книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Артур Грайс

О тебе

Предисловие


Здравствуй, дорогой читатель!

Прости заранее за некий переход на личности. Возможно мы не знакомы, но я хочу непременно это исправить, познакомив с своим миром на этих страницах.

В своих руках ты держишь мою первую книгу, к изданию которой я стремился на протяжении долгих шести лет. Скорее всего, ты задаешься вопросом: «Как можно писать книгу так долго?».

Поэтому я сразу на него отвечу.

В далёком детстве я не расставался с книгами. И до сих пор я очень люблю читать. Но в один прекрасный день в мою голову влетела мысль:

«А может, я тоже так могу? Тоже смогу стать писателем и издать свою книгу?».

Именно после того момента я начал писать мои первые рассказы. Ты вряд ли о них знаешь, так как многие из них никогда не появлялись в открытом доступе. В сеть я выкладывал лишь достойные. Шли годы, рассказов становилось всё больше, а возможности их издать не было. Появились творения, которые очень затронули души людей.

Первым стала «Двуликая». Да, в ней было много логических ошибок, серые персонажи, но мне в пятнадцать лет казалось, что это самый крутой рассказ. В семнадцать лет я его перечитал и полностью переписал, рассказ получил название «AlterEgo». Хотя, если ты знаком с первым произведением, то найдёшь несколько отсылок к нему.

Вдохновение на написание прозы я черпаю, прежде всего, из жизненных ситуаций. Так, спустя год родился «Ангел во плоти». Написан уже более литературным языком, я стараюсь не стоять на месте. Этот рассказ произвёл действительно мощный фурор в сети. Мне было очень приятно видеть, как его расхватывают на цитаты, как люди пишут мне, что в их жизни тоже случались ситуации из произведения.

Второе, что меня вдохновляет – это музыка. Есть много талантливых исполнителей, тексты которых действительно цепляют. К примеру, мой близкий друг и коллега Андрей Кузьмин (Jerdna). Его ambient-треки прекрасно передают атмосферу мест и рассказов в целом. Я благодарен этому человеку за его вдохновляющее творчество.

Как уже было сказано выше, я черпаю вдохновение в людях и однажды, мне посчастливилось познакомиться с прекрасным человеком по имени Тим Эрна. Благодаря ему и группе «Asper X», я понял одну очень интересную вещь. Музыка, сыгранная вживую, кардинально отличается от записи. После посещения концерта «Asper X» и общения с Тимом у меня родилась идея рассказа «Город Х». Идея – это замечательно, но ведь нужен ещё и сюжет. Зимой 2017 года я пригласил Тима с акустическим концертом в Казань. И сразу поделился с ним идеей рассказа, она ему тоже понравилась, и музыкант подкинул мне ещё несколько интересных мыслей.

Кусочки «Города Х» были разбросаны по файлам моего компьютера. Когда я начал собирать всё воедино, то понял, что время пришло. Пора выпустить свой сборник. И это будет либо сейчас, либо никогда.

«Alter Ego» – кардинально был переписан, уже в третий раз.

«Ангел во плоти» – тоже претерпел некоторые изменения.

«Город Х» – это будет нечто новое для моего читателя.

В одиночку заниматься изданием своей книги – это практически невыполнимая задача. Всегда нужен свежий взгляд на произведение, чтобы оценить его актуальность. Когда я пишу, мысли в голове мелькают настолько быстро, что нужно их тут же записать, иначе они совсем пропадут. Порой случается так, что, описывая те или иные ситуации, не всегда получается сделать их более доступными для понимания читателей. И первый взгляд на произведение всегда кидает Хисамова Динара. Человек, который подскажет как лучше описать черты человека или детали местности.

После того, как рассказ прошел первую волну критики, за него берётся Терентьева Надежда.

Каждый допускает ошибки, даже писатели. Так и у меня может появиться лишняя запятая или где-то её может наоборот не быть. Надя досконально просматривает весь текст, корректирует недочёты и выдвигает свое мнение.

Только пройдя двух жёстких критиков, мой рассказ снова оказывается в моих руках. И я снова перечитываю его, но уже на «свежую» голову. Оцениваю актуальность идеи, добавляю то, что не добавил ранее. И после всего этого сразу же обращаюсь к Александру Суворкину.

Человек, который занимается визуальным аспектом рассказа – создание обложки и иллюстраций. Саша понимает меня с полуслова и тут же набрасывает эскизы, в которых отражает те детали, которые я мог ранее не заметить. Именно благодаря этому человеку вы видите прекрасные иллюстрации к рассказам и неповторимую обложку книги.

Я от всего сердца благодарю свою команду за проделанную работу! За их терпение и их труд! Я благодарен Вселенной за то, что меня окружают такие прекрасные люди!

И также, я хочу поблагодарить тебя, дорогой читатель! За то, что ты являешься небольшой частью общего дела, частью воплощенной мечты пятнадцатилетнего ребенка!

Я надеюсь, что в строках этой книги ты действительно сможешь найти себя.

Ведь она о именно о тебе!

Также, на ее страницах спрятано несколько секретов, я надеюсь, их получится заметить и раскрыть =)

Alter Ego


Ночь, безлюдная улица и фонари, освещающие дорогу своим тёплым светом. Лишь редко проезжающие автомобили рёвом своих моторов нарушают тягучую тишину ночи. В небольших частных домиках, редко расположенных по обе стороны дороги, горит свет. Кто-то ещё не спит, завершая свои домашние обязанности, а кто-то уже погружён в царство Морфея. Легкий ветер играет с верхушками деревьев, создавая шелестящие мантры, которые окутывают всё пространство. Казалось, ничто не может нарушить эту гармонию.

Но тишину ночи нарушает прерывистое, учащённое дыхание парня, который пытается от кого-то убежать. Силы явно покидали его, каждые несколько метров он спотыкался, а иногда и падал, но потом снова поднимался, находя в себе силы. Он бежал от чего-то ужасного, будто за ним гнался целый легион головорезов. И вновь падение, из его рта вырывается сгусток алой крови. Отвратительный металлический привкус окутывает каждый рецептор языка.

Громкий кашель разрывал тишину. И только откуда-то был слышен насмешливый голос, будто звучащий лишь в его голове.

– Ты ничего не сможешь со мной сделать, жалкий человек.

Череп пронзила ужасная боль, словно тысяча огненных спиц вонзились разом в воспалённый мозг.

– Отвали.

– Я просто хочу повеселиться.

– Ты – галлюцинация, – юноша впился пальцами в свои волосы, будто пытался вынуть его из головы и больше никогда не слышать.

– Тщетно, – издёвкой прошелестело где-то возле уха.

Существо, словно акула, наворачивало круги возле своей жертвы не выпуская ее из объятий страха, а ткань обугленного подола, стелилась за ним словно тень, это нечто будто плыло по земле, не давая ни малейшего шанса на побег. Длинными, острыми когтями существо касалось плеч юноши, разрывая кофту и оцарапывая кожу, оставляя тонкие порезы из которых сочилась кровь. Оно село напротив, схватив жилистыми пальцами юношу за подбородок, чтобы удобнее было рассматривать своими ярко-синими глазами лицо жертвы, пытаясь найти там хоть каплю ужаса. Жуткая улыбка растягивалась на лице демона, оголяя острые зубы, когда он ловил опьяняющий запах страха, его ноздри жадно вдыхали этот жгучий аромат. Охотник приблизился к лицу парня, чтобы получше рассмотреть его. Из пасти существа доносился тяжёлый запах подгнивающего мяса.

– Ну что, повторим? Дрейк, – смакуя каждое произнесённое слово, проговорило существо.

– Нет, тебя нет, – словно молитву шептал парень, пытаясь вырваться из цепкой хватки.

– А где же я по твоему, смертный?

Существо небрежно отдёрнуло свою руку, поднялось и с остервенением схватило парня за короткие тёмные волосы, протащив его пару шагов. По всей улице раздался хохот, похожий на смех гиены, высокий, пронзающий, режущий уши, но до боли знакомый беглецу.

– Какой-то ты хрупкий, неужели я тебя настолько вымотал? – подойдя к лежащему телу человека, произнес демон.

Мысли парня становились всё более спутанными. Он уже плохо понимал что происходит. Картинка в глазах расплывалась, словно кто-то нарушил фокус камеры. А охотник старался не отходить ни на шаг от своей жертвы, контролируя каждое её движение.

Конец ли?

Страшно.

Больно.

Холодно.

Тошно.

Куда?

Зачем?

Где?

Сознание Дрейка медленно уплывало куда-то за грани его разума. А в голове уже знакомым голосом промелькнуло

Увидимся на том свете.

Слишком пусто. Юноше казалось, что он внезапно попал в вакуум. Окружающее его пространство было беззвучно и черно. Полная тишина. Он метался в этом пространстве, пытаясь понять, что происходит. Но все попытки были тщетны.

Не холодно.

Не страшно.

Никак.

Отсутствие всего, даже страха. Его состояние было похоже на полную апатию, когда появляется полное безразличие ко всему. Единственное, что могло радовать, это отсутствие той боли, что была раньше и отсутствие того демона, который уже несколько лет пытается превратить жизнь Дрейка в сущий ад. К сожалению, постепенно у него это выходит. Сейчас даже трудно вспомнить то, откуда он появился, да и желания нет никакого. Отсутствие всего. Однако, со временем даже полный вакуум и тишина начинают давить на каждый рецептор тела, что постепенно становится невыносимо.

Это похоже на пытку в изоляции, которую применяли когда-то в древности. Преступника сажали в камеру без окон, лишь с одной глухой дверью. Отсутствие информации о внешнем мире и времени суток постепенно сводили преступника с ума. Лишь трижды в день, в небольшом отверстии под дверью появлялась тарелка с едой.

В этой жуткой, давящей пустоте внезапно стали раздаваться отрывистые звуки.

– …3, РАЗРЯД!

Боль, сильная боль. Она внезапно пронзила все тело. Стали постепенно возвращаться боль и страх.

– …2,3, РАЗРЯД!

Что? Почему я что-то чувствую?

Боль становилась все сильнее, проходя через все тело.

– 1,2,3, РАЗРЯД!

Резкий глубокий вдох ртом, кислород проникает в лёгкие, сердце начинает разгонять кровь, возвращая организму жизнь. Глаза пронзил яркий белый свет.

Что со мной?

Какого чёрта происходит?

Я что, жив?

Нет, нет, нет.

Где я?

Больница?

Да какого..?

Учащённое дыхание; зрение, наконец, фокусируется, и картинка приобретает ясность. Дрейк в ужасе и непонимании смотрит на окружающих его людей. Врачи, медсёстры, отдалённо напоминающие ангелов, которые пристально наблюдают за юношей. Аппараты, яркий свет над головой, который слепит глаза. Вдох-выдох, вдох-выдох. Резкая боль волной пронеслась по телу, пересчитав каждую косточку и каждый орган, стараясь не упустить ни малейшего миллиметра. Перед глазами появляются мелкие точки, постепенно заполняя взор. Странный, непонятный привкус во рту и снова темнота.

– Он снова умирает? – произнесла одна из медсестёр.

– Нет, обморок, отвезите его в реанимацию и сделайте укол промедола, у него есть симптомы обезвоживания, помимо этого поставьте ему капельницу. Пусть прокапает, посмотрим, что дальше с ним будет.

Шум в ушах, тяжесть в конечностях и голове. Боли, которая до этого терзала тело, уже нет. Дрейк медленно открывает глаза, но яркий свет не даёт ему сделать этого сразу. Попытка, другая. Глаза привыкли. Он пытается приподняться. Не выходит.

– Он очнулся! – раздался женский крик в коридоре.

Через минуту в палату вошёл доктор. Это был высокий мужчина в белом халате, на вид ему было не больше пятидесяти. Его большой врачебный опыт выдавали седые волосы. Его уверенная походка и прикрепленный за нагрудный карман бейджик выдавали в нем главного врача клиники. Иногда даже кажется, что на внешность все главврачи похожи между собой. Он подошел к койке, на которой лежал Дрейк, достал фонарик и начал светить им в глаза пациенту.

– Эй, парень, ты меня слышишь?

Дрейк кивнул – дар речи вернулся к нему не сразу. Слабой рукой парень попытался отмахнуться от яркого света, который перемещался с одного глаза на другой.

– Ч… ч… что я здесь делаю? – его голос был очень слабым, словно что-то не давало ему говорить.

– Лежишь, лечишься. Тебя таксист нашёл на дороге и привёз сюда.

– Ясно. – Хотя на самом деле Дрейку было совершенно ничего не ясно. Нашел таксист? На дороге? Почему именно в тот момент ему приспичило проехать по именно той дороге?

– Отдыхай пока. Я позже ещё зайду, проверю твоё самочувствие.

Дрейк слабо кивнул, и врач вышел из реанимационной палаты, закрыв за собой дверь.

Парень бросил голову на мягкую подушку, прикрыл глаза. По щекам медленно потекли слезы. Он не чувствовал боли, ее блокировали обезболивающие, которые медленно капали по прозрачным трубкам прямиков в вену, мысли в его голове стали разборчивее.

За что?

Почему я не умер?

Господи, за что мне всёэто?

Я должен уйти отсюда.

– Как же я надеюсь, что всё это сон, – прошептал он.

– Ну, я бы так сильно на это не надеялся, – Оно снова появилось. Сидело в кресле, недалеко от койки парня и жадно потирало свои костлявые руки, – А знаешь, здесь уютненько. Чего ты пригорюнился, малыш? Ты думал, что умрёшь? Эх, как бы не так. Ты ещё не забыл, как меня зовут?

– Мизар, – процедил сквозь зубы парень.

Демон поднялся с кресла, подошёл к Дрейку, сухощавыми и холодными, словно ветви деревьев, пальцами, аккуратно провёл по лицу парня, стараясь не поцарапать его тёплую кожу своими длинными ногтями. Лицо Мизара приблизилось к лицу Дрейка настолько близко, насколько это возможно. Парень смотрел на него усталым, но злым взглядом. Дыхание Мизара, холодное, словно могильная плита, касалось лица юноши, скользило по нему и растворялось в тёплом воздухе палаты.

– Когда же ты от меня отвалишь? – произнёс Дрейк прямо в лицо и резко повернул голову в сторону, чтобы не ощущать вони от этой твари.

– Ответ очевиден, Дрейк. Хах, какое же забавное имя тебе дали твои родители. Я не отвалю от тебя ни-ко-гда, – растворяясь в воздухе, словно дым, оставляя за собой легкий запах серы, произнёс Мизар.

Дрейк облегчённо выдохнул, приподнял свои руки и осмотрел их. О той кошмарной ночи напоминали лишь небольшие ссадины и грязь под ногтями. Парень слегка приподнялся. Ноги, которые почти достигали края белой кровати, не были в гипсе, а значит, нет и переломов. Дрейк медленно опустился обратно, и тупая боль в грудной клетке стала ещё одним напоминанием о произошедшем накануне. Торс не был перебинтован, а значит ребра, слегка выпирающие из-за худобы парня, также остались целы.

Спустя некоторое время в палату вошла медсестра. В руках она держала две небольшие мутновато-белые баночки. В одной из них находились лекарства, а в другой – вода. Она поднесла оба сосуда к больному, всем видом показывая, что нужно принять их содержимое.

Сбежать.

Уйти.

Свобода.

– Вам нужно принять лекарства, – уточнила пациенту девушка.

Дрейк переменился в лице, на губах появилась легкая улыбка, а глаза максимально раскрылись, выражая ужас. Парень взял баночки из рук медсестры, одним движением закинул в рот лекарства, а затем и воду. Спустя мгновение он выплеснул остатки воды обратно в лицо несчастной девушке. Дрейк начал нервно смеяться, барабаня руками и ногами по больничной койке. Испуганная девушка выбежала из палаты за помощью. Через пару мгновений в комнату вбежали двое крепких мужчин в светло-синих штанах и футболках. Это были санитары. Один из них тут же схватил ноги Дрейка и с силой прижал их к кровати, полностью лишив возможности шевелиться, а второй потянулся к рукам. Буйный пациент с силой ударил санитара в челюсть. Мужчина не ожидал такого крепкого удара от такого худощавого юноши. Пока работник был в замешательстве, Дрейк нащупал в кармане его брюк скальпель и поднёс его к своей шее.

– Эй, парень, ты чего? – произнес хозяин инструмента.

– Ты, отпусти мои ноги! – скомандовал Дрейк, – Отойдите все от меня, иначе я перережу себе глотку!

В доказательство своих действий парень слегка дёрнул скальпель, прижатый к своей шее. Холодное, острое лезвие тут же разрезало мягкую кожу. Санитары сделали пару шагов назад, пытаясь придумать хоть какой-то план действий по успокоению больного. Они понимали, что если сделают хоть один шаг навстречу психопату, то получат свежий труп в своей больнице, чего им бы явно не хотелось. Дрейк неспешно поднялся с кровати, вынул из своих рук трубки от капельниц, встал на ноги и сделал шаг вперёд, всё ещё продолжая держать скальпель у раненого горла. Кровь медленно сочилась сквозь разрезанную плоть, тонкие струйки пачкали воротник белой ночной рубашки, которые выдавали всем больным, спускаясь всё ниже. В тот момент парень понял, что медсестра и санитары не верят его угрозам. Чтобы убедить их, юноша снова сделал резкое, короткое движение в сторону по своей шее. Рана увеличилась. Испуганный персонал отступил от выхода.

– Дайте мне спокойно выйти, иначе…, – пациент напряг руку, давая понять, что смерть не страшит его. Он либо умрёт здесь, либо выберется отсюда.

Один из санитаров не выдержал и попытался накинуться на больного, рассчитывая на эффект неожиданности. Поступок был опрометчив, а Дрейк – быстр. И прежде, чем санитар достал его, он дернул рукой, проведя скальпелем по своей шее.

Внезапно в глазах потемнело, юноша медленно опустился на колени, а затем вовсе рухнул на пол.

Закончилось

Всё

Наконец-то

Свобода

Спустя час Дрейк проснулся. В ушах был шум, всё тело ломило, горло пересохло, нещадно мучила жажда. Он хотел привстать и дотянуться до стакана воды, стоящего на полке. Но ремни не дали ему этого сделать, плотно стягивая кисти и голени.

Что?

Почему я связан?

Что случилось?

– Ах-ха-ха-ха-ха, как же шикарно ты выглядишь! – в голове раздался уже знакомый голос.

– Тебе-то какое дело, что со мной…

– Зачем ты так говоришь? Я могу и обидеться!

Мизар важно разгуливал по палате, сложив костлявые руки за спиной, всё больше забавляясь, глядя на лежащего парня, руки и ноги которого были плотно прижаты к койке туго затянутыми толстыми ремнями.

– Мне до тебя какое дело, мразь?

– Кто? Мразь? У МЕНЯ ИМЯ ЕСТЬ, – существо молниеносно прильнуло к парню, подставив растопыренные когтистые пальцы к груди, в знак готовности вырвать его сердце, – Я, да будет тебе известно, Мизар, уж так получилось, что нас связали вместе и Я ничего с этим не могу сделать. Так что мне приходится ловить кайф, чего и тебе советую, жалкий смертный.

– Кайф? От того, что я вижу твою гнусную морду каждый божий день? – Дрейк сделал несколько резких движений, пытаясь освободиться от сковавших его ремней.

– Ты ответишь за свои слова, жалкий мешок с костями…

Мизар заглянул в глаза Дрейку, пытаясь найти в них отблески ужаса. Но лицо Дрейка оставалось невозмутимым – не мог же он показать слабость перед существом. Лицо Мизара стало расплываться, а в глазах юноши стало темнеть. Раздался раздражающий писк приборов, которые были к нему подключены, сигнализируя об остановке сердца. В палату ворвался врач вместе с медсестрой.

– Остановка сердца! Дефибриллятор! Живо!

Через мгновение в палату внесли небольшой чемоданчик с аппаратом. Одним движением руки врач открыл чемоданчик, в то время как медсестра, оголив грудь парня, смазала ее гелем. Мужчина приложил электроды к телу, электрический ток поспешно побежал по проводам, проникая сквозь кожный покров и кости прямо в сердце. Одного разряда оказалось недостаточно. Только после второй попытки мускульный мешок стал подавать признаки жизни, начав качать кровь по организму.

Дрейк очнулся спустя несколько минут. Повернув голову, он увидел, что возле его кровати сидит уже знакомый ему седовласый доктор.

– Что произошло? – дрожащим голосом спросил парень.

– Ты ничего не помнишь?

– Нет.

– Совсем? – переспросил мужчина.

– Сов… сем.

– Два часа назад медсестра принесла тебе таблетки и воду, чтобы их запить. Вместо того, чтобы принять лекарства, ты выплюнул ей всё в лицо и у тебя началась истерика. Она в ужасе прибежала ко мне. Когда я вошёл в палату, ты размахивал руками, а увидев меня, прислонил руку с оттопыренным большим пальцем к своей шее, угрожая, что сейчас себя зарежешь. Через несколько секунд ты упал в обморок. Чтобы ты не натворил лишнего, мы привязали тебя. А ещё через час у тебя произошла остановка сердца. Вернув тебя к жизни, мы провели необходимые исследования и выяснили, что остановка произошла из-за резкого скачка давления, то есть, из-за перегрузки. Что её вызвало – остаётся загадкой.

– Я…я правда ничего не помню, – голос Дрейка медленно становился всё уверенней.

– Хм, ну хорошо, отдыхай. Надеюсь, что больше происшествий не будет, но на всякий случай, ещё какое-то время тебе придётся полежать привязанным к кровати. Мне нужно идти, скоро тебе принесут обед.

С этими словами врач вышел из палаты, оставив Дрейка в одиночестве.

Через пару дней пациента освободили от ремней, которые уже успели отпечатать на руках и ногах свои следы, будто пытаясь оставить о себе память ещё на какое-то время. Пациент пролежал в больнице чуть больше недели. Как ни странно, Мизар не появлялся всё это время, и юношу не покидало странное ощущение пустоты. Дни проходили медленно, обыденно, казалось, что пропали все краски, будто всё это было лишь черно-белым фильмом. И лишь один вопрос всё никак не мог выйти из головы Дрейка: «Куда делся Мизар?».

С каждой ночью спать становилось всё легче, кошмары, которые мучали парня, постепенно отступали. Казалось, что наконец-то жизнь становится нормальной. Больше никакой головной боли, никаких демонов и прочей ерунды. Всё прекратилось. Больничный режим уже стал для парня привычным, благодаря ему Дрейк даже немного набрал в весе. Когда-то побитые ребра уже не так сильно выпирали, а лицо приобрело здоровый цвет. Было явно заметно, что пациент идёт на поправку. Дрейк никогда не любил сидеть без дела, поэтому, когда было время между процедурами, он старался себя чем-нибудь занять.

Беспокоило лишь одно. Парень напрочь забыл всё, что происходило до того, как он попал в больницу. Будто кто-то вырезал кусок жизни, словно забракованный режиссёром кадр. Дрейк помнил Мизара и то, что произошло той злополучной ночью. Но откуда он вообще взялся, и что предшествовало этим событиям? Попытки что-то вспомнить оказались тщетны.

Я надеюсь, что после того, как меня выпишут, я смогу найти ответы на свои вопросы.

Дрейк тихо утонул в своих мыслях и не заметил, как уснул в своей, ставшей привычной, кровати. Ему снилось нечто необычное. Раньше он не видел ничего, кроме кошмаров, и такой красочный сон стал для него неожиданностью.

Лес… ночной лес… он так прекрасен. Я иду по нему, не понимая куда и зачем, пробираюсь сквозь заросли непонятных растений. Темно, лишь свет луны пытается хоть как-то осветить мне путь. Вдруг я чувствую лёгкое прикосновение, что-то опутывает мои ноги и поднимается выше по телу. Может быть, это змея ловко обвила мои ноги? Странно, никакого чувства страха. Она меня сковывает, за ней ещё две подобные змеи, обвив мои руки, потянули их в стороны. Меня оторвали от земли. Это не змеи, нет, это ветви деревьев. Нет сил пошевелиться, теперь уже со всех сторон ко мне протянулись ветви. Я беспомощен и не могу ничего поделать с этим. Внезапно, вдалеке, я замечаю золотистое свечение –оно медленно поднимается вверх. Это солнце. Наступает рассвет, и чем выше поднимается солнце, тем больше оно освещает эти ветви. Когда свет прикоснулся к ним, они тут же растворились, будто их и не было вовсе. Под ногами начинает расти ярко-зелёная трава, на кончиках которой блестят капельки росы. Трава, растения, земля, как давно я всего этого не видел. Я хочу прикоснуться ко всему. Падаю на колени, касаюсь влажной земли, боже, как это приятно. Касаюсь листьев кустов и…

– Доброе утро, Дрейк.

Голос врача разбудил парня.

– Раны на твоём теле практически зажили, я думаю, что тебе пора выписываться. Осложнений я не замечаю, также нет нарушений в нервной системе. Прошли и приступы гнева. Видимо, сильнодействующие препараты тебе помогли.

– А… а когда я смогу покинуть это место?

– Думаю, что сегодня мы подготовим все необходимые документы, и завтра ты сможешь отправиться домой.

– Хорошо, спасибо, – произнёс парень, а на его лице появилась легкая улыбка.

Дрейк протёр глаза, началась новая жизнь, всё началось с чистого листа. Больше нет никаких сущностей и избиений, не будет странных взглядов прохожих. На следующий день парень привёл себя в порядок, собрал вещи, оделся и вышел из больницы. Вдох – свежий, насколько это возможно в городе, воздух проник в его лёгкие. Выдох – облегчение. Домой он пошёл пешком, так как в кармане было пусто. Зато есть шанс посмотреть, что же изменилось в городе за то время, пока он находился в больнице. Собственно, ничего нового он не увидел, лишь пара магазинов открылась на соседней улице. Запахи еды с палаток быстрого питания, жареного мяса и хот-догов. Чтобы не разыгрывать в себе аппетит, Дрейк ускорил шаг и быстро пошёл в сторону дома. Когда долгое время не выходишь в город, то отвыкаешь от гула улиц, звуков машин и порой излишней суеты людей. Дойдя до дома и поднявшись на свой этаж парень понял, что не может найти ключи. Дрейк закинул руку на верхнюю часть дверного косяка – к счастью, в лутке двери был спрятан запасной комплект. Открыв дверь, скинув сумки на пол, парень первым делом улёгся на свою мягкую, пусть и пыльную, кровать. Эта, ставшая уже непривычной, эмоция расслабления доставляла юноше удовольствие. Пролежал так он минут десять, голод всё-таки одолел его, казалось, что если он не поест прямо сейчас, то желудок решит отведать самого себя. Дрейк подошёл к небольшому шкафчику, открыл его, достал оттуда пару сотен и всё-таки купил себе кусок жареного мяса в одной из палаток быстрого питания.

Большой и сочный кусок жареного мяса просто таял во рту. Доев и запив все газировкой, парень снова улегся на свою родную кроватку. Внезапно голову пронзила дикая боль, боль, не сравнимая ни с чем. Такого раньше не было, голову будто раздирало на две части, казалось, что её медленно распиливают надвое. Резкая боль продлилась всего пару мгновений и быстро прекратилась.

Нет, нет, не может быть, только не снова, пожалуйста, нет…

– Скучал по мне, смертный? – знакомый голос пронёсся по комнате.

– Ты? Снова ты? Но… не может быть, я думал, что избавился от тебя! – занервничал юноша.

– Я приводил себя в порядок, – в тени, напротив кровати засверкали два ярко-красных глаза, – смотри, тебе понравится.

Мизар сделал несколько шагов вперёд. Нет ни чёрного развевающегося плаща, ни той улыбки и того лица, что прежде. Шерсть, дымчато-серая шерсть, волчья пасть, хвост, волчьи лапы. Он стал походить на оборотня, нет – он стал им. Лишь пальцы остались прежними. Те же костлявые, с длинными когтями. Та же зловонная пасть, из которой выглядывают белоснежные заострённые зубы, способные разорвать любого, кто встанет на пути. И эта пасть изогнута всё в той же ехидной и лживой улыбке.

– Ты не узнаёшь меня, малыш?

– Не может быть, – ошеломленно произнёс парень. От отчаяния он сполз по стене и так остался сидеть.

– Да-а-а, именно он, Мизар. Всем суждено меняться, вот и меня постигла та же участь. Лично мне нравится мой новый облик, а тебе? Я считаю эту большую пасть не очень удобной. Вернем, пожалуй, прежнее лицо, – в ответ было лишь гробовое молчание, – знаешь, я настоятельно советую начать со мной сотрудничать.

После этих слов он внезапно исчез и появился возле парня. Демон склонился над ним, его дыхание касалось лица Дрейка.

– Ты только представь, сколько прекрасных дел мы смогли бы совершить. Как бы мы могли изменить мир. Да и потом, мне надоело избивать тебя, это становится скучным и неинтересным.

– Неужели? Надоело измываться надо мной? Не верю, что это ты! Почему ты не можешь от меня отстать? Оставить меня в покое?

– Ты – это Я, а Я – это ты, запомни, смертный, мы две половинки одного целого. Без меня ты не будешь существовать. Вспомни момент, как мы стали едины, вспомни тот обряд, на который тебя спровоцировали твои псевдо-друзья. Я не просился к тебе, это они связали нас.

– Друзья? Обряд?

– Не утруждайся, я продолжу. Ты отказался, хотел развернуться и пойти домой, но ты был потенциальной жертвой для вызова, – Мизар заходил по комнате, – Они провели обряд и пытались тебя зарезать. Но они ошиблись и связали нас. Дьявол, конечно, не пришел – что владыка забыл в этом мире? А вот я… я явился, чтобы позабавиться над кучкой недоумков и так же попался в ловушку. Так что теперь мы едины.

– О чём ты говоришь?

– Ты что? Действительно забыл?

– Я не помню ничего из того, что происходило до того, как я попал в больницу.

Мизар подошёл к парню, провёл лапой по его густым коротким волосам.

– Тогда позволь мне рассказать тебе забавную историю. Пару лет назад твои «дружки» решили над тобой поиздеваться, а заодно и попробовать один из найденных ими на просторах сети, ритуал. Впрочем, я тебе это уже рассказал. После всего этого они скрылись. Полиция не нашла состава преступления и дело не стали заводить. Никто не верил твоим рассказам, считая тебя сумасшедшим, лишь я помогал тебе найти ответы на вопросы. Дрейк, а не хотел бы ты им отомстить? Отомстить за то, что они с тобой сделали? Ведь после этого ты остался без семьи, без родных и близких тебе людей. Твои родители уехали прочь из нашего славного города, оставив тебя на произвол судьбы. Они… они лишили тебя всего…

Мысли парня окутал туман, Дрейк был словно под гипнозом, а Мизар всё продолжал:

– Только подумай, что мы сможем сделать вдвоём! Мы отомстим им всем, лишим каждого из них самого дорогого, что есть у человека. Жизни. Их троих постигнет эта участь.

– Д… да, ты прав, нужно им отомстить, – прошептал парень, глаза которого напоминали взгляд фарфоровой куклы, – Да, убить всех этих недоумков, отомстить, отплатить той же монетой. Да, как же я хочу этого. Увидеть, как медленно вытекает из них жизненная сила.

– Вот и славно. И, кстати, как тебе мой новый облик? Ты так и не ответил.

Дрейк встряхнул головой, мимолетно выйдя из транса.

– Знаешь, прежний был лучше, – он улыбнулся, поднялся с кровати и подошёл к ноутбуку, который стоял на журнальном столике.

– Да, я тоже так думаю.

Новый облик – лишь побочное действие того, что теперь Я умею. Мои силы выросли, и я смогу управлять этим жалким человечишкой. Совершив три убийства подряд, он ослабнет настолько, что полностью станет моим. Я выжру его личность до последней капли…

– Так, надо договориться с каждым из них о встрече. Начнем с Дилана. Я попрошу его приехать к клубу, который находится за городом, в полночь. Затем, уговорю его отойти подальше. Время позднее, никто не заметит моих действий…

– Да-а, хорошо, именно так и сделай, – ехидно улыбнувшись, проговорил Мизар.

Дрейк договорился с Диланом о встрече возле клуба «Атмосфера», что на соседней улице. Своим орудием возмездия парень выбрал нож, который лежал у него в столе. Он был достаточно неприметный, предназначался для каких-нибудь вылазок на природу. Деревянная коричневая рукоять держала стальной и острый клинок. Положив ож себе в карман, юноша отправился на встречу.

Дилан был старше Дрейка на год с небольшим, но по его телосложению можно было сказать, что у них разница в два-три года. Подкаченный, светловолосый парень с зелёно-голубыми глазами. Ростом он был тоже выше, почти на десяток сантиметров.

– Привет, – сказал Дрейк, подойдя к «другу».

– Здравствуй, как ты? Несколько лет не общались, а тут резко написал.

– Я хорошо, дома просто скучно, хочется прогуляться, а не с кем.

– Ну да, ну да. Куда пойдем? В клуб?

– Нет, ты же знаешь, я не сторонник этих мест. Пошли на причал? Там спокойнее, тише.

– Ну, пошли, – ничего не подозревая, ответил Дилан.

Они двигались вдоль ночных улиц, редкие фонари своим жёлтым светом освещали им дорогу. Друзья вспоминали прошлое. Игры на школьном дворе, проделки над учителями, драки со сверстниками.

– А что с тобой случилось после этого, эм-м, обряда?

– Ничего особенного, просто в моей жизни появился один, скажем так, персонаж. Его зовут Мизар.

– Странное имя, видимо, у родителей хорошая фантазия, – улыбнулся друг, – И вы что, это, ну, того?

– Того? – непонимающе переспросил Дрейк, – А, нет, ты что. Мы просто очень хорошие друзья и он помог мне выбраться из пары жизненных неурядиц.

Чем ближе парни подходили к причалу, тем реже становились друг от друга источники света, которые уже не мешали звёздам проявляться на небосводе, а мигание небольших маяков отражалось на спокойной водной глади. Изредка в кустах можно было заметить автомобили с парочками, которые решили устроить себе романтический вечер, либо с любителями покурить кальян на природе. Но и их было не так много, чтобы помешать Дрейку совершить задуманное.

– Мизар? Странное имя, это что-то на латыни?

– Точно, а я как-то над этим не задумывался. И знаешь что он мне сказал?

– Что же?

– Что я должен всем вам отомстить, странно, правда? Тебя, к примеру, утопить в этой реке, – нервно засмеялся Дрейк.

– А… хах… хаа… – неуверенно поддержал Дилан смех друга, – Но ты же не будешь этого делать?

– Конечно нет, ты что. Я же не идиот, – продолжал улыбаться парень, поглаживая в кармане кофты холодное лезвие ножа.

– Тогда это меня радует. Хотя, я бы не советовал тебе общаться с тем, кто даёт тебе такие странные советы.

– Топить, здесь? Смешно же. Твоё тело всплывёт к утру, новость облетит все СМИ, зачем это надо? Есть иной выход.

Повернувшись лицом к другу и блеснув глазами, Дрейк выхватил правой рукой нож из кармана кофты и с силой вонзил орудие в торс парня. Из образовавшейся раны сразу хлынула кровь. Прилив адреналина погружал Дрейка в состояние эйфории. Кровь друга стекала по его торсу, просачиваясь сквозь темно-синюю рубашку и стекала на руки. Дилан изумлённо смотрел на Дрейка, держась за рану.

– Ой, пока ты не помер, я тебе расскажу кое-что. Пока вы, ублюдки, пытались меня зарезать во имя Дьявола или кого-то там еще, ко мне привязалась сущность – Мизар. Ах-ха-ха-ха, да-да-да, он не давал мне покоя несколько лет, измываясь надо мной, но сейчас мы подружились. Эх, жалко, что ты сейчас умрёшь, я бы еще поболтал. Надо бы тебя куда-то пристроить, чтобы никто не узнал. Думаю, вон та канава подойдет.

Истекающий кровью Дилан медленно опустился на колени. В его глазах плескался страх смешанный с недоумением. Кровь из раны, просачиваясь сквозь пальцы, обагрила темно-синюю кофту и крупными каплями падала на землю, пропитывая каждый её сантиметр. Через пару мгновений ещё тёплое тело парня оказалось на земле.

Дрейк поднял холодеющее тело «друга» и понёс к недостроеному зданию, что находилось поблизости. Оно было развалившимся – возможно, когда-то из него хотели сделать нечто прибыльное, но по определённым причинам не вышло. Всё вокруг выглядело мрачным и холодным, лишь несколько фонарей проливали свой тёплый свет на обшарпанные стены развалин. Изредка был слышен звук взлетающих голубей, возможно, бездомные кошки ночью открыли на них охоту, желая найти пищу для выживания. Во дворике здания находилась небольшая яма, куда сливают отходы близлежащего клуба, из которого доносились ритмичные басы. Именно туда и полетело уже почти остывшее тело Дилана.

– Минус один, малыш! – засмеялся Мизар.

– Да пошёл ты, – бросил Дрейк и, нацепив капюшон на голову, пошел домой.

– Почему ты так груб со мной? Я же не приношу более тебе вреда.

Минус один, ещё два, и тело парня станет моим навсегда. Я завладею им полностью.

Дрейк шёл по ночной улице. Люди, встречавшиеся ему на пути, удивленно рассматривали парня, рукава и плечи которого были перемазаны алым. Слегка моросивший дождь пытался смыть эти пятна с одежды, но безуспешно. Когда убийца оказался дома, он залез в ванну, принял душ, чтобы смыть с себя остатки крови умершего товарища. Тёплая вода скользила по обнажённому телу парня, часть за частью, отправляя уже запёкшуюся кровь друга в канализацию. Комнату окутал солёный запах железа.

После душа Дрейк накинул на себя полотенце и вышел из тёплой ванной в холодную реальность. Уставший от всего произошедшего, парень упал на кровать и, закутавшись в одеяло, медленно утонул в океане грёз.

На этот раз ему снилось нечто необычное. Странное.

Будто Дрейк стоит посреди ночного леса, где-то наверху гуляет ветер, шелестя кронами деревьев. Он не может пошевелиться, не может сделать ни единого шага в какую-либо сторону. Внезапно со всех сторон послышался вой волков, затем жёлтые и зелёные глаза засверкали со всех сторон. Рычание нагоняло на парня страх. Мурашки забегали по всему телу от макушки до самых пяток, пересчитывая каждый позвонок. Волки медленно приближались к парализованному юноше, из их пасти капала слюна, говоря об их голоде и желании наброситься на вкусную и беззащитную добычу. Звери окружили Дрейка, с каждым шагом всё плотнее смыкая кольцо вокруг него. Через пару мгновений, словно по команде вожака, они бросились на него, отхватывая от своей добычи кусок за куском, конечность за конечностью. Волки напоминали стадо людей, которые внезапно увидели в гипермаркете грандиозную распродажу мяса. Они толкали друг друга, каждый пытался выхватить себе самую лакомую часть. В итоге волки разбежались в разные стороны, растаскивая кусочки юноши.

От этого ужаса парень резко вскочил. Лишь через мгновение он смог понять, что всё это было лишь сном. Плодом его воображения. Осознав, что с ним всё в полном порядке, он медленно приподнялся с кровати и подошел к зеркалу, чтобы снова убедиться, что всё на месте. Взглянув на свое отражение, Дрейк заметил, что в глазах полопались сосуды. По глазному яблоку, вплоть до радужки протягивались красные нити.

– Ну, что? Сегодня мы приносим в жертву следующего? – появившись, произнёс Мизар.

– Да.

– Вот и славно, – протянула сущность, – Ты уже говоришь твёрже, чем вчера, и совсем не ломаешься. Согласись, тебе понравилось убивать. Тебе по нраву ощущение разрывающейся под твоим оружием плоти. И наблюдать, как ваша тёплая, человеческая кровь сочится из раны.

Парень сидел за ноутбуком, всё в той же социальной сети. Мизар подошёл сзади, продолжая всё больше втягивать парня в пучину греха.

– Согласись, это чувство эйфории ничто не сможет заменить, ни один наркотик.

– Да, – улыбнувшись, ответил Дрейк, – Я договорился с Мартином о встрече, он сказал, что заедет ко мне домой через час, что-то хочет мне рассказать. Тем лучше, мне же легче его будет прикончить.

– Правильно, так и надо.

Чем глубже ты окунаешься в пучину греха, тем больше разрушается твоя личность и твоё существо. Вскоре они будут моими!

Через час в квартире раздался звонок. Дрейк открыл дверь, на пороге стоял Мартин. Полноватый парень невысокого роста с вьющимися каштановыми волосами небрежно переступил порог и протянул Дрейку руку.

– Привет, давно не виделись, – добродушно сказал Мартин.

– Да уж, давненько.

– Можно войти?

– Да, конечно, – Дрейк впустил друга в квартиру, заперев на замок дверь, – Ты что-то хотел мне рассказать?

– Э-эм, да. Я, конечно, не знаю, как ты отнесёшься к этому, но всё-таки мы были лучшими друзьями. Ты, я, Дилан и Якоб. Так вот. Ты смотрел новости утром?

– Да, помню, были, пока вы не решили меня зарезать на той горе.

В воздухе повисло напряжённое молчание. Мартин с недоумением смотрел на Дрейка, пытаясь понять, о чём он говорит.

– Ты точно не тронулся умом? Надеюсь, что нет. Есть кое-что важнее. В общем… Дилана сегодня нашли в отходах заброшенного здания, возле порта.

– Ужас, как так? – пытаясь изобразить сожаление проговорил Дрейк.

– Похоже, его убили. У него было ножевое ранение в грудь. Кто-то его убил и сбросил тело в кучу мусора.

– Господи, какой ужас…

– Вот. Завтра будут похороны, ты придёшь?

– Думаю, что да.

– Я тоже хочу пойти, – Мартин сел на диван, протёр руками лицо, – У тебя есть, что выпить?

– Я только недавно выписался из больницы, но вроде что-то оставалось.

Дрейк вынул из холодильника бутылку дешёвого пива и протянул другу.

– А помнишь, как в детстве мы веселились? Как мы тогда измазали клеем все тетради в стопке преподавателя, – засмеявшись, вдруг вспомнил Мартин.

– Да, было весело! Или как мы тогда выстригли машинкой целую дорожку на голове Якоба!

– Это была просто умора!

Смех и шутки в комнате сменились на неловкую тишину. Сразу было понятно, что никакие шутки не помогут вернуть ту былую дружбу. Тишина всё нагнетала атмосферу.

Дрейк поднялся с дивана, на котором сидел вместе с другом. Подошёл к кухонному гарнитуру, взял в руки нож, который вчера он забыл отмыть. Лезвие было покрыто бордовыми полосками запёкшейся крови.

– Но прежде хотелось бы сказать… Знаешь, я-то приду на похороны, а вот ты нет, – с лживым сожалением, пытаясь скрыть улыбку, произнёс Дрейк.

– Это ещё почему?

– Да потому что это последние мгновения твоей жизни, – уголки рта Дрейка стали подергиваться, пытаясь изобразить улыбку.

Наконец-то! Первые попытки овладеть сущностью этого смертного увенчались успехом!

– Что? С тобой всё в порядке?

Мартин видел, как лицо друга постепенно менялось на что-то другое. Это был уже не он. Точнее, тело было его, но оно уже не принадлежало Дрейку. Противный оскал, бешеные глаза и зловещая улыбка на их фоне шокировали Мартина.

– Боже, да ты психопат больной!..

Парень попытался встать с дивана и убежать, но Дрейк толкнул его ногой в грудь, отправляя друга обратно.

– Ах-ха-ха-ха, ты думаешь, ваша выходка на той горе прошла бесследно? Не-е-е-ет, сейчас я убью тебя, зарежу, как и ты пытался зарезать меня. Ведь это ты держал в руках тот нож, да? – делая многозначительные паузы в речи, тихо проговорил убийца.

Мартина окутал неописуемый страх, он же его сковал, не давая сделать ни малейшего движения. Лицо Дрейка в корне изменилось, он перестал быть похожим на того, кем был раньше. Теперь им владел Мизар.

– Какого чёрта происходит с моим телом?!

– Я делаю то, что должен сделать ты!

– Иди прочь из моего тела, какое ты имеешь…

– Право? Ха-ха-ха-ха, полное право. Ты – это Я, а Я – это Ты. Запомни это!

На какое-то время убийца замешкался. Смертный и Демон вели борьбу за право обладания телом. Дрейк то безумным взглядом пронизывал свою жертву, то наоборот хватался за голову, будто пытаясь что-то или кого-то оттуда вытащить.

– Отвали от меня, психопат! – Мартин вскочил с дивана, и попытался бежать к двери.

– Давай оставим семейные разборки на потом, сейчас у нас совместное дело, – проговорил в голове Дрейка Мизар.

Увидев, как его жертва убегает, Дрейк кинулся парню на спину, вонзив в тело нож.

– Ты никуда не убежишь, я перережу твою глотку!

Дрейк перевернул Мартина на спину, в то время как Мизар покинул тело парня, решив понаблюдать со стороны. Но увидев, что смертный замешкался, положил свою холодную, когтистую руку на кисть парня. Теперь рукоять ножа обхватывали двое. Соединение плоти человека и демона.

– Спокойной ночи, Ма-а-арти-и-ин… – Дрейк и Мизар медленно провели лезвием по горлу парня, кровь выступила из раны – часть её следовала за лезвием, а часть стекала вниз.

Но Дрейк уже видел это и ему было мало. Он начал медленно вонзать острие лезвия между рёбер, наблюдая, как из ран сочится жизненная влага.

– Ну, теперь я тебя покину, смертный, – проговорил Мизар и оставил парня.

Испачканный в крови Дрейк начал осознавать то, что он сделал. Встав с бездыханного тела друга, парень сделал пару шагов назад.

Я

Снова

Сделал

Это

Мысли в голове парня становились всё сумбурнее. Дрейк снова убил человека.

Что делать?

Если меня найдут?

Арестуют

Посадят

Чёртов Мизар

Как ему это удается?

Засуетившись, убийца решил, что нужно как можно скорее убегать из дома. Дрейк обыскал безжизненное холодеющее тело и достал из кармана бумажник и телефон. Он решил какое-то время пожить в хостеле на окраине города, чтобы привести в порядок свои мысли. Парень забежал в ванную комнату, чтобы смыть с рук кровь, которая уже начала засыхать, переоделся и выбежал на улицу. Моросил дождь. Мелкие капли оседали на волосах, всё больше охлаждая не только голову, но и тело. От этого холода Дрейка начало слегка трясти. Ветер помогал холодным каплям, с каждым шагом зубы парня стучали все сильнее. Через пару минут юноша уже был на автобусной остановке. К счастью, ждать транспорт пришлось не так долго. Дрейк зашел в салон и, заплатив водителю за проезд, прошел дальше, чтобы постараться найти для себя наиболее отдалённое от всех место. В транспорте было не так много народу, поэтому убийца тихо пристроился на самом дальнем сидении, облокотившись на холодное стекло. Через пару мгновений рядом с Дрейком появился Мизар.

– Ну, что ты такой печальный? – стараясь имитировать жалостливый голос, произнёс он.

– Из-за тебя я убил уже двоих. И я не понимаю, правильно ли я делаю? За что я их убиваю? – в голосе Дрейка появились нотки агрессии.

Люди, сидящие в автобусе, недоумевающе оборачивались, пытаясь понять, что же там бормочет одинокий пассажир на заднем сидении. Но увидев, что он разговаривает сам с собой, приняли это за обычные мысли вслух и не стали обращать на него внимание.

– Вспомни то, что я рассказывал тебе! Это они сломали твою жизнь. Вспомни тот самый случай, когда они пытались принести тебя в жертву, а вместо этого связали со мной! – с каждым словом Мизар становился всё злее, понимая, что его жертва выходит из под контроля.

– Да, я помню. Но зачем их убивать за это?

– Они разрушили тебе жизнь. Даже уехав из этого проклятого города К., чтобы постараться всё это забыть, ты не смог этого сделать. Нужно избавить мир от таких ублюдков, как они!

Дрейк ничего не ответил демону. В его голове появлялось все больше сомнений.

Спустя двадцать минут он прибыл к хостелу. Подойдя к стойке регистрации, он забронировал себе номер. Вход в его комнату был с улицы. Пока Дрейк пытался открыть дверь в своё новое место жительства, к нему подбежала маленькая девочка. На вид ей было не больше десяти лет. Её длинные волосы были заплетены в забавные косички.

– Здравствуйте! А вы теперь здесь живете? – с детской искренней улыбкой спросила она у незнакомца.

– Эм, ну да, а чего тебе?

– Мы тоже живем тут с мамой, – продолжал ребёнок, всё больше улыбаясь, – А вы надолго?

– Не знаю.

– А как вас зовут? – продолжала девочка, проявляя свою детскую, наивную любознательность. Ей и в голову не приходило, что сейчас она разговаривает с человеком, который хладнокровно зарезал двоих друзей.

– Теккер, Дрейк Теккер, – присев на колени, чтобы получше её разглядеть, произнёс парень.

– А меня зовут Алиса, – улыбнулась она, – Как Алиса в Стране Чудес. И я люблю кроликов, они такие милашки.

– Хах, интересное имя. Когда-то у меня была знакомая по имени Алиса. У неё был такой забавный цвет волос, одна половина была чёрной, а другая белой.

– Как здорово! Я, когда вырасту, сделаю так же! А почему вы такой грустный? Вас кто-то обидел?

– Нет, просто порой бывают моменты, которые тебя заставляют грустить.

– А вы улыбнитесь, и вам станет легче, – девочка улыбнулась, ожидая такую же реакцию от Дрейка. Парень по-доброму ухмыльнулся и всё смотрел на неё, будто уловил нечто знакомое в девочке.

– Хах, забавная же ты, – с этими словами юноша поднялся и открыл дверь в свою комнату.

– Вот видите, вы сразу подобрели, – со всей добротой произнесла она.

Не успев сделать и шаг в свое новое жилище, Дрейк услышал в своей голове уже знакомый ему голос Мизара.

– А ты знаешь, как забавно хрустят детские несформированные косточки? Давай, сверни шею этой маленькой занозе, как пушистому белому кролику!

Стоявшая рядом девочка заметила, что её новый друг переменился в лице.

– С вами всё хорошо, мистер?

Это же так просто! Обхватить голову этой малышке и резко повернуть её в сторону. До щелчка. Она даже не поймет что случилось! К чему ей вся эта сложная взрослая жизнь? Освободи её душу, убей её!

Голос Мизара не умолкал, погружая парня в гипнотическое состояние. Словно змей-искуситель, он склонял Дрейка совершить ещё одно убийство.

Освободи её, не дай познать ей этот жуткий мир, в котором столько опасности. Спаси её от всего этого. Одно движение, одна секунда и всё закончится.

Дрейк отпустил дверь, которую он уже успел приоткрыть, развернулся к девочке, осматривая её пустыми, стеклянными, словно у фарфоровой куклы глазами. Парень положил слегка трясущиеся руки на голову маленькой незнакомке. Девочка смотрела на него снизу вверх, пытаясь понять, что происходит.

Давай, ещё немного! Всего одно движение, одна секунда!

– Что вы делаете? – спросила девочка. На её лице не было ни тени страха.

Резко! Без промедления! Давай же!

Юная леди положила свои маленькие ладошки на руки парня, ощутив их холод.

– У вас такие холодные руки. Знаете, я всегда хотела бы, чтобы у меня был старший брат. Я думаю, он был бы похож на вас.

Она доверчиво посмотрела в глаза парню, улыбнулась настолько чисто и искренне, что в голове Дрейка всё порушилось, словно карточный домик. И голос Мизара уже не мог овладевать его разумом и чувствами. Немного измученно парень улыбнулся девочке. Он осознал, что этой крохе удалось ненадолго поселить в его сердце мир и покой.

– Нет, всё хорошо. Я просто задумался. – парень провёл руками по её волосам, – Беги к маме, мне нужно идти.

– Хорошо, надеюсь, мы ещё увидимся. – Кроха развернулась и поскакала в свой номер, напевая детскую песенку.

Дрейк прошёл в свою комнату. Она была немного обшарпанной, желтоватые обои давали понять, что этому хостелу уже не один год, а номера снимали для тусовок и ни к чему не обязывающего секса. Дрейк прилёг на диван, всматриваясь в жёлтые пятна потолка, стараясь найти там ответы на свои вопросы.

– Почему ты оставил её в живых?! – раздался гневный голос Мизара.

– Это маленькая девочка, она ничего мне не сделала.

– Ты должен был убить ее! Спасти от этого грязного и порочного мира! От жизни в этом маленьком, гнусном городке!

Но Дрейк ничего не ответил. Парень почувствовал, как в его кармане завибрировал телефон. Это звонил Якоб. Дрейк не решился поднять трубку, так как телефон принадлежал другому. Он медленно закрыл глаза и отправился в царство грёз под размеренное, убаюкивающее тиканье часов.

Этой ночью ему ничего не снилось. Он просто закрыл глаза, а, открыв их, понял, что уже утро. Сегодня хоронили Дилана. Парень должен был присутствовать на похоронах, полагая что там будет его последняя жертва. Поднявшись с кровати, юноша взглянул на висящие настенные часы. Стрелки неумолимо отсчитывали время. Дрейк пошёл в ванную комнату, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. Он открыл кран с прохладной водой, подставил под освежающую струю руки и умылся. Посмотрев в зеркало, он увидел демона.

– Сегодня закончится наша месть. Сегодня мы прикончим последнего обидчика. Лишим его жизни и всего, что у него было! – шипел Мизар на ухо Дрейку.

– Да. Это последний. Они ответят за всё, что со мной сделали.

Дрейк направлялся в сторону кладбища – в этом небольшом городке оно было одно, так что ошибиться он никак не мог. Проходя мимо памятников, с которых на него смотрели усопшие, парень ощутил слабый холодок, который пробежал по его спине.

– О-о-о, мы идём за последней жертвой, Дре-е-ейк, – снова протянул Мизар.

Прогуливаясь по кладбищу в поисках похоронной процессии, парень разглядывал лица на могильных плитах, которые будто следили за каждым его шагом. Тишина и спокойствие. Наверное, кладбище является одним из самых спокойных мест на планете. Здесь люди не делятся на правых и виновных, злых и добрых, чёрных и белых. Это их последнее пристанище, последний и вечный дом. Но даже здесь каждый пытается выделится. Точнее, живые пытаются выделить своих усопших огромными гранитными и мраморными памятниками, высокими заборами. Они не понимают, что мёртвым это уже не нужно. Им нужен лишь покой.

Дрейк увидел собравшийся народ и подошёл ближе. Его лицо скрывал капюшон. Близко он подходить не стал. Впереди стоял гроб с телом внутри, на надгробии было написано «Дилан Шеррер, любящий отец, сын и друг». Рядом с коричневым гробом стояла его жена, маленькая дочь, мать и Якоб. У Дрейка помутнело в глазах.

Неужели Дилан успел обзавестись семьёй?

Убийце стало невыносимо плохо, губы его то резко изображали улыбку, то снова приходили в порядок. Вместе с губами менялся и взгляд: то бешенный, словно у несущейся за своей жертвой гиены, то наоборот спокойный и умиротворённый. Он понимал, что Мизар начинает им овладевать, парень боролся с этим как мог, но его воля оказалась слабее воли второго. Юноша решил покинуть похороны, но не смог. Сделав несколько шагов, он резко остановился, на лице появилась ужасающая улыбка. Взгляд стал ненормальным, жадным. Дрейк уже не владел собой. Священник, стоявший возле могилы, начал читать заупокойную молитву. Все вокруг плакали, разъедающая их души скорбь чувствовалась на расстоянии в несколько метров.

Сразу, после похорон.

Не медлить

Убить

Разрезать

Дрейк дождался окончания похорон. Когда все начали расходиться, он подошел к своей последней жертве.

– Здравствуй, Якоб, – томным голосом произнёс он.

– Дрейк? Не ожидал тебя здесь увидеть. Я думал, ты в больнице. – Якоб протянул парню руку, но тот проигнорировал этот жест приветствия.

– Нет, меня выписали.

– Это так ужасно, – парень взглянул на могилу своего друга, – Его убили как последнюю собаку. Не верится, что он мёртв.

– Да, мне тоже.

– А ты не в курсе, где сейчас Мартин? Думал, что он тоже придёт. Я звонил ему, но телефон не отвечает. Может, уехал куда?

– Нет, мы с ним не виделись, ровно, как и с тобой, уже очень долгое время. Ты не хочешь прогуляться?

– Да, конечно. Нужно немного развеяться после таких трагичных событий.

Друзья неспешно вышли с кладбища и направились в небольшой лесопарк, который находился неподалеку. Прогуливаясь, Якоб что-то всё время рассказывал, но Дрейк не слушал. В его голове была только одна мысль. Убить своего обидчика. Парк был безлюдным, солнце освещало одинокие скамейки и небольшую детскую площадку. Видимо, сегодня родители решили не выпускать детей гулять. Дорога, по которой шли друзья, направлялась всё дальше в лес.

– А помнишь, как мы в детстве боялись забегать домой, чтобы попить, считая, что родители нас больше не выпустят? – улыбнулся Якоб.

– Я думаю, такое было у каждого, – поддержал разговор Дрейк, – А помнишь тот ритуал на склоне горы?

– А, о котором ты рассказывал?

Внезапно Дрейка охватила ярость.

СЕЙЧАС! ЗАРЕЖЬ ЭТОГО УБЛЮДКА!

Он выхватил из своего кармана нож и резко повалил Якоба на землю. Прижав ногой его горло, Дрейк полностью сменился в лице. Глаза сверкали в ожидании кровавого зрелища.

– Рассказывал?! – прокричал он, – Это вы пытались убить меня! Друзья! Решили поиграться и вызвать Дьявола? Почему именно я? – Дрейк сел сверху на ещё живого друга и приставил нож к его горлу.

Режь его глотку! Всего одно движение и он сдохнет! ДАВАЙ!

Мизар сидел рядом и упивался гневом Дрейка и страхом Якоба. Он жадно впитывал аромат агрессии и беспомощности, стараясь не упускать ни одной капли этой живительной силы.

– Что ты несёшь, Дрейк? – начал Якоб, – О каком ритуале ты говоришь?

– Ты что, успел позабыть?! – Дрейк сильнее прижал холодное острое лезвие к горлу парня.

– Постой, успокойся. Я всё тебе расскажу, только выслушай, прошу тебя.

В голове Дрейка всё смешалось. Он не знал что ему делать. Мизар, который находился рядом уговаривал его совершить задуманное без всяких промедлений, но Якоб говорил об обратном. Голова стала разрываться на части от того, что необходимо было принять решение, но какое из них правильное?

– У тебя есть ровно минута, чтобы всё рассказать, – прошипел Дрейк.

ИДИОТ! НЕ СЛУШАЙ ЕГО! РЕЖЬ! УБЕЙ!

– Мы не совершали никакого ритуала, ты что-то путаешь. Год назад на тебя было совершено нападение. Ты рассказывал, что какие-то сектанты пытались принести тебя в жертву. Но тебе явился какой-то там Мизар.

ОН ЛЖЕТ!

– Продолжай, – не успокаивался Дрейк, держа клинок возле шеи своей жертвы.

– Тебе никто не поверил, потому что ты начал нести этот бред о существе, которое тебя мучает. Якобы оно оставляет на тебе раны, но эти раны ты наносил себе сам. Родители не смогли это терпеть и бросили тебя, уехав в другое место. Я, Мартин и Дилан жили с тобой, пытаясь поддержать тебя.

В голове Дрейка начали появляться обрывки тех воспоминаний, о которых говорит Якоб. Он ослабил давление ножа на горло.

– Но потом ты всех выгнал, так тебе велел он. И убежал. Несколько месяцев тебя даже в городе никто не мог найти!

Дрейк поднялся на ноги.

– Я… я начинаю вспоминать. Я уехал в другой город, считая, что там всё прекратится.

В его голове вместе с болью появлялись яркие вспышки воспоминаний.

НЕ СЛУШАЙ ЭТУ ТВАРЬ! ЭТО ВСЕ ОНИ!

– Но ничего не прекратилось. Что-то тянуло меня обратно сюда. Мизар тянул меня обратно. Потом та ночь, я потерял сознание и очнулся в больнице. Я убил. Я убил ни в чем неповинных людей.

Дрейка охватил безумный страх, смешанный с паникой. Он начал вспоминать всё, что было до того случая на той злосчастной улице. Как его бросили родители, как поддерживали те, кого он лишил жизни, слушаясь демона в своей голове.

– Кого ты убил, Дрейк? – спросил поднявшийся с земли Якоб.

– Дилана и Мартина. Я убил их. Мизар приказал мне, – дрожащим голосом говорил Дрейк.

– Пойми, никаких демонов не существует. Тогда тебе ставили диагноз «раздвоение личности».

У Дрейка полились слёзы. Он понимал, что сходит с ума.

Его голову раздирала жуткая боль. Дрейк выпустил нож из своих рук и рванул прочь, стараясь убежать от всего, убежать от самого себя. Якоб остался где-то позади, не понимающий, что произошло.

Дрейк бежал, что было сил, по улицам когда-то светлого и родного города К. В голове его была лишь одна мысль.

Не могу.

Больше так не могу.

Он забежал в первую встретившуюся ему многоэтажку, желая избавится от тех чувств и эмоций, которые его накрыли.

Увидев двери лифта, Дрейк нажал на кнопку вызова. Кабину ждать не пришлось. Войдя туда, он решил подняться на последний этаж, в надежде, что крыша будет открыта. Добравшись до нужного этажа, перебарывая пресловутого демона, который овладел его телом, юноша полз в сторону крыши.

На улице уже смеркалось. Лучи заходящего солнца прощались с крышами домов, желая им спокойной и тихой ночи. Еле слышный шум машин, огни города, которые стали поочередно зажигаться – всё это любому другому могло бы принести ощущение спокойствия и безмятежности, но не Дрейку.

Дрейк медленно подполз к краю крыши.

– Нет, пожалуйста, нет, давай будем друзьями, мы больше не будем убивать! – молил Мизар, который уже знал, что произойдёт дальше.

Демон пытался удержать свою жертву от прыжка, схватив своими чёрными руками парня за локоть. Он не хотел играть по правилам смертного, не хотел, чтобы его игрушка сломалась, упав с большой высоты. Но Дрейка уже было не остановить. Вырвавшись из демонических рук, парень сделал ещё несколько шагов к краю.

– Самоубийство? Ты думаешь, это выход? Там, в аду, я тоже достану тебя! – Мизар пытался использовать метод «от противного», но у него ничего не выходило.

– Иди… к… чертям… в ад!..

Дрейк шагнул за край крыши. Свободное падение. Он снова улыбнулся, а где-то в глубине души, в агонии бился Мизар. Дрейк победил его, смог его осилить и не дать злу полностью охватить его разум. Падение доставляло столько легкости и удовольствия, что нельзя передать словами.

Через несколько мгновений на улице раздался глухой хлопок. Парень лежал на асфальте, из его глаз текли кровавые слезы, а лицо выражало то спокойствие и безмятежность, к которым Дрейк так стремился при жизни. Он освободился, избавился от своего alter ego. Ровно как избавился от всего, что могло бы его потревожить.

Якоб, последний из выживших друзей настоял на том, чтобы собственноручно похоронить его, несмотря на произошедший инцидент. На могиле Дрейка Теккера установили памятник. Имя было написано белым, а фамилия чёрным, под датами жизни и смерти была выгравирована надпись:

«Он победил, он осилил своё Alter Ego»

Город X

Глава 1

Красиво жить не запретишь?

Резкий звук в ушах, который заставил очнутся. Это был будильник. Его надоедливый и ужасный крик разносился по всей комнате. Тяжелая, сонная рука начала колотить прикроватную тумбочку, в поисках этого злосчастного прибора, дабы отключить его и прекратить эти муки. Сделать это получилось не сразу, но все же получилось. Головная боль и сухость во рту напоминали о прошедших выходных. Открыв глаза, Майкл увидел стоящую возле него худощавую женщину с длинными светлыми волосами. Она держала в руках стакан с водой. Нервно помешивая жидкость, в которой растворялось лекарство, она смотрела на парня злым и безнадежным взглядом. Это была его мать.

– Ну и долго будут продолжаться твои похождения?! – грубым, металлическим голосом произнесла женщина.

– Что тебе нужно? Мне и так хреново, – произнес сонный ребенок.

Женщина с громким стуком поставила бокал с водой на прикроватную тумбочку, стараясь дать сыну понять, что она недовольна его ночными вылазками.

– Пей лекарство, одевайся. В последний раз отец тебя вытаскивает из твоих приключений, больше так продолжаться не может, – с злым взглядом проговорила она, – Своим отвратительным поведением ты не только портишь репутацию своего отца, но и репутацию всей нашей семьи. Ты же знаешь, как ему важно оставаться «чистым» в нынешней обстановке.

– Ты решила почитать мне нотации прямо сейчас? Отвали, – Майкл взял в руки соседнюю подушку и швырнул ее в мать.

Женщина успела поймать угрозу, но выходки ее сына уже переполнили внутренний сосуд терпения. Она подошла к парню и с силой дала ему пощечину, от которой он тут же взбодрился.

– Ты чего творишь? Совсем уже разум потеряла?! Мне и так плохо! – Майкл хотел прикрикнуть на мать, но головная боль не дала этого сделать.

– Хотелось бы мне задать тебе те же самые вопросы. Никогда не смей поднимать на меня руку. С этого момента ты лишен всех своих карманных денег, и сидишь под домашним арестом. Пей обезболивающее и собирайся. – с этими словами женщина вышла из комнаты, резко хлопнув дверью.

Громкий звук закрывающейся двери сразу же отозвался в его голове резкой болью. Майкл присел на диван, залпом выпил лекарство и решил вспомнить, что же такого он умудрился сделать прошедшей ночью, что мать так на него злится?

К сожалению, его воспоминания были размыты количеством выпитого алкоголя. Клуб, танцы, пара девчонок, которых он смог подцепить и угостить несколькими коктейлями. Энергичная музыка, но он не танцевал. Раздваивающийся свет клубных софитов, далее он куда-то идет, держа за руку одну из своих новых знакомых. Улица, парк, громкие разговоры не о чем. Оба изрядно пьяны. Майкл устал идти и присел на лавку. Сверху на него садится девушка, начинает целовать, опускаясь все ниже и ниже. Странные люди, звуки. Все, далее только утро.

Черт, что же произошло?

Майкл нервно встряхнул головой, пытаясь вернуть утраченные воспоминания, но от этого стало только больнее. Парень понимал, что если сейчас не поднимется с кровати и не начнет собираться, то дальше будет только хуже.

Парень взял с тумбы стакан, и залпом осушил его содержимое. Жидкость оказалась очень горькой, вяжущей. От этого вкуса, лицо юноши выразило гримасу отвращения, он выбежал из комнаты, забежал в ванну и стал запивать лекарство водой из-под крана. С похмелья она казалась вкуснее, чем обычно. Даже немного сладковатой. Умывшись и приняв душ, Майкл пошел собираться. Он неохотно натянул на себя слегка мятую серую футболку с черным рисунком глаза и черные джинсы.

Жила его семья в собственном двухэтажном доме. Они были далеко не бедными. Отец, к которому сейчас ехал парень, работал местным политиком. Народ любил его и он был близок к избранию в депутаты городской думы, поэтому репутация отцу была сейчас очень важна.

Выйдя на улицу, Майкла ослепило палящее солнце. Он зажмурился от переизбытка света и закрываясь рукой, словно от вспышек камер, вышел за ворота. Там его ждал уже заказанный отцом темный автомобиль. Парень открыл дверь, сел в салон и ощутил на себе прохладный поток воздуха, который вырабатывал кондиционер. Автомобиль тронулся. Юноша оглядывал сквозь затемненные окна город. Людей было не так много, видимо из-за жары все сидят дома. Мало кому захочется выходить на улицу, разве чтобы добежать до реки и искупаться в ее чуть теплой воде.

Через двадцать минут, автомобиль остановился возле многоэтажного офисного здания. Майкл вышел, из транспорта, поднялся по ступенькам к входу и подошел к ресепшену. За стойкой сидела длинноволосая девушка, которая мило улыбнулась ему, казалось, что она пытается с ним флиртовать.

– Добрый день, миледи, – проговорил парень, облокотившись на стойку и пытаясь «склеить» симпатягу.

– Здравствуйте, вы к кому? – робко ответила девушка.

– Новенькая, да?

– Да, я работаю здесь пару дней, – она переволновалась, не могла найти себе места и опустила глаза в книгу записи гостей, стараясь найти там поддержку.

– Понятно. Я Майкл Кросс. Отец меня вызывал, – парень улыбнулся ей, она явно была в его вкусе.

– Да, господин Кросс ожидает вас у себя в кабинете, седьмой этаж, кабинет номер… – не успела проговорить она.

– Да-да-да, номер 772, знаю я, – огрызнулся парень.

Майкл поднялся в кабинет отца, постучался, пытаясь хоть как-то сгладить то, что сейчас произойдет и услышав одобрение, вошел внутрь. За стеклянным офисным столом сидел такой же как он, худощавый мужчина. Он быстро перебирал бумаги, стараясь найти среди них что-то важное. В кабинете находился кондиционер, поэтому там было довольно прохладно и мужчина был одет в полный деловой костюм.

– А, это ты, – отец поменялся в лице, увидев сына, – присаживайся.

– Чего вызывал? – присев на кожаный стул смущенно проговорил Майкл.

– С тобой все в порядке? – резко начал отец, – ничего не болит?

Мужчина сел за свой громоздкий рабочий стол, отодвинув кипу бумаг, которая закрывала обзор на сына, он начал сурово его разглядывать.

– Уже лучше, спасибо, – в глазах парня читалась эмоция страха, смешанная с ехидностью.

– Хорошо тебе живется, да?! На родительские-то деньги. Клубы, выпивка, девочки. Мы с матерью дали тебе все, ни в чем тебе не отказывали, прося взамен только быть аккуратным и не портить честь семьи!

– …не портить честь семьи. Ты говорил это уже сотню раз.

– И сотню раз ты подвергал нашу репутацию полному краху! Сейчас я себе не могу этого позволить, и ты прекрасно знаешь почему! – повышая голос сказал отец.

– Не кричи, Кевин, и так плохо, – страх сменился отвращением

– А, так мы уже отца по имени называем!

– Ты сам просил, на работе не называть тебя отцом.

– Это ты помнишь, а как насчет прошлого вечера? Помнишь где вчера был?

– В клубе, потом в парке гулял, – голос Майкла слабел из-за похмелья, которое все еще давало о себе знать.

– В парке, в общественном месте решил пройтись, да?!

– Ну, а что? Свежий воздух и все дела.

– Свежий воздух… Только в парках, дорогой мой сыночек, люди именно гуляют, а не трахаются! Вчера тебя забрали в отдел полиции, где ты начал качать свои права, угрожая им моим именем! – отец резко ударил по столу. Канцелярские принадлежности тут же зазвенели, а на шее мужчины, от напряжения, стали проявляться вены, – в последний раз ты меня так подставляешь. Больше никаких тусовок, никакой выпивки и никаких денег от меня и матери не жди, ясно тебе?

– А жить мне на что прикажешь? – схватившись, от резкой боли, за голову, проворчал сын.

– А это уже не мои проблемы. Завтра ты покидаешь этот город и едешь в город К. Там есть одна из моих служебных квартир. Посмотрим, как ты там проживешь, пытаясь заработать себе на хлеб. Больше десяти тысяч ты от меня не получишь. Постарайся в ближайшее время их не пропить.

– Но.. – Майкл приподнялся с кресла пытаясь возразить отцу.

– До встречи дома, сынок, – громкий голос отца сменился тихим и серьезным. Он понял, что нет смысла кричать на своего сына.

Парень резко развернулся и вышел из кабинета. Он быстро зашел в лифт, спустился и прошел мимо той очаровательной девушки. Она пыталась у него что-то спросить, но он не ответил, лишь выбежал из здания и сел в ожидающий его автомобиль. Пока он ехал, головная боль постепенно отступила. Кажется обезболивающее начало действовать. Раздраженный от слов отца, Майкл нервно смотрел во все то же затемненное стекло. В его голове крутилась куча мыслей, в которые он отказывался верить.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.