книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Глава 1

Было холодно. Очень холодно. В минус двадцать пять в Питере – даже чукчи с эвенками мёрзнут. Застегнув капюшон поверх шапки, так чтобы только одни глаза торчали, девушка поплелась в магазин.

Давно такой холодной зимы не видел наш город. Всё, реки, каналы и озера замёрзли, а снега не было. Только потрескавшаяся земля, покрытая коркой льда и изморозь на деревьях, стоящих около домов, да красивые узоры на некоторых окнах.

Как всегда в Питере подфартило с погодой: вчера было плюс пять, сегодня минус двадцать пять.

Голова у девушки раскалывалась тысячей маленьких осколков, а ведь через несколько часов новый год. «Чертова метеозависимость опять выбивает из колеи» – подумала она.

Девушка спешила поскорей купить хлеба в любимой пекарне и вернуться домой, в тепло, и не заметила, что дети раскатали ледяную дорожку. Громкий в морозном воздухе «шмяк» и «б*ядь!», вылетевшая из её рта, отразились эхом от стены дома.

Ползком добравшись до стены она потихонечку встала. Проведя небольшой осмотр и, поняв, что всё цело, только одежда немного помята, она отлипла от стены и медленно шагнула.

– Ага, ногу я сильно подвернула, – пробурчала девушка себе под нос. Оставшийся путь пришлось активно хромать. – «Зато прошла голова! И то дело, спасибо адреналину, все смёл к чёртовой бабушке» – подумалось ей и почему-то вспомнилась Баба Яга костяная нога… Улыбнувшись в воротник капюшона, отчего крашенный кролик покрылся смешными сосульками и из синего стал сизым, она стала тихонько напевать:

«Я была навеселе,

И летала на метле,


Хоть сама не верю я

В эти суеверия!»

Придя домой, она бодро заявила, что вернулась из открытого космоса, и теперь ранена в ногу. Девушку пожалели, намазали лодыжку какой-то мазью и отправили поваляться, с фразой «Ленка, ещё вся ночь впереди, иди, немного отдохни, а часов в девять мы тебя разбудим».

– Ну, вот сколько можно говорить, не «Ленка» а Леся, – привычно проворчала девушка.

Обычно для неё заснуть днем – целая история, но в этот раз девушка уснула, едва голова коснулась подушки. Черный котяра, привычно свернувшись в ногах, тихонько мурлыкал, теплый меховой плед комфортно обнимал. Всё было прекрасно, пока Леся не перевернулась на другой бок и не открыла глаза.

Низкий деревянный потолок-крыша со стропилами, на которых висят пучки трав и какие-то корешки, белая русская печь, маленькое окно, на подоконнике герань цветет и стол, покрытый белой скатертью с затейливой вышивкой. На лавке у стола сидит кот и смотрит в упор на девушку. Пахнет дровами и пирожками с капустой. В недоумении Леся оглянулась по сторонам, и задала глупый вопрос:

– Тим, а ты то что здесь делаешь? – кот с укоризной зыркнул на неё и с грохотом спрыгнул с лавки.

Дверь в комнату открылась, вошла невысокая, пожилая женщина в коричневом пуховом платке на плечах и аккуратном разноцветном фартуке с оборками, неся большой самовар.

– А, проснулась, родственница! Хорошо! – сказала она неожиданно молодым и чистым голосом. Было что в ней что-то такое знакомое и родное, теплое и еще этот запах пирожков…

– Привет! – ответила Леся и попыталась вскочить, но наступив на ногу, поняла, что вроде бы и сон, а нога болит…

– Не, не надо, – сказала женщина своим удивительным голосом, ты лучше потихонечку. Подходи к столу, будем чай пить с пирожками. Вот и самовар как раз созрел!

Пока она это говорила, самовар оказался на столе, откуда-то появилась корзинка с пирожками и заварочный чайник. Запахло мятой, иван-чаем и медом. Так спокойно на душе стало, так радостно. Только где-то, в самом уголке сознания чирикал противный голосочек, «этого не может быть!» Но Леся решила, раз она видит, чувствует запахи и нога продолжает болеть, то значит – это есть. А уж где или когда – потом разберемся.

– Мм-м, чай с пирожками это хорошо, это просто отлично! – ответила Леся, подковыляв к столу и усаживаясь на удивительно удобную лавку. Взяв пирожок в руки она продолжила, – Я поняла. Такое ощущение бывает только тогда, когда ты вернулся куда-то, где уже бывал, давно, наверное в детстве.

– Ну, поздравляю, теперь ты новая Баба Яга! Я долго тебя жала, много внучек посмотрела, ты единственная, и сегодняшнее падение тому доказательство! – ответила ей женщина.

Леся в недоумении хлопала глазами, а в голове крутилось «Баба Яга – костяная нога», и

«Шла лесною стороной,

Увязался чёрт за мной,

Думала – мужчина,

Что за чертовщина?»

Частушка вернула улыбку, не смотря на всю странность речей этой пожилой женщины.

– Да не пугайся ты так, ничего особо не изменится, пока еще рановато. Мы в силу входим после сорока лет, а тебе еще только тридцать пять. Ты чай-то пей, а то остынет. Скоро дед зайдет, подарки принесет.

От теплого травяного чая с медом и пирожков в доме, как будто, стало еще теплее. Леся, почему-то, совсем не боялась и престала удивляться. Всё казалось правильным и ясным.

– Дед Мороз? – уточнила она.

– Ну да, он услышал, что ты придёшь и решил к нам на чай заскочить, а то потом некогда будет.

– Вот здорово, я с Дедом Морозом познакомлюсь!

– Хм, да ты и так его знаешь, знакомы уже, а ну, вспоминай!

И она вспомнила, как в одну зиму, ей тогда шесть лет только исполнилось, бабушка возила именно сюда, в этот дом, и тут точно так же пахло пирожками и травами. Бабушки уже и в живых нет, а вот баба Зося не изменилась совсем. «И как я могла забыть эту поездку?! Мы от поезда ехали на лошадке в санях с бубенчиками, это было так волнительно и весело», – пронеслось в голове.

– Я помню, как радовалась белому снегу, елкам, да всему что видела вокруг! Мы тогда приехали, а в гостях у тебя был Дедушка, сидел тут же, где и я сейчас, на лавке и ел пирожки с капустой, запивая их чаем. Большой заплечный мешок стоял в углу подпёртый сучковатым посохом с красивым набалдашником, похожим на снежинку.

– Ага, вспомнила! Вот так-то лучше!

Леся жуя румяный пирожок и промямлила:

– М-мм – всшпомнила…

– И то дело! Ты кушай, и чай пей… Пирожков я много напекла!

Девушка усердно жевала, а память услужливо показывала ей воспоминания. Воспоминания о том, как она, в первом классе, устроила целую истерику: – «Дед Мороз не настоящий: и шуба у него не из непонятной тряпочки, а из меха, и посох у него не такой, и борода не похожа на спутанные волосы куклы. А, значит, это не Дед Мороз, и я не буду ему стишок читать, он – не настоящий!» Почему-то тогда Лесю больше всего задела дурацкая борода.

Раздался громкий стук и зычный голос прокричал:

– Яга, открывай, дорогого гостя встречай!

Зося улыбнулась и вышла в сени. Дыхнуло холодом, скрипнула дверь и, через минуту, в комнату вошел Дед Мороз.

Он был именно таким, каким Леся его помнила. Высокий, под два метра ростом, в распахнутом кафтане, с шапкой в руках. Его волосы струились по спине и плечам, и были такими длинными, что казалось, они сами шевелятся и отражают в своем серебре все окружающее. Волосы были у него именно серебряного цвета, а не седыми. Красивое лицо с россыпью морщинок вокруг ярко синих глаз и аккуратная борода. Такая борода, как сейчас стала в моде у хипстеров, длинной сантиметра на три от лица и с красивым оформлением на щеках. Вот именно с такой бородой Леся его и помнила всю свою жизнь.

– Заходи, садись, чего в проходе застыл-то. Холодно ж, надо дверь закрывать! – заворчала Зося на гостя. Дед прошел и сел рядом с Лесей на лавку.

– Ну, здравствуй, младшая Яга! Доросла наконец-то! Поздравляю!

– Спасибо, – ответила Леся, все еще пялясь на Деда.

«По правде сказать, его и дедом-то назвать нельзя, скорее мужик…» – пронеслось у Леси в голове, – «но Дед Мороз звучит лучше!»

-Ты лучше чай пей, Дед, а не балуй! Знаю я вас, зимников, заморочите голову девке – считай пропала!

– Да я что, я ничего, так, чаю попить зашел, – стал оправдывался Дед Мороз.

– Нет, не сможет заморочить мне голову, ни тогда, в 6 лет, ни сейчас. Залюбоваться могу, но не более! – ответила девушка.

– А откуда ты знаешь? – спросила Зося.

– Нет, я не знаю, а просто уверена в этом!

– Сильной ты станешь Ягой, очень сильной! – вдруг сказал Дед Мороз и улыбнулся в усы с бородой.

– Ну всё, хватит, я сказала! Тоже мне проверяльщик нашёлся! Я всё-всё уже по сто раз проверила. Она – Та Самая!

– Это я та самая? Та самая кто? – Леся в недоумении переводила взгляд с одной на другого. – Кто, я?

– А ты не догадалась? – спросил Дед Мороз, глядя при этом на Зосю.

– Н-нет, наверное, – неуверенно ответила Леся.

– Ты – Баба Яга, только не для этого мира, а для своего, человеческого! Ты его хранительница, а также, ты проводник между мирами для тех, кому это необходимо и доступно.

– Ой…

– Нет, не «Ой»! А совершенно точно! – Дед Мороз встал и отвесил Лесе настоящий земной поклон. Зося молча улыбалась. Дед разогнулся и потянулся к невесть откуда появившемуся мешку в углу комнаты.

– Ну, хватит с поздравлениями, я ж к вам с подарками пришел! Вот тебе Зося новые валенки, как просила, с вышивкой и калошами! И книжка-читалка из людского мира, там все их сказки собраны.

– Вот спасибо! Валенки – просто класс! Как раз мои износились. А что за диво эта книжка-то?

– Дай я посмотрю, и покажу, как ее читать, – предложила Леся.

– Давай!

Зося внимательно глядела и запоминала, как включать, как смотреть и т.д. Несмотря на свой почтенный возраст, ее ум был ясным и цепким. Через пять минут, под общий хохот, Зося сама научилась управляться с читалкой. И тут Лесю осенило!

– Ой, а как заряжать-то книгу будешь? У вас ведь нет электричества!

– Зато есть вечная батарейка – ответил Дед Мороз дожёвывая пирожок.

– А, ну тогда ладно.

– У меня для тебя, Дед, тоже есть подарок – сказала Зося и щелкнула пальцами. На столе появился хрустальный шар со снегом внутри и маленькой копией Деда Мороза. Леся тут же вспомнила, что что-то похожее потеряла в тот приезд, только там шар был пластмассовый и кривой, а внутри сидел Санта-Клаус. И снег перестал падать, даже если очень сильно потрясти.

Зося хитро посмотрела на девушку, а потом подвинула шар Деду.

– Вот, блин печёный, – сказал Дед Мороз, – давненько мне подарков никто не дарил! Да еще и с портретом!

– Рада, что угодила, но скажи спасибо младшей Яге, это она в тот раз такую игрушку у меня оставила. Я ее немного переделала, решив побаловать тебя.

– Ну, я очень тронут, Зося! Загадай в полночь желание, я услышу и оно исполниться!

– Вот и отличненько! – ответила Зося, потирая руки.

– У меня и для тебя, Младшая Яга, есть подарок! – Дед запихнул руку обратно в мешок и вынул небольшой сверток из замши, перевязанный красной шёлковой ленточкой. – Придешь в свой мир и там откроешь. А еще запомни слова: «Я, Яга, домой пришла и снега принесла»! Повтори! Леся повторила.

– Окажешься дома, подойди к окну, открой форточку и произнеси слова, потом открой мой подарок. И надень на себя то, что там лежит. Слова не забудь! – Дед ласково коснулся щеки Леси и…

И она проснулась от громкого «Мяу!» прямо над ухом.

Девушка оказалась дома, на своей кровати, но не под меховым пледом, а сверху. В комнате было темно. Леся встала, отпихнув кота в сторону, что-то упало на пол. Это был тот самый сверток, перевязанный лентой. Подойдя к окну, она потянула за веревку и открыла форточку. Морозный воздух ворвался в комнату, вихрем пронёсся куда-то в сторону двери. Подставив лицо под холодные потоки, Леся четко произнесла фразу, которую дал Дед Мороз, и закрыла форточку.

Потом включила бра на стенке и развернула подарок. На мягкой замше лежала серебряная цепочка с затейливой снежинкой. Немного полюбовавшись на кулон, она повесила его на шею.

За окном крупными хлопьями падал долгожданный снег.


Глава 2

Незаметно пролетело почти три года. Леся подружилась с Зосей и часто её навещала, а все отпуски и длинные выходные проводила не на модных курортах, а в лесу Волшебного мира, бегая с Зосей за травами, собирая ягоды и грибы. Долгими зимними вечерами Зося рассказывала ей об устройстве волшебного мира, о том, как применять разные травы и коренья, а Леся записывала эти лекции на видео в смартфон.

Не смотря на желание поделиться или кому-нибудь рассказать, почему-то получалось так, что язык не поворачивался. Мысли разбегались по сторонам, как голуби, если топнуть, или же намертво зависал ноутбук, отключался интернет, кто-то начинал названивать, требуя срочного внимания. Попробовав пару раз, Леся успокоилась и перестала пытаться не только делиться новыми знаниями, но даже рассказывать о Волшебном мире другим людям.

«Это не рецепт пирожков с капустой» – решила она для себя.

Для всех бабушка Зося жила в маленькой отдаленной деревне, где-то под Псковом, и была она не родной бабушкой, а какой-то очень дальней родственницей. Странно, что родителей и младшего брата совсем не интересовало, куда ездит девушка и зачем. Они абсолютно спокойно восприняли Лесино новое увлечение, но с удовольствием ели ягоды, варили варенье и запасали сушеные грибы, привезенные девушкой.

Завязавшийся, было, роман на работе, быстро скатился до «привет-пока». Дело в том, что Леся теперь чувствовала ложь и играть с собой не позволяла никому. А еще она запросто предсказывала погоду, осадки, знала, кто и чем заболел или же симулирует болезнь. Чувствовала, если у кого что-то должно случиться. Знала, но мочала, напоровшись пару раз на негативную реакцию.

За окном была, недозима – переосень. Ночью выпал снег, к утру испарился, даже грязи не оставив.

– Блин, – подумала Леся, – завтра пятнадцатое декабря, а у нас даже заморозков нормальных еще не было. Вчера, когда она шла домой, то увидела ноготки, они, своими задорными оранжевыми цветочками радовали глаза в сером питерском дворе. А мозг подсказал – «Календула, и это совсем не правильно!». Как-то тревожно было на душе, что-то было не в порядке, а Леся никак не могла понять что!

От громкого «бзынь» девушка подскочила, звонок в дверь вырвал её из невеселого потока мыслей. Леся никого не ждала и, в недоумении, открыла дверь. «Уже который год клятвенно обещаю сама себе поставить глазок, да все как-то не соберусь. То забуду, то времени нет, то денег» – ворчливо думала Леся, машинально открывая дверь даже не спросив «кто там?». Дядька в мокрой куртке почтовой службы и с всклокоченными, непонятного цвета, волосами сказал:

– Ну здрасте, а что вы за письмом не приходите заказным?

– Интересно, а как можно прийти за письмом, если даже о нем не знаешь? – выпалила Леся на одном дыхании. Сердце у девушки заколотилось в груди в предчувствии чего-то не очень хорошего.

– Как так не знаете, вот же квитанции, целых две штуки! – начал закипать почтальон, махая у неё перед носом бумажками.

– Ага, конечно, они у вас в руках, а не в моем почтовом ящике! – парировала Леся, – почта России: получишь быстро – равно почти никогда.

Зачем это Леся произнесла вслух, она и сама не знала, но на мужика подействовало как плащ тореадора на быка. Его лицо начало багроветь, почему то с ушей. «Давление подскочило» – резюмировал её мозг в легком изумлении. Почтальон запыхтел, как закипающий чайник и открыл было рот, но Леся его опередила:

– Да шучу я, не надо так прямолинейно понимать все, что говорят! Вспомните Карлсона «спокойствие, только спокойствие» – затараторила девушка, стараясь исправить положение.

Леся так постаралась, что мужик замер и начал бледнеть.

«Та-ак, кажется, я малость перестаралась с успокоительным, никак не могу привыкнуть дозировать свою силу.» – подумала Леся и дотронулась до руки дядьки.

Тот резко вздохнул и издал непередаваемый звук ртом. Потом еще раз вдохнул, выдохнул, чуть отошел от неё и выдал:

– Вот ваши квитанции и письмо, получите, распишитесь!

Его голос был безжизненный, похожий на запись в рассылках по телефону.

«Ну ничего, выйдет на улицу, все вернется в норму, правда он не захочет еще долго ни на кого кричать,» – порадовалась за других девушка. Расписавшись в бумажке, поблагодарив дядьку, она забрала конверт с диковинной маркой, и закрыла дверь.

Письмо жгло руки, пальцы подрагивали в нетерпении, а сердце решило совершить побег из груди. Леся быстро пробежала в комнату и открыла конверт. Почерк в письме был витиеватый и не знакомый. Бумага красивая, как в старину, с вензелёчками по краям страницы, а буквы почему-то никак в слова не складывались. «Надень снежинку на шею, бестолочь» – опять вмешался мозг. Как только Леся выполнила это указание, буквы сразу стали читабельными.

«Здравствуй, Молодая Яга, пишет тебе Дед Мороз.

Я не хотел тебя раньше времени беспокоить, но пришлось. Зося сильно заболела, она лежит дома и не может встать уже с месяц. Мои старания и старания других волшебников не помогли, осталась единственная надежда на тебя. Вы родственницы и только ты сможешь Зосе помочь.

Заранее благодарю, извиняюсь за беспокойство и причиненные волнения.

Твой добрый и вечный друг Дед Мороз.

PS: Одевайся потеплее, позвони на работу, скажи, что беда у родственницы случилась, затем сожги письмо и окажешься на опушке возле избушки.

PPS: Не забудь с собой кофе взять, уж больно оно мне по нраву пришлось.

Целую в румяную щечку, твой Дед Мороз!»

Леся откопала старую, еще папину, пепельницу, нашла зажигалку и положила письмо туда. Жечь его было жалко, красивое, да и на память оставить хотелось, но вариантов не было. Метнувшись на кухню и выудив из ящика пачку арабики в зернах, она быстро натянула на себя куртку и шарф с шапкой.

– Черт, забыла позвонить на работу, и родным надо записку черкануть, – прыгая на одной ноге и надевая сапожок на вторую, выругалась она.

Как всегда, когда очень надо, смартфон прячется где-то на глубине сумки. Руки дергались, но наругавшись на себя, Леся справилась. К удивлению, отпустили с работы легко, даже особо не ворчали. Закинув смарт обратно и быстро накарябав на листочке «Зося заболела, срочно уехала, целую Леся.», она крепко схватила сумку, пачку с кофе и подожгла письмо.

Стало холодно. Леся почему-то не подумала, что осеняя куртка, плохо сочетается с нормальной зимой. Да еще и в сапожки попал снег. Посмотрев по сторонам, она поняла, что что-то совсем не так. Это не та полянка, что перед избушкой, да и лес какой-то не такой. Натянув капюшон на голову и замотавшись шарфом по уши, Леся, перешагнув сугроб, пошла по тропинке.

Тропинка была хорошо утоптана, идти было легко и удобно. Сугробы вокруг были выше колена, а ели были такие старые, что лапки остались только ближе к верхушке, и казались черными на фоне закатного неба.

Начинались сумерки, а остаться в декабрьском лесу ночью, одной, без снаряжения, в тонкой куртке, Бр-р. – «Ну, только со мной, могут приключаться такие нелепые вещи!» – подумала Леся, ускоряя шаг. – «Дед Мороз написал, чтобы я одевалась теплее, а я что под руку подвернулась, в том и отправилась, дурында!», – подумала девушка и пошла еще быстрее, почти бегом.

По сторонам Леся мало смотрела. Наверное, из-за спешки и холода, она совсем потеряла бдительность и перепугалась, чуть ли не до смерти, когда огромный белый филин пролетел мимо носа с громким «УУ-Угу». В результате Леся шлёпнулась прямо в сугроб.

– Вот блин, чтоб тебя, напугал!

– А чего ты бежишь, не смотря по сторонам-то? – спросил филин. – И вставай из сугроба!

Девушка послушно встала и отряхнула пятую точку.

– Ну, здравствуй, – сказала она филину, – скажи, куда это меня занесло? Я к Зосе должна была попасть, вернее к ее дому, а попала сюда.

– Ты правильно попала, Зося сейчас не дома. Мы решили перевезти ее, так спокойнее и ей и нам. Болеет она, – ответил филин, поворачивая голову то в одну сторону, то в другую, и поблескивая желтыми глазами.

– Я, собственно, к тебе на встречу летел, новости рассказать, да дорогу указать, а ты уже и сама пришла, молодец какая! Правильно Мороз говорил, ты сильная! И только ты нам помочь сможешь.

– Холодно, куда идти-то? – поёжившись, ответила Леся.

– Вот там, за поворотом на пригорке замок стоит, беги туда, а я полетел, предупрежу! – сказал филин, взмахнул крыльями и бесшумно исчез в просвете между елками.

В лесу становилось все темнее, и холоднее, Леся вытащила сумку и кофе из сугроба и побежала в указанном направлении. После поворота лес резко закончился. На холме стоял средневековый замок, только в отличие от наших замков, он был обитаем. Через замерзший ров висел подъёмный мост, несколько разнокалиберных башен и высоченные стены с бойницами казались зловещими, как и положено нормальному замку. С минуту Леся смотрела на это творение военного гения, тряхнула головой и пошла по мосту к воротам.

Ворота были огромными, через них запросто прошла бы парочка танков, и в ширину, и в высоту.

С негромким скрипом открылась калитка. Мозг Леси услужливо подсунул ей фразу: «Всё страньше и страньше! Всё чудесатее и чудесатее!» ©. Пожав плечами, девушка вошла в замок.

Двое стражников, увидев её вытянулись по струночке и, склонив головы, указали куда идти. Старинные массивные двери на пути сами по себе открывались, через пару минут девушка стояла в огромном зале, с камином такого размера как воротина на входе в замок и с таким-же гигантским столом. На возвышении стоял самый настоящий трон с потертыми, когда-то золочёными ручками. Рядом с троном, около узкого стрельчатого окна, был самый обыкновенный офисный стол с открытым ноутбуком, кресло на колесиках и кактус в смешном горшке в виде головы, нет, скорее черепа. И никого живого, кроме кактуса, конечно, в зале больше не было. Леся стянула с себя шарф, затем и куртку с шапкой и завертела головой, в надежде, что увидит хоть кого-то…

Леся начинала злиться. Мало того, что она не попала, в уже ставшую родной, избушку Зоси, почти пробежала, пару тройку километров по лесной тропинке, так и в непонятно чьем замке, никого не видно! Только Леся собралась открыть рот, чтобы громко заорать «Ау-у, люди!», как услышала голоса из-за выцветшего от времени гобелена.

Двое мужчин что-то активно обсуждали вполголоса. Гобелен отогнулся.

– Приветствую тебя, новая Яга человеческого мира! – сказал первый мужчина.

Он был одет как принц с картины восемнадцатого века. Из-под красивого длиннополого черного бархатного пиджака с вышивкой золотым шнуром торчало кружевное жабо рубашки. Тонкие длинные пальцы рук прятались под кружевными манжетами. Длинные белые волосы обрамляли худое лицо с тонкими усиками и аккуратной бородкой клинышком. Темные глаза смотрели внимательно, даже как-то слишком. Не к месту подумалось, что надо сделать книксен, но вместо этого Леся еще больше расправила плечи и спросила с вызовом в голосе:

– Привет и тебе, а Вы кто будите? – кажется, собеседник опешил. Он пару раз хлопнул веками, потом тряхнув головой, слегка поклонился и представился:

– Я Кощей Бессмертный!

«Упс, здрасте вам» – подумала Леся смотря в упор, на Кощея.

– ЭЭ, ну… Ну, будем знакомы тогда! – наконец выдавила она из себя слова, хоть как-то подходящие по смыслу.

Леся настолько обадлела, что просто тупо стояла и смотрела на него. Не известно, сколько еще длились бы их гляделки, если б не второй мужчина в обычных джинсах и черной толстовке с черепом на груди.

– Не надо так, пап. Мама ж просила поскорей…

У Леси, внутри, что-то ёкнуло. Этот курносый и голубоглазый молодой парень назвал Кощея папой?! Девушка собралась с мыслями и, запретив себе удивляться и тормозить, спросила:

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.