книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Тридцать первое декабря. День, когда все взрослые становятся детьми. Они также радуются уличным пушистым ёлкам, которые переливаются яркой цветовой палитрой. С предвкушением ожидают подарков от Деда мороза, зная, что его не существует. И конечно, верят в чудо. В то, что их самое сокровенное желание обязательно исполниться в наступающем году.

***

У меня в жизни всё было хорошо. Без чуда и волшебства я успешно окончила престижный ВУЗ, устроилась по профессии на любимую работу. Жила отдельно от родителей в благоустроенной квартире. У меня были: прекрасные друзья и отдых на море два раза в год.

В общем, не жизнь, а сказка. Но как мы знаем, и в сказках не всё так гладко. У меня было всё, кроме одного – любви. Да, да! Мне не везло в любви.

Не всегда. А в последние два года. Ну как не везло. Поклонники были. Но мне никто не нравился. То толстый, то худой. То скучный, то гуляка. В общем, к двадцати семи годам я была не замужем, без детей и с завышенными требованиями.

Последнее, говорили мои подруги Лена и Ольга. А ещё называли снежной королевой. Ну, это скорее из-за внешности. У меня были тёмно-коричневые волосы и голубые глаза.

Подруги сами уже давно обзавелись семьями и имели детей. У Лены – сын, у Ольги – две дочки.

Грядущий Новый год мы по традиции будем отмечать все вместе у Ольги дома. Просто потому, что у неё квартира больше всех. А нас как-никак пятеро взрослых и трое детей.

Сегодня, к слову, будет шестеро.

Я стояла под горячими струями воды в ванной, смывая усталость и суматоху рабочего дня, когда позвонила Ольга.

Я наспех выскочила и подняла трубку, немного злясь на того, кто посмел оторвать меня от любимого занятия.

– Алло, – это была Ольга.

– Наташ привет. Ну что сегодня к десяти вечера как договаривались?

– Да. Конечно. А что случилось?

– Да ничего. Хотела предупредить, – в трубке забарахлило.

– Сегодня с нами будет…ва…ки.

– Что? Я не поняла? Ты где? Связь плохая, – на том конце слышались лишь обрывки фраз.

– Алло. Слышно? – появилась вновь подруга.

– Да.

– Я говорю, друг детства Мишкин будет…Ав…Ик.

– Друг?

– Алло. Тебя тоже не ….но… Дава… Ню…

И она кладёт трубку.

Что-то я не очень поняла. Друг? Кажется Славик? Если я правильно услышала. Хорошо. Друг, так друг. Значит познакомимся.

***

Белый бархат хрустел под ногами. Я нарядная, красивая, в новеньких итальянских сапожках и белой дублёнке спешила на такси. Водитель по ошибке подъехал не к моему подъезду.

Белая «Рено логан» 685. Моя.

Я открыла дверь и юркнула в тёплый салон автомобиля. Увидев рядом ещё одного пассажира от неожиданности воскликнула: «Ой. А вы ещё кто?»

– Дед мороз. Не видно, что ли? – молодой человек был в красном костюме, расшитом золотыми снежинками, с длинной густой белой бородой и в красной шапке с помпоном. Рядом с ним на сидении лежал золотистый большой мешок с подарками.

– Да я вижу. Но, что вы делаете в моём такси?

– Девушка простите, пожалуйста. Это я подобрал его по пути. Уж очень он просил, – вступил в разговор усатый дяденька за рулём.

– Я вас целый час прождала. А вы ещё и с пассажиром приехали? – переметнула я взгляд на водителя.

Я почему-то злилась. Я спешила к девчонкам, а ещё к этому Славику. Почему-то мне казалось, что он мне очень понравится. Чувствовала сердцем.

– Девушка. Сегодня же Новый год. А вы такая бука. Я заплачу. Не переживайте. Вам куда ехать? – обратился ко мне ряженный.

– Бука? – возмущенно посмотрела на него. Из под шапки видны были лишь его глаза. Они блестели и улыбались. – Я спешу очень. Вот.

– К кому? – не отставал дед мороз.

– К молодому человеку, – зачем-то соврала я. Улица Юных пионеров, дом восемнадцать.

Дед мороз вмиг стал серьезным, хмыкнул и отвернулся к своему окну.

Дальше мы ехали в тишине. Улицы сверкали от гирлянд и горящих окон домов. Из приоткрытой форточки доносился запах хлопушек и звуки фейерверков.

Ещё только десять, а люди уже праздновали.

Я посмотрела на сидящего рядом парня. А ему то куда ехать? Ммм… Не моё это дело.

– Остановите, пожалуйста, у цветочного киоска, – оживился вдруг Дед мороз. – Вы не против? – это уже мне.

– Нет, – согласилась я.

Машина юзом прошлась по мокрому снегу и затормозила.

Парень вышел.

Через минут пять, дверь в машину распахнулась, впуская запах зимы и свежих роз.

Дед мороз держал в руке красивый, небольшой, очень милый букет нежно-оранжевых роз. Мне даже немного стало завидно. Так мне понравились эти цветы.

На долю секунды я даже подумала, что это мне. Но увы. Как же мне? Я его имени даже не знаю. Какая глупость.

Тем временем мы заехали в Ольгин двор.

– Я заплачу, – парень расстегнул красный сюртук. Под ним была кожаная коричневая куртка. Он достал из кармана купюры и передал водителю.

Мы одновременно выбрались на мороз.

– Спасибо. Но не стоило. Я могла и сама заплатить.

Дед мороз копался в куртке, ничего не ответил. Наконец он достал мятый клочок бумаги и что-то на ней прочитал.

– Так и есть. – радостно сказал он мне.

– Что? – я переминалась с ноги на ногу, замерзая в капроновых колготках.

– Это судьба. Нам с вами в один дом надо.

– Правда? А я думала – вы меня преследуете.

– Что вы? Конечно нет.

Я развернулась и пошла в дом, больше ничего не сказав.

Вот так совпадение! Неужели и правда, судьба?

Дед мороз остался на улице.

***

Лифт… Может всё-таки пешком?

Была, не была. Шестой этаж, высокие каблуки и огромный пакет подарков сделали выбор в пользу железной кабинки.

Я осторожно шагнула в кабинку и улыбнулась. Ничего не случится. Ничего не случится. Как слова заклинания проговаривала я про себя.

Вдруг со стороны входной двери послышался стук, потом быстрые шаги и наконец, голос: «Постойте. Я с вами».

Опять он?

Дед мороз буквально запрыгнул ко мне и улыбнулся широкой улыбкой. И чего он такой довольный, как сытый кот Васька?

– Спасибо. Я же говорю это судьба, – торжественно провозгласил он.

– Вам какой этаж?

Парень стоял так близко, что я ощутила свежий запах его парфюма.

– Эмм. Мне пятый. Наверно…А вам?

– А мне выше, – я осторожно нажала на горящую желтым циферку пять.

Дверь закрылась, и мы поехали.

– И всё же, что вы такая хмурая? Новый год же? – спросил парень.

– Не знаю – получилось резковато.

– Ааа… Ну ясно, – сник Дед мороз.

Я нервно теребила сумочку на плече. Время будто остановилось. Да, что он так медленно ползёт?

Тут лифт рывком встал, затарахтел, поехал и снова остановился. Двери не открылись. Вокруг тихо. Только мой пульс резко участился, а в ладонях начало предательски покалывать.

Я испугалась. По-настоящему. Как в детстве.

– Что это значит? – пропищала я голосом, который сама не узнавала.

Руки задрожали. Мне стало жарко. Во рту будто пустыня.

– Да не переживайте. Застряли мы. Что ж ещё, – будничным тоном ответил весельчак, так, словно это случалось с ним каждый день.

Я с грохотом опустила тяжелый пакет на пол и стала нервно нажимать на все кнопки подряд. Совершенно не понимая, что делаю. Я закашляла, мне было нечем дышать.

– Да вы что? – парень сделал шаг в мою сторону и приобнял одной рукой. В другой руке он держал цветы.

– Я боюсь, – прошептала я очевидное.

– Тшш… Тише, тише всё будет хорошо. Слышите? Вы меня слышите?

Он отстранился и, кажется, положил букет на пол. Снова прижал меня к себе.

По моим щекам уже катились слезы. Зачем же я полезла сюда? Господи, помоги.

Парень гладил меня по спине, и это как ни странно немного успокоило меня. Я притихла.

– У вас клаустрофобия, – как факт твёрдо признал он.

Я кивнула головой и шмыгнула носом.

– Не бойтесь, хорошо? Вы не одна. Я помогу. Я квалифицированный психотерапевт. Со мной вы справитесь со своим недугом.

Звучало многообещающе. Больше десяти лет уже от этого страдаю. А тут избавлюсь?

Я заёрзала в руках парня. Он ослабил хватку и отступил на шаг.

Борода его съехала, как и шапка. Взгляд его был обеспокоенный. Я бы наверно засмеялась, глядя на него, если бы к моему горлу не подступала тревога.

Дед мороз, словно прочитав мои мысли, снял с себя всю бутафорию и положил в мешок, оставаясь лишь в красном длинном халате.

– Кому розы? – спросила первое, что мне пришло на ум. Просто, чтобы отвлечься.

– Ммм… Одной девушке, – ясно ответил он. – Снимите куртку и шарф.

– Что?

– Снимите тёплую одежду. Так будет легче.

– Ааа.

Я принялась снимать одежду. Запуталась в шарфе. Он и правда повис на мне колючей змеёй и никак не хотел отпускать меня.

– Можно мне?

– Угу, – я замерла.

Горячие пальцы слегка коснулись моей шеи и распутали шерстяной палантин. Он перехватил мои руки и помог снять дублёнку.

– Я вызову диспетчера, – сказал он и нажал на зеленую кнопку в самом низу панели.

– Слушаю. Что случилось? – прокряхтел голос женщины.

Я подлетела на звук голоса и закричала: « Мы застряли, помогите. Мы застряли».

– Ничего не слышу. Хватит баловаться.

Вызов прервался.

– Это что значит? Боже мой, – Я начала трясти свою сумку в поисках телефона, – Да где же он? Где он?

– Успокойтесь! Вас как зовут?

– Наташа, – я продолжала перекапывать содержимое сумочки. Платок, шапка, кошелёк, блокнот… И как там всё это оказалось?

– Отличное имя. А я Павел. Что вы ищете? Бросьте это занятие! Послушайте меня, – он коснулся моего плеча так неожиданно, что я на миг остановилась.

Он взял из моих рук сумку и поставил на пол. Забрал дублёнку, которая висела на локте.

– Итак. Встаньте прямо. Закройте глаза.

У меня начинала болеть голова, но я послушно выпрямилась, встала перед ним и закрыла глаза. Чувство паники нарастало с каждой секундой.

– Сделайте глубокий вдох через нос на 8 счетов прямо сейчас. Давайте. Один, два, три….

Я медленно вдохнула и начала считать про себя до восьми.

– Восемь. Теперь задержите дыхание на четыре секунды.

Один, два, три, четыре.

– Выдыхайте ртом на семь счетов. Один, два, три…

После выдоха я открыла глаза. Лицо Паши оказалось совсем близко. Я не ожидала и вновь закрыла глаза.

– Я разве разрешил открывать глаза? Повторяем всё снова. Дышите так, пока я не скажу остановиться.

Что? Тоже мне диктатор! Но я покорно продолжала дышать в медленном темпе. Нервы немного стали успокаиваться. Ритм дыхания нормализовался. Мне стало действительно легче.

– Стоп. Открывайте глаза. Как вы себя чувствуете? Голова не кружится?

– Нет. Спасибо, – я даже слабо улыбнулась моему спасителю, – Чувствую себя лучше. Но все равно очень хочется выбраться отсюда.

Я скрестила руки на груди и облокотилась на стену. Потом отошла, поняла, что просто не могу стоять на месте. Стала ходить из стороны в сторону, словно дикий лев в клетке.

– Я могу вас спросить? – Павел наблюдал за мной.

– О чём? Спрашивайте?

Он облокотился одним плечом о стенку и впервые осмотрел меня. Так… Так, словно хотел раздеть. Медленно прошёл взглядом снизу вверх, на миг остановился на зоне декольте и посмотрел прямо в глаза.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.