книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Энид Блайтон

Волшебные сказки круглый год

Весна

Наковаленка певчего дрозда

Стояло чудесное весеннее утро. Громко пели птицы, и солнце так ярко светило в окошко, что Джейн проснулась рано-рано и выскочила из постели, не дожидаясь, когда мама придёт её будить.

«Надо посмотреть, как там мои ростки, – подумала Джейн. – Все эти дни стояла такая плохая погода, что я не выходила из дома. Сбе́гаю до завтрака, пока она снова не испортилась».

Джейн торопливо натянула платье и помчалась в сад. Воздух после дождя был тёплым и влажным. В саду был выделен уголок специально для Джейн, и она могла сажать там всё, что хотела. Девочка надеялась, что её цветы подросли после дождя. Они и правда вытянулись, но только – ой! – каждый листочек кто-то обкусал! Джейн ужасно расстроилась. Она пробежалась по всему саду и увидела, что растения, которые посадил папа, тоже кто-то погрыз. И молодые листья салата были объедены.

Джейн кинулась обратно в дом. Она влетела в столовую в тот самый момент, когда родители и её брат Питер садились завтракать.

– Папа! – закричала Джейн. – Кто-то объедает все твои растения в саду! Кто-то большой, не гусеница и не личинка какая-нибудь.

– Скорее всего, это улитки, – сказал папа. – На языке у одной улитки четырнадцать тысяч зубов. Представляешь, сколько вреда могут нанести за ночь несколько улиток? Их ведь много выползает после дождя.

– У улиток есть зубы на языке?! – удивился Питер. – А я и не знал! Четырнадцать тысяч зубов! Да у них языки, как напильник, наверное!

– Точно, – подтвердил папа, – как тёрка. Конечно, их зубы не похожи на наши с тобой, Питер. Но всё равно они очень острые и крепкие. Улитка способна за ночь сточить своим языком почти весь росток.

– А язык у неё от этого не стачивается? – спросила Джейн.

– Конечно, стачивается, но он постоянно нарастает заново, – объяснил папа.

– Ну и что нам делать с этими улитками? – нахмурилась Джейн. – Мы же не дадим им обглодать весь наш сад? Их там, наверное, несколько десятков.

– Сначала позавтракай, – сказала папа, – а потом вместе сходим и посмотрим, что там творится.

Очень скоро они уже ходили по саду, осматривая растения. Внезапно папа остановился и указал на что-то впереди:

– Ну вот, можно больше не беспокоиться из-за нашествия улиток. С ними и без нас расправятся. Видите вон тот кремень? Это наковаленка певчего дрозда. Поймав улитку, он летит к этому камню, чтобы расколоть об него её раковину.

Дети увидели плоский кремень, земля вокруг которого была усыпана осколками ракушек.

– Неужели у дрозда хватает ума, чтобы колоть раковины о камень? – недоверчиво спросил Питер.

– А давай спрячемся в беседке и понаблюдаем немного, – предложил папа. – Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Все трое спрятались в беседке и, присев на скамейку, замерли в ожидании. К счастью, ждать пришлось недолго. Очень скоро к камню прилетел дрозд с крапчатой грудкой.

– Посмотрите! У него в клюве улитка! – зашептала Джейн.

Так оно и было. Дрозд принялся стучать улиткой о камень. Тук, тук, тук! Ток, ток, ток!

– Я часто слышал этот стук, но не догадывался, откуда он! – прошептал Питер. – Теперь буду знать, что это дрозд бьёт по своей наковаленке.

А дрозд трудился вовсю. Твёрдая раковина никак не поддавалась, и он со всей силы бил её о кремень. Крак!

– Расколол! – воскликнула Джейн. – Ну, теперь он добрался до мягкой улитки! Папа, он её ест!

– Бедная улитка, – вздохнул Питер. – Но нечего ей было обгрызать наш салат.

– Умный дрозд, – заметил папа, вставая. – Ну, думаю, на него можно положиться. Уж он как-нибудь разберётся с улитками, правда?

Джиллиан и ягнёнок


Как-то раз Джиллиан решила сама сходить на ферму за яйцами.

– Я возьму с собой куклу Бетти, – сказала она маме. – Она была сильно простужена, и ей полезно чаще бывать на солнце. Я быстро сбегаю, мамочка.

Джиллиан уложила куклу в коляску, укрыла её одеяльцем, а кошелёк с деньгами засунула поглубже под колпак коляски и отправилась в путь по сельской дороге, чувствуя себя очень взрослой и самостоятельной.

Под мостиком бежал звонкий ручеёк. Из травы выглядывали белые ромашки и первые лютики. В небе – так высоко, что даже и не видно, – заливался жаворонок.

– Надеюсь, тебе нравится прогулка, – сказала Джиллиан своей кукле Бетти, одетой в шерстяную шапочку, из-под которой выбивались кудряшки.

Очень скоро Джиллиан уже была на ферме. По двору бегало столько кур, что коляску приходилось катить очень медленно и осторожно. Куры громко и весело кричали Джиллиан: «Куд-куда!» И она отвечала им: «Кудах-тах-тах!» Куриный язык был несложный.

Джиллиан подкатила коляску к двери дома и постучала. Но никто ей не открыл. Она постучала снова, на этот раз посильнее. Всё равно никто не вышел.

– Ну вот, – огорчилась девочка. – Значит, хозяев нет, и придётся мне возвращаться домой без яиц. Как обидно!

И Джиллиан пустилась в обратный путь. Она уже прошла поле, как вдруг заметила какое-то движение возле изгороди. Девочка остановилась, чтобы узнать, что там такое.

– Ой, крошечный ягнёнок! – удивлённо воскликнула она. – Убежал с луга. Беги назад, ягнёнок, а то на дороге тебя может сбить машина.

Но ягнёнок не хотел возвращаться на луг. Малыш, хромая, подошёл к Джиллиан, и тут она разглядела, что он сильно поранил ногу о колючую проволоку, протянутую вдоль изгороди. Девочка присела, чтобы получше рассмотреть рану.

– Когда я разбила коленку, мне её промыли водой и намазали специальной мазью, – сказала Джиллиан ягнёнку. – Твоя мама-овечка так не умеет, но зато она вылижет тебе ранку чисто-начисто, когда ты к ней вернёшься. Вон она, смотрит на тебя из-за изгороди.

И правда, сквозь дыру в изгороди с громким блеянием просовывала голову взрослая овца. Джиллиан взяла ягнёнка на руки и подтащила прямо к дыре, но он всё равно не хотел лезть обратно и, хромая, побежал за девочкой.

– Что же мне делать, ягнёнок? – задумалась Джиллиан. – Не могу же я тебя бросить на дороге! А к маме ты идти не хочешь. И на ферме никого нет, так что отдать тебя некому.

Джиллиан посмотрела на ягнёнка, а ягнёнок посмотрел на Джиллиан и вдруг тоненько сказал: «Ма-а-а!» – и его хвостик затрясся, как серёжка на кусте орешника.

– Ладно. Я отведу тебя домой к своей маме, – решила Джиллиан. – Она добрая и придумает, как нам быть. И она полечит твою ножку.

– Ма-а-а-а! – снова проблеял ягнёнок.

– Тогда пойдём, – сказала Джиллиан. – Не отставай, ягнёнок!

Но ягнёнок за ней не пошёл. Он стоял на одном месте, блеял и тряс хвостиком.

– Просто не знаю, что мне с тобой делать! – воскликнула Джиллиан.

И тут у неё возникла отличная мысль. Ну конечно! Она может посадить ягнёнка в кукольную коляску! Он такой маленькой, что легко там поместится.

Джиллиан осторожно подняла ягнёнка и уложила его в колясочку рядом с куклой.

– Тебе придётся потесниться, Бетти, – сказала она, – но тут уж ничего не поделаешь. Ложись, ягнёнок, я укрою тебя одеяльцем.

Оказавшись в коляске, ягнёнок затих. Джиллиан укрыла его и подоткнула одеяльце как следует, чтобы он его не сбил, если начнёт вертеться.

– Ма-а-а-а! – проблеял ягнёнок и понюхал Бетти.

Джиллиан отправилась домой, везя коляску перед собой. По дороге она повстречала лесника мистера Логса.

– Доброе утро! – поздоровался он. – Как поживает твоя кукла?

– Ей немножко тесно, потому что вместе с ней в коляске лежит ягнёнок, – объяснила Джиллиан.

Мистер Логс наклонился – и правда, из коляски на него смотрел ягнёнок! Мистер Логс расхохотался.

– Очень забавно! – сказал он. – Ну-ну!

Потом Джиллиан встретила миссис Тимбл, которая шила одежду на заказ для всей округи.

– Доброе утро, Джиллиан! – сказала она. – Как себя чувствует твоя кукла?

– Ей немного тесновато, – сказала Джиллиан, – потому что вместе с ней в коляске лежит ягнёнок.

Миссис Тимбл наклонилась к коляске, и тут ягнёнок проблеял:

– Ма-а-а-а!

Миссис Тимбл расхохоталась.

– Нет-нет, я не твоя ма-а! – сказала она ягнёнку. – Но я слышу, как она блеет на лугу. Наверное, зовёт тебя.

– Ой, а вон моя мамочка! – воскликнула Джиллиан. – Мне надо показать ей ягнёнка. До свидания!

Она вошла в ворота фермы «Соломенные крыши», толкая перед собой коляску. Мама пропалывала грядки неподалёку от входа, и Джиллиан сразу окликнула её:

– Мамочка, у меня ягнёнок с пораненной ножкой! Он не хотел возвращаться на луг, а на ферме никого нет, и поэтому я привезла его домой, чтобы ты его полечила.

Мама удивлённо выпрямилась и огляделась по сторонам. Ей даже не пришло в голову заглянуть в коляску!

– Да где же ягнёнок? – спросила она.

– Ма-а-а-а! – заблеял ягнёнок и задрыгал ногой, высунув её из коляски.

Как же мама хохотала, когда увидела ягнёнка, который лежал в коляске вместе с куклой Бетти!

– Какая же ты выдумщица, Джиллиан! – воскликнула она, а потом вынула малыша из коляски и осмотрела его ногу. – Беги и принеси мне тазик с водой.

Джиллиан кинулась выполнять поручение. Очень скоро мама промыла ягнёнку ранку и намазала её специальной мазью. Всё оказалось совсем не так страшно. Ранку даже не понадобилось бинтовать, хотя Джиллиан очень хотелось это сделать.

А тут к ним заглянула жена фермера, которая возвращалась домой из магазина. Она слегка удивилась, когда увидела в «Соломенных крышах» ягнёнка!

Джиллиан рассказала ей обо всём, и жена фермера тоже очень смеялась, представив себе ягнёнка в коляске.

– Спасибо тебе за доброту, за то, что позаботилась о малыше, пока меня не было, – сказала она Джиллиан. – Сейчас я отнесу его домой, а потом заделаю дыру в изгороди.

Так она и поступила, но с тех пор каждый раз, когда Джиллиан шла по сельской дороге вдоль изгороди, ягнёнок при виде её громко блеял: «Ма-а-а!» – и тянул к ней голову через кусты.

И конечно, Джиллиан всегда останавливалась, чтобы погладить его по чёрному тёплому носу!

Маленькое чудо


Фанни читала волшебные сказки. Каких только чудес не приключалось в волшебной стране! Волшебники превращали людей в разные предметы, произносили заклинания, наводили чары – просто удивительно!

– Мамочка, – сказала Фанни, дочитав книгу, – мне так хочется увидеть какое-нибудь волшебство! Но, кажется, на свете больше не осталось чудес. Ничто ни во что не превращается, никаких чар больше нет.

– Пожалуй, я могу показать тебе кое-что, очень похожее на маленькое чудо, – сказала мама. – Чудо, которое случается сотни раз каждый год в любом саду.

– Покажи, покажи, мамочка! – заволновалась Фанни.

И мама привела её в сад и принялась высматривать что-то на капустной грядке. Наконец она отвернула дырявый капустный лист и показала Фанни маленькую, зелёную с жёлтым гусеницу.

– Мы возьмём домой эту гусеницу вместе с листом, – сказала мама, – и проследим за её волшебным превращением.

И они принесли гусеницу прямо на капустном листе в комнату Фанни. Мама нашла коробочку и проделала в ней небольшие дырочки, потом посадила внутрь гусеницу и накрыла коробочку сверху стёклышком, чтобы Фанни было видно, как та грызёт свой капустный листок.

– А знаешь ли ты, во что умеет превращаться гусеница? – спросила мама.

Но Фанни было всего шесть лет, и она не знала во что.

– Гусеница превращается в бабочку с крылышками.

– Но как она это делает? – удивилась Фанни, глядя на длинную гусеницу. – Я вообще никаких крылышек у неё не вижу.

– А у неё их пока и нет, – ответила мама. – Они появятся позже, когда начнётся колдовство. А мы с тобой будем наблюдать за ней каждый день.

И они стали наблюдать за гусеницей. Целых два раза она вырастала такой большой и толстой, что собственная шкурка становилась ей мала и приходилось её менять. Фанни была поражена, что под старой шкуркой каждый раз оказывалась новенькая. Каждый день девочка подкладывала гусенице новый капустный лист, и та всё ела и ела и росла и росла.

Но вдруг гусеница перестала есть. Она забилась в самый уголок коробки и начала плести что-то вроде сеточки из шёлковой нитки – откуда только гусеница её брала? Она вся обмоталась этой нитью и прикрепилась к стенке коробки. Потом снова сбросила шкурку и… стала твёрдой, неподвижной и коричневой. Кажется, она умерла.

– Она теперь похожа на твёрдый свёрточек, – озадаченно сказала Фанни. – Это больше не гусеница. Но и не бабочка. Наверное, это какое-то неправильное волшебство, мамочка.

– Давай подождём немного, – улыбнувшись, предложила мама. – Гусеница превратилась в куколку. Наблюдай за ней каждый день.

Фанни стала наблюдать и через несколько дней прибежала к маме страшно взволнованная:

– Мама, мама! Мне кажется, в свёрточке появляется бабочка! Я немножко вижу крылья и, по-моему, ножки, только они сжаты все вместе. Смотри!

Мама подошла посмотреть, и в этот самый момент произошло чудо. Свёрточек треснул посередине, задвигался, закрутился, и из образовавшейся трещины высунулась маленькая голова.

– Кто-то вылезает! Оттуда кто-то вылезает! Смотри! – заверещала Фанни.

И правда, из свёрточка кто-то выбрался – кто-то с четырьмя белыми мятыми крылышками, шестью тонкими ножками и дрожащими усиками. Кто-то, настолько непохожий на гусеницу, что трудно было поверить, что именно она когда-то превратилась в свёрточек.

– Это же красивая белая бабочка! – воскликнула Фанни. – Бабочка с крылышками! Мамочка, откуда у неё взялись крылья? Ведь у гусеницы, когда она превращалась в куколку, их не было. И вообще, как гусеница может превратиться в бабочку? Скажи мне, скажи!

– Не знаю, – развела руками мама. – И никто не знает. Это маленькое чудо. Гусеница засыпает, а просыпается уже бабочкой. Прямо как в сказке «Красавица и Чудовище». Помнишь, как Чудовище превратилось в прекрасного принца? Вот и гусеница тоже превращается.

– Это же настоящее волшебство! – сказала Фанни, глядя, как бабочка расправляет и сушит свои влажные, мятые крылышки на солнце. – Скоро она улетит и поселится среди цветов! И больше не будет есть капустные листья. Ведь она теперь бабочка!

А тебе когда-нибудь приходилось видеть маленькое чудо, сотворённое гусеницей? Обязательно посмотри! Это самое настоящее волшебство – точь-в-точь как в волшебной стране!

Конфетти и колокольчики


– Пип! Куда ты подевался? – крикнула тётушка Твинкл. – А, вот ты где! Послушай, мне нужна твоя помощь.

– Какая именно помощь? – спросил пикси по имени Пип. – Я не хочу подметать, мыть полы или…

– Нет-нет, на этот раз мне нужна другая помощь, – сказала тётушка Твинкл. – Разве ты не слышал, что у куклы-морячка и куклы Тилли из кукольного домика сегодня свадьба?

– Что, правда? Обязательно пойду на свадьбу, – решил Пип. – Так о чём же ты хотела меня попросить, тётя Твинкл?

– У кукол нет конфетти, чтобы осыпать жениха и невесту, и колокольчиков, чтобы звонить в них. Может, вы с Джинки придумаете что-нибудь и принесёте к свадьбе?

– Конечно! – обрадовался Пип. – Джинки, пойдём. Нам срочно надо найти конфетти и колокольчики.

И оба пикси выбежали из дома. Сначала они отправились в колокольчиковую долину и сорвали шесть свежих, крепких колокольчиков. Аккуратно срезав головки цветов со стеблей, они насадили их на серебряную нить и нашептали в каждый цветок звонкое заклинание. После этого пикси натянули нить с колокольчиками над поляной, где готовился праздник.

– Они зазвонят в нужный момент, – сказал Пип. – Теперь бежим за конфетти. Мы быстро!

И пикси помчались к боярышниковой изгороди. Май был в самом разгаре, и воздух наполняли сладкие весенние ароматы. Боярышник был сплошь, точно шапкой, покрыт белоснежными цветами.

– Ветерок, подуй немного! – воскликнул Пип.

Ветер дунул легонько, и с куста дождём посыпались тысячи крошечных белых лепестков.

– Собирай, Джинки! – скомандовал Пип.

Друзья подобрали с земли лепестки, ссыпали их в бумажные пакеты и бегом вернулись на свадебную поляну.

– Самые лучшие, самые душистые конфетти на свете! – заявил Пип. – Но где же невеста? А, вот она!

И они с Джинки стали осыпать невесту горстями конфетти. Нежные лепестки красиво закружились в воздухе. А тут и колокольчики зазвонили, и все закричали от радости.

И кому же достались самые большие куски свадебного пирога? Думаю, ты догадаешься и без моей подсказки!

Удивительно!


– Я посадила свои семена! – крикнула Сандра. – И прицепила таблички с названиями, чтобы знать, где что вырастет.

Подошла мама, чтобы посмотреть на садик Сандры, в котором пока рос один розовый куст и один цветок анютины глазки. А вокруг была лишь коричневая земля, в которую Сандра и посадила семена.

– Тебе надо поливать их, если погода и дальше будет такой же сухой, – сказала мама.

– Но у меня нет лейки, – развела руками Сандра.

– Можешь взять у Пата, только сначала спроси разрешения, – посоветовала мама.

Сандра пошла к старшему брату.

– Пат, можно мне брать твою лейку, чтобы поливать свои семена? – спросила она.

– Нет, нельзя, – сказал Пат, поднимая голову от книги. – Я уже давал тебе ножницы, а ты их потеряла. И ещё давал почитать совсем новую книгу, а ты страницу порвала. Больше я тебе ничего не дам.

– Но я же купила тебе новые ножницы! – воскликнула Сандра. – И я не виновата, что книга порвалась, я просто оставила её открытой на столе, а тут котёнок запрыгнул и начал царапать страницу когтями.

Пат, не ответив, снова склонился над книгой. Тогда Сандра побежала искать маленькую корзиночку, чтобы сложить туда сорняки, – она прополет свой садик, и он будет такой аккуратный!

Скоро семена взошли. Они поднялись узкими зелёными рядами, и Сандра очень радовалась. Но земля стала ужасно сухой из-за того, что давно не было дождя, и девочка снова подумала о том, что хорошо бы полить росточки.

– Да, конечно, их обязательно надо полить, – подтвердила мама.

– Но Пат не разрешает мне пользоваться лейкой, – огорчилась Сандра. – Я его уже спрашивала.

– Это очень эгоистично с его стороны, – заметила мама. – Ты ведь ничего не сделаешь его лейке, даже не потеряешь.

– А можно мне взять папину лейку? – спросила Сандра.

– Что ты, милая, она слишком тяжёлая для тебя! – покачала головой мама. – Сейчас подумаем, что бы тебе такое дать вместо лейки.

– Может быть, старый чайничек из детской? – придумала Сандра. – У него носик давно отбился и крышка раскололась. Ты ещё сказала, что его нельзя починить, и мы им больше не пользуемся. Можно я возьму его себе и буду поливать свои ростки? Для них это самая подходящая лейка.

Мама рассмеялась:

– Надо же додуматься: поливать сад из заварочного чайника! И правда, почему бы тебе не использовать его как лейку? Можешь взять, мне он больше не понадобится.

Сандра, очень довольная, сразу побежала за чайником с отбитым носиком. Она всегда любила этот чайничек, потому что на нём были нарисованы кролики и цыплята. Девочке казалось, что чайничку грустно оттого, что никто им больше не пользуется.

Подбежав к крану на заднем дворе, Сандра наполнила чайничек и старательно полила ростки в своём саду. Вода из чайничка лилась тонкой прохладной струйкой, и растения, которым давно хотелось пить, конечно, очень обрадовались.

– Я оставлю тебя прямо здесь, рядом с клумбой, – сказала чайничку Сандра, опуская его в высокую траву. – Это чтобы Пат тебя не заметил и не отнял у меня. Знаешь, он ведь не всегда бывает хорошим мальчиком.

Высокая, густая трава спрятала чайничек, и Пат его не увидел. Но он заметил, что Сандра полила свой садик, и сразу заподозрил, что она воспользовалась его лейкой.

Пат тут же отправился к сестре.

– Не брала я твою лейку! – сказала Сандра.

– Но ты же полила свой сад! – настаивал Пат. – Чем же ты его поливала?

– Не скажу! – ответила Сандра. – Мне это дала мама. Это было раньше у нас в детской, но теперь оно моё.

– Если оно было в детской, значит, оно наполовину и моё тоже, – заявил Пат. – Скажи, что это? Может, я не захочу, чтобы ты это брала.

Но Сандра ничего не сказала, и Пат ушёл обиженный. Ему и в голову не могло прийти, что речь шла о чайничке, уютно устроившемся в траве!

А потом погода испортилась. Дожди шли почти каждый день, и садик не нуждался в поливке, так что Сандра совсем позабыла о чайничке. Ростки тянулись вверх и зеленели, на некоторых стебельках уже завязались маленькие бутончики, и Сандра любовалась ими при каждом удобном случае.

Но наконец дожди закончились. Снова засияло солнце, стало жарко, и тут Сандра подумала, что пора бы полить цветы. Куда же она положила старый чайничек без крышки?

– А, да! – вспомнила девочка. – Я спрятала его в траве возле клумбы. – Она пошарила руками в траве. – Вот он! Ой, внутри что-то лежит! Кто напихал сюда весь этот му-сор?

Сандра потянулась к чайнику, как вдруг вокруг неё запорхала маленькая синяя с жёлтым птичка.

– Тинь-тинь-тинь! – кричала она. – Тинь-тинь-тинь!

– Чего тебе нужно, синичка? – удивилась Сандра. – Ты чего на меня кричишь?

Синичка вдруг стремительно кинулась вниз и влетела в чайник. У Сандры широко распахнулись глаза.

– У тебя что, там гнездо?! – воскликнула она. – Ой, правда гнездо! В старом чайнике! А вход там, где раньше была крышечка!

Девочка наклонилась и заглянула в чайник – точно, синичка сидела внутри на «мусоре», только это был никакой не мусор, а гнёздышко!

Сандра не поверила своим глазам. Она помчалась через сад, крича во весь голос:

– Мама! У нас в саду поселились синицы! Угадай где!

– В моём скворечнике? – с надеждой вскрикнул Пат.

– А вот и нет! Твой скворечник тут вообще ни при чём! – воскликнула Сандра. – Мама, иди скорее!

Мама поспешила следом за Сандрой, за мамой бежал Пат, умирая от любопытства. Он сам, своими руками, смастерил такой миленький скворечник и повесил его на дерево, а синицы вздумали устроить гнездо в каком-то другом месте!

– Мама, смотри, гнездо! – сказала Сандра. – Мама-синичка устроила его в старом чайнике из детской, который ты дала мне, чтобы поливать мой садик. Смотри, она сидит внутри. А залетает через отверстие для крышечки.

– Надо же, какая прелесть! – всплеснула руками мама. – Ну и странное место она себе выбрала! Впрочем, синицы любят селиться в разных углублениях. Как тебе повезло, Сандра!

– Это наше общее гнездо, потому что чайник был общий, – ревниво сказал Пат, которому очень хотелось, чтобы синицы поселились в его скворечнике.

– Ладно, – великодушно сказала Сандра, – пусть гнездо считается общим. Я пока не знаю, сколько там яиц, но половина будет твоя. Ой, представляете, у нас вылупится куча синичек-птенчиков!

Тут синица вылетела из чайника, и Сандра заглянула внутрь.

– Раз, два, три, четыре, пять, шесть! – воскликнула она. – Каждому по три яйца. Когда появятся птенцы, мама?

– Не знаю, – покачала головой мама. – Думаю, скоро. Только не бегай сюда слишком часто, Сандра, не беспокой синиц, а то они могут покинуть гнездо.

– Но я же должна поливать свой садик! – заволновалась Сандра. – Мамочка, посмотри, какая сухая земля! Ой, я ведь больше не могу поливать!

– Почему? – удивилась мама.

– Потому что в моей лейке теперь живут синицы! Ты же помнишь, что я поливала свой садик из этого чайничка!

– Ах да, – вспомнила мама и внимательно посмотрела на Пата.

Тот густо покраснел.

– Можешь взять мою лейку, Сандра, – сказал он. – Но вообще-то я рад, что не дал её тебе раньше!

– Ну же, Пат, не вредничай, ведь Сандра поделилась с тобой гнездом, – проговорила мама.

– Я не вредничаю, – ответил Пат. – Я просто хотел сказать, что, если бы я одолжил Сандре лейку, она не взяла бы чайничек, и тогда в нём не поселились бы синицы, и у нас не было бы птенцов. Вот и всё.

– А-а, ну тогда я тоже рада, что ты не дал мне лейку, – засмеялась Сандра. – Но как же хорошо, что ты дашь мне её теперь! Потому что синичкам чайничек нужнее, чем моим росткам.

Все птенцы скоро вылупились, и в старом чайнике полным-полно крошечных жёлто-голубых синичек. Как бы мне хотелось показать их тебе!

Пасхальные цыплята


На Пасху Томми отправили на ферму к тёте Сьюзен и дяде Бену. Мама с папой уехали отдыхать вдвоём, и Томми очень переживал, потому что он любил проводить этот праздник дома с родителями. К завтраку на стол выставлялись пасхальные крашеные яйца, а ещё были яйца шоколадные. Кроме того, к яйцу нередко привязывали игрушечного жёлтого цыплёнка или пушистенького кролика.

«Вряд ли тётя Сьюзен или дядя Бен знают, что дарят маленьким мальчикам на Пасху, – печально думал Томми. – Наверное, они вообще никаких яиц не купят. Как же мне хочется оказаться дома с мамой и папой!»

Действительно, пасхальным утром, когда Томми прибежал в столовую завтракать, он увидел на столе в подставке для яйца не цветное расписное яичко, а самое обычное, коричневое, которое снесла коричневая курочка Пенни.

Томми внимательно оглядел стол – а вдруг для него припасли шоколадные яйца, – но не обнаружил ни одного, даже совсем крошечного шоколадного яичка. Ему стало очень грустно.

– Садись ешь, Томми, – сказала тётя Сьюзен. – Нам надо торопиться, у меня куча дел.

У тёти Сьюзен всегда была куча дел. И у дяди Бена тоже.

«Может быть, поэтому они забыли про пасхальные яйца», – подумал Томми.

Он вспомнил жёлтого цыплёнка, которого видел накануне в кондитерском магазине, когда они с тётей Сьюзен ходили в деревню за покупками. Цыплёнок нёс на спинке разноцветное яичко. Вот бы Томми такого! Он хотел попросить тётю Сьюзен купить цыплёнка, но не решился. Мама много раз объясняла ему, что нельзя надоедать взрослым просьбами купить что-нибудь. Если он будет хорошо себя вести, уверяла мама, ему и так обязательно всё купят.

«Наверное, я не очень хорошо себя вёл», – решил Томми и поэтому не стал дуться и показывать своё огорчение, а постарался вести себя очень-очень хорошо и не сердить тётю Сьюзен. Он даже не уронил ни крошки желтка на скатерть, когда ел яйцо.

– Тебе помочь с чем-нибудь, тётя? – спросил Томми после завтрака.

– Кажется, дядя Бен хочет, чтобы ты сходил с ним в курятник, – ответила тётя Сьюзен. – И я схожу вместе с вами.

И они все втроём отправились в курятник. Там было четыре гнезда, и в каждом гнезде – по коричневой курочке, и каждая курочка высиживала тринадцать яиц.

Оказалось, что из нескольких яиц совсем недавно вылупились цыплята! По курятнику уже бегали три жёлтых цыплёнка и громко пищали: «Пип-пип-пип!»

– Ой! – восхищённо ахнул Томми. – Посмотри, какие хорошенькие, тётя! Они гораздо лучше тех игрушечных цыплят, которых я видел вчера в магазине! И… ой, смотри, у них к спинкам что-то привязано! Что это?!

– А ты посмотри, – со смехом предложил дядя Бен.

Томми присел на корточки, но цыплята спрятались в гнездо за маму, так что их было не разглядеть. Наконец один снова выскочил из гнезда, и знаешь, что было привязано у него к спинке? Маленькое шоколадное яичко! Представляешь?!

– У него на спинке яичко, совсем как у игрушечного цыплёнка в кондитерской! – закричал Томми. – Для кого это яичко, тётя Сьюзен?

– Для одного моего знакомого – хорошего маленького мальчика, которого зовут Томми, – рассмеялась тётя Сьюзен. – Это яичко от меня, Томми. А второе яичко – от дяди Бена. Ну а третье – от мамы с папой. Оно пришло вчера по почте, но мы решили сберечь его до Пасхи. А когда вылупились цыплята, мы с дядей Беном подумали, что ты будешь рад получить в подарок и яички, и цыплят – самых настоящих пасхальных цыплят!

– Тётя, эти цыплята тоже мне? Вот здо́рово!

Дядя Бен поймал цыплят и снял с них шоколадные яички. Томми осторожно погладил мягоньких попискивающих птенчиков. Они были такие тёплые! Его собственные цыплята! Томми был в восторге.

– А они тоже станут курочками, когда вырастут, и будут нести мне яйца? – спросил он.

– Да, конечно, – ответила тётя Сьюзен. – Ты заберёшь их с собой через неделю, когда поедешь домой. Живых пасхальных цыплят, Томми, твоих собственных!

– Это самая лучшая Пасха из всех, какие у меня были! – заявил Томми. – А я-то боялся, что она будет не очень весёлой. Интересно, что скажет мама, когда я привезу домой пасхальных цыплят?

Цыплята до сих пор живут у Томми, правда, они уже выросли и стали коричневыми курочками. Скоро они начнут нести яйца к завтраку. Каждая курочка – по яичку. Одно – для Томми, второе – для мамы и третье – для папы. Вот как Томми повезло, правда?

Тайна чёрного дрозда


А ты знаешь, что у семейства чёрных дроздов есть тайна, которой они никогда не делились с другими птицами и вообще ни с какими живыми существами?

Сотни лет назад жил-поживал Принц Белой магии, и у него был Золотой колодец. Это был необычный колодец, поскольку он всегда был доверху наполнен чистейшей золотой водой. И всё, что опускали в этот колодец, становилось ярким и блестящим, как золото, и очень красивым. Но колодцем пользовались много-много лет, и в конце концов вода в нём истощилась и утратила свою золотую силу.

Поэтому Принц решил съездить в Страну солнечного сияния, чтобы купить там как можно больше чистейших солнечных лучей и с их помощью починить колодец. Он отправился в дорогу, захватив с собой особый плотный мешок, сквозь который не пробивался солнечный свет – так никто не узнает о его тайне. Вскоре Принц купил то, что хотел, и с помощью колдовства заключил солнечное золото в мешок, туго завязал его и пустился в обратный путь.

И всё же, несмотря на все предосторожности, желтоглазые гоблины, живущие в Тёмном лесу, прознали о секретном путешествии Принца. Они решили запутать Принца, чтобы он сбился с пути, а потом отнять у него мешок. Гоблины задумали оставить солнечное золото в Тёмном лесу, чтобы он стал светлым и прекрасным.

Во время путешествия Принц сделал себя невидимым, но, к сожалению, он не мог сделать невидимым и мешок. А кроме того, Принц с огорчением понял, что мешок недостаточно плотный, и солнечный свет всё же пробивается сквозь него наружу. А это значило, что Принца будет очень легко увидеть в Тёмном лесу! Что же делать?

Подумав, Принц позвал на помощь мудрого чёрного дрозда и спросил его совета. И дрозд, сверкнув глазами, придумал отличный выход из положения. Он сказал, что попросит у каждого чёрного дрозда в лесу всего лишь по одному пёрышку из крыла. А потом с помощью липкой смолы каштановых бутонов они оклеят перьями весь мешок и таким образом спрячут солнечный свет.

И работа закипела. Дрозды роняли чёрные перья возле Принца, а тот мазал их каштановой смолой и приклеивал сверху на мешок. Очень скоро он так густо покрыл весь мешок перьями, что солнечный свет стал совершенно не виден в сумраке Тёмного леса. Принц преспокойно прошёл через царство желтоглазых гоблинов, и ни один из этих хитрецов не заметил ни Принца, ни мешка, покрытого чёрными перьями.

Вернувшись домой, Принц высыпал солнечные лучи в старый колодец, и вода в нём сразу заблестела. И всё, что опускали в этот колодец, как и прежде, становилось прекрасным и золотистым, словно апельсины. Принц был счастлив. Он созвал к себе всех чёрных дроздов и сказал:

– Вы помогли мне, и за это я вас награжу. Все птицы любят наряжаться весной. Возможно, вы хотите, чтобы ваши клювы стали ярче. В таком случае в начале весны прилетайте ко мне и окунайте их в золотую воду. Ваши клювы станут блестеть и сверкать, как золото!

И с тех пор каждую весну чёрные дрозды прилетают к золотому колодцу, а потом возвращаются к нам со сверкающими золотом клювами.

Лето


Большая раковина


– Не хочу домой, не хочу домой! – говорила сама себе Джени.

Она сидела на тёплом песке возле углубления среди камней, заполненного морской водой, закапывала пальцы ног в песок и смотрела вдаль, на синее море.

– Сегодня море цвета незабудок! – сказала Джени. – И так приятно шумит: ш-ш-шу-у-у-у – ш-ш-ш – ш-ш-шу-у-у-у – ш-ш-ш. Нет, я совсем не хочу домой!

Ну а кому охота уезжать после чудесных-расчудесных каникул? Джени плавала и плескалась, строила песочные замки и ловила креветок. Она лазала по скалам и однажды обнаружила пещеру! Но теперь пришла пора возвращаться домой.

Джени очень сильно болела, и мама отправила её погостить к бабушке, которая жила на морском побережье. Конечно, Джени соскучилась по маме, по дому, но как же ей хотелось забрать море с собой!

«Я привезу маме подарок, – подумала Джени. – Коробочку, обклеенную маленькими ракушками. Но мне бы хотелось привезти ещё и запах моря, и его шум, и его цвет! Мамочке очень понравился бы такой подарок!»

Это был последний день у моря. Завтра она уезжала.

Джени растянулась на животе на тёплом песке, уставилась в крошечное озерцо и вдруг увидела кое-что необычное!

Маленький крабик ухватил что-то клешнёй. Что это? Не креветка. Не кусочек водорослей. Что-то голубое, и оно дёргалось и вырывалось.

– Морская фея! Какая крошечная! – взволнованно воскликнула Джени. – Такая же маленькая, как эльф! Правда, я никогда не видела эльфов. Ты, вредный краб, сейчас же отпусти малышку!

Но краб не отпускал. И Джени пришлось набраться смелости, сунуть руку в воду и схватить крабика. Она разжала его клешню и освободила фею. А рассерженный краб, вырвавшись из рук девочки, быстро-быстро заработал клешнями, закапывая себя в мягкое песчаное дно, и скоро исчез.

Морская фея поднялась к поверхности озерца и заговорила таким звонким голоском, словно кто-то стучал одним камешком о другой:

– Спасибо! Ты такая смелая и добрая! Краб зарылся в песок, и я его не видела. Подошла к нему совсем близко, а он выставил клешню и схватил меня.

– Ой, какая ты маленькая! – удивлённо протянула Джени. – А твоё платьице голубое, как само море! Как незабудки!

– У тебя есть какое-нибудь желание? – спросила морская фея, усаживаясь на камушек возле Джени. – Если я могу его исполнить, то с радостью сделаю это.

– Вряд ли у тебя получится, – вздохнула Джени. – Я уезжаю домой, далеко от моря. Только что я мечтала о том, чтобы взять с собой запах, звук и цвет моря и подарить их маме.

– Ну это не так уж сложно исполнить, – заметила фея. – Подожди минутку. Я только достану раковину – очень большую раковину – и вернусь.

Морская фея нырнула в озерцо и скрылась за камнем, но очень скоро появилась снова, таща раковину размером почти с себя. Она выволокла её из воды и снова уселась на камушек.

– Вот я и принесла тебе запах и звук моря, – сказала фея. – Я сплавала к одному своему другу. Он очень умный. И я попросила его сложить в эту раковину всё, что ты хочешь взять с собой, чтобы подарить маме.

Джени зачарованно уставилась на раковину.

– Это правда? – спросила она. – Это какое-то волшебство!

– Понюхай раковину, – предложила морская фея.

Джени поднесла к носу мокрую ракушку. У неё был замечательный запах – солёный запах моря! Джени всё нюхала, нюхала и не могла нанюхаться.

– Вот здорово! – сказала она. – Надо же догадаться засунуть запах моря в раковину! Ну а где же звук моря?

– А ты приложи раковину к уху, – посоветовала крошечная фея.

Джени поднесла раковину к левому уху и прислушалась. И знаешь, в раковине шумело море! Да, там, внутри, были и запах, и звук! Вот чудо!

– А цвет? – спросила Джени, просияв.

– Это сложнее, – сказала фея. – Но, может быть, ты возьмёшь мой поясок? Он такой же голубой, как сегодняшнее море. Сама положи его в раковину.

Фея сняла пояс и протянула Джени. Девочка опустила поясок в раковину – теперь он синел в глубине, как само море.

– Спасибо тебе! – поблагодарила девочка. – Мама так обрадуется!

– Увидимся в следующем году! – кивнула фея и без единого всплеска скользнула в воду.

А Джени отвезла раковину маме в подарок.

Эта раковина и вправду очень красивая! Она тихо-тихо лежит на каминной полке. Но стоит только поднести её к уху, как раздастся: ш-ш-шу-у-у-у – ш-ш-ш – ш-ш-шу-у-у-у – ш-ш-ш… Ты услышишь спрятанный в раковине шум моря и почувствуешь его солёный запах. А если Джени будет дома, попроси её показать тебе ещё и цвет моря, и она обязательно достанет из глубины раковины голубой поясок, – конечно, в том случае, если его не взяла поносить кукла, проживающая в кукольном домике.

Если ты когда-нибудь увидишь большую морскую раковину, приложи её к уху – и услышишь шум моря.

Оленёнок


Солнце сияло с безоблачных небес целых четыре дня. Листья на дубе стали сухими и пыльными. Маки в поле на рассвете скидывали свои зелёные беретки и расправляли пышные алые юбочки, но к вечеру уже роняли лепестки – наверное, им было жарко даже в такой лёгкой одёжке. Бабочки всех видов слетелись на розовые цветки ежевики, увивающей изгородь, осы и пчёлы жужжали с утра до ночи.

Изгородь хотела пить. Трава возле неё пожухла и потемнела. Всё просило дождя и свежести. Воды в пруду становилось всё меньше и меньше, и рыбы начали беспокоиться. Что с ними будет, если она вся высохнет? Куропатки обсуждали, не переехать ли поближе к большой реке, но они так любили маленький пруд, что решили всё же остаться.

И вдруг в один из вечеров пошёл дождь. Огромные чёрно-фиолетовые тучи приплыли с юго-запада и обложили всё небо. Вокруг сразу потемнело, особенно по сравнению с предыдущими ослепительно-солнечными днями. Внезапно сверкнула молния, разрывая небо пополам, и перепуганные птицы кинулись искать укрытие в густой листве. А следом за молнией загромыхал гром, отчего кролики мигом попрятались в норки.

Первые капли дождя были крупные и редкие, от них вздрагивали листья дуба и на поверхности пруда разбегались большие круги. А потом как ливануло! Мелкие капли падали стеной, всё быстрее и быстрее. Старая жаба выползла из-под камня и уселась, широко разевая рот и наслаждаясь тем, как капли скатываются у неё по спине. А юные лягушата выскочили из пруда и принялись весело скакать в луже.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.