книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Фиктивный брак

Юлия Павловна Олофинская

Глава 1

Мужчина стоял со стаканом виски в стороне от шумного сборища народа. Как же он ненавидел это позёрство, устраиваемое его отцом, чтобы доказать и показать всем свой статус: статус отца человека, который был главой крупной корпорации и сильным мира сего, теневым мэром соседствующего городка, его… Он – его сын, виновник этого «торжества», человек, ненавидящий всех этих прихлебателей, предателей и жополизов.

Но статус обязывает! Статус велит появиться на этом мероприятии.

– Гера, ты чего завис? – мужчина, стоящий рядом с ним, помахал перед его глазами ладонью, словно проверял на вменяемость.

– Отвали, Дэн, тошно мне! Заебала вся эта мутотень!

– Что, папаша еще не подходил? Смываться рано?

– Угу, еще как рано. Как минимум час торчать с этим отребьем, – Гера ухмыльнулся другу и сделал большой глоток из стакана.

Денис был его другом детства: вместе росли, вместе учились, вместе взрослели, все делали вместе. Вот и сейчас в его бизнесе, в его жизни Денис занимал не последнее место. Когда кругом столько предателей и лгунов, доверять можно только самому близкому человеку. Для Геры таковым являлся Дэн.

Сосед по месту дислокации по-дружески похлопал мужчину по плечу и посоветовал держаться.

А что ему оставалось? Сбежать он мог, как и проигнорировать приглашение отца, но за этим последовало бы еще больше проблем и геморроя. Плавали – знаем!

Он, конечно, не тот юнец, что был 5 лет назад, когда смерть любимого деда перекроила его судьбу на «до» и «после», как, впрочем, и отношение отца к нему.

Гера тряхнул головой, сбрасывая воспоминания – ни к чему хорошему эти розовые сопли не приведут. Он привык смотреть только вперед, никаких оглядок назад, никакой жалости и сочувствия, только вперёд, к цели – любыми путями. Именно это качество сделало его жестким и беспринципным человеком, именно это качество не позволило ему потерять все, именно это качество поспособствовало его крутому подъему. И он до сих пор на этой вершине, и падать с неё не собирался. И за всё это он должен благодарить своего усопшего деда! Именно он открыл в Гере это «волшебное» качество!

Делая еще один глоток из почти опустевшего стакана, Гера заметил женщину, которая разговаривала с его отцом. Стройная, в длинном платье, рыжие волосы, пухлые губки, округлая грудь и попка – вполне милое создание. Не видел он её раньше на подобных мероприятиях, иначе бы трахнул.

Женщина мило беседовала, отец поддерживал её за талию. «Уж не любовница ли она его отца?» – пронеслось в голове у Геры. От этой мысли внутри все похолодело, и Гера опустошил бокал. Слегка поморщившись от напитка, он еще раз взглянул на парочку: «А у отца вкус вовсе не дурён». Пусть этот вывод мужчина сделал только по данному эпизоду, ведь иных любовниц отца он не видел или просто не обращал на сей факт внимание. Он никогда не имел тяги к личной жизни своего родителя. Их с матерью отношения и личная жизнь никогда не интересовали Геру. Он прекрасно знал и видел, что родители еле терпят друг друга, так что наличие любовников и любовниц было очевидным фактом. Но никто не акцентировал на этом внимание. И опять же, все эти метаморфозы произошли после смерти деда.

Этот старый кардинал своей кончиной положил начало мощным изменениям в укладе их семьи и не только их.

Гера всем своим видом показывал, что нахождение здесь его тяготит (это мягко сказано!). С каждой минутой, проведенной в этом месте, он становился мрачнее тучи и злее. Алкоголь не приносил должного расслабления, не притуплял, он сегодня на него вовсе не действовал: то ли от напряжения, то ли от малого количества выпитого. Гера сейчас хотел только одного – смотаться из этого ресторана, подальше от всех этих людей.

– Сын, как я рад тебя видеть. Мне очень приятно, что ты ни один мой прием не пропускаешь!

К Гере подходил довольный, как обожравшийся сметаны кот, отец. Выглядел он хорошо: спа, массажи и дорогие пластические хирурги делали свое дело на отлично. Наверное, с некоторых ракурсов отец смотрелся как сын, по возрасту. Оба выглядели лет на 40—45. Но если для отца это комплимент, то для Геры нет: в 30 лет выглядеть на 40 – это плохой показатель.

Вид улыбающегося родителя, который вот уже несколько лет все никак не может отточить свои актерские способности, у Геры вызывал рвотный рефлекс. Но рядом с отцом семенила очередная старая грымза-попрошайка и Гере пришлось натянуть на лицо улыбку.

– — Отец, организация, как всегда, на высоте, – проговорил Гера, обнимая отца.

– Если увижу хоть одно фото в СМИ, интернете или в ином месте – денег больше не получишь, – прошипел мужчина, похлопывая отца по спине в знак приветствия.

Отец незаметно кивнул и продолжил этот спектакль.

– Разреши представить тебе Ларису Константиновну Голубеву, учредителя Благотворительного фонда для обездоленных пенсионеров.

Гера перевел взгляд на старую жабу, стоящую рядом с отцом. Дамочка даже не скрывала своего алчного взгляда – значки € в глазах.

– Очень рад знакомству, Лариса… как Вас там, – выдавил из себя Гера.

– Ой, а я-то, как рада. Наш фонд помогает пожилым людям, от которых отказались родные. Их так много, и мы стараемся каждому помочь. А это требует финансовых затрат, знаете ли. А ведь старики – это тоже люди. Им требуется забота, еда, крыша над головой, небольшие радости жизни.

Гера участливо кивал пылкой речи старушки, изо всех сил старающейся выглядеть дорого и богато, но всё равно воняющей нафталином.

После пятиминутной тирады, которая и не думала заканчиваться, Гера уже зло бросал взгляды в сторону отца. Тот, понимая всю остроту проблемы, постарался остановить и увести старушку, но та вцепилась в руку Геры и продолжала свой монолог.

Гера вырвался из цепких старушечьих пальцев, прорычал:

– Я не мешок с деньгами для Вашего хосписа. В этом году по муниципальной программе деньги вам были выделены. Куда они пошли? Может, если не хватает денег, организуем проверку?

Бабулька заткнулась и ретировалась с такой скоростью, что отец и сын диву дались.

– Это было…

– Грубо, я в курсе. Еще раз меня позовешь на эту сходку – я сделаю так, что стыдно будет не только за эту выходку.

Отец стоял и смотрел на сына, словно на врага.

– Ты мне должен!

– Что я был должен, я отдал сполна. Ты не бедствуешь, живешь не на пенсию, как завещал дед. Ты имеешь всё, что хочешь, я оплачиваю любой твой каприз, любое твое желание, хоть и не должен этого делать. Так что заткнись!

– Ты еще пожалеешь об этих словах! Горько пожалеешь!

Гера развернулся и направился к выходу. Разговор с отцом его бесил. Да, его бесило всё, что связано с отцом. Он посмел ему угрожать. Впервые в жизни отец решился на угрозы. А это непозволительно никому, отцу тем более. Слишком это далеко зашло. Но нужно быть готовым ко всему – отец не так прост, как хочет казаться, поэтому нужно просто быть в курсе всех его шагов, действий, звонков. Отец не из тех, кто молча проглотит обиду. Значит, выкинет что-то пакостное!

Озабоченный своими мыслями и разъяренный поступком отца, Гера не заметил, как наступил на что-то. Треск рвущейся материи и женский вскрик вернул его в реальность.

– Боже, я порвала это чёртово платье, – услышал он тоненький женский голосок.

– Не хер раскидывать свой шлейф по всей лестнице. Напялила длинное платье, так, твою мать, придерживай!

Женщина стояла и смотрела на грозного мужчину. Смотрела и молчала, точнее, она опешила от напора и грубости, исходивших от Геры.

– Что уставилась? Иди попроси любовника – купит новое. Насосёшь! – добавил Гера, выплевывая весь свой яд. Он узнал эту женщину. Это она мило улыбалась и позволяла его отцу обнимать себя за талию.

Женщина поспешила ретироваться с пути этого неотесанного хама. Вступать с ним в перепалку она посчитала совершенно бессмысленным занятием, которое было ниже её достоинства.

Глава 2

– Вот хам и гаденыш, – подумала Кира, осматривая масштаб бедствия с платьем. Шлейф, конечно, был порван, ведь этот дегенерат наступил на него. Конечно, доля её вины тоже присутствует. Она реально забыла, что у платья длинный шлейф и его не мешало бы приподнять. Но и ему не мешало бы хоть изредка смотреть под ноги, иногда опускать свою задранную до высот голову.

Мужчина был симпатичен и статен. Даже отвратительный характер не мог скрыть его мужскую красоту. И если бы не его хамоватая манера общения, повод для более близкого знакомства с этим красавчиком был просто шикарным. Тем более что мужчина ей понравился.

Кира терпеть не могла эти мероприятия, но, к сожалению, условия её брачного договора были прописаны более чем конкретно. Условия! Этот брак был… А чем он был? Ошибкой? Не совсем – она тоже была в выигрыше от этого брака. Тогда чем же?

Она пять лет соблюдала условия брачного договора, не проштрафилась ни разу, ведь иначе она теряла всё и даже больше. Год. Остался всего один год и всё: условия считаются исполненными. Но этот последний год давался ей не очень просто.

Свёкор в последнее время стал очень интересоваться её жизнью и их отношениями с его сыном: пошли расспросы, нелепые приглашения, догадки. Единственное, что её спасало, это то, что она большую часть времени жила за границей, в особняке своего мужа. Мужа… которого она не видела 5 лет. Да и в момент самой свадьбы она его не видела и не знала.

Муж. Мужчина-хам. Зачем она их вспомнила в один момент? Муж. Пусть он существовал на бумаге, официальной бумаге, но Кира его боялась. Никто не знал о её браке, никто. Родителей нет вот уже 7 лет, подруг тоже не водится, а делиться мыслями и проблемами с чужими людьми не было смысла. Остался всего один год, и она станет свободна от этой тайны, от этого мужа, от всего этого! В Испании, где она проводила большое количество времени, за ней уже год как ухаживает русский эмигрант Даниил. Возможно, после окончания всей этой эпопеи с браком она и захочет какого-либо продолжения с Даниилом, но не сейчас – условия договора более чем суровые!

Вместо воспоминаний о Данииле в её голове всплыл образ мужчины-хама, его суровые карие глаза, его статный образ. Кира аж зарычала от своих мыслей.

– К черту тебя!

– Разговаривать с самой собой, Кирочка, – это некрасиво, – раздался голос свёкра.

– Ой, Виктор Ильич, не заметила Вас. Вот, наступила на платье и порвала, лестница…

– Не упала? Не ушиблась?

– Нет, что Вы. Спасибо за беспокойство.

– Сына видела?

Кира растерялась. Сына. Боже, вот что ему ответить?

– Конечно. У него всё хорошо, он убежал уже. Опаздывал на другую встречу, – проговорила Кира, стараясь сделать свою ложь более похожей на правду.

– Да-да, он что-то такое говорил. Давай, чтобы ты не скучала, мы завтра утром с тобой кофейку попьем?

– Завтра я, к сожалению, не смогу, – отнекивалась Кира от внезапного приглашения. – Я, с вашего позволения, пойду, может, застану Геру дома, хоть повидаемся перед поездкой.

Свёкор мило улыбнулся, погладил её по голове и ушел в зал, где были все гости.

– Бесит! Всё бесит! – пробурчала Кира, отрывая мешающий шлейф от платья и сбегая по лестнице вниз, прочь из этого заведения, подальше от этих людей.

Глава 3

Гера с утра был не в духе. Не удивительно! После таких новостей еще хорошо, что он не убил кого-нибудь!

– Ты где? Давай быстрее в офис. Да насрать, ты мне нужен сейчас! – кричал он в свой мобильник человеку на том конце трубки.

Через 15 минут в кабинет влетел запыхавшийся мужчина.

– Штрафы оплатишь сам! Приспичило ему видите ли!

– Давно ты обращаешь внимание на ПДД? – мужчины пожали друг другу руки в приветствии.

– Валяй, что стряслось на этот раз. Кого грохнуть?

– Отъебись, Дэн, со своими шуточками. Найди мою жену. Срок – до вечера, – с этими словами Гера швырнул Денису папку с документами.

– Кого? Ты бредишь? Принимал вчера что?

– Не беси меня, лучше делом займись.

– Не сдвинусь с места, пока не пояснишь. Что нахер за жена?

– У меня был фиктивный брак, для наследства деда.

Мужчина присвистнул.

– Ох, и полны вы сюрпризов, Астанин Георгий Викторович. И кто у нас счастливица? И какого рожна её искать нужно?

– Сегодня мой папаша решил пойти ва-банк. Хорошо Вартанян начеку и слил мне информацию о готовящемся интервью моего родителя. Так вот, он там решил языком почесать о наследстве, которое при помощи фиктивного брака я забрал себе и распоряжаюсь им. Обидели законного наследника! Решил о беде своей во всеуслышание сказать, крикнуть натужно! Условие завещания деда – моя женитьба. Только выполнив его, я становлюсь единственным наследником дела деда и его состояния. Я исполнил его волю. Срок моего брака должен быть 6 лет, остался год этому фарсу, и папаша решил открыть свой поганый рот!

– А он в курсе твоей… женитьбы.

– Да, в курсе. Я же предоставлял и жену, и свидетельство о браке, когда в наследство вступал, видел бы ты тогда лицо моего родителя. Девчонка всё это время хорошо справлялась – всем родным говорит о счастливом браке, живет за границей и мало где светится.

– Ну, так сам и найди её, жена как-никак. Тем более знаешь, где она живет.

– Нашел бы, если бы знал, где она. В коттедже её нет, говорят, в России где-то.

– И? Пропала?

– Говорю же – брак фиктивный. Нашел «колхоз», расписались и всё. Я и не помню её, если честно: ни имени, ни лица – ничего. Осталась только бумажка – свидетельство на память.

– Ох и умеете вы удивлять и ставить задачи.

– Найди эту жену, мать её. Из-под земли достань, но сегодня вечером она должна быть здесь, – с этими словами Гера запустил стакан, стоящий на столе, в стену. Звон бьющегося стекла наполнил кабинет.

Глава 4

Найти жену! Легко было это сказать. Денис просматривал списки пассажиров авиарейсов, так как в пяти квартирах Астанина жены не было и в помине, гостиницы о такой барышне не слыхивали. Имущества же на Астаниной Кире Евгеньевне не числилось никакого. Как, впрочем, и на девичьей фамилии, тоже пусто, родных нет. Прям глушняк какой-то.

Жена… смешно сказать, у Геры есть жена. У Геры… У того, кто женщин использует лишь для удовлетворения своих целей и потребностей, который пользуется ими ради удовольствия, которого ни с одной бабой нельзя было увидеть дважды… Жена. Пять лет женат!

Вот же!!!

Стоп, Астанина…. Кажется, нашел: фамилия, имя, отчество – всё сходится, номер паспорта тоже. Улетает дамочка, значит, обратно в Испанию. Рейс через 2 часа, из Шереметьево. Не успеет, времени совсем мало, ему через весь город гнать. Вот же чёрт!

– Задержи рейс на Барселону в 16—00. Сочтемся, – все просто и лаконично, один звонок. Человек прекрасно понимал, что по пустякам его не потревожат. Значит, Астанину крупно что-то нужно. Дэн знал, кому звонить и какой рычажок дернуть в том или ином случае. Этому человеку он позвонил, будучи твердо уверенным: вопросов не последует, а поручение исполнится четко и грамотно. Не подкопаешься.

Самолет начнут медленно готовить к рейсу, может, что-то найдут – множество вариантов решения проблемы. Но это не его дело. Он сейчас должен использовать полученное время правильно. Денис прыгнул в свой джип и погнал. Гера был прав: ПДД его мало интересовали – отмажет, если что!

Значит, загадочную жену зовут Кира… Посмотрим на выбор друга.

***

Её рейс задерживали. Говорят, идет подготовка воздушного судна. Что ж, придется ждать.

В Испании её встретит Даниил. Он частенько её встречает, иногда устраивает прогулки, развлекает, ухаживает. Вот и сегодня он встретит и повезет на набережную, просто прогуляться. Купит хворост Чуррос и апельсиновый сок – всё, как она любит. Это так мило!

– Астанина Кира Евгеньевна, подойдите к информационной стойке Аэрофлота, – раздалось в громкоговорителе. Это её пригласили или у неё галлюцинации?

– Повторяю, Астанина Кира Евгеньевна…

Её. Странно… Что могло случиться? Кира летела без багажа, с ручной кладью, в которой была одежда да косметика – значит, вопрос был не в багаже. В голове мысли крутились с бешеной скоростью, пытаясь определить причину такого сообщения.

Около информационной стойки стоял какой-то мужчина, но Кира не особо обратила на это внимание и, подойдя к свободному окошку, обратилась к девушке:

– Добрый день, по громкой связи сказали, чтобы я подошла к Вам. Я – Астанина.

Девушка, к которой обратилась Кира, перевела взгляд на мужчину – его заметила Кира, подходя к информационной стойке.

– Добрый день, Кира Евгеньевна, – мужчина обращался явно к ней и не спеша подходил ближе.

– Мы знакомы?

– Нет, но думаю, что это можно с легкостью исправить. Тем более учитывая все обстоятельства. Меня зовут Денис, я работаю на Астанина Георгия Викторовича.

Кира отшатнулась от произнесенного имени. Кровь отхлынула от лица, перед глазами резко потемнело, и чтобы не упасть, девушка вцепилась в стойку.

– Георгий Викторович просил привести вас к нему.

Кира молча кивнула, сжав пальцами рук виски, чтобы унять пульсацию в них и немного привести себя в чувство.

Пять лет тишины, и вот этот день настал. Георгий Викторович – её муж, после многогодового молчания решил вспомнить о своей жене.

Денис подал ей руку, видя её состояние. Обнять жену своего босса и друга он не решился. Гера все-таки в гневе был страшен и горяч. Уж ему-то этого ли не знать.

– Спасибо. Сейчас я приду в норму. Просто неожиданно всё это, – оправдывалась Кира за своё недомогание. Мужчина же пожал плечами и, галантно придерживая её под локоть, стал двигаться к выходу.

– Моя сумка! – воскликнула Кира. Сумку она поставила на пол рядом с информационной стойкой, когда подошла.

– Прости, сейчас захвачу. Я уточнял – багажа у тебя нет.

– Багажа нет, а вот сумку нужно прихватить.

Денис поднял с пола сумку и, продолжая придерживать Киру, продолжил движение к выходу из Аэропорта.

Мыслей о побеге не возникало вовсе, ведь не было для того веских оснований: договор со своей стороны Кира не нарушала. При нарушении условий договора с ней бы действовали совершенно иными методами. Какова причина этого внезапного порыва ко встрече? В то, что её муж соскучился по жене, Кира не верила вовсе: такой человек, как Георгий Викторович, не страдает меланхолией. Больше верится в то, что он решил открутить ей голову.

Кира следила за жизнью мужа из новостей в СМИ, чтобы знать, что отвечать, если вдруг спросят. Ведь для всех они женаты, хоть об этом браке знают только 3 человека.

Денис открыл перед Кирой дверь автомобиля, галантно приглашая сесть. Автомобиль был дорогой, черный, весь блестел от полировки. Кира в марках автомобилей не особо разбиралась, но этот визуально ей понравился: лаконичный, без углов (обтекаемый). Машина выглядела дружелюбно: не огромная, не рубленная топором и не устрашающего вида.

– А можно мне спереди сесть, не могу на задних сиденьях ездить – укачивает, – попросила девушка.

Денис хмыкнул, но исполнил просьбу Киры. Когда девушка села, мужчина захлопнул дверь автомобиля, убрал сумку в багажник и плюхнулся на водительское сиденье.

– Что ж, поехали потихонечку, – усмехнулся он, резво срываясь с места.

Денис летел, словно за ними гнались. Пару раз Кира порывалась спросить, куда они так спешат, но передумывала. Сосредоточенное и решительное выражение лица Дениса не располагало к вопросам. Он вел автомобиль быстро, лихо маневрируя между другими участниками движения. Это у него получалось очень ловко, словно играючи.

Денис был светловолосым высоким мужчиной, лет 35 на вид, практически столько же, сколько и её мужу. Они даже чем-то были похожи: решительный взгляд, волевые черты лица. Конечно, все это первое впечатление, возможно, характеры у них разные.

«Интересно, а какой у моего мужа характер: сильный и властный? А может, он бывает нежным и ласковым? А каким он будет, когда меня увидит?» – мысли скакали в голове у Киры. Она сама не понимала, по какой закономерности они там генерятся. Но с каждой секундой их становилось всё больше и больше.

Чтобы избавиться от этих мыслей, Кира откинулась на сиденье и закрыла глаза. Просто ни о чем не думать, просто ни о чем. Испания. Даниил. Вот бы сейчас туда. Но Гера. Гера снова внес сумятицу в её жизнь, равно как и пять лет назад.

Глава 5

Она шла по вечернему проспекту и наслаждалась летним вечером. Сессия позади, очередная сессия, значит, она на еще на один шаг приблизилась к своей мечте – мечте писать. Писать свои истории, рассказы – она с детства любила это делать. У неё уже целое собрание сочинений можно было издать, если все её записки оцифровать и собрать в единый комплект. До чего же сегодня был хороший день! Кира улыбалась и разглядывала витрины магазинов, мимо которых проходила, наслаждалась зеленью деревьев и травы, яркими красками цветов.

Её родители, если бы были живы, гордились бы ею. Гордились бы её успехами: окончание школы с золотой медалью, поступление на бюджетное место в университет, который входил в 10 лучших вузов в мире, все её успехи от сессии к сессии. Она закончила второй курс, в её зачетной книжке были одни пятерки. Пусть её дразнят заучкой и ботаном, но у неё есть цель. Цель!

Сильные мужские руки зажали ей рот и приподняли от земли. Она старалась кричать, брыкаться, но её, словно пушинку, засунули в машину и всё. Всё. Сердце провалилось в пятки – такое с ней не может происходить в действительности. Не может! Такое только в книжках да в кино бывает.

Машина была большая, тонированные стекла, черный кожаный салон. Как только она очутилась внутри, сработал центральный замок, который заблокировал двери.

– Вы меня убьёте? – дрожащим голосом спросила Кира.

Мужчина на переднем сиденье повернулся к ней и заговорил:

– Если будешь себя хорошо вести – нет. Даже в прибыли останешься.

– Изнасилуете?

– Чего? Дура что ли? Для таких целей проститутки есть, нахрена статью на себя вешать. Тем более тебя трахать – не особое удовольствие: ни сисек, ни рожи.

Кира нервно сглотнула.

– Поехали. Просто едем, а я здесь разрулю, – мужчина обратился к водителю, которого Кире не особо было видно. А вот её собеседник был достаточно красивым мужчиной.

Машина тронулась с места. Её куда-то повезли. Ужас накрывал с головой, сердце готово было выпрыгнуть из груди.

– Не трясись ты, я же сказал, что никто тебя трогать не будет. Вопрос почти на миллион. Готова выслушать? Ты в сознании?

– Готова, да, – отозвалась дрожащая Кира.

– Паспорт есть с собой?

– Что? Вам паспорт мой нужен? И за это вы мне миллион дадите?

Мужчина засмеялся – такой раскатистый смех, он обволакивал, возбуждал. Пусть бы он не прекращался.

– Нет. Не только паспорт. Мне нужно, чтобы ты вышла за меня замуж.

Кира вытаращила на мужчину глаза, в них застыл немой вопрос, который даже не требовал озвучивания, так как легко читался по выражению её лица.

– Брак фиктивный, сроком на шесть лет. У тебя будет все: деньги, тряпки, жилье, одним словом, все. Но для этого нужно будет выполнить все условия договора, брачного договора.

Вот это поворот. Ей предлагают деньги за фиктивное замужество? Это действительно с ней происходит? Какая-то «Доярка из Хацапетовки» прям!

– Вы не шутите?

– Твою мать, а похоже, что я шучу! Давай решай бегом, времени нет особо! – мужчина выходил из себя.

– А если, а если я откажусь? – поинтересовалась девушка.

– Ну, тогда я сделаю всё то, что ты предположила в самом начале, – оскалился мужчина.

– Значит, выбора-то у меня особо нет.

– Да это у меня выбора особо нет, что пришлось тебе такое предлагать. А у тебя выбор есть: либо деньги, либо… нет!

Кира просто недоумевала от такого расклада: брак с незнакомым человеком. С первым встречным. С первым встречным… а что, если он врет. Вот как это проверить?

– А какие гарантии?

– Чего? Гарантии? Ты о чем?

– Ну я выйду за вас замуж, а вдруг вы преступник, долгов куча или еще что похуже?

– О Боже, женщины, как же вас понять?! Чего ты боишься? Долгов, криминала? И долги есть, и криминал имеется. Всё? Теперь полегчало?

Нет, ей вовсе не полегчало. Что за идиотская ситуация – замужество, фиктивный брак. Да кто он такой, почему именно она! Неужели баб мало?

– Ты еще раз подумай, я дам тебе все: деньги, после брака – положение в обществе. Шесть лет – не такой уж большой срок! Да и брак у нас фиктивный, будешь жить в Испании, меня видеть не будешь, максимум раз в год на каком-нибудь мероприятии, а может, и вовсе не будешь лицезреть! Что ты ломаешься?

– Почему я? Вот почему именно я достойна такой «чести»?

– Да ни почему! Просто мимо шла, вот и получилось так! Черт, только что узнал, что покойный дед наследство мне всё отдаст, если я женюсь до 01 июля этого года! Сука! Времени сутки! Сутки! Кого я искать должен? Вот подвернулась ты, просто мимо шла, у меня нотариус в соседнем доме, я от него шел, а тут ты! Давай не ломайся!

– Так не поженят же сейчас! Мы без записи, время, да и другие причины!

– Ты идиотка? Говорю же – деньги! Они любые двери открывают, а уж ради счастья молодых – так и подавно! Паспорт доставай и пошли, я так понимаю, ты согласна!

– У меня институт! – пискнула Кира.

– Сейчас?

– Нет, я учусь вот, не могу в Испанию.

– Оттуда учиться будешь, а хочешь, там поступишь и доучишься в Испании. Заграничный диплом и все дела! Ну? Шевели давай своими пальцами, доставай паспорт.

Их расписали через 10 минут, поставили штамп в паспорте, выдали Свидетельство. Астанина. Теперь она замужняя дама, с новой фамилией и новым… мужем. Георгий. Мужа зовут Георгий. Гера. Ему очень шло это имя – такое волевое и сильное, как и он. За ним реально – как за каменной стеной, не пропадешь. Он защитит! Кира верила в это, ей очень хотелось в это верить.

Дальше было все суматошно. Гера вручил ей все бумаги, рассказал про условия договора: много нюансов было. Обещание свое он сдержал частично: из института ей пришлось уйти – фамилию светить нельзя. Зато она перевелась в университет в Испании не без помощи Геры. Закончила его. Стала, конечно, не филологом, переводчиком, но это не помешало ей продолжать писать. В Испании она выпустила первую книгу – на русском и на испанском языках под своей девичьей фамилией (фамилию мужа светить нельзя было!). Профессия переводчика пользовалась спросом, да и связи мужа помогали – Кира не бедствовала.

За эти пять лет мужа она видела только в тот вечер, в день замужества. И всё. Фиктивный брак.

Глава 6

О, ну конечно, где же еще можно было иметь офис Астанину Георгию – только в «Москва-Сити»! Только в этом районе! – пронеслось в голове у Киры, когда Денис остановил машину у самого высокого здания. Сколько стекла и бетона! Какая громадина!

Офис Геры действительно был в одной из высоток «Москва-Сити», на 57 этаже. Точнее, не офис – весь этаж был в его распоряжении, офисы же были разбросаны по пяти этажам ниже.

Денис сопровождал Киру до кабинета Геры. Уже перед дверью он спросил:

– Готова?

Кира молча кивнула. Денис распахнул дверь и сделал приглашающий жест. Девушка шагнула в кабинет.

Гера сидел в кресле и смотрел в окно. Его не было видно из-за огромной спинки кресла, но Кира чувствовала его присутствие.

– Добрый вечер, Георгий Викторович, – произнесла девушка.

Кресло повернулось, и она увидела перед собой мужчину-хама со вчерашнего вечера.

– Вы? – вскрикнула Кира.

Гера её тоже узнал… любовница отца, та курица, которая не умеет носить длинные платья.

– Добрый вечер… эммм… кхм… – замешкался Гера, пытаясь вспомнить имя своей жены.

– Меня зовут Кира, – напомнила девушка свое имя, видя, что Гера его не может вспомнить.

– Точно, Кира, – буркнул мужчина. Кира. Как он мог забыть, хотя чему удивляться – он её не знает, видел один раз в жизни, нахрена запоминать то, что может не понадобиться никогда в жизни. Кира. Редкое имя. Ей оно очень даже шло.

Девушка была миниатюрной: красивые длинные рыжие волосы, серые глаза, маленький носик, но вполне пухлые губки. Роста она была тоже не особо большого, но к своему телосложению очень даже гармонично подходящему. Миниатюрная, с небольшими чертами лица. Хотя… с первого дня знакомства появилась и попка, и грудь. Неужели сделала? Однако таких трат он не помнил. Он четко следил, куда Кира тратила его деньги, точнее не понимал, почему она их никуда не тратит! А попец и грудь видимо отрасли за пять лет!

Кира, значит. Точно, любовница отца. Та самая, кого папенька любя приобнимал на этом вечере. Уж не по этой ли причине он решил рот свой открыть? Не Кирочка ли чего рассказала по своей наивной простоте?

Кира видела, как менялось выражение лица Геры: если вначале он просто её разглядывал с любопытством, то потом появилась морщина на лбу, муж нахмурился, видимо, мысли не совсем хорошие его посетили. Чтобы снять с себя груз ответственности, девушка решила объясниться с мужем:

– Я добросовестно исполняла все пункты договора, что были оговорены. Нет причины меня выдергивать, ничего не нарушено, – Кира стояла и смотрела на Геру. Пусть она и видела его не в первый раз, но эти пять лет стерли из памяти его образ. Фотографии в газетах и интернете не передавали тех эмоций, которые она испытывала сейчас, глядя на него.

– В договоре не были предусмотрены шашни с моим отцом и твои откровения о нашей свадьбе, – рыкнул в ответ Гера.

– Если вас не было всё это время рядом, то какое вы имеете право обвинять меня в том, чего не было и чего вы не знаете?

– Не было? Вчера ты так мило ворковала с моим отцом, что сейчас он трубит на всю страну о нашем фиктивном союзе! Откуда это? И о каких доказательствах он кричит на всех углах? – Гера уже не сдерживал свои эмоции, которые явно били через край.

Кира недоуменно смотрела на мужчину и не понимала всех этих претензий.

– Да я-то откуда знаю! Ваш отец – вы и разбирайтесь, – не сдержалась она.

– А ты – моя жена, вот я и разбираюсь. Ты же прекрасно понимаешь, что можешь лишиться всего, все пять лет на смарку.

– Мне не за что оправдываться. Моей вины нет никакой, я четко исполняла условия договора. А вот вы могли бы и подумать хорошенько, прежде чем делать такие скоропалительные выводы. Пять лет я вела себя примерно и тут вдруг решила взбрыкнуть, за год до окончания этого фарса? Я что, по-вашему, полоумная? – Кира решительно напирала на Геру, отстаивая свою точку зрения и свою, как ей казалось, правду. – Решайте свои проблемы с отцом без меня, пять лет вы же как-то справлялись.

Кира решительно развернулась и направилась к двери. С неё хватит, второй день он ей хамит, обвиняет в том, чего она и думать не помышляла. До чего извращенная у него фантазия! Девушку переполняли эмоции, но она только лишь фыркнула на всю эту ситуацию.

– Далеко собралась? – грозный голос мужа остановил её, – мы ещё не всё обговорили.

– По-моему, вы как раз наоборот, всё для себя решили!

Гера подошел к Кире и приподнял её голову за подбородок, глядя на её миловидное личико.

– А ты изменилась.

– Пять лет прошло. Да и сомневаюсь я, что ты меня запомнил, раз вчера не узнал вовсе, – Кира закусила губу. Она прекрасно понимала, что последняя фраза и к ней применительна, ведь и она хороша – аналогично не узнала мужа.

Да, Гера помнил ту, которой испортил вполне неплохое вечернее платье, которое, к слову, очень даже шло девушке в тот вечер.

– Я компенсирую… эммм… кхм… ремонт платья.

– Спасибо, но вы уже компенсировали и далеко не ремонт.

Гера улыбнулся. Конечно, компенсировал, его жена купит новое красивое платье, которое не будет уступать этому. Его жена. Что ж, он не против такой компенсации. Совсем не против. Ему вдруг захотелось вместе с ней выбирать эту компенсацию, возможно, и не платье вовсе. Может, нижнее бельё. Оххх, и понесли его мысли. Гера почувствовал, что в паху стало тесно. Мысль о его жене в нижнем белье возбуждала, причем неплохо так возбуждала. Нужно срочно менять тему разговора, а то он может и не сдержаться.

– Кира, вернемся к нашей проблеме, – с этими словами Гера приобнял девушку за талию и усадил на стоящий неподалеку диван. – Я, по всей видимости, немного себя накрутил, немного преувеличив твои взаимоотношения с моим отцом, но, поверь мне, для этого у меня есть причины. Отец решил показать общественности факты, которые говорят о фиктивности нашего брака. Если ранее я ошибочно подумал, что в этом замешана ты, то теперь я думаю… нет, я уверен и вовсе не думаю, что такой расклад выгоден и тебе, поэтому предлагаю объединить усилия в опровержении слов отца.

Вот это он переобулся! Как ловко он сейчас выкрутился! Это же надо, так красиво все обставить, что его обвинения – это такая незначительная оплошность, он просто немного – о да, именно немного! – ошибся. Девушка мысленно поаплодировала Гере за находчивость.

А каким голоском он все это произносил! Кира посмотрела на своего мужа – сейчас перед ней сидел не грозный воротила бизнеса, не холодный и колючий вчерашний хам, а абсолютно живой, нормальный и вовсе не устрашающий человек. Таким она его видела впервые, даже в их первую и единственную встречу он не был таким, хотя и грозным воротилой пять лет назад он тоже не был.

Глава 7

– Рассказать? А что он хочет рассказать-то? – недоумевала девушка.

– Хм, ну, предположим, он решил обвинить меня в фиктивном браке. Сказать публике, что я – лгун и мошенник, нечестным путем получивший наследство деда, которое должно быть его. А ты – моя подельница, которая согласилась за деньги сыграть роль моей супруги.

Кира смотрела на Геру и понимала, что это не шутка. Теперь становилось ясно и понятно рвение свекра к их семье, все эти расспросы. Да и становилось понятно его приглашение на утренний кофе. Уж не на оглашение ли этих самых фактов он её звал?..

– Гера, а когда он хочет всё это рассказать?

– Мне сказали, что интервью запланировано на завтра, на 10 утра, – Гера посмотрел на Киру, у которой кровь отхлынула от лица, – с тобой всё хорошо?

– Он меня позвал, – прошептала девушка.

– Куда?

– На это самое интервью. Вчера на вечере после того, как ты порвал мне платье, он подошел и пригласил меня на чашечку утреннего кофе. Завтра.

Вот же сукин сын! Эффект неожиданности хотел сделать, чтобы Кира растерялась и выдала то, что он хотел услышать. Да и участие в интервью было бы нарушением брачного договора, далее расторжение брака и аннулирование завещания. Но об условиях брачного договора отец не мог знать! Совпадение или…

Гера задумался: слишком много совпадений, слишком много. Где-то он что-то упускал, причем не хило так упускал, раз отцу удалось такой ход продумать и практически реализовать. Нужно было действовать срочно и более продуманно, главное, не вспугнуть отца. Или еще более крупную рыбу, которая за ним стоит, которая дает эти «мудрые» советы и дергает за веревочки. Н-да, недооценил он папашу, недооценил.

– Он знал, что ты улетаешь?

– Нет. Я не особо распространяюсь о своих передвижениях и делах вообще.

– Где твое барахло?

– Что? – Кира была удивлена резкой переменой темы разговора, впрочем, как и сменой настроения мужа.

– Вещи твои где?

– Вещи дома, в Испании, я там живу и…

– Да чемодан твой! Что мне твои вещи-то!

– А, я без багажа, у меня сумка в машине у…

– Понял, – не дал ей договорить Гера.

Он достал из кармана брюк мобильный телефон, сделал пару манипуляций и прислонил трубку к уху:

– Сумка у тебя? Отлично. Перебрось её в мою машину.

– Со мной теперь поживешь, – Гера уже закончил разговор по телефону и обращался к ней.

– Но…

– Без «но». Сделаем этот брак реальным, а не фиктивным.

Кира замолчала, уставилась на Геру и не смогла вымолвить ни слова. «Сделаем брак реальным» – он серьезно? Реальным? Боже, что этот мужчина задумал?

– Опять молчишь, как и вчера.

– Вчера я не посчитала нужным вступать в диалог с хамом, а сейчас я не понимаю вашего порыва и не знаю, что ответить.

Гера неожиданно засмеялся. Его жена только что обозвала его хамом.

Кира смотрела на мужа, он её завораживал, притягивал своей мужской красотой: темные короткие волосы, карие глаза, высокий лоб, нос картошкой – всё в нем было гармонично и красиво. А его губы – слегка припухлые, причем нижняя губа гораздо объемнее верхней, так и манит втянуть её в свой ротик. Он ей нравился. И это её пугало.

Глава 8

На встречу со свёкром Кира отправилась с согласия Геры. К слову сказать, в тот день она сделала практически всё, что он сказал, переехала к нему в квартиру, выслушала рассказ Геры об основных событиях «их» супружеской жизни этих пяти лет. Событий было не много, тех, что касались их обоих, в основном, Гера делал акцент на своих достижениях в бизнесе, которые нужно было считать их семейным успехом. Ведь Кира, как любящая жена, всегда и во всем поддерживала и поддерживает своего мужа.

– Ты должна знать про мою интрижку с одной дамочкой, – промычал Гера.

– Что, прости? – переспросила Кира.

– Ну, у меня случилась год назад интрижка с одной дамой.

– О как! Я, значит, выполняю условия договора, а ты гуляешь направо и налево, – выпалила девушка. Не сказать, что данная новость была чем-то новым для неё. Конечно, она подразумевала, что Гера не хранил ей верность все эти годы, но сам факт его признания был не очень приятен. Одно дело догадываться, совсем другое это услышать. Тем более от своего мужа.

– Ревнуешь, – усмехнулся Гера. На его губах играла улыбка, глаза задорно блестели.

– Я? Ревную? С чего бы? Просто считаю это нечестным.

– А, ну да, конечно. Не ревнуешь, – теперь он уже не выдержал, засмеялся в голос.

Кира же просто фыркнула. Её уличили в ревности. Да и кто уличил – её объявившийся муженек! Муженек.

Именно в этот момент ей действительно захотелось сделать их брак реальным. С таким-то мужем. Он ей нравился, понравился еще тогда, пять лет назад, а сейчас он возмужал, повзрослел, стал более… прекрасным и желанным. Кира смущалась от своих мыслей. Нет, она вовсе не была ханжой и девственницей, которая от слова «член» падает в обморок. Нет. Но не факт, что от вида его члена она в обморок не упадет. А посмотреть хочется на него всего, не только на отдельные части, а целиком на него – её мужа, законного мужа.

– Кира, как я рад, что ты не отказала старику в этой встрече, – Виктор Ильич обнял свою невестку, целуя в щеку в знак приветствия.

Они встретились в 9—30 утра в кафе. Утром народу было немного, если быть точными, народу не было, кроме них двоих.

– Да, рейс отменили и мне пришлось изменить планы. Да и побыть с семьей всегда приятнее, – отозвалась Кира.

Виктор Ильич был одет в строгий костюм, весь с иголочки, не знай Кира, к чему он готовился, можно было бы подумать, что свёкор просто сошел с ума, вырядившись в парадный костюм для утреннего кофепития с невесткой.

– Ой, а вы так шикарно выглядите, у вас после какая-то встреча? – Кира решила просто сыграть в «блондинку».

Глаза свекра забегали, словно его поймали с поличным, но спас его посторонний мужчина, который зашел в кафе и направился к их столику.

– Доброе утро, – поприветствовал незнакомец Киру и Виктора Ильича.

Виктор Ильич встал со стула и пожал мужчине руку, обернувшись к Кире он наклонился к ней, чтобы что-то сказать.

Кира почувствовала сильную хватку его пальцев на своей руке и около уха раздался шепот:

– Сиди смирно и будь хорошей девочкой, а иначе сгною тебя за решеткой за твою аферу с моим сыном и вашу махинацию с завещанием, – глаза старика горели ненавистью и злобой, но на лице красовалась милая улыбочка.

– Но мне… – Кира не хотела просто так сдаваться, в конце концов свёкор обманом её заманил сюда.

– Заткнись и делай, как я скажу. Это репортер, мы сейчас дадим небольшое интервью, и ты исполнишь свою роль в нем. Просто расскажешь о фиктивном браке, скажешь, так мол и так, брак фиктивный, вместе не живем и дальше что угодно.

– Но…

– Ты что думаешь, я идиот. Ты в глаза не видела моего сына. Ты его и узнать-то не сможешь из нескольких, кстати, этот фокус мы и продемонстрируем. Это-то и станет доказательством вашего фарса.

Кира видела решимость в мужчине, ровно, как и одержимость. Одержимость уничтожить своего сына любыми путями, любой ценой.

– Это же ваш сын, – прошептала женщина.

– Это же огромные деньги, – парировал свёкор, давая понять свои приоритеты.

Виктор Ильич пододвинул свой стул ближе к Кире, чтобы, по всей видимости, контролировать её слова, действия, да и просто с целью контроля ситуации. Журналист сел напротив них, спиной к входной двери кафе, достал диктофон и блокнот.

– Думаю, что вы не будете против записи, – улыбнулся мужчина. Виктор Ильич кивнул в знак согласия, а мнения Киры особо никто и не спрашивал.

– Итак, Виктор Ильич, начнем с вас. Поведайте нашим зрителям, читателям и слушателям, что же сенсационного вы хотели рассказать.

– Скажу коротко: брак моего сына с этой дамочкой, – мужчина указал на Киру, – является фиктивным, следовательно, мой сын завладел наследством незаконно и…

– По закону завещание должно быть аннулировано и наследником становитесь вы, как и было написано в документе.

– Да, всё так. Моя невестка любезно согласилась прийти и подтвердить мои слова. Она может доказать, что брак фиктивен, они не живут с моим сыном всё время их супружества и она его даже не знает.

– Можете доказать? – с воодушевлением спросил журналист, предчувствуя сенсацию.

– Конечно, – не унимался Виктор Ильич. Он разложил перед Кирой шесть фотографий мужчин.

– Покажи фото твоего мужа. Докажи, что я лгу, если сможешь, – тон был приказным, жестким, у девушки аж мороз прошел по коже от настроя свёкра.

Глава 9

Кира смотрела на фотографии. Боже, мужчины были все разными: блондины, брюнеты, лысые, одна фотография даже рыжего была. Типаж, строение тела тоже были различными. На лице Киры невольно расплывалась улыбка. Вот мужчины и есть мужчины, немного не догоняют: типаж-то у мужчин с фото был различный. Только ведь найти нужно сына Виктора Ильича, а с его типажом совпадал только один мужчина с фотографии – Гера.

Кира тянула время, смотрела фотографии, выбирала, брала в руку и задумчиво вглядывалась с образ, краем глаза наблюдая за злорадством свёкра и нетерпением журналиста. Выждав положенное время, она взяла в руку фотографию мужчины и произнесла:

– Вот мой муж – Астанин Георгий Викторович, вот его фото, а вот и он сам.

К их столику подходил улыбающийся Гера собственной персоной: он был бесподобен в обычном джемпере и джинсах, от него исходила такая уверенность, такой секс, что Кира невольно задрожала. Задрожала в предвкушении его прикосновений и поцелуя. Да-да, поцелуя. Ей срочно захотелось ощутить его губы на своих, почувствовать его вкус.

– Привет, отец, – Гера кивнул в знак приветствия родителю.

– Привет, милая, – это уже было сказано Кире. Он обнял девушку и поцеловал. В губы. Не просто прикоснулся, а поцеловал, проникая языком в её рот, заставляя раскрыться и прижаться к нему всем телом.

– Простите за опоздание, Кира мне вчера сказала о встрече, но я и не думал, что здесь будет еще кто-то. Намечалось же семейное утреннее кофепитие или я не прав? – Гера бесцеремонно дразнил отца, вызывая его на эмоции и на признание о его задумке дать интервью.

– А кто вы? – Гера уже обращался к журналисту, садясь за столик ближе к Кире, приобнимая девушку за талию, прижимая к себе. Гера пристально смотрел на журналиста и ждал, ждал реакции от него или от отца, кто первый не выдержит.

– Я.. я… я.. – замялся журналист, медленно забирая со стола диктофон и пряча в карман. Но блокнот уже был в руках у Геры и тот бесцеремонно читал записи.

– Ой, как интересно. Фиктивный брак, слова отца и выбор фото. Доказательство.

– Милая, надеюсь, что ты выбрала правильное фото. А эти архаровцы, видимо, массовка твоего выбора? – Гера указал на разбросанные по столу фотографии.

Кира улыбнулась, кивнула головой в знак подтверждения слов мужа и продемонстрировала Гере свой выбор.

– Фи, папА, мог бы и лучше фото взять. Я жене такие фото стараюсь не показывать, ну, кадр, можно сказать, совсем был неудачным. Ракурс не тот. Да и в принципе всё фото не ахти какое.

Кира смотрела за всем происходящим и наслаждалась моментом. Гера всё делал так непринужденно и так правильно. Он не был груб, не хамил, но в его голосе было столько силы, столько уверенности, что некоторых из присутствующих это сильно раздражало.

– Ну что ж, господин журналист, простите, не знаю вашего имени, давайте поговорим, раз ради этого вы сюда пришли, пригласили моего отца и вытащили из моей теплой постели мою жену. Не пропадать же усилиям!

– Я… я хотел бы узнать о бббраке вашем, – заикался бедный журналист, отвечая на вопросы Геры. Ему очень хотелось просто не проснуться в этот день, он хотел сейчас сидеть дома или просто спать дома. Но волею судьбы он здесь, рядом Астанин Георгий, который не очень, точнее, совсем не очень рад всей этой ситуации.

– Хм… о браке. Папа, и ты об этом хотел узнать, я правильно понимаю?

Виктор Ильич был багровым от ярости, на скулах желваки ходили ходуном, всё тело было напряжено и натянуто, словно струна.

– Молчание – знак согласия. Что ж, умерю ваше любопытство, расскажу. Мы живем вот уже пять лет в браке, немалый срок, многое у нас бывало: и ссоры, и примирения, но мы вместе, как вы могли это заметить, и любим друг друга, – с этими словами Гера снова привлек Киру к себе для поцелуя и припал к её губам. Он целовал, сминая её губы, руками ласкал её спину, прижимал к себе. Во рту у неё хозяйничал вовсю его язык, устраивая танец страсти и желания. Кира невольно застонала, Гера подхватил её стон, простонав в ответ.

– Что ты лжешь! Она в Испании живет, а ты!.. – Виктор Ильич не сдержался. – Они просто устроили какой-то цирк с этой демонстрацией любви и страсти, с этими поцелуями.

– И что? Ей нравится там. Это запрещено? Нет! – Гера отстранился от Киры, продолжая придерживать девушку за талию, и парировал отцу, – или всё-таки запрещено, а? – теперь уже Гера обращался к журналисту.

– Нет, – промычал тот в ответ на вопрос Астанина-младшего.

– Вот, папа, слушай, человек говорит, что это не запрещено. Что еще вас так интересует в моей личной жизни?

– Да ты запугал её, ты шантажируешь девчонку, – не унимался родитель.

– Хватит, – рыкнул Гера, вставая со стула, – я не намерен здесь трясти своим нижним бельем. У меня с женой нормальный и здоровый брак, официальный брак и любое вмешательство в него я не потерплю. Все уяснили?

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.