книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Черта

День начинался хорошо. Двое друзей, Максим и Сергей, собирались в лес. В этом году грибов не набирал только ленивый. Пара часов на машине, поглубже в лес – и вот он, грибной рай.

– И походили-то всего пару часов, – говорил Сергей вслух, – а корзины уже битком!

– Да, – удовлетворённо отозвался Максим. – Не ожидал, что мы так быстро наберём. Включай навигатор и погнали к машине.

Сергей достал телефон и открыл приложение. Спутник с лёгкостью определил их местоположение и указал обратный путь.

Погода начинала портиться. Небо заволакивало серыми тучами.

– Не хватало под дождь попасть, – недовольно пробубнил Максим. – Мы точно правильно идём, что-то больно долго, тебе не кажется?

– Я уже думал об этом, – ответил Сергей. – Но навигатор показывает, что идём правильно.

Спустя час ребята поняли, что путь им указали неверный. Дождь всё-таки начал накрапывать.

Корзины, полные грибов, с каждым шагом казались всё тяжелее.

– Может, перезагрузить телефон? И заново попробуем, – устало присев на пень, предложил Максим.

Сев рядом, Сергей нажал на кнопку перезагрузки. Издав звук вибрации, телефон потух.

– Это ещё что такое? – сказал он, тыкая пальцем в аппарат. – Не включается!

– Как не включается, почему? – спросил Максим.

– Откуда мне знать, не включается и всё!

– Не нервничай, подожди минуту. Сейчас заработает.

Но телефон упрямо не отреагировал на последующие нажатия.

– Так, Макс, доставай свой телефон и звоним в 112. Пока не поздно и мы не ушли хрен знает куда. Я вообще не представляю, в какую сторону нам двигать. Куда нас этот долбаный навигатор завёл?

Максим вынул из кармана телефон и тупо уставился на монитор.

– Сети нет, – произнёс он, поднимая глаза на друга.

– Как нет, на моём же была.

– Сам посмотри, – Макс протянул телефон Сергею.

– Та-ак, вот это попадос! – сказал Серёжа, шумно выдохнув. – И чего делать? В какую сторону пойдём?

– Пошли куда-нибудь, не здесь же стоять.

Решив, в какую сторону двигаться, ребята тронулись в путь. Нудный дождик потихоньку пробирался сквозь плотные кроны деревьев, опускаясь всё ниже.

– Всё, не могу больше, – устало проговорил Сергей, опускаясь на влажный зелёный мох. – Сколько мы уже бродим, как думаешь?

– Не представляю, – отозвался парень, – часа четыре, может пять. Я мокрый насквозь.

– Может, пора уже остановиться и придумать, как будем коротать ночь. Всё вокруг сырое, костёр будет развести непросто.

– Согласен, надо искать место под привал. Давай ещё чуть-чуть пройдём вперёд, чтоб из этого сырого мха выбраться.

Максим пошёл первым, Сергей понуро поплёлся за ним. Через пару десятков метров Максим резко остановился.

– Ох ты ж! – воскликнул он.

Нагнавший его Серёга тоже встал как вкопанный. Перед ними лежал старый погост.

Каменных надгробий почти не было. Большинство могильных холмов сравнялись с землёй.

От времени сгнившие деревянные кресты потеряли свои горизонтальные перекладины.

Отчего создавалось впечатление, что по всему кладбищу в землю воткнуты колья. От опустившихся вечерних сумерек представшая перед глазами ребят картина выглядела жутко.

– Посмотри, что это там вдалеке? – Сергей указал пальцем вглубь кладбища. – Сторожка?

– Я даже не знаю, что ответить, – отозвался Максим, – этому кладбищу лет сто, наверное! Чего тут охранять.

– Да мало ли, – пожал плечами Серёжа, – выбора всё равно нет, пошли посмотрим.

Идти среди могил было страшно. Каждый хруст попавшейся под ноги палки заставлял дёргаться и озираться по сторонам. Чем ближе ребята подходили к нужному месту, тем яснее понимали, что это никакая не сторожка. Старый каменный склеп стоял перед ними, зияя чёрным проходом.

– Как думаешь, чей склеп? Среди этих поломанных крестов он смотрится нелепо, – произнёс Макс.

– Скорее всего, здесь рядом была деревня, может, и сейчас есть. Видимо, на кладбище хоронили крестьян, а склеп мог принадлежать их барину. Ну или кто там раньше был, – отозвался Сергей. – В любом случае кладбище – это хорошо.

– В смысле? – не понял Макс.

– В том смысле, что раз есть кладбище, значит, где-то рядом есть деревня. Наше счастье, если в ней кто-то живёт. Укажет нам дорогу. Сейчас уже смысла нет искать путь к ней, через полчаса в лесу настанет полнейшая темень. Переночуем в склепе, какая-никакая, а крыша над головой.

– Да ладно, – воскликнул Максим, – ты реально хочешь переночевать в склепе на кладбище?

– Ну сам посуди, – пояснял Сергей, – куда мы пойдём. Ночь в лесу! Это, я тебе скажу, ещё то удовольствие! К тому же мы мокрые насквозь. Разведём костёр у самого входа, чуток просохнем, а с первым рассветом деревню искать пойдём. Не хватало ещё заболеть!

Доводы были логичными. К тому же вечер принёс с собой неприятную прохладу. Дождь усиливался. Максим достал свой телефон и включил фонарик.

Войдя в склеп, ребята стали осматриваться. В центре стояли две каменные гробницы. Надписи на них прочесть было невозможно. Воздух в склепе был сухой. Несмотря на угнетающую обстановку, здесь, внутри, было всё равно приятнее, чем снаружи, под моросящим дождём.

– Ну что, – начал Серёга, – не пять звёзд, но ночку скоротать вполне можно.

– Как думаешь, на дрова для костра пойдут кресты? – спросил Макс. – Всё равно они уже развалились, а идти в лес не хочется.

– Думаю, никто против не будет, – ответил тот.

Максим вышел из склепа. Вырывать кресты из земли он, конечно же, не стал. Шагая меж могил, парень собирал те палки, что отвалились от основания. Сделав пару заходов, Макс набрал приличное количество дерева, чтоб хватило хотя бы на половину ночи.

Спустя полчаса, промаявшись с отсыревшей древесиной, ребята всё-таки грелись у костра.

Их, уставших от долгой ходьбы и разомлевших у огня, начало клонить в сон. Составив примерный план действий на завтра, они решили не противиться навалившейся усталости и легли спать.

Проснулся Максим от непонятного звука. Открыв глаза, он молча оглядывал помещение.

Костёр почти догорел, и лишь некоторые головешки ещё вспыхивали, изредка освещая помещение мягким и тусклым светом.

Взгляд зацепился за одно из надгробий. Каменная крышка была сдвинута, лежащие на ней вещи ребят были сброшены на пол. Внизу живота неприятно заныло. Приподнявшись на локтях, Макс посмотрел в сторону, где спал Сергей. От увиденного его буквально заколотило.

Там, где лежал его друг, растеклась огромная лужа крови. Руки Серёги были раскинуты в стороны, открытые глаза смотрели в одну точку. А перед ним на корточках сидело нечто, вытаскивая что-то из живота парня, при этом плотоядно порыкивая и чавкая.

От ужаса тело налилось свинцовой тяжестью, сердце бешено заколотилось. Тяжело дыша, Максим старался подняться как можно бесшумнее. Движение сзади привлекло внимание существа. Оно обернулось в тот момент, когда последний всполох огня ярко вспыхнул, осветив помещение склепа. Последнее, что увидел Макс – это распотрошённое тело своего друга и жуткую морду мертвеца, испачканную в крови Сергея.

Дико заорав, Максим рванул к выходу. Пары прыжков хватило, чтобы оказаться на улице. Ледяной дождь обрушился на парня, он бежал, ничего не видя перед собой. Перескакивая через ограду, Макс зацепился ногой. Потеряв равновесие, он летел на одну из могил. Больно ударившись головой, молодой человек понял, что теряет сознание. Последнее, что он увидел, был силуэт человека, похожего на растерзанного Сергея. Мир в его глазах померк…

– Ну ты как? – услышал Максим, придя в сознание. И тут же, вскочив, забился в угол. Перед ним сидел Сергей.

– Тише, тише, ты чего хоть? – спрашивал обеспокоенный поведением друга парень.

– Серый, – отозвался Максим с выпученными глазами, осматривая помещение. – Ты жив? Как так? Я видел, я же своими глазами видел, как этот, он сожрал тебя, – словно безумный, Максим выкрикивал фразы.

– Кого сожрал? Кто? Макс, ты умом чтоль тронулся? Вскочил среди ночи, заорал, пока с спросонья сообразил, что к чему, ты уже метнулся к выходу. Я за тобой побежал, видел, как ты зацепился за что-то и рухнул на землю. Пока через ограды перелез, ты уже без сознания лежал. Еле доволок тебя обратно. Под дождём проливным.

Максим молчал, его грудь при вздохе высоко вздымалась, было видно, что парень очень напуган.

– Господи, – прошептал он, взъерошивая волосы, – неужели это был сон? Это было так реально. Я видел, я чувствовал…

– Ну я тебе скажу, ты меня взбодрил! – высказался Серёга. – Может, конечно, напряжение дня сказалось.

– Сколько я пролежал без сознания? – спросил Макс.

– Часов шесть точно. Вскочил ты, когда ещё темно было, а сейчас, судя по солнцу, уже полдень. Пока ты спал, я по местности бродил. Вот, дичку нашёл, яблок с неё стряс. Перекуси, – сказал Сергей, протягивая другу несколько яблок.

– Что про местность скажешь? – спросил Максим, жуя кисловатый фрукт. Было видно, что переживания ночи потихоньку его оставляли, он казался спокойным.

– А чего по местности. Глубже одному уходить страшно. Так, рядом бродил. Чуть левее ручеёк бежит. Воды набрать можно. Вдоль него если идти, топь начинается. Значит, деревню искать пойдём в другом направлении. Не хватало ещё в болото угодить.

Спустя какое-то время ребята уже шагали вдоль кладбища, всё дальше удаляясь от склепа.

Уже на самом краю погоста они остановились перед одним памятником. На общем фоне запустения он выглядел, словно бельмо на глазу. К пирамидальной металлической конструкции была прикручена фотография. Ясными, живыми глазами с той стороны мира смотрел молодой парень. На вид ему было не больше двадцати. Белобрысый, с кудрявой чёлкой. Он улыбался озорной улыбкой, словно приветствуя ребят.

– Памятник древний, на дату смерти глянь: ещё до войны поставлен. А фото словно вчера приделали. Только что не цветное, – произнёс Сергей.

– Интересно, что с ним случилось? Молодой совсем, – спросил Максим, разглядывая фото. – Ладно, пошли. Неизвестно, как быстро мы найдём деревню. И так уже большая половина дня прошла.

В следующую секунду ребята тронулись в путь. Брели недолго, то продираясь сквозь плотный непролазный кустарник, то петляя среди вековых сосен. Низкое серое небо хоть больше и не выливало на путников струи дождя, но и не способствовало поднятию настроения. Из-за этой серости всё вокруг было словно погружено в туманную мглу.

Каждый из ребят со страхом ждал подкрадывающейся ночи. Ночевать под открытым небом не хотелось. В животе урчало от голода. Ветер делал своё дело, и путём не просохшая одежда больше холодила, чем согревала. Настроение было паршивым.

И вдруг, словно в сказке, расступились деревья, и взору ребят открылась старая деревня. Одна из тех, что исчезают с лица земли, оставшись без своих жителей. Идя вдоль заросшей бурьяном улицы, молодые люди крутили головой, рассматривая старые, покосившиеся дома.

Серые от времени брёвна, проваленные крыши, разбитые окна, некоторые из которых были заколочены ставнями… Впечатление от увиденного было удручающим.

– М-да уж, – произнёс Макс, – нашли деревню. В любом случае, отсюда проще будет найти дорогу к цивилизации.

– Глянь, может, тут сеть ловит? – с надеждой в голосе спросил Сергей.

Молодой человек достал телефон: на табло не было ни единой полосочки. Посмотрев на друга, он отрицательно покачал головой.

– Через пару часов опять стемнеет, – грустно произнёс Макс, – что делать будем? Остановимся на ночлег или продолжим искать дорогу?

– Я уже не знаю, что делать. Опять бы не заблудиться на ночь глядя.

И только он это произнёс, как в доме, у которого стояли ребята, скрипнув, отворилась дверь.

Молодые люди резко повернули головы. На крыльцо вышла старуха. Морщинистая, с потемневшей кожей, она смотрела на ребят и что-то молча пережёвывала. Первым из ступора вышел Макс.

– Здравствуйте, – громко крикнул он, – мы заблудились. И вот на вашу деревню вышли. Как к вам обращаться можно?

– Анисьей кличут. Проходите, – без эмоций сказала она и, повернувшись, скрылась в доме.

Ребята в нерешительности стояли на месте.

– Какая-то бабка странная, – начал Макс, – откуда она здесь, как существует?

– Да мало ли, может, родня из города наведывается. Чего ты нагнетаешь-то! Надо разузнать всё. И есть жутко хочется, может, хоть чем-то у неё перекусим. С этими словами Сергей взошёл на крыльцо.

В доме старухи было две комнаты с кухней. В помещении стоял сумрак, и без того запылённые стёкла прикрывал выцветший тюль. Мебель была старинной. Тёмного, какого-то закопчённого цвета. Комод, стол, несколько табуреток и кровать с металлическими прутьями стояли в большой комнате. Во второй же, кроме покосившегося фанерного шкафа и дивана, больше не было ничего.

Пол под ногами ходил ходуном, того и гляди одна из досок сломается пополам, захоронив неуклюжего гостя в недрах подпола. По углам лежали клубы пыли. Сергей рассматривал обстановку и думал о том, что если бы перед ним не маячила спина хозяйки дома, то он бы решил, что жилище необитаемо.

– Слепая я, вот и не прибираюсь. Потому и окна не раскрываю. Белого света всё одно не вижу, – словно прочитав мысли парня, сурово произнесла старуха.

– В смысле слепая? – уточнил Сергей, – вообще? Или что-то видите?

– Совсем слепая, – ответила она.

– Как же вы здесь живёте? Одна. К вам, может, родня приезжает?

– Нет у меня родни.

– А ориентируетесь как? Кругом же лес.

– А по запаху, – ответила старуха и внимательно уставилась на парня.

По спине Сергея пробежали мурашки. Глаза Анисьи не двигались, но понять, видит она или нет, было невозможно. За спиной Сергея раздалось шуршание. Обернувшись, он увидел входящего в дом Макса.

– Бабуль, где у тебя тут умыться можно? – спросил он. Старуха вывела их в сени, показала, где стоит ведро с ковшом, и ушла обратно в комнату. Через пять минут ребята вошли за ней.

– Садитесь к столу, – бабка махнула рукой на собранный нехитрый обед.

При виде еды у ребят заурчало в животе. Сев за стол, они с удовольствием принялись уплетать старухино угощение.

– Баба Анисья, а далеко ли отсюда до трассы? – спросил Максим.

– Далеко будет, – отозвалась бабка. – Сегодня точно не дойдёте. А уж утром… Может быть.

– Как это – может быть? – переспросил Сергей.

– Это я к слову, – ответила старуха и снова уставилась на парня в упор.

– И всё же страшно, лес же кругом, болото рядом, да и кладбище в принципе не так уж далеко. Не боитесь в беду попасть, сослепа? – поинтересовался Максим.

– Всю жизнь здесь прожила, каждую травинку знаю. Да и не в моём возрасте кладбищ бояться. Ну, – перевела тему бабка, – спать у меня в доме будете, или ещё где?

– Если не стесним, то у вас бы остались, – отозвался Максим.

– Тогда постелю вам в задней комнате.

Спустя пару часов вымотанные ребята уже спали. Сергей проснулся ночью. Сильно хотелось пить. Поднявшись с кровати, он пошёл на кухню. Идя по комнате, где спала старуха, парень старался шуметь как можно меньше, чтоб ненароком не напугать старого человека. Взгляд Сергея упал на её кровать. Она была пуста. Обведя глазами комнату, молодой человек понял, что хозяйка дома отсутствует. "Странно, – подумал он, – ночь на дворе, а её нет. Может, в туалет пошла?"

Выйдя на кухню, парень зачерпнул ковшом из ведра и припал к нему губами. Напившись, Сергей встал перед окном. Бросив взгляд во двор, он чуть не выронил ковш из руки. На заборе перед домом кто-то сидел. Вернее, это была старуха, Сергей был точно в этом уверен. Она сидела на тонкой жёрдочке на корточках и крутила головой из стороны в сторону.

В небе светила огромная яркая луна, и всё происходящее Сергей видел с потрясающей ясностью. Он мог бы совершенно точно описать, во что старуха была одета. И вдруг бабка замерла, словно почувствовав нечаянного наблюдателя. Её голова начала медленно поворачиваться, при этом тело оставалось абсолютно неподвижным. Сергея охватил ужас. Шея старухи продолжала выкручиваться, пока не сделала оборот на сто восемьдесят градусов, и остановилась. На Сергея смотрело лицо с пустыми глазницами.

Молодой человек попятился, не отводя взгляд от окна, пока не упёрся во что-то спиной. Резко развернувшись, он громко вскрикнул. У входа в комнату, прямо перед ним, стояла старуха и молча смотрела исподлобья.

– Чего ночами шляешься? – резко спросила она.

– Я попить встал, а там за окном, – начал он.

– Что там? – прервала его старуха.

– Нет, ничего, – замялся парень. – Почудилось. Я пойду.

Сергей лёг в кровать. Его сердце бешено колотилось, на лбу выступил холодный пот. Перед глазами стоял образ старухи с неестественно вывернутой шеей. Только под утро парень провалился в тревожное забытьё.

Максим проснулся раньше друга. Решив его не будить, он вышел из комнаты. В зале за столом сидела бабка Анисья и пила чай.

– Бабушка, пока Сергей спит, я пойду по окрестностям пройдусь. Может, телефон где ловить будет.

Старуха ничего не ответила.

Выйдя из дома, молодой человек шёл вдоль улицы. Стояло раннее осеннее утро. Прохладный воздух приятно освежал. Лёгкий ветерок был не по-осеннему тёплым. Радовало уже то, что дождь прекратил моросить.

Медленно шагая, Максим рассматривал сохранившиеся дома. И сам не заметил, как оказался на конце улицы. Чуть дальше снова простирался лес. Макс достал из кармана телефон – сети не было. Он уже решил идти обратно, как вдруг у леса заметил какое-то движение. Присмотревшись, увидел молодого человека. Незнакомец махал ему рукой, подзывая к себе. Не раздумывая, Макс направился к нему.

Приветливое лицо парня располагало. У Макса мелькнула мысль, что где-то он его уже видел, ну или кого-то очень похожего на него.

– Вам нужно срочно уходить из деревни, – без всяких вступлений произнёс незнакомец.

– Не понял? Почему, и кто вы? – спросил Максим.

Тот в ответ улыбнулся.

– Скажем так, я местный житель, – ответил он.

– Житель? – спросил Макс. – Только не пойму, где живёте – в деревне, кроме бабки Анисьи, точно больше никого нет.

– От неё-то вам и нужно бежать, и как можно быстрее. Возможно, у вас ещё есть время и возможность уйти без помощи.

– Что значит возможно, не понимаю! Нас никто не держит. Сегодня ближе к обеду мы уйдём. Я просто жду, когда проснётся мой друг, и тронемся в путь.

– Ты не понимаешь, – продолжал парень. – И даже если расскажу, не поверишь. Пойдём. Повернувшись спиной к Максиму, он направился в сторону кладбища.

– Эй, постой, – только и успел крикнуть Макс. Спина незнакомца скрылась за деревьями. Любопытство взяло верх, и парень бросился догонять его.

Спустя какое-то время вдалеке замаячило уже знакомое кладбище.

Незнакомец меж тем не собирался на сам погост. Взяв чуть-чуть левее, он остановился и произнёс:

– Ты видишь остатки этой ограды? Когда-то ей было обнесено всё кладбище. Сейчас лишь в некоторых местах можно понять, где была кладбищенская земля, а где нет. Так вот смотри – эта палка стоит за оградой погоста. Человека, над чьей могилой поставили этот знак, нельзя было хоронить на освящённой земле.

Максим стоял и не понимал ровным счётом ничего.

– Почему ты говоришь про палку, ведь это остаток от креста.

– Нет, – ответил парень, – это именно палка, осиновый кол. А теперь подними табличку, что валяется рядом с ним.

Наклонившись, Максим послушно поднял проржавелую табличку. Год жизни разобрать было невозможно, год смерти был довоенным. Инициалы на табличке гласили: "Анисья Чернова".

– Ну и что это значит? – спросил Максим. – Похоронили какую-то женщину за оградой.

– А то и значит, что похороненная женщина – это бабка Анисья, у которой вы сегодня ночевали.

– Что ещё за шутки! Эта умерла, когда ещё война не началась, а старуха, приютившая нас, живее всех живых. Слепая только.

– Оттого и слепая, – произнёс незнакомец, – что перед смертью ей глаза выкололи, чтоб не видела, кто расправу над ней творить будет, да род тот не прокляла.

– Бред какой-то! – воскликнул Максим. – Городишь мне тут стоишь! Ты под наркотой чтоль? Откуда вообще взялся! – Максим начинал распаляться. Его и так бесило уже то, что они второй день не могут выбраться из этого проклятого леса, так он ещё и на кладбище это опять вернулся. Пока до дома старухи дойдёшь, опять стемнеет! И опять придется ночевать у неё! В груди Макса закипал гнев. Весь вид незнакомца теперь приводил его в бешенство. "Повёлся как дурак! – думал он. – Поплёлся в этот чёртов лес! Серёга наверняка уже проснулся, ждёт, а я тут время теряю". Руки Максима сжались в кулаки.

– А ты ударь, – вдруг произнёс незнакомец, смотря прямо в глаза.

И взбешённый Макс ударил наотмашь. Словно сквозь туманную дымку прошёл кулак, не встретив никакой преграды.

В ту же секунду, вскрикнув от неожиданности, он с ошалелыми глазами попятился назад. Незнакомец молча начал надвигаться на него.

Остановился Макс, когда понял, что спиной упёрся в толстый берёзовый ствол.

– А теперь внимательно слушай, – сказал незнакомец.

"Когда за месяц пропали две девочки, деревня стояла на ушах. Все попытки их найти были тщетными. И вдруг лесник увидел, как на поверхности топи плавает что-то яркое. Находкой оказался платок с головы одной из пропавших девочек.

Погоревали и затихли, списав всё на коварность болот. Когда спустя несколько месяцев пропали ещё два ребёнка, деревенские перепугались не на шутку. Были организованы отряды поиска. Первым делом прочёсывали районы болот. Ничего найдено не было. Родители стали бояться выпускать детей на улицу.

В один из дней я возвращался домой из соседней деревни, сильно припозднившись. И чтоб не взбаламутить всех дворовых собак, я решил пройти задами домов.

Там я её и заметил. Старуха несла за спиной огромный мешок. Было видно, что он тяжёлый. Я уже хотел окликнуть тётку Анисью с предложением подсобить, как вдруг увидел, что мешок зашевелился, и в ответ на это бабка рявкнула: "А ну сидеть тихо, а то живьём съем".

Я замер и, дождавшись, пока она скроется из виду, пробрался к ней в дом.

В избе была тишина и темнота. Я не знал, зачем здесь и что хочу найти. Но, видимо, кто-то сверху решил иначе. В какой-то момент я услышал шум. Он доносился из подпола. Найдя люк, ведущий вниз, я открыл его. Там внутри, в темноте подвала сидели две пропавшие девочки. Голодные, зарёванные, но живые. Увидев меня, они наперебой начали кричать, что бабка Анисья – это баба Яга, что она их закрыла здесь. Двух девочек старуха уже перетащила на кладбище и должна прийти за оставшимися двумя. Ведьма грозилась съесть их, чтобы продлить себе жизнь.

Разве мог я поступить иначе? И даже если перепуганные дети придумали про бабу Ягу, то я же сам видел, как она тащила в лес тяжёлый мешок.

Я помог девочкам выбраться из дома, а сам бросился в лес к кладбищу.

В старом склепе я заметил всполохи света. Подкравшись и заглянув внутрь, я остолбенел. Старуха разводила в центре костёр, что-то шептала, бросала в огонь. А в углу, прижавшись друг к другу, сидели маленькие девочки.

Я не знаю, что она хотела с ними делать. Только раздумывать я не стал и ворвался внутрь. Бросившись на старуху, я крикнул девчонкам, чтоб они убирались отсюда и бежали к дому.

Первые две девчонки, выбравшись из подпола ведьмы, побежали к родителям и рассказали им всё.

Те пошли по деревне и подняли народ. Всей толпой они направлялись к кладбищу. Да только всё одно мне было уже не помочь.

Потерявшая своих жертв Анисья словно озверела. Это уж потом я узнал, что это и не Анисья вовсе была к тому времени. Демон, к которому она обращалась, полностью завладел ей. Именно ему нужны были жертвы.

Самое страшное было в том, что тогда в склепе я стал жертвой для демона. Я не смог совладать с силой, вселившейся в неё. Произнеся заклинание, Анисья прокляла меня посмертно. С тех пор этот лес и кладбище – моя клетка. Не могу уйти отсюда никуда. А тогда я видел всё, что произошло в ту ночь. Разгневанные люди схватили ведьму. Она кричала, сыпала проклятиями, обещала, что вернётся. Тогда-то люди и решили сначала выколоть ей глаза, чтоб, если она и вернётся, то не знала, кто убьёт её телесную оболочку. Они сожгли её и зарыли за оградой кладбища, как и полагается ведьмам. Меня же схоронили на том конце погоста", – незнакомец пальцем указал направление.

В голове Макса словно щёлкнуло. "Вот где я его видел, – подумал он, – фотография белобрысого парня на памятнике!" Незнакомец улыбнулся, словно поняв мысли Максима.

– Да, это моё фото вы с другом видели. Позволь представиться: меня звали Николаем.

– Но как же так, – воскликнул Макс. – Получается, ты призрак, а старуха? Как она вернулась, что стало с деревней, неужели она всех изжила?

– О нет, – усмехнулся Николай, – здесь всё просто. Зарастала её могила быльём да травой, за моей же ухаживали родители тех девочек, что я спас, пожертвовав собой. А потом пришла война. Мужиков угнали на фронт. Немцы стали ближе, народ уходил кто куда. Так деревня и опустела. Но зло, таящееся в могиле ведьмы, не умерло. Оно ждало своего часа. И он пришёл. Появились те, кто наживался на раскопках фронтовых территорий. Они и стали её первыми жертвами. Зло восстало. И ждёт тех, кто попадётся ей на пути. Только так же, как и я, она словно в клетке. Не может уйти дальше деревни. И через кладбище не может пройти. Земля погоста освящена. Забирай своего друга и бегите прочь. Постарайтесь пробраться к кладбищу. Через эту черту она не перейдёт. А я помогу пройти к тому месту, где вы начали блуждать.

Потрясённый Максим не знал, что сказать. Развернувшись, он побежал в сторону деревни. Вся информация перемешалась в голове. Быль и небыль, явь и вымысел – он уже не мог понять, где что. Единственным желанием было поскорее убраться с этого места.

Выйдя из леса к деревне, парень остановился. Потихоньку он пробрался к дому старой ведьмы и заглянул в окно. Из-за плотных штор нельзя было осмотреть всю комнату, лишь узкая щель между ними давала плохонький обзор.

Но увиденного Максу хватило. В голове сразу же всплыл жуткий сон в склепе. Сквозь узкую полоску между занавесками он увидел лежащего на полу Сергея и старуху, склонившуюся над ним.

Ворвавшись в дом, Макс столкнулся с обезумевшим взглядом друга. Сергей был связан по рукам и ногам…

Проснувшись и открыв глаза, Серёга вскрикнул от неожиданности: над ним нависало искажённое злобой лицо старухи. Сопротивляться было бессмысленно. Сила, сидевшая в старухе, была куда мощнее только что проснувшегося Сергея.

Через минуту он лежал на полу связанным, а ведьма сидела перед ним на корточках и шумно втягивала носом воздух.

Влетев в комнату, Максим с силой отшвырнул старуху. Отлетев в угол, она затихла.

– Макс, что за хрень? – возбужденно затараторил Серёжа. – Эта бабка, она как озверела! Силища такая! Что тут вообще происходит?!

Максим старательно резал верёвки на ногах Сергея.

– Надо валить отсюда, срочно, – коротко бросил он. – Я потом всё объясню, просто поверь и бежим отсюда на кладбище.

– На кладбище? – переспросил Сергей. – Это же назад к топи, мы там и так блудили. Нужно идти в сторону дороги.

– Заткнись, Серый, – резко оборвал друга Максим, – если ты не хочешь быть выпотрошенным этой тварью. Нам нужно просто успеть добраться до кладбища.

Сергей бросил затравленный взгляд в угол. В этот момент старуха начала шевелиться.

Они бежали к лесу, в сторону погоста, побросав все свои вещи. Позади что-то жутко завыло.

Ребята притопили ещё быстрее. Забежав за полосу деревьев, они остановились и обернулись. Погони не было.

– В какую сторону идти правильно? – спросил Сергей. – Там с одной стороны была топь.

И вдруг со стороны деревни раздался громкий и мерзкий хохот. Не разбирая дороги, Сергей и Максим бросились дальше в лес. Они бежали и бежали, только тропу к кладбищу отыскать так и не могли. А позади всё время слышался то мерзкий вой, то звериный рык.

– Эта тварь нас кругами водит. Она специально выматывает нас, – пытаясь отдышаться, сказал Максим.

– Я вообще не понимаю, что происходит. Кто эта бабка, что ей вообще нужно от нас? – спросил Сергей.

– Даже говорить не хочется, не поверишь. Эту старуху прикопали землёй без малого сто лет назад. Перед этим выколов глаза и хорошенько поджарив.

– Не понял? – переспросил Сергей, внимательно смотря на друга.

– А сейчас будешь понимать ещё меньше, – усмехнулся Макс. – Знаешь, откуда я об этом узнал?

Серёга вопросительно мотнул головой.

– Помнишь тот памятник, который мы разглядывали? Под ним похоронен молодой парень? Получив утвердительный кивок, Максим добавил:

– Вот он сам мне об этом и рассказал.

Сергей недоверчиво смотрел на друга.

– Что, не верится? – задал вопрос Макс. – Вот и мне не верилось, пока эту тварь, над тобой склонённую, не увидел. Сон мой помнишь? Так вот, в нём так же было – за тем исключением, что она жрала твои кишки.

Где-то за спиной послышалось, как ломаются и трещат кусты. И ребята снова бросились куда глаза глядят.

В какой-то момент Сергей потерял равновесие и, качнувшись в сторону, ногой провалился в топь. Не заметивший этого Максим уже успел отбежать. Вернувшись через секунду, он застал друга почти по пояс затянутым в болотную жижу.

– Давай, Серый, ещё разок! Тянись изо всех сил, – подбадривал Максим друга.

Сергей торчал из топи, схватившись за протянутую Максом длинную палку. – Не могу, Макс, – устало ответил он. – Руки трясутся…

Каждая попытка выбраться из болота заканчивалась неудачей. Лес словно замер. Вокруг них не было ни звука. Птицы умолкли, ветер перестал колыхать редкие листочки на деревьях.

– Ну, давай же, – устало повторял Максим.

– Не могу…

И тут взгляд Сергея остановился. Максим понял, что позади него кто-то стоит. Резко обернувшись, он увидел Николая.

– Не получается, – тихо сказал Макс, – нет сил.

Николай подошёл ближе и, указав рукой на палку, коротко бросил: – Держись.

Подойдя к Максу вплотную, он словно слился с ним, став одним целым.

Сергей ухватился за палку, и с двойной силой Максим и Николай потянули. Через минуту Серёжа лежал на твёрдой земле и часто дышал.

– Нужно уходить, – сказал Николай, показывая пальцем в сторону кладбища, и растворился в воздухе. В эту же минуту взгляд Макса выцепил движение. Со спины Сергея из кустов медленно выходила старуха. Только вид её был необычайно страшен. Она скалилась, широко открыв рот, показывая ряды мелких зубов. Вместо глаз зияли две чёрные дыры. Старуха шла медленно, принюхиваясь, словно пробуя воздух на вкус.

Стремглав ребята бросились в указанном призраком направлении. Они бежали к погосту, а за ними, хрипя и завывая, мчалось проголодавшееся зло.

Впереди замаячили первые перекладины крестов. Друзья ступили на освящённую землю кладбища в тот момент, когда нежить в обличье старой Анисьи подобралась совсем близко. Перед погостом она встала как вкопанная, будто перед ней вдруг возникла невидимая ребятам преграда. Друзья лежали на спине и с ужасом смотрели на старуху. Обезображенное лицо вызывало ужас. Она ходила вправо и влево, словно зверь в клетке. И, задирая лицо кверху, шумно втягивала воздух.

– Принюхивается, пытается почуять нас, – тихо прошептал Сергей. – Как нам выбраться отсюда? Только мы уйдём с кладбища, как она снова бросится!

– Надо её как-то отвлечь, – предложил Максим.

– Макс, как ты себе это представляешь? – прошипел Серёга.

– Я пока не знаю, – ответил тот, – ведь она же слепая. Надо как-то это использовать.

– Точно! – осенило Сергея. – Она по запаху ориентируется! Надо дать ей этот запах, а самим бежать в другую сторону.

Спустя пару десятков минут, смотря, как старуха, словно волчица в клетке, бродит вдоль кладбищенской ограды, ребята придумали выход.

Сергей притащил подходящий камень, а Максим снял с себя футболку. Закрутив её вокруг камня узлами, размашистым движением Сергей запустил его в ту сторону, где находилась ведьма.

Пролетев достаточно далеко, футболка зацепилась за ветку дерева и словно маятник раскачивалась из стороны в сторону.

Ребята замерли. Ведьма сделала ещё пару шагов и остановилась, задрав голову вверх.

Она медленно поворачивалась в сторону зацепившейся за сук футболки. План сработал. Анисья, словно поймав тонкую ниточку, пошла в противоположном от кладбища направлении.

Раздумывать ребята не стали. Со всех ног бросились они в другую сторону. Добежав до середины погоста, вдалеке заметили Николая. Призрак подзывал их к себе.

Когда друзья приблизились к нему, Николай показал им тропу и сам пошёл за ними. Каждый раз, когда ребята сбивались с пути, он указывал им нужное направление.

Кладбищенская территория давно была позади. Ребята, словно сумасшедшие, бежали без остановки.

– Стойте, – окликнул их Николай.

Остановившись, Сергей и Макс не могли отдышаться: казалось, лёгкие вот-вот взорвутся, сердце учащённо билось.

– Здесь граница нашего обитания, – сказал он. – Ни ей, ни мне дальше не пройти. Заблудившись, вы пересекли эту черту. Людям, попавшим в эту часть леса, самим назад дороги не найти. Я рад, что смог вам помочь. Часто я не успеваю, – сказал он с грустью. – Уходите.

– А ты? – спросил Макс. – Ты вернёшься туда, к ней? Может, мы можем как-то тебе помочь?

Призрак улыбнулся.

– Достаточно будет, если больше вы никогда не вернётесь в этот лес. А я? Видимо, так предрешено. Где есть вечное зло, должно быть то, что вечно служит добру. Я не кляну свою судьбу, её я выбрал сам, решив в одиночку бороться с одержимой старухой. И даже теперь, спустя многие годы, я всё равно продолжаю бороться с ней, пытаясь спасти от гибели тех, кто нечаянно нарушает черту. Прощайте.

В лёгком сумраке вечера очертания призрака становились всё прозрачней, и через пару секунд исчезли вовсе. Развернувшись, Сергей и Максим поспешили прочь из леса.

И, как ни странно, в этот раз выйти на трассу получилось удивительно быстро. Лес расступился, и ребята оказались в том самом месте, в котором почти два дня назад вошли в лес. Перед ними стоял их автомобиль, только воспользоваться им они не могли. Ключи, как и все вещи, остались там, в доме одержимой старухи. Дождавшись первой попутки, друзья мчались прочь от страшного места.

Уже потом, вернувшись, чтоб забрать автомобиль, они стояли спиной к дороге и смотрели в лес. О чём они думали, так и осталось молчаливой тайной. Однако в сердце каждого их них жило чувство благодарности. К незнакомому парню, который сам выбрал для себя судьбу…

Сонный человек

– Первый раз его заметили дети. Деревенская детвора неслась с речки домой. Подходило время обеда, и нагоняй от родителей получить не хотелось никому.

Как обычно, с визгами и смехом летела детвора через лес, когда вдруг бегущая впереди всех Полинка остановилась как вкопанная.

Посреди лесной дороги стоял человек. Безвольно свесив голову, он словно смотрел себе под ноги.

Человек был одет в плотную куртку защитного цвета, какие обычно носят грибники или мужики-рыболовы и такого же цвета штаны. На ногах его были короткие резиновые сапоги.

– Эй, – осторожно позвала Полинка. И человек, словно дёрнувшись от испуга, вскинул голову. На детей смотрели два подёрнутых пеленой глаза.

С диким визгом детвора кинулась сквозь кусты врассыпную, благо были почти на самом краю леса. А выбежав в поле, так и визжали, пока не влетели в деревню.

Ближе к вечеру пяток мужиков-отцов прошлись по окраине леса, да по дороге той никого так и не встретили.

А дня через два на том самом месте, где встретили "сонного" человека, какой-то неместный лихач, с полной машиной девчонок и безумно громко оравшей музыкой, сбил маленького Дениску. Мальчика спасло лишь то, что, подлетев от удара о капот, он приземлился на мягкие ветки кустарника.

Лихач просто не заметил мальчика, спокойно идущего по лесной дороге с речки.

Машину так и не нашли, а самого Диниску приметила бабулька, неподалёку собиравшая травки. Бабуля оказалась прыткой и, заметив ребёнка, со всех ног понеслась в деревню, где и вызвали скорую помощь.

Второй раз "сонного" человека заметили спустя месяц у окраины деревни. Парочка, миловавшаяся на завалинке, засобиралась домой и, завернув за угол дома, столкнулась нос к носу с ним, безвольно свесившим руки и смотрящим вперёд пустыми белёсыми глазами.

Девушка от неожиданности и страха грохнулась в обморок, а молодой человек пока к ней кинулся, пока сообразил что делать нужно, – "сонного" из виду и упустил. А как захотел поймать, так того уже и след простыл.

Единственное, чем отличалось описание "сонного" человека парнем от рассказа детей, это то, что куртка, бывшая на нём, словно выгорела на солнце спереди.

А через пару дней у молодого человека скончался тяжело болевший отец.

В третий раз "сонный" появился через недели полторы. Он стоял посреди дороги, безвольно свесив голову на грудь. Одна его рука была поднята, и пальцем он словно указывал направление. Ночью его заметила старая бабка Нюра, не к месту решившая выйти из дома и проверить, заперта ли калитка.

В следующую ночь в той стороне, на которую указывал "сонный" человек, занялся огнём дом. Пострадавших среди людей не было, но хозяйство понесло большой урон.

С тех пор-то и заприметили, что если "сонный" появляется, то жди беды, – закончила свой рассказ баба Тоня.

– Сам он зла никому не делал, как появлялся, так и пропадал. Единственное что – от встречи к встрече одёжа его словно тлела на нём. На непонятное тряпьё больше похоже стала. Сапоги вот только как были, так и есть.

– Дичь какая-то, – отозвался Борис. – А кто-нибудь хоть раз пытался узнать, кто он, чего ему надо?

– Да как же узнаешь-то? Он же не с рукопожатием к тебе навстречу идёт, – ответила баба Тоня.

– И впрямь, Борь, как ты себе представляешь разговор с призраком? – встрял в разговор Михаил.

Ребята оказались у старушки случайно. Путешествуя по российским глубинкам, они оказались в тихой деревушке где-то под Архангельском. Прошлись по деревне, просясь на ночлег; баба Тоня их и пустила. И сейчас, сидя за столом и потягивая ароматный чай, они разговорились о сверхъестественном. Антонина Николаевна и поведала им историю про "сонного" человека.

– Баб Тонь, а давно его в последний раз видели? – заинтересованно спросил Миша.

– А с полмесяца назад. У Нинки муж как раз после его появления с крыши упал. Дыру латал да оступился, на кучу кирпичей вниз так и полетел. Жив, но лежит пока, ушибы да переломы залечивает.

Нинка-то его за околицей своей и заприметила. Заголосила с испугу, Васька её пока на крик прибежал, того и след простыл. Говорит, совсем страшно выглядеть стал. Одёжа лохмотьями, волос почти нет. Скулы кожей обтянуты, и цвета сине-зелёного.

– Ну если даже днём приходит, значит, чего-то ему нужно? – гнул своё Борис.

– Может и нужно, да кто ж его поймёт, – подытожила баба Тоня, давая понять, что разговор пора заканчивать, и пошаркала к себе в комнату.

– Вы, ребятушки, пока у меня гостить будете, уж не сочтите за труд кое-где мне дом подлатать да дров поленницу на зиму наколоть, – устало сказала старушка.

– Не переживай, баб Тонь! Всё сделаем, – улыбнувшись, заверил Михаил Антонину Николаевну.

– Ты веришь в это, Борьк? – допивая чай, спросил Миша.

– Да шут его знает, Миш. С одной стороны, его не один человек видел, а с другой… Как-то не верится.

– Пошли спать, завтра с утреца на рыбалку сгоняем да посмотрим, что у старушки починить нужно.

На том и разошлись. Незаметно пролетела неделя. Ребята и крышу починили, и фундамент подправили, и поленницу дровами забили до самого верха. Осталось только подправить сруб колодца, истлевший от времени. А в остальном – рыбалка, грибы, вечерами душевные разговоры за парным молоком или ароматным чаем из самовара. Отпуск ребят проходил замечательно!

В одну из ночей Борис проснулся от непонятного звука. На часах было три часа ночи. Дом спал, равно как и все его обитатели. Через минуту звук опять повторился: как будто по стеклу чем-то скребли. Поднявшись с кровати и потихоньку подойдя к окну, Борис отодвинул занавеску. По ту сторону окна стоял человек. В свете луны это было зловещее зрелище: полулысый череп, щёки местами сгнили, обнажив ряд жёлтых зубов. Но самыми жуткими были глаза. Два мутных белых пятна смотрели в упор на Бориса. От ужаса парень отпрянул от окна. Занавеска снова легла на своё место, скрыв страшное видение.

Через минуту придя в себя, Борис снова резко отдёрнул занавеску. За окном никого не было.

Утром Боря встал хмурый и первым делом вышел из дома в огород.

– Борь, ты чего там крутишься? – спросил Мишка, выглянув в окно и увидев друга, топчущегося под окном своей спальни.

– Да так, приснилось, – буркнул Борис в ответ, пристально смотря себе под ноги. Он искал следы. "Если все говорили, что видели его в ветхой одежде, но в целых сапогах, может, хоть что-то выдаст его присутствие," – думал парень, внимательно вглядываясь в землю. Не найдя никаких следов, Борис вернулся в дом и решил, что всё увиденное ночью – просто плод фантазии, замешанной на прошлых разговорах о "сонном" человеке.

– Ребятушки, – начала разговор баба Тоня, – я сегодня в город собралась. В магазин и знакомую навестить. Дома буду только к вечеру.

– Хорошо, баб Тонь, а мы на сегодня всё подготовим, и завтра можно будет начинать колодец поправлять, – отозвался Михаил.

– Ох, миленькие мои, что б я без вас делала, – приложив руки к груди, умилилась бабуля и пошла готовиться к поездке.

– Миш, пошли на реку искупаемся, – предложил Борис. – Солнце уже с утра припекает, а ближе к вечеру подготовку начнём.

– Не, Борь, – ответил Миша, – ты, если хочешь, иди, а я пока нужные инструменты поищу да посмотрю, что с материалом.

– Ок, я мигом, – отозвался Борис, – ты только один не начинай. Доски сруба еле держатся, не ровен час обрушатся.

– Дождусь тебя, – пообещал Михаил и направился к сараю.

Войдя в дом, Борис взял полотенце и направился к реке. Солнце палило нещадно. Но идти к реке через лес было приятно. Высокие сосны прикрывали от солнечных лучей и одновременно защищали от сухого горячего ветра.

На самом краю леса по пути к реке стоял колодец. Для кого он предназначался и кто его выкопал, оставалось неясным. Тем более что до деревни было немало пути. "Хотя не исключено, что деревня раньше имела совсем другое расположение," – думал Борис, подходя к колодцу.

С грохотом прокатилось вниз по колодезному срубу ведро на толстой цепи. Зачерпнув и вытянув ведро, Борис вдоволь напился прохладной чистой воды.

На речном пляже плескалась деревенская ребятня. Мамочки с малышами сидели на самом бережке. Серьёзные старушки зорко бдили за внуками, чтобы те не заплывали далеко.

Плавать в "лягушатнике" совсем не хотелось, и Борис пошёл вдоль берега подальше от суеты. Найдя подходящее место, молодой человек скинул с себя одежду и нырнул. Холодная речная вода поглотила его с головой. Вдоволь наплававшись, он вылез на берег; приятная прохлада разливалась по телу. Развалившись звездой на траве, Борис получал неописуемое удовольствие.

"Обсохну, ещё разочек нырну и уже тогда обратно пойду", – думал он.

Меж тем в деревне Миша собрал весь нужный инструмент и разложил его у колодца. Спустя пятнадцать минут он, мучимый бездельем, решил-таки начать чинить колодец сам.

"Пока прикину, что да как, а Борька придёт, и тогда уже по-серьёзному возьмёмся", – думал он, стоя у сруба.

Одно за другим ловко снимались брёвнышки с деревянного колодца. Михаил не спеша орудовал монтировкой. Колодец и впрямь был трухлявым донельзя.

В какой-то момент, потянувшись к очередному гвоздю, молодой человек оступился на скользкой от воды доске и потерял равновесие. Неудачно вывернувшись, Миша спиной полетел вниз, хватаясь руками за воздух. Попутно он потащил за собой плохо скреплённые бревёнца. Ветхий, им же разобранный сруб обрушился внутрь, погребая под собой молодого человека.

Медленно текли мысли Бориса, разморённого на солнечном берегу. Идти никуда не хотелось. Сон потихоньку пробирался в сознание. Как вдруг он почувствовал странный запах.

Так пахнет лесная земля: прелыми листьями, влажным мхом, сырыми грибами…

Приподнявшись на локтях, он посмотрел в стороны, пытаясь понять, откуда идёт запах.

Запах меж тем усилился. Борис поднялся на ноги и, обернувшись, встал как вкопанный.

В десятке метров позади него стоял "сонный" человек.

Редкие бесцветные волосы развевались на тёплом ветерке. Голова безвольно свесилась на грудь. Верхняя одежда совсем истлела, и лишь в некоторых местах висели лохмотья, которые уже не могли прикрыть разлагающееся тело. Странный резонанс вносили резиновые сапоги, отлично сохранившиеся, но почему-то с одной стороны потерявшие цвет.

Он просто стоял, не делая никаких попыток к движению. Как вдруг резко вскинул руку и вытянул вперёд то, что было когда-то указательным пальцем, теперь же ставшее острой пожелтевшей костью. Взгляд Бориса устремился в указанном направлении.

Смотря вдаль, молодой человек не понимал, что от него хочет "сонный", на что он указывает.

Поле, кромка леса, просёлочная дорога, – всё было видно как на ладони, но что именно было нужно увидеть, Борис всё ещё не понимал. Как вдруг его взгляд зацепился за колодец.

Колодец! Словно взорвалось в голове, и сердце парня ухнуло вниз.

Вспомнив по рассказам бабы Тони, что "сонный" появлялся в преддверии беды, он понял, почему тот указывал на колодец.

Несясь напролом по полю, он уже понимал, что с Мишкой случилась беда. Боря бежал и бежал, его лёгкие разрывались от напряжения, но останавливаться было нельзя.

Подлетая к дому, Борис издали заметил, что колодец обрушен. От страха, что друга уже может не быть в живых, потемнело в глазах. Подбежав к колодцу, он осторожно опустился на колени и позвал:

– Миш? Ты там? Миша не молчи, ответь мне, – кричал Борис в самое сердце колодца.

Внутри, сложившись в страшный лабиринт, виднелись лишь брёвна от старого сруба.

Сообразив, что один он не справится, Борис бросился со двора в поисках помощи.

Спустя десять минут у колодца стояли несколько деревенских мужчин и Борис, обвязанный прочной верёвкой для спуска внутрь колодца.

Его опускали сантиметр за сантиметром, а он, осторожно обвязывая скользкие брёвна и отправляя их наружу, расчищал путь вниз.

Казалось, прошла уйма времени, пока Борису и мужчинам удалось вытащить из завала основную часть брёвен. У самой кромки воды два бревна уткнулись в углы, образовав крест. На этом кресте Борис и увидел друга.

Тот лежал спиной на брёвнах, ногами в воде. Михаил был без сознания. Много усилий приложили соседские мужики и сам Борис, чтобы вызволить Мишу наружу как можно осторожнее.

Вызвали скорую. Сильно Миша не пострадал. Сломанную руку загипсовали, от ушибов прописали мазь. Не избежал и лёгкого сотрясения, когда потерял сознание от удара бревном по голове.

На следующий день, по возвращении из больницы в дом к Антонине Николаевне, его встречали как ветерана, вернувшегося с войны. Баба Тоня кинулась к нему с объятьями и причитаниями, плакала и кляла и колодец этот, и то, что вообще попросила его починить.

Мише стоило усилий успокоить разволновавшуюся старушку.

К вечеру, сидя на веранде и попивая чай, Борис произнёс:

– А знаешь, Миш, я ведь не просто так примчал к колодцу.

– В смысле? – не понял его друг.

– В том смысле, что домой я не собирался возвращаться, зная, что ты меня будешь ждать и не полезешь чинить в одиночку.

– А почему же изменил решение? – всё так же ничего не понимая, спросил Михаил.

– Меня "сонный" человек подтолкнул.

Миша молча уставился на Бориса, всем видом давая понять, что ждёт объяснения его словам.

– Помнишь, я тогда под окнами крутился? Ну ты у меня ещё спросил, чего я там ищу. Так вот, я искал следы. Тогда я его первый раз увидел, в окне через стекло. А вчера я почти задремал на речке. Было так хорошо, я не хотел возвращаться быстро. Из дрёмы меня вывел какой-то прелый запах. И когда я встал и решил найти источник, он стоял позади меня, своим костлявым пальцем указывая вдаль. Я ведь не сразу понял, куда он указывал, а когда взгляд зацепился за сруб колодца у леса, картинка сложилась, – закончил Борис.

– Неужели он правда существует? – спросил Миша.

– Как видишь! – подтвердил Боря. – Мне интересно одно: почему, описывая его вначале, люди видели его в одежде? А мне он явился почти истлевшим. И одежда, да и сам он.

– А мне интересно, что он хочет от людей? Зачем является?

– Думаю, вопрос так и останется без ответа, – подытожил Борис. – Пошли спать. Тебе сейчас больше отдыхать нужно.

Лёжа в постели, Борис размышлял о случившемся. С одной стороны, всё это было настолько нереальным, что не верилось.

А с другой, он же не наркоман и не шизофреник какой! Он видел всё происходящее, будучи в здравом уме! За этими мыслями он и заснул.

Разбудил парня неприятный царапающий звук по стеклу. Он лежал и прислушивался. Время на часах снова показывало три ночи. И теперь, после всего случившегося, он уже понял, кто ждёт его за занавеской.

Шумно выдохнув, Борис осторожно встал с постели и подошёл к окну. Отодвинув занавеску, он увидел то, о чём, собственно, и думал. По ту сторону стекла стоял "сонный" человек.

В свете луны он выглядел особенно жутко. В реальность происходящего было сложно поверить.

Потихоньку, чтобы не скрипнули петли, Борис открыл окно. В нос ударил запах сырой земли и прелых листьев.

– Что тебе от меня нужно? – вполголоса спросил молодой человек.

В ответ, дёрнувшись, словно от испуга, "сонный" человек вскинул руку, пальцем указывая в сторону. "Найдиииии," – ветром прошелестел голос, и образ "сонного" пропал, словно растворившись в ночной мгле.

Он исчез, а Борис так и продолжал стоять у распахнутого окна, вглядываясь туда, куда указывал костяной палец призрака. Остаток ночи прошёл без сна.

С утра пораньше, как только Борис услышал, что в соседней спальне зашуршала одеялами баба Тоня, он пошёл к ней.

– Антонина Николаевна, а что находится в левой стороне леса, вон там? – спросил старушку парень и указал пальцем направление.

– Дык ничего особенного и нету. Болото было, когда ещё деревня строилась. Потом высохло.

Но местные по старой памяти туда так и не ходят. Грибов там нет, а как болото пересохло, так и клюква пропала. В ту сторону и незачем ходить стало. А зачем тебе? – поинтересовалась старушка. – Ежели за грибами, так я подскажу, куда надо идти.

– Нет, бабуль, не за грибами. Просто прогуляться хочу.

– Ну как знаешь, прогуляйся, коль хочется, – равнодушно пожала плечами старушка.

Позавтракав, Борис предложил Михаилу прогуляться с ним.

– А чего ты там хочешь увидеть? – спросил Миша.

– Сам не знаю, – ответил тот, – не хочешь, не ходи, я один прогуляюсь.

– Да нет, пойдём пройдёмся, – подытожил друг и направился к выходу.

Через поле, напрямки шли двое ребят к кромке леса.

– Прогуляемся по краю? – спросил Борис. В знак согласия Михаил кивнул головой.

Петляя меж деревьев и подбрасывая лесной ворох ногами, они молча шли. Как вдруг Миша произнёс:

– Борь, смотри, что это там? – и указал пальцем в глубь леса.

Там, на освещаемом солнцем пятачке земли, лежал человек. Вернее, то, что от него осталось.

Одежда, некогда надетая на него, сильно истлела. Лесное зверьё растащило плоть. И только резиновые сапоги, венчавшие ноги скелета, остались целы, лишь слегка выгорев на солнце.

А потом была милиция и экспертиза. И ничего мистического в смерти "сонного" человека не было. Одинокому неместному грибнику просто стало плохо с сердцем. А уж почему он являлся людям даже средь бела дня, кто ж теперь скажет. Может, человек был не простой, а может, просто душа просила упокоиться по-христиански…

Пришедший извне

– Как долго мы об этом мечтали, – произнесла Маргарита, положив голову на плечо мужа.

– Да, – ответил Виктор.

А что ему ещё нужно было говорить? Они стояли перед своей мечтой. Двухэтажный, кирпичный. Он хоть и был давнишней постройки, но выглядел очень хорошо. О покупке дома их семья, состоящая из четырёх человек, мечтала давно. И вот сбылось!

Хотя чего уж душой кривить: цена на дом была просто смешной по меркам рынка недвижимости. Эту дешевизну риэлтор объяснил срочной продажей. Бывшим хозяевам дома в спешном порядке нужны были деньги. Рита и Виктор были так счастливы от приобретения, что больше не задавали никаких вопросов. Сделка была заключена. Все с нетерпением ждали переезда в новый дом…

– Мам, а можно мы с Сашкой обследуем чердак? – спросил Рома, когда они подъезжали к дому.

Сыновья Маргариты были погодками. Старшему, Роману, было 12 лет. Саша был на год младше. У ребят были прекрасные отношения, друг другу они были не только братьями, но и лучшими друзьями. На данный момент мальчишки бездельничали на летних каникулах.

Сама Рита была довольно молодой женщиной, работала учителем начальных классов. Её муж Виктор занимал руководящую должность в одном из ЧОПов города. Жили ладно, ничем особо не выделяясь. Семья, каких тысячи.

– Вот так сразу и на чердак, – ответила мать. – Может, для начала приведём в порядок вещи? Вытащим из коробок и разложим их по местам?

– Ну мааа? – встрял в разговор Саша. – Никуда эти коробки не денутся.

– Это чердак никуда не денется, – строго сказал отец, – а коробки должны куда-нибудь деться обязательно! И чем быстрее, тем лучше! С отцом мальчишки не спорили почти никогда.

Спустя полчаса машина остановилась у двухэтажного дома. Посёлок, в котором теперь должна была жить семья, был основан очень давно. Дома в нём были как старинные, построенные ещё при основании, так и новые кирпичные коттеджи. Равно как и среди жителей посёлка можно было встретить и аборигенов, и тех, кто так же, как и Рита с Виктором, купили здесь жильё сравнительно недавно.

Дом, который купила семья, стоял по улице последним, после начиналось поле. Выйдя из машины, все четверо смотрели на него с нескрываемой радостью.

Вдруг Виктор словно почувствовал на себе взгляд. Он крутил головой в поисках смотрящих на него глаз. В глубине соседского участка, под сенью яблонь, стоял человек и молча смотрел в их сторону. Мужчина махнул ему рукой в знак приветствия. Вместо ответного приветствия человек развернулся и ушёл прочь. Домочадцы, впрочем, не заметили этого вовсе.

Открыв калитку, семья вошла во двор своего нового жилища. Перед глазами была ухоженная территория. Плодовые деревья росли со стороны соседей. Несколько небольших бытовых построек стояло чуть поодаль от самого дома.

Со стороны поля на участке не было ничего, кроме колодца. Он представлял собой круглое сооружение, выложенное из гладких камней, возвышавшееся над землёй почти на метр. Над колодцем была надстроена деревянная крыша с валом, к которому прикреплялась толстая цепь, предназначенная для вытягивания ведра с водой.

Осмотревшись во дворе, семейство ушло внутрь дома разбираться с вещами. За стандартными хлопотами пролетело несколько дней. Наконец-то всё было разложено, и дом принял обычный жилой вид.

Мальчишки уже давно облазили весь чердак. Удостоверившись, что потайных дверей и клада там нет, они перебрались к хозяйственным постройкам на задах участка. Впрочем, одна находка всё же была. Она состояла из одного пожелтевшего коренного зуба, который зачем-то был положен между листов одной из книг, валявшихся на полу чердака. Мальчишек он не заинтересовал, и они бросили его там же, где нашли.

– Ты чувствуешь этот запах? – спросил Рома, когда они шли от сараев.

– Да, кто-то рядом сдох, – ответил Саша.

– Может, кошка какая. Надо бы найти, – сказал Роман и пошёл, принюхиваясь.

Запах привёл их к колодцу. Ребята стояли и смотрели вниз, в тёмную глубину.

– Может, туда кто-то свалился и поэтому такой запах? – произнёс Саша.

– Может. А почему внизу не блестит вода? – отозвался Роман.

И действительно, нутро колодца было совершено чёрным. Зеркальная гладь, которая видна при свете дня, полностью отсутствовала.

– Она вообще там есть? – с этими словами мальчик огляделся в поисках чего-либо, что можно было бы бросить.

На глаза попался идеально гладкий белый камешек. Подняв его, Рома бросил его вниз.

Всплеска воды мальчишки так и не услышали.

– Зачем тогда он здесь стоит, если в нём нет воды, – задумчиво произнёс Саша.

– Для красоты, наверное, – ответил Рома. – Надо папе сказать, что там кто-то умер и жутко воняет. Развернувшись, ребята пошли в дом.

Вернувшийся к вечеру с работы отец выслушал сыновей и, пока Рита готовила ужин, они втроём решили пройтись до колодца.

– Пап, мы клянёмся, что колодец был пустой и из него ужасно воняло! – разгорячённо выкрикивали мальчики.

– Но сейчас же вы видите, что в колодце полно воды! И она совершенно чистая, ничем не пахнет.

Все трое стояли, облокотившись на края оголовка и опустив головы вниз, смотрели на поблёскивающую зеркальную гладь и своё отражение в ней. Отец ослабил цепь и стал опускать ведро вниз, намереваясь зачерпнуть воды. Через минуту он поставил его на край, демонстрируя сыновьям кристальную прозрачность.

– Но пап! Мы же видели! – поражённо произнёс Саша. – Ромка ещё бросил вниз белый камень, но он так и не плюхнулся о воду.

– Так! – строго сказал отец. – Вы ещё и внутрь что-то кидаете! Между прочим, это колодец питьевой! И никакой мусор там не должен оказаться. Развернувшись, Виктор пошёл в дом.

Понуро опустив головы, мальчишки поплелись за ним. За ужином разговор о колодце не возобновился, болтали ни о чём. После чего все четверо пошли смотреть телевизор.

На землю опускалась ночь, пришла пора укладываться спать. Саша уже лежал в постели, когда Рома погасил свет. Отчего-то он не пошёл в кровать сразу, задержавшись у окна. Мальчик смотрел на колодец. Случившееся днём не выходило из головы. И вдруг в какой-то момент ему показалось, что у колодца что-то пошевелилось. Напрягшись, Роман подозвал брата. И вот уже они оба силились что-то увидеть, но темнота ночи позволяла слишком мало.

– Может, кошка? – робко предположил Саша.

– Может и кошка, – ответил Рома. – Проверять не будем.

Постояв ещё с минуту, братья отправились в кровать. Каждый из них засыпал с неприятным чувством страха где-то в глубине души. Рано утром Саша проснулся от того, что брат настойчиво тряс его за плечи.

– Вставай, вставай же, – будил его Роман. – Ромка, ты сдурел? – сонно проговорил мальчик.

– Чего тебе не спится, рано же ещё.

– Хватит спать, смотри! – и Роман указал пальцем на тумбочку, которая стояла у его кровати. Саша вылез из-под одеяла и подошёл. На тумбочке лежал идеально гладкий белый камень, окружённый чёрной лужицей воды. Мальчик повернул к брату озадаченное лицо:

– Это тот камень, который ты вчера бросил в колодец? – шёпотом спросил он. – По крайней мере очень похож! Откуда он тут взялся?

Внятного ответа мальчишки придумать так и не смогли. Рассказывать матери и отцу не стали. Взрослые вряд ли поверят, что брошенный вчера камень как-то оказался у ребят в комнате. Решат, что очередная выдумка. А папа ещё и разозлится, что опять с этим колодцем к нему пристают.

Спустившись вниз, ребята получили ценные указания, как и чем заняться дома. У Риты сегодня был последний день перед началом отпуска. И потому она рассчитывала вернуться домой пораньше. Виктор работал в прежнем режиме. Мальчики остались дома, предоставленные сами себе. Проводив родителей и позавтракав, они вышли во двор и пошли к колодцу. Неприятный холодок блуждал по спине.

Ожидая опять увидеть внутри чёрную пустоту, они ошиблись. Внизу поблёскивала зеркальная гладь.

– Могло нам всё привидеться? – спросил Ромка.

– Как-то странно, что сразу двоим, – отозвался Саша. – И ещё вчера тебе показалось, что возле колодца кто-то есть.

– Чего ночью не покажется, – буркнул Роман, – сейчас-то всё хорошо.

– Пошли гулять, – решил поменять тему брат, – осмотрим окрестности. Развернувшись, ребята пошли прочь от колодца, не заметив, как внутри, словно от включенного кипятильника, забурлила вода, превращаясь в чёрную, зловонную жижу…

Нагулявшись вволю и исследовав ближайшую территорию, мальчишки вернулись домой.

Проходя по участку, Роман посмотрел на колодец. Словно предчувствие чего-то страшного поселялось при взгляде на него. И в то же время вдруг нестерпимо захотелось подойти ближе. Не окликая впереди идущего брата, мальчик повернул к колодцу. Он стоял и смотрел себе под ноги.

– Эй, Ромка, ты чего там увидел? – спросил Саша, кладя руку на плечо брату. Увидев, что тот взял курс на колодец, он побежал к нему. От прикосновения старший брат дёрнулся, будто испугавшись, и вновь уставился себе под ноги.

– Не боись, – улыбнувшись, сказал Сашка и тоже посмотрел вниз. Там, около ноги Романа, лежали два коренных человеческих зуба, пожелтевших от времени.

Мальчики присели на корточки, рассматривая находку.

– Жесть какая, – прошептал Саша, – почти такой же мы видели на чердаке, помнишь? А откуда эти здесь?

– Помню и понятия не имею откуда, – отозвался Ромка. – Сегодня утром их здесь точно не было. Отцу будем говорить?

– Может, не стоит? Пусть тут валяются, к вечеру он сам увидит, посмотрим, что скажет. Решив так, ребята направились к дому.

Роман уже поднялся на крыльцо, когда ещё стоявший внизу Саша окликнул его.

– Смотри, кто там? – спросил он, мотнув головой в сторону соседского участка. Рома посмотрел в ту сторону. У соседского дома стоял старик и разглядывал их.

– Здравствуйте, мы ваши новые соседи, – дружелюбно крикнул Сашка.

– Костя, это ты? – раздался глухой голос.

– Нет, это не Костя, это Саша, мы ваши новые соседи, – повторил мальчик. Но старик, словно потеряв к ним интерес, развернулся и ушёл в дом.

– Странный какой-то, – хмыкнул Ромка и тоже скрылся за дверью.

Вечером за ужином ребята спросили отца, знает ли он их соседа, на что Виктор отрицательно покачал головой. – В выходные схожу познакомлюсь, – ответил он. День подходил к концу, дом и его обитатели мирно засыпали. Сашка уже лежал в кровати, когда Рома выключил свет и подошёл к окну.

– Ты опять смотришь на этот колодец? – спросил Саша, глядя, как брат уставился в окно.

– Да, – отозвался Рома. – Почему мне страшно, когда я смотрю на…

Ромка замолчал.

– Быстро иди сюда, – возбуждённо прошептал он. Брат соскочил с кровати и подлетел к окну.

У колодца стоял силуэт, оба мальчика ясно различали его. Невысокий, он был схож с силуэтом ребёнка, мальчишки. – Тащи фонарь, – прошипел Рома.

Санька на минуту умчался и, стараясь не греметь вещами, достал из ящика длинный, тонкий фонарь.

– Он идёт к дому, – всё так же тихо прошептал старший брат. Младший стремглав бросился к окну. Силуэт за окном действительно двигался. Медленно, останавливаясь после каждого шага.

– Мне страшно, Ром, – произнёс Сашка. – Может, родителям скажем?

– Подожди, – отозвался тот, не мигая смотря на двигающийся объект. – Давай дождёмся, пока он подойдёт ближе, и посветим на него. Мало ли здесь ребят в посёлке. Может, это какой-то местный хулиган хочет посмотреть, что можно украсть во дворе.

– Ага, хулиган, – шептал Санька, – тогда почему он от колодца шёл? Мне вообще этот колодец не нравится! Ну давай папу разбудим, – жалобно пробормотал он.

– Разбудим, – отозвался Роман, – но чуть позже.

Они оба безотрывно смотрели в окно: Рома впереди, Саша за его плечами, боязливо вытягивая шею.

Меж тем силуэт подошёл достаточно близко. В лунном свете он странно поблёскивал. Стоявший на улице мальчик был словно в мокрой одежде. Глядя на него, братья почти не дышали. Сашка вцепился в руку брата. Когда силуэт подошёл фактически под окна, Ромка включил фонарь.

Яркий светодиодный луч выхватил мертвенно-бледное, раздутое лицо, с прилипшими к нему волосами и абсолютно чёрными глазами. Словно испугавшись света, нечто за окном встало на четвереньки и, словно животное, понеслось обратно к колодцу, скрывшись в нём.

Не ожидавшие такого мальчишки заорали в голос и бросились в комнату родителей. "Там, папа, он страшный, он раздутый, бежал как собака", – перепуганные братья выкрикивали бессвязные слова, перебивая друг друга. Заспанные мать с отцом таращились на детей, силясь понять, о чём они кричат.

– Так! – резко крикнул отец, – замолчали оба! Мальчишки словно очнулись от наваждения и молча уставились на отца. – Теперь я внимательно слушаю кого-то одного, – спокойным тоном произнёс он.

Ромка спешно старался ему объяснить, что они только сейчас видели. Сашка трясся на руках матери мелкой дрожью. Дослушав до конца, отец оделся и вышел из комнаты, взяв фонарь.

В коридоре он включил свет и щёлкнул выключателем, зажигая прожектор во дворе. Вся лужайка тут же стала как на ладони.

Мощные светодиоды охватывали большую часть двора. Виктор вышел за дверь. На улице стояла тишина. В небе ярко светили звёзды. Трещали ночные жучки. Прохладный воздух замер. Мужчина медленно осматривал территорию.

Удостоверившись, что в зоне видимости спокойно, он направился к колодцу. Виктор посветил внутрь. В спокойной воде отражался луч его фонаря. Он осветил колодец снаружи, обошёл его вокруг: не было ничего, что могло бы насторожить его.

Шумно вздохнув, отец направился обратно к дому. Уже стоя на крыльце, он вдруг услышал шорох и спешно направил луч в сторону соседского участка – именно оттуда шёл звук. В какой-то момент ему показалось, что за деревьями мелькнула тень. Но последующая тишина навела на мысль, что это испуганная птаха могла соскочить с ветки, разбуженная пучком света. Маргариту в окружении двух сыновей он нашёл в своей комнате.

– Там никого нет, – пожав плечами, сказал отец. – И у колодца тоже.

– Но пап, там был мальчик, – плаксивым голосом произнёс Сашка, – он был весь мокрый и очень страшный. Ты не веришь, но он был. А ещё, утром там у колодца валялись зубы!

Видя, что сын действительно напуган, отец решил не настаивать на своём.

– Ну, зубов там не было точно, я обошёл вокруг. А если там кто-то и был, то, вероятно, убежал, – спокойно сказал Виктор.

– Да, – произнёс Рома, – убежал на четвереньках.

– Вот что, – сказал отец, – завтра с работы я привезу датчики движения, и подключим их к прожекторам на улице. Любое движение будет их активировать, и вы будете видеть всё, что происходит за окном.

– Обещаешь? – спросил Саша.

– Даю слово, – ответил отец.

Мать пошла провожать мальчиков в комнату. Уложив их в постель, она чмокнула каждого в лоб, успокоив тем, что с завтрашнего дня она дома, в отпуске, и одни они не останутся.

Маргарита тихонько затворила за собой дверь, а мальчишки, зажмурив глаза, старались уснуть как можно быстрее. Каждый из них был действительно напуган.

Утром, позавтракав и пообещав матери не уходить надолго, Саша и Рома вышли во двор. Они сидели на крыльце и молчали. Первым разговор начал Саша.

– Ты же видел его лицо? – тихо спросил он. – Помнишь, недавно мы смотрели фильм про ходячих мертвецов, – его лицо было на них похоже.

– Помню, – ответил Ромка, – только в фильме у них глаза были белые, а у этого совсем чёрные. Беседу прервала Рита.

– Мальчики, хочу дойти до местного магазинчика, заодно и по местности осмотрюсь. Вы со мной? – спросила она.

Сыновья отказались и ушли обратно в дом. Мысли о вчерашнем происшествии не давали им расслабиться.

Мать же направилась в сторону магазина. Она шла по длинной улице, рассматривая дома.

Старые, новые; у некоторых домов на лавке сидели старушки. Маргарита вежливо здоровалась с жителями посёлка. В магазине совсем не было народу.

Ассортимент продуктов приятно удивил. Женщина купила необходимое и уже собралась выходить, как вдруг продавщица окликнула её.

– Простите, вы у нас недавно? – спросила любознательная тётенька в красном синтетическом халате. – На лето или как?

– Нет, – дружелюбно ответила Рита, – мы купили в посёлке дом.

– О, это здорово, – искренне обрадовалась продавщица. – Посёлок у нас хороший. Люди дружелюбные, без наворотов, так сказать, – улыбнулась она. – А где именно вы дом купили?

– В конце посёлка, рядом с полем. Он достался нам по восхитительно низкой цене! Мы с мужем давно мечтали о доме – и вот! Мечта сбылась. В магазине повисло напряжённое молчание.

Секунду назад такая приветливая, женщина-продавец сейчас смотрела на Маргариту, поджав губы.

– Вы уже общались со своим соседом? – вдруг выпалила она.

– Нет, в выходные муж собирался пойти познакомиться. А это важно? – не понимая перемены, спросила Маргарита.

Продавщица заломила руки. Было видно, что женщина борется с собой.

– Понимаете, – начала она, – ваш дом. Как бы это помягче. Он не совсем хороший.

– В смысле не совсем хороший? Старый? Фундамент плохой? Я не совсем вас понимаю, – сказала Рита.

– Да нет, дело не в фундаменте вовсе. Этот дом пустует почти всегда. Жильцы в нём не задерживаются. Вам лучше поговорить со своим соседом. Этот дом изначально был его. А потом он съехал по соседству. В старом доме жила его дочь с сыном.

– Ну и что здесь такого, – не понимая, произнесла Маргарита. – Семья когда-то решила продать дом, видимо, содержать стало дорого.

– Старик решил продавать дом по несколько иным причинам, – женщина замялась. – Сын его дочери, – он утонул в колодце. А сама дочь покончила с собой. Старик почти не выходит со своей территории. Но он вполне миролюбив. Поговорите с ним. Я думаю, будет лучше, если вы узнаете историю дома, в котором живёте.

Ошарашенная информацией, Маргарита вышла из магазина.

Уже стоя на крыльце перед дверью, молодая женщина смотрела на колодец. В голове всплыло ночное происшествие.

"Возможно ли, что мальчики действительно что-то видели?" – думала она. Но решив, что всё-таки нужно узнать всю ситуацию изначально, а не строить догадки, подпадая под влияние местной страшилки, Рита успокоилась, оставив эту мысль до прихода мужа.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.