книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Пролог

– Его имя – Курт Богарт. Но в Кармалоте его называют Королём Драконов.

В комнате, где сидели Джессика Тенеси и ещё шестеро членов группы Дэвида Холимана, царил полумрак. Стены были обшиты металлическими пластинами, не пропускавшими никаких сигналов, кроме тех, что шли по проводам. Окон не было, и длинный стол тянулся от одной стены до другой.

Джессика сидела в самом центре длинной стороны стола. Её чёрные волосы разметались по плечам, паутинкой теней легли на объёмный ворот её безупречно белого кардигана. Джессика не любила кашемир, и такие броские вещи вообще. Но с некоторых пор принимала необходимость их носить как факт.

По правую руку от неё сидел Келби Форест, главный технарь. Его круглой голове с волосами, стриженными под расческу, предстояло работать за всех, а самому Келби – дежурить на связи, пока Джессика будет осуществлять внедрение. Так было всегда, если только Дэвид не брался за дело сам.

По другую руку сидела Бетси – розовощёкая блондинка с губами красными, как брусничный сок. Бетси была дублёром Джессики и работала там, где Джессика справиться не могла – и наоборот, Джессика брала на себя те объекты, где бесполезна была Бетси. Одна – пышнотелая и светловолосая, другая – темноволосая и хрупкая на вид, они были как инь и янь, выбор на любой вкус.

Можно было бы сказать, что Джессика хорошо с ней ладит, если бы в условиях такой текучки кадров слова о дружбе значили хоть что-то.

Кроме того у Джессики было одно, но большое преимущество, которое делало её незаменимой в группе – Джессика была Проводником. Только она одна из всех четверых умела открывать Врата между мирами, минуя официальные таможни.

Дэвид Холиман стоял по другую сторону стола с пультом в руках. Его статное широкоплечее тело, как всегда, было с ног до головы затянуто в чёрное. Под чёрным пиджаком свободного кроя виднелась чёрная водолазка. Чёрные волосы – не слишком длинные и слегка вьющиеся, будто от влаги, – едва касались плеч. Он пристально смотрел на Джессику, но той нечего было сказать, и она просто кивнула.

Джессика разглядывала «объект». На вид Курту Богарту было далеко за тридцать – пожалуй, ближе к сорока. Лицо выглядело скорее харизматичным, чем красивым – нос был крупноват, а губы слишком тонки. Широкий подбородок покрывала щетина, хотя Джессика и не сомневалась, что та лишь символизирует небрежность, а на деле каждый волос на его голове вымерян по линейке несколько раз.

Об этой нездоровой заботе о собственном облике говорили и руки с безупречно отполированными ногтями, в данный момент лежавшие на обшитом кожей руле.

Курт Богарт тоже, видимо, предпочитал чёрное – по крайней мере, сейчас на нём была почти такая же водолазка, как на Дэвиде, только, скорее всего, в десятки раз более дорогая. На запястье слабо мерцали старомодные, по меркам Кармалота, механические часы цвета стали. Джессика не сомневалась, что этот человек может позволить себе платину, и лёгкое несоответствие статусу – всего лишь очередной каприз.

Джессика откинулась назад, пытаясь представить, какие мысли таятся за стальным блеском серых глаз. Но Дэвид не дал ей погрузиться в созерцание слишком глубоко.

– Курт Богарт, – своим вкрадчивым голосом, от которого у Джессики всегда мурашки разбегались по животу, сказал он, – по нашим сведениям в данный момент возглавляет партию технократов, занявшую лидирующее положение в Конклаве Четырёх Драконов. По вопросу о вступлении в Сеть позиция ещё двух партий определена. Утилитаристы, скорее всего, встанут на сторону большинства. А значит, решение в данный момент зависит от него. Нам нужно, чтобы он высказался против вступления в Сеть.

– Он правда дракон? – спросила Джессика, не в силах скрыть, что не очень-то и слушает Дэвида.

Бетси издала негромкий смешок. Келби прокашлялся и спрятал глаза в планшете, лежавшем перед ним на столе. Однако, поскольку Дэвид молчал, предпочитая буравить Джессику красноречивым взглядом, Келби решил взять функцию справочника на себя.

– В Кармалоте изначально обитали два разумных вида, – сказал он. – Рептилии и гуманоиды. С течением веков люди уничтожили, хм… драконорожденных. Они называют их так. Однако кровь драконорожденных необычайно сильна, и она всё ещё течёт в жилах некоторых из людей. Те, кто унаследовали её, имеют в обществе особый статус и особые возможности. А Курт Богарт – один из них.

– И что, у него есть хвост? – Джессика перевела взгляд с Дэвида на Келби и обратно. Бетси старательно прятала в кулаке смех.

– Тебе предстоит это проверить, – ответил Дэвид за всех. И щёлкнул пультом. Лицо Богарта на галавизоре дрогнуло, и на его месте появилась карта города с радиально-кольцевым планом. В одном из боковых сегментов зелёной подковой высветился значок Врат. – Твоя задача – найти к Богарту подход. На первом этапе нужно внедриться в его ближний круг и выяснить побольше о нём и о том, чем он живёт. Должен предупредить… – Дэвид щёлкнул пультом ещё раз, и на экране высветились четыре кадра, на каждом из которых Богарт обнимал красивую брюнетку лет двадцати на вид. Все четыре девушки были разными. – Богарт не страдает от недостатка внимания.

Джессика наклонилась, вглядываясь в трёхспальную кровать.

– Это люди или осьминог? – спросила она.

– Их там шесть, – Дэвид щёлкнул пультом ещё раз.

– Если он всеяден, почему было решено направить Джессику? – встряла Бетси, с любопытством разглядывая очередной слайд.

– Длительный анализ его психологической карты показал, что он скорее будет склонен довериться более спокойной и меланхоличной спутнице. Джессике обычно хорошо удаётся эта роль. Впрочем мы не можем ничего утверждать с точностью сто процентов. Поэтому тебе предстоит её подстраховать.

«Я справлюсь», – хотела было вклиниться Джессика, но промолчала, потому что на галаэкране появилось очередное фото. Стоявший у парапета на смотровой площадке над городом Богарт был на сей раз одет в кожаную куртку. Он опирался на локоть и глядел, казалось, прямо Джессике в глаза. И хотя Джессика давно привыкла к той работе, которую должна была выполнять, ей внезапно стало стыдно. Не за то, что она собирается использовать этого человека, – Джессика подозревала, что Богарт так же легко использовал бы любого, в том числе и её саму. Скорее Джессике было стыдно за то, что собиралась посмеяться над ним.

Она перевела взгляд на Дэвида. Тот пристально смотрел на неё. Глаза у Дэвида были чёрные, и Джессике всегда казалось, что они её поглощают. Околдовывают, подчиняют себе.

– Я надеюсь, ты понимаешь суть задачи? – спросил тот. Джессика, безусловно, всё отлично понимала. Войти в ближний круг. Завоевать доверие. А потом… возможно, отыскать компромат, который даст им власть над Богартом, а может быть, просто надавить, пользуясь тем, что тот влюблён. Такие задачи Дэвид ставил перед ней не в первый раз.

– У нас есть информация о его слабостях? – спросила Джессика вместо ответа. «О недостатках», – вертелось на языке, но она, конечно же, не стала уточнять.

– Все данные у тебя на планшете. Можешь изучить вечером и разработать оптимальный подход.

– Хорошо, – только и сказала Джессика.

– Богарт, хотя и ведёт публичный образ жизни, на деле достаточно одинок, – продолжил тем временем Дэвид и отвернулся от неё. – В нём течёт кровь драконов, но вырос он вдалеке от элиты. Шеф считает, что тебе будет проще найти с ним общий язык, чем кому-то ещё.

Джессика кивнула.

– На этом пока всё, – закончил Дэвид. – Отправляемся завтра, в восемь утра. Советую всем заглянуть в оружейный отдел. У Торвальда подготовлен новый арсенал. В Кармалоте работает как магическое оружие, так и огнестрельное. Так что будьте готовы ко всему.

– Мы?.. – вскинулась Джессика, пропустив остальную часть сказанного мимо ушей, и с удивлением посмотрела на него. Не так уж часто Дэвид покидал офис и по большей части тогда, когда имел на то личный приказ Самого. В таких случаях они с Джессикой обычно работали вдвоём. Хотя Джессика не могла точно сказать, не работает ли Дэвид так же и с кем-то ещё.

– Все свободны, – сказал Дэвид, не обращая внимания на её слова.

Бетси и Келби поднялись со своих мест и двинулись к выходу. Джессика и не подумала вставать. Только когда металлические двери закрылись у коллег за спиной, она поднялась, обошла стол и замерла вплотную к Дэвиду, который всё ещё не смотрел на неё.

– Я правильно поняла, – уточнила Джессика, – ты собираешься поехать со мной?

– Не с тобой, – Дэвид не шевелился, но Джессика отлично видела, как сильно вздымается его грудь и как подрагивают мышцы там, где Джессика, не касаясь тела, проводит рукой. – Мне поручено осуществлять оперативный контроль.

– Шеф не доверяет мне?

– Он не доверяет никому, – Дэвид бросил на подчинённую быстрый взгляд.

Джессика отступила на шаг назад. Отвернулась и какое-то время стояла так же, как и Дэвид, глядя в темноту.

– Может, зайдёшь ко мне сегодня? – спросила она.

Дэвид сглотнул. Затем провёл языком по губам.

– Тебе нужно готовиться к завтрашнему дню.

– Да, – ответила Джессика на два тона резче, чем хотела. Развернулась, подхватила со стола планшет и тоже двинулась к дверям.

Той ночью она не спала. «Орден Вечных Звёзд» разрабатывал стратегию, а детали плана зачастую каждый определял для себя сам. Это было естественно – ведь о том, как заставить мужчину себе доверять, она, Джессика Тенеси, знала куда больше, чем Дэвид Холиман или кто-то ещё.

«Если только я не обманываю саму себя», – подумала она и тут же качнула головой, заставляя мозг сосредоточиться на досье.

Дэвид Холиман был для Джессики больше чем коллегой уже очень, очень давно. Именно он привёл Джессику в «Орден Вечных Звёзд». Он учил драться, стрелять, соблазнять. И, если уж говорить откровенно, порой Джессике казалось, что Дэвид Холиман – единственное, что держит её здесь.

Верила ли Джессика в идеал, за который боролся «Орден» уже много десятков лет, она и сама не знала. Для неё всегда были важнее люди, чем абстрактные идеи. И человек, который вытащил её из нищеты и заставил стать кем-то, был, разумеется, первым в их числе.

Когда-то Джессике казалось: то, что связывает её с Дэвидом, называется «любовь». Но время шло, и она всё более сомневалась в том, что это слово вообще отражает хоть что-то из происходящего во множестве миров. И всё же Джессика по-прежнему испытывала по отношению к Дэвиду преданность. И желание, которое сваливало с ног. Никого из своих объектов она никогда не желала так.

Никого – до того мгновения, когда увидела фото Курта Богарта, зависшее на галаэкране над столом.

«Ты идиотка, Джессика Тенеси», – сказала она себе и попыталась сосредоточиться на информационном табло.

Курт Богарт был крепким орешком – как Дэвид и предупреждал. Даже если у него не было хвоста. Но в голове у Джессики уже заканчивал созревать план.

Глава 1

Курт Богарт сидел за столиком на веранде пафосной кофейни «Де-Шанель» и потягивал из маленькой чашечки обжигающе горячий кофе.

Часы показывали половину шестого вечера, и солнце огненной короной мерцало из-за крыш небоскрёбов, однако день Курта едва начался.

С одиннадцати до четырёх он продремал в Конклаве, слушая бесконечно однообразные доклады выступающих. Вот уже месяц весь Кармалот гудел, обсуждая перспективы вступления в Сеть. Каждый считал своим долгом внести дополнения относительно позиций основных фигур.

Керидж Тортон, глава фракции магократов, с самого начала заявил своё категорическое нежелание вообще обсуждать этот вопрос. Он считал, что о вступлении в Сеть не может быть и речи до тех пор, пока живы в Кармалоте потомки чародеев древности, к коим он сам себя причислял. В Керидже в пропорции примерно один к ста текла драконья кровь. Он любил поминать об этом в своих выступлениях на телевидении, хотя на вкус Богарта подобный самопиар выглядел смешно. И Керидж собирался до самого конца отстаивать право потомков драконов сохранить свой мир отличным от других миров.

Курт сделал очередной глоток и покатал бархатистый напиток на языке. Взгляд его неторопливо скользил над головами посетителей и прохожих. Богарт старался взять от этой небольшой паузы всё и по-настоящему хорошо отдохнуть. У него оставалось ещё полчаса передышки, но за прошедшие двадцать минут Богарт так и не увидел никого, кто мог бы его заинтересовать. Теперь же его взгляд остановился на девушке, стройной, и почти хрупкой, на вид не старше двадцати пяти лет. Высокая и изящная, та стояла у края набережной, спрятав одну руку в карман элегантного белого кардигана длинной до середины бедра, так что пышный ворот чуть сдвинулся в сторону, приоткрывая взгляду нежную шею. Вторая рука была не видна, но Богарт догадался, что незнакомка кормит птиц. Чёрные волосы, слишком тщательно уложенные для простой горожанки, лежали у неё на плечах аккуратными завитками. Курт испытал приступ иррационального раздражения, поняв, что девушка ни разу не оглянулась на него за прошедшие несколько минут, но сам продолжал наблюдать, рассеянно думая о парламентских делах.

Если Тортон создавал впечатление сумасшедшего, то Роберт Брауни был, по мнению Курта, попросту проходимцем. Его аккуратное коммивояжерское лицо и тонкие стёкла очков в золотой оправе навевали на Курта тоску. В минуты, когда он общался с Брауни, Богарт не мог избавиться от ощущения, что ему вот-вот начнут что-то продавать. Когда же он заставлял себя отвлечься от этих мыслей, то невольно начинал размышлять о том, сколько имиджмейкеров создавали это идеально холёное лицо, которому, как предполагалось, должен доверять каждый – от домохозяйки до старика. Брауни всем сердцем и душой выступал за вступление в Сеть – но на публике предпочитал об этом не упоминать. Он слишком хорошо понимал, что если окажется не на той стороне, то может растерять электорат.

Девушка на набережной развернулась, так что чёрные локоны взлетели на ветру и слегка хлестнули её по спине, и Богарт обнаружил, что орехового цвета глаза смотрят прямо на него.

Богарт сглотнул. Он повидал в своей постели много девушек и давно уже рассматривал их как одноразовый материал. От того и реакция его на них была не слишком сильна и легко описывалась словами: «Эту – ко мне, на два часа».

На губах незнакомки заиграла насмешливая улыбка, лёгкими искорками отразившаяся в глазах. Как будто она видела мысли Богарта насквозь.

– Ещё кофе? – прошелестел мягкий голос официантки с другой стороны стола. Богарт дёрнулся, нехотя вырываясь из наваждения.

– Нет, пожалуйста, принесите счёт, – сказал он. Богарт обратил на официантку взгляд всего на мгновение, а когда обернулся к реке, обнаружил, что там уже никого нет.

С досадой он бросил скомканную салфетку на стол. Подавил мгновенный порыв кинуться на поиски короткого видения и стал ждать, когда официантка выполнит его распоряжение.

Как поступит Брауни, Богарт не знал, но в то же время мог уверенно предсказать, что тот встанет на сторону более сильного блока. Увы, сам он подобным блоком похвалиться не мог. Последний возможный союзник из их четвёрки – Лестер Колби – слишком растерял влияние в последние годы. И хотя ему, заядлому стороннику интеграции культур, казалось бы, сам Дракон велел подписать декларацию о вступлении в Сеть, союз с ним Богарта только ослаблял. Колби в обществе винили практически во всём. Своими непоследовательными и нерешительными действиями его предшественник на посту лидера партии Свободы заработал такие низкие рейтинги, что теперь оставалось удивляться тому, что Колби вообще вошёл в Конклав.

И потому Богарт вынужден был бездействовать. Молчать в ожидании момента, когда сможет достать из колоды джокера и убедительно доказать всему Конклаву, что Тортон не прав.

Карта всё не шла, но Богарт не собирался прекращать игру и этим вечером, в половине седьмого, наметил встречу с одним старым знакомым, который мог бы дать ему информацию о Дороти Селинджер, правой руке Тортона. Если бы удалось вступить с ней в альянс, от Тортона можно было бы избавиться раз и навсегда.

Официантка поставила на столик шкатулку, в которой лежал счёт. Бросив на листок беглый взгляд, Богарт положил в шкатулку несколько купюр, защёлкнул замочек и встал. Посмотрел на часы на башне ратуши – те показывали ровно шесть.

Качнув головой, Богарт подал охране знак следовать за ним, но не приближаться, и направился к выходу.

Узкая улочка, выходившая на главную площадь Астора, была почти пуста – те, кто не ужинали в кафе, уже разошлись по домам. Не было ни прохожих, ни машин, и Богарт неторопливо побрёл по брусчатке в направлении своего длинного чёрного гравилёта, припаркованного на другой стороне улицы в квартале отсюда. Богарт любил ходить пешком.

Не успел он сделать и десятка шагов, когда в воздухе раздался пронзительный свист – как будто на город пикировал самолёт. Богарт знал этот свист так же хорошо, как и любой обитатель Астора; он повернулся на звук, пытаясь сообразить, в какую сторону отступать, но было поздно – алый спортивный гравилёт нёсся прямо на него. До столкновения оставалось не больше секунды, и Богарт успел ещё подумать: «Это не может случиться так», – когда ощутил толчок и полетел на землю кувырком. Что-то холодное и твёрдое ударило его в висок.

– Чёрт! – выдохнул Богарт. Тяжёлая и мягкая ноша накрыла его, но перед глазами всё вертелось, и Богарт не мог разглядеть, что это такое.

– Отойти от него! – рявкнул Говард, старший по охране.

– Придурок! – ответил ему незнакомый голос.

Тяжесть исчезла, перед глазами Богарта наконец прояснилось, и он увидел мужчину и женщину, стоящих в метре от него. Мужчиной был Говард. Он целился из пистолета в девушку. Ту самую в белом кардигане, и Богарту в момент стало стыдно за то, что он разлёгся на земле. Он попытался встать, но затылок пронзила боль, и только двое подоспевших охранников помогли ему подняться.

– Чёрт, – Богарт потёр затылок.

– Вы определённо живы! – ореховые глаза незнакомки смотрели взволнованно и зло. – Тогда я, пожалуй, пойду.

– Постойте! – перебил её Богарт. – Что произошло?

– На вас едва не наехал какой-то урод.

– А эта девчонка прыгнула на тебя, – дополнил Говард, – так что я бы ей слишком не доверял.

Богарт с удивлением посмотрел на незнакомку.

– Вы что, меня спасли?

Незнакомка подняла открытые ладони в воздух.

– Только не делайте из этого сенсацию. Я просто оказалась ближе всех. А теперь могу я отправиться куда шла?

– Нет. Стоп! – Богарт после падения всё ещё плохо соображал. – Как вас зовут?

Девушка закатила глаза.

– Слушайте, я вас очень прошу, давайте замнём этот вопрос, – сказала она и бочком попыталась выбраться из-под прицела. – Если хотите меня отблагодарить – прикажите своему орангутангу убрать пистолет.

Говард тихонько зарычал, но Богарт подал ему резкий знак и, скрипнув зубами, тот повиновался.

– Отлично. Ну, а теперь… Спасибо за всё. Я пошла, – и, не дожидаясь ответа, незнакомка отвернулась и, стуча каблучками, поспешила прочь.

– Задержать её? – спросил Говард, приближаясь к шефу.

– Нет, – тот в последний раз потёр затылок и моргнул, – просто выясните, кто она такая. И подгоните уже этот чёртов гравилёт. До встречи осталось пятнадцать минут.

Но, хотя времени и оставалось в обрез, Богарт ещё какое-то время стоял, провожая взглядом стройную фигуру в белоснежном кардигане. Незнакомка двигалась со странной грацией – как будто сама не могла решить, хочет она остаться или уйти.

«Нет, ей не двадцать лет», – подумал Богарт, не отводя взгляда от узкой спины. Почему сделал такой вывод, Курт и сам не знал. Но на дне глаз непрошеной спасительницы таилась смесь дикой силы и тоски, которая редко встречались в его кругах.

Гравилёт с тихим шипением затормозил возле него. Охранник открыл заднюю дверь, и Богарт забрался внутрь. Устроился в кресле, обтянутом дорогой кожей, и невольно подумал о том, что хотел бы сейчас усадить эту девушку рядом с собой.

«Идиот», – отругал себя Курт, наблюдая, как низкие кирпичные домики и украшенные старинными готическими скульптурами храмы проплывают за окном. Разглядеть среди гуляющих незнакомку он уже не мог.

Хотя над городом повисли ватные тучи, Джессика, удалившись от Богарта достаточно далеко, вытянула из нагрудного кармана солнечные очки и надела.

– Есть, – негромко сказала она, одной рукой придерживая дужку, а другой невзначай прикрывая нижнюю часть лица.

– Хорошо, – раздался в наушнике искажённый радиосвязью голос Келби. Тот помолчал и добавил: – Дэвид считает, что можно было подсекать.

Джессика только усмехнулась.

– Буду через пару часов, – сказала она. – Хочу пройтись по городу и выяснить, что к чему.

Ни Келби, ни Дэвид спорить не стали. Джессика вернулась на набережную и медленно побрела вдоль неё, разглядывая напоминающие пряники дома и разодетых по моде вековой давности людей. Кармалот являл собой странный гибрид нескольких знакомых Джессике миров и в то же время не был похож ни на один из них. Девушки в длинных платьях и вычурных шляпках бродили здесь рука об руку с подругами, чьи юбки не скрывали коленей, у тротуаров стояли гравилёты, а рядом с ними – привязанные к низким столбикам верховые животные. Тут были не только лошади, но и саламандры с тёмно-красной чешуёй, тускло отблёскивавшей в свете фонарей.

Джессике нравился этот мир. Хотя она ещё и не поняла до конца, чего ожидает от него.

Глава 2

Уши Джессики уже начинали болеть от массивных наушников. Из тридцати пяти выстрелов тридцать три попали в цель, и её мог бы удовлетворить подобный результат – перфекционисткой Джессика никогда себя не считала. Однако стрельба успокаивала её – а встреча с Богартом определённо требовала применения седативных средств.

Джессика до сих пор не могла забыть выражение его лица. Его запах. Его горячее тело перед собой. Напуганный внезапным нападением Богарт выглядел беззащитным, но, стоило ему подняться на ноги, как Джессика почувствовала на себе его настоящий взгляд – тяжёлый, придавливающий к земле. От такого взгляда в животе пробуждался пожар и телом становилось трудно управлять.

«Звёзды, какая же ты идиотка», – говорила себе Тенеси, резким движением вставляя в пистолет очередную обойму. Прицелиться она не успела, потому что мягкие, но уверенные руки стянули наушники с её головы.

– Почему ты не дала ему номер телефона?

Голос Дэвида пробежал мурашками по позвоночнику и утонул где-то пониже копчика.

Заставляя себя успокоиться, Джессика сделала глубокий вдох и отложила пистолет.

– Так будет лучше, – сказала она и, развернувшись, направилась к выходу из тира. Дэвид последовал за ней в шаге позади.

– Прошли уже сутки. Звонка по-прежнему нет.

Джессику и саму беспокоил этот вопрос. Обычно работа куда меньше выбивала её из колеи. Однако она сочла за благо промолчать.

Оба они вышли в просторный зал лофта, который снимали в Асторе, чтобы иметь достаточно свободного места на четверых. Джессика подошла к закутку, оборудованному под кухню, и включила блендер, чтобы сделать себе фруктовый микс и выиграть несколько секунд.

– Шеф звонил, – сказал Дэвид, как только шум мотора стих.

– Разве не опасно светить контакты в первый же день?

– Не думаю, что его могли засечь.

– Что он хотел?

– Убедиться, что ты сосредоточена на работе.

Джессика подавила смешок и спрятала нос в высоком стакане. Она была сосредоточена на Богарте, как ни на чём другом. Думала о нём весь прошедший день.

Она собиралась ответить, но не успела – полукруглый местный планшет издал переливистый звон. Звуки фортепиано огласили зал, и, отставив в сторону стакан, Джессика бросилась к столу, на котором лежал телефон.

– Добрый день, – включая камеру, она провела кончиками пальцев по волосам, собранным в узел. После тренировки по стрельбе причёска выглядела не слишком хорошо. «Пусть знает, что я его не ждала», – пронеслось у неё в голове. Увидев на экране лицо Богарта, Джессика демонстративно подняла брови: – Вы?

– В прошлый раз мы не успели поговорить.

Глаза Богарта смотрели так, как будто тот смеялся над ней.

– Скорее всего, это потому, что нам было не о чем говорить, – покосившись на Дэвида, Джессика переместилась поближе к окну, чтобы Богарт мог лучше её рассмотреть. Дэвид буравил Тенеси таким взглядом, как будто собирался съесть.

– Нет, просто я спешил. Но теперь мне удалось выкроить пару свободных часов, и я хотел бы вас отблагодарить.

Джессика звонко рассмеялась.

– Мистер Богарт, во-первых, я не встречаюсь с мужчинами только потому, что им нечем занять пару часов. Во-вторых, меня абсолютно не обязательно благодарить. Я сделала то, что на моём месте сделал бы любой. Предлагаю на этом закрыть вопрос.

Джессика по-прежнему чувствовала пристальный взгляд Дэвида щекой. «Чего ты от меня ждёшь?» – так и хотелось спросить. Сколько она знала этого человека, ей никогда не удавалось его понять.

– Очень жаль, – улыбка сошла с лица Богарта, – моё время стоит очень дорого. И вам следовало бы оценить то, что я готов изменить свои планы ради вас.

– Возможно, прежде чем менять их, вам следовало бы спросить меня?

Джессика бросила на Дэвида косой взгляд. Тот показал знак, как будто собирался пальцем перерезать горло – то ли себе, то ли ей.

– Я привык принимать решения сам.

– Я тоже. Удивительное совпадение, да?

Джессика видела по лицу Богарта, что тот начинает звереть, но ей хотелось поиграть ещё. Она потянула за заколку, удерживавшую волосы, и тряхнула головой, заставляя их рассыпаться по плечам. Злость в глазах Богарта тут же сменилась любопытным огоньком.

– Значит, вы отказываете мне?

– А вы сделали мне какое-то предложение?

Богарт молчал. Джессика не могла понять, злится тот или просто разглядывает её лицо. На всякий случай она подвинулась ещё немного, чтобы солнечные лучи очертили её особую гордость – тонкую длинную шею и венчавший её острый подбородок.

– Я вижу, вы остановились в Хистен-таун.

Джессика вздрогнула, удивлённая неожиданной атакой. Оглянулась на окно и поняла, что прокололась, – таблички на улице не было, но зато помимо кирпичной стены соседнего склада виднелся залив и заполненный яхтами порт.

– Вообще-то, я собиралась поужинать в городе, – тут же предложила она пойти на компромисс.

– Сегодня пятница. В городе полно народу. Я мог бы предложить вам более эксклюзивный вариант.

– Если вы собираетесь пригласить меня на свою яхту, то такая благодарность мне определённо не нужна.

– Вы меня боитесь?

– Разумеется, нет. Я просто соблюдаю элементарную осторожность. Слухами о ваших развлечениях весь город гудит.

Из динамика раздался низкий бархатистый смех, от которого по телу Джессики пробежала дрожь.

– Слухи сильно преувеличены, – сказал Богарт, – а вам, прежде чем судить, не мешало бы узнать правду из первых рук.

– Вы хотите заставить меня сильно рисковать. Не понимаю, что позволяет вам думать, что я способна нарушить требования здравого смысла и этикет и поехать на встречу с абсолютно незнакомым мужчиной на его яхте, наедине.

– Кто вам сказал, что мы будем наедине?

– Если вы собираетесь устроить оргию, то это тем более не для меня. В любом случае, если вы думаете, что один только ваш статус должен меня покорить, – вы обратились не по адресу, мистер Богарт.

Джессика обнаружила, что нечто новое засветилось в серых глазах собеседника. Они показались глубже, а взгляд – пронзительней, когда Богарт наклонился вперёд и, чуть приблизившись к камере, сказал:

– Я полагаю, мисс Тенеси, вас должен покорить я. Вы не поленились узнать моё имя – как и я ваше. А ведь это стоило вам куда больших усилий. Вы рисковали жизнью, чтобы спасти меня.

Взгляд Джессики невольно замер на рельефной линии ключицы, едва видневшейся из-под расстёгнутой рубашки, а потом двинулся дальше, туда где в узкой расщелине воротника проглядывал краешек покрытой жёсткими завитками тёмно-русых волос груди. Рука Богарта будто нарочно поправила воротник, и Джессика торопливо перевела взгляд обратно на его глаза.

– И в глубине души вы уже мечтаете оказаться в моих руках, – продолжил Богарт. А Джессика невольно сфокусировала взгляд на этой самой руке с крупными грубыми пальцами и подумала о том, что проклятый Богарт чертовски прав. Она уже ощущала, как эти пальцы ласкают её бёдра и почти до боли сжимают грудь. – Поверьте, мисс Тенеси, от вашего согласия мы оба только выиграем. Даже если ужин и зайдёт немного дальше, чем требуют того правила приличия.

Джессика уже готова была выдохнуть: «Хорошо», – но, на мгновение подняв глаза от экрана, поймала на себе свирепый взгляд Дэвида, который тут же заставил улечься страсти, бушевавшие внизу живота.

– Я не могу встретиться с вами наедине. Не на вашей территории. Нет.

– Нет, так нет.

Джессика подалась вперёд к экрану, не веря собственным ушам.

– Яхта – только средство передвижения. Я могу предложить вам более романтичный вариант.

Джессика молчала, ожидая продолжения.

– Вы приезжая и вряд ли хорошо знаете географию этих мест. Но в получасе плавания от порта находится Остров Орхидей. В это время года с его песчаных пляжей можно наблюдать звездопад. И, скорее всего, кроме нас там будет достаточно людей.

– Хорошо, – выдохнула Джессика, с трудом сдерживая себя, – мне подходит этот вариант.

– Тогда жду вас на пирсе через полчаса. И, мисс Теннеси, я бы не советовал вам надевать белый кардиган.

Вопрос: «Почему?» пришёлся в потемневший экран. Богарт оборвал связь.

– Джессика, я надеюсь, ты контролируешь ситуацию? – спросил Дэвид, с непонятным подозрением глядя на неё.

Джессика обнаружила, что ей трудно дышать, а сердце бешено бьётся в груди.

– Ты же сам меня к нему послал, – сказала она и, не обращая на Дэвида внимания, взялась за подол спортивной майки и принялась стягивать её с себя.

– И всё же я хочу убедиться…

Джессика не стала его дослушивать. На ходу расстёгивая джинсы, она побрела в другой конец лофта, где на вешалке возле стены висело чёрное узкое платье.

– Не надевать кардиган… – пробормотала она. – Что же мне тогда надеть…

– Джессика, ты слышишь меня?

– Да, – Джессика залезла на открытую полку и достала из стопки вещей узкую чёрную майку. – Как думаешь, мне это пойдёт?

– Слишком пошло. Лучше так, – Дэвид взял в руки вешалку, на которой висела просторная белая футболка, длиной до середины бедра.

– Звёзды, Дэвид, я иду соблазнять, а не играть в футбол!

– Как насчёт этого? – Бетси с вешалкой в руках показалась между поддерживавших потолок столбов.

Джессика оглядела чёрную шёлковую блузу со всех сторон.

– То, что надо, – сказала она и вытащила вешалку из её рук. – Я в душ. Просьба не подсматривать!

Вопреки напутствию, оба взгляда проследили за Джессикой, когда она пробралась к двери в санузел и, переступив порог ванной, захлопнула дверь у себя за спиной. В душевой зашелестела вода, а Дэвид и Бетси переглянулись между собой.

– С ней что-то не так, – заметил Дэвид.

– А по-моему, что-то не так с тобой, – Бетси окинула красноречивым взглядом белую бесформенную футболку, которую тот всё ещё держал в руках.

Дэвид не стал отвечать. Повесил футболку обратно на гвоздь и направился прочь.

Из отпущенного времени Джессика провела в душе добрых двадцать минут. Она тщательно подготовила себя со всех сторон, немного расслабилась, вдыхая успокаивающий травяной аромат, – сладких запахов Джессика не любила, но и слишком раздражать своего визави тяжёлыми пряными нотами не хотела. Она успела прочитать о Богарте достаточно, чтобы разобраться в его предпочтениях. Курт любил непритязательную женственность вкупе с изяществом и лёгкой экзотикой. Джессика могла предложить ему два пункта из трёх, если не все три.

Выбравшись из душа, она взялась за фен и тщательно уложила влажные волосы. Затем натянула на себя свежие джинсы, узкую белую майку и найденную Бетси блузку. Застёгивать пуговицы не стала. Встряхнула волосами, заставляя их разлететься в деланной небрежности, и вышла в общий зал. Ни на кого не обращая внимания, взяла из своих вещей пистолет и спрятала его сзади за ремень. Накинула сверху короткую куртку из чёрной кожи. Потом приблизилась к столу Келби и позаимствовала несколько записывающих устройств.

– Не забывай, что мы будем поблизости, – нагнал её голос Дэвида, когда Джессика уже выходила. Обернувшись через плечо, она помахала рукой и двинулась прочь.

Глава 3

Когда, минуя шумные толпы прохожих и пылавшие огнями реклам припортовые ресторанчики, Джессика приблизилась к пирсу, огороженному металлическими щитами, она сразу же поняла, что пришла по адресу. По обе стороны от единственного входа стояли крепкие мужчины в чёрных костюмах, а водное пространство за ограждением лениво раскачивало на волнах единственную белую яхту.

Богарта Джессика тоже увидела сразу – тёмный силуэт с сигаретой в руке вырисовывался по правому борту яхты. Оранжевый огонёк отбрасывал блики на его щёки, но не позволял разглядеть лица.

Джессике стало страшно, хотя, казалось бы, она знала, на что идёт. Рука машинально поползла за спину и нащупала пистолет. Джессика уже жалела, что взяла его с собой, потому что заранее предчувствовала, что подпустит Богарта куда ближе, чем стоило бы. А если тот нащупает оружие, то его наличие у Джессики под курткой будет очень трудно объяснить.

«Пусть думает, что я просто ненормальная», – решила она наконец. Сделала глубокий вдох и смело направилась к проходу.

Охранники без особых задержек пропустили её, и под их пристальным надзором Джессика миновала пирс. Поднялась по трапу, по обе стороны которого стояли ещё двое вооружённых ребят, и огляделась вокруг.

Яхта Богарта была небольшой и, очевидно, не предназначалась для приёма гостей. И всё же на верхней палубе уместился двухметрового диаметра бассейн, а на носу – открытая площадка, где днём можно позагорать в шезлонгах, а ночью – посидеть с горячим вином. Нижний ярус занимало крытое помещение, где помимо рубки находились жилые комнаты и кают-компания.

Не успела Джессика отыскать глазами ведущую внутрь дверь, как Богарт внезапно выплыл из темноты прямо перед ней. Раньше, чем Джессика сообразила, что происходит, тот поймал её руку и поднёс запястье к губам.

– Я рад, что вы всё-таки решились прийти.

– То есть, вы всё-таки допускали, что получите отказ?

– Я всегда просчитываю подобный вариант.

– И как часто вам приходится пускать в ход запасной план?

– Если вы говорите о личной жизни, то до сих пор такого не случалось никогда. – Богарт улыбнулся краешком губ. – Хотя, честно говоря, такого не случалось и в делах.

Джессика демонстративно закатила глаза, хотя наглость Богарта и импонировала ей. А тот ожидаемо не обратил ни малейшего внимания на выражение её лица и, не выпуская руки Джессики, потянул её ко входу в крытую часть яхты.

– Мой специалист сказал, что вы недавно прилетели на Астор. Но из какого мира – не сказал.

– О, – Джессика бросила на Богарта быстрый взгляд и тут же снова отвернулась, рассматривая комнату, в которую попала. Очевидно, это была кают-компания, и в ней хватило бы места на десять человек, но столик, приготовленный для них, стоял в углу, у самого окна – большого, во всю стену. За стеклом виднелся причал, но стоило Джессике подумать об этом, как яхту слегка качнуло, и она услышала негромкий рокот мотора, возвестивший о том, что плаванье началось. – А вы не хотите сделать вид, что ведёте честную игру? – спросила она, усаживаясь за стол.

– Что я пускаю в своё логово абсолютно незнакомую девушку, и что мне в голову не придёт поднять её досье? Считать вас за идиотку было бы невежливо с моей стороны, разве нет?

– Пожалуй, что так, – призналась Джессика, наблюдая как Богарт усаживается напротив неё. – Мы так и будем обращаться друг к другу на вы?

Богарт взялся за салфетку и, встряхнув её, разложил на коленях.

– Вот видите, – сказал он с лёгкой улыбкой, – я позволяю вам сделать выбор самой.

– Очень великодушно с вашей стороны, – признала Джессика и последовала его примеру. – Тогда на «ты».

Появился стюард и опустил на стол перед ними поднос с первой переменой блюд. Это были отбивные, к которым подавался лёгкий салат, и Джессика без особого удивления отметила высокое качество еды. Однако куда больше напрягал её тот факт, что подобный сервис вынуждал каждую секунду следить за собой.

– Можешь расслабиться, – сказал Богарт, когда они уже переходили к вину, и, подавая пример, слегка потянул узел галстука вниз. – Мы ведь не на деловой встрече.

Джессика честно попыталась последовать его примеру, но не смогла.

– Нелегко чувствовать себя комфортно, когда находишься в полной зависимости от того, с кем говоришь. Мы с вами посреди открытого океана, до суши не добраться вплавь и… что ещё ты знаешь обо мне?

Богарт пожал плечами и отправил в рот принесённое несколько минут назад канапе.

– Всё, – равнодушно сказал он.

– И тебя… ничего не пугает? – уточнила Джессика.

– Меня, безусловно, не слишком радует тот факт, что ты игрок.

Джессика кивнула. Профессия игрока составляла основную часть её постоянной легенды, потому что отлично объясняла её склонность к путешествиям, а также частую смену социальных статусов и увлечений.

– С другой стороны, – продолжил Богарт, не дожидаясь реакции, – тем лучше ты сможешь меня понять, – он улыбнулся так, что Джессика на несколько секунд перестала соображать. – Я тоже люблю играть.

– В политику, – предположила Джессика.

– В том числе и в неё. Кстати, ты тоже узнала обо мне всё.

– Далеко не всё, – возразила Джессика. Она почувствовала, что получила отличную возможность начать задавать вопросы, но в этот момент яхта замедлила ход, мотор затих и раздался слабый толчок. – Что это? – в недоумении спросила она.

– Я же обещал, что покажу тебе "Остров падающих звёзд". Идём, – с этими словами Богарт поднялся из-за стола и потянул удивлённую гостью за собой.

– Я думала, это просто способ развести меня на секс, – сказала Джессика, спускаясь следом за ним по трапу.

Богарт рассмеялся негромким бархатистым смехом, будоражащим кровь. Хотя в этом не было особой нужды, он подхватил Джессику за пояс, помогая сойти на пирс.

– Я всегда держу слово, – касаясь горячим дыханием уха Джессики, ответил он, и у той мурашки забегали по животу. Богарт, однако, тут же отстранился, перехватил её за руку и потянул в направлении песчаного берега. Когда они уже замерли у кромки воды, он протянул руку перед собой и сказал, указывая на небо: – Смотри.

Джессика подняла взгляд. Ледяной солёный ветер хлестал её по лицу. Кругом – ни в море, ни на берегу – не было ни одного огня, зажжённого человеческой рукой. Даже на яхте свет погас. В этой абсолютной темноте она в самом деле увидела маленькие бриллианты звёзд, мерцавшие в чёрной небесной глубине. Несколько мгновений они оставались неподвижны, а затем первая искорка сорвалась и полетела вниз.

Джессика перехватила руку Богарта у себя на животе и прижала плотней. Она сама не заметила, как оказалась в объятьях партнёра, как прислонилась к его груди и запрокинула голову Богарту на плечо, вместе с ним вглядываясь в небосвод.

– Звездопад… – прошептала она.

Богарт провёл кончиком носа по краешку её уха и пощекотал горячим дыханием нежную кожу.

Ещё какое-то время Джессика стояла и зачарованно глядела на небо, а потом вскинулась и резко посмотрела на Богарта.

– И всё-таки ты меня обманул, – сказала она. – Ты обещал, что кроме нас здесь будет полно людей.

Улыбка заиграла у Богарта на губах.

– Ты не довольна? Отвезти тебя домой?

Джессика поколебалась. Она хотела бы остаться здесь до утра. Ей очень даже нравилось отсутствие людей, потому что она предчувствовала возможность стащить с Богарта пиджак и уронить того на песок.

– Да, – стараясь не выдать разочарования, сказала она. – Мне надо быть дома в двенадцать.

Богарт закатил глаза. Было видно, что он не поверил ни единому слову, но спорить почему-то не стал.

– Идём, – он отстранился и потянул Джессику за собой на корабль.

Обратный путь они проделали, разместившись на носу. Стюард принёс Джессике плед, а на стол поставил поднос с горячим вином – как та и представляла себе, когда только поднялась на борт.

Они потягивали глинтвейн из горячих кружек, и Джессика с разочарованием думала о том, как быстро вечер подошёл к концу.

– На самом деле я совсем не знаю тебя, – сказала она наконец, возвращаясь к теме, на которой прервалась в прошлый раз. – Потому что самое главное не пишут в досье. Что ты любишь. Чем ты живёшь. Что для тебя важнее всего.

Богарт чуть развернулся в своём шезлонге и пристально посмотрел на неё. Звёзды отражались в его серых глазах, как на поверхности волн.

– Я хотел бы, чтобы ты меня узнала, – сказал он негромко и, протянув руку, поймал ладонь Джессики, – и сам хотел бы узнать тебя. Сегодня мы сделали только первый шаг.

Джессика ответила задумчивым взглядом.

– Ты так легко приглашаешь в свою жизнь девушку, которую видишь второй раз?

– Всё когда-то случается в первый раз. А потом – во второй.

Джессика так и не ответила ему ни «да», ни «нет». Впрочем, Богарт так и не задал вопрос.

Ступая на твёрдый бетон континентального причала, Джессика чувствовала себя так, как будто была пьяна, хотя и выпила всего пару бокалов вина.

Стоило ей миновать кордон, как у тротуара затормозил чёрный гравилёт с матовыми стёклами. Со стороны водителя приоткрылось окно, и Джессика увидела в проёме знакомое лицо – одного из трёх оперативников, которые сопровождали их. Кивнув водителю, она открыла дверцу и забралась в салон.

Дэвид ждал её на заднем сиденье с правой стороны.

– Не боишься, что он нас запалит? – спросила его Джессика.

– Он за тобой следит, – спокойно сказал Дэвид. – Но ему пойдёт на пользу информация о том, что ты здесь не одна.

Джессика хмыкнула.

– Решил заставить его поревновать?

Дэвид не ответил. Джессика отвернулась к окну и молча смотрела, как узкие улочки сказочного городка проплывают за стеклом. Её неудержимо тянуло улыбаться – впервые за всё то время, что она знала о существовании «Ордена Вечных Звёзд».

Глава 4

Они с Богартом встречались ещё дважды в течение последующих двух недель. Курт был слишком занят, чтобы делать это чаще, – а может быть, просто не хотел. Обычно Джессика не страдала мнительностью относительно своих талантов, но сейчас сомнения в том, сумела она заинтересовать Богарта или нет, болезненно терзали её.

Первая встреча прошла в дорогом ресторане в центре Астора. Он располагался на верхнем этаже одного из небоскрёбов в деловой части города, и сквозь большое стекло, занимавшее всю стену, Джессика получила возможность рассматривать город сверху. Темнело поздно, и она успела увидеть, как в лучах закатного солнца скользят по улицам алые и болотно-зелёные спины местных ездовых ящеров.

– Никогда не видела таких? – с любопытством спросил Богарт, наблюдавший за ней.

– Конечно. Ты ведь уже выяснил, что я в вашем мире недавно.

– Но наверняка бывала в других не менее интересных местах.

Джессика хитро улыбнулась.

– Полагаю, что ты и это уже узнал.

Богарт неторопливо поднёс к губам бокал и задумчиво сказал:

– Не поверишь, но я никогда не ступал за Врата. Хотя… пожалуй, я бы не отказался.

Джессика верила. Она тоже об этом читала – хотя и далеко не всё. Но на всякий случай спросила, видя, что Богарт хочет продолжить разговор:

– Никогда? Странно слышать это от человека с такими деньгами и властью, какие есть у тебя.

Богарт пожал плечами.

– Я не всегда был так богат.

Он помолчал, собираясь с духом, чтобы продолжить, а потом сказал:

– Я вырос на улице. Не люблю об этом упоминать. Газетчики и так перемыли эту тему два десятка раз. «Дракон из подворотни» – так они обо мне говорят, – горькая усмешка мелькнула у него на губах.

Джессика задумчиво смотрела на него, пытаясь понять, играет Курт или нет.

– Но ты решился рассказать об этом мне, – произнесла она наконец.

– Мне кажется, ты поймёшь, – сказал Богарт и снова пригубил вино. Помолчал и продолжил: – Я увидел это в твоих глазах.

Джессику пробрала дрожь, и в одно мгновение ей захотелось вскочить с места и убежать, но она заставила себя сидеть неподвижно.

– Я надеялась, что это не бросается в глаза, – куда более напряжённо, чем хотела, сказала она.

Богарт пожал плечами.

– Кому-то, может быть, и нет. Этот дорогущий белый кардиган на тебе сидит как влитой, но… Дикарь дикаря видит издалека.

Напряжение не отпускало, и Джессика продолжала пристально смотреть на Богарта. А тот рассмеялся и сказал:

– Особенно это заметно, когда ты вот такая. Волчонок, готовый ринуться в бой. Заказать тебе ещё вина?

Этот разговор долго не давал Джессике покоя. Она старалась не вспоминать о том, кем была и где жила до тех пор, как Дэвид её подобрал. У неё идеально получалось играть почти любую роль, и пока ещё ни один высший свет её не раскусил – а Джессика провела в «Ордене» чуть больше десяти лет и, как верно заметил Богарт, повидала немало удивительных миров.

Когда спустя четыре дня раздался телефонный звонок и номер Богарта высветился на экране планшета, Джессика отшатнулась от аппарата, как будто тот мог её укусить. Долго смотрела на него, не решаясь поднять трубку и не в силах объяснить собственный иррациональный страх.

Если бы не тяжёлый взгляд Дэвида, направленный на неё, она бы, наверное, так и не решился нажать «Приём».

Богарт звонил, чтобы пригласить её на скачки в субботу.

– Я заметил, тебя заинтересовали крауфаксы, – сказал он.

Джессика улыбнулась, хотя напряжение всё ещё не отпускало, и согласилась. Они с Богартом встретились в назначенный день у причала, и тот пригласил её в свой гравилёт.

Осваиваясь в новом пространстве, Джессика осторожно оглядывалась по сторонам и одновременно старалась оценить, можно ли отсюда сбежать – или, наоборот, похитить того, кто едет внутри.

Богарт внимательно наблюдал за ней, как за хомячком, которого только что принёс домой, но ничего не сказал почти до самого ипподрома. Только когда гравилёт уже сбрасывал ход, внезапно произнёс:

– Я представлял тебя здесь. В тот день, когда встретил впервые.

Джессика удивлённо посмотрела на него, и Богарт пояснил:

– Мне показалось, это было бы правильно. В моём личном пространстве не хватало тебя.

Джессика оставила без ответа этот странный комплимент и, дождавшись, когда Богарт покинет салон, выбралась следом за ним. Тот предложил ей руку и так, придерживая за локоть, повёл ко входу на трибуны.

– Крауфаксов часто называют младшими братьями драконов – по крайней мере, те, кто ничего не знает о нашем мире. Но я думаю, что с драконами у них общего столько же, сколько у человека и шимпанзе.

Джессика, шедшая с ним плечом к плечу, вопросительно посмотрела на спутника и с искренним любопытством поинтересовалась:

– У вас в самом деле жили драконы?

Богарт улыбнулся одним краешком губ и с насмешкой посмотрел на неё.

– А ты не веришь? – спросил он.

– Скажем так… Существование драконов считают сказкой в большинстве из тех миров, где я бывала.

Богарт замедлил ход, а потом вовсе остановился. Повернулся и внимательно посмотрел ей в глаза.

Джессике показалось, что её затягивает в бушующий водоворот. На несколько долгих секунд она полностью потеряла способность управлять собой. Потом нахлынул страх, и в одно мгновение странное парализующее чувство её отпустило.

– Факт состоит в том, что среди обитателей Кармалота присутствуют те, в ком течёт иная кровь. Их способности не выходят за пределы того, что могла бы объяснить наука. Но для тех, кто живёт в Кармалоте всю жизнь, очевидно, чем драконы отличаются от людей. Даже если доля истинной крови в их жилах предельно мала.

Богарт улыбнулся, и леденящее чувство окончательно прошло.

– Идём, – сказал он. – У меня есть парочка крауфаксов, так что ты сможешь рассмотреть их вблизи.

Эта встреча оставила не менее тягостное чувство, чем первая, хотя Джессике и хотелось её продлить. Образ Богарта, всплывавший у неё в голове, одновременно манил Джессику и пугал её. Будучи человеком рисковым, Джессика обязательно бросила бы ему вызов, если бы речь шла только о ней самой. Но в дело был замешан ещё и Орден, и от мыслей о том, что она обманывает этого загадочного мужчину, девушку терзал стыд.

– Долго это будет продолжаться? – спросил Дэвид к концу третьей недели, приближаясь из-за спины к Джессике, весь день сидевшей перед окном и смотревшей на порт.

Джессика вскинулась и вопросительно посмотрела на него.

– Что именно? Если ты о посуде – то я её не пачкала, чтобы мыть.

Игнорируя её слова, Дэвид прислонился бёдрами к подоконнику, сложил руки на груди и пристально посмотрел Джессике в глаза.

– Ты тратишь время на бесполезные свидания и не менее бесполезную хандру. За три недели ты вполне могла бы напроситься к нему домой.

От этого «напроситься» у Джессики неприятно проскребло внутри, и она повела плечом, отгоняя болезненное ощущение.

– Он мне не звонит.

Это было правдой. После выезда на ипподром Богарт пропал, и Джессика уже не первый день гадала, когда ждать следующего звонка.

– Значит, позвони ему сама.

Дэвид встал, взял со стола планшет Джессики и протянул ей.

– Только на сей раз не распускай нюни. Сразу переходи к делу. Ему пора бы пригласить тебя домой.

Джессика взяла в руки протянутый ей планшет и несколько мгновений в недоумении смотрела на него.

– Зачем домой? – спросила она.

– А то ты не знаешь. Там можно узнать что-то, что поможет нам на него надавить.

Джессика долго молчала. Дэвид время от времени вызывал у неё чувство острого и болезненного раздражения, как туфли, которые давят так, что невозможно ходить, и которые тебе предстоит носить ещё целый день.

В такие моменты она отчётливо осознавала, насколько зависит от своего благодетеля и насколько эфемерен шанс когда-нибудь избавиться от Дэвида, от Ордена и от всей той жизни, которой она жила с шестнадцати лет.

– Что со мной будет, когда я перестану привлекать мужчин? – внезапно для самой себя спросила она.

– Не думаю, что это произойдёт в ближайшее время, – сказал Дэвид, однако в голосе его не было той твёрдости, что мгновение назад. – Ты всё ещё выглядишь на двадцать. К тому же есть масса химических средств.

Она так и не решилась набрать номер Богарта. Джессика впервые испытывала такие сомнения – впрочем, впервые клиент вызывал и такую противоречивую гамму чувств. Вместо того, чтобы связаться с Богартом, она забралась в сеть и какое-то время изучала материалы о драконах, которые можно было найти в открытом доступе.

«Гипноз, – довольно быстро поняла она. – Вот, что произошло со мной тогда, на ипподроме». Четыре вида драконов владели четырьмя способами воздействия на сознание – могли вызывать страх, восхищение, подавленность и даже любовь. В сети активно обсуждались способы обрести от этих воздействий иммунитет. А вот некоторые другие их возможности скорее выглядели как миф.

К собственному удивлению, Джессика обнаружила, что эта демонстрация силы со стороны Богарта вовсе не оскорбила её. Напротив, Джессике казалось, что Курт немного приоткрылся перед ней – совсем чуть-чуть. Однако эти способности впредь стоило иметь в виду, и следующий день Джессика провела в размышлениях о том, как свести к минимуму возможный риск.

А наутро, когда, проснувшись, она встала со своего дивана, отгороженного ширмой от остальной части бывшего склада, и, зевая, побрела на кухню, Джессика издалека заметила, что Дэвид выжидающе смотрит на неё.

Стоило Джессике соорудить себе сэндвичи и кофе и сесть за стойку у окна, как на стол перед ней опустился свежий выпуск «Karmalot Times».

Одним глазом сосредоточившись на сэндвиче, другим она принялась послушно просматривать колонку новостей и чуть не подавилась, наткнувшись на крикливый заголовок:

«Курт Богарт: знаменитый меценат жертвует деньги в поддержку зелёных боевиков».

– Это твой шанс, – жёстко сказал Дэвид. – Даже не думай его упустить.

Дэвид отошёл от неё на пару шагов.

– И не трать время на звонки. Сразу отправляйся к нему домой.

– Но я даже не знаю, где он живёт…

– Найди. Если Келби ещё не нашёл.

С этими словами он оставил Джессику одну, а та, перестав чувствовать вкус бутерброда, принялась читать скандальную статью.

Глава 5

– Буженину или яйцо?

Курт Богарт сидел на веранде своего дома, расположившегося в десятке миль от города, в первой приморской полосе. Приближалась осень, а зимой здесь было слишком сыро, и потому Курт решил провести в этом особняке последние тёплые деньки.

Он неторопливо пригубил кофе из фарфоровой чашки и поставил напиток на стол.

– Яйцо, – задумчиво сказал он. Стюард кивнул и удалился, чтобы вернуться с подносом через несколько минут.

С момента путешествия на ипподром вместе с чудесной девочкой, которая так внезапно попалась Богарту на пути, прошло уже почти две недели. Курт не звонил Джессике, потому как хотел, чтобы та сделала следующий встречный шаг сама. В качестве запасного варианта на случай, если та окажется слишком застенчивой, Курт сохранял возможность с ней связаться— но только после того, как Джессика хорошенько по нему соскучится.

Впрочем, на наивную провинциалку Тенеси не походила. Богарт видел и по бумагам, и по глазам, что та отлично знает, чего хочет от жизни. К своему удовольствию Курт так же отмечал, что та пока что не выглядит охотницей за наживой, хотя чёрный гравилёт, без конца следовавший за ней по пятам, и заставлял задуматься о подобных вещах.

В Джессике скрывалась тайна, а Богарт был спортсменом по жизни, и тайна эта будила у него под кожей нестерпимый зуд. Но Богарт был также и охотником и умел сидеть в засаде, пока дичь сама не выскочит под прицел.

Он взял в руки сигару и раскурил. Вспомнилась их первая встреча, и он невольно задался вопросом: почему Джессика в тот раз так спешила сбежать от него? «Что, если за ней тянутся и другие грешки, кроме игры? Например, долги… Кто-то может использовать её».

Вдохнув густой ароматный дым, Богарт подержал его в лёгких и выпустил на волю. Потом усмехнулся, подумав о том, как разгулялась фантазия, и взял со стола газету. Нужно было подумать и о делах.

Богарт без особого интереса пролистал первые несколько страниц. Он читал только заголовки, уделяя чуть больше внимания новостям экономики и международных отношений. Обо всём, что происходит в Конклаве, он знал и так. По-настоящему важные новости для него собирали секретари, чтобы затем подать в кабинет персональный дайджест. Газета же, которую Богарт просматривал по утрам за кофе, стала для него скорее атрибутом стиля. Когда он ещё был подростком, Богарт мечтал, что однажды будет сидеть на веранде с чашкой кофе на столе и сигарой в руках и вот так, с серьёзным видом, перелистывать пахнущие свежей краской страницы. Теперь эта привычка превратилась в ритуал.

Добравшись до колонки сенсаций, Богарт замер, увидев своё собственное имя, написанное крупными буквами.

«Курт Богарт, знаменитый меценат, жертвует деньги на поддержку зелёных боевиков».

– Вот дерьмо! – выдохнул он. – Брэд! Нильсон! Как это понимать!

Никто из секретарей не отозвался – часы показывали восемь утра, и скорее всего, ни один из них ещё даже не встал.

Богарт хлопнул газетой по столу и уставился перед собой, мысленно перебирая имена тех, кто мог спровоцировать этот скандал. Оружие он действительно продавал, но кто без греха? Пальцы отбивали торопливую дробь по столу, когда знакомый голос вырвал Богарта из задумчивости.

– Курт!

Богарт резко обернулся и, увидев Джессику в паре шагов от себя, не поверил собственным глазам.

«Только тебя сейчас не хватало», – пронеслось в голове.

– Как ты сюда попала?

– На хеликоптере, как ещё? До твоего особняка ни один гравилёт не дойдёт.

Богарт продолжал в недоумении смотреть на неё.

– Я прочитала… – сказала Джессика, приближаясь к нему, и опустила точно такую же свёрнутую трубочкой газету на стол рядом с ним. – Знаю, как это неприятно, когда за твоей спиной несут всякую чушь. Всё утро переживала, а потом решила, что должна с тобой увидеться.

– Собираешься подлить масла в огонь? – Курт бросил сигару в пепельницу и поднялся с плетёного кресла. Прошёлся по террасе туда и сюда. Он не раз уже сталкивался с тем, что подобные девочки легко пользуются чужими деньгами – пока не почуют идущий от них тухлый душок.

– Курт, успокойся, – если лицо гостьи и выражало что-то, то Богарт этого выражения разобрать не смог. – Возможно, я помешала. Но я просто хотела тебя поддержать.

Курт стиснул зубы. «Я не верю тебе», – читалось в его глазах.

Джессика сделала глубокий вдох, подошла к нему и обняла, прижавшись щекой к плечу. Она была ненамного ниже Богарта, хотя и заметно уже в плечах, и сейчас её собственный рост ей слегка мешал. Джессика чувствовала, что Богарт не примет помощи от равного.

– Ты лжёшь, – спокойно сказал тот.

Джессика на самом деле не так уж и сильно врала. Когда она увидела статью, её тряхнуло всерьез и она поняла, что больше не может ждать.

– У меня в жизни бывали разные ситуации, – медленно, стараясь убаюкать Курта собственным голосом, сказала Джессика. – Я понимаю, что сплетни могут причинять боль.

Курт стиснул зубы ещё сильней.

– А если это не сплетни? – процедил он.

– Если ты поддерживаешь боевиков? – Джессика чуть отстранилась и заглянула ему в глаза. – Не могу сказать, что мне хотелось бы встречаться с убийцей, но я хочу верить, что у тебя есть причины поступать так или иначе. Я не права?

Богарт долго молчал.

– Ты хочешь дать мне шанс? – наконец спросил он.

Джессика снова опустила руки ему на плечи и чуть огладила основание затылка. Богарт откинул голову назад, отдаваясь на волю её ласковых рук.

– Если ты собираешься дать его мне, – сказала Джессика тихо. Помолчала и добавила. – Ты был слишком идеален в прошлый раз. Меня не оставляла мысль, что у тебя есть скелет в шкафу. Это он?

Богарт промолчал. Не открывая глаз, он тоже притянул Джессику к себе и погладил по спине. Та приехала в плотном бежевом пальто, под которым к тому же виднелся её любимый пышный белый кардиган, и в эти мгновения Богарт проклинал её излишне утончённый стиль. Ему хотелось стащить к чёртовой матери и пальто, и кардиган, но он сумел лишь забраться руками под них. Джессика была горячей и гибкой, даже несмотря на несколько слоёв толстой ткани, отделяющей её тело от ладоней Курта.

Тот огладил её от лопаток до ягодиц и замер, сражаясь с желанием сдавить их, притиснуть Джессику к себе, почувствовать ещё обжигающий жар всем своим телом.

Он лишь уткнулся носом Джессике в плечо и позволил гладить себя по волосам.

– Ты не боишься меня? – спросил он.

– Нет, – Джессика прижалась к его щеке и спрятала улыбку. Закрыла глаза, вдыхая густой пряный аромат, который сводил её с ума. – Я не буду спрашивать ни о чём, если только ты сам не захочешь рассказать.

– Однажды я расскажу, – пообещал Курт. – Но не сейчас. Я не готов.

– Я понимаю.

Курт чуть отстранил её от себя и заглянул в глаза, пытаясь проанализировать каждый нюанс.

– Ты хочешь встречаться со мной? – спросил он.

От этого короткого вопроса у Джессики пересохло во рту. Она хотела ответить «да». Хотела, чтобы это было по-настоящему – так хотела, что слёзы навернулись на глаза. Джессика попыталась напомнить себе, что это всего лишь игра. Что, если бы не «Орден», этот мужчина никогда бы не обратил на неё внимания.

Она смотрела в серые глаза Богарта и чувствовала, как от этого взгляда её трясёт.

– Курт, – только и выдавила она. А тот молчал, явно не собираясь ей помогать. – Да. Да, я очень хочу быть с тобой.

Только после того, как эти слова оказались произнесены вслух, Богарт притянул её к себе и коснулся губами её губ. По венам Джессики стремительно побежал огонь. В одно мгновение она напрочь перестала соображать, когда язык Богарта беззастенчиво проник между её губ. Игриво очертил краешек зубов, пробуждая нестерпимый зуд внизу живота. Джессика застонала, выгибаясь ему навстречу. Стиснула пальцы в его волосах, до боли впиваясь в кожу, и не поверила собственным ушам, когда сквозь шум крови в висках до неё донёсся негромкий кашель.

– Я помешала? – прозвучало у Джессики за спиной.

В одно мгновенье губы и руки Богарта исчезли, оставив Джессику хватать ртом воздух. Одиночество нахлынуло с новой силой, и Джессика попыталась было вернуть потерянный огонь, но стоило ей потянуться к Богарту, как тот отступил на шаг. Джессика тяжело дышала. Щёки пылали от стыда. А Богарт тем временем смотрел куда-то мимо неё.

Джессика, охваченная яростью и обидой потери, резко развернулась на звук. Перед ней не было никого. Джессика не сразу сообразила в чём дело и, только когда опустила взгляд, увидела перед собой говорившую – это была молодая девушка в светлой тенниске, какую люди её круга определённо могли позволить себе носить только дома. Тёмно-русые волосы её падали на плечи аккуратными завитками. Она сидела в инвалидном кресле и с высокомерным любопытством разглядывала гостью.

– Ты не сказал, что… – пробормотала Джессика, не зная, куда деваться от стыда. Конечно, она прекрасно знала, что Богарт меняет любовниц как перчатки, но никто не предупредил её о том, что Курт живёт с кем-то прямо сейчас. «Тем более, что этот кто-то инвалид!»

– Кристина, это Джессика, – напряжение так и звенело в голосе Курта, когда тот заговорил, – Джессика, это Кристина. Кристина, Джессика моя…

– Я поняла, отец, – голос у Кристины был холодным и точно таким же презрительным, как и взгляд.

– Джессика, это моя дочь, – с облегчением закончил Курт.

Джессика продолжала смотреть на нежданную собеседницу. Кристина так же пристально разглядывала её.

– У тебя есть дочь, – негромко повторила Джессика. Она не знала, что шокировало её больше: сам факт существования Кристины или инвалидное кресло. Но то, что она хотела спросить по настоящему, Джессика сейчас не имела никакого права произносить вслух.

– Как видишь, – ответил Курт. «Это проблема?» – откровенно читалось в его голосе. – Джессика, прежде чем ты спросишь – мне тридцать семь и я не женат.

– Прости, мне надо идти, – выдохнула Джессика, не дослушав до конца. Она заставила себя потянуться к Богарту и коснуться вежливым поцелуем его щеки, а потом пулей вылетела с веранды и почти бегом направилась к посадочной площадке.

– Кажется, я сорвала тебе пару приятных вечеров, – заметила Кристина, глядя ей вслед.

Богарт стиснул зубы и долго молчал.

– Ей придётся привыкнуть, – наконец выдавил он.

А Джессика, добравшись до хеликоптера и активировав автопилот, всю обратную дорогу до города копалась в Сети и гадала, как Дэвид мог ничего ей об этом не сказать. Травма позвоночника – диагноз Кристины был опубликован на двух десятках сетевых СМИ. «Болезнь, которая легко лечится в Сети. Но не здесь».

Глава 6

Когда Джессика вернулась в лофт, Дэвид сидел в уголке, оборудованном под оружейный склад, и что-то вполголоса обсуждал с Келби. Заметив, что дверь открылась, тот лишь на секунду поднял на неё взгляд и приветственно кивнул.

Джессика поджала губы и прошла в свою часть – спали они в общем помещении, разделённом самодельными ширмами на несколько сегментов. Дверей не было ни у кого, но Джессика, впрочем, и не привыкла ждать уединения. Ребёнком она часто спала на улице или в ночлежках, где в общем бараке теснилось по два десятка человек, а вся остальная её жизнь прошла под прицелом видеокамер – и почти всегда в присутствии Дэвида.

Она завалилась на кровать и долго смотрела в потолок, размышляя о том, что узнала, – и о том, почему Дэвид не рассказал ей о дочери Богарта. На уровне разума она отлично это понимала. Дэвид знал, что это будет на неё давить. Как в том плане, что Джессика теперь соблазняла не гулящего повесу, а отца, пусть и не полной семьи, так и в том, что Джессике куда труднее будет сосредоточиться на задании, понимая, что вполне конкретному, осязаемому и хорошо знакомому человеку оно принесёт непоправимый вред.

Раздумывая о том, что стала бы делать, если бы с самого начала знала о существовании Кристины, Джессика не сразу услышала стук, которым Дэвид пытался привлечь её внимание.

– Как всё прошло? – спросил тот, заглядывая в выделенный Джессике закуток.

Джессика намеренно не смотрела на пришельца, хотя краем взгляда и отмечала, как тот приближается к ней.

– Дэвид, ты мне соврал, – наконец констатировала она.

– Нет. Что ты узнала?

Джессике внезапно стало смешно. Она поняла, что эта ложь – далеко не единственная и что Дэвид сейчас пытается скорректировать курс своего вранья, чтобы не выболтать лишнего.

Можно было завязать с ним игру. Попытаться вытянуть ещё что-нибудь. Но Джессика не хотела. Она слишком устала с дороги и чувствовала себя слишком паршиво.

Она лишь сменила позу, подложила под голову брошенную рядом с кроватью кожаную куртку так, чтобы можно было полусесть, и посмотрела на Дэвида.

– Всё прошло хорошо, – спокойно сказала она. – Богарт не обижен и не зол. Охрана пропустила меня и, полагаю, пропустит второй раз. Разумеется, я не могла сразу же сунуться к нему в кабинет и обыскать там всё. Я ушла. Но, думаю, если он не позвонит сегодня, я сама ему позвоню.

Дэвид поджал губы.

– Ты снова тянешь, – сказал он.

Джессика не стала скрывать раздражения, когда отвечала.

– А по-моему, ты сходишь с ума. Мы, кажется, не в первый раз это делаем, Дэвид. Доверие нельзя заполучить за одну ночь. Тебе ли этого не знать. Или это задание чем-то отличается от других?

– Не знаю. Ты мне скажи.

Джессика молча смотрела на него. Она могла бы сказать. О том, например, что всегда думала, что очередная миссия принесёт ей добрый взгляд, внимание, а может быть, и любовь. Как называется то, чего она ждала от Дэвида, Джессика не знала. Знала лишь, что вместо награды обычно следовала новая миссия и новые надежды, пока, в конце концов, она не устала ждать.

– Мне надо подумать, – только и сказала она. – Возможно, я сама куда-нибудь его приглашу. Дай мне, пожалуйста, планшет.

Дэвид молча протянул ей прибор, лежавший на столе, и ушёл.

Кристине Богарт было восемнадцать. Джессика нашла её возраст на сайте одной из бульварных газетёнок, которые перемывали косточки Курту изо дня в день. Читая очередную обличительную статью, Джессика подумала, что, возможно, перегнула палку. Вряд ли новые нападки в прессе могли значить для Богарта так уж много. Ей захотелось набрать номер Богарта и узнать, что тот в данный момент думает о ней. Считает ли её идиоткой или истеричкой, или просто проходимкой, которая решила пробраться в его жизнь.

«А я проходимка и есть, – отвесила Джессика мысленную пощёчину самой себе. – Использую тебя и свалю, как только ты станешь мне доверять».

Ей сразу расхотелось звонить, и, отложив в сторону планшет, она опустила голову на руки.

Никогда Джессика особенно не переживала из-за того, что делает. Эти люди – коммерсанты, сенаторы, иногда откровенные мафиози – принадлежали к числу тех, из-за кого она родилась никем. В ней не было ни капли сочувствия к тем, у кого на счету лежал хотя бы один миллион. «Они также промышляют обманом и воровством», – думала она.

Однако, как ни старалась, отнести Богарта к их числу Джессика не могла.

Так, в размышлениях, которые она выдавала за разработку плана, Джессика провела следующие два дня.

Дважды она выбиралась из лофта, говоря Дэвиду, что идёт изучать город, но только ходила вдоль берега и под шум волн представляла, что было бы, если бы у их отношений с Богартом было будущее.

«Ты сошла с ума», – напоминала она себе, но это никак не помогало. Пока, наконец, к вечеру третьего дня, возвращаясь с такой прогулки, Джессика не услышала у входа в лофт знакомые голоса.

Она замерла, не веря своим ушам, потому что хотя один голос принадлежал Дэвиду, другой – определённо Курту.

Мгновение Джессика стояла в растерянности, а потом бросилась на звук и, когда вывернула из-за угла, увидела этих двоих в дверях. Богарт пожимал Дэвиду руку – видимо, только что пришёл.

– Если хотите – можете войти, – Дэвид сделал гостеприимный жест свободной рукой.

В это мгновение Курт обернулся и увидел Джессику, стоящую в паре шагов от него.

У той в одно мгновение отнялись и ноги и язык.

– Привет, – сказал Богарт.

Джессика попыталась выдавить из себя ответное приветствие, но не смогла.

– Пожалуй, не стоит, – сказал тем временем Курт, оборачиваясь к Дэвиду. – Мы пройдёмся вдоль набережной.

– Конечно, не буду вам мешать, – дождавшись, пока Богарт чуть отойдёт, Дэвид прикрыл дверь.

Курт же подошёл к Джессике вплотную. Он смотрел так пристально, что Джессика вполне могла бы подумать, что тот пускает в ход свой драконий гипноз, если бы не была уверена в том, что во всём виноват её собственный идиотский страх.

– Ну, кажется, мы квиты, – заявил Курт, останавливаясь напротив неё. – Ты тоже не сказала, что у тебя есть брат.

Джессика в одно мгновение обмякла и чуть не рухнула на мостовую.

– Брат… – выдохнула она, в последнюю секунду инстинктивно вцепившись в локоть Богарта. – Да… ты мог заметить, что он – не лучший предмет для гордости.

– Я не успел настолько хорошо его узнать.

Джессика испустила нервный смешок.

– Слушай, – попросила она, – давай отойдём? Присядем где-нибудь. Меня слишком удивил твой… приход. Как ты меня нашёл?

– Я бы то же самое мог спросить у тебя.

– Твой адрес есть повсюду в сети. О твоём особняке не слыхал только тот, кто не умеет читать.

Богарт усмехнулся. Перехватил руку Джессики, оказавшуюся у него на предплечье, и накрыл своей.

– Не волнуйся так, – сказал он негромко, и от этого бархатистого тембра по позвоночнику Джессики пробежали мурашки. – Я не причиню тебе вреда.

– Я пытаюсь, – призналась Джессика, – но ещё от прошлого сюрприза не отошла.

– Да… – Богарт на какое-то время замолк. – Джессика, я полагаю, мы должны об этом поговорить. Но прежде всего я хочу спросить то, о чём думал все эти дни: почему ты ушла?

Джессика отвела глаза.

– Мне кажется, – максимально честно попыталась ответить она, – я не готова к такой ответственности, Курт.

– Я же не предлагаю тебе стать Кристине матерью!

– Святые Врата, я не о том! – Джессика на мгновение вскинула на него взгляд и снова опустила глаза. – Это вроде как… встречаться с женатым мужчиной, зная, что ты разрушаешь его брак.

– Но я не женат. А Кристина достаточно взрослая, чтобы не ограничивать меня. Мы хорошо понимаем друг друга, Джессика.

– Я заметила, как она на меня смотрела.

Богарт помолчал и, снова подняв на него взгляд, Джессика обнаружила, что теперь уже тот не смотрит на неё.

– Скажу прямо, – медленно произнёс Курт, – я не поклонник целибата, и Кристина видела рядом со мной много женщин. Она привыкла воспринимать их как нечто приходящее, что никогда не встанет между ней и мной. Но это не значит, что ты должна стать такой же.

– Да?

Они, наконец, снова встретились взглядами.

– Я не хочу на тебя давить, но в этой ситуации мне необходимо понять, – продолжила Джессика, – кто я для тебя?

Богарт молчал. И хотя Джессика понимала, почему тот молчит, но отделаться от горечи, затаившейся в груди, не могла.

– Если я подружка на пару недель, то, полагаю, мне лучше не пересекаться с твоей дочерью, – сказала она и тут же добавила: – Прости. Я знаю, что сама виновата. Просто… не ожидала.

– Давай не будем делать поспешных выводов.

Джессика попыталась убрать с локтя Курта ладонь, но тот тут же перехватил её.

– Я пока не знаю, могу ли тебе доверять, – признался он.

– Я понимаю, – Джессика отвела взгляд.

– Но я не вижу ничего плохого в том, что ты можешь приехать ко мне домой. Я предупредил охрану, чтобы не пытались тебя задерживать. И Кристина… поверь, она всё поймёт. Возможно, вам пока рано заводить дружбу. Но лучше, если она узнает о тебе сейчас, а не тогда, когда мы решим жить вдвоём.

Джессика кивнула.

– Извини, – сказала она. – Я не должна ничего от тебя требовать.

– Если ты готова принять и эту часть меня, то давай закончим этот разговор? Я потратил полтора часа на то, чтобы добраться сюда, и хотел бы провести с тобой хоть немного времени.

Джессика улыбнулась. Шагнула в сторону, так чтобы можно было боком прислониться к плечу Богарта и, подхватив его под локоть, чуть подтолкнула вперёд.

– Идём, – согласилась она. – Я уже нагулялась на месяц вперёд. Но могу показать тебе мол, на котором обычно сижу и думаю о тебе.

Дождавшись, пока Богарт шагнёт вперёд, Джессика быстро запечатлела у него на шее короткий поцелуй – и тут же отвернулась, делая вид, что это была не она.

Глава 7

Ещё две недели спустя, ближе к уикэнду, Джессика ждала звонка Богарта, но так и не дождалась. Дэвид подгонял, но Джессика и сама хотела увидеть Курта и понимала, что ей труднее становится проводить вечера без него. До сих пор с ней не случалось такого никогда. Исключением был Дэвид, но Дэвид сделал достаточно, чтобы Джессика перестала желать вернуться назад.

Так и не дождавшись звонка к четвергу, Джессика решила придумать что-нибудь сама. Полистала сетевые справочники и, отыскав парочку вариантов для отдыха, набрала номер Богарта.

Тот выглядел мрачным и усталым, так что Джессике на мгновение стало неловко за свой звонок.

– Я тебя отвлекаю? – спросила она.

– Нет, – ответил Богарт и потёр лоб.

– Ты не звонил, и я решила проверить – вдруг ты опять сидишь и ждёшь, что я позвоню сама.

Богарт вскинулся, на мгновение оживившись.

– С чего ты взяла, что я могу так сделать?

– Схема три к одному, – Джессика улыбнулась. – Есть мнение, что принимающая сторона должна проявлять инициативу каждый третий раз. Ты проявил её дважды и пропал. Потом ещё два раза… и теперь опять.

– Идиотская игра.

– Да, но она работает. И помогает расставить всё по своим местам.

Курт посмотрел на Джессику неожиданно серьёзно.

– Ты знаешь, что пятьдесят лет назад геополитики констатировали наступление стратегического тупика?

Джессика растерялась. В политике она разбиралась ровно в той степени, в которой это требовалось для выполнения очередной задачи. Тем более в геополитике Кармалота.

– Когда началась океаническая война, оказалось, что обе стороны просчитывают свои шаги на неограниченное количество действий вперёд. Как итог – никто не мог опередить другого и каждый оказывался в ловушке собственных рефлексий.

– Меня смущают твои намёки…

– Я имею в виду, Джессика, что мне хватает игр в рабочее время. С тобой я хотел бы просто… отдыхать.

Джессика неловко улыбнулась. Она подумала, что хотела бы того же, но вслух об этом говорить не стала, и грудь её невольно стиснула горечь. Джессика какое-то время молчала, а Богарт разглядывал её, удивляясь тому, насколько красивое у собеседницы лицо. Правильное, с полупрозрачной светлой кожей, как будто неведомый скульптор выточил его из кварца.

– Я хотела предложить, – опомнилась Джессика наконец, – в эти выходные съездить в заповедник камней. Знаешь это место?

– Да, – Богарт кивнул. – Но в эти выходные – нет.

– У тебя дела? – Джессика попыталась скрыть разочарование, но не смогла.

Богарт помолчал.

– Знаешь, – после долгой паузы сказал он, – я мог бы взять тебя с собой. Но я должен точно знать… что ты к этому готова. Что ты не ждёшь, что я поведу тебя в ресторан или на пляж. Это будет довольно мрачная поездка. И на самом деле ты вряд ли хотела бы провести таким образом выходные дни.

Джессика нахмурилась, гадая, как понимать эти слова.

– Я не могу обещать, не зная, о чём идёт речь.

– Скажу только, что это очень личное для меня. Решай.

И Джессика решила.

Чёрный гравилёт Богарта ждал её у входа в порт в субботу в одиннадцать утра, однако, садясь в него, Джессика всё ещё плохо представляла, что ей предстоит.

Богарт был мрачен и молчалив, вопреки обыкновению не пытался делать комплиментов и вообще на Джессику не смотрел.

Почти полтора часа они провели в полной тишине – звуки с улицы не проникали сквозь плотное стекло. Чувствуя настроение спутника, Джессика инстинктивно прижалась к его руке и положила голову на плечо. Ей хотелось спросить, что происходит, но выражение лица Богарта отчётливо давало понять, что лучше молчать.

Только когда гравилёт затормозил у витых чугунных ворот, Джессика начала понимать. По другую сторону искусной ограды невысокие бордюры разделяли землю на квадраты, и почти на каждом стоял памятник. Некоторые из них изображали привычных глазу постороннего ангелов, но многие – загадочных существ с кожистыми драконьими крыльями за спиной.

– Ты всё ещё можешь подождать в машине, – предложил Богарт, но Джессика покачала головой и выбралась из гравилёта следом за ним.

Охрана двигалась за Богартом по пятам – стражей молчаливой и неживой. Когда он вошёл на кладбище и между рядами могил отыскал одну, они остановились, охрана осталась стоять в паре метров, так чтобы не отвлекать.

Джессика же вместе с Куртом подошла вплотную и прочитала на памятнике: «Рутгер Богарт». Годы жизни ни о чём ей не говорили, потому как на Кармалоте действовал собственный календарь. И всё же Джессика спросила вслух:

– Это… твой отец?

Курт кивнул. Он молчал какое-то время, разглядывая массивную скульптуру, выточенную из чёрного мрамора, изображавшую настоящего дракона. Изогнув шею, тот нависал над небольшим холмиком земли, готовый изрыгнуть пламя из раскрытой пасти.

– Я его почти не знал, – сказал Курт после нескольких минут тишины. – Он нашёл меня, когда мне уже исполнилось двадцать два. И тогда за одно утро я узнал, что я дракон, что я сирота и что теперь в моём распоряжении два миллиона декеров.

Джессика молчала. Образ богатого наследника – даже получившего свои деньги так – по-прежнему не ассоциировался у неё с Богартом.

– Мы говорили всего один раз, – продолжил Курт, а потом мгновенно замолк.

– Почему он оставил тебя? – спросила Джессика тихо. Она сама так и не узнала своего отца. А матери никогда не была нужна. И того милосердия, которое испытывал Богарт к человеку, предавшему его, не разделяла.

Курт пожал плечами.

– Не всё ли равно? – спросил он. Развернулся и побрёл прочь, вынуждая Джессику следовать за собой. – Идём. Посидим с чашкой кофе. Если ты захочешь спросить что-нибудь ещё – я тебе расскажу.

Покинув территорию кладбища, они зашли в небольшое кафе, из окон которого виднелась череда каменных стражей. Место это явно мало соответствовало Богарту по статусу – всё здесь было слишком скромно, слишком просто и в то же время слишком благочестиво для него.

Богарт заказал две чашки кофе, и ещё какое-то время за столиком царила тишина.

– Двадцать два, – сказала Джессика наконец. – Ты был уже совсем взрослым.

Курт кивнул.

– И у тебя… – Джессика замешкалась, – видимо, уже была собственная дочь.

– Да. Кристине восемнадцать. Она появилась, когда мне было девятнадцать лет. И первые годы я тоже… был не слишком хорошим отцом. Если говорить откровенно, я вообще о ней не знал. Только когда Рутгер… отец… отыскал меня… я понял, что это значит. И понял, что не хочу, чтобы моя дочь пережила то же, что и я.

На какое-то время они снова сосредоточились на кофе.

– Не могу поверить, – призналась Джессика наконец, – что ты просто получил деньги в наследство.

– Нет, это не так, – сказал Курт немного суше, чем хотел. – Было бы слишком хорошо и слишком непохоже на жизнь, если бы случилось так, как ты сказала. К тому времени, когда я узнал о существовании Рутгера, у меня был бойцовский клуб, который с переменным успехом приносил доход. И ещё парочка… своеобразных, но прибыльных дел.

– Ты нарушал закон.

Богарт прищурился, вглядываясь в лицо собеседницы.

– А ты – нет?

Джессика повела в воздухе рукой.

– Я была в таком количестве миров, – сказала она уклончиво, – что порой переставала понимать, какой закон нужно соблюдать прямо сейчас. Когда вокруг тебя миллион правил, противоречащих друг другу, они теряют смысл.

– У меня было не так. Я просто видел, что законы не имеют ничего общего с той жизнью, которой мы живём. И не могу сказать, что мне нравилась такая жизнь. Поэтому, когда у меня появились настоящие деньги, я решил потратить их на то, чтобы изменить законы. На первую предвыборную кампанию. Меня уже достаточно хорошо знали в определённых кругах, чтобы нашлось немало людей, желающих меня поддержать. И вот… я здесь.

– Удалось что-нибудь изменить? – ехидно поинтересовалась Джессика.

– Пока что нет. Но, полагаю, было бы ещё хуже, если бы на моём месте находился кто-нибудь другой.

Джессика повертела чашку кофе в руках. Она многое хотела сказать. В основном относительно того, что думает о политиках и их способности повлиять на реальность, в которой живут простые люди наподобие неё, но не успела.

У Богарта зазвонил телефон. Тот не стал включать голосовую и визуальную связь, а поднёс трубку к уху и сказал:

– Да.

Какое-то время Богарт молчал. Джессика выжидающе смотрела на него.

Потом Курт нажал отбой и кивнул Джессике:

– Нужно возвращаться в город, – сказал он. – У меня срочные дела.

Джессика решила не задавать вопросов. Она продержалась почти пятнадцать минут, за которые они успели вернуться в гравилёт, а потом всё-таки произнесла:

– Ты не расскажешь мне, что случилось?

Богарт, до того смотревший в окно, бросил на неё быстрый взгляд. Джессика отчётливо видела, что тот колеблется, но потом, когда уже перестала ждать, услышала:

– Сейчас в Конклаве четыре партии. Очень неудачный расклад, потому что слишком велик шанс зависнуть в равенстве голосов. Есть ещё малые фракции, но большинство из них следует за своим Драконом. Одним из четырёх. К счастью, утилитаристов легко купить, а партия Свободы слишком слаба, чтобы принимать решения самостоятельно. Но в итоге мы так или иначе получаем равновесие сил. Мы… и магократы. Керидж Тортон. Помнишь тот случай, когда ты прочитала о моей связи с боевиками? Я полагаю, эту статью заказал он. Мы попробовали предпринять ответный шаг. А сейчас он, похоже, нанёс контрудар. Он пытается в моё отсутствие поставить на голосование вопрос о подписании пакта с Сетью. Тортон прекрасно знал, что я не появлюсь в Конклаве в эти дни.

Сердце Джессики бешено застучало при мысли о том, что всё может закончиться прямо сегодня. Она обнаружила, что тянется к Курту всем телом, и тут же одёрнула себя, заставляя отодвинуться и успокоиться. Щёки пылали, а тот озадаченно смотрел на неё.

– Всё хорошо? – спросил Курт.

– Да, – выдохнула Джессика и заставила себя кивнуть. – Извини.

Она отвернулась к окну, чтобы ничего больше не объяснять.

Гравилёт пересёк черту города, и Курт спросил:

– Ты доберёшься сама, если я высажу тебя здесь? Мне нужно спешить.

– Доберусь, – рассеянно ответила Джессика. Она взялась за ручку фиксатора и надавила. А потом замерла, резко повернулась к Курту, внимательно следившему за ней, и, повинуясь порыву, начала:

– Курт, если я скажу тебе, что у меня неприятности… – она замолкла, не зная, как объяснить.

– У тебя долги? – резко спросил Богарт, и в глазах его мелькнуло понимание.

– В каком-то смысле… – растерянно ответила Джессика.

– Джессика, если кто-то шантажирует тебя… Возможно, потому что им нужен я… Скажи об этом сейчас. Я пойму и сумею тебе помочь.

Джессика молчала. Язык не слушался.

– Извини, – выдохнула она наконец, – глупо это всё. Тебе нужно спешить.

Не оглядываясь, она выскользнула на мостовую и поспешила прочь.

Глава 8

Джессика уже перестала обращать внимание на Дэвида – который, похоже, сам не знал, чего от неё хотел, – когда раздался очередной звонок на планшет.

– Привет, – выдохнула она, стремительно отыскивая в лабиринте их жилища уединённое местечко и отгораживаясь от остальных попавшей под руку ширмой.

– Привет, – Богарт выглядел усталым и даже потёр глаза. – Ты давно не звонила.

– Я думала, ты занят, – Джессика растерянно улыбнулась.

Богарт продолжал молча смотреть на неё, как будто ждал от Джессики первого шага.

– Как у тебя дела? – спросила наконец та. – Разрешились те проблемы, о которых ты говорил?

Джессика прекрасно знала, что да. Иначе её самой уже не было бы здесь. Вечером того дня, когда Курт рассказал ей про ситуацию в Конклаве, Джессика долго не хотела возвращаться в лофт. Она бродила по берегу, иногда присаживаясь на парапет набережной, и раздумывала о том, сумеет ли найти способ остаться здесь.

Она боялась. Боялась, что, если попросит Курта о помощи, тот откажется от неё. И того, что, если она сделает это, Орден объявит Богарта врагом и тот не сможет им противостоять. Когда Курт обещал помочь, вряд ли он представлял, о какой махине идёт речь. Щупальца «Ордена Вечных Звёзд» протянулись во множество миров. Его агенты свободно ходили через Врата, не слишком ограничивая себя законами этих миров. И что мог противопоставить им один человек, пусть даже и занимающий такой высокий пост?

Теперь, когда она наконец увидела Богарта воочию, Джессика была смущена, потому что не знала, куда могут двигаться их отношения дальше. Ещё раз обдумав последние слова Богарта, она в какой-то момент пришла к выводу, что тот мог не только выследить её, но и вывести на чистую воду. Но почему тогда Богарт продолжал поддерживать контакт? Джессика боялась ответить себе на этот вопрос.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.