книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Елизавета Соболянская

Мужские мечты. Сборник эротических рассказов

Мужские мечты

Алексей работал айтишником в небольшой транспортной компании. С одной стороны это было удобно – можно ходить на работу в джинсах и растянутом джемпере, с другой постоянно вылезали какие-то срочные задания слабо связанные с основной деятельностью.

Вот и накануне, в пятницу, начальник выловил неуловимого парня в серверной. Приказным тоном велел выйти на работу в субботу, чтобы вместе с Ниночкой, главбухом сего заведения приготовить ведомости для зарплаты к понедельнику.

– Сам понимаешь, – белозубо улыбнулся начальник, изображая доверительное общение с подчиненным, – не приготовите бумаги в понедельник ни копейки не получите, а Новый год на носу.

Алексей только печально вздохнул. Выход в субботу, значит, в пятницу следует блюсти трезвость, да и посидеть за полночь в каком-нибудь профессиональном форуме тролля чайников не получится. Ниночка-главбух отличалась занудностью и принципиальностью, а за перегар или красные глаза могла накатать докладную начальству и оставить парня без премии к праздникам.

Проведя пятницу непривычно тихо, утром в субботу Алексей вяло выпил кружку кофе и потащился в контору. Ниночка уже была там. Как всегда, строгая, затянутая в офисный костюм, с тугим пучком волос на затылке. От одного ее вида у Алексея стало кисло во рту, и почему-то вспомнился случай произошедший с ним в понедельник.

Он как обычно шел на работу, старательно поглядывая под ноги, чтобы не поскользнуться на черных холодных «зеркальцах» раскатанного мальчишками льда. И вдруг увидел, как впереди как раз на таком куске притоптанного снега не удержала равновесие хрупкая старушенция в древнем коричневом пальто. В два шага парень нагнал ее, помог подняться, отряхнул прилипший к ветхой ткани снег. Старушка глянула на него удивительно ясными голубыми глазами, поблагодарила и сказала:

– Всегда мечтала, чтобы меня спас прекрасный принц!

Алексей даже рассмеялся в голос, заставив обернуться пару сонных утренних прохожих. Сам он считал, что на принца, увы не похож. Скучная работа, крохотная квартирка, жизнь от зарплаты до зарплаты, да редкие походы в боулинг или в спортбар.

– Это вы зря! – старушка нравоучительно подняла руку в старенькой вязаной варежке, – мечты должны сбываться! Пусть ваши мечты тоже сбудутся!

Алексей помахал старушке и двинулся на работу с нехарактерной для понедельника улыбкой. Потом навалились дела и эпизод забылся. Но сейчас. Глядя на затянутую в броню пиджака Ниночку, парень почему-то вспомнил эту старушку.

– Алексей. Вы здесь? – главбух помахала ладонью перед его лицом и села за клавиатуру.

Работа началась. На улице трещал мороз. Поэтому батареи жарили так, что на них было можно приготовить себе яичницу. Маленький кабинет главбуха не добавлял ощущения комфорта высоченному тощему парню. Новенький принтер, купленный начальником в пьяном угаре, плевался, трещал, жевал бумагу и отказывался распечатывать с трудом сформированные ведомости.

За онами снова стемнело, а они все еще сражались за зарплату, без перерыва на обед. Любые попытки пошутить или разрядить сгустившуюся атмосферу Ниночка пресекала строгим взглядом и едкими словами.

Алексей сдался. Откинулся на спинку стула, прикрыл глаза, слушая яростный стук клавиш и, представил на миг, что он выдергивает осточертевшие шпильки из Ниночкиной прически, вдыхает аромат ее темных блестящих волос, наматывает их на кулак, заставляя ее нагнуться к столу. Затем берет скотч и стягивает руки поверх белых рукавов офисной блузки. Она стонет, пытается кричать и тогда он заклеивает ей рот, а потом задирает скучную серую юбку! Интересно, какого цвета у нее трусики?

Очнулся Алексей в полном недоумении, держа в руках клочок нежной бирюзовой ткани. Под его рукой на столе извивалась связанная Ниночка, а острая боль в паху призывала его поторопиться с дальнейшими действиями.

– Ай, хулиганка, – вновь ныряя свои мечты, сказал Алексей, похлопывая нежные ягодицы, – ты сегодня в чулках!

Ниночка только промычала что-то невнятное, а мужские руки уже прошлись по теплой влажной лощине, изучая, раскрывая, убеждаясь в обоюдном желании.

Вжикнула молния, свалились на пол брюки и модные черно-красные «боксеры». Про презерватив он вспомнил в последний момент, но было уже поздно, остановиться не было никакой возможности. Горячее влажное лоно обхватило его достоинство и утянуло за собой в пучину несказанного удовольствия.

Стол скрипел и качался, принтер ритмично выплевывал ведомости прямо на пол, Ниночка стонала и приподнимала очаровательный зад, стремясь навстречу ошеломленному всем случившимся Алексею.

Когда все закончилось, он разрезал витки скотча канцелярским ножом, положил его на стол перед Ниночкой и ушел в серверную, собирать вещи. После такого его точно уволят, а может и посадят…

Через двадцать минут в его берлогу заглянула Ниночка – с распущенными волосами, разрумянившаяся и свежая:

– Ты идешь? Я ведомости в папку сложила, сейф закрыла.

Обалдевший парень глянул на коробку, в которую успел покидать диски, флешки, провода и часть инструментов.

– Давай быстрее, – поторопила его, улыбаясь, девушка, – еще успеем в кафе зайти, перекусить.

Алексей решительно задвинул коробку под стол, схватил ключи, куртку и поспешил за нежным ароматом духов. Уже на выходе из здания ему показалось, что где-то в толпе мелькнула старушка в поношенном коричневом пальто, но Ниночка обернулась, маня его взглядом и, парень нырнул за ней в толпу, позабыв о старушке.

Через девять месяцев у Алексея и Нины родилась прелестная дочка. Они успели пожениться и даже слетать в короткий медовый отпуск на далекие теплые острова. Воркуя над новорожденной, Алексей вдруг вспомнил «мечты должны сбываться» и радостно улыбнулся. Семья, любимая и любящая супруга, новая должность в айти-отделе крупной компании, пожалуй, его мечты действительно сбылись! А стол в кабинете главбуха по-прежнему иногда поскрипывает в дни начисления зарплаты.

Мужские фантазии

Уже два месяца Антону не давала покоя соседка по кабинету. С той поры как скучный шеф заявил, что настало время экономить, и вместо отдельных кабинетов снял один общий зал, парень забросил все сетевые развлечения. Причиной такого аскетизма стала она. Очаровательная брюнетка с круглым задиком и тонкой талией.

Прежде она работала в другом отделе, и он даже не знал ее имени, зато теперь, когда два десятка столов с трудом втиснули в комнату, рассчитанную максимум на десяток рабочих мест, он знал о ней все. Зовут ее Светлана, живет она в маленькой хрущевке с мамой и ребенком. Постоянно экономит, надеясь купить отдельную квартиру, жует на обед рис или гречку из пластикового контейнера, и восхитительно-порочно облизывает губы, получая от офисных сплетниц конфету или кусочек шоколада.

Ее тонкая талия, переходящая в манящие округлости, расположилась прямо перед глазами Антона и не давала ему покоя, будя тревожные желания.

Вот если бы они остались в офисе одни, он бы развернул ее офисный стул на высокой ножке, закинул бы стройные ноги на плечи… Или еще лучше, Антон даже глаза прикрыл, представляя, как Светлана сама соскальзывает на пол, и смотрит снизу-вверх, ожидая, когда он коснется ее припухлых губ своим тяжелым от желания орудием.

– Антон, эй, Антон!

Молодой сотрудник очнулся и увидел, что рядом с его столом стоит шеф.

– Да Александр Сергеич, вы что-то хотели?

– Идем со мной, дело есть!

Дело оказалось важным, сложным и вне офиса. Подхватив пачку бумаг. Антон на минуту вернулся в общий зал за мобильником и понесся навстречу мерцающим огням города.

Вернулся в офис он уже в одиннадцатом часу. Здание пустовало, охранник на первом этаже вяло спросил:

– Что так поздно?

– Бумаги закину в сейф, – так же заторможено ответил вымотанный Антон, – шеф на завтра отгул дал, буду отсыпаться.

– Добро! – охранник нажал кнопку, пропуская через турникет, и снова уткнулся в свой телефон, азартно рубя монстров.

Антон расслаблено дошел до кабинета, открыл дверь и, не включая свет, положил бумаги в сейф. Хватало синеватой ночной подсветки из коридора и новогодней иллюминации за окном. Он уже собрался уходить, как автоматически бросил взгляд на свой стол, а потом и на кресло Светланы. Посмотрел и замер. Она была здесь. Сладко спала, положив голову на скрещенные руки, а по темному монитору летали редкие разноцветные шарики скринсервера.

Дальше Антон действовал легко и неслышно, как призрак, сотканный из теней зимнего вечера. С мягким стуком на пол упало пальто, с тихим шелестом шелка развязался галстук, и его теплая благоухающая туалетной водой ткань мягко опустилась на глаза спящей девушки.

Она дернулась, просыпаясь, удивленно вскинула голову, и Антон словно сошел с ума – прижал ее к себе, закрыл ладонью рот, и жарко зашептал в ухо:

– Тссс, не бойся, я пришел подарить тебе радость…

Усталость, длинный, выматывающий день, грязный снег и чокнутые водители в бесконечных пробках, все осталось за дверью офиса. Адреналин пел в жилах мужчины, а женщина боялась издать хоть звук – так близко от ее беззащитного горла расположились крупные горячие ладони. Этот вопрос Антон решил просто – оторвал полоску скотча и заклеил манящие губы. В другой раз, пообещал он себе, в другой раз.

Затем он начал воплощать свое желание – касался, гладил, заигрывал с вырезом строгой блузки, жадно вдыхал аромат легких духов, согревшихся за день, целовал трогательный завиток на затылке и чувствовал страх девушки, даже не страх – ужас. Это ему не нравилось.

Она отстранялась, уворачивалась, не давала ему насладиться моментом, и он рассердился. В один миг стиснул ее руки, завел за спинку стула и смотал скотчем поверх рукавов. Девушка замерла, тяжело дыша, а парень медленно начал расстегивать маленькие плоские пуговицы блузки, после каждой пуговички целуя обнажившийся кусочек кожи.

Чтобы было удобнее наслаждаться видом, он выдвинул стул и развернул его к неверному свету, льющемуся из коридора. Светлана тут же показала бойцовский характер и попыталась пнуть незнакомца. Антон получил болезненный удар в бедро и еле удержался от вскрика. Ноги строптивицы были немедля пойманы и прикручены к разлапистому основанию стула.

А затем Антон позволил себе то, о чем давно мечтал – он вылизал нежную грудь коллеги, сорвав тонкий кружевной лифчик зубами. Поднял вверх ее юбку, обнажив скромные бежевые трусики, и аккуратно подстриженный треугольник темных волос. Светлана уже не билась в попытке вырваться, она замерла, как кролик перед удавом.

Антон сдвинул девушку на самый край, но стянутые ноги не позволили ему добраться до желанной теплой женственности.

– Я развяжу твои ноги, если ты не будешь драться, – хриплым шепотом сказал мужчина. – Если согласна, кивни.

Светлана яростно затрясла головой, но не соглашаясь, а отвергая предложение.

– Что ж, – Антон аккуратно срезал скотч и тут же прикрутил стройную лодыжку девушки к подлокотнику. Так же поступил и со второй ногой, любуясь раскрытым сокровищем. – Прости, вынужденная мера, – шепнул он, срезая тем же ножом белье.

Девушка стонала, пытаясь зашуметь, но Антон крепко поцеловал ее в живот и пригрозил:

– Будешь шуметь, накажу, тебе это точно не понравится!

Светлана перестала разыгрывать героиню и обмякла в кресле, сдаваясь на милость победителя. Это Антону тоже не понравилось. Разве можно получить удовольствие с женщиной, которая мысленно кричит:

– Слезь с меня?

Но его бешено заводила ситуация – открытый офис, возможность прихода охранника, сопротивление и наконец, покорность. Его брюки натянулись так, что швы причиняли боль, впиваясь в тело. Пришлось срочно расстегнуть их, толкнуть вниз, позволяя прохладному воздуху остудить разгоряченную кожу и поумерить желание. Назад дороги нет, понял он, и отринув все посторонние мысли и снова начал соблазнять, раздувать огонек, который он заметил в этой женщине. Она тщательно скрывала его под маской офисной мышки, но трудно скрыть пламя, если оно горит.

Прикосновение к щеке, ласка, одобрение или тонкая издевка? Поцелуй, почти укус в изящную линию шеи, пошире распахнуть блузку и полюбоваться грудью… Потом взгляд Антона упал на черный маркер. Это было великолепно! На нежной коже ниже шеи, но выше восхитительной, стоячей груди он начал писать «Я тебя люблю». Широкий кончик маркера скользил по чувствительной коже девушки, заставляя ее мелко вздрагивать, черные узоры, подсвеченные синеватыми отблесками, казались таинственной вязью.

Полюбовавшись своим творением, Антон передвинул стержень выше, проведя ровную широкую линию по горлу, через подбородок к затянутым в пластик губам. Поцеловав скрытые шелком глаза и едва торчащий кончик носа, мужчина вернулся к своему художеству, только на этот раз вязь черных букв спустилась ниже: солнечное сплетение, живот, лобок…

Вслед за маркером опустились губы. Не смотря на весь ужас ситуации, Светлана была влажной, горячей и ароматной. Целуя и лаская спелый плод, открытый его взорам, Антон сам балансировал на грани, и когда девушка тихонько простонала сквозь скотч, сдаваясь – не выдержал, кончил, залив спермой пол.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.