книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Кира Кумирова

Убить Блогера

Пролог


История записана по воспоминаниям и с

разрешения Тимура Градова.

Имена участников событий, а также адреса и названия

объектов изменены по соглашению сторон.

Приглашение

Вы получили приглашение от компании «Квест-Тур» принять участие в уникальной игре, которая пройдет на территории французского замка «Летьёр»!

Пять команд из разных стран, пятнадцать участников и уникальная возможность пережить новый опыт, прославиться, стать первым, кто увидит и пройдет наш квест!

Призовой фонд победителям миллион евро!

Стать участником?

(сделайте ваш выбор в игре)

Да                              Нет

Комната 1                          Комната 4

Комната 1 В прихожке


Алиса бросила равнодушный взгляд на приглашение. «Может, согласиться на квест?» – прикидывала она, продолжая прокручивать бесконечный список входящих писем в почте, – «уверена, пригласят только самых популярных блогеров. Может быть Вару или Софи? Но только бы не Гюстава! Уж точно там будет Мара Капур, наверное, уже придумывает, как потратит денежный приз…»

Алису утомляли бесконечные запросы и коммерческие предложения от рекламодателей. Пусть с её почтой разбирается ассистент. На что из многообразия согласиться, а кого проигнорировать. За неделю в ящике накопилось более пяти сотен писем, давно надо было нанять себе помощника. Алиса точно знала, как только вернется в Москву, найдёт ассистента!

Не знала она лишь одного, согласие любого из тех, кто получил приглашение пройти квест, повлечет за собой последствия, от которых будет зависеть чья-то жизнь.

И не одна.

Алиса Петровская одинаково ловко владела как правой рукой, так и левой. Сегодня утром ей в голову пришла неожиданная мысль, – вот бы большие пальцы на руках стали длиннее и увеличились на одну фалангу. Будущее человечество, ту часть, что развивается по эволюционной теории Дарвина, получит такую возможность. Вероятно, через сотню тысяч лет, если к тому времени все не начнут общаться телепатически, нашим потомкам будет удобнее пользоваться своими смартфонами.

Обезьяне потребовалось 5 миллионов лет, чтобы начать ходить прямолинейно. Некоторые ученые полагают, что через тысячу лет средний рост человека будет составлять два метра, продолжительность жизни 120 лет, а доминировать начнут темнокожие расы с длинными конечностями. Длинные конечности очень были нужны сейчас Алисе, и она прилагала все усилия к ускорению эволюции, как прочие миллионы людей, ежедневно тянущие свои Digitus Primus1 по диагоналям экранов смартфонов, и как же часто им не хватает этой дополнительной фаланги для полного контроля происходящего на экране. Рассуждения о будущем человечества настигли Алису за чтением любопытной статейки в Живом Журнале, не статьи, а именно статейки.

Какой-то фрик позволил себе поиздеваться над блогерами. Он разделил их на девять категорий и выставил в неприглядном свете.

Было понятно, сам автор проводит в онлайне тысячи часов, долгие годы и давно следит за объектами своих насмешек. Статья называлась «Адстаграм и его девять кругов юзеров». Автор подписался ником Герр Шмидвассенубернах.

Алиса мысленно посылала автора на последний слог его фамилии, жалея потраченного времени на его писанину. Лучше бы он больше книг читал, чем, собственно, она собиралась заняться, возвращаясь к бумажному чтиву, продолжая чиркать отметки на полях. Пытаясь сосредоточиться на книге, она в третий раз перечитывала один и тот же абзац. Но мысли не слушались. Опять и опять она думала про инстаграм… про «адстаграм».

«Да что вообще этот фрик знает про блогеров?» – негодовала она и крутила свой айфон, зажав его между пальцев. Так ковбои когда-то крутили на руке свои магнумы, подростки спиннеры, она же наловчилась вращать «оружие» современности.

Русский язык не может правильно перевести значение слова «Follower». Простой «подписчик», такое определение даёт словарь. Как на газету подписаться или на рассылку рекламы, ожидая, что прилетит купон на скидку.

Но Follower переводится куда как глубже, это «образ жизни», «принятие». Такой человек становится вашим последователем, учеником, сторонником, тем, кто благодаря вам получает знания, информацию, возможность общения, ну и приносит доход, конечно, как любой адепт любого учения.

В инстаграме последователю даже не нужно ничего покупать, только посещать и лайкать, а спонсоры подтягиваются вслед за статистикой.

Но пусть молодежь особо не обольщается, не каждому дано стать блогером.

Чтобы получить аудиторию, нужно дать ей то, чего у нее нет. А для этого блогеру нужны деньги. У кого есть деньги в период жизни от 16, в тот период, пока есть силы и совсем мало обязательств?

У Алисы все было с рождения; зачем работать если родоки переводят на карту пару миллионов на карманные расходы.

Талант, пожалуй, единственная вещь, которую не купить на e-bay, не украсть и не вызубрить. Можно пойти на курсы фотографии и выучить, что диафрагма – это не мышечная перегородка в теле, а пластина оптического прибора. Или ГРИП – это не болезнь, а глубина резкости. Как говорила подруга Алисы, «что генами не вложено, книжкой не вобьёшь».

Талант похож на особое чутье, на волшебство. Это он помогает увидеть ракурс, поймать эмоцию, смотреть на мир под правильным «уникальным» углом.

Алиса знала, что она хороший блогер. У нее был талант, деньги и бесконечная тяга к экспериментам и приключениям. Она не смогла причислить себя ни к одной из девяти категорий Герра Шмидвассенубернаха, считая себя от части хозяйкой инстаграмной вселенной России.

Ей повезло родиться в правильной семье с правильными генами. Алиса все имела с рождения, она не знала другого и всегда получала, что хочет. Все давалось ей легко с первой попытки, все хотели с ней подружиться, стать ближе к ее обществу.

Чтобы она не попросила или не произнесла, все было уместно, все исполнялось. Стоило только ей распахнуть бесконечную синеву ее огромных глаз с толикой зеленых вкраплений, ее прихоти сбывались, ей было невозможно отказать. Кто способен взять и отказать красоте или деньгам?

Алиса давно поняла, красивым живется легче. Богатым еще легче. Красивым, богатым и умным живется как Алисе.

У ее отца неплохо получалось управлять чередой бизнесов. Семья имела полный шаблон,– квартиры, машины, яхты в Ницце, дома в Лондоне, Майями, Куршавеле. Её отец менял любовниц по сезону, – мулатку летом, шведку зимой, и обзавелся парочкой отпрысков на стороне.

Мать Алисы, желая выглядеть моложе своей восемнадцатилетней дочери, регулярно натягивала «глаз на жопу», закачивая коллаген во все доступные ему места. Силикон в грудь, филлеры в щеки. Жаль нет такой специальной жижи для мозгов, которая извилин прибавляет. Алиса бы подарила ей безлимитный сертификат.

Она никогда не была близка с родителями. Как можно быть близкой с кем-то, когда с пяти лет одиннадцать месяцев в году живешь в школах пансионатах на окраинах Британии или Женевы. Все ее подруги по колледжу вели похожую жизнь, были взрослее своих лет, умнее сверстников, самостоятельнее большинства «взрослых».

Алиса вертелась около зеркала. Она никак не могла принять решение, – что скажешь, Брит? Может одеть синий костюм? Бежевый цвет сделал меня похожей на стебель полыни! – Она бросила взгляд на свою соседку, вряд ли та вообще знает, что такое «полынь». Брит позволялось жить здесь не как «подруге», а как болтливому попугаю. Алиса нуждалась не только в цифровых комментариях, но в живом восхищении.

Брит уселась на широком подоконнике, прислонившись спиной к стеклу, разглядывая Элис (так Алису звали все её англоязычные друзья). Она опиралась уличными кроссовками о спинку белоснежного дивана. Глубоко в своем подсознании, Брит хотела продемонстрировать этим наглядность их отношений. И диваном была Брит, о которую Элис не сказать, что вытирала ноги нет, ее обувь всегда была начищенной и новой, но её миниатюрные босоножки и брендовые подошвы ступали по людям, не различая дорога это или чья-то голова. Элис никогда не сворачивала с прямого пути. Сколько раз Брит исполняла роль «страшной» подружки для фотосессий Петровской. Страшной…Брит выглядела великолепно. Высокие скулы, раскосые глаза, она была амбассадором йоги и снималась для каталогов нижнего белья. Но Элис… Элис!!! Брит никак не могла разгадать секрет безупречности этой русской девчонки. Она понимала, не все решает внешность, иногда важнее аура, что-то не осязательное, к чему невозможно прикоснуться. Никто не понимал этой особенной тайны в Алисе. Она прочитала мысли подруги. Краем глаза в отражении зеркала Алиса видела свой белоснежный Alison plus и ноги Брит на белоснежной обивке.

Брит просто вредничает напоследок, она не умеет ни быть, ни казаться, такая всегда будет топтаться в средничках.

Брит, отпила кофе, размышляя не пролить ли случайно его, продолжая злорадствовать в мыслях, – «везёт же! Худая, весь жир в жопу и сиськи уходит!» – да она завидовала Алисе, её совершенной кожей, тонкому носу между высоких скул, пухлым манко приоткрытым губам. Ее не портили даже чуть крупные передние зубы, а ключицы выступали тонкими волнами, плавно и симметрично, как лепка Барокко в Рундальском дворце. Алиса олицетворяла куклу Барби до эпохи толерантности в Mattel.

– Ты загорела, Элис, оставайся в бежевом. Синий цвет только подчеркнет твои синяки после прощальной попойки!

Айфон Алисы звякнул смской.

– Машина, – перекинув вьютоновский рюкзачок через плечо, Алиса чмокнула воздух в сторону подруги, так она обычно прощалась со своими собаками, выходя за дверь.

– А tout a ler mon ami2 – Брит подскочила с места, делая напоследок их прощальное совместное селфи.

– Счастливо, Брит. – Алиса махнула длинной белой гривой и исчезла за дверью.

Брит не хотела заходить в инстаграм. Она держалась уже два часа, просматривая отсутствующим взглядом электронные страницы журнала.

– Да к черту! – она вошла в свой аккаунт @princess_brit и скорее перешла к Алисе @alice_eternity999. Счетчик фоловеов исчислялся более, чем двумястами миллионами. Все эти люди каждый день просматривали аккаунт Алисы.

– Как!? Ну как ей это удается? Сохранять такой интерес к себе? – Брит открывала новые сторис Алисы.

В машине та стянула бежевую толстовку, осталась в бельевом бра на широких бретелях. Под спортивными брюками оказались микро-шорты из последней спортивной коллекции Виктории Сикретс. Она сбросила спортивный костюм на пол и разлеглась на заднем сиденье лимузина, снимая себя для сторис.

Брит запустила айфоном в кресло напротив, волнуясь все же, чтобы тот не расколашматился. Еще через десять минут она отправила сердечки просмотренным видео, но Алиса их даже не заметила.

В квартире пахло цветами. Центр стола в гостиной украшала огромная ваза, больше похожая на ванную. Тысячи белых пионов сверкали искорками бликов на кончиках, покрытых сусальным золотом, лепестках.

Алиса знала, они от ее брата, – Натанчик, ты не забыл. Обожаю пионы, – она выдернула один цветок, вдыхая яркий аромат. Вокруг никого не было, Алиса говорила сама с собой. Квартира пустовала, кроме охраны и дворецкого, никто не встретил её на пороге, никто ее не ждал. Иногда ей казалось, она существует только в пиксельном мире внутри своего айфона.

На балконе Алиса закурила тонкую ментоловую сигарету, посмотрела вниз. Тридцатью этажами ниже несётся черным потоком город, огибая бетонные скалы-дома, плывут красные реки стоп огней.

Она обернулась на окна, – темно, тихо, мрачно. Алиса бросила в бездну белый бутон пиона сорта Кундред, размером с две ее ладони. Цветок исчез в темноте, растворился во мраке, словно, никогда не было его в этом мире. Никто не заметил его полет.

Раскинув руки в стороны, Алиса облокотилась спиной о перила балкона, прогибаясь назад. Она перестала касаться пальцами ног холодной плитки. Светлые волосы трепал ветер. Он гнал локоны вверх, застилая ей обзор звездного неба рвущимися прядями. Красные стоп-огни машин горели теперь над ее головой кровавым созвездием, а стук сердца в ушах отсчитывал секунды.

Голова кружилась от Просекко, тяжесть и тленность наполнили ее тело, хотелось уснуть и взлететь над этой красной рекой… Алиса напоминала пришпиленную к бархату иголкой бабочку. Балансируя над пустотой, она висела на перилах коромыслом, не придумав ничего лучше, чем выйти в прямой эфир. Эфир закончился, не успев начаться, сильная рука сжала ее запястье, вторая подхватила между тонких лопаток, резко подбросив вверх над перилами, возвращая на мраморный пол. В глазах Алисы прыгали черные точки, в ушах звенело. Она сидела, распластавшись на согнутых коленях, опираясь руками перед собой. Адреналиновый всплеск колотил по ее сердцу. Волосы спутанными локонами упали с плеч до поясницы. Она подняла взгляд на недовольное лицо своего телохранителя, тот набросил Алисе на плечи пиджак.

– У меня сегодня день рождения, Володя. Ты не знал? Мне стукнуло восемнадцать. И никого. Я нужна миллионам там, и никому здесь. – Она вздохнула, глядя на него огромными глазами снизу вверх, – народ, Володя. Пусть вокруг будет народ, я не могу одна. – Она оттолкнулась от пола, скользя носками по плитке, и скрылась под навесом, где отправила электронный приглос в группу вотсапа своим избранным, своей свите.

Володя поднял с пола сброшенный ею пиджак, нахмурился. Частокол морщин отбрасывали тень до его густых бровей, он окинул быстрым взглядом пропасть города под патио, и зашагал следом за своим объектом.

– Гонку красит финиш! Так что, давай, делай свою ставку или проваливай! Тебе тут не школьные посиделки! – Натан смотрел на последнего оставшегося за столом игрока своим фамильным острым прищуром. Сегодня тремя часами ранее в спортивном зале этот вояка, Тимур Градов, вышел с ним в бой на спаринг. Спустя двадцать минут впервые в жизни Натан Петровский испытал новые для него эмоции, – разочарование, обиду и горечь поражения. Он никогда не проигрывал на ринге! Возможно, победы одерживал не он сам, а его фамилия. Неважно! Как этот Градов посмел зарядить ему левым хуком!? До крови! Перчатка рассекла бровь, теперь точно шрам останется!

Этого типа́, Тимура Градова, Натан заприметил полгода назад. Парень держался особняком, долбил грушу часами, как одержимый, всегда взлохмаченный и замкнутый. Петровский видел у него раны огнестрела, то ли воевал, то ли бандюга. Решил присмотреться. Сегодня бой был проигран, и предложение партии в покер стало своеобразным возможным реваншем для Натана.

– Отвечаю, два миллиона. – Тимур бросил черные фишки, не поднимая взгляда. Он не увидел, как острый подбородок Натана вытягивается еще дальше, а его узкие, всегда сощуренные глаза, лезут на лоб, украшенный сегодня парой швов и коричневым пластырем.

Натан откинулся на спинку стула, махнул грудастой барманше, обслуживающей их приватный рум, показывая жестом, чтобы добавила на лед вискаря.

– Охренел!? Заливать тут! – Натан оглядывался на своих соратников, те кивали в знак согласия с Петровским и бросали на Градова уничижительные взгляды. Пара девушек из компании снимали видео. – Нет у тебя двух лямов! На кону двести косарей, не блефуй, ты обычный тренер или кто там…манагер среднего звена! У вас шо, бонус пожизненный сегодня? – Он заржал.

– Пасуй или отвечай.

«Спасовать!» под камерами прямых эфиров для Натана было равносильно второй затрещине за этот вечер. Этот Градов мог бы пригодиться ему на Квесте. Как бы так сделать, чтобы он поехал с ними? А еще надо уговорить Алису. Натан десять раз уже отправил ей напоминалки, но она как отрезала, что не будет ничем заниматься, не примет сама никаких решений, пока не наймёт ассистента. Нет у нее, видите ли, времени одну кнопку в письме нажать, играть или не играть в супер-квест! Всего-то делов! и тогда его осенила гениальная мысль. Он не спасует, – напрашиваешься… гони деньги на стол! – Натан нервничал, он резко сбросил скользящие по его светлым волосам и ласкающие плечи, руки безымянной подруги, всех их он называл «Наташами», – пошла прочь!

– Держи. – Тимур швырнул ключ с четырьмя кольцами на брелоке. – Так, что?

– Это не бабло, это бартер! – Он испытующе таращился на без эмоциональное лицо Градова, – а, что за день-то сегодня!? Ладно! Отвечаю, – на стол полетел айфон. Чеканя звонким зигзагом, остановился на горе фишек.

– Его цена стольник.

– Да, а вот это стоит два миллиона. Сам смотри. – Тимур взял включённый телефон, на экране открыто приглашение на вечеринку к Алисе Петровской, вся Москва знала ее, по инстаграму, конечно. Не лично.

– Моя сеструха по отцу! Одна фотка с ней и завтра у твоих дверей будут коробки локситана и рубашек Boss плюс приглосы в жюри какого-нибудь Камеди Клаба, ну?

– Идёт. – Тимур вернул трубку на кучу купюр и фишек.

– Ты идиот!? Как-бы ты потом с этим Петровским расплатился? Брелоком от ауди с авторынка без ауди? Купи с лейбаком Мазерати, чего мелочиться! Поставишь на кон миллионов шесть другим разом!? – Рома носился по квартире, схватившись за рыжую голову. Если бы Тимур проиграл, им пришлось бы отдавать два миллиона Натану! – И ты бы бросил на стол не брелок, а свои органы! Которые далеко не все даны человеку по паре! – Не унимался Рома, не находя себе места, то сядет за компьютеры, то опять побежит следом за другом, – ты что, ты причесываешься!? Впервые вижу, как ты свою копну мучаешь!

– Не кипятись, я знал, что делаю. – Тимур приглаживал водой непослушные волосы, второй рукой рылся в тумбочке в поисках ножниц.

– Манкюрны́е ножницы!? – Рома не мог вспомнить точное название девчачьего девайса, завалявшегося на самой нижней полке.

– Маникюрные…

– Опоили…Что они с тобой сделали, Тим? Где мы и где твои Петровские!? – Рома плюхнулся раскисшим киселем на свое поношенное кожаное кресло напротив четырех навороченных мониторов ноутбуков. Они как раз и стоили пару миллионов по прикидкам Тимура. Ну, этот вариант был на самый крайний случай. Тимур знал, у него надежная комбинация. Натан во всем переоценивал себя, всегда, считал, что лучше других. Даже в покере, имея пару десяток, Натан делал вид, что у него флеш рояль. Его оппоненты сторонились именитого соперника, сбрасывая карты. В спаррингах с Петровским ни у кого не хватало силы духа «набить морду» сынку, чей отец спонсирует спортивный клуб и платит им зарплаты. Вероятно, и бонусы «моральную компенсацию» в случае «проигрыша». Поражение тоже можно монетизировать.

– Они из дугой жизни, не из нашей! – Рома вспомнил, как в живую увидел Алису Петровскую. Эта волшебная встреча, перевернувшая его жизнь, случилась примерно год назад, когда она приехала на московский чемпионат поболеть за брата. Рома стоял на ресепшене, выдавал ключи и полотенца спортсменам. Так он встретил годом ранее Тимура. Тот вышел в клуб тренером и поинтересовался, не сдает ли кто из ребят жилье или может соседа ищет. Роме нужны были деньги на новое оборудование, и он с радостью согласился сдать одну свою комнату в и без того съемной квартире лучшему борцу Москвы Градову.

Рома был уверен, прекрасная Алиса Петровская никогда в жизни не удостоит взглядом такого тихоню, рыжего, конопатого и невысокого парня, как он. Наверное, к ней мыть окна нанимаются качки из подтанцовки Тодеса, ведь такую красоту должна окружать равная красота. И тут произошло вовсе абсолютное волшебство. Она уронила перчатку…

Рома несся от ресепшена, оттолкнув со своего пути парочку других претендентов, поднял с пола, отряхнул и протянул ей нежную замшу, – здравствуйте… вы уронили перчатку…

– Да, я заметила, – она улыбнулась и протянула руку, вытягивая из его пальцев свою перчатку. Замша обожгла кожу Ромы огнем и льдом.

– Простите, пол у нас не покрыт красной дорожкой, парни говорят, это не по-спортивному.

– Вы спортсмен. Шахматы?

– Международный мастер, все точно! – Он покраснел как рак и молился всем богам, чтобы не заикнуться, не поперхнуться, не хрюкнуть, и не упасть в обморок. Влажные от страха руки спрятал в карманы. – Я веду в клубе бухгалтерию, сайт, налоги, всего по немного, разбираюсь в компах, не в спорте, нет. Зато могу взломать хоть Пентагон! Только он мне не нужен совсем. – Он понимал, что несет полную чушь. Алиса улыбалась ему, кивая в такт словам. Ему показалось даже, что подмигнула, хотя его воображение могло дорисовать сей факт. Она пожелала ему получить звание гроссмейстера однажды, – может быть, мы с вами, однажды, сыграем партию?

– Не кипятись, Ром, я еду к Алисе, вот мой билет, меня добавили в ее чат! В этом списке всего сто имен на всю Москву!

– Тебе что, нужна коробка лакситана и рубашка Boss? Или тебе она нужна?…

Тимур направился к лифту, захлопывая дверь. Рома увязался за другом на улицу. Градов подошёл к десятилетнему опелю с поцарапанным правым боком. Он завел мотор, вставляя в замок зажигания ключ на брелоке от ауди, – перед Петровской открыты все двери, любого клуба, она знает людей, а моя цель передать демо диджеям в светской тусовке.

– Нужен ты им, этим диджеям, как собаке пятая!? Еще портрет предложи нарисовать её, художник! Как ты только в армию попал с такой тонкой душевной организацией? В тесте Роршаха3 увидел пушистых розовых котят, танцующих джигу?

– Говоришь, как бабулька! Семок подкинуть? – Тимур захлопнул дверцу. Они разговаривали через открытое ветровое окно, – она меня не знает, а я знаю про неё всё. Даже лучше, чем она сама.

– Чувак, тебя не контузило случаем? Наймись бодигардом к ней, твои бойцовские навыки она оценит, не спорю. – Рома усмехнулся.

– Я могу представиться кем угодно. Могу быть сыном поэтессы, например. А что? Богатые во все времена уважали бедных интеллектуалов.

– Поэтессы!?… – Рома ржал, свернувшись калачиком, обхватив себя под ребрами, – да ты больше похож на сына бетономешалки!

– Шок – хорошая реакция! Главное вызвать первоначальный интерес!

В двухэтажной квартире работал стробоскоп. Музыкальный бит вибрировал по венам Тимура. Он прошел уже несколько комнат, больше похожих на залы музея современного искусства. Яркие оранжевые стены украшали картины в стиле кубизм, которые весьма оригинально сочетались с неоновой подсветкой и бархатными фиолетовыми диванами. Квартира выглядела как закрытый ночной клуб для своих, присутствующие курили кальяны, фланировали с фужерами, общаясь в группах по интересам, на него кидали удивлённые взгляды, «что за чужак?» Тимур никого не знал, и никто первым не спешил начать с ним диалог. Он набрел на барную стойку изо льда. На поверхности подавали Кристалл и морских гадов в раковинах всех форм, в круглых, вытянутых и каких-то колючих.

– Икра морского ежа, – подсказал бармен, заметив нерешительный взгляд Тимура. Он протянул гостю шампанское в бокале, имитирующем бутон лилии, вместо ножки крученый стебель из богемского стекла с зелеными листьями. Тимур крутил в руках несуразицу «бокально-чашечного» дизайна. Такой даже на стол не поставишь без ножки…

Вкус икры морского ежа его не впечатлил, сладкий, липкий, холодный. Выплюнув деликатес, он вышел освежиться то ли на балкон, то ли на веранду? А как можно назвать помещение размером с волейбольную площадку под открытым небом? Девушки прыгали в джакузи топлес, обливали себя из бутылок Маётом, кучка парней курили самокрутки, рассматривая происходящее.

Тимур обошёл жилище Алисы уже в третий раз, самой хозяйки нигде не видно. Он успел избавиться от цветочного фужера, пихнув его в вазу с пионами, когда его окрикнул Натан.

– Тим, ну, идём. Карточный долг – дело святое! – Натан подошёл к своему недавнему сопернику за покерным столом, – ты хоть кто? Чей? Откуда?

– Просто назови ей мое имя, дальше я сам.

– Самостоятельный… – Натан уже запросил своих эсбэшников собрать информацию по этому вояке. Ничего интересного в его биографии для Натана не оказалось. Два боевых ранения, заочный универ, работа айтишником в среднестатистической конторке. Они спустились вниз, прошли через открытую кухню, сворачивая разными мелкими коридорами, – потайной путь в ее зимний сад. Народу сюда вход воспрещен.

Натан шел по огромной террасе мимо кустов с живыми пионами редких сортов, он пояснял Тимуру по ходу, – она их коллекционирует. Вот эти сорта Элис Хардинг, помешана сеструха на своём имени. А вон там победители разных премий. Видишь те белые, Эльза Сасс, помню их, заказывал сам в Миннеаполисе. Золотая медаль АмОП4 им семьдесят лет назад была присвоена. Эти бордовые называются Гефестос, чемпионы 2017. В Орегоне их выращивают гектарами, – он позвал сестру, – Лисёнок, ты здесь? Привёл тебе кандидата, пообщаешься? – Алиса стояла спиной к ним. Она давно услышала трескотню брата. Тимур рассматривал ту самую Алису. Её длинные ноги казались бесконечными на тонких золотых каблуках, воздушная белая блузка с открытой от шеи до поясницы спиной держалась на паре тонких бретелек, она сама напоминала цветок пиона. Поворачивая голову, она подняла плечо вверх, касаясь его подбородком, её ресницы опустились вниз. Тимур увидел знакомый ему профиль. Какая она была красивая, грациозная, легкая. Алиса неспешно поворачиваясь к ним.

– Привет, сестренка! Знакомься, Тимур Градов, мой коришь из бойцовского клуба! Он бы пригодился нам на игре в квест, как думаешь? Вдруг физическая сила понадобится! Ты, кстати, не затягивай с ответом, квест уже через месяц! Ну а дальше сама решай, сработаетесь или нет. – Натан хлопнул Тимура по спине и вышел из сада, закрыв за собой прозрачную дверь. Алиса раскинула в стороны руки, облокачиваясь на перила позади себя, она рассматривала кореша своего сводного брата, что она могла сказать о нем? Лет двадцать, одиночка, широкие плечи, высокие скулы, мог бы моделингом заняться, но думает, что призирает мир гламура. Грубый дровосек, пересмотревший в детстве Рэмбо. Тимуру казалось Алиса слегка переигрывает. Она шла к нему медленно двигая головой на тонкой длиной шее, как речная черепаха в аквариуме. То ли его рассматривает, то ли сама позирует каким-то невидимым фоторепортерам. Алиса приблизилась на расстояние вытянутой руки, изучая его взгляд. Она прочитала силу, страсть, потерю и вину, колоссальное чувство ответственности. Он был из тех, кто вечно виноват. Если на улице дождь вместо солнышка, виноват он; принесли салат корн вместо рукколы – виноват он; халтуришь ты, а стыдно ему. Она улыбнулась лишь в мыслях, ни одним мускулом на лице, не выдав своего удовлетворения.

– Случай или судьба? – Спросила она.

– Идеальная случайность, конечно же. – Тимур понял, начинается подобие собеседования.

– ММА или плавание? – Она выпустила струйку дыма и выбросила окурок тонкой сигареты.

– ММА пять лет здесь, и пара на войне.

– Сколько он ставил?

– Отвечал на два миллиона.

Она сделала еще пару шагов к Тимуру, положив руку на его плечо, стала обходить вокруг него, как танцовщица, которая демонстрирует себя и своего партнера. Он не двигался, слыша за спиной равномерный цокот ее каблуков. – Переоценил? Как думаешь? – На ней не было белья под блузкой, ее высокая грудь колыхалась и манила взглянуть намного ниже ее длинной шеи. Тимур не стал, он не отводил взгляда с ее глаз, грустных, но решительных.

– Знаешь зачем Натан привёл тебя? Мне нужен ассистент, разгребать переписки, отвечать агентам. Тебе это нужно? Спортсмену, борцу, военному? Я думала нанять милого парня гея, ты не гей. Но ты и не смотришь на меня?

– Нет, не гей. Все что нужно, я вижу, для этого мне не нужно таращится на твоё тело.

– Вот как, – она приблизилась, положив теперь обе руки на его плечи, – и что ты видишь, солдат?

– Вижу, что ты гипер-самоуверенна и потому бесстрашна до глупости. Еще я вижу, что ты одинока. – Он махнул рукой к верхнему патио, – тебе не нужны эти сто человек, даже на одном с ними этаже находиться не хочешь. Кстати, с днем рождения тебя, – он протянул ей что-то на раскрытой ладошке, – не бренд никакой, но я сам сделал для тебя. – В его руке лежал вырезанный из дерева цветок пиона не больше пары сантиметров в диаметре на кожаном шнурке. Ни с какими другими цветами она не мелькала в ленте, не сложно догадаться, пионы ей, мягко говоря, нравятся. Она взяла этот единственный за сегодняшний день подарок, – и ты всегда будешь моим follower-ом. – Она не хотела говорить «подписчиком». Ей нужно что-то большее. Тимур кивнул, – всегда.

– Тогда следуй за мной. – Через стеклянные двери сада они вернулись в квартиру. Тимур шел за ней мимо анфилады комнат. Алиса свернула в сторону, – мой кабинет, садись. – Тимур сел на удобное эргономическое кресло.

Алиса дернула ручку ящика, на стол полетели ключи, пластиковые карты и айфон. – Этот телефон дубликат моего, в нем все аккаунты и пароли, контакты охраны, водителей, всего штата. Держи еще ключи от квартиры, пропуска от гаражей и банковские карты. Приступать завтра. Согласен? И ещё, – она наклонилась к его щеке, и произнесла тихим голосом, прошептав в ухо. Тимур думал, что читает произносимые ею слова кожей по колышущемуся горячему воздуху на его коже, – я не одинокая, я просто спокойная.

Алиса проснулась в полдень, потянулась руками вверх и в стороны по простыням, она на ощупь искала свой айфон. Открыла календарь, пробежала список дел на сегодня и завтра. Отменила фешн съемку в час дня, подтвердила присутствие на вечеринке в загородном клубе. В календаре с пометкой от Натана «срочно, дедлайн был неделю назад!!!» еще два приглашения ожидали ее решения, первый из них – участие в шоу «Холостяк», второй Квест во французском замке «Летьёр».

– Телек… Кто вообще, верит всему, что по телеку показывают? Срежиссированные, сценарные проекты, все заранее известно! Да и Холостяк у нас в этом сезоне не в моем вкусе, а вот квест, другое дело, пусть ассистент порешает, чего они хотят.

Она перешла в вотсап чат с Тимуром Градовым.

«Тим, добрейшего. Высылаю визитку, узнай у них все про мероприятие Квест-Тур, сроки, условия, ну ты разберешься по ходу».

«Сделаю. Доступ к календарю откроешь?»

«Пардон, график эпиляций и циклов тебе не пригодится»

Тимур ответил одним смайликом с желтой девушкой в розовом.

«Считаешь, я такая фифа?…»

«Этот эмоджи означает Справочное бюро, вообще-то… мало кто знает»

«Думала, ты не такой ботан…»

«Думаю, тебе нужен завтрак с доставкой? Спустишься? Или мне занести?»

«Куда занести?…»

В дверь ее спальни раздался стук и голос из-за двери, – добрейшего и тебе!

– НЕ ВХОДИ! Я… я… не одета! Мне еще нужно…

– Наклеить ресницы, волосы, знаю… Всё на столе, жду! – В дверь с противоположной стороны ударило что-то тяжелое. Алиса бросила кроссовок.

Она спустилась через полчаса, делая вид, что лишь быстренько приняла душ. Влажные волосы закручены небрежной петлей на макушке. Тимур не мог отвести взгляда от небольшого облака коротких волос, что не дотягивались до её пучка, они лежали сзади на шее волнистой завлекалкой. Мягкие бежевые шорты чуть прикрывали нижнее белье, майка оверсайз спадала с одного плеча, на ногах шлепанцы на толстой подошве с пушистой норкой. Тимур включил кофе машину, поставил перед ней огромную чашку с двойным капучино на кокосовом молоке. Алиса отпила, кофе был крепким, как она любила, – у меня был пост и про кофе, которое я пью? И к твоему сведению, – она подошла к нему, усаживаясь пятой точкой на столешницу. Дернув рукой по узлу волос, её длинные локоны упали по оголенному плечу вниз до открытой полоски талии. Алиса перекинула одну ногу через него, усаживаясь напротив и наклонилась ниже к лицу Тимура, воздух от произносимых ею слов конденсировал на щеках, как вчера. – У. Меня. Все. Натуральное. Ресницы, волосы, нос. И, конечно, грудь. А если не веришь, проверь сам. Ну же, или тебе слабо?

– Просишь проверить твою грудь??

– Ты же отличишь силикон от натуральной?

– Любишь провоцировать? А сама не пустила меня в спальню!

– Не из-за себя, дурачок. Может, я была не одна… – Она взяла руку Тимура и положила себе на грудь, держа сверху, чтобы не вырвался, – чувствуешь, надави сильнее. – Еще вчера он хотел только сделать фотографию с Алисой, а спустя сутки сидит на кухне между ее раздвинутых ног, держа за бюст.

– Боги, как мне это развидеть теперь!? – В столовую вошел Натан, он был в серферских шортах до колен и голым торсом, Алиса подмигнула ему, откидываясь на столешницу перед Тимуром.

– Лисёнок мой, да ты ненасытная! Куда пропала из нашей спальни!?

– ЧТО? – Тимур скинул свою руку с ее груди и отшатнулся подальше, опрокидывая стул, – вы что!???

Алиса спрыгнула со стола и подошла к Натану, чмокнула его в щеку, – он мой брат только по отцу. Ты же в доме Алисы…Мы тут все немного не в себе.

– На всю голову по ходу вы не в себе!

Тимур вытряхивал на стол ее карты, ключи, – я не могу, прости, вы слишком… – он подбирал какое-то слово поприличней из неругательных, – эпатажные! – Он хотел пройти между ними, Алиса и Натан стояли, перегородив выход с кухни. Натан придерживал сводную сестру за талию. За их спинами раздались смешки, присев на корточки, в столовую проскользнули две молодые девушки, одна в красном белье, вторая в черном, точнее только в трусах. – О, Натик, играем в лимбо! – Он прогнулись спинами назад под уго рукой.

– Солнышки, возьмите, я там пару бутылок Ботеги оставил, тащите в джакузи, я сейчас! – Черная и красная подружки зашлепали босиком в сторону патио, раздался звук бумбокса.

– Ты опять меня разыграла? – До Тимура дошло, Алиса просто издевается над его доверчивостью.

– Привыкай к ней, Тим! Она перевоплощается как кинозвезда, разводит меня с самого детства. Я уже не ведусь, только подыгрываю! А мне дашь себя потрогать, а? – Он сделал вид, что тянется к ней и тут же получил звонкую пощечину не наигранную, а самую настоящую, – дикий зверь! – Натан побежал дальше к своим подружкам, потирая щеку, – у меня тут парочка прирученных уже плещется! И, систер, дай ответ уже по квесту! Не тяни! Нас там ждать никто не будет, выберут других!!

– Меня будут ждать бесконечно. – Она сейчас, видимо имела ввиду имя своего аккаунта @alice_eternity999.5

Алиса вернулась за стол, на её лице играла чуть заметная улыбка. Очередной раз она убедилась, у людей нет выбора, они принимают поданную им реальность, как истинную, без сопротивлений и вопросов, их умы не ставят под сомнения провокации и абсурд. Что покажешь, в то и верят. Идеальный рецепт успешного блогера. – Ты привыкнешь ко мне, – она вытащила принесенные Тимуром из Кофемании тосты с авокадо. – У тебя есть права категории А? Вечером едем на тусовку!

Рома наблюдал, как Градов рыщет по шкафам. – Слушай, Тимур, ты уверен, что эта дамочка тебе нужна? Пубертат что-ли в голову ударил!?

– Почему ты решил, что я по ней сохну? Она нужна для старта в музыке, смогу отдать свои диски.

– Кому ты врешь, ты не трогал пульт больше года, только с айфоном сидишь, не отрывая башки. Утром сразу в монитор, сразу смотреть их эфиры, сторис, голосования, опросы, кто где, кто с кем, кто в чем. Хочешь стать блогером? Для этого нужны бабки, предки, а лучше предки с бабками, куча времени! Что уволишься, чтобы раскладку носков и шоколадок на ламинате фоткать? Ты же программист! Мы же хотели с тобой возглавить Гугл однажды!

– Ты, Ром может и возглавишь Гугл, а у меня нет такого таланта. Всегда буду средником среди программистов. А, вот! Нашел! Знал ведь, что пригодятся! – Тимур выудил пару запонок с зелеными камнями из коробки с гайками.

– За одно колесо её Харлея будешь платить семь лет!

– Если стукну, с колесом как раз ничего не случится, а вот с рамой, да. И, кстати, я, наверное, действительно уволюсь.

– Что!? Совсем рехнулся! – Рома выкатил глаза от удивления.

– Скорее всего, придется часто уезжать, какая там работа в офисе…

– Сколько она тебе платит?

Тимур уставился в айфон, – мы о таком еще не говорили.

Рома скривил лицо и плюхнулся на диван, дотянувшись до баскетбольного мяча, швырнул в друга. Тимур, не поднимая головы, отбил удар, но все же посмотрел на Романа, – пойми, если не рискну сейчас, то потом никогда! Не хочу сидеть застегнутым на все пуговицы в удавках вот в этих, – он отшвырнул на пол охапку галстуков, – прогибаться под начальство, «конечно, сделаю сводку за один день, а не за десять, как прикажете; на семь дней в отпуск нельзя только на три, благодарю, в ножки целую за такую щедрость», и так всю жизнь!? А что потом? Жена, дети, пиво, футбол, телек, Ашан, отпуск в Крыму? Нет, сейчас есть шанс сделать что-то такое, о чем буду вспоминать на старости лет. Что попробовал, что рискнул! Всё само по себе так сложилось! Случайно! И знаешь, она не такая, как я думал. – Тимур сел рядом с ним, крутя на пальце мяч, – сколько бы я ее не изучал, оказывается, ничего так и не понял.

– Идеальные случайности управляют миром, дружище! Ничего ты не смыслишь в теории вероятности! – Он по-доброму улыбнулся Тимуру.

Алиса спускалась вниз по ступенькам, на ней были розовые босоножки с каблуками сантиметров пятнадцать и белое воздушное платье с принтом на ткани в стиле детских рисунков.

– Мои племянники тебя так бесплатно разрисуют.

– Оставь им мои контакты! – Они спустились на лифте в подземный паркинг, – этот, – Алиса показала на мотоцикл, закрытый чехлом. – Ключи в шлеме.

– Ты меня сейчас подставляешь? Может, я угоняю мотоцикл Джигурды?

– Придется рискнуть.

– А тебе? Тут за двести лошадей, а я гонял лет пять назад. – Мысленно он добавил «в деревне, на Джазе».

– Страх удел живых. – Она пожала плечами.

– Ты или под дурью все время или не в своем уме…

Алиса чуть улыбнулась, как-то по-настоящему, не наигранно и без позерства, не на камеру, а по-человечески. Тимур завел двигатель, протянул ей шлем. Мотор заревел, она подошла, подкинула подол платья выше середины бедра, перекинула ногу и прижалась плотно к спине Тимура, обхватив его руками.

Они неслись по ночной Москве, адреналин бил по его венам, он видел ее в зеркало заднего вида. Разжав руку, она снимала видео на скорости сто двадцать, потом она отпустила и вторую. Тимур притормозил, Алису толкнуло обратно на него. Она не прекратила. Расправив руки, она запрокинула голову, и сильно сжимала теперь его ноги своими бедрами, удерживая равновесие, пока они клонились то влево, то вправо на извилистой трассе Рублевки.

– Это же Алиса! – Крикнул кто-то в толпе фотографов. К ним ринулись репортеры светской хроники. Алиса широко улыбалась, она опустила подол платья, стояла облокотившись о Харлей. Тимур выключил мотор. К ней потянулась микрофон fashion TV, – Элис, что за лук у тебя сегодня? Назови брэнд!

Она хлопнула Тимура по спине, – ничего особенного, это его племянники меня разрисовали!

– Кто тебя сопровождает сегодня!? Как его имя!?

Алиса нагнулась и прошептала Тимуру, – уезжай, больше внимания привлечёшь.

– Дорогие мои, это будет вам загадка! Пишите свои варианты, – Алиса сделала пару шагов от мотоцикла, и поцеловала воздух в сторону камеры, как она всегда делала. С рыком Харлей за ее спиной скрылся в ночи.

Девушка от fashion TV тараторила, что скорее всего, Элис сопровождал ее брат Натан, но если нет, то теперь в тусовке кто-то новый, так кто же первым узнает его имя!?

Тимур остановился на заправке, достал мобильник. Алиса уже выложила видео их заезда. Она подмигивала в камеру и прижималась к его спине, провоцируя своих фоловеров, в особенности тринадцатилетних пацанов, мечтающих оказаться на его месте. Под видео сыпались комментарии, уже двадцать тысяч, они перечисляли имена, чаще всего встречались версии, что это Натан. Так же были версии, что это могут быть блогеры Кузнецов Макс, Гога Кинг или Ренат Рено, которые тут же репостнули ее видео в свои сторис. Тимур написал ей «когда тебя забрать?»

«Возвращайся, харлей у рестика напротив поставь и приходи»

Тимур шел к дверям клуба, парочка охранников в черном обернулись на него, – здесь закрытое мероприятие. Сойдите с ковровой дорожки.

– Мальчики, он мой. – Алиса коснулась руки бугая, цепочку тут же скинули вниз. Музыка была странной, технической, никто не танцевал, только пили и переминались с ноги на ноги. Тим шел за Алисой к бару, взял пару матово-белых бокалов, протянул ей. Она опрокинула свой залпом, потом смачно рыгнула. Тимур уставился на нее «когда-нибудь я к тебе привыкну».

– Все-равно музыка орет и никто не услышит, вот смотри, – Алиса приобняла рядом стоящую барышню, – сестренка, какая же ты шмара, – девушка слева от нее заулыбалась и потянула айфон сделать селфи. Алиса открыла рот и высунула язык.

– Скукотища и нудятина. – Она облокотилась о барную стойку. – Думала, в клубах принято танцевать.

– Для этого нужна музыка поритмичней. Я сейчас. – Он поднялся на пульт диджея, помахал Алисе, она ответила ему и диджей пустил Тимура за пульт. Он использовал запись своего демо, но сводил и микшевал в живую, зацикливая некоторые отрывки, добавляя переходы. Зал стал оживать, под эти треки хотелось отрываться, они проникали под кожу, попадая в нейроны и сводили своим драйвом с ума. Алиса подтянулась руками на стойку и встала в полный рост, на нее обернулись десятки светящихся экранов смартфонов. Танцпол утопал в людях, на стойку поднимались все новые и новые девушки, Алиса кружилась вокруг своей оси, останавливая юбку на уровне колен, и только бармену открылся эротичный вид ее нижнего белья. Он схватился за сердце и осел на табуретку, жалея, что не сделал фото этого эпического момента, такой снимок Стар Хит купил бы за пару сотен тысяч.

Через час Тимур спустился с пульта, толпа рукоплескала, он подошел к Алисе, ее колени были напротив его плеч, он придержал Алису за икры. В этот момент девушка слева поскользнулась на дольке лайма, оставленной кем-то на баре, удерживая себя на высоте в полтора метра замахала руками, хватая все подряд. Она толкнула Алису, и та всем телом полетела вперед на Тимура, он сделал несколько шагов назад. Алиса упала на его широкую грудь, они продолжали пятиться назад пока их не остановили объятия рук толпы. Тимур все еще крепко прижимал к себе Алису, она подняла взгляд и посмотрела на него, синие с зелеными точками глаза, не моргая, впились в его душу. Он разжал руку и опустил ее на пол. Брюнетка в красном, поскользнувшаяся на лайме, подошла к ним. Ее щеки полыхали таким же огнем, как цвет ее наряда. Алиса взяла ее за плечи и по-дружески обняла. Толпа вскинула руки вверх.

– Тим, Тимур проснись! Тусовщик хренов, блин! – Рома пнул друга ногой.

– Чего ты орешь?..

– Уволишься и дрыхни себе, восемь утра! У тебя час, я ухожу, и телефон твой разрывался всякими бикалками, включай «ночной режим»!

– Не слышал. Прости.

Рома протянул другу чашку кофе, – сварил на плите, прости не Старбакс. Ну, что? Только про самое главное скажи, сам опаздываю!

– Про главное. Не знаю, кажется, это будет труднее, чем я думал.

– Использовать ее? Конечно, ты не сможешь? Но демку отдал?

– Да, с руками отрывали, и играл тоже.

– Играл? На держи, – он швырнул в Тимура его телефоном, – потом расскажешь.

Тимур открыл Инстаграм. Сначала не понял, что это столько красного внизу, что за циферки? Это было количество его подписчиков, 502К за одну ночь, и цифра увеличивалась. Он перешел под паролем Алисы в ее аккаунт, сто тринадцать миллионов просмотра видео с Харлеем, в сторис каких только не было видео с моментом ее падения с барной стойки в руки Тимура. Прошареным юзерам не составило труда вычислить его и вот, как пророчил Натан, в директе у него запрашивали контакты несколько парфюмерных домов, чтобы прислать образцы мужской косметики. Спортивные бренды уточняли адрес для отправки кроссовок и одежды, так как уже были немного знакомы со спортсменом Тимуром Градовым. Салон Харлей в Москве предлагал заехать потестить их продукцию за пятизначный гонорар. А еще на почту пришли материалы по французскому Квест-Туру.

Изучив их, он написал Алисе, договорившись с ней о встрече.

Тимур испытывал сейчас это ощущение, неповторимое, непонятное, необъяснимое, – почему он вдруг стал всем нужен? Еще вчера он был собой и никого не интересовал. А сегодня, его хотят снять в рекламе, взять интервью, и все это просто так, Тим ничего не сделал, чтобы стать знаменитым и нужным. Он не заслужил трудом эти гонорары, эти подарки и преференции, все, что у него было это подписчики в социальной сети. Он, что теперь стал блогером?

Тимур приехал раньше нее на полчаса, паруясь за два квартала, не хотел показывать ей элементы своей реальной жизни.

– Привет, Тим, сколько уже? – Алиса села напротив, снимая огромные очки. Она была без макияжа, и он смог разглядеть небольшой белый шрам под ее бровью. Как любимая фарфоровая чашка, избранная за уникальность, что имеет свой идеальный дефект.

– Больше пятисот тысяч. Ты же не подговорила ту брюнетку «случайно» столкнуть тебя?

– Отличная идея, кстати! Надо взять на заметку. У тебя задатки контент-менеджера проснулись? – Она пролистнула меню, подошел официант, – греческий салат без брынзы, без лука, без оливок, без помидор и без огурцов, спасибо.

– Ты только что заказала зеленые листья с оливковым маслом.

– Чудесно, значит официант меня тоже понял. Нужно следить за фигурой.

– Ты когда-нибудь ела Биг-Мак?

– В смысле, Блэк Стар Бургер? Я не ем мертвых животных.

– Ну да, только натягиваешь их кожу на ноги и носишь ободранный с них мех? Я говорю про фаст-фуд, что-то жаренное во фретюре, с хрустящей корочкой, соус течет по пальцам и подбородку, капает на одежду!..

– Ужас, мой страшный кошмар. – Алиса наморщила милое личико.

– Ну а взбитые сливки на горе красной клубники?

– Это что-то эротическое? Твои фантазии? Красная гора с белым соусом сверху?

Тимур закрыл ладонью глаза, продолжая широко улыбаться.

– Ладно, что там с Францией? Надо решить играем или нет? Натан мне прохода не даёт со своими напоминалками!

– Да, вернемся к насущному, – он протянул ей лист А4, – я распечатал тезисно коммерческие предложения, они ранжированы от самых выгодных сверху и по убыванию. По квесту пришел ответ, пишут, что первые пятнадцать участников смогут снимать всё происходящее в режиме реального времени, в целях рекламы. В приложении их договор и подтверждение платежеспособности. Какой-то уникальный супер-реальный квест обещают, продолжительность два дня и гала ужин. Это всё, остальное узнают только участники, принявшее приглашение.

– То есть нам разрешат снимать видео, и больше никому?

– Ну да, наверное, только самые высоко-статусные блогеры получили такие приглашения? Еще и миллион евро приз.

– Блогер не значит друг, не значит даже, что перед тобой порядочная личность. Поверь, среди них больше порядочных скотин. Которые только прикидываются социально-толерантными,– собирают мусор, кормят животных, устраивают разные акции для сбора пожертвований, а у самих в глазах только рейтинги и бабки!

– Значит, пишу им отказ от твоего имени? Ты ведь у нас «не такая».

– Нет, пиши согласие. Что, если я тоже лишь прикидываюсь? И ничего нет важнее для меня, чем рейтинг инстаграма?

– А миллион евро не важен? – Тимур понимал, Алиса живет только внутри социальной сети. Какая же она разная там и здесь.

Алиса пожала плечами, – никогда не понимала цену денег. Обмениваю электронные цифры на свои желания, вот и всё. – Алиса просматривала списки, некоторые мероприятия Тимур обвел красным.

– У тебя самый высокий рейтинг подписок в России сейчас. – Тимур открыл на айфоне ее аккаунт. – Куда тебе больше? Какая цифра тут должна быть, чтобы ты была счастлива?

– Бесконечность.

– Ты знаешь, – ей принесли салат, и Алиса без особого аппетита, как коала, принялась медленно пережёвывать зеленые листья, – я пойду на все, что ты выбрал. Но хочу сделать что-то новое, понимаешь. Тебе не надоело каждый сезон смотреть на аэростаты в Кападокии, на трещины Байкала, на пляж Позетано или кафешку Пегги Поршен? А как тебе фото напротив Эйфелевой башни с охапками шаров, блевать не тянет? Все это устарело, все это миллион раз интерпретировано. Куда можно скрыться, где еще не ступала нога долбанных блогеров?

– Боюсь, что на Квест-Туре ты лицом к лицу встретишь своих «коллег».

– Тщеславные, ищущее славы персоны. – Она поймала его удивленный прищур, – что? Думаешь, я не знаю, кто мы, кто я? Училась, делая вид. В основном мы просто тусовались. Я никогда в жизни не буду работать. Моя главная задача выйти замуж за сына какого-нибудь олигарха, чиновника, депутата, ну или футболиста, на крайний случай. Мне восемнадцать, и я заключила пакт с предками, что выйду замуж через два года, не раньше. Из миллионов моих подписчиков, половина ненавидит меня, злорадствует, завидует, ждет моего провала, высмеивая, проклиная…да все подряд.

– Тогда зачем тебе это нужно?

– Я умею только быть популярной. Это как наркотик, держит в тонусе, если бы я не просыпалась утром ради инстаграма, у меня вообще бы не было смысла просыпаться. А так, я хоть кому-то нужна. – Тимур почувствовал себя блогером только сегодня утром (хотя он упорно гнал от себя эту мысль, никогда не будет он называть себя так), но он понимал, что это действительно наркотик.

– Хоть кому-то? Да другие миллионы отдадут все на свете, чтобы просто постоять рядом с тобой, сделать фотки!

– Зачем?

– Ты родилась с золотой ложкой во рту, а у них этого нет. Поэтому фешн индустрия такая успешная. Кажется, если купить вещь, как у Анжелины Джоли, сестер Олсен или как у тебя, это вас сравняет. Даст шанс быть таким же, сделает красивее и успешнее. Не знаю, что-то из психологии, видимо, люди тянуться подражать более успешным и богатым. Не на алкашню же им ровняться?

– А ты точно на войне был? Откуда знаешь про сестер Олсен?

Если бы он мог, он бы никогда там не был, – войны идут бесконечно, об этом не говорят во всеуслышание. И я не выбирал, идти туда или нет, это служба.

– Ты убивал людей. Это не вопрос, я знаю, вижу, чтобы выжить, нужно убивать, можешь просто кивнуть. – Тим кивнул ей, – Алиса положила ладонь на его руку. Она резко сменила тему. – Я знаю, что мы сделаем! Что-то новое, чего еще никогда не было. Я придумала!

– Что?

– Это то, что я должна сделать прямо сейчас. – Алиса схватилась обеими руками за край стола.

Тимур, закатил глаза, – выпустить нижнее бельё под своим брендом? Чтобы все тебе подражали?

– Тоже запиши, но нет. Я сделаю то, чего не делали блогеры ни разу. Я всех уравняю, я дам подписчикам чего они хотят!

– Ты хочешь ввязаться в социальный проект? Может лучше подумаешь над идеей собственного барахла?

– Нет, Тим, это мелочь, пустяки, всегда смотри на пару шагов вперед, этот проект прекрасно впишется в мое он-лайн «резюме»!

– Резюме идеальной олигархической жены?

– Когда квест во Франции?

– Через три недели, первого августа.

– Сам-то хочешь участвовать? – Тимур кивнул, – почему нет. Миллион на дороге не валяется!

– Подтверждай квест. А через две недели в Москве состоится мой фестиваль «Ты тоже блогер!»

– Организовать за две недели мероприятие на миллион человек?

– Для начала пробник на семьдесят пять тысяч, столько Лужники вмещают, договорись с ними об аренде. Разыграем бесплатные приглашения среди всех желающих. И давай уже, увольняйся из своего IT отдела, это первое, второе – плати уже моими картами, – она увидела как Тимур достает из кошелька пару тысяч, – на них и твой гонорар, ты не бесплатно работаешь моим ассистентом, а третье – код гаражного замка сорок восемь сто пять, возьми любую тачку вместо своей, они там все мои, ключи в бардачках.

– Все скажут, что ты делаешь этот Фестиваль ради тщеславия и собственной популярности.

Она кивнула, – да, так и есть. Они будут абсолютно правы.

Тимур уволился на следующий день, а еще через две недели наступило двадцать пятое июля, день «Блогера». Он нанял агентство по организации концертов, были ангажированы тридцать известных отечественных исполнителей. Программ фестиваля напоминала дискотеку, для танцев зону партера оставили совершенно свободной. Все приглашения были бесплатными, их разыграли в своих аккаунтах Алиса и ее свита в три этапа.

Тимур вошел в огромный павильон, люди прибывали, размахивая надувными синими шарами в виде руки с поднятым вверх большим пальцем. Пространство подсвечивалось светомузыкой, на стены проектировали эмблемы популярных социальных сетей – фейсбука, инстаграма, твиттера, одноклассников, вконтакте, ютюба и других. Когда погас свет и сцену озарили холодные фейерверки, ведущий спустился сверху на огромном шаре для сноса зданий, как Майли Сайрус в своем известном клипе.

– Друзья! Надеюсь, моя разрушительная сила не снесет сегодня Лужники! А вот, ваша, даже не знаю! И так, у нас блогер фест! Первый блогер фест в России, который вам дарит Алиса Петровская и её друзья! Вы их знаете, вы на них смотрите, да что уж там, и я тоже!

– Ну что, Тим, пожелай мне удачи! – Алиса чмокнула его в щеку и выбежала, подпрыгивая и аплодируя. Эфир Блогер Феста шел в прямом эфире по каналам Пятница и MTV.

– Сегодняшний праздник не состоялся бы без неё, Ааааалиса Пееееетровская!!! – По залу метались прожектора, на сцену толпой выбежали полсотни человек, возглавляла табун, конечно же Алиса.

– Вот они, родные наши, давай отбей бум! Друзья мои, что важно, послушайте, важно то, что сегодня все мы с вами – блогеры! Каждый из нас делится с миром частичкой себя! Больше четырех миллионов постов добавляется в Инстаграм ежедневно! И сейчас мы сделаем это все вместе! За мной на экране вы видите наш общий аккаунт @bloggerfestrus в инстаграме, присылайте свои фото на и после крошечной модерации, наши дорогие блогеры, бывалые наши, они наградят вас! Обязательно, своими лайками, репостами и призами! Поднять вверх занавес! – За спиной ведущего поднялась вверх легкая ткань, на лестничных ступенях рядами возвышались тысячи брендированных фестивалем пакетов. Тимур знал, что в точности их десять тысяч четыреста пятьдесят.

– Начинаем наш отрыв!!!

Свет погас на сцену вышла Полина Гагарина с песней «Миллион Голосов». Алиса и остальные спустились в танцевальный партер, зрители потянулись к сцене. Они волнами накатывали на известных блогеров. Вроде и не знаешь человека лично, но видишь его в он-лайне чаще, чем родню из Махачкалы или Омска, и вот они уже становятся почти твоими соседями, или как минимум бывшими одноклассниками, коллегами с прошлой работы, в общем, теми людьми, которых ты рад будешь увидеть случайно в толпе или на улице.

Тимур передал наушники и рацию, Володя пошел за Натаном, Тимур кивнул ему «на мне Алиса». Он обошел закулисное пространство и вышел через небольшую дверь в партер. Тим пробивался через толпу к ней. Вот она слева, раздает автографы, фотографируется, толпа вела себя слегка взволнованно. Судя по количеству желающих сделать с ней фото, Алису знали все эти тысячи. Тимур деликатно оттолкнул парочку особо напиравших и закрыл ее со спины, – тебе не кажется, что пора уйти за сцену? – Тимура пытались отодвинуть десяток школьниц, но те узнали его, – это же он! Это Тимур Градов! Ты ее парень, да!? Можно селфи с вами двумя!? – Алиса повернулась к школьницам, развернула лицо Тимура к себе и держа его обеими руками страстно поцеловала. Школьницы завизжали. Алису и Тимура качала толпа то влево, то вправо, сотни экранов мобильников возвышалось над ними. Их поцелуй транслировался на главный монитор на сцене и в телевизионные эфиры.

– У меня кто-то украл туфлю, – Алиса улыбалась голливудской улыбкой, крича ему в ухо, – и с шеи подвеску увели.

– Уходим. – Он обнял ее одной рукой, вторую вытянул впереди себя, – нам нужно на сцену, пропустите, дайте пройти, пожалуйста!

– Улыбайся им, – шептала Алиса, и он как мог подмигивал девчонкам и хлопал по плечам парней. Они уже минули толпу, вон там за поворотом дверь в служебные помещения. Но Алиса взвизгнула и исчезла. Кто-то резко выдернул ее из-под его руки, – Алиса!

– Куда же ты красотка! А нам фото с поцелуем!? – Два бугая держали ее за руки, Алиса пятилась от них.

– Отпустили ее и скрылись! – Тимур толкнул одного плечом.

– Твой бодигард? А еще говорят ты олигарша, не могла нанять себе кого-то по круче, меня, например, Толика! Ну иди ко мне, мои сладкие губки! – Сгребая Алису в охапку, пьяный Толик нацелился своей красной рожей в ее лицо, вытянув изо рта язык.

Тимур рванул к ним и нанес двойку первому прямым и боковым в лицо, второй замахнулся, но получил пяткой вертушкой с разворота. Он схватил Алису за тонкое запястье и потащил к служебному входу, дверь за ними звонко захлопнулась.

Тимур включил фонарик айфона, – видимо, в лотерее на билеты поучаствовали не только твои фанаты, но и хейтеры.

– Позвони Володе, пусть оттащат этих в кусты, сотрут их телефоны. – Она сохраняла редкостное спокойствие.

– Уже делаю. – Пока он ставил задачу охране, Алиса села на ящик с реквизитом, согнув колено, подтянула ногу в единственной босоножке, расстегнула ремешки. – Обступали все пальцы, нужно было в берцах идти, а не в Jimmy Choo.

– Знаешь, что такое берцы? Дай посмотрю. – Он сел на корточки посветил фонариком на ее ступни, на большом пальце слева содрана кожа, небольшой кровоподтек начал синеть. – В машине пара запасных коробок с обувью, я принесу. Идем, – он обхватил ее за спиной и поднял на руки, – тебе определенно нужно съесть Биг-Мак, а не петрушку твою. Весишь кило сорок. – Алиса обняла его руками, прислонилась лбом к шее, – мы как Гилберт6 и Эллис7, они были первопроходцами в своем деле. И ничего страшного, первый фест всегда комом!

– Ты все равно молодец. – Он перешагивал какие-то завалы, Алиса светила фонариком ему под ноги. Когда нужно было пригнуться под невысокой балкой, он прикрывал ей голову рукой, приседая ниже. Она давно не чувствовала такую защищенность, но не хотела привыкать к этому. Она не должна привязываться к нему. Тимур только ассистент, он ничего не значит для нее. Через секунду она попросила поставить ее на пол и остаток пути они шли в тишине, она не взяла его за протянутую руку, не выказывая ни капли боли от врезающихся в ступни заноз.

Тимур принес обувь, постучал в гримерку, – заходи. – Тимур смотрел на нее, стоящую возле зеркала в одном белье, она расстёгивала молнию чехла, доставая новое платье.

– Ждала, пока я приду, чтобы начать одеваться. – Тимур удивился, услышав музыку в ее гримерке, – ты слушаешь Лепса? «Я слушал дождь»… А как же Бузова?

– Обязательно. Я же блогер. – Алиса продолжала разговаривать с ним, не торопясь прикрыть свои изгибы. – Слышишь слова? Будь внимателен ко всем мелочам, всегда. Нюансы.

Он как мог сохранял спокойствие, смотря в ее глаза, – ты превратишь меня в воспоминание?

– Или ты меня…

– Намек, что я уволен?

– Никогда, пока сам не попросишь. Тебе нравится такая жизнь, у всех на виду, всё на показ?

– Ты ведь так можешь.

– Это тяжело. У меня есть всё, кроме самой себя. Нет целей, нет желаний, всё слишком легко и прямолинейно. Я получаю все, легко и просто так. Видишь, – она разжала ладонь, подходя ближе, в центре руки лежали пара сережек, скорее всего, невероятно дорогих, – их стоимость сто миллионов рублей, желтые бриллианты от Тиффани. – Тимур поймал направление ее взгляда, прямо за его спиной у двери красовалась мусорная корзина.

– Не делай этого. Отдай на благотворительность. Сто миллионов помогут приюту для животных или детскому дому.

– Ты в это веришь? – Она закатила глаза. – Разворуют. Потом у твоих кинологов по даче на шести сотках появится в каком-нибудь Переделкино-нижнем. Даже, если сама организую фонд, все-равно не смогу контролировать. Богатые люди в этой стране, все воры. Думаешь, оно достается честным путем? – Фыркнув, она с хлопком вложила серьги в ладонь Тимура, – отдай их сам, кому захочешь.

– Что за жест? Тебе с психологом по самоопределению личности нужно поговорить. А дешевле всего и проще, это съехать из своей золотой клетки, выйти на работу, пересесть с Мазератти на Мазду. Встретишь, как ты выражаешься, «нормальных людей», которые не будут ценить тебя ради благ, а получив зарплату в сто тысяч рублей, если повезет еще найти такую, начнешь и ценить, и хотеть. И выходных будешь ждать и на отпуск откладывать. Так хочешь? Но ты ведь так не сможешь.

– Не смогу. Куплю к чертям контору эту на следующий же день. Я не хочу жить так, как ты.

– Какие еще есть варианты? С деньгами плохо? В бедности плохо?

– Уже повесил на меня ярлыки?

– Нет. Никогда, наверное, не пойму тебя. – Взглядом он нашел, наконец, черный шелковый халат, поднял со стула и хотел накинуть на ее плечи, но Алиса шлепнула его по ладони.

– Ты меня уже за грудь трогал, в губы целовал, чего мне стесняться? – Она взяла коробку с обувью, повернулась к нему и нагнулась ровной спиной вниз к ступням, застегивая ремешки вокруг пораненной ступни, демонстрируя ему свой задний фасад в тонких стрингах. Дверь щелкнула и закрылась, Тимур ушел.

Из-под купола на зрителей сыпались фольгированные шары сердечки, их заказали десять тысяч, блогеры раздавали пакеты с призами, к ним присоединилась и Алиса. Би-2 исполняли «Реки Любви», Алису пригласили несколько раз, но она всем отказала. Она смотрела на Тимура, помахав ему, он сделал шаг вперед, но тут его обошел Натан, – извини, приятель, это она меня зовет. Мы готовили закрывающий шоу танец.

Натан обнял Алису одной рукой за талию, прокрутив ее вокруг себя в красивой поддержке, подол ее белого воздушного платья в тысячу слоев развивался вокруг них, закручивая обоих в плотный кокон.

Тимур сел на ящик с инструментами, вошел в аккаунт Алисы, расставил лайки от ее имени. Потом копи-пастом добавил рандомные комментарии «это лучшее фото!», «твой аккаунт может стать успешным!», «Обожаю, спасибо, что ты сегодня с нами!» и другие в том же духе. Безликие и случайные, неискренние и лицемерные.

– Ну, здравствуй, ребенок! – Влажные дутые розовые валики коснулись щеки Алисы. Вытерпев ритуал приветствия, она отстранилась, быстро отходя назад от разодетой на британский манер дамочки в шляпке на длинной шпильке и белых перчатках до локтя.

– Лариса, ты же на Карибах? – Алиса запахнула халат. – Зачем ты прилетела?

– Роднуля, я не знаю где буду завтра, а тем более, что я решила вчера!

Алиса смотрела в лицо матери, последний раз она видела ее полгода назад по скайпу, а в живую, наверное, прошлой осенью. Все эти «ребенок и роднуля»… как только она могла произносить такие слова? Матерью Алисе были с переменным успехом пятнадцать нянек, меняющиеся по степени взросления и тридцать гувернанток, тут смена шла чаще. Алиса никому не подчинялась. Она смотрела на идеальный профиль, тонкую шею, что общего у них кроме набора никому не видимых генов, что делает их «матерью» и «дочерью». Алиса только что осознала, что никогда в жизни не обнимала эту женщину. А слово «мать» для нее самой было простым определением степени биологического родства.

– Чего ты хочешь? – Алиса закинула ноги на стол, прикурила тонкую ментоловую сигарету.

– Девочка моя, просто фу-фу! Разве, леди курят?

– Не «фукай» мне, я не твой тойтерьер с бантиком.

– Я видела Блогер Фест, отец говорит твоя идея, и, кстати, он хотел встретиться с тобой.

– Хорошо, после Франции. Я улетаю через несколько дней.

Лариса, наконец, выпалила главный вопрос, ради которого она пролетела половину земного шара, – тот парень, которого ты целовала среди толпы, кто он?

– Мой ассистент.

– Твой ассистент… – она шла вдоль мраморной столешницы, легким толчком сбросив ноги Алисы на пол, выдернула сигарету. Алиса тут же прикурила вторую, потом еще одну, и еще одну, – это про запас, ну чтобы не тянуться к пачке каждый раз, – да, он мой ассистент, ты-то должна понимать. Симпатичный тренер, стоматолог, водитель, официант так почему бы не ассистент?

– Ты слишком хороша для него!

– Ой, Лара, скажи лучше, что нужно отцу? Я говорила с ним перед Фестом, он поддержал эту идею. И городу пошло на пользу, одной сувенирки продали на сто лямов.

– Не хочу слышать про твои выкрутасы! Тебе не тринадцать, чтобы щеголять по дискотекам и целоваться с мальчишками! Как это повлияет на твой имидж? Ты об этом не думала? – Лариса Викторовна взмахнула бокалом мартини, опуская его к столешнице, но в последний момент передумала расставаться с эликсиром своей молодости. Разговоры с дочкой не ее конек, но видеть, как собственная прислуга Ларисы, прячась по углам пересматривает раз за разом на своих смартфонах видео, как родное чадо Ларисы лобызает не пойми кто, нет, этого она стерпеть не могла!

Парочка смартфонов вылетели с двадцатиметровой палубы в голубую воду, прислуга вылетела со службы, а она сама вылетела в Москву в тот же вечер. Нужно было посмотреть в глаза Алисе, убедиться, дочь все еще под контролем. Лариса опустилась на высокий барный стул, чуть касаясь его своей пятой точкой, ее спина была прямой как линейка Дробышева, хоть координатную сетку по ней черти. Она поймала отрешенный взгляд своей девочки, забывая какая ее дочь на самом деле, мать порой боялась свою принцессу. Вся их с позволения сказать семья, что супруг, что Натан, пугали ее. Она не знала этих людей, но они не были ее филиппинскими Ванессами и мексиканскими Алехандро, они смотрели на нее на равных, а Ларисе это перестало нравится лет пятнадцать назад.

– Тебе можно, значит и мне можно. – Алиса прикинула, за последний год мать сменила минимум трех ухажеров.

– Когда тебе будет сорок, тебе будет тоже все это можно. Вышла замуж, детей родила, с мужем развелась и гуляй. А сейчас тебе нужно подумать о другом. Кому ты будешь нужна, если тебя залапают сейчас официанты и прислужники, мальчишки эти нечёсаные!?

– Какой с меня спрос? Вы меня такой вырастили.

– Ты была испорченным ребенком одна истерика сменялась другой! Я ухожу, ты совершенно невыносима! Пусть отец говорит с тобой! – Ничего нового! Зря полмира пролетела. Эта девчонка все всегда делала вопреки, чтобы позлить каждого на своем пути! Лариса поднялась с высокого барного стула, нервно стягивая и выкидывая свои белые перчатки в урну. Запах ментоловых сигарет от них не выветрится часов десять и только будет напоминать о её сумасбродном чаде, а Лариса не хотела думать об Алисе и пару минут. Она не переносила ментол.

От Алисы не было ни смс, ни сообщений два дня, ближе к вечеру телефон в руках Тимура наконец, брякнул долгожданным сигналом.

«Что по Квесту?»

«Подтвердили три места. Билеты оформлены, трансфер до замка»

«Заедешь за мной сегодня в час ночи»

«Ок»

– Опять к ней? – Рома развалился на старом диване, листая газету. Наверное, он был вымирающим племенем двадцатилетних, кто читал печатные СМИ, не журналы, а именно газеты. – Я сегодня расписался за несколько коробок для тебя, не посмотришь? – Он кивнул на небольшую кучку у двери.

– Вскрывай какие хочешь, я потом их поснимаю.

– Сколько тебе платят за одну сторис?

– По-разному, от десяти тысяч рублей и выше.

Рома присвистнул, – может мне пойти к тебе в ассистенты!? Тим, – он поднялся, сел напротив друга, – смотри, только не влюбись в нее. Она разобьёт тебе сердце, ты же знаешь. Такие как она в таких как мы не влюбляются.

– Не переживай, я не дурак, вижу, как она играет со мной в свои блогерские кошки-мышки, не видя разницы, где жизнь, а где ее вымышленный мир с подписчиками и лайками. – Тимур не врал. Когда он смотрел на Алису, видел только красивую картинку, как анимация в видеоигре, такая реалистичная, что не понимаешь, выдуманный мир перед тобой или настоящий. Такой он видел её, совершенно идеальную внешне, с совершено-идеальной пустотой внутри. – Она подогревает интерес к себе таким образом, этот её бесконечный эпатаж.

– Но ты бежишь к ней по первому зову… как все, кого она не поманит. Чему, собственно, я удивляюсь…!

– Уверена, это не машина. Тут, кажется, от машины, только несущая балка, и то жиденькая какая-то.

– Эта балка называется «велосипед» с рамой, прыгай, здесь специальное сиденье.

– Что? Вот прямо сюда? – Она подошла к нему, – как на мотоцикл?

– Нет, боком, неужели никто не катал тебя на велике в дерене? – Тимур заметил у нее на шее свой подарок -кожаный шнурок с подвеской пионом.

– Где? Как в рекламе что-то там «в Деревне»?

– Держись крепче! Поехали! – Алиса визжала на каждой кочке, она то и дело хотела схватить Тимура за руку.

– Не за руки, а то упадем! – Ее длинные локоны развивались на ветру, Тимура обдавал аромат пионов, иногда кончики хлестали его по носу или щекам, было щекотно. Он щурил глаза, стараясь не чихнуть.

– А куда мы? В деревню?

– В Останкинский парк, там проходит фестиваль Вдохновение!

Алиса была рада почувствовать, наконец, землю под ногами. Тимур поднял часть сетчатого забора и удерживал его, пока она пролезла. Потом он протиснул велосипед. – Идем, нужно дойти до пруда. Была здесь днем?

Тимур вывел ее к небольшому водоему. Сумерки опускались на город, сиреневое небо отражалось на зеркальной поверхности воды. Алиса заметила парящие красные шары, привязанные грузом под водой, шары – рыбы, наполненные гелием. Они парили в воздухе, вне своей стихии. Алисе показались, это то, что она сейчас чувствует. Она эти рыбы.

С каждой секундой небо темнело, желтая луна поднималась из-за еловых крон. Рыбы шелестели на ветру, отражались в лунном свете красными пятнами на поверхности воды. Расстелив клетчатый плед на берегу, Тимур достал пару бокалов и бутылку шампанского, – поэтому я не за рулем. Пикник у воды, а еще, вот держи, – он протянул ей квадратную коробку. – Ты пробовала многое в этой жизни, поверь, ты пробовала не все!

– Это то, о чем я подумала? Тот самый Биг-Мак? – она взяла коробку, открыла крышку, – ну и ротельник должен быть, чтобы откусить такое. – Она засмеялась, но все-таки попробовала пищу всех студентов. – Тут глутамата натрия с пригоршню, наверное, но это так вкусно, очень! – Она запивала бургер шампанским, откусывая раз за разом все больший кусок. Дойдя до середины, вгрызлась в самый центр, изображая звуки хищника, терзающего свою добычу, майонез, кетчуп и горчица размазались по ее щекам, она сделала селфи и выложила в сторис. Тимур забрал у нее телефон, включил на своем фонарик, вместо видеосвета и принялся снимать самое необычное портфолио в череде фэшн съемок Алисы. Она высыпала картошку фри себе на лицо, вишневый пирожок был зажат зубами, Тимур ухватился с другого края, он снимал видео в прямом эфире. Укусив сильнее, фритюрная корочка лопнула, вишневая начинка ударила Алису в лицо. Она звонко рассмеялась, падая навзничь на плед, утянув за собой и Тимура. Ее гениальный блогерский мозг просчитал угол, под которым нужно оставить телефон, чтобы сотни тысяч зрителей ее прямого эфира могли пофантазировать, что же там происходит на этом пледе, но чтобы они не видели полностью всего.

Алиса ничего не говорила, она потянула его к себе за шею, потом неожиданно резко приподнялась, теперь Тимур был окружен ароматами фастфудовских соусов на её лице. Он смотрел в ее горящие глаза и не знал, чего она хочет. Хочет, чтобы он поцеловал ее? Хочет, чтобы фоловеры так думали? Что за роль она играет? Тимур провел рукой по ее волосам, убирая светлые пряди со лба, он медленно приближался к ее лицу, к ее губам, бросив на них долгий взгляд, надеясь, что Алиса подскажет мимикой, что ей нужно. Она опустила длинные ресницы и отвела взгляд. Дотянувшись до айфона, вышла из прямого эфира, подмигнув в камеру напоследок. Тимур поднялся на локтях с нее, перекатился на бок. Он протянул ей пару влажных салфеток, потом еще штук пять.

– Что? – Алиса повернула к нему голову.

– Я молчу вообще-то.

– Говори, то, о чем так громко молчишь.

– Ты пропала на два дня. Я ничем тебя не обидел?

– Нет, тут другое. Мать приезжала, а потом я встречалась с отцом. Он сказал, что очень хороший человек… глупо звучит, но я его цитирую – «сватается» ко мне в мужья, и что я должна согласиться.

– Тебе только восемнадцать, какие мужья!?

– Он говорит, нет времени. Жених сегодня меня хочет, а завтра другую выберет, не будет он ждать пока я натусуюсь за пару лет.

– Кто же он? Ты его хоть видела!?

– Он дипломат, бизнесмен, сын важного депутата. Ему тридцать, женат не был. Ты не все знаешь обо мне всей правды, понимаешь, все не может быть просто. У меня много скелетов в шкафу, только мне никто не верит, что они там есть. Я открываю дверцу, кричу всем вокруг, «вот же они, вы что не видите?» а меня к психологу ведут, накачивают успокоительным, поэтому я начинаю врать им, что вижу в этой черной кляксе конфетки и радугу, а потом я напиваюсь и сбегаю, нарушаю, все что могу, все, что заставит их взбеситься.

– Мне пойти посмотреть, что у тебя в шкафу? – Тимур хотел взять её за руку, но она выдернула ладонь.

– Ты их не увидишь. Я больше не открываю те шкафы.

– Делая вид, что проблемы нет, ты ничего не решишь. И не забудешь. – Тим понимал, она говорит абстрактно, не хочет вспоминать какие-то события из прошлого.

– Скажи, ты бы сделал для меня кое-что… несложное для тебя? Если я попрошу.

– Что нужно будет сделать?

– Ничего незаконного. – Она пересела удобней, чтобы видеть его глаза, чтобы попытаться разобраться в его реакции, когда он услышит ее просьбу, – ты займешься со мной любовью?

Тимур хмыкнул под нос, – Алиса, хватит эпатировать. Грудь держал, в губы целовал, значит и переспать пора? Я на этот развод не поведусь!

– Я не притворяюсь сейчас. Думаешь, мне легко просить о таком? Я должна узнать, что это, когда по-настоящему…

– У тебя скоро муж будет, с ним и узнаешь… И что по-настоящему? Только не говори, что ты еще…что ты ни с кем еще…

– Я не девственница, если ты про это.

– Ну вот…

– Только я ничего не помню. Почти.

– Пересмотри архив сторис в инсте…

– Заткнись, придирок! Меня изнасиловали! Я говорила родителям, но они не поверили! Сказали, я так свои комплексы нивелирую и детскую обиду и хочу привлечь к себе внимание и побесить их!

– Что? Кто…? Тебя…

– …это был Натан.

Тимур встал на ноги и с размаху ударил кулаком о ствол дерева, коричневые щепки долетели даже до Алисы. Кожа треснула на его сбитых боксом костяшках, вниз по локтю закапала кровь. Она подошла к нему, взяла за руку, прижавшись губами к саднящей ране.

– Как это произошло?…

– Сейчас, спустя столько времени, думаю он давал мне рогипнол. Я ничего не помнила, только какие-то обрывки, куски воспоминаний. Мне никто не поверил, сослали в Лондон, в очередной раз. Натан приезжал иногда ко мне, он увозил меня из школы в ночные клубы и опаивал, просыпались мы в отеле. Как-то раз, я сказала ему прямым текстом, не давай мне наркотик, трахни так, когда я в сознании. Он посмотрел на меня, влепил пощёчину и ушел, с тех пор все прекратилось. И мой мозг, видимо, смирился, впитал это как часть нормы, я не вычеркнула его из жизни, мы даже дружим.

– Найди себе для секса того, кого полюбишь.

– Я выхожу замуж по расчету, а ты мне про любовь? Что это вообще такое? Ты сам-то знаешь? Сам любил?

– Нет.

– Но ты сможешь, ты живой. – Они стояли около дерева, оторванным куском своей футболки Алиса заматывала его кулак.

Под негодующими взглядами швейцара, Тим пристегнул велосипед к позолоченным поручням, – и приглядывай, чтобы наш плед никто не увёл, – предупредил Тимур парнишку в зеленой ливрее, давая ему щедро на чай. Они с Алисой шли по мраморному полу к ресепшену.

– Чем могу Вам помочь? – От ресепшеонистки в черном пиджаке не скрылась забинтованная рука Господина Градова и порванная майка его спутницы, заляпанная кетчупом. От молодых людей за версту разило Макдональдсом, барышня за стойкой отклонилась от них назад.

– Номер на имя Градова, оплата картой.

– Прошу паспорта. – Произнесла сотрудница неспешно, продолжая оценивать на взгляд платежеспособность курьеров Деливери клаба. Может и банковская карта украдена или это какой-то пранк, а за поворотом ее снимают скрытой камерой? Выдав им ключ, она проводила взглядом необычную пару, оплатившую люкс за триста тысяч. Подумав, она все-таки набрала отдел безопасности. – У меня двое заселились. Проверь паспорта, отправляю сканы. Ну что? Видишь? Что? Знаешь их… Как… Кто…? Понятно…. Прошу прощения, нет у меня социальных сетей!… Да, поняла… – Ресепшеонистка скривила виноватую улыбку и махнула одному из проходивших мимо батлеров, – быстро, срочный заказ! (Который она оплатит своей зарплатой). В ту же минуту на Петровскую подписался еще один человек.

Тимур открыл в ответ на стук, – приветственный ужин для наших гостей, где позволите оставить? – Официант закатил столик и вышел, бесшумно закрыв дверь. Тимур приподнял серебристые сферические крышки. На тарелках лежали изысканные бургеры с камчатским крабом и слайсами трюфеля, украшенные черной икрой. Он вернул крышки на место, откупорил бутылку белого вина, отпивая прямо из горла. Может, уйти? Просто взять и скрыться из этого номера, из этого отеля в неизвестном направлении? Точнее в направлении Натана, отметелить его как следует, чтобы только с помпой мог кайфовать в постели до конца жизни.

Алиса скрылась в душе. Тимур стоял у окна, прислонившись лбом к холодному стеклу. Он смотрел на крошечные огоньки под своими ногами, водил босой ногой по ковролину, в пушистом ворсе нога утопала по щиколотку. Распахнув занавески, он погасил свет, сел на мягкий ворсистый ковер, скрестив ноги. Опрокинув залпом бокал белого вина, что стоял на столике, она подошла к нему со спины совсем не слышно. Скинула на пол одеяло, села рядом, положила голову на его плечо, оперевшись о стекло босыми ступнями рядом с его. Из айфона на полу играла песня «Дай мне разгадать тебя», Тимур повернулся к ней, провел рукой по ее волосам, по краю лица, подбородку, спустился к ключицам, поднял руку вверх, Алиса прижалась шеей к его ладони сильнее, между его указательным и большим пальцем. Он чувствовал бешеное биение ее пульса. На вид она была совсем спокойной, но кровеносную систему не обмануть, ее сердце рвалось наружу.

– Все будет хорошо.

– Ты не бойся, я не люблю тебя и даже не влюблена. Мы не станем друг другу кем-то, все это только секс.

– Хорошо.

– Поцелуй меня. – Она коснулась губами его ладони, Тимур спустил с ее тонких плеч бретели бюстгальтера и нежно придерживая за спину опустил на одеяло. Он сбросил с себя одежду, лег рядом с ней. Алиса потянула его на себя обеими руками и вот она уже под ним, тонкая и хрупкая. Тимур удерживал себя на локтях над ее телом, она провела ногтями по его груди, развела ноги, обхватив его, – прошу, я тебя прошу. – И он сделал то, о чем она просила. Ее горячее дыхание обжигало мочку уха, на лбу проступила испарина, он нежно целовал ее в висок, придерживая руками за плечи, – расслабься, посмотри на меня.

Тимур позвал ее, попросил не закрывать глаза, он был нежен и ласков. Как легко она могла притворятся сексуальной и раскрепощенной, флиртовать и провоцировать мужчин, а сейчас она оказалась полностью растерянной. Ее тело и ее мысли не могли расслабиться. Алиса обняла его, заваливая назад, – хочу быть сверху, а не лежать бревном.

Меж занавесей в номер крался блеклый лучик, становясь все ярче и шире. Глаза Тимура дрогнули, он сделал глубокий вдох. Алиса лежала на его руке, он поднял одеяло выше по ее плечу. Она не спала, уютно поежившись прошептала, – спасибо тебе. – Алиса поднялась с ковролина, на котором они проспали всю ночь, бросила в Тимура брендированным отельным халатом.

– Чувствую себя эскортом.

– Высоко статусным, надеюсь?

Тимур заказал завтрак в номер, пока Алиса спустилась вниз, покупая новые вещи.

– Такси будет здесь через десять минут, – он убрал айфон в карман, – тогда увидимся завтра в аэропорту? Не забыла про квест?

– Он мне уже снится! – Алиса потянула Тимура за руку, – подойди ко мне, – она усадила его рядом с собой на белый диван в просторном лобби. Алиса пыталась изобразить уместное ситуации выражение лица, не моргая она смотрела в спокойные глаза Тимура. Она была той же, но и другой. – Как только ты появился рядом, все в моей жизни стало напоминать американские горки. Это что-то новое, не цифровой смайлик, что-то настоящее, да?

– Конечно. – Тимур заправил длинный локон ей за ухо.

– Мы не позволим этому стать помехой, ведь так? Завтра ты увидишь Натана, а потом нам всем троим еще Квест проходить. Я надеюсь, не разобьешь ему голову ударом пяткой с поворота, как ты сделал на фесте с тем уродом?

Тимур встал с дивана, – не переживай. Как договаривались – между нами просто секс. А Натана я убью, когда сама попросишь.

Тимур и Рома стояли под табло вылетов, вокруг сновали пассажиры с тележками, проходила полиция с овчарками, таксисты бубнили под нос «такси, такси в город, такси в центр, такси недорого-дорого-не-очень-но-дорого».

– Тим, до вылета час, где твоя красотка!? – Рома вызвался проводить друга, ну и разок самому взглянуть на Алису в живую.

– Вон идут. Пошли.

Алису с Натаном провожал Володя, он катил их чемоданы. На Алисе были микро-шорты с торчащими ниже линии среза карманами, кеды и худи. Натан поднял руки локтями вверх, снимая со спины рюкзак, он протянул ладонь Роме и Тимуру. Алиса не сводила взгляда с их несостоявшегося рукопожатия, из-за того, что Тимур суетливо рылся в своей дорожной сумке.

– Роман, а вы как тут? Только трое сегодня вылетят! – Натан повел Рому по дуге от их кружка, придавая ускорения, подталкивал рукой. Невысокий с рыжей шевелюрой Рома не вписывался, по его мнению, в их общество. Он мог еще стерпеть Градова, да и то до некоторых пор.

– Слушай, Натан, тут проблемка возникла, что-то случилось в консульстве, а может у курьера, мне вернули документы ну и вот. – Тимур протянул Натану две половинки его паспорта, каждая лежала в разной ладони.

– Чего!? Какого хрена с моим паспортом!?

– Курьер подвёз полчаса назад, так было. Позвонил в турфирму, говорят, приносите, разберемся. Так что, держи. Разобраться все-таки надо. – Отдавая ему паспорт, Тим ударил обеими половинками с силой так, что рука Натана чуть не до колен отпружинила, – ничего страшного, Рома заменит тебя на игре! – Тимур передал второй рюкзак Роме, который он собрал для друга заранее. Идемте, регистрацию закрывают. – Тимур подтолкнул Рому, стоящего с распахнутым от удивления ртом, к стойкам регистрации, – что, я? Полечу с вами?… На супер особенный квест для избранных!!! – Рома не верил своему счастью. Алиса, конечно, кивнула ему, сморщив брови, но не пошла следом за ними на регистрацию. Поговорив с Натаном, спустя десять минут, она все-таки присоединилась к именному составу своей команды. Брат настаивал, что пусть хоть ей перепадет вся слава, но при условии, что Градова после квеста она вышвырнет с работы пинком под зад. Алиса согласилась.

По белой футболке Тимура причудливыми витыми узорами разливался оранжевый морковный фреш, капая на деревянные полы вип-лаунджа. Официант подбежал с тряпками.

– Повторите фреш! Ещё три морковных! – Попросила Алиса и подошла к Тимуру, толкнув его с размаху обеими руками от себя. – Что ты творишь!? Это называется, проблем не будет, да!?

Рома поднял голову от своего планшета, – пиздец, вы все-таки переспали… – И снова уткнулся в экран, хмыкнув.

Тимур скинул майку через голову, – это называется технический отказ, мелким шрифтом написано в договоре, что с документами форс-мажор иногда случается!

– Ты идиот! А он нет! Он понял, что это ты его разорвал! Думаешь, у него нет второго или третьего? Он прилетит спустя несколько часов после нас!

– Скоро он найдет их все примерно в таком же состоянии. – О паспортах Натана Тимур побеспокоился на кануне, впервые воспользовавшись ключами от квартиры Алисы.

Официант поставил рядом с Алисой три морковных фреша. Рома взял один. Второй Тимур выплеснул на себя. – Не могу ждать, пока это сделаешь ты. – Рома вылил на спину друга и свой тоже. Алиса фыркнула, удаляясь от них в противоположный конец зала. Пассажиров Градова и Никитенко попросили покинуть вип-лаундж.

Тимур переодевался в туалете, его кожа на торсе и спине оставалась в оранжевых морковных пятнах и подтеках еще сутки.

В самолете они с Алисой принципиально рассаживались в противоположные точки по диагонали салона. Рома наблюдал, как старательно они игнорируют друг друга, отворачиваясь в противоположные иллюминаторы. Алиса еще и повязку для сна нацепила.

– Дурак, ты, говорил не будешь к ней привыкать и тем более спать с ней! А с Натаном у вас что!? Чего ты его мной заменил? Вернемся и он размажет тебя, как таракашку!

– Так правильно, он заслужил. Пусть спасибо скажет, что я обещал Алисе убить его попозже. Не хочу смотреть на его рожу хотя бы эти два дня, а когда вернемся, все с этой семейкой будет кончено! – Тимур и Алиса синхронно в мыслях решили, что им пора прекращать деловое сотрудничество. Но только после квеста.

– Кого ты обманываешь? Меня так игнорила Ирка Лаврова в десятом классе, признавшись на выпускном, что была влюблена почти пять лет! Да вас зацепило!

– Она хорошая актриса, говорю тебе, мы все обсудили. Это был просто секс. А она давно не видит различий между реальностью и вымыслом своей инсты.

На выходе в зоне прилета русскую троицу встречала невысокая француженка с ярким транспарантом «Квест-Тур», она говорила с ними на английским.

– О, сразу видно, что вы из России, – это она оценила купленную Тимуров в дюти фри сувенирную майку с изображением медведя и триколора. Можно было подумать, что от него разит оливье, который русские так обожают или появился новый тренд, органический морковный парфюм? Девушка сделала пару шагов назад, представляясь, – я Люси, бонжур всем! Официальный язык нашего квеста английский, и команды в первой игре собрались из разных стран, прошу уважать их и использовать в общении международный язык! Ну, идемте, скорее! – В машине Люси раздала им бейджи-наклейки, – держите, напишите на них ваши имена и аккаунты, чтобы узнать друг друга! – Рома послушно подписал наклейку, прицепив слева на футболку, Алиса и Тимур выкинули свои. Она считала, что достаточно популярна, а он не считал себя блогером.

– Итак, мы с вами держим путь на север! Какая там природа, дикие леса, все по-настоящему! Компания «Квест-Тур», благодаря нашим щедрым инвесторам, смогла взять в аренду один из заброшенных замков с территорией в тысячу гектар. В рекордный срок всего за год отремонтировав старые постройки. Поверьте, от замка только остов торчал, и вуаля, – она вздернула рукой, изобразив какой-то вихрь, – у нас новое игровое пространство и отель с бассейном! Если вам надоел Мулен Руж и Диснейленд, семвупле, окунуться в наш квест! Первый месяц будут идти тестовые игры, как бы техническое открытие! Ваша задача все снимать, это будет разрешено только вам. Обычным посетителям мы запретим проносить телефоны на игру. А для вас и нас сейчас выгодно рассказать о квесте всему миру! Ну а дальше набираем лайки, просмотры, посещения и охваты, популяризируем игру среди молодёжи на всех континентах и все счастливы! – Она широко улыбалась, открывая рот, демонстрируя свое приподнятое настроение. Не понимала она только, от чего эти русские такие угрюмые и сердитые? Ну и нация, вечно недовольная!

– Ничего себе, вот это громадина! Просто Хогвартс какой-то! – Рома смотрел в окно на появившийся замок, серые каменные стены мелькали за частоколом пирамидных пихт. Замок стоял в долине, вверх по склону за ним раскинулись гектары леса, уходящие высоко в горы.

Минивэн остановился около парадного крыльца, прошуршав колесами по гравиевой дорожке. Тимур взял чемодан Алисы, они прошли следом за Люси по парадной каменной лестнице. Серые стены возвышались из земли на добрых три метра до первого окна. Алиса положила руку на холодные плиты, задержавшись внизу, подумав «неплохо было бы разбить здесь клумбы. Идеальны, конечно же, пионы», она перебирала в памяти чистокровные французские сорта.

– Проходите, прошу, вас скорее! – Поторапливала Люси, – ваша команда последняя прибыла, мало времени до гала ужина! – Алиса прошла вместе с Люси к портье, – проживание у вас раздельное в двух номерах, два джентельмена вместе и леди отдельно, верно? – Рома пошутил, что может уступить свое место леди. Алиса молча забрала свой ключ, не удостоив его взгляда. Люси проводила ребят до парадного холла.

– Ничего себе прихожка у них… – Рома таращился на уходящие ввысь бесконечные своды, украшенные чучелами олених голов. Влево и вправо разбегались арочные проходы, горящие факелы с синим пламенем украшали стены между тяжелых полотен с изображениями охоты. Рома подошел к одному из факелов, проверяя, настоящий или оптический обман, – огонь! Только синий, Тим, ты видел? Офигеть!

Люси продолжала, – здесь свернете два раза налево, и попадете в обеденный зал. За ужином вам расскажут правила, пообщаетесь с другими командами, а пока поспешите, вы последние, начало в семь, о-ляля! Удачи, и бон шанс, мон ами!

– Вот это апартаменты, старик! Ты видел!? – Рома и Тимур вошли в спальню. У противоположных стен стояли две кровати с балдахинами по пять метров в высоту. Тимур провел рукой по холодным булыжникам, – не бутафория, тут все из камня. – Он закрепил клипсой складной нож на кармане джинс, повесил небольшую флягу с водой на ремень, взял коробок рекламных спичек с прикроватного столика. Рома ржал над ним и даже сделал несколько фоток в инстаграм, – ну ты и экипировался на ужин! Это не косплей, старик! Если не заметил, тут в программе написано дресс-код «A-5 Semi-formal», – Рома рылся в сети выискивая картинки с образцами дресс-кода, – что за индюк напыщенный придумал этот бред? Может, у меня с собой только «Сэми А-4 и А-2», а «А-5» не поместился в багаж! Вот, в инете написано это что-то типа «коктейля после пяти вечера», есть идеи, в чём принято набухиваться коктейлями в высшем свете?

Тимур удалил оповещения о триста одном пропущенном звонке от Натана, заблокировав его номер. Он зашел в аккаунт Алисы, она все доказательства присутствия Тимура в ее жизни. Стерла пост с их видео на Харлее, все сторис из клуба и фотосессию с макданольдсом. Под последним фото с видом из окна её комнаты за двадцать минут добавилось три тысячи вопросов на тему «ты поругалась со своим парнем?» «Почему удалила видео с Тимуром?» «С кем он тебе изменил?».

По обеденному залу фланировали двенадцать человек, расфуфыренные по коду А-5 что-то там. Девушки сплошь одеты в коктейльные платья, волосы уложены в прически. На ногах аккуратные каблуки и небольшие клатчи в руках. Все как положено высшему обществу и ситуации. Учитывая, что их привезли всего двадцать минут назад, Тимур не надеялся увидеть Алису на этом балу раньше, чем часа через полтора. Он как обычно недооценил свою нанимательницу. Обернувшись на тихий шорох, он увидел ее позади себя на лестнице выше. Алиса кивнула Роме, она смирилась с его присутствием здесь вместо Натана. Рома хотя бы умный, шахматист, вроде, они уже встречались с ним в клубе единоборств в прошлом году. Рука Тимура лежала на перилах, прямо на пути ее следования. Смахнув ее легким движением, она протиснулась неприлично близко от его торса, не остановившись ни на мгновение, даже не думая, сворачивать со своего прямого пути. На ней был шелковый белый пеньюар поверх кружевной комбинации, на ногах конверсы и гольфы, волосы закручены в высокую взъерошенную петлю, вместо ободка повязка на глаза для сна, она смыла с себя всю косметику, нанесла на щеки овалы жирного зеленого крема, с ее локтя свисала круглая красная мочалка, надорвав сетку которой, внутрь она убрала пачку сигарет и смартфон.

– Добрый вечер, я очень спешила не опоздать на ужин, к тому же, – она запрыгнула на атласное кресло, поджав под себя ноги, – так намного удобней! – Присутствующие навели на нее свои камеры, все вокруг улыбались.

Миниатюрная блондинка в серебристом платье до колен на тугом корсете, подбежала к креслу Алисы, устроилась внизу на ковре. Она не отпускала свою подругу из команды, пока та не нащёлкала несколько сотен снимков. Алиса подыгрывала своей поклоннице, она узнала участницу из шведской команды, ее звали Там-Там. Малоопытный пользователь инстаграма по незнанию, мог бы перепутать ее с Алисой. Девушка изо всех сил старалась сделать и себя копию Петровской. Алиса вертелась на своем диване, обнимая Там-Там, измазывая ее лоб своим кремом строила какие-то рожи, они обе кривлялись и неискренне ржали.

– Говорю тебе, актриса из погорелого театра! – Тимур толкнул локтем, стоящего рядом Рому, но тот не смотрел на Алису. Его взгляд устремился в сторону арочных окон, в обрамлении света одного из которых, в пол-оборота к ним стояла миловидная брюнетка. Высокий стоячий ворот ее нежного розового платья обрамлял шею, стыдясь красоты своей хозяйки, как бы закрывая ее от излишнего восхищения окружающих.

– Ничего себе… – Тимур не мог не заметить необычную восточную красоту девушки в розовом, её оливковую кожу, стройную фигуру, весь стан которой кричал о манерности о благородном происхождении. – Она как с полотен Джанни Стрино, – Тимур хлопнул друга по спине, – иди, познакомься, ты же теперь блогер! Один из них!

– Я!!?? Да я никто! – Рома вздрогнул и отвернулся от прекрасного ведения, – а ты совсем с ума сошел!? Притащил меня сюда! Это же самые лучшие люди всего инстаграма! – Рома покраснел как рак, – кто еще этот Стринги?

– Итальянский художник Стрино, писал невероятно страстные женские портреты.

Счастливая Там-Там удалилась от Алисы и Тимур присел рядом с ней, положив ее ступни к себе на колени, – а щетку на такой длинной деревянной палке не захватила? Селфи стик бы вышел в банном стиле твоего наряда?

– Ты когда-нибудь научишься озвучивать свои идеи до того, как они потеряли свою актуальность? – Она не хотела, но не сдержавшись, улыбнулась ему, – я все-равно тебя не простила.

– Познакомился уже с кем-то? Наши соперники на квесте. – Она помахала, сгибая одни только пальцы, высокому парню в укороченных клетчатых брюках, прямые длинные волосы ниже плеч, азиатские глаза. Он был как главный герой анимационного мультфильма, от которых сходит с ума пол Японии девочек, и какая-то часть мальчиков. – Вон там, видишь, это Итан Такэути, он математический вундеркинд из Лондона, из команды Мары Капур.

– Из Лондона? А выглядит, как японец, ну только высокий. – Рома оценивал соперника, – ему бы шампунь рекламировать! Небось, японский Бог среди своих?

– Он хафу, его мать японка, а отец британец. – Объясняла Алиса.

– Отец, случаем не Итан Хант? – Рома еле сдерживал смех, качаясь от мелких судорог, пряча свои дрожащие губы за бокалом красного вина. – Лучше бы ему фамилию британскую дали, а то «Тутти-Фрутти» какой-то! – За чрезмерной дурашливостью Рома пытался скрыть свою неуверенность.

– Такэути, Рома! Это означает «бамбук внутри».

– Бамбук!! Где!?… А что, не… снаружи-то…!! – Тут Рома уже не сдержался, его шатнуло назад от припадка истеричного смеха, не видя за спиной людей, он врезался в брюнетку, выплескивая прямиком на розовое платье идеальную красную винную волну, «стопкадру» которой место на фотке в инстаграмной ленте.

– Non, s'il te plait!8 – Девушка с картин Джанни Стрино озиралась, боясь, что кто-то заснимет на видео её конфуз.

Рома ринулся на колени смахивать капающую жижу с подолов мадмуазель. Вытащив из кармана носовой платок, он промакивал легкую ткань. С неким смущением только что он заметил, что все люди, окружающие его здесь, были невероятно красивыми. Дополнительный комплекс грохнулся в его копилку, понимая, что блогеры все такие. Богатые и красивые. Разве можно быть некрасивым, бедным блогером, бывают ли в природе они? Он не мог не смотреть на идеальные загорелые ноги прекрасной незнакомки, девушка замерла, не зная, как поступить. Молодой человек, упавший к ее ногам, был таким трогательным, что она покраснела. Ее хайлайтер на скулах стал ярче, а лицо выглядело теперь живым и удивленным.

Спутник француженки протянул Роме руку, – с'est rien, c'est bon. Merci, 9 – помогая ему встать на ноги. – Она в порядке, благодарю. – Он перешел на английский. Комплекс номер восемь тысяч четыре «НУЖНО БЫЛО УЧИТЬ ИН-ЯЗ В ШКОЛЕ!». Рома знал английский на уровне туриста, исколесившего Европу по обмену студентами, проживал в семьях, наблатыкался, нахватался. Но как бы было чудесно ответить сейчас им с невероятно глубоким грассирующим «Р», – «вы пррррекррррасны, моя леди! Все ррради вас!». Пока Рома летал в облаках, Алиса отвлекла внимание французов на себя.

– Элис, мон шери, – французский парень расцеловал Алису в обе щеки. Крема на них уже не было, – как я рад тебя снова увидеть! – В добавок к щекам он еще чмокнул обе её руки. Тимур понял, этот прием был нужен, чтобы просто взять его Алису за руку и повернуть в свою сторону, подальше от Тимура и Ромы. Он быстро поправил в своем умственном диалоге слово «его Алису», на «просто Алису».

– Гюстав, Софи, познакомьтесь, это Роман и Тимур, мы в одной команде.

Перекинув длинную черную косу с плеча за спину, Софи опустила глаза на стикер Ромы, – приятно познакомиться, я ваш аккаунт еще не знаю. – Софи не обращала внимания на своё испачканное вином платье, дружелюбно приветствуя Рому и Тимура, пожимая кончиками пальцев им руки. Аккаунт Тимура она тоже не знала, но этот парень был внешне неплох, накаченный русский медведь, острый взгляд замечал происходящее вокруг на триста шестьдесят градусов. Тимур не был похож на парней из этого зала. Как минимум, его брюки были нормальной длины и не оголяли щиколотки. На его кожу не был нанесен увлажняющий крем, а когда он пожал ей руку, даже на миллиметр не тронулся с места, чтобы исполнить ритуал с лобызаниями, она ощутила настоящую мужскую ладонь, не наманикюренную, не украшенную кожаными фенечками или серебряными кольцами с Бали. Тимур с Ромой оба понравились ей. Софи по-женски позавидовала Элис, всегда та опережала их бесконечный блогерский бег, и фестом, и своим видом, и теперь своей командой. Гюстав тем временем повел Алису в сторону своего фуршетного столика, около которого остался Люка, третий участник французской команды. От объятий Люки Тимур увернуться не успел и утонул сначала в облаке его кудрявых белых волос, а потом и парфюма. Тимур обернулся на остальных в зале, ища намёк, что ему не придется мацать каждого. Но Алиса, очевидно, была гипер-популярна в блогерской среде. Тим заметил, как толпа попривыкла, перестав соблюдать дистанцию и к ним потянулись участники игры.

Яркая кучка шведских девушек в серебристо-оранжево-розово-феолетовых юбочных зефирах первыми направили камеры айфонов к русской команде, начиная приближаться, сокращая дистанцию. Та, что представилась Линдой, говорила мужским средним тенором, таким голосом говорят обычно все дикторы по телеку или в рекламе.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.

Примечания

1

Большой палец

2

До скорого, мой друг

3

Тест с симметричными черными кляксами

4

Американское общество пионов American peony Society

5

Алиса_бесконечность999 – дословный перевод

6

Британский капитан судна «Шарлотта» Ост-Индской компании, первооткрыватель Томас Гилберт

7

Британский политик и купец, мореплаватель, первооткрыватель Эдвард Эллис

8

Нет, ну ты что!

9

Все в порядке, все хорошо. Спасибо.