книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

ГЛАВА 1

На пыльной широкой дороге Главного Тракта можно увидеть самый разнообразный люд: знать и чернь, богачей и бедняков, путешествующих в одиночку и группами. Поэтому никто из редких встречных не удивлялся молодому наёмнику, шагающему в сторону одного из крупных городов империи.

Робин почти не глазел по сторонам. Он целеустремлённо чеканил шаг, не замечая зноя, пыли, слепящего глаза солнца, и старался обходить валявшиеся тут и там на дороге лошадиные лепёшки. Несколько раз звучали предложения подвезти, но Робин отказывался. Платить за место в повозке было нечем, а наниматься сейчас он не хотел.

Робину только исполнилось девятнадцать, у него был чёткий план на ближайшие десять лет, и первым пунктом значилось поступление на обязательную военную службу. Наёмник торопился, чтобы к сроку набора рекрутов добраться до крупного города.

Знойный полдень самого сердца лета не заставил парня остановиться в тени леса, окаймлявшего дорогу. Подумаешь, жара! Скоро деревья сменятся возделанными полями и просторными лугами, которые регулярно вытаптывают путники, и тогда он свернёт в ближайшую деревеньку.

У Робина в жизни была единственная цель: дослужиться до дворянского титула. Он понимал, что шансы невелики, так как слишком много желающих выслужиться, но не сдавался.

Его отец, пятый сын помещика средней руки, не получил в наследство ни титула, ни земель, ни богатства, на военной службе карьеру сделать не сумел и пошёл в наёмники. Жена его бросила, оставив на руках малолетнего ребёнка.

Робин с детства сопровождал отца на работе. Первое время ухаживал за лошадьми в обозах, куда они нанимались, потом стал понемногу привыкать к мечу и луку, постигать ремесло наёмника. Отец выучил его всему, что знал сам. А когда не смог держать оружие, отдал сыну меч.

Лес закончился, и солнце перевалило через верхний рубеж. На ржаном поле справа трудились крестьянки, низко надвинув широкополые шляпы. Где-то стучали топоры.

Робин свернул с главной дороги в сторону жилья и на ходу хлебнул из кожаной фляжки. Он надеялся переночевать под крышей и пополнить запасы, чтобы с первыми петухами снова выйти на тракт. Он знал, что следующий крупный город в нескольких днях пути, и хотел пройти этот участок дороги без длительных остановок. В городе он получит назначение в учебную часть, а через полгода его переведут в полк…

Пока Робин строил планы о блестящей карьере и доблестных поступках, ноги сами привели его в поселок. В ухоженной деревушке на пару улочек сразу бросался в глаза необычно крупный храм. Робин решил, это одно из тех мест, где учат детей с особыми способностями – до того момента, как их возьмут к себе в подмастерья чародеи.

В таких поселениях разбойников нет: служители храмов и сами маги, пусть и не прошедшие всего обучения, ревностно следят за порядком и с радостью практикуются на нарушителях. А значит, эту ночь можно спать спокойно, и не бояться обмана от торговцев или воришки у постоялого двора.

Над окнами и дверьми всех домов были кривовато намалёваны защитные руны, и Робин хмыкнул. Точно, воспитанники храма тренируются. Отец учил его распознавать основные руны, а заодно предупредил, чтобы он никогда не связывался с недоучками. Ведь если в знаке, защищающем от пожара, перепутать порядок чёрточек, можно запросто вызвать стену огня.

Робин занял один из столиков под навесом у таверны. Он отдыхал от трёхдневного перехода и глазел по сторонам, после долгого пути в одиночестве было интересно наблюдать за людьми. Румяная разносчица то и дело мелькала в дверях, стараясь обслужить и тех, что сидел во дворе, и тех, кто предпочёл столоваться внутри.

За соседним столом оказалась компания подростков помладше Робина, две девушки и трое парней. Одеты все были неброско, но не крестьяне, скорее, дети зажиточных семей. Чуть дальше трое местных работяг пили что-то из глиняных кружек. Из окна кухни пахло жареным мясом, и Робин представлял, что ест сочную отбивную, а не лепёшку с сыром и картошку на бульоне.

Он допивал прохладный кислый морс, когда за соседним столом ребята стали поздравлять девушку в голубом платье с именинами и вручать подарки. Девушка с улыбкой приняла самодельные бусы от подруги, поблагодарила темноволосого парня за какую-то коробочку и его рыжего приятеля за гребень для волос.

Белобрысый парень, волнуясь, отцепил от пояса объёмный кошель, дёрнул за тесёмки и протянул свой подарок – белую ажурную кружевную чашу, не то из фарфора, не то из какого-то похожего материала. Робин засмотрелся на вещицу, она, казалось, была покрыта глазурью и едва не светилась в лучах заходящего солнца. А почему чаша кружевная и вся в дырках? Да кто их знает, какие у них тут традиции! И где только парень такую явно дорогую диковину достал?

Правда, подарок, по мнению Робина, был совершенно непрактичным. Чаша состояла сплошь из одних дырок, такая ни как кувшин, ни как ваза не сгодилась бы. Фыркнув про себя такой несуразице, как дырявая чаша, Робин вернулся к своему ужину.

Похоже, именинница по поводу подарка была того же мнения, что и Робин. Девушка нахмурилась и стала возмущаться, отказываться от подарка, белобрысый, всё больше краснея, настаивал. Скандал набирал обороты.

Робин с сожалением допил остатки морса и остановил разносчицу, которая несла к дальнему столику новый кувшин. Наёмник отдал ей плату за ужин и встал. Предстояло ещё найти подходящий сеновал, чтобы ночевать не на улице, или, если цены позволят, можно будет даже снять чердак или койку под лестницей. Когда ещё выйдет выспаться в комфорте?

Робин совершенно не ожидал, что девушка в голубом платье тоже встанет со своего места, повернётся к нему и сунет что-то в руки.

– Дарю!

Робин машинально взял и с удивлением посмотрел на ажурную чашу. И как, волкодлака лысого, это понимать?

– Постой…

Но его уже никто не слушал. Именинница едва не бежала вверх по улице, два парня и подруга едва за ней поспевали. Белобрысого в их компании не было, когда и куда он делся, Робин не заметил.

Наёмник пожал плечами, и уже мысленно прикинул, где можно подороже продать дырявое недоразумение, как вдруг краска отхлынула у него с лица.

«Волкодлак вас всех подери!» – прошипел Робин и кинулся за девушкой. Но догнать не успел: кто-то встал на пути, кто-то толкнул, один из работяг опрокинул кувшин и выругался, отвлекая. И вот Робин оказался посреди улицы, не зная, куда свернула та компания. Белобрысого и вовсе след простыл.

«Вот волкодлак облезлый», – снова выругался про себя Робин.

Узор на чаше складывался в крайне сильную руну. Магия пятого уровня, не меньше! Отец-наёмник крепко вдолбил сыну уважение к магическим артефактам, когда учил их распознавать. И Робин связываться со столь мощным предметом не хотел. Это же не амулет от пыли на одежду и не шуточные бумажки-проклятия на прыщи, которыми они с друзьями в детстве баловались. Это магия такого уровня…

Так, девица сказала «дарю», а он по глупости взял… Значит, предмет теперь завязан на него! Надо найти именинницу в голубом, или хотя бы того паренька, – пусть снимает свою ворожбу, – и поскорей убираться из этого городка. От магов-недоучек ничего хорошего ждать не приходится. Они и свою-то силу контролируют через раз, не говоря уже о созданных такими недоумками артефактах!

Опытный маг бы не допустил, чтобы его «игрушки» вот так бесконтрольно попадали в руки первому проходимцу, в прямом смысле этого выражения. Теперь Робин не сомневался, что девушка, белобрысый и компания были именно из начинающих магов.

Всё оказалось и так, и не так. Девушка нашлась быстро, она жила в доме на соседней улочке и оказалось дочкой мясника. Добрые люди указали дорогу, и Робин совсем скоро стучал в нужную дверь.

Девица его на порог не пустила. Едва увидев чашу в его руках, захлопнула дверь перед носом, и крикнула, чтобы убирался. Робину только и удалось выяснить, что сама девица к магии не имеет никакого отношения и связываться с магией не желает, ибо папенька не велит. С даром в их компании только белобрысый Кир, который и пытался впихнуть ей в качестве подарка что-то магическое, да ещё и про помолвку вещал…

Робин хмыкнул и направился искать горе-жениха. Он порасспрашивал о парне у местных. Да, его тут знают, Кир, маг-ученик при храме, все ждут не дождутся, когда же он уедет к своему учителю, подальше отсюда. Куда пошёл? Не видели, не знают, не пробегал… Поиски ничего не дали.

Похоже, придётся задержаться. А раз так, надо искать подработку. Но сначала – найти того идиота и вернуть ему артефакт! Теперь понятно, почему чаша дырявая, никто пить из неё и не собирался, а у магии свои законы – видимо, для обрядов как раз такая и нужна.

«Ну, белобрысый, найду – получишь по шее за такое пренебрежение высшей магией!».

Робин почесал голову с щетиной волос и наконец-то сообразил: нужно было сразу идти в храм! Раз парень – маг-недоучка, там должны знать, куда делся их подопечный. А заодно и чашу посмотрят. Может, никакой руны нет, а просто похожий рисунок? Верилось в это слабо.

В храме Робин подозвал одну из послушниц, девчушку лет тринадцати, подметавшую пол, и спросил о белобрысом маге, показал чашу. Девушка пискнула, что позовёт кого-нибудь из старших, и убежала. Пришедшая по зову послушницы жрица, больше похожая на старую ведьму, озадачила Робина тем, что повела его во внутренние помещения храма. Но ведь здесь можно находиться только служителям и их подопечным, разве нет?

Робина провели в небольшую комнатку с низким диваном и парой кресел, бесконечным количеством подушек и круглым столиком в центре. Больше ничего в комнате не было, зато все стены, полы, диван и даже дверь были покрыты тканями красных тонов. У Робина сразу же зарябило в глазах.

Окон в помещении не было, свет присутствовал сам по себе, как некая субстанция. С магами в покровителях и подопечных это немудрено. На диване сидела женщина средних лет, оказавшаяся Старшей Настоятельницей. Она выслушала Робина, внимательно осмотрела чашу, не дотрагиваясь до неё, и покачала головой.

– Вы правы, действительно, этот предмет завязан на вас. Это видно по нитям магии и вашей ауре. И если эта чаша – то, о чём я думаю, снять привязку будет очень и очень сложно. Надеюсь, что я всё же ошибаюсь. В любом случае, надо сперва найти Кирилла и расспросить его. Он уже почти месяц не появлялся в храме… Я отправлю послушников на поиски, а пока предлагаю вам поселиться в гостевых комнатах, Лора вас проводит. И прошу всеми богами-хранителями: осторожнее с чашей! Хвала провидению, что вы её не выкинули и не продали. Лора, покажи гостю комнаты…

После таких слов Робин насторожился. Что же тот недоумок нахимичил с этой чашей, что Настоятельница так перепугалась?

Девчушка, которую Робин встретил первой, отвела его к небольшой пристройке, показала комнатку, где ему предстояло жить, пока не найдут непутёвого мага, объяснила, где находятся помывочные и трапезная

Настоятельница сказала, что храм должен следить за своими подопечными и отвечать за их поступки. И раз они проворонили Кирилла с его инициативами, то пока он не найдется, жильё и еда будут за счет храма. Правда, обедать придется в общей трапезной, с персоналом, но это всё, что они могут сейчас предложить. Робину оставалось только согласиться.

За день белобрысого так и не нашли. Робина жутко раздражала вся эта ситуация. Если он задержится ещё на несколько дней, вполне реально получить штрафные недели службы за опоздание. Чтоб их всех, и этого недотёпу в первую очередь…

Вечером Старшая Настоятельница сама пришла к Робину. Постучалась, и, когда он впустил её, тяжело опустилась на кровать. Бросив на неё удивлённый взгляд, наёмник пристроился на краешек стула.

– Дура она, та девчонка, – сказала женщина, и Робин чуть не поперхнулся. Настоятельница – и ругается? Служителям храма даже слов таких знать не положено! А гостья тем временем продолжала:

– Он свою душу ей предложил, а она… Как я понимаю, ты не знаком с этой руной? – Роб покачал головой.

Настоятельница вздохнула и стала пояснять, но Робину от этих объяснений легче не стало. Даже наоборот: чем больше он слушал, тем хуже ему становилось. Кровь отхлынула от лица, и к концу разговора оно было почти такого же цвета, как не окрашенные серые стены.

– Волшебнику, изготовившему эту чашу, повезло. Разбей ты или та девушка эти кружева – и он бы умер. Если ты продашь чашу, парень окажется в рабстве у нового хозяина вещицы. И со временем всё равно умрет.

– Что?! – Робин непонимающе уставился на настоятельницу.

Невежливо и не по правилам так на неё смотреть, в упор, но она сама начала неформальную беседу.

– Могучие маги, одарённые даром больше прочих, порой не могут совладать со своей силой. Поэтому, чтобы не сгореть изнутри, они заключают свои души в предметы и дарят тем, кому доверяют безоговорочно. Как правило, любимым девушкам, иногда – дочерям или сестрам. Тем, кому могут доверить свою жизнь. Девушки, получившие такой подарок, проходят специальное обучение при храме и после могут помогать магам в их работе, совершая определенные действия над этими предметами. Кирилл непозволительно ошибся в выборе спутницы…

– Постойте, но белобрысый же не могучий маг! Всего лишь ученик, даже пока без наставника! – Робин не заметил, как обозвал мага «белобрысым»; настоятельница сделала вид, что не услышала этого.

– Слишком юн? Да, ты прав. Но он один из самых перспективных учеников храма за последнее десятилетие, с невероятным магическим потенциалом. И один из самых проблемных… – тихо добавила настоятельница и устало потёрла лицо. – Слишком эмоциональный. Теперь вот сделал такую глупость…

– Вы вернёте ему чашу? Мне надо успеть на распределение… – Робин едва не подпрыгивал на стуле. Столько времени потерял из-за этого недотёпы!

– Я?! – Настоятельница грустно рассмеялась. – Нет, молодой человек. Все действия с сосудом души оставляют след на маге, создавшем его, и рикошетом бьют по владельцу, тому, на ком лежит привязка. Ты не можешь отдать чашу мне. И её нельзя вернуть Киру. Человек, вложивший душу в предмет, не может сам им владеть, иначе сгорит…

– Так что мне делать? – глухо спросил Роб. Такого поворота событий он не ожидал.

– Та девушка в момент передачи чаши, до того, как закрепилась связь, вручила предмет тебе и сказала «дарю». Ты взял, и привязка упала на тебя… Снять её крайне сложно. Теперь ты владеешь чашей, а вместе с ней – и душой Кирилла. На моём попечении сейчас всего пятеро учеников. Двое вчера уехали к наставникам. А из оставшихся троих один – твой, и он полностью от тебя зависит. Я сама с ним поговорю, как только он найдётся. А потом тебе и твоему магу предстоит найти человека, которому можно доверить чашу, и доехать до столичного храма. Там есть жрецы, которые смогут поменять привязку. Мне такое, увы, не под силу.

– И я буду свободен? – Робин наконец выпустил из рук край жилета, который, сам того не замечая, мял всё это время.

– Да. Тогда – да. Как только разыщется твой маг, я тебя позову.

Едва за настоятельницей закрылась дверь, Робин со стоном повалился на кровать. Ехать в столицу… Это же неизвестно, сколько времени займёт! Тащиться через всю страну из-за этого недоумка! Сколько им придется терпеть друг друга? Месяц, два, пока они доберутся до главного храма? А если привязку снять не получится?

Не давал покоя Робину и другой факт. Он два дня таскал повсюду чью-то душу и даже не подозревал об этом! Парень – идиот! Как он вообще додумался засунуть собственную душу в такой хрупкий предмет? Да ещё вручить его безответственной девице, которая, похоже, его ни капли не любит и так ничего и не поняла! Так рисковать своей жизнью!

А если бы Робин продал чашу? Настоятельница сказала, что парень попросту стал бы чьим-то рабом. Боги-покровители! Маг такой силы, что смог создать подобный артефакт, путь даже и необученный, у кого-то в услужении… Надо скорее с этим разобраться.

Время идёт, получить штрафной срок службы ему вовсе не улыбается. Где носит этого недоумка? Хотя жаль парня, несмотря ни на что. Так прогадать. Угораздило же белобрысого так не вовремя воспылать чувствами к недостойной девице.

Ближе к вечеру следующего дня бойкая Лора передала Робину, что его вызывает Настоятельница, и отвела в ту же жуткую красную комнату, на этот раз пустую.

– Присаживайтесь, я сейчас чай принесу, – прощебетала девчушка и убежала.

Через пять минут она вернулась с подносом. Роб только вздохнул: раз угощают, значит, опять ждать. Но долго сидеть в одиночестве не пришлось – вскоре в помещение вошла Старшая Настоятельница, а за нею следом плёлся белобрысый маг.

«Нашёлся-таки!» – подумал Робин и встал, чтобы сказать этому недоумку всё, что он о нём думает. Но, взглянув в лицо парня, промолчал и сел обратно. Настоятельница указала магу на диван, сообщила, что у неё дела, но она скоро к ним вернётся, и ушла, давая время молодым людям самим разобраться во всём.

ГЛАВА 2

Белобрысый словно не заметил ухода настоятельницы, он вообще ничего не видел вокруг. Лицо белее речной гальки смотрелось болезненным пятном на фоне окружавшего их красного безумства. Волосы торчали в разные стороны, в них был какой-то мусор, одежда в следах от травы и земли. Похоже, парень ночевал где-то в лесу.

Робин отметил всё это машинально, искоса наблюдая за парнем. А тот сел на другой конец дивана и уставился перед собой ничего не выражающим взглядом. Помолчали.

– Кир, – вдруг произнёс белобрысый, всё так же пялясь куда-то в стену.

– Робин, – в свою очередь представился наёмник.

Кир покосился на Робина, но, заметив, что за ним наблюдают, опять уставился в стену.

– Ты где пропадал? – спросил Робин, так как больше ничего в голову не приходило. Ну не молчать же им здесь до скончания веков?

– Смерти ждал, – буркнул Кир.

– А чего вернулся?

– Видимо, кушать захотел, – ответил голос Настоятельницы от дверей, и зашла она сама, а следом – две послушницы.

Комнату сразу же наполнили невероятно аппетитные ароматы. Женщина махнула рукой на столик, девушки поставили на него подносы и вышли. Кир зашевелился, недовольно и с каким-то удивлением поглядывая на Робина. Тот только пожал плечами. Кир насупился.

Настоятельница улыбнулась, стараясь разрядить обстановку.

– Я распорядилась принести вам обед сюда, а пока вы едите, расскажу, как мы поступим. Ну и что вы на меня смотрите? Берите ложки и приступайте. Когда я уйду, тарелки унесут тоже.

Это предупреждение подействовало, и Кир первым потянулся к подносам. Робин последовал его примеру.

– Раз вы уже познакомились, перейдём сразу к делу. Кирилл, пришло назначение от Совета Магов, в столице тебя ждёт наставник. Он занятой маг, бросить все дела и явиться сюда за тобой не может, поэтому направишься к нему сам. Робин, ты ехал в распределительный пункт поступать на обязательную службу, верно?

Робин кивнул, не забывая жевать невероятно вкусный обед. Всегда бы так кормили!

– Так как это наша недоработка, – Настоятельница недовольно покосилась на Кира, и тот ответил ей мрачным взглядом, – то я выпишу тебе бумагу от имени храма на случай возможной задержки, поэтому никаких санкций не последует.

– Спасибо! – выдохнул Робин. Одной проблемой меньше, это радует.

– Теперь о привязке чаши. Как я уже говорила, снять я её не могу.

Кир поперхнулся, Робин перестал наворачивать обед и отставил тарелку в сторону. Он это уже слышал, но всё равно плохо…

– Я связалась с Главным Храмом. У них есть жрец, который сможет это сделать. Но для этого вам обоим надо явиться в столицу. Советую отправиться туда чем раньше, тем лучше, но настаивать не буду, решите сами. Сопроводительные листы я вам выпишу, но никого в спутники дать не могу. Робин, ты у нас совершеннолетний, присмотришь за своим магом, пока путешествуете, вся ответственность за его поступки на тебе. Кирилл, ты слышал?

Кир недобро глянул на Робина и тут же отвел взгляд. Как же, записали его в малолетки, да еще «папочку» назначили! Ему до совершеннолетия всего несколько месяцев осталось!

Робин тоже смотрел на мага недовольно. Не хотел он нести ответственность за дела этого недоумка! Но, похоже, теперь никак не отвертеться.

– Ну, всё, идите с миром, и да хранят вас боги-покровители!

Наставница ненавязчиво выставила их из храма – «подышать свежим воздухом», и оба парня, усевшись под ближайшим деревом, стали приводить мысли в порядок.

– Я так понимаю, финансировать нашу… э-э-э… поездку храм не будет? – задал Робин вопрос о насущном.

– Не-а. Это не входит в их обязанности. Наоборот, это мы должны приплачивать за советы и покровительство. Так что денег не требуют – и то ладно, – пожал плечами Кир, сорвал травинку и принялся вертеть её в руках.

– Ясно. И на что ты собираешься путешествовать? – Роб скептически осмотрел одежду белобрысого.

– По правде – денег совсем нет. Подзаработать бы… – Кирилл смотрел в сторону, стараясь не поворачиваться к своему хранителю.

– А что ты можешь? – оживился Робин. Если этот довесок к чаше окажется хоть на что-нибудь годным, может, всё будет не так ужасно?

– Ну, охранные заклинания, заклинания поиска, бытовые любого уровня…

– То есть всё, что нужно сидящему в уютном родном доме человеку и абсолютно бесполезно в пути, – вынес вердикт Робин. Мало того, что у него теперь ручной маг-недоучка, так ещё и ни на что не годный. Но везти в столицу на свои деньги он этого придурка не собирался, пусть сам выкручивается.

– Между прочим, я уже брал заказы и заработал, между прочим, весьма неплохо! – взвился Кир, оскорбившись, что его способности посчитали бесполезными.

– Ну и где эти честно заработанные? – скептически посмотрел на мага Робин.

– На чашу всё ушло, – приуныл Кир и плюхнулся обратно на траву.

– А если у родных попросить? – не сдавался наёмник. Ну как-то же белобрысый жил всё это время.

– Нет никого, – неохотно признался маг. – Меня по малолетству привезли из дальнего села, сдали в храм и забыли. У меня десять братьев и сестёр, надел у родителей большой, им и без меня проблем хватает. Уже лет десять никого из семьи не видел.

Робин мысленно выругался, что-то прикинул.

– Давай так: нам обоим надо выбираться из этого городка, желательно в сторону столицы. Раньше доберемся до храма – раньше пойдём своими дорогами. Жаль, что ехать придётся через всю страну, – Робин вздохнул.

Начало его грандиозного плана и карьеры так безобразно испорчено! Но делать нечего, проблему нужно решать, а потому наёмник отбросил эмоции в сторону.

– Я сегодня узнавал, заезжий купец всё ещё на постоялом дворе, готовит лошадей и повозки к длинному переходу. Предлагаю к нему наняться, и сделать это нужно поскорее: долго он в деревне не простоит. Команда у него наверняка уже полная, придётся сильно постараться, чтобы нас взяли.

– С чего ты решил, что нам с ним по пути? – обернулся к Робину Кир.

– Чем ближе к столице, тем выше цены, а продавать свой товар задёшево никому не хочется, – пожал плечами наёмник. – Я уже ходил в охране торговых караванов наёмником. Тебе есть что купцу предложить?

– Без проблем!

– Хорошо. Завтра с утра к нему и пойдём. А сейчас извини – ни сил, ни настроения нет, я – спать.

Кир странно посмотрел на своего новоявленного хранителя, а тот, не говоря больше ни слова, ушёл в гостевые комнаты храма. Похоже, Робин и не представляет, во что ввязался и какие у него сейчас возможности. Да скажи он прыгнуть с самой высокой башни – Кир бы прыгнул. Прикажи поцеловать самую страшную ведьму – поцеловал бы. Хорошо, что он не знает этой зависимости… Или знает, но не показывает вида?

Маг хмыкнул. Робин хочет наняться к купцу? Значит, пойдём наниматься. И этот вопрос надо решить до утра, раз его хранитель так пожелал. Хотя он прав: без денег они далеко не уйдут. С обозом дорога займёт больше времени, но они подзаработают, да и в компании лучше будет. Вдвоём с этим занудой они скоро поубивают друг друга ко всем богам-хранителям!

Утром Робин не успел переступить порог комнаты, как увидел белобрысого.

– Ты чего здесь делаешь? – нахмурился наёмник, поправляя пряжку.

– Тебя жду. Караван через два часа уходит, нам место обещали придержать до утра, – как ни в чём не бывало, заявил Кир, вертя в руках какую-то веточку. За плечами у него висел собранный походный мешок с лямками.

– Чего? – не понял Робин.

– Берут они нас! Давай быстрее, вещи собирай, тебя представим – и в путь, – раздражённо сказал Кир.

– Ты серьёзно? – на всякий случай уточнил Робин, уже прокручивая в голове необходимые действия. Стоит ли за бумагами к Настоятельнице вдвоём идти или пусть Кир сам сбегает, пока он собирает вещи, чтобы быстрее было? Хотя нет, этот обалдуй собственную душу посеял, бумаги ему доверять не стоит.

Кира недоверие наёмника обидело.

– Нет, блин, я – местный шут! Ты с ними уйти хотел? Хотел. Заработать хотел? Хотел. Так и принимают нас: тебя – наёмником в охрану, меня – магом-сопровождающим. Тебе оплата наравне с теми бугаями, что у них уже в команде, по количеству отработанных дней. Мне они денег зажали, плату, как для второго уровня, но я несовершеннолетний, спорить было бесполезно. Хорошо, что еще бумаги не попросили, а то бы вообще завернули…

– А что у тебя по бумагам? – прервал этот словесный поток Робин. Он не стал язвить по поводу того, что Кир, судя по его поступкам, действительно тянет на главного местного балагура.

– Второй уровень, – нехотя буркнул Кир.

– Ну и чего ты заводишься тогда? – не понял Робин.

– Так фактически-то уже почти четвёртый! Подумаешь, на переводном экзамене стул под проверяющим спалил.

– То есть в итоге всё-таки второй. Так, стой здесь, я – мигом. – Робин вернулся к себе в комнату, Кир послушно остался стоять на месте.

В комнате наёмник поспешно достал из-под кровати свою сумку, радуясь, что не стал разбирать вещи. Покидал туда кое-какие мелочи и огляделся. Вроде, ничего не забыл. Робин взял со стола злополучную чашу и вышел, заперев за собой дверь.

– Так, теперь – к Настоятельнице за сопроводительными бумагами, я отдам ключи от комнаты – и в путь. Чего стоишь? Идём!

Кира перекосило при виде чаши. Но он послушно повёл своего нежданного хранителя к кабинету Настоятельницы. Она была на месте и как раз составляла для них бумаги. Женщина забрала у Робина ключи, поблагодарила его и ещё раз попросила приглядывать за Киром, напомнив об ответственности. Потом что-то прикинула, позвала одну из послушниц и попросила принести хранильницу.

«Это ещё что и зачем?» – нахмурился Робин.

Оказалось, что это специальный мешочек для хранения чаши. Он был сделан из особым образом заговоренной ткани, чтобы содержимое не потерялось и не разбилось в пути, и с лёгким отводом глаз, чтобы не привлекать к нему излишнего внимания.

Настоятельница объяснила, что в сумку к остальным вещам положить чашу нельзя («Тебе бы понравилось, если бы твою душу засунули к чьим-то носкам?»), и что желательно артефакт всегда носить при себе. Она посоветовала прицепить мешочек к поясу и держать под рукой.

Специальные петельки действительно надежно крепили хранильницу, так что при ходьбе она практически не мешала. На этом Кир с Робином попрощались с Настоятельницей и, выслушав ещё массу пожеланий и напутствий, помчались на постоялый двор. Не опоздать бы!

Они успели. Рабочие грузили на телеги последние тюки, когда они, быстренько приведя себя в порядок после бега, показались купцу. Это был невысокий мужчина с кудрявой бородой и выдающимся пузом, одетый слишком крикливо и отдающий чересчур много приказов.

Впрочем, его указаний никто и не слушал: все и так знали свои обязанности, а потому пропускали замечания начальника мимо ушей. Тот и не следил за выполнением своих распоряжений – ему достаточно было просто показать, кто тут главный.

Купец придирчиво осмотрел парней, напомнил, что не любит разгильдяев, и приказал заняться делом. Кир собрался было идти осматривать тюки с товарами, как было оговорено, но Робин незаметно его удержал.

– Только после подтверждения контракта, господин.

Купцу польстило такое обращение. Он довольно кивнул тому, что молодые люди знают порядок – значит, не в первый раз идут. Мужчина выдал обоим парням по повязке на запястье, что подтверждало их статус нанятых, и проговорил стандартные условия найма охранника для торговых обозов и мага-сопровождающего.

Робин удовлетворённо кивнул и повязал контракт на левую руку. Такие повязки в виде полоски материи с эмблемой или инициалами нанимающего зачарованы, и нарушить условия устного договора крайне сложно для любой из сторон. Кир молча повторил всё за своим хранителем, ругая себя за неосмотрительность, пока не вспомнил, что для Робина такая служба не нова. Ну, раз он знает, что делать, то пускай и решает все вопросы. Свою часть работы – договориться с купцом о найме – он уже выполнил.

Робин привычно отыскал глазами главного среди охраны обоза и пошёл доложить, что у него теперь новый подчиненный. Больше с самим купцом, если всё пойдет как надо, он не будет иметь дела до самого расчёта. Кир же, наоборот, привязался к торговцу.

– Мы с вами договаривались о наговоре от порчи от дождя и пыли на товары, от внезапной поломки на телеги, поддерживать эти заклинания на протяжении всего пути и зачаровать охранный амулет лично для вас. Так?

– Так, так, – пробурчал купец, кивая и хмуря брови.

Он стоял, поглаживая пузо и делая вид, что недоволен, но ему это не очень удавалось. Ему было чему радоваться: он нанял сопровождающим на всё время пути целого мага по цене одного амулета.

Видно, что парень – недоучка, но с элементарными заклятиями он справится, а для самого купца это означает, что в пути будет намного меньше потерь груза. Больше пригодных к продаже товаров за какие-то смешные деньги! Правда, к обозу прибавилось два лишних рта, которые надо кормить в течение пути, но эти расходы покроются с избытком.

Торговец довольно прищурился, глядя, как маг машет руками вокруг телег. Амулет на груди нагрелся, значит, и вправду магичит, без обмана.

Едва они тронулись в путь, Кир, обессиленный, повалился на тюки с тканями в одной из крытых повозок. Товарам теперь точно ничего не будет, а вот он выжат почти до предела. Накрыть столько объектов сразу! Да ещё без заранее подготовленной магической основы!

Мало просто зачаровать телегу – надо, чтобы кокон из магических сетей накрыл каждую деталь повозки, лошадь, штуку товара… И на всё нужны разные заклинания. М-да, как бы не вышло, что он переоценил свои силы. С другой стороны, основа уже положена, останется только подновлять чары раз в пару дней да регулярно их подпитывать. Кир вздохнул и заставил себя задремать. Сон – лучший способ восстановиться.

Роб заметил, как белобрысый ушел в телегу, и специально проехал мимо, чтобы проверить свои подозрения. Так и есть! Пока все будут трястись в седлах по жаре и глотать пыль, маг собрался лежать в теньке и отдыхать на мягких тюках. Робин раздраженно фыркнул и поскакал дальше, на своё место в цепи охранников. Вот будет привал, он этому недотёпе устроит!

Купец спешил, и остановку он объявил только вечером, когда уже начало смеркаться. Один из наёмников намекнул начальнику обоза – здоровенному могучему детине с зычным голосом, что некий парень ничем не занят, и мага тут же приставили обихаживать лошадей. Робина, к его неудовольствию, отправили к нему в напарники:

– Вы же вместе нанимались, вот вдвоем и трудитесь, ха-ха!

Угу, очень остроумно.

Белобрысый выглядел недовольным, но прилежно выполнял все указания. Робин отметил, что маг какой-то вялый, но не придал этому значения. Переспал днём, видимо, бедненький! Робина раздражало всё, что связано с этим колдуном, а особенно – жалобные взгляды, которые он кидал, стоило Робину дать ему очередное задание.

Следующий день прошёл так же. С утра маг немного покрутился вокруг повозок с товаром, а потом залез в одну из них спать. Начальник обоза, заметив, что белобрысого нигде не видно, поинтересовался у купца, входит ли магический контроль дороги в условия найма мага. Купец пожал плечами, и здоровяк, удовлетворенно кивнув, вытащил Кира из повозки. Он выделил магу лошадь и «пристроил к делу», по словам самого начальника. Кир только бросил обречённый взгляд на своего хранителя, на что Робин ему ответил:

– Выполняй команды начальника обоза. Дисциплина и общая занятость – залог успеха, – повторил он слова своего отца.

Здоровяк удовлетворено хмыкнул и уехал в другой конец обоза, где устроил головомойку двум наёмникам. Купец счастливо щурился на солнце и кивал в такт доносившимся ругательствам: раз отчитывает – значит, работает!

Кир больше ни словом, ни взглядом не показывал своего недовольства и желания пойти поспать. Робин незаметно за ним приглядывал, он очень серьёзно отнёсся к словам Настоятельницы о том, что несёт ответственность за все поступки «своего мага». Интересно, как понимать эту её фразу? Они не заключали договора, и белобрысый ему ни в чём не клялся. Может, дело в чаше?

Раздражение поведением Кира уходило, и Робин стал думать о том, что парень, в общем, не так уж и плох. Влип по самое не хочу, но держится молодцом. Но, в очередной раз кинув взгляд на подопечного, Робин уже не был в этом так уверен. Он тихо выругался, натянул поводья и направил коня в сторону мага. Он подоспел в последний момент, чтобы подхватить падающего с лошади Кира.

Робин вновь помянул волкодлака, злясь на самого себя. Видел же ещё с вечера, что парень не в себе. Мало ли что у них, у этих магов… Никогда раньше Робину не приходилось так близко сталкиваться с представителями этой профессии – так, видел пару раз издалека. И чего он на него взъелся? Белобрысый ведь не умышленно втянул их обоих в эту историю, сам пострадал больше всего, но ни на что не жаловался и ничего плохого Робину не делал, во всяком случае, умышленно. Эмоции в работе наемника – плохой советник, до добра не доводит.

– Чего это с ним? – начальник обоза не заставил себя долго ждать.

– Перегрелся! – ответил Робин и с помощью ещё одного охранника затащил Кира в ближайшую повозку.

Парень выглядел совсем худо, его лицо было белее гальки. Робин решил дать магу воды – хуже точно не станет. Он потянулся за висевшей на поясе фляжкой и тут же, выругавшись, отдёрнул руку: он случайно задел хранильницу с чашей; жгло даже через ткань. Как он мог не заметить этого раньше?!

Робин принялся судорожно вспоминать всё, что слышал от Настоятельницы. Белобрысый и чаша связаны… в ней заключена душа мага…чаша раскалена так, что к ней невозможно притронуться… Может, если чашу остудить, Киру тоже полегчает? Робин оглянулся в поисках чего-нибудь подходящего.

Сейчас самый быстрый и доступный способ сделать задуманное – вода. Лить внутрь бесполезно – всё вытечет через дырки. Значит, надо окунуть. Ведро, из которого поили лошадей, даже с остатками воды на дне, нашлось быстро. Как раз хватит!

Робин развязал тесёмки и аккуратно, держа через ткань хранильницы, опустил чашу в воду. Запоздало пришла мысль о том, что это может быть опасно: не хватало только, чтобы посудина треснула! Руку жгло неимоверно, но, что удивительно, кожа не краснела, и не было и намёка на ожог. Всё с этим магом странно…

Фарфор тихо звякнул о дно ведра, но трескаться, вроде, не собирался. Робин про себя выругался: надо было постелить на дно какую-нибудь тряпку, чтобы не разбить.

Белобрысый зашевелился и поморщился. Через минуту он открыл газа и нашел Робина взглядом.

– Спасибо.

– Да не за что, вроде как, – Робин заглянул в ведро. Сработало! Интересно, чашу можно уже вынимать или пусть ещё поотмокает?

– Я бы ещё долго без сознания провалялся. – Кир попытался встать и брезгливо передёрнулся.

– Ты пока лежи и не дёргайся, начальнику я скажу, чтобы тебя не трогали. Чем вызван обморок? Эй, а чего тебя сейчас-то так перекосило?

– А ты представь, что из тебя вынули душу и окунули в поилку для лошадей! – Кир не ответил на первый вопрос, и Робин внутренне нахмурился. Он не подал виду, но сделал пометку на будущее, чтобы при первой же возможности вернуться к этому разговору.

– А ты что, всё прямо так чувствуешь? – поинтересовался он из чистого любопытства.

– Конечно.

– Понял. Чашу можно доставать? Нужно вытереть или прямо мокрой обратно в мешок?

– Не мешок, а хранильницу! Знаешь, сколько на этом клочке ткани магии понакручено? Мне до такого ещё расти и расти… – Кир сокрушённо покачал головой и озвучил инструкции. Кажется, Настоятельница тоже всё это говорила Робину, но тогда он не посчитал это важным и пропустил мимо ушей.

Послышались ругательства и имя Робина: начальник охраны потерял его из виду. Пришлось срочно вылезать и реабилитировать себя в глазах начальства. Убрав выловленную из ведра и насухо вытертую чашу обратно в хранильницу, наёмник оставил Кира отдыхать и приходить в себя, наказав не вылезать из повозки на солнцепёк. Белобрысый как-то странно на него посмотрел, но ничего не ответил. Подумать над поведением и словами мага и его связью с чашей Робин решил позже.

На вечерней стоянке приятелей опять поставили убирать лошадей. Робин пытался выспросить у мага, что это такое с ним было днём и почему он молчал всё это время, но Кир только отшучивался. Под конец наёмнику это надоело. Им предстояло вдвоём пройти полстраны, чтобы добраться до главного Храма, где, наконец, снимут привязку к чаше. Похоже, маг не понимал, что столько времени игнорировать друг друга или просто делать вид, что они посторонние и вообще не вместе, не получится.

Судя по всему, белобрысый никогда раньше не покидал границ родной деревни надолго, поэтому не знал, что из себя представляет подобное путешествие, и не умел работать в паре. Робин же всю жизнь, сколько себя помнил, ходил на задания с отцом, и понимал, что им с Киром нужно стать хоть на время напарниками, чтобы добраться до места целыми и невредимыми. И вообще, он, Робин, отвечает за все действия и поступки этого светловолосого недоумка, и ему бы очень хотелось знать, чего от него ожидать!

Едва они закончили с лошадьми, Робин сграбастал Кира в охапку, затащил в лесок за ближайшие кусты и несильно приложил о дерево – его раздражало, что маг от него весь день и уже практически весь вечер отмахивался, не желая объяснить, в чём дело, только злобно смотрел.

Кир попробовал вырваться и уйти, но не вышло. В итоге он всё-таки соизволил ответить: магия отнимает много сил, опыта у него нет, вот он и в полуобмороке.

– Почему ты не отказался, когда лишней работой запрягли?

– Да не мог я! – взорвался маг, и Робин порадовался, что они сейчас в стороне от лагеря и их навряд ли кто-то услышит. – Что мне говорит владелец чаши, то я и делаю! Беспрекословно, как тупая марионетка! И поспорить даже не могу!

Выпалив это, Кир устало вздохнул и сполз по дереву спиной. Отвернулся, руки безвольно повисли. Маг выглядел так, словно из него разом вынули все кости.

– Что, доволен? Получил ручную зверушку и радуешься? – огрызнулся он в ответ на молчание Робина, пряча за наглостью страх, и решился поднять глаза на своего хранителя.

Но наёмник продолжал молчать, задумавшись о чём-то. Лицо Робина словно окаменело, а Кир напрягся, не зная, чего ожидать.

– И ничего нельзя сделать? Ты никак не можешь этому сопротивляться? – наконец сказал Робин, по-прежнему стоя над Киром неумолимым стражем.

ГЛАВА 3

Маг тяжело вздохнул, оттягивая момент ответа, потом окинул наёмника злым взглядом, а затем всё-таки ответил. Чувствовалось, что сейчас он считает Робина своим врагом номер один. Ещё бы, он фактически признался, что является его абсолютным рабом!

– Ничего… Я ничего не могу сделать с прямым приказом.

На какое-то время повисла тишина.

– Как должна звучать фраза, чтобы ты повиновался?

– Чего?

– Спрашиваю, как должна быть построена фраза, чтобы она для тебя прозвучала приказом?

Кир задумался. Он не понимал, куда клонит наемник, но и уйти от этого уже было нельзя. Раз тайна, состоящая в том, что он настолько зависим от этого демонова артефакта, уже раскрыта, осталось только выложить последние карты на стол, и его партия будет сыграна, а жизнь, возможно, закончена… В голове у мага стало пусто, чувства словно подёрнулись липким туманом; во рту стало горько, к горлу подкатил ком, а все мышцы превратились в кисель. Он сам себе напоминал слизня, которому уготовано мерзкое бесхребетное существование.

Кир пожал плечами.

– Я должен понимать, что это именно приказ. Например, мягкую просьбу я могу попробовать оспорить, опять-таки, если, по ощущениям, её выполнение не обязательно.

– Можно задать условия команды?

– Что ты имеешь в виду?

– Если ты связан с чашей так, что полностью снять принуждение нельзя, можно ли ограничить это воздействие? Например, договориться о том, что фразы, начинающиеся с твоего полного имени, будут приказом, а все остальные обращения, такие, как «Кир», «белобрысый», «дурак» и прочие, не будут иметь приказной силы?

– За «белобрысого» ответишь, – ухмыльнулся Кир.

Похоже, наёмник не собирался его порабощать. Такие условия магу понравились: во всяком случае, он сможет нормально разговаривать с Робином и не мчаться выполнять не пойми что при малейшем намёке, ему это уже порядком надоело.

То Робин вздумал рассуждать вслух, что по жаркой погоде в дороге нужно много пить воды, и Кир как ненормальный за день выхлебал чуть ли не ведро. Наёмник же не додумался уточнить, что значит «много».

В другой раз он сетовал, что обоз еле ползёт, и Кир гнал лошадь впереди телег, да ещё незаметно подгонял чужих лошадей. Они тогда за полдня сделали больше, чем планировали пройти за день, только вот животным потом пришлось давать длительный отдых. По счастью, ни купец, ни начальник обоза заклинаний Кира не заметили, списали всё на новую яичную добавку к корму животных.

Робин белобрысое недоразумение и наказание не торопил. Он наблюдал за сменой эмоций на лице мага и гадал, о чём же тот думал, когда маг морщил нос и недовольно на него косился. Спустя пару минут, воодушевлённый перспективой, маг начал действовать.

Кир подобрался. Он сосредоточился на потоках магии вокруг, аккуратно потянулся по связующим нитям к чаше. Кажется, это может сработать. Всё еще сидя на сырой земле под деревом и чувствуя, как его начинает пробирать ночной холод, Кир серьёзно посмотрел на Робина.

– Если ты уверен в своём решении, возьми чашу в руки и повтори всё вслух. Надо сформулировать идею как можно яснее, а я должен буду подтвердить. Потом проверим, получилось ли.

Робин достал чашу из хранильницы, задумался ненадолго, а потом, взяв артефакт обеими руками, громко и чётко озвучил своё решение. Знать бы ещё, к чему это приведёт и не сглупил ли он.

Кир поднялся на ноги.

– Подтверждаю, – серьёзно произнёс маг и добавил несколько странных слов, видимо, какое-то заклинание. Потом закрыл глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Вроде ничего не поменялось? Или?..

– И как? – спросил Робин, чувствуя себя полным пнём.

Стоит ночью, в почти полной темноте, в сыром лесу вдали от лагеря, обнимает какую-то волкодлакову дырявую чашу и пытается ослабить собственную, как оказалось, немалую власть над белобрысым магом-недоучкой!

Ну не дурак ли он после этого? Другой бы воспользовался ситуацией, радовался, что обзавелся персональным рабом с магическими способностями, а он… он так не мог. И именно поэтому не уехал из деревни сразу, как только понял, что во что-то влип. И именно поэтому не смог бросить мага, наплевав на того с высокой башни. Робин слишком хорошо знал, как тяжело бывает пережить предательство, после того, как от них с отцом ушла мать. И не хотел быть похожим на неё.

– Сейчас проверим. Прикажи что-нибудь, – с азартом предложил Кир.

Робин пожал плечами.

– Скачи на одной ноге! – буркнул он первое, что пришло в голову.

Кир посмотрел на него, как на идиота.

– Кир, скачи на одной ноге! – уже уверенней произнёс Робин, не обращая внимания на выразительный взгляд мага.

– Кирилл, скачи на одной ноге! – в третий раз приказал наёмник.

Кир открыл рот, чтобы сказать что-то явно нелестное, вдруг замер, выпучил глаза, поднял одну ногу… и принялся подпрыгивать, ругаясь, как последний грузчик. И где только слов таких понахватался? Не в храме у настоятельницы же! Робин ошалело на него смотрел, стараясь не прислушиваться к тому, какими словами маг костерит непутевого наемника, который не смог придумать ничего умнее.

– Да чтоб тебя… волкодлак покусал… скажи, чтобы я остановился! У меня самого не получается! – вопил Кир, подпрыгивая на одной ноге.

– Кир, всё, хватит! – приказал Робин, и ничего не произошло. Выслушав еще несколько «лестных» эпитетов в свой адрес, Робин рявкнул:

– Кирилл, достаточно!

Маг, наконец, замер и прислонился к дереву, давая отдых уставшей ноге.

– Ну, ты… блин… ничего умнее придумать не мог? На этих кочках шею свернуть – раз плюнуть! Ты что, совсем ополоумел?!

– Да-да, я всё слышал, – невозмутимо ответил Роб, убирая чашу в хранильницу. – Для приказа обязательно держать её в руках?

– Нет, достаточно магической связи, которая на нас висит, если я нахожусь в пределах видимости. На большом расстоянии надо, так будет вернее, – ответил Кир, пытаясь отдышаться и успокоить стучащее бешеным барабаном сердце.

Ну что ж, опыт прошел удачно, что не может не радовать. Осталось только надеяться, что наёмник не будет ему приказывать налево и направо. Кир снова с опаской и подозрением покосился на напарника. Может, колдануть на него что-нибудь, подавляющее волю, и самому им командовать, пока наоборот не вышло? Эх, жаль, чаша своего хранителя от большинства магических воздействий защищает. Тут и амулетов других не надо. А как было бы здорово!

– Ясно. – Робин серьезно посмотрел в глаза белобрысому магу. – Обещаю не использовать приказы тебе во вред и не злоупотреблять этой властью. И вообще, постараюсь не применять, кроме крайних случаев. Надеюсь, таковых не будет за то время, как мы доберемся до Храма и с меня снимут эту демонову привязку.

– Спасибо, – ответил Кир, испытывая глубокую благодарность к наёмнику.

Слова, сказанные сейчас Робином, были практически клятвой. Да и без них Кир почему-то почувствовал доверие к этому зануде. Видимо, он завел первого в своей жизни друга. С рождения магов учат верить только самому себе, и любые проявления дружбы чреваты для обоих – магический патруль, Храм и наставники не допустят, чтобы кто-то посторонний имел на чародея хоть какое-то влияние. Подобные полномочия есть только у официальных представителей власти и у Совета магов, чтоб их…

– Пойдём назад, небось, все уже поели и ужина нам не достанется. Не хватало ещё, чтобы в караул поставили за то, что отлучались.

Робин развернулся и, не глядя на встрёпанного мага, пошёл в сторону лагеря. Он был раздражён поведением белобрысого недотёпы, тем, что он сразу не объяснил всё по-человечески. Скольких проблем и недоразумений удалось бы избежать! Но при этом наёмник искренне жалел и сочувствовал Кириллу. Ситуация та ещё, а с его характером и талантом влипать в неприятности ему, видимо, вообще по жизни туго приходится.

Кир замер и прислушался к себе… Нет, теперь это не было нерушимым приказом. А ведь Робин оказался не так уж плох! И Кир, теперь уже совершенно добровольно, пошёл за ним следом.

Ужина им и вправду не досталось. Кир до конца вечера обиженно пыхтел, как семейство ёжиков, и после отбоя долго ворочался и картинно вздыхал. Чтоб этого наёмника волкодлак за пятку укусил! Не мог после еды поговорить?! Так нет, ему именно во время ужина приспичило! А теперь ему, могучему магу почти четвёртого уровня, приходится спать голодным. У-у-у-у, зараза занудный… Робин оставался внешне абсолютно невозмутимым, хотя его вновь раздражало поведение мага. Чем он ещё недоволен?!

Утром караван тронулся дальше в путь. Лошади шли обычным шагом и никуда не гнали, маг больше не хлебал воду, как стражник после запоя, и в целом всё шло довольно неплохо. Хозяин каравана довольно щурился на солнце, поглаживал затянутый в дорогой жилет живот и кивал головой в такт собственным мыслям. Управляющий с хмурым видом на лошади объезжал обоз, проверяя всё и всех. В общем, всё было в полном порядке и беды ничего не предвещало. Три дня было спокойно.

Началось всё безобидно – с дневного привала на берегу реки. Ничего особого до сих пор не происходило, если не считать попыток Кира ухаживать за единственной в отряде девушкой-наёмницей. Над магом потешался весь обоз, но тот, похоже, не собирался обращать внимание на насмешки в свой адрес.

Кир регулярно собирал ягоды и цветочки для Викуси, растекался перед ней в комплиментах. Он с видом галантного кавалера поддерживал даму за локоток, когда она спускалась с лошади, за что пару раз едва не получил пяткой по уху, причём совершенно случайно: наёмница просто не заметила предложенной помощи и по привычке перемахнула через седло.

Робин с невозмутимым лицом покосился на предмет воздыхания мага и внутренне вздрогнул. И что только белобрысый нашёл в этой крепкой девице, состоящей из одних только мышц и мыслей об оружии? Викуся смачно рыгнула, переваривая недавний перекус.

Серьёзных проблем в пути пока не возникало, из мелких же были: пара попавшихся навстречу попрошаек, ухаживания Кира за наёмницей да навязчивая идея купца разбивать полный лагерь при малейшей остановке. Чтоб ему икалось всю ночь напролёт! Вот скажите, кому нужны палатки на дневном привале, да ещё на полный состав? На этот вопрос никто ответить не мог, но и перечить нанимателю не решались.

Наёмники и слуги пробовали поговорить с начальником каравана, но тот только хмыкнул и напомнил, что хозяин платит за сохранность груза, послушание и количество дней в пути. Так зачем же спешить и перечить, если всё равно всё оплатят? Энтузиазма от своей команды начальник обоза не дождался, ведь возиться с палатками, выгребными ямами и кострами предстояло им, а надбавка была слишком скромной.

Была очередь Робина идти за водой. Пока остальные ставили палатки, копали туалетные ямы и распрягали лошадей, он спустился к реке. Маг, предварительно отпросившись у купца, исчез в прибрежных кустах в поисках какой-то жутко полезной травы. Робин проводил его взглядом – наверняка же белобрысый на самом деле пошёл искать очередные цветочки для Викуси. Интересно, она оценит, или скормит лошади, как предыдущий букет?

Берег был пологий и вытоптанный многочисленными путниками, благо это было удобное для стоянок место. Слева и справа от подступа к воде росли пышные кусты, тенистый лес на другой стороне тянул ветки к реке. Обычный вид для таких мест.

Робин почти дошёл до воды, когда привычный галдёж со стороны лагеря резко стих. Наёмник обернулся, чтобы посмотреть, что произошло, предусмотрительно отступая в сторону кустов, и потянулся к оружию на поясе. Но тело неожиданно отказалось слушаться, и небо опрокинулось, а земля, напротив, устремилась навстречу, больно стукнув по затылку и вышибив воздух из лёгких.

Робин неловко завалился на бок. Он упал ногами к лагерю, а головой к реке; тут же попытался встать, но безуспешно. Руки и ноги не слушались, и если бы локоть и бедро не ныли после встречи с землёй, Робин бы решил, что рук и ног у него вообще нет. Где-то над головой, совсем близко, журчала вода, в кустах свистела бойкая птица, ветер шуршал в кустах, стрекотали насекомые. И всё. Ни голосов, ни шагов, ни других звуков, которые могли бы выдать присутствие людей.

Робин снова попробовал пошевелиться – не вышло. Даже выругаться вслух, и то не получалось. Он попеременно пробовал напрягать все мышцы тела. Бесполезно, выходило только глазами вращать да дышать. Поблагодарив всех богов-хранителей за то, что не угодил головой в воду, наёмник попытался понять, что произошло и как дела у остальных.

Если скосить глаза, можно было наблюдать за лагерем. Робин рассмотрел несколько застывших фигур, а остальные, похоже, как и он, лежали на земле. А это что такое, вернее, кто? Три тени уверенно расхаживали среди палаток, время от времени наклоняясь, чтобы что-то поднять. Иногда они подозрительно дёргались – судя по звукам, что-то или кого-то пинали.

Раздалось ржание, послышались ругательства, шум со стороны повозок. Этого Робин видеть не мог, но судя по долетавшим до него разговорам, грабители собирались запрячь повозки, чтобы спокойно отсюда уехать со всем товаром. Они каким-то образом сумели расколдовать лошадей, не затронув при этом людей. И их действительно только трое! Вот демоново невезение! Три самоуверенных типа сумели ограбить целый обоз! Невероятно!

Робин опять попытался пошевелиться, и снова не вышло. Заклинание обездвиживания, похоже, было длительного действия и само ослабевать не собиралось. Среди той троицы есть маг? Вот ещё не хватало. И куда только белобрысый смотрел? Кстати, о магах.

Робин принялся искать взглядом навязанного богами приятеля. Как ни странно, он обнаружился неподалеку. Их обоих до сих пор не заметили по чистой случайности: Робин лежал у самой воды, а Кира скрывали кусты. Видимо, разбойники были настолько уверены в своем заклинании, что даже не проверили округу.

Кир замер, попав под заклинание, как и остальные, но остался стоять на ногах. Похоже, он возвращался из своей вылазки и проклятие застало его, когда он собирался подойти к наёмнику. Он стоял среди кустов и буравил Робина взглядом, словно пытался привлечь его внимание, докричаться.

Наёмник, увидев мага, в первый миг ужаснулся. У Кира лицо было цвета речной гальки, на лбу выступили капельки пота. Кир, поняв, что Робин на него смотрит, перевёл взгляд куда-то в сторону ног наёмника, потом на реку.

Если бы Робин мог, он бы нахмурился, пытаясь понять, что от него хотят. Оружие сейчас бесполезно: он и пальцем пошевелить не может. Маг весь зелёненький, как жаба, того гляди, пупырышками пойдет или икру метать начнет. Пытается снять заклинание? Судя по его виду, это не очень-то получается. Робин проследил за взглядом Кира. Так, что-то у его ног или на поясе и вода. И зелёненький маг. Чаша? Её надо окунуть?

Робин опять уставился на приятеля, в его взгляде было понимание. Кир тут же резко выдохнул, его лицо посерело, а Робин почувствовал, что может шевелить руками. Всё остальное тело по-прежнему не поддавалось контролю. Не зная, сколько времени у него есть, Робин молниеносно схватил хранильницу, сорвал её с пояса и отправил в реку. Первый раз за последние несколько минут он обрадовался, что лежит у самой кромки воды.

Один из грабителей обернулся и, заметив движение, предупреждающе вскрикнул, но было поздно. Кир шагнул из кустов и несколько раз энергично взмахнул руками, произнося непонятные слова. Все его спутники зашевелились. Кир, не останавливаясь, сделал ещё несколько пассов, и теперь уже разбойники застыли на месте. Охрана обоза кинулась к ворам, остальные же, видя, что опасность миновала, пытались прийти в себя и разминали затёкшие мышцы.

Кир встряхнул кистями, словно сбрасывая что-то с пальцев, подошёл к Робину и протянул ему руку:

– Ты как?

– В норме. А ты? – наёмник тяжело поднялся, повёл плечами. Бок болел, немного саднил затылок, но бывало самочувствие и похуже.

– Тоже ничего, – кивнул маг.

– По виду не скажешь! – хмыкнул Робин, рассматривая приятеля. Вроде всё в хорошо, даже лицо уже к обычному цвету возвращается… – Эй, тебя чего опять перекосило?

– Тина! – скривился Кир. – Скользкая, липкая, противная и вонючая. Поаккуратнее никак нельзя было, да?

Робин только усмехнулся и полез в воду вылавливать чашу. Действительно, тина забилась внутрь хранильницы, и Робину пришлось сначала ополаскивать чашу, потом отмывать сам мешочек.

Кир и Робин не стали выяснять, что сделали с ворами. Купец решил не переносить стоянку и продолжать намеченный маршрут, словно ничего не случилось. Но при этом он поглядывал на мага как на что-то особо ценное. Кир, похоже, этого не замечал, а вот Робину от подобных взглядов на его подопечного становилось не по себе.

Начальник охраны обоза, напротив, видел в белобрысом не спасителя, а предателя и заговорщика. Люди вроде него не могут взять в толк: неужели нельзя было предотвратить нападение, а не ждать, пока их всех обездвижат и попинают? В этом плане мужчине досталось больше всех.

Робин его в чем-то понимал: они с Киром не из команды начальника, нанялись к ним в какой-то деревне совершенно неожиданно. Остальные люди, сопровождавшие обоз, не зная, чьей версии придерживаться, стали сторониться мага, ну и Робина заодно.

Кстати, о своей любви Кир забыл напрочь, будто и не было попыток ухаживать за Викусей. Робина это радовало: появилась робкая надежда, что маг возьмется за ум. Но в сложившейся обстановке ехать и дальше с обозом не было никакого желания, лучше уж вдвоём с магом: и внимания меньше привлекут, и двигаться быстрее будут.

На следующий день после неудачного ограбления Робин поговорил об этом с Киром, и тот согласился, но попросил уйти из каравана не раньше, чем они окажутся вблизи какого-нибудь городка. Робину это условие показалось странным, но он пожал плечами и согласился. Ещё один день потерпеть не сложно, а спорить с магом совсем не хотелось, они только-только пришли хоть к какому-то взаимопониманию. Может, Кир просто проверяет, будет ли Робин пользоваться приказами при малейшем несогласии? А демон его знает! До города так до города.

Купец поморщился, услышав просьбу о расчёте, но спорить не стал. Слишком уж красноречивые взгляды бросал в сторону этой парочки начальник охраны, а с ним ссориться было нельзя ни в коем случае. К тому же в стандартном договоре был пункт, по которому «каждая из сторон по собственному желанию может его расторгнуть, и если у второй стороны нет никаких претензий, после взаиморасчета стороны будут свободны от любых обязательств друг перед другом, кроме нерушимых». А таковых у купца с этой парочкой, по счастью, не было.

После согласия на расторжение договора Робин с купцом долго спорили об оплате. Купец хотел удержать часть денег в качестве штрафа за то, что они раньше времени покидают обоз. Робин же требовал полную оплату и премию для Кира за спасение отряда и груза. В итоге сошлись на том, что Кир подзаряжает защитный амулет купца, и тот ему отдельно оплачивает эту услугу. Маг пожал плечами и согласился.

Уже сидя на скрипучей кровати в скромном номере постоялого двора, Робин невидяще смотрел на обшарпанную стену перед собой и пытался осознать, как он позволил уговорить себя пойти ночевать под крышу.

Выяснилось, что именно этого и добивался Кир, когда говорил о ближайшем городе или селе. Оказывается, он решил, что раз они теперь идут не с обозом, то будут ночевать в гостиницах! А Робин никак не мог понять, зачем тратить деньги, которых у них и так немного, когда можно преспокойно отдохнуть и под открытым небом.

Но белобрысому как-то удалось его уговорить, и теперь наёмника душила жаба за почём зря потраченные монеты. И ладно бы еще непогода была, так нет же, природа радовала своим расположением!

А теперь маг пропал. Ушёл час назад вниз, в трапезный зал за ужином, и пропал.

ГЛАВА 4

Робин заволновался минут через пятнадцать после ухода недотёпы. Сначала злился, а ещё минут через десять пошёл выяснять, куда запропастился его приятель. Пока спускался по крутой скрипучей лестнице, Робин придумал, что и как выскажет белобрысому за такие отлучки. Внизу ужинали другие постояльцы, но никто из них мага не видел. Разносчицы и сам хозяин заведения тоже ничего не знали; ужин Кир так и не забрал.

Наёмник сперва не придал этому значения: мало ли, отлучился белобрысый подышать свежим воздухом, под кустик во двор захотелось. Но не полчаса же на это тратить! С независимым видом Робин вышел из таверны, и через двадцать минут вернулся обратно. Один. За это время он успел обойти всё поселение от края до края. Мага нигде не было.

Робин забрал ужин и поднялся в номер. Сел на скрипучую кровать, уставился прямо перед собой и некоторое время решал, что делать. Кир уже не маленький, не заблудится в двух улочках, да ещё и маг к тому же. Но его нет уже слишком долго, и исчезновение было слишком неожиданным.

Возможно, маг влип в неприятности и сейчас сидит в подвале местного маньяка; или связанный трясётся в бочке в повозке какого-нибудь торговца живым грузом, прикинувшегося обычным купцом. Робин про такое слышал. А Кир вообще был очень наивен во многих смыслах, обманом напоить его снотворным или заманить в ловушку, как считал Робин, не составило бы труда.

Или, что более вероятно, маг просто решил, что общество наёмника его тяготит, и решил сбежать. Он уже не раз говорил о том, что постоянный контроль со стороны Робина его раздражает. Эта мысль Робина разозлила. Да что вообще белобрысый о себе возомнил!

Но Кир всё ещё считался несовершеннолетним, и по грамотам храма Робин был его опекуном на всё время путешествия. И без мага снять демонову привязку к чаше не получится, даже если Робин в одиночку дойдёт до столицы. И потом, неужели маг оставил бы его вместе с чашей?

Наёмник ещё немного посидел, решаясь, а потом достал чашу из хранильницы, повертел её в руках и произнёс:

– Кирилл, возвращайся на постоялый двор, в номер.

Вздохнул, спрятал чашу обратно и устало потёр лоб. Он чувствовал себя скверно от того, что использовал приказ, но очень уж это место не внушало доверия. Если через двадцать минут от мага не будет вестей, он пойдёт искать его снова, на этот раз – по придорожным канавам и бандитским углам.

Но крайние меры не понадобились. Через пять минут маг сам влетел в комнату, сияя, как новый серебряник.

– Ты где был? – не вставая с кровати, спокойно поинтересовался Робин.

– А? Что? Нигде. За ужином спустился, ты же сам сказал! – неподдельно удивился Кир.

– И где же ужин? – с издёвкой уточнил наёмник.

Маг растерянно посмотрел на свои пустые руки.

– Ой… Ну… Я… это… Сейчас принесу…

– Не нужно, я уже сам забрал, – скрывая раздражение, сверкнул глазами Робин.

– А чего тогда дуешься? – Лицо Кира озарилось непростительно жизнерадостной улыбкой, и он с разбегу плюхнулся на кровать.

– А тебя ничего не смущает? – вкрадчиво поинтересовался Робин. Маг напрягся и сел ровно.

– Нет, а что?

– А то, что тебя не было два часа и ты не поставил меня в известность, тоже тебя не смущает? – рыкнул Робин.

– В смысле? Так, во-первых, ты не наставница, чтобы я перед тобой отчитывался, а во-вторых, я спустился в общий зал и сразу же вернулся обратно! – от праведного гнева и несправедливых обвинений Кир раскраснелся и стал похож на мальчишку, у которого отобрали сладкое яблоко. Робин впервые заподозрил неладное.

– Кир, посмотри в окно. Солнце тебе ничего не подсказывает? А тени? А солнечные часы во дворе, в конце-то концов! Я твой опекун и желаю знать, когда тебя в следующий раз куда-нибудь понесёт!

Белобрысый, казалось, пропустил последние слова Робина мимо ушей. Он подошёл к окну и как-то растерянно уставился на небо. Солнце клонилось к горизонту, хотя когда они сюда заселялись, времени до темноты оставалось ещё много. Маг вертел головой, хмурясь и что-то шепча, а затем свесился наружу почти по пояс, пытаясь лучше разглядеть двор. Ещё несколько минут он созерцал облака, всё так же продолжая бубнить нечто неразборчивое. А потом оглянулся:

– Я не знаю, где я был всё это время, Роб.

Маг выглядел настолько обескураженным, что наёмник простил ему исковерканное имя.

– Так, ладно, не хочешь говорить – и не надо. Только предупреждай в следующий раз, чтобы я тебя зря не искал, – Робин встал с кровати и потянулся. Сперва они поедят и отдохнут, а потом уже будут выяснять всякие странности, если, конечно, их к тому времени нужно будет решать и выяснять. А ещё лучше, с первыми петухами уйдут куда подальше из этого треклятого городка. Полсеребряника за ночёвку, и никакого покоя!

Он не знал, как реагировать на слова мага. Вот что этот недотёпа имел ввиду? Как можно за пять минут забыть, где провёл последние два часа? Но выглядел маг очень убедительно.

– Но я…

– Кирилл, слушай, давай есть, всё и так уже остыло. А потом – купаться и спать, – отмахнулся Робин.

Он устал, вымотался и всерьёз переживал за мага. Сколько нервов из-за белобрысого! А ещё, раз уж горячая вода входит в стоимость номера, почему бы и не отмыться в кои-то веки?

Кир послушно кивнул и стал накрывать на стол. Робин принялся помогать, но тот лишь отмахнулся:

– Не надо, это моя работа.

– Что… Вот волкодлак, прости, Кир!

– Ничего, я же знаю, что ты не хотел, – с задеревеневшим лицом кивнул белобрысый.

– Откуда?

– Чувствую. Я же маг. А ты мой хранитель. Я ощущаю твои эмоции. Так что не извиняйся, это случайность. Я накрою на стол и вызову прислугу, чтобы принесли воду, раз ты так пожелал. Прошу, не мешай мне исполнить приказ.

– А если я сам это сделаю? – Робин переминался с ноги на ногу у стола и чувствовал себя последним гадом. Ладно, в другой раз он будет осторожнее со словами. А пока надо выяснить последствия его промаха.

– Меня будет магически крутить из-за неисполненного приказа, до тех пор, пока я его не выполню, – ровно ответил Кир, не глядя на своего хранителя. Его руки быстро, чётко и аккуратно расставляли приборы на столе, и Робин подумал, насколько сам Кир принимает участие в процессе.

– Я не знал, – повинился наёмник.

– Да, я сам виноват, должен был тебя просветить, ты же у нас тёмный в том, что касается магов. Будто и не в империи живешь. Но за этот ужин я ещё отыграюсь, будь уверен, – спокойно сказал Кир.

Эту механическую манеру речи и абсолютное внешнее спокойствие Робин уже видел тогда, в лесу, и это ему сильно не понравилось. Он мысленно отвесил себе подзатыльник и поклялся больше не давать Киру никаких команд. Вообще никаких.

– Нет уж, считай, это твоё наказание за то, что ушёл, не предупредив! – вернулся Робин к тому, с чего всё началось.

– Да не знаю я, где был! Сказал же уже! – вскипел белобрысый.

– Так, ладно, остынь. Не знаешь так не знаешь, – примирительно ответил Робин, радуясь, что голос мага больше не звучит так безразлично.

После трапезы Кир унёс посуду и через несколько минут вернулся в сопровождении слуг, которые шустро установили ширму и бадью для купания. Как это всё поместилось в небольшой комнатке, Робин так и не сумел понять, как и то, как удалось протащить широкую бадью по неудобной узкой лестнице.

Маг отомстил, перегрев воду магией так, что Робин едва не сварился. Вылетев из бадьи, наёмник долго гонял белобрысого по комнате, пока они не опрокинули стол. Веселье на этом не закончилось: у сапог Робина исчезли дырки для шнуровки, словно заросли. Пришлось доставать шило и проделывать отверстия заново. Не ходить же босиком!

Они уже легли, когда в полной темноте Робин осторожно попытался выспросить у мага, не чувствовал ли он что-нибудь странное днём, когда исчез. Нет, тот просто спустился вниз, а потом ему вдруг захотелось вернуться. А что сиял как церковный шпиль на солнце, так это просто погода была хорошая, птички пели, и не надо над обозом больше магичить.

Так ничего и не сумев понять, Робин перевёл разговор на более серьёзные темы. Он уже давно хотел попросить мага об одной услуге, и раз уж они разговорились, стоило решить всё сразу.

– Кир, скажи, ты руны хорошо знаешь?

– Да неплохо вроде бы, экзамен по ним сдавал не так давно. А что?

– Ну, я хотел попросить тебя, пока доберёмся до главного храма, чтобы ты со мной позанимался. Отец учил меня маленько, но он сам не много знал в магии.

– О! А что мне за это будет? – Кир даже приподнялся на локте на своей лежанке. Назвать это безобразие кроватью хватало наглости только хозяину заведения.

– А что ты хочешь? – вздохнул Робин. Нет, он, конечно, и не думал о бесплатной услуге, но всё же надеялся на чудо. Чуда не случилось.

– Хм… Дай подумать… А давай ты меня будешь учить махать мечом? Я тебя – магии, а ты меня – быть наёмником, а?

Робин чуть не свалился с постели и едва удержался от того, чтобы не вскочить и не надавать магу по шее. Стиснул зубы, медленно выдохнул, а потом абсолютно спокойно ответил:

– Во-первых, мечом не машут; скажешь так кому-нибудь постороннему – в лучшем случае останешься без головы. Во-вторых, магии ты меня научить не сможешь – у меня нет к этому способностей. Всё равно что учить кобылу летать, и ты это знаешь. В-третьих, ремесло наёмника заключается не только во владении оружием. В-четвёртых… Ты меч хоть раз в руках-то держал? Зачем тебе это?

– С оружием мне никогда не позволяли заниматься. Магу положено беречь руки и пальцы. А что до того, зачем… Вот для чего тебе магия? Распознавать присутствие и воздействие магии, знать элементарные приёмы защиты, не влезать в заведомые ловушки, так? А мне хочется уметь постоять за себя. Магу не во всех случаях позволено пользоваться чарами, а задирают в ответ на пустые угрозы ещё больше. А так – засветил железякой в нос, и никто больше не посмеет назвать тебя белобрысым, и Совет магов не придерётся. – Кир мстительно потёр руки.

– Хорошо, приёмам самозащиты я тебя научу. Начнем с азов, а там – сколько успеем. По рукам?

– По рукам! – радостно воскликнул маг и даже подпрыгнул на кровати. – А на ком я тренироваться буду? А если вдруг нечаянно руку кому-нибудь отрублю? Я не умею приращивать конечности назад!

– Кир!

– Что?!

– Давай спать. Пока что никому руки отрубать мы не будем, тем более раз тебе надо беречь собственные. С мечом мозоли обеспечены, советую начать с кинжала и рукопашного боя.

– Но ты хоть пару приёмчиков на мече покажешь? – разочарованно потянул Кир.

– Парочку – покажу, – покладисто согласился Робин и отвернулся к стене.

Утром Кира в комнате опять не было. Робин умылся над тазиком в углу, расплатился за комнату, позавтракал в общем зале и оставил вещи трактирщику на хранение. За это пришлось отдать медяк, но ради сохранения репутации хозяин заведения никому постороннему не позволит даже посмотреть в сторону чужой поклажи, не то что притронуться.

Маг так и не вернулся, и Робин решил сегодня непременно его найти без приказа и надавать по шее за то, что так исчезает. Сказал бы, что пошёл по девочкам, так Робин бы отнёсся с пониманием и даже денег накинул. У них в деревушке при храме таких развлечений наверняка не было. Кошелёк со всей выручкой остался у наёмника, поэтому было тем более непонятно, куда делся Кир.

На улицах было намного оживленнее, чем накануне вечером. Бегали босоногие дети, хозяйки возвращались с утреннего рынка с покупками. Робин содрогнулся, глядя на корзинки некоторых матрон: он такую даже поднять не смог бы! В одном из дворов за жиденьким дощатым забором горбатая старуха ловко развешивала одежду для просушки.

У дома напротив купец тщетно пытался завлечь в свою лавку покупателей побогаче. На Робина он даже не взглянул: что возьмёшь с наёмника? Серая лошадь, понукаемая небрежно одетым возницей, протащила мимо полупустую телегу, подняв кучу пыли. Хозяйки с корзинками бросились в разные стороны, освобождая дорогу, и разразились привычной бранью.

Навстречу Робину шёл местный страж правопорядка, в слегка потрепанной форме, с отличительной повязкой на плече. Он беседовал с приятелем, который, судя по пыльному дорожному костюму, только что откуда-то вернулся. До наёмника долетела часть их разговора.

– Ну, какие новости на тракте?

– Да как обычно: где-то грабят, где-то убивают, а кому-то настоящая богиня явилась в лице прекрасной девы и одарила по самое не могу всеми благами мира. А вот в самих городах вдоль тракта новости поинтересней. Там, говорят, маги пропадают.

– Да ладно! Что им сделается-то? Животные на них не нападают, грабители боятся, – недоверчиво посмотрел на мужчину страж.

– В том-то и дело, что ни одного так и не нашли. Был, жил, колдовал, а потом – раз! – и как в воду канул, вещи остались, а мага – нету.

Мужчины прошли дальше, и Робин уже их не слышал. Внутри у наёмника похолодело. Но прежде, чем он успел сделать жуткие предположения, он увидел свою потерю: белобрысый как ни в чём не бывало сидел на краю плохо работающего фонтана, который каким-то чудом оказался в этой глухомани на главной площади. Рядом с ним на бортике расположилась дама в весьма откровенном наряде тигриной расцветки.

Робин поморщился: маг всё-таки пошёл по девочкам. Увидев, что наёмник на них смотрит, дама что-то прощебетала, и её ярко-алые губы искривились в многообещающей улыбке. Тряхнув копной иссиня-чёрных волос, она скрылась в одном из переулков.

Кир смотрел вслед подружке, блаженно улыбаясь, и на оклик приятеля никак не отреагировал. Робину пришлось его хлопнуть по плечу, чтобы маг, наконец, его увидел. Кир уставился на приятеля отрешенным взглядом.

– Вчера ты тоже с ней был? – хмыкнул Робин, не скрывая усмешки. Он поймал мага с поличным, и теперь тот не отвертится! А какой повод для шуток!

– С кем? – непонимающе отозвался Кир, придавая взгляду осмысленность.

– Со своей черноволосой тигрицей! И чем ты с ней собирался расплачиваться за услуги? Фокусы показывать?

– С какой тигрицей? О чём ты? Да что ты вообще несёшь! – взорвался Кир, вскакивая на ноги.

– Ты издеваешься?! Я только что собственными глазами видел тебя с красоткой в тигрином платье у этого самого фонтана! – Робин в свою очередь сорвался на крик. Он терпеть не мог вранья, тем более такого наглого.

Кир выглядел ошарашенно, словно действительно не понимал, о чём речь. Робина смущало поведение мага, он раньше не замечал подобных актёрских талантов за приятелем, и злился от того, что тот отрицал очевидное. Оба замолчали.

Приятели медленно шли от фонтана к постоялому двору. Кир по ошибке пару раз порывался свернуть не в ту сторону, но каждый раз его ловил за рукав или просто за шкирку Робин. После пары минут молчания Кир не выдержал.

– Да говорю тебе, я просто гулял, никого со мной не было! Слово мага!

Робин не успел задуматься над серьёзностью этого заявления. Прямо на них из ближайшего переулка выскочил невысокий мужчина, заполошно размахивая руками и совершенно не глядя по сторонам. Робин едва успел уклониться от столкновения, машинально отметив седину на висках, одежду из добротной ткани и кучу побрякушек на пухлых запястьях, круглой шее и упитанных пальцах.

Мужчина промчался, было, мимо, но в последний миг передумал и, схватив Робина за плечо, попытался спрятаться у него за спиной. Наёмник отшвырнул мужчину подальше и обернулся к переулку, чтобы в тот же миг принять удар на свой меч. Навыки, привитые отцом, интуиция и скорость спасли ему жизнь.

Мужчина, не вставая с земли, спиной вперёд подполз к Киру, а маг стоял, разинув рот и пытаясь сообразить, что происходит. Он не успел решить, стоит ли ему вмешаться и какое заклинание запульнуть в противника Робина, как всё уже закончилось.

На Робина напал молодой парень, не старше самого наёмника. Но, видимо, ему недоставало опыта, и буквально через несколько обоюдных выпадов нападавший отступил обратно в переулок, придерживая раненую руку, и Робин не стал его преследовать. Лично ему вызов не бросали, а за погоню никто не платил.

Убедившись, что противник ушёл, Робин развернулся к мужчине, который так нагло воспользовался им как прикрытием. Лицо наёмника могло сейчас напугать самого отважного бурундука в лесу, не то, что какого-то зажиточного горожанина. Робин пылал праведным гневом и собирался получить компенсацию за этот инцидент. Если бы не выучка и реакция, его бы уже не было в живых!

Кир тоже повернулся к незнакомцу и стряхнул так и не пригодившееся заклинание с пальцев. Магия осела парой искорок на пыльную мостовую; они вспыхнули и затрещали, как хворост в костре, когда маг наступил на них, и окончательно погасли.

Мужчина неловко поднялся с земли и отряхнул одежду. Бросив взгляд на возмущённое лицо Робина, он заявил:

– Я вас нанимаю.

Ещё выскакивая из переулка, он без труда опознал в парне наёмника. Тот хорошо показал себя в драке, а сейчас, приглядевшись, мужчина убедился, что повязки контракта на наёмнике нет.

Робин ничего не ответил. За него это сделал Кир, и заткнуть мага Робин не успел:

– Нет, Роб, не соглашайся – мы же не можем наняться! Нас ждут в столице, и постоялый двор оплачен только до вечера. Нам задержки не нужны!

Пока Робин с каменным лицом смотрел на Кира, мысленно отвешивая ему душевных подзатыльников, мужчина оценил серьёзность лиц, вычленил из сказанного слово «столица», бросил взгляд в сторону проулка, где скрылся его недоброжелатель, вздохнул и столь же безапелляционно заявил:

– Ночлег на три дня я вам оплачу, по окончании этого срока – один золотой и пара коней до ближайшей почтовой станции. Оставите их там, я всё равно обещал с кем-нибудь вернуть.

Мужчина развернулся и пошёл прочь, уверенный, что наёмник последует за ним. Робин прожигал взглядом Кира, и маг, виновато взглянув на товарища, пролепетал:

– Ну а что? Двухнедельный заработок за каких-то три дня в компании этого мужика! Деньги нужны, работёнка не пыльная, мы справимся!

– Ты не мог этого знать наверняка! – прошипел Робин.

Наёмник резко развернулся и пошёл за мужчиной. Он кипел внутри, но объяснять Киру, что каждый день задержки – это лишний день до его зачисления на службу, бесполезно. А ведь за опоздание, несмотря на храмовые грамоты, могут начислить штрафные недели службы! И в нормальном полку мест наверняка не останется, сошлют куда-нибудь на границу с отрядом неблагонадёжных головорезов, и карьеры не видать.

И потом, Кир же не мог предугадать, на какой срок их наймут и сколько заплатят, когда набивал цену. И не мог догадаться, в чём будет заключаться их работа. Кстати, они ведь до сих пор этого не знают.

Робин сделал глубокий вдох и ускорил шаг, чтобы догнать потенциального нанимателя. Выскочивший из переулка паренёк не отличался особой подготовкой; если охранять придётся от таких вот мальков, работа и вправду предстоит не пыльная, три дня потерпеть можно. Жильё оплатят, а в стоимость комнаты на постоялом дворе входит и обед. Золотой – привлекательная наживка, чтобы задержаться. Надо же им на что-то ехать в столицу! Уже уговорив себя и успокоившись, Робин ответил невозмутимым взглядом обернувшемуся нанимателю.

– Когда подтвердите договор, господин?

– Обращайтесь ко мне «сэр», здесь так принято, – недовольно передернул плечами мужчина. – Шкатулка с повязками для контрактов у меня дома, это через два переулка. Как дойдём, подтвержу всё сказанное, и в ваших интересах, чтобы я смог туда добраться живым и невредимым.

– Почему такой срок – три дня? – уточнил Робин. Надо знать, во что ввязываешься.

– Я известный и весьма преуспевающий купец, в городе все меня знают, да, знают. Через три дня я заключу самую важную в своей жизни сделку, и нападать на меня будет уже бессмысленно. А значит, в ваших услугах я больше не буду нуждаться.

– Всё понял, сэр.

– А это кто с тобой? – мужчина недовольно глянул на увязавшегося следом Кира.

– Маг второй ступени, едет в столицу к наставнику, – сухо отозвался Робин.

Мужчина ещё раз посмотрел на Кира, уже заинтересованно, и промолчал. Все дальнейшие переговоры он вёл только с Робином, посчитав, что раз маг всего второй ступени, да ещё едет к наставнику, то ждать от него многого не стоит. Ещё и цену набил, гад!

Но, с другой стороны, чародей – это неплохо, зачем отказываться, если он идёт в довесок к наёмнику. Маги умеют хранить секреты, для его дела опасности нет, а будет ли польза, станет ясно по ходу. Так решив, мужчина попросту стал игнорировать Кира, решив, что так не придётся за него доплачивать.

До дома купца добрались почти без происшествий – лишь один раз на крыше дома что-то блеснуло. Робин резко откинул нанимателя к ближайшей стене, под козырёк покатой крыши, и мужчину надёжно скрыла от возможной стрелы напряжённая широкая спина.

Кир, увидев реакцию Робина, с криком «Ай!» тоже отпрыгнул к стене, поближе к нанимателю. Все трое замерли, ожидая треньканья тетивы или наёмника из ближайшего переулка. В переулке было тихо и безлюдно, вся жизнь городка текла вдоль центральной улицы и избегала «короткой дороги», которой повёл купец.

Несколько секунд ничего не происходило, и любопытство заставило нетерпеливого мага сделать шаг вперёд и выглянуть из укрытия. Белобрысый смешно вертел головой и наклонялся вперед, не решаясь выйти из-под защиты стены.

Ничего не увидев, маг осмелел, сделал ещё шаг, снова покрутил головой, а потом выпрямился и вышел на середину проулка. Огляделся, упёр руки в бока, и на его лице появилось самодовольное выражение – мол, и чего вы разволновались-то?

Робин плавными текучими шагами приблизился к Киру, быстрый взгляд наёмника охватил всю улицу, от клумб до коньков крыш. Взмах рукой обозначил, что всё в порядке, и наниматель, наконец, отклеился от стены. Важная походка и блестящие глаза выражали одобрение. Троица продолжила путь.

В голове купца роились радужные мысли. Сама судьба свела его с этим наёмником, не иначе! Теперь он не только заключит сделку, но и сможет остаться в живых! Мужчина начал что-то мурлыкать себе под нос.

ГЛАВА 5

Оказалось, от блеска на крыше они прятались буквально в трёх шагах от дома купца. Тот довольно потёр руки, поднимаясь по низким ступеням ничем не примечательного домика зажиточного горожанина.

Купец подёргал за неприметный шнурок, постучал кулаком, притопнул ногой, дважды слегка пнул дверь носком сапога. Задумался на миг, прислушиваясь к чему-то. Робин различил с той стороны двери какую-то возню. Потом изнутри дома дважды постучали, и купец открыл замок своим ключом, слегка приоткрыл дверь, зашёл – или, скорее, пролез в щель – первый, впустил своих сопровождающих и тут же захлопнул дверь.

Брови мага поползли вверх, когда он увидел, сколько замков, засовов и цепочек понавешано на двери. Робин же сперва обратил внимание на тихую служанку, которая открывала изнутри все эти запоры по условному знаку. Наниматель защелкнул половину приспособлений, пояснил, что сейчас день, а потому и так будет безопасно. И тут же накинулся на служанку:

– Что так долго?! А если бы меня за это время убили?! Ты знаешь, что за сегодняшний день на меня пять раз нападали, и если бы не господин наёмник, меня бы уже пристрелили с ближайшей крыши, в двух шагах от дома, а вы бы и не заметили!!!

– Простите, сэр, центральный засов очень тяжёлый, я едва… – еле слышно произнесла служанка, не поднимая глаз от пола.

«Странно, – подумал Робин, – по виду уже взрослая дама, а голосок совсем молодой, как у юной девушки».

– Ничего не хочу слушать! – завопил купец, мотая головой и брызжа слюной. – Сегодня ты без ужина! Пошла вон!!! – он топнул ногой.

Едва служанка скрылась, наниматель перевёл дыхание и совершенно спокойным голосом сказал:

– Простите, сегодня так сложно найти достойных слуг, приходится их самим всему учить. А по-хорошему они не понимают – нет, не понимают. Пройдёмте в кабинет, подтвердим контракт, и на сегодня вы свободны. Мой дом – моя крепость, – хмыкнул купец. – Здесь меня никто не достанет. А завтра жду вас ровно в десять, я собираюсь выйти за эти стены, надо посетить ювелира и мою мастерскую. А то ничего без присмотра делать не будут – нет, не будут.

Вслед за нанимателем Робин с Киром поднялись на второй этаж, в кабинет, где из ящичка стола купец достал шкатулку с повязками контрактов. Мужчина чётко и громко произнёс стандартные условия для личной охраны и сумму оплаты, сам надел повязку на руку Робина, и тот вслух подтвердил, что принимает условия на три дня. Потом купец подозрительно посмотрел на мага:

– Ты будешь с ним?

Получив утвердительный кивок, он заявил:

– Тогда ты тоже должен заключить контракт, чтобы не проболтался и не задумал чего! Но учти, доплачивать не буду! Нет, не буду!

– Маги не болтают! – слегка обиделся Кир, но тут же исправился и с поклоном добавил: – Для меня высшей платой будет, если вы позволите мне быть рядом с моим поручителем и помогать ему в этой нелёгкой работе.

– Плату поделите пополам, – недовольно буркнул наниматель и без лишних слов нацепил повязку на руку мага. Тот к чему-то на миг прислушался и кивнул. Сделка состоялась.

Купец тут же позвонил в колокольчик, спустя несколько секунд вошла уже знакомая служанка и проводила приятелей на выход.

– Ровно в десять! – донеслось им вслед.

Выпускали их опять через едва приоткрытую дверь. Служанка всё время оказывалась к ним спиной и глядела исключительно в пол. Робину так и не удалось её рассмотреть.

Едва переступив порог, Кир шумно вздохнул и затряс головой. А потом уставился на Робина:

– Ну, давай!

– Чего тебе давать, – не понял смурной наёмник. Он ещё не совсем отошел от странностей нанимателя, чтобы сообразить о чём речь.

– Тебе же тоже хочется потрясти головой! Вся эта чушь и выйдет из мыслей.

– С чего ты взял?!

– Я же тебя чувствую!

– Ничего мне не хочется!

– Тогда давай тренироваться, как собирались. Чур, я буду учиться первый. Куда пойдем? На поле за город, чтобы никто не мешал? А меч я потом смогу себе купить?

– Сможешь, сможешь. Но, по-моему, тебе лучше подойдут кинжалы. В рукава или за пояс легко прятать, не будут оттягивать руки, меньше мозолей. Хотя пока тренируешься, они в любом случае неизбежны. Готов к такому?

– Ага! Я уже вспомнил состав крема от мозолей! Только не уверен, добавляется в него кусай-трава или драконий язык. Ну что, пошли искать подходящий плац?

Но сперва приятели вернулись на постоялый двор. Они занесли свои вещи обратно в номер, предупредили трактирщика, что останутся ещё на три дня, и попросили предъявить счёт купцу. Хозяин постоялого двора понятливо хмыкнул и пожал руку Киру – магическая составляющая сделки была соблюдена.

Площадкой стал задний двор таверны. Магу не хотелось никому попадаться на глаза во время занятий, «пока он не овладеет приёмами в совершенстве», поэтому они выбрали закуток между двумя сараями.

Маг очень удивился, что Робин не взял с собой для него ещё один меч, или топор, ну, или кинжалы, на худой конец! И ещё больше расстроился, услышав:

– Для начала будешь учиться падать.

– Чего?! Это я и без тебя могу сделать! А вот дать сдачи, да так, чтобы искры из глаз, – вот что мне нужно!

– Чтобы дать сдачи, да так, чтобы искры из глаз, надо сперва подойти к противнику. Скорей всего, он нападёт первым, и попытается лишить тебя опоры: собьёт с ног подсечкой или парой прямых ударов. На близком расстоянии уйти от таких приёмов сложно, лучшая тактика – упасть до того, как ты будешь вынужден сделать это из-за ран. А потом выбить дух из удивленного и сбитого с толку противника, пока он будет торжествовать, что так легко тебя отделал. А первый этап, как ты помнишь, – упасть. Причём так, чтобы не только избежать лишних ударов, но ничего не отшибить и не вывихнуть. Если ты подвернешь ногу или сломаешь руку, ни уйти, ни атаковать как следует уже не сможешь. А это пока что всё, что нам надо. Так понятно?

– Угу, – уныло кивнул маг.

И Кир, на удивление молчаливый, в ближайший час старательно делал всё, что требовал от него наёмник. Сперва – разминка и лёгкая растяжка. Потом – короткая пробежка, всего несколько шагов, резкое торможение, и то же самое – в обратную сторону. Когда Кир едва не упал на очередном повороте, Робин, наконец, решил, что можно переходить к основному занятию.

Сначала падали на месте. Одна нога делает шажок назад, опускается на колено – и плавный перекат на спину. Голова, а по возможности и плечи, земли не касаются. Если сделать всё правильно и быстро, то инерции хватит для того, чтобы так же встать обратно – с упором на одно колено, потом на обе ноги. Или откатиться назад, сделав кувырок через голову и опять-таки оказаться на ногах.

– Лучше научиться падать и вставать без помощи рук – возможно, в этот момент у тебя будет меч, или нож, или кинжалы. Если при падении держать руки при себе, можно самому на них напороться. А если падать на спину по всем правилам, то, держа оружие перед собой, ты не дашь противнику подойти близко, и этот дополнительный противовес поможет быстро встать. Давай ещё раз!

Когда у Кира уже безо всякого умысла начали подгибаться колени, Робин показал, как нужно правильно падать вбок. Теперь маг уже примерно представлял, что его пытаются достать мечом, а он уходит от удара и, встав сбоку от противника, сам бьёт его каким-нибудь особым приёмом. Или камнем по голове. Ну, или магией, наконец. Одно было хуже: при откате в сторону приходилось страховать себя руками.

Это падение получалось хуже, маг ушиб коленки и локти, пока не понял, как надо сгруппироваться. Под конец Кир взмолился о пощаде, и Робин, посмеиваясь над приятелем и его отбитыми частями тела, решил, что на сегодня хватит. Сам он всё это время отрабатывал комплекс мечника, не переставая комментировать действия приятеля.

Поднимаясь по лестнице в номер, маг клялся, что отомстит, ведь сегодня он тоже будет Робина учить – рунам! Наёмник лишь равнодушно пожимал плечами: что такого может быть в этих закорючках? Уж в любом случае не страшнее воинской муштры. Мысли Робина переключились на предстоящую службу, и он едва не налетел на застывшего посреди коридора Кира.

– Что случилось?

– Веет магией. Похоже на разовый амулет. Но сейчас магической опасности нет.

Робин отодвинул мага и прислушался. Шуршит… Бумага? Шторы? Плавным, тягучим профессиональным шагом наёмник бесшумно продвигался по коридору.

Все двери были плотно закрыты, из-за них не доносилось ни звука. Но вот потянуло сквозняком… Узкая полоска света в неосвещённом коридоре… Дальняя дверь слева. Их дверь!

Наёмник безо всяких предосторожностей кинулся вперед. Он уже понял, что если кто-то здесь и был, то давно ушёл. Робин распахнул дверь и замер на пороге.

Все вещи были вытряхнуты на пол и кровати, окно распахнуто, и всё свободное пространство в комнате покрывали сухие листья! Пол, стул и стол, подоконник, постели, выпотрошенные сумки и раскиданные вещи – всё было завалено ровным слоем шуршащих листьев.

– Вот волкодлак! – выругался Робин. – Что это может значить?

– Понятия не имею. Магический фон словно мокрой тряпкой затёрли, ничего не разобрать. Но опасности сейчас вроде нет.

Наёмник, пропустив мимо ушей «вроде», прошёлся по комнате, собирая вещи и проверяя, что же украли. Маг с отсутствующим взглядом принялся водить перед собой руками.

– Что за ерунда!

– Ерунда какая-то! – почти одновременно произнесли Робин с Киром и озадаченно посмотрели друг на друга.

– Что скажешь, Роб?

– Ничего не взяли – ни вещи, ни деньги. Кошель лежал на полу нетронутый. Проверь ещё у себя, но, похоже, ничего не пропало. А ты что обнаружил? – Робин недоумённо потряс кожаной фляжкой, которую держал в руках.

– Замок взломан магией, но слишком правильно было построено заклинание. Это либо амулет, который создаёт стандартную сетку заклинания, либо совсем молодой маг, повторяющий заученную схему. Более опытные маги делают такие простейшие заклинания почти небрежно или добавляют что-то от себя, какую-нибудь занятную закорючку с неожиданным эффектом. Меня смущает ювелирность работы. Филигранная точность, идеальная толщина каждой линии, строго отмеренное количество силы в каждый знак. Это сколько же терпения и времени надо, чтобы такое сотворить!

Робин пожал плечами:

– Меня больше интересует, зачем притащили столько листьев и так старательно ими всё засыпали. И что они тут искали?

Маг пожал плечами.

Хозяин таверны утверждал, что никого не видел, что он порядочный человек и ключи от номеров постояльцев никому не даёт. Но он готов прислать уборщицу, чтобы комнату привели в порядок. К сожалению, другой номер дать никак нельзя, все заняты, но он сделает всё, что в его силах, чтобы поймать мошенника. Никогда ещё в его таверне никого не грабили так подло! Робин умолчал, что ничего не было украдено, маг в разговор не вмешивался. Поднимаясь наверх, он шепнул Робину:

– Хозяин говорит правду, я проверил.

– Каким образом?

– Чары, реагирующие на ложь. Немного муторное и не очень приятное плетение, но очень высокая точность. Хозяин таверны ни при чём.

– Я понял.

Через несколько минут пришла горничная и очень быстро убрала все листья, при этом строя глазки Киру и с опаской косясь на Робина.

Маг поулыбался девушке, подмигнул, когда она уходила, и она в ответ кокетливо засмеялась. Почему-то у приятелей сложилось впечатление, что повторного «грабежа» не будет, но на всякий случай Кир побродил по периметру комнаты, бормоча что-то себе под нос, а потом из мешочка на поясе был извлечён мел, и на внутренней стороне двери появилась замысловатая руна.

– Теперь нас никто не услышит, любую попытку проникнуть в комнату я почувствую, а дверь можно будет открыть только ключом. Ну что, теперь моя очередь тебя мучить?

Приятели передвинули стол к окну – от него было достаточно света для занятий. Кир достал где-то учебную дощечку, на которой можно писать углём или дешёвыми ученическими мелками, а потом стирать. И, уступив Робину единственный стул, навис над ним строгим учителем.

Оказалось, что изучать руны – дело не менее сложное, чем отрабатывать выпады. Каждая чёрточка что-либо да значит. Толщина, наклон, длина, изгиб. Некоторые линии оказываются составленными из двух-трёх, а некоторые, казалось бы, отдельные, считаются одной.

Через час занятий у Робина уже пухла голова от обилия информации. Маг над ним только посмеивался, ведь это только верхушка айсберга, основы. Самое сложное – не распознавать, а свободно читать и даже составлять собственные руны. Но до этого наёмнику ой как далеко!

Кир ухахатывался, разглядывая каракули наёмника.

– Вот скажи мне, при чём тут синяя курица?! – уже буквально стонал от смеха маг.

– Да где ты такое увидел?! – Робин искренне считал, что у него неплохо получается повторять руны, которые Кир начертил в качестве примера.

– А это что, по-твоему? – ткнул пальцем Кир в последнюю завитушку.

– Знак охранного контура, – не слишком уверенно поведал Робин.

Кир снова зашёлся хохотом.

Мелок в последний раз чиркнул по доске и устало лёг на стол. Роб потянулся, с наслаждением разминая всё тело после непривычной работы, пальцы нехотя разгибались. Хорошо, что до этого они позанимались во дворе, а то бы спина совсем одеревенела! Наёмник задумчиво уставился на дверь, выхватывая взглядом теперь уже знакомые элементы.

– Слушай, Кир, но ведь маги не всегда используют руны. Чертить контур заклинания на полу, отмечать место приложения силы на стене – можно без этого обойтись?

– Да, в чарах, от которых не требуется долговременности или особой мощности, можно обойтись без рун. Например, вот…

По комнате забегал, неловко перебирая лапами и топая по старым доскам, почти взрослый щенок. Робин затаил дыхание, разглядывая неожиданного гостя. Радостный оскал, шаловливо помахивающий хвост. Размером со скамью, бледно-рыжий окрас, преданный взгляд чёрных умных глаз – одним словом, королевская охранная, мечта каждого наёмника!

Кир, не замечая реакции Робина, пояснил:

– Это я так, для примера. Можно было бы вызвать и крокодила, и барана, да хоть волкодлака!

На последнем слове Робин, наконец, оторвал взгляд от чудесного существа.

– Вызвать?

Кир пожал плечами.

– Они не настоящие, конечно. Маги называют создание таких миражей «вызовом». Наверное, чтобы выглядеть солиднее и пудрить мозги обывателям.

– Мираж… – чуть разочарованно потянул Робин и уже не настолько влюблённо посмотрел на щенка. Тот, заметив его внимание, подбежал поближе, хвост изобразил радостную дробь по полу, и раздался громкий уверенный «гав!».

Наемник чуть недоверчиво посмотрел на мага, тот пожал плечами, и вместо мечты любого охотника по комнате стала порхать небесно-голубая пташка с длинным хвостом. Она беззвучно раскрывала и закрывала клюв, словно вдруг лишилась голоса.

– Всегда хотел услышать, как они поют… – на этот раз была очередь Кира провожать мираж грустным взглядом.

– Сдурел? Говорят, что…

– Маги не живут, услышав песнь небесной птицы? Возможно. Но я бы рискнул, будь такой шанс.

– Ладно, можешь убиваться, как тебе угодно, но почему твои миражи топают лапами, гавкают и летают? От настоящих их не отличить!

– Ну почему же, отличить очень просто. У миражей нет тени. Это не материальный объект, это пустое место, через которое свет спокойно проходит.

– Как так? Я же их вижу и слышу.

– И даже почувствуешь, если я захочу. Это чары, Роб. Они накладываются на того, кто должен что-то увидеть или услышать. И мозг выдает картинку, которой на самом деле нет.

– То есть ты меня заколдовал? А если надо, чтобы сорок человек увидели одно и то же, надо заколдовать каждого? А животные?

– Нет, напрямую тебя я не касался. Я наложил чары на комнату, так, чтобы всякому, кто посмотрит в зачарованный круг, казалось, что он что-то видит. Когда ты смотришь внутрь контура заклинания, в мозг поступает картинка, вот и всё. Есть и спектр воздействия. Обычно заклинание составляют так, чтобы спутники человека – лошади, собаки, охотничьи и почтовые птицы – видели то же, что и их хозяин. А то будет странно, если на дорогу выскочит волк, а конь на это никак не отреагирует.

– Я правильно понял: если смотреть в сторону, то мираж уже не заметишь?

– Ну да, – пожал плечами Кир. – Только прямой направленный взгляд. Если посмотришь в отражение или будешь пялиться на грудь проходящей мимо красотки, то ничего не увидишь. Ну, и ещё всякие амулеты, защитные наговоры, прочая дребедень. Чаша души тоже, кстати, относится к ним. Так что простых направленных заклинаний можешь не бояться. Чтобы зачаровать хранителя, нужны особые заклинания, и без рун тут никак. Мой мираж ты видел, потому что чары не были направлены именно на тебя, напрямую. Ты оказался вроде как случайным зрителем. Ну, и «обходной ключ» я добавил, – радостно осклабился маг.

– А можно как-то понять, что человек под чарами? Не всегда же вокруг бегает щенок без тени, – почесал голову Робин. В рамки привычной логики магические штучки не укладывались никак.

– Зависит от мастерства и силы мага. Чаще всего у зачарованных бывает взгляд «в себя», странное поведение, неуклюжие движения, иногда провалы в памяти. Если не отзывается на собственное имя, то это значит, что поработал уже не маг, а колдун, и это дело подсудное. Полное порабощение воли – не шутовские миражи.

Вдохновенный монолог прервало бурчание в желудке, причём у обоих приятелей одновременно. Лицо Робина продолжало сохранять невозмутимое выражение, а вот Кир вспыхнул на миг, рассмеялся и умчался вниз, за ужином. Всё-таки хорошо быть магом: легкое заклинание – и мышцы после занятий не беспокоят, а ушибы и мозоли после магических притираний проходят за полчаса.

Следующим утром ещё не было десяти, а приятели уже караулили у двери купца. Они успели с утра позаниматься, и маг теперь мог похвастаться встрёпанными волосами и недовольным выражением лица. Он опять отбил себе всё, что смог, и это не улучшало его настроения. Заклинание для улучшения самочувствия натруженных мышц почему-то не спешило срабатывать – то ли Кир зря добавил лишний наворот в формулу, то ли нужно было больше времени, чтобы магия подействовала. Робин выглядел непростительно бодро, и Кир бросал на него хмурые взгляды.

Без пары минут десять приятели постучали в дверь условленным образом, и ровно в десять появилась щель, в которую бочком протиснулся их наниматель. Придирчиво осмотрел обоих, хмыкнул, и молча отправился по своим делам. Кир и Робин, непонимающе передёрнув плечами, отправились следом.

Уже смеркалось, когда они вернулись на постоялый двор. Быстро перекусили в общем зале и с тяжким вздохом заставили себя подняться из-за стола. Постояльцы проводили их удивлёнными и понимающими взглядами. Кир хихикнул, понимая зевак: два молодых человека, подпирая друг друга, нетвёрдой походкой, с выражением вселенской скорби на лицах с трудом преодолевали лестницу и не длинный, в общем-то, коридор. В номере они рухнули на кровати и уставились в потолок.

День выдался сложный: в них трижды стреляли, два раза нападали из переулка, один раз какая-то отрава оказалась в напитках, купленных на улице у торговки. Маг замучился, прочищая Робину и нанимателю кровь. И хлебнули-то всего-ничего, пока Кир не крикнул на них и не выбил стаканы из рук. Беда, в общем. Если завтра будет так же, непонятно, чем закончится это их «непыльное дело».

Никакая усталость не помешала Киру мечтательно вздыхать о девушке, которая накануне убиралась в их номере. Какие чудные глазки («болотного цвета», – мысленно добавил Роб)! Какая светлая кожа («угу, вся в прыщах»)! А какие манеры («у иных свинопасок получше будут»)! Она не может работать в таком месте добровольно, ведь хозяин – мужчина, и вокруг много неотёсанных мужланов, норовящих обидеть! Нет, она работает тут по принуждению, отрабатывая долги брата, который проиграл всё её приданное в кости, и теперь она, благородная леди, вынуждена вести жалкое существование! («Откуда взялся брат, и когда она успела стать леди?!»). Он, Кир, спасёт даму своего сердца от злых чар (тут Робин окончательно перестал что-либо понимать), и они обвенчаются в Храме, у них будет трое чудных детишек! Это – любовь на всю жизнь!

На этой патетической ноте Робин запустил в Кира подушкой. Маг обозвал наёмника бесчувственным чурбаном и отвернулся к стенке, а через минуту уже крепко спал.

С утра Робин поднял мага ни свет ни заря, и они дружно отправились на задний двор. После завтрака ведь так не побегаешь! Робин надеялся, что тренировка немного подправит магу мозги, и вечером на этот раз обойдётся без завываний о высоких чувствах. Падал Кир уже вполне сносно, и Робин вручил ему палку, которая должна была изображать меч. Маг чуть не напоролся на неё при падении, опять отшиб себе всё что можно и слегка прихрамывал, топая переодеваться. На тренировке Робин нападал на него, и маг лишь раз успел сгруппироваться. Чтобы этого наёмника волкодлаки покусали! Не мог, что ли, предупреждать, как и куда ударить собирается?!

Сегодня им пришлось ждать нанимателя. Дверь после стука открыла давешняя служанка, и, глядя в пол, оставила их в прихожей дожидаться хозяина. Робина опять что-то царапнуло в её внешности и поведении, какая-то неправильность. Хорошо хоть Кир не спешил в неё влюбляться!

– А вот и вы, господа! Сегодня нас ждёт насыщенный день! Да, насыщенный. Проведаем ювелира, потом я заскочу к давнему приятелю – надо забрать у него долг. Ну а дальше по мелочам… – обрисовал радужные планы на день купец, потирая руки.

Кир чуть слышно застонал. Вчера эти «мелочи» вылились в нескончаемую беготню по городу по «очень важным делам». Не услышав мага, наниматель благодушно продолжал:

– Завтра, наконец, приедет ярмарка, и привезут то, за чем я охотился последние шестнадцать лет. Это будет триумф! Я, наконец, утру нос этим самодовольным типам, они меня узнают! Да, узнают! – Мужчина потряс кулаком, угрожая неведомым врагам.

Во время всей этой тирады служанка, спустившаяся вместе с ним, то вздрагивала, то тяжко вздыхала, и это подкрепляло подозрения Робина, что не всё тут так просто.

Наконец, купец со своим сопровождением вышел из дома, и служанка закрыла за ними дверь. Мужчина, внимательно прислушивавшийся к каждому щелчку, дополнительно запер дверь ещё и своим ключом. Робин хмыкнул, но ничего не сказал.

Впереди их ждала такая же кутерьма, как и вчера. Деловые партнёры, заказчики и важные покупатели, поставщики товаров, конкуренты… И всех надо посетить, уговорить или отговорить, склонить на свою сторону или настроить против кого-то. Купец чувствовал себя в своей стихии, явно получая удовольствие от происходящего.

Робин молча и терпеливо следовал за нанимателем. Для него это была просто работа, которую надо выполнить. Кир взмолился о пощаде где-то к середине дня.

– Роб, я так больше не могу! Мне обязательно везде с вами ходить? У меня после тренировок всё просто отваливается, заклинание для мышц опять не сработало, а тут ещё и этот дурдом! Сил моих больше нет! Вас же сегодня никто ещё не пытался отравить? – шептал он, вцепившись в рукав приятеля.

В этот момент купец оглянулся, оценил несчастное выражение лица мага и благодушно отпустил того, сказав, что сегодня в опасные районы он ходить не собирается и одного охранника будет достаточно. А Кир пусть набирается сил для завтрашнего, решающего дня. Маг кивнул и радостно скрылся в ближайшем переулке, пока наниматель не передумал.

Уже вечерело, когда купец решил заглянуть к своему приятелю.

– Я планирую просидеть у него часа два, до того времени ты свободен, – обратился наниматель к Робину.

Они стояли перед небольшим уютным домиком с пышными клумбами у входа. Робин кивнул, дождался, пока купец зайдёт внутрь, и быстро зашагал прочь. Наёмник свернул за угол, убедился, что на него никто не смотрит, и достал из хранильницы чашу. Повертел её в руках, разглядывая едва заметный тусклый налёт, хмыкнул, убрал чашу на место и уверенно направился в сторону центральной площади.

ГЛАВА 6

На главной улице было полно народу, но, казалось, никто не замечал занятную парочку, сидевшую на бортике неработающего фонтана.

Белобрысый парень солнечно улыбался черноволосой леди в наряде на грани приличия. Она что-то чирикала и откровенно кокетничала, когда заметила, что взгляд парня посветлел. Леди замолчала на полуслове, нахмурилась и хотела было уйти, но на её плечо легла тяжёлая рука.

Девушка – а сейчас Робин не дал бы ей больше восемнадцати – резко обернулась и заметила во второй руке наёмника мокрую ажурную чашу. По поверхности воды в неглубоком бассейне фонтана шли круги.

Робин поймал благодарную улыбку мага, подмигнул ему и присел на край бортика, не убирая руки с плеча девушки.

– Ну что же, добрый вечер, леди-служанка, – ухмыльнулся он.

На лице девушки появилось растерянное выражение, и она беспомощно посмотрела на Кира, словно ища поддержки.

– Служанка? Постой, ты хочешь сказать, что она – служанка нашего нанимателя? – удивился маг, вглядываясь в черты лица девушки и тоже узнавая её.

– Не совсем. Она его дочь. Правда, леди?

Леди тяжко вздохнула и опустила голову.

– Давайте не здесь. Вы перебили мне действие амулета, и скоро люди начнут обращать на нас внимание. А я уже пять лет не выходила из дома.

– По официальной версии.

– Да, отец так считает. И он очень удивится, если кто-то из знакомых скажет, что видел меня на улице, да ещё и в компании молодых людей.

Робин кивнул, и втроем они направились к знакомому дому с немыслимым количеством замков на двери. Девушка достала откуда-то из складок платья ключ, точную копию хозяйского, и отперла. Впустив гостей, она закрыла дверь на один-единственный замок. Поймав недоумённый взгляд Кира, она легко, совсем по-девчачьи пожала плечами.

– Не вижу смысла. Вы проходите пока в гостиную, я скоро спущусь. – И она легко взбежала по лестнице.

Робин с Киром ждали недолго. Едва они заняли кресла напротив друг друга, к ним выпорхнуло дивное светловолосое создание. У Кира перехватило дыхание, он смотрел на чудесное видение во все глаза. Робин же неопределенно хмыкнул – что-то такое он ожидал. Служанка нанимателя, она же роковая подружка Кира, она же – любимая дочь купца.

– Вы извините за этот маскарад. Отец скрывает меня ото всех, считает, что так будет лучше. Вот и приходится при гостях изображать прислугу или сидеть взаперти наверху. Но любопытство сильнее меня, так что прятаться в комнате выше моих сил.

– А в городе? – поинтересовался Робин.

– Опять любопытство, – вздохнула девушка. – Как я могу оставаться дома, когда там столько интересного! Магазины, ярмарки, симпатичные парни. – Юная хозяйка лукаво сверкнула глазками в сторону Кира; тот от избытка чувств едва не навернулся с кресла.

Пока хозяйка щебетала, она откуда-то достала крошечные пирожные и ловко разлила чай по фарфоровым кружечкам, не переставая строить глазки магу.

– Просветите меня, госпожа, чем вы околдовали моего друга? – проследив за их переглядываниями, спросил Робин и покачал головой. Он уже понял, что маг забывал встречи, но влюблялся каждый раз сам, добровольно. Вот неспокойная душа!

– Простой амулет. Вы бы знали, как было трудно достать его, чтобы отец не узнал! Если бы меня увидел в городе кто-нибудь из папиных знакомых или он сам… Ну и на случай, если амулет не сработает, я специально одеваюсь так, чтобы можно было смело сказать, что знакомый просто обознался. Ведь леди никогда не позволит себе выглядеть подобным образом. Но пока вот этот кулончик меня ни разу не подводил. Он просто не даёт меня запомнить. – Девушка выудила из декольте простую по виду подвеску. Зелёный узорчатый камешек покачнулся на кожаном шнурке.

– Первый уровень, класс 2, серебро и змеевик? – полюбопытствовал Кир и вытянул шею, разглядывая безделушку.

– Да, именно так, господин маг, – скромно кивнула девушка.

– Ха, я не ожидал, что против меня, мага четвертой…

– Второй, – невозмутимо поправил его Робин.

– Это только по бумагам! – замахал руками маг, подпрыгивая в кресле. – В общем, не думал, что против мага выставят что-то ниже третьего уровня. И защиту ставил соответственно. Ха-ха! Учту на будущее! – Кир залихватски подмигнул девушке.

Когда купец вернулся от друга, Робин ждал его у калитки, прислонившись к забору. Неотступной тенью он следовал за нанимателем до его дома, предотвратив ещё три прямых нападения, четыре выстрела и два кирпича с крыши. Радовало лишь то, что скоро время контракта истечёт. Продлевать его Робин не согласился бы ни за какие коврижки!

На третий день купец ждал свою охрану едва ли не с рассветом. Они все собрались в гостиной, пока мужчина заканчивал сборы.

– Сегодня замечательный день! Просто превосходный! Вы знаете, почему? – обратился он к внимательно слушающим его охранникам. «Служанка» почему-то не появлялась.

– Потому, что вы заключите сделку всей вашей жизни, закончится наш с Робом контракт, и мы получим расчёт? – ответил помятый Кир.

Несмотря на ранее время, его уже успели повалять по двору. Заклинание от мышц опять не спешило действовать, и, хотя Кир и чувствовал себя в этот раз немного лучше, настроение у него было отвратительным. Он то и дело поглядывал в сторону лестницы на второй этаж, но дивных видений сегодня, похоже, не предвиделось.

– Именно так, молодой человек, именно так! – Купец, казалось, и не слышал. Он продолжал суетиться по комнате, поправляя и без того идеально завязанный платок на шее, пряжки, манжеты.

– Какой сегодня распорядок дня? – Робин как всегда оставался серьёзным и не позволял отвлечь себя от дела.

– Сегодня мы отправимся на рынок, на главную площадь. Там открывается ярмарка, и в одной из палаток должно быть то, ради чего я столько времени рисковал!

– И что это? – с явным интересом спросил Кир. Теперь маг следил взглядом за передвижениями купца. Создавалось впечатление, что он наблюдает за случайно залетевшим в комнату воробьём, который тщетно пытается вырваться обратно на волю.

– Узнаете, – таинственно ответил купец и, наконец, направился к выходу.

За ночь на главной площади выросло бесчисленное количество лотков и навесов, которые, несмотря на всю хаотичность, создавали некое подобие рядов. Некоторые торговцы ещё только выкладывали товар, кто-то начинал созывать покупателей, другие уже вовсю продавали. Здесь были и всевозможные сладости, и милые безделушки, ткани, украшения, мебель, одежда, магические артефакты. Едва взглянув на них, Кир фыркнул: половина – подделки!

Купец, не давая своим сопровождающим оглядеться, целеустремлённо шёл к дальним рядам, где стояли просторные шатры. Чтобы увидеть товар и продавца, нужно было зайти внутрь. Робин отнёсся к этой затее скептически: мало ли какие ловушки можно там устроить!

Мужчина не стал слушать возражений и уверенно протиснулся в один из шатров. Их встретил высокий худощавый продавец лет пятидесяти на вид, в восточном халате и с тюрбаном на голове.

Робин следом за нанимателем скрылся в глубине за ширмами и товарами, а Кир в восторге застыл на входе, как статуя.

– Да это же… – выдохнул маг и медленно начал обход, с благоговением касаясь некоторых предметов.

Вот вешалка из прихожей Ингольда Шутника, мимо неё невозможно пройти, не споткнувшись. Кир трижды это проверил, все разы успешно. А вот чайный сервиз Тени, величайшего наёмного убийцы всех времен – любой напиток, любая пища в этой посуде становится ядом. Вот бы испытать!

Кир медленно дрейфовал среди самых невероятных товаров. И, судя по их ауре и магическому полю, это всё – не подделки!

Робин хватился приятеля очень скоро, но, пока купец не скрылся с продавцом за ширмой в укромном уголке, он не мог оставить свой пост. Наконец, мужчины, тихо переговариваясь и обмениваясь многозначительными взглядами, дали наёмнику понять, что его общество излишне.

Робин обнаружил мага возле полуразвалившегося, скособоченного, потрёпанного гардероба, когда тот как раз пытался открыть дверцу.

– Кир!

Маг вздрогнул, шкаф скрипнул и ещё сильнее покосился. Изнутри раздался странный шорох, из многочисленных щелей полетела моль. Отмахиваясь от насекомых, Кир причитал:

– Ты хоть понимаешь, что это? Да это гардероб самой Царицы Ларской! Ему больше шестисот лет!

– Значит, пора его выкинуть, пока окончательно не развалился, а не впаривать покупателям за баснословные деньги, – отмахиваясь от моли и пытаясь при этом сохранять достойный вид, буркнул Робин. Вот ни на минуту нельзя белобрысого оставить без присмотра!

– С ума сошёл? Да в нём одновременно может прятаться батальон солдат! И несколько возов с провизией! Да в нём заблудиться можно, если не знать заклинания выхода!

Восторженные излияния Кира прервал чуть насмешливый голос:

– Рад встретить истинного ценителя. Как известно, Царица Ларская прятала в этом гардеробе своих любовников, и они никогда друг с другом не пересекались среди лесов её платьев и облачений. Ходят легенды, что некоторые так и не покинули стен гардероба, ибо царица про них просто забыла. Не берусь это проверять – не тот уровень. Быть может, вы рискнёте? – изогнул бровь продавец и повернулся к Робину. – Не желаете приобрести несколько скелетов в шкафу?

– А почему вы не торгуете в столице, мастер? – осмелился спросить Кир, как-то излишне пристально разглядывая тюрбан на голове продавца, пока их всех провожали – вернее, выпроваживали – к выходу.

– Слишком большие пошлины, – последовал ответ, и за их спинами сомкнулась занавесь входа.

Робин сразу занял позицию, чтобы стоять между нанимателем и толпой подтянувшихся покупателей. Кир только сейчас заметил в руках купца невзрачную деревянную коробочку, но что это могло быть, так и осталось для него загадкой. Отсутствовала ярко выраженная магическая аура, это не артефакт, не амулет, чего можно было ожидать от предмета из такого места.

В доме купца они оказались через четверть часа. Дверь открыла дочь хозяина, в положенном ей по статусу светло-голубом длинном платье с рюшечками и ленточками. Едва увидев девушку, купец опешил:

– Дочь! Ты почему в таком виде! – Но в ту же секунду, забыв, что собирался ругаться, махнул рукой, запер дверь и прошёл в гостиную, бережно прижимая к себе коробочку.

Остальные последовали за ним, так как никто им не запрещал. Купец с благоговением поставил коробочку в центр стола. Все столпились вокруг.

Обычная потрёпанная коробка, размером с небольшую шкатулку. Сделана из тонких деревянных реечек, углы укреплены металлическими нашлёпками. Коробка явно знала и лучшие времена; местами сохранились следы некогда голубой краски. Робину почудилось какое-то странное шуршание внутри.

– Знаешь, что это, дочь моя? – не отрывая взгляда от заветной вещицы, нарушил тишину хозяин дома.

Кир уже устал строить догадки и пожал плечами, как будто спрашивали его. Робин хранил невозмутимое молчание.

– Моё приданое? – невозмутимо ответила девушка.

Робин понятливо кивнул. Иметь дочь на выданье без заготовленного приданого – позор для большинства семей. Теперь ясно, почему купец скрывал своё чадо ото всех: нагрянут сваты, а сказать-то им и нечего. Подобные традиции бытуют и в местах, из которых Робин был родом. Вот только что в коробке? Маг с наёмником с недоумением уставились на предмет, из-за которого они столько раз рисковали жизнью.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.