет завтра, если не совладает с клокочущим до сих пор вулканом раздражения внутри себя. Все же опозориться не было желания. Да и быстрой расправы над занозой теперь не хотел. Она его мучила… вернее, сновидения с ее участием, после той первой «незабываемой» встречи, почти два года. Вот он и решил получить длительное удовольствие от своей мести.

А тут еще ректорша начала уговаривать задержаться в академии подольше. Не странно ли? Не знала, каков из него преподаватель, а уже повела речь не о десяти, а о двадцати лекциях. Странно! Учитывая, что произвела впечатление довольно жесткой леди, дорожащей своей должностью и репутацией академии. Или испытывала такой… голод по настоящим мужчинам? Хм, надо будет присмотреться, кто у них здесь еще преподавал, неужто одни заслуженные старцы? Вот дела, тогда он угодил в переплет. Ведь эта Эвелина Палм явно не принадлежит к робкому десятку и похожа на женщину, четко знающую, что хочет, и умеющую добиваться своих желаний.

И только он чуть отвлекся на свои раздумья, как дама огорошила сообщением. Как гром среди ясного дня, прозвучали ее слова. От них дракон чуть ни когти выпустил. Это было, когда ректор разоткровенничалась про семейные положения некоторых адептов. Неужели и его девчонка могла быть замужем? От подобной мысли чувствовал, как на загривке начала проступать чешуя.

– Трахт! Сколько ей может быть лет? Два года назад выглядела совсем малявкой. Да еще была чумазая, встрепанная и взъерошенная. Когда я ее поймал и держал…в общем, так, какие-то прыщики под рукой ощутил. Но в последний раз… н-да, округлилась значительно. И сколько ей может теперь быть лет? Двадцать, двадцать один? А Эвелина сказала, что тут вовсю девушки вступают в браки… с девятнадцати? Трахт! Только этого не хватало. Чтобы я преследовал чужую жену.

Он думал так, а внутри него бесновался зверь. Дракон рвался на свободу. Он там извивался и заходился от неслабого огненного заряда. И Астор сразу смекнул, что хотел внушить ему зверь. И мысленно попытался его успокоить, то есть свое второе «я». Нет, он не собирался отказываться от поисков и преследования той возмутительной блондинки. Она должна была поплатиться за то, что вольно или невольно, но лишила его покоя. И да, не застань эта заноза его врасплох, что в первое свое явление, что во второе, дракон смог бы узнать о ее сущности многое. Как? Да по запаху, например. Обоняние многое могло подсказать. И вот родным гнездом мог поклясться, Драконом прародителем даже, что на какой-то миг, а смог уловить в последнюю встречу запах девственницы.

– Не похожа девчонка на замужнюю женщину. Никак! Но ничего… вот я ее найду!..

А шел он в преподавательскую. Ректор указала туда дорогу. Хотел сразу же ознакомиться со списками адептов. Вдруг интуиция подсказала бы нужную фамилию? А как вошел в ту самую комнату, так застал там семерых преподавателей. И вот оно как, его догадка, что из мужчин здесь были одни седовласые старцы, похоже, подтверждалась: семеро субъектов мужского пола почтенного возраста начали мерить его заинтересованными взглядами. Естественно, представился.

– Подскажите, пожалуйста, где могу найти журналы факультета Пространственных перемещений? Там, да? Спасибо.

Под все еще внимательными взглядами новоявленных коллег Астор взял нужные папки и присел с ними за свободный стол в углу преподавательской. И не мог никак дождаться, когда же старички перестанут сверлить его глазами. Да и их отдельные возгласы, которыми обменивались, обсуждая нового лектора, несколько напрягали. Дракона они, выходило, за свои жизни никогда не видели! Прав оказался Марк Эвиланд, нужны были здесь лекции об обычаях, порядках и укладе жизни его народа. Не дело, что на него смотрели в тот момент, как на невидаль, на диковинную зверушку. И опасного монстра еще, похоже, некоторые в нем приметили. Это да, мог стать таким… с врагами.

Чуть поведя плечом, как если бы дал понять, что чужие взгляды на себя не приветствовал, дракон повернулся к присутствующим спиной. Не вежливо? А они, что за игру в гляделки здесь устроили? Сосредоточиться, понимаешь ли, мешали. А перед ним лежали три журнала: третьего курса, четвертого и дипломников. С кого начать? Та самая интуиция указала на список адептов с третьего курса. Решил к ней прислушаться. И абсолютно твердой рукой открыл именно этот журнал.

– Так, так! Группа в двадцать пять человек. Девять девушек, – и без всякого трепета зачитал их имена. – Агна, Джерди, Ганда, Бинди, Волда, Матильда, Джиса, Герти, Илма. И посмотрите! Баронесса, виконтесса, графиня… Какой цветник! И где? В забытом богами Горимусе! – но потом с его губ соскользнула кривая усмешка, а брови начали хмуриться. – Помолвлена, помолвлена, помолвлена, замужем!.. Трахт! Э… извините, уважаемые, больше не повторится, – покосился на отпрянувших от него преподавателей, стоило лишь случайно вслух произнести ругательство.

А дальше Астор уже спешно открывал журналы один за другим. Четвертый курс: семь девушек. Помолвлена, замужем, помолвлена, замужем!.. Дипломники: пять девушек. Замужем, замужем, помолвлена, замужем, замужем! Отчего-то захотелось не безобидно ругнуться, а выдать серьезную и смачную тираду да на рокочущем языке драконов. Да что там, мог бы и пламенем плюнуть при этом, но вовремя взял себя в руки.

С места дракон поднялся рывком. Стул из-под него со скрипом отъехал назад, а стариков преподавателей и вовсе из комнаты как ветром сдуло. Отчего бы? Неужели, все же рыкнул? Что-то он очень уж близко к сердцу принял чьи-то там помолвки и прочее. Да бред! И на все чихать! Кем бы ни оказалась та юркая штучка, а наказание должна получить за то, что нарушает чужой покой. А границы государств, для нее что, совсем прозрачны? А?!.. В общем, решил все равно не отступаться от затеянного возмездия.

Но на душе было скверно. Поэтому и зашагал из угла в угол, меряя шагами преподавательскую. А потом остановился рядом с окном. Решил так успокоиться, разглядывая академическую территорию, всякие там газоны, клумбы, замысловато постриженные кусты и деревья, дорожки, аккуратно выложенные мозаичной плиткой… И вот на одной такой и заметил группу из четырех молодых людей. И сразу же его внутренний зверь напрягся. Как добычу учуял? И ведь было же уже сегодня с ним такое. Там, в коридоре ректората. Когда Эвелина Палм уже провожала его до лестницы. Дракон тоже тогда сильно напрягся. Что это значило? Насколько Астор понимал, следовало немедленно стать внимательнее.

Вот и включил другое зрение, как сканируя те четыре фигуры. Впрочем, двое из них были людьми мужского пола, а парни его зверя ничуть не заинтересовали. Но вот девушки… у одной волосы на солнце отливали медью, а пряди другой походили по цвету на спелую пшеницу, и от вида тех дракон принял стойку.

– Они? Она? Заноза!

Он весь напрягся, а крылья носа так и затрепетали. С ума сошел, что ли, через стекло и такое расстояние принюхиваться? Пальцы же Астора так и вцепились в подоконник. Хорошо, вовремя заметил, что вместо ногтей появились когти, не то, искрошил бы каменную плиту в пыль. И пришлось руки спешно отцепить и заложить за спину. А сам продолжал буквально пожирать взглядом ту, что шла между двух парней. И тогда глаза его приняли совершенно драконий вид: радужка зажглась желтым пламенем, а черный зрачок вытянулся в вертикальную щель.

– Кто этот тип, что закинул руку ей на плечо?! Порву!

Но тут за спиной дракона скрипнула дверь. Он вздрогнул, пришел в себя и потом уже спокойно обернулся, хоть в душе и раздавалось, мягко говоря, похожее на «кого это там черт принес». И вот что это был за день такой? Или вполне нормальный, учитывая, за какой ночью последовал? Трахт! Встряска следовала за встряской! Ведь на пороге Астор видел Марка Эвиланда в обнимку с их общим другом юности Мертеном Кимром. Они вместе учились и закончили военную академию. Принц потом все больше имперскими делами принялся заниматься, а они с Кимром хлебнули жизни в лагерях и поучаствовали во многих сражениях. Дракон вот дослужился до генеральского чина, а человеческий маг и боевик Мертен… их третий друг отчего-то неожиданно пропал. И вот, такая встреча!.. А Астор тут же мысленно пожелал этим двум:

– Что бы под вами бездна разверзлась.

А все потому, что многое знал про своих закадычных друзей. В том числе и то, что ранее ни одной юбки не пропускали, за каждой волочились. И теперь… да, дракон затылком, мышцами спины чувствовал присутствие в академическом саду одной блондинистой особы. А тут эти!..

– А вот и он! – с ухмылкой блудливого кота проговорил наследник императора. – Гляди-ка, сразу за дела принялся! Кто бы мог подумать, что так ответственно отнесется к порученному делу…

– Я всегда был самым серьезным из нашей троицы, – хмыкнул дракон, стараясь не показать при этом, что совсем не рад был встрече. – А как это все понимать? Откуда вы свалились на мою голову?

– Может, обнимемся, друзья? – лучился искренним счастьем Кимр. – Привет! Сколько лет, сколько зим!

Они обнялись. Сразу трое. Единым крепким захватом. И некоторое время не разжимали объятий, а потом еще стучали друг друга по плечам и спинам.

– Как же я рад! – Мертен, а между ними он звался Теном, продолжал широко улыбаться. – А я здесь вот осел. Имел серьезное ранение, и меня, считай, списали. Получил назначение преподавать науку ближнего боя.

– Не жалуешься ли ты сейчас? – хлопнул его по широкому плечу Марк. – Видел я, в какой ягодник угодил. Тут такие цыпочки учатся!..

Астор почувствовал, что при этих его словах только-только отступившее напряжение, вновь сделало его мышцы каменными. Но еще заметил, как наследник косил в его сторону взглядом, хитрец.

– Нет, – сверкал на них белыми крепкими зубами боевой офицер. – Уже все в прошлом. Я успел здесь обжиться. И ты прав, Марк, девчонки здесь одна другой лучше.

– Ну, с тобой стало все понятно, Тен, – кивнул Астор. – А тебя, наследничек, каким ветром сюда занесло? И, как посмотрю, примерил к себе личину госслужащего? К чему бы это?

– Рассмотрел, да? Хорошо получилось? Меня не узнать?

– Знаешь же, что с драконами эти трюки с изменением внешности не проходят. У нас и зрение специальное есть, и обоняние никогда не подводит.

– Это точно! – захохотал Кимр. – Он и в академии тебя моментально раскалывал. Помнишь?

– Повторяю вопрос. Ты за каким Трахтом за мной увязался?

– Почему сразу… а ладно, скажу правду. Решил, что мне скучно без тебя, дракон, станет. Вот и придумал… инспекцию. Ты рад, что я тебя догнал?

Астор нисколько не поверил этой «правде», у него были свои соображения насчет друга. Во-первых, Марк всегда отличался любопытством. И скорее всего, что-то в поведении дракона его сильно заинтересовало. А во-вторых, наверняка, сел на хвост, решив быть в курсе затеянного расследования. Все же нарушение защитного контура дворца той непутевой девицей расценивалось безопасниками, как государственное преступление. И получалось, что присутствие здесь принца могло вылиться его занозе в тюремное заключение. Хотел ли он такого для нее? Чтобы ее на его глазах повязали и увели дюжие молодцы личной императорской охраны? Как только представил картинку, как чьи-то руки касались…

– Да ни за что! – чуть ни взревел его зверь.

– Что ты сказал? – озадачились таким ответом сразу два друга юности.

– Э… да ни за что мы здесь теперь не заскучаем, – Астор пересилил себя и выдал этим двум великовозрастным шалопаям улыбку в тридцать два зуба. – Тен, на правах хозяина, как предлагаешь провести этот вечер?

– Кабак? – быстро выговорил боевик, но заметил скучающие выражения лиц друзей и тогда развел руками. – А можно пойти в термы. У меня там знакомая есть… В общем, совместим приятное с полезным. Имею в виду, что там и стол накроют, и ванны примем, а еще нам массаж сделают. Идем?

Так и решили: этим вечером у них будет поход в термы.

И вот наступил первый день его преподавательской деятельности. Начался он с головной боли. Причем, сразу двух видов. Во-первых, она у дракона слегка побаливала от похмелья. Это сколько же они приняли на каждого? Мрак! Те двое дорвались до выпивки, как юнцы. Свои студенческие годы вспомнили, что ли? И как всегда, привязались и тянули в пучину разгула-загула и дракона. Астор им уступил, чтобы отстали, но напиваться не собирался. Пары горячих минеральных источников подействовали, должно быть, что в какой-то момент все же с выпивкой переборщил. А во-вторых, голова заболела от осознания, что к лекциям так и не подготовился. Когда, если в выделенные ему покои притащился часа в три утра?

– Ничего! – качнул головой, вскакивая с кровати. – Сейчас устрою себе пробежку, во время нее и проветрюсь и тему первой лекции обмозгую, – натянул на себя футболку и спортивные брюки и направился на выход.

И вот он уже весь из себя свежий, одетый в новый с иголочки костюм, входил в главный учебный корпус академии. На лестничной клетке второго этажа его поджидала ректор. Нет, это не стало неожиданностью, что та, принарядившись в почти что вечернее платье, захочет произнести для него напутственные слова.

– Благодарю. Но мне надо бы поспешить, не правда ли, ведь до лекции осталось всего ничего, – раскланялся с Эвелиной вежливо, но без промедления.

– Э!.. Волнуетесь? – сделала она шаг за ним, как только начал отходить в сторону. – А хотите, я в поддержку поприсутствую на первой лекции?

– Благодарю, но не стоит, – сказал так, как всегда умел: вроде бы и нейтрально, но с ним потом никогда и никто не спорил. – Всего хорошего.

До аудитории оставалось пройти несколько десятков метров по коридору. За все то время, как приближался к нужной двери, поймал на себе немало взглядов. Да, адепты смотрели на него с интересом. Особенно девушки. И почему их так много оказалось перед аудиторией? Разве группа «попрыгунчиков» третьего курса не должна состоять из двадцати пяти человек? А девчонок должно быть всего девять. Сейчас же наблюдал несколько стаек… да, пять всего, молоденьких девчоночек человек по семь-десять в каждой. Слух, должно быть, разлетелся, что лекцию про обычаи драконов станет читать сам высший. Вот вам и разожгли пламя любопытства. Все же дикари эти людишки. Посмотрите, как на него засматривались, будто он был одним из тринадцати чудес их мира и планеты.

– Вы все пришли на мою лекцию? – обвел взглядом тех адептов, что стояли у самой двери. – Так отчего же не заходите? Прошу!

Широко распахнул створку приглашающим жестом и замер от неожиданности. Потому что довольно внушительная по размеру аудитория с восходящими рядами столов и кресел почти полностью была занята разместившимися студентами. И их там тоже было более двадцати пяти человек.

– Хм! Однако, – и вот как здесь было разобраться, как звали конкретно его блондинку, если в помещение набилось столько зевак?

А кстати! Где же его заноза? Обвел глазами сидящих за партами и девчонки не нашел. Или, погодите, не та ли рыжая была ее подружкой, которую выдернула тогда из его постели и спальни за собой? Вроде, та. А его малышка тогда где?

– Что-то нас здесь много получается… – произнес со сдержанной улыбкой и прошел к преподавательскому столу.

Он уже почти приготовился запретить заходить в аудиторию все пребывающим адептам, как в дверь проскользнула ОНА. И тут же почувствовал, как выдохнул с облегчением:

– Вот она! Наконец-то!

Так вот какая, эта «заноза» с волосами цвета спелой пшеницы! Стройная, как деревца в роще на его родном острове Хонти. Женственна, имела точеные черты лица, на длинных стройных ножках легко, словно перышко, взлетела по ступеням к верхним рядам кресел. Да-да, именно там сидела ее рыжая подружка. Сомнения оставили Астора окончательно именно в тот момент, как девчонки стали перебрасываться между собой короткими фразами, а потом его малышка присела там же на оставленный для нее стул.

– Попалась! – хотелось ему вопить, налететь и сжать крепко в руках. Но на деле сдержался. Лишь крылья его носа могли выдать настрой, они дрожали, так как пытался втянуть в себя тот самый аромат свободы, моря и солнца, такой знакомый с детства, запах атолла Искристый. – Теперь никуда от меня не денется!

Усилием воли заставил себя оторвать от девушки взгляд. Встал к ней вполоборота, но боковым зрением продолжал за блондинкой и рыженькой наблюдать.

– Здравствуйте, господа адепты. Разрешите представиться. Я – дракон, – по аудитории сразу же пробежала волна вздохов, ахов и человеческого возбуждения. – Мое имя Астор эр Хогон. Прочитаю ряд лекций об обычаях, верованиях и устоях жизни моего народа. Но сначала хочу спросить… Что вам известно о драконах? Ну? Кто смелый? Нет таких? Или совсем никому и ничего не известно о драконах? Разве, может такое быть? О, все же, какие-то сведения имеются!.. И кто же начнет общение? Неужели, девушки отважнее парней? – изогнул он иронично бровь, наблюдая поднятые вверх девичьи ладошки. – Хорошо. Вот вы… что можете нам сказать? И… назовитесь, пожалуйста.

Из-за парты второго ряда поднялась высокая брюнетка, явно старшекурсница, если вообще не дипломница. Она совершенно не выглядела смущенной, а поза ее сказала дракону о том, что желала не столько начать диалог по теме, сколько выигрышно показать себя. Н-да, фигура имелась, лицо тоже было приятным, но сразу же напрягла.

– Я, Марти Петек, мне двадцать пять, из старинного аристократического рода, учусь в аспирантуре…

– Разве лекция не для студентов?! – с возмущением перебила ее девица с пятого ряда, а адепты, сидящие по соседству, дружно загомонили.

– Учусь в аспирантуре! – ничуть не растерялась Марти и только усилила голос. – Про драконов знаю, что живут на островах в Лазурном море. Они все в первую очередь воины, а еще…

– А все ли они такие же красавчики, как вы эрл Хогон? – не унималась девица за спиной аспирантки.

Аудитория откликнулась дружным улюлюканьем на подобное высказывание. Н-да, дисциплины здесь не наблюдалось. И ведь не солдаты, находящиеся в его подчинении, а приструнить все равно надо было. Ну да, не впервые ему приходилось держать ситуации под контролем – справится. Вот только не переборщить бы со строгостью, ведь этим отпрыскам благородных семей пока ничего еще не было известно о драконах, и особенно о его, как многие говорили, тяжелом гранитном норове.

Глава 6. Первая лекция дракона

Друзья пошли в аудиторию, а Матильда немного от них отстала. Нет, кто выдумал эту обязаловку? Откуда взялись дополнительные лекции? У нее вообще все зачеты уже сданы и могла бы даже уехать в отчий дом, хоть завтра, приди такая охота. А тут вывесили объявление и перечеркнули планы. Ко всему прочему у нее в это самое время, когда надо быть в аудитории, должен состояться разговор с отцом. Заранее имела такую с ним договоренность. Сеанс связи был запланирован почти на один час с навязанной им дополнительной учебной программой. Разве успеешь за десять минут и поговорить по кристаллу связи и добежать из одного крыла академии в другой по длинному такому и многоуровневому переходу? Нет, конечно. Опоздание ей было обеспечено. Вот и решила отправиться в переговорную чуть раньше. Вдруг отец смог бы уже выйти на связь?

Слава Вершителям, ее папа откликнулся на вызов. И как всегда на Матильду обрушился град его обвинений, что это она специально откладывает приезд в родовое поместье, а вовсе не вынужденно из-за каких-то там надуманных дополнительных лекций. Она его слушала, мысленно чертыхалась, но сохраняла на лице покаянную мину. Пусть видит, что тоже опечалена. Отчасти это было правдой. Поездка домой все равно должна была состояться, она обязательна, так уж лучше перед новогодним студенческим балом, чем после него и перед самыми экзаменами. Снова времени на все получалось в обрез. Туда и обратно и за пару-тройку дней, а по возвращении моментально попадала на экзамен. А готовиться когда? Ох, уж эти дополнительные лекции!

– А кузина твоя тоже отбывает эти повинности? – ворвался ей в голову возмущенный голос отца и вывел из задумчивости. – Нет, Матильда, я нисколько не сомневаюсь, что ты снова угодила в какую-нибудь скверную историю, затянула в нее и Волду, и теперь вы обе наказаны руководством академии. Скажешь, такого ни разу не было?

– Выдумаешь тоже! Я теперь на третьем курсе! И да, я сказала чистую правду.

– И что? Разброд в мыслях исчез? Вольные идеи выветрились из твоей головы? Да ни за что не поверю. Лучше признайся сразу, что натворила на этот раз.

– Клянусь, что ничего, – сделала такое заявление и вздрогнула. Не поторопилась ли? – Нам действительно навязали курс лекций об обычаях драконов.

– Кого, кого? Драконов? С чего бы это? – отец продолжал в кристалле хмуриться, но теперь по другому поводу, как оказалось. – Я слышал, что на границе с ними, в Вулканическом заливе, неспокойно. И даже прибыла делегация во главе их генерала. Вроде бы какая-то родовитая шишка. Как бы не вспыхнуло открытое противостояние!.. И вот за каким демоном наши с Вольтом дочери стали студентками магической академии? А значит, легко могут быть призваны на войну! И всему виной ваше упрямство, доставшееся от матерей!

– Папа! Не начинай снова, а?

– Доакаешься вот! Непутевость! И сестрица твоя такая же. Передай Волде, что ее тоже отец призывает в замок в обязательном порядке. Нам есть, что вам сказать. Когда, говоришь, сможете приехать? Тогда, ни днем позже. Учтите, не явитесь в срок, пошлю за вами твоих братьев. Ты меня хорошо поняла, дочь?

– Да, папа. Хорошо. Поняла. А теперь мне надо бежать. Опаздываю уже. На первую лекцию.

– Иди. И помни, что вас ожидает семья. И воля ваших отцов.

Да все она поняла. Снова начнут вязаться с помолвками, как в прошлый их приезд. Тогда удалось отвертеться. Но теперь доброжелатели из родового поместья нашептали, что одну из них почти просватали за какое-то очень значимое лицо в империи. Ее или Волду? Признаться, любой вариант Матильде не нравился. Лишаться кузины, а в одном лице еще и подруги и соучастницы всех ее приключений, никак не хотелось, если супружество в ближайшее время грозило Волде. А если ей самой? Вот в это что-то не очень верилось. Все же дядя Вольт был старшим из братьев близнецов, ему и главный титул достался после смерти дедушки. И ясно тогда, что имперский чин возьмет за себя именно его дочь. Значит, совсем скорое замужество грозило кузине. Вот про это она думала, когда закончила говорить с отцом и бежала на лекцию.

– Вроде бы успела, – облегченно выдохнула, заметив еще открытые двери в аудиторию.

Вошла, не глядя на лектора, так как опасалась все же замечания за небольшое опоздание, нашла взглядом Волду и скоренько поскакала по ступеням к верхним рядам кресел.

– Сюда, сюда, – махала ей рукой кузина. – Мы заняли тебе место. Видала, какое столпотворение? Взгляни, кого тут только нет! Все девицы притащились. И не только «попрыгуньи», хоть лекции назначили отчего-то для нас, абсолютно все пришли смотреть на дракона. Кого здесь только нет: и старшекурсницы, и дипломницы, и аспирантки. Мрак! Не продохнуть из-за такого скопления народа. Мне лично уже сделалось душно, а еще сидеть предстоит с час. А ты как? Поговорила с отцом?

– Да, – вертелась на месте Матильда, устраиваясь в кресле. – Велено явиться в замок, как только, так сразу. И мне и тебе. В обязательном порядке. Иначе моих братцев за нами пошлют.

– Этого не хватало! Двоих солдафонов! У них же ни обхождения, ни… видно, дело серьезное, если дядя так сказал.

– Серьезнее не бывает, я это нутром почувствовала, – хмыкнула она и подняла глаза на преподавательское кресло. – И где там этот дракон?

Матильда увидела его профиль. И даже с такого значительного расстояния моментально узнала.

– Он!!! – завопило ее сознание, из горла вырвался придушенный выдох, а тело скоренько начало съезжать со стула.

Это она так пряталась. Сползла-соскользнула с сиденья, очутилась много ниже, чем голова и плечи сидящего впереди парня. Вот снова ее накрыла жаркая и удушливая волна паники, сердце же забилось где-то в горле.

– Мрак! – сжала кулаки, и один из них пришлось прикусить, чтобы не выругаться покрепче.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.