книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Нереальный эскапизм

Нереальная Реальность

Виктория Олеговна Рогозина

От автора

О чем думает автор, когда создает новые миры? О чем мечтает? Какую преследует цель? Не могу сказать за всех. Мне нравится проживать жизнь с моими героями, какими бы те не были. У них свои мотивы, цели, амбиции. Они по-разному думают и действуют, переживают, любят, тоскуют… И о чем можно думать в такой момент? А вот о чем. Я создам волшебный мир любви и дружбы, чтобы никто и никогда во мне не заподозрил одинокого пессимистично настроенного мизантропа.

КРОНОС

– Мысль материальна.

– Мысль – это мы сами.

– В жизни есть иная реальность… реальность, о которой мало кто знает и мало кто догадывается.

– Помни и уважай кровь своих предков.

– Хочешь что-то создать – начни с мысли.

– Нельзя разрушать чью-либо жизнь.

– Любые мысли держи при себе, даже если они не твои.

– Мысль может как создать, так и уничтожить. Создавай!

– Труд помогает мыслить.

– Любая мысль – отражение души, исходящее от сердца.

– Слово может ранить, а мысль – убить.

– Ясность и краткость отличные союзники.

– Мысль – музыка ума.

– Будь счастлив и не конфликтуй с собой, другими или миром. Учись жить в гармонии.

– Не вреди.

– Учитесь мыслить, учитесь думать, учитесь жить.

– Чем пафоснее мысль, тем меньше смысла и больше вреда.

– Истин не бывает много. Истины не бывают новыми.

– Простор мысли ограничен лишь собственной фантазией.

– Ты можешь изменить свою реальность.

– Любая реальность нереальна, точно также, как и нереальность вполне реальна.

– Одна идея может изменить весь мир.

– Не теряй даром времени. Его и так слишком мало.

– Мы создаем свою реальность сами. И лишь двадцать процентов зависят от наших действий. Остальные восемьдесят целиком от мыслей. Чего мы хотим, о чем думаем… все это и есть мы. А мы, это и есть последствие наших мыслей

– Пролог-

Основное правило жизни —

Не давать сломить себя ни

Людям, ни обстоятельствам.

Ну что ж, ждем. Она решительно прошла в кабинет, не обращая ни на что внимание. Четко чеканя шаг… она не медлила, сказывалось общее нервное напряжение.

– Влад, у нас времени в обрез.

В ее голосе слышался приказ, смешанный с холодной угрозой. Она торопилась и сильно нервничала, хоть внешне этого и не было видно. Медленно повернулся на крутящемся кресле, пытаясь скрыть улыбку. Я сидел закинув ногу на ногу и смотрел на нее поверх очков. Да, Тем оказался прав. Она беременна. Не от меня. Но сейчас вопрос в другом.

– Проходите, присаживайтесь. Что вас беспокоит? – подражая Владу, я указал ей на кресло.

Ее ступор надо было видеть. Не шелохнулась, а в глазах застыл немой ужас. Она хотела, чтобы это не всплыло наружу. Ох, девочка моя, не выйдет. Я знаю все.

Встав, я поравнялся с ней и заглянул в фиалковые глаза. Теперь они приобрели более насыщенный оттенок с небольшим алым вкраплением. Дьявольски восхитительно.

– Мстислав… ты все знал, – кое-как выдавила она из себя.

– Знал, – спокойно сообщаю я ей, наслаждаясь произведенным эффектом.

– И? Что будет дальше?

Я чувствую ее страх, буквально пробую на вкус ее волнения. И в этот момент, губы кривятся в улыбке. Что ж, не с этого надо начинать, ох не с этого.

– Глава 1-

Горыныч

Рок-н-ролл вечен, потому что он прост, в нем нет ничего лишнего.

Его ритм проникает сквозь все преграды. Я читал книгу Элриджа Кливера

– он пишет о том, как негры помогли своей музыкой белому человеку

обрести себя, осознать свое тело. Их музыка проникла в нас навсегда.

Уже в пятнадцать лет для меня ничего, кроме рок-н-ролла, в этой жизни

уже не существовало. Сила его в каком-то особенном реализме.

Поразительная естественность рока поражает уже при самом первом

знакомстве с ним. Одним словом, это истинное искусство.

Джон Леннон

Шикарно. Полукруглая комната, служившая темницей переходила в разрушенный зал. То есть само помещение ограждалось лишь мебелью и казалось стандартным, похожим на общагу. Но если выглянуть из-за шкафа, можно наблюдать потрясающий вид, благодаря большому залу уходящему в никуда. Он обрывался резко, словно его разламывали. Пол застлан пылью с торчащей арматурой, множеством обломков и балками перекрытий. Но это не могло омрачить настроения, ведь открывался впечатляющий вид. Справа на горизонте виднелись готические башни Академии Лемур, но если всмотреться вдаль, то можно рассмотреть роскошные поля окруженные безбрежным лесом, в котором спрятался еще один высокий готический замок.

Хорс хмыкнул. Внешний вид явно его потряс. Учитывая, что еще совсем недавно компания находилась в Академии и теперь за считанные секунды перебралась на соседнюю граничащую с Лемуром территорию, преследуя удирающего дракона, уносящего Ритку в некое таинственное место. Для этого потребовалось совсем немного времени, а уж желания… Похищение подруги дало сильный и дерзкий толчок в поисках дракона ласково называемого богатырем Горынычем, и результат не заставил себя ждать.

– Это невероятно, – Витторина тепло улыбнулась и уверенной походкой двинулась к разлому. – Ребят, здесь водопад! – восторженно заметила она.

– Осторожно, чтобы дракон тебя не унес, – проявил заботу вампир, опасливо покосившись на еще двух человек, в чьем обществе вынужденно приходилось находиться.

Из-под стен разлома действительно обнаружился водопад с прозрачной водой. Она буквально сверкала переливаясь и искрясь в сотне брызг, образуя восхитительную радугу. Витторина потянулась подняв руки к небу, и вампир невольно залюбовался ее фигурой, но встретившись с убийственно холодным взглядом Мстислава, служившим явным предупреждением, вдруг решил обмирать от восторга созерцания водопада и окружающей его радуги.

От соседней башни отделилось нечто, но вскоре вполне конкретно можно было различить длинное туловище дракона. Раскинув крылья, ящер спланировал к обрыву, грозно зарычав, оглушая незваных гостей.

Витторина неловко отступила назад и в этот момент стена пламени отделила ее от остальных. Дракон, царапая своими когтями каменную кладку приближался. Его огромная морда с ярко-алыми глазами прожигали девушку насквозь.

– Вита, – прорычало это чудовище, привлекая к себе внимание.

Она всмотрелась в его глаза и вдруг ее тело обмякло.

– Ему нужна помощь, – успела произнести девушка прежде чем упала в обморок.

«Шикарно!» – скептически заметил Мстислав, обратив внимание на то, что дракон не дает приблизиться к его жене. Тело ящера обвилось вокруг хрупкого тельца, при этом пристально следило за остальными участниками.

– Ты сканируешь? – уточнил Влад.

– Да, – Шархан пожал плечами. – Она провалилась в Катарсис. Я даже вижу некоторые видения. Этот дракон… ну в общем он никого не убивал. Вон там дверка сбоку есть и всех жертв он скидывал туда. Даже кормил и поил. То есть, как изначально мы и предположили, он хотел обратить наше внимание. Чувствую его трепет перед Витой. Только вот не пойму почему. Еще подтверждение того, что она его знает и очень хорошо.

Пока Горыныч угрюмо возлежал, позволяя Витторине считывать информацию, Хорс, пользуясь моментом, решил вытащить пленников. Их оказалось немного – всего четверо, среди которых затесались Валенсия и Ритка.

– Смотрю ты прям везучая, – обратился Шархан к «вечной» пленнице.

– Я хотела помочь, – хмурая Валенсия пожала плечами.

– И как? Помогла? – иронично уточнил мужчина, следя за своей женой.

Катарсис пропал и Витторина, моргнув, пришла в себя. Дракон будто хрипло закашлялся и медленно начал менять форму. Перед девушкой возник мужчина, лет тридцати, тот самый, которого она встретила в клубе и обещала достать из-под земли.

– Ну и память у тебя… девичья, – с упреком проговорил он.

– Сам виноват. Мог бы раньше на крайние меры пойти. Хорс, – она обернулась к вампиру. – Отвези всех в Академию, передай на руки Марте.

Она подошла к Мстиславу и тихо на ушко произнесла:

– Есть интересная тема для разговора. Прокатимся?

– Хорошо. Сейчас пригоню машину.

– Давай на двух колесах?!

Он согласно кивнул, идя на компромисс с девушкой. Мотоцикл соткался из воздуха и спустя минуту, пара летела по дороге вперед. Витторина крепко обнимала мужа за талию, наслаждаясь скоростью и чувством защищенности, которое дарил Мстислав.

– Надо убрать Гренделя и Аннабель, – сообщила она, когда они отъехали достаточно далеко. Ее голос чуть искажался в наушнике.

– Главные зачинщики?

– Да. Они каким-то образом смогли вернуть в этот мир твою мать, Галку и ту женщину в смирительной рубашке.

– Вернуть? Хочешь сказать, что они не были тут изначально?

– Нет. Люди, когда умирают уходят в мир иной, полностью покидая нас. Но те, чьи дела незакончены остаются здесь. Анюта исключение. К сожалению, я не могу ее отпустить, и она не сильно хочет.

– Грендель. Да-а, натворил я дел, – печально изрек Мстислав. Он вспомнил, как две Смерти убеждали его в предательстве бывшего уже директора Академии, приводили какие-то доводы, звучащие весомо. Но тогда все выглядело невероятным, нереальным, ложным, и все же это оказалось правдой. Но решение далось тяжело и Гренделя просто изгнали из Лемура, но теперь Мстислав жалел о том, что не убил его сразу, как только узнал правду. Он понимал, что пришествие Марен выбило его из колеи, но не мог простить себе ошибки, ибо нес ответственность за все происходящее в Академии. Слишком тяжела была его вина. Шархан не знал почему не пересмотрел свое решение раньше, почему не объявил Гренделя в розыск. Он четко понял, что тогда по своей глупости чуть не потерял любовь всей жизни. Странно признаваться в чувствах к Смерти – это звучит дико. Фиалковые глаза внушали страх и ужас, но Мстислав считал их очаровательными, восхищаясь этой яркой необычной радужкой.

– Не вини себя, – Витторина еще крепче обняла мужчину, прижимаясь всем корпусом к его широкой спине. – Ты поступил так, как считал правильным на тот момент времени. У тебя не было достаточно доказательств и…

– Не оправдывай меня, – мягко попросил он. Усмехнулся. Мстислав слишком хорошо знал свою жену, знал, что она не выносит его самобичевания, стараясь помочь. Но он не имел права на слабость.

Они какое-то время молчали, слушая лишь шум дороги. Свернув с основной дороги, Мстислав направил байк в Андеграунд – город будущего. Мужчина был потрясен проектом своей жены, восхищаясь величием и великолепием. Определенно Роман со своим научным отделом довели город до ума, сделав его высокотехнологичным. Его не хотелось покидать – вечно светлый с висящими садами, незагруженными дорогами и области для любой сферы деятельности.

– Завтра встреча с журналистами, помнишь?

– Да. Все будет в лучшем виде, – выдержав паузу, девушка уточнила. – Тебя что-то беспокоит.

– И да, и нет.

Она ждала, что он продолжит, но Мстислав молчал, не желая вдаваться в подробности, погруженный в собственные мысли, связанные с внешней политикой Лемура. Витторина не стала настаивать, зная, если ее не посвятили во что-то, значит так надо. Она безгранично доверяла своему мужу, чувствуя себя за ним, как за каменной стеной. Надежность. Несмотря на неприятный эпизод почти заставивший ее покинуть Лемур, Вита знала, что подобного больше не повторится.

Припарковавшись в подземном гараже, пара поднялась на скоростном лифте на последний этаж. Отсюда была видна Академия и границы Барьера, облепленные военной техникой и нечистью. Витторина прошла на крышу, любуясь бассейном. На голубоватой глади мирно плавали вечно цветущие розы, даря невероятный аромат. Вдохнув полной грудью, девушка стрелой бросилась в воду, расслабляясь телом и душой от тяжелого рабочего дня. Вдоволь накупавшись, она вернулась в квартиру.

– Что ты видела через Катарсис? – спросил он, когда жена переоделась в сухое и они удобно расположилась в спальне, устроив себе тихий-мирный отдых.

– Очень много боли, страданий. Видения движимы своим горем, поэтому они эгоистичны, поэтому отрицают Кронос. И страх перед Всадниками… и мной.

– Еще бы, – зло хмыкнул Мстислав. – Один твой выход чего стоил, есть чего бояться.

– Так думают и некоторые в Академии.

– Забудь, – отмахнулся он, презирая тех, кто смотрит на вещи поверхностно, не желая видеть глубже, разобраться в делах.

– Я не монстр, – она обернулась, устраиваясь на его плече и вглядываясь в золотистые глаза.

– Не монстр, – спокойно подтвердил Мстислав. – Но многие не ставят целью узнать человека. Мы часто думаем клишировано, делаем поспешные выводы, вешаем ярлыки. Марены, за всю историю, никогда не несли ничего, кроме разрушений. Это клише. Но никто не вдавался в подробности, почему они так делали. Но у любой агрессии есть причины. Ничего не случается просто так. И ты лучше меня это все знаешь.

– Что насчет… – она не хотела поднимать эту болезненную тему, но не могла оставаться в неведении, считая, что необходимо знать детали планируемой операции.

– Это семейство оборотней. Тебе придется завоевать их доверие. Хотя, несмотря ни на что, Рустем защитит тебя. Возможно не очень охотно поначалу.

– Какой он, твой друг?

– Та еще болонка, – Мстислав хмыкнул. – Вредный, противный, иногда линяет и невыносимый, как ты бы сказала, но надежный. Быстрее мир рухнет, чем он откажется от своих слов. У него есть собственный бизнес, сеть кафешек. С ним живет парень, из сирот.

– Ты по-прежнему считаешь, что мне необходимо покинуть Академию?

Он вздохнул и пристально посмотрел в фиолетовую радужку красивых хоть и печальных глаз своей жены.

– Я очень беспокоюсь за тебя. Всадники сделали правильный акцент – они пытаются уничтожить тебя, и эта проблема становится для меня навязчивой. Если ты будешь в безопасности, я смогу сконцентрироваться на войне. А пока я не могу адекватно оценивать ситуацию.

– Я боюсь, – призналась Витторина.

– Чего именно? – он погладил ее по плечу.

– Я боюсь, что ты откажешься от меня.

Мстислав какое-то время обдумывал свой ответ.

– Я клянусь, что люблю тебя. Любил и буду любить, чтобы не произошло. Я не предам тебя.

Он говорил правду, но Витторина чувствовала через Катарсис некий подвох, который не могла объяснить. Пока что.

– Создается странное ощущение, – девушка склонила голову набок, прищурившись. – Будто ты прощаешься, – она тяжело вздохнула. – Я верю тебе. Только поэтому я сейчас не буду задавать лишних вопросов.

– Спасибо, девочка моя, – он чмокнул ее в лобик. – Кстати, поедешь к журналистам, будь аккуратнее. В прошлый раз за один час на тебя совершили тридцать четыре покушения. Где они только нашли столько киллеров. Не жалко нечисть в расход пускать.

Но не успели они насладиться тишиной, как запищал телефон. Мстислав вскочил на ноги и уже летел по лестнице вниз, в гараж. Витторина отставала всего на пару шагов. Они торопились в Академию на всех парах. Сигнал, звучавший на мобильном сообщил о ЧП.

Уже подъезжая, они видели дымящийся корпус лаборатории, тот самый, восстановленный Маренами. Это смотрелось дико, стены обвалились, лежа раскуроченными громадными кусками неподалеку.

Марта к этому времени уже погасила огонь, а подоспевшая Витторина помогла восстановить постройку. Даже на беглый взгляд становилось понятно – произошла серия взрывов. По счастливой случайности никто серьезно не пострадал, лишь шок и пара царапин.

– Что рвануло? – спросил Шархан у Романа. Ботаник взъерошил и без того вздыбленные волосы и откашлявшись от сажи, виновато произнес:

– Короткое замыкание.

– Короткое замыкание??! – потрясенно переспросила Витторина, уверенная, что ей послышалось.

– Да. Мы переподключали Оскар, – нехотя призналась Лукерья, сидя на земле среди покореженных обломков, оставшихся от боевой машины.

– Выводы сделали? – строго уточнил Шархан и дождавшись согласного нервного кивка, продолжил. – Марта выдели нашим умникам полигон для испытаний и сборов подобного рода. Пусть хотя бы на некотором расстоянии взрываются в одиночку, не тревожа покой Академии.

Вторая Смерть согласно кивнула, быстро подавив улыбку. Строгость и поддержание собственного имиджа – в этом весь Шархан. Забота о всех жителях Лемура была естественна, но халатности допускать никак нельзя.

Мстислав покачал головой, будто осуждал произошедшее. Он уже узнал, что ошибка допущена техническая, тот самый процент погрешности, который не смогли бы выявить заранее.

– Ладно, раз никто не пострадал, будем считать, что все сделали выводы и проведут работу над ошибками.

Ему совершенно не хотелось отчитывать сотрудников при Витторине, в конце концов, с виновниками он мог переговорить позже и с глазу на глаз.

– Очередной вызов, – вывела его из раздумий Вита. – Я съезжу.

– Ничего серьезного?

– Так, маленький митинг около нашего концертного зала. Хочу убедиться, что Барьер надежен.

– Хорошо. Будь на связи.

Она неспешно направилась в гараж Академии. Автомобильный парк потрясал своим разнообразием и великолепием. Даже на первый взгляд, казалось, что здесь можно было подобрать машину на вкус, цвет, настроение, ну и на худой конец для миссии.

– Привет, ты в город? – некромаг появился в яркой телепортационной вспышке.

– Да, хочешь составить компанию?

– Очень. Плюс, я кое-что нашел по твоему вопросу, – Камуи самодовольно хмыкнул.

– Тогда падай, – Витторина щелчком пальцев открыла дверь автомобиля.

Серебристый «Астон Мартин» послушный, будто прирученный зверь, заурчал двигателем. Мужчина поспешно пристегнул ремень безопасности и искоса взглянул на девушку.

– Правду говорят, что ты гоняешь как ненормальная? – осторожно уточнил он, стремясь перевести сие высказывание в шутку.

– Как знать, – неопределенно отозвалась Витторина, плавно выруливая из гаража. – Сейчас узнаешь, – и утопила педаль газа.

Камуи почувствовал, как его со всей силы вжимает в кресло, но девушка кажется не испытывала никакого дискомфорта, лишь прибавляя скорости до тех пор, пока пейзаж за окном не стал совсем расплываться.

– Ты сказал, что есть что-то по моему вопросу? – нарушила молчание Витторина, слегка скосив глаза на некромага. Фиолетовая радужка казалась неестественно яркой, будто мистической, не от мира сего.

– Да, – мужчина взял себя в руки, понимая, что глупо бояться аварии на такой скорости, если что-то и произойдет, то моментально, и поэтому продолжил. – Помнишь, Марта искала некую вещь…

– Да.

– Я выяснил что это и где это, – он самодовольно усмехнулся. – Я ж обещал помочь. Поэтому, если тебе не сложно, подкинь меня, – Камуи на секунду задумался, но не вспомнив названия, достал листок с записью из внутреннего кармана темного плаща. – Вот по этому адресу.

– А, я знаю это место.

– И что там?

– Один из входов в бункер Сталина, – Вита хмыкнула. – Так что же это за вещь такая, ради которой Марта была готова рискнуть всем?

– Фотоальбом.

– Что?

– Да, старый фотоальбом. Но там собрана вся память, несколько поколений Марен… и ее мать, которую она почти не помнит, – Камуи задумался. – Наверное глупо рисковать ради каких-то вещей…

– Наверное, – неопределенно протянула она. – Хотя я тоже рискнула.

– Ради чего?

– Дневник моей покойной подруги. Она оберегала его, как зеницу ока. Он очень много для нее значил. Мне всегда хотелось заглянуть внутрь, но это личная вещь и даже когда я получила к ней доступ, я просто продолжила оберегать.

– Соблазн велик?

– А то, – Витторина позволила себе мимолетную улыбку. – Но я слишком люблю и уважаю свою подругу. Кстати, мы приехали.

– Отлично. Спасибо, – некромаг усмехнулся, перебарывая тошноту. – Хотя ездить с тобой действительно страшно. Обратно я своим ходом. Я, конечно некромаг, но присоединяться к мертвым пока не планирую.

– Как знаешь, – Вита подождала, когда мужчина покинет ее автомобиль, и вскоре уже летела по своим делам.

***

Она остановила машину за углом, не планируя надолго задерживаться. Вздохнув Витторина нехотя покинула автомобиль и уверенной походкой направилась к концертному залу. Митингующих уже разогнали, с этим все-таки в Москве вопрос решается быстро к счастью или сожалению, а значит одной проблемой было меньше. На ступеньках у входа сидел подросток, лет четырнадцати. Прилично одетый, он был не похож на попрошайку. Девушка мельком отметила, что с Барьером все в порядке, значит этот ребенок не представлял угрозы. Угрозы?! Она задумалась, вспоминая, как чей-то автомобиль снес ее машину и по счастливой случайности байкер помог ей вылезти из покореженного металла. Вита была на сто процентов уверена – она видела за рулем ребенка. И потом, когда она спасала учеников в школе, она видела этот же автомобиль с этим же ребенком. Периодически Марена вспоминала об этом случае с ужасом понимая, что в бою скорее всего… Смерть. Чему же она удивляется? Она является смертью, несет ее, означает… Почему же сама мысль повергает ее в такой ужас?!?

– Витторина?! Подождите, пожалуйста, – подросток вскочил на ноги со своего насиженного места и теперь рок-дива могла точно сказать, что это девушка. Свободная одежда скрывала изящную фигуру. Это вывело Смерть из нерадостных раздумий о вечном.

– Да, слушаю, – вокалистка группы «Феникс» серьезно кивнула, чувствуя, что разговор предстоит интересный хотя бы потому, что подросток ее ждал.

– Вы могли бы уделить мне немного времени. Я хочу попросить о помощи.

– Конечно, – Витторина согласно кивнула. – Давайте пройдем внутрь, если вы не против?

Девчонка кивнула и поспешила за лидером и основателем «Феникса», стараясь не отставать. Войдя в пустой зал, подросток с интересом рассматривала огромное помещение в свете тусклых огней. Огромное помещение с отличной логистикой, широким балконом и удобным танцполом.

– Люся, ласточка моя, сделай, пожалуйста, две чашки кофе, – проворковала Витторина не понятно куда обращаясь. Обернувшись к девочке Смерть с теплой улыбкой продолжила:

– А еще для нашей гостьи чай с молоком и чего-нибудь перекусить.

Они пересекли огромный зал и поднялись по лестнице на третий этаж, где их уже ждал накрытый стол. Кто такая Люся стало интересно подростку, но она стеснялась спросить. Витторина же старалась не вклиниваться в чужую голову через Катарсис. В последнее время это становилось серьезной проблемой и необходимо приложить максимум усилий, чтобы оставлять это хоть под каким-то контролем, впрочем слишком зыбким.

– Присаживайся, угощайся и я вся во внимании, – Вита плюхнулась за стол и залпом осушила первую чашку кофе.

– Я хотела попросить у вас… дать возможность заработать денег, – неуверенно начал подросток. – Меня из-за возраста нигде не берут на работу.

– А куда и сколько тебе нужно денег? – миролюбиво поинтересовалась Витторина, впрочем уже зная ответ. Как она ни старалась, но Катарсис оказался настырнее и быстрее.

– Хочу извиниться перед одной семьей, – девочка вздохнула и вдруг спохватилась. – Извините, я не представилась. Меня зовут Алиса.

– Вита, – рок-звезда вежливо растянула губы в улыбке, чувствуя при этом усталость. – Что же ты, Алиса, такого натворила, что потребовалось извиняться?!

– Сломала санки, – она пожала плечами и, стараясь не смотреть на кумира, начала свой рассказ. – Я встречалась с друзьями, мы тусили на вписке, а потом пошли гулять. Мы были очень пьяными, еле стояли на ногах. На морозе чуть протрезвели. Гуляли долго, замерзли немного, зашли в подъезд погреться. Там стояли санки. Они были старые, с потрескавшейся краской. И в пьяные головы пришла мысль покататься. Мы нашли горку, сперли санки, вставали на них впятером, как только не усаживались. В конечном счете они просто не выдержали и развалились под нами, – Алиса виновато посмотрела на Витторину. – Честно, мне очень стыдно. Буквально через пару дней, я нашла владельца санок. Мать-одиночка едва сводит концы с концами, на Новый год подарила своему ребенку долгожданные санки. Она заводила ребенка домой после прогулки и оставила санки на пару минут в подъезде, а тут мы. Они расстроены, ведь не могут позволить купить себе новые, а я не могу просить денег у родителей, ведь сама виновата. Я хочу заработать, чтобы возместить убыток, искупить свою вину.

– Ясно… – протянула Витторина, против своей воли вновь впадая в Катарсис. С родителями Алиса почти не общается, ее мама устраивает свою личную жизнь и на саму Алису совсем не обращает внимания. Попросту говоря, ребенок ей мешает.

– Я могу что-нибудь сделать для вас, чтобы заработать? Я не прошу просто так, я…

– Да, я поняла, – прервала ее Смерть и посмотрела на часы. – Ешь, я знаю, что ты голодна. Не беспокойся, я не судья тебе, ошибки по молодости делают все, но лишь немногие стремятся их исправить. Смотри, задание следующее. Нужно помыть пол в этом концертном зале. Вымоешь столько, сколько посчитаешь нужным, деньгами не обижу. Я вернусь через два часа, поскольку мне нужно по делам отлучиться. Идет?

– Где взять швабру?

– Внизу уже все готово для работы.

Вита допила кофе и поспешно удалилась. Ей предстояло встретиться с журналистами. Мстислав не зря доверил своей жене быть лицом всех действий Лемура. Да и программист Алексей четко знал свое дело и помогал Витторине быть на высоте, не допуская блокировки ее контента. Пусть сейчас его не было рядом, но девушка знала, что все под контролем.

Ее ждали. Открытая терраса летнего кафе, множество камер и три десятка журналистов. Уже на подходе Витторина заметила несколько стрелков. «Что ж, в этот раз их чуть меньше», – подумала она, подходя к небольшой сцене. Встав у микрофона, девушка мысленно досчитала до десяти. Глядя будто сквозь призму красного стеклышка, она надеялась, что сегодня обойдется без эксцессов.

– Витторина, скажите, сколько Вы потратили на строительство Андеграунда? Чьи деньги ушли на постройку такого крупного объекта? – с ходу спросила активная девушка. Явно амбициозная, она брала нахрапом и наглостью, пробивая себе дорогу и вместе с тем продвигаясь по карьерной лестнице.

– Я потратила свои деньги честно заработанные. Жители Андеграунда и Академии Лемур избавлены от налогов, образование и медицина предоставляются на высшем уровне всем и бесплатно.

– Сколько вы зарабатываете? – задал вопрос пожилой репортер откуда-то с «галерки».

– Неприлично много, – холодно ответила она.

– Как вы относитесь к блокировке контента вашего проекта «Феникс»?

– Понятия не имею, ибо нас не заблокировали.

– Вы забрали пенсионеров на свою территорию, самых убыточных людей. Почему? Есть ли с этого выгода?

– В первую очередь это люди и они имеют право на жизнь. Хорошую жизнь. Наш долг велит помочь.

– Как давно продолжается ваш роман? – снова вклинилась бойкая журналистка, не желая уступать своим коллегам.

– Вас это не касается. Личная жизнь на то и личная.

– Когда ждать новый альбом?

– Весной следующего года.

Три выстрела были произведены с небольшим интервалом. Пули зависли перед носом Витторины и девушка не удержавшись, закатила глаза, удивляясь тупости нападавших. И так понятно, если прошлые покушения с легкостью отразили, то и в этот раз надеяться особо не на что.

– Какие самые дорогие покупки вы совершили?

– Машина и квартира.

– А записи альбомов?

– Делаются на нашей студии нами же, – она чувствовала свое превосходство.

Вытерпев еще с десяток нудных вопросов, Витторина покинула площадку, скрываясь от посторонних глаз под куполом Барьера, чувствуя, как еще с десяток пуль попытались настигнуть ее. Добравшись до концертного зала, девушка отметила, что слишком раздражена происходящим. Ее постоянно пытаются в чем-то уличить и обвинить, просто ради сенсации. Это неизбежно, когда ты публичное лицо, но ложь действовала на нервы.

Резко выдохнув и сбросив тем самым часть негатива, Соколова вошла в зал. Алиса сидела в уголке, уставшая, но довольная собой. Благодаря энтузиазму подросток смогла вымыть весь концертный зал, желая лишний раз доказать, что не является дармоедом.

«Я в шоке», – подумала Витторина и достав из куртки кошелек, не глядя вытащила несколько купюр, протягивая девчонке. Алиса смутилась, когда увидела сумму, и даже попыталась вернуть лишнее, но безуспешно.

– Идем, подвезу.

Доехали быстро, ибо пункт назначения оказался неприлично близко. Сердечно поблагодарив, Алиса выскочила из машины, бегом направившись к молодой женщине, гулявшей с ребенком лет пяти – именно их санки сломали пьяные подростки. Витторина видела, как Алиса отдала все заработанные деньги, как искренне извинялась. Подумав, рок-дива покинула автомобиль и подойдя ближе, предложила перебраться в Андеграунд. Как ни странно, но все трое согласились на переезд.

– Будьте здесь, через двадцать минут подъедет машина и заберет вас. Из вещей возьмите лишь те, которые имеют лично для вас ценность. Всем для жизни вас обеспечат.

Сигнал мобильного сообщил о необходимости прибытия на точку для помощи и Соколова, наскоро попрощавшись, поспешила на миссию.

– Глава 2-

Беркутов Рустем

Разве в Библии написано, что рок-н-ролл – это зло?

К тому же, все дело в том, что мы не пытаемся

донести какие-то сатанинские послания —

просто одна строчка рифмуется с, мать ее, другой!

Брайан Джонсон

Обстрел велся профессионально, но лишь с двух точек. Прибыв на помощь «Дневной Страже», Вита без проблем отвлекла огонь на себя, действуя по четко отработанной схеме. Познав силу в полной мере, она с некоторой грустью понимала, что кайфует от собственного могущества. Это беспокоило. Девушка отдавала себе отчет, что когда-нибудь могут разрушиться границы дозволенного, просто падут не выдержав натиска, и тогда… Контроль Мстислава рассматривался, как благо. Вита знала – это необходимость, это защита других от нее самой. Хотя ее муж так не считал. Несмотря на все, он не воспринимал Виту, как неуправляемого монстра или оружие, напротив. Благодаря ей, Шархан делал свои, определенные выводы, совершенствуясь и совершенствуя жену. Пожалуй, он был единственным, кто никогда не боялся ее. Может быть это из-за власти или влияния на нее.

Вампир появился перед глазами быстрее, чем девушка смогла заметить его, поэтому первый удар отразила на чистом страхе. Барьер с хлопком ударил клыкастого в пасть, откидывая Витторину на некоторое расстояние.

– Пятнадцать упырей, все в твою сторону! – послышался взволнованный голос Алексея в наушнике. – Живо отступай!

Она подчинилась. Против одиночных атак нежити ей не выстоять. Как бы она ни тренировалась все равно не удавалось достичь нужной скорости. Человеческие возможности ограничены, и все это отчетливо видно в сравнении. Бессмертные обладали быстрой реакцией и превосходящей физической силой. И даже если Импульс мог успешно противостоять, то невозможно было воевать по причине громадной разницы в скорости, что становилось смертельно опасным.

Вита бесшумно скользнула в тень переулка. Она почувствовала чье-то присутствие, замахнулась, используя Резонанс, но не успела. Платок, приложенный к ее носу, это последнее, что Витторина помнила, а в следующую секунду сознание покинуло ее, заставив потонуть во мраке.

***

Виски прострелило острой болью, а тело затекло от неудобного положения. Витторина чувствовала, что ее руки надежно связаны, а сама она лежит на заднем сидении автомобиля. Ее светлость сильно трясло на ухабах российских «замечательных» дорог, которые встречались в любом уголке нашей необъятной страны, отчего создавалось ощущение, что ее везут где-то по бездорожью, ну тому месту, которое ошибочно именуют дорогой. Слабый Катарсис уловил сознания двух человек. Один из них сильный, волевой, несколько самоуверенный. Девушка четко отметила, что этот человек не видит в ней противника, считая слишком слабой. Еще одно сознание постоянно уплывало из чего Вита смогла сделать вывод, что это не совсем человек. Возможно вампир.

Машина плавно остановилась и девушка поняла, что это ее шанс на побег. Резко вывернувшись, демонстрируя невиданную гибкость, она ногой с чудовищной силой выбила дверь и выскочила на улицу. Куда не бросишь взгляд везде виднелся снег и еловый лес. Руки были достаточно сильно связаны не оставляя иных вариантов, как уйти в глухую оборону. Коса Смерти материализовалась в ладони, внушая ужас своим оскалом на набалдашнике, и Вита встала в стойку. Машина оказалась достаточно серьезным вездеходом, теперь по вине незадачливой пленницы потерявшим дверь. Ее противник – паренек лет двенадцати и крупный мужчина. Крупного телосложения с хорошо развитой мускулатурой. Мужчина не внушал ужаса и следил за Соколовой расслабленно, не делая никаких резких движений. Его невероятные синие глаза ленивым оценивающим взглядом прошлись по Вите с головы до пят, а губы дрогнули в кривоватой усмешке. Паренек же пребывал в явном восхищении, будто имея четкое представление о том, кто перед ним. Девушка с удивлением смотрела на них, отмечая еще одну знакомую подъехавшую машину.

– Вита, это свои! – Хорс возник рядом в мгновение ока. Но это не успокоило, лишь ускорило выброс адреналина в кровь. Сердце стучало как бешеное, а Импульс бурлил, торопясь выйти из маленького тела и материализоваться.

– Почему я связана? – строго спросила она, не спеша убирать оружие, глядя на мир сквозь призму красного стеклышка. Знакомо горели глаза, не доставляя дискомфорта – привычка дело такое.

– Ты сильно ворочалась и постоянно искрила Импульсом. Так перевозить тебя оказалось безопаснее, – еще один человек покинул второй внедорожник. Им оказался Драгомир. Инкуб поежился, пряча голову в высокий мех теплого воротника и выпуская клубочки пара в морозном воздухе.

Витторина облегченно выдохнула. Если инкуб был здесь, значит все под контролем. Чего нельзя сказать про Хорса. Но вампир времени не терял и в две секунды развязал девушку в то время, пока она рассматривала окрестности. Пейзаж восхищал своей красотой, словно сошедший с зимних сказок. Ели в шапках из снега, искрящегося серебряной крошкой в лучах солнца.

– Что произошло?

– План Шархана… – Драгомир прервал ход мыслей тяжелым вздохом и пожал плечами. – Тебя забрали с поля боя и с этого момента ты пропавшая без вести.

– Ясно, – она поежилась и посмотрела на оторванную дверь лежащую неподалеку. Ну вот, чуть накосячила, нанесла небольшой урон. Придется исправлять.

Закатив глаза и растворив косу, девушка решила исправить поломку. С каждым шагом она все больше погружалась в сугробы, проваливаясь по колено, с трудом выуживая себя из снега, ругая саму себя, что слишком далеко отбросила эту несчастную дверь. Все тело окоченело от холода, с трудом слушалось. Наконец подобрав оторванную дверь, Витторина развернулась и окончательно утопая в снегу вернулась обратно. И только сейчас обратила внимание на интересную деталь – трое мужчин и пацан стояли на поверхности в то время, как в ее случае из сугроба торчала только голова и поднятые к небу руки с дверью. Слабым Импульсом она раздраженно вытолкнула себя на поверхность, пинком исправила поломку и молча села в машину, чувствуя, как окончательно замерзает. Скрестив руки на груди девушка смешно нахохлилась. Хорс поймал себя на мысли, что не устает удивляться этому маленькому чуду – с виду, как и любая человеческая женщина, Вита была хрупкой и даже забавной. Но как Смерть она могла стать жестокой и яростной в своем выборе. Это вампиру в ней очень нравилось. Он лелеял мысль о том, что Смерть, если бы прожила на сотню лет дольше, это лишь улучшило бы ее. Она бы перестала обращать внимание на простых смертных и наконец глянула на мир шире.

– Держи, – мужчина, а по совместительству друг Мстислава, протянул замерзшей девушке синтепоновое одеяло, которое вытащил из багажника своей машины. – Нам еще далеко ехать.

– Спасибо.

Витторина с любопытством рассмотрела мужчину. Высокий, как и ее муж, смуглая кожа, хорошо развитая мускулатура, золотистые волосы. Но больше поражали глаза – ясные, синие, они казалось видели ее насквозь, но это лишь иллюзия, ведь эта опция доступна лишь Мстиславу и Марте. Старательно завернувшись в одеяло, девушка перевела свой взгляд на паренька, который почему-то отрицательно мотнул головой, причем так, чтобы старший товарищ не заметил. Секунда и Катарсис подсказал в чем проблема. Этого паренька звали Денис и Вита встретила его полгода назад после своего концерта. Он стоял последним в очереди, в терпеливом ожидании автографа от звезды, благодарный группе «Феникс» за принцип оставаться до последнего поклонника. Было уже поздно и Витторина по доброте душевной предложила его подвезти. По дороге Денис рассказал, что брат отправил его в кино, но вместо этого пацан решил потратить деньги на рок-концерт, на который мечтал попасть, уточняя насколько плохо поступил. Но Марена не судила, вполне разумно считая, что не имеет на это право, не ставя себя со своим врожденным даром выше других. Любой поступок – личное дело каждого, и отвечать за содеянное придется самому. Несмотря на Катарсис, ей не нравилось приоткрывать завесу тайн, менять естественный ход событий. И вот тут Вита вспомнила и второго. Рустем. Тот самый мужчина, который сейчас вел внедорожник. Денис не хотел, чтобы этот маленький секретик всплыл и Соколова не планировала вмешиваться в семейные дела. Как ни крути, это их проблемы, не ее. У Смерти были вполне конкретные вводные и требования по возложенной на нее миссии. Не только же отдыхать.

– Ты как? – спросил вдруг мужчина и Витторина вздрогнула.

– Нормально. Только холодно очень, – она до сих пор не могла восстановить всех событий в своей голове, и Катарсис не спешил ей помогать.

– Я Рустем. Можно просто Тем, – он мельком бросил взгляд в зеркальце заднего вида, вероятно оценивая состояние девушки.

– Как вокалиста в «Lumen», – она улыбнулась, мысленно уже напевая песни озвученной группы. – Я Вита, наверняка известно. Ты тот самый друг Мстислава.

– Много рассказывал обо мне?! – Рустем усмехнулся.

– Вообще ничего.

– Он себе не изменяет, – мужчина коротко хохотнул. – Значит, ты его жена. Интересно, как охомутать-то умудрилась?! – в голосе сквозила ирония, но без злорадства.

– Ну да, мужчины женятся только насильно, – Вита хмыкнула.

– Значит ты тот самый монстрик, Франкенштейн, – спокойно продолжил подколки Рустем.

– А ты тот самый блохастик, – не осталась в долгу Витторина и в этот момент Катарсис был установлен.

Обычная девчонка. Избалованная, городская чикуля. Скорее всего ничего не умеет, кроме шопинга. Интересно, что именно Мстислав в ней нашел?! Почему говорил, что она опасна? Схватить ее оказалось проще простого, судя по хрупкой фигуре, серьезный отпор не даст. Вырванная дверь лишь кратковременный всплеск Импульса, такое бывает у совершенно обычных лемуровцев. Что в ней такого? Ладно, может здесь чему-нибудь научится.

Соколова с трудом подавила улыбку. Катарсис позволил услышать мысли оборотня, как будто тот их озвучивал громко и четко.

– Мстислав сказал, ты певица.

– Да, есть такое.

– Как все, под фонеру? – спокойно спросил он.

– А ты как думаешь?

– У меня есть музыкальное образование и если что, я могу тебя научить по-настоящему петь, чтобы стыдно не было, – в принципе прозвучало миролюбиво, хоть и несколько свысока. Из ответа вопросом на вопрос, у оборотня сложилось неправильное впечатление о возможностях певицы, не подозревая о ее реальных талантах.

Вита мимолетно пересеклась взглядом с Денисом и подмигнула ему. Она уже поняла, что Рустем о ней ничего не знает и это дает возможность подколоть его потом, в полной мере насладившись маленькой местью.

– Чем ты занималась в Академии? – холодно спросил Рустем, желая просто продолжить разговор да поглумиться над «городской чикулей», не злобливо подкалывая.

– Эвакуацией. Я вывозила заложников и отряды, отрывалась от погони, – честно ответила Витторина с удовольствием заглядывая в Катарсис.

Эвакуация? Вероятно просто вывозила людей в то время, как основной отряд отвлекал внимание. Поверить, что она способна на что-то более серьезное!?.. Мстислав говорил, что она смогла выступить против Всадников Апокалипсиса. В это не верится. Должно быть логичное объяснение. Надеюсь хоть на права водительские она сама сдала, а не купила.

– Чем ты занимаешься по жизни? – спросила Витторина ради поддержания разговора.

– Как ни странно, живу. Есть небольшой бизнес, а так помогаю вожаку стаи в деревне.

– Большая стая?

– Двадцать особей. Приедем, я тебя со всеми познакомлю.

– Когда тренировка?

– Через день в семь утра.

– Почему через день?

– Потому что группы меняются. Пока одни на обходе, вторые тренируются и помогают непосредственно в деревне. Я тебя с основной группой не выпущу. Будешь тренироваться с Дэном. Он уделает тебя в драке.

– Я не воюю с детьми, – холодно отозвалась она.

Неужели боится, что тот ее покалечит? Либо бережет свою симпатичную внешность. Кстати, вынужден признать, что она симпатичная, но слишком нежненькая, не кровь с молоком. Ее заломает даже ребенок.

Вита метнула яростный взгляд на Рустема порываясь опровергнуть это, но передумала. Оборотень не хотел воспринимать новую информацию и в данном случае он был не виноват. Из-за сложившегося внешнего образа и полученного в прошлом опыта, оборотень ошибочно навешивал ярлыки, чем собственно грешила и сама Витторина, как в отношении себя, так и в отношении других давая неправильную оценку личности. Любое сказанное слово искажалось. Упорствовать сейчас нет смысла. Заметив небольшую подушку, Соколова легла, продолжая плотно кутаться в одеяло стараясь не трястись и не отстукивать зубами чечетку от холода. Денис обернулся к девушке и миролюбиво уточнил:

– Будешь кофе?

– А есть? – она удивленно подняла брови.

– Да, горячий, – пацан достал из сумки термос. – Специально для тебя подготовил.

– Спасибо, – она мило улыбнулась.

– Скажи… а есть наработки на новый альбом?

– Да, есть. Мы хотели создать нечто новое, сильное, то, что трогало бы струны души, – поделилась девушка. – Впрочем все на высоте, как всегда.

– Народ-то ходит на ваши концерты? – без иронии спросил Рустем.

– Да, некоторые ходят, – она стойко выдержала его долгий взгляд, злорадно представив, как отреагирует блохастик, когда узнает, что на концерт «Феникса» как-то пришло больше полутора миллионов людей и нелюдей.

Денис усмехнулся, подумав примерно о том же, о чем и Витторина, и предложил перекусить.

– Нет, спасибо.

– Не нравится?! – парень с удивлением осмотрел аппетитный на вид бутерброд.

– Нет, что ты, просто я очень замерзла, – поспешно исправилась она, чувствуя, как немеет тело.

Рустем включил печку, что-то буркнув о сплошных проблемах с женщинами.

– Ну извини, я не хотела быть обузой. Если бы был выбор, я осталась в Академии, – спокойно отозвалась она, чем несколько смутила оборотня.

– Извини, я уже забыл, как обращаться с девушками твоего типа.

Какие девушки?! Бизнес, работа, тяжелый физический труд, дела стаи… Не до девушек. Да и черт с ними, одни проблемы.

– Моего типа?! – переспросила Витторина, отпивая кофе, согреваясь изнутри.

– Хрупкие, городские, – пояснил мужчина, ведя машину по еле уловимой дороге, заметенной снегом, постаравшись выразиться потактичнее.

– А, ну да, забываю, – она пожала плечами, запоздало понимая, что проболталась и ругая себя за проявление непрофессионализма, будто не она руководила Ночной Стражей. Но оборотень по всей видимости не обратил на это внимания.

От работающей печки стало значительно теплее, но Витторина продолжала замерзать. Она предполагала – это последствия ее близости к Пределу. Пока все молчали, девушка попробовала нащупать сознание Мстислава, но оно оказалось наглухо закрыто. Намертво, будто обрубили. Соколова нахмурилась – ей это не нравилось, но выбора нет. Был четкий приказ и она должна его выполнить.

Машина затормозила около небольшого лесного домика.

– Приехали, – сообщил Рустем и первый вышел на улицу.

«В футболке. Просто, блин, в футболке. И ведь даже не вздрогнет от холода, зараза блохастая», – отметила Витторина, оставляя одеяло в салоне, рядом с подушкой.

Хорс уже стоял рядом с девушкой, держа в руках ее сумку с личными вещами, заботливо собранную Мстиславом, и баллон с энергией. Тот самый, который когда-то подключался к криокамере Мстислава, пока тот находился в коме. После того случая, это стало постоянной практикой, запасаться энергией на «черный» день. Правда ею пользоваться могли лишь Марены, но благодаря их дару, они могли себе позволить делиться ресурсами.

– Все в порядке? – учтиво поинтересовался вампир глядя на Виту с высоты своего роста. В его глазах читался голод и желание, о котором девушка старалась не думать.

– Очень холодно, – негромко отозвалась Соколова.

Она чувствовала себя уязвимой. Присутствие Хорса сильно нервировала, но не исключалась возможность банальной накрутки, натягивая нервы до предела. Возможно сыграла свою злополучную роль минусовая температура. По ощущения Виты было все минус сорок, но она не могла вспомнить, когда выбиралась куда-либо, где устанавливалась температура ниже минус двадцати. В основном на территории Академии искусственно создавалась комфортная температура.

Рустем открыл плотную дверь и пропустил Виту вперед себя. Войдя в небольшие сени, девушка оставила куртку и обувь, проходя в основную комнату. Она была свободной. Кухня отделялась от гостиной добротной русской печью, а напротив комнаты находился камин. Неподалеку вместительный диван и пара кресел с журнальным столиком. Тепло. Приятно пахло древесиной.

– Идем, покажу твою комнату, – Дэн цепко схватил Виту за руку и потащил по лестнице наверх.

На втором этаже располагались три комнаты. Войдя в ту, в которую так настойчиво вталкивал ее пацан, Витторина как-то беспомощно огляделась.

– Спасибо, что не сдала меня, – яростным шепотом произнес Денис.

– Да не проблема, – она пожала плечами, осматриваясь. – Это не гостевая.

– Это комната Тема. Гостевая есть, но в ней на данный момент кладовка. Рустем съехал на первый этаж.

– Неудобно. Наверное, стоит переехать, все-таки я лишь гостья.

– Вот именно, – Рустем показался на пороге комнаты и знаком попросил Дениса удалиться, что тот поспешно и сделал. – Я не могу позволить жене друга плохие условия. Здесь конечно не пять звезд, но все же лучше, чем ничего.

– Спасибо, но я не хочу быть обузой.

Обузой. Мне казалось, что она будет эгоистичной стервой. Чувствуется, что она говорит не просто так, для красоты. Что ж… от этого лишь интереснее. Впрочем, она приятная и на вид и в плане общения.

– Меня не напрягает твое присутствие, – оборотень осторожно поставил сумку на стул рядом с кроватью. – Пойдем покажу все. Неизвестно сколько тебе здесь обитать.

– Разрешишь привести себя в порядок?! Мне нужно всего пару минут.

Ха, пара минут. Не знаю ни одну девушку, которая реально уложилась бы в минуты, только в часы. Ну ладно. Все-таки была без сознания больше суток, да еще и чуть не убили.

– Сутки?! – удивленно шепнула она.

– Что? – он вежливо изобразил удивление.

– Я проспала сутки? Вроде бы… – Вита поникла. Раздражение вновь овладело ею. Какого черта она так ясно видит мысли этого блохастика?!? Да еще и сдает себя со всеми потрохами.

– Да, малыш Франкенштейн проспал сутки, – мурлыкнул Рустем, но в голосе мелькнули какие-то обманчиво теплые нотки.

– Обормотень может иронизировать, какая прелесть, – ухмыльнулась она, нарочно исковеркав слово и по-детски демонстрируя острый кончик языка.

– Обормотень?! – с улыбкой переспросил он. Что ж, ему нравилось.

– Обормотень, – подтвердила Витторина.

Красивая, язвительная, меньше шестидесяти килограмм… не в моем вкусе. Проскакивают детские замашки, типа не выросла. Либо так проще добиться желаемого. Мило.

– Две минуты, – напомнил он, покидая комнату и аккуратно прикрывая за собой дверь.

Вита устало опустилась на кровать. Невероятно. Ей казалось, что ее переезд еще под вопросом, либо не в скором времени, а теперь она черт знает где и непонятно насколько, без Академии, друзей и любимого мужа. Мстислав… он будто разыгрывал шахматную партию используя вместо обычных фигур определенных людей. Наверное, Марта играла роль ладьи, Казимир Мирославович слон, Витторина – ферзь, способный уничтожить все на своем пути и ходящий в любом направлении, тем самым делая ее опасным противником. Но сейчас все было направлено на то, чтобы скрыть эту смертоносную фигуру от глаз врага, припрятывая до лучших времен. Интересно, какую роль играет в этом всем Рустем? Мстислав сказал, что ему можно доверять. Но какое-то смутное чувство… когда ее муж говорил про эту поездку, подсознательно он прощался с ней, старательно скрывая эту мысль, отзывающуюся такой болью в сознании, что нет-нет да всплывала на поверхность. Почему? Он просил тогда не выспрашивать, желая оставить план в тайне даже от жены. Так что же происходит на самом деле?

Комната показалось милой. Простая кровать, крепкая, деревянная. На стенах красовались добротные полки, с которых позировали многочисленные кубки. «Рустем Беркутов» значилось имя победителя то в одном виде спорта, то в другом. Что-то было по туризму, воркауту, калистенике. «Активный, спортивный… милый», – с улыбкой сделала вывод Вита и поднявшись с кровати, вышла в коридор.

Надо же, действительно две минуты. Ладно, плюсик в карму.

Вита с трудом удержалась, чтобы самодовольно не хмыкнуть. В целом, она отметила, что дом просторный, чистый, деревянный и красив в своей простоте, говоря о своем владельце более чем положительно. Сделано все по уму, толково.

Рустем разжигал печь и как только девушка появилась в гостиной, обернулся к ней. В его движениях чувствовалась хищная неторопливость и чудовищная уверенность в себе и собственных силах.

– Упырь и Драгомир будут жить в деревне.

– А мы?..

– Этот дом стоит на отшибе. Деревня находится отсюда в двух километрах, но это все наша территория. Дэн пока отведет твоих приятелей в их номера, – иронично отозвался он.

– Денис твой брат?

– Нет, – Рустем не собирался продолжать, думая, что девушка будет настаивать на ответе. Но она тактично молчала, будто решив не вмешиваться, хоть любопытство и пыталось пересилить хорошие манеры. Он смотрел на нее, задавая один и тот же вопрос – что его друг в ней нашел? Почему он решил, что эта девушка способна в нем пробудить чувства? Опасна? Чем она могла быть опасна? Обычная среднестатистическая девчонка. Тогда почему именно она стала женой Мстислава?

Определенно не в моем вкусе. Она не похожа на Смерть. Явно не та старуха с косой, которую принято бояться. Но в ней определенно есть загадка.

– Почему? – спросила она и Рустему на мгновение показалось, что она прочитала его мысли. Но ведь такого не может быть, потому что…

– Что? – объяснений не было и мужчина приготовился услышать то, что ему не понравилось бы.

– Почему так далеко поселили Драгомира и Хорса? – нашлась Витторина. Ей не нравилось вмешиваться в ход чужих мыслей, но порой это случалось, ибо Катарсис был неконтролируем. Мысли этого оборотня как нарочно через чур четко звучали в ее голове, как набат, предвещая страшные вещи.

Она почти физически почувствовала, как он выдохнул, считая, что его догадка не подтвердилась.

– Мстислав сказал, что упырь тебе угрожает. Пусть не прямо, но любая подстава исходит именно от него, поэтому лучше пусть под присмотром моих собратьев будет. Трое оборотней смогут если что его остановить. Инкубу выделили комнату у местного доктора. От него там пользы больше. А насчет Дэна… – он вздохнул, не отрывая взгляда от пляшущих языков пламени в камине.

– Если это не мое дело – не отвечай. Я все понимаю, – мягко проговорила она, проявляя свойственную ей тактичность.

– Думаю, это стоит знать. В конце концов, Дэн точно тебе это выболтает, – Рустем улыбнулся.

Ему шла улыбка, она будто смягчала черты лица. Ясные синие глаза переместили свой взор с камина на девушку, снова оценивая ее. Он не видел в ней бойца или лидера. Обычная девчонка. Так, чикуля. Хотя он не мог не признать ее миловидную внешность, вызывающую в нем непонятную нежность и желание защищать.

– Я подобрал Дэна, когда тот сбежал от родителей. Ему было всего пять лет. Отец алкоголик, а мать села на СБДМ. Это наркотик…

– Да, я знаю. Мы устраивали облаву на поставщиков, – она замолчала и в карих глазах отразилась боль. – Мстислав тогда попал в кому, – Витторина моргнула и мотнув головой, будто отгоняя страшные мысли, спросила – И как маленький ребенок смог сбежать от такой жизни? – ее взгляд был погружен глубоко в потемки собственного сознания, словно вспоминая о чем-то, что хотелось забыть, но что неизменно будет мучать на протяжении всей жизни.

– Отец выгнал его на улицу, якобы воспитывая. А Дэн ушел. Просто в никуда. Он не хотел так жить, поэтому решил попробовать что-то изменить. По счастливому стечению обстоятельств я встретил его в поселке. Он стоял около плаката какой-то известной рок-группы. Вроде «Феникс». Там еще вокалистка такая дерзкая и горластая.

Вита с интересом отметила, что Мстислав не рассказал своему другу о ее творчестве, а наложенный Импульс не давал возможности узнать ее. Эта система работала как с Горынычем – пока сам не вспомнишь, нет возможно узнать. А это почти невозможно.

– Я думал, он потерялся. Съездил, посмотрел на родаков, а потом просто забрал к себе.

– А документы?

– Ребенок был рожден дома, без учета. Его хотели позже продать на органы, потому матери ширнуться не на что было, – он пожал широкими плечами и Витторина почувствовал себя по-детски маленькой и хрупкой. Друг Мстислава оказался несколько крупнее, сказывалась жизнь в деревне. Да что уж, если двенадцатилетний пацан оказался чуть выше девушки.

Малыш. Малыш Франкенштейн. Интересно, о чем она думает? Такой пронзительный взгляд, будто знает куда больше, чем говорит. Все-таки достаточно миловидно выглядит, миниатюрной куколкой.

– Нас ждут. Сейчас познакомлю с местными, заодно поужинаем. Ты наверное голодна.

– Есть немного.

– К нам сюда гости не приезжают, так что для тебя решили закатить пир на весь мир, – Рустем усмехнулся, глядя на нее сверху вниз (нет-нет, просто рост не позволял смотреть на нее иначе). – Ты готовить-то кстати умеешь? – спросил он, кивая на печку.

– Так – нет.

– Понятно. Городские такие изнеженные, – он улыбнулся с чисто мужским триумфом, без издевательства.

– Эй, за столько лет жизни в крупном городе что-то я ни у кого в квартире не видела печей, – спокойно осадила она его.

Палец в рот не клади. Мне нравится, определенно нравится. Живой ум, ироничная. Пожалуй, поладим. Завтра посмотрим что она там может. Надо не забыть предупредить Дэна поаккуратнее, все-таки девочка.

Она стала закипать. Медленно, но верно. Что позволяет себе этот нахал? Она не маленькая девочка и не фарфоровая кукла. Кукла. Да, именно так он ее и воспринимает.

Рустем вел ее по тропинке, помогая выбираться из сугробов в то время, как сам не проваливался, оставаясь все время на поверхности. Ноги утопали по колено в снегу. Каждый шаг давался с большим трудом и девушка как личное спасение воспринимала поддержку оборотня, предположив, что без его помощи просто скрылась бы с головой в сугробе.

– Одна я утопаю!? – буркнула Витторина и мужчина улыбнулся.

– Нет. Нелюди обычно не тонут.

– Весело.

Он вывел ее к пригорку.

– Завтра я тебя проведу по территории, чтобы понимать, как далеко уходить можно. Все волки обычных размеров – звери. Большего – оборотни.

– Здесь бывают чужаки?

– Редко. Ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью.

– Прям поможешь? – едко заметила она, вздернув в удивленном жесте бровь.

– Я мужчина. Естественно я помогу и решу твои проблемы.

– Ну да.

Он мельком взглянул на нее.

Не могу понять, выпендривается или гордая? Ладно, малышей все равно обижать нельзя. Жил с одним ребенком, теперь появился второй. Этот хотя бы миловидный и язвительный. Поладим. Помогу ей адаптироваться и все нормуль будет.

Витторина усмехнулась. Они пришли в большую деревню, как могла судить девушка здесь стояло около тридцати двухэтажных домов. Рустем завел Соколову в местный Дом Культуры, ничем не отличающийся от других построек и лишь маленькая табличка на входе указывала на историческое наследие. Здесь накрыли плотно сдвинутые столы, подготовили какие-то выступления местной самодеятельности. Народ соскучился по праздникам. Все это напомнило рок-диве школьные чаепития – все та же романтика.

Сильно контрастирует с местными. Очень сильно. Тощая, в понтовых дорогущих шмотках, ухоженная, изнеженная. Хотя может она все-таки неплохой человек. Может просто глуповата, но умеет молчать, хотя, как понять об умственных способностях, если молчит?! И во взгляде вызов. Иногда кажется, что она может бросить вызов самой жизни… или смерти. Забавно, Смерть бросает вызов смерти. Она не выглядит такой страшной и ужасной.

Интересно, о чем она там болтает с Людкой?

Тренировки… не могу поверить, что Мстислав просил ее ставить со взрослыми мужиками. Может избавиться хотел?! Да не, навряд ли. Если бы это было правдой, он сказал бы открыто. Больше вопросов, чем ответов.

– О чем задумался? – Драгомир подсел к оборотню, который, как ему показалось, скучал в стороне.

– Да так. Думаю, насчет тренировок.

– А-а-а, думаешь покалечат? – понятливо кивнул инкуб и отпил пенного из бутылки. Девушки бросали на него горячие взгляды и Драгомир получал от этого несказанное удовольствие. Его истинная сущность творила чудеса с женской половиной празднующих, заставляя чувствовать себя прекрасными и желанными.

– А есть другие варианты?

– Пока нет. Она почти на Пределе, поэтому покалечить не покалечат, но пару синяков поставить могут.

– Хорошая шутка, – Рустем кивнул.

– Если волнуешься потренируй сам, лично убедишься в ее возможностях.

– Меня не будет три дня, – задумчиво протянул мужчина, глядя на жену друга. – Попрошу своих присмотреть за ней. Она вроде спокойная, никуда особо не лезет.

Инкуб сдержал улыбку. Со стороны показалось, что он подавился смешком. Пригладив взъерошенные вихры темных волос, он сообщил:

– Не волнуйся. Я и Дэн присмотрим за ней.

– Куда делся упырь?

– Да вон он, – Драгомир кивнул в противоположный угол, где мраморной статуей застыл Хорс. В его глазах горел нечеловеческий голод, а взгляд не отрывался от объекта вожделения, ловя каждый жест.

Молодежь включила музыку, устроив дискотеку. Иногда выступали местные таланты и Витторина с интересом слушала; даже тех, кто пел отвратительно. Она проявляла себя в лучших качествах. И даже если выступление было совсем провальным, находила нужные слова для поддержки, отчего Рустем даже не заметил, как начал улыбаться, глядя на нее.

Людмила работала в деревне на местной ферме, впрочем, как и все женщины: тяжелый труд, желала стать женой и нарожать кучу ребятишек – предел честных мечтаний. Мужчины называют своих дам никак иначе как «баба» и «бабца». Женщины во многом зависят от своих мужей, ничего не решают даже в собственном доме. В чем-то это удобно – не надо думать, надо просто делать то, что сказали. Мужики хоть и не изменяют, но особо внимания на своих жен не обращают, находя более интересные занятия.

– Вам наверное не понять, – Люда вымученно улыбнулась, нервно разглаживая складки на подоле. Хоть она и была чистой и опрятной, но вещи были откровенно затасканными, в заплатках, еще больше убивающие женственность и природную притягательность.

– Вы пробовали что-то менять? – Витторина против воли нахмурилась.

– Никто не идет против, боятся общественного осуждения. Так привыкли. Все как на ладони, годами сложившееся, чтоб все как у людей, – она скривилась, как от зубной боли.

Несмотря на все это, Людмила оказалась приятной женщиной сорока двух лет, плотной, но несколько полноватой фигуры. У нее было трое замечательных трудолюбивых дочерей и три класса образования, отсутствие права голоса, но наличие собственного мнения, что по местным меркам уже считалось неслыханным подвигом.

– Мне завтра во сколько подойти? – они договаривались о работе.

– Можешь к шести подходить.

– А во сколько начинается рабочий день?

– В четыре утра, у кого в пять.

– Я приду.

– Мне неудобно, – Людмила чуть потупила взгляд. – Вы все-таки гостья и…

– Я не могу сачковать и сидеть на шее других, – Вита улыбнулась. – И чтобы помочь, нужно знать, что и как происходит. Я конечно городская, меня нужно будет научить. Не все получится сразу, но я не боюсь трудностей. Возможно от меня будет польза.

– Вы знаете, мы разговаривали с девчонками и хотели… – женщина замолчала, будто боялась, что ее накажут или отругают за подобные мысли.

– Я внимательно слушаю, – Соколова ободряюще улыбнулась. – Я хочу вам помочь.

– Мы никогда не занимались ни танцами, ни всякими йогами… мы забыли, что такое быть женщинами, мы стали бабами…

– Договорились. Отработаем, проведем курсы и я поспешу на тренировку с вашими альфами.

– Вы только аккуратнее. Не все вам рады, – Людмила наклонилась к девушке и доверительным шепотом сообщила. – Остерегайтесь Федора и его команду. Они хотят встать во главе стаи, предпочитая запугивать местных. Во второй команде есть Лука. Он не поддерживает Федора и всяческий передел. Если что, он может оказать помощь. Просто он несколько робкий в присутствии красивых девушек.

– А что вы можете сказать о Рустеме? – также шепотом поинтересовалась Витторина. Ей действительно стало интересно, что об этом человек думают. Недаром ее учили в Академии собирать информацию по крупицам, не хуже Информационного отделения. Хотя этим же навыком обладала и Ночная Стража. А вот Дневная по долгу службы занималась иными вопросами, хотя в общем и целом также обладали всеми способностями.

– Надежный, независимый, – Люда задумалась. – Он пережил какую-то личную трагедию, старается ни с кем не сходиться. Брата своего оберегает.

– Брата?

– Денис его брат, – пояснила женщина.

Витторина понятливо кивнула и отвлеклась, видя, как Рустем широким шагом направился в ее сторону. Он шел без спешки, с мягкой кошачьей грацией, будто пантера перед прыжком. Спокойный, уверенный в себе.

– Тут хотели бы для тебя еще несколько песен исполнить.

– Да, конечно, – Вита согласно кивнула и на мгновение отвлеклась на Людмилу. – С вами было очень интересно. Обязательно еще поговорим.

И поднявшись прошла за Рустемом, чуть отставая.

– А ты споешь? – вдруг спросила Соколова, в голове проигрывая ехидный диалог по дороге сюда.

– Не терпится услышать? – прохладно поинтересовался он.

– Да. Ты не производишь впечатление дилетанта.

– Хорошо. Посмотришь как работает профессионал.

– Обязательно, – ее губы против воли растянулись в улыбке.

Оборотень сдержал обещание. Песня «Vultures» группы «Asking Alexandria» звучала в его исполнении потрясающе. Витторина признала – у Рустема восхитительные вокальные данные, не зря бахвалился. Да вот только мужчина не воспринимал саму Витторину всерьез, предположив, что Мстислав вложил много денег в ее раскрутку и звуковую обработку, что казалось естественным. Даже сам себе Рустем признался, что поступил бы также, ведь девушка умела себя преподнести и бизнес стал бы окупаемым. Но Витторине все больше хотелось увидеть тот момент, когда Тем узнает правду. Видимо Мстислав не хотел портить этот момент, поэтому сразу не раскрыл все карты другу. Все-таки интереснее постепенно узнавать человека, чем сразу знать с кем имеешь дело. Это не относится к врагам. Шархан изначально всегда ставил задачу познание личности человека, зная, что опираясь на внешность можно сильно просчитаться. Он не раз ошибочно вешал ярлыки на людей и старательно исправлял за собой сей грешок, самосовершенствуясь.

– У тебя хорошо поставлен голос, – вежливо заметила девушка.

– Будешь себя хорошо вести и тебя научу.

Витторина пересеклась с насмешливым взглядом Дениса и подавив улыбку согласно кивнула, сохраняя серьезное выражение лица. Вечеринка продолжалась часов до девяти вечера. После чего женщины остались убирать зал, а мужчины на обход. Соколова еще мило пообщалась с женщинами, которые радушно приняли ее в свой коллектив, советуя не нарываться и ни в коем случае не спорить с мужчинами. «Они привыкли подчиняться», – с грустью заметила Витторина, когда уже возвращалась в компании Рустема и Дениса домой.

– Все в порядке? – поинтересовался мужчина, заметив, что девушка через чур задумчива, иногда хмурилась. Она нервно выдергивала ноги из сугробов, утопая по колено. Шагалось тяжело, снег попадал в ботинки и ступни начинали еще больше мерзнуть, превращаясь в сосульки.

– Да, в норме, – она вздрогнула от неожиданности.

Как ей тяжело наверное вдалеке от любимого человека, без привычных удобств и комфорта. Хорошо держится, да еще и в компании такого нахала, как я. Стоит быть чуть помягче к ней, она все-таки девочка. Хрупкая, маленькая, глупая. Ничего милый монстрик Франкенштейн, я помогу тебе адаптироваться. Не могу не отметить, ты очень милая. Как дитя.

Он заметил, что девушку трясет от холода и скинув свою куртку, Рустем накинул на ее хрупкие плечи. Карие глаза удивленно посмотрели на мужчину, но он проигнорировал, придерживая Виту под локоток, удерживая девушку на поверхности, не позволяя проваливаться в сугробы.

– Спасибо, – тихо пробормотала она, вновь погружаясь в свои безрадостные мысли.

– Глава 3-

Цена человеческой ошибки

Я горжусь тем, что на моей душе

стоит клеймо рок-н-ролла!

Пол Маккартни

Новый день начался рано и с больной головы от недосыпа. Рустем не спал почти всю ночь вырубившись лишь под утро и вместе с этим отключились его мысли, которые не давали в свою очередь отключиться Витторине. Кроме того, девушка жутко замерзла не взирая на два теплых одеяла и плотный спортивный костюм. Смерть на цыпочках покинула дом и поспешно выпрыгивая из сугробов дошла до коровника, в котором уже ждала ее Людмила.

– Готова к труду и обороне, – отрапортовала Соколова, разминая пальцы. – Командуйте, что делать.

Они легко сработались. Витторина не капризничала и четко выполняла указания, запоминая что и как необходимо делать, чего конечно от рок-дивы не очень-то и ожидали. Пусть девушка занималась подобной работой впервые, но благодаря подробным напутствиям все получалось. После работы женщины собрались в Доме Культуры, где Соколова совместно с Анютой провели первое танцевальное занятие. В вопросе преподавания физической культуры, Смерть часто прибегала к помощи подруги, если только речь не нашла о «Ночной Страже». В Академии приходилось вести занятия, иногда подменять Ольгу Юрьевну, но танцы выбивали из привычного русла и требовали корректировки, которую профессионально предоставляла Анечка. Вита помнила, что подруга очень любила, верила в людей и когда-то даже мечтала вести занятия. Прошло все легко, всем все понравилось и договорились собираться так каждый день, после работы по хозяйству (кстати, хозяйство оказалось впечатляющим).

Поспешно прыгая из сугроба в сугроб, Витторина вернулась, успела принять душ и закрылась у себя. Ванная комната удобно находилась на втором этаже, поэтому с Рустемом она не пересеклась. Она слышала, как он встал и что-то делал на кухне, гремя кастрюльками и половниками, словно специально создавал шум.

Витторина сидела на кровати и смотрела в экран своего мобильного телефона, разглядывая фотографию Мстислава. Она очень переживала за него, волновалась за план, придуманный ее мужем. Сердце не находило себе места, истерично пропуская удары, устанавливая рваный ритм. Единственное, что успокаивало – Марта, которая была рядом и если что-то пойдет не так станет первой; кто сообщит об этом Смерти. Они все-таки были связаны крепкой женской дружбой. Марта в экстренной ситуации, как Марена, сможет изменить ход событий, в этом Витторина не сомневалась.

Война. Все близилось к этому. Насколько боялся Мстислав за свою жену, что отправил в эту ссылку?! Что ему известно? Что запланировано? Как долго это все продлится? Какой шанс на хороший исход? Вопросы, вопросы, вопросы…

Вздохнув, Витторина нехотя спустилась вниз.

– Доброе утро! – пробормотала она, заворачивая за печку и наблюдая забавную картину. Рустем Беркутов бодро готовил на обычной вполне себе современной плите с четырьмя конфорками.

– Доброе. Выглядишь отвратительно, – мельком глянул на нее мужчина чуть нахмурившись.

– А ты, я смотрю, познаешь нано-технологии, – она прислонилась плечом к теплой печке, чувствуя, как согревается. Тихо мурлыча, девушка встала поближе, наслаждаясь, ощущая каждой клеточкой своего замершего тела огонек, который разгораясь в ее организме стремительно гнал кровь по венам.

– Плохо спала? Или не привыкла вставать рано?

– Не спалось. Замерзла, – разговаривать не хотелось, но и обидеть оборотня Витторина не могла – воспитание не позволяло.

– Садись, завтракать будем, а потом пойдем прогуляемся и потренируемся, – Рустем включил кофемашину и обернулся к девушке. – Мне надо будет уехать, решить некоторые проблемы.

– Когда ждать?

– Дня через два-три. Дэн, если что, поможет адаптироваться.

– Хорошо, – она села на диванчик, устало прикрыв глаза ладонью. Ничего не хотелось. Лишь закрыться в комнате и никуда не выходить, чтобы никто не трогал. Но нужно быть сильной, нельзя лениться. Вита вздохнула.

В дверь постучали и вскоре из сеней в дом вошел довольный Драгомир. Его все устраивало – и условия, и работа. Насколько Витторина успела заметить, инкуб почти всегда пребывал в хорошем расположении духа, бессовестно наслаждаясь жизнью и радуясь мелочам.

– И таки, доброе утро! – оптимистично произнес инкуб, но рассмотрев инфантильную Смерть, его лицо резко стало серьезным. – С тобой все в порядке?

– В норме, – девушка кивнула, но выглядела крайне вялой. – Я мерзну.

– В машине осталось два баллона с энергией. Можем закачать.

– Нет, все нормально, – она вымученно улыбнулась, растянув губы из вежливости. – Просто еще не приспособилась к новым условиям.

– Акклиматизация?! – Драгомир пристально разглядывал девушку и видимо убедился, что с ней действительно все более-менее нормально. Это удобно учитывая его природную сущность. Не удивительно что Мстислав отправил со своей женой именно инкуба, который смог бы в разы быстрее Влада мониторить ситуацию с женским организмом.

Витторина выглядела апатичной, завтракала без энтузиазма, механически поднося ложку ко рту чисто на автомате, не концентрируясь ни на чем. Рустем сначала подумал, что она привередничает, но приглядевшись повнимательнее почти с жалостью отметил болезненное состояние.

– Ты сегодня максимум выйдешь против Дэна, – сообщил он, сомневаясь, что вообще позволит ей тренироваться.

– Я не воюю с детьми, – Соколова отрицательно мотнула головой.

– Не волнуйся, он тебя не покалечит, – попытался успокоить ее оборотень.

– Я его могу покалечить… случайно.

– Вита, он оборотень. Это не какой-то слабый сопляк.

– Я не воюю с детьми, – четко выделяя каждое слово повторила она, чуть качнув головой вбок.

Невозможна! Ладно, сегодня просто проведу по территории, познакомлю со стаей. Убедится, что не вывозит и упорствовать перестанет. Она прям бесит этим. Выглядит сегодня действительно плохо. Прям слишком плохо. Как бы кони не двинула так быстро. Драг вроде говорил вчера о том, что она просто близка к Пределу. Мстислав, насколько я помню, на Пределе просто пару дней отлеживался и приходил в норму. Может ей стоит также сделать!? С другой стороны если инкуб не дал ей такую рекомендацию, значит ей этого не требуется. Хотя видно, что он очень переживает за нее. Надо будет выяснить что и как их связывает, почему такая преданность?! Мстислав вроде говорил, что инкубы присоединились к Академии благодаря Смерти. Возможно из-за этого?

Ее знобит. В доме тепло, но она продолжает мерзнуть. Это может из-за стресса? Или…

– Драг… неси баллон, – Витторина опасно покачнулась, рискуя в любую секунду упасть.

Все пришло в движение. Мужчины одновременно сорвались со своих мест словно репетировали подобную ситуацию раз сто. Инкуб выскочил из дома, а Рустем, легко подняв девушку на руки, переместился с ней на диван, поближе к камину.

Такая легкая. Можно сказать, невесомая, хрупкая. Выглядит сегодня не очень, чуть лучше трупа. Хорошо, что врача направили, как в воду глядел мстительный наш. Так одеяло, еще одно, укутать, сейчас согреется. Нормально все будет, не пропадет, малышка.

– Мстислав в опасности, – Витторина прислушалась к своим ощущениям, чувствую, как Импульс уходит к ее мужу, а сознание постепенно уплывает. Она не могла точно знать, что с ним, но определенно это было нечто серьезное.

Она может чувствовать это? Разве это возможно?! Не знаю, техника Импульса для меня скрыта и… ладно, сейчас энергию вкачаем, будет все нормально. Но Казимир Мирославович помню рассказывал, что можно устанавливать Катарсис в пределах одной комнаты, но не на таком расстоянии. Наваждение? Если нет, то невероятная мощь, ни с чем не сравнимая. Вот тебе и чикуля.

Драгомир влетел в дом, в одной руке держа два баллона, а во второй руке чемоданчик с медикаментами. Он подключил сложную систему и дав девушке сильное снотворное, отвел Рустема в сторону, пока Соколова дремала, будто боялся, что она подслушает разговор.

– Когда Шархан находится на грани смерти, она отдает свою энергию ему. Это происходит независимо от нее, чисто на психоэмоциональном уровне.

– Это смертельно?

– Как сказать, – инкуб задумался. – Она не видит границ и может сильно себя опустошить. Сейчас она чуть полежит, придет в себя, – Драгомир скрестил на груди руки и вздохнув, пощипал пальцами переносицу, как обычно делает человек, у которого болит голова. – Ее забрали с поля боя, несколько недель выдались тяжелыми, она постоянно была на миссиях. Ее лучшая подруга в положении. Сейчас еще и стресс сказался. Ей спокойнее рядом с Шарханом по ряду причин, – он покачал головой. – Ей нужна его защита. Хотя возможно подойдет любая другая защита, лишь бы надежная.

– Ей здесь никто не угрожает.

– Она этого банально не чувствует.

Внес хоть какую-то ясность. Кстати, с его слов получается, что она не так проста. А насчет защиты. Вероятно, она привыкла, что ее проблемы решаются Мстиславом. Это нормальное явление, женщина должна подчиняться своему мужчине. Естественно вдалеке от мужа она не чувствует себя уверенно. Это исправим, просто она пока нас не знает. Даже Дэн способен позаботиться о ней в эти пару дней. Постараюсь вернуться пораньше. Возможно просто стоит уделить ей побольше времени, показать, что здесь есть мужчины и они могут решить ее проблемы.

– Драг?!

– Я здесь.

– Второй баллон подключай. Меня не должны ждать, – слабо пробормотала она.

– У нас есть время, – успокоил Рустем, заботливо подтыкая одеяло.

Малышка Франкенштейн. Значит она может воспринимать энергию. Насколько помню в Лемуре так делали два человека. Кстати, надо поинтересоваться насчет Марты, как там эта ненормальная поживает. Вроде она вернулась в Лемур и заняла место директора.

О, брательник проснулся раньше времени. Взволнован присутствием этой певички.

Денис с грохотом спустился со второго этажа и заметив, что с девушкой не все в порядке, бросился к ней, смешно вскинув руки к потолку.

– Вита, тебе плохо?

– В пределах нормы, – улыбнулась она, чувствуя как заканчивается второй баллон. – Напомни потом наполнить, – обратилась она к инкубу, повернув к нему голову.

– Я бы мог вызвать в тебе резкий всплеск эмоций, – задумчиво протянул он, прокрутив в пальцах стетоскоп. – Но боюсь, что жить мне останется недолго, – инкуб хитро усмехнулся.

– Это как? – заинтересовался Денис.

– По своей природе он лечит все сексом, – без тени юмора пояснил Рустем.

– И что, реально все одним лечится? – удивился пацан округлив глаза.

– Инкубами – да, – Драгомир хмыкнул. – Так что явно не с тобой, – он подмигнул девушке. – Если не возражаешь, я пожить хочу.

– Смешно, – она усмехнулась закатив глаза, ожидая пока снимут присоски от баллона. – Ну что? На тренировку?

– Ты уверена, что не встанешь в пару с Дэном? – еще раз вкрадчиво, будто уговаривал несносного ребенка, проворковал Рустем. Он стоял близко к ней и чувствовал холод, исходящий от ее кожи. Такая маленькая, она едва ли доставала ему до плеча и мужчина пользовался этим преимуществом, надеясь переубедить ее. Мужчина смотрел на нее сверху вниз, как на малышку.

– Я уже все сказала, – она встретила его стойким взглядом. Карего цвета радужка окрасилась в насыщенный фиолетовый. Потрясающее зрелище. Рустем будто загипнотизированный смотрел в ее глаза, невероятные в своей красоте. В какой-то момент оборотень поймал себя на шальной мысли, что мог бы бесконечно долго любоваться этими глазами – глазами Смерти. Они не вызывали в нем ужас и страх, лишь восторг и восхищение. Но хотелось заглянуть глубже, в саму душу, которая пока пряталась за семью замками.

***

Была надежда. Надежда, что все еще можно изменить. Грендель обещал. Но я не успеваю продолжить мысль. Меня и сестру хватают. И тащат. Больно. Я ничего не могу понять. Боль наполняет все сознание, как вода сосуд. Но вот воду заморозили и сосуд разбился, не в силах вместить в себя столько. И вот мы сидим в камере, руки и ноги связаны. Нам обещают процедуру. Я видела такое в кино, будто ток направляют в голову и…я ничего не помню. Только боль. Много боли. Я даже не помню, как меня зовут…

Я не понимаю, что происходит, но очень интересно. Человечки снуют взад-вперед. Но меня просят не отвлекаться. Показывают портрет какой-то девушки. Она смутно знакома, вероятно публичная личность. Меня программируют, заставляют ее ненавидеть. Я не знаю почему, у меня просто есть цель – именно ее ненавидеть. Я не хочу думать о причинах – за меня есть кому думать. И каждый раз, когда я подчиняюсь, Грендель хвалит меня. А мне больше и не надо.

***

Витторина, тяжело дыша, пыталась хоть как-то перевести дух, болезненно выходя из Катарсиса. Одна из сестер в смирительной рубашке, которая пыталась от нее избавиться почему-то пробилась в сознание, демонстрируя свои воспоминания. На их совести была смерть Галки и кучка пепла, оставшаяся от вампира Никиты, прожившего не одно столетие.

«Хоть бы не сдохнуть!» – мелькнула в голове мысль и Витторина устало облокотилась на поваленное дерево.

Упертая, ужас. Сдохнет, но не сдастся. Толи такая решительная, толи дура.

– Сам дурак! – беззлобно отозвалась Вита и обернувшись, столкнулась с удивленным взглядом Рустема.

– Я молчал, малыш Франкенштейн.

– Да?! Видимо померещилось, – выкрутилась она, но заметила сомнение, мелькнувшее в глубине синих глаз.

Тренировка далась очень тяжело, чего девушка никак не ожидала. Она не была самонадеянной, но угнаться за взрослыми мужчинами-оборотнями не так-то просто. Они оказались значительно сильнее и выносливее «Дневной Стражи». Легкие горели, мышцы ног лихорадило, а голова разрывалась.

Витторина выпрямилась, восстанавливая дыхание и беззастенчиво разглядывая Рустема. Он стоял неподалеку от нее, с обнаженным торсом. Идеален в своей мужской красоте, отлично сложен, было на что посмотреть. Слегка покраснев, Соколова резко отвела взгляд в сторону, чувствуя раздражение на оборотня, прекрасно понимая, что он ни в чем не виноват.

«И не мерзнет же зараза!» – рассуждала она, чувствуя, как тело остывает и холод вновь пронзает ее существо, впиваясь тонкими иглами.

– Завтра другая группа тренируется, – Рустем заботливо накинул на ее плечи свою куртку.

– А ты?

– Мы не мерзнем, – отмахнулся он, спокойно посмотрев на нее сверху вниз.

Держалась хорошо. Ей тяжело это далось, но надо признать, она не сдается. Думаю, месяц-два и она будет тренироваться с группой наравне. Похвально, похвально… Хорошее крепкое тело. Но цвет глаз… зловеще смотрится. Ночью наверное вообще атас, особенно если они светятся. Но Дэн в восторге. А вроде бахвалился, что вырос.

– Мне надо идти, – грустно изрек он и обернулся к волчонку. – Дэн, присмотри за нашей гостьей.

– Без проблем, – пацан подмигнул девушке, не скрывая своего ликования. – Вот теперь точно оторвемся.

– Так, без глупостей, – мужчина смерил Дениса строгим взглядом.

– Расслабься бэдбой, – Витторина усмехнулась. – В моих планах ближайшая неделя отводится лишь на тренировки. Чудить будем потом.

– Ах, забываю, что чикуля у нас с характером, – он снисходительно улыбнулся. – Дом мне не сожги, если готовить будешь.

– Как получится, – девушка качнулась из стороны в сторону, стараясь выглядеть максимально милой. – А еще обормотень обещал научить меня петь, – она похлопала ресничками и капризно надула губки.

Рустем вздохнул. Он уже понял, что Витторина не так проста, как кажется, но по-прежнему казалась ребенком. Махнув рукой, мужчина ушел, мгновенно скрываясь в лесу в волчьем обличье.

– А оборотням тяжело перевоплощаться? – с любопытством спросила Вита.

– Да как два пальца… – Дэн хмыкнул. – Беркутов вообще в прыжке может это сделать. Выглядит так, будто человеческое тело лопается на куски. Тыдыщ!

– Это больно?!

– Ну-у, – паренек задумался. – Не настолько, и это всего лишь мгновенная боль.

– А одежда?

– У нас есть вот такие амулетики, – он показал на кольцо на пальце. – Местный шаман делает, это позволяет перевоплотиться в волка без одежды, и вернуться одетым.

Вита присвистнула. Она точно знала от кого теперь почерпнет новую полезную информацию.

Ленивой походкой Федор вышел на поляну в окружении своей команды. Все как один рослые, крепкие. Витторина успела оценить в полной мере мощь этих деревенских мужиков, чувствуя себя слишком маленькой на их фоне.

– Я слышал, ты завтра снова тренироваться пойдешь, – Федор пригладил короткую бороду. – Я бы не советовал.

– Ага, – Витторина находилась в собственных мыслях, поэтому излияния оборотня ей были не интересны.

– Женщина, этим миром правят мужчины и стоит просто подчиниться. – мужчина чувствовал свое превосходство и кучка его друзей были полностью с этим согласны. Он желал поставить ее на колени, показать ей, кто хозяин, так сказать, сделать из нее человека.

– Так, расставим все точки над «и», – девушка наконец обратила свой взор на Федора. – Я если и подчиняюсь, то только своему мужу и у меня есть особые указания. В остальном мои проблемы решит либо моя свита, либо Рустем. Понял? Тебя просили всего лишь брать меня на тренировку, а не нянчиться.

– Цыц, тебе разве давали слово, – он был груб и строг, прожигая ее хмурым взглядом. – Замолчи сейчас же, а не то…

– А не то что? – угрожающе перебила она.

– Эй, полегче. Вообще-то она гостья здесь, – напомнил Денис заслоняя собой Витторину. – Ты не имеешь права давить на нее. Тебе Тем все сказал.

– Тема здесь нет, – усмехнулся Федор. – В его отсутствие мало ли что может случиться. Девочка-то хрупкая.

– Я ее в обиду не дам, – Дэн был уверен в себе, готовясь вступить в драку из-за рок-дивы.

– Потом поговорим, – мужчина дал знать и вся компания удалилась, таким образом оставив за собой последнее слово.

Пацаненок проводил их внимательным взглядом и только когда оборотни отошли на приличное расстояние – выдохнул.

– Хорс… – Витторина чувствовала, что вампир находится поблизости, отреагировав на агрессию волков.

– Да, – он возник слева от нее, встав очень близко, почти касаясь. – Какие будут указания?

– Присмотри, пожалуйста, за домом.

– Домом? – Денис удивленно воззрился на девушку.

– Я не хотела бы, чтобы имущество Рустема пострадало в его отсутствии. Плюс к этому, оборотни быстрее вампиров и я не могу рисковать чьим-то бессмертием.

– Ты слишком добра, – прошелестел вампир. – Что-нибудь еще?

– Если что-то узнаешь о Федоре и его компашке извести меня в срочном порядке. Выполняй.

– Как скажешь.

И исчез, будто его никогда здесь и не было.

– Федор всегда на людей бросается? – спросила Витторина, когда они подходили к дому. Она привычно утопала в снегу иногда проваливаясь по пояс. Куртка Рустема грела. От нее приятно пахло, и этот факт почему-то не давал девушке покоя, задевая и о чем-то пытаясь напомнить.

– У нас не принято, чтобы женщина имела свое мнение, – пожав плечами пояснил паренек. – Тема в тебе это тоже бесит.

– Ммм, это он сказал?

– Нет, но это заметно, – Денис задумался. – Он вообще с женщинами не дружит.

– Почему?

– Женщины проблемные, – он на какое-то время замолчал, но спустя полминуты продолжил. – Ему не везло в отношениях. Местные ему не нравятся. Была с соседней области, но она была другого вида, поэтому она через какое-то время вернулась к своим. Тем все держит в себе, трудно понять о чем он думает. Переживал, наверное, но больше ни с кем не встречался. Он любит свою холостяцкую жизнь и не хочет быть окольцованным. Если он и выберет себе жену, то она будет подчиняться, делать все по дому и не вмешиваться в его дела.

– Мужчина царь и бог?

– У нас так принято, – согласно кивнул Дэн, скрывая виноватую улыбку. – А Шархан создал тебе карьеру?

– Отчасти. Он вложил деньги в это и нашел людей, с которыми мы по сей день работаем.

– Было сложно пробиться?

– С деньгами и связями – без проблем, – Витторина хмыкнула. – Я ходила по конкурсам, рассылала свои творения, заказывала рекламу, но это все не помогало. По приезду в Академию Мстислав решил этот вопрос. Он просто устроил нам несколько выступлений на крупных фестах и все, дело в шляпе.

– Тем не знает, что ты «Феникс», – Денис звонко рассмеялся. – Это будет забавно, когда он узнает.

– Хотя готова признать, поет он хорошо, – девушка улыбнулась. – Чем сейчас займемся?

– Я хотел дров наколоть. Ты можешь дома погреться или погулять.

– Давай я помогу?

– Ты дрова-то колола?! – с подозрением спросил он.

– Нет. Научишь? – она обворожительно улыбнулась.

Паренек не устоял перед ее обаянием.

Они отлично поработали на свежем воздухе, дружно приготовили ужин и провели вечер перед телевизором, посмотрев интересный фильм.

– Ладно, я спать, – Витторина мило сложила бровки домиком.

– Спокойной ночи. Я этот фильм досмотрю и тоже спать лягу.

– Тебя с утра будить?

– Не, я занимаюсь с другой группой.

– Хорошо. Тогда до завтра.

Она снова не могла уснуть. Пытаясь нащупать сознание Мстислава, Витторина все больше испытывала тревогу, граничащую с откровенной паникой. В добавок к этому, она сильно замерзла. Ничего не спасало – ни теплая одежда, ни два одеяла, ни слабый Импульс.

В дверь комнаты робко постучали. Вита поспешно вылезла из кровати и открыла. В коридоре стоял Денис держа в руках еще два одеяла.

– Ты замерзла, вот, держи, – протянул он. – Я печку натопил пожарче. Могу дать теплый костюм Тема.

– Спасибо, не стоит, – девушка смутилась, чувствуя неловкость за доставленное беспокойство.

– Хотя бы одеяла возьми.

– Извини.

– Без проблем, – Денис хмыкнул. – Не хотелось бы, чтобы ты простыла.

– Спасибо за заботу.

Он кивнул удаляясь с таким видом, будто спас по меньшей мере Вселенную подражая любимым киногероям. Вита закрыла дверь и расстелив на кровати принесенные одеяла, забралась в тепло. «Вероятно я просто разбудила его своим ворочаньем в постели» – подумала она и вдруг ее осенила одна мысль. Одна, но ясная, как день и жестокая, как удар молнии.

«Я могу слышать через Катарсис мысли Рустема. Почти всегда, но не слышу других оборотней. Когда я приехала в Академию я сразу же начала видеть воспоминания связанные с Мстиславом, то, что он пытался скрыть. Ни в жизнь не поверю, что Марта об этом не знала. Раз не сказала, значит это часть плана Мстислава, уж от него, она вряд ли такой момент скрыла бы. Черт, что происходит? Как дела у моего мужа? Чем он сейчас занят? Почему утром ему потребовалась моя энергия? А здесь у меня не работает телефон. Надо у Дэна поинтересоваться насчет интернета. На крайняк отправлю Хорса в ближайший город. И новости надо завтра посмотреть обязательно».

Чуть согревшись, она провалилась в сон, словно сорвалась со скалы – стремительно. Но утром Вита встала разбитая, чувствуя себя еще отвратительнее, чем было до этого.

Спустившись вниз, она сделала себе две большие чашки кофе и убежала помогать по хозяйству, убрала свинарник, почистила коров и навестила конюшню, выполнив указания Людмилы. Сегодня все уже далось проще, хотя и местных женщин сильно удивлял сам факт, что знаменитая певичка трудится с ними наравне. Приведя себя в порядок, всей сменой они пришли в Дом Культуры где провели второе занятие. Столько радости мелькало в глазах женщин, столько счастья чувствовалось в их душах. К призрачной Анюте привыкли легко, все-таки та брала своим обаянием.

– Витторина…

– Прошу, просто Вита, – девушка подмигнула.

– Вита, можем мы тебя попросить?

– Конечно, я постараюсь помочь.

– В нашей области проводится конкурс талантов. Там выделяют деньги на развитие деревни. Мы ни разу не побеждали и нам не помешали бы…

– Я поставлю вам хореографию, – вклинился призрак, плавно возникая за плечом рок-дивы. – Вита поможет разучить, если что выступит с вами, если правила конкурса не запрещают.

– Это факт, – певица кивнула. – Так что не переживайте, все будет в лучшем виде. Сколько у нас времени?

– Полтора месяца.

– С головой, – она глянула на часы. – Оп-па, ладно, я убежала, а то меня сожрут там ваши волкодавы. Моя помощь еще нужна будет в обед?

– Пока нет, – Людмила тепло улыбнулась. – Спасибо тебе! Честно, я думала, что ты другая.

– Блондинистая и заносчивая? – Вита коротко хохотнула ничуть не обидевшись. – Я просто много читала и постоянно думала, привело к тому, что корни волос потемнели. Ладно, хорошего дня.

Она добежала до дома, понимая, что несколько выбилась из графика. Пулей влетела в душ, а после спустилась на кухню и принимаясь готовить завтрак для Дэна, желая хотя бы таким презентом отплатить ему за доброту.

В дверь постучали и в дом тихо прошел Драгомир.

– Уже встала, – он подозрительно долго всматривался в лицо девушки. – Мать, ты отвратительно сегодня выглядишь.

– Ты с Рустемом что ли переобщался?! – спокойно уточнила Витторина, ставя перед инкубом тарелку с горячими бутербродами. – Он мне вчера тоже самое выдал. С утра одни сплошные комплименты.

– Это связано с отъездом?

Девушка ответила не сразу, взяв продолжительную паузу.

– Это из-за Мстислава. Я его не чувствую и мне не спокойно.

– Тебя гложет неизвестность, – он вздохнул. – У меня приказ, проконтролировать, чтобы ты была в неведении как можно дольше.

Вита хмыкнула. Мстислав, как всегда, продумывал многоходовочку. Его стиль. На любой случай, у него был заготовлен план и не один, не зря он руководил и «Ночной Стражей» и теперь в целом всем, что принадлежало Лемуру.

– На твоем месте я уточнил бы все вводные…

– Да, я подумала об этом же, – она улыбнулась, понимая, что через Катарсис в любом случае узнает больше. – Спасибо.

– Тебе спасибо, – инкуб погрустнел. – Мы были изгоями, но ты нашла нам место под солнцем.

– Да ладно тебе, моей заслуги в этом нет, все решения принимаются Мстиславом.

– Ты не станешь отрицать, что ваше влияние друг на друга очень сильное. Настолько сильное, что его это стало делать слабым.

Она вздрогнула от неожиданного признания и улыбнулась – инкуб был прав. Он был искренен с самого первого дня и безумно благодарен за принятие его собратьев в Академию, считая себя в неоплатном долгу перед Смертью, хотя сама она так и не считала.

– Я думаю, что именно по этой причине он тебя отправил подальше от себя. Твоя близость мешала ему сосредоточиться на других вещах, не давала ясно мыслить. Он постоянно переживал о тебе и доверил тому, кто мог бы точно обеспечить твою защиту, – он окинул ее любопытствующим взглядом и в глазах вспыхнули золотые искры Катарсиса. Инкуб подумал о том, насколько красива девушка и даже шрамы на сердце ее не уродовали. Уродует ложь, злоба, лицемерие. Он знал об этом не понаслышке. И видел сущность.

– Его сознание закрыто от меня, – Витторина налили себе еще две чашки. – Почему?..

– Ревность?! – Драгомир удивился явственно уловив ее смятение. – Тебе никто не составил бы конкуренцию. Но это не основное.

– А что основное?

– Он тебя любит. Настолько, что поставил на кон все.

Витторина выдержала паузу, обдумывая слова инкуба. Его присутствие обволакивало успокоением. Она позволила его дару подействовать смиряя волнения и тревоги.

– Вы очень далеко продвинулись. Очень далеко, – мужчина покачал головой с грустью глядя на Смерть. – Настолько, что отступить уже не удастся даже если захотите. Вам придется довести дело до конца. Наверное, это хорошо, что история придет к логическому завершению. Плохо, что будут жертвы. Их не избежать.

– Да, и в это ответственное время меня нет на передовой.

– Я не поверю, что Шархан избавился бы от столь важной боевой единицы, прости за такое сравнение. Значит его план состоял в другом. Твое возвращение в любом случае будет неожиданностью.

На лестнице послышались легкие шаги, но быстрее Вита уловила сознание. Натянув на лицо вежливую улыбку девушка обернулась к спустившемуся пареньку.

– Доброе утро! Завтракать будешь?

– Ого, ты реально умеешь готовить, – воскликнул Денис с аппетитом набросившись на бутерброды. – А может вечерком что-нибудь вместе приготовим? – он почти влюбленно смотрел на нее.

– Хорошо, – Вита слегка сузила глаза, стараясь выглядеть максимально милой.

Инкуб усмехнулся. Ему импонировало общество Марены и забавляла подростковая влюбленность, навевая воспоминания, когда он был таким же.

– У тебя глаза сегодня карие. Это плохо? – уточнил Денис.

– Это нормально. Ладно ребят, я ушла.

Она схватила с вешалки свою куртку и уже летела на импровизированный корт. Благо не опоздала, на лесной поляне находился лишь один человек. Крупный, как и все в этой деревне, коротко стриженный. Мужчина бодро подтягивался на турнике и при приближении девушки напрягся. Спрыгнув, он строго взглянул на Соколову.

– Привет, я Вита, – она доброжелательно протянула ладонь для рукопожатия.

– Э-э-э, привет. Лука, – оборотень помедлил, но все-таки аккуратно сжал ее руку. Витторина казалась маленькой и очень хрупкой, отчего Лука еще больше чувствовал себя некомфортно.

– Ты сегодня командующий? – попробовала разрядить обстановку Соколова, начиная небольшую разминку. Но каждое ее движение выглядело грациозно, подчеркивая спортивное красивое тело, смущая оборотня еще больше.

– Да, – он снова помедлил, пытаясь отвести взгляд, но невольно будто завороженный возвращая. – Не боишься?

– А стоит?

– Нет, мы тебя не обидим. Просто тяжело будет.

– Ничего, – Витторина растянула губы в улыбке. – Со мной не надо цацкаться, я буду стараться не отставать.

– Правда… – Лука тяжело вздохнул и сжав руки в кулаки, уточнил. – Правда, что Федор вчера угрожал тебе?

– Ну так, чуть наехал, – она пожала плечами.

– Если что, в двух километрах к северу еще одна спортивная площадка. Туда обычно никто не ходит. В смены Федора можешь тренироваться там. Я поговорю с Рустемом и мы решим эту проблему, – мужчина покраснел и с трудом оторвал взор от девушки.

– Спасибо. Ты очень добр, – Соколова говорила мягко, настраивая оборотня на нужную ей волну, но этого не удавалось сделать поскольку мужчина терялся в ее присутствии.

– Не волнуйся. С ним еще предстоит разговор. Стая собирается раз в неделю на совещание, там поднимется этот вопрос.

– Я не волнуюсь.

Их разговор прервали еще девять человек, вышедших из леса.

«М-да, я реально здесь буду наравне с детьми, такая же мелкая. Зато классно, Рустем может меня легко на руках носить, чисто ради прикола. Надо же с него немного спесь сбить».

***

После той стычки, я уже ни в чем не уверена. Эта Витторина не дала тот отпор, о котором меня предупреждали. Я не знаю с чем это связано. Грендель радовался, сказал, что мы смогли ее блокировать, то есть саму смерть. А как смерть блокируешь? И причем тут вообще смерть? Но эта девушка… она видела кого-то еще, кроме меня… кого-то, кого я забыла. За нее вступились – вампир и какой-то молодой человек, обладающий сверхвозможностями. Они ее быстро отбили. Я не понимаю происходящего. Что это все было? Грендель сказал, что моей цели теперь долго не будет видно, ведь ее запрут. Ну и ладно. Жду следующего приказа. Это будто агония самой реальности. Вечная агония реальности.

***

Без сил она лежала в сугробе с трудом переводя дыхание. Даже на Импульсе тяжело было угнаться за волками, а уж Катарсис от той ненормальной в смирительной рубашки отвлекал, унося сознание в непонятные дебри. Сердце стучало в ребра так, будто планировало покинуть тело.

– Эй, ты жива? – вопрос задали почти дружелюбно.

– В норме, – прохрипела девушка, скосив глаза.

– Тебе ведь тяжело, – почти сочувственно отозвался Лука.

– В Академии тренировали по другой системе, – Вита хмыкнула. – Но мне нравятся ваши тренировки. Это нечто новое для меня, есть возможность шагнуть за предел моих возможностей.

– Ты прикольная, – вдруг рассмеялся один из оборотней. Кажется, его звали Артем, но Соколова не была уверена, что правильно запомнила его имя.

Лука помог ей подняться, а его товарищ вернул девушке куртку, которую та, сняла на время тренировки. Весело болтая, они вернулись в деревню. Мужчины выразили свое почтение, назвав Виту замечательной целеустремленной девушкой, изъявив желание и впредь брать ее с собой. Соколова с удовольствием приняла предложение, польщенная вниманием.

Бросив взгляд на часы, Витторина решила дойти по сугробам до Драгомира, посмотреть хотя бы его рабочее место. Инкуб во всю оказывал первую (а также вторую, третью, четвертую) помощь населению, которое соскучилось по специалистам, профессиональным врачам и простому человеческому вниманию. Очередь к нему оказалась громадной. От предложенной помощи Драгомир отказался, искренне наслаждаясь своей «миссией». Девушка не стала ему мешать, радуясь, что инкуб хорошо устроился.

Пройдясь по деревне и не найдя себе особого занятия, Соколова мысленно вызвала Хорса. Вампир не заставил себя долго ждать.

– Какие новости?

– Тишина. К дому никто не подходил.

– Есть новости насчет Академии?

– Нет. Я хотел попроситься в город, может что узнаю.

– Не сейчас. Возможно мне потребуется твоя защита.

– Рад буду услужить, – вампир улыбнулся. – Как впечатление от сельской местности?

– Нормально. Чистый воздух, хорошая экология, – Витторина тягостно вздохнула. – Очень холодно. Боже, как же здесь холодно.

В ее голосе читались страдания на грани иронии. Ее это веселило. Она страшная и ужасная Смерть, а вот боится замерзнуть до смерти. Небольшой каламбур.

– Оборотни не чувствительны к температурам, – осторожно произнес Хорс.

– Я знаю. Но если я здесь и сдохну, то только от переохлаждения, – девушка ухмыльнулась. – Вроде и не кисейная барышня, а вот к климату такому не привыкла. Даже смешно.

– Я могу в городе потом посмотреть теплых вещей, либо дополнительные обогреватели, – вампир пристально посмотрел на нее. – Может быть тебе нужно иное тепло, – вполне откровенно предлагая себя, что читалось во взгляде.

– Не от тебя, – холодно обрубила Витторина. – Мой мотоцикл привезли?

– Да, он в гараже у Рустема.

– Отлично. Достань мне карту местности и вернись к предыдущему заданию.

– Слушаюсь, – и в ту же секунду растворяясь в пространстве.

Девушка прошла по сугробам до дома Рустема. Внутри оказалось шумно, потому что к Денису нагрянули друзья и они с упоением смотрели какой-то сериал по телевизору, параллельно играя в шахматы.

– Не возражаешь?! – уточнил паренек, попутно знакомя с гостями.

– Нет конечно. Сериал во сколько закончится?

– Только начался, серия длится час.

– Я пока в комнате посижу, приведу себя в порядок. Потом, если что, поедим.

Пока она поднималась по лестнице, чувствовала взгляд четырех пар глаз и яростный шепотом обсуждений. В этом не было ничего особенного. Она уже давно привыкла к разговорам за спиной. И раньше в школе, когда о ней говорили, и после став рок-звездой… Это привычно и почти естественно. Люди всегда обсуждают и осуждают, следят за действиями, дают какую-то оценку.

Хорс уже был здесь, оставив карту и тарелку фруктов на прикроватной тумбочке и бесследно исчезнув. Витторина села на край кровати, внимательно изучая местность и стараясь максимально запомнить, хотя прекрасно зная, что все равно заблудится, как и много раз до этого. Она думала о предстоящей миссии и с чего стоит начать. Одно из указаний Мстислава задача по поиску склада СБДМ и его уничтожение. Высока вероятность серьезного сопротивления. Также нужно выяснить кто и зачем этим занимался. За размышлениями прошло около получаса и Вита приняла решение что-нибудь приготовить ребятам, все-таки она должна была позаботиться о них, как старший товарищ, ну или просто, единственный взрослый в этом доме человек на данный момент времени.

Она бесшумно спустилась вниз и скрылась на кухне, оставшись незамеченной. Дом дарил умиротворение, и постоянный запах… Рустем пах практически также, как и ее муж, и речь шла не об одеколоне. Ее напрягал этот факт, но в тоже время, этот родной аромат успокаивал. Мстислав… «Прошу, не натвори глупостей», – мысленно молила она, переживая за своего мужа.

– Тебе помочь?

За всеми мыслями, Вита не расслышала появления Дениса. С трудом удержавшись от того, чтобы не подпрыгнуть, девушка натянула на свое лицо маску довольного жизнью человека и обернулась.

– Если вы закончили, то можем садиться обедать.

Ребят не пришлось просить дважды. Тщательно вымыв руки с мылом, они расселись на скамьях и уже вовсю уплетали кулинарные шедевры пусть и скромные по некоторым меркам.

– А я не знал, что рокеры умеют готовить, – пробубнил один из парней. «Это Андрей. Не можешь запомнить по лицам, запоминай по цвету волос. Рыжий – Андрей, брюнет – Тимур, блондин – Дима», – мысленно отметила для себя девушка.

– Мы только бухаем и закусываем дошираком, – не удержавшись, добродушно съязвила Витторина, попивая кофе.

– Вы круто поете, – Тимур с восхищением посмотрел на нее. – Вы кумир молодежи. В нашем классе все фанатеют по Вам.

– Это льстит, – признала Соколова, наливая очередную чашку горячего напитка. – Но это плохо.

– Почему? – Дима не отвлекался от еды, но не выпадал из разговора.

– Потому что всегда нужно думать своей головой. Имейте критическое мышление. Нельзя чьи-то слова воспринимать на веру. Все могут ошибаться, – понимая, что тема слишком серьезная и нет желания ее обсуждать, Витторина спросила – Чем заняться планируете?

– В «Мортал Комбат» хотели порубиться на приставке. Давай с нами, – Андрей кивнул.

– Да, можно, – девушка неопределенно пожала плечами, гуляя мыслями далеко отсюда.

– Слушай, а ты одна сейчас? – вдруг спросил Тимур.

– С какой целью интересуешься?! – ее внимание резко сконцентрировалось на пацане, отметая все раздумья.

– Да ничего. Может ты мне нравишься и я хотел бы за тобой приударить, – серьезно отозвался он.

– Эй, в очередь, – отозвался Денис, шутливо толкнув друга локтем.

– Я вообще-то замужем.

– Крутой чувак? – уточнил Дима.

– До неприличия, – подтвердила Витторина, чувствуя, как внутри появляется маленький хихикающий комочек, желающий выйти вместе с тихим смехом.

Они где-то с часик поиграли в приставку, потом в настольные игры, после чего все разошлись по домам, пообещав обязательно навестить рок-диву, от которой каждый из них был без ума. Вита сидела на диване рядом с камином и невидящим взглядом смотрела в телевизор.

– Ты скучаешь?

– Что? – она вернулась к реальности с болью осознавая, что к сознанию Мстислава доступа нет.

– Ты скучаешь. По мужу, друзьям, Академии. Тебе плохо здесь? – в голосе Дениса звучало понимание и сочувствие.

– Дело не в этом, – она мотнула головой, не желая травмировать психику парня. – Здесь хорошо, даже очень.

– А что не так тогда?

– Мой муж и мои друзья воюют в то время, как я здесь праздно провожу время.

– Ты всегда воюешь?

– Да. Всегда в первых рядах, – серьезно подтвердила Соколова.

– Вам не страшно идти первыми?!

– Страшно. Но мы должны подавать пример. Люди идут за нами и было бы глупо трусливо прятаться за их спинами. Мы стараемся принять основной удар на себя.

– Обалдеть, – Дэн присел рядом. – Если бы ты была женой Рустема, он не позволил бы тебе воевать.

– Зря.

– Но не бойся, я постараюсь тебя защитить. И если Федор попробует наехать, то будет иметь дело со мной.

– Эх, смельчак, – Вита улыбнулась. – Тебе спать не пора?!

– Я посуду вымою, раз ты готовила, и тогда пойду.

– Хорошо. С меня завтра завтрак. Есть пожелания?

– А можно сырников?

– Можно.

Он тепло пожелал ей спокойной ночи.

Какое-то время Витторина изучала предметы комнаты. Множество грамот и наград, какие-то статуэтки, модельки мотоциклов… все это могло куда больше рассказать о хозяине комнаты. Вскоре она лежала под кучей одеял и дрожала от холода, не в силах согреться. Периодически девушка проваливалась в тревожный сон, но резко просыпалась от кошмаров.

Встав рано утром, Витторина боялась предположить какой «комплимент» отвесили бы ей Драгомир или Рустем, если б увидели. Спустившись на кухню, быстро выпила две чашки кофе и убежала помогать Людмиле. Работа хоть и была тяжелой, но увлекала своим разнообразием.

– Попроси Рустема, он устроит тебе конную прогулку, – отозвалась одна из помощниц.

– Он может это устроить?

– Он мог стать вожаком, – задумчиво протянула Елена, подруга Люды. Тоже была достаточно крепкая и коренастая. Сказывалась тяжелая жизнь.

– Но не стал. Почему? – невинно поинтересовалась Витторина.

– Он не хочет брать ответственность за кого-то, кроме себя, – вмешалась доярка Ира. – Он уступил Хотену.

– Хотен достоин этого поста, – вклинилась Людмила. – Лучшая кандидатура… хотя Рустем, пожалуй, мог бы быть и получше.

– Эх, такой красавчик пропадает, – Ира мечтательно вздохнула. – И бизнес есть, и красивый, и сильный, и влиятельный…

Соколова слушала внимательно, лишь иногда задавая уточняющие вопросы. Что-что, а информацию добывать ее научили, все-таки это часть ее работы, не все время же опираться на Катарсис.

Вернувшись домой, все по старой схеме – душ, потом готовить завтрак. Драгомир уже сидел на кухне. Рядом с ним стоял Хорс. Вампир терпеливо ждал. Белый строгий костюм смотрелся на нем безупречно, впрочем, как всегда. Князь Камарильи застыл в ожидании, невидящим взглядом смотря в окно. Услышав тяжелые шаги и тихий мат по поводу доставших сугробов и прекрасной погоды, Хорс пришел в движение, сбросив с себя маску мраморного оцепенения.

– Я кое-что узнал, – без предисловий начал вампир и Вита кивнула, разрешая продолжить. – У них сегодня спарринг.

– Драг, подготовь на всякий случай аптечку, возможно меня лечить придется, – спокойно откликнулась девушка, ленивым движением взъерошив волосы.

– Я могу тебя защитить, – Хорс осклабился, обнажая клыки.

– Не вмешиваться. Свой пост разрешаю покинуть сразу, как только Рустем вернется, – Витторина выпила подряд четыре чашки кофе делая небольшой выдох между порциями.

– Э-э-э, я конечно сейчас Америку не открою, но, – инкуб помедлил. – Ты выглядишь сегодня еще хуже.

– Тогда еще и снотворное подготовь мне, пожалуйста.

Она сверилась с часами и выпив последние две чашки кофе, поспешила на тренировку, не желая опаздывать.

Федор ее уже ждал вместе со своей группой поддержки. Они о чем-то громко болтали, гогоча так, что половина леса могла это слышать.

– Привет-привет, – мужчина сально ухмыльнулся, пройдясь презрительным взглядом по ее фигуре.

Вита мысленно досчитала до десяти, успокаивая себя. Ей не впервой сталкиваться с агрессией и ненавистью в свой адрес, но это начинало утомлять. Одно и тоже, куда бы она не приехала. Нет, разница есть – когда она приезжает в составе «Феникса» ее чуть ли не боготворят, но стоит быть собой и проблем не оберешься. Необходимо сохранять спокойствие и бдительность. Мысль о том, что Рустем приедет уже сегодня либо завтра добавляла уверенности и чувства защиты, ведь в его мыслях четко закрепилась идея, приехать как можно раньше – он волновался за гостью, по совместительству, жену своего лучшего друга. Значит обормотень уже где-то в пути, определенно. Плюс к этому, Вита отдавала себе отчет в том, что могла вызвать для своей защиты вампира в любой момент благодаря технике Марионетка – Кукловод. Эту технику они практиковали еще с Мстиславом, что позволяло их сознаниям путешествовать в тела друг друга. Это стало дополнительной защитой от страшной и ужасной Марены, по крайней мере, такие распространялись слухи. Шархан считал иначе. Он давно понял, что контролировать или подчинить Смерть невозможно. Но женщины… если ты эмоционально связан с ней, говоришь то, что ей важно услышать, доказываешь, что она изменила твою жизнь. Он знал, что важно показать, что твои чувства такие же сильные, как и ее. Но с Витториной все было по-другому. Он ценил ее. Но смог осознать, едва не потеряв ее. Она вызывала в нем целую гамму чувств и эмоций, от желания нежно прикоснуться до прибить на месте за особо дерзкие поступки. Она опьяняла до дикого восторга и пугала ледяным молчанием безразличия. Ее можно было любить либо ненавидеть. Третьего не дано. И он сделал свой выбор. Он оберегал ее от всего мира. И от себя самого.

Витторина не успела сделать ничего. Ее связали очень быстро и аккуратно уложили в заранее приготовленный гроб. Мужчины громко и заливисто смеялись, пока закапывали в импровизированную могилу, оставив лишь небольшого диаметра трубку для дыхания.

Паника овладела Витой не сразу, лишь минут через десять, когда она четко поняла, что осталась абсолютно одна погребенная под землей. Она попыталась вызвать Хорса, но его сознание не ощущалось. Страх нарастал, поднимаясь по спирали вверх, пытаясь достигнуть апогея.

«Успокойся. Вдох, выдох».

Она неспешно высвободила руки и ноги от удавок и лихорадочно задумалась. Дышалось тяжело, но это последствия стресса. Витторина задумалась – более нервной ситуации представить сейчас было трудно, поэтому она решила немного выждать – либо за ней вернутся, либо выберется сама, а пока она предоставлена сама себе, своим мыслям. Это ли не повод навести порядок в голове?

Ощущение было такое, будто надышаться не удавалось, хотя это точно не кислородное голодание. Просто давило ограниченное пространство и темнота. Непривычно. Учащенный стук сердца отзывался в ушах. Ощущение будто стены жмут. Первое время не хотелось ни о чем думать, только дышать, дышать, дышать… но и это прошло. На смену страху пришло кристально ясное сознание, воспоминания о любящем ее мужчине, который столько лет залечивал ее душевные раны, заставляя забыть о боли. Он склеил разбитое сердце, доказывая, что с мужчиной должно быть спокойно, надежно и тепло. Он мог послать весь мир к чертям ради нее.

Мстислав… Рустем… что они скрывают? Мстислав часто что-то недоговаривает, стараясь держать козырь в рукаве. Это нормально и привычно, спустя столько времени. Это нормально. Витторина знала, что ее муж отвечает за все и всех в Академии и ее окрестностях, естественно он перестраховывается и рассматривает множество вариантов. Стала ли она, Вита, неугодной в Академии?! Могло ли быть так, что он решил от нее избавиться? Нет-нет, да мыслями она возвращалась к тому вечеру, когда покидала Академию, думая, что никогда уже не вернется. Он остановил ее. И вернул. И больше не отпускал. До этого момента. Ревность?! Наверное, все-таки была, чуть-чуть, ведь сейчас рядом с ним осталась Марта. И в трудный момент поддержит она его. И даже знание того, что у Второй Смерти романтические отношения с Казимиром Мирославовичем. Сейчас она могла быть опорой, а не Витторина. Насколько Соколова бесполезна?! На этот вопрос она давала противоречивые ответы. Она знала, что могла успешно противостоять армии, но… сейчас тренируясь с волками ей казалось, что она не может ничего. Полный ноль. Годы ее тренировок прошли впустую. Ее способности. Уникальны ли они? Есть от них польза? Чего она сама хочет от себя, от жизни?

Трубка для дыхания накренилась вбок. Слышалось как наверху усилился ветер. Надо было выбираться. Вита вдруг с хохотом вспомнила, как еще в школьные времена сохранила себе памятку «Что делать, если вас заживо похоронили». Анюта с Риткой долго подшучивали, мол что, есть предпосылки. Кто бы знал, что спустя такое количество времени это станет актуальным. Итак, времени прошло около часа и за ней не вернулись. Что это может значить? Элементарно то, что они хотели либо от нее всерьез избавиться, либо пугануть оставив на ночь. Несмотря на кривую трубку, кислород нормально поступал в замкнутое пространство. Девушка ощупала крышку, проверяя крепкая ли она. Насколько помнилось из брошюры, в дешевых гробах крышки делают из ДВП и они могут легко сломаться под тяжестью земли. Но здесь оказалось качественное дерево. Уже хорошо, ее не планировали убивать. Надо будет упереться ногами, чтобы сбить крышку и направить всю землю от головы к ногам. А там главное сесть, она девушка юркая, маленькая, это не будет проблемой. «Итак, можно сделать еще один приятный вывод – тафофобией1 я не страдаю», – подумала Вита оценивая иронию – смерть закопали в гробу.

– Эй, вы меня слышите? Эй, дайте знак! – какая-то девочка кричала в трубу. Ее голос дрожал от страха, это чувствовалось.

– Я бы дала знак, но боюсь тут ты его не увидишь.

Витторина отчетливо услышала вздох облегчения больше опираясь на Катарсис и девочка продолжила:

– Снежная буря надвигается. Я попробую вас вытащить.

Что мне делать? Что мне делать? Я не знаю. С чего начать? Как начать? Я не успею сюда никого привести, с чего начать, чтобы спасти?

– Слышишь меня? – Соколова соблюдала хладнокровие.

– Да.

– Успокойся, я отсюда все равно никуда не убегу. В первую очередь разгреби ту часть, которая рядом с этой трубкой. Я потом попробую разбить доску либо сдвинуть крышку.

– Поняла.

Звуки были адскими, но это уже не волновало. Отметив, что пульс не участился, Вита терпеливо ждала, пока лопата громко не ударила по крышке гроба, отчего дерево жалобно застонало. Девочка старательно очищала поверхность от земли и снега, торопясь и все же, паникуя. Ей было очень страшно.

«Бедный ребенок. Никому бы такого не пожелала», – девушка глубоко вздохнула и вслух произнесла:

– Отойди чуть-чуть в сторону, чтобы я тебя не задела.

– Хорошо, считай до пяти.

На счет пять Витторина кулаком пробила дерево, разламывая его Резонансом в опилки. Резко сев, Витторина почти сразу выпрямилась и встала. Выпрыгнув на поверхность, девушка отметила, что ямы для нее не пожалели. Припорошив все легким Импульсом, она обернулась к спасительнице.

– Ты кажется Вероника? – и дождавшись робкого кивка, Вита улыбнувшись произнесла – Спасибо!

Девочка бросилась к ней, обхватив за талию и громко заплакала. Ей было от силы лет двенадцать, крепенькая, но такая ранимая. Вероника действительно была до ужаса напугана.

– А если бы вы умерли?

– Я Смерть. Я не могу умереть, – Соколова улыбнулась, обнимая девочку, стараясь ее успокоить. – Ты говорила буря надвигается.

– Мы не успеем дойти до деревни. Я знаю место, мы можем там переждать. Вдруг это ненадолго.

– Веди.

Вероника легко бежала по снегу, не проваливаясь. «Значит тоже нелюдь или правильнее сказать сверхчеловек!? Интересно кто именно!? Скорее всего оборотень. А может и нет», – отметила Вита, удерживаясь на поверхности благодаря Импульсу и не отставая от ребенка.

Небольшой замок (или усадьба?) оказался спрятан от посторонних глаз небольшим горным хребтом с одной стороны и жутким буреломом с другой. Когда Витторина с Вероникой вошли внутрь на улице бушевала настоящая метель. Снег казался беспощадным, готовый сдирать кожу живьем. Идти по такой погоде стало невозможно.

– Что это за место?

– Здесь проклятое место, – помедлив ответила девочка словно доверяла большой секрет. – Здесь мертвые часто гуляют. Наши сюда не ходят. Но ты вроде не из пугливых.

Вита согласно кивнула, оглядываясь и запоминая из сознания девочки местоположение. Сюда она хотела еще вернуться, поскольку мертвые действительно бродили и хотели быть услышанными.

– Посидим здесь, – Вероника завела ее в какую-то комнату. Здесь осталась мебель, будто не тронутая. Тягостная атмосфера действительно создана из-за умерших. Они возвращались сюда, пытаясь снова почувствовать себя живыми, но это уже было невозможно.

– Что ты делала на той площадке?

– Я от бабули шла домой и увидела, как… – она нервно сглотнула, а на глаза снова навернулись слезы. – Я не знала, что делать. Я видела, что погода ухудшается…

– Ты все правильно сделала, – Витторина ободряюще подмигнула. – Тебя родители искать не будут?

– Нет, они знают, что я умею укрываться от такого, – Вероника кивнула на окно. – А тебе было страшно там… под землей?

– Нет, – признала Соколова. – Я часто общаюсь с умершими, наверное поэтому я не так уж и боюсь собственной смерти.

– Ты такая смелая, – восхитилась девочка.

– Уж кто бы говорил, – Вита похлопала ее по плечу. – Очень мужественная и стойкая. Ты большая молодец.

Девчонка засмущалась, заливаясь милым румянцем. Они проболтали еще где-то около часа. Становилось понятно, что метель надолго, вероятнее всего на всю ночь.

– Ты сможешь найти дорогу? – спросила Вита.

– Смогу, но в такой…

Щелчком пальцев Витторина выставила круглую сферу Барьера, оберегая Веронику и себя от погодных условий.

– Тогда идем, – она улыбнулась и девочка счастливо захлопала в ладоши.

***

Он сказал, что я не выполнила приказ и не нашла главного врага человечества – Витторину Соколову. Смирительная рубашка мешает, но это не могло быть оправданием моего провала. Один взмах и все, ничего больше нет. Лишь я и всепоглощающая тьма.

***

Драгомир сидел на кухне беззаботно общаясь с оптимистичным Рустемом. Оборотень, как и хотел, вернулся значительно раньше стремительно решив все свои дела в городе. Дэн сидел перед телевизором. То и дело вся компания посматривала в окно, видя, как страшно разбушевалась буря.

– Странно, я думал Вита к этому времени вернется, – инкуб хмыкнул, задумчиво глядя в окно и что-то прикидывая в уме.

– Зря подкалывал, – Рустем кивнул на стол. На досках красовались ароматные пироги нарезанные аккуратными кусочками.

– Были еще сырники, – похвастался Денис.

– И где они?

– Я их съел, – серьезно сообщил пацан. – Я пытался покуситься на пироги, но в меня не влезло, а так делиться не хотелось.

Рустем усмехнулся. Он уже оценил кулинарные способности Витторины и, к своему неудовольствию, вынужден признать, что девушка преуспела и в этом. Вообще начинало складываться впечатление, что она могла добиться определенных высот в любой области за которую бралась. Оборотень вспомнил, как его лучший друг также стремился преуспеть во всем.

– Тем, проблема есть, – Федор в дом влетел первый, а за ним по пятам и остальные товарищи.

– Не понял, Витторина где? – мужчина сразу же заподозрил неладное. Под его испытующим взглядом вошедшая компания стушевалась.

– Могу сказать точно, не убили, – вяло отозвался инкуб. – Если бы убили, Шархан уже камня на камне не оставил бы. Значит все более-менее светло, – он изобразил улыбку, понимая, что дела не так хороши. Витторина прислала смс-сообщение на телефон и предупредила, что медицинская помощь ей не потребуется, но в тоже время просила не обсуждать данный момент. Просьба Смерти – закон.

– Мы неудачно пошутили, – оборотни расположились в гостиной.

– Что значит «неудачно пошутили»? Где Витторина?

– Мы ее… закопали, – честно признался один из мужчин за плечом Федора, желая выгородить своего предводителя. – Мы хотели поставить ее на место, чтобы она просто поняла какое место занимает женщина в мире.

– Поэтому хрупкую девушку вы заживо похоронили? – добил эту историю Драгомир, удивленно вскидывая брови и радуясь, что Смерть оказалась живучей.

– Где? – коротко бросил Рустем.

– Мы потеряли то место в метели и не смогли вернуться за ней, – Федор отрицательно покачал головой. – У нее была трубка для воздуха… когда мы вернулись там все заметено, мы даже не нашли могилу. Снег отбил весь запах.

– У вас поэтому женщины такие шуганные? Борщ пересолила и все, сжигают нафиг как ведьму, – продолжал веселиться инкуб.

Рустем молчал, глядя как за окном разразилась страшная погодная стихия. Сейчас идти стало бы невозможным. В замкнутом пространстве кислорода хватило бы максимум на два часа. Скорее всего, раз она ученица самого Шархана, впала в состояние летаргического сна. Как только ветер уменьшится, нужна поисковая миссия… Как ей страшно должно быть. Рустем не мог себе представить тот ужас, который скорее всего пережила и переживала девушка.

– На собрании этот вопрос обязательно поднимется, – холодно отозвался мужчина. – Метель чуть спадет, рванем, на поиски нужно подключить всю стаю.

– Да конечно, – смиренно согласился Федор. – Мы всего лишь хотели…

– Ты идиот? – резко бросил Рустем. – Ты девушку заживо похоронил? Молись чтобы мы нашли ее живой.

– Чем дольше будет метель, тем меньше шансов, – подлил масла в огонь Хорс, заходя в дом. – Я слышал ваш разговор, пытался вызвать Виту, но она не отвечает, ее сознание закрыто. Я попробовал найти ее, но ни намека – ни запаха, ни ее энергии.

Тем еще раз посмотрел в окно.

– Место? Где она?

– Где в прошлом году Тимур с Андреем сделали шалаш.

Рустем бросился на улицу. Он не мог бездействовать. Снежная буря сбивала с ног. Тело резко трансформировалось и теперь на месте мужчины стоял огромный волк с серебристой шерстью. Зверь громадными прыжками двинулся вперед, то и дело втягивая носом воздух, проверяя на наличие запахов, но снег все перебивал. Добравшись до места, волк принялся обходить поляну пока его лапа не провалилась в какую-то яму. Зверь обнюхал место и почувствовал заветный аромат. Большие лапы мощно раскапывали снег, а потом мерзлую землю до тех пор, как не нашелся разломанный гроб. На дне лежала веревка. Кругами проверив местность, Рустем не нашел больше никаких следов, предполагая, что девушка, скорее всего, затаилась на время метели.

Он вернулся домой и очень вовремя. Драгомир с Хорсом вовсю ругались с компанией оборотней. Обстановка была накаленной, на грани драки.

– Какого хрена? – орал один из подопечных Федора.

– Вот именно, мы же сказали, всего лишь проучить ее хотели.

– Девушку? Да как у вас вообще ума хватило так поступить! – возмущался вампир.

– А не фиг борзеть!

– Она и не борзела!

– Да конечно! Приехали здесь, москвичи такие, – подал голос Федор.

– Она приезжая, а не москвичка, но роли это не играет, – отозвался Денис.

– Вы всех женщин у вас закапываете? Может постоянно угрожаете? Чувствуете себя после этого мужчинами, мол показали, где их место!? Вы нормальные вообще?

– А какого хрена она с нами тренируется? Ее бабская обязанность…

– Это приказ ее мужа, – пошел во-банк Драгомир. – И единственная ее бабская обязанность – это думать своей головой, а не таких имбецилов, как вы.

– Ша! – Рустем резко прекратил все споры. – Она смогла выбраться.

Присутствующие выдохнули.

– А еще она была связана, – выдержав паузу, добавил мужчина.

– Связана!? – Хорс оскалился. – То есть вы планировали ее смерть.

Дверь в сенях тихо скрипнула, оборвав все склоки на полуслове, заставляя заткнуться как по команде. В установившейся тишине слышались легкие похлопывания по куртке и вскоре в тепло комнаты вошла Витторина Соколова собственно персоной. На волосах сформировались блестящие сосульки. Раскрасневшееся лицо молодило девушку, которая была вся в снегу, напоминая маленький сугробик. Кожа рук слегка бледновата, но как бегло оценил Драгомир, более-менее «пациент» в норме, Импульс не дал сильно замерзнуть.

– Оп-па, – она только сейчас подняла свои большие карие глаза, увидев громадную компанию собравшихся. – Привет-привет. Как съездил, Тем? – девушка проигнорировала присутствующих, стягивая с себя заметенную куртку.

Вампир в мгновении ока возник рядом с ней, помогая отряхнуть Соколову от снега.

– Нормально съездил, – мужчина пристально следил за ней. Отсутствие эмоций у Виты напрягало и пугало. В ее ледяных глазах на мгновение ставших фиалковыми мелькнула неясная тень и погасла.

– Я тоже не скучала, – она открыто улыбнулась, прям светло, но всем собравшимся стало не по себе. Повеяло могильным холодом. Девушка перевела снова ставшим фиалковым взгляд на пацаненка и елейным голосом попросила – Сделай мне, пожалуйста, две чашечки кофе. Прохладно у вас как-то… на улице.

– Витторина, – Федор нервничал, но продолжил. – Мы просим прощения. Просто пошутили неудачно.

Но девушка не разделила сего оптимизма. С каменным выражением лица, она показала виновнику средний палец и легкой походкой ушла вслед за Денисом, который уже несся к девушке с чашкой кофе. Пацан в душе хихикал в предвкушении разборок, которые Витторина, он не сомневался, устроит.

– Мы вообще-то извинились! – Федор начал терять терпение.

– Вы вообще-то убили человека, – девушка залпом осушила чашку и с благодарностью приняла вторую.

Дэн, подумав, налил третью, зная, что в отношении «певички» много кофе не бывает.

– Мы же извинились! – с нажимом повторил виновник.

– Видишь Хорс, цена человеческой жизни равна извинению, – с издевкой отозвалась Витторина. – А я-то раньше думала, что жизнь бесценна. Наивно.

– Чего ты хочешь? – яростно бросил Федор.

– Мести, – призналась девушка.

– Меня накажет стая.

– Мне нет дела до вашей стаи. Это дела ваши, внутренние, – холодно обрубила она. – Лично от себя, я тебе обещаю, ты еще пожалеешь.

– Угрожаешь? – оборотень осклабился, сунув руки в карманы и впервые почувствовав уверенность за этот вечер. Эта маленькая девочка не смогла бы ничего сделать ему, в отличии от стаи.

– Предупреждаю, – Вита мило улыбнулась.

– Слышь, ты тока попробуй и я тебя…

– Тебе на жизнь насрать или бегать быстро умеешь? – уточнила девушка и уже строго добавила. – А теперь вон отсюда. Вы Рустему доставили слишком много хлопот.

Нехотя мужчины подчинились покидая дом. Витторина, тяжело вздохнув, допила третью чашку кофе и резким движением подскочила к печке, прислонившись всем телом к ней.

– Господи, милая моя, тепленькая. Обожаю тебя, – она ласково поглаживала горячие кирпичи, отогреваясь.

– Ну ты блин даешь, – Драгомир улыбнулся и принялся накрывать на стол. – Как разминулись-то с Рустемом?

– Не знаю. Я ходила Веронику проводить до дома и сюда, – Вита развернулась грея спину о стенку печи. – Отвратительно. В следующий раз попрошу Мстислава друзей переселять куда-нибудь на Гоа, или Бали, или… да к черту, туда где тепло.

– Что произошло? – Рустем скрестил руки на груди. – Как ты смогла выбраться? Я видел веревки.

Девушка проигнорировала вопрос, продолжая греться. Волосы потихоньку оттаивали. Оборотень вздохнул и сходив в комнату, вернулся с полотенцем в руках. Он помог привести прическу в порядок, мельком потрогав лоб на наличие температуры. Но если температура и была, то только минусовая. Кожа девушки напоминала лед, будто она являлась вампиром.

– Давай поедим и я тебя в баню отправлю. Тебе пропариться надо, чтобы не заболеть, – успокаивающе шепнул оборотень, предполагая, что Вита все еще находится в шоке.

– Я присмотрю за ней, – Хорс возник подле девушки. – Пойдем дорогая, я помогу тебе.

– Ша, – Рустем обернулся к вампиру. – Тебе заняться нечем? Оставь бедную девочку, ей и так уже сегодня досталось.

– А если она упадет в обморок в бане? Кто-то должен быть рядом.

– Если она из гроба вылезла, то уж бани бояться не стоит, – оборотень тихо рыкнул. Он помнил наставления друга и теперь явственно видел, как вампир хватался за любую возможность.

– Хорс, на два слова, – подала голос Витторина и отойдя к камину, шепотом продолжила. – Мы вчера поднимали с тобой тему. Мне нужна информация.

– Сколько у меня времени?

– Чем быстрее, тем лучшее. Не больше недели.

– Слушаюсь. Тогда позволь сегодня сходить подкрепиться, а завтра с утра приступить к обязанностям.

– Вполне. Свободен.

Она лишь услышала, как хлопнула дверь. Хорс ушел. Напряжение спало и Витторина без сил осела на диван. На ее плечи лег теплый плед, а в ладони Рустем вложил чашку кофе. Он двигался быстро и почти бесшумно. Прошло не больше минуты, а на журнальный столик скоро перекочевали пироги, чай и еще кофе. Денис и Драгомир остались на кухне негромко беседуя о видеоиграх (инкуб как мог, отвлекал паренька, не желая того втягивать во взрослые проблемы), в то время, как Рустем, присев на одно колено напротив Витторины, хотел ее успокоить.

Девушка уткнулась носом в плед и слабо улыбнулась, радуясь теплу.

– Я просто пришла на тренировку, – негромко начала она, зная, что Рустем ждет ответа на поставленный вопрос. Да и хотелось поделиться происходящим. Тут уж она не сомневалась, что оборотень решит эту проблему, хотя не исключала тот факт, что не удержится от мести.

Витторина подняла голову и столкнулась со взглядом ясных синих глаз. «Очень красивые», – мелькнула в ее голове мысль. – «Такие живые, с искорками безумия… он, как и многие, прячет себя за маской равнодушия. Но глаза всегда выдают… ой…». Ее собственные глаза приобрели фиалковый оттенок. Соколова привыкла смотреть на мир сквозь призму красного стеклышка. Она снова легко впала в Катарсис, поэтому попыталась удержать себя, не влезать в чужую голову. Красная пелена спала и это означало одно – глаза вновь стали карими. Девушка вздохнула, отпила из чашки и продолжила:

– Я ничего не успела сделать. Они налетели скопом, двое сразу связали, остальные держали, чтобы не рыпалась. Я еще с Предела не слезла, поэтому оказать нормальное сопротивление не смогла, – она улыбнулась. – Да вообще ничего не успела. Чтобы создать Импульс нужна смена настроения. Адреналина не было.

Хладнокровна. Теперь только слова Мстислава обретают смысл. Она не запаниковала в экстремальной ситуации. Интересно… и смогла выбраться. И в метель добраться до деревни. Ну же, продолжай, не молчи. Мне надо знать, что произошло дальше. Твоих обидчиков накажем, руки и ноги вырвем, будут ползать.

– Я отлежала где-то около часа, может дольше, – Вита пожала плечами. – Потом услышала голос Вероники, – сделала большой глоток кофе. – Вот уж у кого шок. На ее глазах заживо похоронили человека. Она помогла убрать часть снега со стороны головы.

Девушка замолчала. Только теперь вспоминая и оценивая эту ситуацию, ее начал бить озноб.

Позднее зажигание. Неплохо, даже хорошо. Она смогла освободиться от веревок и выбраться. Не знаю людей, которые бы сохранили в такой ситуации спокойствие. Заживо похоронили. Додумались же, идиоты.

– Я создала Барьер и мы таким образом дошли до деревни. Меня Вероника вывела. Могилу закопала я, не хотела яму оставлять.

– Ты смелая, – мягко, будто успокаивая молвил он. – Я даже не подозревал, что ты такая сильная, такая смелая. Ты большая молодец, – он ласково взял ее руку в свои ладони, грея холодную кожу.

Такая маленькая, хрупкая. Очаровательная. Большие выразительные глаза. И такая маленькая. Любая местная на ее фоне ужасно громадна. А эта хрупкая, очень худенькая. Пальчики тонкие. Милая, действительно милая. Хоть и монстрик Франкенштейн.

Она так сейчас внимательно смотрит мне в глаза, будто читает мысли. Это забавно, если такое было бы возможно. Интересно смотреть, как глаза меняют цвет. Удивительно и маняще. И руки все никак не согреются. Как маленькая морозилка.

Лучше перестраховаться и держать ее поближе к себе, так спокойнее будет. Ей нужно чувствовать крепкое надежное плечо. Если мне придется еще раз уехать, я лучше поеду с ней. Как ей тяжело здесь, вдалеке от любимых и близких, в неблагоприятном климате и в бедности, без ее лакшери жизни.

– Я не ребенок, – тихо, глядя в глаза мурлыкнула она.

– Я знаю, – мягко согласился он, зная, если начнет спорить будет только хуже.

– Может на кухню? Думаю, там по нам уже соскучились, – Вита кивков головы указала в сторону.

– Да, мы соскучились, – крикнул Денис.

– Ах ты ж маленький проказник, все подслушиваешь, – девушка будто надела маску веселья и легко походкой прошла на кухню. – Нельзя ж так палиться.

– Вообще я удивлен, – Драгомир покосился на Виту. – На тебя так холод влияет, что ты сходу не переломала нахала?

– Нет, просто уборку потом не хочется делать.

Она серьезна. Максимально серьезна. В голосе даже иронии и сарказма не слышно. Уже не кажутся такой шуткой ее бои с противником. Может все-таки чикуля не так проста.

И все-таки возникает ощущение будто она точно знает о чем я думаю.

– Хотя признаюсь, холод вымораживает меня, – она звонко рассмеялась. – Это какой-то кошмар. Я трое суток нормально спать не могу.

– Я тебе таблетосы принес, – инкуб кинул пачку. – Перед сном одну штучку и спать будешь как младенец.

– Слушай, а как там было… в гробу? – понизив голос до зловещего шепота спросил Денис не отреагировав на предупреждающий взгляд Рустема.

– Темно и тесно, – девушка хмыкнула. – На самом деле возникает ощущение, будто стены давят. Но хорошо прочищается мозг. Очень ясное сознание через какое-то время. Свистящая тишина.

Она недоговаривает. Придется вывести ее на откровенный разговор. Я должен знать, что прячется в ее маленькой головке. Эх, друг, вот это подставу ты мне устроил. Что ж ты не женился на какой-нибудь обычной глупенькой блондинке, которую волновал бы только размер ее груди. Я понял. Витторина не проста. Мало того, что умеет скрывать информацию, она ее легко добывает и анализирует. Есть какие-то способности, умеет сохранять спокойствие. Какие сюрпризы еще меня ждут?!? Может ты мне сейчас и здесь расскажешь? Что ты скрываешь?

Витторина метнула резкий взгляд в сторону Рустема слишком поздно понимая, что он молчал. Ее глаза выдали эту тайну, хватило всего мгновения.

Ах ты ж шалунишка!

Его губы разъехались в чувственной ухмылке.

– Там вроде метель закончилась, – заметил Денис. – Пойду баню растоплю.

– Я помогу, – инкуб поспешил за пареньком.

Рустем и Витторина остались одни. Он смотрел на нее насмешливо, свысока, считая, что переиграл на ее же поле.

– Глаза не сотри, – огрызнулась девушка.

– Да мне интересно, что ты можешь скрывать.

– Ты слишком многого хочешь от чикули, – парировала она.

Вывести ее из равновесия. Сейчас бы прижать ее к стене и просто нависнуть. У нее красивые губы. Если бы ты не была женой друга, я думаю, в койку я тебя свалил быстро.

Рустем сделал шаг вперед, но девушка его опередила буквально на секунду, чтобы прикрыться стулом, который подтянула носком ноги. В ее глазах вспыхнуло сомнение и тут же погасло, возвращая маску милоты.

Не спеши. Ну-ка иди сюда!

Он обогнул стул, пытаясь перехватить девушку за талию, но она снова успела увернуться.

Значит ты читаешь мысли. Да? Нет? У тебя отличная реакция, тогда почему тебя успели схватить и связать!? Делаю вывод, что эта система как радио – какие-то станции ловишь, а какие-то нет. Ты слышишь то, о чем я думаю. Проверим. Смотри.

Он представил, как перехватывает ее, сделав бросок вправо. Витторина инстинктивно дернулась влево и была бдительно перехвачена за талию. Рустем хитро улыбнулся – он предполагал такую ее реакцию, желая доказать себе, что прав.

Подняв одной рукой девушку, мужчина вынес ее в гостиную. Вита не рыпалась. Сложив руки на груди и скрестив ноги в лодыжках, она с невозмутимым видом ждала, когда ее поставят на пол. И так понятно, что друг Мстислава ничего плохого ей не сделает.

– Ну что? – он поставил ее у стенки, как и планировал, нависнув над ней.

– Ты меня пугаешь.

– Не вижу, – Рустем усмехнулся наклонившись к девушке. – Страха в твоих глазах не вижу. И не чувствую.

– Не чувствуешь?! – она вполне правдоподобно изобразила удивление.

– Человеческий запах меняется от страха.

– Не удивительно. Как кирпичи скидывать будешь не надо особым нюхом обладать, – съязвила она и Рустем вынужденно коснулся пальцами ее щеки, заставив мгновенно заткнуться и настороженно следить за его действиями. В голове он старался сохранять белый шум, не позволяя ей читать свои мысли.

– Мне нравится вызов в твоем взгляде. Так интересно. Ты маленькая и хрупкая, но в твоем тельце спрятана нереальная сила. Признаю, я только сейчас стал замечать эту историю. Очаровательно.

– Ты чего-то себе напридумывал.

– Я надеюсь, что я ошибаюсь, – искренне заявил он, отпуская девушку и повернувшись к ней спиной, уходя на кухню.

Иначе Мстислав окажется прав.

– В чем?

– Что? – он невинно улыбнулся, оборачиваясь к девушке и по его насмешливому взгляду Вита поняла, что эту партию бессовестно проиграла.

– Ничего, – девушка вежливо улыбнулась. – Говорю баню долго растапливают.

***

Раздевшись, она аккуратно сложила вещи на скамейку, заплела волосы в косу и вошла в парилку. Ах, как хорошо. После вечной, как ей казалось, мерзлоты было истинным удовольствием находится в жаре. Забравшись на полок, девушка вытянулась наслаждаясь. За всем этим, она поздно услышала хлопок закрывшейся двери.

– Итак, продолжил наш с тобой разговор, – произнес Рустем и Витторина мысленно выматерилась, закатив глаза.

– Ты выбрал самое подходящее место для этого, – Соколова материализовала на себе купальник. Так, на всякий случай, если этому умнику придет в голову зайти к ней.

– Хорс пару раз порывался присоединиться к тебе, – и это было правдой, из мыслей оборотня девушка могла увидеть это.

– Как благородно с твоей стороны меня спасти, – в ее голосе вновь послышалась плохо скрываемая ирония. – Тебя не смущает, что я здесь неодетая?

– Я знаю, что ты можешь в любой момент создать Импульсом, например, простыню или что-то посерьезнее из одеяния, – Рустем прислонился спиной к двери, таким образом не позволяя девушке покинуть парилку. – А во-вторых, я не собираюсь к тебе вламываться.

– Поэтому вломился, – она усмехнулась. Жара действовала на нее умиротворяюще. Спорить и пререкаться совсем не хотелось. Лишь растечься лужицей по полку и мурлыкать.

– Хорошо, – протянул он. – Чего ты хочешь?

– А чего хочешь ты?

– Так и будешь отвечать вопросом на вопрос? У тебя евреи в роду были?!

– Да хрен его знает, – она потянулась, прогревая косточки и чуть ли не мурча от этого. – Итак, ты решил остаться?

– Я решил с тобой поговорить. Максимально честно. Здесь ты как на ладони, открыта, поэтому…

– Ладно, – перебила она.

Ты читаешь мысли, малыш?

– Вероятно ты подумал, задавая этот вопрос.

– Я всегда думаю, не только задавая этот вопрос. И откуда такие сомнения, малыш?

– Потому что это Катарсис и это не контролируется.

Повисла непродолжительная пауза.

– То есть как?

– Я Мара. Мы впадаем в Катарсис непроизвольно и полностью, с головой, четко видя происходящее глазами того человека, к кому смогли подключиться.

– Это опасно.

– Да. Я так ехала на машине и случайно «выпала». Со мной был пассажир, который чуть не поседел с этого. Забавно, что этим пассажиром оказалась Смерть.

Значит ты что-то видишь, что-то нет. Правильно ли я предположил, что ты часто читаешь меня и не видела мыслей Федора и его компашки?

– Более того, я тебя одного тут так читаю. Почему? Не знаю.

– Что ты скрыла из истории своего спасения?

– Мне показали какую-то усадьбу. Мы там пытались переждать метель, но когда стало понятно, что это надолго, я создала Барьер, – девушка задумалась. – Там столько мертвецов. Я на кладбище так много не видела. Постоянный шум, вой, будто толпа говорит. Они все хотят быть услышанными.

Так вот о чем говорил Мстислав. Нет разницы между живыми и мертвыми. Так ли уж и нет?

– Он правильно сказал, я не вижу разницы. Это как с живым человеком, они для меня абсолютно реальны.

Рустем на какое-то время выпал, стремительно размышляя и сопоставляя факты и слова. Он понял, почему Мстислав так мало дал информации – во все это сложно поверить, проще один раз увидеть.

– Может ты хочешь что-то спросить? – он продолжал думать, прикидывать сопоставляя ее слова и действия.

– Барин слишком щедрый, – иронично отметила Вита, перевернувшись на спину. – Кому принадлежит сейчас эта усадьба?

– Никому. Местные обходят ее стороной, ведь она считается проклятым местом.

– Помоги мне заполучить ее. Я хочу ею владеть.

– Хорошо, – легко согласился он. – Тогда тоже попрошу кое о чем.

– Хорошо, я согласна.

– Что? – Рустем не понял и поэтому переспросил.

– Я говорю, что согласна ходить с тобой на тренировки и готова воспользоваться твоей защитой.

Оборотень хмыкнул.

Я понять не могу… тебе было страшно сегодня? Одна, заживо погребенная? Что в твоей хорошенькой головке творилось? Почему ты не вызвала свою Марионетку?

– Я не смогла, – помедлив, нехотя ответила Витторина.

Она какое-то время помолчала и призналась:

– Я запаниковала на некоторое время, а потом вернулась мыслями к Академии. Насколько я должна быть бесполезна, чтобы от меня захотели избавиться в разгар войны? Мой муж, мои друзья рискуют жизнью, а меня сослали сюда. За что мне это?

– Ты думаешь, что это наказание? – Рустем качнулся из стороны в сторону.

– А что, если не оно? Меня вывели из игры в тот момент, когда я нужна. Хуже только предположить, если не нужна.

– Не сомневайся… нужна, – мужчина хмыкнул и продолжил. – Он очень волновался за тебя. Просил укрыть. Я ни разу не видел своего друга в таком состоянии. Это тот случай, когда он не был уверен, что сможет кого-то защитить. Не знаю, чем ты его охмурила, но в том, что он тебя любит – сомнений быть не может.

– Как вы познакомились?

Рустем не хотел отвечать на этот вопрос. Но и промолчать считал не честным, ведь девушка была с ним откровенна.

Око за око.

Он мысленно махнул рукой.

– Давай я тебя попарю, а там продолжим.

– Ладно, но руки и мысли держать при себе.

– Я вхожу?

– Да.

Рустем стянул с себя футболку и вошел. Неспешно заварил веник и подкинул на камни воды, которая мгновенно зашипела испаряясь и поднимаясь к потолку горячим паром. Витторина лежала на полке, глядя строго вверх. Купальник на ней был простецкий, раздельный, но максимально прикрывающий тело.

Одна сплошная эротика. У тебя очень красивое тело.

Ухмыльнувшись подумал Рустем и отмахнулся от этой назойливой мысли. Вроде как худые не в его вкусе. Стряхнув с веника лишнюю влагу, мужчина замахнулся. Захватывая горячий воздух и направляя на тело пар, Рустем нагонял жар. Он хлестал легкими равномерными движениями, пройдясь по всему телу, видя, как кожа становится равномерно жаркой, покрывшись потом. Через несколько минут, Витторина перевернулась на живот и процедура повторилась. Когда Рустем закончил и отложил веник, взял ковшик с холодной водой и окатил девушку. Они вышли в предбанник. Смерть блаженно улыбалась, радуясь теплу и умиротворению. Она в бане была последний раз лет в десять и теперь просто наслаждалась.

Витторина стояла у одной стены, Рустем у противоположной, окутанный легкой таинственной дымкой, придающей мечтательную ауру. Он смотрел на нее из-под прикрытых век, а в голове блуждал целый рой мыслей, поскольку девушка вызывала у него смешанные чувства и неоднозначные эмоции. Карие глаза в одно мгновение загорелись неистовым фиалковым пламенем и Вита задумчиво отвела взгляд в сторону. Оборотень продолжал наблюдать за ней, рассуждая о том, как сильно повлияло на ее психику погребение и было ли в ее жизни нечто ужасное. Одно он знал точно – ей можно доверять. Это понятно и естественно, как дважды два четыре. Просто истина. Становилось понятно, почему друг выбрал ее в спутницы жизни.

– Я жил в детском доме, – начал Рустем и Витторина перевела на него взгляд.

Фиалковая радужка медленно потухла, возвращая свой естественный цвет.

Так вот каково это посмотреть в глаза Смерти. Ирония.

***

Невероятная. Она вернулась. Как и обещала, вернулась. Я заключаю ее в объятия. Смерть. Она вернулась. Но она такая хрупкая. Это тело не лучшее, что могло ей достаться. Почему именно оно? Чертовски странно. Я улыбаюсь, не в силах скрыть ликования. Господи, я уже начал терять надежду.

– Тем…

– Не говори ничего, – прошу я. Ты вернулась. Это самое большое счастье, которое могло только произойти.

***

Она молчала, внимательно слушая оборотня. Ее лицо в данную минуту ничего не выражало, будто чистый холст, на котором в любую секунду могла появиться невероятная картина.

– Я не знал кто мои родители и почему жизнь со мной так поступила. Я был совсем мелким и частенько убегал. Осенью я столкнулся с Казимиром Мирославовичем. Он тогда еще был совсем молодой отец-одиночка. Забрал меня. Я был у истоков Академии Лемур, помогал чем мог. Казимир Мирославович дал мне образование, подарил будущее. Позже я уехал туда, куда сердце лежало.

Как тебе получилось удержать власть в Академии на время комы Мстислава? Система была заточена так, что я должен был узнать, но не узнал.

– То есть ты бы приехал? – не поверила она.

– Да, – Рустем серьезно кивнул. – Но я об этом не узнал. Почему?

– Мы с Мартой… – Вита задумалась. – Взяли управление в свои руки. Поначалу тяжело, но пришлось быстро втягиваться, времени раскачиваться не было. Академия находилась в осаде и с каждым днем все больше техники и оружия прибывало против нас.

Девушка замолчала пытаясь забыть тот ужас, как страшный сон.

– Я практически каждый день или ночь пыталась вернуть мужа к жизни и ничего не получалось. И так полгода. Я… – она нервно сглотнула, закрыв глаза и ощущая, как комок слез встал в горле. – Я так боялась, что он умрет. Никакие деньги тогда мне не помогли бы его вернуть. Я цеплялась за его жизнь не позволяя себе отдыха ни на секунду. Приходилось решать множество вопросов: миссии, отражение нападений, появившиеся Всадники Апокалипсиса, объединение наших врагов, возникновение оборотней, концертная деятельность и защита территории Академии… – глаза жгло, но она продолжила. – Мы делали все, что было в наших силах, неся за все и всех ответственность, – слезы медленно текли по щекам и исчезая в капельках пота. – Я так боялась, что он умрет, – шепотом вымолвила Вита самую большую тайну.

Сильные руки обхватили ее за плечи и прижали к разгоряченному торсу. Ни намека на флирт. Рустем обнял ее, успокаивающе гладя по волосам и тихонько нашептывая что-то умиротворяющее. Его тело сильное крепкое с легким бронзовым загаром короткого северного лета с восхитительными мускулами, дарящими усладу для глаз. Вита хмыкнула, мысленно отмечая, что судьба сводит ее с людьми прекрасными не только душой, но и телом.

– Я понимаю, что так просто не смогу добиться твоего доверия, но все-таки… дай мне шанс.

Дай мне шанс… Это все напоминало Мстислава.

– Извини, что разбудил не те воспоминания, – мягко прошептал он. – Я нахожусь в таком же неведении, что и ты, и я также хочу закрыть пробелы.

Витторина высвободилась из кольца рук и перевела разговор на более безопасную тему, попросив еще два раза попарить ее и оставить после этого одну.

– Глава 4-

Демон моей души

Некоторые люди утверждают, что рок-н-ролл мертв,

но это не так. Он никогда не умрет, потому что хорошие песни

никогда не выйдут из моды. А рок-музыканты в массе своей еще

не разучились писать хорошую музыку. Возьмите хотя бы AC/DC.

Они столь же великолепны, как и во времена своей молодости. Или ZZ Top.

Есть что-то магическое в гитарных риффах, что приводит в движение душу и тело.

Нечто, действующее на животном уровне и проникающее в каждую клеточку.

И с этим нельзя бороться. Так что рок-н-ролл будет жить долго

и счастливо.

Лемми Килмистер

Она невидящим взглядом смотрела в потолок. Проснувшись задолго до будильника, Витторина не могла уснуть «слушая» мысли Рустема, который и не подозревал о бодрствовании рок-дивы. Фыркнув, девушка рывком встала и перепрыгивая через две ступеньки, ворвалась в гостиную.

– Да ты заколебал! Сам не спишь и мне не даешь! – возмутилась она, упирая руки в бока, стараясь выглядеть разъяренной фурией.

– Я думал, ты спишь, – он лежал на диване, закинув руки за голову и лениво осматривая взъерошенную девушку, умиляясь.

– Думал он, – буркнула Вита скрываясь на кухне и уже оттуда импульсивно крикнула. – Всю ночь, блин, думал!

Когда она обернулась Рустем стоял рядом, близко, возможно даже через чур близко, нарушая личное пространство. В его синих глазах клокотал океан тревоги. Девушка смутилась, зная, что стала той самой причиной этой тревоги, всех волнений мужчины. Стараясь не смотреть на оборотня, Вита сделала себе две большие чашки кофе. Мужчина накрыл на стол и пододвинул девушке лавку, предлагая присесть, стараясь проявить заботу.

– Ты отвратительно выглядишь, – его губы дрогнули в лукавой улыбке, а голос стал непривычно тихим, глубоким, напоминая бархатные нотки Мстислава. – Малыш Франкенштейн умеет злиться… Ты где-то на актерском училась? Очень интересно иногда маски надеваешь, – задумчиво пробормотал он.

– Нет. Я после школы поступила в Академию, – Вита мельком посмотрела на часы. – Я пройдусь до Драгомира, у меня жутко голова болит.

– Хорошо. Может сегодня…

– Нет, – она устало закатила фиалковые глаза. – Я пойду. Тем более сегодня группа Луки, с ними я сработалась.

– Я с вами.

Она кивнула, покидая теплый дом и бегом направляясь к женщинам.

Работа кипела. Людмила следила за Витториной с материнским сочувствием. Уже вся деревня была в курсе неудачного розыгрыша одного из оборотней. Но Вита упорно съезжала с этой темы, не желая обсуждать данный поступок, оценивать как-либо произошедшее. Она увиливала, будто ничего и не произошло, лишь надуманное. Ей не нравилось, что ее пытались пожалеть, патологически раздражало, но девушка проявляла недюжинное терпение, стараясь скрыть истинные чувства.

– А ты слышала, что Рустем ночью разговаривал с Федором? – заговорщицким шепотом поинтересовалась Ирка, надеясь успокоить столичную штучку, доказать, что безнаказанным никто не уйдет от стаи.

– Серьезно? – это стало интересно. Вита четко помнила, что мысли Рустема будто включились как будто щелкнул рубильник около двух часов ночи, когда он вернулся с улицы. Теперь стало ясно куда он выходил.

– Да уже все обсуждают это, – поддержала Людмила, не отвлекаясь от работы, старательно вычищая бок коровы от грязи. – Федора сегодня видели и у него все последствия на лице. Я думаю, ему прилично так досталось.

– Неожиданно, – протянула Витторина, продолжая чистку пола от отходов жизнедеятельности.

– Почему? У нас женщин не дают в обиду. За людей конечно тоже не считают, но и зазря не обижают, – Люда улыбнулась. – Тем более такую ляльку, как ты.

– Лялька?! – девушка так удивилась, что чуть не выронила щетку.

– Ну такая масенькая, прям как ребенок. Худенькая, прям лялька, – подтвердила Елена будто сюсюкаясь. – Мне кажется Тем о тебе также думает.

Соколова хмыкнула. Лялька. Если бы они знали в каких боях ей приходилось участвовать, как строился Андеграунд… Но женщины правы, обормотень точно также воспринимал ее, как ребенка. Разумного, хладнокровного, но все-таки ребенка. Впрочем, в этом не было ничего плохого, как и хорошего. Сплошная констатация факта.

Сегодня Анютка уже ставила танец и под руководством Витторины группа начала разучивать. Получалось сначала не очень, но постепенно тело адаптировалось к непривычным движениям. Самым главным стал тот факт, что Вита с Аней подбирали движения индивидуально, чтобы каждая из женщин выглядела максимально в выгодном свете, помогая и корректируя каждый шаг, каждый поворот.

Доделав работу, Витторина незаметно просочилась в дом, избегая столкновения с Рустемом. Приняв душ и как следует вымывшись, она спустилась вниз, уже «слыша», что мужчина ее ждет.

– Слушай, спросить хотела, – без вступления начала Вита, заворачивая за печку.

Рустем протянул ей чашку кофе и девушка с улыбкой ее приняла.

– Мне сказали, что тут можно на лошадях покататься. Это возможно?

– Да, можем сегодня заняться этим, – спокойно подтвердил мужчина. – Ты умеешь?

– Нет. Но я надеялась, что ты меня научишь.

– Кстати, я узнавал по твоему вопросу, – Рустем развернул на столе карту и очертил территорию. – Можно оформить вот это все тебе, если ты уверена.

– Да ладно?!

Ее изумление развеселило мужчину.

– Что? – Вита чуть надула губы.

– Ты не привыкла, что вопросы быстро решаются?

– Я привыкла, что так решает только мой муж, – призналась она. – Мстислав… – Вита запнулась. – Ты знаешь, как у них там дела?

– Меня просили об этом ничего тебе не рассказывать.

– Я все равно узнаю.

– Хоть раз сделай так, как тебя просят.

Вита коротко хохотнула.

Четко, один в один, как Мстислав. Сразу видно, что они спелись. Муж и жена… ну да.

– Ты снова читаешь мои мысли! – Рустем шутливо ткнул указательным пальцем ей в кончик носа. – Больше так не делай.

– У обормотня от меня секреты. Что же мне делать слабой и хрупкой девушке, которую и каждый-то обидеть может?! – весело проговорила она.

– Малыш Франкенштейн должен сначала вылезти с Предела, – вдруг серьезно напомнил он. – Сколько тебе времени для этого надо?

– Около недели.

– Так долго? Мстислав…

– Не сравнивай. У нас совершенно разный запас, – строго и чуть раздраженно отрезала она.

Что же с этой Малышкой!? Каковы ее способности тогда реальные? Хотя смотрится это адово, при ее-то комплекции. Будет интересно посмотреть.

Неделя… Это долго, действительно долго. Мстислав за сутки, максимум трое восполнял запас энергии. Значит у них действительно сильно разнятся возможности. Это будет волнительно.

– Эй, а чего меня никто не поднял? – сонный Денис спрыгнул с лестницы. – Привет, красотка! – он подмигнул девушке.

– Слышь, малой, делом займись, – Рустем отвесил легкий шлепок по затылку. – Подрастешь, научу с девчонками флиртовать и как пользоваться естественным животным магнетизмом.

Витторина с едва заметной улыбкой пристально наблюдала за отношениями между братьями – именно такая легенда поддерживалась в деревне.

Анализ информации. Она смотрим и подвергает это разбору. Что сказать?! Она умеет работать, как и любой в Лемуре.

Рустем в упор посмотрел на девушку своими ясными синими глазами.

Хватит лезть мне в голову.

Губы растянулись в кривоватой улыбке.

Хотя забавно, как малышка начинает будто заглядывать куда-то внутрь себя. Если не знать наверняка – никогда не угадаешь.

Она иронично хмыкнула. История повторяется. В чем-то один в один. Как с Мстиславом. Волнительно. Губы Смерти дрогнули в улыбке.

***

Раскинув руки в разные стороны Вита лежала животом на поваленном дереве хрипло дыша. Рядом стоял Рустем, то и дело бросая взгляды на взбалмошную гостью. Лука со своей командой отдыхали неподалеку. Оборотни весело препирались, потягивались и всячески играли мускулами, то и дело подкалывая и упрекая друг друга насчет плохой физической формы. Здоровый азарт и конкуренция творили чудеса, показывая высокую эффективность в развитии и совершенствовании.

Ты меня бесишь, женщина! Прям раздражаешь. Прям слов нет приличных.

– Я полна сюрпризов, – негромко хихикнула она, щекой чувствуя шершавую поверхность коры дерева.

Ты отвратительна в своей красоте. Черт, когда мне говорили, что отправят женщину, я думал, ты будешь нормальной. Сидела бы дома, делала себе маникюр, поправляла бы прическу и носила бы вызывающее декольте. Че те дома не сидится?

– Ты про декольте не первый раз думаешь. Может тебе женщину найти?

Тебя одной много.

Рустем явно веселился. Его потрясли способности малыша Франкенштейна. Она еще отставала от оборотней, но старалась, выкладывалась по полной. В некоторых физических упражнениях ей не было равных – например, на турнике она вполне могла выпендриться. В представлениях Тема женщины все-таки были слабым полом. Но увидев, что творит жена его друга, он с готовностью начал пересматривать эту теорию.

Легкие болезненно жгло и сердце гулко билось о ребра. «Сегодня уже лучше. Ничего, втянусь», – успокаивала себя девушка, надеясь, что вскоре сможет составить хорошую конкуренцию.

– Почему бы тебе не признать, что я не настолько бесполезна? – вдруг спросила она, за что мгновенно была скинута Темом в снег.

Это смотрелось комично, как в детских мультфильмах. Выглядывая из сугроба, Вита хмуро произнесла:

– С тебя шоколадка.

Она обворожительна.

Рустем протянул руку, помогая выбраться, но вместо этого Вита с нечеловеческой силой дернула его на себя, заставляя от неожиданности оборотня утонуть вслед за ней в сугробе. Девушка легко выбралась на поверхность, тихонько хихикнула.

– Что Тем, огреб? – сквозь смех полюбопытствовал Лука.

– Поддался гад, – Витторина красиво улыбнулась. – Фиг бы я его свалила.

Типа авторитет мой поддерживаешь?! Ну-ну. Но дури в тебе…

Она метнула на него свирепый взгляд и Рустем рассмеялся, уже стоя на поверхности, рядом с ней. Он чувствовал, что Витторина на самом деле не злилась, лишь играла некую роль.

Я бы очень хотел увидеть, как зажигаются твои глаза, когда ты счастлива.

Она смутилась, неожиданно для себя потупив взгляд. Ей не нравилось, что во многом Рустем напоминал Мстислава. Между ними поразительное количество сходств.

– Лучше женщину себе заведи, – одними губами произнесла она, достаточно эмоционально.

Мне тебя много.

Рустем хитро улыбался.

– Вит? – окликнул ее Лука.

– Ась?! – девушка вздрогнула, обернувшись, цепляя маску доброжелательности.

– У тебя как, планы есть какие?

– Вроде нет, если у моего надзирателя заданий нет, – она махнула рукой на Рустема и шепотом добавила. – С тебя две шоколадки.

Сугроб один был, а ты шоколадки две хочешь.

– Я хочу три, но настолько борзеть не буду, – усмехнулась Витторина и вернулась вопросом к Луке. – Ты что-то предложить хотел?

– Да, – он слегка смутился, но тут же взял себя в руки, как и подобает мужчине. – Не хочешь пройтись? Я тебе окрестности покажу. Можем на лыжах прокатиться.

– Сходите на озеро, – вклинился Рустем. – Я коньки привез, должны быть впору. Но отпущу только после обеда.

Почему меня это злит? Бесит. Пойти с ними? Нет, буду лишним… она жена друга! Я не имею никакого права претендовать. Она даже не в моем вкусе. И… черт!

– Думай тише, – Вита обернулась к оборотню. В ее глазах он прочитал немой вопрос.

Нет, ничего не беспокоит, все нормально.

– После вчерашнего… кхм… недоразумения, я хотела бы, чтобы Тем пошел с нами или был где-то поблизости, – обратилась девушка к Луке. – Я вчера так испугалась, – она спрятала лицо в ладони, правдоподобно изобразив ужас и подступающие слезы.

Все-таки театральный по тебе плачет. Но намек понят правильно, и мне тоже спокойнее не выпускать тебя из виду.

– Не переживай, пожалуйста, – к ним подошел еще один оборотень. Звали того Володей. От своих товарищей он отличался лишь коротким ежиком волос и весьма ранимым характером, делающим его более чутким по сравнению с другими.

– Да, не переживай. Федор тебя больше не тронет. Его и так вожак вздернет за это. Это такой позор с девушкой воевать, – подтвердил Лука.

– Это так мило. Спасибо, – Витторина просияла, открыто улыбаясь.

Верю. Но глаза тебя сдали с потрохами, если б кто-то из них оказался внимательнее.

Несильный разряд молнии долбанул Рустема закапывая обратно в сугроб. Оборотни удивленно посмотрели на ясное небо, не понимая, как такое могло произойти, а Вита, в свою очередь ойкнула и состроив умилительную мордашку, мурлыкнула:

– Оп-па, Импульс случайно вырвался из-под контроля.

Рустем тяжело вздохнул и выбравшись из снега, пристально посмотрел на Витторину сверху вниз.

Шоколадка будет только одна.

Она усмехнулась и показала два пальца.

Нет.

– Лука, – Вита обернулась, но Рустем ее опередил.

– Ладно твоя взяла. Две так две, – и хитро добавил. – Все-таки лялькам надо уступать.

***

В обед Дэн рассказывал о своих занятиях, что нового почерпнул, как с друзьями в «Мортал Комбат» играли. Драгомир поделился свежими новостями из больницы о состоянии пациентов. Вита задумчиво молчала. Она смотрела перед собой невидящим взором, хотя не забывала есть чисто на автомате, не отдавая себе отчета в действиях. Рустем с интересом следил за ней, гадая куда и как далеко так выпала девушка, но ее лицо не выражало никаких эмоций. Инкуб подкалывал Дениса и они вдвоем увлеченно обсуждали какую-то передачу.

Все произошло резко. Витторина пришла в себя со злостью ударив ладонью по столешнице, коротко выругавшись. Уже осознанным взглядом окинув собравшихся за столом, она извинилась и покинула кухню, поднявшись к себе наверх. Без лишних слов Рустем поспешил за ней.

– Что случилось?

– Отвали! – она попробовала выдворить его из комнаты, но мужчина оказался значительно сильнее, ловко внеся девушку одной рукой внутрь и закрыв за собой дверь. Он схватил ее за плечи и склонился заглядывая в глаза.

– Мне не все равно.

– А то как же, – язвительная Соколова хотела что-то еще добавить, но не успела. Рустем оторвал ее от пола и посадив на спинку высокого стула, придерживая, чтобы девушка не свалилась, еще раз задал вопрос:

– Что случилось?

– Мстислав ранен… Марта тоже, – она глубоко вздохнула, закрыв глаза и добавила. – Я должна быть там.

– Ты будешь здесь.

– Ты меня не заставишь, – ее губы исказились в злорадной усмешке.

– Если надо, я тебя остановлю силой, – заверил оборотень. Его друг просил присмотреть за девушкой, обеспечить ее присутствие здесь, в деревне под защитой, подальше от войны и от Лемура.

Витторина помолчала, что-то прикидывая в уме.

– Наверное, ты прав, – покорно согласилась она, признавая в мужчине старшего. – Не зря же мой муж продумывал этот план.

– Умничка, малыш.

Спрыгнув на пол, Вита танцующей походкой вернулась на кухню. Удерживая шум в голове, Рустем уже знал, что не верил ей ни на грамм. Теперь он с нее точно глаз не спустит.

Девушка вернулась к беззаботной беседе, улыбалась и активно интересовалась делами Драгомира и Дениса, подробно узнавая произошедшее за день до мельчайших деталей. Она казалась искренне увлеченной разговором, будто ничто не беспокоило.

Ты не так проста, малыш Франкенштейн.

В дверь постучали и Рустем пошел открывать. Вернулся он с Лукой, держа в руках новенькие фигурные коньки. Даже при беглом взгляде было видно, что не из дешевых, достаточно качественных. Девушка склонила голову вбок, а потом радостно уточнила:

– Это мне?

Если ты думаешь, что они подходят к моим глазам, то ты ошибаешься.

По ее взгляду, Рустем понял, что вполне реально схлопотать еще одной молнией. Но к счастью все обошлось.

Оставив Драгомира с Дэном, мужчины повели девушку лесными тропами. Витторина постоянно проваливалась и вскоре Рустему это надоело. Он легко подхватил ее на руки и понес вперед, легко ступая по насту.

– Определенно, этот климат тебе не подходит.

– За коньки я все прощу, – улыбнулась Соколова, лишний раз отмечая, какая она все-таки маленькая в руках этого обормотня.

Против воли ее губы растянулись в улыбке. Несомненно, она уже планировала побег. Сегодня же ночью. Ее помощь нужна Мстиславу, она не может его снова потерять. Даже если это значит, что ей придется ослушаться приказа. Никакие деньги не вернут человеческую жизнь. Смерть знала, что должна быть в Академии! Она сможет переломить ход истории ради своего мужа, ради их будущего.

Твои мысли буквально на лице написаны. Я понимаю твое волнение.

– Не понимаешь, – шепотом ответила она. – Но поймешь.

Поймешь? Ты видишь будущее или проанализировала?

Витторина полминуты помолчала, а потом нехотя призналась:

– Катарсис позволяет заглянуть в возможный вариант будущего.

– Я раньше думал, что Катарсис лишь развивает эмпатию.

– Марены видят больше.

Они пришли на место. Огромное озеро с настолько прозрачным льдом, что можно было наблюдать дно. Казалось со всех сторон окружал сосновый лес, словно прятал это потрясающее место. Витторина с восхищением осматривалась.

– Это территория той усадьбы, – сказал Тем, рывком подсаживая девушку себе на плечи, чтобы она могла как следует все рассмотреть.

– Я завтра оформлю последние документы, – добавил Лука скованно улыбаясь девушке. – Сюда все равно никто не ходит.

– Это прекрасно.

С этого пригорка виднелись стены усадьбы. С трех сторон озеро окружал хвойный лес. Вита разглядывала территорию ликуя в душе, что вскоре будет этим владеть.

Наскоро зашнуровав коньки, девушка спрыгнула на лед. Она в Академии иногда каталась, но редко, поскольку свободного времени не хватало. Соколова чувствовала себя прекрасно, абсолютно владея своим телом, наслаждаясь восхитительным видом озера. Легко скользя, девушка сделала пару кругов, ожидая, когда к ней присоединятся мужчины. Она вращалась, совершала красивые и сложные по своему исполнению прыжки, поражая мужчин своей силой и растяжкой. Удивление звенело в Рустеме. Он видел ее глаза. С фиалковым отблеском, живые, лучащиеся счастьем. Если Мстислав видел ее именно такой, неудивительно, что был готов положить весь мир к этим ножкам.

Очередной мощный толчок и Витторина совершила сальто назад. Лука круглыми глазами наблюдал за ней.

– Вы профессионально занимались фигурным катанием? – с придыханием поинтересовался он.

– Нет, – губы девушки дрогнули в полуулыбке. – Я просто любитель.

– А кроме коньков чем еще нравится заниматься? – Лука катился рядышком.

– Плавать. Очень люблю. Гонять на машине или мотоцикле тоже люблю, – она пожала плечами. – Ну и музыка вне конкуренции.

Они пробыли на импровизированном катке долго, и вернулись в деревню, когда стемнело. Лука все не хотел расставаться с девушкой, находя ее очаровательной, впервые чувствуя себя в своей тарелке при общении с противоположным полом.

Ужин готовили в этот раз Драгомир с Денисом. Инкуб мельком переговорил о чем-то с Рустемом, и спустя пару минут поставил перед Витой чашку кофе.

– Мать, сердце когда-нибудь так посадишь, – заметил Драгомир, когда девушка допила четвертую чашку. – Ты хоть закусывай нормальной едой.

– Слушай, тут Ритки нет, дай мне хоть не объедаться.

– Вита, блин! – призрак Анюты возник за ее плечом и Витторина поменялась в лице на что-то типа «Ну вот, началось», чуть не поперхнувшись кофе.

– Не начинай.

– Что не начинай? Ну как так можно, ты опять не следишь за собственным питанием. Я умерла и все, ты пошла в разнос.

Рустем на секунду выпал из реальности наблюдая на собственной кухне настоящее привидение. Блеклая фигура девушки еще более хрупкой комплекции, чем «чикуля», поражала своей активностью.

– Совсем не следит? – уточнил оборотень и Аня с готовностью ему ответила:

– Это кошмар какой-то. Вечно чудит. То мясо есть, то бургер какой-то, а шоколад? Не боится ведь, что реально разнесет во все стороны.

– У меня нормально все с фигурой, – вяло отозвалась Вита и налила себе еще кофе.

– А если бы слушалась меня…

– Да, я помню, – девушка рассмеялась и обратилась к Рустему. – Ты представь, Анька-то у меня тот еще вегетарианец, готовила завтрак, обед и ужин. И каждый день какие-то листья салата и другая подобная ерунда. Да блин, меня в мотоклубе потом подкармливали бифштексами и стейками.

– Я тебе купила курицу, между прочим, – самодовольно заметил призрак.

– Ага, живую, – кивнула ее подруга. – Притащила мне, мать его, живую курицу, в двадцать первом веке. Я целую разделать не могу, а она мне живую.

Все дружно рассмеялись.

– И как вы жили? – удивился инкуб.

– Ну так и жили, дома ела правильно, на работе поджирала то, до чего дотягивалась, – хохоча поведала Соколова.

То, как она смотрела на призрака о многом поведало Рустему. Абсолютно точно, Анюта слишком много значила в жизни Витторины. Призрак с удовольствием болтала, чувствуя себя более чем комфортно. По реакции Драгомира также стало ясно, что подруга Виты часто присутствовала в жизни, проявляясь в этом мире.

Глаза девушки начали закрываться. Соколова встала из-за стола, желая закрыться наверху в комнате, но не успела, свалившись на ровном месте, проваливаясь в сон. Вместе с этим пропала и Анюта. Рустем успел подхватить Витторину на руки и уложив на диван, накрыл одеялом.

– Я две пачки грохнул ей в кофе, – негромко заметил Драгомир. – Вообще никак засыпать не хотела, – он хлебнул супа и подумав, заметил. – Пульс на всякий случай проверяй. По идее, она нормально такое состояние переносит.

– Зато выспится, – шепнул Денис. – Как погуляли?

– Она своим обаянием сразила Луку, – Рустем хмыкнул. – Влюбился. Все, потеряли братана.

– Так у него шансов нет, – инкуб пожал плечами. – Она абсолютно верна мужу.

– Прям абсолютно?! – иронично спросил оборотень, впрочем не собираясь провоцировать Смерть.

– Абсолютней некуда, – Драгомир был серьезен. – Пока Шархан находился в коме, она ни разу даже в сторону не посмотрела. Хорс подкатывал, да, но обломался по полной. Они с Шарханом, вообще друг друга стоят. Самая гармоничная пара, почти идеальная.

– Почти?

– Ну мы же только часть их жизни видим, – Драг хмыкнул. – Но то, что сор из избы не выносят – факт.

Девушка сонно повернулась на бок и на кухне мгновенно воцарилась гробовая тишина. Они боялись ее разбудить. Посидев еще немного за чашечкой чая, все разошлись по своим делам – Дэн поднялся в свою комнату, Драгомир вернулся в больницу к пациентам, а Рустем сев на пол и прислонившись спиной к дивану, на котором мирно спала девушка, уставился в телевизор. Он смотрел какой-то фильм без звука и все думал, думал, думал… Информация, собранная по крупицам, все больше рассказывала об этой удивительной девушке. Волнение за друга!? Нет, Рустем знал, что с ним все в порядке. Мстислав был слишком расчетливым, чтобы так просто погибнуть. Но волнение Витторины… Она говорила, что ее муж отрубил возможность связи с ним через тот же Катарсис. Значит все-таки ей удалось увидеть его, потратив остатки энергии.

Он поднялся с пола, захотев выпить воды. Уже на кухне, он услышал тихий хлопок входной двери. Что ж, игра началась.

***

Она летела вперед, используя остатки Импульса. Ее первоначальной целью пока было покинуть область, а там попытать счастье и вызвать свою машину. К сожалению, привезенный мотоцикл был надежно закрыт в гараже, на вскрытие которого ушло бы приличное количество времени. Витторина не могла позволить своему мужу погибнуть. Она будет бороться. Пусть она впервые ослушается его приказа, но нельзя же сидеть и бездействовать, пока остальные рискуют своими жизнями. Она будет с ними в первом ряду!

Громадный волк возник из ниоткуда, сбив девушку с ног. С силой поставив на нее лапу, зверь предупредительно зарычал и Соколова с ужасом смотрела в глаза возможной смерти. Даже зная, что это Рустем, шок оказался велик. Его лапа была громадной, вдавливая девушку глубоко в снег. Она спиной чувствовала какие-то еловые или сосновые ветки и лед, но боль отсутствовала.

– Вита, – имя вышло резким грубым рыком, буквально закрадываясь трепетом в душу.

– Тем!? – голос девушки дрогнул, выдавая ее страх и удивление. Единственный раз, когда ей приходилось сражаться с оборотнями, оставил неизгладимые впечатления. Тогда, в Москва-Сити, это был короткий, но эпичный бой. Она до сих пор слышала жуткий звук Барьера ударившего в пасть невероятного в своих размерах волка. Сейчас такая же махина вдавливала ее уже в землю, миновав снег.

– Успокойся, – медленно и осторожно он убрал лапу, тихо утробно рыча.

Всего мгновение и тело волка трансформировалось в человеческое. На Рустеме не было куртки и футболки, лишь брюки, но по всей видимости он и не мерз.

– Давай поговорим, – он протянул ей руку, помогая подняться. – Я понимаю твое негодование. Я понимаю, что ты хочешь вернуться. Но ты сейчас на Пределе.

Она все еще смотрела на него во все глаза, неуклюже поднимаясь на ноги приняв помощь.

– Если ты вернешься, то разрушишь план своего мужа, который он скрупулёзно продумывал, – его бархатный голос тепло проникал в сердце. – Мстислав боялся за твою жизнь, ведь на тебя совершались покушения. Сейчас ты ключевая фигура в этой войне, козырь, если хочешь.

Витторина молчала. В чем-то оборотень был прав. Становилось стыдно за собственную импульсивность. Но и бездействовать казалось неправильным.

– Давай договоримся, – он мягко улыбнулся. – Если вдруг с Мстиславом случится что-то действительно страшное, я лично доставлю в Академию.

– Я хочу быть в курсе дел в Лемуре.

– Нет.

– Да.

Рустем закатил глаза.

Ты меня бесишь женщина. Просто вымораживаешь. С детьми проще договориться, чем с тобой.

– Пожалуйста, – вдруг смягчилась она. – Я не могу жить в неведении.

Ее глаза заблестели от накатывающих слез.

– Я… боюсь за него. Я не смогу жить без него, – она заплакала и Рустем сам не заметил, как привлек ее в свои объятия. – Никакие деньги не вернут мне его.

– У тебя есть все в жизни…

– Мне ничего не нужно, если его не будет. Все, что у меня есть, лишь заслуга Мстислава. Мне ничего не нужно… понимаешь? Ничего. Я не хочу без него.

Женские слезы – страшная сила. Хорошо, уговорила. Я даю слово, что буду сам тебя оповещать и в случае чего лично подкину до Академии. Не могу же я другу позволить погибнуть, а то головная боль в виде тебя останется со мной навсегда.

Он улыбался, а в глазах плясали чертики.

Ты шустрая. Еще и под снотворным. Ты большая молодец. Волнуешься за своего мужа, заботливая женщина. Дэн рассказывал, что ты позаботилась о нем пока меня не было. Не бойся, я не оставлю тебя одну с твоими проблемами. Я смогу все решить.

– Ты не обязан этого делать.

– Не обязан, – он согласно кивнул. – Но я обещал и я мужчина. Попробуй довериться.

Она зябко повела плечами, чувствуя, как замерзает.

– Возвращаемся, садись ко мне на спину.

Рустем потянулся и его тело преобразовалось в волка. Витторина легко запрыгнула к нему на спину и крепко ухватилась за загривок. Зверь рванул вперед. Они летели в темноте, ловко обходя преграды в виде деревьев. Теплая серебристая шерсть приятно согревала, окутывая, будто принимая в свои объятия.

Ты меня так слышишь?

– Да.

Жаль. Я надеялся, что хотя бы в этом состоянии мои мысли останутся только при мне.

– Почему ты скрыл в деревне… – она задумалась, прикидывая как сформулировать вопрос, но мужчина ее понял. Тихо рыкнув, он ускорился. Большое ухо дрогнуло, чуть повернувшись в сторону девушки.

Я просто никому не доверяю. Да и объяснять долго кто, кого и где встретил, забрал. Да и Дэн мне как младший брат. На данный момент времени только он моя семья.

А про Мстислава я обычно не распространяюсь, поскольку знаю специфику работы. Одно неаккуратное слово – и проблем не оберемся.

– Почему здесь такое отношение к женщинам?

Я вряд ли смогу тебе ответить на этот вопрос, это было еще задолго до меня. Можно сказать, исторически сложилось. Просто ими помыкали, а те не сопротивлялись. С одной стороны женщин не принято обижать, ведь они слабые и беззащитные, и мужчины служат им опорой. С другой их настолько загнобили, что они стали непривлекательны и мужчины не признают, что сами спровоцировали это все. Ты белая ворона в нашей деревне. История с погребением… Все в шоке. Мало того, что это единственный случай нападения на девушку, причем в таком жестоком ключе. Мне жаль, что ты с этим столкнулась. Сегодня утром будет встреча стаи, с Федором разберутся.

– Это ерунда, – вздохнула она.

Анюта… кто она?

– Мой друг. К сожалению, она умерла и ни я, ни Мстислав не смогли ничего сделать. Пьяные подростки изнасиловали, а потом убили, – Витторина задумалась. – Я себя никогда не прощу… Меня не было рядом, когда ей требовалась моя помощь.

Это ужасно… И много подобного в твоей жизни происходило, малыш?

– Достаточно. Не стоит думать, что я живу лакшери. Самое дорогое приобретение – машина и гитара.

И на чем ездишь?

– «Астон Мартин». До этого «Пежо Оникс». Пока Мстислав был в коме, брала его тачку.

Хм, интересно. А вмятина на «Кайене» случайно не твоих рук дел?!.. Чувствую, что твоих, маленький монстрик Франкенштейн.

– О чем ты? – Витторина пожала плечами, будто не понимала о чем и о ком идет речь.

Да какая-то ненормальная капот разнесла на автомобиле Казимира Мирославовича. Мы иногда созванивались с Мстиславом и он рассказывал изредка какие-то приколы.

– Это была я, – девушка закатила глаза. – Битой.

Да ты вандалка.

Волк фыркнул, будто усмехнулся и перед самым домом аккуратно уронил девушку в сугроб.

– С мягкой посадкой, – иронично заметил он, уже в человеческом облике и почти сразу в лоб получил снежком. А девочка с характером. Оборотень попробовал поднять Смерть на ноги, но она оказала сопротивление, не желая принимать помощь. Хотя и не слишком всерьез.

Вытащив из сугроба упирающуюся Витторину, Рустем закинул ее на плечо и потащил в дом. Там, посадив на диван в гостиной, мужчина ловко завернул девушку в одеяло и смог завязать садистский бантик пледом.

– Теперь понятно почему у тебя нет девушки, – хихикнула она.

– Так, вводная. Я сейчас на собрание, а ты можешь не покидать пределы деревни?

– То есть по деревне погулять можно!?

– Можно. Но помни о нашем уговоре.

– Обормотень держит свое слово?

– Также, как и малыш Франкенштейн, – усмехнулся он и убежал по делам.

***

Работа текла легко, почти не напрягая. Вита чистила очередного жеребца в конюшне и единственное, за что она волновалась – чтобы ей копытами не оттоптали ноги, а то на ласты ни одни кеды не налезут. Лошадь иногда фырчала и городская деваха вздрагивала, иногда отскакивая чуть в сторону, считая, что чем-то не угодила.

– Люд, а что может стая сделать за проступки? – вдруг поинтересовалась рок-дива, переходя к следующему коню, более инфантильному по характеру, но с презрительным взглядом. Он стоически терпел неуверенные движения Соколовой, иногда перетаптываясь с ноги на ногу.

– Да много чего, – женщина задумалась. – Штрафы, избиение, понижение в должности в стае. Последнее самое унизительное. Еще могут объявить бойкот.

– А то есть там какая-то иерархия идет?! – изумилась Витторина, отвлекаясь от работы. Конь ткнулся мордой в плечо и девушка вздрогнув, вернулась к чистке.

– Ну да. Федор, Лука и Рустем на одной должности по факту находятся, и если следующего вожака будут выбирать, то они первые претенденты. Могут разжаловать в рядовые и тогда придется тяжелую черновую работу делать. Могут совсем опустить и заставят женскую работу делать, – женщина весело рассмеялась. – Скоро узнаем. Волнуешься?

– Да нет, наоборот, думаю, что не хочу этого знать.

Людмила понимающе кивнула. Принеся воды с колодца и перестирав вещи вручную, все женщины направились в ДК для очередной тренировки. Приятно было наблюдать, что с каждым занятием местные все больше и больше получали удовольствие, втягиваясь в танец, переставая чувствовать скованность.

«Вот прикол, у Тема стоит современная плита, машинка стиральная и проведена в дом вода. Почему другие также не сделают?» – думала между тем Витторина, не понимая очевидного, как ей казалось.

Ее возвращения ждал Рустем. Нет-нет, да боялся он, что девушка все-таки убежит, но Вита лишь скорчила забавную мордашку, вслух добавив:

– Еще один такой сугроб и шоколадки будет три.

Он усмехнулся, ставя перед ней чашку кофе.

– Хоть без снотворного? – едко уточнила она.

– Ты вчера все выпила, – из-за печки послышался голос инкуба.

– А да, – вспомнила резко Вита. – Иди сюда паразит, – она решительно направилась на кухню.

– Воу-воу, полегче, мне-таки есть что тебе сказать, женщина, – Драгомир шутливо выставил перед собой руки, как бы защищаясь.

– Ну?

Он выдержал театральную паузу, а потом с придыханием заверил:

– Сегодня ты прекрасна.

– Вот подлиза, – девушка мило улыбнулась.

Они обедали в тишине, думая каждый о своем. Рустем о каких-то изменениях и поручениях внутри стаи, а Драг насчет особо тяжелых пациентах. Витторина старалась просто отключить мозг, раздражаясь, что улавливает мысли обоих. Она закатила глаза и глядя в потолок, вернулась к рассуждениям. Нужно найти поставки СБДМ. И при этом она под пристальным вниманием Рустема. Значит нужно уговорить его ей помочь. Ну хотя бы рядом постоять, чтобы ему спокойнее было. А если по-тихому покинуть местность? Есть мотоцикл. Кстати надо проверить на ходу ли он, и воспользоваться любой отлучкой оборотня. Правда он опять злиться будет, но не долго. Как уже обратила внимание Соколова, Тем был отходчивым. И добрым. И человеком слова. Прям бесит. Как и она его. Становилась заметной смена его мнения насчет нее, Виты, что он стал серьезнее к ней относиться, она эволюционировала от ляльки до подростка, что было уже прогрессом. И его зацикленность на каких-то определенных мыслях удивляла и несколько раздражала, потому что не понятно откуда ноги растут, а источник пока не объявлялся в Катарсисе.

И с Предела выйти надо. Может просто отлежаться? Просто не дергаться, подкопить силы и уже тогда начинать действовать? И до этого времени можно попытать удачу и все-таки уговорить Рустема.

Посмотрев перед собой, Витторина столкнулась с ехидным взглядом синих глаз. В них плескалась какая-то насмешка, не совсем понятная, но и не обидная. Девушка удивленно подняла брови, всем своим видом уточняя, что опять не так.

Мне интересно о чем ты думаешь.

Соколова хмыкнула и скрестила руки на груди, не собираясь пока признаваться в собственных мыслях.

Ты же взрослая. Будь серьезнее.

Укоризненно подумал обормотень и Вита показала ему кончик языка в ответ. Тем рассмеялся.

– Я опять что-то пропускаю, – Драгомир улыбался, чувствуя себя комфортно в компании этой странной парочки.

– Сегодня тренировки нет, – Рустем перевел взгляд на инкуба. – Кто-то останется не у дел.

– Да я думала мотоцикл свой посмотреть. Да и твою машину заодно, – Витторина пододвинула вторую чашку.

– А что с ней? – заинтересовался Драг.

– Ну при беглом осмотре, неисправность масляной системы. Ощущалось падение давления на кочках и поворотах, значит отломлен маслоприемник, или слишком низкий уровень масла. Еще мне показалось, что у тебя неисправен генератор, точнее реле-регулятор и ток на обмотку возбуждения поступает максимальным и постоянным.

Рустем подавился чаем, а инкуб несколько завис невидящим взглядом глядя перед собой, мысленно переваривая услышанное.

– Ну если полезешь смотреть, проверь еще и стартер. Он иногда не отзывается на повороты ключа, ну и лампочки не горят, – попробовал смутить девушку оборотень, но не тут-то было.

– Договорились, – она отхлебнула из чашки. – Если хочешь, я могу в принципе всю машину тебе перебрать. Будет все в лучшем виде.

Это будет забавно.

Он махнул рукой, позволяя этим заняться и посмотрел на часы.

– Так, я в ДК, там кой-чего отремонтировать надо. Гараж по пути открою. Дэн сегодня дома, поэтому если что зови его на помощь. Условия все те же.

– Обормотень если не напомнит, прям нервничать будет.

– Малыш Франкенштейн слишком неугомонный – чуть не уследил и все, то закапывают, то убегает. – Рустем хмыкнул. – Ладно, машину разбирай, все равно в ближайшее время она не понадобится. Да интересно посмотреть, сколько лишних деталей будет.

«Это он еще не знает, что я Люде помогаю», – усмехнулась мысленно Витторина, внешне не проявляя никаких эмоций.

– Ты серьезно в этом разбираешься? – уточнил инкуб, когда оборотень ушел по делам.

– Я механиком в клубе работала около пяти лет, – она нахмурилась. – Естественно разбираюсь.

– Я думал, что это просто слухи, типа сплетни пустили.

– Ну как-то так. Я достала в клубе одного байкера, прося научить меня гонять на мотоцикле, а он поставил условие, что я начну механику учить. Ну и выучила, зря что ли доставала. Потихоньку меня стали брать в автосервис, училась на практике, в итоге так и устроили на работу. Я мелкая была, никуда бы больше не взяли, – с едва заметной улыбкой вспомнила Витторина.

– Круто, – Драгомир уважительно кивнул. – Даже неожиданно.

– Да… неожиданно. Жизнь… она такая.

Инкуб склонил голову, перебирая всю собранную о Соколовой информацию.

– То есть правда, что ты в Академию пришла…

– У меня была только гитара и мотоцикл, – Вита хмыкнула. – Нищебродка.

– Да ладно тебе, – Драгомир улыбнулся. – Не будешь же ты отрицать, что Шархан подготовился к твоему приезду? Он был готов, заработал достаточно средств на твою музыкальную деятельность, на жизнь…

– Мне всегда за это было стыдно, – девушка потупила взгляд. – Он никогда не упрекал, но мне было стыдно, что я не могу ничего дать. Я всегда выбиваю из своей концертной деятельности максимум. Я не хотела, чтобы Мстислав пожалел.

– Ты интересная девушка, – инкуб покачал головой. – Я впервые с таким сталкиваюсь. Работала механиком и таких высот достигла, – он заметил, что Вита готовилась опровергнуть это, но не дал ей вклиниться. – Не спорь. Ты столько пашешь… музыка, Академия, семья, друзья… Все эти тренировки, миссии. Мощно, – Драгомир допил чай. – Если захочешь, я тебя научу одной интересной технике лечения.

– Я помню, что ты все одним способом лечишь.

– Ха, ха, – он усмехнулся. – Нет, действительно интересная техника, оказание первой помощи. Возможно когда-то ты так спасешь жизнь.

– Раз ты так говоришь, значит оно того стоит, – фиалковый взгляд вспыхнул и погас. – Ты не обязан мне ничем.

– Я так не думаю, – Драгомир слабо улыбнулся и заговорщицким шепотом поделился. – Я чувствую, что должен тебе отплатить за твою добродетель. И я это сделаю. Моя совесть так велит.

– У инкубов есть совесть?! – притворно ужаснулась девушка, но вскоре они оба звонко рассмеялись, чувствуя спокойствие и умиротворение.

***

В гараже ее взгляд упал на автомобиль, стоящий в самом дальнем и темном закутке. Не выдержав любопытства, девушка подошла ближе и с изумлением обнаружила…

– «Шевроле Камаро»?! – она удивленно изогнула бровь.

Отметив едва заметную эмблему Академии, девушка хмыкнула, понимая, почему по сугробам Тем не рассекает на этой машине, которая, несмотря ни на что, была в идеальном состоянии, в отличии от рабочего старенького, но надежного внедорожника. Но выбор машины все равно показался странным. Возможно «Шевроле» было напоминанием о старых-добрых временах. А может пацанская мечта, кто знает.

Она обернулась к внедорожнику. Машина хоть и старая, но все же худо-бедно была на ходу и использовалась в основном для тяжелой работы – что-то погрузить и перевезти. Хотя все чистенько и аккуратно, проверялось и контролировалось все хорошо. Просто машина была уже старой. Очень старой. Витторина убедилась, что оказалась права в вопросе поломок и принялась за работу. Ей это нравилось. Деталь за деталью, девушка нашла еще неисправности, устраняя их легко и непринужденно. Время текло словно река – размеренно и неумолимо. Гараж был большой, двухуровневый, толково сделанный, продуманный. Здесь можно было пропадать часами, находя для себя увлекательную работу.

– Ты здесь? – не совсем уверенно спросил Денис, входя в гараж.

– Да, здесь, – отозвалась Вита из-под машины, не спеша выползать. – Что-то случилось?

– Просто удивляюсь, – ботинки мелькнули в пределах видимости. – Ты в этом разбираешься?

– Да.

– Научишь? – с надеждой спросил парнишка, и девушка хмыкнула:

– Да, конечно. Но не сейчас, – она вздохнула. – Сейчас я хочу только кофе. Порции четыре. А лучше шесть. И поспать.

– Я сейчас сделаю, приходи, – радостно бросил Денис, убегая в дом, довольный тем, что может немного поухаживать за такой красоткой.

Витторина доделала свою работу и выкатилась из-под машины. Вымыв руки, девушка услышала шаги – вероятно Дэн вернулся. Обернувшись Соколова охнула от неожиданного сильного удара коленом в живот. Сложившись в три погибели от боли, она заметила склонившегося над ней Федора.

– Из-за тебя меня разжаловали и штраф взяли.

– Закапывал меня ты…

– Молчи! – он схватил ее за волосы, заставляя Виту запрокинуть голову. Мужчину трясло от ярости, а голос вибрировал на грани рыка, грозя в любую секунду перевоплотиться в животное, не отвечая за дальнейшие последствия. – Сейчас ты придешь в ДК и извинишься передо мной на глазах у всех. Валяйся в ногах, ублажай, унижайся. Делай что угодно, но меня должны вернуть в должность. И долг мой закроешь, сука.

Еще один удар откинул девушку в сторону, а Федор удовлетворенно покинул гараж с полной уверенностью победы.

Витторина продолжала некоторое время лежать на полу, радуясь, что тот отапливаемый. Она ждала пока утихнет боль, а в ее светлой голове уже зрел коварный план. Прошло не больше минуты, как в гараж вернулся Дэн, решивший сообщить, что на стол накрыто. Завидев лежащую девушку, паренек бросился к ней.

– Что случилось? Это Федор? Пойдем, я положу тебя и вызову врача, – частил он, волнуясь за девушку, а Витторина почувствовала клокотавшую в себе ярость. С Предела она буквально спрыгнула, сила переполняла ее тело, Коса вибрировала жаждой крови.

– Позвони Драгомиру, пусть минут через десять приходит в Дом Культуры, понадобится серьезная медицинская помощь.

Вита поднялась. Боль утихла мгновенно и теперь желание мести затопило сознание. Она направилась на место встречи. Дорога далась легко. Идя по поверхности снега, Импульс не позволял провалиться. Рустем помогал с внешней обшивкой, старательно работая, стремясь освободиться как можно раньше. Завидев Виту, мужчина заподозрил неладное. Откладывая инструменты, Тем почувствовал яркую перемену в слабой чикуле. Что-то неуловимое, опасное, яркое окутывало ее, заставляя инстинкт самосохранения орать, как пароходная сирена.

Что случилось?!

Она вперилась в него фиалковым взглядом и мысленно транслировала: «Прошу, не мешай». После секундной паузы, он согласно кивнул, понимая, что должен научиться ей доверять, чтобы получить доверие в свою сторону. Им еще жить придется долго и нужно научиться слышать и слушать друг друга. Раз Соколова просила не мешать, Рустем сделает как она просит, ведь вмешаться успеет в любую секунду.

В Доме Культуры ее ждали. Федор восседал на импровизированном троне, руководя работой молодого поколения и раздавая команды женщинам, которые старательно мыли полы и оттирали стены. Заметив вошедшую Витторину, он победоносно вскинул голову, предвкушая несказанное удовольствие.

– Привет всем, – как ни в чем не бывало поздоровалась девушка, пересекая зал, кивая на отдельные приветствия. Рустем прошел следом, но остановился на входе, прислонившись плечом к косяку и скрестив на груди руки. Он наблюдал, давая девушке полный карт-бланш.

Максимально сократив расстояние, она на секунду замерла перед Федором наблюдая его ехидную ухмылку, а в следующее мгновение с силой опустила его голову на свое колено, разбивая в кровавое месиво лицо. От неожиданности мужчина охнул, но сопротивления не оказал.

– Извиняться перед тобой, да? – холодно поинтересовалась она, ставя ногу на область паха обидчика. – Так вот, еще раз поднимаешь на меня руку и я тебя убью, даже ойкнуть не успеешь. Ты меня понял?

– Эй, ты вообще-то на предводителя нашего наехала, – только один человек рискнул защитить Федора. Витторина холодно посмотрела на смертника.

– Он пришел на территорию Рустема и посмел меня ударить. Такие порядки у вас?

– Стая сама решит…

– Мне нет дела до стаи. Это ваши внутренние проблемы и себя в обиду я не дам, – в ее голосе звенела ярость.

– А я не дам в обиду своего предводителя, – мужчина встал в стойку. – Я готов принять бой.

– Надо же, сколько в мире идиотов, – темная коса Смерти в ладони девушки мелькнула со скоростью молнии, вынося набалдашником челюсть неудавшегося защитника. Присев на одно колено рядом с мужчиной, Вита негромко добавила:

– Еще одно унижение в сторону любого в этой деревне и я решу вопрос: быстро, скоро, хорошо. А вашему вожаку придется искать себе других волков.

Драгомир влетев в зал быстро оценил ситуацию и строго спросил:

– Что они тебе сделали?

Витторина подождала пока коса вернется в ее тело и приблизившись к инкубу, ответила:

– Удар коленом в живот.

– Я этих идиотов лечить не буду, – инкуб скрестил на груди руки, плотно сжав губы. Он был принципиален в своем решении и не собирался идти на поводу у системы.

– Эх, как с вами, мужиками тяжело, – Вита вздохнула и негромко добавила. – Если ты не понял, то это приказ. Нам трупы пока не нужны.

– Но если только пока, – миролюбиво огрызнулся он и нехотя отправился оказывать первую помощь.

Аплодисменты, прозвучавшие невероятно одиноко, привлекли внимание Смерти. Седовласый Хотен, крупный, как и другие оборотни, хлопал в ладоши тепло глядя на девушку. Лет сорока, хорошо раскачанный. Соколова удивилась ранней седине, но постаралась не впадать в Катарсис, решив, что на сегодня для нее потрясений хватит.

– Мое почтение, Витторина Бессмертная. Или все же Соколова?! От лица вожака приношу свои извинения за это недоразумение, – скривившись он кивнул на пострадавших.

– Да без проблем, я не в обиде, – девушка тепло улыбнулась.

– Мы можем как-то искупить свою вину? – учтиво поинтересовался Хотен. – Поверьте, мне жаль, что так получилось.

– Все нормально. Внутри стаи разберитесь с этим. А так, претензий у меня нет, – она смотрелась миловидно, сложив ручки за спиной и слегка раскачиваясь с ноги на ногу, слыша через Катарсис четкую мысль собравшихся «лялька». Что ж, это мнение все-таки идет на пользу.

– Ты не хотела бы посетить одно светское мероприятие, – вожак, пожевав губу в раздумьях, продолжил. – Не буду ходить вокруг да около, нашей деревне и стае нужно поднять рейтинг в округе, чтобы избежать серьезных проблем и возможных столкновений.

– Если вы не против, я хотела бы пойти в компании Рустема, мне так спокойнее, он не даст меня в обиду, – она кокетливо похлопала ресничками. – И решим все проблемки.

– Конечно, – он галантно чмокнул ей руку и Витторина легкой танцующей походкой покинула зал.

Рустем шел с ней бок-о-бок тихо, будто тень.

Твой новый рекорд, два часа пятнадцать минут. Вот ведь неугомонный. Надеялся запугать… Ха, нашел кого.

– Почему ты меня не остановил? – неуверенно уточнила она, глядя перед собой.

Желание женщины – закон, хоть такой маленькой и вредной. Ты очень хотела поквитаться, а мне стало интересно на что способен малыш Франкенштейн.

Он усмехнулся.

Федора подвергли всем наказаниям, это позор. С ним теперь никто не захочет иметь дело, он стал изгоем. Это впервые. Хотен был в ярости. Думаю, они снова изобьют Федора и отберут его небольшой бизнес в пользу населения.

Витторина ойкнула, чувствуя, как сознание резко будто по щелчку пальцев покинуло ее.

***

Она сонно перевернулась на бок, закинув руку на плечо мужчины.

– Мстислав… хватит работать, отдохни немного, – буркнула Соколова, ласково прижимаясь к мужу.

– Хорошо, – мягко ответил он, заворачивая девушку в одеяло и на ушко шепнул – Отсыпайся…

Витторина мурлыкнула, не просыпаясь. Ее рука продолжала лежать на плече мужчины.

– Хм-м, а я уж испугался, что она придет в сознание, – инкуб прислонился плечом к печке.

– Я тоже, – отозвался Рустем, на чьем плече возлежала хрупкая ладошка. Он тихонько выдохнул, понимая, что во сне Вита просто увидела своего мужа. Оборотень сидел на полу, прислонившись спиной к дивану, читая документы связанные с усадьбой, отписанной Смерти.

– Резкий всплеск иногда провоцирует такое состояние. Ну хоть поспит, – Драгомир усмехнулся. – Ребят она уделала хорошо, нос Федору еле восстановил. Второй еще долго кашку будет кушать. Хорошо хоть не убила, а то сталось бы.

– Да… удивительно, – оборотень уточнил. – А много было летальных исходов?

– Один, когда она вышла против войска Всадников. Говорят, за тот бой она вынесла тысячи три жизней. Это был первый и пока единственный случай.

Три тысячи… в это не верится, и все-таки… Чикуля?! Не такая уж и чикуля.

Витторина повернулась на бок, спиной прижимаясь к Рустему. Мужчина хмыкнул, радуясь умиротворению девушки. Она, тихо посапывая, не подавала иных признаков жизни, лишь изредка меняя свое положение на диване. Камин и печка поддерживали тепло, почти жару, в гостиной, с которой Рустем спокойно мирился. Денис сделал проще – открыл у себя окно и проветривал.

На втором этаже послышался жуткий грохот и оборотень прикрыл глаза, надеясь, что девушка не проснется. Она и не проснулась. Пацаненок на цыпочках спустился вниз, стараясь не дышать.

– Дэн, еще одна такая выходка… – яростным шепотом отозвался Рустем, и получил такой же тихий ответ:

– Я случайно, просто подарок делал.

– Ха, я смотрю многие на что-то надеются, – инкуб гаденько хихикнул. – Люблю приколы с обломами, – он заварил чай, таинственно улыбаясь собственным мыслям.

– Да я просто хоть чем-то порадовать! – негодующе пояснил паренек. – Ей и так тут тяжело. Ой, только вспомнил, – Денис аж подпрыгнул. – Тем, тебе машину починили.

– И сколько там лишних деталей? – лениво поинтересовался он.

– Ни одной, – парень улыбнулся. – Она реально в этом понимает. Только мотоцикл не смогла снять с нашей подставки, сил не хватило.

– Угу, – Рустем покосился на девушку. Она сейчас казалась такой милой.

– О чем задумался? – Денис склонил голову к плечу.

– Думаю, нужно купить ей платье на мероприятие. Вряд ли она с собой что-то такое брала.

– Точно брала, – ответствовал Драгомир.

– Откуда знаешь?

– О-о-о, я о женщинах знаю все, – он передал оборотню чашку чая. – Сексуальность женщины напрямую зависит от того есть у нее с собой красивые шмотки или нет. Да и Шархан наверняка перестраховался.

– Перестраховщик, мать его, – тихо выдохнул Рустем. – Че он бабу-то себе обычную не нашел? Ходила бы себе на кэблах да выпендривалась бы.

– Бесит?! – с улыбкой спросил Драгомир.

– Немного, – оборотень усмехнулся. – Ну как можно идти в компании женщины и решать какие-то вопросы?

– Шовинист окаянный, – сонно буркнула Витторина

Инкуб сделал жест, объясняя, что девушка спит. Рустем удивленно вскинул брови, не веря в это, но послушно замер. И лишь Денис на цыпочках вернулся на второй этаж, занимаясь своими делами.

– Все бормочет и бормочет, – она натянула одеяло на подбородок и перевернувшись, пробубнила. – Святозара на него нет… на кэблах ему… ну-ну.

Драгомир сполз на пол по стенке печки в приступе беззвучного хохота. Выждав минуту и удостоверившись, что Витторина все же спит, Рустем уточнил:

– Ху из Святозар?

– Это очередная веселая и капец какая странная история, – Драг все еще гаденько хихикал. – Вита у нас девушка красивая, на ней любой шмот смотрится на грани порнографии в лучшем значении этого слова. Одна сплошная эротика. А Святозар – богатырь, он попал к нам из другого мира вместе с драконом. И того, и другого Вита склонила к сотрудничеству, – инкуб хмыкнул, намекая, что особого выбора Витторина Соколова никому не предоставила. – А Святозар естественно привык, что девушки одеваются целомудренно, сарафан, юбка в пол, кокошник ну и все прелести. Поэтому постоянно стебет Виту по поводу ее одежды.

– Да уж, – протянул оборотень. – Везде успевает… Как Шархан с такого не поседел.

– Да нормально. Вита на Пределе попробовала поймать дракона. Из разряда, раз столкнулись, чего уж время терять, – Драг одарил ее теплым взглядом. – Она многое сделала для Академии. Да и не только. В столице они с Шарханом открыли детские сады, школы, поликлиники. Отдельно запустили целую сеть пассажироперевозок, бесплатный интернет и мобильная связь за копейки, – он задумчиво посмотрел в сторону. – Она всегда стремится к развитию. Ботан есть в Академии, Ромка. Они с одного курса. Так вот этот ботан частенько учил ее совершенно посторонним вещам, для общего развития. Они вместе замутили лабораторию и начали разработки просто фантастических вещей, – Драгомир хмыкнул. – С Шарханом они друг друга идеально дополняют. Они сделают все, чтобы сохранить жизнь друг другу.

– А что насчет Хорса? – Рустем мельком проверил, спит ли девушка и продолжил. – Мне кажется или она его боится?

– Я думаю опасается. Все-таки скорости не те и Шархана здесь нет, – инкуб пожал плечами. – Да и в голове Хорса черт знает что творится. Он присоединился изначально сам, попробовал отбить жену у Шархана. Он из-за этого связал ее с Хорсом Кукловод-Марионетка, хотя от данного стиля они отказались при новом директоре, – скрестив руки на груди, Драг добавил. – Я думаю, что в первую очередь Хорс угрожает самому Шархану, ведь убрав его у этого вурдалака будет доступ к Вите, он сломает ее. А вот защита Витторины лежит на плечах Шархана и понятно, что он сделает все возможное.

– Как тебе в целом управленческий состав в Лемуре?

– Отлично. Две Смерти и Шархан – до дрожи, – инкуб тихонько рассмеялся. – Но кроме шуток, у каждого из них есть четкие инструкции и зона ответственности. Обе Смерти подчиняются Шархану, и они легко к компромиссам приходят в случае чего.

– Как вернули Марту?

– Мне рассказывали, что она сама приехала. Витторина за день до этого вместе с первокурсниками прибыла, уже обладая своими способностями, а Марта пришла на следующий день и ее Вита встретила. Они вдвоем смогли убедить Шархана в каких-то вещах, и Гренделя изгнали, – Драгомир снова посмотрел на спящую девушку. – Наверное сложно, когда любое твое действие оказывается у всех на виду, поддается обсуждению и осуждению.

– Да иди ты в баню, – Витторина сонно перевернулась на другой бок. – Нормально все.

– Она всегда так?

– Бывает, как труп, – Драгомир покачал головой чуть пожав плечами.

Какая-то секунда и острый слух оборотня удивился шелесту и шипению. Все произошло резко и неожиданно: змеи хлынули из дивана в большом количестве. Витторина мгновенно открыла глаза. Ее короткий крик оборвался невнятным хрипом. Ужас, застывший в карих глазах, напугал даже мужчин. Драгомир и Рустем сорвались с места, как по команде. Первым делом они вытащили из эпицентра змеюшника девушку и посадив ее на печку, мужчины поспешно избавлялись от неожиданной шипящей и уползающей неприятности. Потребовалось немного времени. Змеи пропали также внезапно, как и появились. Витторину трясло, кожа побелела, а глаза по размеру можно сравнивать с блюдцами.

– Мать, успокойся! – инкуб первый возник в поле видимости девушки и мягко направляя свой дар для успокоение Смерти, проговорив. – Просто Импульс. Мы все устранили, бояться нечего…

Глаза вернулись в нормальное состояние, но трясти Соколову не перестало. Вот-вот и начнется неконтролируемая истерика со всеми женскими спецэффектами.

– Спокойнее, спокойнее, – Драгомир, используя свой дар, пытался понизить уровень адреналина и повысить серотонин, но организм девушки тяжело воспринимал воздействие инкуба, препятствуя непрошенной энергии.

Рустем вернулся с кухни и в руки Виты был передан бокал.

– Пей, – прозвучало мягко, но как приказ и девушка впервые отреагировала, вскинув голову. Во взгляде на секунду мелькнуло удивление, но снова вернулся страх. Рустем отметил сильный тремор рук.

Эй, малыш. Все хорошо. Я знаю, ты меня слышишь. Тебя никто здесь в обиду не даст. Ну же? Что же ты так переживаешь? Ты же такая сильная и своевольная. Шебутная, если хочешь. Нас ждут великие дела, а ты на ровном месте раскисла. Ничего страшного не произошло. Тебя никто не посмеет обидеть.

Витторина залпом выпила содержимое пузатого бокала и Рустем налил еще.

– Виски? – шепотом спросил Драг.

– Коньяк, – также тихо ответил оборотень и мягко улыбнулся Витторине. – Все в порядке.

Она нервно кивнула, снова выпила, и только теперь медленно выдохнула. Ее перестало трясти, но кожа все еще была нездорового бледно серого оттенка. Пригладив вставшие дыбом волосы, Вита хрипло вздохнула:

– Нормально. Все нормально. Просто мысль материальна, а во сне не всегда удается это контролировать.

– А все потому что спать надо каждую ночь, – возникла Анюта за плечом девушки.

– Я и сплю ночами.

– Да не звезди, – призрак уперла руки в бока. – Уж я вижу тебя насквозь.

– Надеюсь патологии сердца не наблюдалось, – язвительно уточнила Вита и присутствующие нервно рассмеялись. – Тем, налей еще, пожалуйста.

Он кивнул и без лишних слов выполнил просьбу. Витторина закатила глаза, снова вздохнула и чуть отпив, пояснила:

– Я очень боюсь змей. Прям до комы.

– Да я заметил, что у кого-то сердце чуть не вышло, – инкуб продолжал воздействие, чувствуя, как ее организм уже лучше отзывается. Анюта растворилась в воздухе и Витторина вдруг спросила:

– А у нас покушать что-нибудь есть?

Рустем легко снял ее с печки и понес на кухню.

– Удивительно, что Дэн не прибежал, – удивился Драгомир.

– Он когда спит ничего не слышит, – оборотень помогал накрывать на стол. – Там хоть ядерный удар – ничего не колышет.

Витторина наконец-то полностью успокоилась, кожа порозовела, а волосы на голове, по всей видимости, перестали шевелиться. Девушка схватила большой кусок пирога и Тем с удивлением отметил, что в общем-то впервые видит, что она что-то ест. До этого он наблюдал только, как Вита пила кофе. Подавив улыбку, оборотень разлил всем коньяка.

– За что пьем? – Драгомир только сейчас отключил свой дар, удовлетворенный результатом. Вдали от Шархана его способности обладали большим воздействием. Он предполагал, что с вампиром было тоже самое, и об этом наверняка уже догадывался оборотень.

– Давайте за дружбу, – предложила Вита и все поддержали.

Ну что? Ты успокоилась?

Она согласно кивнула, даже не заметив, что вопрос был задан мысленно.

Завтра пойдем на конную прогулку?

Она снова кивнула и Драг удивленно покосился на оборотня, не совсем поняв, что происходит. Тот кивнул, подтверждая догадку о Катарсисе. Еще выпили, немного помолчали.

Стук в дверь разорвал тишину.

– Простите за поздний визит, – молодой мужчина с густой бородой и крепкого сбитого телосложения, чуть ли не взмолился. – Моей беременной жене плохо стало…

– Веди, – Драгомир на прощания махнул рукой Вите и поспешил на помощь.

– Ну что, ты успокоилась? – нарушил молчание Рустем спустя минут десять, дожидаясь когда она доест.

Девушка кивнула, но не слишком уверено.

– Моя жизнь никогда не станет прежней, – он улыбнулся. – Пожалуй, такая встряска мне была необходимой.

– Извини, – она тяжело вздохнула.

– Мне нравится, – Рустем подмигнул. – Каждый день что-нибудь новенькое.

– Я сильно раскисла хотя причин-то нет. Извини, – Смерть потупила взгляд.

– Эй, – он поднял ее лицо за подбородок и заглянул в глаза. – Все в порядке. Просто если у тебя возникают проблемы, то в первую очередь об этом должен знать я. Тебе не надо быть сильной, сильным будут я.

Девушка зависла испытывая странное состояние дежа-вю, но взяв себя в руки мило улыбнулась.

– Спасибо.

– И тебе спасибо, – Рустем пододвинул к себе еще кусок пирога. – Я рад, что познакомился с тобой. Кстати, в город съездим? Надо подарки посмотреть к Новому году и помочь с оформлением ДК.

– Если обормотень разрешает выбраться из рабства, то я только за.

– Если малыш Франкенштейн постарается хотя бы пять минут не находить неприятностей, я за, – в ясных глазах опять плясали чертики.

– Глава 5-

Этому миру меня не понять…

Рок-н-ролл – это классное времяпрепровождение,

так что неважно, где ты сейчас —

вруби музыку

и забудь о жизненных проблемах.

Энди Бирсак

Рустем встал рано утром. Его острый слух уловил шум в ванной комнате и оборотень понял, что Витторина принимала душ. Ему казалось, что она куда-то уходила, но возможно только показалось. Хлопнула дверь.

– Садись, соня. Я блинчики испек.

Вита неспешно прошла на кухню и включила кофемашину, наливая себе стандартно две большие чашки. Оборотень наблюдал за девушкой со смешанными чувствами. Ему не нравилось, что эта малышка становилась симпатична ему. Не нравилось, что прошло совсем немного времени, а сердце трепетало при появлении этого монстрика Франкенштейна. Сидя на скамье, Вита молча завтракала, не нарушая общей идиллии. Она выглядела задумчивой и Тему стало любопытно, что же занимало эту взъерошенную головку. Фиалковые глаза ненадолго вспыхнули и погасли, вернув естественный цвет.

– Хорс возвращается. Завтра вечером будет, – ответила она на немой вопрос. Но по ее сведенным бровям, оборотень понял, что Соколова о чем-то умолчали.

– Договаривай, – Рустем пристально посмотрел на нее.

– Коса вибрирует, – девушка прислушалась к себе. – Что-то происходит на границе. У вас с кем-то терки?

– Есть вражда с четырьмя стаями, – мужчина отложил завтрак и вышел в гостиную, дабы позвонить кому-то. После короткого разговора, он вернулся буквально на секунду, чтобы отдать короткий приказ:

– Ты права. Дом не покидать.

И ушел.

«Вот вроде взрослый человек, а все еще такой наивный», – Витторина неспешно допила кофе. – «Он ведь искренне думает, что я буду сидеть здесь. Вот обормотень».

Теперь, когда она покинула опасный Предел, благодаря стычке с Федором, девушка могла смотреть маленько дальше.

«Не поняла, почему Дэн там!? Вот черт!».

Она поспешно покинула дом, привычно ставя тот под защиту Барьера. Следы огромного волкодава еще виднелись на снегу. Бежала девушка изо всех сил, подключая Импульс. Лишь бы не было поздно. Но вскоре следы пропали, потонув в снегопаде, но прежде чем появилась паника, Вита услышала мысли Рустема. Его глазами ей удалось взглянуть на ситуацию. Денис был ранен и лежал подле вожака другой стаи. Трое волков, четверо вампиров и два демона – неплохой расклад. Впав в Катарсис, Витторина уже точно знала – если не вмешается деревня падет, многие погибнут. Остаться в стороне – не то решение.

Она пряталась в гуще леса, скрытая пушистыми сосновыми лапами в то время, как все действие разворачивалось на небольшом озере. Только сейчас девушка узнала, что тут целая система пресноводных озер, соединяющихся короткими реками. Данное озеро находилось в низине, в то время, как Соколова заняла позицию в хвойном лесу на склоне невысокой горы. Было холодно, но Соколовская не замечала этого несмотря на легкую одежду – джинсы и толстовку, в которых вышла из дома.

– На колени! – скомандовала вампирша и удивление зазвенело в Вите. Барьер взмыл в небо, отсекая стаю Хотена от противника.

– Аннабель, ты ли это? – рок-дива покинула свое укрытие и вышла вперед, спрыгивая вниз. – Сколько лет, сколько зим…

– Ты? – вампирша зашипела от ярости. – Поговаривали, что ты умерла.

Посидеть дома! Просто посидеть дома! Я тебя выпорю вместе с Дэном. Просто посидеть дома, минут двадцать!!! Неужели так сложно??!

Оборотень пытался ее остановить, но установленный защитный Барьер не позволял вмешаться, подавляя. Прозрачная стена хоть и выглядела смехотворно, но четко отрабатывала свою функцию.

– Слухи сильно преувеличены, – минуя яростный взгляд Рустема, Витторина без проблем вошла внутрь купола, стремясь сократить расстояние до Дэна. Волчонок лежал тихо поскуливая от боли. По рваному дыханию можно предположить о тяжести раны и девушка оценивая ситуацию, поняла, что времени у нее мало. Мысленно включился обратный отсчет, понимая, что действовать надо быстро и эффективно, никаких длительных разборок.

Вампирша прошлась из стороны в сторону, задумчивая, смертоносная… Она смотрела на рок-диву, будто не верила в ее реальность.

– Ну что ж, чай, кофе, потанцуем? – вдруг спросил демон самодовольно усмехнувшись за плечом Аннабель.

– Ногой в челюсть, полежишь, – вспомнила Вита ответ из какого сериала. До Дениса оставалось каких-то два метра и она не знала, стоит ли рисковать именно сейчас или попробовать сократить расстояние еще.

Демон сделал резкое движение и это стало отправной точкой для действий. Голова противника слетела быстрее, чем он успел замахнуться на волчонка. Рука Витторины окутанная голубыми молниями Импульса была запачкана чужой кровью, а фиолетовые яркие глаза бесконечно сканировали ситуацию. Но еще одна вампирша застала девушку врасплох, проведя атаку сбоку из слепой зоны. Одновременно с ней второй демон провел специальную технику, отделяя душу от тела. Вита тяжело упала на колени и выгнувшись в пояснице назад, невидящим взглядом уставилась в небо. Вот и все.

Вита? Вита, держись!

Рустем несколько раз ударился в Барьер, пытаясь его пробить, но не тут-то было. Стена стояла намертво не впуская внутрь купола никого.

– Фу-у-ух – успел, – демон тяжело выдохнул. – Говорят ее фиг достанешь.

– В плен или убить? – Аннабель задумчиво приблизилась.

– Вроде слишком опасна и… – еще одна вампирша не договорила. Ее тело и близко стоящего демона разрубила буквально вылетевшая из живота Виты коса Смерти. Оружие сделало круг, рассекая неаккуратно подошедшего оборотня, оставаясь в теле хозяйки. Витторина громко выдохнула сквозь зубы и поднялась на ноги. Темная коса в виде длинного позвоночника неизвестного животного скрылась в ее теле.

– Блин, опять изжога замучает, – буркнула она и рванула в бой.

Два Резонанса грохнули с разницей в доли секунды, разнося лед в осколки и вскрывая воду, тем самым мешая отступлению противника, хотя впрочем и отступать-то было некуда, ведь купол Барьера не дал бы этого сделать. А в следующее мгновение серебристое лезвие косы, очертив полукруг, унесло с собой замешкавшегося врага. Не осталось даже трупов. Только темный пепел.

Витторина обернулась к Дэну и склонившись над ним, направила в тело парня Импульс. Досталось ему изрядно, но жить точно будет. Рваная рана на животе смотрелась страшно, кровопотеря казалась приличной. Вкачав достаточно своей энергии, девушка легко подхватила парня на плечи и максимально быстро рванула в деревню, мысленно связавшись уже с Драгомиром. Новый Барьер не позволил стае сразу бежать за ней. Да и матерящийся Рустем был в ярости, готовясь к серьезному разговору.

Инкуб уже подготовил небольшую палату, приняв пострадавшего со всеми почестями. Вита вкратце обрисовала ситуацию и Драгомир принялся за работу.

– Ты сама как?

– Нормально, помощь не нужна.

– Давай, позже зайду.

Вита успела вернуться домой и скрыться в комнате и только сейчас заметила, как стремительно намокает одежда. Коса Смерти впервые оставила после себя кровоточащую рану.

Внизу гулко хлопнула входная дверь и шаги уже гремели по лестнице. Повернувшись спиной к входной двери, девушка сконцентрировалась на своей ране, затягивая ее Импульсом и гадая, как же она не доглядела по контролю. Возможно потому что это была не ее воля, а воля оружия. Ведь сама Вита потеряла себя. Такое уже было, она испытывала данную технику на себе и тогда Шархан поменялся с ней телами, выводя ее из этакого транса. В этот раз спасло оружие. Коса Смерти имеет свой разум, свою волю и порой позволяло себе принимать решение.

– Я просил просто посидеть дома! – Рустем ворвался в комнату и замер, остро почувствовав медный запах крови. – Ты ранена. Покажи.

Он задрал ее толстовку, оголяя плоский живот и не взирая на слабое сопротивление. Рана уже не смотрела так страшно, какой была изначально. Мужчина достал аптечку и промыв от грязи и крови, профессионально забинтовал. Его движения были твердыми и уверенными.

– Не злись, – остановила она его схватив за руку, когда Тем хотел уйти. Соколова чувствовала его ярость, понимала.

Дура! Я испугался за тебя. Я…

Его взгляд остановился на ее губах – слегка пухлые, манящие. Они были так близко, влекли. Он мог наклониться и выплеснуть весь свой гнев, целуя, терзая. Ладонь легла бы ей на затылок, притягивая, не позволяя отстраниться, а вторая коснулась бы талии. Он мог ее легко оторвать от пола, посадить на комод или положить на кровать, нависнуть над распростертым телом и… Вздрогнув от внезапно влезшей мысли, Рустем покачал головой, пытаясь разобраться с сумбуром в своей голове.

– Почему ты не осталась дома?

– Погибли бы пятеро из вашей стаи… Дэн в том числе, – ее карие глаза смотрели прямо ему в душу, чуть с опаской.

– Больше так не делай. Я не мог пересечь твой Барьер. Тебя всегда должен кто-то прикрывать.

– Я не могла позволить тебе погибнуть, – Витторина вздохнула. – В Катарсисе я вижу несколько возможных вариантов развития будущего. Иногда на это удается повлиять. Иногда нет.

Поддавшись порыву, оборотень резко притянул ее в свои объятия и жарко на ушко шепнул:

– Больше так не делай. Я обязан быть рядом.

Я тебя ненавижу, друг. Я… ненавижу себя. Ненавижу за то, что я начинаю чувствовать рядом с тобой. Ненавижу свои желания.

– Что за разговор у вас был с Мстиславом? – спросила Вита мягко отталкивая Рустема.

Секрет. Ты мне тоже далеко не все рассказываешь.

– Ой-ой-ой, – она показала ему язык. – Ладно, я в душ, а потом можем поговорить.

Легко выскользнув в коридор, девушка скрылась в ванной. Большая, современная и красивая. Можно было сказать шикарная резко контрастировавшая с обычным деревенским домом. Задернув шторку, Витторина набрала ванную, налив ароматной пены и погрузилась в горячую воду. К счастью счетчиков на воду не было и можно позволить себе насладиться не отвлекаясь на экономию.

– Мы не договорили, – силуэт Рустема возник по ту сторону шторки и первым возникшим желанием у Виты было утопиться там же.

– Ты опять вламываешься, – сквозь зубы рыкнула она.

– Ничего с собой поделать не могу, – он хмыкнул.

Рустем повернулся спиной к шторке и сел на пол. Он не собирался подглядывать. Просто подобная ситуация делала девушку уязвимой и ей становилось тяжелее увиливать от ответов.

– Как далеко ты видишь по Катарсису?

– По-разному, – она пожала плечами, хоть оборотень ее и не видел.

– Точнее, – строго произнес Рустем и Вита огрызнулась:

– По-разному: от секунд и минут до года.

Мужчина начал обдумывать следующий вопрос, но не успел его задать.

– Как дела в Академии?

– Мстислав был ранен. Марта тоже. Все верно, как ты и говорила. Но ничего серьезного – разрыв снаряда, осколочное ранение. На данный момент времени они просто сокращают численность врагов, пока те ищут тебя. Лемур лишь создает видимость поиска, выкашивая противника направо и налево.

– Меня бесит, что ты врываешь ко мне, – сквозь зубы произнесла она.

– В душ?

– В баню, в комнату и в мысли.

– Ну что ж поделать, – Рустем хмыкнул. – Ты вынуждаешь меня так действовать.

– О чем вы говорили с Мстиславом? Ты мыслями возвращаешься к этому разговору и тут же отгоняешь.

– Тебя это не касается.

– Да как же, – теперь ее очередь усмехаться.

– Какая твоя миссия здесь? – безразлично поинтересовался он.

Я должен знать, чтобы успевать тебя вытаскивать из неприятностей. При твоей активности это необходимость.

– Ты должен стать вожаком стаи. Должны укрепить вашу власть. Уничтожить склады и поставки СБДМ в ваших краях.

– Я не буду вожаком, – голос мужчины глухо завибрировал.

– Я знаю, – она вздохнула, и спокойно добавила. – Тебе слабо.

Это было сравнимо с ударом под дых.

– Слабо?! – переспросил он, не веря, что расслышал правильно.

– Тебе слабо. Ты же не берешь ответственность за других, не любишь действовать не в своих интересах. Тебе проще закрыться в своем мирке и не обращать ни на кого внимания.

Вот значит какого ты обо мне мнения?

– А ты? – она перешла в наступление, закинув стройные ноги на край бортика. – Ты хорошего мнения обо мне? Только вскользь заметил и все, оклеил штампами: чикуля, московская чикса, глупая… Пою под фонеру, карьера вся проплачена, а в Академии изображаю мебель!? Разве не ты считаешь, что от меня нет пользы? Разве не ты считаешь меня ребенком, лялькой ни на что не способной? Тогда как ты смеешь меня упрекать? – Вита выдохнула и уже миролюбиво добавила. – Тем более, раз уж я так тебе мешаю здесь, я спокойно съеду в ту усадьбу. Я уже говорила, я не хочу быть обузой.

Они помолчали. Рустем взъерошил волосы и нехотя, произнес:

– Не отрицаю, что ты права и все же…

– И все же? – перебила она, закатывая глаза. – Послушай себя. Ты продолжаешь уговаривать меня, как ребенка. Мне не нравится это, просто знай. И если не затруднит – оставь меня одну.

Он порывисто вскочил, покидая ванную, хлопнув при этом дверью.

Надо же, уделала, как мальчишку. И не смей мысли мои читать!

Он порывисто выскочил на улицу, в прыжке перевоплощаясь, стремясь будто убежать от моих мыслей.

Она права, права и еще раз права. Что это за поведение с моей стороны? Зачем я уподобился Федору? Будто пытаюсь закрыться и оттолкнуть ее. Но ведь она ничего не сделала. Да, своевольная, имеющая свое мнение и свои миссии… Спасла Дениса и я даже не поблагодарил ее. Обуза ли она? Нет, ни в коем случае. Я сам понимаю, что ей тяжело в другом обществе и тут же начинаю стебать. Не хорошо. Она ведь пытается адаптироваться, не мешала.

Хорошо, признаю, я повел себя, как подонок. Девочку не за что ненавидеть, а все мое раздражение лишь от того, что… Я боюсь даже себе признаться, что начинаю влюбляться в нее. Ее улыбка, острый ум, язвительная манера разговора, крепкое сильное гибкое тело…

Волк фыркнул, рванув вперед с утроенной силой.

Хорошо. Почему я так обозлился на счет главенства в стае? Это план Мстислава, значит это необходимо. Необходимо для чего? Эх, друг, ты слишком сложные загадки задаешь. В любом случае при тех способностях, которые удалось оценить, она весьма функциональна, а вкупе с верностью, это делает ее идеальным оружием в руках Мстислава. Но он ее не принуждает, она поступает по собственной воле, доверяя своему мужу. Три тысячи душ… Значит то, что мы видели – лишь малая часть сил. Крошечная, если так, можно сказать.

Она дала понять, что я бы умер… Значит я еще и обязан ей. Вот дурак! Девушку обидел. Ошибка. Ошибки нужно исправлять.

Оборотень резко развернулся, стремясь вернуться домой.

Дэн копался в гараже и Рустем первым делом направился туда.

– Витторина куда-то уехала, – с ходу отозвался парень и Тем поспешил наверх. Вещей девушки тоже не было. Оборотень не тормозил, он мог найти ее по запаху. Обернувшись, он на четырех лапах рванул по следу, будто ищейка. Вопрос, как она сняла мотоцикл с платформы, все еще вертелся в голове, но сейчас это не было важным. Вернуть Витторину – первостепенная задача.

Следы привели его к заброшенной усадьбе. Войдя внутрь Рустем по запаху нашел комнату, в которую девушка заселилась и… не обнаружил ее. Лишь сумка с вещами лежала на пыльной кровати. Побродив по зданию, наконец-то удалось обнаружить следы. Они вели куда-то за территорию. Спустившись во внутренний двор, на снегу четко отпечатался протектор шин. Становилось ясно, что девушка куда-то уехала.

Следы вели в город.

Эх, малыш, придется тебя остановить.

***

Когда Рустем вошел в небольшой город, там уже творились беспорядки. Приняв человеческий облик, он побрел по нешироким улицам без единого намека на тротуары. Захудалый городок несильно отличался от деревни, лишь изредка встречались старые кирпичные постройки в пять этажей. В остальном не слишком благоустроенно. Народ гулял, кто-то спешил по делам.

Шебутная. Самое то.

Волк осклабился в улыбке и поспешил к эпицентру. Местные жители отбежали на порядочное расстояние. Они надеялись, что пожар не распространится дальше. Оборотень нашел место беспорядка. Дом горел не весь, лишь в одной квартире плясало пламя, не распространяясь далее. Пожар уже тушили и оборотень осмотрелся – Витторины нигде не было видно, а ее запах потерялся, смешавшись в толпе людей.

Куда же ты могла направиться? Где тебя искать?

Прикинув в уме все злачные и не очень места, мужчина направился в бар, который по счастливому стечению обстоятельств крышевал один байкерский клуб «Хихикающие ежики». Сюда рискованно заходить и как правило крутятся подозрительные личности. Темное задымленное помещение с отвратительно тяжелой музыкой и жуткими страшными мужиками в косухах.

Мне показалось или я все-таки услышал ее голос?!

Он тормознул одного из байкеров и поинтересовался:

– Хай, не подскажешь, тут не появлялась девушка с очень длинными волосами и выразительными глазами.

– «Феникс» что ли?! – мужик нахмурился. – Она с президентом разговаривает, а чо?

– Информация для нее есть. Ну ты понимаешь, – Рустем закатил глаза.

– Ща, доложу. Жди ее в баре.

– Премного благодарен! Очень выручил.

Ждать пришлось продолжительно время. Но теперь чувствовались вибрации, исходящие от девушки. Рустем засел в баре с пивом в ожидании и спустя полчаса Витторина Соколова появилась в основном зале в компании взрослого мужчины с блестящей лысиной и стильной бородой. Девушка махнула рукой на Рустема и оборотень услышал, как она произнесла:

– Это за мной.

– Приветствую, я Диабло, – президент байкерского клуба первый протянул руку для рукопожатия и уточнил. – Ты ведь Тем, не так ли?

– Верно, – оборотень сжал ладонь. – Смотрю только и занимается спасением, – он кивнул на девушку на лице которой отражалась милая приветливость, но не соответствовала ее внутреннему состоянию, о чем выдавал фиалковый блеск в глазах.

– О да, излюбленное, – Диабло ухмыльнулся.

– И как? Опять спасала? От вампиров? Оборотней? Гаишников? – дружелюбно заметил Рустем.

– Хуже. От налоговой, – байкер повернул голову к девушке. – Приходи в любое время, мы тебе всегда рады. Информацию найдем и подготовим.

– Хорошо, до встречи.

Она быстрым шагом направилась на выход и оборотень последовал за ней мрачной тенью.

Прости меня. И спасибо за то, что спасла Дэна. Я не хотел тебя обидеть.

Витторина выдержала паузу, а потом устало вымолвила:

– Мне все равно. Веришь, нет? Я уже поняла, что напрягаю тебя своим появлением, поэтому забей. С этого момента я не твоя проблема.

Ошибаешься… Ох как ошибаешься…

Его взгляд метнулся ей за спину и девушка отреагировала моментально, оборачиваясь, как ей казалось, к опасности. Но нет. На огромном билборде красовалась красочная афиша рок-группы «Феникс». Сильная и уверенная в себе вокалистка завораживала, притягивая к себе взгляды.

– Вы с ней очень похожи, – заметил Рустем. – Ты с нее пример берешь? Поэтому тебя «Фениксом» зовут?

– Типа того, – Витторина слегка опешила и чуть запоздало поняла, что узнать ее не дает наложенный Импульс Мстислава.

– Хороший у тебя кумир.

– У меня нет кумиров.

– А вера?

– Вера во что?

– Просто вера? В себя? Мужа? Религию? Сверхъестественное?

– В Кронос. Мысль материальна и мы сами создаем свою реальность, – обрубила Витторина

Поразительное сходство. Можно было бы подумать, что это один человек. Но вокальный диапазон «Феникса» огромен, вряд ли Вита умеет также. Все-таки я склонен предположить, что Мстислав нанял хорошего звукача, который помогает ей оставаться на высоте.

– Ну вот опять, – она закатила глаза. – Ты ведь даже не слышал меня.

– Я предположил, – он посмотрел на часы. – Нам пора возвращаться.

– Надо – возвращайся.

Упрямая девчонка. Ты же понимаешь, что я не позволю тебе тут одной оставаться. Я обещал своему другу приглядывать за тобой.

– У меня здесь есть дела, – Витторина огляделась и выбрав курс, отправилась по центральной улице. – Если хочешь, можешь со мной остаться. Так сказать, присмотреть. Но не мешать. Хорс?!

Вампир возник из ниоткуда, как тень бесшумный и мрачный.

– Я все сделал. Номер заказан, материал уже там.

– Отлично. Сегодня включи в себе, будь добр, боевой режим по максималке и круглосуточная слежка. О всем непонятном докладывать сразу.

– Тебе кто-то угрожает?

– Это что-то неживое и очень непредсказуемое, – кивнула Вита, краем глаза замечая, что Рустем не отстает от них.

– Степень опасности? – негромко осведомился вампир.

– Я же сказала, максималка. Все, что происходит снаружи – под твою ответственность. Тем будет со мной и если что успеет оказать сопротивление пока я химичу. Остальные догадки, озвучивать не буду.

Хорс кивнул и скрылся в неизвестном направлении. Витторина дошла до отеля – единственного в городе. Благодаря тому, что здесь останавливалось какое-то высокопоставленное лицо, имелся единственный номер люкс, который забронировал Хорс. Пройдя в гостиничный номер, девушка отметила, что сделано все нормально, хотя и люксом это назвать сложно. Оборотень распорядился насчет ужина в номер, а Витторина скрылась в ванной.

Она вышла спустя час, подобревшая с легкой уставшей улыбкой на устах. Кутаясь в теплую кофту, девушка запрыгнула на диван рядом с Рустемом, прислонившись спиной к его спине.

– И все-таки… прости меня, – негромко проговорил он, понимая, что виноват. – Я прошу тебя вернуться. Мой дом – твой дом.

– Ладно, – протянула Соколова. – А то Дэн скучать будет. Ему чудить не с кем.

– Нам нужно получше узнать друг друга.

– Боюсь, если ты меня получше узнаешь, то возненавидишь, как многие… – в ее прекрасном голосе зазвучали нотки грусти. – Жизнь такая странная…

Никогда. Обещаю, я никогда не буду тебя ненавидеть. Чтобы ни случилось, ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку.

Она порывалась что-то сказать, но их прервали.

– Так-так-так, сама Смерть. Добро пожаловать!

***

Призрак высокой крепкой девушки возник перед парой. По тому, как напряглась Витторина, Рустем сделал вывод, что это та самая непредсказуемая опасность.

– Привет, – Вита приветливо улыбнулась. – Рада, что ты зашла.

Призрак недоверчиво изогнул бровь и поправил идеальные локоны темных волос.

– Почему здесь? Разве тебе не говорили искать меня там, где есть бог. Разве не в церковь идти стоило? – чувствовалась в голосе издевка.

– В церкви бога нет и никогда не было, – спокойно отозвалась Витторина. – Мне в усадьбе более точные координаты твои дали. Вроде твоя смерть случилась здесь!?

– И почему ты думаешь, что я стану слушать тебя? – призрак сделал круг по гостиной, рассматривая знакомый интерьер.

– Потому что я выполнила твое желание, – девушка выдержала паузу. – Я убила Терезу. Два с половиной часа назад.

Теперь понятно чья квартира горела. Следы заметала!?

Призрак задумалась, а потом весьма изящно опустилась на софу напротив Виты.

– Тогда слушаю тебя.

– Алисия, у меня есть к тебе просьба, – Соколова склонила голову к плечу. – Мне нужно узнать все о тех, кто занят поставками СБДМ. Я хочу искоренить это.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

Боязнь быть заживо похороненным