книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Пролог

Я закрыла глаза, забывая обо всем на свете. Музыка… Она не просто билась пульсом в моем теле, она была самой жизнью, кровью, мыслями. Сейчас она была для меня всем.

Бам-бам-бам. Тело двигалось само по себе, отпустив сознание и не позволяя ни о чем думать, не позволяя сосредоточиться хоть на какой-то мысли, ухватиться за якорь сознательности. Ничего, кроме…

Там-дам-дам. Я открываю глаза и вижу перед собой бескрайнее море таких же полностью отдающихся музыке теней. Стробоскопы выхватывают из темноты только кадры жизни. Я уже почти вернулась в собственный внутренний мир, готовая вновь закрыть глаза, когда очередная вспышка обжигает, и среди беспрестанно шевелящихся тел и лиц я вижу его.

Белое, словно маска, лицо Бальтазара. Он замер, и заполненные тьмой глаза, на фоне которой видны только узкие кольца серебристой радужки, смотрят прямо на меня, внутрь меня.

Новая вспышка, и он ближе, еще одна, и он еще ближе. Смотрит неотрывно, и я тоже не отвожу взгляда, внутри все замерло, а мое тело продолжает двигаться, вторя и подстраиваясь под оглушающий ритм, не позволяя сбиться.

Еще одна вспышка, и я теряю его из вида. Все, исчез, словно и не было, словно он лишь наваждение. Скорее всего, так и есть, и мое сознание, опьяненное странным эликсиром, лишь выдает тайное желание за действительность. Неожиданно по бокам от меня появляются руки, змеями оплетая мою талию, прижимая к телу, горячему и сильному. Я продолжаю двигаться, и мой неожиданный партнер в первые секунды не может приноровиться, подстроиться, но спустя несколько сильных ударов сердца мы уже двигаемся вместе.

Тела прижаты, пот струится по вискам, стекая в вырез рубашки, руки, сжимающие мое тело, обжигают прикосновениями голую кожу. Когда он успел забраться под рубашку?

Его губы, прикоснувшись к основанию шеи, заскользили вверх к уху, сначала чуть прикусывая кожу, а затем целуя, будто наказание перемежается с поощрением. Наконец он, тяжело дыша, прихватывает мочку уха и чуть оттягивает, а отпустив, шепчет:

– Ненавижу… Ненавижу твое тело, ненавижу… – Его дыхание сбивается, и я уже готова ответить, но всего один удар сердца, и он исчезает, словно ничего и не было. Не было горячих губ на шее, не было обжигающих пальцев на животе.

Бам-бам-бам. Мое сердце стучит в унисон ритму. Мое тело движется в унисон ритму. Моя душа бьется загнанной птицей внутри, сбиваясь, потому что я знаю – его ненависть настоящая.

Глава 1

Из женского туалета ночного клуба «Рай» я вышла в самом что ни на есть боевом настроении. Обижать Танюшу, в эту минуту, кстати, превращающую шикарный смоки айз в панда раундз, я никому не позволю!

Об этом парне, с которым подругу угораздило познакомиться месяц назад и в тот же вечер переспать, я узнала буквально вчера. Но вот встретить его тут, да еще в компании облепивших его тело пяти девиц, мы были обе не готовы.

То есть Танюша, увидев его, тут же расплылась счастливой лужицей и рванула к «любимому». И это моя серьезная, умная подружка, не один год честно сохнущая по нашему бывшему однокурснику, а теперь ее непосредственному начальнику, при виде этого напомаженного брюнета тут же «слетела с катушек».

И как выяснилось, не одна она. Процентов девяносто присутствующих в клубе девушек уже стояли в очереди, чтобы с ним пообниматься, и только благодаря тому, что мой рост и комплекция превосходили Танькины, я смогла выдернуть ее из толпы ненормальных и утащить в туалет. А уж там с нее как пелена слетела и такое началось! Сопли, слезы и стенания. Рассказ о том, как он исчез через пять минут после «того самого».

Танюшу я знаю с детства, а потому готова защищать ее ото всех обидчиков, не жалея живота своего. И сейчас у меня было огромное желание, подогретое парой больших алкогольных коктейлей, отомстить этому хлыщу.

Потому, выйдя из оплота женских тайн и очередей, я прямой наводкой направилась в бар, где в самом центре восседал брюнет. Высокий, худощавый, в неприлично узких черных штанах, косухе на голое тело и остроносых ботинках наподобие ковбойских. Явно азиат, обладатель темных раскосых глаз, высоких скул и шести кубиков пресса. Он купался в женском внимании и ласках.

Сидя на высоком барном стуле, парень обнимал каких-то красоток, третья устроилась у него между коленей и самозабвенно вылизывала его голый торс, еще две поглаживали стройные ноги, обтянутые черной кожей.

Нет, это просто кошмар какой-то! Покачав головой, вернулась в зону, где были расположены туалеты. Я давно заприметила эту дверку, а потому открыла ее и радостно оскалилась. Все в наличии: и ведро, и швабра. Вернувшись в туалет, я под очумелым взглядом подруги, уничтожавшей в этот момент остатки своей слезливой слабости, набрала полное ведро воды и отправилась на охоту за гадом.

Вид я имела самый что ни на есть шикарный: рваные на коленях джинсы, очень модные в прошлом сезоне, черная майка с черепом, темно-каштановые волосы, хоть и коротковатые, но тем не менее уложенные шикарными локонами, яркий макияж и всегда модные конверсы. Ах да, грудь достойного размера и рост сто восемьдесят три сантиметра. В одной руке половое ведро, в другой – швабра.

Ввалилась в зал. У бара та же картина, хотя участницы, мне кажется, уже сменились. Вот это да! Как он их приманивает? Музыка орет, стробоскопы кружат и мигают, без конца превращая мир в калейдоскоп картинок.

Сунув швабру в руки увязавшейся за мной Тане, хорошенько размахнувшись, со всей дури окатила эту сладкую компашку водой. Крики, визг, вой! Парень вытаращил на меня черные глаза и заорал, отфыркиваясь словно большая собака:

– Ты что, больная?! Идиотка!

А я не торопясь протягиваю руку и забираю швабру у замершей в ужасе подруги, перекидываю ее из одной ладони в другую и, покачав головой, кричу в ответ:

– Э нет, парень, это ты больной! А сейчас будешь очень-очень больной!

Вот это глазищи! Я, конечно, слышала, что у страха глаза велики, но чтобы так?! Поняв, что я явно не в себе, парень стартанул прямо с места и, перемахнув ближайший столик, помчался вон из зала. Наверное, если бы во мне была только пара коктейлей, на этом бы все и закончилось, но там оказались еще и два бокала пива, выпитые чуть ранее в баре, потому, перехватив швабру поудобнее, я бросилась за ним.

– А ну стой, тварь! Я тебе сейчас все расскажу и покажу, как бедных девушек соблазнять за просто так! Стой, говорю!

– Отстань, дура! Я тебя даже не знаю!

Парень петлял по коридорам клуба, то и дело сталкиваясь то с другими посетителями, то с местным персоналом. В итоге мы забрались в какой-то дальний коридор, в конце которого была одна-единственная дверь. Кожаный подергал ее и, поняв, что та не открывается, резко развернулся ко мне лицом, прижавшись к полотну спиной.

– Слышь, дура, ну чего тебе надо, а?

Не успела я и глазом моргнуть, как его поведение резко изменилось. Поза приобрела какую-то кошачью грацию, глаза томно взирали на меня из-под налипших на лицо мокрых волос.

– А может, детка хочет чего-то еще? М? Иди ко мне, кошечка, м-м-м…

Честно говоря, в первую секунду я даже опешила. Наверное, сейчас мои глаза были не меньше, чем когда я его водой окатила. Просто подобного я уж точно не ожидала, а потому сначала издала какое-то подобие писка, потом всхлипнула и, наконец не выдержав, дико загоготала.

– Ты бракованная, что ли? – полным удивления голосом произнесла будущая жертва избиения шваброй.

Я тут же перестала смеяться и, сделав самое жуткое выражение лица, на которое была способна, снова перекинула швабру из руки в руку.

– Это ты сейчас будешь бракованный, малыш-ш-ш!

– Твою мать! – выкрикнул кожаный и, снова развернувшись к двери, ухватился за ручку. Под его ладонью появилась и тут же исчезла синяя вспышка, он резко нажал на ручку и потянул дверь на себя. Я поняла, что сейчас моя жертва может ускользнуть, и кинулась за ней, выставив вперед свое оружие, не давая парню захлопнуть дверь. Используя древко как рычаг, отжала тяжеленную как магнитом притягивающуюся преграду и ввалилась в темное помещение.

Это оказался длинный, неосвещенный коридор, стены которого были стилизованы под замковый камень. В самом конце я увидела мою поспешно удаляющуюся жертву. Тот бежал вперед, подсвечивая себе путь то ли синим фонариком, то ли телефоном, и при этом орал:

– Бальтазар! Бальтаза-а-ар!

Глава 2

Коридор заканчивался высокими двустворчатыми дверьми. Они закачались туда-сюда, когда парень распахнул их и ввалился в следующее помещение. Решив, что дальше стоять и ждать нельзя, я рванула за ним и, толкнув на ходу плечом двери, попала в новый коридор. Только и успела заметить, как моя жертва скрывается за следующей парой дверей, все так же продолжая орать: «Бальтазар!»

Кинула взгляд на стены этого помещения, чтобы понять, что мы уже не просто в клубе, а в vip-зоне. Стены, увешанные картинами, свечи в высоких канделябрах, двери, украшенные позолотой. Эрмитаж, блин, а не клуб!

То и дело оглядываясь, парень продолжал нестись вперед и, каждый раз замечая, что я не отстаю, выводил свой вопль «Бальтазар!» на новый уровень.

– А! Вот ты где! – наконец услышала я из-за очередной пары дверей. – Спаси меня от этой сумасшедшей!

– Ну что ты орешь как умалишенный, Альви?

Я ввалилась в помещение сразу после этой фразы. Вид, наверное, имела самый воинственный: со шваброй наперевес, волосы растрепались, хитрый прищур и многообещающий оскал.

– Бальтазар, это она! Обезвредь эту полоумную! – Парень, стоя почти посреди темного зала, спрятался за спиной у высокого, стройного мужчины.

Тот, состроив самую кислую мину на своем довольно некрасивом, на мой вкус, лице, сделал шаг вперед, попав под свет странного шара, заменяющего в этом зале освещение, и со скучающим видом уставился на меня.

– Слышь, мужик, – начала я, шмыгнув носом и приняв боевую позу, – ты бы отошел, а? Я сейчас вот с этим разберусь и сразу уйду! Обещаю!

Лицо того самого мужика вытянулось, и он с удивлением посмотрел на меня.

– Не понял…

– Так вот и я о том же, Бальт, не действует! – торопливо проговорил кожаный.

– Ну ты же не на всех действуешь, Альви, так что… – Мужчина пожал плечами, словно произнес нечто само собой разумеющееся.

– Зато ты на всех! Сделай хоть что-то! Посмотри на ее рожу, она же явно ненормальная. Погоди, она, может, не видит, давай выйди в центр.

Склонив голову набок и слушая их странный разговор, я поняла, что это не vip-зона ночного клуба, а больше похоже на дурдом, но продолжала смотреть и слушать. Мужчина шагнул вперед, теперь полностью попадая под свет шара и позволяя увидеть себя во всей красе. Я склонила голову к другому плечу, не меняя при этом боевой позы.

Высокий, метра два, не меньше. Черные волосы до плеч, стройный, но разница между бедрами и плечами явная, что плюс. Узкие, такие же как у моей жертвы штаны, только выполненные из замши темно-бордового цвета. Высокие, начищенные до блеска сапоги. Белая рубашка с широкими рукавами и приталенный жилет, застегнутый на все пуговицы под самое горло. В общем, супер, но!

Но вот выражение лица да еще его длинный острый нос – это минус! И вообще, во всем его облике сквозило такое пренебрежение к окружающим, а на лице такое кислое выражение… Бр-р!

– Слушай, мужик, я тебе честно говорю, уйди, а? Мне вон с тем всего парой слов перекинуться, и все! – еще раз произнесла я и начала аккуратно двигаться по кругу, обходя носатого и приближаясь к своей жертве.

– Не понял, – ошарашенно повторил тот, кого звали Бальтазаром, и сделал какое-то странное движение бедрами.

Я закусила губу, чтобы не заржать, но не удержалась и все же загоготала во все горло. Перед вами когда-нибудь крутил задом странный мужик? Нет, не в клубе! Нет, не стриптизер! Нет? Вот и передо мной тоже. А за последние пять минут этот уже был вторым.

Я поняла, что дурдом на выезде пора прекращать, а потому, продолжая тупо хихикать, обходила парочку по кругу, стремясь приблизиться к кожаному, чтобы хоть разок поддать ему шваброй. Мужчины молча следили за моими передвижениями, синхронно поворачиваясь вокруг себя.

– И что, – наконец заговорил носатый, – совсем-совсем не привлекаю?

– Нет! – уверенно подтвердила я его подозрения и сделала осторожный шаг вперед к моей новой жертве.

– То есть вообще? – недоверчиво, но при этом расплываясь в какой-то хищно-предвкушающей улыбке, добавил носатый.

– От слова «совсем», – кивнула еще раз и, резко замахнувшись, швырнула швабру в сторону кожаного.

Одно слово – алкоголь. Он придает нашей глупости сил, смелости и безрассудства. Когда я увидела, что швабра летит куда надо, а лицо моей жертвы вытягивается от удивления, тут же сделала полный оборот на пятках. Резкий старт, громкий скрип резиновой подошвы по начищенному паркету, и я сорвалась с места, плечом влетая в двери.

– Стоять! – послышалось за спиной, но я только прибавила скорости.

Один зал, второй… Тут я точно пробегала! Пронеслась сквозь очередные двери, слыша за спиной рык и топот ног, и тут же нырнула за высокую гардину. Двое мужчин появились буквально через пару секунд и пробежали мимо в следующий зал. Я выскочила из своего укрытия и прошмыгнула к той двери, через которую сюда попала. Быстро распахнув ее и удостоверившись, что за ней скрывается коридор с каменными стенами, юркнула в темный проход. Добежала до конца коридора и остановилась перед большой дверью, отделанной темными досками и металлическими панелями. Вместо привычной ручки – железное кольцо, зажатое в клюве ворона.

При виде этой странной головы с кольцом я передернулась, но все же ухватилась за металл и дернула. Ничего не произошло. В том смысле, что дверь даже не шевельнулась. Я дернула посильнее, потом еще раз. Разозлившись и, будем честны, начав паниковать, я с остервенением дергала ручку, уперев одну ногу в косяк.

Неожиданно на мое плечо опустилась холодная ладонь, а вторая, обхватив за талию, с силой прижала к столь же ледяному телу. Над ухом раздалось:

– Не ломайте, пожалуйста, мой дом, дорогая, – проговорил странный мужик из зала с не менее странным именем Бальтазар.

Глава 3

– Тьфу, кар-р-р! Ваше лордство, она мне чуть башку с мясом не выдрала! – прокаркала металлическая голова, выплюнув нам под ноги кольцо.

– Уи-и! Мама! Мамочка! Помогите! – Это уже я, шокированная происходящим, подалась назад, пытаясь развернуться в руках мужчины и убраться от жуткой двери как можно дальше.

– Так, спокойно, дорогуша, не рыпаемся! – Он постарался меня повернуть к себе, не выпуская при этом из своих объятий.

Я же была не просто шокирована, а напугана до икоты, потому билась словно дикая дворовая кошка, шипя и визжа, дрыгая ногами и пинаясь, царапая ногтями его руки, раздирая шелковую ткань рубахи и кожу в кровь.

– А ну цыц! – не выдержал мужик этого безобразия и, выпустив меня, взмахнул одной рукой. Я уставилась на нее и прикрыла лицо, так как это движение напомнило мне о… неважно, все в прошлом, только рефлексы остались, а потому я прикрыла руками лицо и приняла устойчивую позу, наблюдая за ним сквозь скрещенные пальцы.

Ладонь мужчины засветилась синим, а потом меня накрыло какое-то странное ощущение словно с головой в воду окунули, потому, не успев сделать и вдоха, я отрубилась. Очнулась в неизвестной мне комнате, лежа на совершенно неудобной, жесткой кушетке.

– М-м-м, – промычала, разлепив иссушенные губы. – А-а-а-х!

– Как вы себя чувствуете, дорогая? – голос, заставивший меня вздрогнуть и тут же сосредоточиться, принадлежал Бальтазару.

– Где я? – наконец смогла прохрипеть в ответ на его вопрос.

Разлепила глаза, стараясь рассмотреть каменный потолок. Потом чуть приподнялась на локтях и, сначала проверив свою одежду, а потом и обстановку вокруг, остановила-таки свой взгляд на новом знакомом.

– Где я? Что вам нужно? – спросила, а сама в это время аккуратно осматривала помещение, ища выход.

– У меня дома, – спокойно ответил тот, развалившись в довольно широком кресле с высокой спинкой и вытянув вперед закинутые друг на друга длинные ноги.

– Что я тут делаю? – облизав губы, осторожно продолжила осмотр комнаты.

– Лежите на софе… – со смешком добавил носатый.

– Предпочитаю лежать в такой час дома на своей кровати, так что я, пожалуй, пойду. Кстати, не подскажете, который нынче час? – пролепетала, сбившись лишь в тот момент, когда среди стеллажей с книгами, расставленных вдоль стен, заметила распахнутую дверь. Краем глаза отметила, что мужчина повернул голову в сторону, то ли и правда проверяя часы на стене, то ли просто отвел взгляд. Но медлить и терять такую возможность я не стала, а потому с разбегу в карьер рванула к двери. Не добежав до нее лишь пары шагов, я увидела, как она захлопывается, потому и затормозить не успела, на полном ходу влетев в деревянное полотно.

– Вы, дорогая, все двери в моем доме решили сломать? – услышала насмешливый голос за спиной.

Осторожно развернулась и, прижимаясь к ней, уставилась на мужчину. Он стоял недалеко от меня, держа в руках два бокала с вином, протягивая один мне.

– Выпустите меня… – прошептала ему, судорожно шаря рукой в поисках дверной ручки.

А когда нашла, я под насмешливым взглядом носатого начала ее дергать со всей силы.

– Дорогая, давайте поговорим, пока вы мне весь дом не разнесли, – он махнул одной рукой с зажатым в ней бокалом вина и указал обратно на кушетку, с которой я только что сбежала. – Присядьте, будьте любезны.

– Н-нет, – наконец смогла произнести вслух.

– Н-н-да! – оскалившись, носатый сунул в мою руку, хотя я и старалась отмахнуться от него, один из бокалов и, кивнув, развернулся ко мне спиной. Прошествовал обратно и, плюхнувшись в кресло, махнул свободной рукой, приглашая присоединиться к нему. Я замотала головой, и тогда он, нахмурив брови, что придало его лицу какое-то жуткое выражение, демонстративно щелкнул пальцами.

Я только охнуть успела, почувствовав, как мое тело, бросая меня на произвол судьбы, зажило собственной жизнью. Идиотская улыбка растянула губы, одна рука легла на бедро, вторая продолжала держать бокал. Спина немного прогнулась, попа чуть выпятилась назад, а ноги понесли меня к кушетке, совершенно не слушаясь моих приказов. При этом походка была просто ужасная. Виляя задом как продажная женщина, я, поскрипывая кедами по паркету, прошествовала к своему месту и села, закинув ногу на ногу. Одну руку устроила на коленке, а вторую поднесла к лицу, делая маленький глоток вина. И все это под непрекращающиеся крики:

– Мамочки! Нет, я не хочу! Отпусти меня, гад! Отпусти, придурочный! Спасите! Помогите! А-а-а!

– А ну тихо! Нравится, дорогая? – Высокомерное выражение снова вернулось на его лицо.

– Н-нет, отпус-стите меня, п-пожалуйста… – пролепетала, растягивая губы в той же идиотской улыбке, понимая, что угодила в какой-то кошмар.

– Прекратишь орать и пообещаешь сидеть тихо и выслушать меня

– Х-хорошо… – выдала ему, снова сделав глоток вина и похабно подмигнув хозяину дома.

Мужчина демонстративно поднял свободную руку и вновь щелкнул пальцами. Жуткое наваждение тут же слетело с меня, и я попыталась снова рвануть к двери, но носатый повторил щелчок.

– Мама… – пискнула я, замерев в неудобной позе. – Все-все, осознала, сижу и слушаю! Отпустите, пожалуйста…

Секунда, и все прошло, он даже не шелохнулся. То есть и щелчки эти были лишь демонстрацией. Я опустилась на место и жадно припала губами к бокалу с вином, выхлебав его полностью за несколько больших глотков.

– Итак, продолжим, – радостно произнес носатый, – хочу представиться, дорогая моя гостья. Лорд Бальтазар Кроу. В данный момент – страж врат междумирья. Внук Ее Величества, не наследный. Что еще? А, маг двенадцатого ряда, мертвая магия. Вроде все…

Мужчина задумался, нахмурив брови, явно перебирая в голове свои «странные» заслуги и титулы. Потом поднял взгляд на меня и оскалился, так как улыбкой это назвать язык не поворачивался.

Глава 4

– Просто класс! – восторженно закивала, показывая ему большой палец. – Я балдею! Восторгаюсь и всячески поздравляю! Я пойду?

– Нет, дорогая, сейчас вы представитесь, и мы продолжим разговор. – Совершенно спокойный тон мужчины меня пугал. Я уже поняла, что попала или в кошмарный сон, или перебрала коктейлей. А еще я могла упасть там, в коридоре, и удариться головой. Точно, а сейчас я в больнице под капельницей, в коме… Бедная Танька, она ж без меня пропадет…

– Дорогая моя, долго молчать будете?

– Я домой хочу… – протянула я, закусив губу и отведя взгляд от носатого.

– Так и пойдете, вот договоримся об условиях и сразу пойдете, – спокойный такой, рассудительный голос.

– О каких еще условиях? Вам что, вообще, от меня надо?

– Представьтесь, в конце концов! – неожиданно громко и зло рявкнул он.

– Таша, то есть Наташа Романова, двадцать три года, высшее образование, не замужем, детей нет, размер ноги сорок первый, размер одежды…

– Стоп, – он поднял руку, призывая меня замолчать, и удовлетворенно кивнул. – Прекрасно, На-та-ша…

Помолчал, вроде пробуя мое имя на вкус, потом ловко поднялся на ноги и подошел ближе.

– Ну что ж, На-та-ша Ро-ма-но-ва, длинновато и неудобно, ладно, это мы решим, все равно придется. Поздравляю, вы приняты!

– Что решим? К-куда принята? – Я осторожно поставила пустой бокал на пол рядом с кушеткой. – О чем вы?

– На место моего помощника, конечно. Ваша кандидатура отлично подходит. Работать начнете завтра. Приходите после обеда, адрес у вас в кармане. Подробности тоже завтра, а то я устал, да и выспаться надо…

– Что? Эй, я не буду у вас работать. Вот еще! – Я замотала головой, гордо задрав подбородок. Странный мужчина пугал меня, ситуация совершенно ненормальная. Он кто, экстрасенс? Фокусник? Гипнотизер?

Мужчина нахмурился и сделал шаг в мою сторону. Под его грозным взглядом я вскинулась и быстро перелезла через кушетку, на которой сидела, прячась за ней.

– Завтра после обеда. Форма одежды – деловая. Адрес в кармане, Наташа. – После этих слов он демонстративно протянул вперед руку и щелкнул пальцами у меня перед носом. Я только пискнуть успела…

Громкий стук в дверь заставил меня оторвать гудящую голову от подушки и разлепить глаза.

– Да тише ж вы, ох, плохо-то как… – Стук повторился, к нему прибавился звук входящего смс на телефоне.

Сползая с кровати и держась за гудящую голову, потянулась к джинсам, валяющимся живописной кучей посреди комнаты, и с трудом извлекла из кармана телефон. Тут же на пол упал кусочек блестящего картона. Не глядя, подхватила его с пола, уделив все внимание смс-ке.

«Сова, открывай, медведь пришел!»

Сообщение от Тани продублировалось очередным стуком в дверь.

– Да иду же, иду… – Направилась к двери, на этот раз рассматривая кусок картона, зажатый в пальцах. Это оказалась визитка.

Золотые буквы на черной бумаге. На одной стороне написано: «Бальтазар Кроу. Садовая ул. 55-57, 15-00». На другой: «Не расстраивайтесь. Не опаздывайте. Б.К.»

В ту же секунду воспоминания вчерашнего вечера или, точнее, уже сегодняшнего утра нахлынули на меня, заставив пошатнуться. Я с силой ухватилась за косяк межкомнатной двери и резко выдохнула. Что? Как? Не может быть!

Новый стук вынудил меня вернуться к насущному. Я подошла к двери и, на всякий пожарный глянув в глазок, распахнула ее.

– Заходи, о-о-ох, как мне плохо-о-о, у тебя таблеточки нет? – с надеждой спросила у подруги, так как вспомнила, что последнюю таблетку анальгина употребила накануне, а в аптеку забежать забыла.

– У меня только имодиум, надо? – с улыбкой уточнила Таня и, захлопнув дверь, скинула туфли. – Ташка, у нас проблемы!

Слова про имодиум я пропустила мимо ушей. Нет, он от головы не поможет.

– Что случилось? – Медленно повернулась к подруге, но та, точно не замечая моего внимательного, хмурого взгляда, прошествовала мимо, бодро выдав:

– А заварю-ка я чаю!

– Таня! – повысила я голос и последовала за ней, ведь чай Таня не пила. Только в крайнем случае и только с ромашкой, мелиссой и чем-то еще… – Что случилось?

– Таш, ты только не волнуйся! Все будет хорошо! Вадим обещал помочь с новым местом! Ты не переживай! Ну и я, конечно, тебя не брошу! – тараторила девушка, ловко расставляя на столе чашки и заварочный чайничек, засыпая в него смесь трав, выуженную из ее сумочки, и наполняя электрический чайник холодной водой из-под крана.

– Татьяна! Не зли меня, в чем дело?! – начала я паниковать, так как она упомянула о новом месте и Вадика, ее начальника.

– Таш… – Подруга наконец развернулась ко мне лицом и, закусив губу, протараторила: – Наташ, Козловский тебя уволил. Одним днем. Утром пришел, и сразу приказ в кадры притащили. А я как раз у Марины Константиновны кофе пила…

– Как это уволил? На каком основании? У меня ни одного прогула! Ни одного выговора! Таня?! – Я ошарашенно таращилась на подругу, а та, словно защищаясь, выставила перед собой заварник и пролепетала:

– Он за сегодняшний уволил…

– Как за сегодняшний? – Я села на табурет и, понизив голос, пояснила: – Я же в отпуске на неделю…

Глава 5

– Ташечка, не плачь, не расстраивайся! – причитала подруга, поставив чайник обратно и обняв меня за плечи. – Они твое заявление с этой курвой Хохловой, похоже, разорвали, и он уволил тебя за прогул… Козел старый… Это он бесится, что ты его на корпоративе послала… Таш, ну не плачь…

Таня гладила меня по голове и вздрагивающим плечам. Нет, вообще-то, я не плакса, но тут все так сошлось: и ночь эта, и работа, и только взятый кредит на ремонт бабушкиного дома…

Вдруг я опомнилась и вытерла слезы с лица.

– Тань, погоди, а как ты вчера домой добралась после клуба?

– У-у-у, мать! Я тебе говорила, что не надо было коктейль второй брать! Дык потанцевали до трех и на такси добрались. Ты меня на шестом этаже высадила из лифта… И все, а через пять минут прислала смску, что тоже дома, и я спать легла.

– Нет, Тань, не может быть! – Я помяла зажатую в руке картонку. – Вспомни, парень вчера в клубе, ну, с которым ты переспала, я его водой облила и потом со шваброй гонялась за ним по всему клубу… А потом еще мужик мрачный, носатый… А как домой добралась, вообще не помню.

– Да, подруга, как у тебя все запущено… Телефон проверь, там фотки из такси, мы еще с тобой селфи делали. Ты… это, не кисни, чаю попей! Тлько чаю, больше на алкоголь не налегай! Вечером позвоню, все, я побежала. А то я ж за документами поехала, по ходу дела к тебе забежала… Все!

Она поцеловала меня в щеку и выскочила в коридор. Через минуту дверь за ней захлопнулась, а я осталась на кухне, таращась на две вещи, лежащие на столе: смартфон, на экране которого была выведена фотография с нами на заднем сиденье автомобиля с датой и временем, и картонная визитка Бальтазара Кроу.

– Мамочки, – все, что я смогла выдать. Перевернула визитку.

«Не расстраивайтесь. Не опаздывайте. Б.К.»

И вот о чем это? Неужели о потере работы? Или о потере разума? Ведь эти два предмета, лежащие передо мной, исключают друг друга! Или я приехала на такси в три сорок три, или я в это время гоняла «кожаного» по коридорам клуба, а потом еще…

Ладно, если учесть, что я теперь совершенно свободна, а этот Бальтазар вообще непонятно кто – то ли маг, то ли инопланетянин… Хочет, чтобы я на него работала…

На телефон пришло сообщение, и я торопливо его прочитала: «Верно мыслите, Наташа, не опаздывайте». Я взвизгнула и подскочила на месте, швырнув телефон обратно на стол. Что за черт?!

– Я не пойду! – твердо произнесла в пространство кухни, озираясь по сторонам.

«А кредит кто выплачивать будет?» – всплыло на экране смартфона.

– Это шантаж! – чуть дрогнув, произнесла уже тише.

«Вы меня вынуждаете», – получила новое сообщение.

– Ну охренеть просто! – возмутилась напоследок, хотя внутри уже приняла решение.

Да, я такая, взбалмошная, но готовая к новым авантюрам, легкая на подъем и открыто встречающая все интересное и захватывающее на своем пути.

«Правильное решение, дорогая! Садовая 55-57, жду. Б. К.»

Икнув, я развернулась на пятках и отправилась в ванную комнату, надеясь, что этот странный мужик не будет за мной подглядывать и все такое. Мне более чем достаточно общения с ним в телефоне. А еще он страшный, жуткий… И вообще, бр-р!

Закрыв горячую воду и выбравшись из ванны, я уставилась на запотевшее зеркало, на котором было выведено пальцем: «Было бы на что смотреть!»

– Козел! – рыкнула в ответ на это и, гордо запахнув полотенце на груди, покинула ванную комнату.

Я бы могла обидеться, послать всех и остаться дома, но… При одной мысли, что я смогу находиться рядом с такой «силой», меня раздирало от любопытства и будоражило все внутри! Магия! Это же что-то невероятное! Или это суперсила? Носатый супергерой! Я нервно хихикнула.

Воодушевленная такими возможностями, я относительно спокойно собралась, сделала укладку и макияж, надела свой лучший костюм с белой блузкой и выпорхнула из дома. Потратив на дорогу не больше получаса, остановилась на углу Садовой улицы и с удивлением уставилась на красивое здание с башенками и шпилями. Мне подумалось, что оно очень подходит Бальтазару Кроу. Преодолев последние метры, открыла широкую красивую дверь и зашла внутрь. В помещении было прохладно и темно. Прямо перед широкой витой лестницей стояла будка охраны и «вертушка», которые сюда никак не вписывались.

– Куда? – гаркнули из будки. Подойдя, я сунула кусочек картона в окошко. На вертушке тут же загорелся зеленый огонек, и мне сообщили: «Второй этаж».

– А дальше?

– Ворой этаж!

Я, выпучив глаза, проскользнула мимо охраны и поспешила подняться, куда послали. Авось этого Кроу и так найду! Там меня ждала всего одна большая дверь, перед которой я и остановилась. Не успела занести руку, чтобы постучать, как створки распахнулись и на пороге появился сам лорд Бальтазар Кроу.

Сегодня он был одет почти так же, как и вчера, разве что рубашка была современного покроя с узкими рукавами, а волосы убраны в хвост. Теперь его выдающийся нос выделялся еще сильнее.

– Я очень рад, Наташа, что вы столь аккуратны со временем. Надеюсь, и дела будете вести так же, прошу, – он махнул рукой, приглашая меня войти. – Проходите сюда и присаживайтесь, сейчас Алви принесет все бумаги, и мы приступим.

У меня отобрали сумку, помогли снять пиджак и проводили к широкому, красивому столу, заваленному кипами бумаг. Усадили в довольно удобное кресло, после чего небольшая дверь с правой стороны распахнулась и из нее выплыл Алви с обычной папкой для бумаг. Сам парень сегодня был одет, как и лорд Кроу, только вместо сапог мужские туфли.

– Спасибо, Алви, можешь пока быть свободен.

Осторожно приблизившись, парень опасливо покосился на меня, как если бы ожидал, что у меня припрятана очередная швабра, и протянул папку Кроу.

Глава 6

– Тут контракт в двух экземплярах, – произнес Бальтазар, передавая мне бумаги. – Изучите и подпишите. После этого я расскажу вам о работе.

– Подождите, – положив папку на стол, я сложила сверху свои руки в замок, – я хочу все узнать, перед тем как подписывать.

– Но я не могу рассказать вам все, пока вы не подпишете… Сами понимаете, там пункт о неразглашении…

Я постучала пальчиками по документам и подумала.

– Расскажите то, что можете!

– Ох, это ни к чему, я уже решил, что вы мне подходите! Это все, что имеет значение!

– Господин Кроу, – начала я, но меня перебили.

– Лорд Кроу, Наташа! Ну хорошо. Мне нужен помощник, секретарь, правая рука. Кто-то вроде тебя. Ты идеально подходишь. А теперь, будь добра, прочитай и подпиши договор, чтобы мы уже могли начать…

– Начать что?

– Рботать, Наташа! – рявкнул нервный мужик и хлопнул ладонью по столу.

Под испепеляющим взглядом лорда Кроу я нарочито демонстративно раскрыла папку с документами и начала читать трудовой договор. В принципе все понятно, все стандартно. Работа с девяти утра до шести вечера, перерыв на обед… Так, работа с документами, бла-бла-бла. Отдельным пунктом был вынесен запрет влюбляться в работодателя, читая который, я не смогла сдержать нервного смешка. Нет, ну правда, он себя вообще хоть видел? С такой-то кислой миной? Далее сопровождение работодателя, командировки в родной мир работодателя…

Вот тут я замерла и ткнула пальчиком:

– Это как?

– Потом, Наташа. Дальше читайте! – устало произнес нетерпеливый лорд. Он уже три раза поднимался со своего места и кружил по большому кабинету.

Наконец я добралась до пункта с размером заработной платы и охнула.

– Эм, тут ошибка? – ткнула пальцем в строчку с цифрами.

– Все верно.

– Годовая? – уточнила.

– Нет, Наташа, это сумма за тридцатидневный оборот. – Он вернулся к столу и, уперев в него ладони, навис надо мной, точно стараясь проткнуть своим носом и испепелить взглядом одновременно. – Видите, как я вас ценю? Заранее. Подписывайте!

– Только после внесения еще одного пункта, – не стесняясь, добавила я.

– Что? – мужчина опешил. – Вам, дорогая моя, этого мало?

– Нет-нет, но еще один пункт необходим.

– Какой? – сдаваясь, простонал лорд Нос.

– Вы делаете так, что ни вы сами, ни кто-то другой больше не сможет воздействовать на меня и читать мои мысли. Как вы вчера сказали, у вас магия? Вот! Мне нужна защита от этой магии.

Мужчина вперил в меня свой странный серебристо-белый взгляд. Некоторое время молчал, а потом кивнул.

– Я согласен и сделаю так, что больше никто не сможет применить к вам магию. Ваше тело и разум будут неприкосновенны.

– И душа! – подумав, добавила я. Мало ли что там говорит маг, а на деле «демон перекрестка»*?

– И душа, – кивнул лорд Кроу.

После этого прямо у меня на глазах последним пунктом появилось мое требование. Я нахмурилась.

– То есть вы текст договора по желанию можете менять? – Где-то глубоко внутри меня зародились нехорошие предчувствия.

– Только до подписания. После – ничего.

– Ну хорошо. – Я взялась за предложенную мне авторучку и снова, что называется, «зависла». – Тут не мое имя! – Под надписью «работник» значилась Таша Ром.

– Поднесите ручку к имени, – спокойно распорядился лорд Бальтазар.

Сделав это, я в очередной раз охнула, так как при этом у указанного там имени на бумаге появились дополнительные буквы, и оно стало верным: НаТаша РомАнова. Подняв глаза на мага, встретила его серьезный взгляд.

– Это защита для вас. Если кто-то выкрадет документы или они попадут не в те руки, то вам ничего не грозит. Понятно? – Я кивнула.

– Магический вариант цифровой подписи или криптозащиты?

Еще раз поднесла ручку к бумаге и, полюбовавшись, как на ней появляются мои имя и фамилия, расписалась. Думала, что в ту же секунду мир рухнет или лорд Кроу с диким воплем победителя набросится на меня, уж больно он торопился и злился, но мужчина лишь расслабленно стек в свое кресло и прикрыл глаза.

– Ну и? – не выдержала я.

– Еще секунда, Таша! – восторженным шепотом произнес он. После его слов прошла, правда, не одна секунда, но наконец Кроу подобрался в кресле и, жутко улыбнувшись, произнес: – Добро пожаловать, Таша Ром, на место личного помощника и секретаря стража междумирья лорда Бальтазара Кроу.

Я помолчала мгновение и добавила по-простецки:

– Ага, и вам не хворать. Что с работой, с этим междумирьем и так далее?

* Отсылка к сериалу «Сверхъестественное»

Глава 7

Мужчина нахмурился, сжал губы в одну линию и начал рассказ:

– Эта приемная – что-то вроде пограничной территории между нашими мирами: вашим, что вы называете Земля, и нашим – Скатеррой. Приемная и кабинет являются частью моего дома, а дом – это крепость между мирами. Мы не позволяем магии бездумно и бесконтрольно проникать в ваш мир, а также не позволяем обычным землянам попасть к нам. Иногда приходится отправляться на Скатерру, если происходит прорыв и кто-то из ваших появляется у нас. На первое время твоя обязанность – разгрести эти горы бумаг, распределить и рассортировать. Тут различные прошения, заявления, приказы короля и так далее…

– Короля? У вас что, монархия? – Хотя чему удивляться-то…

– Да, – Кроу кивнул и поднялся с места. – Идем со мной, покажу и расскажу остальное.

Я тоже быстро поднялась на ноги и последовала за мужчиной.

– Лорд Кроу, а почему вы не можете сами все разобрать и навести порядок в бумагах, с вашими-то возможностями?

– На всех документах стоит магическая защита. Магия ни в каком виде на них не действует.

– О-о-о, – протянула я, – а я-то вам зачем? В смысле можно же нанять людей, а вы меня прямо-таки вынудили…

– Все дело в том, что до вас, дорогая Таша, никто не мог выполнить один из пунктов договора.

– И какой же? – Мы остановились около одной из трех дверей.

– Не влюбляться в работодателя.

Совершенно серьезный тон носатого только раззадорил моего внутреннего самоубийцу, и я некрасиво заржала. Потом опомнилась и, потупившись, выдала:

– Простите.

– Вот потому вы идеально и подходите! Я даже не поверил в первые секунды, что не нравлюсь вам, Таша, с моим-то проклятием… С Алфи все ясно, он сенс, а я просто проклят.

– Что за проклятие и что за сенс? Экстрасенс? – быстро поинтересовалась, пользуясь случаем, пока мой новый начальник разговорился.

– Проклятие абсолютной притягательности, – как ни в чем не бывало произнес он и тут же перешел к обсуждению моих обязанностей. – Эта красная дверь ведет в ваш мир. Синяя – в мой. Чаще всего будут посетители из моего. Женщин не впускать, не уточнив у меня предварительно, поняла? То есть в приемную им можно, но в мой кабинет нельзя. Сами они не войдут, наложена защита.

– Ага. – Я хрюкнула в кулачок, стараясь сдержать приступ смеха. Ну да, с такой рожей, как у моего нового шефа, это не проклятие, а благодать!

– Из твоего мира приходят реже. В основном наши возвращаются с переговоров или исследователи…

– Переговоры? С кем?

– С правительствами, Таша. Мы тут, на границе, уже более семидесяти лет. Ваше правительство в курсе. Так, что дальше?

– Что такое сенс?

– А, это просто раса. Алви – сенс. Он магическое существо, но не маг. Питает свою жизненную силу через сексуальные желания и эмоции окружающих. А вообще, хоть он и извращенец, но на его счет сильно иллюзий не питай, он женщин не любит.

– Как это не любит? – ошарашенно уставилась на носатого. – Он же вчера в клубе того, с бабами, и Таньку он…

– Нет, Таша, говорю же – Алви извращенец. В личном плане его интересуют только мужчины, для сенсов однополые пристрастия – норма, а вот вкусы Алви при этом извращенные, так как питаться предпочитает за счет женщин. Но он с ними никогда не вступает в связь. Все, что помнят его «жертвы», лишь их фантазия. За то, что опять в ваш мир бегал «перекусить», влеплю ему выговор, а за то, что тебя, бесценная моя, притащил, дам выходной. Итак, вот это мой кабинет.

Я остановилась посреди большой комнаты. Высоченные потолки и три вытянутых окна на одной стене, широкий стол и кресло для хозяина. Стены до самого потолка забиты книгами. В одном углу большущий камин, рядом два кресла и столик, заставленный разномастными пузатыми бутылками, среди которых я заметила знакомые этикетки.

– Сюда пускаешь только тех, кого я позволю, поняла? Хорошо. Так, вон та дверь – в мою личную часть дома. Туда тебе можно спокойно входить. Куда не положено заглядывать, двери тебя не пустят. Попробуешь вскрыть двери сама или кто-то попытается это сделать – головы мне сразу сообщат.

Я тут же вспомнила, как вчера пыталась открыть дверь, а воронья голова потом еще и заговорила с ним. Б-р-р! Меня передернуло.

– А уборная где? – наконец поинтересовалась насущным вопросом, так как уже хотелось.

– Уборная? – носатый удивился. – С моей стороны.

Он протянул руку в сторону двери, ведущей в его жилище.

– Э нет, так не пойдет. А если срочно понадобится? И вообще, вы же не думаете, что я каждый раз буду ходить мимо вас, если мне…

Маг нахмурился и кивнул.

– Вы правы, хорошо, у вас теперь в приемной есть своя уборная. Довольны? Странно, раньше это никого не волновало, хотя…

– Сейчас проверю и поделюсь впечатлениями, – радостно кивнула и, развернувшись на каблуках, отправилась «проверять» санузел.

Новая дверь появилась рядом с синей. Торопливо юркнув внутрь, я попала в довольно уютную уборную. Приглушенный свет, рукомойник и стойка со всякими баночками, салфеточками и так далее.

Вернувшись к лорду Кроу, выдала:

– Шикарно!

– Я рад, а теперь прошу приступить к своим обязанностям. У вас остался еще час до конца рабочего дня.

– Ну, тут не так много… Кстати, а компьютер у вас есть? Все-таки с ним удобнее, знаете ли.

Глава 8

– М-м-м, нет, компьютера у меня нет. Он и работать будет тут очень плохо, сильно фонит от нашего мира. И еще насчет бумаг, тут такое дело… – Кроу махнул рукой на стену, возле которой я уже решила поставить столик и пару кресел в будущем, и неожиданно на этом месте выросли три огромных стеллажа, заваленных стопками перепутанных бумаг, мятых папок и каких-то журналов, за ними высились коробки, похоже, набитые под завязку.

– Н-не поняла… – произнесла я.

– Просто я решил сразу вас не пугать. Ну так вот…

– А предыдущие работники хоть чем-то занимались? Как можно было довести кабинет до такого состояния? – Я тяжко вздохнула и уперла руки в бока. – Кстати, ваше лордство, а мое увольнение – это ваших рук дело?

– Ну, Таша, вам же все равно не нравился ваш старый начальник.

– Так мне и новый не особо нравится, – спокойно ответила ему и услышала, как заскрежетали зубы лорда Кроу.

– Это, безусловно, очень прискорбно, но я все же прошу вас, дорогая моя Таша, держать ваши слова при себе, а мысли – думайте сколько угодно, больше я их не слышу.

– Ок, – легко ответила ему и кивнула, не отводя взгляда от стеллажей. – Ваше лордство! – крикнула вслед мужчине, уже успевшему скрыться в своем кабинете. – Скажите, а что делать со всякими потребностями? Ну, расходные материалы? Кофе-чай, печеньки?

– Печеньки? – Он снова появился в проеме двери. – Что вы имеете в виду?

– В приемной принято держать печенье, чай, сладости. К тому же мне нужны канцелярские принадлежности, скоросшиватели… Много! Очень много скоросшивателей! – вытаращила на мага глаза для пущей убедительности. – Вы мне по запросу намагичите или купим?

– Купим, – кивнул он, – скажете, сколько надо денег, и я выделю вам нужную сумму.

– Отлично, ваше лордство!

– И… Таша! – зло рыкнул от двери.

– Да? – наивно похлопала глазками.

– Лорд Бальтазар Кроу! – четко произнес он.

Я чинно кивнула ему, и ответила:

– Конечно, – помолчала пару секунд и повторила: – Ваше лордство!

Дверь в приемную хлопнула так, что стекла в окне за моей спиной зазвенели. Улыбаясь, развернулась лицом к столу. Надо бы изучить все ящики и шкафы и накидать примерный список того, что мне понадобится. Через сорок минут постучала в кабинет лорда, держа в руках блокнот с исписанными листами.

– Лорд Кроу, можно?

– Да, что случилось? – Мужчина напряженно смотрел на меня из-под нахмуренных бровей.

– У меня тут примерная сумма и список того, что понадобится уже завтра. Вы не могли бы мне выдать под расчет?

– Да-да, конечно, – он явно расслабился и махнул мне рукой, приглашая, – давайте сюда. Так-так, хм… Отлично, – кивнул мне Кроу, и я тут же услышала, как на мой смартфон пришло сообщение из банка, на него был настроен определенный сигнал.

– А-а-а, – протянула я и удивленно уставилась на мага, – оперативно. Спасибо. Я утром задержусь немного, зайду в магазин за всем этим. Это тут совсем рядом.

– Хорошо, а теперь идите домой, – произнес задумчивый маг и вернулся к изучению какой-то толстой книги.

Я развернулась и вышла из его кабинета. Подхватив со стола свой телефон, сумку и пиджак, отправилась домой. Спустившись на первый этаж, пораженная, остановилась – никакого поста охраны там не было.

По дороге домой меня охватило странное чувство умиротворения, будто все нормально и я не к магу на границу миров устроилась работать. Эта неожиданная мысль заставила меня рассмеяться, привлекая внимание прохожих.

Вечером успокаивать меня нагрянула Танюша и очень удивилась, когда я сообщила, что уже устроилась на новое место и заработная плата там – закачаешься, начальство, конечно, со странностями, зато интересно и возможны командировки. На том и разошлись, правда, глубоко за полночь.

Ввалившись на следующее утро в свой новый кабинет, я, нагруженная пакетами с папками для бумаг и прочей канцелярской мелочью, ошарашенно уставилась на странную дамочку, что сидела на моем стуле, за моим с таким трудом расчищенным столом.

– Наконец-то явилась! – Она сморщила нос, оглядывая меня с ног до головы. – Ох, Создатель, что за оборванка…

Дамочка поднялась из-за стола и чинно проплыла к двери в кабинет лорда Кроу. Склонив голову к правому плечу, я с удивлением наблюдала за гостьей. Первое, что меня привлекло, конечно, помимо грубости и заносчивости, ее странная одежда и прическа, напоминающие начало девятнадцатого века, веер в руке и необычно бледная кожа.

– Объяви и открывай! – приказала она мне, махнув веером в сторону двери.

Понятно, как и говорил Бальтазар, никто не может открыть дверь, кроме меня, Алви и самого лорда Кроу. А раз у этой дамочки нет доступа, то…

– Ваше лордство! – гаркнула я так, что незваная гостья подпрыгнула на месте, а потом обратилась к ней: – А вы, кстати, кто?

За дверью воцарилась тишина, хотя еще секунду назад я слышала, как там кто-то ходил. Одновременно с этим ошарашенная моим голосом и обращением дамочка, заикаясь, выдала:

– Н-невеста!

Глава 9

– Ага, – произнесла я и снова, срывая горло, крикнула: – Ваше лордство, тут какая-то баба говорит, что она ваша невеста… Проводить к вам?

В кабинете лорда что-то грохнулось на пол, а у меня в кармане юбки завибрировал телефон. Так как Бальтазар не отвечал, я потянулась за телефоном, предварительно все же выгрузив пакеты на стол, и с удивлением воззрилась на экран.

– Э-э-э? – поднесла трубку к уху, нажав на «прием».

– Гони ее в шею, Таша. И на будущее – невесты у меня нет. Еще не имеется матери, тетушек, сестер и кузин. Только не груби ей, это племянница верховного мага Скатерры.

– Ок, – ответила шефу и сунула трубку обратно в карман. – Э-э-э… В общем, дело такое, лорд Кроу отбыть изволили по делам. В ближайшие годы не вернутся.

– Что? – не поняла дамочка.

– Нет его на месте, что непонятно-то? – ответила ей, подходя ближе, и, подхватив под локоток, безошибочно развернула посетительницу в сторону синей двери. – Он, конечно, очень переживал, что не сможет с вами встретиться в ближайшее время, но обещал лет через пятнадцать обязательно вернуться и наверстать упущенное. А сейчас советую вам не тратить эти годы впустую и развлекаться на полную катушку.

– Вы думаете? – похлопав белесыми глазами, спросила бледная моль.

– Ну конечно! Вы так молоды и красивы, а пока лорд Бальтазар вернется… Зачем время зря терять? Молодость проходит, кожа увядает, а целлюлит на бедрах растет, – доверительно обратилась к ней.

– Что растет? – охнула та.

– Целлюлит! Ну, право слово, сами подумайте, чем больше целлюлит, тем шире пропасть между вашими сердцами…

Тараторя эту откровенную ерунду, подвела бледную дамочку к двери и, открыв ее, вытолкнула гостью за порог. Дверь закрылась сама, прямо перед ее носом, а дверной замок вспыхнул синим светом.

– Ушла? – послышалось у меня за спиной.

Развернувшись, я с удивлением уставилась на осторожно выглядывающего из-за приоткрытой двери Кроу.

– Угу, – кивнула мужчине и направилась к столу, все еще находясь в странной прострации от произошедшего. Так глупо я себя никогда не чувствовала, хотя и привыкла общаться с хамоватыми мужиками, наглыми посетителями и скандальными секретаршами. А тут влюблённая тетка.

– Лорд Кроу, а таких, – я махнула в сторону синей двери, – много?

– Много, к сожалению, – кивнул маг.

– А нормальные посетители будут? – с надеждой спросила, уже развернувшись обратно к столу и вытряхивая из пакетов свои покупки.

– Будут разные, Таша.

На этом мое боевое крещение состоялось и потекли обычные рабочие будни. Впереди меня ожидала большая работа по разборке документов.

Я освободила пару коробок, просто вытряхнув бумаги на пол в огромную кучу. Решила начать с самых простых категорий, по которым буду раскладывать эти залежи: «приказы», «прошения (заявления)», «доносы (отчеты)» и «прочее».

В прочее отправлялось все то, чему я не могла дать четкое определение и отнести к одной из указанных категорий. Часто бегала к Бальтазару, прося уточнить, о чем в той или иной бумаге указано, так как буквы прямо на глазах словно муравьи перед грозой разбегались по документу. Оказалось, это особо секретные отчеты, и прочитать их может только тот, кто составлял или кому они адресовались. Так у меня появилась новая коробка с категорией «секретно».

Под конец того же дня, заполнив до отказа одну из коробок, я снова постучалась к Бальтазару с просьбой достать и освободить мне еще коробку, так как в первой места уже не осталось. На что удивленный мужчина, пройдя в приемную, отреагировал странным, но должна сказать, правильным образом – наложил на коробки заклятие расширения чего-то там.

– Вы прямо Гермиона Грейнджер, – уважительно протянула.

– Кто? – Кроу с недоумением воззрился на меня.

– Ну, рыжая девочка такая… – не подумав, ответила ему и с удивлением уставилась на громко захлопнувшуюся дверь его кабинета.

Со временем гора из наваленного у стены архива документов исчезла полностью, уступив место красивым стеллажам с «оволшебленными» папками – хранящими в своих недрах тысячи бумаг. Также в моем кабинете все чаще стал появляться и тот самый сенс Алви.

В первые дни осторожный парень, стараясь не привлекать моего внимания, проскальзывал к Бальтазару, появляясь то из-за синей, то из-за красной двери. Через неделю такого партизанского хождения я решила, что пора знакомиться с ним ближе, и попросила помощи.

Так, слово за слово, я разговорила мою бывшую жертву. Не сразу, конечно, но со временем мы начали плотно общаться, чему я была несказанно рада. Все дело в том, что лорд Бальтазар старался со мной не пересекаться, не общаться и вообще держался максимально отстраненно и холодно.

Нет, конечно, когда он вызывал меня – это одно. Тут Кроу всегда обращался максимально доброжелательно, если это слово можно применить по отношению к нему. Но стоило мне только обратиться напрямую, то первая реакция была всегда одинаковой – дергающаяся бровь, трепещущие ноздри его выдающегося носа и почти белые радужки, хотя в остальное время они светло-серые. И когда только я их разглядеть успела?

Обеденный перерыв всегда проходил на половине лорда Кроу в огромной столовой. В первый месяц мы обедали вдвоем в этом странном, просторном помещении. Единственное, что меня радовало – сама еда, а все потому, что сам лорд ел быстро, молча морща свой «идеальный» шнобель. Нет, я не чавкала, не хлюпала и даже вилку держала в левой руке, а нож в правой. Но все равно его коробило от моего присутствия. Целый месяц я питалась под его недовольным и кислым взором без возможности покинуть помещение. Оказывается, этот пункт тоже был в договоре, а я его отметила среди других.

Как только я смогла наладить общение с сенсом, наши обеды преобразились, и теперь мы сидели в этом холодном помещении втроем, даже в какой-то степени общаясь. То есть я говорила с Алви, а Алви с Кроу. Но напрямую Кроу со мной за обедом разговаривать не хотел и любые попытки обратиться к нему в это время пресекал своей хмурой миной.

Глава 10

– Он опять хлопнул у меня перед носом дверью и совсем не хочет разговаривать. Кажется, он даже смотреть на меня не хочет… – обиженно протянула, закидывая ноги в красных туфельках на свой стол. – Чувствую себя какой-то зеленой жабой. Неужели ему сложно хоть спасибо иногда сказать?

С другой стороны на этот же стол закинул начищенные сапоги Алви. Парень, если так уместно называть двухсотлетнего сенса, с удовольствием потягивал свежезаваренный травяной чай и грыз арахисовое печенье.

– Дорогуша, ты должна понимать, тому, кто шестьсот лет терпит бесконечные нападки и притязания со стороны обоих полов, довольно сложно сразу привыкнуть к тому, что его кто-то не хочет. Он и от меня шарахался первые пятьдесят лет, а потом я просто научился сдерживать свои чувства к нему, и Бальт привык.

– Что?! – Я поперхнулась глотком чая и, резко откинувшись назад, чуть не завалилась назад вместе с креслом. – В смысле ты?..

– Ой, Таш, я же влюбился в него с первого взгляда, хотя тогда еще совсем ребенком был, мне только-только семьдесят стукнуло и я учился в Университете, а к нам по каким-то делам приехал лорд Кроу. Я как окончил учебу, сразу сюда проситься начал, в итоге попал на практику. Лет сорок за ним хвостом вился, но он меня никогда к себе не подпускал. Эх…

– А теперь что же? – Я смотрела на сенса во все глаза.

– А теперь я на него не бросаюсь, хотя мне кажется, люблю все так же, просто мы оба привыкли. Чувства перестали быть острыми и разрывающими душу, я просто рядом, и мне хорошо. А Бальт, похоже, устал быть один, вот и терпит меня, как одного из немногих. – Парень улыбнулся и одним глотком допил чай.

– Но как же он тогда с людьми общается, если на него все бросаются? – удивленно протянула я.

– Да не все, Таш. Понимаешь, у этого проклятия вообще странное действие, оно цепляет только тех, в чьем сердце нет никого, ну и по предпочтениям опять же. То есть обычный свободный мужчина на него «так» не посмотрит, а сенса типа меня или того, кто мужчин предпочитает, зацепит. С женщинами так же. Если она свободна – ее зацепит проклятием, если сердце занято – ничего не будет. Но молодые девушки практически все подвержены влиянию. Даже если сразу не срабатывает, то со временем они все равно влюбляются.

Я заволновалась, примеряя это знание к себе, и решила уточнить, хотя лорд до сих пор меня как мужчина особо не волновал:

– А как долго у них это привыкание на него вырабатывается? Тьфу, то есть наоборот, как долго они держатся?

– От суток до десяти, потом все, перекрывает… Не волнуйся, ты тут уже пару месяцев и как новенькая! – Я невольно улыбнулась в ответ на его слова и захихикала.

Сегодня мы общались довольно свободно, так как с самого утра Бальтазар Кроу отбыл в свой мир на какую-то важную встречу, оставив меня в компании сенса. Неожиданно синяя дверь распахнулась и на пороге появился злой как сто чертей шеф. Его обычный наряд был дополнен странным длинным плащом, который я с ходу обозвала «вампирским».

– Черт-черт-черт! – повторял он, влетев в кабинет и захлопнув за собой дверь. – Вот зачем? Зачем, я спрашиваю?!

– Что? – Мы с Алви одновременно подскочили со своих мест.

– Бальт? – Сенс дернулся в сторону лорда, перехватывая стянутый с плеч плащ. – Что произошло на приеме у Его Величества?

– Ты! – Кроу остановился напротив меня и ткнул пальцем в мою сторону. – Ты! Вот на кой черт ему ты сдалась?!

– К-кому? – пролепетала, пытаясь сообразить, зачем и кому «на той» стороне я могла понадобиться.

После той самой первой «посетительницы» в этой приемной побывала уже куча народу. Какие-то министры, послы, курьеры с документами. Несколько десятков упомянутых Бальтазаром ненастоящих тетушек и сестриц, даже неопознанные братья и пара племянников.

– Ваше лордство, вы о ком конкретно? – Удивленно воззрилась на него, лихорадочно сгребая крошки от печенья со стола.

– Его Величество прознал о том, что у меня появился невероятных талантов помощник, и желает видеть его на следующей неделе на приеме в честь своего пятисотлетия… Черт!

– А давайте откажемся? – произнесла, опасливо косясь на разгневанного мага. – Я могу заболеть.

– Нет, Таша, не можешь. – Кроу устало плюхнулся в кресло и прикрыл ладонями глаза. – Его Величеству отказывать нельзя. А это значит, что тебя придется подготовить к переходу.

– К переходу? В смысле? – Я села обратно на свое место.

– Без смысла, Таша, мы из другого мира! Что тут непонятного? – недовольно протянул мой работодатель.

– Все непонятно! – ответила ему в том же ключе.

– Таш, Бальт имеет в виду, что при переходе на Скатерру мы принимаем свой истинный вид, – спокойно произнес Алви.

– Истинный? – Я перевела на него ошарашенный взгляд, потом снова вернулась к Кроу. – И какой он у вас?

– Это ты сможешь узнать, только когда мы перейдем… – пожал плечами сенс. – Но ты не переживай, мы не сильно отличаемся от вас, ну, там форма ушей и рост, цвет глаз, цвет волос, кое у кого цвет кожи…

– Но посетители, они же… – Я растерянно указала рукой на синюю дверь. – Они приходят сюда в нормальном виде.

– Их внешний облик изменяется на привычный для этого мира, так настроены врата. Поэтому я тебе и запретил входить в синюю дверь. Без подготовки «переходить» туда просто нельзя, – задумчиво закончил Бальтазар, а потом опять состроил кислую мину, от которой мне уже выть хотелось, и обратился к Алви: – У нас всего неделя на то, чтобы обучить ее должным манерам.

Глава 11

– Я думаю, справимся, сам же видишь, какая она, – начал Алви.

– Да уж, вижу какая, – ответил Кроу таким тоном, что захотелось, чтобы ему на голову кирпич упал.

– А я вам не мешаю, господа? Может, мне выйти? – зло прошипела, обращаясь тем не менее к носатому.

– Нет, но дрессировать тебя придется много… – устало протянул маг и поднялся с кресла.

– Я не собака, чтобы меня дрессировать! – возмутилась, вскочив с места.

Алви тут же оказался рядом и, обняв меня рукой, стал успокаивать:

– Нет-нет, не собака, Бальтазар неправильно выразился, да, Бальтазар? Ты у нас львица, настоящая дикая кошка…

– Да нет, сказал как есть, – произнёс мужчина и тут же исчез, растворившись в воздухе, а я взвыла, так как запущенная в него чашка плюхнулась в пустое кресло.

– Вот! Я тебе говорила! За что он так со мной? Что я ему сделала?! Работаю хорошо, не досаждаю, не пристаю, а он?

– Успокойся, я сам не понимаю, он раньше никогда ни на ком свое раздражение не вымещал, а сейчас явно старался тебя уколоть.

– Ладно, – вывернулась из его рук и опустилась обратно на свое место, – расскажи мне о том, какой ты в истинном виде?

– Я… – Алви выплыл на середину кабинета, демонстрируя свою особую кошачью грацию. – Я прекрасен!

– Пфф! – невольно улыбнулась, залюбовавшись его движениями.

– Я высок и строен, мои волосы словно синяя ночь…

– Какая ночь? – не поняла я.

– Синяя, – он недовольно глянул на меня. – Не перебивай. У меня прекрасные уши, настроенные на то, чтобы улавливать самые тонкие сексуальные эманации…

– Слышь, синий локатор, – неожиданно раздался злой голос лорда Кроу из кабинета, – хватит вертеть задом перед моей помощницей, идите сюда. Оба!

Алви замер в странной позе и прошептал, выпучив на меня глаза:

– И что это было?

– Ревнует? – прыснула я в кулак, и неожиданно мы с Алви заржали в полный голос, понимая, насколько это глупо звучит.

– Итак, – произнес лорд Кроу, когда мы с сенсом зашли к нему в кабинет, – начиная с сегодняшнего дня, у нас усиленные занятия по этикету, культуре и истории Скатерры.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.