книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

«Желание мести – чувство, которое часто приносит больше зла обиженному, чем тому, кто заставил его страдать.»

Джеймс Фенимор Купер, "Зверобой"

***

Тиаре сидела на подстилке из перегнивших листьев и поломанных веток, сжимая в руке окровавленный кинжал. Её длинные чёрные волосы спутались, в них застряла листва и копошились мелкие жучки. Акаму лежал недалеко от неё. Его глаза были широко открыты, не то от ужаса, не то от удивления. Девушка судорожно втянула воздух и позвала его. А может быть закричала? В тщетных попытках вспомнить о том, что здесь произошло, она приказала своим ногам пошевелиться. Безуспешно. В голове лишь сейчас немного прояснилось. Ей чудились крики и тени вокруг. От вида крови снова замутило. Кожа на шее невыносимо горела, будто после укуса пчелы, а в висках – стучали тысячи молоточков. Она посидела ещё немного, наконец выпустила кинжал и попробовала встать. Туман снова заволок сознание, крики и тени заметались вокруг. Девушку водило из стороны в сторону. Тьма опять затягивала. Последнее, что Тиаре смогла почувствовать, как чьи-то сильные руки подхватили её, не дав упасть на зловонную листву.

***

Куантро̀ Скай стоял на палубе «Пеликана» и в последний раз проверял: туго ли набита табаком его миршамовая трубка и хороша ли тяга мундштука. Задумчиво разгладив усы, местами тронутые сединой, он закурил.

"Как только шлюпки спустят на воду – расслабиться будет некогда."

Впереди, проступая сквозь дымку, уже виднелись зелёные горы островов и сияющая голубизной вода прекрасных лагун. Скоро они прибудут. Мсье Скай пристально вглядывался в береговую линию и от этого мелкие морщинки вокруг его глаз, янтарных как плоды перуанской вишни, собирались веерообразными складочками.

Он раздумывал над тем, чтобы почитать книгу, пока есть время, а то эта абсурдная статья о мальчике из Южной Америки, который способен передвигать вещи силой мысли, слишком долго занимала его разум. За спиной Куантро раздались шаркающие шаги.

«Бедолага», – подумал про себя мужчина, когда его несчастный секретарь, Бартоломео Дюран, бледный и изнуренный, подошёл к поручню и в который раз скорчился в приступе морской болезни.

– С вами всё в порядке, друг мой?

– Насколько это применимо к данной ситуации, мсье, – жалобно выдавил его собеседник и снова перегнулся через борт.

– Возможно, вам бы помог виски, если бы только вы его пили. До сих пор не могу поверить в то, как ловко вы обманываете всех, делая вид, что глотаете содержимое стакана. Надо бы и мне поучиться, – хохотнув, восхитился Куантро.

– Как хорошо, что вы не мой лекарь, мсье, – тихонько пробубнил секретарь.

Вот уже два года Куантро путешествовал по тем странам, куда его давно приглашали многочисленные друзья и бывшие сослуживцы. В данный момент их с Бартоломео корабль прибывал к берегам Полинезии, точнее к одному из многочисленных островов, куда Куантро давно зазывал старый друг – Эмиль Огюст Жерар – являющийся заместителем губернатора французских поселений в Океании. Примерно через час «Пеликан» встал на якорь, и моряки оживленно засуетились, выполняя приказы капитана.

***

– Добро пожаловать! – радостно воскликнул круглолицый мужчина, поднимая свою зелёную шляпу над морем людских голов, наводнивших причал. Солнце высветило его редкую рыжую шевелюру и отразилось от залысины на затылке.

– Эмиль! Как же я рад тебя видеть! – ответствовал Куантро, крепко обняв товарища, когда он, не без помощи двух полицейских, смог протиснуться сквозь толпу снующих туда-сюда людей.

– Ты встречаешь меня самолично? – не без удовольствия уточнил мсье Скай.

– Конечно. После того, как ты трижды откладывал визит, я уж боялся, что ты не доберешься до моего порога, – засмеялся Эмиль. – Ну что, пойдем? Мадам Жерар уж заждалась нас с ужином.

– Постой, я не представил тебе моего секретаря. – Куантро оглянулся в поисках исчезнувшего Бартоломео и обнаружил его сидящим на их багаже. Мужчина прикрывал рот и нос платком, в попытке не слышать запаха, идущего от корзин с уловом, которые рыбаки выгружали из лодок. Куантро окликнул его.

– Прошу простить мой вид, мсье Жерар. Я, как выяснилось, плохо переношу морские путешествия, – проговорил Бартоломео, когда с представлениями было покончено.

–Так какого черта вы доплыли аж сюда, мсье Дюран?

Куантро положил руку на плечо секретаря и ответил вместо него:

– Порядочность и проклятое чувство долга не дают Бартоломео бросить меня на другом конце света. Так и мучается!

Мсье Жерар одобрительно кивнул и пригласил следовать за собой к фиакру, ожидавшему на берегу. Когда вещи были загружены, а гости уселись на свои места, Эмиль отдал поручения полицейским, а сам забрался на место кучера.

– Все готовы? А то дороги у нас тут далеки от парижских! – сказал он и развернулся, собираясь хлестнуть лошадей.

Куантро утвердительно ответил и стал осматриваться. Воздух был напоён запахами океана и шумом голосов предлагавших что-то купить, продать или обменять. Он вдохнул полной грудью и улыбнулся, ведь его давняя мечта о посещении островов наконец-то сбывалась.

– Мсье Скай! Мсье Куантро Скай! – Оклик со стороны причала прервал его раздумья.

К их фиакру торопился, пробираясь через толпу, растрёпанный молодой человек. В правой руке он держал папку и периодически ею размахивал, стараясь привлечь к себе внимание. Куантро невольно отметил, что круглые очки бегущего были перекошены, ботинки и брюки – испачканы грязью, правая подтяжка нелепо болталась, а рубашка была явно не свежей.

– Мсье Скай, прошу вас! Выслушайте меня!

Один из полицейских выступил вперед, преградив ему путь, и грубо схватил за руку молодого человека. Куантро собрался было попросить Эмиля придержать лошадей, но повозка резко рванула с места, подняв облако пыли и оставив юношу позади.

К моменту их приезда в дом заместителя губернатора, солнце уже клонилось к западу. Эмиль устроил своих гостей с наивысшим комфортом, который только мог предложить остров. Его двухэтажный особняк был построен из дерева и стоял на крепком каменном фундаменте, в отличие от большинства других строений островитян, именуемых «фаре» – простых прямоугольных домов с двускатной крышей из жердей, травы и листьев. Дом располагался в поселении французов, примерно в получасе езды от порта, и совсем недалеко от нескольких селений местных жителей. Большинство соседних зданий были смешением местного колорита и европейских достижений в архитектуре. Флора и фауна этих островов была достаточно бедна, а климат – жарким и влажным, что, собственно, и вело к отсутствию необходимости в крепких стенах, застекленных окнах и прочих атрибутах, столь необходимых европейцу.

***

– Друг мой! – обратился Куантро к хозяину дома, когда уже поздно вечером, досыта наевшись, они сели в гостиной напротив распахнутого окна и закурили трубки. – Какой-то молодой человек хотел переговорить со мной в порту, когда мы отъезжали, но, увы, полицейские задержали его, а ты не услышал моей просьбы остановиться из-за грохота повозки.

– О! Твоя слава несравненного детектива бежит впереди тебя, дорогой Куантро! Я думал, ты привык к такому в Париже. Не стоит обращать внимания, это наверняка кто-то из твоих поклонников. Небось хочет попросить найти пропавшую брошь его бабушки или что-то в этом роде, – захихикав, сказал Эмиль. – Весть о твоём прибытии разнеслась по островам быстрее ветра.

– Что же, мне, конечно, льстит, что ты такого мнения о моей славе, но  отвлечь меня тебе не удалось. Я не мог не заметить, что несколько полицейских сопровождало нас в порту. Да и возле твоего дома дежурят не менее пяти.

Эмиль перестал улыбаться и задумчиво выпустив дым, покивал головой.

– Неспокойно у нас. Именно поэтому перед твоим отплытием из Чили я попросил тебя прибыть не на Таити, как мы ранее договаривались, а сюда, на Хуахине, где безопаснее.

– А что могло угрожать моей безопасности на Таити?

– Королева Помаре – стара. Местные тревожатся за своё будущее. Французский протекторат под вопросом. Боюсь, волнения неизбежны. В отличие от других островов, здесь люди к нам более доброжелательны. Они уже не считают нас захватчиками и теми «кто пришел их заразить», – мужчина вздохнул. – Завтра я тебя познакомлю с главой местной общины полинезийцев. Он – мостик между нами, европейцами, и местными благородными дикарями, – усмехнулся мсье Жерар, снова выдыхая дым, – Губернатор Жузлар держит оборону на Таити, а меня просил развлекать вас, сударь. И кстати, он просил передать…

 Эмиль встал с кресла и проследовал к резному деревянному шкафу.

– Вот, это вам, мсье Скай! – торжественно произнес он и протянул детективу увесистую бутыль коричневого стекла. Этикетку украшала витиеватая надпись: ликер «Трипл Сек Куантро».

– Я оценил иронию. Будь добр так и передать губернатору, – усмехнулся Куантро, принимая бутыль. Свои расспросы он решил отложить до греческих календ. Остаток вечера друзья провели за приятной беседой, бутылкой отменного чилийского вина, привезённого Куантро, и поеданием экзотических фруктов.

***

Рама окна гостевой спальни на втором этаже снова издала скрип. Тёмная фигура почти беззвучно проскользнула внутрь. Внезапно комната осветилась, и незнакомец обернулся.

Куантро с халатом на плечах, неподвижно сидел в кресле у керосиновой лампы, направив револьвер на непрошеного гостя. За спинкой кресла мсье Ская расположился Бартоломео, в пижаме и с мушкетом наизготовку. Папка выпала из тонких пальцев молодого человека и приземлилась на пол между Куантро и его гостем.

– Мсье Скай, мсье Дюран… Я всё могу объяснить… Прошу вас… – дрожащими губами проговорил молодой человек.

Куантро внимательно осмотрел визитера и, узнав в нём того самого юношу из порта, опустил револьвер.

– Бартоломео, не принесете ли мне чаю? А то что-то в горле пересохло.

Бартоломео сощурил глаза и ещё немного подержав взломщика на мушке, недовольно хмыкнул. Затем он опустил ружьё и вышел, так и не проронив ни слова.

– У вас есть пять минут, молодой человек. Боюсь, хозяин этого дома будет к вам не так благосклонен, как я.

Юноша немного расслабился и опустил руки. Потом будто опомнился, ещё раз извинился, и, приговаривая: “сейчас, секундочку”, бросился на пол собирать в папку разлетевшиеся бумаги.

– Сядьте, прошу вас!– сказал Куантро повелительным тоном и указал на стул напротив себя. – Как вас зовут? Кто вы такой? И что, во имя господа, вы делаете здесь среди ночи?

Молодой человек, вконец успокоившись, сел напротив и заговорил:

– Меня зовут Пьер Луи Паскаль, я – французский журналист. Мой отец Оноре Паскаль – наверняка небезызвестный вам промышленник. Я писал о вас статью, когда работал в “Журналь де Деба”. Хотя, возможно, вы и не помните. Около года назад я приехал на острова писать книгу о местных обычаях и языческих верованиях. Спустя где-то полгода я встретил девушку – Тиаре. Мы полюбили друг друга. Тогда она была помолвлена с мужчиной из своего племени, но, ради меня разорвала помолвку. Мы собирались уехать в Париж, как только я закончу книгу – просить благословения на брак у моих родных.

Пьер ненадолго прервался, судорожно вздохнул и, передав Куантро папку с документами, продолжил рассказ:

– Три месяца назад, почти перед самым нашим отъездом, бывший жених Тиаре – Акаму – был убит. Её обвинили в убийстве. Но поймите, – повысил голос Пьер, – она не делала этого!

Куантро жестом велел Пьеру подождать и открыл папку. Она содержала полицейский рапорт, заключение врача, показания свидетелей и фотографии с места преступления. Одна из фотокарточек запечатлела тело молодого человека с виду лет двадцати. Он лежал на спине, среди листвы. В груди зияла рана, кровь впиталась в светлое полотно рубахи, руки и ноги раскинуты, будто он любовался небом, а вовсе не лежал мёртвый среди леса. На следующей Куантро увидел лицо юноши крупным планом. Голова повернута вправо, глаза широко открыты, будто что-то неимоверно удивило его или устрашило, зрачки сильно расширены. Нечто привлекло внимание детектива. Сначала, Куантро подумал, что это дефект снимка. Затем, он просмотрел остальные фотографии. На всех, где ракурс позволял рассмотреть шею умершего, был кровоподтек с левой стороны. Его можно было бы принять за пятно грязи, но края были слишком ровными. «Или всё же укус?» – подумал Куантро. На остальных снимках было орудие убийства, небольшой кинжал,  и прочие детали с места преступления.

– Единственное, что мне позволили, это привлечь местного фотографа, поскольку у инспектора сейчас нет такового в штате. Я сделал это, потому что не сомневался – расследование будет проведено халатно! – сказал Пьер и вскочил с места. Он отошёл к окну, а затем стукнул кулаком по подоконнику. Стекло задрожало. Потом, будто опомнившись, он резко вернулся к Куантро и встал перед ним на колени.

– Мсье Паскаль, что вы…

– Прошу вас! Мсье! Вы должны помочь! Я более не могу оттягивать неизбежное! Её должны казнить через неделю. Я просил об отсрочке, употребил всё влияние отца, умолял прислать детектива с континента, подавал жалобы, апелляцию, но всё тщетно. Никто не хочет мне помочь. Я в отчаянии. Прошу вас! Помогите мне найти доказательства того, что это не вина Тиаре.

Куантро отложил папку, встал с кресла и помог молодому человеку подняться.

– Мсье Паскаль… Пьер, если позволите.

Журналист судорожно кивнул.

– Вы большой молодец, что добились разрешения сделать фотографии. И очень грамотно курировали фотографа. Я, конечно же, помню вашу статью. Вы прекрасно подготовились к ней, изучив массу полицейских отчетов и рапортов с мест преступлений, – Куантро взял папку со стола.

– Сделаем так. Я внимательно изучу материалы и обстоятельства дела. Если заподозрю неладное, то вновь проведу расследование. Но, сначала я должен буду переговорить со своим другом, мсье Жераром.

– Но он был в числе тех, кто ратовал за её казнь…

– Послушайте, Пьер. Я понимаю вас и ваше отчаяние. Мне жаль, что вы проходите через это. Но чтобы всё было правильно, я должен уведомить заместителя губернатора о намерении заняться этим делом, если найду за что зацепиться. Он хороший человек, честный и справедливый. Если я докажу, что мадмуазель невиновна, мсье Жерар сделает всё, чтобы найти настоящего убийцу. Но я должен предупредить: мой вердикт вас может не устроить. Вы должны быть к этому готовы.

– Мсье Скай, о большем я и не мечтал. Сам Бог послал мне вас! И если вы скажете, что Тиаре виновна, я более не буду мешать вершиться правосудию, – отчаянно проговорил Пьер, смотря на детектива покрасневшими глазами.

–Хорошо, мой юный друг. На этом и порешим. А теперь, прошу покинуть этот дом. Завтра, в десять утра, ждите меня на главной площади Пари. Я оглашу вам своё решение.

Впервые за весь их разговор лицо Пьера просветлело.

– Спасибо вам, мсье Скай.

– Пока рано благодарить.

Попрощавшись, журналист попросил выключить свет, открыл окно и беззвучной тенью исчез в темноте, так и не пожелав воспользоваться дверью. После ухода Пьера Куантро засветил лампу, достал табак и откинулся в кресле. Папка лежала раскрытой на его коленях.

«Отдых явно не задался, дорогой Куантро. Явно», – думал он про себя, набивая трубку.

 ***

– Вам нечем заняться, мсье детектив? Моя экскурсионная программа так скучна? – возмущался мсье Жерар стоя в кабинете, куда он направился вместе с Куантро, к вящему неудовольствию супруги, даже не окончив завтрак. Эмилю не терпелось узнать о чём таком приватном Куантро собирался у него спросить, а когда узнал – аппетит его улетучился окончательно.

– Нет, ну что ты, уважаемый Эмиль. Твоя экскурсионная программа совершенно ни при чем, – сказал Куантро, старательно делая вид, что не уловил сарказм в голосе друга. Мсье Жерар недовольно поджал губы и присел, жестом пригласив Куантро последовать своему примеру.

– Эмиль! – тут же обратился к нему детектив. – Я понимаю твою озабоченность этим делом. И я решил сначала обратиться к тебе, поскольку являюсь здесь гостем. Расследовать это дело, не уведомив тебя, было бы верхом невоспитанности.

– Куантро, что расследовать?! Расследование провели ещё три месяца назад и только из-за измышлений этого сумасбродного мальчишки и поддержки его влиятельного папаши девчонку не повесили сразу! – Круглое лицо мсье Жерара пошло красными пятнами от негодования, и он поглубже сел в кресло. – Как ты вообще узнал об этом деле? Ты же только вчера приехал.

Куантро опустил взгляд. Эмиль задумчиво пожевал губами.

– Ясно. Этот ненормальный Паскаль как-то и до тебя добрался.

Детектив усмехнулся, вспомнив ночного визитёра.

– Прости мою несдержанность, Куантро. Это дело… Оно так затянулось. Местные слишком давят на нас. Благо есть Хеху, он сдерживает их своей мудростью.

– Кто? —уточнил Куантро.

– Хеху Калани. Моя опора в здешнем обществе. Тот самый мостик, о котором я тебе говорил. Я познакомлю вас сегодня, как и обещал, – уже более дружелюбно сказал Эмиль.

– Хорошо. А что касательно расследования?

Мсье Жерар достал свою трубку и открыл кисет.

– Лично я уверен, что там всё ясно. Но я не сыщик, – сказал он, закуривая. – И я слишком давно и хорошо тебя знаю, чтобы сомневаться в твоей интуиции.

Эмиль сделал многозначительную паузу.

– Если ты и вправду считаешь, что там есть нечто, что коренным образом могло бы повлиять на ситуацию, то я даю тебе три дня сроку, чтобы это выяснить и привести доказательства. Если таковых не последует, то казнь, как и намечено, состоится через неделю, как только на Хуахине вернётся губернатор. И я прошу тебя – не вмешивай меня в процесс, пока не будет ясен результат.

– О большем я и не прошу.

– Хорошо, тогда подожди меня в гостиной. Я не смогу тебя сопровождать, поэтому напишу рекомендательное письмо касательно твоих изысканий на имя нашего инспектора. Да, и вкратце расскажу тебе о результатах расследования.

Куантро кивнул и со спокойным сердцем покинул кабинет.

***

Стрелки карманных часов юного журналиста Пьера Паскаля показывали 10:00, когда детектив и его секретарь остановили своих лошадей на главной площади Пари – поселения французов.

– Мсье Скай, Мсье Дюран, доброе утро! – поспешно поздоровался журналист и подбежал к новоприбывшим.

– Доброе утро, Пьер, – сказал детектив, улыбнувшись посвежевшему виду юноши. – Где ваша лошадь?

– Вон там, пасётся под пальмой.... Но бог с ней, с лошадью, мсье Скай, каково ваше решение?

Куантро придержал нетерпеливо переминавшегося скакуна.

– Забирайтесь на свою лошадь, мой юный друг, и ведите нас к полицейскому участку.

Решив выяснить все подробности позже, Пьер помчался исполнять поручение.

***

Ехать по этим дорогам верхом получалось быстрее, чем на повозке. Да и погода была благосклонной: немного солнца, немного туч. Сентябрь, как поведал Эмиль, был почти идеален для посещения этих мест. По словам Пьера минут через десять они должны были пересечь поселение и выехать к дому, который отошел во владение коммуны Пари после смерти одного французского путешественника и в котором временно расположился полицейский участок. Когда Куантро спросил о причине переезда, Пьер объяснил, что этот дом был одним из немногих, что не пострадали во время недавнего разрушительного шторма, который весьма выбивался из привычных здесь, как по силе, так и по времени года.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.