книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Алекс Мир

Тринадцать бронзовых бойцов

1

Начало августа выдалось на редкость прохладным и дождливым. Пятый день подряд небо было затянуто плотными облаками, и в лесу вокруг лагеря с утра до вечера стоял густой туман. В рассеянном солнечном свете, пробивающемся сквозь мрачные тучи, все здания выглядели плоскими и невзрачными, как будто они были вырезаны из картона. Назойливо моросил мелкий дождь. Влажный воздух благоухал ароматами сырой земли, грибов и сосновой хвои.

Обычно активная, жизнь лагеря сначала было задремала, но затем переместилась в помещения, где пробудилась и заиграла новыми красками. В большом двухэтажном здании спортивного клуба собралась, наверное, добрая половина лагеря, и повсюду стоял невообразимый шум и гам. Все спортивные залы были до отказа заполнены детьми, которые с азартом играли в командные игры. Чтобы никто не остался без мяча, поединки проводились навылет: проигравшая команда покидала поле, а следующая по очереди выходила на бой с победителем. Старшие и средние отряды играли в футбол и волейбол, а младшие – в пионербол и вышибалы. Те же, кто больше любил индивидуальные виды спорта, сражались в настольный теннис и бадминтон.

В кабинетах на втором этаже клуба располагались кружки, в которых, как и в спортивных залах внизу, было полно детей. В эти ненастные дни желающих попробовать свои силы в новом деле было не меньше тех, кто ходил на занятия постоянно, и преподаватели с удовольствием рассказывали новичкам о премудростях своего ремесла.

Всё свободное время с начала смены Шурка пропадал в радиокружке, и сегодняшний день не был исключением. В своё новое увлечение Шурка нырнул, как водится, с головой, скрупулёзно пытаясь разобраться в заумных радиоплатах, транзисторах и микросхемах.

Началось всё с выставки кружков на открытии смены. На стенде радиокружка Шурка разглядел малюсенький радиоприёмник размером с ладонь, очень похожий на его любимую японскую рацию. Корпус из крепкой чёрной пластмассы, квадратный динамик на лицевой стороне, миниатюрный регулятор громкости. Ну точно, вылитая рация, вот только антенны почему-то не хватает.

– Это же ведь радиоприёмник, да? – спросил Шурка у преподавателя радиокружка, пожилого мужчины в серебристых очках.

– Он самый. Как говорится, маленький, да удаленький. Этот малыш запросто ловит любые диапазоны волн!

– Но почему у него нет антенны? – удивился Шурка, разглядывая простоватую, но увесистую коробочку.

– Есть, просто ты её не заметил. Ну-ка, поищи повнимательней! – преподаватель улыбнулся и кивком указал на крохотный чёрный шарик, спрятанный в торце приёмника.

Шурка подцепил его ногтем, потянул на себя и неожиданно вытащил непропорционально длинную антенну.

– Молодец, почти готово. А теперь заводи мотор!

Шурка щёлкнул включателем, сделал звук погромче и осторожно повернул колесо настройки частоты. Раздалось монотонное шипение, радио захрипело, и вдруг из динамика зазвучал громкий голос диктора: «…наступившая в августе дождливая погода, совершенно нехарактерная для Подмосковья, уже через два дня уступит место привычному в это время года жаркому солнцу и ясному небу. К радости жителей Звенигородского района, осадков на следующей неделе не ожидается».

Шурка восхищенно улыбнулся, прислонил приёмник к уху и принялся крутить колесо настройки частоты дальше. По его лицу пронёсся целый вихрь эмоций: радость, удивление, тревога. Он закусил суховатые губы, часто заморгал короткими ресницами и вдруг снова улыбнулся во весь рот, округлив от восторга большие светло-карие глаза. Одна радиостанция сменялась другой, голоса ведущих чередовались то с музыкой, то с короткими рекламными вставками. Внезапно наступила продолжительная тишина. Шурка уже было подумал, что это конец диапазона, как вдруг в эфире возник странный, ни на что не похожий шум. Через мгновение его прерывал по-военному чёткий мужской голос: «Один, двенадцать, восемь, фагот, альфа, четыре, спектр, шестьсот…»

– Что это? – изумлённо уставился на приёмник Шурка.

– Мы называем её «Жужжалка». Это загадочная радиостанция, о которой ничего неизвестно, – пожал плечами преподаватель. – Сотни радиолюбителей по всему миру пытались расшифровать эти таинственные сообщения и даже определить местонахождение самой станции, но всё безрезультатно.

– То есть какая-то секретная радиостанция выходит в эфир с зашифрованными посланиями, и никто не знает, что это такое?! – ещё сильнее удивился Шурка.

– Ни одна живая душа! Есть, конечно, предположения, что это как-то связано с военными или спецслужбами. Хотя ты знаешь, люди много чего говорят. Я даже слышал, что это попытка секретных специалистов установить контакт с инопланетянами!

– Ух ты, это же так круто! – загорелся Шурка. – А я смогу собрать такой радиоприёмник в вашем кружке?

– Конечно, сможешь! Поверь, это совсем несложно, тем более для такого большого парня, как ты, – улыбнулся преподаватель. – Тебе же лет десять, не так ли?

– В конце месяца исполняется! – гордо заявил Шурка, возвращая приёмник преподавателю. – Запишите меня, пожалуйста: Кудряшов Саша, шестой отряд.

«Фантом, тринадцать, маяк, двадцать четыре», – донеслось сквозь радиошум из динамика, но преподаватель сложил антенну, выключил приёмник и положил его обратно на стенд.

2

Пока Шурка увлечённо паял в кружке очередную радиоплату, его друзья изнывали от скуки в комнате. Настольные игры уже успели порядком надоесть, и мальчишки перешли на «Морской бой». Димка сидел на широком, уставленном книгами подоконнике и держал на коленях толстую тетрадь в клетку, из которой вырвал один лист для Рыжего. Его прямоугольные очки с толстыми стёклами в массивной роговой оправе то и дело съезжали на нос, и он машинально поправлял их указательным пальцем на переносице. Взлохмаченные после сна короткие русые волосы торчали в разные стороны, не доставляя ему, однако, никаких хлопот. Димка, как и его друзья, редко смотрелся в зеркало и был совершенно равнодушен к своему внешнему виду.

Он учился в физико-математической школе, неплохо разбирался в компьютерах и, конечно же, обожал компьютерные игры. Больше всего ему нравились квесты – за их тренировку логического мышления, нестандартные сюжеты и захватывающие головоломки. На втором месте шли глобальные стратегии, и замыкали тройку лидеров сюжетные хоррор-приключения. В последние, однако, ему удавалось поиграть крайне редко – только когда позволял старший брат – ведь у всех ужастиков было ограничение по возрасту «восемнадцать плюс». Однако глупо было бы полагать, что компьютерные игры были главным увлечением такого смышленого мальчика, как Димка. Книги – вот где была сосредоточена его страсть. Интересная, познавательная и расширяющая кругозор литература сопровождала Димку повсюду, и отдых в детском лагере не стал исключением. На широком подоконнике комнаты номер пять, в которой проживал с друзьями Димка, с самого начала смены расположилась его внушительная походная библиотечка. Упираясь ногами в крайнюю книгу под названием «Занимательная физика», Димка склонился над тетрадкой и схематично изобразил в ней последний корабль на поле боя.

По окну звонко барабанил дождь, и упавшие на стекло капли бойко скатывались вниз, соревнуясь друг с другом в скорости. На улице было пустынно и промозгло. Корпус пятого и шестого отряда всё плотнее окутывал серый туман.

– Д пять, – ткнул Димка карандашом в центр нарисованного квадрата.

– Ранен, – отозвался Рыжий из другого конца комнаты и болезненно поморщился, как будто и вправду получил ранение. Он украдкой взглянул на друга, и над вырванным из тетрадки листком нервно задрожал острый кончик карандаша.

Димка хитро улыбнулся и поставил крестик в нужную клеточку.

– Д шесть, – продолжил он.

– Ранен.

– Д семь.

– Убит, – вздохнул Рыжий и закрасил прямоугольник из трёх клеток, отметив потопленный трёхпалубный корабль.

Понуро опустив худенькие плечи, он покачал пышной огненной шевелюрой и с грустью посмотрел в окно. В его печальных глазах застыло выражение тоскливой безнадёги как у брошенной, запертой в клетке собачонки. Рыжий ненавидел сидеть без дела в четырёх стенах, ведь вся его жизнь была связана с активным образом жизни. Маленький и щуплый, он тем не менее обладал великолепными гибкостью и ловкостью, очень быстро бегал, превосходно лазал и умел заплетаться в немыслимые узлы. Рыжий занимался йогой, практиковал цигун и увлекался скалолазанием. На уроках физкультуры ему не было равных ни в одной дисциплине, а когда однажды кто-то пошутил, что он не отожмётся и десяти раз, он отжался все сто и прекратил лишь потому, что спорщик просто устал считать. Несмотря на неказистый внешний вид, Рыжий обладал большим объёмом лёгких, которые к тому же были здорово натренированы специальными дыхательными упражнениями. Он с лёгкостью задерживал дыхание на две минуты, а его визитной карточкой стал удивительно громкий свист, который не раз выручал ребят в переделках. Скрестив по-йоговски ноги и прислонившись к спинке кровати, Рыжий протяжно зевнул и отложил листок в сторону. Продолжать игру ему явно не хотелось.

– Вот скукотень-то какая! Когда же этот дождь, наконец, закончится?

– Шурка сказал, что только завтра – он по радио слышал в своём кружке, – вздохнул Димка.

– В такую погоду вожатые просто обязаны выдавать нам наши телефоны! – проворчал Рыжий. – Всё равно же делать нечего!

– Погода, непогода – на правила это не влияет. Все гаджеты в лагере запрещены, сам знаешь. Только полчаса в день, после ужина, и привет.

– Это несправедливо! Сидим здесь как в тюрьме!

– Может, пойдём в клуб, в футбол погоняем? – предложил Димка.

– Да неохота под дождём туда тащиться. Пока добежим, все насквозь промокнем.

– Подумаешь, какое дело. Куртки с капюшонами наденем!

– А джинсы? Если промокнут, потом к ногам липнуть будут, – продолжал нудить Рыжий, но тут в комнату постучали.

– Дима, Рома, Саша, вы в комнате? Выходите, мы вас кое-чем угостим! – раздался из коридора вкрадчивый девичий голос.

Димка насторожился.

– Это Ленка Шведова. Что это она такая добренькая сегодня? Подозрительно как-то, – нахмурился он.

Стук в дверь стал громче и настойчивее.

– Мальчики, открывайте! Мы принесли вам шоколадных конфет!

– Конфет? Да еще шоколадных?! – вскочил с кровати Рыжий.

Забыв обо всём на свете, он подлетел к двери, распахнул её настежь и доверчиво улыбнулся. В коридоре стояли две девочки из их отряда – Лена Шведова и Настя Сизова, которые были лучшими подружками и всегда ходили вместе. Они даже были похожи друг на друга: у обеих были длинные косички, пёстрые юбочки и красивые блестящие босоножки. Девочки строили глазки и улыбались, почему-то пряча руки за спиной.

– Чур, я первый! – воскликнул Рыжий и протянул сложенные чашечкой ладони. – Насыпай доверху!

– Вот тебе конфеты! – вдруг крикнули девчонки, резко выхватили из-за спины самодельные брызгалки и запустили в Рыжего две длинные струи воды.

Рыжий отскочил в комнату, вжал подбородок в грудь и закрыл лицо руками, но подружки продолжали поливать его как из брандспойтов, пока не закончилась вода.

– Ни с места! – пронзительно крикнул Димка и резво спрыгнул с подоконника. Подхватив со спинки кровати полотенце, он погнался за девчонками по коридору, но те быстро убежали в женское крыло, спрятались в комнате и заперлись изнутри.

Димка вернулся в комнату взъерошенный и запыхавшийся. В руке он держал отвоёванную брызгалку.

– На вот, успел отнять у одной, – сунул он её Рыжему.

Тот в негодовании сжал брызгалку в руках, и она жалобно затрещала на всю комнату – оружием девчонок оказалась обыкновенная бутылка из-под воды, у которой в центре пробки была проделана дырка.

– Они меня с ног до головы облили! У меня даже трусы мокрые! – чуть не расплакался Рыжий. Он с досады топнул ногой и швырнул брызгалку на пол. – Надо было догадаться, что это ловушка!

– Хорошо хоть это обычная вода! Высушишь одежду, да и дело с концом!

– Ну, они у меня получат! – потряс кулаком Рыжий, не обращая внимания на утешения товарища. – За это нападение я их сегодня ночью зубной пастой измажу!

– Я с тобой! – слёту поддержал Димка. – Отличная идея, Шурке тоже понравится!

– Перемажу всех с ног до головы так, что мало не покажется!

– Согласен, они этого заслужили! – кивнул другу Димка, но сразу предупредил: – только волосы мазать нельзя, это против правил. – Паста засохнет, потом не отдерёшь.

– Ну, значит, кроме волос!

– Давай разработаем операцию, – посерьёзнел Димка. – Начнём с собственно пасты. У тебя какая?

– Не помню, – пожал плечами Рыжий. – А какое это имеет значение?

– Очень большое! «Пепсодентом» мазать нельзя, это против правил! – погрозил ему пальцем Димка.

– Да что это ещё за правила такие? – вспылил Рыжий. – Не слышал я ничего такого!

– А ты вообще когда-нибудь девчонок мазал? – с насмешкой спросил Димка и важно сложил на груди руки.

Рыжий помялся и опустил глаза.

– Нет пока. Я же только второй раз в лагерь приехал.

– Ну, так послушай ветерана, – перешёл на наставнический тон Димка. – От «Пепсодента» кожа краснеет и щиплет потом. Будем использовать проверенный и безопасный вариант!

С видом бывалого он метнулся к тумбочке и торжественно достал из неё большой тюбик «Детского Жемчуга».

– Всем привет! – прервал Димкину лекцию вернувшийся из кружка Шурка.

Он кинул на кровать свой спортивный рюкзак и вдруг уставился на Рыжего, вопросительно подняв брови:

– Рыжий, ты чего такой мокрый? Под дождём гулял, что ли?

– Пока ты в своём радиокружке развлекался, меня тут девчонки из брызгалок расстреляли, – вместо приветствия пожаловался Рыжий.

– Ого, хорошо так расстреляли, места живого не оставили!

– Сегодня ночью у нас операция возмездия! – объявил Димка и с хитрой улыбкой показал Шурке тюбик «Детского Жемчуга».

– О, я с вами! – с ходу сообразил всё Шурка. – Давайте после второго обхода!

Рыжий непонимающе захлопал глазами, и друзьям стало ясно, что он совершенно не в курсе ночных проверок, которые проводят вожатые.

– Первый обход в десять пятнадцать, сразу после отбоя, – пустился в объяснения Шурка. – Вожатые проверяют каждую комнату – все дети должны быть в кроватях. Второй обход ровно в полночь. Когда дети уже давно спят, вожатые тихо заходят с фонариками и проводят последнюю проверку. Поле этого всё: они ложатся спать, и можно делать что хочешь.

– Только очень тихо, чтобы никого не разбудить, – добавил Димка.

– Замётано! – наконец улыбнулся Рыжий. – Начинаем операцию возмездия сразу после полуночи!

3

Шурка ворочался в кровати, пытаясь бороться со сном. Часов у него не было, и казалось, что с первого обхода прошла уже целая вечность. «Когда же, наконец, начнётся второй обход?» – сонно думал Шурка, разглядывая белеющий в лунном свете потолок. Димка и Рыжий лежали в кроватях не шелохнувшись, и оставалось только догадываться, спят они или старательно притворяются. С каждой минутой веки слипались всё сильнее, и держать глаза открытыми становилось всё сложнее и сложнее. Борьба со сном изнуряла, и Шурка решил прикрыть их хотя бы на несколько мгновений.

«Один, два, три, открываю, – проговорил он про себя и поднял тяжёлые веки. – Один, два…».

Так и не закончив свою считалку, Шурка тихо засопел и провалился в глубокий сон.

«Один, два, три, омега», – зазвучал мужской голос на фоне тревожного радиошума.

Посреди мрачного ночного леса, окружённое ржавыми радиовышками, стояло старое заброшенное здание. Его окна были наглухо забиты толстыми досками, а потрескавшиеся от времени стены пестрели неряшливым уличным граффити. С разрушенного бетонного забора свисали обрывки колючей проволоки. Шурка огляделся по сторонам и украдкой шагнул вперёд. Под ногами захрустели осколки битого стекла и куски сухой штукатурки. Он вздрогнул и остановился.

«Чарли, шестнадцать, гелиос, семь», – донеслась очередная шифровка из недр таинственного дома.

Под массивной входной дверью в ночной темноте блеснула узкая полоска света. Шурка с усилием открыл глаза. Дверь медленно отворилась, и в свете направленных в пол фонарей возникли два тёмных силуэта. Первый двинулся ему навстречу и замер. Широкие плечи и высокий рост выдавали в нём спортивно сложённого мужчину.

– Последняя комната. Все на месте? – тихо прошептал второй.

Мужчина молча кивнул, вернулся в мистический дом и закрыл за собой дверь. Всё вокруг вновь погрузилось в темноту, но что-то внутри подсказало, что сон и явь перемешались в причудливом коктейле. Шурка поморгал глазами и похлопал себя по щекам, пытаясь прийти в себя. В слабом свете луны из окна он с облегчением разглядел знакомые детали комнаты. Окончательно проснувшись, Шурка встал с кровати и надел шлёпанцы.

– Димка, спишь? – затормошил он друга. – Вставай, Сергей Сергеевич и Алёна Геннадиевна только что второй обход завершили. Я чуть не уснул, представляешь?

– А вот я уснул! – Димка нехотя вылез из-под одеяла и зябко поёжился. – И ещё бы поспал, да только Рыжий обидится!

Он широко зевнул и сел на кровати.

– Начинай пасту греть, а я его разбужу пока, – тихо прошептал Шурка.

Димка послушно набросил на плечи одеяло и сунул тюбик зубной пасты под мышку словно градусник.

Разбудить Рыжего оказалось той ещё задачей. Как Шурка не пытался вытащить его из кровати, в ответ раздавалось лишь недовольное мычание. Предчувствуя, что его укрепление будут брать штурмом, Рыжий замотался в одеяло как в кокон и крепко прижал подушку к голове. Димка был занят зубной пастой и помочь Шурке не мог, поэтому пришлось пойти на крайние меры. Набрав в туалете стакан воды, Шурка потихоньку подкрался к Рыжему, резко вырвал у него подушку и вылил воду ему на голову.

– Ай! – вскрикнул Рыжий и тут же вскочил с кровати, тряся кудрявой шевелюрой. – Уф, вода-то холодная какая!

Шурка с Димкой со смеху схватились за животы.

– Что же вы, изверги, делаете? – насупился Рыжий на ребят. – Человек мирно спит, а вы его ледяной водой обливаете?

– Водные процедуры закаляют организм! – напустил было серьёзность Димка, но опять прыснул со смеха.

– Очень смешно. Ха-ха-ха. Обхохочешься! Сначала девчонки меня облили, теперь вот вы. Хорошие друзья, ничего не скажешь.

– Рыжий, прости, нужно же было как-то спасать операцию возмездия! – примирительно сказал Шурка. – А что было поделать, если кое-кто ужасная соня?

– Ладно, проехали – проворчал Рыжий и махнул рукой. – Какой у нас план?

– Пока Шурка вытаскивал тебя из кровати, я нам пасту согрел, – деловито зашептал Димка. – Теперь она температуры человеческого тела, и девчонки не проснутся, когда их мазать будем. Следующее – маскировка. Переоденемся во всё чёрное, но обувь надевать не будем. Поскольку операция проводится в корпусе, целесообразно остаться босиком.

– Это ещё почему? – засомневался Рыжий.

– Так можно подкрасться к жертве совершенно бесшумно, ясно тебе? Это я в книге «Тринадцать лет среди индейцев» прочитал.

– Может, хотя бы носки наденем? В коридоре холодно, небось.

– В носках ноги будут скользить по полу, это опасно. А вдруг придётся убегать? Ты об этом подумал? Нет, Рыжий, только босиком – индейцы босыми и по деревьям лазали, и на лошадях скакали, а тут всего ничего по коридору пройтись!

Ребята облачились в тёмные тренировочные костюмы и вооружились тюбиками с зубной пастой. Как и одежда, их загорелые лица сливались с ночной темнотой. И только на полу предательски белели босые ноги, впрочем, ничуть не смущая участников операции.

– В какой комнате Шведова с Сизовой живут? – тихо спросил Рыжий.

– В первой, – прошептал в ответ Димка. – Они там от меня спрятались, когда я за ними погнался.

– Это хорошо! – отозвался Шурка. – Далеко идти не надо, их дверь сразу после холла – первая в женском крыле.

– Ну всё! За дело, пацаны! – объявил начало операции Димка и радостно потёр ладони.

Друзья выглянули в коридор. В корпусе стояла глубокая тишина, изредка нарушаемая тихим сопением спящих ребят. Ступая беззвучно, как заправские индейцы, они прокрались мимо мужских комнат и вышли в общий холл. На удивление, здесь было довольно светло – полная луна прекрасно освещала просторное помещение. За окном тихо завывал ветер, и по холодному полу гулял лёгкий сквозняк. Шурка почувствовал, как леденеют ноги, но сейчас было не до них. На полу и стенах причудливо плясали вытянутые тени деревьев, похожие на страшные щупальца неведомых монстров. На мгновение Шурке стало не по себе, и он испуганно отвернулся.

Ребята пересекли холл и притаились у комнаты номер один. Димка прислонил ухо к замочной скважине и, убедившись, что всё в порядке, осторожно открыл дверь. Все три девочки спали, укрывшись с головой, и друзья с улыбкой переглянулись. Шурка беззвучно подошёл к ближней кровати и аккуратно потянул одеяло.

Неожиданно вместо головы показался волейбольный мяч. Шурка опешил и от удивления открыл рот. Он потащил одеяло дальше и разглядел под ним хитро сложенные вещи, которые имитировали спящего человека. В постели никого не было.

– Здесь тоже никого! – прошептал из темноты Рыжий.

– Где же они? – недоумённо огляделся Димка, который так же, как и друзья, обнаружил в постели лишь ворох вещей.

Рыжий проверил шкаф и заглянул под кровати, но нашёл там лишь две пары босоножек, да сланцы. Искать было больше негде. Он растерянно пожал плечами.

– Ладно, давайте соседнюю комнату намажем, раз уж пришли, – предложил тогда Димка.

Ребята согласно кивнули и мигом выскользнули в коридор. Следующая комната оказалась тоже закрытой. Димка взялся за ручку и бесшумно приоткрыл дверь. Внутри стояла кромешная темнота – видимо, девчонки задёрнули на окнах шторы. Вдруг из глубины комнаты донеслись еле слышные голоса:

– Все конфеты взяли?

– Да.

– Хорошо, тогда приступим. Сегодня будем вызывать гномика желаний. Повторяйте за мной. Берём конфету в левую руку и загадываем про себя желание.

Друзья заинтригованно прильнули к двери и сделали щёлку чуть шире, пытаясь разглядеть, что происходит внутри. «Ничего не видно. Темно хоть глаз выколи!», – с досадой подумал Шурка.

– Теперь нужно привязать конфеты к верёвке, а верёвку натянуть между кроватями, – продолжились необычные инструкции. – Подождите, я включу фонарик.

На полу комнаты появился жёлтый круг света, вокруг которого показались силуэты шести девочек. Среди них были и Шведова с Сизовой, как всегда вместе. Девочки повесили свои конфеты на длинной верёвке и привязали её к ножкам противоположных кроватей, словно праздничную новогоднюю гирлянду.

– Очень хорошо! – прошептала ведущая. – А теперь последнее: возьмитесь за руки и повторите три раза: «Гномик, приди!»

– Гномик, приди! Гномик, приди! Гномик, приди! – повторили хором её подружки.

– Закрываем глаза и считаем про себя до ста. Если конфета за это время исчезнет, значит, её забрал гномик, чтобы исполнить желание. А вот если конфета останется висеть на верёвке, значит, гномику она не понравилась, поэтому и желание не исполнится!

Девочки взялись за руки и закрыли глаза. Фонарик выключился, и вновь стало темно. Воцарилась глубокая тишина. И тут Шурке в голову пришла задорная мысль. Не теряя ни секунды, он осторожно открыл дверь и пополз на четвереньках в комнату. Затем, двигаясь на ощупь, тихо снял с верёвки все шесть конфет и быстро вернулся обратно. Давясь от смеха, мальчишки закрыли за собой дверь и на цыпочках убежали в мужское крыло.

– Погодите, я сейчас! – шепнул им вдогонку Рыжий и нырнул в комнату номер один. Он порыскал под кроватями, нашёл две пары босоножек своих обидчиц и вылил им внутрь по половине тюбика пасты. Содрогаясь от беззвучного смеха, он выскочил в коридор и поспешил за своими друзьями.

4

На свете существовал только один звук, под который Шурка любил просыпаться с утра, и это был утренний горн. Его мелодия была незатейлива и бодра и несла в себе заряд отличного настроения. Вожатые рассказывали, что в былые времена все сигналы горна исполнялись вживую. Команда горнистов собиралась на площади несколько раз в день: на подъём, линейки и отбой. Бывали и специальные сигналы, такие как сбор всех вожатых, тревога и отбой тревоги, но они давались намного реже. С появлением в лагере радиоузла сигналы горна стали передаваться в аудиозаписи, поэтому необходимость в горнистах отпала. Громкоговорители, расположенные на всех спальных корпусах, разносили звуки по лагерю с такой силой, что продолжать спать было попросту невозможно.

– Ребята, дождь кончился! – выглянул на улицу Рыжий, которого в кои-то веки горн разбудил первым. – Вы посмотрите, какая погода!

На чистом синем небе, над самыми верхушками окружающих лагерь деревьев, блестело живое утреннее солнце, которое приветливо протягивало свои тёплые лучи в открытое окно комнаты. Проснувшиеся ребята жмурились и улыбались, предвкушая начало долгожданных уличных развлечений.

– А-а-а-а! У меня все ноги в пасте! – пронёсся по округе звонкий девичий крик.

– И у меня! Какие-то паразиты мне все босоножки вымазали! – отозвался второй.

– Как по часам! – удовлетворённо улыбнулся Рыжий и с наслаждением потянулся. – Поздравляю, пацаны, операция возмездия прошла успешно!

После зарядки, утренней линейки и завтрака отряд собрался в холле на короткое организационное собрание. По вожатым было видно, что они подготовили какой-то сюрприз.

– Ребята, после нескольких дождливых дней все мы сильно соскучились по играм на свежем воздухе, правда? – обратился к отряду главный вожатый Сергей Сергеевич.

– Да-а-а! – зашумели дети.

– Тогда обещаем вам с Алёной Геннадиевной, что после тихого часа и до самого ужина вас ждут командные состязания и увлекательные конкурсы!

– Ура! – захлопали в ладоши ребята.

– Но сейчас ведь раннее утро, а какое занятие с утра после дождя самое лучшее? – загадал загадку Сергей Сергеевич.

Дети задумались, и в холле наступила непривычная тишина.

– Ну? – обвёл отряд взглядом вожатый. – Кто догадался?

Ребята продолжали молчать, некоторые пожимали плечами.

– Хорошо, даю подсказку! Вам потребуются резиновые сапоги и пакеты!

– Собирать грибы! – выкрикнул кто-то.

– Молодец, Илья! – похвалил парня вожатый. – Действительно, в такую погоду в лесу нас ждёт полно грибов. Но какой толк в сборе грибов, если в лагере их нельзя приготовить? Рацион детей чётко прописан, и на кухню нас с грибами никто не пустит.

Окончательно сбитые с толку, дети не сводили глаз с Сергея Сергеевича. Интрига вожатых удалась на славу.

– Сегодня мы займёмся не сбором грибов, а их изучением! – расставила все точки над i Алёна Геннадиевна. – Знаете ли вы, ребята, что наш главный вожатый отряда закончил курсы выживания на природе? Сергей Сергеевич прекрасно владеет ориентированием на местности, умеет разводить костёр подручными средствами и обустраивать укрытия от дождя и для ночёвки!

– Вау-у-у! – загудел отряд.

– Для выживания в лесу нужно прежде всего научиться добывать воду и пищу, – продолжил Сергей Сергеевич. – Чтобы сделать воду пригодной для питья, её следует очистить от вредных примесей, а чтобы не отравиться лесной пищей, нужно уметь распознавать ядовитые ягоды, грибы и растения. Итак, тема сегодняшнего занятия – «Съедобные грибы Подмосковья». Оно будет состоять из двух частей: сначала мы с вами изучим теорию, а затем отправимся в лес, где займёмся сбором конкретных образцов, указанных в задании».

Дети засияли и нетерпеливо заёрзали на месте. Вожатый развернул плакат с изображением нескольких, на первый взгляд, одинаковых грибов и начал свою лекцию:

– Слева мы видим настоящую съедобную лисичку, а справа – лжелисичку, которая под неё маскируется. Каковы же их главные отличия? В первую очередь, это ножка гриба. У настоящей лисички она толстая и крепкая, к низу слегка сужается, а к шляпке – расширяется, причём переход от ножки к шляпке очень плавный. А вот у лжегриба ножка имеет равномерную цилиндрическую форму и чётко отделяется от шляпки.

Сергей Сергеевич обвёл указкой характерные отличия.

– Далее шляпка, – продолжил он. – Настоящему грибу свойственны светло-желтые тона, иногда они могут перетекать в кремовый и жёлто-оранжевый цвет. А вот лисичка-обманщица выглядит очень ярко! Она отличается рыжей, огненно-оранжевой расцветкой. Контур ее шляпки всегда светлее сердцевины, а сама шляпка слегка бархатистая с ровными, аккуратно округленными краями. А теперь посмотрите на настоящую лисичку! Видите разницу? Её шляпка больше по размеру, она гладкая, неправильной формы и с волнистой кромкой.

Дети с интересом сравнивали фотографии и без труда запоминали отличия съедобных грибов от их ложных копий. Когда материал был окончательно усвоен, Сергей Сергеевич удовлетворённо потёр руки и объявил:

– Ну что же, все проверочные задания выполнены на «пятёрку»! Молодцы, ребята! Теперь вы точно знаете, как отличить съедобные грибы от ядовитых! А раз так, отправляемся на практику за территорию лагеря! В лесу мокро, поэтому резиновые сапоги обязательны! Захватите с собой мячи, бадминтон и игры для отдыха на природе. Встречаемся на улице через пятнадцать минут!

Ребята радостно зашумели и разошлись на сборы.

– Наконец-то в лес идём! – обрадовался Димка и первым делом побежал в гардеробную. – У меня специально для этого кое-что припасено!

Порывшись в чемодане, он извлёк наружу разобранный лук и колчан со стрелами.

– Видали? Настоящий индейский лук! На пятьдесят метров бьёт!

– Так уж и настоящий, – недоверчиво отозвался Рыжий. – Тебе что, его сами индейцы подарили?

– Нет, конечно. Я имею в виду, что он сделан по чертежам настоящих индейских луков. Вот, смотри, – Димка провёл пальцем по замысловатым узорам, вьющимся по корпусу лука. – В энциклопедии древнего оружия такие же были!

Он быстро прикрутил плечи лука к рукояти и поставил лук на пол. Тот оказался лёгким и очень высоким, до самого подбородка.

– Зацените, какие стрелы! – восхищённо воскликнул Димка. Он вытряхнул из колчана несколько штук и продемонстрировал их острые железные наконечники. – Только вожатым не говорите, а то они всё сразу отнимут. Пусть думают, что стрелы игрушечные!

– Опасно, вообще-то, – нахмурился Шурка. – Такими запросто ранить можно.

– А если в голову попадёшь, то вообще убить! – настороженно добавил Рыжий.

– Да ничего опасного, – махнул рукой Димка. – Мы же по людям стрелять не будем. Так, по деревьям только.

– Если собираемся в индейцев играть, то нам всем оружие нужно! – вдруг спохватился Рыжий. – Я с собой перочинный нож возьму – копья в лесу сделаю.

– А я тогда краски гуашь захвачу, – подытожил сборы Шурка. – Пригодятся для грима индейцев.

Шестой отряд построился в колонну по двое и организованно покинул территорию лагеря. Впереди шагал Сергей Сергеевич с большим рулоном резиновых ковров. За ним спешили ребята, захватившие с собой мячи, ракетки для бадминтона, сачки и даже воздушный змей. Замыкала строй вожатая Алёна Геннадиевна с жёлтой сумкой-термосом на плече. Отряд прошёл по дороге с полкилометра, свернул на узкую лесную тропинку и вскоре вышел на широкую поляну посреди соснового бора.

– Внимание, ребята! – разложил на траве походные ковры Сергей Сергеевич. Эта поляна – наш лагерь на время прогулки, все игры только на ней! Самостоятельно уходить в лес запрещено!

– Грибы будем изучать поблизости, – указала на опушку леса Алёна Геннадиевна. – Делимся на две группы, по пятнадцать человек с каждым вожатым. Задание: найти как можно больше различных видов грибов. Обратите внимание, собранные грибы должны быть съедобными! Для того чтобы в этом убедиться, вам потребуется вспомнить все отличия съедобных грибов от ядовитых, которые мы прошли с утра на теоретическом занятии в лагере. Много грибов собирать не нужно, достаточно пяти – десяти образцов каждого вида. Всё понятно?

Дети дружно закивали в ответ.

– Отлично! Тогда отправляемся на практику! – улыбнулся Сергей Сергеевич и первым зашагал к опушке.

В лесу было свежо и очень сыро. В плотном сладковатом воздухе витали приятные ароматы хвои, трав и грибов. Блестящие капли росы играли на солнце всеми цветами радуги. Белая дымка поднималась с влажной земли, превращая обычный подмосковный лес в волшебную сказку.

Группа Сергея Сергеевича растянулась в шеренгу и принялась увлечённо прочёсывать заросли. Некоторые раздобыли длинные палки, чтобы отодвигать высокую осоку и раскидистые ветви кустов. Димке же для этой цели отлично подошёл его индейский лук.

– Вообще-то я не встречал у Фенимора Купера упоминаний о том, что индейцы употребляли в пищу грибы, – задумчиво заметил он и, сев на корточки, заглянул под поросший паутиной лопух. – Они всё больше рыбу ловили, да на лесную дичь охотились.

– Фенимор Купер это кто? – не понял Рыжий.

– Американский писатель, автор серии романов о белом охотнике Натаниэле Бампо, который был знатоком индейских обычаев.

– Что-то не слыхал о таком.

– Ну, у этого охотника было много имён: Зверобой, Следопыт, Соколиный Глаз, Кожаный Чулок, Длинный Карабин. Он жил среди индейцев, поэтому и имена такие необычные.

– А, я читал про него! – отозвался позади Шурка. – Второй роман из этой серии «Последний из могикан». Очень крутая книга!

Внезапно осенённый какой-то мыслью, он остановился и достал коробочку с гуашью.

– Пацаны, а давайте прямо сейчас в индейцев сыгранём?

– Можно! – обрадовался Рыжий.

– Действительно, чего ждать? – согласился Димка. – Совместим приятное с полезным!

Шурка намочил пальцы в мокрой траве и развёл ими засохшие краски.

– Димка, а ну, замри! – приказал он и быстро нарисовал ему на щеках две полоски красного и коричневого цвета. – Отлично, первый готов! Следующий!

Подбежал Рыжий, и Шурка провёл ему на лбу и подбородке бордово-оранжевые линии. Пока Димка разрисовывал лицо Шурке, Рыжий нашёл поблизости две подходящие палки и ловко выточил из них боевые индейские копья.

– Ну всё, почти готово! – удовлетворённо сказал Шурка. – Не хватает только перьев и индейских украшений. А для этого нам отлично подойдут папоротники!

Он огляделся и, не обнаружив ни одного поблизости, пошёл на поиски вглубь леса. Димка с Рыжим оправились следом. Застегнув молнии на ветровках и засунув джинсы поглубже в сапоги, ребята исчезли в туманной чаще, пронизанной широкими лучами солнца. Увлёкшись поиском, они уходили всё дальше и дальше и даже не заметили, как группа Сергея Сергеевича скрылась из вида.

– Очень странно, что здесь нет ни одного папоротника, ведь на территории лагеря их полным-полно! – в который раз удивлялся Димка. – Поразительный феномен!

– Да они точно здесь есть, просто прячутся где-то, – отозвался Рыжий, отодвигая копьём ветки кустарника.

Шурка не ответил, поглощённый поиском. Неподалёку в мокрой траве блеснул на солнце странный предмет. Больше всего он походил на чёрный резиновый шланг, но его поверхность была как будто соткана из тысяч мельчайших пластинок. Выглядел он настолько необычно и интригующе, что Шурка, не задумываясь, подбежал ближе и присел на корточки. «Так и есть! Блестящий чешуйчатый шланг! Может пригодиться в нашей игре в индейцев!», – обрадовался он и протянул руку.

Шланг зашевелился, и из травы неожиданно показалась плоская змеиная голова. Шурка вскрикнул и отшатнулся. Змея замерла, не сводя с него выпуклых чёрных глаз. Из её полуоткрытой пасти показался и часто задёргался длинный раздвоенный язык.

– Не подходите, здесь змея! – испуганно закричал Шурка.

– Где змея? – откликнулись друзья. – Покажи!

– Стойте на месте, она укусить может!

– Сапоги не прокусит, – спокойно заверил его Димка. – Тем более мои не из резины, а из мягкого пластика сделаны. Современный полимерный материал, «этиленвинилацетат» называется.

Димка подкрался ближе, привычно поправил очки на носу и, словно гусь, вытянул шею.

– А, это уж, он не ядовитый, – успокоил он друзей. – Видите, два жёлтых пятнышка у головы? Уж обыкновенный, обитает повсеместно на европейской территории России. Неагрессивен. При виде человека спасается бегством.

Шурка прищурился и разглядел на чешуе змеи два кружка, похожих на жёлтые ушки. Несмотря на заверения Димки, чувствовал он себя неспокойно. Уж был явно уверен в себе и удирать совершенно не собирался.

– Ладно, пусть отдыхает себе на здоровье, не будем его беспокоить! – махнул рукой Шурка. – Индейцы всегда жили в гармонии с природой и не нападали почем зря на невинных животных.

Вскоре поиски друзей увенчались успехом: перед ними открылась небольшая прогалина, сплошь поросшая пышными кустами папоротника. Их заострённые перистые листья склонялись под тяжестью крупной росы. Шурка выдернул из земли один куст и отряхнул от земли его загнутый тёмно-коричневый корень:

– Смотрите, как на тигриный коготь похож! Из него получится отличный амулет!

Ребята восхищённо присвистнули.

– Коготь и вправду совсем как настоящий, только вот как его на шею повесить? – озадачился Рыжий. – Верёвки-то у нас нет!

Шурка не ответил и быстро оборвал все листочки папоротника, оставив один стебелёк. Словно заправский индейский шаман, он принялся тщательно разминать его между пальцами до тех пор, пока тот не превратился в две длинные зелёные нити. Не успели ребята опомниться, как Шурка соединил их концы вместе и аккуратно завязал на узелок.

– Ну вот, первый амулет готов! – удовлетворённо объявил он и повесил его Димке на шею.

Вскоре были готовы и остальные два, и чтобы окончательно завершить индейский наряд, друзья напихали папоротников себе за пояс. Рыжий издал индейский клич, быстро побежал по мягкому ковру изо мха и со всей силы метнул копьё вдаль. Оно взмыло высоко в воздух, описало длинную дугу и воткнулось глубоко в мокрую землю.

– Я, Чингачгук Большой Змей, вождь племени Могикан, даю тебе последний шанс убраться с нашей земли! – грозно произнёс Димка куда-то в пустоту и замолчал, как будто ожидая ответа.

Друзья с интересом принялись наблюдать, что будет дальше.

– Да-да, я обращаюсь к тебе, бледнолицый! – продолжил Димка. – Брось своё оружие и убирайся восвояси!

Он поднял лук и вытащил из колчана за спиной стрелу. Лес опять ничего не ответил, и лишь вдалеке тихо треснула ветка.

– Сам напросился! – Димка сильно натянул тетиву, прицелился и резко выстрелил в дерево.

Стрела со звоном вонзилась в середину ствола, глубоко пробив кору.

– Ух ты! – воскликнул Шурка. – Вот это выстрел! Моя очередь!

Он разбежался, целясь копьём в то же дерево, но в последний момент споткнулся о ветку и потерял равновесие. Не успев подняться в воздух, копьё плашмя завалилось на землю.

– Не считается! – замахал руками Шурка. – Вторая попытка!

– Дим, дай мне из лука стрельнуть, а? – жалобно попросил Рыжий. – Всего лишь один разок!

– Держи! – передал ему лук Димка и вытащил из колчана новую стрелу. – Только предупреждаю: со всей силы не стрелять!

– Конечно, конечно! – заверил его Рыжий, встал наизготовку и быстро прицелился. В одну секунду забыв про Димкину просьбу, он со всей силы натянул упругую тетиву и резко выстрелил в дерево. Стрела просвистела в нескольких сантиметрах от ствола и исчезла далеко в лесу.

– Рыжий, ну ты и косой! Сказал же, сильно не стреляй! – с укором воскликнул Димка. – Теперь стрелу по всему лесу искать придётся!

– Прости, Дим, не рассчитал! – извиняясь, сложил ладони вместе Рыжий и тут же ринулся в лес. – Погодите меня, я мигом!

Он исчез в зарослях высокой осоки, но ребята решили не ждать и тоже отправились на поиски стрелы. После весёленькой папоротниковой поляны в лесу было темно и мрачно. Деревья здесь росли так близко друг к другу, что их пышные кроны образовывали над головой живой купол, через который с трудом пробивался солнечный свет. Его одинокие лучи пронзали тяжёлый воздух, словно световые мечи джедаев. Вскоре под ногами зачавкала чёрная жижа, покрытая гниющей листвой. Местность становилась всё более болотистой, но стрела как будто сквозь землю провалилась. И тут из чащи донёсся встревоженный голос Рыжего:

– Ребята, сюда! Скорее!

Друзья кинулись на зов. Продираясь сквозь дремучие заросли, и не обращая внимания на царапины, они спешили к товарищу. Вскоре впереди, среди густой листвы, показалась жёлтая ветровка Рыжего. Он стоял, не шелохнувшись, среди щетинистых камышей и с опаской вглядывался в чащу.

– Смотрите! – прошептал он, завидев друзей, и указал пальцем в заросли.

Там, спрятанный от посторонних глаз буйным кустарником, стоял низкий покосившийся шалаш. Под ветхой плетёной крышей, покрытой опавшей листвой, зловеще чернел треугольный вход. По всем признакам шалаш был давно покинут, но его обветшалый вид вызывал необъяснимую тревогу.

– Странное место для постройки шалаша, – нахмурился Шурка. – В самой гуще бурелома, посреди каких-то колючек.

– И местность здесь болотистая, всё под ногами хлюпает, – согласился Димка. – Где-то совсем рядом должен быть водоём.

Ребята с опаской подошли ближе. Этот шалаш совершенно не был похож на временное пристанище туриста и скорее походил на заброшенный склад. Набравшись смелости, они заглянули, а затем и залезли по очереди внутрь. Там было темно и сыро. Стоял отвратительный запах кисловатой гнили. Земляной пол был устлан старой, раскисшей от дождя листвой. Повсюду валялись рыболовные сети и большие ржавые кольца.

– Ужасная вонь и ничего интересного! – не подав виду, что испугался, заключил Рыжий. – Оставайтесь тут, если хотите, а я на свежем воздухе подожду! – он развернулся и спешно пополз на четвереньках наружу.

– Да уж, неприятное местечко! – поддержал его Димка и пополз следом, оставляя за собой увесистые комья грязи.

Оставшемуся одному Шурке стало ужасно не по себе. На секунду шалаш показался ему живым существом, жадно пожирающим одиноких туристов. Его корявые стены незаметно придвинулись ближе, а сверху тревожно зашуршала листва. Шурка поднял голову и обомлел. По ветхой дырявой крыше вился как змея длинный чёрный корень. Он ловко проскользнул между кривыми шершавыми ветками, юркнул в гнилую листву и вдруг резко свесился вниз, пытаясь дотянуться Шурке до горла.

Шурка вскрикнул и встряхнул головой. Видение исчезло, но страх жёстко сковал всё тело. Неловко перекатившись на четвереньки, Шурка поспешил наружу, но больно ударился коленкой обо что-то твёрдое. Пошарив грязными руками в темноте, он нащупал нечто, похожее на большое липкое яйцо. «Яйцо крокодила!» – пронеслась в голове страшная мысль. Шурка в ужасе отдёрнул руку и на мгновение перестал дышать. Сердце колотилось так сильно, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Наконец, он перевёл дух, и мысли прояснились. «Да откуда в Подмосковье могут быть крокодилы? Они же здесь не водятся! – с облегчением сообразил он. – Перепугался ни с того ни с сего как маленький ребёнок!» Шурка окончательно пришёл в себя, протянул руку к необычной находке и ощупал её в темноте. Так и есть, яйцо она напоминала только формой. Твёрдая на ощупь, она к тому же была довольно тяжела. Крепко сжав находку в руке, он выполз на коленках наружу.

– Ты что там так долго делал? – спросил подошедший Димка. – Мы уже решили, что ты решил остаться здесь на ночёвку!

Рыжий громко расхохотался, но сразу же осёкся, обратив внимание на потрясённое лицо Шурки. Опустив взгляд ниже, он разглядел в его руках чёрный кожаный мешочек. Не проронив ни слова, Шурка развязал тесёмки.

Внутри лежали маленькие, высотой со спичечный коробок, бронзовые статуэтки необычных бойцов. Некоторые стояли в замысловатых боевых позах безо всякого оружия, у других в руках были копья, изогнутые мечи и длинные шесты. Пара воинов выполняли удары высоко поднятыми ногами, а один летел в прыжке с кинжалом в руке. Их было ровно тринадцать, все как один с круглыми головами, раскосыми глазами и в восточных боевых одеждах.

– Ого! Интересная находка! – присвистнул Димка. – Игрушечные воины в заброшенном шалаше!

– Как ты их нашёл? – воскликнул Рыжий. – Там же так темно, что ничего не видно!

– Тайник был закопан в землю, и я бы его ни за что не заметил, если бы вы с Димкой своими сапогами его случайно не откопали! – ответил потрясённый Шурка.

– Что? – напрягся Рыжий. – Ты уверен, что это тайник? Может, их просто турист обронил?

– Нет, этот шалаш совсем не похож на место для отдыха, – покачал головой Шурка. – Что-то здесь нечисто.

Ребята замолчали и с тревогой огляделись вокруг.

– Не нравится мне всё это, – прошептал Димка. – Пойдёмте-ка лучше отсюда, да побыстрее!

– А со статуэтками-то что делать будем? – разволновался Рыжий. – Не оставлять же их здесь, в этой глуши! Шалаш ведь заброшен, значит, они ничейные!

– Действительно! – поддержал друга Димка. – Если бы у шалаша был хозяин, он бы не оставил его в таком плачевном состоянии. А статуэтки здесь просто испортятся – бронза не терпит влагу, и под её воздействием подвергается коррозии и ржавеет.

– Ладно, давайте с собой заберём! – согласился с друзьями Шурка.

– Кудряшов! Антипкин! Рыженок! – пронеслись по лесу встревоженные крики вожатых. – Вы нас слышите? Отзовитесь!

– Нас ищут! – подскочил на месте Шурка и, запихнув мешочек в карман ветровки, что есть мочи рванул на зов. – Пацаны, срочно возвращаемся на поляну!

Димка с Рыжим понеслись сломя голову следом.

– Мы здесь! – прокричали они на бегу.

Вскоре впереди показался просвет, перешедший в знакомую опушку. Откуда ни возьмись, из зарослей выскочил взволнованный Сергей Сергеевич.

– Так-так-так! Вот вы, значит, чем занимались! – строго кивнул он на Димкин лук.

– Извините, мы не специально, – залепетал Рыжий.

– Вы же чуть не потерялись! – перебил его вожатый. – Зачем покинули группу?

– Мы папоротник искали, а потом…

– Значит, так, архаровцы! – не стал слушать объяснения ребят Сергей Сергеевич. – Сегодня после ужина получаете наряд по кухне! Вместо кино до отбоя будете картошку чистить! Всё понятно?

Мальчишки грустно закивали головами.

– Не слышу?

– Понятно, – тихо ответили они.

– А сейчас шагом марш за мной! Будем смывать ваш боевой раскрас! – распорядился вожатый и повёл ребят на поляну.

Открыв канистру с питьевой водой, Сергей Сергеевич принялся тщательно умывать им лица. Ребята безропотно молчали, лишь изредка фыркая от попадавшей в нос и глаза воды. Никто из них так и не вспомнил о потерянной в лесу стреле.

5

Максу через месяц исполнялось пятнадцать, и эта смена в лагере была для него последней. Положа руку на сердце, Макс был даже рад тому, что больше не будет ездить в лагерь. Он проводил в нём лето вот уже шестой год, и, несмотря на обновление программы каждую смену, ему тут всё порядком надоело. То, что раньше казалось интересным и увлекательным, сейчас вызывало беспросветную скуку. То, что когда-то радовало и веселило, теперь только раздражало. Он хотел остаться в Москве, но родители были непреклонны: «В Москве ребёнку летом делать нечего – выхлопные газы, жара, и мы весь день торчим на работе». Макс поворчал, но послушался. «В конце концов, это последнее лето в лагере, – думал он, – в шестнадцать туда уже не берут, так что отмучаюсь в последний раз».

Больше всего в лагере его раздражали правила, которые нужно было неукоснительно выполнять. «Какого чёрта я должен подчиняться, у меня же каникулы! – негодовал он про себя. – Целый год в школе пашешь как каторжный, так ещё и тут нужно на линейках строем ходить, да в дурацких конкурсах участвовать!» Если бы его спросили, что бы он в идеале хотел от лагеря, он бы ответил просто: «Быстрый интернет, ноутбук и отдельную комнату!» Проблема заключалась в том, что единственный вайфай без пароля работал только в холле перед столовой. Причём это было сделано специально, чтобы дети жили полноценной жизнью лагеря, а не сидели в своих телефонах. Более того, все гаджеты были тоже запрещены, а телефоны выдавались один раз в день только для того, чтобы позвонить родителям. «Прямо как в тюрьме! – бессильно злился Макс. – Ещё бы налысо побрили!»

Макс был умный и спортивный, учился в химико-биологической школе только на четвёрки и пятёрки и имел первый взрослый разряд по плаванию. С ранних лет он усвоил, что для того, чтобы добиться чего-то значимого, нужно работать не покладая рук, и вся его жизнь в Москве была наполнена тяжёлой учёбой и бесконечными тренировками. Макс был убеждён, что человек должен всего добиваться сам, поэтому выполнял любую работу честно и до конца, никогда не просил ни у кого помощи, но и сам никому не помогал. Друзья у Макса, конечно, были, но всё же его можно было смело назвать одиночкой: посиделки в компаниях, командные игры, общие проекты в школе – всё это было не для него.

К своей последней смене Макс подготовился основательно и не спеша. Он знал, что в буфете лагеря не продают вредную еду, поэтому всё свободное место в чемодане занял чипсами, жвачкой и энергетическими напитками. В большой карман на молнии он спрятал смартфон, планшет и зарядные устройства, а в походную косметичку – «4G» модем, который запросто раздавал интернет на расстояние до пятидесяти метров. Зная, что розетки в комнатах расположены частенько не там, где удобно, он захватил трёхметровый удлинитель и отдельный тройник, на всякий случай. Ноутбук было брать с собой слишком опасно – он был большой, занимал много места, и спрятать его в комнате было бы проблематично.

В первые же дни в лагере вожатые пытались вовлечь Макса в конкурсы и командные соревнования, но всё было безрезультатно. Каждый раз он умудрялся придумывать веские причины для отказа, начиная от головной боли и заканчивая хрустом в суставах. В конечном итоге на него махнули рукой и лишний раз не беспокоили. Именно этого ему и было надо.

Два парня, с которыми Макс делил комнату, даже не догадывались, что он умудрился провезти в лагерь планшет с мобильным интернетом. Заряжал он его только по ночам, когда все уже спали, а днём прятал в шкафу внутри свитера или носил с собой под футболкой. Его любимым времяпровождением были онлайн-игры, в которые он играл в заброшенной беседке глубоко в лесу на территории лагеря. На эту беседку Макс наткнулся, когда исследовал территорию в поисках лучшего сигнала интернета. В тот счастливый день он случайно разглядел в зарослях кустов деревянный домик с коричневой, поросшей мхом крышей на почерневших от влаги деревянных столбах. Беседка утопала в листве пышного вьющегося растения, поэтому отлично подходила для потайного места для игр. Несмотря на окружающие её высокие деревья, в ней прекрасно работал интернет, и Макс остался очень доволен находкой. Первые дни в лагере были дождливыми, и беседка реально спасала от скучного времяпровождения в комнате. «Только розетки не хватает», – усмехнулся он про себя, когда первый раз разложил на столе все свои девайсы.

По счастью, погода вскоре наладилась, но у Макса назревала серьёзная проблема: заканчивались тайком привезённые чипсы, а купить их в лагере было попросту невозможно. Однако Макс не был бы собой, если бы не смог найти выход из любой, казалось бы, безнадёжной ситуации. Этот наблюдательный парень точно знал, что недалеко от лагеря, прямо у дороги, находится магазин «Продукты», в котором можно купить любые снеки. Он заприметил яркую вывеску из окна автобуса и специально запомнил местоположение павильона на тот случай, если запасы чипсов подойдут к концу.

Как обычно, Макс подошёл к проблеме со всей серьёзностью. Сегодня он хотел изучить лесную территорию лагеря и подготовить секретный проход для посещения магазина в будущем. Окружающий лагерь забор был бетонный и очень высокий, так что перелезть через него было бы очень сложно. Не сказав никому ни слова, Макс взял из кладовки штыковую лопату и направился в лес.

Стояла отличная тёплая погода, и на улице было полно детей. После нескольких ненастных дней, проведённых в корпусах и клубе, все стремились играть только на воздухе. Отовсюду доносились радостные крики и детский смех, с футбольных трибун звучали аплодисменты, а на площади перед столовой проходил танцевальный конкурс. Макс вставил наушники в уши, врубил свой любимый рэп и прибавил громкость на плеере:

Иногда мне стоит лишь на миг закрыть глаза,

И я вижу, как в толпе людей на вокзале стоит пацан.

Он отправился в путь, не зная, что ждет его там.

Пелена неизвестности, за туманом туман.

Столица – город обман, город призрак.

Город ждет очередного безумца, кто бросит ему вызов.

Маленький человек – всего лишь деталь большого механизма,

Так сложилась жизнь, слишком рано вырос.

Он шёл, качая головой под мощный бит, и не обращая ни на кого внимания, и тут к нему подбежал незнакомый паренёк из младшего отряда. Он возбуждённо что-то тараторил, махал руками и настойчиво показывал куда-то в сторону. Макс нехотя остановился и вытащил один наушник:

– Чего тебе?

– Я говорю, у меня мяч в ветках застрял, ты не поможешь достать? – повторил мальчишка и указал на дерево.

В листве стоявшего поблизости коренастого дуба прятался белый в чёрную шашечку футбольный мяч. Он застрял невысоко, метрах в двух от земли, и достать его лопатой не составило бы никакого труда. Однако Макс привык всего добиваться сам и считал, что остальные должны поступать так же.

– Да туда залезть как делать нечего, – безразлично бросил он. – Сначала на нижнюю ветку, потом вон на ту, что справа. А оттуда, если встать на ноги, ты его уже сможешь руками столкнуть.

– Но ты же высокий! Что тебе, трудно, что ли? – удивился такой реакции паренёк.

– Нет, конечно. Но и тебе ведь это тоже не трудно, верно? Так что, почему бы тебе не попробовать?

Парень смущённо пошаркал ногой и, потупив глаза, тихо произнёс:

– Я боюсь высоты.

Макс хмыкнул и зрительно прикинул расстояние до мяча.

– Раз так, можно и не лезть на дерево. Ты достанешь его с земли любой длинной палкой.

– Но у меня нет палки!

– А ты подумай, где взять.

Парень пожал плечами.

– В кладовках полно инструмента, тут даже обычная швабра подойдёт, – подсказал Макс. – Сбегай в корпус, дел-то на пять минут.

– Но тебе же проще, – не сдавался паренёк.

– У тебя получится! – подмигнул ему Макс и, вставив наушник в ухо, продолжил свой путь в сторону леса.

Его план был прост и одновременно дерзок. Макс хотел сделать подкоп под забором и как-то его замаскировать, чтобы пользоваться лазом каждый раз, когда возникнет такая необходимость. Он в полной мере осознавал, на какое опасное дело шёл, ведь самовольно покидать территорию лагеря категорически запрещалось. Все знали, что это самое страшное нарушение – намного серьёзнее, чем драка, игра в карты или использование электронных устройств. За это не давали наряд по столовой и не наказывали мытьём полов, а вызывали родителей и с позором исключали из лагеря.

Тем не менее Макс был уверен в том, что никто ничего не узнает. «Чтобы покинуть лагерь незаметно, нужно успеть вернуться до линейки», – логично рассуждал он. – «На них детей всегда пересчитывают, посреди же дня можно незаметно отлучиться на пару часов, и никто ничего не узнает».

Он прошёл сквозь лес до конца территории, а затем побрёл вдоль забора, выбирая лучшее место для подкопа. Среди густых кустов и зарослей крапивы он, наконец, нашёл то, что искал – участок мягкой земли в середине одной из секций. Здесь он точно не наткнётся на бетонный фундамент и легко осуществит задуманное.

Макс снял футболку, воткнул лопату в землю и принялся за работу. Спустя полтора часа выполненный по всем правилам подкоп был завершён. Это была аккуратная траншея под забором глубиной чуть менее метра и длиной не более двух. Всю выкопанную землю Макс предусмотрительно разбросал в лесу, а в лаз навалил срезанные с деревьев ветки. «Маскировка на пятёрку! – удовлетворённо отряхнул он руки и улыбнулся во весь рот. – Теперь чипсы можно не экономить!»

6

За окном зазвучал сигнал отбоя. Ребята улеглись по кроватям, продолжая обсуждать свою необычную находку. Загадочный тайник в лесу не оставлял их мысли целый день, и, конечно же, все разговоры велись только о бронзовых бойцах.

– Я, кажется, знаю, кто эти воины, – прошептал, лёжа на боку, Димка. – Это монахи Шаолиня, монастыря боевых искусств в Китае. Я однажды ходил на их представление с папой, когда они приезжали на гастроли.

– Точно! Их даже по телевизору показывали! – вспомнил Шурка. – Они очень крутые, умеют делать трюки как в цирке и ещё обладают разными сверхспособностями.

– Шурка, ты уверен, что из чемодана их никто не украдёт? – озабоченно прошептал Рыжий.

– Сто процентов, – ответил за друга Димка. – Полный подбор трёхзначного кода потребует около двух часов. Никто не будет сидеть столько времени в тесной душной гардеробной.

– Два часа, меньше или больше, какая разница? Это значит, что код всё-таки можно подобрать! – разволновался Рыжий.

– Да не парься, никто не знает про бронзовых бойцов, кроме нас, – попытался успокоить друга Шурка. – Зачем кому-то два часа взламывать чужой чемодан, если внутри только сменные вещи?

– Всё равно опасно! Это ненадёжное место, лучше куда-то перепрятать, – не унимался Рыжий.

– Я хочу их повнимательнее рассмотреть, – сменил тему Шурка, – но только не здесь. Сами знаете, по закону подлости в комнату кто-нибудь обязательно нагрянет в самый ответственный момент.

– Может, под утро, когда все уже точно спят? – предложил Димка. – Ну и тумбочкой дверь изнутри задвинем, на всякий случай.

– Лучше бы на солнечном свете, конечно. Да и лупа бы сильно пригодилась!

– У меня есть! Такая же, как в прошлую смену, только без подсветки. Помнишь ту модель, которую я в дружеский клад спрятал?

В тот же миг перед Шуркой побежали яркие воспоминания, в которых друзья по очереди разглядывали в лупу жуков и букашек. Изучали хитроумные тропинки муравьёв. Выжигали дырки в коре, поймав в линзу горячий пучок солнечного света. Шурка улыбнулся. Даже запах того дыма был какой-то особенный, непохожий ни на что другое.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.