книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Сергей Милушкин

Дом у озера. Паранормальная история

1


– Мне нравится. Что скажешь? – я повернулся к жене и случайно уловил выражение счастья на ее лице.

Она покачала головой, не в силах скрыть радость.

– Мы… точно потянем? Банк сделает нам скидку на ипотеку?

Агент по недвижимости, грузный мужчина в костюме, улыбчивый и даже приятный, несмотря на излишнюю потливость, сцепил руки на груди и затаил дыхание, будто от следующих слов зависела его жизнь.

Я смотрел в огромное панорамное окно во всю стену – там, буквально в ста метрах, замерло озеро. В теплых лучах заходящего солнца виднелась одинокая лодка. Я даже различал силуэт рыбака, то и дело достающего снасть.

Господи, не может быть, – промелькнуло в голове. – Все сошлось! Я получил премию, моя фирма выступила поручителем и поэтому наш процент по ипотеке будет снижен в половину и… дом… который считался уже проданным, по крайней мере два дня назад, вдруг снова выставили на продажу – у покупателя в последний момент что-то не срослось.

– Потянем! – выдохнул я.

Лена бросилась ко мне на шею, ее переполняли эмоции – она принялась меня целовать и обнимать. Смущенный риелтор отвел взгляд, но я заметил, что из его огромного чрева вырвался вздох облегчения.

– Тогда подпишем бумаги, завтра просто зайдете к нам в офис и заберете свой экземпляр.

– Это удача, что мы работаем в одном небоскребе, – я улыбнулся.

– Удача, что прежний клиент отказался и я успел вам позвонить, – заметил риелтор.

– Думаю, что вы заслуживаете повышенных комиссионных.

Лицо толстяка расплылось в улыбке.

Что ж, он действительно заслуживал. Подобный дом на таких условиях, – сказка. Трехуровневый особняк с гаражом, просторным холлом, двумя детскими, огромной хозяйской спальней, бильярдной и сауной. Никаких соседей, в ближайшее время строительства вблизи не намечалось, потому что дом стоял в природоохранной зоне – раньше здесь была дача какого-то очень известного писателя, но после его кончины и многолетних судебных разбирательств, дом отошел к банку, а тот выставил его на продажу.

– Вы можете вселяться прямо сегодня, – толстяк поставил свою подпись и протянул мне ключи. – Единственное, нужно перепрограммировать сигнализацию. Завтра мы договоримся, во сколько вам удобно чтобы пришли специалисты.

Не веря своему счастью, жена присела на белый пуфик, стоящий у стены, потом сразу же встала, подошла к окну и подняла руки, словно пытаясь обнять лежащее перед нею великолепное озеро.

– Господи, как это прекрасно! Не верю своим глазам!

– Действительно, вид просто шикарный! – толстяк сложил бумаги в потертый дипломат. – Что ж, я, пожалуй, оставлю вас, если вы не против… – он расшаркался.

Я проводил риелтора до двери, пожал руку. Его мягкая теплая и чуть влажная ладонь не вызвала у меня приятных эмоций, но я все же улыбнулся на прощание.

– А как писателя звали? – крикнул я ему, когда он уже садился в подержанную Шкоду. Шум, издаваемый огромными дубами усилился, и мужчина замотал головой, показывая, что не слышит.

Я сложил руки рупором и, улыбаясь, крикнул снова:

– Как фамилия писателя, что тут жил?

– А… Не помню точно. Лестов или Леснов, – прокричал он в ответ.

Я махнул рукой. Он завел автомобиль и через пару минут ветерок сдул облачко пыли, взвившееся из-под колес.

– Дети, конечно же, не захотят переезжать из квартиры, – сказал я, когда вернулся и застал жену с блаженной улыбкой на лице.

Она кивнула.

– Привыкнут. Как же здесь хорошо… – она подошла и снова обняла меня. – И вся эта… обстановка – она тоже останется?

– Мебель абсолютно новая… но если тебе что-то не нравится…

– Нет-нет, – поспешила ответить Лена. – Как раз наоборот! У того, кто обставлял дом – очень хороший вкус. Даже… – Она задумалась: – Я бы выбрала то же самое, будь такая возможность и финансы. Я уже побывала в спальне… – Ее взор затуманился, она поцеловала меня и притянула к себе.

– Останемся сегодня здесь или поедем в город?

– Дети у бабушки, зачем нам в город? Кажется, здесь все условия, – ответил я, глядя на заставленный спиртным мини-бар.

– А почему тот человек отказался от дома? – спросила Лена. – Так тщательно все под себя подобрать… – она тоже заметила бар и глаза ее заблестели. – Странно…

– Ничего странного, – ответил я. – Так бывает. Вчера, например, сильно просели акции крупного металлургического предприятия, и кто-то потерял много денег. Вот тебе и ответ.

– Для меня слишком сложно, – ответила жена. – Твоя работа не для средних умов.

Я засмеялся. Для меня в брокерской деятельности не было ничего сложного: обычная торговля – купил дешевле, продал дороже. Только мы торговали не физическим товаром, а акциями предприятий, облигациями, долговыми расписками – словом, неосязаемым, но очень важным и дорогостоящим имуществом.

Мы немного постояли у окна, молча наблюдая за рыбаком, замершим на водной глади.

– Ты можешь тоже ловить рыбу, – тихо сказала жена. – Ты всегда об этом мечтал. Да и дети…

Я не выдержал.

– Пойдем покажу кое-что. – Я взял жену за руку, и мы вышли из дома. Обогнув небольшой аккуратный розарий, мы завернули за угол. Здесь размещалась довольно приличная пристройка с воротами-роллетами. Ее можно было принять за гараж, но подземный гараж располагался с другой стороны.

– Два гаража?! – воскликнула жена.

– Смотри! – я нажал на кнопку небольшого устройства и ворота заскользили вверх. По мере того, как содержимое пристройки выплывало из темноты, Лена поднимала руки к лицу – а когда створ полностью открылся, от изумления она не могла вымолвить ни слова.

– Это… тоже наше?

– Да, – сказал я.

– Целый… вот этот огромный катер – наш?

В глубине постройки на специальном устройстве с колесиками поблескивал белым перламутром новенький катер, больше похожий на яхту какого-нибудь миллионера.

Лена подошла к нему и прикоснулась к обшивке – словно боясь, что судно исчезнет.

– Что же должно случиться, чтобы человек от всего этого отказался? – прошептала она.

Я обнял ее за плечи.

– Теперь это все наше, – тихо сказал я и поцеловал ее в стройную шею.

– Щекотно! – засмеялась она. – Прекрати!

Я сгреб ее в охапку и понес в дом. Она болтала ногами, смеялась и что-то кричала – ветер подхватывал ее слова и уносил прочь, и мы были счастливы, – так счастливы, что даже огромные дубы, кажется, нашептывали нам что-то очень приятное в тот чудесный вечер.

В баре я нашел бутылочку хорошего грузинского вина, откупорил ее и разлил по бокалам. Мы устроились в мягких креслах. Легкая джазовая композиция наполняла просторную комнату, делая ее особенно уютной.

– Ой, – вырвалось у меня. – Кажется, я забыл свой ноутбук в машине.

– Ты же ее так и не запарковал, – сказала Лена и легонько постучала ногтем по бокалу.

– Сегодня, наверное, пусть постоит за оградой, хотя тут вряд ли есть гаишники. Но бук заберу на всякий случай. В нем полно важных секретов.

– Ты же не долго?

Я кивнул, быстро поднялся, подошел к ней и поцеловал в щеку.

– Одна нога тут, другая там.

– Одна там, другая тут! – засмеялась она.

– Точно!

Я обул кроксы, стоящие в прихожей и снова подумал, что прежний хозяин, не успевший вступить во владение, предусмотрел даже такую мелочь. Должно быть, сильно он потерял на этих акциях. Я не знал, сколько именно, потому что понятия не имел, о ком именно шла речь, но по последним данным банкротство завода принесло потери на семизначные суммы.

Мой джип стоял за оградой – я понятия не имел, что куплю дом и оставил его чуть в стороне, – под сенью тех самых дубов, растущих у дорожки к озеру.

Вынув портфель с ноутбуком, я захлопнул дверь и неожиданно, почти прямо перед собой увидел человека. Почему-то я подумал, что это тот самый рыбак, которого мы видели из окна.

Как он подошел так незаметно? – подумал я. – И зачем вообще шел в эту сторону? Потом я вспомнил, что единственная дорожка от озера к трассе как раз проходит мимо дома и он, видимо, оставил машину где-то выше, не рискуя заезжать под знак.

– Здравствуйте, – я поприветствовал рыбака. – Как успехи? Мы видели вашу лодку из окна. – Я кивнул на дом, испытывая какую-то затаенную гордость.

Незнакомец остановился. Странно, но его руки, не считая старого деревянного весла, почерневшего от воды и времени, были пусты. Почему же я решил, что он – тот самый рыбак? Наверное, из-за высоких резиновых сапог, да прорезиненной плащ-палатки с надвинутым на лицо капюшоном. Запах от мужчины был не из приятных, но я сделал вид, что ничего не чувствую. Капли дождя скатывались по его капюшону и струйками змеились вниз.

– Вы что ли в дом вселились? – спросил он без приветствия каким-то мрачным и даже враждебным тоном.

– Ну да, мы. Вот только сегодня оформили документы. – Я старался быть дружелюбным. Никогда не знаешь, кто перед тобой. Это мог быть местный житель и портить отношения с первого дня совсем не хотелось.

Мужик плюнул себе под ноги и покачал головой.

– Собирайтесь и уматывайте. Чтобы к завтрашнему вечеру я вас не видел.

Я промолчал, чувствуя одновременно и страх и злость. Непрошеный гость вторгся в наши владения и еще что-то требует.

– Уважаемый… – начал я, но мужчина прервал меня. На миг из тени капюшона показалось его лицо, старческое, прорезанное сотней морщин, и тут же исчезло. Впрочем, мне могло показаться.

– Ты слышал, что я сказал, – глухо произнес мужчина. – Даю время до завтрашнего вечера.

Он развернулся и вопреки моему предположению, отправился не к дороге, а назад, к озеру. Возможно, ему нужно сложить лодку и улов, – решил я, отступая за машину. Но кто он такой и почему так себя ведет? Наверняка, один из местных сумасшедших.

Теперь оставлять мой старенький любимый джип на дорожке совсем не хотелось. Я быстро отогнал машину на участок и запарковался прямо перед домом. Затем закрыл ворота и посмотрел на огромное окно, залитое изнутри теплым желтоватым светом. Лена сидела в кожаном кресле. Заметив меня, она помахала рукой и улыбнулась.

Теперь уже идея большого и прозрачного окна во всю стену не казалось мне такой уж прекрасной. Наверняка, этот странный сумасшедший наблюдал за нами через бинокль – несмотря на раскидистые кроны огромных дубов, с озера дом был прекрасно виден.

Я зашел внутрь, тщательно проверил замки и задернул штору. Лена пыталась протестовать – ей хотелось, чтобы окно было открыто всю ночь, и мы могли смотреть на озеро, луну и звезды, но я твердо сказал, что на улице дождь и мы вряд ли, что увидим.

Допив вино, мы поднялись в роскошную спальню.

В другой раз от такого шанса побыть наедине я вряд ли бы отказался, но теперь, после случившегося, все мысли были только об этом старике.

– Что-то случилось? – спросила Лена после нескольких безуспешных попыток растормошить меня. – Не пойму, все было прекрасно.

Я молчал. Рассказать ей про старика? Но ведь это глупо – воспринимать угрозы первого встречного. Нужно будет выяснить у местного участкового, кто он такой, – решил я.

– Что-то я устал сегодня.

Это было на самом деле так. День выдался суматошный, насыщенный событиями, и я даже не предполагал, что под конец дня стану обладателем огромного красивого дома на берегу заповедного озера.

Лена погладила меня по руке.

– Отдыхай. Сегодня был трудный день.

Она уснула быстро, а я еще долго лежал, вслушиваясь в ночные звуки, шум старых дубов за стеной, плеск волн спящего озера и будто бы приглушенные голоса, раздающиеся где-то вдалеке.

Не помню, как я уснул. Мне снился старик в капюшоне. Опираясь на старое весло, он стоял на пристани под сильным дождем и смотрел на наш дом. Его лица не было видно, но я слышал его хриплый голос.

– Ты слышал, что я сказал. Даю время до завтрашнего вечера.

Он повторял это медленно, по слогам и так же медленно приближался ко мне.

Полусгнившие доски под его ногами жалобно поскрипывали, камыш нагибался и тихо шелестел. Я пятился от него, понимая, что уйти не удастся.

Когда он оказался совсем рядом, черная прореха капюшона, нависшая надо мною, слегка приоткрылась, и я отшатнулся, защищаясь руками.

– Пошел! Пошел вон! – закричал я. – Никуда я не уеду! Это мой дом!

Я почувствовал, как кто-то сжал меня и мне стало страшно. Я задрожал всем телом, но потом расслышал взволнованный шепот.

– Саша! Саша, я тут! Что случилось? Я здесь! Тебе приснился страшный сон?

Открыв глаза, я увидел испуганное лицо Лены. Она склонилась надо мною и тщетно пыталась успокоить. Простынь подо мною была мокрой от пота.

– Наверное, это сонный паралич, – сказал я, тяжело дыша.

Лена выдохнула.

– Господи, ты меня так напугал.

Я обнял ее.

– Наверное, просто слишком много впечатлений за день.

Она внимательно посмотрела на меня.

– Точно все нормально? Может быть…

– Нет, нет, – я через силу засмеялся и посмотрел на часы. Четыре утра. – Просто надо привыкнуть к новому месту.

Дождь прекратился. Огромная полная луна повисла над домом. Ее серебристый свет проникал сквозь занавески. Неуловимые тени словно бесплотные призраки скользили по стенам и потолку.

В этот момент какая-то птица на озере закричала истошным криком и теперь уже вздрогнули мы оба, но через секунду покатились со смеху.

– Ей богу, как дети! – сказал я.

– Я никогда не жила в таком большом доме, – призналась Лена. – Да еще и вдалеке от города. Но это так здорово, согласись!

– Это просто невероятно, – ответил я.

Но теперь я уже не был в этом так уверен.

2


Сквозь задернутые занавески пробивался серый рассвет. Я прислушался. Стук дождевых капель по кровле дома, который не давал мне уснуть, кажется перестал. Я приподнялся, посмотрел на жену – она спала безмятежным сном. Я поцеловал ее, потом быстро оделся, почистил зубы и вышел во двор.

Машина стояла там, где я оставил ее вечером.

Земля вокруг была притоптана. Я присмотрелся – но кроме собственных следов ничего разобрать не смог. Даже если ночью кто-то из залезал на участок, все смыл сильный дождь.

Я не сторонник глухих трехметровых заборов. Это смотрится ужасно, да и чувствуешь себя как в тюрьме, но сейчас я подумал, что это не такая уж и плохая идея. Как и сторожевая собака.

В низине, за тремя спящими дубами, замерло озеро. До рези в глазах я всматривался в его серебристую гладь, метр за метром прочесывал взором поросшие высокой травой берега, пока от напряжения не выступили слезы. Никого.

Вооружившись увесистой палкой, я направился к деревянному помосту, служившему своеобразным пирсом. Над ним был сооружен небольшой навес с резными почерневшими наличниками, испещрённый какой-то таинственный вязью или узором, над которым поник огрызок белого флага и маленький флюгер.

Ни лодки, не весел, ни следов вчерашнего рыбака.

Вслушиваясь в плеск сонного озера, я развернулся и пошел по скрипучему пирсу обратно к дому, когда что-то блеснуло в узкой щели меж плотно подогнанных друг к другу досок.

Скорее всего осколок стекла, крючок, может быть свет попал на воду и так отразился сквозь доски… Я прошел мимо, но что-то заставило меня вернуться.

Нагнувшись, провел пальцами по щербатой поверхности и вдруг увидел… Это был… золотой крестик.

Небольшой золотой крестик застрял меж досок. Осторожно поддев ключом от машины, я вытащил его на свет и внимательно осмотрел. 585 проба на обороте, не старый, можно сказать, современный… Откуда он здесь взялся, в этих местах? Тут нет пляжной зоны, чужие машины не заезжают, и случайных отдыхающих не бывает…

Повертев крестик в руках, я сунул его в карман.

Когда я пришел домой, Лена уже проснулась. Мы позавтракали, я показал ей находку, но она совсем не удивилась, сказав лишь, что это обычное дело – потерять крестик с цепочкой на море или озере. Существуют даже специальные искатели, которые бороздят пляжи в поисках подобных сокровищ.

– Но у нас никого не бывает, – возразил я. – Здесь заповедная зона. На въезде знак и шлагбаум, так просто не проехать.

– Рыбак же как-то проехал, – ответила она, улыбаясь. – Да и какая разница. Лучше выброси его, – сказала она, – плохая примета – подбирать чужой крест.

– Вот уж нет, – ответил я. – Это улика. Возможно.

– Мой ты Шерлок Холмс! – она обняла и поцеловала меня. – Поступай как считаешь нужным!

– Я сейчас поеду на работу дооформить бумаги на дом и договориться насчет интернета. Ты со мной? Может быть, что-то захватить в квартире?

Лена потянулась. Ее лицо сияло счастьем.

– Если ты не против, я побуду дома! – сказала она. – Такое ощущение, что я всегда жила именно тут. Не могу оторваться ни на секунду!

– Я не против, – я обнял жену, взял портфель с ноутбуком и направился к выходу. – Постараюсь недолго.

– Вечером тебя ждет праздничный ужин! Не опаздывай! И не только ужин… – вкрадчиво добавила она.

Я посмотрел на нее очень внимательно. Удивительно, но прожив в городской квартире всю сознательную жизнь, она, кажется, была здесь в своей тарелке – ни капли беспокойства, страха или чего-то подобного.

– Если что… – сказал я, – на кухне в крайний левый ящик я положил газовый баллончик и шокер. Имей ввиду.

Она засмеялась серебристым заливистым смехом.

– Милый… ну кому я тут нужна! Все, езжай уже, у меня много дел!

Я покачал головой. Тревожные чувства не покидали меня с вечера, а теперь они еще больше усилились. Бросить ее тут одну… Если бы не шатающийся рыбак с требованием съехать в ближайший вечер, возможно я был бы более спокоен. Уж лучше бы здесь и впрямь был какой-нибудь общественный пляж, а так… ни души…

С этими мыслями я сел в машину, завел ее и выехал за ворота.

Я думал о том, что делать вечером. Проигнорировать угрозу? Сообщить в полицию на всякий случай? Может быть, попробовать нанять частного сыщика? Узнать, по крайней мере, что за рыбак. Возможно, у него богатое прошлое и стоит держаться от него подальше. Разумеется, о том, чтобы поддаться на угрозы и шантаж, речи не шло.

Я расправил плечи.

Преуспевающий брокер одной из самых успешных фирм, в этом году мне светило вхождение в акционерный капитал, а значит, я стану полноправным собственником, а не обычным наемным работником. И какой-то старик в вонючей одежде будет мне угрожать.

Я включил музыку – это были AC/DC с бессмертным хитом «Highway to Hell». Немного приободрился. Настроение улучшилось. Попрошу начальника службы безопасности фирмы помочь с этим делом. У него есть связи в МВД и в ФСБ, так что раз плюнуть вычислить этого олуха.

Почувствовав себя гораздо лучше, я расслабился. Легонько поворачивая руль двумя пальцами на мягкой лесной дорожке, петляющей в разные стороны, я вдыхал кристально чистый воздух, напитанный хвойным ароматом. Всего полтора или два километра до шоссе к городу, а такая тишина, думал я, наслаждаясь процессом.

У выезда на шоссе необходимо было остановиться и вручную открыть шлагбаум, перегораживающий путь. Я притормозил, вылез из машины. Дорога в этот ранний час пустовала. В лесу вскрикивали птицы, шумели листья и похрустывали ветки, будто бы кто-то там ходил.

Подняв шлагбаум, я проехал, вновь вылез из машины и буквально лоб в лоб столкнулся с женщиной в черном одеянии, которая посмотрела на меня, словно на привидение.

Мне показалось, что она вскрикнула от неожиданности.

В руках она держала небольшой траурный венок и в этом месте, в такое время смотрелось это немного жутковато.

– Что вы… что вы здесь делаете? – быстро проговорила она, оглядываясь на то, как я опускаю шлагбаум. – Туда нельзя на машине… – Она вдруг перекрестилась и меня в этот момент прошиб холодный пот.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.