книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Глава 1. Экспедиция

Утро было жарким. Ослепляющие лучи солнца освещали бескрайнюю выжженную пустошь, местами поросшую уродливыми маленькими деревцами и кустарниками. По дну уходящей за горизонт расщелины высохшего каньона медленно ползла транспортная колонна, состоящая из трех внедорожников с огромными колесами и открытыми, изрядно проржавевшими кузовами.

Максим сидел за рулем головной машины, и сквозь стекла солнцезащитных очков вглядывался вдаль, пытаясь рассмотреть, где же заканчивается каньон. В этих местах его команда копателей была впервые, карта местности отсутствовала, поэтому приходилось внимательно смотреть в оба. Такие путешествия были довольно опасными. В неразведанных пустошах водились мутанты, периодически случались оползни, бури, а еще можно было попасть в засаду стервятников. Так называли пустынных грабителей, нападающих на караваны копателей. Хотя эти головорезы обычно были плохо вооружены, они прекрасно знали особенности местности и умело пользовались этим знанием в бою. Конечно, с тех пор, как города провели массовую зачистку Пустых Земель, стервятники встречались не часто, однако готовым следовало быть ко всему всегда. Суровый мир диктовал суровые правила.

Максим стал копателем еще подростком. Мать свою он почти не помнил – она умерла от тяжелой вирусной инфекции, когда ему было всего три года. Воспитание Максима взял на себя отец, который тоже провел большую часть своей жизни в поисках древнего хлама. Среди копателей он был очень уважаемым человеком – вожаком, который смог объединить в своей команде самых отважных и умелых ребят. На их счету было множество сложнейших экспедиций в самые опасные и отдаленные места, и однажды даже Великий Оазис нанимал отца на поиски каких-то особых древних артефактов. Когда Максиму исполнилось двенадцать, отец представил его на Совете Гильдии и объявил новоиспеченным копателем своей команды. Многим это могло показаться безрассудным по отношению к собственному ребенку, ведь профессия была связана с постоянным риском для жизни. Но лишь когда отца не стало, Максим понял, что папа очень любил его. Как опытный копатель он прекрасно понимал, что однажды сам может не вернуться. Тогда сыну придется заботиться о себе самостоятельно, и чем раньше он будет к этому готов, тем лучше. Сегодня Максим был премного благодарен своему покойному старику за эту жестокую школу жизни. Ведь именно так все и получилось – в очередной экспедиции их команда попала в засаду сговорившихся конкурентов, и несмотря на то, что агрессоров удалось обратить в бегство, отец получил свое последнее ранение. Команда лишилась лидера, и после этого, многие копатели бросили дело или перешли в другие группы. Пятнадцатилетний Максим оказался перед выбором – с чем связать свою дальнейшую жизнь.

Мир, в котором он жил, был суров и жесток. Древняя Война, уничтожившая цивилизацию пятьсот лет назад, превратила Землю в выжженную пустыню, населенную агрессивными мутантами и ядовитой растительностью. Большая часть окружающей суши была не исследована, а на том клочке земли, где еще кипела жизнь, стояло семь городов, в которых на сегодняшний день проживало пятьсот тысяч человек. Каждый город имел свою собственную автономную власть, идеологию и специфику развития. Разве что это не касалось Ауткаста – самого нищего поселения изгоев, где каждый был предоставлен самому себе. Максим с рождения проживал в Дэнгере – городе копателей, больше похожем на крупный поселок рабочих. Технологии в нем были никакие – старая, полуразвалившаяся техника, собранная из раскопанного древнего хлама, допотопные дробовики для защиты от мутантов, лопаты, мотыги и прочие подобные прелести. Но, поскольку профессиональные копатели очень ценились, ведь именно они обеспечивали остальные города притоком ресурсов, Дэнгер берегли.

Однако основные политические и экономические силы представляли четыре города – Варрус, Хиллвиль, Криетрон и Гарфурд. Варрус, по праву многократного победителя Турнира Гладиаторов, занимал главенствующее положение, владел рудниками и топливными заводами, поэтому имел возможность диктовать условия остальным, чем активно пользовался. Имея большую военную мощь и милитаристическую идеологию, этот город специализировался на кибертехнологиях и производстве оружия. Хиллвиль сочетал в себе двоякую основу – с одной стороны, активно развивал медицину и фактически был единственным местом, где лечили серьезные недуги, с другой – управлялся кланами профессиональных убийц, которым не было равных в боевых искусствах и диверсионном деле. Криетрон занимался селекцией животных и растений, активно развивая поставки пищевых продуктов и живности сельскохозяйственного назначения. Однако, поскольку и эти ребята жили в условиях жестокого мира, они приноровились защищать себя по-своему. Криетрон использовал достижения селекции для выведения идеальных боевых мутантов, которые порой не уступали по мощи даже танкам Варруса. И замыкал четверку Гарфурд – город принадлежащий женщинам-феминисткам, которые эволюционно подверглись генетическим мутациям и обладали нечеловеческой силой. Они ничего не производили, но активно вели работорговлю, продавая своих слабых, но красивых особей в публичные дома и в личные апартаменты влиятельных людей.

А еще был Великий Оазис. Единственный город, в котором каким-то чудом сохранилась древняя природа и прекрасная экология. Он был самым большим и располагался в самом центре всех известных земель. Однако доступ в этот город простым смертным был закрыт. В нем жили Неприкосновенные – потомки победителей в Древней Войне, которые единственные сумели сохранить мощь технологий погибшей цивилизации. Великий Оазис был обнесен непреступными стенами, на страже города стояла грозная армия боевых роботов и дронов. Сами Неприкосновенные редко показывались во внешнем Мире, с остальными вели себя высокомерно, формально не вмешиваясь ни во внутреннюю жизнь городов, ни во внешнеполитические процессы. Однако чистая питьевая вода поступала для всех через трубопровод исключительно из Великого Оазиса, что фактически давало Неприкосновенным еще одно безусловное преимущество. Многие их ненавидели, но вступить с ними в открытую вражду никто не решался – слишком сильна была их роботизированная армия. Умные прекрасно понимали, что бесконечная грызня между городами – это дело рук Неприкосновенных. Ведь именно они придумали Турнир Гладиаторов – ежегодное кровопролитное состязание за право владеть основными ресурсами внешнего мира, и именно под их надзором эта чудовищная резня проводилась.

После смерти отца Максим хотел переехать в Варрус, обучиться делу кибермеханика и начать новую жизнь. Кроме этого, у него был вариант устроиться помощником в селекционную лабораторию Криетрона. Однако в последний момент, когда с решением уже нельзя было тянуть, Максим все же решил продолжить дело отца. Вольная душа копателя в итоге взяла верх, не смотря на все предстоящие трудности и опасности.

Максим собрал свою команду в основном из таких же сирот-подростков и сначала брался лишь за самые легкие заказы, поскольку его команда не имела никакого авторитета, а у опытных копателей даже вызывала смех. Но молодым ребятам это было даже на руку, так как никто их не воспринимал конкурентами, а значит опасности междоусобиц сводились к минимуму. Спустя шесть лет уже закаленные в передрягах, но все еще юные Максим и его команда потом и кровью заработали отличную репутацию. И хоть, до славы отца ему было еще очень далеко, парень искренне радовался своим достижениям.

Вот и сейчас он не собирался возвращаться без добычи. Колонна колесила по пустошам уже вторые сутки, но найти удалось лишь несколько древних механизмов, которые представляли совсем небольшую ценность. Посовещавшись с командой, Максим решил двинуть в земли, где им еще не приходилось бывать. Это было весьма рискованно, поскольку даже картой местности ребята не располагали, но в профессии копателя без риска никуда. Целый день колонна двигалась по выжженной земле, и к вечеру оказалась у подножия высоких крутых скал с единственным, уходящим вглубь ущельем, представляющим собой дно высохшего каньона. После недолгих обсуждений, решение приняли такое: заночевать прямо под скалами, а наутро выдвинуться в расщелину. Так и сделали.

– Эй, Макс! Мы уже почти час ползем! – окликнул Максима с заднего сидения Дэн – тоже молодой парнишка, который был членом команды почти с самого ее создания. – У нас топлива то хватит на обратную дорогу?

– Не дрейфь, Дэн, – спокойно ответил Максим, – топлива под завязку. Меня больше волнует, не ждет ли нас впереди тупик, а то замучаемся разворачиваться.

– Тут вообще хоть кто-то бывал? – поинтересовался Томас, сидящий рядом с Дэном. – Я не видел этих мест ни на одной карте.

– Если есть те, кто ходил к самому Океану, то и здесь, наверняка, кто-то бывал. А если нет, мы первыми будем.

– Так-то оно так… Но что-то предчувствие у меня нехорошее… – проговорил Дэн и с подозрением стал озираться по сторонам. – Сам прикинь, Макс, идем вслепую, еще и по узкой расщелине. Ни развернуться, ни укрыться. Идеальное место для засады!

– Не нагнетай, – парировал Максим. – Я все это знаю. Засада маловероятна, так как место, считай, нехоженое. К тому же, сам знаешь, стервятников почти не осталось, а те, кто выжили, ушли вглубь пустыни. Мы так далеко не пойдем.

– А мутанты? – не сдавался Дэн.

– А что мутанты? – Максим похлопал ладонью по корпусу лежащей рядом винтовки. – Нам есть, чем им ответить. Да и не полезут они на три внедорожника. Мы для них сильно большие и страшные.

– Ладно, тебе виднее. – Дэн откинулся на сидении и принялся разглядывать окружающее пространство, поудобнее уместив на коленях дробовик. – Я больше не за себя, а за салаг новеньких волнуюсь.

Максим промолчал, хотя тоже волновался. Накануне экспедиции его вызвал Совет Гильдии – совещательный орган, состоящий из самых матерых и авторитетных копателей, которые в силу преклонного возраста уже не могли продолжать свое дело и занимались решением управленческих вопросов. Максима едва ли ни в приказном порядке обязали взять в свою команду горстку совсем зеленых новобранцев для воспитания и обучения. Таким образом Совет стремился пополнить ряды Гильдии новой рабочей силой, ведь с тех пор, как пустоши стали скупы на артефакты, многие копатели бросили дело и перебрались в города. Теперь у Максима был целый внедорожник ненужной ответственности в виде желторотых салаг, не умеющих даже оружие правильно держать. Он отдавал должное смелости этих ребят, ведь далеко не каждый отважится вступить в ряды, пожалуй, одной из самых опасных профессий современности. И в то же время Максим понимал: случись с этими недотепами хоть что-то, Совет Гильдии с него шкуру сдерет и даже не вспомнит авторитет его отца. Но и без добычи возвращаться было нельзя. Максим уже давно задумывал пойти в нехоженые земли – слишком мало в последнее время имела его команда! Следовало повышать рейтинг! И вот решение принято, отступать поздно.

– Смотрите! – воскликнул Максим, увидев впереди просвет, и одновременно почувствовал, будто внизу живота развязался тугой узел, сменившись приятным облегчением. Вот и выход. – Команда! К оружию! Будем выходить из каньона – смотреть в оба! В случае угрозы, защищаем молодых в первую очередь!

Парни взяли ружья наизготовку, и колонна немного сбавила ход. Перед самым выходом Максим остановил внедорожник, позвал с собой Дэна, и вместе с ним отправился на разведку пешком. Но, как оказалось, беспокоиться было не о чем – по ту сторону скал во все стороны простиралась такая же бескрайняя пустошь, разве что немного более холмистая.

– Вот блин, никакого разнообразия! – возмутился Дэн и с досадой сплюнул на землю.

– Не говори… – согласился Максим. – Будем надеяться, что тут есть, чем поживиться. Пойдем.

Парни вернулись к машинам, Максим подал знак ожидающим, что все нормально, и полез в кузов внедорожника.

– Что там? – спросил Томас.

– Ничего. Такая же чертова пустыня, мать ее за ногу.

– Поедем осваивать?

– Конечно, поедем! Я что, тащился через весь этот каньон, чтобы посмотреть на долбаную пустыню и поехать назад?

– Ладно, не кипятись. – Томас по-дружески ухмыльнулся. – Я думал, может ты так – салаг попугаешь и угомонишься. А теперь смотрю, ты всерьез решил первооткрывателем стать!

– Куда деваться, Том. – Макс коснулся педали газа, и колонна медленно продолжила путь. – Скоро все станут первооткрывателями. На знакомых землях все выкопали уже. Ты вот любишь вкусно пожрать в трактире? Я тоже люблю. А на это нам с тобой денежка нужна. А чтобы денежка была, нужны хорошие заказчики. А они будут, если наша команда сохранит рейтинг. А рейтинг мы сохраним, если будем возвращаться с хорошей добычей. Вопросы?

– Ну, все, командир завелся! – Томас по-доброму захихикал. – Дэн, может, выкинем его где-нибудь по дороге? Пусть пешком домой идет. А то сильно уж серьезный сегодня!

– Давайте лучше я вас двоих оставлю ущелье охранять, – стараясь не улыбаться, проговорил Максим.

– Зачем? – Дэн перестал смеяться – такая перспектива ему явно не нравилась.

– Чтобы не убежало.

Повисла секундная пауза, после которой до парней дошло, что их старший товарищ шутит, и по пустыне разнесся дружный хохот. Колонна едва выехала из каньона, парни еще не перестали смеяться над шуткой, как вдруг раздался оглушительный грохот.

Максим не успел даже сообразить, что происходит, как грохот повторился и земля вокруг разверзлась взрывами.

– Минное поле!!! – заорал он, что было мочи. – Ложись!!!

В ту же секунду на внедорожники посыпался водопад из выдранных кусков земли и камней. Максим закрыл голову руками и вжался в пространство между сидением и приборной доской. Сердце бешено колотилось, мозг лихорадочно пытался найти выход из сложившейся ситуации, живот скрутило волной страха – машина могла взлететь на воздух в любое мгновение. Прежде о минных полях, оставшихся еще со времен Древней Войны, Максим слышал только от отца и сейчас совершенно не представлял, что делать. Внезапно земля под внедорожником задрожала и словно ушла из-под него. Машина передней частью рухнула вниз, на мгновение замерла, а затем стала с грохотом опускаться по вертикальной расщелине, уходящей глубоко под землю.

«Ну, вот и все, – подумал Максим. – Видать, тут мы и останемся». Внедорожник гремел, опускаясь все глубже, рядом орали во всю глотку Дэн, Томас и Роджер – третий их пассажир. Максим каждое мгновение ожидал рокового удара, которым их размозжит, но внезапно все закончилось. Расщелина вдруг сменилась открытым пространством, внедорожник метра три пролетел в свободном падении, ударился передом о твердую поверхность и со скрипом грохнулся обратно на колеса. Максим убрал руки от головы и первым делом посмотрел на своих ребят. Живые. До ужаса перепуганные, но живые. Дэн весь в пыли и земляной крошке озирается по сторонам, одновременно пытаясь протереть глаза, у Томаса слегка кровоточит лоб, Роджер с болезненной гримасой держится за ребра… Мелочи. Переживут.

Максим огляделся. Они находились в какой-то подземной пещере, границы которой терялись в окружающей непроглядной тьме. Сверху, в отверстие, которое пробороздил их внедорожник, падал свет, и было очень хорошо видно, что провалились они не меньше, чем на метров пятнадцать. Выбраться если удастся, то только с помощью веревки и точно без машины. Оставалось надеяться, что ребятам наверху повезло больше.

– Твою мать, Макс, – заговорил Дэн. – Что это было?

– Минное поле, – пояснил тот. – Мне о таких отец рассказывал. Они остались еще со времен Древней Войны. Либо кто-то из наших наехал на мину, либо мины среагировали на звук. Короче, не знаю.

– А мы теперь где? – спросил Томас, отряхиваясь. – В ад попали что ли?

– Ага, сейчас из тебя суп варить будут. – Максим нащупал в бардачке фонарик и выбрался из кузова. – Похоже, что мы провалились в пещеру. А вообще не задавайте тупых вопросов. Я что, каждый день устраиваю себе гонки по минным полям? Не больше вашего знаю. Лучше подумайте, как выбираться будем.

– Если с нашими наверху все нормально, то по веревке вытянут, – подал голос Роджер. – В ином случае, мы попали конкретно. Тут метров пятнадцать, не меньше.

– Да, я уже заметил. – Максим включил фонарь, и луч синеватого света выхватил из темноты поверхность стен. Вот только вместо ожидаемых сталактитов и сталагмитов, ребят окружали абсолютно ровные металлические конструкции, явно не природного происхождения.

– Это что за хрень? – удивился Дэн.

Максим повел лучом фонаря по кругу и в следующее мгновение выхватил из темноты большую металлическую дверь с механизмом, похожим на рулевое колесо автомобиля. Все застыли в безмолвном изумлении.

– Макс, ты думаешь о том же, о чем и я? – наконец проговорил Томас.

– Я не знаю, о чем ты думаешь. Но мы явно нашли что-то очень крутое! Эта штука Древних.

– Эй! Ребята! Вы живы?! – донеслось откуда-то сверху. Парни тотчас вышли из ступора и поспешили вернуться к отверстию, через которое провалились. Сверху на них смотрели несколько знакомых лиц.

– Вы живы там?! – кричал Андрей – парнишка из их команды, который управлял внедорожником с новобранцами.

– Да! С нами все хорошо! – прокричал в ответ Максим. – Как вы?! Все живы?!

– Пара мелких травм, но в целом – нормально! Вокруг только разворотило все! Сейчас мы спустим вам веревку!

– Погоди, Андрей! Мы тут кое-что нашли! Надо разведать местность! Спускайте веревку и далеко не отходите. Мы позовем, как вернемся!

Андрей показал большой палец, поднятый вверх, и парни тут же бросились к обнаруженной двери. Дэн, как всегда, самый нетерпеливый, принялся дергать ее за колесообразную конструкцию. Разумеется, дверь не открылась.

– Я думаю, что это нужно повернуть, – предположил Максим и, подвинув Дэна в сторону, изо всех сил навалился на колесо. Раздался короткий лязг, конструкция провернулась буквально на пол сантиметра и больше не поддавалась. – Похоже, проржавела. А ну-ка, дружно навалились!

Парни бросились помогать Максиму. Сначала раздалось натужное кряхтение Дэна, затем всех остальных, а потом снова лязгнуло, только гораздо громче, и в двери что-то зашипело, зашевелилось. Ребята от неожиданности дружно завопили и отпрыгнули в сторону, в любое мгновение, ожидая чего угодно. Мало ли какими средствами защиты Древние оборудовали эту махину! Когда стало понятно, что дверь ни на кого нападать не собирается, Максим осторожно потянулся рукой к колесу и медленно потянул на себя. Дверь поддалась.

– Ну что, кто первый? – спросил он у своих соратников.

– Ты командир, вот и топай, – отозвался Дэн. – А мы если что обещаем рассказать всем, что ты герой и сам бросился вперед!

– Пошел ты, – усмехнулся Максим и с осторожностью шагнул в дверной проем. В то же мгновение повсюду вспыхнул синеватый свет, и парни снова дружно заорали от неожиданности, тыкая стволами ружей во все стороны.

– Спокойно! – скомандовал Максим, поняв, что опасности нет. Парни находились в огромном помещении, которое по всему овальному периметру освещалось большими лампами. Повсюду располагались какие-то сложные конструкции из металла и древнего пластика. От двери к центру помещения тянулась длинная дорожка с подсвеченными контурами, в центре располагался довольно массивный модуль древнего оборудования, которое подключалось целой связкой трубок и проводов к большому, в человеческий рост, саркофагу. Последний располагался горизонтально на чем-то напоминающем широкий постамент.

– Твою ж бабулю! – восхищенно выдохнул Дэн. – Пацаны, да мы теперь богачи!

– Ага, надо только понять, что тут реально ценное, – усмехнулся Роджер. – А самое главное, как мы это все добро будем вытягивать на поверхность.

– Да ладно тебе! Мы ж нашли настоящий древний бункер! Или что это? Макс, ты как думаешь?

– Я думаю, надо сначала осмотреть здесь все и понять, какую пользу из этого мы можем извлечь. Дэн! Без разрешения ничего не трогать!

– Да я и не…

– Вот и не надо. – Максим перехватил ружье поудобнее и осторожно направился к центру зала. Ребята последовали за ним.

На самом деле эмоции переполняли Максима не меньше, чем Дэна. Хотелось просто прыгать от радости и возбуждения. Эта находка ведь действительно могла сделать ребят самой крутой и знаменитой командой во всей Гильдии! Да что там, такими ценностями могут заинтересоваться даже в Великом Оазисе! А это значит, что команде будут платить очень большие деньги, которых хватит на покупку нового транспорта, инструментов и оружия. Да и в карман каждому упадет немало!

Максим шагал по подсвеченной дорожке, а в его голове уже мелькали образы, как он и его парни заживут, когда вернутся домой. Но едва он оказался в центре зала, как все его мысли напрочь улетучились. Парень буквально застыл с открытым ртом, глядя в прозрачный саркофаг.

– Чего увидал? – спросил Максима подоспевший следом Томас. Тот в ответ лишь молча ткнул указательным пальцем в то, что предстало перед его взором.

– Вы чего встали, как… Охренеть!!! – Дэн тоже увидел, на что смотрят друзья, и чуть не задохнулся от эмоций.

В саркофаге лежала абсолютно голая девушка.

Глаза девчонки были закрыты, но в том, что она не мертвец, сомнений не возникало. Худое красивое тело сохраняло живой цвет, милое лицо окаймляли белокурые, слегка волнистые волосы, кончики которых прикрывали грудь, едва заметно поднимающуюся и опускающуюся в медленном ритме дыхания. Ростом она была не больше ста семидесяти сантиметров и в целом комплекцией от обычно человека ничем не отличалась.

– Что будем делать, парни? – наконец смог выдавить из себя Максим. – Давайте вместе решать.

– А что с ней? – спросил Дэн.

– Я откуда знаю? – Максим подошел вплотную к саркофагу и вгляделся в лицо незнакомки. – Очень похоже, что она спит, но со времен Древней Войны прошло уже лет пятьсот… За это время она должна была превратиться в груду костей!

– Я где–то читал, что древние люди использовали технологии длительного жизнеобеспечения, – рассказал Роджер. – Там, правда, речь шла о заморозке, но может тут что-то подобное?

– Очень на то похоже, – согласился Максим. – Но кто она? Если для сохранения ее жизни построили целый бункер, значит, девчонка была кем-то очень важным! И прежде чем подумать, как ее оживить, я предлагаю обсудить, а стоит ли вообще это делать? Или просто сообщить в Гильдию, и пусть сами разбираются.

– Логично, – согласился Томас. – Наше дело маленькое – находить и доставлять покупателю. Мы нашли, придумаем, как ее отсюда поднять наверх, а там пусть старики связываются, с кем хотят. Мы получим свои денежки и заживем!

– Да ладно, ребята! – возразил Дэн. – А если узнают в Оазисе? Вы же знаете, как Неприкосновенные относятся к угрозам их безопасности! Вдруг эта девчонка когда-то была их врагом? Думаете, ей позволят жить? Наверняка убьют и забудут! Как бы и нас не пришили, чтобы лишнего не разболтали никому!

– Согласен, – поддержал Роджер. – Я думаю, что мы с вами, друзья, нашли то, за что нам не деньги, а каждому по заряду плазмы в лицо светит. Надо просто свалить отсюда, а всем рассказать, что нашли склад древнего оборудования. Потом будем сюда ездить, таскать потихоньку…

– Нет, – оборвал его Максим. – Мы так не сделаем. Во-первых, это оборудование, наверняка, поддерживает ей жизнь. Если мы начнем его ломать, то она погибнет, а мы не убийцы. Во-вторых, были бы вы на ее месте, хотели бы навсегда остаться здесь, под землей?

– Хм, даже и не знаю, – невесело усмехнулся Томас. – Смотря, что ей там снится… Наш мир совсем не подарок…

– Это так, но я никого не бросаю… – Максим не успел договорить. Дэн, неугомонно крутящийся на месте в попытках рассмотреть весь интерьер зала, со свойственной ему неуклюжестью, задел локтем один из расположенных вокруг приборов, и в тот же миг все вокруг запищало, замигало какими-то лампочками и…

Девчонка открыла глаза.

Парни от неожиданности дружно отпрыгнули в сторону, а в следующий миг крышка саркофага просто исчезла, словно была не материальным объектом, а неким энергетическим полем.

– Мама дорогаяяяяя! – заголосил Дэн, вскидывая винтовку. – Она живая! Она живая, вашу мать, пацаны!!!

– Да заткнись же ты! – рявкнул Максим, тоже целясь в сторону саркофага, на всякий случай.

Девчонка шумно выдохнула и стала озираться по сторонам. Увидев парней с оружием, она резко вскочила, заплетаясь в собственных конечностях, неуклюже вывалилась из саркофага, и сжавшись в комок, отползла в ближайший угол.

– Не стрелять! – приказал Максим, слыша, как Дэн снова что–то завопил при виде резких движений девчонки. – Опустите стволы! Видите, она сама нас боится?!

Он отдал свое ружье Томасу и стал медленно подходить к девушке.

– Привет, – как можно мягче постарался проговорить он. – Меня зовут Максим. Ты понимаешь меня? Мы не причиним тебе вреда. Мы добрые и хорошие ребята. Мы сами боимся и не понимаем, где находимся. Но мы тебя спасем.

– Ты чего несешь, придурок? – донеслось сзади ворчание Томаса.

– Замолкни, – шепнул Максим, и снова обратился к девушке. – Ты понимаешь, что я говорю? Я хочу тебе помочь. Слышишь?

Девушка убрала ладони от лица, и Максим увидел, как на него смотрят невероятной глубины небесно-голубые глаза.

– Кто вы? – донесся до него мягкий, очень женственный голос.

– Мы? Да мы так… это… – Максим пытался лихорадочно подобрать слова, но в этот раз смекалка его серьезно подводила. Он совершенно не знал, что разумнее всего сказать этой девчонке. – Мы просто тут случайно оказались. На минное поле наехали и… вот…

– Твою маааать, – снова раздалось сзади, только уже голосом Роджера.

– Мы копатели, – наконец, собрал мысли в кучу Максим. – Ищем древние артефакты. Случайно провалились в яму, а тут… это место! И ты. Но мы не хотели тебя будить! Это нечаянно получилось!

– Где я? – не меняя интонации, спросила девчонка.

– Это мы у тебя хотели выяснить! – вырвалось у Максима, и он тут же с досадой хлопнул себя ладонью по лбу. – Я имею ввиду, что мы не знаем. Мы сами тут первый раз. А как тебя зовут?

Девушка мгновение молчала, затем произнесла:

– Елена.

– Елена… – повторил Максим. – Очень красивое имя! А кто ты? И что здесь делаешь?

– Не помню, – девчонка стала осторожно осматриваться по сторонам. – Мне знакомо это место, но… не помню…

– Ладно. Давай, мы сейчас принесем одеяло, чтобы ты могла укрыться, и заберем тебя отсюда? А там разберемся, кто ты, и что дальше делать. Идет?

Девушка утвердительно кивнула, но в следующее мгновение смущенно сжалась еще сильнее – наверное, только сейчас поняла, что на ней нет одежды.

– Дэн! Быстро беги в машину за пледом! – скомандовал Максим, и его неуклюжий боевой товарищ ринулся к выходу.

Через пару минут Дэн вернулся с дырявым полотном шерстяной ткани, которым застилали заднее сидение внедорожника, но сам к девчонке подходить не стал. Он передал плед Максиму, а тот осторожно укрыл девушку, после чего помог ей встать. Елена сразу же пошатнулась и едва не упала – ноги явно отказывались держать ее, видимо, из-за длительного пребывания в неподвижном состоянии. Максим чудом успел подхватить девчонку за талию и машинально поднял на руки. Вопреки ожиданиям, та не стала сопротивляться, а лишь устало положила голову парню на плечо.

– За пятьсот лет не выспалась, – тихо пробурчал себе под нос Дэн, но увидев грозный взгляд своего товарища, тут же умолк.

Добравшись до внедорожника, Максим усадил Елену на водительское сидение. Томас в это время окликнул Андрея. Спустя пару минут ребят стали вытягивать на поверхность.

Первым к веревке привязали Роджера, затем Дэна и Томаса. Когда Максим остался вдвоем с Еленой, стало понятно, что самостоятельно она рискует не удержать нормальное положение для подъема. Пришлось просить скинуть в яму дополнительное крепление и привязывать девчонку к себе. Веса в ней было не много, поэтому парни легко вытянули их двоих.

И тут началось. Все, конечно же, были шокированы находкой. Причем некоторые смотрели на девчонку с любопытством, другие с недоверием и даже со страхом, а кто-то явно хотел бы посмотреть на нее без пледа. Даже последних можно было понять, учитывая, что среди копателей девушки встречаются редко, а в команде Максима их вообще не было. Да что там говорить, он и сам отметил, что Елена очень красивая. Девушек такой безупречной внешности парень никогда не видел даже среди редко появляющихся во внешнем мире красоток Великого Оазиса. Кто знает, как бы с ней обошлись другие копатели… Высокими идеалами в их профессии мало кто отличался – скорее наоборот. Но в команде Максима ребята были достаточно порядочные, чтобы держать себя в руках. А новенькие на рожон не полезут – знают свое место. В этом плане девчонке несказанно повезло.

Однако она была не единственным объектом всеобщего интереса. Все хотели воочию взглянуть на древний бункер, и разумеется, Максим не мог отказать парням в таком удовольствии. Отправив Томаса трудиться «экскурсоводом», он отвел в сторону своих старых соратников и спросил:

– Ну, что делать будем? Внедорожник мы потеряли, это однозначно. Добычи у нас нет, потому что бункер разбирать на запчасти я не дам. По крайней мере, пока. Надо выяснить о нем побольше. – Максим покосился на внедорожник, в котором сидела Елена, отрешенно смотря куда-то вдаль. – С девчонкой надо тоже что-то делать. Правду рассказать мы не можем – если это окажется угрозой для Неприкосновенных, нас просто всех могут пустить в расход. А если даже до них слухи не дойдут, вокруг много других головорезов. Скрывать ее в Дэнгере тоже не получится. Среди копателей редко встретишь незнакомые лица. Тем более женские. Есть предложения у кого-нибудь?

– Мы можем попросить у Гильдии грузовик с подъемником и вернуться сюда за машиной в другой раз, – после недолгой паузы предложил Роджер. – То, что без добычи вернемся, конечно, плохо. Но если скажем, что на нас напали мутанты, Совет закроет глаза. Стариков больше будет волновать, что новеньких живыми вернули. А вот с девчонкой не знаю, что делать. Может побрить ее наголо, в мешковину нарядить, да за пацана выдать?

– Не пойдет, – покачал головой Максим. – Вычислят ее в два счета. А вот за внедорожником можно вернуться. Скажем Совету, что попали в оползень – они выделят грузовик. Сейчас каждая единица техники ценна. Главное, про бункер молчать. Про добычу – ладно. Переживем. И раньше пустыми возвращались. Но вы забываете, ребята, что с нами шестеро салаг, у которых тоже есть рты, и они умеют ими разговаривать. Если вам я доверяю, то им – нет.

– А давай их тут оставим? Скажем, что они на нас обиделись и не захотели домой возвращаться. – Дэн самодовольно улыбался во все тридцать два зуба.

– Давай, – согласился Максим. – Только Совету скажем, что обидел их ты.

– Ну, нет уж, – насупился Дэн. – Как в бункеры проваливаться, древних голых баб откапывать, так вместе, а как перед начальством отчитываться, так я один!

– Заткнись уже, шутник, – ударил его в плечо Андрей. – Некогда сейчас «ха–ха» развозить! Я вот думаю, с салагами у нас большого выбора нет – придется грамотно поговорить с ними, чтобы молчали. Они все сильно просились именно к нам в команду, значит уважают нас. А девчонку можно пока в Ауткаст определить. Там точно никто спрашивать не будет, кто она и откуда. Никакой официальной регистрации и никакого контроля.

– А что, идея! – поддержал Максим. – Ты предлагаешь к Аггай ее отвезти?

– Именно, – подтвердил Андрей.

Аггай была их давней подругой, живущей в поселении изгоев. Когда-то давно ее отца изгнали из Варруса за какие–то бунтарские дела вместе с дочерью. Такой политики придерживался правитель города – Владыка Эвилис. По его закону, если кто–то совершит преступление против власти, то наказанию подвергается не только преступник, но и все члены его семьи. Так Аггай оказалась в Ауткасте. Через некоторое время ее отец решил добраться до Океана, но так и не вернулся. Аггай осталась одна в своем небольшом доме, освоила дело лекаря, и вскоре вышла замуж за Вензеля – парня из их поселения. Пара получилась та еще, но Максим с ребятами любили их. Как-то Андрей получил серьезную травму на раскопках, и Аггай выходила его. Такое у копателей ценилось и не забывалось. С тех пор ей часто привозили различный древний хлам, годящийся на запчасти и в быту.

– Значит, решили, – постановил Максим. – Пойдем, с молодыми пообщаемся.

Новенькие выслушали ребят предельно внимательно, и каждый пообещал держать язык за зубами. Обещания, конечно, вещь сомнительной надежности, но в сложившейся ситуации оставалось только полагаться на взаимное доверие. За молчание Максим дал слово всем новеньким оставить их в своей команде. На том и договорились.

Когда Томас вернулся с последней любопытной тройкой из бункера, стали грузиться в обратную дорогу. Внедорожников осталось только два, поэтому пришлось распределять лишний народ. Благо транспорт был достаточно просторный и без проблем вместил всех, включая Елену. Ее Максим посадил рядом с собой на переднее пассажирское сидение, Роджера отправил назад к Дэну и Томасу. Еще в багажный отсек к ним присоединились двое ребят. Разворачивались осторожно, поскольку все вокруг разворотило взрывами, и Максим переживал, что поблизости остались не взорвавшиеся мины. Но обошлось без происшествий, и вскоре колонна снова поползла по дну каньона.

– На вот, съешь. – Максим протянул Елене шоколадное пирожное, которое купил для себя перед экспедицией. – Это поможет восстановить силы и взбодриться.

– А что это? – спросила девушка с любопытством.

– Это называется пирожное. Шоколадное. Не совсем свежее, но вкусно.

Елена аккуратно взяла пальцами приоткрытый сверток и осторожно откусила кусочек. Пару секунд она медленно жевала, затем ее глаза хищно расширились, и она буквально вгрызлась в пирожное, за мгновение, набив полный рот. Максим засмеялся.

– Не торопись! Лучше есть медленно, тогда удовольствие будет дольше.

– Очень вкусно! – не переставая жевать, воскликнула Елена. – А есть еще?

– Нет. – Максим продолжал весело посмеиваться. – Придется потерпеть до дома. Там тебя хорошо накормят.

– А где ваш дом? – спросила девушка.

– Еще пока далековато. Ты лучше расскажи, что вообще помнишь о себе или о своей жизни?

Восхищенный взгляд Елены помрачнел:

– Ничего.

– Совсем ничего?

Девушка отрицательно покачала головой.

– Ладно, не расстраивайся. Мы попробуем придумать, как вернуть тебе память. Только ты должна запомнить кое-что очень важное. Никому и никогда не рассказывай, где и при каких обстоятельствах мы тебя нашли. Это крайне важно! Если кто-то об этом узнает, тебя могут забрать плохие люди. Или даже убить.

– Ну, ты просто гений деликатности! – воскликнул сзади Дэн.

– Кто это – плохие люди? – без тени страха спросила девчонка.

– Эммм… – Максим на секунду замешкался, подбирая подходящее объяснение. – Понимаешь, наш мир совсем другой – не такой, какой был в твое время. Я, конечно, не знаю, сколько лет назад тебя поместили в этот бункер, и в этот… ну, этот ящик с прозрачной крышкой!

– Субъядерный автономный биогенератор?

Максим поперхнулся на полуслове, и парни все дружно уставились на девчонку ошалелыми глазами.

– Чего?!

– Это технология длительного сохранения живых организмов на уровне элементарных частиц, – объяснила Елена, сохраняя предельную серьезность. – Применяется для поддержания жизни в условиях психофизической неактивности. Создан в качестве более совершенной замены криотехнологиям.

Повисла пауза. Парни переваривали услышанное с открытыми ртами. Разумеется, никто ничего не понял, но звучало фантастически круто!

– Значит, все-таки, что-то ты помнишь? – наконец, спросил Максим.

– Наверное, – пожала плечами Елена. – Эта информация неожиданно сама всплыла в голове, как будто я всегда это знала.

– А больше ничего не всплывает? – возбужденно поинтересовался Дэн.

Девушка сосредоточенно сморщила лоб, но через несколько секунд отрицательно покачала головой:

– Нет. Больше ничего…

– Ладно, не все сразу, – попытался подбодрить ее Максим. – Вот поэтому я тебе и говорю – никто не должен знать, кто ты на самом деле.

– А кто я? – с искренним любопытством спросила Елена.

– Уффф, – выдохнул Максим. – Ну, кто ты конкретно, я не знаю. Но могу с большой долей вероятности предположить, что ты одна из древних людей – тех, кто жил до Древней Войны. Понимаешь, примерно пятьсот лет назад случилась глобальная война. Чего не поделили, сейчас уже толком никто не знает, но погибло почти все человечество. Все, что от него осталось – это семь городов с общим населением в пятьсот тысяч человек. Жизнь у нас суровая. Многие захотят выкупить тебя, как товар, а кто-то будет готов убить, чтобы заполучить себе… А если еще Неприкосновенные узнают, то могут и всех нас перебить.

Елена заметно помрачнела, но самообладания не потеряла.

– А кто такие Неприкосновенные? – спросила она.

– Им принадлежит центральный город – Великий Оазис, – пояснил Максим. – Это единственное место, где сохранилась древняя природа и достойные условия жизни. И единственное место, где добывается питьевая вода. Считается, что Неприкосновенные являются потомками победителей в Древней Войне. У них мощные технологии, так что никто им ничего противопоставить не может. Фактически, они диктуют условия всем остальным, кто вынужден выживать в пустыне. И если они узнают, что мы откопали представителя древней цивилизации, одному Богу известно, как они себя поведут. Поняла?

– Да, – задумчиво глядя вдаль, ответила Елена.

– Ты не волнуйся, – вклинился в разговор Томас. – Мы увезем тебя в очень надежное место. Там для тебя будет безопасно.

Девушка согласно кивнула и вопреки всеобщим ожиданиям даже не спросила, куда конкретно ее собираются увезти. Не смотря на все услышанное от Максима, она не выглядела ни испуганной, ни даже взволнованной. Напротив, будто потеряв интерес к дальнейшему разговору, она плотнее закуталась в плед, устало откинула голову на подголовник сидения и закрыла глаза.

– Она что, опять спать собралась? – шепотом проворчал Дэн.

– Мой организм привыкает к активности, – неожиданно ответила сама Елена, не открывая глаз, и Дэн вздрогнул от неожиданности. – Это дается непросто, приходится периодически разрешать ему отдыхать.

– Понял, молчу. Отдыхай на здоровье. – Дэн откинулся на сидение и сделал вид, будто рассматривает окрестности, хотя его взгляд еще долго то и дело стрелял в сторону Елены. Он всегда реагировал на странности через чур эмоционально. А тут древняя девчонка. Всем было не по себе.

Максим сильнее вдавил ногой педаль газа, и колонна поехала быстрее. Нужно было вернуться в зону поселений до темноты, чтобы минимизировать риски. На эту экспедицию происшествий достаточно.

Глава 2. Мутант

Елена открыла глаза. Перед ее взором предстал уже знакомый слегка обшарпанный потолок комнаты с тонкими сплетениями паутины по углам, и девушка снова вспомнила, где оказалась. Двумя днями ранее ее вывели из состояния анабиоза. С тех пор она не вспомнила ничего, кроме собственного имени. Елена совершенно не представляла кто она, откуда, и как оказалась в анабиозной капсуле. Люди, которые пробудили ее, выглядели абсолютно незнакомыми и вели себя крайне странно. Все они были молодыми парнями и казались на первый взгляд очень похожими друг на друга: худощавые, но жилистые, коротко стриженые, одетые в какую-то серую мешковину, с примитивным оружием. Елена сначала испугалась их, но потом поняла, что парни сами встревожены. Ее мозг еще плохо соображал, адаптируя нейронные процессы к состоянию бодрствования, организм постоянно стремился уйти в максимально экономный энергетический режим, в связи с чем девушка фактически пребывала в полусне. Однако, несмотря на это, она сумела запомнить имена незнакомцев. Главного звали Максим, остальных – Дэн, Томас и Роджер. Мозг подсказывал, что это обычные имена, которые Елена прежде неоднократно встречала.

А еще она запомнила странный, не сулящий ничего хорошего, рассказ Максима. По его словам, пятьсот лет назад цивилизация людей уничтожила сама себя в некой Древней Войне. Все оставшееся с тех пор – это семь городов посреди пустыни. Парень рассказывал что-то еще про сами города, про какой-то Великий Оазис с Неприкосновенными, но Елена понимала его с трудом. Сил на критическую обработку информации совсем не было, ровно, как и на эмоциональные реакции. Некоторая доля любопытства заставляла ее задавать вопросы, но в итоге она все равно ни в чем не разобралась. Максим заявил, что Елена жила пятьсот лет назад, до Войны, и хотя это звучало бредово, девушка откуда-то знала, что технические возможности субъядерного автономного биогенератора теоретически позволяют поддерживать жизнь еще дольше. В любом случае, разбираться во всем следовало самой. В тот момент Елена была благодарна парням лишь за то, что их намерения оказались дружественными.

А потом ее повезли в город с грустным названием – Ауткаст. Транспорт парней, которых, кстати, на поверхности оказалось намного больше, был наземным, до ужаса примитивным и медленным. Елена отметила про себя, что ее мозг замечает это, как нечто не соответствующее его представлениям, а значит, где-то в глубинах ее памяти закопана информация о более развитых технологиях. Но когда ее привезли в город, ощущение такого несоответствия усилилось в разы, и версия о пропущенном апокалипсисе уже не выглядела такой сомнительной. Ауткаст фактически представлял собой убогий массив строений, среди которых уныло торчали из земли несколько полуразрушенных многоэтажек, построенных по крайне допотопной технологии, и десятка два частных дворов с покосившимися деревянными хибарами. По словам парней, этот город населяли изгои – те, кого по разным причинам изгнали из других городов вместе с членами их семей. И хотя место было совсем не радужным, почему-то именно здесь, с точки зрения Максима, Елена могла быть в полной безопасности. Девушка пока даже не понимала, какие опасности ей могут угрожать, но спорить не стала. Нечто интуитивное внутри нее подсказывало, что сейчас следует просто наблюдать и изучать окружающую обстановку.

Внедорожник остановился у хлипкого забора одного из частных дворов. К тому моменту Елена обратила внимание, что до Ауткаста доехала только одна машина, которая везла ее. Остальные, видимо, успели отделиться раньше, пока девушка спала. Сначала во двор вошли только Максим и еще один парень, по имени Андрей. Их не было минут пятнадцать, затем вернулся Андрей и позвал всех в дом.

Внутри хибары оказалось на удивление уютно. Елена очень хотела есть, и первое, что она ощутила – это невероятно вкусный запах чего-то съедобного. За простеньким деревянным столом вместе с Максимом и Андреем сидели еще двое – женщина, лет сорока, с заплетенными в хвост волосами мышиного цвета и неожиданно доброй улыбкой, а рядом с ней – мужчина постарше: худой, заметно потасканный жизнью, но улыбающийся еще более восторженно.

На столе перед мужчиной стояла большая стеклянная емкость с какой-то мутной жидкостью, а посередине располагалась металлическая посуда с едой, источающей манящий запах.

– Здравствуй, Елена, – мягко поздоровалась женщина. – Максим рассказал нам про тебя. Меня зовут Аггай, а это мой муж – Вензель. – Она кивнула в сторону мужчины. – Мы будем рады, если ты остановишься у нас.

Елена не знала, какого ответа от нее ждут, но в тот же миг почувствовала, как ее организм снова настойчиво пытается уснуть.

– Ты здорова? – обеспокоенно поинтересовалась Аггай, а в следующий миг Елена уже ощутила, что лежит на чем-то очень мягком, укрытая чем-то теплым, и чья-то рука заботливо трогает ее лоб.

– Все нормально… – попыталась девушка объяснить сквозь сон. – Просто… организм… восстанавливает… после фазы… неактивности…

– Отдыхай спокойно, – донесся до нее добрый, но настойчивый голос, который потом неожиданно превратился в сердитый шепот. – Ну, чего столпились тут?! Завтра приезжайте! Пусть девочка выспится! Вензель! Иди спать, пьянь!

Елена проснулась утром, и первое, что предстало ее взору – этот самый потолок. Привстав на локтях, она увидела, что находится в небольшой комнате, пространство которой почти полностью занимает кровать, в которой девушка и лежала. Плед с нее сняли, и одели в какую-то старую серую пижаму из грубой ткани. Рядом с кроватью стоял большой платяной шкаф, а слева от него располагалась единственная дверь. Решив посмотреть, что за ней, Елена выбралась из кровати и, шаркая босыми ногами по неровному полу, покинула комнату.

По ту сторону двери оказалось помещение крупнее – то самое с деревянным столом, в котором вчера Елену встречали хозяева дома. Только теперь стол пустовал, а из присутствующих здесь была только Аггай. Хозяйка стояла боком к Елене, протирая тряпкой деревянные тарелки над тазиком грязно-серого цвета, и что-то тихо напевала сама себе. Увидев вошедшую гостью, она приветливо улыбнулась и спросила:

– Выспалась? Есть хочешь?

Елена вдруг поняла, что безумно голодна еще с самого момента пробуждения в анабиозной капсуле.

– Да, очень хочу!

– Тогда садись за стол, сейчас пирожки подоспеют.

– А что такое пирожки? – Елена нахмурилась, пытаясь вспомнить, что означает это забавное слово.

Аггай по-доброму засмеялась:

– А вот сейчас и попробуешь!

Девушка осторожно села на страшно скрипучий деревянный стул. Хозяйка, тем временем, открыла небольшую дверцу на массивном закопченном устройстве, из которого тянуло новым, но не менее приятным запахом, и извлекла наружу широкую металлическую пластину. На последней в несколько рядов лежали какие-то кульки золотистого цвета. От них к потолку струился легкий дымок, и Елена поняла, что сводящий с ума аромат еды источают эти забавные штуки.

Аггай поставила пластину на стол и радостно объявила:

– Вот тебе и пирожки! Угощайся!

Елена, недолго думая, схватила первый попавшийся пирожок, но тут же обожглась и отдернула руку.

– Осторожнее! Только же из печки вытащила! – воскликнула хозяйка.

– Из чего? – не поняла Елена, потряхивая обожженными пальцами.

– Из печки! Вот, смотри. Это называется печка. Там внутри очень высокая температура, потому что снизу горит огонь. Чтобы приготовить пирожки, нужно их испечь. То есть поместить вот сюда и ждать, пока горячий воздух обработает их до вот такой хрустящей золотистой корочки. Поняла?

Елена неуверенно кивнула и снова потянулась за пирожком, только в этот раз осторожнее.

– Дуй прежде, чем есть, – велела Аггай.

– Куда дуть? – опять не поняла девушка.

Хозяйка снисходительно улыбнулась, отложила в сторону посуду и села за стол напротив Елены.

– Смотри. – Аггай аккуратно взяла в руки пирожок, поднесла ко рту, но вместо того, чтобы кусать, сделала губы трубочкой и стала дуть. – Вот так.

Елена повторила за хозяйкой, и через мгновение кусочек пирожка таки оказался у нее во рту. Вкус был настолько волшебный, что девушка закрыла глаза от удовольствия.

– Очень вкусно!

– Я рада, что тебе понравилось, – улыбнулась Аггай. – Ты хорошо себя чувствуешь? Слабость прошла?

– Уже лучше. Но для полного восстановления требуется около трех дней. – Елена пыталась жевать и говорить одновременно, от чего получалось не очень внятно. – Мое тело долго пробыло в состоянии анабиоза. Теперь мозгу и нервной системе необходимо заново выстроить нейронные связи. То есть научиться управлять телом.

– Хм… Интересно. А еще что-нибудь можешь вспомнить о себе? Или о том, что с тобой произошло?

– Нет. Я пыталась, но… ничего. Только имя.

– Что ж, и это хорошо, – подбодрила Аггай. – Я встречала случаи амнезии, в которых память возвращалась со временем. Будем надеяться, что и у тебя получится. А если нет, то Максим найдет способ показать тебя лекарям Хиллвиля.

– Почему вы помогаете мне? – осторожно спросила Елена.

Аггай пожала плечами и усмехнулась:

– Ну, не оставлять же тебя на произвол судьбы! Ты ведь совсем не знаешь нашего жизненного уклада, наших законов и правил… Твое появление для нас – историческое событие! Но не все люди такие добрые, как Максим и его друзья. Поэтому тебя привезли в Ауткаст – место, где нет никакого контроля населения. Здесь проще всего укрыться.

– Историческое событие? – Елена недоуменно нахмурилась. – Почему?

– Потому что никто никогда не откапывал живых представителей древней цивилизации. – Лицо женщины было абсолютно серьезным.

– Вы тоже уверены, что я жила пятьсот лет назад? – Девушка до последнего надеялась, что все не так плохо.

– Пятьсот или больше, – кивнула Аггай. – Тебя нашли в землях, куда прежде никто не ходил. В месте, оборудованном древними технологиями. Сомнений быть не может.

Елена некоторое время молчала, пытаясь осмыслить услышанное. Если она действительно пробыла в анабиозе половину тысячелетия, то все, что ее сейчас окружает – новый, абсолютно незнакомый мир, в котором ей неизбежно предстоит адаптироваться, без вариантов вернуться к былой жизни. Это, как минимум, обескураживало.

– Я помню, меня поднимали из-под земли… Как Максим и его друзья оказались там? И зачем?

– Они – копатели, – пояснила Аггай. – Это такая современная профессия. Они ездят по безлюдным землям в поисках древних артефактов и всякого металлолома. Там, где они тебя нашли, было минное поле. Машина Максима провалилась под грунт, как раз в том месте, где располагался вход в бункер. Внутри лежала ты.

«Значит, это случайность…», – Елена озадаченно нахмурила лоб. Судя по всему, никто из ныне живущих не знал о ее существовании. А значит, девушка могла вообще не проснуться никогда, если бы ее не нашли…

– Ясно. Парни тоже живут здесь, в Ауткасте?

Аггай отрицательно покачала головой:

– Нет. Они из Дэнгера – города копателей. Он находится в пятнадцати километрах к югу отсюда. – Хозяйка указала рукой направление.

– У копателей есть целый город? – Елена искренне удивилась.

– Да. Это самое ближайшее поселение к Пустым Землям – так мы называем пространство за пределами границ семи городов. Дэнгер построили первые копатели для временного размещения рабочих бригад. Но с тех пор прошли столетия. Город остался. Сегодня его очень ценят, но не особо спешат снабжать хорошей техникой или оружием. Копатели нужны другим городам, как рабочая сила, но никому не нужны, как лишний соперник на военно-политической арене.

– Города воюют между собой? – Елена насторожилась. Если она в зоне боевых действий, нужно обязательно об этом знать!

– Нет. – Аггай по-доброму улыбнулась, словно почувствовала тревогу гостьи. – Открытые войны были запрещены Великим Оазисом еще лет триста назад. Считается, что Неприкосновенным надоело терпеть нескончаемые бои рядом со своими драгоценными стенами, и они решили навести порядок. Они запретили открытую агрессию под угрозой полного уничтожения и создали другой способ борьбы за власть.

– Какой? – Елена чувствовала каким-то шестым чувством, что ей обязательно нужно выяснить подробности существующих социальных и политических условий. Словно эти знания были составной частью успешного выживания.

Аггай с подозрением взглянула на девушку, явно удивившись ее интересу к этой теме, но ответила:

– Турнир Гладиаторов. Каждый год города имеют право направить свою команду воинов для участия в битве за право контроля над основными источниками ресурсов. Это довольно суровое и жестокое состязание. Уже пятьдесят лет неоспоримым победителем остается Варрус.

– Почему? – удивилась Елена. – Его воины настолько сильны?

– Не совсем. Варрус активно развивает кибертехнологии. Его воины выходят на Турнир, обвешанные целым арсеналом оружия и брони, что дает им большое преимущество.

– А другие города?

– Ну, во-первых, участвуют не все. Великому Оазису, например, нет нужды воевать за наши ресурсы. В Дэнгере есть отважные ребята – такие, как Максим, но они не обучены военному делу. Да и сражаться им нечем. Про Ауткаст молчу – сама все видела и понимаешь. Остается только Хиллвиль, Криетрон и Гарфурд. У них тоже сильные войска. Но с Варрусом пока им совладать не удается. Хотя каждый год они пытаются. – Взгляд хозяйки вдруг стал мрачным. – Надеюсь, когда-нибудь у них получится…

– Вы хотите, чтобы победил другой город? – заметила Елена.

Аггай согласно кивнула:

– Было бы неплохо. Варрусом управляет Владыка Эвилис – алчный, властолюбивый тиран. Как победитель Турнира, он имеет право устанавливать цены на ресурсы и размеры таможенных налогов. Разумеется, он делает это таким образом, чтобы другие города чувствовали себя униженными и обделенными. Говорят, до Варруса какое-то время правил Хиллвиль… Все было гораздо справедливее.

– Расскажите мне о других городах, – попросила Елена, чувствуя не на шутку разыгравшееся любопытство. – Ну, о трех других, которые тоже участвуют в Турнире.

Аггай взяла еще один пирожок, откусила кусочек, и принялась рассказывать:

– Все города не похожи друг на друга. У тебя еще будет возможность посмотреть на них, сама убедишься. Хиллвиль лично мне нравится. У них очень необычная философия жизни, в которой, в отличие от Варруса, ценятся такие вещи, как честь, отвага, помощь страждущим… В Хиллвиле хорошо развита медицина и целительство. Но, в то же время, власть Хиллвиля принадлежит кланам профессиональных убийц, что не делает городу чести. Однако даже у них есть свой моральный кодекс. – Аггай многозначительно посмотрела на Елену.

– В отличие от Варруса? – догадалась та.

– Именно так, – кивнула хозяйка и продолжила: – Криетрон – город ученых. Они занимаются выведением новых видов животных и растений. В общем, они кормят нас всех, за что мы им бесконечно благодарны. А для защиты они создают совершенных боевых мутантов, с которыми, кстати, участвуют в Турнире. Жуткие твари. – Аггай поморщилась. – О Гарфурде рассказывать особо нечего. На мой взгляд – абсолютно бесполезное место. Впрочем, как и Ауткаст. Там правят женщины-воины, не признающие мужчин. Фактически это человеческие мутанты. Они обладают огромной физической силой, которая, как говорят, развивалась эволюционно с древности. Выживают они тем, что продают в рабство своих дочерей, которые не унаследовали этой генетической особенности. Пожалуй, после Варруса они мне нравятся меньше всего.

Аггай умолкла. Елена хотела задать еще миллион вопросов, но неожиданно парадная дверь дома с грохотом отворилась, и на пороге показался мужчина, которого хозяйка вчера представила, как своего супруга.

– О! – восторженно воскликнул он. – Наша гостья проснулась! Как тебе спалось? – Он сел на скамью возле входа и принялся снимать сапоги.

– Хорошо, спасибо, – постаралась улыбнуться Елена.

– Женушка моя тебя покормила? – Он с притворной суровостью посмотрел на супругу.

– Да, мы ели… – Елена замешкалась, забыв название.

– Пирожки, – подсказала Аггай, весело улыбаясь. – Вензель, и ты садись за стол, а то уже остывают!

– Сейчас-сейчас! – мужчина прошел к рукомойнику и принялся тщательно мыть запачканные в чем-то черном руки. – Можете поздравить меня с победой! Я нашел причину, по которой двигатель в машине не запускается. Сегодня починю!

– Правда? Это хорошая новость! – обрадовалась Аггай и пояснила Елене: – Он у меня механик. Чинит машины и всякую технику.

– За это очень хорошо платят, – заговорщицки подмигнул Вензель, усаживаясь за стол. – Не так, конечно, как механикам Варруса, но на жизнь хватает.

– А чем занимаются другие изг… жители Ауткаста? – Елена поправилась, стараясь не обидеть хозяев.

– Ты можешь называть вещи своими именами. – Вензель расплылся в доброй улыбке. – Нас все зовут изгоями, и мы на это уже давно не обижаемся. А занимаются все, кто, чем может. Кто-то что-то чинит, кто-то держит небольшие фермы, а кто-то лазает по помойкам в поисках еды. Сброда здесь всякого хватает, так что лучше одна за пределы двора не выходи, пока не освоишься.

– Ладно, – согласилась Елена. – А когда я смогу посмотреть другие города?

– Об этом тебе лучше поговорить с Максимом. Мы с Аггай редко выезжаем из Ауткаста. А они постоянно колесят по всей округе.

– И как мне с ним поговорить? Он же в другом городе…

Вензель добродушно расхохотался:

– Ты что, думаешь, парни бросили тебя тут, и забыли? Они сегодня приедут! Только немного позднее.

Почему-то Елена искренне обрадовалась, услышав эти слова. Конечно, она была благодарна Аггай и Вензелю за гостеприимство, но оставаться на всю жизнь в городе изгоев девушка не планировала, даже не смотря на опасности нового мира. Она чувствовала необходимость изучить все самостоятельно, и знала, что вчерашние ребята могут ей в этом помочь.

Они действительно приехали через два часа. За это время Елена успела научиться мыть посуду, что оказалось очень скучным и неприятным занятием, и посмотреть, как муж Аггай ковыряется в двигателе старого, похожего на металлолом колесного транспорта. В небольшой гаражной пристройке их и застали ребята.

– Тебя уже работать заставили? – с радостной улыбкой на лице спросил Дэн. Сегодня их было трое – еще Максим и Томас.

Вензель засмеялся, отложил в сторону инструменты и принялся обниматься с гостями.

– Она просто смотрит! Ей интересно! Правда, Елена?

– Правда, – честно кивнула девушка. – Гораздо интереснее, чем мыть посуду.

На этот раз захохотали все, хотя Елена совсем не поняла, из-за чего. Неужели кому-то нравится мыть посуду?..

Вензель провел ребят в дом и пригласил за стол. Аггай чем-то увлеченно орудовала возле печки. По комнате струился новый запах еды – не похожий на пирожки, но тоже очень вкусный. Елена поняла, что опять безумно голодна, однако, когда хозяйка поставила на стол тарелку с какой-то подозрительной мешаниной, плавающей в мутной жидкости, недоверчиво спросила:

– А это что?

– Это вареная печень мутанта! – хитро улыбаясь, объявил Дэн.

Елена поморщилась, с недоверием глядя в тарелку, но Аггай ее успокоила:

– Не слушай этого оболтуса! Это овощной суп! Растения варятся в воде, в итоге получается такая консистенция. Выглядит, может быть, и не очень, но вкусно. Попробуй!

Елена взяла в руки странное металлическое устройство, которым все зачерпывали жижу из тарелки, и попыталась повторить. Но видимо, что-то пошло не так, и половина мутной воды пролилась мимо ее рта. Однако то, что попало на язык, оказалось горячим и действительно приятным на вкус. Через несколько неудачных попыток, сопровождающихся смехом Дэна и улыбками остальных, девушка все-таки научилась есть суп без потерь.

Когда с едой было покончено, Максим стал расспрашивать Елену о ее прошлом, но та по-прежнему ничего не помнила. Через некоторое время она снова почувствовала непреодолимое желание прилечь, и даже расстроилась, что не смогла толком поговорить с ребятами. Однако организм был настойчив. Елену увели под руки в комнату с кроватью, и едва она оказалась в горизонтальном положении, реальность сменилась яркими сновидениями.

Елена была где-то в другом месте. Где-то очень далеко-далеко. Вокруг процветала естественной красотой первозданная природа, простираясь во все стороны за горизонт. Девушка стояла на вершине отвесных скал, с которых вниз падал мощный, ослепительно красивый водопад. Внизу быстрым потоком текла кристально чистая река, уходя вглубь густого тропического леса. Небо блистало солнечной лазурью, теплый ветерок игриво ласкал кожу. Было так уютно и радостно, что хотелось остаться в этом месте навсегда. Елена обернулась и увидела позади себя красивый дом, сделанный практически полностью из прозрачного материала. Сквозь стены, отражающие солнечные лучи, проглядывался интерьер, зеленеющий живой природой почти так же, как снаружи. Рядом с домом грациозно стояло большое статное животное, покрытое короткой черной шерстью, с массивными пернатыми крыльями, сложенными на спине…

Но вдруг сон резко сменился. Теперь Елена кралась по развороченному взрывами асфальту, между выщербленных останков многоэтажных строений. Ее тело обтекал боевой бронекостюм, в руках девушка держала смутно знакомое устройство… «Импульсный излучатель…», – подсказала память. Рядом с Еленой в слаженном боевом порядке двигались бойцы в камуфляже с короткими автоматами. Где-то далеко гремели взрывы и пулеметная стрекотня. Внезапно с оглушительным грохотом что-то взорвалось совсем рядом, и мир завертелся перед глазами бешеным колесом.

А в следующее мгновение Елена проснулась, и теперь снова лежала в кровати, прокручивая в памяти события минувшего дня.

На этот раз в комнате было темно. Из маленького окна, задернутого старыми застиранными занавесками, не поступал свет, а значит, Елена проспала весь остаток дня до глубокой ночи. Девушка повернулась на бок, но через десять минут поняла, что спать ей совсем не хочется. Тогда она поднялась с кровати и вышла в соседнюю комнату. Там тоже царила темнота, и никого не было. Из третьей комнаты, в которой Елена еще не бывала, доносился жуткий храп, и девушка не решилась туда заходить. Вместо этого, она влезла в первую попавшуюся обувь и вышла на улицу. Покидать двор Елена не собиралась, поскольку Вензель ее предостерегал от этого вполне серьезно. Однако, очень хотелось подышать свежим воздухом, и она просто села на широкие ступеньки, за входной дверью. Какое-то время девушка задумчиво сидела, смотря в черное ночное небо, и вспоминала свой странный сон. Происходило ли это с ней когда-то на самом деле, или это просто игры разума? Что это было за прекрасное место с водопадом? Елена вспомнила то чувство, испытанное во сне. Словно она была дома… Но потом ей почему-то приснилась война. Может быть, эта была та самая война, которая уничтожила древнюю цивилизацию?..

Из раздумий Елену внезапно вывел настораживающий звук. Как будто что-то копошилось на заднем дворе, издавая при этом противное пыхтение. Наверное, девушка должна была испугаться, но вместо этого ей стало очень любопытно. Она встала и осторожно, стараясь не шуметь, направилась к источнику звука. Крадучись, Елена обошла дом, и перед ее взором предстало нечто. Крупное, в половину человеческого роста, уродливое существо на четырех лапах, покрытое короткой шерстью с большими проплешинами, рылось мордой в большом металлическом баке, разбрасывая во все стороны какой-то хлам. Наверное, у него был очень хороший слух, потому что, едва Елена вышла из-за угла, существо прекратило свое увлекательное занятие, и повернулось мордой к ней, оскалив мощную широкую пасть с большими клыками. Девушка почувствовала укол страха внизу живота, а в следующее мгновение существо, издав жуткий утробный рык, бросилось в атаку. В два прыжка оно преодолело расстояние, и Елена лишь успела закрыть лицо руками прежде, чем уродливая туша сбила ее с ног. В тот же миг правое предплечье пронзила страшная боль – существо сомкнуло челюсти на тонком запястье девушки и потянуло на себя. Елена закричала, пытаясь инстинктивно сопротивляться, но внезапно что-то изменилось. Боль вдруг резко притупилась, страх обратился хладнокровием. Во всем теле девушка ощутила энергетические импульсы колоссальной силы. Мозг с чудовищной скоростью включал забытые нейронные цепи в нервной системе.

Каждая клетка тела отозвалась пульсацией энергии. Елена рванула руку на себя, притягивая существо ближе, другой рукой схватила его за морду и стала расцеплять челюсти. Хватка монстра ослабла. Он злобно зарычал, пытаясь вырваться, но Елена поймала его освобожденной рукой за нижнюю челюсть и, придавив телом к земле, стала поворачивать уродливую голову по кругу. Существо жалобно взвыло. Еще немного, и его шея бы хрустнула, но внезапно до Елены донесся крик Вензеля:

– Елена!!! Отойди!!!

Девушка замешкалась и выпустила монстра из рук. В следующий миг раздался выстрел. Мужчина стоял во дворе в одних кальсонах и держал в руках ружье. Освобожденный монстр молниеносно вскочил на лапы и бросился к забору. Вензель прицелился еще раз, но промахнулся – существо, перепрыгнув через ограду, исчезло в темноте.

– Ты в порядке? – Мужчина подбежал к Елене. На его лице была смесь тревоги и недоумения.

– Рука, – морщась от вернувшейся боли, вымолвила девушка. Пульсация энергии постепенно утихала, возвращая тело в привычный режим функционирования.

Внезапно рядом появилась встревоженная Аггай.

– Вензель, веди скорее ее в дом! Нужно срочно осмотреть рану!

Мужчина помог Елене подняться и повел следом за убежавшей хозяйкой. Когда они оказались в комнате, на столе уже были разложены какие-то пузырьки, бинты и прочие штуки явно медицинского назначения.

– Показывай скорее! – велела Аггай.

Елена села за стол и положила на него изувеченную руку.

– О нет… – с ужасом вымолвила женщина, закатав окровавленный рукав. – Вензель! Тут шить надо! И еще нужен антибиотик! – Она схватила большой кусок белой ткани и приложила к руке Елены. – Зажми ей рану и держи, пока я не вернусь. Ампулы в подвале!

Аггай умчалась во двор, а Вензель занял ее место и крепко прижал ткань к ране Елены.

– Что это было за существо? – спросила девушка.

– Это шакал. Мутант. Они часто забредают в город, в поисках еды. Елена, зачем ты пошла на улицу ночью? Я же говорил – это не безопасно!

– Я не собиралась выходить за ограду. Мне просто не спалось, и я решила выйти подышать.

– Что ты пыталась сделать с этим шакалом? – Голос Вензеля звучал крайне настороженно. – Я видел, как ты едва не свернула ему шею!

– Я защищала свою жизнь… – Елена попыталась оправдаться, сама с трудом осмысливая произошедшее.

– И правильно делала! Но… Как?! Ты же хрупкая девчонка! Откуда в тебе столько силы? Ты точно ничего не скрываешь от нас?

– Нет, – честно ответила Елена. – Я действительно ничего не помню. Все произошло… автоматически…

Спустя пару минут вернулась Аггай и бросила на стол какое-то устройство с иглой.

– Давай, отпускай, – велела она мужу. Тот аккуратно убрал ткань с раны, и они оба замерли с крайне недоумевающими лицами.

– Не может быть! – вымолвила Аггай. – Но ведь… были страшные раны!

Елена взглянула на свою руку и увидела, что на месте рваного, изливающего кровавый ручей месива, которое еще пять минут назад ввергло в панику хозяйку, красуются несколько уже некровоточащих отверстий.

– Это невозможно! – снова воскликнула Аггай, не в силах оторвать взгляд от руки Елены. – Регенерация не может идти с такой скоростью! Я не знаю, что делать… – Она с недоумением посмотрела на мужа.

– Ничего не надо, – проговорила Елена. – Ткани сами затянутся. Инфекция в крови уже уничтожена. Я просто знаю это. Не спрашивайте откуда.

Ошеломленные супруги молча переглянулись. Затем Аггай все-таки наложила Елене повязку и отвела ее в спальню. Однако девушка еще долго не могла уснуть и невольно подслушала, как Вензель рассказал жене о том, что увидел.

– Понимаешь, Аггай? – возбужденно шептал он. – Она держала его за пасть руками! Да так, что шакал едва трепыхался! Я даже подумал, что это она напала на зверя!

– Ты уверен, что тебе не показалось? – недоверчиво спросила Аггай.

– Да ты что! Неужели я совсем слепой? И как вообще такое может показаться? Если бы я не подоспел, на заднем дворе сейчас бы лежал труп со свернутой шеей!

– Но ведь она совсем хрупкая девушка! В ней веса-то килограмм пятьдесят от силы… А с шакалом бы и ты не справился без оружия! Как такое возможно?

– А как возможно, чтобы ее раны затягивались с такой скоростью?

На несколько секунд повисло молчание, затем хозяйка шепотом спросила:

– Ты хочешь сказать, что Елена опасна?

– Не знаю, Аггай… Не думаю, что она собирается намеренно причинять кому-то зло. Но присматривать за Еленой однозначно надо.

– Завтра поговорим с Максимом, – решительно заявила женщина. – Ребята собирались вернуться в ее бункер. Может быть, найдут какие-то ответы…

На этих словах Елена стала засыпать, и дальнейший диалог потонул в сгущающемся тумане дремоты. В ту ночь ей больше ничего не снилось.

Глава 3. Ловчие

Максим резко повернул рулевое колесо вправо, и внедорожник, подняв клубы песчаной пыли, с заносом свернул в колею, ведущую в Ауткаст.

– Эй, полегче! – возмутился сидящий позади Дэн. – Я тут вообще-то ружье чистить пытаюсь!

– На кой оно тебе сейчас сдалось? – усмехнулся Томас. – До следующей экспедиции далеко еще. Успеешь почистить.

– Отпуск не означает, что нужно забыть про свою малышку! – гордо заявил Дэн и бережно погладил дробовик по деревянному прикладу.

– Может, женишься на ней? – Томас заржал в голос. – От Марты из команды Гвоздя ты же отказался! А она так хотела тебя…

– Фу! – Дэн скривился в гримасе отвращения. – Не напоминай лучше. А то сейчас стошнит.

Максим не сдержался и тоже расхохотался:

– Да ладно тебе, Дэн! Мутанты на тебя и прежде нападали! Правда, не такие пьяные…

– Смейтесь, смейтесь! – угрожающе проговорил Дэн. – Когда в следующий раз пойдем в трактир, я скажу Варьке из бригады Джонса, что вы оба от нее без ума!

– Не смей! – в один голос рявкнули Максим с Томасом и тут же перестали смеяться. Но всего на пару секунд, после чего в голос захохотали все трое.

Почти две недели минуло с того дня, когда ребята вернулись из экспедиции со странной девушкой, по имени Елена. Не смотря на множество реальных проблем, которыми грозила сложившаяся ситуация, все обошлось на удивление удачно. Новички честно держали язык за зубами. Елену тайно отвезли в Ауткаст. Пришлось какое–то время уверять Аггай, что девчонка действительно из древнего бункера, а не чья-то ворованная подружка из Варруса. Само собой, в рассказ ребят было весьма трудно поверить, учитывая, что прежде живых представителей погибшей цивилизации никто никогда не откапывал. Однако Аггай доверяла ребятам, и, в конце концов, ее удалось убедить.

С Вензелем все обошлось значительно проще. Услышав историю ребят о древней девушке, он с восторгом захлопал в ладоши и, достав из-под стола большой бутыль какой-то местной бодяги, под грозным взглядом жены радостно объявил: «Ведите! Будем знакомиться!». Пришлось остаться дольше, чем планировалось.

Первые двое суток Елена выглядела вяло и периодически погружалась в сон прямо на ходу. Аггай, как опытный лекарь, регулярно осматривала ее, но никаких отклонений не нашла. Сама Елена утверждала, что ее организм полностью здоров, просто в нем идут какие-то процессы восстановления, суть которых никто не понимал.

После первой ночи девушка стала понемногу адаптироваться к окружающей обстановке. Современный язык она понимала очень хорошо и сама разговаривала без каких-либо проблем. Ела общую еду с аппетитом, пила воду, на самочувствие не жаловалась. Да и вообще, никаких особенных физиологических отличий поначалу никто не заметил. Если бы не ее экзотическая для здешних мест внешность, можно было бы и не заподозрить, что она чужая. А уж, что чужая минимум на пятьсот лет, так и вообще никому бы в голову не пришло.

Но во вторую ночь случился инцидент, который поверг всех в шок. На девчонку напал мутант, забравшийся во двор в поисках еды. По рассказам Вензеля, это был взрослый шакал, весом килограммов в шестьдесят, голодный и свирепый. Такие твари обитали в Пустых Землях, но иногда захаживали в города, если не могли раздобыть еду в пустыне. Отогнать их представлялось возможным только с помощью хорошего заряда дроби, и горе тому несчастному, кто встречал шакала один на один без оружия. В общем, у хрупкой Елены шансы остаться в живых практически отсутствовали. Но, вопреки всем ожиданиям, она не просто выжила, а едва не свернула свирепому зверю шею. Если бы эту историю Максиму рассказал кто-то малознакомый, он ни за что бы не поверил.

Однако в ту ночь произошло еще кое-что более странное. Шакал успел укусить девчонку. Аггай уверяла, что укус оказался крайне серьезным. Она даже не была уверена, что сможет сама его заштопать. Но когда на следующий день Максим с ребятами приехали навестить свою подопечную, на ее руке красовались лишь несколько свежих затянувшихся шрамов. Объяснить это происшествие не смог никто, а Елена так ничего нового о себе и не вспомнила.

Эти события заставили Максима быстрее решать вопрос о снаряжении новой экспедиции для возвращения в древний бункер.      Первым делом он отправился в Совет Гильдии клянчить грузовик с подъемником. История о том, что потерянный внедорожник накрыло оползнем, прошла на ура, и уже спустя пару дней парни впятером тайно выдвинулась к месту обнаружения бункера. Никого лишнего брать в группу не стали – только Максим, Дэн, Томас, Роджер и Андрей. Сначала в планах было взять с собой Елену, но Максим решил перестраховаться и предварительно провести разведку без нее. Все же угроза, что новички проболтаются сохранялась. Единственное, чего салаги не знали, так это где парни спрятали девчонку, поэтому оставить ее в Ауткасте было разумно.

Однако по ту сторону каньона ребят ждало огромное разочарование. Ямы, в которую провалился внедорожник, больше не было. На ее месте красовалась картина массивного обвала грунта, разгрести который представлялось возможным только с помощью специальной техники. В Дэнгере такой не было. А получить ее в Варрусе разрешалось исключительно при условии, что город заберет половину от найденного. Поэтому, к разочарованию всех, включая Елену, пришлось забыть о бункере до более благоприятных времен.

Сразу после возвращения Максима Совет Гильдии потребовал официальных объяснений, почему в очередной раз его команда потратила топливо впустую. Несколько дней ушло на разбирательства, комиссии и прочую бюрократическую ерунду, в ходе которой молодой лидер потратил кучу нервов, но все же сохранил рейтинг своих ребят на приемлемом уровне. Когда Гильдия успокоилась, Максим решил плюнуть на дела и отправил команду в отпуск на две недели.

В первые два дня парни ушли в конкретный загул и почти не вылезали из трактира их давнего приятеля Ахмеда. В прочем, это заведение было единственным злачным местом в Дэнгере, где разрешалось отпустить себя во все тяжкие. Поэтому выбирать не приходилось. И хотя Максим не очень-то уважал такое времяпрепровождение, в первый день напился так, что проснулся в курятнике какой-то незнакомой бабы и долго не мог понять, как там оказался. Учитывая, что хозяйка очень даже правдоподобно испугалась, когда обнаружила в своем сарае нагло храпящего копателя.

На третий день, прекратив пьянство, ребята разделились. Роджер с Андреем отправились в Варрус решать какие-то свои личные вопросы, а Максим, Дэн и Томас стали почти каждый день наведываться в Ауткаст, чтобы проведать Елену. Девушке понравилось жить у Аггай и Вензеля, но она очень хотела посмотреть другие города. Максим прекрасно понимал, что рано или поздно ее придется вывезти в люди, потому что жить безвылазно в Ауткасте – то еще уныние. Тем не менее, парни решили подождать какое-то время. Следовало убедиться, что Елена не преподнесет новых неожиданных сюрпризов, которые, даже случайно, могут раскрыть ее истинное происхождение. Они придумали ей легенду для конспирации, согласно которой девушка была недавно осиротевшей дочерью четы изгоев и устроилась на работу к Аггай за крышу над головой. Численность населения Ауткаста никто не контролировал, поэтому можно было даже не объяснять, кем были вымышленные родители Елены и где жили.

С каждым днем девушка становилась более общительной и невероятно любопытной. Она хорошо сдружилась с парнями и даже стала понимать шутки Дэна. Аггай и Вензель, у которых собственных детей не было, тоже радовались присутствию в их доме юной гостьи, возясь с ней, будто с родной дочерью. Елена же, в свою очередь, постепенно освоилась в быту и добровольно вызвалась помогать супругам по хозяйству. Днем она работала, а вечером парни забирали ее кататься на внедорожнике по Пустым Землям. В первой же поездке ребята заметили, что с виду скромная Елена – настоящий авантюрист. Она совершенно не боялась скорости и даже визжала от восторга, когда Максим выделывал рискованные дрифты на крутых поворотах.

Как-то раз, в очередной поездке, Елена попросила научить ее управлять внедорожником. Дэн и Томас, конечно, не упустили случая напомнить, что им и одного придурка за рулем хватает, но возражать не стали. Максим поменялся с девчонкой местами и принялся объяснять азы управления машиной. Елена какое-то время слушала, а затем неожиданно для всех включила передачу и вдавила педаль газа в пол.

– Эй, ты чего творишь! – завопил Дэн, припечатанный инерцией к спинке сидения.

– Елена, осторожнее! – вторил ему Максим.

– АААА! – просто заорал Томас.

Но Елена словно была в каком-то трансе. Она переключала передачи и вела внедорожник с абсолютной уверенностью, будто профессиональный гонщик Варруса. Через несколько мгновений она резко повернула руль в сторону и ушла в крутой дрифт, рискуя перевернуть машину, и когда парни уже были уверены, что выжить в этой поездке им не удастся, молниеносно выровняла колеса и рванула вперед. Позади осталось огромное облако поднятого в воздух песка, а прямо по курсу возвышался довольно крутой холм. Максим стал кричать, чтобы Елена тормозила, но девчонка с безрассудной храбростью направила внедорожник прямо на возвышенность.

– Дураааааа!!! Мы же разобьемсяяяяя!!! – орал, что было мочи, Дэн, а в следующую секунду тяжелая машина взлетела, оторвавшись от земли всеми четырьмя колесами.

Максим зажмурился, инстинктивно закрывая голову руками, мысленно кляня самого себя за то, что несколько минут назад согласился посадить эту сумасшедшую за руль. Через мгновение внедорожник ударился о землю так, что всех подбросило на полметра, и, уйдя в крутой занос, остановился, окутанный клубами пыли.

Максим открыл глаза, озираясь по сторонам. Сидящие позади Дэн и Томас были белыми, как мел, и дружно кашляли, пытаясь руками разогнать пыль. Только Елена сидела с беспредельно счастливой улыбкой на лице.

– С ума сошла?! – заорал Максим. – Ты же могла всех нас убить!

Вместо ответа, Елена неожиданно бросилась ему на шею и, крепко обняв, восторженно вскрикнула:

– Да! Я знала, что у меня получится!

– Чокнутая! – воскликнул Дэн, протирая глаза. – Я больше с ней никуда не поеду.

Елена отпустила Максима и поспешила покинуть водительское место.

– Где ты научилась так водить? – спросил парень, когда уже пересел за руль и направил внедорожник в обратную сторону.

– Я научилась, наблюдая за тобой, – пояснила девчонка. – Просто смотрела, как ты это делаешь, и запомнила.

– Это невозможно, – констатировал Томас. – Без реальной практики научиться водить нельзя.

– Но у меня же получилось! – возразила Елена.

– Это как сказать, – недовольно проговорил Дэн. – Если у меня не оторвалась башка, это еще не значит, что все прошло, как надо!

– Да ладно! – в глазах девушки появился огонек азарта. – Давай попробуем, кто лучше?

– НЕТ!!! – вскричали все парни хором.

Через десять минут Максим привез всех к небольшому озеру, на берегу которого парни часто отдыхали после экспедиций. Увидев водоем, Елена снова восторженно заулыбалась и сразу хотела ринуться в воду, но парни ее остановили.

– Ты в чем плавать собралась? – спросил Томас. – У тебя сменной одежды нет!

– Я могу ее снять, и тогда она не промокнет, – с абсолютно серьезным видом объявила девушка.

– Нет, вот давай без этого! – воскликнул Максим. – Искупаешься в другой раз.

– Почему? – нахмурилась Елена. – Вы ведь уже видели меня без одежды и не проявили характерного мужского интереса. Значит, вас женщины не интересуют.

– Что?! – возмутились все трое.

– Еще как интересуют! – воскликнул Дэн.

– Мы просто проявили понимание к твоей ситуации! – начал оправдываться Максим.

– Да! Ты же была в этом, как его… – продолжил Томас.

– Анабиозе! – подсказал Дэн.

– То есть, в ином случае, я могла вас заинтересовать, как девушка? – улыбнулась Елена.

– Да… То есть нет… – запутался Максим. – То есть да, но…

– Я шучу, – вдруг объявила девчонка и расхохоталась.

Парни потеряли дар речи.

– Нельзя так шутить! – насупившись, воскликнул Дэн.

– Разве? – Елена явно была довольна собой. – А про печень мутанта в супе можно? Между прочим, у тебя научилась!

– Ах ты… – притворно разозлился Дэн и попытался схватить Елену. Та ловко вывернулась и, весело хохоча, бросилась наутек.

Немного подурачившись, ребята расположились на песке возле внедорожника, чтобы перекусить. Аггай каждый день собирала им с собой поесть на случай, если прогулка затянется. Когда с едой было покончено, Дэн с Томасом отлучились на поиски декоративных камней, а у Максима с Еленой состоялся разговор, который парень хорошо запомнил.

– Почему вы так живете? – спросила девушка, задумчиво разглядывая водную гладь.

Тот не понял, о чем речь и уточнил:

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, весь ваш мир. Он ведь такой… нелепый… – Елена виновато улыбнулась. – Ты извини, я не хотела никого обижать. Просто многое из того, что вы рассказываете, мне не понятно. Вам дана удивительная жизнь! Пусть даже после войны. Но ваш мир еще жив! Вы еще живы! Это прекрасный дар! Почему вместо того, чтобы сплотиться и просто развивать новую цивилизацию, вы создали какую-то странную систему полярностей, своих и чужих, в которой никто никому не доверяет, все борются за власть и ресурсы, а огромная толпа обделенных лишь пеняет на тяготы судьбы. Что в этом прогрессивного?

Максим на некоторое время опешил. Елена, разумеется, и прежде интересовалась жизнью городов. Но то были вопросы простой любопытной девчонки, ничего не знающей об окружающей действительности. Он привык воспринимать ее такой. А теперь перед ним была совсем другая Елена – вовсе не наивная, и далеко не глупая. Какое-то время парень молчал, пытаясь одновременно осмыслить заданный вопрос и подобрать подходящее объяснение.

А действительно, почему они так живут? Максим и сам не знал. Видимо, такова человеческая природа. Древние ведь тоже когда-то уничтожили свою цивилизацию в жерновах войны…

– Я не знаю, Елена, – наконец, произнес он. – Для нас такой уклад нормален, другого мы не знаем. Все адаптировались выживать, как умеют… Разве есть варианты?

– Варианты всегда есть, если захотеть их найти, – туманно проговорила девчонка. – Например, захотеть не только выживать, но и жить… Разве ты и твои друзья этого не достойны? – Она повернула голову и пристально посмотрела Максиму в глаза. Тот окончательно впал в ступор. Слова Елены тронули что-то очень глубокое в его сердце, но он никак не мог нащупать, что именно. Словно какая-то истина, которую он неосознанно искал всю жизнь, была совсем рядом, однако осознать ее не получалось.

– Прости, если сказала что-то не то, – добавила девушка и отвернулась, будто потеряла интерес к теме.

В этот момент вернулись весело галдящие парни и принялись хвастаться находками. Елена сразу переключилась на красивые камушки, с восхищением рассматривая каждый экземпляр. Разговор остался незаконченным. Однако Максим хорошо запомнил тот ее взгляд. Глубокий и невероятно… взрослый. Будто за этими юными голубыми глазами скрывалась тайна далекой мудрости, понять которую сейчас, ему было не дано…

Спустя пару дней парни собрались ехать на Независимый Рынок – автономное от власти городов торговое пространство, в котором можно было продать хлам, найденный в Пустых Землях, не вошедший в объем поставок по заказам. На обратном пути планировалось заскочить в Варрус. Ребятам нужно было забрать их давнюю мечту – станковый пулемет на внедорожник, который команде Максима обещали отдать в качестве платы за последнюю поставку. После недолгих колебаний Максим решил взять Елену с собой. Именно за ней они сейчас и ехали.

– Как думаете, она обрадуется? – спросил Томас, закончив подкалывать Дэна по поводу его похождений в трактире.

– Само собой, – ответил Максим. – Ни дня не было, чтобы не клянчила показать ей города. Я думаю, будет в восторге.

– Главное, за руль ее не сади, – попросил Дэн. – А то я пешком пойду.

– Если она сядет за руль, я сам пешком пойду, – усмехнулся Максим, останавливая внедорожник возле дома Аггай.

Елена, как всегда, выбежала встречать их первой, и сразу бросилась ко всем обниматься.

– Ну и где вы были?! Я вас два дня ждала!

– Мы тоже соскучились, – улыбнулся Максим. – И у нас есть для тебя сюрприз!

Глаза Елены мгновенно расширились в радостном предвкушении:

– Какой?! Говори скорее!

– Мы сегодня берем тебя с собой. Сначала на Рынок, затем в Варрус.

– Что?! Правда?!!!!! – Елена радостно взвизгнула и мигом унеслась в дом, откуда до парней донесся восторженный вопль. – Я еду в город!!!

Максим с самодовольной улыбкой повернулся к парням:

– Я же говорил.

Спустя полчаса довольная Елена сидела в кабине внедорожника, рассматривая окрестности светящимися от счастья глазами. Дорога к Независимому Рынку пролегала практически через всю обжитую людьми территорию в сторону противоположной границы Пустых Земель. Первым на пути располагался Хиллвиль. И хотя ребята в сам город не сворачивали, проезжая по возвышенным окрестностям, можно было хорошо разглядеть его особенную архитектуру. Центр целительства и профессиональных убийц выглядел весьма внушительно. Высокие башни, похожие на замки из черного камня, соединялись крепостными стенами в огромный лабиринт, пролегающий вглубь города на несколько километров по всему периметру. А центр представлял собой ровное открытое пространство с большим количеством мелких построек, наоборот – из белого материала, и высоким куполообразным зданием посередине.

– Как красиво! – воскликнула Елена, зачаровано разглядывая город.

– Да, Хиллвиль – очень оригинальное место, – согласился Максим. – У них особенное мировосприятие. Они считают свои целительские знания и технологии древним наследием добра и ревностно охраняют их. Поэтому вокруг города выстроен оборонительный лабиринт. В Хиллвиле нет мощной военной техники или оружия, но их преимущество – это идеально обученные диверсанты. В случае нападения на город агрессору придется пройти весь лабиринт. Он неудобен для громоздких войск, но прекрасно подходит для лазутчиков.

– А что в центре? – поинтересовалась Елена.

– Центр города состоит в основном из специализированных лабораторий и пансионатов, а вон в том куполообразном строении находится Комитет Правления. Его Президент – Герцог Слэйн, который, кстати, к целительству не имеет никакого отношения. Он – главнокомандующий войсками.

– Почему их называют убийцами, если у них такие нравственные ценности?

Максим пожал плечами:

– Многие думают, что боевые кланы Хиллвиля зарабатывают заказными убийствами. Никто этого еще ни разу не доказал, но слухов и подозрений ходит много. В Хиллвиле на обвинения обычно отвечают, что воин не станет отнимать священную жизнь без достаточных на то причин. Хотя, лично я считаю, что слухи на пустом месте не рождаются. Просто их бойцов практически невозможно выследить, вот и доказательств нет.

– А почему лабиринт черный, а в центре все здания белые? – Елена обратила внимание на жесткий контраст.

– Потому что белый цвет для них символизирует чистоту и добродетель. А черный – несокрушимость и стойкость. У них и флаг такой: черное полотно с белым цветком в середине.

Через некоторое время город стал теряться позади, но Елена еще долго с восхищением оглядывалась назад. Следующим на пути стоял Криетрон, однако в тот момент ребята уже спустились с возвышенности, и увидеть удалось лишь окраину города. Пытаясь разглядеть издалека вереницу расположенных в ряд теплиц и загонов, Елена вылезла всем туловищем из кузова и едва не выпала за борт на крутом повороте. Через некоторое время с другой стороны показались огромные стены Великого Оазиса.

– Ого! А это что? – словно завороженная спросила девушка.

– Великий Оазис, само собой, – усмехнулся Томас. – Только внутри ты его не увидишь. Стены слишком высокие.

– Зачем они их построили? – Девушка непонимающе нахмурилась.

– Чтобы все самое лучшее доставалось им! – Томас неприязненно скривился. – У Неприкосновенных там шикарная природа, ресурсы, вода, технологии… В общем, все, что нужно для роскошной жизни! Не то, что у нас…

– Но почему они не пускают к себе остальных? Или не обучают своим достижениям? Это ведь было бы разумно – сплотить цивилизацию!

Томас усмехнулся:

– А зачем им лишние рты? Им и так хорошо – больше самим достанется. То, что тут народ выживает, как может, им абсолютно все равно!

– Говорят, пару столетий назад стены Оазиса были открыты, – добавил Максим. – В те времена Неприкосновенные разрешали посещение города. Но потом что-то произошло, и стены закрыли. Сейчас они сами редко показываются здесь. Даже Полигон для Турнира Гладиаторов построили в Оазисе, и сами туда транспортируют участников.

– Неприкосновенные построили Полигон для Турнира? – удивилась Елена.

– А кто ж еще, – усмехнулся Максим. – У других городов таких технологий нет. Оазис не только строил Полигон, он учредил всю эту резню. Говорят, Неприкосновенные хотели таким образом создать законный метод борьбы за власть, вместо открытой войны… Что ж… получилось кровожадно и жестоко, но получилось.

Девушка какое-то время молчала, обдумывая услышанное, затем спросила:

– А что вообще представляет собой Турнир?

– Ну, коротко это будет сложно объяснить. Проще увидеть. Следующий как раз начинается через месяц. – Максим резко свернул в колею налево, и впереди показались далекие силуэты шатров Независимого Рынка.

– И все же, – настаивала Елена. – Расскажи в общих чертах?

– Хорошо, – согласился Максим. – Традиционно Турнир открывается торжественной регистрацией участников, которая проводится Комитетом Надзирателей. Это коллегиальный орган, в который входят по одному независимому представителю от каждого города-участника. Лишь Надзиратели имеют прямые контакты с Неприкосновенными. Зарегистрировать свою команду Гладиаторов имеет право любой город. Максимально допустимая численность команды – двадцать человек. Обычно столько и выставляют, потому что дожить до финала удается далеко не всем. Каждый город вправе использовать в состязаниях свои собственные технологии, за исключением тяжелого снарядного оружия. Сам Турнир состоит из трех состязаний. Они проводятся один раз в три дня на Полигоне Оазиса. Это неизвестная технология, которая может менять собственный ландшафт, обстановку, климат… да вообще все! Он может имитировать пустыню, лес, большой водоем, город… Он же создает различные опасности, будь то естественные препятствия или всякая мерзкая агрессивная живность. Всегда что-то новое. – Максим брезгливо поморщился и продолжил: – Участники заранее не знают, что их ждет на состязаниях, но задач всегда несколько. Во-первых, убить как можно больше соперников, если те встретятся на пути, во-вторых, выжить в агрессивных условиях и, в-третьих – выполнить задания, которые всегда уникальны и объявляются командам, когда те выходят на стартовые позиции. Примерно как-то так.

– И по каким же критериям в итоге определяют победителя? – спросила Елена.

– Для победы в Турнире нужно захватить и удержать Факел Власти. Это символ, держатель которого имеет право управлять и распоряжаться источниками ресурсов. Битва за Факел Власти – это третье, финальное состязание. При этом действующие держатели Факела имеют преимущество. Они его обороняют. Задачей остальных является отбить его и остаться единственной командой на поле боя. То есть перебить всех соперников или заставить их сдаться. Финальное состязание – единственное, в котором всегда одни и те же условия победы.

– Но зачем тогда первые два? – не поняла Елена. – Не проще ли сразу устроить бойню за Факел, если победитель в итоге все равно один?

– Ну, во-первых, Турнир Гладиаторов – это еще и развлекуха для народа, – пояснил Максим. – Все состязания транслируются в Фанхаусе. Это огромное строение с трибунами и гигантским экраном, на который выводится трансляция. Зрители делают ставки, болеют за свои команды… В общем, развлекаются. В первых двух состязаниях всегда есть свои условия победы. Это может быть набор очков, выполнение задания или еще что-нибудь… Команда победителей обычно получает какое-нибудь преимущество. Добавить бойца в команду, получить подсказку для следующего состязания и так далее.

Елена задумчиво посмотрела вдаль:

– Вот теперь я вообще не понимаю вас. Сильнейшие убивают друг друга ради власти своих правителей. Но вместо того, чтобы найти способы это предотвратить, вы еще и развлечение из этого сделали. Тут вообще разумные люди живут?

– Это не мы! – вскинулся Томас. – Неприкосновенные придумали этот Турнир! Им удобно стравливать нас здесь, лишь бы не пускать в Оазис! Для этого все сделано!

– Согласен, – подхватил Дэн. – Они просто боятся, что города объединятся и выступят против них!

Максим усмехнулся:

– Чего им бояться с такими технологиями? Нет, друзья, я думаю, здесь все гораздо тоньше. Тем более, все мы знаем о реальной возможности избежать состязаний.

– Что? – вернулась в реальность задумчивая Елена. – То есть, все-таки можно обойтись без кровопролития?

– Можно, – вздохнул Максим. – Только такого еще в истории не было. Традиционно каждую команду Гладиаторов курирует представитель города из эшелона власти. Их называют Кураторами. Перед каждым состязанием они садятся за стол переговоров, что, кстати, тоже транслируется на всеобщее обозрение в Фанхаусе. На первой встрече Кураторы заявляют притязания своих городов. Не все желают абсолютной власти – кто-то хочет получить какие-то конкретные ресурсы, кто-то особые права… В общем, если с притязаниями одного города готовы согласиться остальные, то он может не участвовать в Турнире, так как получает свое без необходимости сражаться. В таком случае его Куратор подписывает соглашение со всеми, кого касаются его притязания, в том числе с городом-держателем Факела. Последний добровольно отказывается от части своей власти. В дальнейшем сражение идет с учетом подписанного соглашения. То есть, если победителем вдруг оказывается другой город, он не вправе отменить договор, и вынужден с ним считаться до следующего Турнира. Таким образом, в теории, все Кураторы могут договориться между собой. И тогда Турнира не будет.

– Так в чем же проблема? – Елена откровенно недоумевала. – Разве не в их интересах идти друг другу на уступки? Ведь они могут сохранить жизни своим людям!

– Проблема в том, что они ни разу так и не смогли договориться, – усмехнулся Максим. – Если Хиллвиль и Криетрон еще готовы к компромиссам, то Варрус и Гарфурд всегда претендуют на все. Делиться с кем–либо не в их идеологии. Причем после каждого состязания Кураторы снова садятся за стол переговоров, и каждый раз у них есть шанс договориться. Но Турнир еще ни разу не заканчивался без финала.

Девушка демонстративно закатила глаза.

– А просто жить в согласии друг с другом никому не кажется более разумным?

– Ты это Владыке Эвилису скажи, – засмеялся Дэн. – Под ним сейчас все рудники, топливные заводы и масса других ресурсных источников. Со всех городов он имеет доход! Идти на уступки не в его интересах!

– А если все признают его право владеть Факелом Власти и откажутся участвовать в Турнире? – не унималась Елена. – Тогда кровопролития не будет?

– Да ты что! Такого никогда не произойдет, – снисходительно улыбнулся Томас. – Были бы у Дэнгера военные технологии, даже мы бы участвовали в Турнире. Правда, Макс?

– Вообще-то да, – согласился Максим. – Варрус ведет очень жесткую тиранскую политику. Причем с каждым готом она становится все наглее. Эвилис открыто заявляет, что его цель – вынудить все города отказаться от собственной автономии и присоединиться к Варрусу. Турнир – это единственное место, где правители Хиллвиля, Криетрона и Гарфурда доказывают, что не собираются сдаваться. Дэнгер бы тоже пошел, если бы были шансы на победу…

– Ладно, – наконец согласилась Елена, и какое-то время сидела, о чем-то размышляя.

Через десять минут ребята прибыли к Рынку. Максим остановил внедорожник на большой стоянке, где располагались в ряд другие машины разных классов – от самодельных трехколесников до огромных рудокопов. Когда Елена выбралась из кузова, ее небесно-голубые глаза снова засияли восхищенным взглядом любопытного ребенка. Максим велел ей надеть капюшон на всякий случай, чтобы не привлекать внимание своей необычной внешностью. Дэн и Томас выгрузили из багажного отсека тележку с древним металлоломом, и вся компания направилась к одному из проходов между шатрами.

Рынок как всегда кишел разномастным народом. Торгаши наперебой звучно зазывали к себе покупателей, вокруг периодически что-то шумело, трещало, взрывалось – шла демонстрация товара. Дэн толкал тележку вперед, крича толпе: «Дорогу!», едва протискиваясь в узких проемах на поворотах. Остальные ребята шли за ним, периодически уклоняясь от столкновений с встречным людским потоком. Через некоторое время они вышли к центральной части Рынка, где пролегала широкая дорога, и Дэн остановил тележку у одного из шатров. Максим доверял вести переговоры с торговцами только ему, уж очень хорошо у парня был подвешен язык, поэтому сам остался стоять в стороне.

– Кто это? – спросила Елена, удивленно разглядывая снующий мимо народ.

– Кто именно? – не понял Максим.

– Да все! – воскликнула девушка. – Они все такие… разные!

– Хм… Ну, вон те, например, ребята из Варруса. – Парень указал на троих мужчин с металлическими конечностями и защищенными микрочипами в затылках. – На них нейрокибернетические усилители, а в головы вживлены специальные управляющие процессоры. Вообще все, у кого вместо частей тела металл – это граждане Варруса. Вот эти дамы, – Максим кивнул в сторону проходящего мимо отряда вооруженных боевыми топорами женщин с огромными совсем не женскими мускулами, – однозначно из Гарфурда. Каждая из них может голыми руками опрокинуть наш внедорожник без всяких киберусилителей, представляешь? А вон туда глянь! – Максим указал на двух крепких мужчин, полностью облаченных в черные одеяния с такими же черными масками до глаз. – Это лазутчики Хиллвиля. Они тут, кстати, редко появляются. Владеют древним боевым искусством. В рукопашном бою один на один превосходны!

– Ух ты! А это кто?! – Глаза Елены ошеломленно расширились, смотря в конец центрального переулка.

К ребятам приближались три всадника Криетрона на гигантских боевых скорпионах. Черные, как смоль, твари хищно клацали огромными клешнями и издавали мерзкий стрекот.

– О, это лучше нам отойти подальше! – Максим взял Елену за руку, и отвел ближе к шатру. – Это всадники Криетрона на своих боевых мутантах. Новый выведенный вид. Говорят, на таких они будут сражаться в этом году на Турнире Гладиаторов.

– Круто! – восхищенно проговорила Елена, а Максим брезгливо поежился – не любил он всю эту живность. В прошлом году были гигантские пауки, в этом скорпионы… Как будто ничего менее противного не могут придумать!

Тем временем Дэн уговорил торговца купить весь хлам вместе с телегой, и ребята решили немного прогуляться по рынку, присмотреть что-нибудь себе. Максим украдкой наблюдал за Еленой. Она выглядела вполне уверенной, и если бы не это смешное детское любопытство в глазах, в своем капюшоне она могла бы запросто сойти за местную. Максима забавляло ее искреннее восхищение вещами, которые для всех были обыденностью. А вообще-то, если честно, девушка ему нравилась. И не только потому, что была очень красивой. Впервые за всю свою жизнь парень чувствовал странное желание заботиться и оберегать. Его влекло в Елене что-то живое и непосредственное, необъяснимое логикой, но ощущаемое сердцем. Она всегда открыто выражала свои чувства и эмоции, словно ребенок, умела от души веселиться и не боялась называть вещи своими именами. Ну и еще она чуть не свернула шею мутанту. Разве не идеал?..

Из размышлений Максима вывели раздавшиеся неподалеку ругательства. Парень обернулся и увидел, как возле одного из шатров четверо бандитов преградили путь пожилой женщине с мальчишкой лет шестнадцати. Преступники явно были из Варруса, хотя на первый взгляд ни один из них не имел киберусилителей частей тела – обычные мужики одетые, как оборванцы, и вооруженные короткими дубинками. Но Максим знал этот наглый взгляд уверенных в своей полной безнаказанность негодяев. Только в Варрусе преступность чувствовала себя вальяжно и даже управляла некоторыми районами. Женщина с парнем, в свою очередь, были типичными изгоями из Ауткаста. Затравленный взгляд, застиранная мешковатая одежда серого цвета, оба очень худые.

– А ну гони деньги, мамаша! – орал на женщину один из бандитов – самый крепкий, с лысиной во всю макушку и характерной жестикуляцией главного. – Твой выродок вчера у меня деньги стащил! Или ты сама отдашь, или мы сейчас из вас обоих выбьем в двойном размере! – Он угрожающе поиграл дубинкой.

– Но, я ничего у вас не крал! – опустив взгляд, отвечал мальчишка. – Меня даже не было вчера на Рынке!

– Это правда! – подтвердила его мать. – Он вчера весь день был дома!

– Не ври мне! – Бандит схватил парня за ворот рубахи и ткнул его дубинкой под дых. Тот согнулся пополам и закашлялся.

– Не надо, прошу вас! – вскрикнула женщина, бросаясь к сыну.

Ребята остановились и стали наблюдать за происходящей потасовкой. Любопытный взгляд Елены в мгновение стал обеспокоенным, и она спросила:

– Что происходит? Что они делают?

– Грабят, что ж еще, – недобро усмехнулся Дэн. – Обычная схема. Обвинить бедолаг, будто те что-то украли, и отобрать последние деньги.

Лицо Елены окрасилось неподдельным возмущением:

– И что, никто не заступится?

– Никому не нужно иметь проблемы с бандитами Варруса. У них там целое преступное государство на окраинах. Мало ли, кто хозяин этих уродов…

– Но так нельзя! – возмутилась Елена и сделала уверенный шаг в сторону разыгравшейся сцены.

– Стой! – схватил ее за руку Максим. – Куда собралась? Хочешь, чтобы тебя тоже дубинками обходили?

– Ну и пусть! – Девушка с вызовом посмотрела парню в глаза. – А вам будет стыдно, что вы такие трусы и не заступились за слабых!

– Да погоди ты! – вернул ее на место Максим и обратился к своим парням. – Ну что? Может, вспомним старое, да проучим негодяев?

Дэн заговорщицки заулыбался:

– Почему бы и нет. Томас, ты как?

– Я с вами! – Парень поднял с земли валяющуюся неподалеку палку.

Максим поиграл плечами и обратился к Елене:

– Мы разберемся, а ты спрячь голову в капюшон! И чтобы даже не высовывалась! Ясно?

Елена согласно кивнула. Парни дружно шагнули в сторону бандитов. Были времена, когда Максим со своей командой нагоняли страху вот на таких мелких грабителей. Раньше ребят забавляло устраивать с ними драки, склонность к риску у копателей кипела в крови. Но потом преступники Варруса начали объединяться в союзы, и подобные стычки стали опасными.

И, тем не менее, ребята свою излюбленную тактику еще хорошо помнили. Дэн с Томасом направились в обход, чтобы зайти негодяям в тыл, а Максим пошел отвлекать внимание на себя.

– Гони деньги, я тебе сказал! – кричал бандит, оттаскивая женщину за шиворот от парня. – Или тебе тоже врезать, для скорости?! – Он занес дубинку над головой жертвы.

– Эй! – окликнул его Максим, подходя на дистанцию удара. – Что тут происходит? Решили изгоев обобрать?

Главарь на мгновение опешил, явно не ожидая, что кто-то осмелится вступиться за бедолаг, затем отпустил женщину и вперился злобным взглядом в Максима.

– Ты кто такой, соплячок? Лучше не мешай нам восстанавливать справедливость! Этот щенок украл у меня деньги!

– Ой, да ладно! – нарочито нагло возразил парень. – А то я не знаю вашу тупую схему! На изгоев же всегда можно повесить любые преступления, так?

Бандит ехидно осклабился и шагнул к Максиму:

– А ты защитник, значит? Ну, так сейчас и заплатишь за них!

Он вскинул дубинку для удара, и в тот же миг Дэн с Томасом атаковали. Один из бандитов получил палкой по затылку и сразу упал без чувств. Второму Дэн надел на голову какую-то плетеную корзину, взятую с ближайшего прилавка, и стал избивать негодяя кулаками. Максим мысленно ругнулся на своего недотепу-товарища, ныряя под летящую в его голову дубину. Главаря повело по инерции вслед за оружием, и парень подставил ему подножку. С грохотом бандит рухнул на прилавок с криетронскими фруктами, но тут же поднялся и ринулся в атаку. Томас, тем временем, обезвредил еще одного негодяя и теперь помогал Дэну справиться с его разъяренным противником, который таки снял с головы корзину и всеми конечностями яростно отбивался от парней. Максим занес кулак, чтобы встретить главаря хорошим ударом в челюсть, но тот оказался проворнее и сбил парня с ног. Дубинку бандит потерял где-то во фруктах, однако крепкое телосложение давало ему определенную фору. Он навалился на Максима сверху, пытаясь придавить к земле, но тот вывернулся и, схватив попавшийся под руку продуктовый ящик, огрел бандита по голове. Главарь застонал, хватаясь руками за затылок, а Максим бросился помогать друзьям, которые до сих пор не могли одолеть необычайно резвого грабителя. Втроем им все-таки удалось его уложить, и ребята уже начали с победными улыбками подниматься на ноги, как вдруг Максим краем глаза увидел сбоку от себя главаря. Бандит тяжело дышал, и в его руках снова была дубинка. Парни не успели отреагировать, а негодяй замахнулся своим примитивным оружием, метя Максиму в голову. Тот уже приготовился принять неминуемый удар, как вдруг рядом возникла Елена.

Не сразу поверив своим глазам, Максим увидел, как одной рукой она оттолкнула главаря в сторону, да так, что крепкий мужик отлетел на метра два и впечатался в стену. Сообразив, что его атаковала хрупкая девчонка, бандит слегка опешил, но в следующую секунду яростно ринулся в атаку. Максим перепугался, ожидая, что главарь сейчас прихлопнет Елену одним ударом, однако случилось то, чего вряд ли кто-то вообще ожидал.

Девчонка с невероятной скоростью сместилась в сторону, уходя от атаки, и одновременно, поймав бандита за шиворот одной рукой, перевернула его через себя, воткнув лысой макушкой в землю. Тот мгновенно затих и больше не вставал.

Парни отряхнулись, глядя полным изумления взглядом то на Елену, то на лежащего без чувств главаря. Вокруг собралась целая толпа зевак, которые тоже тыкали пальцами в сторону девушки и восхищенно перешептывались. Женщины с парнем, за которых вступились ребята, уже в поле зрения не было.

– Надо уходить, – сказал Максим. – Нам лишнее внимание ни к чему.

Едва он это произнес, как неподалеку из-за угла вышли еще пятеро бандитов. Максим сразу понял, что это подмога, потому как тот, что шагал впереди – еще один главарь, показывал пальцем на ребят и что-то злобно кричал своим соратникам. Все бы ничего, но эти головорезы уже были не с дубинками, а с мощными киберусилителями конечностей. Драться с такими равнялось самоубийству.

– А вот это уже плохо! – испуганно воскликнул Дэн и бросился наутек прямо по прилавкам. – Валим отсюда!

Ребята, не сговариваясь, дружно последовали его примеру. Удирая со всех ног, Максим поглядывал за бегущей рядом Еленой, чтобы та не отставала. Изумлению парня не было предела, когда он увидел на лице девушки счастливую улыбку – такую же, как после ее первого опыта за рулем внедорожника. Эта девчонка точно чокнутая! За ними гонится пятеро обвешанных металлом головорезов, а она радуется!

– В обход! – скомандовал Дэн, который ориентировался на Рынке лучше всех, и нырнул в узенький проем между шатрами. Максим схватил Елену за руку и потянул следом. Томас бежал замыкающим, разбрасывая с прилавков все, что успевал схватить, чтобы осложнить бандитам погоню.

Через несколько резких поворотов Дэн вывел ребят к выходу. Не сбавляя скорости, все дружно ринулись к внедорожнику и запрыгнули в него прямо через борта. Максим рванул с места так резво, что всех припечатало к спинкам сидений, а стоянка погрузилось в огромное пылевое облако.

– Кажется, оторвались, – сообщил Томас, через некоторое время.

– Ух, братва, мы с вами реально везунчики! – возбужденно воскликнул Дэн. – А видели, как Елена того громилу уделала?! Да она реально боец! Кийааа!!! – Он попытался изобразить движения девушки, но случайно задел Томаса по уху и, получив затрещину в ответ, обиженно замолк.

– Елена, ты зачем в драку полезла? – серьезно спросил Максим. – Я же тебе сказал – не высовываться!

Девушка пожала плечами:

– А что мне оставалось делать? Смотреть, как тебе голову проломят? По-моему, я вмешалась весьма кстати! – улыбка все еще красовалась на ее лице.

– Ты что, радуешься?! – начал возмущаться парень.

– А что? Все же хорошо прошло! – Девчонка непонимающе хлопала глазами. – Мы помогли тем несчастным, наказали негодяев, благополучно удрали… Что не так?

Максим демонстративно закатил зрачки к небу и промолчал. Вместо него заговорил Дэн:

– Елена, ты где так научилась? Как у тебя вообще силы хватило поднять этого лысого?

– Не знаю. – Девчонка пожала плечами и, увидев недоверчивый взгляд Дэна, добавила: – Честно не знаю.

Дальше ребятам предстояла дорога в Варрус, который располагался по другую сторону периметра Великого Оазиса, как раз на пути обратно в Ауткаст. Максим сначала подумывал отменить поездку, чтобы случайно не нарваться на тех же разъяренных бандитов или их сообщников, но в итоге решил, что такая вероятность минимальна. При въезде в Варрус ребят остановили на контрольно-пропускном пункте бойцы в массивных экзоскелетах с крупнокалиберными пулеметами.

– Куда направляетесь? – грубо, неестественно низким голосом робота, спросил командир.

– В девятый сектор, – деловито ответил Максим.

– С какой целью?

– Мы копатели. Заказчик обещал нам пулемет в качестве оплаты.

– Выйдете для досмотра, – приказал солдафон, и бросил жесткий взгляд на Елену. – Эй ты! Сними капюшон!

Девушка послушалась, и взгляд командира стал еще подозрительнее:

– Она тоже копатель? Что-то не похожа!

– Я из Ауткаста, – пояснила Елена, опередив Максима. – Я изгой.

– Да, мы просто дружим и всегда вместе ездим, – добавил с заднего сидения Томас.

– Ладно, – согласился боец. – Выходите на досмотр, сдавайте оружие и проезжайте.

У Дэна забрали дробовик, обыскали внедорожник, и ребята поехали по улицам Варруса. На окраине город представлял собой довольно серое зрелище, напоминающее Ауткаст. Старые обшарпанные многоэтажки, разбитые дороги, нищие, одетые в грязно-серое тряпье… Владыка Эвилис не особенно стремился развивать периферию. Для него жители окраин были рабочей силой, обеспечивающей всем необходимым центр, который купался в роскоши, обжорстве, развлечениях и прочих прелестях светской жизни. Ребята проехали мимо нескольких крупных заводов, где каторжным трудом производили детали и механизмы для кибертехники, миновали две химические фабрики и, наконец, оказались в девятом секторе. Это место славилось в Варрусе тем, что когда-то здесь жители устроили бунт. С тех пор власть в девятом секторе принадлежала преступному сообществу, которое держало граждан в страхе и финансировалось самим Эвилисом. Один мелкий главарь банды и был заказчиком команды Максима.

На въезде в девятый сектор тоже располагался пропускной пункт, но здесь дежурили не солдаты, а как попало обвешанные кибертехническим добром бандиты.

– Максим! – расплылся в хитрой улыбке их старший. – Чем на этот раз нас порадуешь? – Его жадный взгляд переместился на Елену. – Ого! Какая кобылка! Продаешь?

– Здорово, Гарри, – сдержанно поприветствовал Максим. – Я тебе что, работорговка Гарфурда? Девушка с нами, так что выбирай выражения. А то боссу твоему еще с нами работать, а я ж и обидеться могу!

– Ладно, ладно, – тут же поднял руки в сдающемся жесте бандит и ехидно добавил: – Извините, миледи, не хотел вас обидеть!

Здесь внедорожник досматривать не стали, так как Максим наведывался в девятый сектор довольно часто и пользовался доверием. Вскоре ребята уже стояли на территории старого склада, принадлежащего заказчику, и ожидали свою плату.

– Ты говорил, Варрус – самый сильный город, – завела разговор Елена. – Но я не вижу здесь благополучной жизни. Почему?

Максим коротко рассказал девушке о тонкостях политики Варруса и историю девятого сектора.

– Почему люди не покинут город? Почему не уедут жить в другие города? – Для Елены все происходящее явно казалось дикостью.

– Это запрещено, – пояснил Максим. – Любого, кто попытается покинуть Варрус, ожидает признание врагом народа и расстрел. Эвилис не заинтересован в утечке рабочей силы, поэтому законы здесь предельно суровые. А вообще-то другие города тоже не станут с большой охотой принимать беженцев. Никому не нужна нищета и преступность.

На лице Елены отразилось сочувствие, смешанное с непониманием, но вопросов она больше задавать не стала. Спустя полчаса к ребятам вышли несколько головорезов, двое из которых тащили большой станковый пулемет, остальные – ящики с боеприпасами.

– Оооо! – радостно протянул Максим. – Красавец! Грузите в кузов!

– И зачем вам это? – с легким осуждением поинтересовалась Елена.

– Как зачем? – воскликнул Дэн, открывая задний борт внедорожника. – Это ж лучшее средство против стервятников!

– Мы так называем банды пустынных дикарей, – объяснил Томас. – Они часто нападают на экспедиции копателей. Сил у них не много, но неприятностей могут доставить.

– То есть жизнь есть не только в городах? – В глазах девушки снова вспыхнуло любопытство.

– Есть, но очень примитивная. Говорят, там даже каннибализм процветает, что не удивительно. Жрать-то в пустыне нечего! Мы и здесь выживаем лишь потому, что Криетрон производит живучие гибриды всего, что можно употреблять в пищу.

Дальнейший разговор Максим не слушал, переключив все внимание на свою новую игрушку. Он едва не взорвался от радости, пока бандиты устанавливали пулемет в кузове внедорожника. С такой штукой его команда теперь станет самой топовой во всем Дэнгере! Можно будет браться за самые сложные заказы, и получать очень хорошую плату! Все-таки Максим не зря кровью и потом трудился в Пустых Землях, зарабатывая собственный опыт и репутацию своей команде. Отец бы точно гордился…

– Ладно, хорош болтать! – скомандовал парень, когда установка пулемета была завершена. – Поехали! Скоро стемнеет.

И правда – ярко-красное солнце уже коснулось линии горизонта, а когда ребята покинули Варрус, вовсе скрылось, оставляя мир в кромешной темноте. Ночью в пустыне ориентироваться было нелегко. Максим ехал на маленькой скорости и, чтобы не сбиться с пути, внимательно вглядывался в колею, освещаемую светом фар. Елена, уставшая от переизбытка впечатлений, сладко дремала, склонив голову набок, от чего выглядела еще более милой. Максим украдкой любовался ее тонкими чертами лица и размышлял о том, кем же эта странная девчонка могла быть в своей прежней жизни. Ей было не занимать отваги и благородства. Ее вопросы иногда казались глупыми, но если подумать, в них присутствовали зерна здравого смысла. А еще у нее были сверхспособности, которые она сегодня снова продемонстрировала. Максим хорошо видел, как Елена расправилась с тем грабителем. Так, пожалуй, могла бы сделать какая-нибудь феминистка из Гарфурда, но те и выглядят соответствующе – огромные тетки с горами мускул. Елена же от силы весила килограммов пятьдесят пять, а ростом не превышала ста семидесяти сантиметров. Кто же она такая на самом деле? Эх, если бы откопать ее бункер…

Внезапно что-то с грохотом ударило в заднюю часть внедорожника. Позади вспыхнули огни прожекторов, а в следующее мгновение машина сильно дернулась и стала терять скорость. Елена тут же проснулась, Дэн и Томас вскочили на ноги, держась за раму кузова.

– Что это?! – закричал Максим, давя на газ изо всех сил и одновременно пытаясь выровнять курс.

– Ловчие!!! – во все горло закричал Дэн. – Нас зацепили тросом!

– Твою мать! – Максим выругался и переключил передачу. – Томас! Заряжай пулемет! Дэн, попробуй отстрелить трос!

В этот момент что-то еще раз ударило в нижнюю часть кузова, и внедорожник стал буксовать еще сильнее.

– Что происходит? – спросила ничего не понимающая Елена.

– Это ловчие! – объяснил Максим, напряженно пытаясь взять машину под контроль. – Так называют бронемашины со специальными гарпунами! Нас сейчас поймали два таких!

– Кто поймал? Стервятники? – Елена пыталась вглядеться в горящие позади прожектора, которые стремительно приближались.

– Нет! У стервятников нет техники! Я не знаю, кто это! – Максим изо всех сил вертел рулем, пытаясь сбросить гарпуны, но те не поддавались, а внедорожник все меньше слушался. Нападающие тянули его тросами к себе.

Вскоре позади стали слышны торжествующие вопли. Максим украдкой оглянулся и разглядел две бронемашины, на кузовах которых виднелись силуэты людей с киберусилителями конечностей. Тут до парня дошло – бандиты, с которыми они затеяли потасовку на Рынке, выследили их!

Раздались выстрелы. Максим сначала инстинктивно вжал голову в плечи, но потом понял, что это Дэн пытается отстрелить трос. Томас, громко ругаясь, заряжал пулемет, однако без должного опыта и в темноте у него это получалось очень плохо. Внезапно внедорожник налетел на бугор, и Максим услышал грохот – Дэн не удержал равновесия и упал на спину.

– Макс! Я выронил ружье! – крикнул он. – Теперь только топором рубить!

– Так руби! – Максим ощутил, что его начинает захлестывать инстинкт выживания. Прежде он бывал в разных передрягах и знал, что такое критическая ситуация. Сейчас она была именно такой. Если Томас не зарядит пулемет раньше, чем ловчие приблизятся на дистанцию штурма – всем крышка.

Дэн поднялся на ноги, схватил прикрепленный к борту топор и полез назад рубить трос. Бандиты были уже совсем близко. Максим хорошо слышал их кровожадное улюлюканье, но они не стреляли, а значит, намеревались взять ребят живыми. Это добавляло немного оптимизма, хотя Максим прекрасно понимал, что намерение преследователей может измениться в любой момент.

Раздался удар металла о металл, и внедорожник вдруг рванул быстрее.

– Есть! – победно прокричал Дэн. – Один обрубил! Второй не достану! Слишком низко зацепили!

– Макс, попробуй их сбросить! – предложил Томас, и в этот момент бандиты начали стрелять.

Пули засвистели над головой, ребята вжались в борта. Бронемашина, которая потеряла гарпун, увеличила скорость и стремительно нагоняла яростно мечущийся внедорожник. Вторая – усилила тягу троса, стремясь как можно сильнее замедлить жертв. Томас не мог подняться к пулемету, так как стрельба велась практически непрерывно. Максим крутил рулем во все стороны, пытаясь расшатать гарпун и сбросить ловчего, но ситуация становилась все более безнадежной.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.