книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Всего один шаг – и я окажусь в Итерстане. Никаких портационных завихрений, сложного многоступенчатого перехода или искусного преодоления мощнейшей защиты…Ничего. Один-единственный малюсенький шажочек отделяет меня от возвращения в королевский дворец. Очень комфортный, предельно короткий переход, любезно предоставленный его высочеством Родериком Делаэртом Галрадом, наследным принцем Итерстана. Мейра, поверить не могу! Не могу поверить, Мейра! Не могу! Не могу! Стою и глупо пялюсь в открытую дверь в пространстве, как прихлопнутая хозяевами- антифейристами фея- домовушка, и не могу поверить в то, что…опять попаду в страну, из которой сбегала с завидными усердием и постоянством. Как и в то, что принц пробил портал во дворец из Межмирья, сократив его до размера одного моего шага. Безо всякой пентаграммы, долгих тщательных расчетов, дополнительных энергетических ресурсов и помощи других магов. Как?! Как он его сотворил настолько…ёмким? Как он его вообще удерживает?! Я покосилась на принца в шоке. Стоит, немало не напрягаясь и будто никуда не спеша, и со светски- нейтральной улыбкой мне завесу реальности приоткрывает, приглашая пройти. Мейра! А, главное, как до сих пор выдерживает подобное надругательство Замок Лэрда?!

– Наис, – глухо сказал Амир за моей спиной, и я, вздрогнув, кивнула. Я и сама видела и чувствовала, как мелко- мелко начинает дрожать каменная кладка стен Святилища Бессмертных, как эта дрожь волнами подкатывается к старинным плитам пола, начиная раскачивать первоосновы замка… Я…всё вижу. И всё отлично понимаю. Но, клянусь Бессмертными, меня не оставляет гаденькое такое ощущение, что стоит только войти в портал, и всё…обратно в Межмирье я не вернусь. Никогда. Вообще. И от этого чувства…да что там, внезапно нахлынувшего отчетливо- ясного знания…мне реально поплохело.

Что пошло не так три месяца назад? Я до сих пор не получила внятного ответа на этот вопрос. Полученный воровским Синдикатом заказ на артефакт, забросивший меня в королевский дворец Итерстана, был сложен, но вовсе не невыполним, как мне тогда казалось. Но даже…не украла бы я его, неприятно, конечно, но ничего смертельного не произошло бы, воровка я начинающая, а главное правило Неуловимых – не попасться, сохраняя сам факт нашего существования в тайне. Так что самым важным было сбегать во дворец быстро и незаметно и также вернуться, не оставив после себя никаких следов, а с артефактом или нет – тут уж как феи спляшут.

Незаметно…не получилось. Во дворце меня с первой же минуты обнаружили и приняли за магическую куклу – подарок Родерику Делаэрту от мага творения. И подношение это в силу …хм…особенностей Делаэрта было настолько редким и ценным, что с меня глаз не спускали. Ни днем, ни ночью, и это я не в переносном смысле сейчас говорю! Принц, имевший мало развлечений, особенно среди молодых хорошеньких девушек, ко мне быстро привязался, но сделал это, как и полагается тирану, не особо интересуясь моим мнением и желаниями. Облагодетельствовал насильно, возвысив до своей невесты. Так что я попала в положение, прямо скажу, крайне щекотливое, из которого меня вызволила помощь Синдиката. Как же элегантно мне удалось сбежать из королевского дворца! Причем успешно скрыться как от наследника Итерстана, так и от самих Неуловимых. Очутилась в Сегуле – Городе Трёх Академий – и благополучно там осела, удачно попав на факультет прикладной боевой магии. Обзавелась друзьями, магиантами – скоплениями остаточной боевой магии, кое-какими знаниями, и жила бы дальше в свое удовольствие, если бы не злосчастный зачет по фееведению, вырвавший меня из устоявшейся жизни и в конечном итоге приведший к скоропалительному браку с Родериком Делаэртом Галрадом, наследным принцем Итерстана.

К усилившейся дрожи добавился гул, сперва отдаленный, но потом всё нарастающий. Это у меня гудит в ушах и рябит в глазах от всех счастливых неожиданностей последних суток, или Межмирье сдвинулось с места, покидая межпространственный карман, в котором было укрыто столько лет?!

– Увидимся, – скупо простилась и сделала- таки этот шаг. Только Мейра знает, скольких сил мне это стоило.

Обращалась вообще- то к Амиру, но ответил мне ласково наследный принц:

– Сегодня же, моя дорогая.

Определенное усилие пришлось приложить, чтобы не обернуться на эту реплику. Как- то мне по многозначительности тона показалось, что Делаэрт имеет в виду себя, а не Главу Синдиката, а вот в вероятности моей встречи с последним как раз очень сомневается. Хм, так я не увижу Амира без разрешения принца? Или даже…не увижу его вообще?! Я сжала зубы покрепче, судорожно сминая пальцами роскошное золотое платье, длинный шлейф которого ещё оставался в Межмирье, словно цеплялся за последнюю призрачную надежду.

– Ваше высочество, позвольте помочь! – лийра Бри ловко подхватила тяжелый парчовый подол и торопливо прошла вслед за мной.

Портал тут же схлопнулся, отрубив все пути к бегству и моментально развеяв все робкие иллюзорные предположения о том, что всё произошедшее было забавным недоразумением. Ничего подобного! Я в Итерстане. И как бы замужем за наследным принцем. И…как всё это понимать?!

– Ваше высочество! Поздравляем с бракосочетанием! – три выстроившиеся в ряд молодые дамы синхронно присели в глубоком придворном реверансе. – Счастливы снова служить вам!

Фрейлины Марасте, Фриз и даже Демонти и в самом деле выглядели весьма радостными и оживленными, поглядывали на меня нетерпеливо и улыбались вполне искренне.

– Лийры, – приветствуя, наклонила в ответ голову и растянула губы полюбезнее. Но это, собственно, и всё, на что хватило моей выдержки, потому что в следующую минуту я коротко приказала:

– Оставьте нас.

Ресницы дам дрогнули, но, будучи отлично вышколенными принцем придворными, никаких переглядываний или, тем более, комментариев они себе не позволили, поклонились ещё разочек, и быстро и бесшумно покинули комнату. А я…я обежала взглядом помещение, в котором оказалась, присмотрелась к сияющему нечто, гордо возвышавшемуся в центре и…отчетливо покачнулась.

– Ваше высочество, – осторожно заговорила лийра Бри, – разрешите показать вам ваши новые покои: мы сейчас в спальне, есть ещё салон, кабинет, гардеробная и ванная комнаты.

Ну да, ну да, новая клетка будет попросторнее, чем предыдущая. Статус- то поменялся!

– Эта дверь, – лийра Бри отошла в глубь спальни, – ведет в общую Большую гостиную.

– В общую с кем? – суховато поинтересовалась я, хотя ответ напрашивался сам собой.

– Общую с вашим супругом, – любезно пояснила старшая фрейлина, – его спальня тоже имеет выход в эту комнату.

– Вот как, – сдержанно прокомментировала.

– Покои его высочества зеркально отражают ваши, и к тем, и к другим ведут отдельные коридоры. В коридоре направо есть комнатка для прислуги или дежурной фрейлины. Двери в покои принца и принцессы находятся напротив друг друга и надежно охраняются гвардейцами.

– Как…мило, – похвалила я.

– У каждого из вас отдельные апартаменты, но при этом его высочеству достаточно пересечь гостиную, чтобы оказаться в вашей спальне.

– Очень…удобно! – проскрежетала я.

– Да, – искренне просияла лийра Бри, – это супружеские покои, они специально устроены таким образом.

Она помолчала и добавила с явственно прозвучавшей гордостью в голосе:

– Вашу половину полностью обновили по приказу принца, удалось это сделать всего за два месяца! Вы только взгляните, ваше высочество!

– Я…вижу, – заверила её и, развернувшись, едва не ткнула эмоционально пальцем в одну из весьма примечательных деталей интерьера, – а это что, лийра Бри?!

– О! – благоговейно воскликнула старшая дама. – Это ваше платье для коронации, ваше высочество!

– Да что вы? – иронично изогнула я бровь. – А…для какой?

– Его высочество Родерик Делаэрт получил титул наследного принца по решению Совета, но официальной церемонии передачи титула не было. По законам Итерстана коронуются не только правящая чета, но и супруги принцев. А заключенный в Межмирье брак требует огласки и всенародного признания. Так что замечательное, поистине эпохальное, событие совместит в себе два великих момента: оглашение Родерика Делаэрта наследным принцем и приветствие вам, как его законной супруге и принцессе Итерстана, – лийра Бри торжественно склонилась передо мной, словно уже видела себя на праздничной церемонии в Храме Бессмертных.

– И…когда планируется это грандиозное мероприятие? – светски, и только чуть- чуть сипло, спросила я.

– Завтра, – со счастливой улыбкой сообщила лийра Бри.

– А, понятно, – пробормотала я и качнулась чуток вперед, внимательно разглядывая очередной шедевр супругов Ветелье. Нет, зрение меня не обмануло. Ну вот совсем. Я сглотнула.

– Ваше высочество? – лийра Бри неслышно подошла ближе и тоже посмотрела на произведение портняжного искусства. – Это риольская вышивка, узнаете?

– Э- эм, хм, – откашлялась, – я…немного засомневалась.

– Не сомневайтесь! – пылко воскликнула старшая фрейлина. – Подлинная вышивка риольскими пауками! Стоит…целое состояние, – произнесла она с придыханием, но тут же, спохватившись, добавила, – но вы и заслуживаете самого лучшего, ваше высочество!

Я моргнула. И ещё раз. Вышивка риольскими пауками требует не только огромных денег и определенных связей и даже силового давления. Подобная вышивка в первую очередь остро нуждается во…времени.

– И когда… – голос прозвучал неожиданно хрипло, и мне пришлось сглотнуть перед тем, как продолжить, – когда его высочество заказал мне это платье?

Лийра Бри бросила на меня удивленный взгляд, подумала и ответила:

– Месяца два назад или чуть больше… Да, ваше высочество, я уверена, принц переслал заказ на ткань на следующий день после того… – старшая фрейлина на секунду запнулась, – как вас похитил лийр капитан.

Э-эм…Если бы моя физиономия не была бы к этому моменту уже изрядно смятой, то, несомненно, таковой сейчас стала. Я наощупь нашла кресло без подлокотников и очень осторожно в него присела. Лийра Бри следила за мной с беспокойством, и на её лице находили отражение её мысли.

– Его высочество был уверен в том, что найдет вас и вернет, – словно извиняясь, сказала она. О, лийра Бри, если бы только это!

– Он лично сообщил о требованиях к вышивке и фасону и… – лийра Бри прервалась и прошептала восторженно, – от него же глаз отвести невозможно, вы согласны, ваше высочество?

О, да. Печально кивнула. Вот я и не отвожу. Смотрю, не мигая, и чувствую себя полной дурой. Нормальное такое, и привычное для меня в Итерстане ощущение.

– Изумительная работа, взгляните поближе! – старшая фрейлина бережно приподняла подол платья для коронации.

– Я вижу, лийра Бри, – глухо сказала, – я всё вижу.

Всё. И это «всё» повергает меня в ступор. И дело не в ослепительной роскоши туалета, белый атлас которого был сплошь покрыт сверхценной риольской вышивкой. Дело…в узоре. В повторяющемся изысканном и сложном переплетении двух цветков: вышитых бриллиантами и алыми герционами лилий Итерстана и…крупных серебряных роз.

Я покачала головой и недоверчиво посмотрела по сторонам: на виньетки деревянных панелей, на вышитое покрывало на широкой кровати, на шелковые обои на стенах…я закатила глаза в изнеможении и тут же едва не застонала…потому как даже на плафонах потолка нашло отражение повторяющееся стилизованное изображение. Мой любимый цветок. Серебряная роза Вальдеи. Геральдическая эмблема правящей династии Э- Тейль.

Два месяца назад, вы говорите? На следующий день после моего исчезновения?! Мейра! Мейра! Мейра! Забота наследного принца, использовавшего для парадного платья и оформления новых комнат символ моей родины, не тронула меня. Наоборот, я…разозлилась. И жутко. Взбесилась даже! Потому что вновь ощутить себя куклой в чужих руках оказалось…нестерпимо. Как же мне надоело всегда быть на шаг позади развивающихся событий! Чувствовать себя наивной туповатой марионеткой то у заговорщиков, то у собственной прабабушки, то вот…у принца. Потому как я за их резвыми планами никак не поспеваю, а чувствовать себя дурочкой уже весьма раздражает! Что? Эти плафоны на потолке вылепили по- быстрому вчера в срочном порядке, когда я доверилась Делаэрту, что принцесса Вальдеи?! Или риольские пауки, месяц вышивавшие серебряные цветы на платье, руководствовались своей волшебной интуицией, а не прямыми указаниями итерстанского наследника?! И когда он заподозрил, что я – правительница Вальдеи? А…когда стал в этом уверен?! Ну…я смерила полыхающим взглядом сияющее драгоценным узором коронационное платье…точно не вчера, когда ему в этом призналась.

– Все работы велись в полной тайне, – негромко заметила лийра Бри, пытаясь расшифровать мое состояние, – вы, ваше высочество, и ваши дамы сегодня первыми увидели комнаты принцессы Итерстана и её наряд для коронации.

Я втянула воздух и с усилием разжала руки, которые, как неожиданно оказалось, до этого судорожно сжимала в кулаки.

– Лийра Бри, – сдержанно сказала, – снимите, пожалуйста, с меня фату и венец, а после этого оставьте одну.

Старшая дама бросила на меня встревоженный задумчивый взгляд, но…между куклой принца и его супругой есть существенная разница, и оттого лийра Бри ограничилась кратким и почтительным:

– Как прикажете, ваше высочество.

Я вернулась в кресло, с которого соскочила, когда неверяще разглядывала шедевр ателье Ветелье, и старшая фрейлина, приблизившись, аккуратно отколола фату и сняла корону, разместив их на весьма просторном туалетном столике.

– В Межмирье я сделала несколько магиснимков с брачной церемонии, – сообщила лийра Бри, – их доставят вам, как только они будут готовы, ваше высочество.

– Благодарю, – пробормотала я, не так, чтобы очень обрадованно, но и не злобно. Ну…что ж. Посмотрим, как все это выглядело со стороны. Надеюсь, смотрелась я не так откровенно глупо и нелепо, как себя чувствовала.

– А я могла бы помочь вам оформить праздничный памятный магиальбом, чтобы преподнести в подарок его высочеству, – любезно предложила старшая фрейлина, и вот тут уж я отчетливо скрежетнула зубами.

– Посмотрим, лийра Бри, – среагировала я на её инициативу весьма прохладно, и, чтобы, наконец, прервать затянувшееся общение, приказала:

– А теперь оставьте меня.

– Вам ещё что-то нужно? – спросила лийра Бри, приседая.

– Одиночество, – прямо ответила, – и немного покоя.

– Конечно, ваше высочество, утро выдалось очень насыщенным, – старшая фрейлина ещё раз поклонилась, – мы ждем ваших распоряжений в салоне.

Ох, так они там все вчетвером сидеть собираются?! Я подумала и…махнула рукой. Образно выражаясь. Ну, не разгонять же мне фрейлин по комнатам? Полагаю, у них есть четкие инструкции от наследного принца на предмет тщательного присмотра за мной.

Лийра Бри попятилась к двери и неслышно её за собой прикрыла, предоставив иллюзию требуемых мною одиночества и покоя.

Ну…вот. Я снова в Итерстане. Не знаю даже, расхихикаться мне или разрыдаться. Я резко встала, так и не сделав ни первого, ни второго, и прошлась по комнате, присматриваясь. Хм…а на окнах нет решеток. О, как это мило со стороны Делаэрта! Правда…я перешла на магическое зрение…защита установлена двойная, этакий двойной золотой монолит…я покачала головой…я его и в одиночном- то варианте в прошлый раз сдвинуть не смогла, а тут парочка…но…решеток- то нет! Так что…не придраться. Всё на полном доверии! Я фыркнула. Кстати, Мейра, я готова тебя выслушать. Или хотя бы получить какие- то намеки на то, как себя вести в этой ситуации. Момент самый подходящий, я нахожусь в комнате в полном одиночестве, а это в последнее время большая редкость. Ну и…учитывая итерстанский этикет…в будущем редкость тоже. Я терпеливо подождала. И ещё немного. Дух- покровитель не проявилась. Она как облобызала меня счастливо в обе щеки, поздравляя с очередным браком, так я её только и видела. Исчезла, в смысле. Бесследно. И, что гораздо хуже, без каких- либо пояснений или инструкций по дальнейшим действиям. Мейра, так, значит? Опять сплошные загадки, а мне выкручивайся, как хочешь?

Я пожала плечами и перешла к разглядыванию платья для коронации. Не удержалась и осторожно провела ладонью по ткани, любуясь и восхищаясь. Хм…что ж, такой наряд с гордостью наденет любая дама. И принцесса. И любая королева. Удивительно гармоничное сочетание роскоши и изысканности, приковывающей внимание эффектности и, вместе с тем, величавого достоинства. Я задумчиво подковырнула ногтем узор на платье. Э-эм…мне кажется, или яркие лилии Итерстана доминируют над скромными вальдейскими розами? Нет, серьезно, мои цветы вышиты серебряной нитью настолько гладкой и тонкой, что едва выступают на белом атласе, а вот лилии Итерстана мало того, что сами по себе нагло- алые с оранжево- огненными всполохами сердцевин и тонкой зеленью лепестка, так ещё и вышиты драгоценными и полудрагоценными камнями! Нет, вон как они дерзко выпирают и переливаются вызывающе! Совсем подмяли под себя элегантные розочки, превращая тех в милый, нежный, изысканный…но всего лишь фон! Я расхихикалась, и словно в ответ на это из- за закрытых дверей со стороны салона донесся шум.

– Ваше высочество, подождите! Ваше высочество! – испуганные восклицания фрейлин совпали со звуком открываемой двери.

Хм…странно, что это их так разволновал приход принца? Пускать его ко мне не хотят, что ли? Я, конечно, подобной преданностью и женской солидарностью очень польщена, но… это как- то нетипично для итерстанских придворных. Я усмехнулась. И вообще…почему магическое оповещение не сработало? Или во дворце временные перебои с бытовой магией? Я выпустила из пальцев подол коронационного платья, привела выражение на физиономии в надлежащий светский вид, не спеша обернулась, и…все вопросы тут же отпали. В распахнутых из салона в спальню дверях замер, будто не решаясь войти, Родерик Атаран Галрад, младший брат Делаэрта.


***

– Ваше высочество? – я вздернула бровь, выказывая удивление неожиданным визитом и одновременно присматриваясь к Атарану, которого успела слегка подзабыть. Ну, не рассчитывала как- то, что наше общение продолжится, оттого из памяти его светлый лик и стройный облик потеснила. А…он красив. Точно, красив. Не помню, я отмечала это раньше? И этот темно- синий атласный костюм ему очень идет. Настолько идет, что…я чуть улыбнулась… что даже довольно глупое, ошарашенно- прибалдевшее выражение, засевшее в широко распахнутых небесно- голубых глазах, не портит общего благоприятного впечатления.

Я приподняла бровь ещё чуть выше и приоткрыла рот, намереваясь вступить в диалог, но итерстанский принц меня опередил. Он моргнул, и ошалелое выражение покинуло его красивое лицо.

– Ничего не говори, – быстро предупредил Атаран, плотно прикрыл за собой дверь, в несколько широких, стремительных шагов преодолел разделяющее нас расстояние и, слегка наклонившись … порывисто и легко поцеловал меня в губы. Этого ему показалось недостаточно, и, пока я усиленно осмысливала его поступок, поцеловал меня увереннее, глубже и…чувственнее. И на этот раз я…позволила ему это сделать. Да что там! Отнеслась к эксперименту с легким мстительным удовлетворением, и, хоть и не поощрила принца, но и…не оттолкнула. Ну что тут скажешь…задело как- то, что с утра пораньше меня второй раз замуж выдали без особого моего участия и четко выраженного желания.

Затягивать, однако, не стала. Повеселились и хватит. Я отстранилась первой и иронично- вопросительно воззрилась на Атарана. Тот тоже посмотрел на меня внимательно, понял, что эффект неожиданности (как и демонстрация моей независимости) исчерпали себя, и вздохнул:

– Теперь говори.

Я улыбнулась насмешливо:

– Поцелуй вышел не вполне родственным…братик.

– Что? – Атаран покачнулся, и его, придерживающие меня за плечи, руки моментально разжались. Мейра! Он просто тут же выпустил меня из рук, а не стой я крепко на полу, так и выронил бы.

– Я так и знал! – экспрессивно воскликнул принц, соображавший достаточно скоро, чтобы сделать правильные выводы из моей реплики.

– Правда? – удивилась я.

Атаран метнул на меня быстрый взгляд.

– Предполагал, – исправился принц, – но…на будущее, а тут…И когда он только успел?!

Судя по эмоциональности тона, вопрос этот был, скорее, из разряда риторических, но я решила на него ответить.

– Сегодня утром, в Межмирье, – просветила я Атарана и усмехнулась, отметив про себя формулировку, которую выбрал младший принц: «он успел», а не «вы успели». Похоже, Атаран не сомневается, кто именно движущая сила всех событий в Итерстане.

– Дел не предупредил, – нахмурился принц. – На завтра назначена коронация, и я думал, что…если что, то, может, и дату свадьбы объявит…или прямо завтра же…

Атаран оборвал свои невнятные бормотания и заговорил четче:

– Мой брат обожает делать сюрпризы.

О, да. Я чуть наклонила голову, всей душой соглашаясь. Устраивать сюрпризы Родерик Делаэрт очень любит, при этом его не волнует, а нравятся ли они тем людям, кому он их преподносит. Мне вот как- то…не очень. А…его родителям, например? Их он тоже не поставил в известность?

Атаран тем временем совладал с изумлением, вспомнил про привитые в детстве хорошие манеры и весьма церемонно поклонился:

– Примите мои искренние поздравления, ваше высочество.

– Благодарю, ваше высочество, – в тон ему ответила я и благосклонно кивнула. Атаран постоял, поглазел на меня и, вдруг выпав из светского общения, воскликнул:

– Вот чувствовал, что надо поцеловать тебя до разговора! И правильно сделал! После такой новости это было бы уже…неуместным, а я потом мучайся!

– Что? – потерянно моргнула я.

– Гадал бы, как это могло быть, – любезно пояснил принц, – переживал бы, что упустил свой шанс…Я ведь давно тебя поцеловать хотел, с первой же встречи.

Мейра! Я снова моргнула. Братья Галрад ведут себя со мной с поразительной естественностью. Прямо- таки обескураживающей.

– А теперь…успокоился? – слегка заторможенно уточнила я, тоже перейдя на «ты». Ну, мы же теперь одна семья, так что…какие церемонии?

Атаран неопределенно пожал плечами.

– По крайней мере, сейчас не так обидно, – честно сказал он. – Я, когда тебя увидел, всю такую сияющую…обомлел просто.

Э- эм…это он, надо полагать, о золотом свадебном платье, потому как мою сдержанно- злобную физиономию принять за сияющую невозможно даже в сумерках, а сейчас чуть за полдень перевалило.

– Думать мог только о том, чтобы прикоснуться к тебе. Поцеловать. Узнать, какова ты на вкус, – эмоционально продолжил Атаран. – Вернее, не думать. Связных мыслей не было, просто…отчаянное желание. Даже потребность.

Мейра! Я закатила глаза в изнеможении. И это Делаэрт у них психом считается! А младший братишка чем лучше? И почему, о великие Бессмертные, оба принца ведут себя так, словно знакомы со мной с пеленок и оттого в своей непосредственности никакого смущения не знают?! Может мне это…почувствовать себя польщенной подобным доверием? Ну, это же приятнее, чем чувствовать себя дурочкой…

– Ты такая красивая, – заметил Атаран, забавно наклонив голову набок и внимательно меня рассматривая, – такая яркая…

А, теперь поняла! Я едва не подпрыгнула на месте от посетившей меня веселой догадки. Всё дело в платье! Атаран же очень к женским нарядам чувствителен! Я прикусила губу, чтобы не расхихикаться ехидненько, отчетливо вспоминая, как он восхищался мною при первой нашей встрече и откровенно печалился над моим тушканчиковым видом при второй. Ну, что тут скажешь…принц – мужчина молодой, привлекательный и на женские прелести падкий. А итерстанская мода красоту придворных дам…ну не уродует, конечно, но…существенно гасит. А тут я…вся такая золотая и опять в декольте. Да и спина, я критически глянула через плечо, приоткрыта. Я не сдержала улыбки. Вот любопытно, после женитьбы Делаэрта дамская мода в Итерстане поменяется на более кокетливую и провокационную? Ну, теперь же не страшно, ведь за всех отдуваться придется исключительно принцессе Вальдеи. То- то Атаран обрадуется, когда его высокие эстетические чувства и тонкий вкус перестанут коробить бесформенные и скучные женские одеяния. Я сокрушенно качнула головой. И о чем только думаю?!

– Присядешь? – жестом указала Атарану на кресло. Разговор затягивался, но прогонять принца я не хотела. Его визит отвлек меня от мрачных мыслей и даже слегка повысил настроение. Младший Галрад казался весьма искренним в своей симпатии, а я, если честно, не ждала от Итерстана особо дружелюбного приема. Ну, не думала об этом вообще. И то, что принц мне явно обрадовался, вдруг оказалось приятным и даже сошло за поддержку.

Атаран кивнул, воспитанно дождался, пока я займу одно из кресел, и уселся напротив.

– А…как ты? – спросила я неожиданно для себя самой. Мейра, я ведь не собиралась становиться частью семьи Галрад, но вот увидела младшенького и не могла не вспомнить, что он лишился титула наследного принца. Я запнулась, подумала и сформулировала ясно, но достаточно деликатно:

– Как ты отнесся к смене статуса?

– А, ты об этом, – сказал Атаран, – я больше не наследник. Теперь мой титул звучит как «принц Итерстана».

– Ладно, что хоть не второй принц Итерстана, – пробормотала я, припомнив первоначальный титул Родерика Делаэрта.

– О, это да! – Атаран выразительно поиграл голубыми глазками. – Второй принц Итерстана после наследного…боюсь, это стало бы большим испытанием для меня.

– А так…нет? – осторожно спросила я и добавила, спохватившись:

– Извини, если лезу не в свое дело.

Атаран отмахнулся небрежно:

– Всё в порядке, я понимаю твою озабоченность как жены наследника.

– О, вовсе нет! – быстро возразила я. – Я не преследую интересы Делаэрта, просто хочу знать твоё к этому отношение и…ещё раз прости. Видишь ли, я – правящая принцесса, и это дает о себе знать.

Я улыбнулась приветливо и слегка извиняясь. Мейра, и зачем только спросила? Да, я сама принцесса, и как никто, способна понять все игры возле трона, но…все равно, зачем? Уже считаю его своим братом, что ли?

– Да, знаю, принцесса мифической Вальдеи, – Атаран мягко улыбнулся, и эта лучезарная улыбка удержала меня от колкого комментария к слову «мифической», – Дел нам вчера сообщил по кристаллу связи.

Вот как? Только вчера, когда я сама ему об этом сказала? Но вот повторяющиеся серебряные розы в оформлении моих комнат намекают на то, что принц был в курсе задолго до этого.

– Я благодарен тебе за участие, – Атаран вежливо наклонил голову, – не стану лгать, что потеря первого наследования прошла совсем безболезненно для моего самолюбия, но…всё же гораздо легче, чем ожидали придворные, Совет, венценосные родители и… сам Делаэрт.

Принц помолчал, и я не стала его торопить.

– Я же всегда понимал, что занимаю его место, – негромко признался Атаран и легко улыбнулся, – это для мамы я – самый лучший, а как возможный правитель для всех остальных – всего лишь вынужденная замена моему брату- авирру.

Я посмотрела на младшего Галрада: его владение собой было безукоризненным. Никакой нервной или суетливой жестикуляции, ладони расслабленно покоятся на ручках кресла, на лице – безмятежность вкупе с очаровательной улыбкой. Потеря наследного титула ни для кого не может пройти незамеченной, как принцесса, я была в этом уверена, и легкость, спокойствие и зрелость, с которой младший Галрад говорил об этом, внушали уважение. Мейра, я поймала себя на мысли, что Итерстану, пожалуй, повезло с принцами. С обоими.

– И все отнеслись к переменам также…адекватно? – поинтересовалась.

Обаятельная улыбка Атарана трансформировалась в прохладную усмешку.

– Нет, – произнес он и, выждав пару мгновений, добавил:

– Кое- кто оказался настолько глуп, что предложил мне сыграть против Делаэрта.

Я вопросительно приподняла брови. Что ж, это ожидаемо, хотя, действительно, крайне неразумно, зная Делаэрта- то…Но вот как отреагировал на это младший принц?

– Анаис, – Атаран чуть подался вперед, – неужели я произвожу такое неблагоприятное впечатление? Расспросы были весьма осторожными, но ведь кое- кто действительно надеялся, что моя обида окажется настолько велика, чтобы попытаться захватить трон.

В ответ на его вопрос я неопределенно повела плечом. Сделала это как можно деликатнее, стараясь не слишком оскорбить принца своей неуверенностью. Я бы вот тоже легко такое про него предположила! Ну, что он братику отомстить захочет, всё же Атарана с самого детства всем двором баловали и видели в нем будущего короля, а тут…весьма неожиданный поворот!

– Конечно, я тут же поставил в известность Делаэрта, – принц вернулся в исходное положение, то ли удовлетворившись моей реакцией, то ли догадавшись, что ничего более внятного не дождется. – Так что он…был некоторое время очень занят.

Атаран бросил на меня короткий, как бы извиняющийся, взгляд.

– Это я к тому, чтобы ты не обижалась, что он сразу за тобой не побежал, – пояснил принц, – дела не позволили.

Я с трудом подавила фырканье. Всё же братья Галрад удивительно непосредственны в выражении своих чувств и мыслей. Сразу не побежал! Забавный глагол выбрал младшенький! Я попыталась на минуточку представить запыхавшегося, бегущего за мной Делаэрта и…не смогла. Ни на минуточку, ни на секундочку. Ну, мне как- то думалось, что бегать за кем- либо вообще не в характере наследного принца. И не по статусу, разумеется.

– Я и не думала обижаться! – искренне заверила я Атарана. Э- эм…за задержку, я имею в виду. Более того, я была бы очень благодарна Делаэрту, если бы он помедлил ещё немного…или много…или даже вообще…Я слегка загрустила, потерявшись в размышлениях, но была возвращена к разговору пылким восклицанием:

– Всё- таки ты – красавица!

Хлопнула ресницами от неожиданности, но тут же изобразила легкую настороженно- благодарную улыбку.

– А твои платья бесподобные!

А, это да. Я хихикнула.

– Не иначе сами Бессмертные толкнули меня поцеловать тебя, – глубокомысленно произнес Атаран, и я едва слышно хмыкнула. Ну…это тоже да. По крайней мере, я бы не удивилась этому факту. Потому как Бессмертные чем только не занимаются, судя по моей собственной жизни! Я хмуро и требовательно огляделась на предмет появления духа- покровителя. Мейра, конечно же, её нет! И…над чем трудится, стесняюсь спросить? Третьего мужа мне подыскивает, что ли? Я нервно закашлялась.

Атаран наклонился, внимательно вглядываясь в лицо, робко потянулся ко мне, словно желая коснуться, и я слегка напряглась.

– Потому что узнал, что сестра, и всё…не могу, – рука Атарана резко поменяла направление и устремилась к моей собственной, чинно возлежащей на коленях. Принц качнулся назад, легко подхватывая мою ручку за самые кончики пальцев.

– Не могу…целовать тебя в губы. Не могу…даже думать об этом. Ты мне всё также нравишься, – уверенно заявил он и тут же недоуменно- сокрушенно покачал головой, – но…теперь мы – семья.

– Сестричка, – улыбнулся принц и запечатлел на моей руке продолжительный поцелуй. На руке, не на губках, щечке, шейке или прочих обнаженных частях тела.

Мейра! Я улыбнулась мягко и даже одобрительно. Атаран не предал брата из- за трона, не предаст его и из- за женщины. А я… я никогда и не поставлю его перед таким выбором.

– Я растрогана, – с чувством произнесла я, лишь самую малость – ехидно. Всё же прямолинейность Атарана выбивалась из рамок светского общения. – Братик!

Последнее сказала весьма пылко и призадумалась: не скрепить ли родственный союз крепким объятьем? Ну, пока наследный принц не заявился.

Иронию младший Галрад отловил, бросил на меня быстрый внимательный взгляд. Он вообще, я вдруг заметила, когда выпадал из образа всеобщего баловня и маминого любимчика, оказывался совсем не глупым, а когда размышлял об отказе от первого права на престолонаследование так и вообще вдруг разом стал выглядеть старше и…тверже лицом, что ли? Я совершенно внезапно (и с немалой долей изумления) обнаружила, что братья- то…похожи. Не внешностью и не характером, но у Атарана иногда проскальзывали в речи интонации старшего брата и что- то такое было в его жестах…неуловимо знакомое. Любопытно, это оттого, что они – родственники, или младший принц старается походить на наследника?

– Так ты не слишком расстроен из- за титула? – спросила я поспешно, пока Атаран не стал обвинять меня в излишней ехидности.

Принц перестал изучать меня взглядом и с готовностью откликнулся:

– Не слишком.

Он помолчал и сказал доверительно:

– Теперь путешествовать смогу. Давно мечтал. Я же, Анаис, двадцать три года из столицы не выезжал. Разве только в загородный дворец.

– Понятно, – кивнула я. Что ж, и в самом деле понятно. Вполне естественное желание для любого человека, тем более, молодого активного мужчины – повидать мир, узнать новое, испытать невероятные (ну или хоть какие- нибудь) приключения, но титул наследника накладывает свои ограничения. Наследного принца полагается беречь.

– А ещё… – тут принц закусил губу, выждал мгновенье, и, не удержавшись, всё же лукаво и счастливо улыбнулся, – очень надеюсь, что мама теперь от меня отступится и перестанет настойчиво сватать.

Я хихикнула.

– Бедняжка Атаран! – посочувствовала притворно.

– Не смешно, – попытался насупиться принц, но тут же заулыбался, – родители весь последний год приставали ко мне с женитьбой, устал отбиваться. Я ведь, Анаис, жениться совсем не хочу. Пока, по крайней мере.

– А Делаэрт говорит, что быть женихом очень приятно, – поддразнивая, заявила я капризно и с упреком, – и вообще, весь мир за брак готов предложить. То есть, это большое счастье – быть женатым, надо полагать?

По красивому лицу Атарана скользнула легкая тень неуверенности, но воспитан он был всё- таки по- принцевски, потому что мигом сориентировался и вновь галантно склонился над моей ручкой.

– Так это потому, что он женится на тебе, Анаис, – находчиво промурлыкал он.

Мейра! Как приятно вновь насладиться светским игривым общением! Я посмотрела на младшего Галрада с большой благосклонностью. Ну…что тут скажешь, он и обходительный, и симпатичный. А когда улыбается ясно и искренне, как при мысли о том, что с брачными клятвами Бессмертным теперь можно не спешить, так и вообще становится обворожительным красавчиком. Да и тот факт, что принц остался верен Делаэрту, несомненно, говорит в его пользу. Э- эм…ладно, пусть будет мне братиком, согласна.

– Моему брату очень повезло с супругой, – закрепляя положительное мнение о себе, ласково улыбнулся младший Галрад и невесомо поцеловал мне пальчики, – и я очень рад, что вы оба обрели взаимное счастье.

Э-эм…не знаю, что тут произошло, то ли моя рука нервно дернулась, то ли это была щека, но Атаран вдруг пытливо вгляделся в меня.

– Ты ведь тоже рада, Анаис? – с подозрением уточнил он.

Просто безумно!

– Ты счастлива? – с неприятной настойчивостью продолжил принц.

Без сомнения! Разобраться бы ещё, что с этим счастьем делать! Настроение дало совершенно ненужный скачок, напомнив о весьма щекотливой ситуации, в которой я оказалась, и я порывисто поднялась, прошелестев пышными золотыми юбками. Родерик Атаран Галрад тут же вскочил с кресла, как и полагается принцу и просто воспитанному мужчине.

– Анаис? – позвал меня принц, и этакая мягкая требовательность в его голосе прозвучала, что я недоверчиво на него воззрилась. Вот сейчас не поняла, он что, копирует старшего брата?! Потому как это осторожно- давящее «Анаис» у меня уже в ушах навязло!

– Анаис, – принц поменял интонацию, заговорил терпеливо, и эти ласковые вкрадчивые нотки я тоже узнала с ужасом, близким к священному, – что- то не так?

Что- то не так?! Что- то не так?! Боюсь, я захрюкала. К счастью, удалось это сделать мысленно. Всё- таки я принцесса, даже двойная: Вальдеи и Итерстана, так что вслух хрюкать неприемлемо, хоть и очень хочется. Ведь меня поразил не столько сам вопрос, как то, что это, в сущности, любимый вопрос Делаэрта. Ну, по крайней мере, в общении со мной. Я моргнула шокировано. Нет, если Атаран ещё и протянет значительно: «Моя дорогая», то всё, я в магический осадок выпаду и обратно навряд ли себя собрать сумею. Я уставилась на принца с напряженным и даже болезненным ожиданием.

Тот, однако, играть в Делаэрта прекратил (или это у него всё само собой получалось?!) и спросил прямо и просто:

– Ты любишь Дела, Анаис?

Ох, что за вопросы?! Наверное, зря я поспешила его в родственники записать. А то вон, пять минут как брат, а уже смеет меня о личном допрашивать.

– Атаран, – поморщилась, – это касается только нас двоих.

– Я согласен, – кивнул принц, но в покое меня не оставил, наоборот, сделал шаг вперед, продолжая с беспокойством, – но…это мой брат и наследник Итерстана.

– Понимаю, – вежливо- нейтрально кивнула я и попыталась этим и ограничиться, но Атаран заступил передо мной и с упорством, достойным лучшего применения, повторил:

– Анаис?

– Атаран? – ответно вопросила, но принц себя с толку сбить не дал и горячо заговорил:

– Не нужно его обижать, Анаис…

– Его обидишь! – в сторону пробормотала я. – Он сам…кого угодно…раздавит…

– Это да, – согласился Атаран, и даже глаза смущенно потупил, словно за старшего брата извиняясь, – но…мы все сильно от него зависим.

– Это мне прекрасно известно! – воскликнула я чуть более эмоционально, чем следовало принцессе, тем более, двойной. – А мне теперь за всех отдуваться?

Я сделала шаг принцу навстречу, подол золотого платья возмущенно прошуршал по роскошному цветному ковру.

– Ты волнуешься за него или за себя? – я уперла тяжелый взгляд в Атарана.

Ну, мы же семья, хоть у меня и есть сомнения в этом, так что обойдемся без околичностей.

Принц легонько качнулся с носка на пятку, подумал, наклонил голову набок (светло- русые волосы сияющей мягкой волной опустились на плечо) и негромко ответил:

– За всех. Не буду лгать, Анаис, нам всем выгодно и удобно, чтобы Дел был счастлив. Чтобы никакие личные проблемы не отвлекали его от…дел королевства, внешних и внутренних.

Атаран помолчал и, наконец, поднял на меня огромные глаза, прозрачно- голубые, как весеннее небо Итерстана:

– Но…я и сам хочу для него счастья. Как брат, хотя мы никогда не были особо близки. Он…это заслужил, Анаис.

Мейра! Конечно, заслужил, кто бы спорил! Да и вообще, каждый из нас, надо полагать, уверен в том, что заслуживает праздничный пирог из амаралов если не целиком, то хотя бы объёмный кусок. Но! Кто назначил на роль его счастья именно меня?! Я пробежалась по комнате взглядом, на случай, если дух- покровитель смилостивится и, проявившись, как- то разъяснит ситуацию. В общем- то, я совсем не злая и не слишком вредная, но, мне казалось, итерстанский наследник как- то не вписывается в мою, уже сложившуюся, жизнь? Или я что- то упускаю?!

– Анаис? – вопросительно протянул принц. Кажется, только привитые в детстве манеры удержали его от того, чтобы настойчиво подергать меня за рукав.

– Угомонись уже, – устало проворчала я, сама едва не хмыкая от того факта, что не кто- нибудь, а ветреный избалованный Атаран укорил меня в недостатке душевного тепла и женской чуткости.

– Анаис! – в голосе принца послышались капризные нотки, и он- таки ухватился за парчовый рукав и легонько его на себя потянул. Тут же выражение его лица волшебным образом переменилось, и он восторженно зашептал:

– Какая ткань шикарная! Мне для жюстокора подойдет или нет, как думаешь?

Я хихикнула. И ещё раз.

– Анаис? – принц улыбнулся тоже.

– Мне нравится Дел, – честно сказала, – а дальше…посмотрим, Атаран.

– А я? – тут же спросил принц, игриво сверкнув глазами. – Я тебе нравлюсь?

– Что? – тут я рассмеялась и хлопнув ресницами повыразительнее, ответила с придыханием, прижав обе верхние конечности к груди:

– Конечно! И, заметь, даже в этом простом синем, а не золотом, костюме!

Атаран, закусив губу, покосился на меня с недоверчивым подозрением, и оказался совершенно прав, потому что я торжественно закончила:

– Ведь ты мой братик! А братьев любят…любыми.

Принц попытался сделать оскорбленное лицо, но не справился и расхохотался. А я…я внезапно подумала, что мой вдруг обретенный брат не так уж плох, а возвращение в Итерстан вышло не таким уж ужасным и тягостным, как представлялось. И, видимо, чтобы не дать мне слишком погрузиться в благодушие и радостную беззаботность, сразу вслед за этой мыслью раздалось магическое оповещение:

– Его высочество Родерик Делаэрт, наследный принц Итерстана!

А я всё гадаю, чего это он задерживается с визитом?


***


Старший из братьев Галрад и мой недавно испеченный муж вошел в комнату стремительно, не отрывая от меня пристального напряженного взгляда чернильных глаз.

– Дел! – Атаран слегка дернулся, как если бы собирался заполошно поклониться, но в последний момент смог удержаться. Всё же таки родные братья не кланяются друг другу в неофициальной обстановке, как бы грозно один из них не выглядел.

Наследник Итерстана не только не посмотрел в его сторону, но даже и бровью не повел, и это нарочитое игнорирование вкупе с ледяным застывшим выражением лица заставило очаровательный румянец Атарана спешно сползти с его щек.

Мейра! Я хмыкнула. И фыркнула. Ну, вообще- то, я ожидала Делаэрта и думала, что встречу его…нерадостно. Да что там! Меня так выбесило, что, не смотря на смену моего статуса, мною продолжают бесцеремонно распоряжаться, как куклой, что я всерьез опасалась, что при разговоре с драгоценным супругом уроню свое достоинство, как принцесса. В смысле, банально распсихуюсь или разорусь. Ну или если не достоинство, то уроню что- нибудь другое, и потяжелее. Например, это кресло прямиком на ногу наследному принцу. Но сейчас…увидела эту хмурую физиономию, на которой удивительным образом сочетались мрачное раздражение от присутствия Атарана и тщательно скрываемое беспокойство обо мне, отметила, как инстинктивно подался назад младший братик, и…насмешливо прикусила губу.

– Моя дорогая? – наследный принц остановился так внезапно, словно налетел со всего размаху на невидимую стену. Помедлил буквально пару секунд и спросил недоверчиво:

– Ты…улыбаешься?

– Хихикаю, Дел, хихикаю, – не отказала себе в удовольствии слегка съехидничать.

Атаран взглянул на меня с ужасом, как на несчастную тупую самоубийцу.

– А…почему? – осторожно поинтересовался Родерик Делаэрт. Ну, судя по его напряженному лицу и всей энергетике, он готовился к весьма холодному, даже гневному, приему. И был прав, кстати! Самое время устроить первую семейную сцену! Мейра побери мои чувство юмора, гибкий характер и…совершенно ненужные симпатии к этим Галрадам! Потому как и на переживающего Дела всерьез злиться не могу, и… младшего побледневшего брата жалко стало. А как же? Я едва- едва братиком обзавелась, а у Атарана лицо такое несчастное, будто прикидывает, окажется ли в свинарнике или ещё где похуже, и вообще размышляет, есть ли у него шансы в драке?

– Да вот, думаю, куда принца лучше было спрятать: в шкаф или под кровать? Ну, в комоде же он не поместится, а больше… – я обвела спальню придирчивым взглядом, – здесь и укрыться- то негде.

– А! – просияла. – В ванной комнате же можно! Отлично!

Атаран потрясенно замер.

Древняя тьма в глазах наследника дрогнула и посмотрела на меня с укором. Насмешливым таким и…ласковым, что ли? Эта авиррова часть его сущности всё приняла мгновенно, пока Делаэрт, цепляясь за человеческие представления о своем положении наследного принца, супруга и зловещей репутации, ещё только решал, как реагировать.

– Моя дорогая? – приподнял бровь старший Галрад и молвил вкрадчиво:

– А позволь узнать, с чего такие креативные мысли вообще тебя посетили?

– Ну как же! – протянула я. – Ты же его увидел и опять все решил, даже разбираться не хочешь, сразу в хозяина играть.

Кто- то сдавленно охнул. Наверное, Атаран. Ну то, что не я и не Делаэрт, уверена.

Выглядывавшая из глаз наследника бездна потянулась ко мне. Она словно расширилась, выступила за его физические пределы и плавно, но неуклонно потекла ко мне, обволакивая клубящейся тьмой и увлекая в бесконечное головокружительное падение.

Мейра! Мейра! Мейра! Эта волшебная фигня меня поцеловала! Поцеловала! С чувством и пылом, неожиданными для такой древней (и наверняка, пресыщенной?) силы. Ох! Мне кажется, я ощутила этот тотальный поцелуй физически, каждой клеточкой моего тела! Ну энергетически, так точно.

Мгновенье и…наваждение исчезло. Тьма схлынула, вернув глазам Делаэрта человеческий вид, а мне – способность снова дышать. Я спрятала меленько задрожавшие ручки в складки роскошного платья, справляясь с шоком. Это…это что сейчас было?!

Этот момент неудачно выбрал Атаран, чтобы вступить в разговор. Он же не маг, наверное, и не заметил ничего, а наше продолжительное молчание начало ему действовать на нервы.

– Дел, я зашел к сестре поздравить с бракосочетанием, – вполне светски объяснил он.

– Поговорим позже, – сказал наследник, глухо, но уже как- то…не угрожающе. Его темные, но уже вполне обычные глаза, так и не отрывались от меня ни на секундочку. – Уходи.

Атаран бросил на брата быстрый взгляд, понял, что опасность миновала, и рискнул мне обаятельно улыбнуться, отвешивая прощальный полупоклон:

– Анаис.

– Уходи, – повторил Делаэрт, и на этот раз уже с большим нажимом. Младший Галрад сиять перестал, понятливо кивнул и без лишних проволочек направился к двери. Ну, настроение и терпение наследника – вещи весьма переменчивые, их испытывать не стоит.

Атаран уже был у самых дверей, как я мягко и прочувствованно обронила:

– Спасибо, что зашел, Ран.

– Ран?! – братья воскликнули это дружным хором, причем в этом выступлении Атаран отвечал за высокие и мелодично- звонкие ноты, а Делаэрт – за низкие и хрипло- рычащие.

– Ну да, – я красиво моргнула. В смысле, сделала это медленно, отчетливо, кокетливо демонстрируя длину ресниц и умение играть невинными глазками. – Делаэрт – сокращенно Дел, а Атаран – сокращенно Ран. Это же логично, разве нет?

Я удивленно и выжидающе уставилась на наследного принца. Тот дернул щекой и тон слегка переменил. В смысле, на этот раз не прорычал, а прошипел:

– Моя дорогая?

– Да? – живо откликнулась я. – Нет, подумай сам, не Атар же! Это как- то…смешно.

Младший Галрад эмоционально покачнулся, и этим неосторожным движением привлек внимание старшего. Тот перевел на него взгляд, в котором появилась и крепла…э- эм…убийственность, что ли?

Атаран побледнел ещё больше, но, к его чести, взгляд выдержал. Более того, приподнял русые брови и, обмирая, спросил:

– Почему бы нет?

Похоже, Делаэрту было, что на это ответить, но тут опять встряла я:

– Дел, пожалуйста.

И вообще- то это был не призыв оставить братишке имя, а…прекратить эту сцену. Да, я его провоцировала, и делала это с большим удовольствием, но…пора и делами заняться, а не фигней какой- то?

Он всё понял и тут же отвернулся от брата, сказав устало:

– Убирайся уже.

Атаран метнулся к выходу, тщательно пряча изумленно- довольную улыбочку. Кажется, я только что изрядно подмочила злодейскую репутацию несгибаемого наследного принца. Я фыркнула.

– Анаис? – Делаэрт сделал шаг ко мне, едва в комнате раздался приглушенный стук закрывшейся за младшим братом двери.


***


Я ответного шага навстречу не сделала. Но и пятиться от него не стала. Стояла как можно спокойнее и ждала продолжения.

Делаэрт приблизился, впившись в меня взглядом. В его бездонных глазах вспыхивали попеременно яркими искрами то вопрос, то упрек, то улыбка, то мрачная решимость, то подозрение, то восхищение. Целая палитра эмоций, которую он и не попытался скрыть от меня.

Принц остановился где- то в метре и задумчиво наклонил голову набок. Хм. Я была готова к тому, что он спросит укоризненно, а, может, даже возмущенно: «Что ты творишь, Анаис?» Ну и вспомнит о своей репутации, на которой основана вся система подчинения в Итерстане. Или ревниво и грозно возопит: «А что здесь делал мой брат, дорогая?!» Потребует объяснений, как моему ехидному поведению, подрывающему его авторитет железного монстра, так и несанкционированному им (но явно одобренному мною) присутствию младшего принца, ну…или ещё что- нибудь в этом роде.

Я с интересом посмотрела на наследника. Его ресницы плавно опустились, а когда поднялись, принц определился с выбором, потому что в устремленном на меня прямом и открытом взгляде осталось лишь одно, всеобъемлющее выражение. Не допускающее разночтений. Поглотившее все прочие чувства и эмоции. Настолько яркое, ничем незавуалированное и отчаянно- щемящее, что я вздрогнула, словно пораженная боевым взрыв- ударом А- класса и едва не покачнулась. Ох, Дел…Я недоверчиво вгляделась в темные пронзительные глаза…это что, любовь? Любовь, Мейра?!

– У меня для тебя подарок, моя дорогая, – продолжил удивлять Делаэрт, мудро опустив все упреки и воспитательную работу и начав разговор с подкупа. Умный мужчина. Кажется, я это уже отмечала.

Я промолчала (с не вольным подозрением), только бровь вопросительно выгнула, проявляя осторожную заинтересованность. Подарок, да?

– Это документы о капитуляции Межмирья и передаче его в твое полное и единоличное владение, – сообщил Делаэрт, и я чуть слышно хмыкнула. Однако! Пожалуй, это лучший из возможных даров на наше вынужденное бракосочетание. Дважды умный мужчина.

– Я прошу прощения, что сразу не последовал за тобой во дворец, задержался в Межмирье, чтобы оценить причинённый ему ущерб и составить план восстановительных работ, – продолжил Делаэрт, и я встала к нему вполоборота, скрывая выражение своего лица. Так вот почему мы с Атараном столько времени резвились безнаказанно! Я прикусила губу насмешливо.

– Всё…восполнимо, – принц с моей позой не смирился и сделал шаг в сторону, вновь оказываясь опять прямо передо мной. Его привычка постоянно заглядывать мне в физиономию, чтобы отслеживать малейшие на ней изменения весьма…утомляла. – Я…никогда не сделал бы тебе негодного подарка, Анаис.

Я подавила фырканье и промолчала, не спеша с ответной репликой и полагая, что это ещё не всё. Так оно и оказалось.

– Мы с лийром Термонтом и Амиром уже стабилизировали положение Межмирья в пространственном кармане, опасность распасться или вывалиться в наш мир для него миновала.

Я подняла задумчивые глаза на Делаэрта. Что ж, дорогой супруг, вот за это я готова тебя горячо поблагодарить, но…почему у меня такое чувство, что ты ещё не закончил?

Принц не спеша заговорил снова, подтверждая мои догадки:

– Я лично проконтролирую полное восстановление Межмирья. Можешь быть уверена, моя дорогая.

Хих. Сам сломал, сам же и исправит. Трижды умный мужчина. Ну и…в чем подвох?

– Осталось только поставить мою подпись.

А, вот оно! Мейра! Мейра! Мейра! Значит, документы ещё не вступили в силу? Я усмехнулась, уже не таясь, и не без иронии взглянула наследному принцу в глаза.

– Дел, твой талант тактика я оценила в полной мере. А теперь к делу. Вся эта прочувствованная речь была подготовкой к…чему? Шантажу?

Его ресницы дрогнули. Кажется, он не ожидал от меня такой прямоты. Почему, кстати? Я же уже не кукла и сдерживать себя не обязана. Как и подстраиваться под принца.

– Посуди сам: ты не принес документы, не подписал их. Значит, у тебя есть встречные условия? – я едва не зажала парчовый подол в кулаки, но вовремя совладала с нервами.

– Я поступил так, потому что хотел узнать сначала твое мнение, – глухо ответил наследный принц. – Это…подарок, Анаис. Не сделка.

– Правда, Дел? – я всё- таки отошла от него. Ну и чего так расстроилась? – Извини, но ты помнишь: я никому не доверяю. Так ты отдаешь мне Межмирье без единого условия? Ну или настоятельной просьбы?

Он помолчал, полуприкрыв глаза длинными ресницами.

– Да, Анаис, – сказал твердо, – безо всяких условий.

Тут ресницы взлетели вверх, открыв черную бездну, и он заявил с ответной прямотой:

– А теперь уже и без просьб.

Принц помолчал, качнулся с пятки на носок и выдохнул эмоционально:

– Бессмертные! Ты разоблачила меня на мах, моя дорогая. И уличила. Даже в том, в чем я сам себе не отдавал ясного отчета.

Делаэрт сделал шаг вперед. Не то, чтобы напрямую ко мне, а так…к окну, что ли?

– Не такое уж и тонкое построение, – чуть слышно хмыкнула я и покинула свое место у окна. Ну, раз оно принцу приглянулось…

– Я – политик, Анаис, – сказал Делаэрт, – искать свою выгоду получается у меня…машинально. Я действительно хотел сделать тебе подарок и сделал бы его в любом случае, но…ты права, эта…незаконченность в документах должна была сделать тебя…внимательнее к моей просьбе.

Принц задумчиво прошелся в одну сторону, а я – в другую, благо, размеры спальни позволяли.

Ну…его откровенность я тоже оценила. Наверное, ему не так уж легко было вот так…признаться. И да, он же в первую очередь принц, принц до самых кончиков своих ядовитых ногтей, так что…и в семейных отношениях будет машинально действовать как дипломат, а не как…супруг. Ну, главное, чтобы не как тиран и единоличный властитель.

Я слегка поменяла траекторию и оказалась на том месте, где пятью минутами раньше находился Делаэрт. Что ж, я его, в общем- то, понимаю. Хмыкнула. Потому что и сама воспринимаю наш брак не как влюбленная девушка или счастливая супруга, а как…правящая принцесса страны, слишком слабой и крошечной против Итерстана, чтобы не испытывать настороженности.

– Моя дорогая? – Делаэрт сделал пару неспешных, даже осторожных шагов. Я отметила, что мы уже некоторое время кружим по комнате, сходясь и расходясь в стороны, как пара танцовщиков, ну или…я усмехнулась пришедшему в голову сравнению…фехтовальщиков. – У меня…нет опыта равноценных продолжительных отношений. Но я…готов учиться.

Ах, как мило! Нет, ну он это специально делает, чтобы разрушить все мои холодновато- отстранённые построения и пробить брешь в обороне. Я перестала бродить по спальне, словно неприкаянный дух по башне призвавшего его мага: и рад бы покинуть, да привязка не позволяет. Что ж, придется сделать ответный реверанс.

– И что за просьба? – спросила.

– Уже не важно, Анаис, – ответил Делаэрт, – Межмирье твое безо всяких оговорок.

– И…я могу с ним делать всё, что пожелаю? – въедливо уточнила я.

– Абсолютно, – уверенно подтвердил принц.

Хорошо. Очень хорошо. Даже мейровски хорошо! Потому как я очень за судьбу Амира и Синдиката Неуловимых переживала, они же вне закона как бы…Ну и…вообще, Межмирье мне дорого.

– Благодарю, – я вежливо наклонила голову, – так что ты хотел у меня попросить, Дел?

И, заметив, как он опять делает нейтрально- светское лицо, торопливо добавила:

– О, только не заставляй меня умолять! Ты обещал.

Принц дернул уголком губ, вгляделся в меня внимательно, словно отлавливая переменившееся настроение, и негромко сказал:

– Завтра очень важный день, моя дорогая. Официальное оглашение моего нового титула, как наследника престола, и твоя коронация, как моей супруги и принцессы Итерстана. Я хотел попросить… – он помолчал, будто проявляя тщательность и осторожность в формулировке, – пусть этот день пройдет…идеально. Без накладок. Может даже, он мог бы стать для тебя праздником?

Я остолбенела. Коронация, да. Признание меня как жены наследника и принцессы Итерстана. Мейра! Мейра! Мейра!

– Не хочу…чтобы ты злилась, Анаис, – негромко продолжил принц, – не хочу…начинать семейную жизнь с обид.

Делаэрт покачнулся, словно хотел подойти, но…побоялся меня вспугнуть, сбитый с толку выражением моей окаменевшей физиономии.

– Я… не жду, что это станет для тебя таким счастливым и значимым событием, как для меня, – сказал он, – но…хотя бы немного?

Мейра, коронация. Королевская семья в полном составе, со всеми близкими и дальними родственниками, куча официальных лиц, иностранные делегации, высшие чины армии и магической службы, аристократия Итерстана и ликующие толпы народа. Не удивлюсь, что на такой грандиозный спектакль в столицу съедется полмира! Наследник престола одного из самых сильных, политически активных и уверенно подминающих под себя соседей государств, могущественный маг, грозный и неприкасаемый принц Родерик Делаэрт Галрад и его загадочная невеста, по счастливой случайности оказавшаяся, к тому же, принцессой не менее таинственной страны. Да завтра к Главному Храму Бессмертных будет не протолкнуться, как и в нем самом! Ну и…как потом это всё отыграть назад, стесняюсь спросить? Да никак! Никак! Невозможно заявить всему свету о нашем браке, а потом сообщить о досадной ошибке! Э- эм…по крайней мере, обойдясь при этом без жертв, в том числе, человеческих. Ох, это что же будет с…?! При этой мысли я закашлялась.

– Анаис? – с тревогой спросил Делаэрт.

Я скажу ему правду. Прямо сейчас. И, раз он такой умный, пусть придумает, как теперь выкрутиться из этой ситуации.

– Дел, – вздохнула я и решительно направилась к нему. Ну, новость о наличии…хм…другого мужа следует преподносить лицом к лицу и в обстановке доверительной благожелательности, а не кричать с другого конца спальни. – Дел, я должна тебе сказать…

Мейра! Мейра! Мейра! В том смысле, что дух- покровитель выросла передо мной так внезапно, что я наступила на подол собственного платья, поспешно тормозя, чтобы на неё не напороться. Мейра? Я воззрилась на прабабушку изумленно. Э- эм…вот сейчас не поняла…она что, преградила мне дорогу к Делаэрту? А Великая Магиня проявилась ярче, так отчетливо и ясно, как редко брала на себя труд делать, и очень медленно покачала головой из стороны в сторону. Не поняла…ты что…запрещаешь ему говорить о браке?! Дух- покровитель размеренно прижала палец к губам. Очень такой понятный и доходчивый жест. Но не для меня в подобном положении! Поверить не могу! Бабуля, ты что…ты кого из меня делаешь?! Я запнулась, не сразу подыскав подходящее слово…двоемужницу?! Такие бывают вообще?! Кажется, я начала задыхаться.

– Анаис? – Делаэрт вопросительно приподнял бровь и сделал быстрый шаг вперед. – Всё хорошо? Ты побледнела.

Я упрямо мотнула головой и очень аккуратно полупрозрачную прабабушку обогнула. Ну, проходить сквозь неё мне как- то воспитание и уважение не позволяли.

– Дел, – сглотнув, начала я и…опять наткнулась на Мейру. В буквальном смысле наткнулась, нос к носу. Потому как она опять возникла рядом и при этом материализовалась настолько, что стала почти физически ощутима. Мейра! Ещё немного, стоит ей усилить эманации хоть на чуть- чуть, и её увижу не только я, но и Делаэрт. Вон, он и так хмурится подозрительно. Бабуля, в чем дело, в конце концов?! Не хочу, не хочу, не хочу больше врать и скрываться! Ведь мой первый муж жив и здоров, я уверена, я же маг, я бы почувствовала обратное.

– Дел, – в третий раз попыталась я и…осеклась. Потому что Великая Мейра, Бессмертная вирра и мой дух- покровитель назвала меня по имени. По тому самому, тайному, девятому, которое лично сообщила мне в ночь моего совершеннолетия.

– Эрта! – отчетливо проговорила она. – Нет.

Сказала, в общем- то, спокойно, не повышая тона, но…я застыла, оглушенная. Оглушенная этим негромким, коротким приказом. Прабабушка вообще снисходила до вербального общения лишь в исключительных случаях, а уж назвать меня девятым именем…Знала же, что ослушаться я не смогу. Не сумею просто, такова сила этого слова. Потому его и знаем только мы с духом- покровителем.

Я медленно закрыла и открыла глаза. Посмотрела на прабабушку беспомощно. Но…ведь принц всё равно узнает? Спросила я. Мейра кивнула утвердительно. Позже. В нужное и подходящее время.

Э- эм…а сейчас какое?! У меня завтра коронация! Я дернулась эмоционально, выходя из ступора, и выдохнула сквозь зубы, признавая поражение в этом поединке за супружескую честность:

– Мейра!

Делаэрт, уже некоторое время наблюдавший за мной задумчиво, среагировал быстро:

– Моя дорогая? Нас посетила твоя уважаемая прабабушка, или ты…

Выругалась? Подсказала ему я. Мысленно, понятное дело. Дел, однако, не смотря на все магические таланты, подсказки не отловил, или уловил, но решил проявить свое принцевское воспитание, закончив деликатно:

– Или ты чем- то расстроена?

Мейра улыбнулась тонко и хитренько. Послала воздушный поцелуй моему мужу (второму, я имею в виду), легонько приобняла меня и…мгновенно растворилась в воздухе. Ну…понятно. Зачем дальше задерживаться? Главное же сделала – запутала меня ещё больше, при этом заставив чувствовать себя этой…как её…двоемужницей. Так себе ощущение, если честно. Нехорошее какое- то, давяще- изматывающее…вон даже плечи как- то прибито опустились и ослабевшие ножки подрагивают…А! Или это тяжелый парчовый наряд к земле тянет? Давно надо было его сменить на что- то более легкое и комфортное. Фыркнула иронично.

Принц стремительно подошел и аккуратно взял меня за руку. Я машинально отметила его новенькие парадные перчатки.

– Анаис? – спросил Дел. – Ты что- то хотела мне сказать?

Я тряхнула головой, отметая навеянный интриганткой-прабабушкой ступор. То, что первоначально хотела, всё равно уже не скажу, но и молчать не стоит. Судя по всему, мне предстоит продолжить играть в Итерстане в загадочные игры, а раз так, нужно обзавестись приятной и надежной компанией.

– Мне нужна моя зубная фея, – решительно проговорила. – Она осталась в Сегуле.

Просьба, на мой взгляд, не слишком обременительная. Не просьба даже, а так, просьбочка. Тем удивительнее было в ответ на неё получить…задумчивое молчание.

Э-эм? Я вскинула на наследного принца округлившиеся глаза. Поверить не могу! Он что, собирается отказать мне в таком пустяке?! И это после всех заверений в неограниченном кредите его щедрости в отношении меня?

– Дел? – не поняла я, и принц глянул на меня из- под ресниц.

– Зубная фея из клана О*Скалли нарушила контракт, покинув дворец без разрешения и даже без уведомления, – ровно заговорил Делаэрт, при этом осторожно, но уверенно сграбастав мою правую руку, – в этом случае, согласно пункту сорок три, договор считается расторгнутым досрочно, и рабочей фее следует уплатить неустойку.

Он прервался на минуточку. Как оказалось, исключительно для того, чтобы целеустремлённо завладеть и второй моей ручкой и с легким вздохом ею полюбоваться.

– За четыре неотработанных года, – закончил принц, прервав любование моими пальчиками.

Чего? Какому…такому…пункту?! Моя челюсть уже была готова некрасиво отпасть, но я в последний момент вспомнила, что принцесса, и торопливо её придержала. Нет, не руками, конечно (тем более, что они обе попали в плен к Делаэрту), а предназначенными для этого мышцами лица. Вот уже сожалею, кстати, что так недальновидно открыла свой титул: плюсов никаких мне это не принесло, новостью для принца, похоже, тоже не стало (при этой мысли я хмуро посмотрела на Делаэрта, который тут же перестал умиленно мурлыкать над моими пальчиками и воззрился на меня), а минусы – вот они! Надо теперь репутацию постоянно поддерживать, интересы Вальдеи учитывать, за физиономией и манерами следить, а каждое слово контролировать! Нет, кажется, даже куклой работать и то проще было, тупенькая роль, конечно, но…по этой причине совсем необременительная.

– Дел…ты шутишь? – я приподняла бровь с намеком на справедливое негодование и дернула ручкой с намеком на высвобождение, и в ответ на это взгляд принца из- под ресниц трансформировался во взгляд исподлобья. Томного выражения в нем поубавилось, зато появилось что- то, подозрительно напоминающее…упрямство.

– Совсем нет, моя дорогая, – размеренно проговорил Делаэрт, и пальцы мои сжал посильнее, не желая с ними расставаться. Ох, ну да. Мы же за все утро так и не пообжимались. Да и вообще…в законном, как ему думается, браке, имеет право. – Фэйри, в основном, даже рабочие – создания легкомысленные и необязательные. А во дворце на службе состоит сто сорок восемь фей, так что необходимо поддерживать среди них дисциплину. Простишь одной – отлынивать начнут оставшиеся сто сорок семь.

Мейра! Челюсть опять поползла вниз, и я торопливо вернула её на место. Боюсь, что проделала это так интенсивно, что сопроводила щелканьем зубов.

– Моя дорогая, – ласково прошептал принц и этак ненавязчиво потерся щекой и губами о мои волосы и ушко, – у тебя будет другая зубная фея. Или две. В течение часа пришлю с десяток на выбор.

Э-эм…разораться, что ли? Я набрала в легкие побольше воздуха и…медленно выдохнула. А вот интересно, насколько применима дипломатия международных отношений к отношениям супружеским? Ну, как принцесса я умею быть весьма дипломатичной. Жизнь научила. А… как жена? Я фыркнула.

– Мой принц, – проникновенно заговорила я, и Дел вздрогнул. Нет, реально вздрогнул и разом насторожился. И правильно.

– Позвольте напомнить, что зубная фея О*Скалли пошла на нарушение контракта исключительно из- за личной преданности мне, как своей хозяйке. Строго говоря, она не нарушила договор, потому что продолжила служить мне, просто поменяв…э- эм…место исполнения своих обязанностей географически. Замечу, что сами обязанности зубная фея выполняла в полном объеме и на должном уровне.

Его глаза потемнели, но остались вполне человеческими. И не успел он покачать головой, как я продолжила, предвосхищая возражения, и на этот раз перешла на нормальный язык:

– Дел, я в долгу перед О*Скалли, ты знаешь. Если бы не она, я была бы сейчас не в Итерстане, а…в Первозданном лесу.

«В объятиях Повелителя фэйри», – эти заключительные слова мне удалось благоразумно удержать при себе. Ну, все ж таки я – дипломат, хотелось бы верить.

– Это так, моя дорогая, – согласно кивнул Делаэрт, – фея оказала нам большую услугу, и за это получит награду, но контракт с ней придется…

– Дел, – спешно прервала я его, – я всё понимаю. И твое положение как наследника и «самого страшного человека в королевстве» тоже. И всё же прошу: давай обойдемся без «но». Мне нужна именно эта фея, а не десяток прочих. Мы с ней…дружим. По- настоящему.

Я слегка отстранилась и посмотрела на принца, а тот – на меня.

– Анаис, – мягко улыбнулся Делаэрт.

– Мы всё сделаем аккуратно, не сомневайся, подведем, что фея улетела в Сегул по твоему приказу, чтобы не оставлять меня и вообще…Дел, – я вдруг вздохнула и пробормотала, – разве это… не пустяк?

Хм, похоже, моя дипломатия дала сбой. А жаль. Я же действительно его понимала, как правительница правителя, но вот…

А Делаэрт прикрыл вспыхнувшие глаза длинными ресницами, наклонился и порывисто прижался губами к моей руке.

– Пустяк, – сказал он, оторвавшись, – ты права, моя дорогая. Прости меня, я…забылся.

Что? Я недоуменно моргнула, а принц снова поднес мои пальцы к своим губам и одновременно с этим движением посмотрел мне в лицо.

– Я…действовал и думал…по привычке. Как раньше. Считал, что важнее всего поддерживать порядок в Итерстане, – Делаэрт помолчал, не отрывая от меня пронзительно- черных глаз. – Но…ничего не будет иметь значения, если ты несчастна, моя дорогая. Никакие титул, репутация или порядок не важны, если моя жена не улыбается мне.

Ох, ну что это! Мои ресницы дрогнули, а вслед за ним и пальчики, которые он продолжал удерживать в своей руке. Да что там! Даже сердце, и то, похоже, затрепыхало от подобных слов. Или даже затрепетало?

Я чуть наклонила голову, показывая, что оценила сказанное. Ну а как же? Ведь мне только что наглядно продемонстрировали эту…готовность учиться равным продолжительным отношениям. Сразу же захотелось…нет, не сделать ответную любезность, а закрепить позиции.

– Так Оскалка вернется ко мне безо всяких проблем? – напористо спросила.

– Кто? – темные глазища недоуменно распахнулись, и я хихикнула.

– Моя зубная фея, – пояснила.

– Да, моя дорогая, – Делаэрт утвердительно кивнул и, помедлив чуть- чуть, бросил на меня вопросительный взгляд. – Ты…довольна?

– Нет?! – изумился принц, не получив от меня быстрого ответа и стараясь расшифровать сложное выражение моей физиономии. Я хмыкнула. Ну, выражение это объяснялось тем, что я мучительно размышляла, нужно ли намекнуть Делаэрту, что Оскалка придет не одна, или нет? Причем сказать «не одна» – это очень преуменьшить. Ну, я же ожидаю, что фейка с собой приведет и десяток боевых нестабильных крыс. Так следует ли поставить принца в известность или лучше…подождать, пока он сам это не обнаружит? Такой сильный маг, как он, долго в неведении не останется…Нет, сохраню пока магиантов в тайне, неизвестно, какая реакция будет сейчас у принца, да и вообще…пусть мои сегульские магические друзья побудут у меня запасным страховочным вариантом.

– Да- да, спасибо, – чуть улыбнулась я и рассеянно Делаэрта по руке погладила. Легонько так, непринужденно, ещё с мыслей своих полностью не переключившись. Тем поразительнее стало то, что в ответ на это принц…задохнулся.

Что не так?! Я резко перестала размышлять о перспективах, даруемых мне полным магиантским спектром в суровых условиях королевского дворца Итерстана, и изумленно воззрилась на Делаэрта. И…что с его лицом, стесняюсь спросить?

Я моргнула и догадалась опустить взгляд на наши сцепленные руки. О, Мейра! Оказывается, мой пальчик зацепился за отворот его перчатки и скользнул внутрь, коснувшись гладкой горячей кожи. Э- эм…ну вот не знаю даже…мне рассмеяться или устыдиться своей распущенности? Понимаю, конечно, что принц ласками не избалован, это мягко выражаясь, но такая острая реакция на простенькое прикосновение не только удивляет, она поражает. И впечатляет. И…интригует, конечно.

Надо бы отстраниться…подумала отвлеченно…с Делом все ясно: к его коже никто, кроме меня, безбоязненно (и безболезненно) прикоснуться не может, вот его и…прихватило. Ну а я- то? Я- то ведь разумный человек и к тому же сильно сомневающийся в законности нашего брака, не смотря на все ужимки духа- покровителя. Так что…так что мне надо…

Тут Делаэрт с полувздохом- полустоном качнулся вперед, и всякая рассудительность меня покинула. Бессмертные! Безумно хочу его подразнить! Соблазнить. Спровоцировать. Хоть чуть- чуть. Устоять невозможно! Девушка я или нет?!

Я прикрыла засиявшие игривыми огоньками глазки обманчиво скромными ресницами, закусила губу и просунула пальцы левой руки дальше ему в перчатку, а правой тихонечко потащила её вниз. Так, немножко, чисто, чтобы ослабить и приспустить её настолько, чтобы мой палец смог проскользить по его ладони.

Мейра! Мейра! Мейра! У принца сделались такие глаза, словно я не в перчатку ему лезу, а…э- эм…ну, скажем, за пазуху, и с ласковым усилием тру не ладонь, а…ну, что там под сорочкой попадется. И…мне совсем не стыдно! Вот как вспомню, как он на мне поцелуйчики отрабатывал, а я куклой магической всё стоически сносила и даже не дергалась, так загребущие ручки сами к нему и тянутся!

– Анаис, – хрипло выдохнул Делаэрт. Его глаза затянуло темнотой, на дне которой притаились…веселье и даже ласковый укор. Древняя сила, конечно, раскусила мою игру и не приняла её всерьез, и это помогало принцу сохранять хоть какой- то самоконтроль, не смотря на то, как бы сильно его не штормило, как человека.

Э- эм…ну вот прямо разрываюсь между двумя противоречивыми желаниями: хочу лишить его последних остатков самообладания и…остаться благоразумной и честной женщиной. Женщиной, которая, в общем- то, не планирует связывать свою жизнь с Итерстаном. Второе медленно, но верно начало побеждать. Ну, чувство собственного достоинства и моя честь, как я их себе вижу, у меня всегда были на первом месте. И они мне сейчас диктовали, что я не должна давать принцу ложных надежд.

Я неохотно потянула ручонку обратно, протащив её по ладони, запястью и даже (совершенно случайно!) как- то угодив под манжету, и тут Дел её быстро перехватил, останавливая мой побег.

Сжал пальцы крепко и, потянув меня на себя, прижался горячими губами к виску.

– Проси, что хочешь, Анаис, – глухо прошептал он и едва заметно усмехнулся, – хоть сотню зубных фей и рога Повелителя фэйри в придачу. Всё сложу к твоим ногам.

Я фыркнула иронично. Судя по всему, брачный интерес ко мне Царя Первозданного Леса не прошел незамеченным для мужского самолюбия Делаэрта. Вон он как кровожадно к его роскошным рогам примеряется! Как бы не обломал ему их безо всяких просьб с моей стороны.

Я улыбнулась тонко и загадочно. Боюсь, этим заставила принца понервничать. Вспомнила внезапно, что решила прекратить с ним заигрывать, и старательно свой эмоционально- энергетический фон разравняла, и физиономию заодно. В смысле, воспользовалась навыками королевской куклы, и сделала лицо нейтральным, светским и слегка непонимающим. Делаэрт вгляделся ищуще в мою враз поскучневшую физиономию, а я моргнула вежливо и удивленно. Типа, вам что- то померещилось, ваше высочество?

Принц усмехнулся, качнув головой, но все оценил верно и отступил на шаг. Что ж, вижу, ему тоже не чужды таланты дипломата. Руки от меня убрал все же с большим сожалением, беспрестанно бросая испытующие взгляды, словно надеялся, что я передумаю и его остановлю. Не дождался. Мейра, он же вспыхивает мгновенно и так ярко и зажигательно, что от него надо скорее в сторону отпрыгивать, чтобы самой не загореться! И…не сгореть в итоге. Ну уж нафиг.

Помолчал, качнулся с пятки на носок, закусил дрогнувшую то ли от обиды, то ли от улыбки губу и обронил небрежно:

– Сегодня в восемь мы ужинаем в покоях королевы, моя дорогая. Будут только члены семьи.

Что?! Моя улыбка одеревенела. Вот отомстил так отомстил!

– Зачем? – сдавленно квакнула я.

Делаэрт выразительно приподнял красиво и четко очерченные темные брови.

– Познакомимся, – терпеливо разъяснил, – поговорим по- родственному. Узнаем друг друга лучше. Мы же теперь одна семья.

Он улыбнулся и негромко признался:

– Родители с ума сходят от любопытства.

Сжальтесь, Бессмертные! Нет, просьба, конечно, оправданная, но…как- то это уже слишком ответственно. Атаран меня, понятное дело, не пугает, но…мама с папой?! А…как я буду выглядеть…потом? Когда вдруг откроется, что наш брак недействителен? А, Мейра? Бабуля, ты где вообще?!

Взгляд затравленно заметался по комнате, а мысль – по голове в поисках подходящего решения. Они обрели ответ одновременно: глаза остановились на вместительном гардеробе, а мысль подала спасительную реплику на язык:

– Дел, я не пойду, мне нечего надеть!

Наследник итерстанского престола моргнул. Судя по всему, он морально подготовил себя ко многому, но не к этому аргументу. Я едва не расхихикалась, глядя, как он обдумывает мои слова, но сдержалась: идти ведь и в самом деле не хотелось, а с возможными доводами…была напряженка.

– Разве вы с дамами не заказали подходящие наряды еще… – он прервался, стараясь, видимо, как можно деликатнее намекнуть на мой «кукольный» период, – в твой прошлый визит во дворец, моя дорогая? К тому же я приказал ателье Ветелье пошить тебе по имеющимся меркам одежду, достойную статуса принцессы, а не…эрцегини.

– Да? – хмуро откликнулась. Вот как, значит? Позаботился? А такая прекрасная отмазка намечалась! И да, что- то у меня должно было остаться с прошлого раза, я ведь так и не успела поносить обновки…

– Да, – подтвердил принц, – лийра Бри всё тебе расскажет и покажет. Позднее ты сможешь сама все заменить, если пожелаешь. Речь только об одном вечере.

Я пожевала губами с некоторой досадой. А больше для отказа и придумать ничего не могу! Вот, не позавтракала сегодня, подумала с печалью, и все, мозги сбоят. А ведь я, в общем- то, сообразительная…

– Завтра коронация, Анаис, – напомнил принц о неприятном, – наше положение налагает определенные обязательства, ты, как принцесса, отлично это понимаешь. Но я посчитал, что предстать перед всем двором сегодня будет для тебя слишком…тяжело. Но…провести время вместе, чтобы узнать друг друга лучше?

Что же…что же сказать? Не надо мне становиться ближе к его семье, совсем не надо! И лишние знания – лишние печали.

– Анаис, – Делаэрт опустил ресницы, скрывая затянувшиеся пронзительной чернотой глаза, – я…очень хочу ввести тебя в свою семью. В семью Галрадов. Я…

Он прервался, помедлил, раздумывая, но заставил себя продолжить, хотя слова давались ему нелегко:

– Не стану скрывать, я никогда не чувствовал себя её частью. Это для меня…как возвращение, Анаис.

– Прошу, – он закончил глухо и тихо, – поддержи меня.

Мейра побери эту его прямоту! Да еще и в сопровождении тягучего неотрывного взгляда из- под ресниц! Нет, ну это он специально! Специально! И, на минуточку, мы поженились только утром, а на меня уже кучу обязанностей супруги вывалили! И как, скажите на милость, после этого отказаться, не выглядя при этом обрыгавшим всех вокруг драконом на утонченном эфеольском торжественном приеме?!

– Хорошо, – кивнула я и добавила беспомощно, признавая поражение, – ты точно авирр.

И это был совсем не комплимент.

– Был бы стопроцентным авирром, так бы не волновался, – хмыкнул принц, дернув щекой, и через секунду выдохнул сквозь зубы:

– Бессмертные! Сто лет так…не обнажался.

Я хрюкнула над выбранным им глаголом.

– Сто лет? Так долго?! – заинтересовалась. – Говорю же, ты – Бессмертный древний авирр.

– Образно выражаясь, – Делаэрт попытался пристыдить меня выразительной интонацией, но тут же осознал всю бесперспективность этого занятия, и добавил совсем другим тоном: – Спасибо, Анаис.

Я вздохнула тоскливо. Ну да, я такая милая. Может, хоть выпросить у него чего- нибудь под это дело?

– Я пойду, закончу с документами по Межмирью и принесу их тебе вечером, – сказал Делаэрт, и я фыркнула.

Ну, он, видимо, не может по- другому. Срабатывают многолетние инстинкты. Принц сам это понял, потому что торопливо исправился:

– Извини. Прозвучало как- то…двусмысленно.

– Именно, – подтвердила я. Так, словно он покупает эту мою поддержку. Или опять шантажирует. Но…это же Дел. И я, странное дело, даже не разозлилась и не взбрыкнула в ответ. Привыкаю к нему понемногу, что ли? Упаси Мейра!

Я устало повела плечами, вновь ощущая давящий вес тяжелого парчового платья. В общем- то, я в эту ночь почти не спала и, на минуточку, ничего не ела! Не пора ли дорогому супругу закруглиться с визитом?

Принц, однако, решил зайти с другой стороны.

– Я приказал доставить из Межмирья твои вещи, – сказал он, вознамерившись, должно быть, сделать мне приятность в обмен на обещание милого семейного ужина, и я оживилась.

– Клетка с птицей- феей уже в салоне, – сообщил Дел.

– А мои брючные костюмы? – воспряла я духом. О, неужели уже скоро я переоденусь во что- нибудь удобное и легкое?

– Костюмы? – с подозрением переспросил наследный принц. – Какие?

– Например, мой любимый, – сбивчиво заговорила, – алый, бархатный, чудесные штанишки в обтяжку…ну, ты не помнишь, что ли?

– Я помню, – произнес принц как- то…недобро. Вся лирическая размягченность, которая ему необыкновенно шла, разом покинула его лицо. – Слишком хорошо.

– Ну вот, – удовлетворенно кивнула, – хочу его!

– Моя дорогая, – произнес Делаэрт с легким шипением. Сам его услышал и взял краткую паузу. Э-эм…выдержку тренирует, что ли?

– Анаис, – снова заговорил принц, и на этот раз вполне светски- приветливо, – мне очень жаль, но носить штанишки в обтяжку, – Дел выделил последние слова тоном, – во дворце ты не будешь.

Ха. Что- то не похоже, что ему жаль: глазюки- то опять почернели, и взгляд их ощутимо потяжелел. И…что не так, я не понимаю?

– Но…как же, Дел! – я картинно хлопнула длинными ресницами. Хлоп. И ещё два раза. Хлоп- хлоп. – А…в чем я пойду ужинать с твоими родителями?!

Голодная всезатопляющая тьма хлынула из его глаз и устремилась ко мне. Я даже машинально назад отшатнулась, опасаясь в ней утонуть. И это судорожное движение заставило Делаэрта придержать свою авиррову сущность и не дать ей меня поглотить.

– Анаис Эдельмира, – глухо сказал он, резко сжав и разжав кулаки, – я тебя обожаю.

Э- эм…вижу. Вижу магическим зрением, как неохотно подчиняется волевым усилиям принца темная авиррова энергетика, как продолжает ко мне жадно тянуться, словно притягиваемая магнитом. Он…совсем не разозлился. Он восхитился. Дремлющий в нем авирр обрадовался брошенному игривому вызову и…очаровался им. Мейра! Это я сногсшибательная красавица, или одна восьмая крови божественной вирры так на него действует? Ведь и я почти с первой встречи чувствую нашу с ним…общность. И притяжение. Ну, мы же оба из Бессмертных, как никак.

– Не хочу спорить в день нашей свадьбы, – сказал Дел через минуту, когда смог восстановить равновесие.

Он помолчал и проговорил с очередной порцией нежданной откровенности:

– Тем более, что я тебе в этом явно проигрываю.

Хих. Я потупилась польщенно. Нет, ну всё- таки его прямота меня несколько…обескураживает. Как и…понимание моей игры.

– Так что…лучше займусь государственными делами, – Делаэрт улыбнулся мне нежно и немного насмешливо и отвесил придворный поклон.

Я улыбнулась самодовольно. Кажется, противник позорно капитулирует. И то ли неосторожно пробормотала это вслух, то ли подумала слишком громко, но Делаэрт резко развернулся на каблуках.

– Моя дорогая? – его брови взлетели вверх. Ну да, ну да. Не в его привычках убегать, намек на подобное тут же вернул его обратно. И…что за авирр меня за язык дернул?

– Мой дорогой? – ласково и только самую чуточку ехидно отозвалась я. Ну, не сообразила как- то, что он не только прикосновениями не избалован, но и вообще…любым проявлением внимания.

Он реально задохнулся. Сжал кулаки и с усилием их разжал.

– Я ведь…не уйду, Анаис, – негромко сказал, следя за мной чернильными глазищами и стараясь полуопущенными ресницами смягчить их хищный блеск.

Угроза, хоть и была шуточной (или нет?), но действие свое оказала. Я вгляделась в принца повнимательнее и очень отчетливо поняла: еще немножко – и точно не уйдет. Вон, как глазищами своими впился, только и ждет, что малейшего знака с моей стороны…

– Ой, нет, – торопливо подхватила я, – конечно, иди! Государство – превыше всего.

Качнулась и добавила искренне:

– К тому же я давно переодеться и пообедать хочу.

Делаэрт усмехнулся и отступил назад.

– Твои дамы о тебе позаботятся, – сказал он, – на комнатах установлена специальная магическая изоляция: она пропускает только обращения к фрейлинам и служанкам и доводит их до адресата. Тебе достаточно позвать или отдать приказ.

– Спасибо, – кивнула благодарно. И в самом деле, очень удобно. И очень энергозатратно, наверное.

Принц помедлил. И еще немного. Я переступила с ноги на ногу. И еще раз.

– Не могу от тебя оторваться, Анаис, – вдруг признался принц. Сказал это нежно, с какой- то несвойственной ему мечтательностью в голосе…Э- эм…вот сейчас не поняла, он уже полдня как женат, а всё еще думает, что это большое счастье? Нет, я плохо старалась, что ли? Я улыбнулась. Насмешливо и самую капельку – грустно.

Делаэрт учтиво наклонил голову и быстро вышел, не оглядываясь и словесно не прощаясь. Ну…видимо, побоялся в противном случае опять зависнуть надолго.

А я протопала к огромному мягкому креслу и, со сладким стоном в него шлепнувшись, с облегчением вытянула вперед подуставшие ноги. Вот сейчас переоденусь, умоюсь, почищу зубы, прополощу их чудодейственной слюной дракона (как уверяют специалисты, она очень успокаивает), покушаю сытно и выработаю в сложившейся ситуации правильную, стратегически и тактически продуманную и плодотворную линию поведения. Э-эм… или хоть какую- нибудь подходящую.


***


После переодевания в легкое светлое платье и изысканного обеда, накрытого для меня в нашей общей с принцем гостиной, настроение стало понемногу выравниваться, а вот спасительные мысли по правильному поведению возникать не спешили. Видя мою задумчивость…э- эм…или даже замороченность, дамы честно попытались развлечь меня светской беседой, но, не добившись положительных результатов, возложили эту задачу на птицу- фею, которую и принесли поспешно из салона, поминутно восторгаясь.

Что ж, появление ареннина и в самом деле отвлекло меня от тяжелых (по большей части, правительственных) дум. Выглядел мой подарок…не очень. Весь взъерошенный, глаза безумные, оглядывался затравленно…Меня увидел и, похоже, признал, потому что разразился…нет, не чарующей волшебной трелью, как наивно ожидали мои фрейлины, а оглушительным хриплым кудахтаньем, интонационно подозрительно похожим на возмущенную отборную брань. А уж взгляд, который ареннин метнул в сторону обильно уставленного стола, за которым я расслабленно восседала (ну, расслабленно до его гневной отповеди), сделал бы честь даже наследному принцу.

– О! – лица итерстанских дам дружно вытянулись, и юная лийра Марасте расстроенно заметила:

– У неё что- то с голосом…как кричит…отвратительно.

– Ваше высочество, вам подсунули испорченную птицу, давайте её выбросим, – заявила лийра Демонти со свойственной ей категоричностью и решительно направилась к клетке с ареннином.

Тот оборвал себя на полувопле. Издал короткое горловое бульканье и всё, аккуратно клювик прикрыл. Э- эм…разумный, что ли? Посмотрел молчаливо, но с глубокой, даже жгучей обидой. Что характерно – на меня, а не на жестокую лийру Демонти. Я фыркнула.

– Говорить о качестве птицы- феи ещё рано, – мягко и взвешенно заговорила лийра Бри, – ареннины начинают петь при взрослении и только в идеально- гармоничных условиях. А по цветам оперения это ещё очень юная особь. К тому же напуганная. Возможно, она ещё ни разу не пела.

А, ну тогда мне вряд ли придется в ближайшее время насладиться завораживающим пением. И я, в общем- то, ареннина прекрасно понимала: ну, это же гибрид феи, у них, может, душевная организация тонкая, вот и не выдерживает напряжения последних дней? Сперва его (её?) от семьи оторвали, в клетку запихнули, в Межмирье отправили, потом там грохот- разрушение, затем новый поворот судьбы – тащат куда- то через портал…снова непривычная обстановка и незнакомые люди. Тут уж не до мелодичных переливов.

Ареннин продолжал сверлить меня круглыми обиженными глазищами, и я смущенно кашлянула.

– Никого мы выбрасывать не будем, лийра Демонти, – сказала. Птица- фея что- то вякнула негромко в мой адрес, по ощущениям – нелицеприятное, и я многозначительно добавила:

– Пока.

Ареннин нахохлился, но промолчал.

– А…чем они питаются, лийра Бри? – полюбопыствовала.

– Этого я не знаю, ваше высочество, – с поклоном ответила старшая дама, – могу спросить у главного садовника, в дворцовый парк в счастливые дни иногда прилетают птицы- феи.

– Да, будьте добры, – сказала я, подумала и решила проявить хозяйскую заботу. А именно: выбрала три печеньки покрасивее и к клетке с ареннином поднесла, открывая дверцу.

От реакции птицы- феи угощение едва не вывалилось из моих рук. Ареннин глянул на меня так, словно я ему дохлых тараканов сую, а не самое лучшее итерстанское печенье предлагаю! И ведь не просто в клетку через прутья бросаю, а элегантно на расписном позолоченном блюдечке подаю! Э- эм…или ему надо как раз тараканов? Птица же…

Я в затруднении уставилась на птицу- фею, а та, проворчав что- то на своем языке, демонстративно повернулась ко мне спиной. Нет, серьезно, развернулась и уселась на согнутые лапки, угодив хвостом в заботливо преподнесенное блюдце с вкусняшками. По её спинке побежали одна за другой раздраженные синие и зеленые волны.

Вездесущая лийра Бри тут же мягко блюдце у меня из рук забрала.

– Я все разузнаю сегодня же, ваше высочество, – успокаивающе сказала она и дверцу в клетку услужливо закрыла.

– Спасибо, буду ждать, – вежливо проговорила я, но как- то не очень уверенно. Хм, может, мне эту нахалку вообще не кормить, сговорчивее будет?

– Довыпендриваешься, – чуть слышно сказала я, убедившись, что фрейлина отошла на безопасное расстояние, – подарю тебя лийре Демонти.

Ареннин вздрогнул всем тельцем, но не обернулся. Обиделся, что я его в Межмирье бросила или что печеньем накормить собиралась?

– Это та темноволосая, что тебя выкинуть предлагала, – мстительно дополнила я.

Синие и зеленые всполохи заметались по перышкам с бешеной скоростью, птица- фея что- то горестно кудахтнула, но характер выдерживала, с места не двигаясь. Мейра, она разумная, точно. Истеричная и упрямая. Но…мне все равно нравится. Подарок на совершеннолетие, как никак. Фыркнула иронично, едва сдерживаясь, чтобы не пригладить встопорщенные перышки.

– Ваше высочество!

Я отошла от клетки с ареннином на призыв бартессы Бри.

– Лийр Термонт просит разрешения войти.

Боюсь, моя физиономия слегка покривилась. У меня от старшего придворного мага остались с прошлого визита во дворец не самые приятные впечатления, так что общаться с ним лишний раз не хотелось.

– Он был в Сегуле по приказу наследного принца, – понятливо пояснила лийра Бри, и моя мордашка тут же разгладилась. И даже просияла в предвкушении. Что ж, в таком случае…я уверенно кивнула:

– Пригласите.

Лийр Термонт появился мгновенно, я даже позу мало- мальски величественную принять не успела. Шагнул в сторону и осторожно поставил на столик у дверей небольшой магибокс.

– Ваше высочество, – старший придворный маг отвесил мне низкий поклон. Гораздо более почтительный, чем те, которыми он меня удостаивал в мою бытность куклой принца. Этот факт я отметила с насмешившим саму себя глубоким удовлетворением.

– Наследник приказал мне доставить ваши вещи из Города Трех Академий, – сообщил лийр Термонт, и я торопливо закусила губу, сдерживая хихиканье. Мейра, вот зря он сейчас зубную фею вещью назвал! Вон как Оскалкины глаза кровожадно сверкнули, запомнила пренебрежительное отношение мага и мстить станет при каждом удобном случае всю жизнь, а фэйри…они живут ооочень долго. Гораздо дольше, чем человеческие маги, даже старшие.

– Здесь ваши магиснимки, – лийр Термонт ухватил за уголок одно из моих изображений в образе невесты Повелителя фэйри, – а также посылка от декана факультета прикладной магии.

– Да? – я заинтересованно (и слегка напряженно) вытянула шею. Странно, и чего мне мог послать магистр Рейден- танн? Объемное задание на каникулы, что ли? Или…вообще приказ об отчислении? Ну, я же покинула Академию спешно и при весьма…хм…неоднозначных обстоятельствах. При этих мыслях мне ощутимо поплохело.

– Вот, ваше высочество, – лийр Термонт вложил мне в ладонь аккуратный небольшой кошелек, – сорок сегульских северинов.

– Что? – я фыркнула, недоверчиво заглядывая в посылку.

– Сорок северинов, – задумчиво повторил старший маг, тщательно скрывая недоумение, и весомо добавил:

– Если это попытка оскорбить принцессу Итерстана, то я тут же сообщу вашему супругу, и он поставит зарвавшийся Город Трёх Академий на место.

– Ой, нет, – я отмахнулась, едва сдерживая рвущийся наружу смех, – это не оскорбление. Это…моя стипендия. Повышенная, между прочим.

Я отчетливо услышала в своем голосе горделивые нотки и всё- таки рассмеялась. Ну…что тут скажешь? Я ради этих северинов две недели по полигону на пузе ползала! И в плену у фэйри мучилась от массового лизания! И три ночи вообще не спала, готовясь к зачету по…э- эм…по…хм…по предмету с непроизносимым названием на полстраницы! Так что…заслужила! И то, что декан Рейден- танн взял на себя труд переслать мне эти, смехотворные по итерстанским меркам, но выстраданные студенткой, деньги, неожиданно растрогало меня и заставило вспомнить об Академии Боевых Искусств и сегульцах с искренней теплотой.

– Поздравляю, – вежливо отреагировал лийр Термонт, опять чуть не спровоцировав меня на хихиканье, и протянул свернутый аккуратной трубочкой лист с магической печатью.

Я с жадным интересом за него ухватилась и, сломав печать, углубилась в чтение. Это была копия приказа о моем зачислении на четвертый курс факультета прикладной магии сегульской Академии Боевых Искусств, а внизу стояла приписка от магистра, где он лично от себя, а также от лица ректора Академии поздравил меня с зачислением и сообщил, что занятия возобновятся осенью, вместе с первым листопадом. Мне следовало вернуться заблаговременно, чтобы получить более комфортную комнату для проживания вместо Башни Мага. Я улыбнулась кончиками губ. В строках письма, в общем- то, делового и суховатого, я усмотрела…поддержку и явный намек на то, что Город Трёх Академий интересуется моей судьбой и готов оказать посильную помощь. Видимо, сегульцы решили, что счастливые невесты не исчезают без предупреждения, а талантливые адептки должны продолжать обучение, не смотря на свой высокий статус.

Я тщательно свернула листок, воспользовавшись этим нехитрым действием, чтобы скрыть охватившее меня чувство искренней благодарности. И хотя я понимала, что Сегул не станет вмешиваться во внутренние дела Итерстана, мое положение адептки гарантировало мне…некоторую страховку, что ли? Я реально расчувствовалась и чуть было это не выдала под внимательным взглядом лийра Термонта, но была возвращена к реальности Оскалкой, которая настойчиво выглядывала из магибокса, делая мне какие- то таинственные, маловразумительные знаки тонкими лапками.

– Благодарю вас, лийр Термонт, – кашлянув, сказала я и покосилась на зубную фею, которая бешено вращала стрекозьими глазами и странно дергала головенкой в сторону. Э- эм…и что это значит?

– Рад служить, – старший маг поклонился и повернулся к двери.

– У вас будут распоряжения для меня, ваше высочество? – спохватившись, спросил он, и я (в который раз!) по достоинству оценила выучку итерстанских придворных.

Оскалка остервенело затрясла головой, и я торопливо ответила:

– Нет, спасибо. Моя признательность его высочеству за заботу.

Мужчина отвесил ещё поклон (фрейлины вежливо ответили тем же) и вышел за дверь, а Оскалка, взвизгнув от нетерпения, одним прыжком оказалась у меня на плече.

– Быстрее в салон! – шепнула она. – Пока магислед ещё свежий!

Я поняла её мгновенно.

– Лийры, останьтесь здесь! – безапелляционно приказала и выскочила в соседнюю с гостиной комнату.


***


– След, след! Ищи, Анаиска! Ищи! – напряженным горячечным шепотом наставляла меня Оскалка, и я едва не пропустила успевшую прихватиться завесу, представив на минуточку себя в роли отчаянно принюхивающейся и берущий след собачонки. Не смотря на зубную фею, которая больше мешала своими командами и мельтешеньями, чем помогала, я вычислила место недавнего перехода и, воспользовавшись магическим зрением, увидела, что защита на нем еще полностью не восстановилась. Надо спешить!

– Они где? – коротко спросила я, аккуратно подцепляя завесу реальности пальцами.

– Ждут в Сегуле, спрятались в стенах деканата, – пояснила подружка, – за лийром в портал войти не рискнули. Он хоть и не наследный принц, но маг сильный, почувствовал бы неладное. Но по свежему следу доберутся без проблем, только укажи точку выхода.

Я кивнула и очень осторожно прореху в пространстве расширила, сделав её размером где- то с мою ладонь. Увеличивать дальше остереглась, могла защитное магическое плетение дворца задеть, и тут уже сработала бы сигналка. Королевский дворец очень хорошо охраняется, это я ещё во время работы куклой поняла. Но…магиантам ведь лазейки больше и не надо? Они же не вполне материальные.

– Знак подай! – нетерпеливо толкнула меня под руку Оскалка, и я заботливо удерживаемый микро- переход чуть не упустила. Мейрехнулась мысленно и призадумалась. Знак, знак…какой? Крикнуть погромче в дырку? А, или синей искрой посвечу, как магисветильником! Я фыркнула и спустила с ладони легкое голубое пламя. Ну и…что?

Мы с Оскалкой обе напряженно уставились в мерцающий кусочек реальности и шарахнулись одновременно в стороны, когда оттуда высунулась гигантская отвратительная псевдо- крысиная морда. Мейра! Фейерверк ощущений! Ладно, хоть истошный вопль удалось удержать, а то фрейлины тут же бы в комнату на крик влетели!

Морда призрачной дымкой аккуратно просочилась в салон и распалась на десяток балахонов самых разных размеров. Пространство схлопнулось, и я торопливо его разравняла.

– Хозяйка! – растроганно всхлипнул мой первый магиант М и попытался лапками ухватить за ногу через пышное платье, обнимая. Его дружок А проделал то же самое, но изогнутыми клыками. В смысле – от избытка чувств подпрыгнул и повис на моей юбке, удерживаясь зубами. Ох, как бы не порвал парчу! Не смотря на эти беспокойные мысли, я не могла не умилиться трогательной встрече. Расчувствовалась даже, приоткрывая объятия для всех желающих, но вот брутальное трио решило обойтись без соплей.

– Кого убить? – первым делом напористо спросил самый крупный магиант- проклятийник и длинным крысиным носом нехорошо так в сторону комнаты с фрейлинами повел. Э-эм…Я на минуточку лишилась слов.

В этот момент послышался вежливый, но настойчивый стук в дверь со стороны гостиной.

– Ваше высочество, – мягко и терпеливо проговорила лийра Бри, – вы позволите нам войти? Ваше высочество!

В последнем призыве кроме просьбы содержалась и приличная доля настойчивости. Ну, надо полагать, после всех моих внезапных исчезновений наследный принц дал дамам четкие инструкции не оставлять меня надолго одну. Даже в суперзащищенном королевском дворце.

– Секундочку! – откликнулась я, лихорадочно соображая, куда деть магиантов. А брутальное трио переглянулось, и один из них – специалист по взрыв- ударам класса «А» – с удовольствием размял длинные когтистые пальцы.

– Всего четверо, – пренебрежительно хмыкнул он, – даже не маги. Справлюсь один.

Мейра, поверить не могу…он собирается моих фрейлин уничтожить?!

– Не надо никого убивать! – свистящим шепотом приказала я. Ну, кричать как- то поостереглась, вдруг дамы к двери ухо приложили, прислушиваются, гадают, почему принцесса с зубной феей в салоне уединились? Срочно зубы почистить? А…почему не в ванной? Я расфыркалась при этой мысли (и представленной сцене), а магианты (особенно тройка самых колоритных) глянули на меня как…на убогую фею- домовушку. Ну, то есть недоуменно, шокированно и даже с налетом жалости.

– Совсем…никого? – расстроенно уточнил первый магиант М, выражая общее разочарование и полное непонимание ситуации.

– Пока, – пошла я на попятный, и унылые крысиные морды слегка прояснились.

– Ваше высочество, мы заходим! – решительным тоном сообщила лийра Бри, и я поспешно махнула рукой в сторону спальни:

– Укройтесь пока в моей комнате!

Магианты один за другим послушно втянулись в стены. Брутальное трио, перед тем, как исчезнуть, наградило меня крайне нелестными для самолюбия взглядами. Я выразительно закатила глаза к потолку в изящных плафонах. У меня сегодня день всеобщего пренебрежения! То меня птица- фея, повернувшись задом, ко всем авиррам посылает, то вот свои же магианты…как бы это сказать…тотально не одобряют поведение. Не успела я как следует огорчиться этому факту, как в салоне, с повторяющимися извинительными реверансами возникли все четыре фрейлины.

– Что случилось, ваше высочество? Вы ушли так внезапно, – сказала лийра Бри, внимательно в меня вглядываясь. Хм, а вот интересно, она продолжает преданно служить наследному принцу и докладывать ему обо мне?

– Я желаю отдохнуть перед визитом к их величествам, – объявила важно. В общем- то, я – принцесса Вальдеи и Итерстана и давать объяснения своим фрейлинам не обязана. Как и согласовывать с ними свои действия. По моему тону они это поняли. Поклонились низко, и лийра Марасте услужливо открыла мне дверь в спальню.

– Благодарю вас, лийры, – учтиво кивнула.

– Когда прикажете вас разбудить, ваше высочество? – поинтересовалась лийра Бри.

– В шесть часов, пожалуйста, – ответила я и прошла в спальню, величественно и невозмутимо неся на плече зубную фею О*Скалли. Дверь за моей спиной неслышно затворилась.

Мы с Оскалкой постояли у дверей, тревожно оглядываясь. Ну, это я – тревожно, разыскивая магиантов, а зубная фея – восхищенно, радуясь королевской обстановке.

– И где они? – спросила я у феи почему- то шепотом и слегка утомленно плечом повела: Оскалка хоть и маленькая, но вполне материальная. От моего движения подружка взвилась в воздух и изобразила пируэт.

– Анаиска! – захлебываясь, проорала. – Вот повезло тебе, деревенщина! Красота! Красота- то какая вокруг! А платье! Платье волшебное!

Она устремилась к наряду на коронацию и восхищенно перед ним зависла.

– Нет, я, конечно, патриотка, – глубокомысленно заявила зубная фея, взволнованно перебирая всеми четырьмя лапками, – но признаю, что это платье ничуть не хуже свадебного наряда фэйри!

Она аккуратно опробовала вышитые рубинами и герционами лилии Итерстана на зуб – я ошеломленно хлопнула ресницами – и произнесла с ворчливым удовлетворением:

– А, может, даже и лучше. Дороже, так точно.

Оскалка продолжила носиться по спальне, внимательно все осматривая (а иногда и полизывая и покусывая), а я по наитию протопала к кровати, отдернула стыдливо опущенный, расшитый (разумеется, серебряными розами) полог и…едва не заорала.

Возлежащий на постели проклятийник Н глянул на меня хмуро.

– Что за бесцеремонность?! – возмутился он, сцепив внушительного вида лапы на животе. – А разрешения спросить, перед тем, как за нашу занавеску лезть?

– Это…другая занавеска, – квакнула, с трудом приходя в себя как от неожиданного зрелища не для слабонервных, так и от суровой отповеди.

Сглотнула, тряхнула головой, вспомнила, что принцесса и хозяйка, и уперла руки в бока.

– И вообще, это моя постель, здесь вы жить не будете! – поспешила прояснить ситуацию.

– А где? – вылупил на меня алые круглые глаза Н. – Здесь же ни одного приличного уголка нет! Всё такое…разукрашенное, милое, девчоночье…Тьфу! Смотреть противно!

Он резко сел на край кровати, призрачный балахон мазнул мне по платью, и я машинально отступила.

– Так, ковер придется выбросить, слишком мягкий, – сосредоточенно пробормотал проклятийник, – вместо него лучше смотаюсь обратно в Башню мага за циновкой.

– Что? – сипло переспросила, на минуточку представив, как это будет выглядеть в спальне итерстанской принцессы.

– Шелк со стен тоже уберем, заменим на сдержанные деревянные панели, – продолжил размышлять Н, обводя мою спальню критическим взглядом. – О! Или даже оставим кладку открытой, как есть. Будет выглядеть брутально, как думаешь?

Магиант воззрился на меня вопросительно, и я моргнула. Два раза.

Н удовлетворенно кивнул, словно приняв это движение за знак полного согласия, и сказал:

– Вон ту конструкцию бесполезную…

– Туалетный столик с креслом и пуфами, – растерянно подсказала.

– Вынесем в соседнюю комнату, – решительно сообщил проклятийник, – а на её месте устроим тренировочный полигон.

– Что? – вякнула я.

– И, хозяйка, никаких цветов! – Н рубанул когтистой лапой воздух. – Ни в оформлении, ни в натуральном виде! У меня от них…проклятия скисают. Мы же боевая магия, а не… – он еще раз оглядел спальню и пренебрежительно скривил длинный нос, – придворная!

Я моргнула ошарашенно.

А Н внимательно огляделся по сторонам, вздохнул, неодобрительно покачал головой и…упал обратно на постель. На мою, как я недавно считала.

– Э- эм… – невнятно начала, слегка побитая представленными перспективами, – это…супружеская спальня. Вам тут…не место.

Ну вот как бы да! Я, конечно, не планирую заниматься в ней…э- эм…всяким непотребством, но вот наследный принц не в курсе моих планов. И вполне может попытаться…э- эм…сделать наши отношения более близкими. Ох, да я даже его невинные обнимашки вынести не смогу, если буду думать, что за нами десяток призрачных крыс внимательно наблюдает! И что мне теперь, Делаэрта на порог не пускать?!

– Супружеская? – удивился проклятийник. – А…что ты делаешь в чужой спальне?!

– Что? – я опять хлопнула ресницами. Понимаю, что повторяюсь, но…уж как получилось.

А крупный магиант вдруг торопливо присел на кровати и по- дружески так меня лапой с острыми когтями приобнял.

– Давай вернемся в Башню магов, – задушевно проговорил он, – здесь для тебя даже комнаты отдельной не нашлось! Разве это дело?

Мейра! Я закатила глаза к потолку. Полюбовалась несколько секунд очередными вариациями на тему серебряных роз Вальдеи и вернулась взглядом к проклятийнику. Ну да, они же не в курсе, наверное.

– Это моя спальня, – терпеливо сказала я, с некоторой опаской покосившись на когти- кинжальчики на моем платье, – я вышла замуж за принца Итерстана. Сегодня.

Ну, тут мое терпение и закончилось. Я дернулась нервно, высвобождаясь из удерживающей меня полупрозрачной лапы, и добавила слегка раздраженно:

– Оскалка вам не сказала? Лийр Термонт должен был объяснить, когда её забирал…

Проклятийник нахмурился:

– Пропищала что- то такое…Но мы не поверили.

– Почему? – не поняла я. Вопрос прозвучал…несколько уязвленно. Ну, если они вслед за Оскалкой начнут критически высказываться о моих шансах на удачное замужество, то я их всем звеном обратно в Сегул отправлю, клянусь Мейрой! Н, однако, был озабочен совсем не этим.

– Во- первых, потому что она – фея, – пожал он плечами, – а феи – создания взбалмошные и сумасбродные, а во- вторых…

Магиант упер в меня полные искреннего недоумения и упрека алые глаза:

– Подумай сама, хозяйка, какое замужество? У тебя ещё два года до окончания Академии! Тебе учиться надо!

Что?! Мейра! Мейра! Мейра! Не, вот как раз о ней! Мало было мне одной бабули с воспитательными замашками, так теперь я ещё кучку волшебных существ огребла, трогательно моим благополучием озабоченных! Причем каждый это благополучие как- то по- своему представляет: Оскалка – выгодным замужеством (ну, или хоть каким- нибудь, а то ведь на меня через пару лет уже ни один принц или архимаг не позарится), а магианты – получением диплома о присвоении квалификации боевого мага. А! Есть еще Родерик Делаэрт Галрад, который тоже имеет свою версию моего счастливого будущего и насущных потребностей. Хм, а мое мнение здесь кого- нибудь интересует, стесняюсь спросить?!

Я открыла рот, качнулась с пятки на носок, и…закрыла. Опустилась обессиленно в удобное (и очень изящное) кресло, благо, в них недостатка не было и далеко топать не пришлось. Н проследил за мной с подозрительным прищуром, словно записывая элегантный предмет мебели, на котором я нашла прибежище, в бесполезные и подлежащие выносу в соседние помещения. Я содрогнулась. Ну да, зачем мне кресла? Да еще такие…королевские! Табурет вон можно из Башни мага телепортировать. Очень по- студенчески получится. Я совсем приуныла.

– Хозяйка, взгляните! – под локоть мне сунулся нетерпеливо пыхтящий первый крыс М, аккуратно разворачивая между четырехпалыми лапками полупрозрачный объемный магирисунок.

– О, что это? – восхитилась я, отвлекшись от грустных мыслей о превратностях собственной судьбы. Ну, магические штучки всегда меня интриговали. – Это…схема?

Хм. Я призадумалась, старательно рассматривая вырастающую в размерах конструкцию. Знакомый такой рисунок. Четкая и красивая система зданий, сложное переплетение силовых полей… Мейра, так это…?

– Королевский дворец Итерстана, – с затаенной гордостью в дрожащем от эмоций голосе сообщил М.

– Откуда?! – воскликнула я, недоверчиво подцепляя рисунок пальцами и поворачивая к себе юго- западным крылом. Ха, вот мои бывшие «кукольные» покои. Как настоящие! Только маленькие и полупрозрачные.

– Мы с парнями прошмыгнулись по дворцу по- быстрому, – скромно признался первый крыс, неподдельно лучась, – сделали набросок по- черному.

– Какое…набросок! – я ахнула, разглядев в магисхеме и подробный план подземных помещений. – Поразительная точность!

Ну…насколько я помнила из того, что было загружено в мою магипамять перед заданием, и, похоже, в ней и кануло.

– Спасибо, – магиант растроганно шмыгнул подвижным крысиным носом и учтиво наклонил голову в облипающем её капюшоне, – похвала Хозяйки для нас ценна и очень приятна! Она желаннее даже, чем пирог с амаралами!

Э- эм…Вот сейчас не поняла…он меня искренне поблагодарил или намекнул, что от кормления десятка боевых крыс меня никто не освобождал? Мысли лихорадочно заметались, соображая, что осталось у меня от обеда и не поспешили ли фрейлины убрать со стола?

– А вот здесь и здесь, – захлебываясь от энтузиазма, поспешил просветить меня М, – места, наиболее уязвимые для магического прорыва! Отыскать было не просто, но мы постарались и…сумели!

– А…это ещё зачем? – восторга в моем голосе поубавилось, зато появилась некоторая настороженность.

– Но…как же? – магиант упер в меня недоумевающие алые глазки- бусинки. – Захват Итерстана лучше начинать с дворца! А тут магии наворочено, жуть! Бить надо наверняка, Хозяйка, второго шанса нам не дадут.

Мейра! Я отрешенно посмотрела в пространство. Недолго. Не больше минуты. Показалось или нет, что у «бесполезной конструкции» с туалетным столиком давится смехом моя Бессмертная прабабушка?

Я моргнула и перевела взгляд на ждущего моего ответа магианта. Э- эм…я кашлянула. Магиантов. Во множественном числе. Потому как они все неожиданно проявились и обступили меня со всех сторон. Даже Оскалка перестала носиться по комнате и подтянулась к компании, отчего- то зловеще пощелкивая зубами. Представляет себе уже захват Итерстана, что ли?

– Магианты, – начала я. Поняла, что голос звучит устало, слабо и неубедительно, и добавила в него звука и твердости. – Мне не нужно захватывать эту страну. Я её…э- эм…уже захватила. Выйдя сегодня утром замуж за наследного принца.

По ряду магиантов прокатилась волна приглушенных восклицаний, и они все придвинулись ещё ближе, напряженно мне внимая.

– Отныне Итерстан – моя собственность, – весомо проговорила я, – поэтому я запрещаю любые, несанкционированные мной, боевые действия или провокации. Всем ясно, магианты?

– Да, Хозяйка, – донеслось нестройным хором. Кто- то ответил со всем почтением и послушанием, а вот кто- то…не будем говорить кто, хотя это была брутальная троица…с явной неохотой и сожалением.

Я посмотрела на первого крыса, который задумчиво жевал кошмарного вида клыками край своего капюшона.

– М? – я повысила голос, и тот, вздрогнув, капюшон свой из пасти выпустил.

– Простите, задумался, – сказал он вежливо и восхищенно всплеснул лапками. – Размышлял, как всё- таки важно в современной жизни качественное образование!

– Что? – квакнула я с не с самым умным видом, а М продолжил, доверительно ухватив меня за подол:

– Вот сразу видно, что у вас высшая оценка по стратегии боя! Овладеть такой мощной страной без единого магивыстрела! Выйти замуж за принца! Как…виртуозно! Мне бы такое даже в голову не пришло… – первый магиант сокрушенно вздохнул. – Эх, мне ещё учиться и учиться…

Стоящие рядом А и Г с И утверждающе закивали, глядя на меня с большим уважением.

– Э- эм…ну ничего, научишься, – попыталась я ободрить свое доверенное лицо (морду?) и этак по- дружески его по поникшему прозрачному плечику потрепала.

– Надеюсь, – подтвердил М, – два курса ещё впереди. Буду с вами рядом каждую учебную минуту.

Ох. Я закатила глаза.

– С Итерстаном – это блестящее решение! Прямо гениальное! – проникновенно сказал М и осторожно, но уверенно пожал мне руку. – Честно говоря, я опасался, что нашей мощности для захвата не хватит.

– Спасибо, – польщенно улыбнулась я, и магиант со вздохом свернул магисхему.

– А вот план дворца сохрани, – быстро сказала я и смутилась, наткнувшись на насмешливый взгляд прабабушки, – ну так, на всякий случай.

М понятливо кивнул. Великая Мейра, непринужденно просидевшая на туалетном столике весь разговор с магиантами, весело отсалютовала мне и растворилась в воздухе.

А я, вздохнув, с очень удобного кресла поднялась. Придется всё- таки показать, кто тут во дворце хозяйка.

– Так, магианты, – зычно позвала я, – быстро построились!

Они глянули на меня недоверчиво, но зашевелились, заинтригованные. Э- эм…почти все. За небольшим исключением. В количестве трех штук. Мейра, или как раз большим? Большим исключением? Потому что эта троица и в размерах превосходила всех магиантов вместе взятых, и по убойной силе, похоже, уверенно лидировала.

– Быстро, я сказала! – рявкнула я. – Считаю до…

– Трех! – услужливо подсказал первый крыс М, возглавивший шеренгу из прозрачных балахонов.

– До одного! – не согласилась я и прорычала: – Р- р- раз!

Я даже придумать не успела, что стану делать в том случае, если брутальное трио откажется мне подчиняться. Скомандовала резко, решительно и сопроводила приказ легким заключительным шипением. Э- эм…а шипенье- то откуда? А! Это вспыхнувшие синие искры осыпались с моих ладоней.

Все три крепыша в мгновенье ока оказались в строю. Да что там! Встали на вытяжку, глядя на меня с недоверчивым изумлением, жадным ожиданием и…радостью. Мейра! Я с трудом удержалась от вздоха. Ну да, это же боевая магия, она только приказы и понимает. И готова им подчиняться.

Расслабиться себе не дала, молчаливо прошлась вдоль построившихся магиантов, провожая свое передвижение хмурым тяжелым взглядом, при встрече с которым каждый призрачный крыс вытягивался ещё больше и замирал.

– По порядку номеров рассчитайся! – глухо скомандовала я. Вот ведь как чувствовала! Потому что они рассчитались. Ясно и громко. И в ответ на это безо всяких сознательных усилий с моей стороны обе руки до локтей объяло синее пламя.

– Одиннадцать? – тихо сказала я и повторила с прорвавшейся угрозой: – Я не ослышалась, вас одиннадцать?!

– Я тут не при чем! – тоненько взвизгнул мой второй магиант А, на который я случайно уронила убийственный взгляд, и я торопливо глаза на своего первенца перевела. В смысле, на М. Ну, он же главный среди магиантов.

– Хозяйка, он сам за нами в портал пролез! – заявил призрачный крыс, глядя на меня преданно. – Но…я виноват, понимаю. Вы предупреждали.

Нарушитель что- то сдавленно пискнул и попытался улизнуть, но был перехвачен когтистой лапой проклятийника и моим кратким:

– Стоять!

– Хозяйка, – ко мне метнулся первый крыс, с тревогой поглядывая на бушующее синее пламя. Честно говоря, меня оно тоже беспокоило. Нет, смотрелось эффектно и, судя по умиленно- уважительным мордам брутальной троицы, было более, чем уместно, но…Мейра! Как я его потом гасить буду? Меня научили вызывать синюю искру для направленного удара, а не для…фокусов. Ну и…что мне взорвать? Не несчастного же магианта, в самом деле?

– Пожалуйста, успокойтесь! – М запрыгал передо мной, загораживая полузпрозрачным балахоном от нелегала. Видно, что переживает. А вот троица самых страшных заклинаний улыбается счастливо и смотрит на магианта кровожадно.

– Развею! – глухо сказала я, чем вызвала бурный восторг у всех магиантов, за исключением одиннадцатого и предводителя М.

– Не надо! – первый крыс завис у самого моего лица. – Это…мой родственник. Я за него ручаюсь!

– Я же говорила, – прошипела, – больше никаких бедных родственников!

– Так он не бедный! – горячо возразил М. – А очень даже состоятельный! Это магия подрыва продовольственных и прочих запасов противника, с кафедры магов- ассистентов к нам перешел.

Я молчала мрачно, и первый крыс, воспрянув духом, зачастил:

– Он к нам давно просился, но я, помня о вашем запрете, отказывал. А тут к нему попрощаться зашел, вот он и…проследил. Простите нас!

– Прошу, Хозяйка! – жалобно проблеял состоятельный родственник, надежно удерживаемый когтистой лапой проклятийника. – Пощадите! Пожалуйста!

Мейра! Я реально покачнулась. Я всего полдня как жена авирра, а меня уже умоляют о пощаде. Пусть и не люди, а магические существа. Быстро, однако, я вжилась в свою роль. Начинаешь невольно думать, что мы и правда с Делаэртом…похожи. Больше, чем я готова признать. И хотя вся эта сцена носила всего лишь показательно- воспитательный характер, я вдруг поняла, что играть суровую командиршу, скорую на расправу, я больше…не могу.

Я старательно отвела синее пламя в магический резерв. Далось это нелегко, активированная искра требовала выхода, причиняя мне чисто физические и энергетические неудобства, но…я все еще лучшая или как? Я с усилием замкнула контур, оставив гудящую магию бродить в моем энергополе. Ну все…я больше не страшная. Я вздохнула. Ну а как еще мне держать в подчинении одиннадцать боевых крыс?! Одиннадцать!

– Насколько состоятельный? – хмуро спросила я. – Какая от тебя польза?

– Очень, очень состоятельный! – воскликнул нелегальный магиант, почуяв шанс на удачное завершение разборки. – Я для вас какой угодно склад подорву или обчищу, и что пожелаете, тут же умыкну!

Э- эм…Я призадумалась. Оставайся я ещё воровкой, вот даже бы не сомневалась! Очень уж полезная в хозяйстве магия! Но я принцесса, к тому же двойная…

– И кто готов за него поручиться? – спросила я, продолжая нервировать тяжелым взглядом упитанного магианта в балахоне…присмотрелась повнимательнее…в балахоне с кокетливыми рюшами. Хих, видимо, и в самом деле состоятельный.

– Я, Хозяйка! – с готовностью сунулся ко мне первый крыс.

– Встать в строй! – гневно приказала, и тот понятливо занял свое место.

– Я тоже! – поддержал друга А.

– Ну? – я уперла глаза в брутальное трио, и крупные магианты переглянулись между собой.

– Я его знаю, – усмехнулся проклятийник Н и из когтей добычу выпустил. – Если Хозяйка забудет нас накормить, то этот толстый и в самом деле сможет утащить с дворцовой кухни любые продукты.

– Только кухню потом не восстановить, – флегматично дополнил специалист по взрыв- ударам.

Мейра! Мое лицо расстроенно вытянулось. Ну, прикидывала уже, конечно, как с помощью пухлого нелегала переведу магиантов на самостоятельное питание…

– Полезен, – лаконично подытожил последний из троицы, «черный смерч», – угу.

– Ну раз угу, – пробормотала, – тогда принимаем тебя на испытательный срок.

– Рад служить, Хозяйка! – радостно встрепенулся магиант, попытавшись принять самый боевой и подтянутый вид, что с его пузом и романтическими рюшами получилось плохо.

– Букву присвоим тебе после прохождения испытательного срока, – сказала я, чтобы характер выдержать, – если ты его осилишь.

– Буду стараться! – откликнулся магиант и обнаглел настолько, что поинтересовался:

– А…как долго продлится испытание?

– Разговорчики в строю! – нахмурилась я, и пухлячок поспешно заткнулся.

– А теперь, боевики, слушай мою команду! – зычно призвала я. – Напра- во! Вперед шагом марш!

Мейра! От энтузиазма, с каким призрачные крысы принялись маршировать, мне реально поплохело. Смотрела, не мигая, как магианты резво топают прямо в стену напротив, и медленно офигевала. А уж когда к ним в хвост пристроилась Оскалка, в такт крысиным шагам помахивая крылышками и деловито размахивая лапками, то и вообще…Мейра, удержи меня в сознании!

– А ты куда? – я аккуратно, но цепко прихватила Оскалку за длинный край платья, притормаживая.

– А я что, не боевик?! – возмутилась подружка и покосилась на меня с упреком.

– Ты – фея, – напомнила ей слегка растерянно.

– И что?! – оскорбилась Оскалка. – Раз маленькая, то не подхожу? Не ожидала от тебя такого, Анаиска!

– Да я в том смысле, что у тебя свой дом есть! – пояснила. – Я их прятать собралась!

Кстати, об этом…Я перестала удерживать зубную фею и огляделась заполошно. Тьфу, Мейра! Отвлеклась на пререкания с Оскалкой и упустила тот момент, когда последний магиант просочился сквозь стену в соседнюю комнату. А там у меня…о, гардеробная. А что, нормальный вариант!

– Магианты, стой! – приказала я и торопливо в гардеробную прошла. В отличие от призрачных крыс – через дверь.

Так, комната просторная. Я это заметила, еще когда к обеду переодевалась, но мимоходом. А теперь пришло время изучить её во всех подробностях. Одна из стен – полностью зеркальная, перед ней – платформа для примерки, пара кресел, пустые демонстрационные подставки под платья и верхнюю одежду, еще одно зеркало, переносное и на ножках, чтобы видеть себя по спины, и…шкаф во всю стену. Вернее, в три оставшиеся стены. Громадный встроенный шкаф начинался сразу от входа в комнату, тянулся по всему, свободному от зеркал, периметру и был поделен на секции.

Хм. Я быстро дверцы пораспахивала, пооткатывала и пооткидывала. Так, здесь мои платья, заказанные ещё в бытность куклой, и мой золотой туалет, соседняя секция – что- то новенькое, видимо, те наряды, о которых распорядился сам наследный принц, рядом – немного верхней одежды, ящики с бельем, чулками и красиво разложенными ночными сорочками, две тумбы под обувь…Последней, кстати, не густо, всего несколько пар, много свободного места осталось. Да и вообще…я пробежалась по открытым гардеробам взыскательным взглядом…не так уж много вещей для принцессы, тем более, двойной. А последняя секция…я поспешно сунула туда свой любопытный нос…так и вообще пустая! Безобразие какое! Вот сейчас не поняла, Делаэрт хочет, чтобы я все приобрела на свой собственный вкус или собирается экономить на жене?! Мейра! Вроде и не собиралась в Итерстане задерживаться, но увидела полупустые шкафы и…нахмурилась недовольно. Внимательно следящие за мной магианты тут же подобрались, и я, взглянув на их озабоченные морды, расхихикалась. Правда, пришлось проделать это мысленно, чтобы дисциплину не разбалтывать. Так что я закусила щеку изнутри, поморщилась болезненно и…совершенно неожиданно, но искренне посочувствовала наследному принцу. Оказывается, быть тираном – очень утомительно.

За этими философскими мыслями едва не пропустила еще одну дверцу, ведущую в угловую секцию. Сама дверца была узкой, но вот шкаф оказался вполне вместительным, огораживая свободное угловое пространство. Ну…почти свободное. На одной из полок я признала свои вещи из Межмирья. Нет, брючных костюмов там, увы, не было, только пара сложенных стопкой шелковых рубашек, коробка с календусскими браслетами и…мой шикарный ремень из драконьей кожи. А вот на вешалке…я недоверчиво пригляделась. Этого мне показалось мало, и я запустила руки в шкаф, удостоверяясь. Мейра! А вот на вешалке гордо висели мое форменное платье адептки факультета прикладной боевой магии и…серо- стальной плащ с магипропиткой.

Мейра! Я почувствовала, что меня накрыл неудержимый смех, и торопливо повернулась к магиантам спиной, отчаянно кусая губы. Мой итерстанский плащ! И чем он так дорог принцу, стесняюсь спросить, что он заботливо возвращает его мне из всех приключений? Нет, реально, что ли, мне на одежде экономить собрался?! Разок на качественный плащик потратился и ладно? Мои плечи меленько затряслись, и в ответ на это донесся настороженный голос крыса М:

– Хозяйка?

Я быстро шагнула в гардероб. Ну, укрылась от магиантов, благо, размеры позволяли. Повертела плащ на вешалке в обалдении. Или это намек такой от принца, типа, я тебя везде найду, достану и верну? Ведь я оставила этот плащ…напомни, Мейра…а, я оставила его в сегульской Башне мага- отшельника, как и…я покосилась на второго обитателя гардероба…свое форменное академическое платье. Я улыбнулась, вспомнив, как бросила платье грязной мокрой грудой на пол в ванной комнате, торопясь на сдачу зачета по фееведению. Теперь оно было идеально выстирано, высушено и отглажено, а знак Изначальной Искры на воротнике блестел подозрительно ярко. Я коснулась эмблемы пальцем, прощупывая магически. Мейра! Теперь он был сделан из натуральных золота и магического элеона, а не их имитаций. Я усмехнулась. Нет, а вот это платье – что за жест со стороны Делаэрта? Намек на то, что мы можем…договориться? Веди себя хорошо, Анаис, и, может быть, тебе дадут поучиться в Академии?

Я качнула головой и сделала быстрый шаг назад, отступая. Тьфу, Мейра! Прошла прямо сквозь магиантов! Физически не ощутила, а вот энергетически – очень даже!

– Вы чего дышите мне в затылок? – возмутилась я, поводя плечами.

– Мы не умеем дышать, Хозяйка! – с готовностью доложил М.

– А зачем было толпиться за спиной? – переформулировала я, признав его правоту.

– Ты зашла в шкаф и там уснула, – хмыкнул проклятийник, взмахом могучей лапы отодвигая всех прочих магиантов в сторону и заглядывая мне через плечо.

– И ничего не уснула! – пробухтела я. – Локацию проверяла. Подходит ли по размерам, нет ли магических ловушек или завихрений…

– Подходит, – уверенно кивнул проклятийник и просочился…сквозь меня внутрь гардероба. Мейра, что за хамство! Терпеть не могу, когда они так делают! Да у меня все энергополе передергивается!

– Места достаточно, что в ширину, что в высоту, – оценил специалист по взрыв- ударам и зашел в шкаф, лишь слегка протащив через меня край балахона. Не потому, что был более учтив, чем проклятийник, а потому что я вовремя посторонилась, наученная малоприятным опытом.

– Угу, – весомо подтвердил «черный смерч» и скользнул за друзьями в новый дом.

– Что в ящике? – донесся глухой голос проклятийника.

– А? – снова любознательно заглянула в шкаф.

Ящик- то я и не заметила, он плащом слегка прикрыт был.

– Я не знаю, Хозяйка! – подлетев, отрапортовал мне второй магиант прямо в ухо.

– Ой, да я не у тебя спрашивала! – поморщилась я.

– У А- второго? – догадался призрачный крыс, и из стены гардероба выглянула морда специалиста по взрыв- ударам.

– Я тоже не в курсе, но опасности нет, – сообщил он и снова растворился в обшивке.

Мейра! Надо взять на заметку, что восклицание «А» с различным интонационным наполнением следует держать при себе. По крайней мере, в присутствии магиантов. А то вон сплошные непонятки получаются…

– Зато я знаю! – в шкаф запрыгнул предводитель М. – В нем ваш студенческий магибокс и все- все учебники и тетради с записями.

– О! – растерянно вякнула я, не сумев определить сразу свое отношение к этой информации. Хорошо, хоть «О» сказала, а не «А».

– Сам принц собирал, сразу, как вас из Сегула похитили, – продолжил М. – Братья и фея остались в главном здании Академии искать ваш магипуть, а я за ним проследил.

– Э- эм? – пробормотала я, слегка разнообразив издаваемые звуки.

– Так я и докладываю, как есть, Хозяйка! – подхватил первый крыс, и я поняла, что и задумчивое «э- эм» вынуждено покинуть мой разговорный запас.

– Все сложил аккуратно, ничего не забыл. Я, простите, вмешиваться не стал…– М смутился. – Вы приказали нам затаиться, а принц – маг сильнейший, я даже носа не рискнул из кладки высунуть, побоялся, что меня обнаружит.

Вяло отмахнулась. Ну и правильно сделал, что не засветился. Никаких претензий. Вещи все равно нашли свою хозяйку. Меня сейчас, если честно, совсем другое волнует.

– А…платье? – кашлянув для прочистки горла, спросила я. – Мою форму тоже принц сам забрал?

– Да, – уверенно кивнул М, – и плащ.

Мейра! Ну, за плащ мне стыдиться нечего. Я в нем по учебному полигону не ползала, и, вообще, он с магипропиткой. Так что выглядит так, словно его пять минут назад из модного ателье Ветелье доставили. А вот платье адептки…Я затосковала, представив все доставшиеся на долю формы испытания: грязь, лужи, осадки различных оттенков, следы от магизарядов и разводы от остаточного магического пепла. Нет, правда, принц сам мое платье с пола поднял и унес, не побрезговал? Переживаю чего- то, испачкался же наверняка, если только магией какой бытовой обернул предусмотрительно… Мейра! Может, и правда, это любовь?

Я захихикала, но тут же себя оборвала, внезапно вспомнив, что кроме платья были еще и убитые в хлам и извозюканные ботинки, и ладно, если они скромно у входа стояли, а не прямо на форме валялись…Да что там ботинки! Я ахнула, покачнулась, и первый крыс заботливо поддержал меня под локоток. Мейра, не помню, я мокрые чулки оставила болтаться на раковине или дальновидно припрятала в шкаф? Тут мой взгляд уперся в серо- стальной плащ, и я расстроенно вздохнула. Хотя, судя по плащу, в шкаф принц тоже заглядывал…

– Хозяйка? – обеспокоенно спросил М и кривым черным когтем чувствительно поскреб мне по плечу.

Очень действенный способ, скажу вам! Потому как я тут же встрепенулась и печалиться перестала. Ну и…ладно. Я на боевика учусь, а не на фею- искусницу! И это нормальный полевой вид, как уверял магистр Рейден- танн. Я приободрилась. И вообще! Нечего по моей комнате шастать и в шкафы без разрешения лезть! Никакой личной жизни!

– Вы будете жить здесь, – сообщила я, спешно покончив с переживаниями насчет представшей перед Делаэртом неприглядной картины моего студенческого быта. Он ведь все равно на мне женился, так что чулком больше, чулком меньше…Я философски пожала плечами.

– Догадались уже, – хмыкнул проклятийник, задумчиво меряя шагами помещение, благо, шкаф был поистине…э- эм…королевский.

– Я запрещу фрейлинам его открывать и на дверцу заклинание повешу, чтобы никто не сунулся, – дополнила, – но вы тоже…хм…ведите себя прилично и осторожно. В проявленном виде наружу не вылезайте.

– В ящике буду жить я! – втерся между мной и проклятийником первый крыс М и добавил мечтательно: – Перечитаю полезную литературу…

Я закатила глаза выразительно, не оценив его учебного рвения. Ну, от прошлой сессии ещё не отошла, наверное.

– Не претендуем, – согласно кивнул брутальный Н и, ловко сдернув мой плащ с вешалки, молниеносно крутанулся, длинным когтем пригвоздив его по всему периметру. Чпок, чпок, чпок…и прибитый магией плащик серой кляксой отгородил большую часть шкафа.

Мейра! Я ошарашенно моргнула. Вот сейчас не поняла…он нагло оприходовал мой плащ с магипропиткой? Мой плащ?! Пока единственный, кстати. И тот, о сохранности которого трогательно заботился сам наследный принц Итерстана!

– Тронете форму – развею, – севшим голосом быстро предостерегла я.

– Сами боевики, понимаем, – Н посмотрел на меня с укоризной и проинформировал: – Мы втроем будем здесь, за занавеской.

Вот далась ему эта занавеска! Сказал бы, что дело в ней, я бы скатерть или шторку какую ему лучше дала, вместо плаща- то! Нет, ну серьезно! А вдруг принц зажадничает и мне второй плащ не купит? Я в чем сбегать в очередной раз из Итерстана буду? Это сейчас солнце светит, а если дождь?!

– Я предупредила, – глухо сказала, – обращайтесь с моими вещами аккуратно.

Посмотрела на натянутый по диагонали плащ и печально уточнила:

– С оставшимися.

Потянулась захлопнуть за магиантами дверцу и сообщила напоследок:

– Ведите себя крайне осторожно, повторяю! Мы с фрейлинами часто будем этой комнатой пользоваться. Я здесь…переодеваюсь.

Сказала и…осеклась, остановленная внезапно пришедшей мыслью. А ведь и в самом деле! Это же моя гардеробная комната и комната для примерок заодно. А магианты хоть и бесполые создания, как утверждает академическая наука, но всё же…всё же…

– Хм, – смущенно кашлянула и опять развернулась к новому магиантскому укрытию, – и я запрещаю вам за мной подглядывать, ясно?

Подумала и нахмурилась злобно для большей убедительности. Хотела даже поискрить по- синему, но побоялась, что потом пламя в энергополе второй раз упихать не смогу.

Мой магический плащ натянулся, и прямо сквозь него наполовину просунулся проклятийник Н.

– Как мы будем контролировать обстановку, если ты следить за собой запрещаешь? – хмуро спросил он.

– Это королевский дворец Итерстана, я здесь в безопасности, – сказала и добавила в порыве откровенности: – Наверное.

Помолчала и, не выдержав направленных на меня со всех сторон критическо- осуждающих алых взглядов, воскликнула слегка нервно:

– Я же не всегда, а только, когда здесь переодеваюсь!

– Почему, Хозяйка? – заглянул мне в лицо предводитель М с искренним непониманием.

Остальные тоже озабоченно придвинулись ближе.

– Да потому что я стесняюсь! – взорвалась. – Это неприлично!

– Чего мы там у тебя не видели? – хмыкнул проклятийник, небрежно махнув лапой с длинными когтями, и я едва челюсть на пол не уронила. И даже статус двойной принцессы не помог.

Мейра! Вот сейчас не поняла…я же в Сегуле всегда в ванной комнате старалась переодеваться, нет? Или, в крайнем случае, за дверцей шкафа? Что они увидеть смогли? И когда?! За их перемещениями, конечно, не уследишь, легко и в стенах ванной могли затаиться…Мейра, Мейра, Мейра!

– Объяснитесь, – протянула я.

Крепыш Н распахнул устрашающего вида пасть, но его опередил первый крыс М, поспешно возникнув перед моим лицом и ласково взяв за ручку длинными изогнутыми когтями.

– Вы только не нервничайте, Хозяйка, – успокаивающе заговорил он, правильно оценив мою сложную физиономию. – Но…дело в том, что мы же магианты…у нас зрение магическое…для него нет преград, понимаете?

– Что? – растерянно обронила я.

М ободряюще похлопал меня по ручке и продолжил:

– Физических помех для нас нет…

– Да? – слабо вякнула.

– И никогда не было, – задушевно проговорил М и улыбнулся обаятельно. От этой улыбки я вздрогнула, но тут же нахмурилась:

– Чего?

От нетерпеливого тычка проклятийника первого крыса шарахнуло в сторону.

– Он пытается сказать, что мы видим насквозь. Сразу все планы, – напористо заявил Н, ткнувшись безобразной мордой мне чуть ли не в лицо. – Так что в одежде ты или нет – без разницы.

– О! – воскликнула я. Подумала, вспомнила, что среди магиантов «О» не водится, и повторила увереннее и эмоциональнее:

– О!!!

Магианты следили за мной с интересом.

– Ну и…всё равно, – упрямо сказала я, стараясь справиться с неожиданным открытием и стереть с физиономии крайне глупое выражение, – всё равно, не смотрите.

И возмутилась, не выдержав:

– А вам было бы приятно, что кто- то заглядывает под балахоны?!

– А тебе любопытно, да? – хрипло хохотнул проклятийник с самодовольным пониманием, и я…всё- таки спустила синюю искру с пальцев в противную крысиную морду.

Н почесал обожженный нос (силен, однако, я такой искрой легко адептов- сокурсников на пол бросала, а у этого лишь небольшое пятно, которое стремительно таяло), но скорее, удовлетворенно, чем обиженно.

– Обнаглел, признаю, – хмыкнул проклятийник, и я перестала настороженно щуриться.

– Да у нас там и нет ничего! – воскликнул подлетевший опять ко мне М, всплеснув лапами. – Под балахонами- то! Мы же не материальные. Балахон – это и есть наша условная ограничивающая форма. Смотреть не на что.

Тут он опять улыбнулся очаровательно и преданно заглянул мне в глаза:

– Другое дело – вы, Хозяйка! У вас внутри столько всего интересного…

Мейра! Нет, я понимаю, М хотел сделать мне комплимент. Наверное. Отвлечь мое внимание от нахального проклятийника, потому как кончики пальцев у меня гудели и светились синим. Ну и вообще. Он из них самый дипломатичный и мое доверенное лицо. Ему по должности положено восхищаться Хозяйкой. Но…обсуждение внутренностей оказалось выше моих сил.

Я резко захлопнула дверцу гардероба, прекращая разговор, и тут же запечатала её заклинанием. Не от магиантов, понятное дело, им любая человеческая магия не помеха, а против излишнего служебного рвения моих фрейлин и служанок.

Не удержалась и вдруг воровато порывисто прижала ухо к шкафу, напряженно прислушиваясь.

– А Хозяйка- то у нас ничего, – донеслось до меня довольное покашливание специалиста по взрыв- ударам, – сноровки не растеряла.

– Да, – хмыкнул в ответ проклятийник, – я как увидел это розовое гнездо, перепугался, что всё, потеряли мы её как боевика, совсем она в женщину превратилась, размякла из- за замужества…А она нет, держится, молодец!

– Наша Хозяйка! – глубокомысленно и уважительно произнес «черный смерч». – Угу.

– Она – лучшая! – горделиво подытожил первый крыс М, и я закатила глаза к потолку. Постояла так минутку, взывая к Мейре экспрессивно, но потом пожала плечами философски и вернулась в спальню.

Кстати, показалось мне или нет, что в ответ на мои горестные воззвания кто- то весьма ехидно хихикал? Не Мейра ли?

Я прошлепала на середину комнаты и внимательно огляделась. Во время сцены с магиантами по ощущениям чего- то (или кого- то?) не хватало. Я задумалась. А, точно! Ну и…я прошлась по обстановке более внимательным взглядом…где моя зубная фея?


***


Оскалку обнаружила не сразу, а только когда уже начала целенаправленно обходить комнату. И то едва не пропустила торчащие из вазы с фруктами трепещущие крылышки. Я хихикнула, недоверчиво над столом наклоняясь. Всё, сморилась зубная фея. Дрыхнет без задних лапок, трогательно втиснувшись между зрелыми амаралами.

– Хозяйка? – выдохнул кто- то мне в ухо, и я едва от ума не отстала. Ну, не ожидала как- то, размягченная мирной картиной.

Оказалось, это М. Мейра, и чего ему в шкафу не сидится?!

– А мы сегодня обедать будем? – светски поинтересовался он и так ненавязчиво в сторону свежих сочных фруктов посмотрел. – Нет, я ни на что не намекаю, но парни эту пару дней голодали, пока вас ждали.

Ни на что не намекает, ага!

– Забирай! – кивнула я, и когда он сноровисто сцапал вазу со стола и поволок в гардеробную, торопливо уточнила:

– Зубную фею оставь!

Ну их, магинатов этих, особенно брутальных, слопают фею и не заметят!

Первый крыс притормозил, и я аккуратно выудила Оскалку из амаралов.

– И не мусорьте мне там! – догадалась я дать ценное наставление М перед тем, как он юркнул в гардеробную.

– Анаиска! – подружка разлепила сонные стрекозьи глаза. – Устала жутко! Не спала ведь, все о тебе беспокоилась!

Я пристыженно дернулась.

– В вещах, доставленных лийром Термонтом, должен быть твой магибокс, – предположила, – иди на подставку, я тебя выключу, подзарядись.

– Вот ещё! – ворчливо откликнулась Оскалка. – На подставку! Жди потом, когда снова включишь! А вдруг тебя опять похитят? В этом вопросе никакого доверия! Я уж лучше вздремну у тебя на ручках.

Фейка сладко зевнула и попыталась свернуться калачиком в моих ладонях. Я только тупо моргала.

– На ручках? – переспросила выразительно. – А, может, поспишь где- нибудь в другом месте?

– И правда, чего это я! – встрепенулась Оскалка, на минуту разогнав сонный дурман. – В волосиках твоих посплю, давно там гнездо не устраивала!

И она стала взбираться вверх по моему рукаву, вяло, но цепко орудуя крошечными лапками.

Я открыла рот возмущенно, набрала побольше воздуха…подумала и закрыла. Вздохнула философски. Это еще повезло, что у меня одна фея, а не десяток, как щедро, но необдуманно предлагал наследный принц. Так что…пусть спит, Мейра с ней, вызывать фрейлин и разыскивать магибокс и в самом деле не хотелось. Если честно, то уже давно и настоятельно хотелось воспользоваться передышкой и привести мысли в порядок.

Оттого я развернулась и уселась в удобное кресло, сбросив на ковер туфли.

Оскалка как раз добралась до моего плеча и повисла на выпущенном из прическе локоне, перебирая всеми четырьмя лапками и, кажется, даже причмокивая.

И опять я проявила героическую выдержку.

– Особо не усердствуй, – только и предупредила, чувствуя, как она начинает теребить когда- то идеальную прическу, – мы в королевском дворце, а не у себя в башне отшельника.

– Угу, – протянула Оскалка и дернула особенно сильно, запутавшись в прядях.

Тьфу! Я предоставила зубной фее копошиться в своих волосах, а сама предалась размышлениям. События этого дня развивались так стремительно, что я за ними практически не поспевала. Да что там последнего дня! Премерзкое такое ощущение, что я уже почти четыре месяца ни за чем не поспеваю, с того самого момента, как вышла телепортом в королевском дворце Итерстана и попала в цепкие руки наследного принца, тогда еще первого. Спасибо духу- покровителю, из истории с похищением военного артефакта удалось выйти без потерь, даже элегантно, перенесшись прямиком в город Трёх Академий. Потом я два месяца прилежно училась, тоже ладно, дело полезное. Опять же магиантами обзавелась, а они, хоть и своеобразные, но как боевая и дружеская поддержка очень даже. Но потом- то! Потом- то мне всё- таки удалось вернуться в Межмирье! И, самое главное, в нужный день! Вернее, ночь. И это не Ночь Веселья, а ночь моего совершеннолетия.

Я сжала и разжала кулаки, чувствуя, что начинаю заводиться. Мое совершеннолетие…событие, которого я ждала три года. Три года! Три бесконечных, часто непростых, а иногда и откровенно трудных года! Миг, когда я стану полноправной (и единоличной) правительницей Вальдеи. И вот он настал, день, ради которого пришлось слиться с миром Синдиката и преодолеть не так уж мало препятствий. Забыть про горе, подобрать сопли, заключить сделку, спасти страну, приспособиться к новому положению, проявить гибкость, научиться выживать…Мейра! Да я три года назад даже причесаться без служанки не умела!

И вот мне двадцать один. И…что, стесняюсь спросить? Нет, сама Ночь Рождения прошла прекрасно, спасибо Амиру, Повелителю Межмирья, да и всем моим «коллегам» по ремеслу. Весело, ярко, впечатляюще. С волшебным фейерверком даже. Но вот от бабули- покровителя я, хоть и не очень уверенно, но ждала подарка, и это не только мое тайное девятое имя. И…где он? Я громко расфыркалась от неожиданно пришедшей в голову мысли, и Оскалка поддержала меня сонным чмоканьем, завозившись в волосах. Мейра, это что, наследный принц – твой подарок мне на совершеннолетие? Это такая шутка, да?! Потому как лично я очень рассчитывала на твою помощь в возвращении Вальдеи!

Я…хочу…домой. Очень хочу. И сегодня – первый день за три последних года, когда я могу это сделать. Ну или хотя бы попытаться. Я вскочила с кресла, и разбуженная Оскалка недовольно дернула меня за ухо, но я не обратила на это никакого внимания. Мне нужно в Межмирье. Надо срочно разыскать Правителя, Мейра побери его тягу к межпространственным прогулкам! Я…больше не могу. Я…больше не выдерживаю. Я все понимаю: Итерстан, Делаэрт, Сегул, магианты и прочее, прочее, прочее…но я хочу домой. Нет, не так. Мне нужно домой. И, в конце концов, это мой долг – вернуть и вернуться в Вальдею.

Я сделала пару шагов, чувствуя, что меня охватывает прямо- таки лихорадочное нетерпение. Сперва Межмирье…надо как- то добраться до Межмирья, а уж потом…

В ушах нарастал мелодичный переливчатый звон, тот, что рождает утренний ветер- эйдаль, пробираясь в просыпающуюся долину и игривыми поцелуями гоня плавные волны по морю крупных восхитительно прекрасных цветов. Розы, белые розы с разным добавлением серебра…тоненькая окантовка по краю лепестков тугого вытянутого бутона – этот сорт называется «Невинность», белый лепесток чередуется с серебряным на густомахровых чашевидных цветках – «Гордость Вальдеи», белые бокальчики роз с серебряными прожилками – «Веселый кавалер», несколько сортов с плоской и помпонной формой и рисунками – от мелких крапинок до пятнышек в виде сердечек – этих игриво поименовали «Кокетка». А последний сорт удалось вывести чисто серебряным. Без единого белого лепестка или пятнышка. Насыщенный серебряный цвет – гордость и огромный труд потомственных вальдейских садовников. Папа сказал…судорожно сглотнула…эта роза впитала в себя всю магию Вальдеи…серебро волшебных рудников…чистоту и силу горных водопадов…стойкость древнего леса…вобрала в себя душу нашей гордой страны. Он назвал её…сердце царапнуло болью, и я задохнулась, а притихшая Оскалка начала аккуратно и боязливо спускаться мне на плечо…он назвал её «Моя принцесса». И шаловливый эйдаль колыхал первые ряды чисто- серебряных роз, наполняя воздух тонким пьянящим ароматом и бесконечно нежными звонкоголосыми переливами. И прекраснее этого звука был только ласковый смех моей мамы.

Мейра! До меня не сразу дошло, что я стою, раскачиваясь, словно цветок от дуновения эйдаля, а перед широко распахнутыми глазами расплываются и ходят в хороводе серебряные розы Вальдеи. Я сморгнула, но розы никуда не исчезли. Галлюцинации у меня, что ли? Вытерла глаза. А, нет, цветы все еще здесь, я вижу их повсюду: на стенах спальни, на платье для коронации, на вышитом покрывале, на отделке мебели и даже на потолке. Судорожно вздохнула. Розы,Глядят, но не приносят ни радости, ни утешения. Наоборот, эта подделка только рождает тяжелые воспоминания и подстегивает в желании вернуться домой.

Я сжала зубы так сильно, что не удивилась бы, начни они крошиться. Мейра, мне надо в Межмирье.

– Анаиска? – тихо позвала меня Оскалка, и я медленно сжала и разжала кулаки, стараясь обрести хотя бы условное спокойствие.

У меня есть неоконченное дело. Пора его выполнить. Сейчас.

В общем, к тому моменту, как сработало магическое оповещение, предупреждая о приходе наследного принца Итерстана, я уже была весьма на взводе и оттого развернулась к двери с самым решительным и слегка хмурым видом.


***


– Что случилось, Анаис? – с беспокойством спросил Делаэрт, сделав ко мне пару быстрых шагов.

Я непроизвольно вытянула вперед руку, останавливая его движение. Мейра, не надо нарушать мое личное пространство, когда я такая…нервная. К тому же растревоженная синяя искра мечется по магиконтуру, наполняя и прогибая его, доставляя мне дополнительное неудобство на всех уровнях.

Кажется, мой защитный жест принцу не понравился, но я не особо задумывалась об этом, зацепившись взглядом за бумаги в его руках.

– Это документы по Межмирью? – нетерпеливо спросила я, проигнорировав вопрос.

– Да, – Делаэрт остановился, но глаз с меня не спускал. – Так что произошло, моя дорогая?

– Спасибо, – поблагодарила я. Получилось почему- то хрипло. Я ссадила зубную фею с плеча на стол, и та поспешно укрылась за кристаллом магической свежести.

– Спасибо, Дел, – я сама подошла к принцу и забрала бумаги из его рук. К счастью, он не стал их удерживать.

Пробежала быстро глазами и выдохнула. Всё в порядке. Теперь надо добраться до Межмирья.

– Моя дорогая? – голос наследного принца приобрел знакомую тягучую интонацию. – Присядь, давай поговорим.

Я нетерпеливо дернула плечом.

– Нет, мне надо спешить, – я аккуратно сложила документы, вернув на место скрепляющую их магическую печать. – Дел, я гарантирую, Межмирье не доставит тебе больше никаких проблем.

– Да я об этом и не волнуюсь, – странным тоном, на который я не обратила внимания, сказал он. – Меня больше тревожит твое поведение.

Мейра, о чем он? А…да ладно. Так, заберу плащ из шкафа, засуну в его карман Оскалку и заодно озадачу магиантов. Но…смогут ли они устроить переход из дворца в Межмирье? Вот вопрос на тысячу аглаций магикус! Тут же система защиты непрошибаемая! Плюс само Межмирье дрейфует в подпространстве…Мейра, Мейра, Мейра!

– Анаис, – позвал меня Делаэрт, – ты…куда- то собралась, моя дорогая?

– Да, – кивнула я и развернулась к нему с надеждой, – в Межмирье. Но, честно говоря, не представляю, как туда добраться. Оно и так в кармане спрятано, а утренняя атака наверняка его еще сдвинула в подпространстве, все настройки сбиты…Вообще не понимаю, как выстроить курс…

Темные глаза расширились и мгновенно почернели.

– И ты просишь меня помочь? – глухо уточнил принц.

– Да, Дел! – воскликнула я, обрадовавшись подсказке. Ведь если кто и сможет открыть портал из королевского дворца в запрятанный между мирами Замок Лэрда, то только всемогущий авирр. Ну, или его человеческая версия. – Пожалуйста!

Я метнулась к столу, намереваясь забрать с него танцующую от нетерпения и сигнализирующую лапками Оскалку. Ну, видимо, она очень хотела отправиться со мной, но летать- жужжать перед носом наследного принца не рисковала.

– Так ты поможешь? – я обернулась через плечо и…увидела, как Делаэрт медленно сжал в кулаки руки в щегольских перчатках и старательно их разжал. Мейра, это почему- то показалось мне плохим знаком. Вернее, я совершенно точно знаю, почему. Ведь он так делает, когда пытается взять под контроль разрушительные эмоции авирра.

Моя рука, тянувшаяся к Оскалке, слегка притормозила.

– Один вопрос, моя дорогая, – принц говорил отчетливо, размеренно и подчеркнуто спокойно, – когда ты планируешь вернуться?

Мейра! Моя рука бессильно опустилась, и понятливая Оскалка тут же снова юркнула за кристалл магической свежести.

– У нас завтра коронация, – нейтральным тоном напомнил Делаэрт.

Мейра, коронация! Я порадовалась, что стою к нему спиной.

– Дел, – начала я неловко, не спеша поворачиваться и лихорадочно придумывая обтекаемый дипломатичный ответ. В том, что правдивый и чистосердечный ему не понравится, я отчего- то была уверена.

Но принц меня опередил. Он прошел вперед так, чтобы видеть мое лицо, которое очень хотелось спрятать, и глухо спросил:

– Ты и не думала возвращаться, да, Анаис?

Я едва заметно поморщилась. Ну…да. Не думала. Я вообще про эту коронацию забыла. В конце концов, это не мое королевство! Может, еще не поздно все отыграть? В смысле, провести её без меня, с одним Делаэртом.

– Дел, придется что- то поменять в церемонии, – начала я осторожно, но уверенно и…в который раз пожалела о своей с ним честности. Мейра! Надо было клятвенно пообещать ему, что вернусь сегодня вечером или, в крайнем случае, завтра с самого утра. Наговорить ему все, что угодно, всё, что он хотел бы услышать, и заставить в это поверить. Потому что без его помощи мне не попасть в Межмирье. И даже с десятком магиантов не попасть, потому как я не знаю пути и не могу его выстроить даже приблизительно!

Надо было сдержаться…притвориться снова куклой…вести себя менее порывисто и более продуманно…потому что смотрю сейчас на закаменевшее лицо наследного принца и отчетливо понимаю: если что и придется поменять, так это мои планы.

– Дел? – осторожно позвала я.

– Моя дорогая? – откликнулся он, и от холода в его голосе мне стало зябко.

– Ты поможешь? – спросила я. Ну, так спросила, наудачу, ясно же уже, что вряд ли. Но весь мой накопленный за нелегкие три года опыт говорил о том, что в любой ситуации надо идти до конца. Ну вдруг?

– Ты вернёшься? – вернул он мне вопрос. – Я уточню: до коронации. То, что ты можешь вообще не вернуться, даже не рассматривается.

Ну и…зря не рассматривается. Я бы вот…рассмотрела. Ресницы предательски дрогнули, скрывая виновато потупившиеся глаза, и внимательно следящий за мной наследный принц все понял без всякого словесного ответа. А я в свою очередь поняла, что теперь бесполезно убеждать его в своей полной лояльности и безграничной преданности, выпрашивая телепорт в Межмирье. Мейра, я себя выдала. Совсем контролировать себя перестала, на таких пустяках прокалываюсь! Не хотела ему врать. А не врать и получить то, что хочу, не получается. И что, теперь снова притворяться куклой?!

– Я помогу тебе, моя дорогая, – заговорил принц, и я недоуменно- недоверчиво подняла на него глаза. Нет, правда, что ли? Я бы приободрилась, но приглушенное шипение, которое сопровождало эти слова, не вселяли пустого оптимизма. Так что продумаем запасной вариант. Я уперла взгляд в дверь в мою гардеробную, сосредоточенно размышляя. Из дворца переход не построить, так что мне делать? Я нахмурилась. Защита здесь профессиональная, но у меня десяток боевых крыс. Мощности хватает, вопрос в направлении. А что, если в Сегул? Я встрепенулась. Я же могу выстроить переход в Сегул, прямо в башню мага- отшельника, там же пути нами же наработанные! И Город Трёх Академий не дрейфует в подпространстве, а привязан к конкретной географической и энергетической точке!

– На следующий же день после коронации и всех торжеств мы вдвоем посетим Межмирье, – сообщил наследник Итерстана.

А, ну ясно. Так, Дел мне не поможет. Мейра…я скользнула рассеянным взглядом по комнате,но духа- покровителя не обнаружила…тоже. Похоже, у меня очередной урок из школы самостоятельности. Так что продолжаем размышлять. Двигаем в Сегул. Магическая защита дворца, конечно, о прорыве сразу сообщит, но…магианты мы или кто? К тому же боевые. До Сегула доберемся, схватить не успеют, даже если вдруг пожелают. Мейра, а дальше? И тут я покачнулась от счастливой мысли. А дальше я побегу к профессору Крайсу, и он свяжется с Тадеушем или Амиром! Да, да, да! Или даже сам нас в Межмирье переправит, если только наследный принц его координаты не сменил. Мейра, ура!

Нетерпеливо дернулась в сторону гардеробной, лишь в самый последний момент оглядываясь на Делаэрта.

– Я все поняла, Дел, спасибо, – вежливой скороговоркой проговорила, мечтая как можно быстрее претворить свои заманчивые планы в жизнь.

Увидела хмурое сосредоточенное лицо и торопливо выровняла свой энергетический фон. Это оказалось совсем не просто, учитывая моё лихорадочное нетерпение и заточенную в магиконтуре синюю искру.

– Моя дорогая, – произнес принц Итерстана, вглядываясь в мою физиономию черными бездонными глазами, – я тебе обещаю: послезавтра мы отправимся в Межмирье, чтобы осмотреть мой тебе подарок на бракосочетание.

Мейра! Я судорожно выдохнула. Вот ведь уже собиралась с ним мирно проститься, и вот…Он сказал: «Мой подарок». Сказал, особо тоном не выделяя, но…наследный принц лишних слов и не говорит. Его подарок. Этакий намек. Его подарок, Мейра. Его мне подарок!

Ну…меня перемкнуло. Может, это прабабушка некстати взыграла, а, может, это мои собственные заморочки, только я поспешно положила подписанные документы на владение Межмирьем на край стола, всерьез опасаясь их в противном случае судорожно смять или, упаси Мейра, испепелить, потому как ладони заискрили. Синяя искра заметалась в поисках выхода, реально ломая меня и выгибая. Боевик должен быть непроницаем…попыталась я заняться самовнушением…главное – это самоконтроль.

Я вдохнула пару раз и сжала- разжала кулаки когда- то подсмотренным у того же Делаэрта жестом, старательно удерживая синее разрушительное пламя, рвущееся на свободу.

– Твой подарок? – тихо спросила я.

Оказывается, что и шипеть я могу не хуже принца. То ли у него научилась, то ли открылся природный талант.

В ответ на мое шипенье принц дернул бровью и подобрался.

– Мой…тебе…подарок, – отчетливо и весомо проговорил он, неотрывно глядя на меня исподлобья. И добавил со значением: – На нашу свадьбу.

Ну всё. Его подарок. На нашу свадьбу. Межмирье. Государство со своими планами и желаниями, крошечная, но свободная и самостоятельная страна, которую он получил…как?! Он захапал Межмирье, которое, конечно, было далеко от идеала, но конкретно для Итерстана никакой угрозы не представляло и ничем его не обидело. Я ведь даже этот авирров артефакт у них так и не выкрала! Но он вторгся в Межмирье, разрушил и подчинил его. Почему? По праву сильнейшего. Потому что смог. Он просто пришел завоевателем и взял напрасно и наивно прятавшееся в подпространстве Межмирье…у меня аж в глазах посинело…как пришел и захотел взять Вальдею Девятый Ксарантир. Как ксарантир тупо попытался…взять меня.

Магическая искра неиспытанной доселе силы выгнула меня дугой.

– Анаис? – в голосе наследного принца послышалось беспокойство, и я предприняла попытку разогнать синий туман перед невидящими глазами.

– Межмирье моё, – глухо сказала. Как только мне принадлежит и Вальдея.

– Всё моё – твоё, моя дорогая, – великодушно заявил наследный принц. Мейра побери этого упрямца! Я сейчас взорвусь, переполненная синей искрой!

Декан Рейден- танн поморщился бы стыдливо, глядя, как я отчаянно и абсолютно безуспешно стараюсь отвести магическую энергию в резерв и, наконец, бросаю это бесплодное занятие. Боевик должен себя контролировать, но…не сегодня. Мейра, не сегодня.

А вот магистр Страйен- танн, возможно, восхитился бы мощностью и неукротимой агрессивностью гудящей в магиконтуре энергии.

– Анаис, – я не уверена, но, кажется, наследный принц сделал шаг ко мне, – ты вся…искришь. Что не так?

Ну…ещё бы, искрю. Я мотнула головой, старательно её прочищая. Я не должна вспоминать Девятого Ксарантира. Не должна накладывать его образ на Делаэрта. Не должна думать о том, что…Мейра! У меня сегодня вообще- то день рождения. Вернее, ночь. Но формально как бы всё еще праздник. Долгожданный и значимый для меня. И я очень надеялась провести его в другом месте. С другими людьми. В другом настроении. Три года надеялась.

– Мне нужно уйти, – коротко сообщила и, разглядев сквозь отгоняемый туман и мелькающие искорки, как он отрицательно покачал головой, припечатала, не думая ни о чем:

– И я ухожу.

Наверное, это было ошибкой. Возможно, нужно было быть гибче. Но…к Мейре всю эту дипломатию! Больше никто и никогда не встанет между мной и моим законным наследством!

– Нет, моя дорогая, – в ответившем голос зазвенел металл, – без меня ты больше никуда ходить не будешь. Я прямо сейчас заблокировал любой переход из твоих комнат. Усилил защиту. Сделал её непрошибаемой для самой крутой магии. Навесил дополнительных сигналок. Ты не покинешь дворец без меня.

В смысле…теперь даже с магиантами не смогу?! Я реально покачнулась.

– Анаис, – негромко заговорил принц, – я никуда тебя не отпущу. Никогда. Ты с первой встречи только для меня. Ты всецело моя, помнишь? Почему…так трудно…тебе угодить?

Последние слова он произнес с паузами, словно через силу и невольно прорвавшимся то ли отчаяньем, то ли раздражением.

Ну, я всё понимаю. У него тоже жизнь не сказочная. Трудно ему. Тяжело даже, наверное, хоть он и авирр. Но я- то ведь не Бессмертная! И не железная. Не железная! Сколько же можно?!

Прыгающий взгляд зацепился за окно, и обострившееся магическое зрение во всей красе отразило огромные золотые плиты магической защиты, намертво запечатавшие комнату. Поразительной мощи и толщины монолиты, наглухо отгородившие меня от всего остального мира. И, клянусь Мейрой, это стало последней каплей.

– Я…не умею любить по приказу, Делаэрт, – сухо сказала и даже сквозь назойливый синий туман разглядела, как побелело его лицо. – Думаешь, я когда- нибудь смогу свыкнуться…с клеткой?!

И всё. На последнем слове я ударила. Нет, не в принца, конечно. В ненавистную блокировку на окне.

Гудящее синее пламя выплеснулось радостно и с полной боевой готовностью, с оглушительным звоном брызнули в стороны осколки стекла, глубокая трещина рассекла пополам казалось бы непробиваемый монолит, а по комнате прошла волна магического отката, безжалостно сбрасывая безделушки и цветы, сметая подушки, опрокидывая стулья и кресла, взрывая на стенах серебряные розы магисветильников.

Щит Делаэрта закрыл меня за две секунды до того, как я защитила магической полусферой себя и Оскалку.

Вспышка не заняла много времени. Я перевела дыхание, бросила контрольный взгляд на сроднившуюся с кристаллом свежести зубную фею и обвела глазами комнату, чувствуя…нет, не ужас от сотворенного мною беспорядка, а большое чисто физическое облегчение от магической разрядки. И…ликование. Да что там, даже мрачное, хоть и слегка смущенное, торжество. Я – таки расколола его хваленую авиррову защиту! Цельную тяжеловесную золотую плиту чистого волшебства, которую раньше и пошевелить- то не могла! Не снесла начисто, конечно, но она дрогнула, дрогнула и пошла трещинами! Расту как маг, однако. Или все дело в качественном психологическом разогреве?

Я посмотрела на молчащего наследного принца. Ну, Мейра, это был взрыв. Во всех отношениях взрыв. И извиняться за него теперь…как- то совсем нелепо?

Делаэрт убрал щит и перевел на меня взгляд чернее самой темной авирровой бездны и…такой же безжизненный.

– Не можешь любить и не можешь жить в клетке, – глухо и размеренно сказал принц. – Сочувствую, моя дорогая. Потому что этот плен для тебя пожизненный. Но, может, тебя утешит то, что и я не свободен? Что навсегда скован никому не нужными чувствами сильнее, чем самыми крепкими цепями? У каждого из нас своя тюрьма, Анаис.

Делаэрт развернулся, намереваясь уйти порталом, но передумал. Ну, он только что все пути из моих покоев перекрыл, оставлять лазейки как- то неразумно. Да и после магического взрыва пространство ещё не стабилизировалось окончательно.

Так что принц быстро пересек комнату и вышел в нашу общую гостиную. Закрыл за собой дверь без драматичного стука, но я все равно вздрогнула.

Надо полагать, его тюрьма – это я?


***


Лийра Бри аккуратно притворила дверь в ванную комнату, оставив меня одну. Вернее, вместе с зубной феей.

Я медленно погрузилась в комфортно- горячую воду, чувствуя, как успокаивается и, наконец, полностью проходит бьющий меня озноб, вызванный то ли магическим откатом, то ли физическим и психическим напряжением последних дней. Трудно поверить, но всего пару суток назад я ещё по учебному полигону пузом елозила, думая, что скончаюсь от перегрузок ещё там и тогда. А вот нет. Выдержала и плен у фэйри, и ночь Веселья, и войну Межмирья с Итерстаном, и даже нежданный брак. И только серебряные розы Вальдеи, на которые без конца натыкался мой взгляд, стали для меня последним и непомерным испытанием. Такие прекрасные, влекущие, тревожащие, дразнящие, страстно любимые…и недоступные. Просто как насмешка или издевательство!

Прямо как я для наследного принца Итерстана, пришла неожиданная мысль, и я, зафыркав, чуть под воду не ушла. Откуда такая фигня в моей голове? Сокрушенно ею покачала. Хотя…насчет страстно любимой не уверена, всё же у нас ни одна встреча мирно не проходит, а вот все остальное вполне вписывается.

Я перевела усталый взгляд на волшебную аглацию магикус, возвышавшуюся у самой раковины. Обнаружить цветок фей в ванной комнате стало приятным сюрпризом. Оскалка в первый момент остолбенела, а потом заполошно заметалась среди трезвонящих лепестков, потираясь и собирая крылышками и всем тельцем магическую пыльцу. Неудивительно, что после этого она минут пять плашмя пролежала на полу, глубокомысленно созерцая пространство, а потом развила бешеную деятельность. Разложила свой профессиональный магибокс, который развернулся, став в разы больше и полностью заняв одну из полок, замельтешила, раскладывая и сортируя щетки и щеточки, снадобья и пасты, пузырьки и бутылочки. Одну из них, самую большую, она любовно протерла собственным крылышком и, кряхтя от натуги, поставила в самом центре. Я недоверчиво прищурилась. Мейра, надо думать, это особо ценный продукт – пресловутая чудодейственная слюна дракона.

Кстати, подружка ещё ни словом не обмолвилась о сцене, свидетельницей которой стала. Проявляет несвойственную ей деликатность или действительно увлечена зубнофейскими делами?

– Анаиска, чего валяешься, как пьяный тролль? – вопросила Оскалка, и я изумленно моргнула. Она что, затылком видит? Занятая же вся, чего- то намешивает в миске. Вот даже знать не хочу что, и не для меня ли старается. И вообще…что за оскорбительные сравнения?

– Я отдыхаю, – ответила с достоинством, – принимаю ванну.

– О, и физиономия такая же, – констатировала зубная фея, соизволив ко мне обернуться.

Какая такая? Как у пьяного тролля, что ли?! Нет, а у самой какая была физиономия десять минут назад после полной унюшки аглацией?

Не успела я озвучить свое возмущение, как фейка сорвала несколько лепестков аглации и, подлетев, размашисто бросила их в воду.

О- ооо! Эйфория!

– Так- то лучше, – ворчливо заметила Оскалка.

– Точно, – не стала спорить, – спасибо. Только цветочек жаль…

– Тебя тоже, – хмыкнула фея, – а у аглации тысяча лепестков, так что не обеднеет. Да и новые быстро отрастут.

– Угу, – пробормотала я, позаимствовав это ёмкое слово из арсенала магианта Т, и ушла под воду с головой.

Мейра! Как мало магу для счастья надо! Всего- то получить небольшую волшебную подзарядку, почувствовать, как выравнивается магиполе, как наполняются спокойной силой меридианы и контур, как бежит по взбодрившемуся телу синяя искра, но не злая и агрессивная, а послушная и даже какая- то игривая.

Вынырнула, с удовольствием растирая подхваченными лепестками аглации лицо, провела ладонями с остатками волшебства по волосам и плечам. Ну всё, я в норме.

Поднялась, перехватив огромное, но легкое полотенце с магисушкой. Очень удобное изобретение бытовой магии всё- таки, волосы моментально высохли и даже легли красивыми волнами, я даже полюбовалась слегка. Накинула домашнее платье на запахе, приготовленное лийрой Бри, и повернулась к двери.

– Куда?! – от грозного окрика я едва не присела. Образно выражаясь. Потому что у нас на полигоне ещё и не так орали, пытаясь перекричать взрывы, непогоду и других адептов, так что я попривыкла и на вопли реагирую уже гораздо спокойнее.

– Я для кого столько всего приготовила? – продолжала верещать зубная фея.

– Боюсь даже спрашивать, – честно призналась я, покосившись в сторону выставленного рядка маленьких мисок и каких- то разнокалиберных ершиков, которые я, не будучи специалистом, скорее приняла бы за орудия изощренных пыток.

– Для тебя! – не стала дожидаться расспросов Оскалка. – Немедленно чистить зубы!

Я скептически приподняла бровь, открыла рот и…закрыла. Это мне вспомнилось, в каком виде я оставила свою спальню. Что ж, и в самом деле, спешить некуда.

– Давай, – обреченно вздохнула, отдаваясь в зудящие от нетерпения профессиональные лапки зубной феи.

В общем, когда я смогла отбиться от фанатичной Оскалки, предварительно дважды сполоснув зубы слюной дракона, и вернуться в комнату, в ней уже ничто не напоминало о происшедшем. Ковер был идеально вычищен, подушки и безделушки (те, что не сломались) подобраны, разложены и красиво расставлены, взорвавшиеся магисветильники заменены на новые, а огромная валарийская ваза с охапкой роскошных цветов снова оказалась на столе в целости и сохранности, словно со мной приключился обман зрения. Я пригляделась. Букет совершенно точно заменили на свежий, а вот вазу? Нашли идентичную или собрали магией старую? Да уж, я качнула головой с легкой завистью, бытовой магии в Итерстане не меряно, ведь невозможно было за час привести комнату в порядок только силами прислуги!

– Окно! – пропищала зубная фея и брякнулась прямо мне на макушку.

– Оскалка! – поморщилась и перевела взгляд на означенный объект.

Ну да. Окно было на месте. Вернее, оба окна. Рамы и стекло полностью восстановлены, но не это меня удивило. С обоих трехстворчатых окон была полностью убрана золотая монолитная защита, а сами они были приветливо распахнуты, искушая. Теплый ветер Итерстана колыхал легкие кружевные занавески, наполняя спальню пьянящими ароматами знойного цветущего лета, которые не смог бы заменить даже самый лучший кристалл свежести.

– Защиты нет, – прокомментировала Оскалка.

– Вижу, – сообщила и добавила уточняюще, – дополнительной защиты нет, а вот магическая сеть дворца…

Я подошла к окну и с любопытством высунула наружу руку, в которую тут же впились тоненькие иголочки:

– На месте. И, похоже, саккумулирована вокруг моих покоев.

– А что ты хотела? – вытаращила стрекозьи глаза Оскалка. – Не всё сразу.

Усмехнулась в ответ. Да ничего я уже не хотела! И ни на что не надеялась.

Я чуть перегнулась через подоконник, отыскивая источник тонкого чувственного аромата. А, вот эти кустики с белыми и розовыми ягодками- звездочками под окном, что ли? Не та ли это приманка для птиц- фей, портианник, о котором говорил Делаэрт? Пахнет крышесносно.

А вот интересно, мелькнула мыслишка, если я еще больше в окно вылезу, сработает магическая сигналка или нет? Придет наследный принц сам или пришлет кого- то вместо себя? Или вообще…ничего не произойдет?

Я помахала рукой в казалось бы чистом воздухе, почувствовала, как задрожала и загудела магизащита, и торопливо с подоконника сползла. Да ну нафиг, проверять не буду.

– А нам чай приготовили! – довольно сообщила Оскалка, обращая мое внимание на низкий, полностью сервированный столик, на котором радовали глаз три чайничка средней величины, сливочник и трехъярусное блюдо с печеньем и пирожными. Вообще- то я была не уверена, что приготовленный полдник был рассчитан и на зубную фею тоже, но поправлять подружку не стала.

– Всё- таки тебя здесь уважают, – со значением произнесла Оскалка, и тут уж я не сдержалась.

– Вряд ли меня, – заметила, – скорее, наследника.

– Это да, – согласно кивнула фейка и непринужденно слизала длинным клейким язычком кремовую шапку с шоколадного пирожного. Зачем, спрашивается? Она же магической пыльцой питается?!

А Оскалка тут же тяжело опустилась на попу, словно под весом моментально набранных калорий, и в поисках опоры прислонилась к сливочнику.

Я наполнила чашку травяным чаем. Надо отметить, что все три чайника находились на магиподставке, обеспечивающие им оптимальную температуру, оттого попробованный мною чай был приятно- горячим и весьма успокаивающим.

Оскалка проследила за тем, как я перенесла на блюдце воздушное пирожное (разумеется, не то, что уже старательно облизала фея) и посчитала, что настал благоприятный момент начать неспешную беседу и обмен мнениями.

– Ну и страшна ты была, Анаиска, – хмыкнула она, прозрачно намекая на недавнюю сцену.

– Это всё ты виновата, – пробурчала, – говорила же, не вей гнездо у меня в волосах, не порть прическу.

Оскалка ехидно осклабилась, показав устрашающего вида игольчатые зубки.

– Я не о твоей прическе, – охотно пояснила она, хихикая. – Страшна ты в гневе, Анаиска, вот!

– Ага, – не стала я спорить и поспешно лицо в чашку уткнула, не желая обсуждения.

– Молнии по волосам и рукам зигзагами летают, синие искры во все стороны сыпятся, воздух аж дрожит- гудит от напряжения! – не отставала зубная фея, и мне пришлось отставить чашку в сторону.

– Опозорилась я, Оскалка, – со вздохом призналась.

– Чего это? – не поняла подружка. – И ничего не опозорилась! Первоклассный удар вышел! В прямом смысле слова!

– Это правда, Хозяйка! – откуда- то из- за кресла высунулась радостная морда первого магианта. – Взрыв- удар «А» класса, точно вам говорю! Точечно направленный, радиус поражения небольшой, но мощность!

Первый крыс выразительно закатил глаза.

– Мощность зашкаливает! Потренируетесь ещё немного, поучитесь в Академии, и к концу курса будете крошить золотые магиплиты как… – он невинно покосился в сторону трехъярусного блюда, – печенье.

– Забирай, – понятливо откликнулась я.

Магиант ловко очистил верхний ярус и исчез, а я повернулась к Оскалке.

– Опозорилась! – упрямо повторила. – Для принцессы, как и для боевика, важен полный самоконтроль. А у меня сдали нервы. И замурованная синяя искра не оправдание. Где было мое королевское достоинство? Какой я после этого боевик? Сорвалась я, Оскалка, понимаешь?

Тут я остановилась и озадаченно вопросила:

– Эй, а ты где?

– Здесь! – сообщила слегка запыхавшаяся зубная фея, шлепнувшись прямо в свободное блюдце. – Так, слетала по- быстрому.

– Вот сейчас не поняла, – пробормотала я, приглядываясь к подружке, – ты что, кутаешься в лепесток аглации?

– Ну да, – невозмутимо ответила фейка, – чувствую, назревает разговор по душам, а у меня магизарядка почти на нуле. Рабочие феи столько не бодрствуют, как я последние несколько дней. Не зевать же мне в такой ответственный момент!

– Какой…момент? – растерялась.

– Слушаю тебя, Анаиска! – торжественно возвестила подружка, заворачиваясь в лепесток, словно в одеяло. – Поделись наболевшим, поплачься, пожалуйся на жизнь…

– Сама жалуйся! – буркнула я и заняла рот пирожным. Даже не сразу вкус его прочувствовала, после такого нестандартного предложения- то!

– Рабочих фей постоянно недооценивают, – быстро и с готовностью заговорила Оскалка, – и в моральном, и в материальном плане. Это очень обидно и несправедливо. Мы как будто недофейри какие- то! А ведь отчисления в казну Фейвальда платим исправно и на все главные праздники преподносим от каждого клана Высшим фейри дорогие подарки! С людьми та же ситуация: так и норовят всунуть в договор побольше обязанностей за меньшую плату! Я уже сколько раз предлагала, давайте создадим профессиональную организацию по защите прав рабочих фей! Так ты не поверишь, Анаиска, даже зубные между собой договориться не могут, не говоря уже об остальных видах!

– Я…поверю, – закашлялась, подавившись пирожным. – Взаимопонимание …хм…достигается нелегко.

Прополоскала горло травяным настоем, справляясь с впечатлением от фейской пылкой речи, и подняла глаза.

– Оскалка, – попросила, – может, это…для первого раза хватит нам жаловаться? Рабочих фей не уважают, я поняла. Не представляю, чем помочь, но обещаю подумать.

– Да я разве об этом? – удивилась Оскалка. – Выговориться просто. А то вижу, у тебя нервный срыв, истерика на подходе…

– Всё не настолько критично! – живо возразила.

– Вот и предложила, – гнула своё фея, – в качестве дружеской поддержки.

– Да, да, я поняла, спасибо, – промямлила, – а теперь давай лучше чаю попьем? Ты вон ещё не все пирожные облизала… – молвила соблазняюще.

Оскалка отвлеклась на очередное лакомство, и я украдкой вздохнула с облегчением. И, как оказалось, поспешила, потому что через пару минут фейка обронила задумчиво:

– А он тебя любит.

Мейра! А ведь так хорошо молчаливо отдыхали! Я даже восстанавливаться начала понемногу и смотреть в будущее с оптимизмом.

– Наследник, – сообщила Оскалка, как если бы я сама не догадалась, о ком пошла речь.

Хмыкнула слегка скептически. Ну, он мной дорожит, это да.

– У него не слишком широкий выбор, – аккуратно поделилась я сомнениями, – но…любовь?

– Любит, – уверенно кивнула зубная фея, – он накрыл тебя щитом.

– Я тоже нас защитила, – проворчала слегка уязвленно.

– На несколько мгновений позже, чем он, – дотошно уточнила Оскалка, – а это важно в магической битве! Он вообще выставил защиту одновременно с твоим ударом. Захотел бы тебя остановить – остановил бы.

Надо же, какая поразительная наблюдательность! А я думала, она от страха дрожала, прячась за кристаллом свежести- то!

Я пожала плечами неопределенно и долила себе ещё чаю.

– А сам остался открытым, – со свойственной ей въедливостью сообщила фейка.

Мейра!

– Принц почти авирр, – напомнила, – ему не так- то просто навредить. И…ты вот тут умиляешься, а я, немного зная Делаэрта, предположу, что он сделал это намеренно: и меня не остановил, и сам не защитился. Специально, чтобы проверить, не ударю ли я в него.

– И что?

– Что? – удивилась, поднося чашку ко рту.

– Ты смогла бы в него ударить?

– С ума сошла?! – возмутилась я, расплескав настой по столу. – Боевой синей искрой?! В человека?!

– Он авирр, – флегматично вернула мне мои слова Оскалка.

– Ой, да он и сам не знает, авирр или человек, – махнула я свободной от чашки рукой. – Но…всё равно. Мне это даже в голову не пришло! Я вообще живых существ не атакую, только в битвах, в качестве самозащиты или на тренировках, а тут…Делаэрт!

– А почему? – любознательно осведомилась фейка.

Мейра! У нас тут сеанс психоанализа?

– Да, почему в принца бить нельзя? Меня это тоже интересует! – прямо в воздухе соткалась морда брутального Н, и я, вздрогнув от неожиданности, пролила остатки настоя на пол. Э- эм…хорошо всё- таки, что в Итерстане полно бытовой магии, так что по этому поводу можно не переживать, а вот по поводу моего боевого крысиного десятка…или…хм…недодюжины…Интересно, магианты все мои разговоры прослушивают или как? Ну, их же мне не отследить!

– Да потому что он мой друг! – воскликнула я и осеклась.

Добавила смущенно:

– Ну, может, уже и не друг, конечно, и со своими…хм…магиантами в голове, но и не враг же! Не враг. Он не желает мне зла…намеренно. И я ловлю себя на мысли, что у нас с Делом много общего, даже понимаю все его мотивы, а как магом и правителем искренне восхищаюсь…Да что там! При других обстоятельствах я бы вообще в него… – прервалась, посмотрела с печалью в пустую чашку и поставила её на стол с сожалением, – ладно, закончили с беседой по душам.

– То есть принцу вредить нельзя? – уточнил проклятийник.

– Ни в коем случае, – серьезно подтвердила.

– Жаль, – ответил Н, – но готов признать, что решение разумное. Уж очень силен наследник Итерстана. А вот наши силы, – он уронил полный вожделения взгляд в блюдо передо мной, – зависят от правильного питания.

– Пирожные все облизаны, – честно предупредила.

– А какая разница? – не понял проклятийник, и я моргнула. Мейра, и в самом деле.

– Уноси, – разрешила, стараясь не думать о возможной реакции фрейлин на найденные в гардеробе крошки. Ну…придумаю что- нибудь. Или приберусь позже.

Брутальный магиант смахнул пирожные в подол балахона и растворился в воздухе.

Я с некоторым опозданием поняла, что из всего изобилия мне досталось всего одно лакомство. Ну, сама виновата, как говорится, родился в семье ареннинов, клювом впустую не щелкай!

Вздохнула, покосившись на мирно дремлющую в блюдце Оскалку. Нет, я, конечно, не обижаюсь, но вот чисто интересно, она заснула до или после моего прочувствованного монолога? Впрочем, зубная фея подала мне отличный пример.

Я сбросила туфли и поерзала в кресле, подыскивая положение поудобнее.

Как только я прикрыла глаза, в дверь вежливо, но настойчиво постучали, и в комнату заглянула лийра Бри.

– Ваше высочество, – сказала она с доброй улыбкой, – уже шесть часов. Мы с дамами готовы помочь вам собраться на семейный ужин.

Ну…я даже не поморщилась, честно. Посмотрела с завистью на посвистывающую во сне зубную фею и решительно поднялась.

– Благодарю, лийра Бри, – ответила и сделала знак рукой, дозволяя фрейлинам войти.

До всего происшедшего между нами…я дала обещание наследному принцу. А свое слово я держу всегда.


***


Без четверти восемь я стояла, полностью готовая, затейливо причесанная и освеженная магибомом, у входа в мои покои. В смысле, я их покинула и в компании лийры Бри вышла в общий холл, где вот уже пару минут с нетерпением поглядывала на двери напротив, те, что вели в комнаты принца.

Выбор платья и подходящих к нему туфель и аксессуаров много времени не занял. Гораздо больше ушло на придворную прическу и макияж. Лийра Марасте, как вошла, сразу же устремилась убирать остатки пиршества со столика и…споткнулась в растерянности, наткнувшись на опустошенную (на минуточку, трехъярусную) подставку под пирожные. Манеры, однако, взяли свое, и обращать на меня изумленный взгляд она не стала. Я хихикнула едва слышно. И в самом деле, мало ли как новоиспеченная принцесса стресс снимает? Может, она его старательно заедает, как и всякая нормальная женщина? В любом случае, вопрос моего нездорового аппетита поднят не был. Как и полагается идеально вышколенным придворным, фрейлины убрали всё быстро и молча, а сладко посапываюшую зубную фею переместили в ванную комнату в магибокс.

Ну и…где Делаэрт, хотелось бы знать? Мы переймем привычки Атарана и безобразно опоздаем, или принц и не собирается заходить за мной, предоставив добираться самостоятельно? Вообще- то это его родители, не мои, и я на этом ужине совсем не настаиваю. Это к тому, что еще минута, и я вернусь к себе.

Мейра! Вместо этого я почему- то быстро пересекла холл, приблизившись к взявшим «на караул» гвардейцам и вздернула бровь:

– Его высочество…?

– У себя, – тут же отрапортовал один из солдат, и не успела я облечь в настойчивую, но вежливую форму свое желание поторопить наследника, услужливо распахнул передо мной двери:

– Проходите, ваше высочество.

Э- эм…вообще- то я не планировала врываться к Делаэрту. Как и покушаться на его личную территорию. Некоторое сомнение, должно быть, отразилось на моем лице, потому что гвардеец пояснил:

– Наследник распорядился пропускать вас в любое время дня и ночи безо всяких дополнительных предупреждений.

Н- да? Как это мило с его стороны. Я почувствовала, что растеряла весь свой боевой настрой, но позорно отступать перед стражей не хотелось.

Я оглянулась на лийру Бри.

– Я подожду здесь, ваше высочество, – быстро сказала она, безо всякого удовольствия бросая взгляд на приглашающе распахнутые апартаменты принца и тут же торопливо его отводя. Ну, я подозреваю, она к Делаэрту в гости не хочет. Он же это…ядовитый, мало ли какая опасность? Может, у него в комнатах и дышать- то без вреда для здоровья обычным людям нельзя? Отравил все вокруг…Я подавила нервный смешок и сделала шаг вперед, пересекая черту, отделявшую меня от владений наследного принца. Двери за моей спиной бесшумно, но неотвратимо закрылись, заставив мимолетно пожалеть о брошенной поддержке в лице лийры Бри. Я вздохнула. С другой стороны, её- то в любое время дня и ночи принц видеть не пожелал, да и вообще…у местных перед Делаэртом пиетет, боюсь, неожиданно заявиться к нему в покои стало бы тяжелым испытанием для старшей фрейлины.

Я пошла по коридору, отмечая, что комнаты принца и в самом деле зеркально повторяют мои собственные апартаменты.

– Ваше высочество, – навстречу с поклоном вышел слуга. Надо полагать, личный слуга наследного принца, потому что был в единственном экземпляре и одет в магически усиленный костюм.

Я с интересом оглядела его простроченные перчатки, застегнутый кафтан с магическим плетением и дополнительный амулет- отражатель, пристегнутый к воротнику. Мейра, защита весьма добротная. Я почувствовала себя неуютно, сообразив, что у меня- то для визита в жилище авирра из всей страховки только Бессмертная колдунья в прабабушках. Замедлив шаг, подумала робко, а не вернуться ли в холл? Ну так, на всякий мейров случай. Увы, слуга мне такой возможности не дал.

– Вам удобно подождать в салоне? – спросил он. – Его высочество выбирает перчатки и через минуту будет готов.

Я сделала неопределенное движение плечами, всё еще всерьез размышляя о возможности бегства.

– Анаис? – на звук голосов из соседней комнаты выглянул Делаэрт и спросил с беспокойством:

– Что случилось?

Собиралась прохладно сказать, что ничего не случилось, если не брать в расчет семейный ужин, на котором, кстати, настаивал именно наследный принц, но…мой любопытный взгляд скользнул за его плечо, и я, позабыв обо всём, подалась вперед, загоревшись.

– О! Ты здесь хранишь перчатки? – неподдельно заинтересовалась.

– Да, – раздумчиво молвил принц, не ожидавший моего напора, и, помедлив, недоверчиво предложил:

– Хочешь взглянуть?

– Очень! – радостно закивала. – Мне твои перчатки безумно нравятся.

Делаэрт посторонился, пропуская меня в комнату и вежливо придерживая дверь.

– Ты единственная, кто так на них реагирует, – хмыкнул он.

– Еще бы, – ответно хмыкнула я, проходя внутрь, – ты же из них сделал культ. Этакое орудие всеобщего устрашения и повиновения.

– Без особых усилий с моей стороны, – наследник пожал плечами и рассеянно повертел в руках отобранную на вечер пару: короткие иссиня- черные перчатки с лиловой прострочкой и аметистовой застежкой, идеально подходящие к его…я с любопытством покосилась…темно- фиолетовому сдержанно- роскошному костюму.

«А принц- то приоделся», – внезапно пришла мысль, и я развеселилась. Ну как же, к маме идем! До которой я, кстати, в прошлый раз так и не добралась. Впрочем, додумывать не стала, озираясь в потрясении.

Наблюдающий за мной Делаэрт щелкнул пальцами, заставив магисветильники гореть в полную мощность.

– Вот это да! – восхищенно протянула я, медленно двигаясь вдоль рядов с выдвижными ящичками и подставками. Некоторые перчатки уютно лежали в коробках, прикрытые тонкой бумагой, некоторые были натянуты на подставки в форме человеческой ладони, то ли для того, чтобы показать, как они выглядят в, так сказать, «рабочем» виде, то ли для того, чтобы сохранять форму.

– Да у тебя тут целая сокровищница! – воскликнула я, подцепив один из самых больших ящиков за ручку и выкатив его. – Это же перчатки из кожи дракона! Из кожи дракона! А здесь… – сунула любопытный нос в соседнее отделение, – драгоценная риольская вышивка!

Я с трудом подавила завистливый вздох.

– Дел, сколько у тебя вообще перчаток? Тут можно часами экскурсии водить! – я отошла к столу, на котором стояло большое зеркало и было разложено несколько пар для примерки.

– Считается, что разрушительная энергия концентрируется в ладонях, – негромко ответил принц, приглядываясь ко мне, – так что…никаких экскурсий. Сюда заходят только я и мой личный слуга, лихр Дейнет, он сильный маг и служит мне больше десяти лет.

Делаэрт помолчал и добавил:

– А теперь ещё и ты, моя дорогая.

– А теперь ещё и я, – согласно кивнула и спросила с важным видом, продолжая осматриваться:

– Так значит, я проникла в святую святых Итерстана? Взломала хранилище, надежно закрытое от глаз посторонних? Так это здесь спрятано сердце наследника престола?

– Не сердце, – хмыкнул Делаэрт, – но…что- то личное.

Через короткую паузу он сказал:

– И я рад, что тебе не противно. И не страшно, Анаис.

– О, нет, совсем не противно! – искренне воскликнула. – С чего вдруг? Я…очарована. Как красотой самих изделий, так и заключенных в них удивительной магией. Это ж надо было придумать, – пробормотала, любознательно склонившись над одной из пар, – магическое напыление по всей поверхности! А тут… – я, запыхтев, переместилась к соседней подставке, – о, вшитые рассеиватели энергии! Гениально!

Делаэрт молчал и даже, кажется, не шевелился. Удивлен, да? Мейра, может, рассказать ему о моей версии интереса к его перчаткам? Ну, это когда я ещё куклой работала, проявилось, помните? О- о, перчатка хозяина! Я расхихикалась и прошла дальше.

Наследник отмер и двинулся за мной.

– Э- эм… – я резко затормозила, с недоверием оглядывая распахнутый ларец с торжественно возлежащей в нем на парчовой подушке парой. Длиною до локтя, перчатки были полностью сделаны из накрахмаленного светлого кружева, укрепленного золотой нитью, а широкие обшлага были сплошь усыпаны крупными молочно- белыми жемчужинами.

– Подарок, – пояснил принц, проследив мой оторопевший взгляд, – от Повелителя Календусса.

– Мейра, – выдохнула с облегчением. Нет, я как- то и не сомневалась, что кружевные чудики не сам Делаэрт себе заказал, но всё- таки…

– Эти тебя не очаровали? – шаловливо шепнул наследник, закусив иронично дрогнувшую губу.

– Ну почему же, – прокашлялась. – Вот сейчас, когда спросил…представила тебя в них и, знаешь, смотришься очень миленько.

Я повернулась к наследному принцу, придирчиво прищурившись, словно и в самом деле вообразила его в жемчужно- кружевных перчатках до локтя.

– Миленько? – переспросил Делаэрт, дернув бровью. Кажется, он никак не мог примерить это слово на себя.

– Весьма, – довольно подтвердила. – Одна проблема – не могу решить, куда в таких перчатках можно пойти.

– Вот и я…не решил, – согласился со мной принц, – но оставил в коллекции.

– Это правильно, – одобрила я и сделала шаг вперед.

– Анаис, – сказал Делаэрт мне в спину, – прости, я снова давил на тебя сегодня.

– Делаэрт, – в тон ему откликнулась, – прости, я среагировала на это…соответствующим образом.

– Да уж, – хмыкнул он, а я, пройдя всю комнату, оказалась у её дальней стены возле высокого шкафа со стеклянными дверцами.

– А здесь что? – я распахнула дверцы быстрее, чем Делаэрт успел меня остановить. Впрочем, он и не пытался это сделать, о чем я, узрев содержимое шкафа, резко пожалела.

– Моя дорогая? – позвал принц, и его ладонь осторожно легла мне на спину.

Я промычала что- то невразумительное, радуясь, что он не видит моего лица. Сердце заколотилось часто- часто, а в горле пересохло. Весь шкаф был уставлен слепками детских ручонок. На них были натянуты перчатки разных цветов и фасонов, более или менее сохранившихся. Более или менее – это я к тому, что прямо перед моим носом на полке располагалась пара с прожженными кончиками пальцев. Перчаточки были крошечными, на ребенка не старше двух лет, и я смотрела на них и не могла отвести взгляд, чувствуя, как в ушах, усиливаясь, стучит оглушительный набат.

Мейра! С какого возраста он вообще носит эти авирровы перчатки? Он что…ходит в перчатках двадцать с лишним лет?!

– Не сразу научились делать подходящую защиту, пришлось много экспериментировать, – прокомментировал Делаэрт, уловив мой прикованный к подставке взгляд, – в детстве перчатки на мне горели. В прямом смысле, – фыркнул он.

– Маленькие какие, – выдавила я через силу.

– Оставил по паре от разных возрастов, – пояснил Делаэрт и, шагнув вперед, подхватил с полки аккуратно сложенное одеяние, – а вот это одно из первых.

Какой кошмар! К счастью, этот возглас удалось сдержать, а вот легкой дрожи при виде натурального мешка из нескольких слоев толстой грубой ткани с некоторым подобием капюшона – нет. Изнутри мешок был подшит батистом и утягивался красивой вышитой тесьмой, но общего удручающего впечатления это не улучшало.

Ты что, спал в мешке?! Горжусь своей выдержкой. Этот вопль тоже прозвучал только в моей голове. Ну, во- первых, спрашивать вслух как- то глупо, а во- вторых…я пригляделась…судя по паре выжженных дыр в тех местах, где приложились кулачок или пятка младенца- авирра, ответ и так ясен: ну да, спал.

– Со мной было много хлопот, никто не знал, как правильно и надежно обезопасить людей, – задумчиво проговорил Делаэрт, разглядывая ужасное одеяние, словно видел его впервые. Перевел взгляд на меня и, спохватившись, убрал свою первую детскую одежку на место.

– Прости, – он толкнул стеклянную дверцу, стремясь захлопнуть, но я её придержала.

Сглотнула, прочищая горло, и серьезно сказала:

– Ты везунчик.

– Почему? – искренне изумился он, заступая передо мной. Явно не ожидал такого вывода. Темные глаза распахнулись в ожидании ответа.

– Потому что родился принцем, – охотно разъяснила. – Представь только, что было бы, появись ты в обычной семье. Тебя не только перчатки, тебя бы магическую маску заставили носить, не снимая, или полный защитный доспех, закрывающий от макушки до пят. Или вообще… – я развернулась к Делаэрту, – держали бы в подземелье на цепи и выпускали только время от времени, чтобы с врагами сразиться. Был бы ты…тайным и страшным оружием Итерстана и ничем более.

Он разглядывал меня глазами, которые залила чернильная темнота.

– Не думал, что везунчик, – признался наследный принц, – а вот то, что чудовище, понимал с самого детства.

Он задумчиво посмотрел в шкаф, и по его изменившемуся взгляду я поняла, что он там видит что- то, недоступное мне.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.