книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Зана Фрайон

Тот, кто летит по пятам

Посвящается Еве: за Пересмешников, Империи, Служанок и многое другое.

1

Ну зачем, зачем он это сделал? Это было так глупо! Ужасно глупо. В эту минуту Джаспер Макфи больше всего желал повернуть время вспять. Если бы знать всё заранее! Тогда бы он, конечно, не стал совершать ничего подобного. Даже в мыслях. Но время не повернёшь, и сделанного не воротишь. Легкомысленная шалость взбрела ему в голову совершенно случайно. Надо было сразу её прогнать, выкинуть из головы. Но он не успел. Он даже не успел ничего понять, как уже исполнил её. А теперь поплатился.

– Конец тебе, дружище! – прошептал Феликс.

Ребята сидели в столовой – точнее, все сидели, а Джаспер прятался под столом. И это в первый же учебный день! Вместе со своими друзьями он вернулся с каникул в школу для трудных детей «Дом монстров», где они отучились первый год. Сегодня начинается второй учебный год – и вот, пожалуйста, он, испуганный, сидит под столом. А человек, от которого он прячется, – это Бруно, главный префект.

– Думаешь, он помнит? – с надеждой спросил Джаспер Феликса, своего лучшего друга. – Может, забыл. Нас ведь не было целых шесть недель. За каникулы столько всего могло произойти. Мало ли…

Но Джаспер знал, что Бруно ни за что не забудет его последнюю выходку.

– Ну зачем я это сделал? – в который раз проскулил он.

Сэффи фыркнула:

– Зачем, зачем… Затем, что ты полный… – Джаспер пихнул её под столом, предпочитая не слушать, кем она его считает.

Из-под стола он напряжённо всматривался в каждого из префектов, пытаясь найти знакомые лица. Но с прошлого года остался только Бруно, остальные были новенькие. Да и его вообще-то не должно было быть. Вредина Бруно досаждал ему весь прошлый год. Он один выдал Джасперу больше штрафных баллов, чем все остальные префекты, вместе взятые. И в последний день дежурства Джаспер решил подкинуть ему небольшой гостинец на прощание.

– Откуда мне было знать! Префекты же дежурят только один год! – прошептал Джаспер. – Я и подумать не мог, что он опять появится!

– А он вот он, здесь! Может, у него остались незаконченные дела, а? – подмигнула Сэффи.

Джаспер упёрся головой в ножку стола.

– Прикончите меня кто-нибудь! – тихонько провыл он.

Бруно так просто не отступится, в этом можно было не сомневаться. Перед мысленным взором Джаспера проплывали, как в замедленной съёмке, тухлые яйца, влетающие прямёхонько в открытые окна автобуса с префектами… перекосившееся лицо Бруно, всё в липкой вонючей массе… его глаза, широко раскрытые от неожиданности… Содержимое яйца стекало с его головы, капало с подбородка… Он взглядом нашёл в толпе Джаспера и встретился с ним глазами. Мальчишка помахал рукой вслед удаляющемуся автобусу. В тот момент он бы счастлив. Не просто счастлив, он был на седьмом небе! Задумка была безупречной, гениальной. Точнее, она казалась такой до сегодняшнего дня. А теперь всё пропало, потому что Бруно с какой-то стати притащился обратно. Какое там гениально? Это было очень, очень, очень глупо!

– Подожди-ка! – вдруг тихонько сказал Феликс. – Вроде не он это.

Глаза Джаспера округлились.

– Как не он? Шутишь? Кого-нибудь другого я, может, и не узнал бы. Да, они все, как один, гора мускулов. Бригада головорезов. Но уж его-то я за версту…

Джаспер прикусил язык. Бруно неторопливо прохаживался вдоль столов и внимательно разглядывал сидящих за ними учеников. Что-то в нём и правда изменилось. Когда он повернулся в их сторону, Сэффи чуть не подпрыгнула на месте:

– Точно! Шрама нет!

Джаспер прищурился, вглядываясь в суровое лицо префекта. Невероятно! Длинный заметный шрам через всё лицо: у Бруно он был, а у этого – нет.

– И глаза как будто немного другие, ближе друг к другу посажены, – согласился Феликс.

– Думаете, можно вылезать? – прошептал Джаспер.

– Похоже на то, – разрешила Сэффи. – Не он, точно.

Джаспер глубоко вздохнул и, стараясь не привлекать внимания, осторожно выбрался из-под стола. Но, как только он уселся на своё место, новый префект тут же остановил на нём взгляд. Джаспер затаил дыхание. Префект сунул руку в карман и достал оттуда фотографию.

– Слышь, Джаспер! Он вроде на тебя смотрит, – забеспокоился Феликс.

– Может, тебе стоит обратно под стол залезть? – предложила Сэффи.

– Поздно, – шёпотом ответил Джаспер.

Префект направлялся прямо к их столу. Джаспер выскочил из-за стола и помчался наутёк. На секунду бы зазевался – и как пить дать двойник Бруно оставил бы от него мокрое место. Бегал он быстро, быстрее почти всех ребят в школе. Хоть и объелся на каникулах разных вредных вкусностей, но форму не растерял. До двери оставалось всего два шага…

Джаспер нырнул было в дверь, но почувствовал, как сильная рука схватила его сзади за капюшон толстовки. Рука подняла его в воздух и медленно развернула в обратную сторону. Перед ним стоял префект, похожий на Бруно как две капли воды. Он держал Джаспера на вытянутой руке, как котёнка за шкирку, подняв над полом минимум сантиметров на тридцать. Здоровяк приблизил пойманного школьника к своему лицу и упёрся носом в нос Джаспера.

– Ты Макфи?

Джаспер сглотнул.

– Э… ну… – начал он нерешительно.

Префект разжал пальцы, Джаспер плюхнулся на пол.

– Брат мне всё про тебя рассказал, – усмехнулся широкоплечий и вытолкнул Джаспера из столовой в коридор.

Они остались один на один. Помощи ждать было неоткуда.

2

Джаспер закрыл глаза. Брат Бруно! Ему конец. А если этот парень хоть немного похож на Бруно, конец будет долгим и мучительным. Как же надоели эти префекты! Никого хуже их нет во всей школе. Здесь много жутких обитателей: безжалостные кровожадные монстры, вызывающие дрожь учителя. Но с ними со всеми можно научиться ладить. Одни только префекты совершенно невыносимы.

За свою жизнь мальчик побывал во многих школах. Его выгоняли за плохое поведение бессчётное количество раз. Но школа, где он учился сейчас, отличалась от всех. Здешние учителя умели читать мысли, префекты могли устроить взбучку по любому поводу, а по территории шастали монстры. Но самым невероятным для Джаспера было то, что школа «Дом монстров» была из всех… его самой любимой. До этого момента.

– Я больше не буду! – взмолился Джаспер.

– Знаю! – издевательски ухмыльнулся префект. – А жаль. Многое бы я отдал, чтобы увидать такое своими глазами.

Префект схватил ладонь Джаспера и начал трясти. То ли это было неистовое рукопожатие, то ли попытка оторвать руку.

– Сколько я натерпелся от Бруно! Сколько лет он надо мной издевался! Никто за всю жизнь ни разу не отважился против него даже пикнуть. А ты! Да у тебя стальные нервы, приятель. Об одном жалею: что сам не видел, как это было. Кстати, я Борис.

Джаспер никак не мог прийти в себя.

– Э… а я Джаспер. Привет! – выдавил он, едва соображая, что происходит.

– Сколько было шуму! Как Бруно плевался, если б ты знал! Только об этом и говорил все каникулы. Пытался придумать, как бы ему обратно вернуться и добраться до тебя. А тут меня приняли на годовое дежурство. Тогда он вообще озверел. Дал мне с собой твою фотографию, чтобы я тебя сразу вычислил. Когда найду, я такое должен с тобой сделать! Это надо было слышать! Каких только казней тебе не придумал…

Для тех, кому не знакома школа «Дом монстров», тут надо кое-что объяснить. Вообще-то это на самом деле две разные школы. Точнее, на вид они абсолютно одинаковые. А вот внутри совершенно разные.

Одна школа – это та, которую все знают: военная школа-интернат. Родители отправляют туда своих трудных детей на перевоспитание. Но никто из посторонних не знает, что некоторые «трудные» дети – избранные – попадают в другую, секретную школу «Дом монстров». И их там учат только одному: охоте на монстров.

Каждая из двух школ живёт своей жизнью. Друг с другом они никак не связаны. За одним исключением: самые сильные, накачанные и крепкие ученики из первой, военной школы на последнем году обучения проходят службу во второй школе в качестве префектов – молодых сотрудников, охраняющих здание и помогающих учителям. Так в школу к Джасперу попал силач Бруно. Он служил здесь весь прошлый учебный год, а теперь ему на замену прибыл его брат Борис.

– Рассказывай! – нетерпеливо начал Борис. – Хочу знать всё до самых мелких подробностей. Как ты умудрился…

Но вдруг раздался крик:

– Давай! – и Сэффи с Феликсом разом ворвались в дверь.

Джаспер завертел головой. Перед глазами мелькнуло разъярённое лицо Сэффи – и вот она уже летит в прыжке и наносит свой знаменитый удар Борису в живот. Чемпионка по кикбоксингу…

– Стой, не надо! – закричал Джаспер.

Феликс уже размахнулся ногой, чтобы нанести свой не менее сокрушительный удар Борису по голове. Мастер карате…

– Ай, больно! – вскрикнул Феликс и, отскочив назад, схватился за ногу.

В прошлый раз, когда Феликс и Сэффи нападали вдвоём, тот бедняга долго валялся без чувств. Но от Бориса они оба отскочили, как резиновые мячики. Целый и невредимый, он слегка потёр висок и растерянно огляделся.

– Ты как, жив? – заволновался Джаспер.

Борис глянул на него, потом на своих обидчиков.

– Твои друзья?

Джаспер кивнул, Сэффи и Феликс испуганно замотали головами. Борис повернулся к ним и протянул руку:

– Рад знакомству, я Борис!

Сэффи моргнула. Феликс нервно расхохотался.

– Это брат Бруно. Но он совсем не такой, как Бруно. Да ведь? – Джаспер неуверенно взглянул на Бориса.

– Не выношу его. Прошлый год, когда он уехал служить сюда, – это лучший год в моей жизни.

Из столовой не торопясь вышли двое старших школьников. Можно было расслышать обрывок их беседы:

– Серьёзно? Смурмиморф в подвале? Прямо у тебя дома?

Заметив префекта, они перешли на шёпот и поскорее удалились. Борис проводил их взглядом.

– Смурмиморф? – пробормотал он. – Послушай, а что это за место вообще? – обратился он к Джасперу. – Мне сказали, что это школа для малолетних преступников. Сюда отправляют детей, которых не приняли в военную школу. Это что, правда?

Джаспер искоса бросил взгляд на Феликса и Сэффи.

– Ну как тебе сказать… – начал он, подбирая слова.

– Если честно, я специально наблюдал за школьниками, – продолжал Борис. – Они совсем не похожи на преступников. Ни один! У нас в военной школе ученики намного хуже. Я там проучился год. Любой из моих одноклассников гораздо больше смахивает на хулигана, чем все дети здесь.

– Ты просто нас не знаешь, – пожала плечами Сэффи.

Она пристально посмотрела на Джаспера, тот понял намёк.

– Ну, да, просто мы только первый день после каникул вышли… И всё такое… – добавил он.

– А почему такой холод всё время? – спросил Борис. – И везде полутемно. И ещё… Понять не могу, то ли у меня рация барахлит, то ли… Не знаю. Мне везде слышится какой-то непонятный шёпот. Почему так?

Джаспер потерял дар речи. Борис тоже слышит шёпот? Феликс засмеялся:

– Ага, Джаспер тоже раньше постоянно твердил про странный шёпот. Помнишь, Джасп?

Джаспер втянул голову поглубже в толстовку и пробурчал что-то невнятное. В прошлом году он узнал ужасную вещь: оказалось, что он слышит шёпот, потому что в детстве его укусил монстр. От укуса он заразился монструозностью. Если он не научится контролировать своего внутреннего монстра, свою тёмную сторону, то постепенно сам превратится в монстра. Пока он не набрался смелости рассказать обо всём этом своим самым близким друзьям, Сэффи и Феликсу. Шёпот в голове – это первая характеристика монстра. Джаспер знал, что в школе есть и другие дети, которых укусили монстры. Таких называют заговорёнными. Но как шёпот может слышать Борис? Ведь он префект!

Сэффи и Феликс переглянулись.

– Может, тебе просто мерещится с непривычки, – предположила Сэффи. – Сам говоришь, особняк холодный, мрачный. Место не из приятных. Новеньким бывает не по себе, всякое может привидеться. Поживёшь тут подольше – пройдёт.

– Меня не так-то легко напугать, – засомневался Борис. – Но холод пробирает до костей, да…

Его рация зашуршала, заскрипела. Он приложил её к уху и сосредоточенно прислушался, а потом ответил:

– Принято. Выдвигаюсь. Конец связи! – Он взглянул на ребят. – Долг зовёт. Но мы ещё увидимся. Макфи, с тебя история! Жду с нетерпением!

Префект вежливо кивнул и зашагал прочь. Когда его широкая спина скрылась за поворотом, Сэффи сняла ботинок и стала разглядывать свою ногу. На лодыжке расцветал густой синяк – аккурат поперёк.

– Ух! Будто стену кирпичную пнула! – пожаловалась она.

Феликс посмотрел на Джаспера.

– Последний раз тебя спасаем. Думали, друг в беде, а он тут мило беседует.

– Не кисните, – ответил Джаспер. – Кстати, у нас сейчас «Отдых и расслабление». Как раз сможете отпустить всю свою боль. Пошли.

И троица направилась вперёд по коридору.

– Кто бы мог подумать! – рассуждал Феликс по пути на урок. – У Бруно есть брат! И этот брат – нормальный человек. Кто бы мог подумать…

– Да, но вот можно ли ему доверять? Не знаю, – возразила Сэффи. – Все эти вопросы про школу… Как-то странновато.

– Может, рассказать ему всё как есть? – Джаспера сильно волновало то, что Борис говорил про шёпот. – Вроде неплохой парень. И он что-то подозревает. Рано или поздно всё равно дознается.

– М-да… Что тебе на это сказать? Есть пара нестыковок. Точнее, нестыковок много. – Сэффи стала загибать пальцы. – Первое: он префект. Префекты ничего не знают о монстрах. А значит… Значит, второе: им и не надо ничего знать. Третье: он решит, что ты спятил, потому что – ну честно – кто в их, да и нашем возрасте ещё верит в монстров? Четвёртое: он в любом случае слишком взрослый, а взрослые не способны видеть монстров. Пятое…

– А если… – перебил было Джаспер, но запнулся.

«А если его самого укусил монстр? – подумал Джаспер. – И он заговорённый, один из нас? Тогда он их видит».

– Если – что? – Сэффи ждала продолжения.

Джаспер изобразил беспечность:

– Если… Ничего не если. Просто ты вся из себя такая умная, всё на свете знаешь, того и гляди лопнешь от своей…

– Внимание! – прозвучал над их головами голос по громкой связи.

Это говорила учительница Стэнка. Все трое остановились и прислушались. В школе «Дом монстров» даже динамик был не такой, как везде. В обычных школах голос по радио кажется металлическим, как у робота. А здесь он пронзительный, как дрель, и будто сверлом врезается прямо в голову.

– Всем ученикам! Немедленно пройдите в актовый зал. Срочное школьное собрание! Всем явиться немедленно!

Феликс встрепенулся.

– Пошли скорее!

Он торопливо свернул в сторону актового зала.

– Может, отменят «Отдых и расслабление», – подмигнула Сэффи.

По расписанию у них должен был быть урок по предмету «Отдых и расслабление». Предмет этот был довольно своеобразный. На уроках учитель заставлял учеников расслабиться, а сам подсовывал им всякие ужасы, от которых можно лишиться рассудка. Джаспер мечтал пропустить хотя бы одно занятие. Но срочное школьное собрание… По какому поводу? Ничего хорошего это не предвещало.

3

В зале царило общее смятение. Дети недоумённо переговаривались, надеясь разузнать, о чём пойдёт речь.

– Срочное собрание… Интересно, почему. Как думаешь? – спросила Сэффи Джаспера.

– Наверно, произошло что-то такое… срочное…

Сэффи только собралась ответить, как сзади раздался радостный возглас:

– Кого я вижу!

На Джаспера сверху кто-то прыгнул и натянул ему на глаза капюшон. Обернувшись, друзья увидели школьника четвёртого года обучения в чёрной толстовке.

– Мак! – радостно приветствовал его Феликс.

Джаспер не без труда высвободился из объятий радушного Мака и улыбнулся.

– Да, мы вернулись с каникул. Нас всех перевели в следующий класс, – он кивнул на Сэффи и Феликса. – А тебя-то как приняли? Тут же вроде возрастные ограничения. Я думал, четвёртого класса нет. Или ты один такой недозрелый?

Мак улыбнулся.

– Ха-ха! Это точно! В классе, кроме меня, всего девять человек. Ну и ладно. Зато через год смогу работать во внешнем мире. Хотел в отдел слежения пойти, но тогда придётся дежурить в ночную смену. Не уверен, что это для меня.

Феликс поддел Джаспера локтем.

– Как твоя мама, верно?

Джаспер кивнул. Только к концу первого года обучения он выяснил, что его мама на самом деле не работает мусорщиком, а является сотрудником школы «Дом монстров» и трудится в отделе слежения. По утрам она ездит по улицам на грузовике, но не собирает мусор, а выслеживает монстров на сумеречных улицах. Джаспер поначалу не обрадовался этой новости. Он предпочёл бы думать, что его мама – обычный водитель мусоровоза.

– Слушай, Мак, ты, случайно, не знаешь, для чего нас собрали? – спросила Сэффи.

Глаза Мака загорелись от восторга.

– Видали плющ? Ну такая зелёная штука растёт на стенах школы. Так это не плющ. Грядёт День кладки! Наверняка из-за этого.

Мак хлопнул в ладоши и даже начал пританцовывать.

– Ой-ой! – встревожился Феликс. – Когда Мак так радуется, ничего хорошего не жди.

Джаспер был с ним согласен. Мак радовался только в одном случае: когда предвкушал охоту на монстров. Но продолжить беседу не удалось. Перекрывая общий шум, над залом прогремел скрипучий голос:

– Дамы и господа!

Директор фон Штрассер! Это был самый странный человек в школе. Он ходил в крайне нелепом виде и вёл себя непредсказуемо. Но сейчас Джаспера удивило другое: старик появился в зале совершенно бесшумно. Такого раньше не было. Дело в том, что директор постоянно ездил на лошади. Даже внутри здания школы он передвигался исключительно верхом. Цоканье копыт разносилось по всей округе, и, заслышав его издали, все дружно затихали. Но не в этот раз.

Все глаза устремились на всадника. Ради общего собрания рыцарь облачился в пурпурный костюм самурая, а на голову надел свой обычный шлем. Как обычно, он царственно восседал в седле, только у коня на копытах были надеты мягкие пушистые тапочки.

– Симпатичный шлем, – шёпотом пошутила Сэффи.

– О, благодарю вас, мисс Домингес!

Фон Штрассер лучезарно улыбнулся Сэффи. Девочка густо покраснела.

– Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте! Я от всей души рад приветствовать вас на сегодняшнем собрании! Нам всем предстоит новый замечательный учебный год в нашей любимой школе «Дом монстров»! – провозгласил директор. – Как вы можете видеть, к нам ещё не прибыли новички, то есть школьники первого года обучения. У них начинаются занятия только через неделю. Сейчас они, полагаю, всё ещё спокойно рисуют на стенах граффити, угоняют автомобили и предаются прочим развлекательным занятиям. Но мы – нет. У нас с вами есть серьёзная работа. И желательно нам заняться ею до приезда первоклассников.

По залу пробежал взволнованный ропот.

– Тишина! – рявкнула Стэнка.

Дети тотчас замолкли. О, Стэнка слыла самой зловещей из учителей, преподававших в школе! Перед ней робели все ученики.

– С прискорбием вынужден вам сообщить: в этом году нас ждёт весьма разрушительное событие, а именно очередной День кладки, – продолжил фон Штрассер.

Мак снова стал пританцовывать на своём кресле и легонько толкнул Джаспера в бок. Директор же стал неторопливо объяснять:

– В ближайшие дни сюда прилетит рой монстров вида скринкерскрич, и они снова попытаются проникнуть на территорию школы. Скринкерскричи являются летающими насекомоподобными монстрами. – Фон Штрассер сделал паузу. – Точнее, это так говорится: насекомоподобные. Но размером они примерно с козу. Или с очень маленькую лошадь. А по виду – как насекомые. И довольно устрашающие, скажу я вам. Более того, должен признаться, что из всех монстров в отряде скричеров они для меня самые страшные. У них огромное длинное жало. И острые жвала. А ещё это первый вид монстров, который был отнесён к отряду скричеров. Даже не знаю, что из этого хуже. Хм…

Фон Штрассер погрузился в молчание. Видимо, потерял мысль. Стэнка вежливо кашлянула. Директор очнулся и обвёл зрителей отсутствующим взглядом.

– Ах да. О чём это я? А вот о чём: берегитесь! Берегитесь роя летающих монстров, похожих на насекомых размером с козу. Вот так. На этом всё. Позвольте откланяться.

Фон Штрассер развернулся на коне и махнул рукой.

– Стойте! – крикнула Сэффи ему вслед. – Зачем они пытаются проникнуть в школу?

Стэнка уставилась на неё не мигая. Фон Штрассер снова повернулся к залу лицом.

– Благодарю за вопрос, мисс Домингес. Вы, возможно, заметили довольно красивое растение, которое сейчас так обильно разрослось на стенах школы? Оно называется скричворт. Раз в пять лет скринкерскрич вьёт из этого растения себе гнездо и выводит в нём своё потомство. Это повторяется неизменно вот уже много тысячелетий.

– Скрич вот? – шёпотом переспросил Джаспер у Мака.

– Нет, скричворт, – отчётливо произнёс фон Штрассер. – Это первородная трава для монстров вида скринкерскрич. Все монстры в первые дни своей жизни, когда только вылупляются из яиц, питаются особым растением, первородной травой, из которой сделано их гнездо. Именно поедание первородной травы позволяет детёнышам монстров мутировать и становиться полноценными монстрами. Без травы они не могут превратиться в монстров, а остаются просто зверями. Например, грабберграйнд остаётся обычным пауком, октоглаг – осьминогом, и так далее, и так далее. У каждого вида монстров – своя первородная трава. У скринкерскричей это хорошо знакомый нам скричворт. Так уж получилось, что данное растение в изобилии произрастает у здания нашей школы.

Сэффи всплеснула руками:

– Подождите! Вы хотите сказать, что прямо здесь, на территории школы, растёт трава, которая превращает детёнышей монстров в настоящих монстров?

Учительница Стэнка повернулась к Сэффи и посмотрела на неё таким испепеляющим взглядом, будто её глазные яблоки способны были испускать лучи смерти.

– Именно так, – кивнул фон Штрассер.

– Так почему же до сих пор его не вырвали с корнем?

– Мисс Домингес! – взорвалась Стэнка.

– Благодарю вас, Стэнка, – успокоил директор фон Штрассер. – Но я объясню. Мы не можем уничтожить скричворт, мисс Домингес. Поймите, это растение обладает характеристиками монстра. Как и все монстры, оно живёт в холодных, тёмных местах и великолепно чувствует себя в наших суровых условиях. Ему нравятся отрицательные эмоции. Если его вырвать, оно вырастает вдвое больше. Если обрызгать его отравой, оно только сильнее разрастается. А кроме того, само растение полезно в хозяйстве. Его листья являются важным компонентом многих противоядий. Разумеется, после соответствующей обработки. – Фон Штрассер любезно улыбнулся и продолжил: – Всего прилетит девятнадцать монстров. Самая яркая из них – королева. Вам надо найти её гнездо и не допустить, чтобы её потомство вылупилось из яиц. Приятного дня!

Он снова махнул рукой и направился к выходу. Мак хлопнул Джаспера по спине.

– Круто, да?

Он весь сиял от счастья.

– Да, – угрюмо ответил Джаспер. – Супер.

4

«Дом монстров» – это необычная школа. Здесь нет таких предметов, которые изучают в других школах. Зато есть свои, особые предметы, и у всех у них одна общая цель: научить школьников охотиться на монстров. Некоторые предметы очень даже интересные. Но только не «Отдых и расслабление». По своему содержанию это нечто среднее между медитацией и армейской тренировкой. После школьного собрания детям всё же пришлось пойти на урок.

– Доброе утро, класс 2Б!

– Доброе утро, мастер Пун! – хором отчеканил класс, как солдаты в армии.

Только Сэффи пробурчала что-то себе под нос. Учитель, суматошный генерал по имени мастер Пун, сидел со скрещёнными ногами в центре круга, составленного из декоративных свечей с ароматом розы. Он был одет в полное камуфляжное обмундирование и в довольно нелепый шлем с гребнем.

– Сидеть! – приказал мастер Пун.

Ученики послушно сели.

– Сегодня, чтобы помочь вам расслабиться, я решил использовать свечи, – орал мастер Пун, не сбавляя тона. – Мне надо, чтобы вы все до единого были полностью спокойными и умиротворёнными. У вас не должно быть никаких тревожных мыслей. Вы не должны опасаться, вдруг свеча подожжёт вам волосы. Или представлять, как расплавленный воск может изуродовать ваши юные лица. Приказываю: нюхать свечи! – рявкнул он. – Слышите запах?

– Так точно! – хором ответил класс.

Сэффи закатила глаза.

– Домингес! На пол, отжаться двадцать раз! Не закатывать глаза!

Стиснув зубы от напряжения, Сэффи сделала двадцать отжиманий. Феликс, стоявший ближе всех, глядя на неё, не смог сдержать ухмылку.

– Браун! Не ухмыляться! Отжаться двадцать раз! – скомандовал мастер Пун.

Джаспер приложил огромное усилие, чтобы не засмеяться. Каждый раз перед уроком друзья бились об заклад, кого мастер Пун заставит сделать больше отжиманий. Когда Феликс закончил отжиматься, мастер Пун громогласно объявил:

– В этом году я не только буду преподавать у вас свой предмет, но также буду вашим классным руководителем. Теперь мы будем видеться с вами чаще. И я не потерплю никаких глупостей. Всем лечь и отжаться двадцать раз. И вам тоже, Домингес и Браун. Да, опять. Начи-най!

Все ученики приняли исходное положение и начали отжиматься. Мастер Пун ходил вдоль строя и следил.

– Нам предстоит великий год. Верно, Макфи?

Джаспер поднял глаза. Учитель стоял над ним и смотрел на него сверху вниз. Глаза мастера Пуна вспыхивали недобрым огнём в мерцающем свете свечей.

– Э… да… отличный год, – согласился Джаспер.

– Ещё двадцать! Не скалить зубы, не врать! – Мастер Пун прижал Джаспера к полу своим блестящим чёрным ботинком.

Когда Джаспер закончил упражнение, ему показалось, что руки сейчас отвалятся. Он сел обратно на мат.

Для предмета «Отдых и расслабление» мастер Пун был, несомненно, худшим из всех возможных учителей. А теперь он стал ещё и классным руководителем. Значит, придётся с ним встречаться каждый день в течение целого года. В прошлом году классным руководителем была Стэнка. Если получилось выдержать её, то мастера Пуна как-нибудь переживём. Хуже Стэнки никого быть не может. Или может?

– Хорошо! – заявил мастер Пун. – Теперь расслабление! Нюхать свечи! Скричеры питаются вашим страхом и становятся сильнее. На моих уроках вы научитесь сохранять хладнокровие даже в максимально стрессовых ситуациях. Вы сможете контролировать свой страх. Готовы расслабляться?

– Так точно! – нестройно отозвался класс.

– Не слышу! Готовы расслабляться?!

– Так точно! – бодро отрапортовал класс.

– А я вам скажу, что из вас никто, ни один нормально не расслабляется! Закрыть глаза и расслабиться! Быстро! Почувствуйте, как мышцы становятся мягкими. И дышите! Дышите, я сказал!

Джаспер старался расслабиться как мог, но он знал, что в любой момент мастер Пун может сделать что-то похуже, чем просто орать.

«Дыши, – говорил Джаспер самому себе. – Расслабляйся».

Но вдруг он почувствовал, как что-то запрыгнуло ему на колени. Он ещё сильнее зажмурил глаза. Мальчиком начал овладевать панический ужас. Он посетил достаточно уроков отдыха и расслабления и мог сказать наверняка: ничего хорошего там быть не может.

– Сохраняем спокойствие, расслабляемся, контролируем страх! – строго приказывал мастер Пун. – Дополнительный приз: каждый, кто не закричит, когда откроет глаза, получит карту отмены. Её можно использовать, чтобы отменить два штрафных балла.

Джаспер воспрял духом. Ему бы не помешала такая карта. Он стал раздумывать, что за гадость ему подсунул сумасшедший генерал. От любопытства уже почти захотелось открыть глаза. Но тут штуковина, лежавшая у него на коленях, зашевелилась. Точнее, хуже: она поползла.

– Готовьсь! По моей команде открываем глаза! – приказал мастер Пун. – Внимание… Глаза открыть!

Джаспер стиснул зубы, открыл глаза – и закричал.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.