книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Разделенные временем

Мария Калужина

Глава 1

– Ладно тебе, Витёк, чего ты так боишься? – игриво подмигнув, я легонько толкнула своего младшего брата плечом в знак ободрения. – Врач всего-навсего посмотрит тебя и выпишет рецепт на лекарства. Ничего страшного в этом нет!

– Как же! Не тебе ведь будут тыкать этой холодной металлической штукой в рот! Беее, – он состроил мученическую гримасу и на секунду замедлил шаг. – Тем более, что последний мой поход к ЛОРу закончился и вовсе жуткой процедурой – промыванием гланд!

– Зато после нее тебе сразу стало легче. Ты ведь помнишь? – мой голос понимающе смягчился.

– Помню, – со вздохом отозвался Витёк.

Болеть мужчины не умеют: любой дискомфорт в горле, а тем более температуру выше 37 градусов они воспринимают как личную трагедию. К сожалению, мой братик – не исключение. И ведь угораздило его иметь неприятное заболевание «хронический тонзиллит». Минимум дважды в год его гланды воспаляются, и поход к врачу становится неизбежен. Медики уже неоднократно предлагали ему удалить небные миндалины, раз они не выполняют свои функции и доставляют лишь неудобства. Однако при одной только мысли об операции у высокого статного парня подкашивались ноги и бледнело лицо.

Наконец мы поднялись на третий этаж клиники, где среди множества белоснежных дверей без труда нашли нужную с заветным номером 305. На электронном табло красовалась надпись «Васютина Ирина Георгиевна, врач-отоларинголог», а сверху приветливо горел зеленый огонек. Других желающих посетить врача в этот жаркий солнечный день не наблюдалось, так что Витёк мужественно постучал в дверь и, получив приглашение войти, скрылся в кабинете.

Ждать его возвращения полчаса (именно столько времени отводится на прием одного пациента в этой клинике), просто стоя за дверью, мне было скучно, и я решила пройтись по коридору с целью изучить висевшие на стенах познавательные плакаты. На них всегда есть какие-нибудь картинки, написаны меры профилактики болезней и прочая полезная информация.

В далеком детстве я мечтала стать врачом и навсегда связать свою жизнь с медициной, но судьба распорядилась иначе. После окончания школы у меня не получилось поступить в Московский медицинский университет бесплатно, и желание пропало. Я устроилась работать официанткой в кафе на Арбате, где однажды познакомилась с интересными ребятами. Они рассказали, что в свои 25 лет уже объехали половину страны: Мурманск и Сочи, Екатеринбург и Калининград, Санкт-Петербург и Горно-Алтайск… Перемещались друзья преимущественно автостопом и лишь иногда поездом, жили в палатках и хостелах, а единственным источником дохода для них служил личный видеоблог о путешествиях. Заработок небольшой, но его полностью хватало на жизнь. За два года путешествий никто из них ни разу не был дома.

Меня настолько захватил дух приключений, что я без раздумий оставила вполне себе стабильную работу в самом центре столицы и присоединилась к ребятам, а мой младший братишка в последний момент увязался за мной.

Если к моему взбалмошному характеру и бунтарскому поведению родители уже давно привыкли, то Витёк их заметно удивил своим поступком. Покладистый домашний мальчик, вчерашний школьник-отличник, отпраздновав выпускной, внезапно покинул отчий дом с гитарой наперевес.

Старшие товарищи Митя и Сережа взяли над нами шефство, помогли выбрать и приобрести необходимое снаряжение, обучили мастерству автостопа и представили подписчикам своего блога как Кая и Герду – бесстрашных брата и сестру, отважившихся на полное приключений путешествие. Между прочим, этот псевдоним до сих пор присутствует в нашей с Витьком жизни. Точнее, теперь это название нашего так называемого семейного туристического агентства.

Спустя год наши друзья решили сделать перерыв и вернуться в родные пенаты, но не потому, что им надоела жизнь кочевников. Совсем наоборот! Их целью было получить водительские права и собрать собственный дом на колесах для более комфортных путешествий. На этом наши пути разошлись.

– Ну наконец-то! Что с тобой там так долго делали? – улыбаясь, спросила я братишку, когда он с измученным видом вышел из кабинета врача. – Неужели снова промывали гланды?

– Фух, на этот раз нет. Зато, – Витя обернулся, чтобы прочитать верно имя и отчество врача на электронном табло, – Ирина Георгиевна подробно рассказала мне о новом дорогом чудодейственном лекарстве. Обещает 100% гарантию излечения от этого ненавистного тонзиллита.

– Все ясно. А антибиотик она тебе выписала? – я хоть и не поступила в университет, но кое-что в медицине понимала. Хотя бы то, что 100% гарантии ни один уважающий себя врач дать не может.

– Да, как обычно. Снова пить эту гадость, – брат в очередной раз поморщился и протянул мне рецепт.

– Ну это главное. Надеюсь, чудо лекарство за кругленькую сумму ты не планируешь покупать? – на всякий случай уточнила я.

– Нет, Лёлька, – Витёк звонко рассмеялся, а затем закашлялся. – Не верю я в гомеопатию. Предпочитаю традиционное лечение, каким бы мерзким оно не было.

Внезапно на мой телефон пришло сообщение. Звук оповещения звонко раздался в гулкой пустоте коридора клиники. Я поспешила прочитать его. Писал давний клиент из Шотландии, который уже успел стать нам хорошим другом. В очередной раз Кристиан собирается приехать в Россию и попросил нас организовать для него путешествие на юг – к Черному и Азовскому морям.

«Семейное туристическое агентство „Герда и Кай“ организует для вас индивидуальное путешествие в любую точку России!» Такой фразой приветствует посетителей наш сайт и страничка в социальных сетях.

В отличие от наших друзей, после года совместных разъездов по необъятной стране мы с Витьком решили, так сказать, «нести искусство в массы». Вот уже на протяжении двух лет мы придумываем, прорабатываем, создаем и полностью бронируем поездки для русских и иностранных туристов по их индивидуальным запросам, в том числе на любой кошелек.

Благодаря личному опыту, а также куче просмотренного и прочитанного материала, Витёк и я всегда находим идеальный вариант путешествия. Продумывая маршрут каждого клиента, мы вкладываем в него не только знания, но и душу.

Во многом нам помогают подписчики, живущие в разных городах страны. Мы называем их «агентами». Кто-то может предоставить жилье для аренды в живописном месте, кто-то – обеспечить трансфер, а кто-то провести экскурсию или даже сводить на рыбалку. Конечно, все это под нашим руководством и контролем.

В последнее время большинство наших клиентов – иностранцы. Спасибо требовательной учительнице, которая в школе у нас с Витьком преподавала английский язык.

– Это Крис, – оповестила я брата. – Говорит, что наш маршрут его полностью устраивает, впрочем, как всегда. Кстати, ты получил ответ от Артура?

– Да, в Агое есть пара частных домов для аренды как раз на эти дни.

– Отлично, тогда поехали! Посмотрим, что они из себя представляют, – радостно произнесла я.

Прибрежный город Туапсе, жаркий и душный уже в июне, стал для нас временным пристанищем. Из него довольно удобно можно добраться в любой уголок юга нашей страны, что сейчас крайне важно. Ведь в этом году мы с Витей решили лично проверить весь маршрут, придуманный для нашего друга.

– Да, только зайдем в аптеку, – Витёк остановил меня легким прикосновением к руке. – И не забывай, я тяжело больной человек!

– Помню-помню. А еще зайдем в магазин и купим тебе банку варенья и кило конфет. Кажется, такое лечение показано «самому тяжело больному в мире человеку»? – я звонко рассмеялась, на что Витёк недовольно цокнул языком и закатил глаза. – Да ладно, не обижайся. Я прекрасно тебя понимаю. Антибиотик поможет уже с первой таблетки, тебе быстро полегчает.

Виктор, а проще говоря, мой любимый братишка Витёк, в свои 20 лет стал мне опорой, защитой и поддержкой во всем. Веселый и болтливый, но знает, когда нужно промолчать. Ранимый и нерешительный, но готов взять на себя ответственность в нужный момент. Умный и любознательный, но способен влиться в любую компанию, изображая из себя то шута и клоуна, то мужественного героя. Никого ближе у меня сейчас нет.

Его жизнь изменилась кардинально всего за одну ночь – выпускную. Мой романтичный брат признался однокласснице в любви во время прогулки на теплоходе по Москве-реке, а она со смехом отказала ему. При этом не забыв указать на недостатки: болтливость, «слишком приличный» внешний вид и отличную учебу… Какая может быть Бауманка, когда сердце разбито? И вот ранним утром 22 июня Витёк наскоро скинул выпускной костюм, надел первые попавшиеся джинсы, кроссовки, футболку, толстовку… И не взял ничего, кроме карточки на метро, паспорта, телефона и акустической гитары.

Он догнал меня уже на перроне, когда до отправления поезда Москва-Петрозаводск оставалось всего полчаса. Я тогда подумала: «Если для него найдется билет в кассе, значит – это судьба». И билет нашелся. Ребята, конечно, не рассчитывали на внезапную прибавку в количестве путешествующих, а потому поставили новичку условие: развлекать их песнями под гитару. С этой задачей Витёк справился успешно, ведь закончил на отлично музыкальную школу по классу гитары.

Во время поездки заметно изменились не только музыкальные пристрастия моего брата, но и внешность. Из ухоженного мальчика с аккуратной короткой стрижкой, носившего преимущественно классические брюки/джинсы и светлый верх, он превратился в молодого парня, предпочитающего узкие потертые джинсы, видавшие виды кеды и футболки с разными надписями (порой придуманными им самим). На голове теперь красовалась копна светлых вьющихся волос, которые предательски лезли в глаза, а потому он собирал их назад простым черным ободком. Бывшего домашнего мальчика в нем выдавали только яркие голубые глаза.

При всем желании музыкальная карьера у Витька не задалась. По возвращении в Москву он немного поиграл в панк-группе, но его быстро разочаровали крайне скудные знания нотной грамоты у коллег по цеху, грязная техника игры, банальные тексты песен и постоянное присутствие алкоголя с травкой на репетициях. Особенно расстроил последний факт, ведь он не признавал допинга ни в жизни, ни в творчестве. К счастью, любовь к музыке он не потерял.

– Я вызову такси, – Витёк с усилием достал большой мобильный телефон из голубых узких джинсов и быстрым движением открыл нужное приложение.

– Хорошо. Я пока схожу в дамскую комнату.

Уборная находилась здесь же, на третьем этаже, и выглядела безупречно чистой. Пользуясь моментом, перед большим зеркалом я поправила прическу, точнее, безуспешно попыталась пригладить русые вьющиеся волосы длиной до плеч. Что ни делай – они всегда выглядят так, будто я только что проснулась и оторвала голову от подушки. Наконец я взялась за ручку двери, намереваясь выйти, но что-то меня насторожило. Эта дверная ручка выглядела не так… Я уверена, что здесь была длинная гладкая серебристая ручка, а теперь она круглая и потертая! В недоумении я повернула ее, открыла дверь и вышла. Витёк стоял на прежнем месте, пристально и напряженно вглядываясь в экран мобильного телефона.

– Что-то не так? – я аккуратно спросила его, одновременно оглядываясь вокруг и приходя в тихий ужас.

– Да… – отозвался Витя. – Никак не могу вызвать такси. Мобильный интернет почему-то перестал работать.

– Посмотри вокруг, – серьезно сказала я.

Стоило только моему брату оторвать взгляд от телефона, как его глаза округлились от удивления.

Мне не показалось: он видел то же самое, что и я!

Стены клиники, недавно выкрашенные в белоснежно-белый цвет, теперь выглядели серыми, а краска местами потрескалась. Кожаные диванчики и стулья с мягкой обивкой просто исчезли – на их месте стояли лавки с деревянными сиденьями. Электронных табло на дверях кабинетов будто и не бывало вовсе – лишь старомодные таблички. Точно такая же была и на кабинете 305, где теперь, по всей видимости, принимает уролог.

– Тебе врач точно горло смотрел?.. – сдавленно, с нервным смешком, поинтересовалась я у брата.

– Этому должно быть логическое объяснение! – неожиданно для себя самого воскликнул он фальцетом.

Глава 2

Не сговариваясь и молча, мы спустились по лестнице на первый этаж клиники. Здесь нас тоже ждал сюрприз: вместо островной стойки регистрации с приветливыми молодыми сотрудницами у правой стены красовалась регистратура с недовольными тетушками предпенсионного возраста. Они небрежно перебирали карты пациентов, периодически поглядывая на стрелки настенных часов. До нас им не было никакого дела.

Без пяти минут час дня. Вот почему здание было практически пустым! Часть медперсонала собиралась на обед, а часть – сдавать утреннюю смену. Больных в такое время обычно не бывает. Точнее, не бывало.

В 2025 году практически не осталось государственных поликлиник, где можно было получить медицинскую помощь по полису обязательного страхования или, по-простому, бесплатно. Очередная медицинская реформа привела к тому, что добровольное страхование стало доступно практически каждому жителю нашей страны, и число частных клиник увеличилось в разы.

По странному стечению обстоятельств, сегодня Витёк зашел в кабинет врача-отоларинголога в новом медицинском центре, а вышел из кабинета врача-уролога обычной государственной поликлиники.

Покинув хмурое медицинское учреждение, мы с братом присели на ближайшую лавочку, напротив которой тонкими струйками голубой воды красовался небольшой фонтан.

– Кажется, в Агой мы сейчас не поедем… – медленно и задумчиво произнесла я.

– Ох, Лёлька, – протяжно выдохнул Витя, – похоже, мы перенеслись на несколько лет назад.

– В прямом и переносном смысле, – грустно закончила я за него и, сложив руки на коленях, опустила на них свою голову. – И что теперь делать?

– Так, не унывать! – неожиданно бодро мой младший брат взял инициативу в свои руки. Он резко встал и стал загибать пальцы. – Во-первых, узнаем, какой сейчас год. Во-вторых, найдем себе пропитание и ночлег на сегодня. В-третьих, уже завтра вернемся в свое время!

– Звучит оптимистично, но вряд ли осуществимо. Ты так не думаешь? – я смотрела на Витька с диким желанием заразиться его позитивным настроем.

– Где наша не пропадала! – он протянул мне руку, приглашая следовать за ним. – Где твоя тяга к приключением и путешествиям?

– Ты прав, сидение на одном месте ничего не даст.

Встав с лавочки, я уже более внимательно осмотрелась вокруг. Небольшой сквер перед поликлиникой выглядел блекло и не ухожено: местами разбитая и вздыбленная плитка, вместо цветов на клумбах потрескавшаяся от жары земля, на бортах фонтана сквозь тонкий слой белой краски проглядывают непристойные надписи. Неужели это Россия? Важный портовый город на юге нашей страны? Складывается впечатление, что мы перенеслись не назад во времени, а попали в какую-то параллельную реальность.

– Предлагаю для начала отправиться в центр города, а уж там разберемся, что к чему, – Витёк был настроен решительно.

За два дня, проведенных в Туапсе, мы успели пройти его вдоль и поперек, так что добраться до центральной площади с обелиском и фонтаном не составит труда. По крайней мере, мы так думали.

На самом же деле сориентироваться оказалось немного сложнее. Ставшая уже привычной южная туристическая красота сменилась побитыми асфальтовыми дорожками и неухоженными домами. Неизменным осталось лишь бескрайнее синее, а точнее, Черное море. К нему нас и привела пешеходная зона города.

Привычным движением Витя полез в карман джинсов, чтобы достать мобильный телефон.

– По-прежнему нет сети… – констатировал он факт.

Машинально я посмотрела на свой телефон. Его экран был немного меньше, но это позволяло гаджету отлично помещаться в мою маленькую синюю сумочку, всегда висевшую через плечо.

– И у меня… – протяжно добавила я.

– Что ж, зато теперь у нас есть отличный фотоаппарат с часами, – улыбнулся Витёк и сделал несколько кадров так называемой набережной.

– К тому же с хорошим аккумулятором. Хотя бы зарядку искать не придется. Моих 50% хватит на два дня минимум, – поддавшись примеру брата, я навела камеру телефона на море и пару раз нажала виртуальную кнопку спуска затвора.

Отсутствие мобильной связи, а также мобильного интернета сильно выбивало из колеи. Мы настолько привыкли всегда иметь под рукой универсальное средство коммуникации с миром и нескончаемый источник информации, что без этих благ уже не представляли свою жизнь. Как бы печально это ни звучало.

– Смотри, газетный киоск, – произнес Витя и кивнул куда-то справа от себя. – Давай подойдем. Там наверняка выставлены журналы и газеты.

Быстрым шагом мы добрались до намеченной цели. Продавца не было на месте, а на окошке красовался листочек с надписью «Обед 15 минут». В принципе, нас это нисколько не огорчило, ведь покупать мы все равно ничего не собирались. Нас интересовали исключительно обложки печатных изданий, где мог быть указан текущий год.

– Я нашла! Июнь 2005 года, – звонко прочитав дату на обложке журнала Glamour, я привлекла внимание курившего неподалеку парня.

– Примерно так я и думал, – задумчиво поглаживая подбородок, произнес Витёк.

– Первый пункт плана выполнен. Переходим ко второму?

Краем глаза я заметила, как парень с сигаретой в руке, не скрывая интереса, уже подслушивал наш разговор.

– Да, у нас еще достаточно времени, чтобы найти место для ночлега, – мой брат вновь посмотрел на экран телефона, где по электронному циферблату перемещались электронные же стрелки часов.

– Полагаю, возвращаться в квартиру Татьяны Васильевны не имеет никакого смысла… – в моем воображении вмиг появилась картинка гипотетической встречи с хозяйкой жилья, что мы арендовали в Туапсе в наше время. В скромной, но ухоженной советской однушке мы оставили рюкзаки со всеми, пусть и немногочисленными, вещами. В лучшем случае она выставит нас за дверь, угрожая пригласить стражей порядка, а в худшем – вызовет специализированную бригаду скорой помощи.

С собой у меня были только наши паспорта. Ума не приложу, почему до сих пор столь важный документ – бумажный? Ведь это так непрактично! Особенно в эпоху цифровых технологий, когда уже даже деньги виртуальные, а купюры и монеты давно вышли из оборота и стали предметом охоты нумизматов.

– Кстати, о деньгах… – я озвучила, внезапно возникшую мысль.

– Да-да, я уже подумал об этом. Все наши денежки находятся в мобильном банке. Как ты понимаешь, доступа у нас к ним нет.

– Привет, – парень, что стоял неподалеку и подслушивал наш с Витьком разговор, решил к нему неожиданно присоединиться. Точнее, дерзко влезть. Он медленно сделал последнюю затяжку, выдохнул дым, бросил окурок на асфальт и затушил его носком белого потрепанного кроссовка. – Меня зовут Александр, но для вас просто Алекс.

– Виктор, – немного настороженно представился мой брат, прищурив глаза. – А это моя сестра Лена.

– Я невольно подслушал ваш разговор. Вам нужна помощь? – новый знакомый, на первый взгляд, казался безобидным. Молодой человек примерно нашего возраста, одетый по-простому в голубые прямые джинсы и белую, пусть и застиранную, футболку. Дополняли образ черные кудрявые волосы до плеч и удивительные синие глаза.

Не сговариваясь, мы с Витьком переглянулись и еле заметно кивнули друг другу.

– Да… – Витя решил действовать прямо: пан или пропал. – Мы остались без денег и ночлега. Можешь нам с этим помочь?

– Если вас обокрали, то это в милицию, – размеренно отозвался Алекс и сделал театральную паузу. – А пустить переночевать и угостить ужином могу. Только… – он внимательно посмотрел сначала на меня, а потом перевел взгляд на Витю. – Если расскажете мне по-честному, что с вами приключилось.

– Сегодня каким-то невероятным образом мы переместились в прошлое на 20 лет назад… – начал рассказ Витя.

– Мне следовало догадаться, – с легким смешком перебил его Алекс. – Такие узкие джинсы мужчины сейчас не носят. Тебе повезло, парень, что днем горячий кавказский народ отдыхает по домам. Иначе неприятной встречи не избежать. Ладно, – после небольшой паузы продолжил он. – У меня дома есть пара джинсов нашего времени. Одолжу.

– А таблетки антибиотика у тебя случайно нет? – Витя наигранно потер рукой шею и покашлял, намекая на свое болезненное состояние.

Я уже успела забыть, зачем, собственно говоря, мы посетили сегодня эту медицинскую «машину времени». Брата уже второй день мучила боль в горле – снова воспалились гланды.

– Таблетки чего? – неуверенно переспросил наш новый знакомый.

– Вот, – я достала из сумочки, сложенный пополам листок бумаги – рецепт на антибиотик – и протянула его Алексу. Он внимательно изучил документ, подкрепленный печатью врача, и кивнул в сторону ближайшей аптеки.

– Пойдемте. Надеюсь, это лекарство в нашем времени уже продается.

Все вместе мы направились в небольшое белое здание, приветливо подмигивающее зеленым крестом. К сожалению, препарат, который у нас можно купить дешево, здесь и сейчас стоил баснословных денег. Однако добрая тетя фармацевт, выслушав жалобы Витька на разыгравшийся совсем не вовремя хронический тонзиллит, предложила другой антибиотик из этой же группы. Его цена была куда доступнее. После покупки Витя попросил у нее стакан воды, тут же выпил таблетку и, расплываясь в улыбке, поблагодарил Алекса за помощь.

– Ведь говорили тебе – удали эти гланды! Тогда не пришлось бы сегодня идти в клинику, будь она неладна, – я по-доброму бурчала и подкалывала младшего брата, чтобы немного разрядить обстановку, как только мы вышли из аптеки.

– А что за клиника? – заинтересовался Алекс.

– На улице Калараша, – хором ответили мы с братом.

– Да… Сходил к ЛОРу, называется. Именно в стенах этой клиники мы и переместились в прошлое, – пояснил Витёк.

– Знаю это местечко, – спокойно ответил Алекс. – Это обычная городская поликлиника.

За непринужденным разговором мы не заметили, как ушли в западную часть города и уже подходили к одной из пятиэтажек. Она стояла в непосредственной близости к набережной, чьи внушительные укрепления никак не сочетались с протекавшей внизу обмелевшей рекой. Вероятно, полноводной она бывает исключительно весной, когда тают снега кавказских гор.

На другом берегу виднелся небольшой тенистый сквер с уютными лавочками и дорожками. Попасть в него не составит труда – нужно лишь пройти по узкому пешеходному мосту, расположенному неподалеку.

Тем временем мы зашли во двор пятиэтажного дома: узкая полоска асфальта с единичными припаркованными автомобилями, кирпичные ветхие гаражи, желтая нитка газопровода, несколько высоких старых деревьев и спрятавшаяся в их тени детская площадка. Наше с Витьком детство прошло в похожем Московском дворе.

– Вот здесь я и живу, – почему-то грустно сказал Алекс и открыл входную дверь подъезда.

Глава 3

Подниматься высоко не пришлось. Наш новый знакомый жил на втором этаже, в небольшой двушке с крохотной кухней.

– Располагайтесь. Чувствуйте себя как дома, – Алекс радушно пригласил нас войти.

Следуя своей давней привычке мыть руки, придя с улицы, я направилась в ванную комнату, а по дороге аккуратно заглянула в гостиную и спальню. Квартира была уютной, чистой и светлой, даже несмотря на низкие потолки. Интересно, не согласился бы Алекс сдавать ее нашим клиентам?.. Уверена, иностранцы оценили бы по достоинству такое отличное жилье, да еще расположенное в столь живописном месте. Голос профессионального турагента активно звучал в моей голове, будто не замечая двадцатилетней разницы во времени.

Спустя пару минут я присоединилась к ребятам на кухне. Мой братец вальяжно сидел на одном из двух деревянных стульев, расположенных по бокам от маленького квадратного обеденного стола, в том время как хозяин дома уже поставил на огонь газовой плиты металлический чайник со свистком и теперь осматривал содержимое холодильника.

– Так… – протяжно произнес Алекс. – Могу предложить вам яичницу с колбасой и помидорами.

– С огромным удовольствием соглашусь, – радостно отозвалась я и уселась на второй свободный стул. – У тебя очень уютно. Ты живешь один?

Несмотря на чистоту и идеальный порядок, в квартире я не заметила женских вещей. Да и вообще вещей было мало.

– Нет… То есть да. Вернее, я вообще здесь больше не живу… – путанные слова Алекса растворились в шуме закипавшей воды и скворчащего на сковороде масла.

Спустя немного времени перед нами на столе стояла аппетитная яичница: сладкие помидоры, ломтики поджаренной вареной колбасы и яички с оранжевым желтком. Вот она, простая, но такая вкусная кухня на скорую руку. Аромат стоял потрясающий! Я с удовольствием сделала глоток горячего чая из большой белой кружки и приступила к трапезе.

Однажды летом родители ездили с нами в Анапу. Мне как раз исполнилось 9 лет – на носу был третий класс, а Витьку только предстояло стать первоклашкой. Море, солнце, желтый песок, холодное мороженое и горячая вареная кукуруза – что еще нужно для счастья ребенку? Удивительно, но из той поездки больше всего я запомнила совсем не это. Я запомнила завтрак, который готовил наш папа по утрам. Яичница с помидорами. На юге она по-особенному вкусная.

К сожалению, та семейная поездка на море была первой и последней. У моей мамы диагностировали редкое аутоиммунное заболевание и запретили находиться на жарком солнце.

Сейчас аромат яичницы, приготовленной Алексом, погрузил меня в чудесные воспоминания далекого детства.

Кстати говоря, хозяину дома не хватило стула, и он ел стоя, прислонившись к кухонному столу рядом с плитой. В один миг я почувствовала себя неловко и попыталась уступить ему место, но Алекс жестом показал, что это лишнее.

Когда тарелка опустела, я ощутила приятную сытость и расслабилась, напрочь забыв о наших временных приключениях.

– Наверное, мне пора бы немного рассказать о себе? – нарушил молчание наш новый знакомый.

Быстрым движением он отодвинул белую полупрозрачную занавеску, оголив часть окна и коричневую с незатейливым узором пепельницу, что стояла на подоконнике, а из заднего кармана джинсов достал пачку сигарет, внутри которой была спрятана дешевенькая зажигалка.

Мы с Витьком живем в эпоху пропаганды отказа от курения. По крайней мере, курения сигарет. В далеком прошлом остались клубы дыма на концертах, в ресторанах и барах, на остановках и около метро. Стрельнуть сигаретку, как это было раньше, теперь практически невозможно. Не только из-за многочисленных ограничений и опасений получить внушительный штраф, но и дороговизны табачных изделий.

Алекс открыл пошире форточку, закурил и, выпустив первую порцию дыма, продолжил:

– Вообще-то я москвич. Два года назад переехал сюда со своей девушкой. Ей предложили хорошую работу переводчиком, с перспективой перехода в международную компанию и всеми вытекающими благами заграничных командировок. Упускать такой шанс было бы глупо.

Я с интересом наблюдала, как Алекс курит и одновременно рассказывает нам историю своего появления здесь, в Туапсе. Вредная привычка нисколько не мешала ему. Скорее, наоборот, органично вписывалась в поведение молодого человека.

– Я собирался стать физиком-ядерщиком, но бросил университет. Ради нее… – он оборвал фразу и посмотрел куда-то далеко сквозь стекло, погрузившись в собственные мысли и воспоминания. Сигарета в это время продолжала тлеть, медленно превращаясь в дымящийся пепельный скелет.

– Бауманка? – в тишине кухни внезапно раздался голос Витька.

– Да… Она самая. – Алекс легонько постучал сигаретой по краю пепельницы, стряхнув в нее пепел, снова затянулся, выпустил дым аккуратной струйкой на улицу и продолжил свой рассказ. – А эту двушку в престижном районе помогли снять ее родственники. Аренда практически ничего нам не стоила. Главным условием было поддерживать чистоту и порядок. С этим мы справлялись, – докурив, он затушил окурок, прикрыл форточку и задернул занавеску. – Пока моя девушка занималась переводами и ездила на переговоры, я работал кем и как придется. Летом – официантом в кафешках, в остальное время – курьером, грузчиком, продавцом и даже пару месяцев таксистом. Меня это вполне устраивало. Ведь я был без ума влюблен и нисколько не жалел о потерянных возможностях.

– Похоже, закончилось все не гладко? – Витя четко подметил, что ожидать хороший конец у этой истории не стоит.

– Да, ты прав. Оказалось, она целый год общалась с каким-то иностранцем, якобы по работе. А вчера собрала свои вещи и уехала к нему. Навсегда. Бросила меня практически без объяснений.

На последней фразе наши с Алексом взгляды встретились. В ту же секунду мое сердце ускорило ритм, а щеки предательски вспыхнули огнем. Почувствовав себя неловко, я нервно вытащила несколько прядей волос из-за ушей и попыталась прикрыть ими румянец. Алекс еле заметно, по-доброму улыбнулся в ответ на мои сумбурные действия.

– Завтра я возвращаюсь в Москву и предлагаю вам поехать со мной, – скрестив руки на груди, спокойно произнес новый знакомый и замолчал в ожидании нашей реакции.

Я вопросительно посмотрела на Витька, но увидела лишь такой же вопрос в его глазах.

– У меня есть идея, как помочь вам вернуться в свое время. Не уверен, что она сработает… Но других вариантов у вас ведь все равно нет? – Алекс попытался пояснить свое внезапное предложение.

– Да, до этого пункта мы еще не дошли… – еле слышно отозвалась я.

– Тогда слушайте мой план. В универе, где я учился, есть один пожилой профессор. Большую часть своей жизни он посвятил изучению возможности перемещения во времени и пространстве. Кротовые норы и все такое, – уровень энтузиазма в голосе Алекса нарастал с каждой фразой. Впервые с момента нашего знакомства он был настолько эмоционален. – Не знаю точно, как далеко он продвинулся в своей работе, но наверняка сможет объяснить ваше появление здесь. А возможно, и поможет вернуться обратно.

– Потрясающая идея! – воскликнул Витёк. – Только есть одна проблемка… У нас нет денег на дорогу.

– Деньги не такая уж большая проблема. Сегодня утром я забрал остатки зарплаты, когда увольнялся из кафе. Там немного, но на три дешевых билета в плацкартный вагон хватит. Собственно говоря, я возвращался домой от места бывшей работы, когда встретил вас. Остановился, чтобы покурить и в последний раз посмотреть на море… – Алекс вновь замолчал и уже начал погружаться в себя, но вовремя опомнился. – В общем, мы бы могли купить билеты на поезд. Только купить их без документов не получится.

– А у нас как раз есть документы! – я быстро открыла свою сумочку и вытащила два паспорта в кожаных обложках.

– А теперь посмотри год своего рождения, – Алекс загадочно улыбнулся.

– 2003 год… Да уж. На двухлетнюю девочку я не похожа.

– Это верно. Я вижу перед собой прекрасную молодую девушку, – внезапный комплимент от нового знакомого заставил меня опять покраснеть, но в этот раз ненадолго.

– За транспорт можешь не беспокоиться, – я бодро вернула тему разговора в прежнее русло. – Перед тобой опытные автостоперы. Мы с братом целый год путешествовали по России практически без денег. Проехать полторы тысячи километров для нас проще простого.

– Лёлька, – включился в обсуждение Витёк. – Не забывай, что в нашем времени мы пользовались онлайн картами, социальными сетями и прочими полезными приложениями. Но двадцать лет назад ничего подобного не было. Чтобы поймать попутку сейчас, тебе придется идти по обочине дороги с картонной табличкой в руках, на которой написан пункт назначения, – мой умный (временами чересчур) братик только что прилично опустил меня и заодно наши шансы быстро добраться до Москвы.

– Ты думаешь, я не справлюсь? – в моем голосе прозвучал вызов.

– Уверен. Ты не проедешь и половины пути! Ты даже не знаешь, как пользоваться бумажной картой, – рассмеялся в ответ Витёк.

Мы продолжили перекидываться колкостями и шутками, не замечая вокруг себя ничего. Со стороны могло показаться, что брат и сестра вот-вот вцепятся друг другу в волосы. Но это лишь на первый взгляд. Частенько таким образом мы с Витьком обсуждали и решали возникшие проблемы. Причем вполне успешно. Увлекшись, мы не заметили, как Алекс подошел к нам вплотную:

– Я не знаю, как и что там у вас в 2025, но здесь и сейчас люди выручают друг друга в сложной ситуации. Бескорыстно. Со мной вы оба не пропадете, – он улыбнулся и похлопал по плечу сначала Витю, а потом и меня. – Кстати, Вить, пойдем я дам тебе обещанные джинсы. Да и пара запасных футболок найдется. Вот только женской одежды у меня нет… Но ничего. Завтра что-нибудь придумаем.

Мы проследовали за Алексом в спальню и расположились на небольшом диване, который в ночное время превращался в двуспальную кровать. Наш друг, теперь мне хотелось называть его именно так, открыл дверцу шкафа и достал две стопки одежды: в одной были исключительно белые футболки, а в другой – пара голубых и синих джинсов.

– Вот, держи, – он кинул Вите синие джинсы, а тот их ловко поймал. – Свои «колготки» можешь оставить здесь. В дороге они тебе не пригодятся.

– Не смешно, – с неподдельной обидой в голосе отозвался мой брат. С тех пор, как изменился его стиль одежды, каждый предмет гардероба он тщательно выбирал и потом носил с огромным удовольствием. – Пройдет пару лет, и ты будешь ходить в таких же.

– Я? – звонко рассмеявшись, переспросил Алекс. – Сомневаюсь.

По-прежнему сидя на диване, я наблюдала, как из шкафа появился вместительный черный рюкзак. В него молодой человек аккуратно погрузил футболки и джинсы, затем в отдельный внутренний карман упаковал пару носков и нижнее белье, а сверху уложил одну-единственную рубашку с длинным рукавом и черную толстовку с капюшоном. Это оказались все его пожитки. Негусто.

Когда рюкзак был собран, Алекс открыл створку книжной полки и достал атлас автомобильных дорог России в ярко-красной обложке. Уверена, я видела точно такой же в машине отца, когда была маленькой. Устроившись поудобнее между мной и братом, он бегло пролистал страницы, нашел нужную с крупной надписью «Туапсе» и начал объяснять правила пользования непривычным для нас предметом, попутно прокладывая маршрут до Москвы.

В его словах не было ничего сложного, но сосредоточиться мне мешал странный звук. Оказалось, это Витёк машинально барабанит пальцами по колену, всматриваясь куда-то в угол комнаты.

– Твоя гитара? – наконец, осмелился спросить он, обращаясь к Алексу. Братишка и дня не мог прожить без музыки: постоянно слушал и играл что-то старое или новое. Вот и сейчас он очень тосковал по музыкальному инструменту и возможности поиграть.

– Да, моя.

– Хорошо играешь?

– Да… Вполне нормально. А ты?

– Да, тоже нормально. Можно? – Витёк уже встал и направился за гитарой. Разрешения он явно спросил лишь из вежливости.

Мой брат аккуратно расстегнул молнию на чехле, будто узкое вечернее платье ослепительной красотки. Нежным движением вынул из него гитару за гриф, придерживая струны пальцами так, чтобы они не зазвенели возмущенно от чужих прикосновений. В предвкушении игры, он внимательно и восхищенно осмотрел ее со всех сторон, подмечая узоры, потертости и царапинки. Так мужчина смотрит на обнаженное тело девушки, что первый раз оказалась в его постели, ожидая провести с ней бессонную ночь. Только после этого он положил гитару на бедро, закрыл глаза и профессиональным движением рук проверил строй: в одном месте его брови нахмурились – пришлось самую малость подтянуть струну. В этот самый момент я увидела лицо Алекса. Казалось, он тоже услышал небольшую шероховатость звука и одобрительно кивнул, когда Витя ее исправил. Все же музыканты – особенные люди.

– Сыграешь что-нибудь? – спросил Алекс своего гостя.

– Да легко!

После недолгих раздумий, Витя взял простые аккорды известной песни группы «Кино». Не узнать ее было невозможно.

– Круто, Цоя будут помнить еще двадцать лет, – удивленно сказал Алекс.

– Цой жив! По крайней мере, так написано на стене на Арбате, – подмигнув мне, отозвался Витёк. – Ладно, давай что-нибудь «поновее». И он начал играть свой любимый «Крематорий», альбом 2002 года. Алекс сразу подхватил ритм и отстукивал его руками и ногами.

Я всегда с удовольствием наблюдала, как мой брат играет на гитаре. Его мастерство для меня – девушки, не имеющей ровным счетом никаких музыкальных способностей, выглядело настоящим таинством и волшебством. Вот и сейчас я завороженно наслаждалась виртуозным исполнением любимой песни и наполнялась позитивными эмоциями.

– Теперь твоя очередь, – доиграв до конца, Витя протянул гитару владельцу. В очередной раз он ожидал услышать что-то посредственное. К сожалению, до настоящего момента ему так и не удалось встретить действительно талантливого и толкового гитариста под стать себе.

– Я пройдусь по старичкам, – спокойно произнес Алекс.

С первых аккордов я узнала вступление к песне Wish You Were Here. Это нетленное произведение, без преувеличения, мастодонтов психоделического направления – Pink Floyd. И Алекс играл его превосходно.

Закрыв глаза, я представила группу на сцене. Первый и последний концерт, на котором музыканты играли классическим составом после скандального распада. Всего 25 минут – они больше никогда не повторятся в истории музыки.

Удивительно, но я запомнила, как, будучи совсем малышкой, вместе с папой смотрела это выступление по телевизору в гостиной нашей новой квартиры. По его небритым щекам катились слезы, а губы тихонько повторяли каждое слово каждой песни. Сначала я была уверена, что это слезы радости, ведь он увидел любимую группу на сцене. И только спустя десяток лет поняла – это были слезы печали по ушедшим безвозвратно временам.

– В июле этого года Pink Floyd выступят последний раз. Они воссоединятся на один вечер для благотворительного концерта в Лондоне, – почему-то я посчитала нужным сообщить эту информацию Алексу.

– Не может быть! Я должен это увидеть! С детства обожаю Pink Floyd. До сих пор помню, как мой преподаватель в музыкальной школе говорил про них: «Головокружительные 7/8»…

– «Основа классической психоделики», – с улыбкой закончил фразу Витя. – Так говорил и мой учитель. Кстати, фамилия у него была совсем не музыкальная – Косолапов…

– Филипп Георгиевич, – теперь фразу закончил Алекс.

Ребята несколько секунд пристально смотрели друг на друга, осознавая невероятное совпадение.

– Я учился в музыкальной школе №310, – продолжил Алекс. – Косолапов там был самым молодым учителем.

– И я закончил эту музыкальную школу. Наш выпуск как раз проводил его на пенсию, – рассказал Витёк. – Слушай, я приятно удивлен твоим уровнем игры. Ты ведь возьмешь гитару с собой? Будем играть вечерами.

– Возьму, – с улыбкой отозвался наш друг.

Глава 4

Вчера вечером Алекс довольно долго изучал карту, обводил ручкой названия населенных пунктов и дороги, которые их соединяют, несколько раз звонил друзьям и знакомым в поисках ночлега для нас, подсчитывал возможные расходы и, в конце концов, составил окончательный вариант маршрута. Итак, нас ожидает шесть дней пути.

– Доброе утро! – Алекс бодро поприветствовал нас на кухне с кружкой чая в руке. – Как спалось?

– Что может быть доброго в семь утра? – недовольно пробурчал Витёк, плюхнулся на стул и закрыл глаза, на мгновение снова погрузившись в сон.

– Честно говоря, и я спала не очень, – мой голос звучал раздраженно и устало после тяжелой ночи, а на лице красовались полоски от подушки – они не прошли даже после умывания холодной водой.

К слову, Алекс был очень любезен по отношению к нам, двум пришельцам из будущего, что свалились ему на голову. Для ночлега он отвел нам гостиную, где предусмотрительно стоял удобный раскладной диван для гостей. Собственноручно заправил чистое и выглаженное постельное белье. Выдал полотенца. В общем, создал все условия для комфортного ночного отдыха. Вот только мне особо не спалось.

Всю ночь мне снился кошмарный сон, в котором я пыталась уехать домой в Москву, но никак не могла найти дорогу. Все мои попытки выйти на верную трассу, чтобы поймать попутку – были тщетны. Казалось, я ходила по кругу или, как говорится, блуждала в трех соснах.

Когда старомодный будильник громко протрезвонил семь утра, я искренне надеялась оказаться в однушке, которую нам с братом сдала Татьяна Васильевна. Или любой другой квартире, но главное – в 2025 году. Увы.

– У тебя случайно нет расчески? – после бессонной ночи мои вечно непослушные волосы и вовсе стали похожи на старое воронье гнездо. Их не мешало бы привести в порядок.

– Где-то должна быть, – Алекс поставил кружку на стол и удалился.

Краем глаза я заметила, как сдавленно хихикает Витёк:

– Вот лучшая расческа! – он показал свою правую руку, демонстративно провел пальцами по волосам словно гребнем, а затем собрал пряди ободком. – Привыкай к походным условиям, Лёлька.

– Вот, держи, – Алекс все же нашел небольшую пластмассовую расческу для меня. – Если честно, я особо не слежу за волосами. Они сами собой закручиваются, и лучше их не трогать, иначе я стану похож на одуванчик.

Поблагодарив, я направилась на поиски подходящего зеркала. То, что висело в ванной комнате, показалось мне слишком маленьким. Зато внутри шкафа, что стоял в прихожей, было зеркало практически в полный рост. Я заметила его совершенно случайно, когда проходила мимо приоткрытой дверцы.

Вот теперь я похожа на человека. И даже на приличную девушку: зеленая футболка-поло с аккуратным острым воротничком и тремя пуговками, узкие синие джинсы и черные низкие носочки.

Хорошо, что я переместилась во времени именно в этой футболке. Она удивительным образом сочетается с темно-зеленым цветом моих глаз и делает взгляд выразительным без всякой туши и подводки. Хотя для кого мне наряжаться? Вот уж внешний вид сейчас меня должен волновать меньше всего.

Вернувшись на кухню, я застала Витю жадно жующим бутерброд с сыром.

– Садись, сейчас тебе тоже сделаю, – Алекс щедро намазал белый хлеб маслом, положил на него толстый кусок сыра и протянул мне. – Приятного аппетита.

– Спасибо.

– Итак, сейчас нам нужно сходить в магазин. Купим в дорогу какие-нибудь консервы, крупы, хлеб, питьевую воду, шоколад, печенье. Думаю, такого набора нам хватит, – Алекс перевел взгляд на меня и добавил. – Алён, а ты посмотри, что еще вам нужно. Может быть, зубные щетки… Я ведь понимаю, что вы остались без всего.

– Да, хорошо, – калорийный завтрак заставил мое тело взбодриться, а мозги включиться в работу.

– В 9:00 мы должны быть на железнодорожном вокзале. Там нас подхватит мой хороший друг. Он местный житель. Поедет на машине в Анапу, чтобы забрать с отдыха жену и дочку. Согласился подвезти нас бесплатно.

– Значит, ночевать мы будем в Анапе? – поинтересовалась я, пытаясь вспомнить последний вариант маршрута, что мы обсуждали вчера.

– Нет, дальше мы должны добраться до станицы Старонижестеблиевская. У моего знакомого там старенький домик. Он не против, если мы переночуем, а заодно проверим, все ли в порядке. Сам он приезжает туда крайне редко в последнее время.

Пассажирский железнодорожный вокзал Туапсе находится на противоположной от дома Алекса стороне города. Мы могли бы без труда дойти до него пешком за полчаса, но решили воспользоваться общественным транспортом. Такая поездка не экономила нам время, зато сэкономила силы и дала возможность увидеть море, ведь маршрут автобуса в одном месте проходит вдоль набережной.

Точно в намеченное время к главному входу вокзала подъехала фиолетовая «шестерка». Из открытого водительского окна показалось улыбающееся лицо молодого парня кавказской национальности.

– Эй, Алекс, брат! – он махнул рукой в знак приветствия. – Рад, тебя видеть! Садись скорее.

Наш друг легким движением открыл багажник, закинул в него рюкзак и чехол с гитарой, а сам поспешил сесть на переднее пассажирское сиденье. Мы с братом устроились сзади.

– Привет, Казбек. Спасибо, что согласился нас подвезти, – громко захлопнув за собой дверь, сказал Алекс. – Со мной Витя и Лена, – торопливо представил он нас.

Водитель широко улыбнулся в зеркало заднего вида и без промедления тронулся с места, выруливая на ведущую из города дорогу.

– Поедем вдоль моря, поедем по горам. Михайловский перевал преодолеем! Надеюсь, твои друзья любят Американские горки? – с сильным акцентом, который я пока понимала с трудом, пошутил Казбек и оглянулся к нам назад, одновременно входя в поворот.

– Любят, любят. Не волнуйся, все будет нормально. Я за них ручаюсь! – рассмеялся Алекс.

Я заметила, что наш друг, как и водитель, не пристегнулся, а сзади и вовсе ремни безопасности отсутствуют.

В какой-то момент мне стало страшно за свою жизнь. Казбек вел себя за рулем на трассе, словно подросток, который тайком у папы стащил ключи от машины и поехал кататься с дружками по району. В шлепках на босу ногу он умудрялся легко нажимать педали газа, тормоза и сцепления. Руль держал исключительно одной левой рукой на двенадцати часах и управлял им из положения полулежа, временами приподнимаясь, чтобы выглянуть вперед через лобовое стекло. При этом не умолкая общался с Алексом и смотрел на него не меньше, чем на дорогу.

– Дочка моя очень просила отвезти ее на море, где песочек. Понимаешь, надоела ей галька! А я дочку очень люблю. Все для принцессы делаю! Вот отвез их с женой в Анапу на недельку. Сегодня заберу – поедем обратно в Туапсе. Соскучился ужасно! – все мои страхи исчезли, как только Казбек рассказал о своей семье. Он говорил с такой любовью, нежностью и заботой. Ну не может человек, который так ценит своего ребенка, рисковать. Значит, он уверен в себе и своих водительских навыках?

– А сколько лет Вашей дочке? – вежливо поинтересовалась я.

– Зачем «вашей»? Давай на «ты»! Алекс, я не понял. Я клиентов везу или друзей?! – с обидой в голосе произнес Казбек и даже на секунду отпустил руль, чтобы изобразить жест возмущения.

– Алён, дочке Казбека 5 лет. Он с удовольствием расскажет тебе о ней подробнее, – Алекс повернулся ко мне и подмигнул, намекая, что понятие вежливости здесь немного иное, и мне лучше брать пример с него.

– Жена моя – умница, все время занимается с дочкой. Рисуют вместе, вышивают. Недавно вот, ты представляешь, куклу из тряпочек сделали, в нашей национальной одежде. Как живая! Соседям так понравилась, они заказали такие же себе на продажу. А что? Ручная работа! А соседи эти держат сувенирную лавку у набережной. Туристов много ходит, покупают себе магниты и открытки всякие. Я так думаю, наши куклы им тоже понравятся!

С нескрываемой гордостью Казбек рассказывал о своей семье, временами переключаясь на соседей, родственников, друзей и знакомых. Нить его рассказа переходила из одной темы в другую, затем возвращалась обратно или петляла дальше, но слушать его все равно было увлекательно.

– Алекс, а помнишь, как с тобой познакомились? – неожиданно спросил Казбек, давая слово нашему другу.

– Да как тут забыть? – с легкой улыбкой начал свой рассказ Алекс. – Я работал официантом в кафе, где сестра Казбека отмечала день рождения. Я приносил им заказы, уносил пустые тарелки – все как обычно. Как вдруг в разгар застолья наблюдаю картину: молодая именинница сидит в слезах, а гости пытаются ее успокоить. Причина оказалась проста и банальна. Девушка мечтала услышать живую музыку на своем празднике, но в этот день штатный музыкант приболел и не смог прийти. Я подошел и предложил сыграть на гитаре – она стояла у нас в подсобке. Именинница с радостью согласилась. А дальше… Я играл часа два. Практически не отходя от их стола. Естественно, на следующий день меня уволили за халатное отношение к своим обязанностям.

– Да, а потом я предложил ему поработать со мной, – перехватил инициативу Казбек. – Вот на этой самой машине. Ласточка, а не автомобиль! Таксовали с ним вместе, по сменному графику. Я ему все показал, научил…

– Вот только больше пары месяцев я не продержался, – Алекс закончил фразу за своего друга. – Не по мне эта работа оказалась.

Узкая, местами разбитая дорога, петляющая сначала по горам вверх, а затем неизбежно стремящаяся вниз к воде, действительно напоминала популярный аттракцион. Я уже не первый раз еду по этому серпантину, но до сих пор восхищенно ужасаюсь на каждом крутом повороте, когда небо и земля буквально меняются местами на несколько секунд.

Удивительно, как Витёк может спать в такие моменты? Еще в начале пути он уютно устроился на заднем сидении и заснул. Его голова регулярно падала на бок, гудел мотор автомобиля, из окна задували порывы южного ветра, но все это нисколько не мешало моему младшему брату сладко спать с приоткрытым ртом и тихонько похрапывать.

Наконец мы успешно преодолели Михайловский перевал – самая сложная часть пути позади. К этому моменту я уже окончательно убедилась, что Казбек – отличный водитель. Он возлежал за рулем, словно римский патриций, но идеально знал дорогу и чувствовал свой автомобиль. В нужный момент он мастерски переключал передачу, одновременно выжимая сцепление, чтобы увеличить тягу на подъеме или, наоборот, осуществить плавное движение вниз по склону.

В полдень на автовокзале города Анапа Казбек попрощался с нами и поспешил к своей семье.

– Я вижу в твоих глазах вопрос, – неожиданно сказал Алекс, закурив первую за этот день сигарету, когда мы стояли в ожидании междугороднего автобуса. – Казбек за рулем с 14 лет. Да, он никогда не пристегивается. Да, он сидит за рулем так, как удобно ему, а не так, как написано в правилах. Но он, без сомнения, лучший водитель в Туапсе. И мой верный друг.

Признаюсь, я не знала, что ответить. Мне было стыдно за недоверие, которое хорошо читалось в моих глазах на первых километрах пути.

– Я рада знакомству с Казбеком. Он действительно интересный человек и классный водитель, – все, что я смогла сказать сейчас.

– Витёк, а ты, я смотрю, хорошо выспался? – Алекс улыбнулся и рукой показал на волосы моего брата. Я сразу не обратила внимания, что его ободок сполз куда-то на бок, а кудри торчали в разные стороны. Выглядел он забавно. Словно маленький ребенок, которого подняли с кровати, а разбудить забыли.

– Спокойно, моя расческа всегда при мне! – Витя вновь демонстративно поправил волосы рукой и зафиксировал ободком. – Да… Спал я великолепно… И теперь полон сил!

– Кто-то говорил про автостоп? – Алекс докурил сигарету, потушил окурок о край урны и выбросил в нее. – Скоро нам пригодятся ваши навыки. Прямого автобуса до Старонижестеблиевской нет, поэтому последние 10 километров нам придется пройти пешком или поймать попутку.

Дорога по станицам по сравнению с горной трассой была скучной и однообразной. Поля, узкие посадки деревьев и однотипные южные деревенские домики, соединенные желтыми газовыми артериями.

После съеденного перекуса в виде пачки Юбилейного печенья меня потянуло в сон. Я периодически закрывала глаза, отключалась на несколько минут, а затем просыпалась от ощущения падения – это мое тело наклонялось вперед, когда автобус тормозил на очередной остановке.

Витёк и правда хорошо выспался в машине, поэтому сейчас не знал, чем себя занять. Смотреть в окно ему быстро надоело, а послушать музыку на мобильном телефоне, как он обычно это делал, без интернета невозможно. Вдруг он заметил у впереди сидящего Алекса в руках плеер и наушники. Это был CD плеер. Такой я видела у нашего отца. Он бережно хранил его вместе с коллекцией дисков.

– Можно посмотреть? – Витёк осторожно дотронулся до плеча Алекса и жестом показал на интересующий его предмет.

– Да, конечно, садись рядом.

Витя быстро пересел вперед и погрузился в разговор с нашим другом. Открыв глаза на очередной остановке, я заметила, что ребята уже вместе слушают музыку, а в следующий раз меня разбудил голос Алекса, который озабоченно рассуждал о погоде.

– Ты видишь эти тучи? – спросил он.

– Да… – я сонно посмотрела в окно на небо – его действительно заволокло.

– Ничего хорошего это не предвещает. Дожди здесь бывают редко, но метко. Обычно это ливень. И похоже, начнется он совсем скоро.

Не прошло и пяти минут, как автобус выпустил нас между двумя станицами. Кроме поля и старой каменной остановки времен Советского Союза здесь не было ровным счетом ничего. А вот в нескольких километрах отсюда нас ждал дом, где можно было приготовить ужин и отдохнуть.

К сожалению, наши навыки автостопа оказались бесполезными из-за практически полного отсутствия машин на дороге. Местные жители давно сидели по домам в ожидании грозы, а редкие дальнобойщики просто пролетали мимо.

Пройдя пару километров, мы почувствовали первые грозовые капли. Большие и холодные, они касались кожи, заставляя ее покрываться мурашками. Вдалеке уже сверкали молнии и виднелись темные стрелы воды, спускающиеся с небес на землю. Несмотря на то, что до захода солнца было еще несколько часов, с каждой минутой становилось все темнее и темнее. Даже ветер переменился – теперь в лицо нам дуло холодом, смешанным с песком пыльной дороги.

Мы с Витьком уже неоднократно попадали под ливень и промокали насквозь. Ничего страшного в этом нет. Скорее, наоборот, забавно идти по лужам и чувствовать, как постепенно намокает одежда. Только сейчас мне почему-то было совсем невесело.

– Так, надо подумать, – серьезно сказал Алекс и остановился. – Чехол у гитары с защитным внутренним слоем – за инструмент можно не волноваться. Рюкзак тоже быстро не промокнет. А вот у нас с вами нет ни зонта, ни дождевика. Укрытий по дороге тоже особо не предвидится – только редкие остановки.

– Что ж, тогда выбор невелик… – спокойно произнес Витя. – Быстрее дойдем – быстрее согреемся и обсохнем.

– Да, ты прав, – согласился с ним Алекс и зачем-то полез в рюкзак. – Алён, возьми мою толстовку. Она все равно промокнет, но хотя бы не так быстро. А мы дойдем в футболках.

Минут через десять дождь знатно разошелся. Выглядывая из-под капюшона, я видела как тонкими струйками вода стекает по мокрым волосам Алекса прямо на лицо. Периодически он вытирал его рукой и поднимал голову, чтобы посмотреть вперед.

Дорожное полотно сначала равномерно покрылось водой, а затем на нем стали собираться бурные широкие ручьи. Они стремились куда-то вниз, напоминая горные реки весной. Один из них нам предстояло перейти прямо сейчас. До настоящего момента мои кеды чудом сохранили сухость и тепло. Мне так не хотелось окунать их в эту серую холодную воду и хлюпать ей оставшиеся километры пути. Я видела, как Витёк быстро перебрался на другую сторону, лишь одной ногой вступив в воду. Алекс последовал его примеру. И только я никак не могла решиться на прыжок и старательно оглядывалась вокруг в поисках более удобной переправы или какой-либо иной помощи. Мое замешательство заметил Алекс. Не говоря ни слова, он перешел дождевой ручей обратно и легким движением взял меня на руки. Я машинально обхватила его за шею и прижалась всем телом. Через секунду все вместе мы уже шли дальше.

– Алекс, не стоило. Мои ноги все равно промокнут рано или поздно, – мне было неловко, что из-за меня он вновь зачерпнул холодной воды в кроссовки.

– Мне уже нечего терять. Я промок до нитки. А у тебя еще есть шанс сохранить ноги сухими пару километров. Сейчас я жалею лишь о том, что не могу покурить, – он искренне рассмеялся, тряхнул волосами и вытер воду с лица.

Через полчаса дождь начал стихать, теперь он пузырился редкими каплями на лужах. Однако ручьев на нашем пути от этого меньше не стало. Витёк и Алекс попеременно переносили меня через них.

К вечеру мы добрались до дома на самой окраине станицы. Маленький, деревянный, покосившийся на один бок – он был для нас сейчас самым лучшим и самым желанным местом на земле. В тайнике, расположение которого Алекс узнал заранее, мы взяли ключ. Дверь поддалась и впустила промокших путников.

Скинув промокшую обувь при входе, мы быстро прошли в кухню. Она же оказалась столовой и гостиной в одном лице. И самое главное, в ней была кирпичная, обмазанная глиной печь, а рядом лежали сухие дрова и старые газеты для розжига.

– Первым делом надо сменить мокрую одежду, – сказал Алекс, и тут же из рюкзака достал весь свой запас белых футболок, джинсы и носки, а для Вити – его любимые узкие джинсы, именуемые теперь «колготками». Он все же взял их с собой.

– А ты говорил, они мне не пригодятся! – с упреком пробубнил Витёк, натягивая на влажное тело сухую одежду.

– Ладно-ладно, беру свои слова назад, – шутливо отозвался Алекс. – Так, Алёна, – теперь его голос зазвучал серьезно. – Смотри, здесь есть прекрасный диванчик в углу около стола. Сейчас я найду для тебя одеяло. Разденешься и закутаешься в него. Кстати, можешь тоже пока надеть мою футболку. Ведь запасную одежду для тебя мы так и не успели раздобыть. Витёк, а на тебе растопка печи. Возьми у меня зажигалку – она лежит внутри пачки сигарет.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.