книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Ольга Полякова

Нола. Наследие

Глава 1. До Земли рукой подать

– Когда твоя жизнь расписана по минутам и за каждым шагом следят, не давая права выбора – даже для того, чтобы просто оступиться, – возникает вопрос: что же остаётся тебе? Каждый день соблюдать глупые правила и помалкивать?! Вот только такая жизнь не по мне. Я не готова жить по указке. Мило улыбаться, когда на душе тоскливо, отвечать на вопросы, когда порой слово вымолвить тяжко, делать то, в чём не видишь никакого смысла. Плевать, что через четыре года коронация. Отец рядом. Он всегда поможет, подскажет, да и сёстры поддержат в трудную минуту. У меня всё получится. Я уже взрослая и сама могу принимать решения. Сколько можно за мной ходить, делать замечания… преследовать, в конце концов?..

Молодая наследница престола расхаживала по тронному залу и разговаривала сама с собой, пытаясь оправдать своё легкомысленное и безрассудное поведение. Эта хрупкая, худощавого телосложения девушка была чрезмерно уверенной в себе, взбалмошной особой. Она то и дело что-то бормотала себе под нос, отчётливо произнося отдельные фразы.

Тёмные вьющиеся волосы спускались ниже лопаток и нежно окутывали узкие плечи. Густая прямая чёлка практически закрывала брови, немного не добравшись до зелёных глаз, временами сверливших стену с тронными часами. И всё же в хрупком теле чувствовалась уверенность и сильная воля.

Девушка нервничала, и это выражалось в каждом её движении. В слабом румянце, проступившем на щеках. В том, как она перебирала тонкими пальцами и закусывала нижнюю губу, отчего на левой щеке у неё появлялась глубокая ямочка. Вышагивая по огромному пустому залу, от одной стены к другой, она ждала, когда придёт отец. Подол длинного жёлтого платья из гладкого атласа волочился по узорной мозаике.

На витражах переливами играли яркие лучи света, проникающие через большие окна. Солнце напитывало серые, мрачноватые стены, наполняя комнату теплом и светом. Из окна открывался дивный вид на сад. При дневном свете сад украшала густая зелёная листва аккуратно подстриженных кудрявых кустов, заполняющая каждый сантиметр пространства, оставляя нетронутыми лишь узкие протоптанные дорожки. Но стоило солнцу скрыться за горизонтом, как прекрасный сад оживал и превращался в мерцающее полотно. Ночные бутоны распускались, и, словно светлячки, загорались разными цветами их сердцевины.

На западе виднелась парящая над землёй, окутанная облаками Поклонная гора. Это было излюбленное место уединения и покоя юной наследницы. Его нельзя было назвать тихим, потому что бурлящая вода сильнейшим водопадом разбивалась о камни. Но только там Наоми чувствовала себя легко, спокойно и умиротворённо. Погода располагала к хорошему настроению, однако в царстве Риона витало напряжение.

«Каким будет решение? Мой бедный папочка… Переполнилась ли чаша терпения? Простит ли он меня на этот раз? – мысленно причитала Наоми. – Но ведь он мудрый правитель целой планеты. Не в его правилах принимать поспешные решения. А если серьёзно, мой поступок был не так уж и ужасен. Да, я пыталась украсть посох, но ведь не просто так. У меня был план и серьёзные намерения. Гай уже больше недели находится на Нарге, в группе мятежников Хлоса. Я должна его освободить. Уверена, ему там плохо, а бездействовать никак нельзя. Но разве отец станет меня слушать? Моё время править ещё не пришло. К тому же Гай не без причины туда попал. Как же всё неоднозначно… Это просто невыносимо!»

Наоми вела внутренний активный диалог, несмотря на отсутствие собеседника. Продумывая каждое предложение, она подбирала нужные слова, которые смогли бы оправдать её поведение. С одной стороны, она понимала всю серьёзность ситуации, с другой – находила аргументы, дабы оправдать свой поступок.

– О, боги Тиллы созвездия Капос! Как же медленно тянется время. Ожидание, ожидание… Пусть всё закончится скорее.

Продолжая расхаживать по залу, Наоми в очередной раз посмотрела на огромные часы в центре стены. Стеклянную чашу, где находился песок, обвивал дракон с высунутым языком, изрыгающий языки пламени. Передние лапы и шея разместились сверху, а нижние лапы и могучий хвост обвили нижнюю часть часов. Песок вот-вот ссыпется до последней крупицы, а в зал по-прежнему никто не вошёл. Девушка всерьёз заволновалась. В голове проскользнула мысль: «Добром это не кончится».

Как только нижняя чаша заполнилась, часы перевернулись – и дракон оказался поверженным. В коридоре послышались шаги. Тяжёлая мужская поступь, звучавшая в такт каждому удару посоха, становилась всё громче.

Двери распахнулись. В зал вошёл Рион. Это был среднего роста мужчина шестидесяти лет, широкоплечий и с крепким телосложением. Его нахмуренные густые брови и слегка прищуренный взгляд выражали суровое недовольство. Мужчина бросил взор на свою дочь, скромно присевшую на вторую снизу ступень лестницы, ведущую на небольшой пьедестал с троном. Наоми исподлобья и мельком взглянула на отца. Девушка старалась не двигаться, дабы не нарушить тишину, воцарившуюся в зале. Рион молчал, а напряжение тем временем нарастало.

В левой руке Рион держал стальной посох, что и стал причиной раздора в семье. Прямой, с гладким рельефом в виде волн, высотой примерно под два метра, изогнутый книзу. Его наконечник напоминал человеческую ладонь, держащую небесно-голубой камень, светящийся в темноте.

Король был строг в воспитании своих дочерей, но к младшей это не относилось. С детства Наоми всегда ждал серьёзный разговор за какие-либо шалости или провинности. Но за девятнадцать лет она чётко уяснила для себя одну истину: дальше серьёзных разговоров, как правило, не шло.

Вслед за королём в зал вошли шесть старших сестёр наследницы. Им было не привыкать к такому поведению младшей сестры. С того момента, как Наоми исполнилось семь лет, они то и дело собирались в этом зале. Отец отчитывал свою любимицу за шалости, а старшие сестры покорно слушали, стоя в сторонке и изредка перешёптываясь с осуждающим выражением лица. Чем старше становилась Наоми, тем всё менее и менее безобидными были шалости. Рион ставил сестёр в пример младшей дочери, ведь они себе подобного поведения не позволяли. Каждая из них боялась вызвать гнев отца, разочаровать его своим поведением или неверным словом. Наоми была особенной. У неё отсутствовал страх перед отцом и чувство вины за свои проделки. Она была всегда уверена в правильности своих поступков. Многие считали её капризным ребенком, пользовавшимся своим положением, но у Наоми было своё мнение и на этот счёт, которым она ни с кем не делилась.

Рион немного постоял у открытого окна, затем, глубоко вздохнув, решился подойти к дочери.

– Встань. Я хочу посмотреть тебе в глаза. – Голос звучал тяжело. Мужчина говорил очень медленно, будто хотел оттянуть момент наказания.

– Отец, я… – начала было шептать Наоми.

– Молчать! – резко оборвал её Рион. – Мне надоели твои издевательства надо мной и нашей семьёй. Ты постоянно ставишь нас в шаткое положение. Что с тобой не так, Наоми? Чего тебе не хватает, что ты решилась на подобное?

– Я не издеваюсь, я просто… – Девушка попыталась оправдаться, но и в этот раз Рион не дал ей договорить.

– Что просто? Наоми, – отец устало отвёл взгляд, – что ты этим хотела доказать?! Что можешь незаметно ночью пробраться в мои покои и украсть посох?! – Он отошёл от дочери на несколько шагов и посмотрел в сторону, где остальные дети молча стояли, склонив головы, – Он охраняет всех нас от врагов, дарит безопасность всем жителям планеты. И ты, – он резко повернулся к Наоми и указал на неё пальцем, – это прекрасно знаешь. Так ты хотела мне сказать, что уже готова к престолу?

Выдержав небольшую паузу, Рион продолжил монолог.

– Многие пытались совершить подобное, но ты… моя дочь… от тебя я такого предательства никак не мог ожидать. Не так давно твой дружок пытался сделать то же самое. И где он сейчас? – Рион помолчал.

– На Нарге, – покорно отвечала Наоми, не поднимая головы. – Но Гай, он…

– Хватит! – Рион обрывал её на каждом предложении, боясь, что вновь поверит нелепым оправданиям дочери. Быть может, он уже устал от них и пришло время не просто говорить, а действовать. – Я ничего не хочу слышать про этого Гая. Мятежникам не место на Ноле. Он выбрал свой путь и тем самым подписал приговор. Он уже не твой друг детства, он изменился, Наоми. Его правитель теперь Хлос, и Гай подчиняется отныне только ему. – Последние слова прозвучали с сожалением, и тон Риона поутих, мягко переходя в заботливый «папин» голос.

– Я понимаю. – Наоми говорила редкими короткими предложениями, отдавая себе отчёт в том, что одно неловкое слово может повести за собой непредсказуемые последствия. В этот раз она действительно перешла черту дозволенного.

– Раз ты всё знаешь и понимаешь, какого чёрта ты творишь? – Рион снова стал повышать голос. Впервые он разозлился на свою дочь так сильно, что говорил, не стесняясь в выражениях, что было ему совершенно не свойственно. Сестры молча стояли позади, понимая, что этот поступок не пройдёт без последствий. – Видимо, тебе так плохо с нами, что ты тоже желаешь отправиться на Наргу? – Рион сбавил тон, отчаянно выдавливая из себя каждое слово. – Что мне делать, Наоми? Ты не оставляешь мне выбора.

– Отец, такое больше не повторится. Я обещаю, я исправлюсь… – Её глаза покраснели, голос задрожал. Она изо всех сил сдерживала слёзы, но они предательски текли по щекам. Наоми бросила взгляд на сестёр. В их глазах стоял тот же страх, что и у неё самой. Страх неизвестности, непонимания того, что будет дальше…

– К сожалению, я всё это уже слышал. – Рион тяжело вздохнул.

Наоми подошла к отцу и хотела обнять его, но тот резко попятился, не дав дочери подойти ближе.

– Ты не сядешь на трон, пока не осознаешь, насколько безрассудно твоё поведение! – Голос его был твёрд и холоден.

Рион произнёс эти слова и ударил посохом о пол. По залу прокатилось глухое эхо. Повернувшись, он смотрел на то место, где только что стояла его горячо любимая дочь. Наоми испарилась в ту же секунду, оставив после себя лишь лёгкую дымку, которая тут же рассеялась. Только что она стояла перед отцом и вдруг – исчезла.

Мужчина неподвижно стоял на том же месте и смотрел в пустоту ещё несколько минут. Затем он прошёл вперёд и присел на ступень. Его плечи осунулись, будто под тяжестью незримого груза, он молча смотрел в пол, пытаясь осознать произошедшее.

– Отец? Где она? – Асия, шестая по старшинству дочь Риона, была особенно близка с Наоми. Их связь родилась с появлением наследницы на свет. Они за сотни километров могли чувствовать друг друга. Будь то всплеск адреналина, радость или негативные эмоции – девушки чувствовали всё. Нет, они не читали мысли, но эта связь могла подсказать одной сестре, что другая в опасности. Неудивительно, что именно Асия первой забеспокоилась.

– Ты отправил её на Наргу? – не дождавшись ответа, включилась в беседу Киана, старшая из дочерей.

– Ну что ты, милая. – Рион подошёл к девушкам. – Я бы никогда так не поступил, как бы сильно на неё ни злился. – Он успокаивающе погладил по плечу Асию. – Ни за что не посмел бы.

– Тогда где же она? – продолжила Киана, сделав шаг к отцу.

– В более непредсказуемом месте. И так далеко отсюда… – Рион повернул голову в сторону открытого окна. – Она на Земле.

Сверкнувший в вечернем небе Бёрнаби луч пролетел молниеносно, словно падающая звезда, оставляя лишь едва заметный след. Звездопад в этом городе не редкость, а потому он не привлёк внимания местных жителей, суматошно бегающих по магазинам и торговым центрам в преддверии Рождества.

Крупный город с населением примерно в двести пятьдесят тысяч человек был расположен в Канаде, в провинции Британская Колумбия, и являлся транспортным центром между городами Ванкувер и Нью-Уэстминстер.

Поздним вечером в лесной чаще Центрального парка было темно, безлюдно и холодно. Среди густых деревьев на промёрзшей земле приходила в сознание молодая наследница.

– Моя голова просто раскалывается. – Это было первое, что смогла произнести Наоми после непростого приземления. Лёжа на снегу, она обхватила голову руками, крепко сжимая большими пальцами виски. – А это ещё что? – Наоми сморщила нос. – Прямо на лицо падает. Мокрое, холодное… Ну здорово, снег. Бр-р-р. – Размахивая руками, она попыталась уклониться от назойливых снежинок. Но, перестав судорожно отмахиваться, разглядела по-настоящему интересную картину – на чернильном небесном полотне большими воздушными хлопьями пританцовывали снежинки, медленно опускаясь на землю. Наблюдать за чудесным природным явлением было увлекательно, но холод начинал пронизывать тело девушки и возвращать её в реальность.

Наоми лежала на снегу. Она всё ещё не могла поверить в то, что с ней произошло. И в то, как с ней это могло произойти. «Страшный сон. Это всё страшный сон, который слишком реалистичен». Поднявшись на ноги, наследница Нолы осмотрелась и отряхнула свою одежду от снега. Разглядеть что-то в парке в это время суток было крайне сложно. Вокруг лишь деревья, а за ними темнота, и ничего не видать дальше вытянутой руки.

– Отец! – крикнула девушка, подняв голову к небу. – Хорошо! Я всё осознала. – Наоми замолчала, и в парке воцарилась прежняя тишина. – Ну прости меня! – вновь выкрикнула девушка. – Я так больше не буду. – Эту фразу она произнесла тихо – точнее, как обиженный ребёнок, пробормотала, опустив подбородок.

Ответа не последовало. Она ещё не знала, что расстояние, разделяющее её дом и планету Земля, насчитывало сотни тысяч световых лет. Поэтому крик юной девушки могли услышать только живущие в парке белки да еноты. Пришло осознание того, что она одна, далеко от дома, на чужой планете. В момент по телу пробежали мурашки, тело окатило холодом, который сменился жаром, ударив в самый затылок. Волна адреналина прокатилась по всему телу. Девушка вздрогнула, смахнула волосы с лица.

– Всё хорошо. – Она сделала глубокий вдох, а на выдохе развела руки в разные стороны. – Я найду дорогу домой. Со мной всё будет хорошо. Надо лишь понять, где я сейчас нахожусь и как отсюда выбраться.

К зимнему путешествию наследница оказалась совершенно не готова. Она вмиг окоченела в своём атласном платье. Вышитая на груди королевская эмблема, в виде пышного зелёного древа и лежавшего подле ствола посоха, промокла и прилипала к телу, создавая мерзкое ощущение покалывания. Тонкий кожаный ремень, свисающий с бёдер, быстро покрылся снежинками. Даже странный предмет, напоминающий небольшую тонкую трубку и висевший на ремне, был покрыт мокрым белым слоем. Платье стало колом за несколько минут, проведённых на снегу. Наоми пронизывал такой холод, будто десятки игл вонзались под кожу.

В этом году зима в Бёрнаби выдалась жутко холодной. Температура временами опускалась ниже нуля и держалась по несколько дней. Стояла середина декабря, снег, казалось, не прекратится никогда, а к вечеру крепчал мороз и поднимался ветер. Синоптики безнадёжно повторяли, что в ближайшее время потепления не предвидится.

«Куда идти? Что делать? Как вернуться домой?» Один за другим вопросы проносились в голове, и их невозможно было разложить по полочкам. Растерянность, безвыходность, отчаяние – все чувства разом охватили юную наследницу. И нет рядом ни отца, ни сестёр. Никого, кто смог бы помочь.

Холод и время постепенно приводили мысли в порядок. Пришло осознание происходящего, понимание того, где она находится, и первые решения. Определённо нужно было выбираться из тёмного парка в город, ближе к людям.

– Ну спасибо, папа. Знаешь ведь, как я не переношу холод. Уж если разозлился на меня так сильно, то мог бы отправить куда-нибудь, где тепло и светит солнце! Я даже рук не чувствую. – Подышав на пальцы, Наоми скрестила руки на груди, попытавшись максимально спрятать их от мороза.

– Куда мне идти? – злобно крикнула девушка, обращаясь к небу. Она сердилась всё сильнее от невозможности что-то изменить и вернуться домой. Но вновь ответа не поступило. «Может, как-то связаться с Асией? – проскользнула шальная мысль. – Как это сделать? – Она пожала плечами и продолжила активный внутренний диалог с собой. – Мне нужен местный старец или колдун. Возможно, он сможет помочь».

Наоми злилась. Злилась на всех: на сестёр, на ситуацию, сильнее всего – на отца, но не на себя. Себя она жалела и не хотела понимать, за что ей такое жестокое наказание.

Наконец она вышла из парка и вплотную подобралась к оживлённым улицам. Жизнь в городе кипела, людей и машин было так много, что Наоми поначалу растерялась от суеты, оживлённого темпа и шума. На секунду она зажмурилась, мотнула головой и пошла вперёд. Девушка шагнула на проезжую часть – заскрипели тормоза, зазвучал противный и громкий клаксон автомобиля, который тут же отрезвил задумчивую наследницу, и она отпрыгнула обратно на тротуар. После у неё ещё несколько секунд звенело в ушах.

– Смотри, куда прёшь! – первое, что услышала Наоми после того, как прошёл звон в ушах. Испуганно посмотрев на водителя, она на время застыла, словно подбирая возможные варианты ответа. На самом деле Наоми мысленно сканировала язык, на котором высказался водитель. Через пару секунд она уже готова была ответить ему на местном языке. Но мужчина за рулём махнул рукой и поехал дальше. Такого «радушного» приёма она не ожидала и пока точно не понимала, за что на неё накричал тот недовольный водитель. Возможность общаться на всех доступных языках есть у каждого ноланца и наргийца с рождения. Это как ген, заложенный где-то в недрах мозга, – нужны лишь время и пара слов, чтобы понять и подобрать правильный язык.

Девушка стояла у дороги и смотрела на противоположную сторону улицы.

– Мне точно нужно на другую сторону. Я чувствую, что нужно. – Наоми остановилась и стала быстро оценивать обстановку.

Несколько поворотов головы, и она поняла, как всё работает. Толпы людей по обеим сторонам, светофор, нужный цвет, пара секунд метания – и она уже на другой стороне. Наследницу никогда не страшили проблемы и трудности – скорее наоборот, иной раз она и сама их находила. «Так жить интересней» – подбадривала она себя, когда сталкивалась с очередной проблемой. Но на этот раз никакого интереса не чувствовалось, только страх и обида бушевали внутри.

– Отлично, я на другой стороне. Будто это поможет решить все мои проблемы, – хмыкнула Наоми и направилась вниз по улице. – Столько мыслей в голове, такое ощущение, будто там жуткий беспорядок и я никак не могу его прибрать.

Люди проходили потоком в обе стороны, то и дело бросая взгляды на девушку. Наоми осматривала себя, оборачивалась, снова осматривала, ловила взгляды прохожих и снова пыталась понять, на что они смотрят. Возможно, все эти взгляды Наоми ощущала на себе лишь потому, что была слишком легко одета для зимы, а лицо выражало несколько эмоций одновременно: страх, возмущение и растерянность.

Внешне Наоми ничем не отличалась от людей: невысокого роста, худощавая, но при этом отлично сложенная, ведь статус наследницы означал не только красивые платья и грандиозные приёмы, но и умение сражаться, быть настоящим воином. Она в совершенстве владела мечом и кинжалами, но её любимым оружием всегда оставался лук.

Глава 2. Неизбежному – быть!

Урчание в животе больше нельзя было игнорировать. Чувство голода полностью затмило разум, и думать о чём-либо другом стало невозможно.

Наоми шла по улице, на которой через один располагались кафе, рестораны и бары. Ароматы вкусных, только что приготовленных блюд исходили почти из каждого заведения. Но разборчивая и привыкшая к лучшему во всём девушка с недоверием смотрела на пекарни, закусочные и пабы. Спустя полчаса бессмысленного блуждания Наоми наконец остановилась. Это был «Atlas Steak + Fish», один из самых дорогих ресторанов в городе. Небольшая неоновая вывеска горела ярко-белым светом на чёрном фоне, отчего казалась ещё ярче. Через большие панорамные окна, из которых лился яркий свет, она разглядела диковинные лампы, висящие на золотых прутьях под потолком, и длинные волнистые диваны, обитые кожей. Ресторан был забит гостями. Лакеи – так Наоми определила официантов – суетливо бегали между столиками.

– Этот подойдёт, – решила наследница и приблизилась к широкой стеклянной двери.

Из ресторана вышла молодая пара. Мужчина был в идеальном чёрном костюме, сидевшем строго по фигуре. На девушке была меховая накидка, а на руке блистал браслет, усыпанный бриллиантами. Пара спустилась по лестнице, и наследница поймала оценивающий взгляд незнакомки на себе, когда они проходили к автомобилю. Посмотрев на своё платье, Наоми увидела, что подол потрепался и сильно загрязнился от снежной каши на улице, а рукав на предплечье разошёлся по шву. Волосы, что всегда лежали идеально, растрепались и спутались.

Наследницу не особо смутил её внешний вид, и она вошла внутрь. У порога её встретила хостес – высокая блондинка с приятной внешностью и красной помадой на губах.

– Добрый вечер, мы рады приветствовать вас в нашем ресторане. У вас заказан столик?

Наоми молчала. Она смотрела на дугообразный коридор, ведущий непосредственно в зал ресторана, и вдыхала ароматы, витающие уже на входе. Очевидно, что она прокручивала в голове варианты ответов, но не вымолвила ни слова. Тем временем блондинка уже оценила её внешний вид.

– Мисс… – Девушка выдержала пятисекундную паузу. – У вас что-то случилось? Вам нужна помощь?

– Я бы хотела поесть, – неожиданно выдала Наоми.

– Прекрасно. У вас заказан столик? Назовите фамилию, я посмотрю вас в списках. – Блондинка открыла планшет и красивым наманикюренным пальцем приготовилась начать поиск.

– Заказан? Что? Нет, я просто хочу есть.

– К сожалению, свободных мест сейчас нет. Пятница, сами понимаете, ресторан полон. Но я могу предложить вам подождать у бара – как только освободится столик, мы вас пригласим.

Наоми попятилась, пока не упёрлась спиной в дверь. Развернувшись и не попрощавшись, она быстро покинула заведение. Её распирало множество чувств: обескураженность, разочарование, злость, недоумение, в конце концов. Во-первых, она не привыкла получать отказы и всегда добивалась того, чего хотела. Во-вторых, Наоми искренне не понимала, какие ещё списки нужны, когда её семья – самая почитаемая на Ноле. Одна только эмблема на платье говорит о том, что девушка королевского рода.

Возмущённая, злая и по-прежнему голодная, она топала по улицам. Казалось, ещё малейшая дерзость в её сторону, и девушка не выдержит накала.

– Как меня всё злит на этой планете! – Девушка била кулаком по воздуху. Она ковыляла по улицам и, склонив голову, бормотала себе под нос: – Ну сколько можно надо мной издеваться? Как такое вообще возможно? Дома, как только я что-то захочу, то тут же получаю. Всё так просто, меня все знают, никаких препятствий и забот. Не знаю, что мне делать дальше. Я устала, замёрзла, голодна и всё больше начинаю ненавидеть это место.

Несмотря на поздний час, в городе было довольно светло. Улицы освещали жёлтые фонари и яркие неоновые вывески. В это время торговые витрины соревновались в том, какая из них лучше, ярче и экстравагантней.

Размышляя, наследница склонила голову и просто шла вперёд с небольшим потоком людей, обняв себя за предплечья, чтобы хоть чуть-чуть согреться. Чем дольше она бродила по кварталам, тем меньше становилось прохожих на улицах, но её это совсем не волновало. Внезапно девушка почувствовала толчок в грудь. Удар был сильный, потому что человек, который в неё врезался, смотрел в телефон, крепко сжимая его в руке.

– Смотри, куда идёшь! – возмущённо бросила наследница. Она быстро училась, поэтому, не растерявшись, сразу сообразила, как ей нужно говорить, но в ответ услышала нечто неожиданное.

– О, простите меня. Я, видимо, засмотрелся и вас не заметил. Вы как? В порядке? Не ушиблись? – зазвучал приятный мужской баритон.

Наконец наследница услышала что-то доброе в свой адрес.

– Не ушиблась, – недовольно протянула девушка, потирая ключицу. – Вам просто повезло. – Возможно, она растерялась от такого внимания, возможно, была слишком зла на всё происходящее, но отвечала сухо и неприветливо.

– Ещё раз простите меня, – всё так же вежливо и мило отвечал приятный молодой человек.

Наоми наконец подняла голову, чтобы посмотреть на наглеца, осмелившегося врезаться в неё.

Перед ней стоял высокий сероглазый молодой человек с волевым подбородком. Его волосы слегка взъерошились от ветра, а кончик носа покраснел от холода. Воротник пальто был аккуратно поднят и тёплый клетчатый шарф в несколько слоёв укутывал шею. Незнакомец всё повторял слова извинения и так мило улыбался, что в уголках его глаз появились морщинки. Наоми ничего не оставалось, как сменить гнев на милость.

– Нет, ничего. Да всё в п-п… порядке. – Девушка путалась в словах, запиналась и никак не могла сформулировать вполне обычное предложение.

Молодой человек поправил свой шарф, ещё раз извинился и пошёл дальше. Обернувшись несколько раз, он бросал на Наоми недоумевающие взгляды. Она так и стояла, застывшая как столб, прижав руку к месту удара и провожая его уходящий силуэт.

Через минуту она пришла в себя и собралась было идти дальше, как вновь столкнулась с кем-то. Это точно была последняя капля, которая переполнила чашу терпения.

«Как же меня всё это злит», – конечно, вслух наследница ничего не произнесла, но желание закричать она сдерживала едва.

На этот раз толчок был намного мягче, и она решила раньше времени не грубить, а для начала посмотреть, кто в неё врезался.

– Простите, я вас не заметила. – Наоми начала разговор первой. Окончательно запутавшись в поведении людей на этой планете, она решила пойти путём сероглазого незнакомца.

– Это вы меня простите, я отвернулась в другую сторону и наткнулась на вас. Совсем не смотрю, куда иду. Синдром рассеянного внимания, если быть точней, – так же вежливо прозвучал в ответ голос незнакомки. Девушка была чуть выше Наоми – кареглазая блондинка с роскошными локонами, небрежно спрятанными под вязаный берет. На её плече болталась большая потёртая сумка. Судя по неровной походке девушки, сумка была тяжёлой. Блондинка выглядела слегка нервозной и дёрганной, будто была обеспокоена чем-то.

– Хорошо. Я вас прощаю, – не стала возражать Наоми.

После таких слов обеспокоенный взгляд незнакомки сменился удивлённым. Не дождавшись ответа, Наоми решила представиться. В конце концов, ей нужно было найти здесь хоть кого-нибудь, кто смог бы ей помочь.

– Я Наоми. Седьмая дочь повелителя Риона и наследница престола Нолы. – Выдав эту информацию, Наоми гордо приподняла подбородок.

– Я Ханна. Очень приятно. – Всё больше округляя глаза, блондинка протянула руку, с головы до ног осмотрев удивительную незнакомку, словно экспонат в музее. Странные слова приветствия она пропустила мимо ушей.

– Просто Ханна? Это всё? – с недоумением спросила Наоми.

– О, простите, где мои манеры. Я Ханна Брокс. Дочь Вильяма Брокса, и единственное наследство, которое мне досталось от отца, это огромная пыльная груда книг. – Блондинка неловко кривлялась и активно жестикулировала. – Простите, это было глупо. Я хотела как вы… В общем, в голове эта фраза звучала лучше.

– Что-то не так? – возмущённо спросила Наоми. Блондинка, не стесняясь, разглядывала её.

– Нет, ммм… нет. Хотя… ммм… вам не холодно? Платье шикарное, нет слов, но я думаю, оно совсем не подходит для декабря. Вам так не кажется? – Ханна не могла успокоиться и постоянно улыбалась, сама понимая, что выглядит глупо.

– Да, то есть нет. Не подходит. И я очень замёрзла. – Наоми потёрла ладони и подышала на них. – А ещё мне совсем некуда идти, и я дико хочу есть.

– Ого, прям как в той шутке, – смеясь, ответила Ханна.

– Шутке? «Может, её подослал отец, может, он решил, что хватит с меня страданий? Если это так, то я скоро вернусь домой». – В душе прозвучал ликующий голос. Наоми так надеялась, что это правда. Её мечтания резко оборвал громкий голос блондинки.

– Ну да, как в той шутке. Хотя неважно, забудьте. Судя по тому, как вы одеты, вам действительно нужна помощь. Вас что, ограбили?

– Меня? Да, ограбили. Это было ужасно, – быстро сообразила Наоми.

Жалостливая история – то, что нужно, чтобы остановиться на время у новоиспечённой знакомой.

– А вы можете мне помочь? – В слове «помощь» Наоми видела только одно значение – «дом». Ну, или, возможно, ужин. На тот момент наследницу могли волновать только эти две вещи.

«Если она предложит помощь, значит, её точно подослал отец», – окончательно замечталась наследница.

– Я здесь живу неподалёку. Могу пустить вас переночевать, с виду вы приличная девушка. Вы ведь не задушите меня во сне? – смеясь, выдала блондинка.

– За что? Вы не сделали мне ничего плохого, – на полном серьёзе ответила Наоми, абсолютно не понимая, почему убийство должно вызывать смех.

– Ну тогда пойдёмте, я как раз из магазина. Сейчас поужинаем, вы отогреетесь и расскажете мне, что с вами произошло.

– Я следую за вами, – покорно ответила Наоми.

Терять ей было нечего, идти некуда, а остановиться в тёплом месте, где есть еда и горячая вода, – просто необходимо. Тем более она была почти уверена, что странная Ханна подослана отцом.

Квартира Ханны находилась в нескольких кварталах от места их столкновения, прогулочным шагом – минут двадцать ходьбы. К тому времени Наоми окончательно устала. Прогулка по чужому городу с всплесками гнева, нервозности и постоянно напоминающим о себе чувством голода оказалась выше её сил. Ноги заплетались, плечи опустились – шаркая ногами, наследница ковыляла за блондинкой, не задавая лишних вопросов, чтобы не спугнуть новоиспечённую помощницу.

– И давайте перейдём на ты. – Это прозвучало как предложение, но Наоми не совсем поняла, о чём Ханна говорит.

– На ты? – переспросила она.

– Ага. На ты. А то мне как-то не по себе. На вид мы ровесницы, а обращаемся друг к другу так, будто я тебя – ну или ты меня – старше лет на двадцать. Сколько тебе лет?

– Девятнадцать, – всё так же покорно отвечала Наоми, не задавая встречных вопросов.

– Мы почти пришли. Вот эта дверь. – Ханна указала на узорчатую железную дверь. Это был многоквартирный дом, находящийся не так далеко от центра города. Девушки зашли внутрь. Ханна поздоровалась с престарелым консьержем, который сидел за высокой стойкой. Наомитоже поздоровалась, решив, что он знакомый её новой подруги.

– А мне двадцать, кстати. Я была права, мы почти ровесницы. Так ты расскажешь мне, что случилось? А в полицию ты обращалась? И почему ты так легко одета? Я так поняла, что ты не местная. Ты что, не смотрела погоду в Интернете, когда ехала сюда? Или у тебя украли только верхнюю одежду? – В этот момент блондинка истерично хихикнула. – Да и сумки у тебя нет, её тоже украли? – Ханна задавала вопросы безостановочно, один за другим. Она даже не давала времени подумать над вопросом, просто говорила, говорила и говорила.

«Неугомонная говорливая особа», – подумала Наоми. Может, на этот раз интуиция всё-таки её подвела, и наследница ошиблась, выбрав в качестве помощницы такую болтушку.

Пока Ханна задавала свои многочисленные вопросы, Наоми, медленно поднимаясь по лестнице, размышляла о правильности своего выбора и совсем не слушала, о чём говорит блондинка.

– Ну так что? – прозвучал очередной вопрос.

– Что? – повторила Наоми.

– Ты что, меня не слушала? Я задала тебе столько вопросов, а ты меня совсем не слушала? – От возмущения голос у Ханны стал слегка скрипучим.

– О, нет-нет, прости, я слушала. Ты спросила, откуда я? – Наоми извинилась. И, чтобы успокоить возбуждённую знакомую, попыталась вспомнить десяток последних вопросов, летевших с огромной скоростью в её сторону.

От вопросов, которые сыпались один за другим, у Наоми сложилось ощущение, что лестница бесконечна. Девушки поднялись на второй этаж и пошли по коридору с выкрашенными в бежевый цвет стенами и затоптанным ковролином. Они подошли к голубой двери не первой свежести с надписью «19В», и Ханна стала копошиться в своей огромной сумке. Перебирая различные предметы, она никак не могла найти ключи от квартиры.

– Да где же они? Я точно помню, что утром положила их в эту сумку. Неужели всё-таки перепутала и оставила в другой? – Добравшись до самого дна, девушка наконец нащупала что-то звенящее и расплылась в улыбке. – Кажется, нашла! – Она вынула огромную связку различных брелоков, на которой красовались всего два небольших ключа.

«Зачем носить такую огромную и явно тяжеленную вещь, на которой висят всего два, на вид очень лёгких, ключика?» – недоумевала наследница.

– Да, это они. Сейчас приготовим ужин и обо всём поболтаем, – снова быстро переключилась на другую тему Ханна.

«И как она это делает? Только что хотела узнать обо мне столько всего, и в следующую минуту я уже ей неинтересна. Может, все же я поспешила с выводами?» У Наоми голова шла кругом, девушка то соглашалась со своей догадкой, то отрекалась от неё. Окончательно запутавшись, она решила просто подождать. Время всё расставит на свои места.

Ханна отворила дверь, и девушки прошли внутрь. Переступив порог, Наоми ощутила тёплый домашний воздух, согревающий её лицо. Сделав глубокий вдох, она будто протащила всё тело через тёплую атмосферу этого жилья. Наконец-то, больше не нужно думать о том, как согреться и куда спрятать руки и нос, чтобы окончательно с ними не попрощаться. После того, как девушка отогрелась, она смогла оценить масштаб своего нового жилища.

Квартирка была, мягко говоря, маловата – совсем не то, к чему привыкла юная наследница. Небольшая гостиная с мягкими цветочными обоями на одной половине и с пудровыми, даже казалось, что грязноватыми, – на другой. Посередине стоял бежевый диван, на котором красовались две маленькие подушки, задекорированные непривлекательными, крупными бусинами. На подлокотнике дивана небрежно лежали вещи хозяйки и серый флисовый плед. Возле дивана расположился низкий и, казалось бы, на первый взгляд, довольно неудобный журнальный столик. У стены, за которой находилась спальня, возвышался большой книжный шкаф, верхушка которого практически доставала до потолка. На стене размещался плоский телевизор. Гостиная плавно переходила в ещё более маленькую кухню, их разделяло одностворчатое окно, выходящее на дорогу. В центре между кухней и гостиной стоял небольшой круглый стол и три абсолютно разных стула. И ещё были две белые двери: одна – ведущая в спальню Ханны, вторая – в ванную комнату. Учитывая положение наследницы, выбирать не приходилось.

– Здесь очень мило, – скромно улыбнувшись, слукавила Наоми.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Ханна. – Я тоже очень люблю свою квартиру. Кстати, вот моя библиотека, о которой я тебе говорила. – Блондинка указала на большой книжный шкаф, загромождённый книгами.

Полки шкафа прогибались от тяжести. Старинный облик выдавал его возраст, деревянные стенки вытерлись, но в целом шкаф выглядел вполне прилично. Многие книги покрылись толстым слоем пыли. За ними явно не ухаживали и не перечитывали уже очень давно – просто покидали в шкаф, лишь бы не мешались под ногами. Коллекция книг действительно впечатляла, не у каждого в доме можно было найти классиков разных времен, а также различные трактовки мифологии, астрологии и документальных исследований, если хозяева, конечно, не являлись истинными ценителями настоящей литературы. Но, судя по выражению лица Ханны, её не впечатляло её собственное «сокровище».

Пока наследница осматривала жилище, блондинка на кухне выкладывала продукты из сумки.

– Я, конечно, всего не читала. Так, только то, что мне интересно, и то давненько. Если быть честной, то всего одну, и до конца не было сил дочитать, так и забросила. А потом то времени не было, то желания. Моему отцу часть этих книг досталась от его отца, а тому – от его отца. Это только та цепочка, которую я слышала, а что было до этого… тайна, покрытая мраком. В общем, семейная реликвия, которая передаётся из поколения в поколение и пополняется книгами, но, судя по всему, на мне традиция и закончится. Лично я в коллекцию свой вклад ещё не внесла. Лучше бы они украшения золотые так передавали, – рассмеялась девушка. – Мне они сейчас нужнее, чем книги, ведь меня снова уволили с работы.

– Снова?

– Да. И не смотри на меня так. В этот раз я точно не виновата, просто начальник оказался козлом. – Ханна нахмурилась и будто ждала от Наоми слов одобрения или поддержки.

– Козлом? – недоумевала наследница.

– Не очень порядочным, – исправилась блондинка. – Ну ничего. Найду другую работу. – Девушка глубоко вздохнула.

– Понимаю, – поддержала Наоми. А у самой в голове крутились мысли: «В этот раз… сколько же их было?» Но наследница не стала дальше расспрашивать о работе.

– Спасибо, – протянула блондинка. – Так приятно, когда люди понимают, о чём я говорю. Видимо, ты тоже сталкивалась с такими, как мой бывший босс. Боюсь, моя мама не будет такой же лояльной… – Ханна была очень расстроена сложившейся ситуацией, хоть и пыталась не подавать виду, маскируя разочарование лёгкой улыбкой. Скрывать такие вещи она не умела, на её лице было написано всё. Возможно, за это девушку и уволили. Ханна была слишком прямолинейна в выражениях и высказывала своё мнение, хоть и знала, что иногда стоит промолчать.

– Не переживай, я думаю, она поймёт и поддержит тебя, ведь она твоя мама. Тем более страшного ничего не произошло. Найдёшь другую работу, сама сказала. – Наоми пыталась поддержать девушку, но этого не потребовалось, потому как через секунду Ханна уже сама сменила тему. Её настроение менялось молниеносно, как по взмаху волшебной палочки.

– Спасибо, Наоми. Как ты относишься к овощному салату? Я его обожаю.

– Когда мы столкнулись на улице, ты сказала, что ты дочь Вильяма Брокса, – перебила Наоми. – А где твой отец сейчас? Он с тобой не живёт? – Наследница стояла у книжного шкафа и рассматривала пыльные книги.

– Он умер три года назад. Они с мамой разошлись, когда мне было пять лет. А когда мне позвонили, я узнала, что он оставил мне эту квартиру. Я переехала сюда спустя год после его смерти, а мама осталась дома, в Бейкер-Лейк.

– Мне очень жаль, – посочувствовала Наоми.

– Я его почти не знала, мы общались только по телефону, и то по праздникам. Поэтому и была удивлена его завещанием. Скорее всего, ближе меня у него никого не было.

– Ты скучаешь по маме?

– Мы часто созваниваемся, всё друг другу рассказываем. Но иногда бывают такие моменты, когда просто хочется её обнять. Просто быть рядом. Начинаешь понимать такие вещи только когда расстаёшься. Нужно ценить каждое мгновенье. Ты меня понимаешь?

– Так на самом деле и есть. – Наоми произнесла эти слова почти шёпотом.

– Но давай не будем говорить о грустном. На чём мы остановились? Ах да, книги. Отец мне говорил, что его дед, то есть мой прадедушка, помешался на каких-то книгах, которые тоже, кстати, есть в этом шкафу, и что он даже прослыл сумасшедшим в определённых кругах. Он был то ли учёным, то ли исследователем, я точно не знаю. Всё время твердил о какой-то теории пришествия инопланетян или что-то в этом роде. Одну из них он сам написал, что-то вроде дневника или автобиографии. Отец рассказывал, что его дед вёл записи. Я, правда, не читала. Мне это неинтересно, да и в инопланетян я не особо верю.

Наоми натянула рукав платья на ладонь и протёрла несколько книг от пыли, чтобы прочитать их названия.

– Не веришь? – спросила она. – Ты позволишь? Не против, если я возьму что-нибудь почитать?

– Да, конечно, бери. А ты веришь, что ли? Ну сама подумай, какие инопланетяне в двадцать первом веке, кому мы нужны? Нет, по телевизору, конечно, бывают программы, в которых инопланетяне якобы украли человека, потом вернули. Что-то с ним делали, наверняка. – Ханна хихикнула. – Но я считаю, что если бы кто-нибудь кроме нас существовал во Вселенной, то к нам бы уже давно пожаловали гости. Но, как видишь, до сих пор никого нет. – Блондинка, улыбаясь, развела руками и приподняла бровь.

– Наверное, ты права. Я тоже подвергаю сомнению подобные высказывания. Если бы существовали, то вы… – Наоми запнулась на секунду и тут же поправилась, – мы бы об этом знали наверняка. – Наследница пыталась говорить так, чтобы её слова выглядели правдоподобно, но скрывала ухмылку.

– Вот именно, у нас ведь такие технологии, что от нас не спрятаться. – Ханна произнесла это с гордостью.

Хорошо, что блондинка ушла на кухню и не видела, как Наоми усмехнулась, услышав эту фразу.

– Всё верно, – качнула головой наследница.

Наоми отвлеклась от изучения книг и проследовала на кухню. Ей было невероятно интересно послушать о том, какие у людей технологии, понимая, насколько эта раса ещё не развита и далека от прогресса. Но первые шаги с их стороны уже сделаны.

– У меня всё готово. – Блондинка поставила на стол большую пластиковую тарелку с салатом. – Сейчас. Где же это? А, вспомнила. – Она открыла верхний ящик, достала большую чёрную ложку для салата, две вилки и положила на стол. Потом извлекла из духовки небольшой противень. – Макароны с сыром. Быстро и сытно. Я их люблю, а ты?

– Обожаю. – Наоми согласилась, хотя понятия не имела, что это и можно ли это есть. Но запах был весьма приятный.

Девушки сели за стол, и Ханна вновь принялась задавать вопросы.

– Ты так и не рассказала, кто на тебя напал. Откуда ты и что тут делаешь? Ты как-то ухитряешься менять темы. Что-то скрываешь? – Блондинка пристально уставилась на девушку, прищурившись.

В этот момент наследница закидывала макароны в рот и, услышав такое, тут же поперхнулась. «Это я-то увиливаю? Тут порой слово не вставить! – подумала девушка. – Абсолютно исключено. Мне нечего скрывать».

В голове замелькали мысли. Нужно было срочно придумать какую-нибудь историю о себе. «И что же мне ей сказать? Мы только что выяснили, что инопланетян не бывает. Не могу же теперь убеждать её в обратном. „Инопланетянка“ – звучит диковинно. Я всего лишь временный визитёр с добрыми намерениями, ждущий своего часа, чтобы поскорее убраться отсюда».

Наоми решала, говорить ей правду или нет, и не заметила, как застыла с вилкой во рту.

– Эй, ты чего? – дернула её за руку Ханна. – Не хочешь вспоминать об этом?

– Мм… нет, всё в порядке. Я просто устала. Столько всего произошло, слишком тяжёлый день для меня. Давай просто поедим, а завтра я тебе всё расскажу. Хорошо?

– Конечно. Как скажешь. Я тебя понимаю, ты в другом городе, тебя ограбили, замёрзла… Сейчас закончим с ужином, и я постелю тебе на диване. – Ханна взглядом указала на диван. – Это, конечно, не двуспальная кровать, но всё же лучше, чем ничего. И, кстати, тебе ведь не в чем спать. Я дам тебе свою пижаму.

– Превосходно. Нет, правда, то, что нужно. – Наследница слукавила, взглянув краем глаза на захудалый диванчик, стоявший недалеко от окна. Она хотела домой, на свою большую мягкую кровать, застеленную шёлковыми простынями. Утонуть во множестве подушечек и накрыться пышным и лёгким одеялом. По сравнению с её кроватью этот диван просто бревно с покрывалом. Но что поделать, выбора у неё не было, поэтому стоило забыть про королевские замашки и радоваться тому, что есть. Отец, наверно, сейчас был бы доволен. Наоми не капризничала, не канючила, а настойчиво и терпеливо ждала, пока не закончится этот фарс и Рион не вернет её домой.

«Надеюсь, всё так, как я думаю. Отец просто хочет посмотреть, как я справлюсь со всеми навалившимися трудностями. Он проверяет меня на прочность. А я безупречна. Значит, скоро домой». – Наоми смотрела, как Ханна доедает макароны, и мечтала, что блондинка ей вот-вот подмигнёт или подаст какой-нибудь знак.

Закончив ужинать, блондинка убрала со стола и принялась застилать диван. Наоми в этот момент в ванной комнате переодевалась в спальную одежду. Рассматривая себя в зеркале, девушка понимала, как нелепо она выглядит в этой клетчатой фланелевой пижаме. Но Наоми готова была пойти на любые жертвы, только бы поскорее вернуться домой. Наследница не рассчитывала на то, что ей всё-таки придётся ночевать на этой планете. Но если её отцу так угодно, то так тому и быть. Девушка вышла из ванной комнаты и увидела, что на диване уже всё готово, а уставшая Ханна с полузакрытыми глазами стоит около двери в свою спальню.

– Спокойной ночи, Наоми. Я сегодня рано встала, поэтому жутко хочу спать. А завтра продолжим наш разговор и решим, что с тобой делать.

Ханна отправилась к себе в комнату, махнув рукой по выключателю. В квартире стало темно, и Наоми осталась одна в гостиной, куда сквозь небольшое окно проникал свет одинокой луны.

Как только наступила тишина, сон покинул уставшую наследницу. Ворочаясь на маленьком диване с боку на бок, она никак не могла уснуть. Наоми встала и подошла к окну. Она смотрела на улицы, на редкие проезжающие машины, на яркие фонари и думала о своей семье.

Глава 3. То, что знают двое…

«Интересно, как там отец и сёстры? Как мне вернуться домой? Что вообще для этого нужно сделать? И нужно ли что-то для этого делать? – Девушка медленно вышагивала по тёмной комнате в одиночестве и размышляла обо всём, что лезло ей в голову, стараясь не шуметь. – Может, это вообще всё сон и, чтобы вернуться домой, нужно просто проснуться? Но уж очень сон правдоподобный. Слишком много совпадений с этой Ханной. Как-то быстро она мне доверилась, впустила к себе домой… Может, стоит ей рассказать? Может, она именно этого и ждёт?»

Поразмыслив пару минут, Наоми всё же решилась. Подойдя вплотную к спальне Ханны, девушка мягко и неуверенно провела пальцами по двери. Звука не получилось, и она проделала то же самое, но уже ноготками. Услышав шорох за дверью, Ханна отворила и от неожиданности, увидев девушку так близко, отступила.

– Ты чего, Наоми? – Ханна сделала глубокий вдох. – Ты меня так заикой оставишь. – Тут же усмехнувшись и выдохнув, она успокоилась.

– Мне нужно тебе что-то сказать, – медленно начала Наоми.

– Сейчас час ночи, до утра это никак не подождёт? – насупилась сонная блондинка.

– Нет. Я не могу уснуть, – настаивала Наоми. – Ты только выслушай и не перебивай, а главное, не пугайся.

– Ну ты даёшь, теперь мне не по себе, – настороженно ответила Ханна. – Ты не та, за кого себя выдаёшь? Ну, рассказывай, ты беглая преступница? Тебя ищет полиция? Кто ты? И что делаешь в Бёрнаби?

– Погоди, Ханна, – попыталась усмирить её Наоми. – Во-первых, никакая я не преступница и меня никто не ищет. Ну, кроме отца и сестёр, я надеюсь.

– Ты сбежала из дома? Тебя ищет отец? – продолжала частить с вопросами Ханна.

– Просто выслушай меня, Ханна. Сможешь? – Наоми сделала паузу. – Ты ведь не даёшь сказать ни слова. А поверь мне, сказать такое непросто.

Наоми окончательно ввела девушку в ступор. Ханна прошла в гостиную, села на диван, обняла декоративную подушку и, поджав под себя ноги, приготовилась внимать всему, что расскажет ей странная девушка.

– В общем, я не совсем из этих мест, – неуверенно начала Наоми.

– Ну, я в курсе этого, ты очень плохо ориентируешься, – усмехнулась и снова перебила блондинка. – Когда мы шли по улице, ты озиралась по сторонам. Понятно, что для тебя всё здесь в новинку.

– Ханна! – напряглась Наоми.

– Всё-всё, молчу. – Девушка прикрыла рот рукой.

– Я совсем не из этих мест… Как бы это сказать. Мой отец – правитель. Он очень хороший человек, и то, что сделал, он сделал не со зла. Просто я частенько его доводила, вот Рион и сорвался. Но не это главное. Главное, что я хочу вернуться домой и на него совсем не злюсь. Я ведь понимаю, какой у меня трудный характер и что всё это только моя вина. Ты скажи ему, что я всё осознала, что я исправилась и готова вернуться. – Наоми замолчала. Она смотрела на застывшую с открытым ртом девушку, которая не могла вымолвить ни слова. – Теперь можешь говорить.

– Да я бы с радостью, но я ничего не поняла. Ты не из Канады вообще? Твой отец правитель чего? Страны, государства, республики? И что он такого сделал, не пойму?

В этот момент Наоми осознала, что все её догадки насчёт помощницы были лишь её желанием, а не действительностью. Ханна абсолютно не понимала, о чём идёт речь.

– Нет, – выдохнула Наоми, – я не из Канады. И даже больше, я вообще не с этой планеты. И да, мой отец правитель, только не страны, не республики, а целой планеты Нола. Я наследница трона. И за мои ошибки он случайно – а может, и не случайно – сделал так, что я оказалась здесь. И я думала, что ты – та, кто сможет мне помочь или связаться с Рионом. – Наоми говорила отрешённо. Она повернулась к Ханне спиной и сделала несколько шагов по комнате. Девушка была разочарована – теперь ей нужен новый план.

– Что за бред?! Ты с другой планеты? Издеваешься? Какая, к чёрту, наследница? Мы пару часов назад говорили про инопланетян, и ты полностью поддержала моё мнение об этом. А сейчас ты мне говоришь, что сама из этих? – Ханна обвела руками в воздухе непонятную фигуру и выдержала паузу. – И ты думаешь, я тебе поверю? Так, я всё поняла, ты сумасшедшая. Отлично! Я впустила сумасшедшую в свой дом. О чём я только думала? – Ханна вскочила с дивана и схватилась за голову. – И чем это я могу тебе помочь, интересно? Вызвать санитаров? – Она нервно размахивала руками, пыталась прийти в чувство после услышанного. Глазами ища телефонную трубку, она с ужасом вспомнила, что оставила её в своей спальне.

– Ханна, Ханна, успокойся и выслушай меня. Я не сумасшедшая. – Наоми схватила девушку за руки и попыталась умерить её пыл. – Я просто пошутила.

– Что? – не могла поверить в это блондинка. – Ты пошутила надо мной? Но зачем? Зачем ты так?

– Прости. Мне не спалось. Я подумала, возможно, ты тоже не спишь. Мы говорили об инопланетянах, другой идеи в голову не пришло. Ты прости меня, пожалуйста. Глупая шутка.

После этих слов хозяйка квартиры потихоньку стала дышать ровнее.

– Так, давай разберёмся, – разведя руками, Ханна попыталась утихомирить свои эмоции. – Ты не с другой планеты. Отлично. Это всё шутка, чтобы нам всем стало веселее. – Блондинка криво улыбнулась. – Теперь, когда мы все посмеялись, мы можем пойти спать. Да?

– Да, конечно. Ещё раз прости меня. – Наоми проводила девушку в спальню. – Теперь я вижу, как это не смешно и очень даже глупо.

– Знаешь, давай больше не будем так шутить, у меня ведь и удар мог случиться. Ладно, забудем об этом, давай спать. – Ханна отправилась в спальню и на всякий случай задвинула щеколду на своей двери.

Наоми снова осталась одна в гостиной, размышляя о том, как всё неловко получилось – не нужно было ей говорить всего, тем более в первый день знакомства.

Первый день на этой планете показался для Наоми вечностью. Складывалось впечатление, будто она не была дома уже очень давно. Больше всего она скучала по своим родным, по своим сёстрам. Наоми легла на диван. Луна светила так ярко, что казалась чистой и ровной, будто без единого кратера. В ближайший час наследница пыталась заставить себя уснуть, но каждая попытка разбивалась о новые размышления. Как только девушка перестала стараться, сон тут же пришёл.

Ей снился дивный сон о том, как она, маленькая, со своей сестрой Асией гуляет у подножья Поклонной горы. А где-то неподалёку за ними наблюдает отец. Наоми окутало чувство спокойствия и умиротворения.

Глава 4. Раскаяние

В огромном зале с резными высокими колоннами не находил себе места Рион. Наматывая круги от окна до центра зала и обратно, изредка присаживаясь на свой трон, мужчина никак не мог поверить, как же он такое допустил. Как всё вышло из-под его контроля?

Неподалеку от трона, у стены, собрались шесть его дочерей. Они стояли молча, боясь вымолвить хоть слово, ведь в любую минуту Рион мог сорваться и отправиться за своей дочерью, наследницей Нолы, на Землю. И тогда, пусть даже и на время, целая планета и её народ могут остаться без правителя и без посоха, а значит, беззащитными. Рион был связан по рукам и ногам, и это ещё больше его тяготило.

За время его правления бывали различные сложности, но, благодаря своей мудрости и взвешенным решениям, Рион всегда с достоинством находил выход. В этот раз всё иначе. В этот раз проблемой оказалась его родная дочь, и, как он ни старался, выхода не находил.

– Отец, не волнуйся, с ней всё будет в порядке. Я в этом уверена. – Тишину нарушила Киана, самая старшая сестра. – Она столько раз попадала в переделки и всегда выходила из них с высоко поднятой головой. Ей пойдёт это только на пользу. Ты ведь сам хотел, чтобы она повзрослела и стала ответственной. Возможно, это как раз то, что ей необходимо.

Киана пыталась успокоить отца, чтобы тот, в свою очередь, не принял поспешных решений. Хватало того, что будущая правительница где-то там, за миллионы километров, и как вернуть её обратно, пока оставалось загадкой.

– Я благодарен тебе, Киана, что ты поддерживаешь моё решение. Но я осознаю, насколько оно было необдуманным и резким. Надеюсь, твои сестры того же мнения, что и ты. – Рион кинул взор в сторону, где стояли остальные дочери, смиренно молчавшие и не встревающие в разговор. – Я, определённо, хочу, чтобы Наоми стала более мудрой и ответственной. Чтобы она с достоинством приняла корону и трон. Но не такой ценой и не вдали от дома и родных. Мне тяжело даже представить, как она там и что с ней.

Рион продолжал ходить из стороны в сторону и корить себя за происходящее. Киана, как ни старалась, ничем не могла ему помочь.

«Такими темпами он вскоре решит, что плохой отец», – промелькнуло в голове у Кианы.

– Не накручивай себя, папа. Вот увидишь, Наоми найдёт путь домой. И гораздо раньше, чем мы думаем. Просто дай ей несколько дней. Для неё это ещё одно приключение, которое мы потом будем вспоминать все вместе и смеяться. Это превратится из кошмара в очередную байку с проделками Наоми.

– Киана, ты самая старшая и, без сомнения, самая мудрая моя дочь. – Рион подошёл и аккуратно провёл рукой по её щеке. – Ты так похожа на свою мать.

Киане достались многие черты лица матери, Миры: тёплого цвета большие карие глаза, острые скулы, чарующая улыбка. Каждая чёрточка на лице дочери напоминала правителю жену. Высокий рост и светло-русые волосы только подчеркивали схожесть.

– Я безумно горд тобой, – продолжал Рион, – но не отрицай тот факт, что с нами такое впервые. Никто из моих дочерей не проходил через подобные испытания. Мира бы этого не одобрила.

– Мне лестно слышать, отец, что ты гордишься мной. Но, насколько бы мы не были мудры или мужественны, Наоми – единственная наследница трона, и выпавшее на её долю испытание только укрепит её дух. Как бы она ни отрекалась от трона, он всё равно ждет её, и ей придётся с этим смириться. – В словах девушки чувствовалась нотка разочарования, которую она тщательно пыталась скрыть.



Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.