книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Ви Киланд, Пенелопа Уорд

Мой породистый британец

Глава 1. Бриджит

Вторник. Так, по крайней мере, утверждали мои трусики, хотя на календаре была пятница. Большие яркие буквы тянулись через всю мою задницу. Я прикупила этот комплект пару месяцев назад, когда мой багаж потерялся где-то в аэропорту (я летела во Флориду проведать мать). Разумеется, в тот момент я понятия не имела, что там отпечатано на трусах. И уж, конечно, не собиралась выбрасывать пусть недорогое, но вполне себе качественное белье. Да и чего тут переживать? Когда меня в последний раз видели без одежды? Два года назад?

Медсестра вернулась в процедурный кабинет за моей историей болезни.

– Почему бы вам не присесть, мисс Валентайн?

– Э-э… я не могу.

– Ах да, – улыбнулась она, – простите. Не помните, когда вам последний раз делали прививку от столбняка?

– Я работаю медсестрой в центральной больнице, так что без прививок мне никак. В прошлом году, если не ошибаюсь.

– Прекрасно. А как насчет беременности? Какова вероятность, что вы в положении?

– Вероятность? Ноль целых, ноль десятых.

Пожилая медсестра бросила на меня сочувственный взгляд.

– Туговато с кавалерами?

– Можно сказать и так.

– Что ж, тут вам повезло. Сегодня как раз дежурит доктор Хог.

– Доктор Хог?

– Да, наш ординатор. Смазливый парень, – подмигнула она.

Вот уж везенье так везенье. Мало того, что я оказалась в такой пикантной ситуации, мне еще придется краснеть перед красавчиком доктором!

– А никого другого нет на смене? Женщины или какого-нибудь пожилого врача? – вырвалось у меня.

– Не переживай, милочка. Ты в надежных руках. Чем-чем, а задницей нашего доктора не удивишь.

Сказав это, она вышла.

Провалиться мне на этом месте!

Пару минут спустя, когда я просматривала телефон, пытаясь отвлечься от ноющей боли, дверь в процедурную открылась.

Доктор? Вот уж не ожидала! В нашей больнице такие не водятся.

– Говорят, ты хочешь продемонстрировать мне свою попку и мне даже не придется тратиться при этом на ужин?

Мою попку? Ну конечно, у такого сексуального красавчика и акцент под стать. Англичанин? Похоже на то. Я завернулась в халат потуже.

– Это ведь шутка, так? Ну какой из тебя доктор? Тебе от силы лет двадцать с небольшим!

Мое замечание ни капельки его не обидело. Скрестив на груди руки, он облокотился о стол.

– Двадцать девять. Если хочешь, могу предъявить водительское удостоверение.

И он улыбнулся во весь рот. Во все свои тридцать два белоснежных зуба. Парень и правда был неотразим. Высокий – под метр девяносто, с широкими плечами и мускулистыми руками. Добавьте сюда голубые глаза и мужественные черты лица. Белокурые волосы встрепаны, будто он только что занимался сексом. Врач с такой прической? Мне требуется кто-то попроще.

– Мне нужен другой доктор.

Он бросил взгляд на мою медицинскую карточку.

– Ничем не могу помочь, мисс Валентайн. Сейчас три часа, начало новой смены. Так что выбор у вас невелик: или я, или наш вахтер… При желании он тоже сможет помочь вам, если вооружится клещами. Да ладно вам, не стоит робеть. Давайте-ка взглянем, что у вас там такое.

А и правда, какой у меня выбор? Или этот красавчик, или врач скорой помощи в моей больнице. Но ехать в таком состоянии через весь город…

– Ладно, – выдохнула я.

Желая поскорее свалить отсюда и покончить с этим унижением, я склонилась над смотровым столом. Затем осторожно откинула халат и открыла левую половину своей задницы. Трусики я еще раньше сдвинула в сторону, чтобы они не зацепились за крючок.

Возникла пауза. Когда «доктор Секси» наконец заговорил, голос его дрожал от смеха.

– Вы что, носите их уже три дня?

– Что? – Я бросила взгляд на красавца доктора, пытаясь понять, о чем это он.

– Ваши трусики. Сегодня пятница, а тут написано «вторник». Вот я и подумал, то ли вы носите их уже трое суток, то ли перепутали дни недели.

«Уж лучше я оставлю этот крючок там, где он есть!»

– Я купила их по необходимости, когда авиакомпания потеряла мой багаж. И понятия не имела, что на них написано. Знаешь что, пожалуй, я пойду.

Я поднялась, опуская подол халата.

Доктор Хог вскинул руки, изображая раскаяние.

– Прости. Это был не самый удачный комментарий.

– Да уж.

– Ты и без того, фигурально выражаясь, в… заднице. А тут еще я со своими шуточками, – он широко ухмыльнулся.

– Это ты полная задница!

– Уж лучше быть ею, чем таскать в ней рыболовный крючок!

– Ответ, достойный зрелого человека. Так сколько тебе лет: девять или двадцать девять?

Мы с вызовом уставились друг на друга, но в какой-то момент до меня дошел весь комизм ситуации. Я не выдержала и рассмеялась. Доктор Секси тоже не сдержал смеха. Это помогло нам разрядить атмосферу.

– Почему бы тебе не вернуться к столу? – предложил он. – Обещаю, что на этот раз отнесусь к задаче со всей серьезностью. Слово скаута, – вскинул он три пальца. – Кстати, что это за крючок?

– Понятия не имею. – Я снова согнулась над столом, стараясь не думать, как выгляжу со стороны. – Я плохо разбираюсь в таких вещах.

– Не хочешь же ты сказать…

– Так ли уж важно, что это за крючок? Я могу попытаться выяснить.

Было слышно, как доктор Хог натягивает латексные перчатки. В следующее мгновение его широкая рука легла на мой травмированный зад.

– Глубоко вошел, ничего не скажешь. Не думаю, что тип крючка имеет такое уж значение. Но мне придется сделать надрез, чтобы вытащить его. Кстати, как тебя угораздило поймать саму себя?

– Мы катались на весельной лодке в Наррагансетте, и я решила научить своего сына удить рыбу.

Доктор сжал место, куда вошел крючок.

– Ой!

– Прости. Мне казалось, что прежде, чем учить кого-то, неплохо бы самому разобраться в предмете.

– Хватит уже разговаривать. Просто вынь крючок.

– Сначала мне придется вколоть тебе обезболивающее, чтобы сделать надрез.

– Разве нельзя просто вытянуть его обратно?

– Увы. Слишком глубоко он вошел. А крючок, похоже, длинный.

Два года в моем теле не было и намека на жар, даже когда я пыталась расшевелить себя руками. И тут вдруг оно решило вернуться к жизни.

В момент, когда я вела беседу о длинном крючке с доктором, который вполне мог бы работать моделью. Счастье еще, что я стояла отвернувшись и он не мог видеть моих пылающих щек. Удачно подгадала, Бриджит.

Доктор отошел и почти сразу вернулся.

– Надеюсь, ты не боишься уколов?

– Ох! – вырвалось у меня, но боль угасла так же быстро, как и возникла.

– Ну вот, несколько секунд, и мы сможем безболезненно извлечь крючок.

Возникла пауза, а потом я вновь почувствовала прикосновение его рук.

Ох…

– Расслабься, Бриджит, – заговорил доктор. – Дыши глубже. Все будет хорошо.

Голос его звучал проникновенно, едва ли не соблазнительно. Я почувствовала, как сжались мышцы у меня между ног. Не хватало только кончить, когда он будет вынимать этот чертов крючок!

– Сейчас я слегка надавлю…

Сама того не желая, я представила ситуацию, в которой он мог бы надавить посильнее.

«Что у тебя за мыслишки, Бриджит?»

– Ну-ка, – сказал доктор, и я почувствовала, как кожа у меня на заднице натянулась.

– Вот и все. Не шевелись, мне нужно обработать рану.

Честно говоря, я думала, будет больнее.

– Ну вот, мадемуазель, теперь вас официально сняли с крючка. Ха-ха!

Повернувшись, я увидела, что он держит в руке проклятую железяку.

– Хочешь сохранить его в качестве сувенира?

– Нет уж, спасибо.

– Нет так нет.

Бросив крючок на поднос, доктор Хог снял перчатки и отправил их в мусорную корзину. Затем достал ручку и начал писать что-то на листке бумаги.

– Что это?

– Не бойся, не приглашение на ужин. Я выписал тебе рецепт противовоспалительной мази… на случай осложнений. Оставлю его на столе. Заберешь перед уходом.

Помолчав немного, он добавил:

– Будь осторожней, Бриджит. Береги свой тыл.

– Стой! – выпалила я.

Доктор повернулся, откинув со лба непослушную прядь. Ну что бы ему быть не таким красивым?

– Прости, что была…

– Занозой в заднице? – закончил он за меня.

Лицо у меня вспыхнуло.

– Да.

– Все в порядке, – подмигнул он. – Не переживай.

С этими словами он скрылся за дверью, оставив меня один на один с моим возбуждением.

Глава 2. Бриджит

Три месяца спустя.

Звонок телефона раздался, когда я готовилась к первой из своих двенадцатичасовых смен.

– Алло.

– Бриджит?

– Привет, Каллиопа.

– Хотела сказать, что уже отдала Саймону ключ от квартиры. Я не поспешила?

– Что ты! Она уже давно готова к заселению. Это ключ от входа, который позволит ему попасть в квартиру в обход главного дома. Единственное, чего там нет, – кухни. Так что ему придется пользоваться нашей. Ты же его об этом предупредила?

– Да. Он до того рад, что ему не нужно заключать договор найма, что готов мириться с некоторыми неудобствами. Если ты не против, он начнет понемножку перевозить свои вещи.

– Конечно. Спасибо, что позвонила.

– Ладно, бывай. Увидимся на следующей неделе.

Каллиопа – инструктор по йоге. Сначала я просто занималась у нее, а потом мы даже подружились. Время от времени мы встречаемся в каком-нибудь «Старбаксе», чтобы посидеть за чашечкой кофе. Каллиопа перебралась в Роуд-Айленд несколько лет назад, когда ее мужа-англичанина перевели в американское отделение банка, в котором он работал.

Узнав, что один из друзей Каллиопы подыскивает местечко, где можно жить без договора найма, который обязывает тебя платить сразу за год, я тут же предложила свою гостевую квартиру – своего рода пристройку к главному дому. Я знала, что друг Каллиопы оканчивает ординатуру и ему оставалось меньше года до того, как он покинет наш штат. Его только-только перевели в местную больницу, и он подыскивал жилье поближе к работе и без годовой аренды. Так что мое предложение пришлось как нельзя кстати.

Мой муж, Бен, умер пару лет назад, оставив меня одну с шестилетним сыном. С тех пор мне приходилось выкручиваться самой. Несмотря на приличную зарплату, денег не хватало: ипотечные выплаты съедали большую часть дохода. А тут еще ежемесячные счета! Но я не желала переезжать. Мне хотелось, чтобы Брендан, мой сын, рос в доме, который он привык считать родным.

Я уже давно подумывала о том, чтобы сдать внаем квартирку, которая шла в комплекте с домом. И когда Каллиопа упомянула про своего друга, которого считала практически братом, я решила не упускать такую возможность. По крайней мере, я могла быть уверена, что это не какой-нибудь психопат.

К концу недели я заметила, что коробок в квартире становится все больше. Похоже, Саймон заглядывал сюда время от времени, чтобы закинуть свои вещи, но нам пока так и не удалось встретиться.

Как-то раз Брендан отправился с ночевкой к матери Бена, жившей в Норт-Кингстауне, в получасе езды от нас, а я тем временем решила побаловать себя горячей ванной. Воспользовавшись тем, что сына дома нет, я оставила дверь приоткрытой, чтобы не перегреться случайно.

Мне ничего не стоит упасть в обморок, если я перележу в горячей воде. А потому, понежившись с полчасика, я с неохотой вылезла из ванны и завернулась в пушистое полотенце. И в этот момент я ощутила приступ тошноты, который предшествовал моим обморокам.

Я знала: чтобы избежать неприятностей, нужно опустить голову между коленей. Увы, слишком поздно! Полотенце соскользнуло на пол, и в следующую секунду я отключилась.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я пришла в себя. К счастью, обошлось без синяков. Я уже не первый раз падала вот так без чувств. Похоже, я от природы склонна к обморокам.

Как-то раз это случилось со мной на занятии йогой – жара сделала свое дело. И Каллиопа тогда сказала мне, что перед тем как встать, надо принять позу ребенка. Это поможет мне восстановиться. Вот и теперь я оперлась на ладошки и колени. Голова вниз, таз на пятках. Я принялась размеренно дышать, чтобы хотя бы немного привести себя в норму.

– Бриджит?

От звука мужского голоса я подскочила так, что стукнулась головой о ванну. «Ох!»

Повернувшись, я бросила взгляд на незваного гостя и охнула снова.

Быть такого не может!

Что здесь делает доктор Хог?

Уж не сон ли это?

– Господи! – пролепетала я, прикрыв ладошками грудь. – Что ты здесь делаешь?

Он поднял мое полотенце и набросил его мне на плечи. Затем опустился на колени и принялся осматривать мою голову.

– Где болит?

В нем явно проснулся доктор.

– Вот тут, – показала я на темя.

Он провел пальцем по больному месту.

– На шишку не похоже. Так что не переживай, все будет в порядке.

Теперь мы оба сидели на полу, прижавшись спинами к ванной.

– Что ты здесь делаешь? – повторила я свой вопрос.

– Вообще-то я тут живу.

– Так ты и есть Саймон? – воскликнула я. – Друг Каллиопы?

– Да. Хочешь верь, хочешь нет, но я понятия не имел, что въезжаю в твой дом. Каллиопа называет тебя Бридж, а не Бриджит, без всякого упоминания фамилии. Я и подумать не мог…

– Как же ты ухитрился узнать меня так быстро? Я ведь даже не смотрела в твою сторону.

– Видишь ли, ты как раз стояла ко мне тыльной частью. Эту попку я узнаю где угодно.

Я почувствовала, как мое лицо заливает краска стыда.

– Вот оно что…

– Твои тылы выдали тебя с головой, – рассмеялся он. – Вообще-то я заглянул, чтобы приготовить себе чаю, а заодно и представиться. А что ты делала на полу?

– Я часто падаю в обмороки… особенно после того, как долго полежу в горячей воде. Вот и отключилась на пару минут. А когда пришла в себя, приняла позу ребенка из йоги. Каллиопа сказала, что это помогает быстрее восстановить кровообращение.

На мгновение я представила, как должна была выглядеть со спины. Кажется, я снова продемонстрировала то, что не принято показывать на публике.

– Господи, мне так стыдно!

– Знаешь, это не первый раз, когда я видел твою задницу.

– Да, но что еще ты успел заметить? Все произошло так быстро…

– Да расслабься ты. Не забывай, я каждый день вижу на работе голые тела.

– Надеюсь, со мной больше такого не повторится.

– В таком случае не забывай закрывать дверь в ванную. Хотя с твоей склонностью к обморокам это не такая уж хорошая идея, – заметил он. – Ты просто ходячее несчастье, Бриджит Валентайн. Ладно, пора вставать.

Саймон протянул мне руку, и я поднялась, поплотнее завернувшись в полотенце.

Он кивнул в сторону двери.

– Так как насчет чашечки чая?

– Ну-у… пожалуй, не откажусь.

В этот момент взгляд его упал на кучу грязного белья, которое я сбросила перед тем, как залезть в ванну.

– Смотрю, ты опять за свое.

– О чем ты?

– Носишь трусики по нескольку дней. Сегодня суббота. А на тех, что ты сняла, написано «среда».

Опять эти чертовы трусы!

– Я просто хватаю из ящика первые попавшиеся, вот и все. Эти я надела сегодня утром, – я уперлась руками в бока. – И вообще, с какой стати я должна оправдываться?

– Да не злись ты, я просто шучу! Натягивай лучше чистые – за любой день, по своему усмотрению, – и приходи на кухню. Будем пить чай.

Он вышел, а я попыталась собраться с мыслями.

Тот обворожительный, сексуальный доктор, который не раз вторгался в мои сны после случая с рыболовным крючком, стал моим квартирантом.

Как говорится, без комментариев.

Глава 3. Саймон

– Я же не должен теперь жениться на тебе? – спросил я, придвигая к ней чашку чая.

– Жениться? С какой стати?

– Да хрен его знает.

Я откинул с лица прядь волос. Надо бы сходить к парикмахеру, да все никак не соберусь.

– Я уж было решил, что это такая американская традиция. Стоит мне увидеть женщину голой пару раз подряд, как она уже ждет от меня предложения.

– Ах ты бедняжка. Видимо, эти дурочки считают тебя таким даром небес, что не желают расставаться с тобой ни на один день.

– Интересная мысль, – ухмыльнулся я. – Мне-то всегда казалось, что они слегка не в себе. А тут получается, что это мои… мужские достоинства заставляют их терять голову.

Щеки Бриджит порозовели. Что ни говори, а дразнить ее – настоящее удовольствие.

– Не злись, детка, я просто шучу. Мне нравится смотреть, как ты краснеешь от смущения, – подмигнул я.

– Думаю, нам не обойтись без основных правил, – покачала она головой.

– Прекрасно, – я поднес к губам чашку с чаем. – Обожаю правила. А иначе какое удовольствие нарушать их?

– Я серьезно.

– Ладно, изложите мне ваши правила, мисс В.

– Во-первых, ты должен избавиться от привычки так разговаривать.

– Знаешь, я давно уже пытаюсь избавиться от акцента, но ваше произношение – это что-то!

– Я не про акцент, – рассмеялась Бриджит. – Просто избегай грубых словечек.

– Это каких же? – нахмурился я.

– Ты сказал «хрен его знает» и несколько раз упомянул про мой зад. В нашем доме это ни-ни.

– Ни-ни? – усмехнулся я.

– Прости. У меня восьмилетний сын, и я долгое время работала в педиатрическом отделении. Вот и привыкла говорить, как мамочка со стажем.

– Сколько тебе лет?

– Женщинам такие вопросы не задают.

– Если не ошибаюсь, – скрестил я на груди руки, – это было первое, о чем ты спросила меня в тот день, когда я избавлял тебя от крючка.

– У тебя хорошая память, верно?

– Ясное дело. Прошло три месяца, а я без труда смог опознать твою задницу.

Она снова покраснела.

– Возвращаюсь к правилам. «Задница» – тоже табу. Никаких грубых слов, или будешь класть деньги в ругательную копилку.

– Куда-куда?

Бриджит кивнула на кухонную стойку. В углу примостились две банки. На каждой из них была наклеена полоска скотча с надписью, выдававшей детскую руку. Та из банок, на которой красовалось «мама», была заполнена почти до половины. В банке с надписью «Брендан» лежала всего одна сияющая монетка.

– Это все идея моего сына, – вздохнула Бриджит. – Он снова оставил велосипед на улице, хотя я сто раз говорила о том, чтобы он убирал его в дом. В общем, велосипед украли, а я отказалась покупать ему новый. Я решила потянуть с покупкой до Рождества или до его дня рождения в надежде, что за это время он усвоит урок. Но Брендан – находчивый парнишка. Пару дней спустя я доставала из машины чистую посуду и не сразу заметила, что один стакан разбился. Порезавшись, я невольно выругалась. Пока я бинтовала палец, Брендан огорошил меня идеей с «ругательной копилкой». Сам он в последнее время регулярно огребает от меня за слово «сволочь», которое использует к месту и не к месту. В общем, мы договорились так: если моя банка наполнится быстрее, я покупаю ему новый велосипед. Если же его, то он без возражений идет стричься.

– Тебе не нравится его прическа?

– Ему нравится отращивать волосы. Думаю, кто-то из девочек в школе сказал, что ему так идет, и он теперь отказывается состричь хотя бы сантиметр.

Вздохнув, я взъерошил свои отросшие волосы.

– С этого все и начинается… Кстати, ты так и не ответила на мой вопрос.

– Какой вопрос?

– Сколько тебе лет?

– Я думала, мы сошлись на том, что джентльмен не задает даме подобных вопросов.

– В этом-то и проблема. С чего ты взяла, что я – джентльмен?

Бриджит рассмеялась.

– Мне тридцать три.

– Серьезно? Да тебе никак не дашь больше тридцати двух!

– Ну и комплимент!

Я бросил взгляд на часы. Беседовать с Бриджит – одно удовольствие, но если я не потороплюсь, то опоздаю на работу. Допив чай, я встал и отнес чашку в раковину.

– Мне пора в больницу. Что там с остальными правилами?

– Дай-ка подумать, – нахмурилась Бриджит. – Первое, что приходит в голову: убирай за собой на кухне. Не бросай тарелки в раковине. Или мой их, или отправляй в посудомоечную машину. У тебя в квартире свой туалет, но если решишь вдруг воспользоваться тем, что возле кухни, опускай за собой сиденье.

– Понял. Что-нибудь еще?

– Пока все. Но я оставляю за собой право добавить сюда еще несколько пунктов.

– Договорились, – улыбнулся я.

– Работаешь полную смену? Двадцать четыре часа?

Я кивнул.

– На этой неделе у меня таких четыре.

– Даже не знаю, как вы справляетесь с такими нагрузками.

– Со временем привыкаешь к недосыпу.

– Пожалуй. У меня завтра начинается двенадцатичасовая смена, так что теперь мы будем часто видеть друг друга.

– Ты просто счастливица… и я имею в виду не только двенадцатичасовую смену.

Бриджит лишь покачала головой.

– До свидания, Саймон.

– Спокойной ночи. Надеюсь, этот обморок был на сегодня последним.

Я уже подошел к двери, когда мне в голову пришла одна мысль.

– Скажи, – повернулся я к Бриджит, – что именно провоцирует твои обмороки: внешняя температура или температура тела?

– Думаю, и то и то. Из-за внешней температуры повышается температура моего тела, и я теряю сознание.

– Даже если тебе случалось перепихнуться с кем-нибудь?

– В смысле?

Неужели она и правда не понимает, о чем я?

– Ну, перепихнуться… потрахаться.

– Я знаю, что значат эти слова. Хоть это и не твое дело, однозначно нет. Я не теряла сознания во время секса.

Порывшись в кармане, я вытащил оттуда доллар. Потом подошел к стойке и бросил его в одну из ругательных копилок.

– С чего вдруг?

– Считай это чем-то вроде аванса. Ты так мило краснеешь, когда я говорю «трахаться», что я обязательно повторю это снова.

* * *

И почему я только сейчас додумался заглянуть к своей лучшей подруге? Воспользовавшись перерывом на обед, я отправился к Каллиопе в студию, которая находилась минутах в десяти от моей новой больницы. Устроившись в углу зала с бокалом смузи, я принялся наблюдать за рядами женщин. Все они занимались йогой в обтягивающих спортивных брючках. Каллиопа помахала мне, давая понять, что освободится через несколько минут. Но я был только рад немного отдохнуть, а заодно и понаблюдать за этой приятной картинкой.

Действие во многом смахивало на олимпийские игры; почти как синхронное плавание, только лучше. Потягивая бананово-клубничную смесь, я начал мысленно выставлять оценки «участницам», которые как раз приступили к наклонам. Мое внимание привлекла худенькая «семерка», которая тем не менее была в хорошей форме. За ней шла более аппетитная попка в розовых штанишках. А вот крайней справа стоило бы почаще заказывать пиццу.

Я лениво рассматривал ряды осваивающих йогу, пока Каллиопа не закончила занятие. Ударив в какой-то идиотский гонг, она подошла ко мне с недовольной миной на лице.

– Ну ты и свин, Саймон.

– Что такое? Я всего лишь заглянул навестить свою лучшую подругу.

– У тебя был такой вид, будто ты проводишь конкурс «Мисс Задница».

– Номер четыре, фиолетовые легинсы, – ухмыльнулся я. – Победа за ней. Как только выйдет из раздевалки, вручу ей золотую медаль.

Каллиопа пихнула меня локтем в бок.

– Помоги мне лучше прибраться. Надо собрать все блоки для балансировки, а то через пятнадцать минут у меня очередное занятие.

Я подхватил три легких кирпичика и принялся жонглировать ими, пока Каллиопа наводила в зале порядок.

– Так чему я обязана твоим нежданным визитом?

– Расскажи мне про Бриджит. Про женщину, у которой я поселился.

– Нет-нет, – замахала руками Каллиопа. – Только не Бриджит!

– О чем ты?

– Помнишь, что случилось со Сьюзи Макинерми, когда нам было по пятнадцать? У меня не так уж много друзей в Штатах, и я бы не хотела лишиться дружбы Бриджит.

Сьюзи Макинерми. Давненько мне не доводилось слышать это имя. До того случая мы дружили втроем: я, Сьюзи и Каллиопа. Таких роскошных сисек, как у Сьюзи, мне еще не доводилось видеть. Как-то раз, когда мы тусовались у меня дома, Каллиопа отключилась раньше обычного. Пока она спала, Сьюзи разрешила мне потискать себя. Впервые мне удалось полапать девушку за грудь.

На следующей неделе ситуация повторилась. Только на этот раз я развлекался с Хейзел Ларсон, пока Каллиопа мирно посапывала в углу. По всем параметрам Хейзел проигрывала Сьюзи, но она, в отличие от последней, разрешала лапать себя под блузкой. А когда она намекнула, что могла бы позволить мне больше, будь я ее бойфрендом, я без раздумий предложил ей встречаться. А подумать бы следовало. Дело в том, что Сьюзи, позволившая мне поиграть с ее сиськами целых двадцать секунд, уже записала меня в свои бойфренды. И когда она узнала, что я начал встречаться с Хейзел, разругалась не только со мной, но и с Каллиопой, которая пострадала за компанию. Женщины. Разве их поймешь?

– Послушай, я не собираюсь завязывать с ней романчик. Бриджит – милая особа, но у нее ребенок. А ты знаешь, как я отношусь к детям.

Я совершенно не планировал заводить своих. И уж тем более не хотел связываться с дамочкой, у которой уже был такой довесок.

– Может, и так, – Каллиопа все еще смотрела на меня с подозрением. – И что ты хочешь узнать о Бриджит?

– Ну-у… к примеру, что случилось с ее мужем.

По лицу Каллиопы пробежала тень.

– В то время мы еще не были знакомы, и я знаю все со слов Бриджит. Это очень грустная история. Бриджит полетела с сыном во Флориду навестить свою мать, когда ей позвонили и сказали, что ее муж разбился в автокатастрофе. Она даже не успела попрощаться с ним, – Каллиопа покачала головой. – Ему было всего тридцать. Они начали встречаться еще в колледже.

– Надо же.

– Да, ужасная потеря.

Я поскреб подбородок.

– Уж не в той ли поездке она купила свои трусики…

– Что?

– Да так, ничего.

– В остальном… У Бриджит есть сын, Брендан. Чудесный парнишка, который хорошо играет в баскетбол. Бриджит работает в больнице, часто сверхурочно, но с деньгами у нее все равно туго. Попробуй проживи на одну зарплату!

В зал начали просачиваться дамочки из следующей группы. Я бросил взгляд на часы. Пора было возвращаться в больницу. Я чмокнул Каллиопу в щеку.

– Я еще загляну к вам на следующей неделе. Тот же час, тот же класс.

Глава 4. Бриджит

Несмотря на будний день, в отделении было полно пациентов. С Саймоном мы практически не пересекались, пока в один прекрасный момент, уже после обеда, он не материализовался у меня за спиной.

– Привет, соседка! Слышал, ты подготовила для меня новую карточку.

– Да, Эйлин Макдонаф из третьей палаты, – сказала я, вручая ему планшет. – Подозрение на аппендицит. И не называй меня так при всех.

– Это как – соседкой? – ухмыльнулся он.

– Да.

– Почему же?

– Потому что людям на работе необязательно знать, что мы живем под одной крышей. Это непрофессионально.

– Так мы же не трахаемся.

– Тише, – прошипела я.

– Да не нервничай ты так, никто не слышит, – хихикнул Саймон. – Раз ты хочешь, чтобы я держал рот на замке, что ж… пусть это будет еще одним из наших правил.

– Прекрасно.

Он повернулся и зашагал к выходу, а я как завороженная уставилась ему в спину. Хоть мне и не нравились шуточки Саймона насчет моей задницы, его собственная, честно говоря, была выше всяких похвал.

Мой взгляд не ускользнул от внимания Джулии, нашей медсестры.

– Трудновато сосредоточиться в последнее время? – подмигнула она.

– О чем ты?

– Я про доктора Хога. Когда я вижу его, прямо-таки забываю о работе.

Что ж, его присутствие и правда направляло мысли в иное русло.

– Да, он не похож на докторов, с которыми мы обычно работаем, – признала я.

– К тому же такое чувство, что он никогда не устает. И пациенты его любят. Даже самые тяжелые начинают при виде его улыбаться.

– В обаянии ему не откажешь, – кивнула я.

– Насколько я знаю, не гей, – наклонилась ко мне Джулия.

– А с чего ты вообще решила, что он может быть геем?

– Смотри сама: молод, хорош собой, холостяк. Не мужчина, а подарок. Вот я и решила…

– Может, и правда гей? – пошутила я, хоть и знала, что это не так.

– Нет. Брианна уже бегала к нему на свидание. И вроде как они снова встречаются на этой неделе.

– Понятно…

Брианна была нашей новенькой, только-только из школы медсестер. Моложе остальных и очень хорошенькая. Неудивительно, что Саймон на нее запал.

Я постаралась сделать вид, будто мне все равно.

– Повезло девчонке, верно? – сказала Джулия.

– Пожалуй, – пора было заканчивать этот разговор. – Прости, но мне нужно снять показания у мистера Мелони.

Накачивая сфигмоманометр, обернутый вокруг руки старика, я прислушивалась к разговору Саймона с пожилой пациенткой. От нас их отделяла только тонкая ширма.

– Ну что, Мейми, – раздался голос Саймона, – рентген показал жидкость в легких. Нам придется оставить вас для лечения.

– Я не хочу ложиться в больницу, – запротестовала женщина.

– Мама, у тебя нет выбора, – вмешалась в разговор ее дочь. – Знаете, – обратилась она к Саймону, – мама ужасно боится больниц. Мне стоило огромного труда привезти ее сюда.

Было слышно, как Саймон присел на стул.

– Мы не можем отпустить вас домой в таком состоянии, Мейми. Что я могу сделать, чтобы вы почувствовали себя здесь немножко лучше?

Женщина стала подробно перечислять все, что ей хотелось бы иметь при себе.

– Мама, я могу все привезти, – сказала ее дочка.

– Нет-нет, не бросай меня!

– Может, сделаем по-другому? – предложил Саймон. – У меня скоро перерыв на обед, и я мог бы купить кое-что из этого в магазине.

Я едва не рассмеялась, представив, как Саймон бегает по магазину в поисках розовой помады от «Ревлон» и особого геля для душа, которые заказала его пациентка.

– Вы и правда это сделаете? – спросила женщина.

– Для вас – все что угодно.

Мне оставалось лишь покачать головой.

«Саймон, да ты настоящий чародей».

* * *

Чего я совершенно не ожидала увидеть, открывая посудомоечную машину, так это того, что оттуда что-то выпрыгнет. Мышь! Взвизгнув, я буквально влетела на кухонный стол.

– Черт! Черт! Черт! – закричала я, наблюдая, как крохотный террорист мечется по полу.

В следующую секунду на пороге появились Саймон и Брендан.

– Что с тобой, Бриджит?

– Мамочка, что случилось?

– Стой там, Брендан! – замахала я руками. – На кухне мышь!

– Вот здорово! – просиял он.

– Ну уж нет! Я не усну, пока по дому шныряет мышь… Вот она! – взвизгнула я, тыча пальцем в пол. – Саймон, тебе нужно поймать и убить ее.

Тот задумчиво поскреб подбородок.

– По твоей просьбе я должен делать вид, будто я не живу в этом доме… Так, может, мне исчезнуть?

– Не вздумай!

– Ладно, шучу. Я поймаю ее, но убивать не стану. Отнесу в лесок и выпущу на волю. – Он наклонился. – Если, конечно, найду беднягу.

– Вон там! – Брендан ткнул пальцем под стол, на котором я все это время стояла.

Я невольно поморщилась и закрыла глаза.

Когда я снова открыла их, Саймон уже ползал на коленях по полу.

– Признаться, я не собирался играть сегодня в Тома и Джерри.

Он встал, придерживая мышь за хвост.

– Смотри, Брендан.

Саймон взял крохотного грызуна в ладошку, а мой сын осторожно погладил мышь.

– Мама, можно мне оставить ее у себя?

– Нет!

– Знаешь, Брендан, будет лучше, если мы все-таки выпустим мышь, – рассмеялся Саймон. – Иди, надень куртку.

В окно я наблюдала за тем, как Саймон и Брендан зашагали к леску позади дома. Саймон присел, выпуская мышь, и Брендан помахал ей на прощание. Прежде чем повернуть к дому, Саймон легонько взъерошил мальчику волосы.

На глазах у меня выступили слезы, когда я подумала о том, как же Брендану должно не хватать мужского внимания. Ему было всего шесть, когда Бен погиб, и мальчик уже почти не помнил своего отца.

На кухне Саймон отсчитал три доллара и бросил их в ругательную копилку с надписью «Мама».

– С чего вдруг?

– Три доллара в интересах Брендана за то, что ты трижды чертыхнулась. – Он повернулся к мальчику: – Похоже, тебе удастся сохранить свою прическу.

Брендан широко улыбнулся.

– Мама, я хочу отрастить волосы, как у Саймона.

– Лучше не придумаешь, – скрестила я руки на груди.

Саймон расхохотался.

После того как Брендан ушел к себе, я повернулась к Саймону.

– Спасибо, что выручил. Я не из тех, кто ладит с грызунами. Честно говоря, я их смертельно боюсь.

– Как ты сейчас, в порядке? – Он сжал на мгновение мое плечо.

– Да, все хорошо, – сердце у меня заколотилось быстрее. – Такая удача, что ты был дома.

– Если что-то понадобится, кричи, не стесняйся.

– Прошло два года после смерти мужа, – вздохнула я, – но мне по-прежнему трудно самой управляться с некоторыми вещами. Если бы не твоя помощь, мне бы точно была обеспечена сегодня бессонная ночь.

– Лично мне кажется, что ты прекрасно справляешься со своими обязанностями. Куда лучше, чем многие другие на твоем месте. Работаешь по многу часов, а потом еще присматриваешь за сыном. Другое дело, успеваешь ли ты подумать о себе. Ты хоть когда-нибудь позволяешь себе расслабиться?

– Ха, – рассмеялась я, – это даже не обсуждается.

– Но это не лучшая тактика, Бриджит.

– Я знаю. Просто мне приходится платить сиделке за то, чтобы она присматривала за Бренданом, пока я на работе. И я ненавижу оставлять его одного, если в этом нет особой необходимости. Может, потом, когда он станет постарше… пока же все мои мысли только о нем.

– Не спорю, это достойно восхищения, но тебе стоило бы позаботиться о своем душевном благополучии. Надо хотя бы иногда делать перерывы.

– Ты что, сомневаешься в моем душевном здоровье?

– Разве что чуточку, – подмигнул он. – Если серьезно, когда ты в последний раз была на свидании?

Ответ пришел на ум незамедлительно.

– Про свидания я даже не думаю. Бена нет всего два года. Мне кажется… еще слишком рано.

Саймон посерьезнел.

– Искренне тебе сочувствую. Каллиопа рассказала мне, что произошло.

– Да. Я не очень-то люблю говорить об этом.

– Понимаю.

Пару секунд он молча разглядывал меня, и я почувствовала, что краснею.

– Не хочешь выпить со мной чаю? – вырвалось у меня ни с того ни с сего.

Саймон бросил взгляд на часы.

– Черт. Я бы и рад, но через двадцать минут мне нужно встретиться кое с кем в городе.

– Ты только что чертыхнулся, – сказала я, пытаясь скрыть разочарование. – Будь добр, кинь монетку в копилку Брендана. Раз уж вы решили объединиться против меня, будет только честно, если я получу вознаграждение за твои словечки.

– И не поспоришь, – достав доллар, Саймон кинул его в банку Брендана.

– Встречаешься с Брианной?

– А ты откуда знаешь?

– Саймон, отделение медсестер – настоящее логово сплетен. Так что будь осторожней: ты там в центре внимания.

– Серьезно?

Мне хотелось предостеречь Саймона, оградить его от ненужных слухов.

– Следи за тем, что ты делаешь, поскольку рано или поздно все об этом узнают.

– Благодарю за предупреждение, сестра Валентайн.

– Куда вы идете сегодня?

– На шоу «Вода и огонь». Они как раз открылись.

– А-а. Мне так и не довелось побывать там. На что это похоже?

– Изумительное зрелище! Представь себе сотню костров на поверхности реки, и все это в центре города. Ну и музыкальное шоу. Тебе обязательно надо взглянуть на это.

– А ты всегда водишь туда своих подружек?

– Стараюсь.

Мне так хотелось сходить туда вместе с Беном.

– Ладно, иди, а то опоздаешь.

Саймон на мгновение задержался у двери.

– Спокойной ночи, Бриджит.

– И тебе спокойной ночи.

Наблюдая из окна кухни за живописным закатом, я снова почувствовала, что глаза у меня на мокром месте. Откуда эта внезапная чувствительность? Может, так дает о себе знать тоска по Бену? А может, все дело в том, что я уже готова перевернуть эту страницу своей жизни? Счастье и надежда на лучшее смешались у меня в душе с неизмеримой грустью, и я понятия не имела, что мне с этим делать.

Глава 5. Саймон

Мы гуляли вдоль реки в окружении огней ежегодного шоу. Стоял теплый майский вечер. Легкий ветерок раздувал длинные черные волосы Брианны. В какой-то момент я остановился и начал снимать на камеру мерцающие огни. Потом мы продолжили наш путь.

Пока Брианна болтала без умолку, я думал о своем. Из головы у меня не шла Бриджит. Каким печальным стало ее лицо, когда мы заговорили о ее муже! Такая трагедия в таком юном возрасте. Представляю, как ей было больно. Как назло, я не мог остаться и выпить с ней чаю, а ведь она только-только начала оттаивать по отношению ко мне.

Брианне исполнилось двадцать три. Веселая и беспечная, она не искала серьезных отношений, потому-то я и закрутил этот романчик. Мне было хорошо с ней в постели, но сегодня я думал о том, как бы поскорее закончить этот вечер. Мне хотелось улизнуть домой, и я никак не мог понять, почему.

Возможно, виной всему была некая вдова, но я не хотел в этом признаваться даже себе. Как бы ни занимала меня Бриджит Валентайн, я не мог позволить себе увлечься ею. Ради бога, у нее восьмилетний ребенок! С этим не шутят. Скоро моя ординатура закончится, и я уеду из города. В таких обстоятельствах имеет смысл встречаться лишь с теми, кто не настроен ни на что серьезное.

– Доктор Хог, – повернулась ко мне Брианна, – ты хоть слышишь, о чем я говорю?

– Э-э…

Ей нравилось называть меня не Саймон, а доктор Хог. Поначалу это даже заводило меня, но потом стало раздражать.

– Я как раз говорила, что стоило бы заглянуть в тот бар, который открылся на нашей улице.

Подразумевалось, что потом мы отправимся прямо к ней домой. Но я и правда был сегодня не в настроении.

– Видишь ли, завтра с утра у меня назначена встреча, так что сегодня мне лучше переночевать у себя.

– Ну ты и свинтус, доктор Хог! Ладно, шучу, – хихикнула Брианна. – Все равно ты у меня самый лучший.

Привстав на цыпочки, она чмокнула меня в щеку.

Высадив Брианну у бара, я выехал на мост и поспешил в наш тихий пригород.

Проезжая мимо стоящей в центральном сквере белой церквушки, я думал о том, как это здорово – жить за пределами большого города с его суетой и все же поблизости от всех его развлечений. Дом Бриджит находился на полуострове, в окружении воды.

Подъехав к дому, я заметил, что в гостиной все еще горит свет. Я знал, что Бриджит любит уединение, но, может, она не откажется от чашечки чая? Заодно я мог бы показать ей те кадры, которые отснял на водном шоу. Честно говоря, я и снимал-то свое видео для Бриджит, ведь она жалела, что не может посмотреть на это зрелище.

На сиденье у меня лежал пакет с остатками ужина. Пакет был разрисован крошечными петушками. Мы ужинали в ресторане, славившемся обширным меню из курятины. Но порция оказалась такой большой, что часть еды я прихватил домой. Звонить в дверь – значило разбудить Брендана, так что от этой мысли я сразу отказался.

У меня был ключ от квартиры, но не от главного дома. Конечно, я мог бы попасть на кухню по переходу, но вместо этого предпочел постучать в окно.

Бриджит, читавшая какую-то книгу, вскочила с дивана.

Как только она открыла, я поднял пакет с курятиной.

– Не желаешь отведать петушка?

* * *

– На вкус это так же здорово, как и на вид?

Наклонившись, она достала из духовки поднос с уже разогревшейся курицей. Бриджит надела коротенькие шорты, и я неожиданно поймал себя на том, что мои мысли потекли в неподобающем направлении.

Откашлявшись, я отвел взгляд в сторону.

– Даже лучше. Давно не пробовал такой вкусноты.

Бриджит поставила на стол две тарелки.

– Не хочешь присоединиться? Ненавижу есть в одиночестве.

Сам я всегда не прочь перекусить.

– Само собой, – я подошел к холодильнику. – Что будешь пить?

– Честно говоря, я бы не отказалась от вина. Там внизу стоит непочатая бутылка. Я уже давно не пробовала вина, потому что взяла за правило не пить в одиночестве. После того… несчастного случая я несколько месяцев приходила в себя и не заметила, как это едва не вошло у меня в привычку. С тех пор я никогда не пью одна.

– Хорошее правило.

Сам я тоже не дружил с бутылкой. Но это скорее от нехватки времени. Вдобавок попробуй отработать полную смену с похмелья!

Достав из холодильника вино, я порылся в ящике стола и извлек оттуда штопор. Бутылка открылась с громким хлопком, отчего Бриджит улыбнулась.

– Не знаю почему, но мне нравится этот звук, – сказала она.

Я разлил вино по стаканам, и Бриджит предложила перебраться в гостиную. Меньше шансов, что мы помешаем Брендану, заметила она. В гостиной она поставила тарелки на кофейный столик, а я принес бутылку и стаканы.

Несколько минут назад, когда я постучал в окно, Бриджит сидела, уткнувшись носом в книгу.

– Что это мы тут читаем? – спросил я, поднимая с дивана томик.

Бриджит тут же бросилась вырывать книгу у меня из рук, что только разожгло мое любопытство.

Я поднял книжку над головой.

– Смотрю, ты не хочешь, чтобы я в нее заглянул.

– Отдай немедленно!

– Ну так возьми, – ухмыльнулся я.

Бриджит была маленького росточка, ниже меня сантиметров на двадцать. Даже подпрыгнув, она бы не смогла ухватить книгу.

– Саймон Хог, отдай мою книжку. Не то…

– Что тогда?

– Тогда… я просто вскарабкаюсь на тебя, как на дерево!

Пожалуй, мне стоило все-таки поехать с Брианной и получить свое, поскольку мысль о том, как Бриджит карабкается по мне, вызвала у меня весьма предсказуемую реакцию.

– Будь осторожней, а то у некоторых деревьев есть толстые сучки, которые могут тебя проткнуть.

Щеки у нее порозовели. То ли она разозлилась, то ли ее смутило мое замечание. Ну а я, опасаясь бурной реакции своего организма, поспешил сдаться.

– Ладно, забирай. Я просто пошутил.

Бриджит выхватила у меня книгу и запихала ее подальше в ящик.

– С чего вдруг ты так забеспокоилась? Ты что, читаешь порно?

Розовые щечки Бриджит побагровели. Похоже, я попал в точку.

– И вовсе это не порно, а любовный роман.

– Который тебя заводит.

Глаза Бриджит стали размером с блюдца.

– Да в чем проблема? – пожал я плечами. – Я сам люблю порно. Собрал уже неплохую коллекцию. Если хочешь, можем поменяться. Я возьму твою книжку, а тебе дам кое-что из моих дисков.

Бриджит сморщила носик.

– Пожалуйста, скажи, что ты только что пошутил.

– Про диски? Конечно, шучу.

Заметив облегчение в ее глазах, я поспешил добавить:

– Мы живем в новом тысячелетии. Никто уже не покупает порно на дисках. Все скачано прямо на мой ноутбук.

Покачав головой, Бриджит опустилась на пол.

– Думаю, мне не помешает выпить вина.

Усевшись рядом, я с удовольствием вытянул ноги. Бриджит дала мне тарелку, и я принялся энергично жевать курятину.

– М-м-м… Очень вкусно, – пробормотала Бриджит с набитым ртом.

– Можешь считать, что мой петушок отныне в твоем распоряжении.

Она закатила глаза.

– Ты что, совсем не можешь обойтись без сексуального подтекста?

– С трудом. Ведь ты так мило на это реагируешь.

Бриджит сделала пару глотков вина.

– А почему ты вернулся домой так рано? Я думала… ты побудешь еще какое-то время с Брианной.

– То есть ты решила, что она затащит меня в постель уже на втором свидании? Неужели я выгляжу такой дешевкой? – ухмыльнулся я.

– Откуда в тебе столько дерьма? – поморщилась Бриджит.

– Ага! Будь добра, кинь монетку в ругательную копилку.

– Ты просто невыносим.

– Может, и так, – пожал я плечами. – И все же я тебе нравлюсь.

– Ты так и не ответил на мой вопрос.

– Почему я так рано вернулся?

Бриджит кивнула.

Этот вопрос не давал мне покоя всю дорогу домой.

– Позволь для начала спросить тебя кое о чем, – поскреб я подбородок. – Если бы ты могла превратиться в какое-нибудь животное, кого бы ты выбрала?

Бриджит взглянула на меня с любопытством.

– Даже не знаю. Пожалуй, в жеребца.

– Почему?

– Ну, они такие сильные, дикие, свободолюбивые…

– Хороший ответ, – кивнул я.

– А ты бы кого выбрал?

– Я? Льва. Сама понимаешь, царь зверей и все такое… – Я взъерошил свои не в меру длинные волосы. – К тому же у них, как и у меня, есть грива.

– Засчитано, – рассмеялась Бриджит.

– А знаешь, кого выбрала Брианна?

– Кого же?

– Шпица.

– Это такой маленький песик?

Я подлил Бриджит вина.

– Ну да. Потому что он «такой миленький».

– Что ж, может, и не самый удачный ответ, но неужели ты сбежал со свидания только из-за этого?

– Да как тебе сказать… Думаю, мы просто не совпали эмоционально. Я рад, что ты сказала «жеребец», – расплылся я в улыбке, – а то, боюсь, мне пришлось бы съехать.

Так мы с Бриджит болтали, поедая курицу и запивая ее вином. В скором времени от бутылки ничего не осталось. Бриджит слегка захмелела.

– Хочу спросить у тебя кое-что, – она качнула стаканом, едва не расплескав вино. – Тебе случалось знакомиться по интернету?

– Нет, не приходилось.

– Ну конечно, – вздохнула она. – Тебе это ни к чему. Ты красивый, высокий и сексуальный. К тому же ты доктор.

– Находишь меня сексуальным? – ухмыльнулся я.

Бриджит покачала головой.

– Такому, как ты, сайты знакомств ни к чему. Тебе достаточно щелкнуть пальцами, и девицы слетятся как мухи на мед.

– Пусть так. Но ты действительно хочешь зарегистрироваться на сайте знакомств?

– Я подумываю об этом.

– По-моему, не самая удачная идея.

– Что, слишком рано?

– Да нет. Просто такие свидания не всегда безопасны.

Бриджит лишь помахала рукой, одним глотком допив остатки вина.

– В любом случае это не прокатит. Я уже не знаю, как встречаться с мужчинами. Даже не помню, когда я в последний раз была на свидании.

– Да это как с ездой на велосипеде. Даже если давно не катался, все равно вспомнишь.

– Да, неплохо бы прокатиться с ветерком, – пробормотала Бриджит.

Похоже, она и правда хорошо набралась.

– Может, стоит попробовать свидание в стиле «фикс-ап»?

– Это что-то вроде свиданий вслепую?

– Да, когда друг выбирает тебе кандидата на встречу. Все-таки безопасней, чем встречаться с незнакомцем.

– Пожалуй.

– Знаешь что, Бриджит, давай так: я найду парня для тебя, а ты подберешь мне какую-нибудь девушку. Так мы сможем устроить двойное свидание.

– Двойное свидание?

– Ну чем ты рискуешь? Если парень тебе не понравится, просто вернешься домой вместе со мной.

– Ладно, – улыбнулась она.

Глава 6. Бриджит

Господи, ну и хреново же мне!

С трудом приподняв голову, я окинула комнату мутным взглядом. Сначала я решила, что у меня грипп, но потом вспомнила про бутылку вина, которую мы с Саймоном накануне прикончили. Нащупав телефон, я бросила взгляд на экран: без четверти девять!

Черт! Я буквально выскочила из постели. Из-за меня Брендан опоздает в школу. Я метнулась в спальню к сыну.

– Брендан, живей, мы опаздываем!

Но, включив свет, я с удивлением обнаружила пустую кровать. Заглянув на всякий случай в ванную, я зашагала на кухню.

Саймон, в одних брюках, без рубашки, стоял у плиты. Перевернув на сковородке блинчик, он повернулся ко мне.

– Доброе утро, соня.

Я смотрела на Саймона во все глаза. Рот мой, пересохший с похмелья, как пустыня, наполнился слюной. Вот это тело. Кожа гладкая и загорелая, а мускулы такие, будто их обладатель привык сниматься для обложки журналов. В жизни не встречала таких мужчин! Я с трудом отвела взгляд. Но удивление мое только усилилось. Из колонок доносилась бодрая музыка. Брендан сидел за столом, одной рукой отбивая ритм, а другой приканчивая завтрак. Саймон нажал кнопку какой-то штуковины. Послышался шум, как бывает при вращении, потом снова все стихло. Саймон перелил содержимое штуковины в стакан и повернулся ко мне.

– Хочешь сока?

– Что у тебя тут такое?

– Соковыжималка.

– А откуда она взялась?

– Привез с собой. Я люблю пить по утрам свежий сок. К тому же, – подмигнул он мне, – я решил, что тебе не помешает с утра немного витамина С.

Я взяла у Саймона стакан, а сам он тем временем повернулся к Брендану.

– Беги за рюкзаком, дружище, а то мы опоздаем.

Брендан тут же выскочил из комнаты.

– Опоздаете? – в замешательстве спросила я. – Куда?

– В школу.

Выложив блинчик на тарелку, Саймон поставил ее передо мной на стол.

– Присаживайся. Завтракай. Я подброшу Брендана до школы, а потом вернусь, чтобы прибраться здесь.

* * *

Я все еще сидела за столом, когда Саймон вернулся. Прислонившись к стойке, он скрестил руки на груди… которую, увы, закрывала теперь рубашка.

– Спасибо, что выручил меня. Поверить не могу, что я проспала! Даже будильник не услышала.

– Это потому, что он не звонил.

– В смысле?

– Я отключил его, перед тем как ты легла спать.

– Отключил? Но зачем?

– Чтобы ты могла выспаться, – пожал он плечами.

– О-о… спасибо. Давненько я уже не высыпалась. И давно уже не страдала от похмелья. Это вино и правда ударило мне в голову. Надеюсь, я не заболтала тебя вчера? Если честно, я плохо помню, что было, – все как в тумане.

Саймон отнес мою тарелку к раковине.

– Да нет, все в порядке. Мы мило поболтали, а потом ты пошла спать.

– Слава богу…

– После того как прочла мне свою книгу.

– Что?! – я застыла на месте.

– Да не переживай ты так, – хихикнул Саймон. – Я просто шучу.

Он начал загружать тарелки в посудомоечную машину. У меня не было сил даже шевельнуться, не то что помочь ему.

Покончив с посудой, Саймон подсел к столу.

– Итак, чего ты ждешь от парня?

– От парня?

– Наше двойное свидание, – напомнил он.

Черт. Я совсем забыла, до чего мы договорились вчера вечером. Это из-за вина я так расхрабрилась.

– Саймон, я пока не готова.

– Я тебе не верю, – скривился он. – По-моему, ты просто струсила.

– Ничего подобного!

Не признаваться же, что он прав.

– Что ж, значит, решено. – Он достал из кармана сложенный вдвое листок. – А это мои пожелания.

– То есть?

– Для той дамочки, которую ты пригласишь ко мне на свидание. Я решил помочь тебе с выбором.

Я развернула листок. Там было около пяти несвязных предложений.

– Ты пишешь как курица лапой. Вас что, специально этому учат?

– Дай сюда, – протянул он руку. – Я сам прочту.

– Подожди, сейчас расшифрую. Я же медсестра, так что это часть моих обязанностей. Итак, номер один: никаких шпицев.

– Лучше даже так: никаких мелких собачонок, – уточнил Саймон. – Дать тебе карандаш?

– Не надо, – рассмеялась я, – у меня хорошая память. Что ж, никаких песиков в качестве тотемных животных. С этим все ясно. Что тут дальше?

Номер два: полька-яблоко? – я недоуменно сдвинула брови.

– Вообще-то это попка-яблоко, – поправил меня Саймон. – Люблю дамочек, у которых есть за что подержаться.

– Предлагаешь мне проводить отбор, ориентируясь на то, хороша ли задница у той или иной кандидатки?

– Да ладно тебе. Все женщины только и делают, что оценивают размеры друг друга.

– Неправда!

– Ладно, как скажешь. Давай дальше, а то мне скоро в больницу.

– Номер три: чтоб любила бывать на свежем воздухе. Что ж, это выглядит разумным.

– Все мои требования разумны.

Я проигнорировала его и принялась читать дальше.

– Номер четыре: чтобы терпеть не могла Селин Дион.

Я бросила взгляд на Саймона:

– Что не так с Селин Дион?

– Она меня раздражает.

– Раздражает, как она поет?

– Да нет, она сама.

– Ну и странный же ты тип, Саймон Хог.

– Как скажешь.

– Ладно, что там еще? Номер пять: никаких морских звезд.

Я наморщила лоб.

– Чем тебе не угодили морские звезды? Они такие милые и совершенно безобидные.

– Да я не про обитательниц морей, – хихикнул Саймон.

Он раскинул в стороны руки и ноги.

– Я про тех особ, которые ведут себя так в постели. Раскинут руки и ноги и лежат, будто их это не касается. Да еще молчат, как немые.

– Ты что, шутишь?

– Ничуть, – он ткнул пальцем в листок. – Сделай это пунктом номер один. Не хочу больше испытывать подобных ощущений.

Он встал и взглянул на часы.

– Ладно, мне пора. Что там с твоими пожеланиями? Или дашь мне карт-бланш?

– Прости, но я пока что не готова бегать по свиданиям.

– Значит, карт-бланш, – рот Саймона растянулся в довольной ухмылке.

* * *

Я все-таки решилась на это.

Высадив Брендана у дома моей свекрови, я вздохнула и помахала ему на прощанье. Не сразу, но мы с Саймоном выбрали дату для нашего двойного свидания.

Ну не дура ли я, что еду на свидание вслепую?

Сама я выбрала для Саймона женщину примерно моего возраста, с которой мы вместе занимались йогой. Звали ее Леа. Она работала в сфере финансов, и карьера всегда была у нее на первом месте. Но она как-то упомянула, что не прочь повстречаться с каким-нибудь мужчиной… правда, без планов на семью или серьезные отношения. Я знала, что и Саймон хотел чего-то в этом роде. Остальные его требования я даже не проверила. Вопрос про животных казался мне слегка глуповатым, а уж спрашивать у женщины, как она ведет себя в постели… извините!

Вполне возможно, что Леа уже встречалась с Саймоном, который раньше заглядывал в студию Каллиопы. Сама я сказала только, что организую свидание для своего квартиранта, красавца англичанина, которому под тридцать. Леа ухватилась за мое предложение руками и ногами. Думаю, я на ее месте сделала бы то же самое.

Мы договорились встретиться в ресторане на Федерал-Хилл, в районе Провиденса, известном своей итальянской кухней. Саймон и Леа должны были приехать туда прямо с работы, а я – после того, как отвезу Брендана к бабушке.

Всю дорогу я мучилась сомнениями по поводу того, не зря ли ввязалась в эту затею. Саймон и словом не упомянул о том, чего мне ждать от парня, к которому я спешила на свидание. Стоит ли удивляться, что я нервничала, паркуясь у ресторана.

Если не ошибаюсь, Саймон собирался зарезервировать нам столик.

– Я ищу парня по имени Саймон Хог, – обратилась я к официантке, – такого высокого, с английским акцентом.

– Вам сюда, – улыбнулась официантка, протягивая мне меню.

Место было выбрано очень удачно. Приглушенный свет, рядом кто-то играет на пианино. Саймон и его знакомый сидели за угловым столиком. Я с любопытством взглянула на мужчину и едва не застонала от огорчения. Никогда не считала себя поверхностной особой, но в парне, сидевшем напротив Саймона, не было и грамма привлекательности.

Может, сбежать прямо сейчас?

Увидев меня, оба встали.

Нет, слишком поздно.

Дай ему хотя бы шанс.

– Бриджит, рад, что ты вовремя, – сказал Саймон.

– Саймон, – кивнула я.

Что еще хуже, Саймон выглядел просто потрясающе в темных джинсах и свитере, который так удачно подчеркивал его фигуру. Сравнение было явно не в пользу другого мужчины.

– Бриджит, это мой давний друг, доктор Алекс Лард.

Я протянула руку.

– Рада знакомству, доктор… Лард.

Ну и имечко!

– Пожалуйста, зовите меня Алексом.

– Алекс, – улыбнулась я, – приятно познакомиться.

– Очень приятно, – кашлянул он.

Саймон кивнул на столик:

– Почему бы нам не присесть?

Устраиваясь на стуле, Алекс Лард кашлянул снова. Это от нервов или он болен?

Вечер, похоже, не задался с самого начала.

Глава 7. Саймон

Полный провал… Что и говорить, доктор Лард с его бесконечным кашлем стал не самой удачной кандидатурой для Бриджит. Я знал это с самого начала. Только не спешите судить меня. Не так-то просто за такое короткое время найти по-настоящему приличного парня.

Получалось, что я знакомлю Бриджит с Лардом либо с кем-то еще, кому не в состоянии доверять. Алекс по крайней мере не какой-то пройдоха: уважаемый в Провиденсе врач, профессор университета. У Алекса было много достоинств. Другое дело, что мужская привлекательность не входила в их число.

Разговор никак не желал завязываться.

– Ну как, добралась без пробок? – спросил я, потягивая вино.

Бриджит, с лица которой не сходило напряженное выражение, бросила взгляд на часы.

– Нет, но Леа, видимо, застряла. Опаздывает на пятнадцать минут.

Доктор Лард повернулся к Бриджит.

– Саймон как раз говорил мне, что у вас восьмилетний сын. Кха. Куча забот, верно? Кха.

– Брендан – славный парнишка. Не знаю, сказал Саймон или нет, но отец мальчика умер пару лет назад. Я рада, что Брендан смог справиться с таким ударом.

Не успел он ответить, как к столику подошла Леа. Я прищурился: выглядела она смутно знакомой.

– Господи, так это вы, – сверкнула она улыбкой.

– Вы меня знаете?

– Приятель Каллиопы.

– Верно.

– Вы как-то приходили к нам на занятие.

Тут и я ее вспомнил. Самая худосочная задница в группе. Ну вот, лучше не придумаешь.

Леа уселась, и мы принялись болтать о всяких пустяках. Честно говоря, вся эта затея с двойным свиданием выглядела полным провалом. Я знал это. И Бриджит знала. Надо сказать, что сама она выглядела просто потрясающе. Губы казались еще красивее благодаря розовой помаде. Волосы, которые она обычно не завивала, волнами падали на плечи. Если раньше я восхищался тем, насколько привлекательно выглядит Бриджит без макияжа, с простой прической, то сейчас я смог по-новому взглянуть на эту женщину.

Не знаю, как на Алекса, а на меня она точно сумела произвести впечатление.

Честно говоря, Бриджит заслуживала лучшего, чем этот зануда Алекс Лард. При всех его положительных качествах он не в состоянии был вскружить ей голову… или довести до сумасшедшего оргазма, в котором она так нуждалась.

Чтобы отвлечься от неуместных мыслей, я решил задать Леа тот самый вопрос.

– Скажи мне, Леа, если бы ты могла превратиться в какое-нибудь животное, кого бы ты выбрала?

– Что за странный вопрос? – рассмеялась она. – Ладно, дай подумать.

Она потеребила подбородок своими длинными накладными ногтями.

– Пожалуй, я бы стала котенком. Они такие милые! И я всегда любила кошек.

Бриджит с трудом сдержала улыбку. Она-то знала, что хуже шпица мог быть только котенок.

В общем, остаток свидания пропал впустую. У Бриджит не было шансов с Алексом – он только и делал, что кашлял. А Леа убила во мне всякий интерес своей фразой про котенка.

Быстренько поужинав, мы разошлись по своим машинам, обменявшись на прощанье пустыми фразами типа «не терять друг друга из вида».

Дома я первым делом направился в гостиную, где уже была Бриджит.

– Мяу, – рассмеялась она, увидев меня.

– Котенок, – я с отвращением потряс головой. – Хуже не бывает. Не говоря уже о том, что ты выбрала мне женщину с совершенно плоской задницей! Думаю, в постели она тоже не блеск… хотя у меня нет ни малейшего желания проверять это.

– Поверь, я сделала это не специально. У меня не так уж много незамужних подружек, Саймон. И на твоем месте я бы помалкивала о физической привлекательности. С какой стати ты решил познакомить меня с Алексом Лардом? Ну чем, по-твоему, он может привлечь женщину?

– Алекс – хороший парень. Мне просто не хотелось знакомить тебя с кем-то, кто мог бы банально воспользоваться тобой.

– Тут ты попал в точку. У доктора Ларда нет на это ни малейшего шанса. И, кстати, почему он все время кашляет?

– Понятия не имею, но с ним такое постоянно.

– Знаешь, я бы предпочла ходить на те свидания, где мне не нужно носить маску, чтобы защититься от микробов.

Я невольно расхохотался.

– Прости, Бриджит. Я и правда сплоховал. Просто, когда ты сказала, что хочешь познакомиться с кем-нибудь через интернет, я слегка испугался. На этих сайтах полно чудиков.

– Да, но это единственный выход для тех, кто слишком занят и не может позволить себе регулярно бывать на людях. Многие сейчас пользуются услугами таких сайтов. Тебе, конечно, это ни к чему – женщины и без того не дают тебе прохода.

– Знаешь, Бриджит, начни ты знакомиться, и у тебя тоже не будет проблем. Ты на редкость привлекательна.

– Спасибо за комплимент, но ты вовсе не обязан говорить мне это.

– Я сказал чистую правду. Ты красива от природы, а этим не многие могут похвастаться. У тебя изящная фигурка, соблазнительная грудь и не менее соблазнительная попа.

Признаться, я сам удивился своей откровенности. Бриджит посмотрела на меня в некотором замешательстве.

– И это все? – спросила она.

– Думаешь, я шучу?

– Да нет, можешь и дальше продолжать в том же духе.

Похоже, мои слова смутили Бриджит. Жаль только, что нельзя было поцеловать ее, чтобы она засмущалась еще больше.

«Ради бога, Саймон, о чем ты только думаешь?»

– Похоже, мне лучше заткнуться, а то ты можешь выселить меня из дома. С учетом наших обстоятельств и твоей ситуации я веду себя просто неподобающе. Не стоило мне глазеть на маму Брендана.

– Тут ты попал в точку. Не так-то просто найти мужчину, которого не смутит моя «ситуация». Это одна из причин, по которой я долгое время даже не думала о свидании. Я же понимаю, шансы на то, что мне повезет встретить умного, обаятельного, искреннего мужчину, который не побоялся бы связать себя с матерью-одиночкой, практически равны нулю. Честно говоря, на месте мужчин я бы тоже обходила себя стороной. Неудивительно, что я чувствую себя порой так одиноко.

Подобная откровенность делала Бриджит слишком уязвимой. Но мне нравилась ее прямота.

– Даже не знаю, зачем я тебе все это говорю, – вздохнула она. – Поверь, я совсем не хотела изливать тебе душу.

– Ты не похожа на других, Бриджит. Ты настоящая до мозга костей. Ты точно знаешь, что тебе нужно, и не путаешь главное со второстепенным. Испытав худшее из того, что только бывает в жизни, ты научилась ценить действительно важные вещи. Ты удивительная женщина, Бриджит.

«Вот почему я не могу просто взять и оттрахать тебя».

Бриджит явно не знала, как отнестись к моему комплименту.

– Не хочешь выпить со мной? – спросила наконец она. – Мне не помешает бокал вина, а я, как ты знаешь, не пью в одиночку.

Умом я понимал, что пора было возвращаться к себе, но мне до того нравилось общаться с Бриджит, что я не мог отказать ей.

– Конечно, я останусь.

Бриджит упорхнула на кухню, чтобы принести вина. Прождав ее довольно долгое время, я решил убедиться, что все в порядке.

– Ты как, в норме?

Я заметил у нее в руках листок бумаги, на который она смотрела так, будто не могла поверить своим глазам.

– Я нашла его в мусорной корзине. Наверно, Брендан кинул его туда, когда пришел из школы.

Сердце у меня сжалось, когда я взглянул на ярко-оранжевый листок: «Соревнования. Отец в паре с сыном».

– Могу только представить, что он почувствовал, – продолжала Бриджит. – Ну как они могли отправить его домой с таким «подарком»? В школе всем известно о его ситуации.

– Вряд ли кому-то хотелось задеть его или обидеть. Но вышло, конечно, глупо.

Закрыв глаза, Бриджит устало покачала головой.

– Вот так и бывает. Живешь, живешь, пытаешься как можно лучше справиться с ситуацией, а потом раз – и тебя снова бьют по больному месту.

Не зная, что тут еще сказать, я похлопал ее по руке.

– Мне очень жаль.

– Иногда этот дом ввергает меня в уныние, – вздохнула Бриджит. – Здесь то и дело встречаешь напоминания о смерти.

– И все же этот дом полон жизни. Я многому здесь научился. До переезда сюда я только и делал, что ходил на работу, спал, а в перерывах маялся ерундой. Знакомство с тобой и твоей жизнью во многом меня изменило.

Бриджит забрала у меня оранжевый листок.

– Даже не знаю, что мне с этим делать.

– Жизнь порой подбрасывает сложные задачки.

– Проще всего оставить Брендана дома, но это не лучший вариант. Не хочу, чтобы к нему относились по-другому только потому, что у него нет отца.

– А с ним ты не хочешь поговорить? – спросил я.

– Не уверена. Брендан явно не хотел, чтобы я это увидела.

– Тебе не кажется, что он пытается уберечь тебя от неприятных эмоций?

– Забавно, что ты это заметил. Брендан уже не раз доказывал, что умеет заботиться о других. Бывали моменты, когда я падала духом, а он меня утешал.

– У тебя замечательный сын, Бриджит. Очень мудрый и зрелый для своих лет. Думаю, все это благодаря тебе.

– Спасибо. Нам не сразу удалось зачать его, зато потом с ним не было никаких хлопот. Мне и правда повезло с сыном.

Она начала массировать шею.

– Повернись-ка на минутку.

– Что ты собираешься делать? – скептически взглянула на меня Бриджит.

– Хочу проверить, какой день недели указан на твоих трусиках.

– Я серьезно, – рассмеялась она.

– Собираюсь избавить тебя от напряжения в шее и спине, – сказал я, разминая ладони.

Как только я начал массаж, напряжение ушло из тела Бриджит. Она расслабилась, позволяя моим рукам разминать ее плечи и шею. Честно говоря, она нуждалась в большем, чем мой массаж, но это все, что я мог сделать для нее.

В какой-то момент дыхание у нее участилось, и она повернулась, осторожно отведя мои руки.

– Спасибо за помощь. Думаю, нам обоим не помешает немного выпить.

Вернувшись в гостиную, я сел на диван… и обнаружил под собой какой-то предмет. Электронная книжка Бриджит! Открыв ее на домашней странице, я увидел обложку любовного романа, украшенную непристойной картинкой. Я кликнул по ней, и мне открылся текст, от которого я едва не поперхнулся.

Черт возьми.

Это еще что?

Глава 8. Бриджит

Только не это.

Вернувшись в гостиную с двумя бокалами вина, я обнаружила, что Саймон с головой ушел в мою книжку.

– Положи на место!

– Да ты та еще штучка, Бриджит. Вот чем ты зачитываешься в свободное время!

Краска прилила у меня к лицу.

– А что ты ожидал там увидеть?

– Ну, обычный романтический вздор. Женщина краснеет, потом они с парнем запираются в спальне и мирно занимаются любовью. А тут я читаю про то, как он сунул пенис ей между грудей и кончил прямо в лицо.

– В самом деле?

– Даже не сомневайся. Видимо, ты еще не дошла до этого места.

– Похоже на то.

– Что ж, тогда я отлистаю назад и прочту тебе вслух.

На моем лице, вероятно, отразилась сразу тысяча эмоций.

– Саймон…

– Смелее. Обещаю, что не буду смеяться. Назовем это «Вечерние истории с Саймоном». Устраивайся поудобнее со своим бокалом, а я развлеку тебя чтением.

Похоже, он не шутит.

Мысль о том, чтобы послушать сексуальные сцены в исполнении Саймона, показалась мне слишком соблазнительной. И вот, вопреки здравому смыслу, я откинулась на спинку дивана и приготовилась слушать.

– Что у нас тут? Ага, вот твоя закладка.

Саймон театрально откашлялся и начал читать…

«Его пальцы энергично принялись разминать мои затекшие плечи».

Господи, я совсем забыла, что остановилась как раз на том месте, где главный герой собирался сделать массаж своей пассии, вроде того, как Саймон пару минут назад.

– Думаю, продолжать не стоит.

Я хотела вскочить с дивана, но Саймон успел схватить меня за талию. Он решительно вернул меня на место, только теперь мы сидели с ним бедро к бедру, так что тепло его тела разожгло самые нескромные мои желания.

– Глупости. Ты едва не отправила меня в постель к плоскозадой дамочке, помешанной на котятах. Я намерен компенсировать это пылким сексом, пусть и взятым со страниц романа.

– Что ж, она и правда выглядела слегка костлявой, – усмехнулась я.

– Ты хотя бы поинтересовалась, нет ли в ней сходства с морской звездой?

– Нет, – хихикнула я.

– Стало быть, ты мне должна. В качестве расплаты тебе придется прослушать эту маленькую, но более чем откровенную сцену. Потом мы разойдемся. Я отправлюсь в спальню, чтобы как следует подрочить, а ты, в свою очередь, поможешь себе сама.

– В смысле – подрочить? – переспросила я.

– Ну, заняться мастурбацией, – он покачал рукой взад и вперед, изображая процесс. – Намылить корень. Подцепить цыпленка. Пошевелить пятерней. Прищучить ящера. Придавить червя. Приручить змея… или как там у вас это называется.

Честно говоря, мне стоило бы обидеться на это своеобразное предложение. И все же… было в нем что-то привлекательное.

– Ну что, начнем? – улыбнулся Саймон. – Я могу рассчитывать на это крохотное удовлетворение после своего незадавшегося свидания?

– Ладно, – фыркнула я, будто приносила бог весть какую жертву.

Саймон снова взялся за книжку, а я так и сидела, прижавшись к нему плечом.

«Его пальцы принялись энергично разминать мои затекшие плечи.

– До чего же ты напряжена! Может, снимешь блузку, чтобы я смог как следует размять твои мускулы?

– Ладно, – проворно расстегнув жемчужные пуговки, я сбросила блузку.

– Господи, Шери, а где твой лифчик?

– С такой упругой грудью мне не нужен никакой лифчик.

– Упругой говоришь? Давай-ка проверим!

Руки Эндрю крепко сжали мою грудь.

– И то правда. Может, мне помассировать ее вместо шеи?»

Саймон оторвал взгляд от книги.

– Постой-ка, можно было и так? А я, как дурак, ограничился только шеей?

Я пихнула его локтем в бок, что не помешало ему рассмеяться.

– Скажи лучше, есть ли здесь поисковик по словам?

– В электронной книжке? Конечно. А зачем он тебе?

– Тебе не приходило в голову просто ввести в поиск «член» или «сиськи» и сразу перейти к делу?

– Нет! Тебе кажется, что я читаю только ради секса… на самом деле мне важен весь сюжет. Без этого самые пикантные сцены теряют смысл. Все равно что заниматься сексом без предварительных ласк. Никакой тебе прелюдии.

– Мне нравится мысль о сексе без каких-либо ласк.

– Ясное дело. Ты же мужчина.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Вам проще… ну… разрядиться. Сунул в любую дырку – и готово.

– Будь это правдой, я бы не сидел сейчас здесь, а развлекался бы с нашим тощим котеночком.

– Тоже верно.

– Мужчинам, как и женщинам, тоже нужна прелюдия. Просто она не обязательно подразумевает фактические ласки.

– Что ты имеешь в виду?

– Сам вид женщины может сыграть роль прелюдии, – Саймон скользнул взглядом по моему телу. – То, как она сидит, как двигаются ее губы. Мы можем ужинать вместе, и я буду представлять, как ее губки касаются моего рта, смаковать эти воображаемые ощущения. И неважно, что вокруг полно народа. К концу вечера прелюдия сыграна, и я готов приступить к делу.

– А как же женщина? – нервно сглотнула я.

– Никакой разницы, если они нравятся друг другу, если между ними существует настоящее притяжение. Она видит, как я наблюдаю за ней, чувствует ход моих мыслей. После ужина я везу ее домой. Мы молчим, напряжение возрастает. Переступив порог дома, мы тут же срываем с себя одежду – просто потому, что не можем больше контролировать свое желание!

До чего жарко в доме! Я чувствовала, как мои щеки пылают.

– Знаешь, Саймон, тебе стоило бы самому писать книги.

– Звучит словно вызов. Не удивляйся, если я напишу парочку сексуальных сцен на своих бланках и подкину их тебе под дверь. Потом скажешь, насколько удачным был мой рецепт.

– От такого, как ты, можно ожидать чего угодно.

Саймон снова взял электронную книжку.

– Так на чем мы остановились? Прежде чем писать самому, надо как следует изучить материал.

– Главный герой начал делать ей массаж.

– Точно, – он пробежал пальцем по экрану, – вот оно.

«Пока Эндрю продолжал мять мою грудь, я повернула голову так, чтобы он мог поцеловать меня. У этого поцелуя был привкус виски, который Эндрю пил за ужином. Виски и Эндрю – что за волшебное сочетание! Прервав поцелуй, он встал передо мной и начал расстегивать ремень. Мой взгляд остановился на ощутимой выпуклости на его брюках.

– Знаешь, о чем я думал весь вечер?

– О чем же?

– Каково это – поиграть моим членом у тебя между грудей? Что скажешь, Бриджит?»

«Бриджит? Он только что назвал героиню моим именем или я ослышалась?»

Саймон откашлялся. После паузы он продолжил, но голос его звучал более низко и взволнованно.

«– Да, Эндрю, да!

Облизнув губы, я расстегнула его брюки. Мое желание стало настолько сильным, что я не стала терять времени даром. Оттянув резинку его трусов, я сунула туда руку. Как я и ожидала, Саймон был готов…»

Похоже, он все-таки дразнит меня.

– Саймон и Бриджит. Очень мило, доктор Хог. А я-то решила, что мне послышалось.

Саймон повернулся. На лице его не было и капли усмешки.

– Что?

– Ну как же. Бриджит вместо Шери и Саймон вместо Эндрю. Как это тебе пришло в голову?

– Э-э… да, ты меня подловила, – он резко поднялся. – Знаешь, хватит на сегодня чтения.

Меня такой поворот слегка озадачил… пока я не заметила кое-что, чего не могли скрыть даже джинсы.

Саймон возбудился от чтения моей книжки.

Глава 9. Саймон

Мне требовалось переспать с кем-то. Срочно. Этой ночью я помог себе кончить дважды, но облегчение так и не наступило. Я не сомкнул глаз практически до рассвета. Вот и теперь, после утренней пробежки, я замер на месте, пытаясь отдышаться. Восемь миль, а я все так же напряжен. Шею свело, внутри чувство недовольства, и вообще хочется поколотить боксерскую грушу.

Я стянул с себя футболку, вытер мокрое от пота лицо и поспешно направился к дому. Утром я специально вышел из дома пораньше. Я надеялся, что к тому времени, когда я вернусь, Бриджит уже уедет на работу. Признаться, я чувствовал себя слегка неловко. Как-никак именно ее я представлял этой ночью, когда давал выход своей сексуальной энергии. Дважды.

Как ни странно, машина Бриджит все еще стояла на месте. Пожалуй, нужно проверить, все ли в порядке. Заглянув в дом, я обнаружил, что Бриджит прыгает на одной ноге, пытаясь натянуть ботинок и одновременно орудуя во рту зубной щеткой.

– Ты как, в порядке? – я взглянул на часы. – Разве ты не должна быть в больнице через пять минут?

– Я проспала, – пробормотала она сквозь наполненный пастой рот.

Не удержавшись, я широко ухмыльнулся.

– Прилив окситоцина.

– Чего?

– Оргазм ведет к повышенной выработке окситоцина, который стимулирует выброс эндорфинов. Из-за них ты чувствуешь себя сонной.

Натянув ботинки, Бриджит метнулась в ванную, чтобы прополоскать рот.

– Ради бога, Саймон, ты способен думать о чем-нибудь, кроме секса? Я проспала, потому что я мать-одиночка, которой приходится работать сверхурочно.

– Кто бы сомневался…

Ответом мне была недовольная гримаса.

– Брендан тоже еще дома?

– Да, он как раз собирается в школу.

– Почему бы тебе не отправиться прямо на работу? А я отвезу Малыша Би в школу.

– Правда?

– Конечно. Тем более что у меня перед тобой должок.

Бриджит метнулась на кухню за ключами.

– Это было бы здорово. Но про какой долг ты говоришь?

– Скажем так, ты… э-э… сама того не желая, помогла мне этой ночью. Так что я тебе должен. Дважды.

Густо покраснев, она бросилась к двери.

– Поцелуй за меня Брендана!

* * *

– Саймон, могу я тебя кое о чем попросить?

– Конечно, приятель. Что такое? – спросил я Брендана, который сидел на заднем сиденье моей машины.

– Раз ты живешь с нами, ты можешь считаться моим дядей, верно?

К чему это он клонит?

– Обычно дядя – это брат одного из родителей.

– А вот у Марка Конноли родители развелись, и его мама живет сейчас с другим мужчиной. Марк называет его дядя Сэм.

– Ну, это не настоящий дядя. Бывает так, что дети зовут близких друзей своих родителей дядей или тетей.

– Значит, ты можешь быть моим дядей? Ведь вы же с мамой друзья!

– Ну, в этом смысле, конечно…

– Прекрасно. Почему бы тогда тебе не прийти к нам сегодня на соревнования? Мисс Санторо сказала, что, если ваш папа не сможет, пригласите вместо него дедушку или дядю.

– Прости, парень, но у меня сегодня работа.

Притормозив у светофора, я взглянул в зеркало заднего вида. Брендан с трудом сдерживал слезы.

– Погоди-ка, я попробую сделать пару звонков. Может, кто-нибудь согласится подменить меня на несколько часов.

– Правда? – просиял он.

– Ясное дело.

Спустя пару минут я притормозил у тротуара возле его школы.

– Когда начинается ваше мероприятие?

– В одиннадцать.

– Постараюсь не опоздать, – кивнул я.

Брендан расплылся в улыбке. Схватив рюкзак, он потянулся, чтобы открыть дверь.

– Ты обойдешь их всех в перетягивании каната! Я знаю, им далеко до тебя.

* * *

Дэн Фогель повел себя как последняя скотина. Он согласился подменить меня только при условии, что я отработаю за него две субботние смены, а еще закажу ему на вечер кучу китайской еды. Поначалу он вообще не хотел ничего слушать, а когда я стал упрашивать его, решил поднять ставки. Но оно того стоило.

Добравшись до школы, я сразу отправился к Брендану в класс. Несколько отцов уже бесцельно слонялись между партами. Малыша Би я обнаружил в дальнем конце класса, в компании других мальчишек.

Увидев меня, он воскликнул:

– Ну, что я вам говорил? Мой дядя – настоящий силач! Мы всех вас сделаем в перетягивании каната.

Он бросился мне навстречу, сияя от радости, и я тут же забыл про эту скотину Фогеля. Брендан познакомил меня со своими приятелями, которые сразу сгрудились вокруг нас. Среди этих малышей я чувствовал себя Гулливером в стране лилипутов.

– Вы правда доктор? – поинтересовался рыжеволосый мальчуган, с подозрением разглядывая меня из-под очков.

– Правда, – я присел на корточки. – Тебя что-нибудь беспокоит?

– Беспокоит?

– Ну, там… живот болит или голова.

– Нет. Просто Брендан любит иногда приврать.

Я бросил взгляд на Брендана.

– Сомневаюсь. Брендан – честный парень.

Рыжеволосый скептик уперся руками в бедра.

– Вы и самолеты водить умеете?

Брендан замер. Решил, должно быть, что сейчас я его разоблачу.

– Только маленькие, – улыбнулся я. – Если хочешь, могу как-нибудь покатать. Надеюсь, тебя не испугает, что время от времени я передаю штурвал Брендану.

Глаза у рыжеволосого чуть не вылезли на лоб.

– Вы разрешаете Брендану водить самолет?

– Ш-ш-ш, – подмигнул я. – Пусть это останется между нами. Не хочу, чтобы у Брендана возникли неприятности. Сам понимаешь, он еще несовершеннолетний.

В скором времени мальчишки разбежались, а я оказался лицом к лицу с хорошенькой особой.

– А вы, как я понимаю, доктор Хог, дядя Брендана, – сказала она, протягивая мне руку.

– Он самый.

– Я – мисс Санторо, учительница вашего племянника. Он все утро только и говорит про вас. Я рада, что вы смогли прийти сегодня в школу.

– Спасибо. Я и сам рад, что удалось вырваться.

– Вы живете здесь, в городе? Я заметила, что пару раз вы подвозили по утрам Брендана.

– Да, я живу с Бриджит и Бренданом. Пока не закончится моя ординатура в Центральной больнице.

– Я так понимаю, вы брат миссис Валентайн?

– Э-э… да. Бриджит – моя старшая сестра.

– Вы оба росли в Англии? Я никогда не замечала у нее акцента, зато ваш хорошо различим. Британский, верно?

Черт. Одна ложь тянет за собой другую. Опять же, что я теряю?

– Я долго жил по ту сторону океана. Сначала учился в колледже, потом в медицинской школе. Вот и впитал в себя чужеземный говор.

– Мне нравится ваш акцент, – улыбнулась мисс Санторо.

– Тогда я постараюсь сохранить его! – вырвалось у меня автоматически.

* * *

Вместе с Бренданом мы без труда выиграли баскетбольные соревнования «два на два». Потом закрепили успех в игре «яйцо на ложке». Ну а забег на «трех ногах» и вовсе не составил труда: мы практически дошагали до победы. Когда настало время пообедать, Брендан просто лучился от счастья. Учителя приготовили нам одеяла и корзинки с едой. Прихватив свою добычу, мы отправились пировать под большой дуб.

Я растянулся на одеяле, а Брендан уселся рядом, скрестив ноги.

– Классно быть королем игры, правда, приятель?

– Здорово, – кивнул он. – Обычно у нас в лидерах Марк Конноли. Он думает, что его папа самый крутой, потому что тот работает с самолетами. Но он даже не пилот, а просто механик.

Прожевав кусок сэндвича, я окинул взглядом Малыша Би.

– Стало быть, он не пилот… как и я.

Лицо у Брендана мгновенно помрачнело. На самом деле я вовсе не собирался читать ему нравоучения: все мальчишки любят приврать.

– Только маме не говори, ладно?

– Ну с какой стати мне ябедничать? Мужчины должны стоять друг за друга.

Он облегченно вздохнул.

– Я не собирался врать. Так вышло… Я только и слушаю, какие у них крутые отцы. Вот я и не выдержал.

Я взъерошил его волосы, пытаясь обратить все в шутку.

– Они тебе просто завидуют. Ни у кого нет такой крутой прически, как у тебя!

После обеда мы снова отправились поразмять мышцы. Выиграв еще несколько соревнований, мы с Бренданом на время разошлись. Я как раз копался в своем телефоне, когда ко мне подошла мисс Санторо.

День был жарким, и она успела переодеться, сменив платье на шортики и футболку. Выглядела она на редкость мило, и я невольно подумал, уж не влюблен ли Малыш Би в свою учительницу.

– Еще одна победа, и мне придется привязать вам руку за спиной. Иначе это будет нечестно по отношению к другим ребятам, – улыбнулась она.

– Надеетесь повязать меня?

Мисс Санторо покраснела.

– Почему в вашей интерпретации это выглядит как непристойность?

«Да потому, что я веду себя иногда как последняя свинья».

– Простите, не хотел вас обидеть.

– Все в порядке, – она метнула в меня взгляд из-под своих густых ресниц. – В каком-то смысле это даже сексуально.

Черт. Не хватало еще, чтобы Брендан решил, будто я пытаюсь приударить за его учительницей. Или Бриджит, если уж на то пошло. К счастью, в этот момент рядом со мной материализовался Брендан с двумя шарами в руках.

– Поможешь попасть в бочку с водой, дядя Саймон?

– Ясное дело. Не беспокойтесь, – кивнул я мисс Санторо, – я буду кидать их одной рукой.

В три часа нашему веселью пришел конец. Отцы разобрали своих детей по домам. Поскольку Бриджит еще работала, Брендан отправлялся обычно в группу продленного дня. Но мне не хотелось, чтобы он остался сегодня в школе в одиночестве. Сначала мы с ним пошли есть мороженое, а потом поехали в больницу. До конца смены Бриджит оставалось меньше часа, и нам не терпелось увидеть ее.

Когда мы вошли в отделение, Бриджит сидела к нам спиной за компьютером.

– Ну что, кто из нас ее напугает? – шепнул я Брендану. – Ты или я?

– Я! – просиял он в ответ.

Бриджит едва не выпрыгнула из формы медсестры, когда Брендан подкрался к ней сзади и зарычал.

– Брендан! Что ты здесь делаешь?

– Я приехал с Саймоном.

– С Саймоном? – она повернулась ко мне. – А я-то все думала, почему ты не на работе.

– Саймон был сегодня моим дядей. Он заткнул за пояс всех пап на соревнованиях.

– Правда?

– Ага. И это еще не все. Хочешь знать, что случилось?

Я решил, что Бриджит сейчас доложат про наш поход за мороженым.

– Конечно, – сказала она. – Похоже, я много чего сегодня пропустила.

– Мисс Санторо смотрела на Саймона во-от такими глазами! Я думаю, она хочет за него замуж.

Чудесно. Так как насчет мужской солидарности, Малыш Би?

Глава 10. Бриджит

Всю дорогу от больницы до дома я только и думала о том, как Саймон выручил сегодня Брендана. В душе моей царила полная неразбериха.

С одной стороны, это действительно мужской поступок. С другой – было в нем что-то от безответственности. Ну что хорошего, если Брендан привяжется к Саймону, а тот навсегда исчезнет из его жизни? Это все равно что наложить временную повязку на рану, которая от этого точно не исцелится. А вдруг мальчика ждут новые страдания? Саймон уедет, а что потом?

Но улыбка на лице Брендана говорила сама за себя. Казалось, он заново переживает события минувшего дня. Мой сын, что ни говори, заслужил немного радости.

Саймон, судя по всему, поменялся сменами с другим врачом. Это значило, что на работе его сегодня не будет. Домой он приехал даже раньше нас с Бренданом.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.