книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Марина Белинская

Ковен

Глава 1 «Неприятные знакомства»

Машина подскочила на очередной бугре, девушка сразу же выругалась и ударила по рулю автомобиля. На улицу уже опустилась ночь, поэтому ничего дальше двух метров вперёд, которые освещали фары, она перед собой не видела. Навигатор неприятным голосом прокладывал путь, а в салоне пахло излишне приторным ароматом цветов, которые её раздражал, поэтому брюнетка уже несколько раз обложила продавца, который посоветовал ей купить этот ароматизатор, всевозможными проклятиями.

– Входящий вызов от абонента папа, – сказал стеклянный голос.

Виктория закатила глаза и провела пальцем по дисплею, чтобы сбросить телефонный вызов, слова о том, какая она неправильная, ей хотелось слышать в последнюю очередь. Её руки сильнее сжали руль и она вдавила педаль газа с новой силой, злость постепенно начинала брать над ней вверх от чего в голову лезли неприятные и доводящие до истерии, мысли.

– Лиса, включи пятый трек, – на выдохе произнесла голубоглазая.

Успокаивающий звук водопада разливался по всему автомобилю, успокаивая и приводя мысли в порядок. Едва ли можно поверить, что определённый набор звуков способен снять моральное напряжение или поменять эмоции, однако самовнушение отлично работает, особенно, когда ты охотно ему поддаешься.

Спустя какое-то время девушка въехала в почти пустой город, фонарь на въезде мигал, вывесок, которые бросались в глаза было чертовски мало. Она подсознательно начала сравнивать это место с другими городами, где бывала, в них даже ночью бурлила жизнь, откуда-то играла музыка, люди ходили, что-то кричали и отдыхали, а здесь даже нет ни одной живой души уже в первом часу ночи.

Следуя за словами адской машины, так её родители любили называть навигатор, она двинулась в сторону необходимой ей улицы.

– Тринадцатый по Браер Стрит, – протянула она, опуская голову, почти соприкасаясь подбородком с рулём.

Завидев единственный дом, возле которого не горел ни один фонарь, она сразу убедилась, что это нужное ей место. Припарковав автомобиль, брюнетка вышла на улицу, вдыхая свежий аромат воздуха. Первый плюс в копилку Старлайла, воздух был чистый, вдыхался легко и наполнял всё тело умиротворением, а сам город отличался своим спокойствием, этого Лекси не упомянула, когда предложила ей остаться здесь на ближайшее время

Их последняя встреча произошла неделю назад, когда они сидели в одном из любимых кафе блондинки, та судорожно рассказывала о своём новом ухажере, сколько детей она от него хочет, какая будет свадьба и кого хочет пригласить на неё ведущим. Желание, а главное умение Грин планировать всё в этом мире граничило с безумством. Порой это пугало, ведь создавалось ощущение, что с таким же энтузиазмом она будет планировать собственные похороны, но одновременно с этим это вызывало смех, как правило, она не замечала, когда доходила до сущего абсурда.

– А ещё обязательно хочу белые розы, – мечтательно рассуждала Лекси, попивая свеже-сваренный кофе. – Они будут на столах, а также украшать арку….

Блондинка резко замолчала, когда заметила, что её подруга уже давно не слушает то, что та говорит. Бродерик уставилась в чашку с чёрным кофе и медленно помешивала его ложкой, с учётом того,что там даже не было сахара, это выглядело странно.

– Вик, ты здесь? – уточнила собеседница, пытаясь уловить взгляд брюнетки, та не реагировала – Виктория!

Лекси сразу же ударила по столу, чем привлекла внимания рядом сидевших людей, девушка лучезарно улыбнулась, а после перевела взгляд на подругу, та салфеткой протирала капли вылитого напитка.

– Почему ты ведешь себя так, словно кто-то умер? – недовольно спросила блондинка.

– Вчера была у родителей, – ответила та и посмотрел на Грин.

По взгляду было сразу понятно, что успехом этот разговор не увенчался, даже напротив, подлил масла в уже начинающийся пожар. Лекси сложила ногу на ногу и, скрестив руки на груди, с вызовом посмотрела на Вик, будто бы говоря тем самым, что она ждёт рассказ о произошедшем с ней.

– Джон тоже там был, – недовольно произнесла она. – Придумал историю о том, что я нашла себе нового парня и рассталась с ним. А до этого удивительным образом все мои заказчики отказались со мной работать.

Глаза блондинки широко раскрылись, рот был немного приоткрыт, а судя по взгляду возмущению не было предела.

– Не знаю, что меня раздражает больше, что он заявился в дом твоих родителей как к себе домой или факт того, что он мешает работу и отношения, словно это виски с колой, – ответила Грин.

– Они забирают квартиру, – развела руками Виктория. – Говорят, что пока я не верну расположения сына их партнёра, который согласился быть моим спонсором задолго до отношений, я поживу с ними.

Обострённое чувство свободы и справедливости новыми красками заиграло в глазах и поведении Лекси, она уже покрывала Уинстона все возможными ругательствами, когда заметила что Викторию он уже мало волнует.

– Знаешь что, – она взяла с соседнего стула свою сумочку. – Я не позволю тебе идти на поводу у своих родителей и возвращаться к тому, кто сделал тебе больно. – она копалась в сумке, вытаскивая оттуда косметику и складывая её на столик. – Ты не медведь в цирке, чтобы они тебя дрессировали прогибаться под кого- то.

Лекси вытащила связку ключей и начала перебирать один за одним, когда же она нашла нужный, то сразу же протянула его Виктории.

– Это дом моей почившей тётушки Маргарет, думаю, ты помнишь её, – улыбнулась она. – Дом она оставила лично мне, поэтому ты можешь перебраться туда.

Блондинка говорила это на удивление просто, словно она сейчас не отдавала ключи от дома своей умершей тёти своей подруги, чтобы та спряталась там от родителей. Бродерик уже было хотела отказаться, но злой настороженный взгляд блондинки не позволил этого сделать.

Таким образом она оказалась здесь, перед пустым домом той самом тёти Маргарет, которая в детстве, когда приезжала, угощала их обеих сладкими леденцами. Внутри Виктории была неуверенность, она не знала, стоит этого того или нет, действительно ли необходимо побыть какое-то время здесь, чтобы привести свои мысли в порядок и понять, чего ты хочешь от этой жизни.

В этом и была главная проблема и цель визита, постоянно, всегда и вечно кто-то решал, что она будет делать, как она это будет делать и кто сможет ей помочь. Она привыкла, что никогда не нужно что-то реализовывать самой, но и за это есть своя плата, которой явилась её свобода и которую она, по настоянию подруги, не потеряет.

***

Мужчина пригнулся под очередной веткой дерева, пробираясь к нужной поляне. В лесу пахло сыростью, ноги, как правило, уходили под землю сразу, как только он наступал, листья лезли в лицо, скорее не потому что их было много, а по той причине, что он шёл напролом, не разбирая дороги.

– Не проще было просто перенестись? – перед ним, словно из-под земли появилась девушка.

В руках она зажимала белый камень, который и позволял ей материализоваться перед ним посреди леса.

– Эмма сразу почувствует мою магию, Каролина, – тяжело вздохнул он. – К тому же тратить и так заканчивающиеся силы на экономию в шагах – глупо.

Кларк в секунду погрустнела и, переминаясь с ноги на ногу, кивнула ему. Её слишком раздражало положение вещей, в котором они оказались, а точнее то, что они не в состоянии из него выйти. Беспомощность сейчас являлась высшей инстанцией их положения, да и не только их. В принципе, всеобщего положения.

– Ты же пришла не для того, чтобы сообщить мне о способе передвижения? – тяжело выдохнул блондин.

– Предпринимаю последнюю попытку остановить тебя, – спокойно сказала она.

Мужчина сразу же закатил глаза, не желая слушать очередную нотацию о том, что его действия глупы, что они не стоят свеч и вообще можно просто придерживаться политики невмешательства. Шатенка последнее время превращалась в ярого перестраховщика, который боится действовать и всегда пытается подтолкнуть к подобному других.

– Джексон мёртв, сегодня прошли похороны, Каролина, – ровным голосом ответил он, смотря в её карие глаза. – Как Генри, Кэтрин, Амелия и Майкл. И ты правда хочешь, чтобы я закрыл на это глаза? – наигранно произнёс юноша. – Если так поступила ты – это значит, что это правильно.

Он оттолкнул её с дороги и стремительными шагами двинулся дальше в сторону необходимой поляны. Кларк прикрыла глаза и тяжело вздохнув, исчезла, переместившись в свою комнату, она закрыла лицо руками, в попытке сдержать слёзы. Они были мертвы. Она видела труп каждого и ей даже страшно вообразить, что с ней будет, если труп Итана окажется следующим.

Шатенка облокотилась руками о стол и взглянула на своё отражение в зеркале, где-то в нём, за её спиной лежала палочка, которая каждый раз напоминала о моменте, когда она узнала что такое магия в современном мире и как она отличается от того, что показывают в фильмах и сериалах. Ей было сложно решится на ту затею, которая сейчас вырисовывалась в её голове, но выхода будто не существовало. Либо он умрёт и она будет сидеть здесь, зная о том, что она ничего не предприняла, либо же девушка окажется там, в гуще событий, где ненавидит находится, но она сделает всё, чтобы хотя бы он выжил.

Сам же Итан уже вышел на нужную поляну, посреди неё стояла каменная чаша, а вокруг стояли высокие каменные глыбы, где-то отдалённо напоминавшие проходы в иные реальности. На лице блондинки, которая стояла к нему спиной, заиграла ухмылку, она резко повернулась и сложила руки на груди крестом, при этом склоня голову на бок.

– Я почему-то ждала, что ты придёшь, – ухмыльнулась она.

– Днём состоялись похороны Джексона, Эмма, мой приход был всего лишь вопросом времени, – строго ответил юноша, смотря на неё

Та усмехнулась и кивнула головой.

– Бедный Вуд, – с наигранным сожалением произнесла она. – Слышала, что он не справился с управлением.

Ненависть и злость в нём начинала играть с новой силой, он хотел прямо сейчас свернуть ей шею и забыть о существовании этой девушки навсегда, но прекрасно понимал, что возможное количество защитных заклинаний возле неё лишь навредит ему самому.

– Да и пикап его был неисправен, к тому же водитель из него был не самый лучший,– мужской голос, наполненный фальшивым сожалением.

Она обернулась и кивнула мужчине на его слов, на этой секунде терпению Итана пришёл конец. В его руке возник энергетический шар, который сразу же полетел в голову Адаму. Тот пригнулся, а блондин усмехнулся тому, что они даже не потрудились защитить себя, хотя, возможно, дело было в общей нехватке сил.

Через секунду блондинка взмахнула рукой и от шара пришлось увернуться противнику, после он сразу перенёсся ближе к ней, прижимая девушку к одному из камней, сжимая шею. Удар в спину, он рухнул на землю и скатился чуть ниже от места, где до этого стояла Эмма. На несколько секунд перед глазами всё поплыло, но как только мозг вновь стал нормально функционировать, он увидел, как Паркер наставляет на него палочку.

Адам кидает в него молнию, но Итан быстро переворачивается и щелчком пальцев отбрасывает его палочку в сторону леса. Адам оскалился и метнулся к кустам, блондин вскочил на ноги и отбросил того подальше от такой искомой вещи. Он сразу двинулся на него, в попытке уничтожить того, кто виноват не меньше.

– Не так быстро, – Итан повалился на колени, дикая боль начала разливаться по всему телу, от чего он стиснул зубы.

Эмма надвигалась на него со спины, сжимая миниатюрный кулак и с непреодолимой злобой смотря в его сторону. На лбу девушки кровоточила рана, но на это ей было всё равно, взгляд был прикован к Итану, который корчился от боли. От этого она не испытывала большого удовольствия, однако сейчас считала это способом выражения своих эмоций, бравших вверх.

– Радуйся, что ты и Кларк ещё живы! – прорычала она.

Девушка встала перед ним и ногой оттолкнула назад, благодаря чему он рухнул на спину перед ней.

***

– Я уже тут, – устало говорила Виктория в динамик телефона. – Только из ванны вышла, всю дорогу мечтала о ней

Она отправила подруге голосовое сообщение и, написав ещё пару смс, убрала мобильник в карман джинс. У неё на кухне уже работал телевизор, где показывали один из тысячи старых сериалов, а в микроволновке готовился ужин. Бродерик рухнула на один из барных стульев и локтями облокотилась о стол, рассматривая её дом на ближайшее три месяца, именно такой срок она дала себе для того, чтобы понять, что хочет от этого мира.

Бросив взгляд на мольберт, девушка улыбнулась, хотя бы краски и холст с ней, это скрасит первое время пребывания в этом спокойном городе. Всю жизнь она жила в огромном мегаполисе, где постоянно была суета, волокита, все люди всегда куда-то спешили, торопились, не замечая вокруг абсолютно ничего. Порой она искренне посмеивалась над той мыслью, что люди тратят всё своё время в этом мире на то, чтобы построить ту жизнь, которая, по их мнению, будет им нужна, однако когда это строительство заканчиваются – они осознают, что уже не успевают пожить в мире, который создали, так, как они того хотели. Слишком ироничная ситуация.

Микроволновка звякнула, а вместе с ней снизу послышался шорох, словно что-то рухнуло на пол и разбилось. Она находилась на первом этаже двухэтажного дома, звук исходил из подвала и брюнетка искренне полагала, что там что-то есть. По всем законам фильмов, сериалов, книг, лучше бы ей провести эту ночь в машине, где будет возможность спрятаться в случае чего. Но девушку решила спустится, по непонятной для самой себя причине. Складывалось чувство, что какая-то невидимая сила тянула её туда, говорила, что ей это необходимо.

Она подошла к своей сумке, вытаскивая оттуда револьвер и проверяя барабан на наличие патронов, там их было три. Тяжело вздохнув, Виктория двинулась в сторону подвальной двери, та располагалась на самой кухне. Толкнув её вперёд, Бродерик увидела лишь кромешную тьму, рядом был выключатель, который брюнетка нажала, благодаря чему внизу загорелась одинокая лампочка. Она шагнула на, совсем не внушающую доверия, лестницу, придерживаясь за перила и, держа пистолет перед собой.

Как только девушка оказалась внизу, она осмотрелась, вокруг были лишь старые коробки и мебель, покрытая пылью.

– А это уже клиника, – сказала она сама себе и уже собиралась двинутся в сторону лестницы, но то, что она заметила между ступенями заставило её тело остолбенеть.

На встречу к ней медленно, но верно, не отводя взгляда, выползла змея, конца ей она не видела он уходил в темноту, но ей было всё равно, голова внушала куда больше ужаса. Животное не было похоже на обычного представителя своего вида, её голова была с заострёнными зубцами, они походили на иглы, которые отблескивали на свете лампы. Глаза были словно человеческие, смотрящие на неё с явным и завидным интересом.

Бродерик сразу нажала на курок, пуля полетела в змею, буквально пролетела насквозь, но та не отреагировала, лишь на пару секунд посмотрела на место выстрела. Виктория попыталась воспользоваться этим и побежать к лестнице, но как только она наступила на ступень, голова змеи появилась прямо перед ней, шипя, пытаясь что-то сказать. Перед глазами брюнетки всё поплыло, последнее, что она помнила, как летит на пол.

Как только её тело рухнуло на землю, животное вновь с интересом на неё посмотрело и поползло по телу, остановилось возле её лица, выпустило неестественно большие зубы и прикусило шею, неосознанно, не приходя в сознание, Виктория раскрыла глаза, которые приобрели не естественно голубой оттенок, слишком насыщенный.

***

Эмма стояла над Итаном, пытаясь заставить его мучится ещё сильнее, Адам к этому моменту уже подошёл к ней, отряхивая свою палочку. Перед глазами блондина всё уже начинало темнеть, когда он заметил яркий свет, Эмма вместе с Адомом были прижаты к камням, тяжело дыша и смотря куда-то вперёд.

– А я говорила, – выругалась Кларк, подавая ему руку.

Он принял её и встал рядом с девушкой, та держала перед собой палочку, с помощью которой два луча удерживали противников

– Вышла из своей норы, Кларк? – рассмеялась Эмма. – Неужели решила поучаствовать в «детских играх»?

Даже прикованная к камню, блондинка говорила наигранно с заметными нотками высокомерия, был это блеф или она действительно хотела задеть девушку – понять было сложно. Они рухнули на землю, Каролина свела брови к переносице, не понимая, что произошло. Всех четверых начало потрясывать, сила током проходила по их телам, от чего у тех учащалось дыхание, температура тела поднималась. Четверых взмыло в воздух, где-то в небе раздался гром и они сразу рухнули на траву, восстанавливая дыхание.

– Что это было? – сквозь зубы, сказала Эмма, осматривая всех присутствующих.

Итан щёлкнул пальцами и в эту же секунду тучи сгустились, полил дождь, на его лице заиграла ухмылка, все переглянулись между собой, они улыбались, радости их не было предела.

– Сила в прежнем положении, – воскликнула Эмма, вставая на ноги.

Дождь в секунду прекратился, а она лишь взмахнула рукой и уже высохла, буквально за мгновение.

– Кто-то получил силу Маргарет, – протянула Каролина, смотря на Итана.

Они уже и забыли о том, что несколькими минутами ранее пытались убить друг друга, сейчас у них были совершенно другие вопросы, мысли и цели. А главное – увидеть обладателя силы и понять, что их ждёт дальше.

Через пару секунд все четверо стояли перед домом номер тринадцать по Бракер стрит, на нём была припаркована иномарка, на кухне горел свет. В их сердцах на несколько мгновений появилась такая необходимая и нужная им всем надежда на то, что всё ещё можно восстановить, построить заново.

– Пришли, – тихий шёпот раздался в их головах.

Он не звучал на улице, не звучал перед ними, но они слышали его лучше чем друг друга, если бы они стояли в упор. Их взгляд привлекла змея, которая медленно и спокойно ползла по центральной тропинке перед домом.

– Сиа, ты жива, – улыбнулась Кларк, смотря на животное.

– Без вашего участия, – растягивая гласные говорила змея. – Зачем пожаловали?

– Мы ощутили магию, кто-то получил силу Маргарет? – с завидным энтузиазмом говорила Эмма.

Животное смотрела на неё пару минут, оно не выходило за границы дома и не давало войти никому из них, они это ощущали.

– Никто не прикоснётся к носителю, пока она сама этого не захочет, – ответила Сиа. – А теперь прочь отсюда.

Адам попытался что-то ответить и даже шагнуть на территорию дома, но невидимая стена не пускала его не на миллиметр.

– Вам не рады здесь, глупые маги, – продолжила змея. – Уходите, пока живы.

Один за одним они начали пропадать из поля зрения змеи, один лишь Итан продолжал смотреть на дом, в ожидании хотя бы тени, которая мелькнёт в окне. Змея возвысилась в воздухе, не выходя за барьер, она предстала прямо перед блондином смотря в его серые глаза.

– Нас волнует судьба нашего ковена, Сиа, – сказал он. – Мы не можем просто так уйти.

– Ваш ковен – худшее, что я слышала и лицезрела в истории магии, – ответила змея. – Хотите исправить это с помощью неё? Придётся постараться, но это будет уже не сегодня.

Юноша кинул последний раз на дом и также исчез.

Все мы и всегда пытаемся исправить свои собственные ошибки, иногда сами, своими силами, порой используем для этого вещества или ситуации. Но страшнее всего, когда для исправления ошибок используют людей, не дают им жить спокойно, строить собственный мир, в котором они будут жить, у них отбирают это право, просто потому что порой они оказывается в ненужное время, в ненужном месте. Стать средством реализации чьих-то целей – одна из ужаснейших перспектив, которые можно только вообразить.

***

Когда Виктория разлепила глаза, она ощутила дикую боль во всём теле и. приподнявшись на локтях, попыталась осознать, где она и вспомнить события прошлого вечера. Но мобильник, который лежал рядом и разрывался от звонков, заставил её обратить на него внимание. Она встала и взяла его в руки, это была Лекси, девушка сразу ответила на вызов.

– Вик! Ты чего не отвечала? Я уже ищу номера тётиных знакомых, – вопила блондинка в трубку.

От этого звука Бродерик поморщилась, заметила на полу свой револьвер, взяв его в руку, попыталась вновь увидеть змею, но той не было рядом, она посмотрела наверх и сглотнула ком, подступивший к горлу, скорее всего животное уже в доме.

– Найди номер того, кто сможет поймать змею в этом доме, – раздраженно произнесла брюнетка, поднимаясь по лестнице.

– Змею! – удивлённо произнесла Грин. – Даже страшно вообразить, сколько туда всего могло попасть за пять лет.

На заднем плане слышался шелест бумаг, которые перебирала девушка в попытке найти что-то необходимое.

– Нашла! Там есть местный борец со всеми подобными вредителями, я номер тебе пришлю, – спокойно ответила подруга.

Виктория положила оружие перед входом и вышла на террасу, смотря как город постепенно оживает, на часах её телефона было уже десять часов утра.

– Как тебе Старлайл? – улыбалась Алексия. – По моим воспоминаниям это один из самых живописных городов, которые я только видела. Со стороны природы, разумеется.

Бродерик усмехнулась, её подруга всегда много говорила, казалось, что она может разговаривать абсолютно на любую тему, ради поддерживания разговора.

– У меня не было времени осмотреться, но думаю скоро смогу дать тебе подробный отчёт, – усмехнулась голубоглазая.

Они проговорили несколько минут, прежде чем разговор был закончен, а Виктория позвонила по номеру, который любезно предоставила Лекси. После фразы о том, что специалист будет у неё в ближайший час, она прошлась по террасе и, проверив два кресла на отсутствие ползучих животных, спокойно выдохнула и рухнула в одно из них.

Тело всё ещё отдавало болезненными ощущениями, даже интересно из-за чего больше, от того, что она всю ночь пролежала на полу в подвале или от того, насколько высоко находилась, когда рухнула. Тем не менее, обе причины давали ей понять, что в подвал она больше ходить не собирается, слишком травмоопасное место.

Рассматривая город, она улыбалась, маленькие дети бегали по улице, катались на велосипедах, над чем-то смеялись и играли в догонялки. Такие беззаботные, совершенно не обременённые взрослыми проблемами с родителями, знакомыми, вторыми половинками, для них есть лишь здесь и сейчас, ничего больше, ничего меньше. Порой ей также хотелось вернутся в своё детство, подростковый возраст, когда не было проблем с реализацией себя, поиска своего места в мире и ссор с уже бывшим мужчиной.

Почему-то люди по своему обыкновению достаточно часто хотят вернутся в прошлое, ощутить то, что уже было, не осознавая, что счастье этих моментов именно в том, что это всего лишь воспоминания. На удивление, наш мозг весьма выборочен в плане того, что нужно запомнить, а что забыть, порой он оставляет только хорошее, закрывая негативное, а иногда поступает с точностью наоборот. Поэтому, хотеть вернутся в то, что уже прошло достаточно рискованно, это может прервать ваше развитие здесь, сейчас и в вашем скором будущем. Это мешает нам идти дальше тем путём, который мы избрали.

Хорошие воспоминания – это, конечно, здорово, их можно рисовать в своей голове, но лишь рисовать, не стоит повторять, ведь это шаг назад, с точки зрения нашего собственного развития в мире.

Как и обещалось, в скором времени приехал специалист, но спустя несколько часов поиска существа – он не нашёл ровным счётом ничего, что могло походить на змею или вредителя.

– Возможно, она уже уползла отсюда, – пожал плечами он, снимая перчатки и убирая их в свой чемодан. – Я поставлю специальные приспособления около вашего дома, ни одна змея и за километр не подползёт, будет раздражать звук.

Это мало её веселило, но сам факт, что змею она больше не увидит, заставлял душу ликовать. Когда он уехал, девушка решила отправится в магазин, купить всё необходимое для жизни в этом городе. Припарковав машину около ближайшего супермаркета, она раскрыла входную дверь, колокольчик над ней брякнул, привлекая внимание всех, кто там был, но девушку особо это не волновало. Взяв тележку она мечтательно стала проходить между прилавками, сама брюнетка слишком давно не ходила в магазин.

– Простите! – воскликнула Виктория.

Она посмотрела на девушку, на которую наехала тележкой, та сразу же перевела взгляд на Бродерик, сначала её взгляд был удивлённым, после заинтересованным, а в конце концов уголки её губ поползли вверх. Сама Вик не с меньшим интересом разглядывала вынужденную собеседницу. Светлые, граничащие с чисто белым, волосы, идеально бледная кожа, серые яркие глаза, по телосложению она была словно идеальной, не слишком худощавая, но при этом и не достаточно полная, при этом где-то на пол головы она выше самой Бродерик.

– Ничего страшного, – спокойно ответила та. – Я тебя раньше здесь не видела, только приехала?

Девушка пыталась быть максимально доброжелательной, но это было слишком приторно и излишне наигранно, от чего Виктория поёжилась и захотела как можно быстрее закончить этот разговор.

– Да, – кивнула она.

– Меня зовут Эмма, – она подала руку своей собеседнице. – Эмма Мартин.

Брюнетка с некой опаской посмотрела на руку блондинки, но знакомства в этом городе заводил было необходимо, поэтому она натянула на себя улыбку и пожала руку.

– Виктория Бродерик, – кивнула девушка. – Было приятно познакомится, но мне пора.

С этими словами брюнетка поспешила вглубь магазина, стараясь не оглядываться и не смотреть идёт ли за ней девушка. Сама же Мартин провожала её заинтересованным взглядом, ощущая магию, которая ровной струёй исходила от неё.

– Выбрала? – устало спросил подошедший Адам.

– Да чёрт с этим молоком, – махнула рукой она. – Я только что познакомилась с той, кто живёт в тринадцатом доме по Браер Стрит.

Она подмигнула ему, от чего тот ухмыльнулся и проследил за её взглядом. Виктория неуверенно выбирала фрукты, совершенно не подозревая, что её ждёт. В её голове и душе было лишь смятение, не понимание что дальше делать и к чему идти, лишь краткосрочные цели из серии написания картины и покупки продуктов, глобальными планами пока что она не обзавелась, оно и к лучшему.

– У Вас выпало, – от неожиданности Бродерик подскочила на месте и оглянулась.

Перед ней стояла девушка, которая протягивала ей её мобильный телефон, та сразу же провела рукой по карманам, правда, смартфона уже и не было. И совершенно не важно, что вытащила его сама Кларк, следившая за домом со вчерашнего вечера.

– Спасибо, я сегодня слишком рассеянная, – сообщила брюнетка, улыбаясь.

Перед ней стояла шатенка с волосами цвета молочного шоколада, её карие глаза внушали доверие, а худощавое тело и одинаковый рост с самой брюнеткой позволял чувствовать себя комфортнее рядом с ней.

– Виктория, – она протянула ей руку.

В этот раз сама Бродерик решила сделать шаг, к тому же шатенка вполне располагала её к себе, уж точно больше, чем блондинка до этого.

– Каролина, – в ответ улыбнулась она. – Тебе может быть помочь? – та кивнула на корзину, с огромным количеством полуфабрикатов.

Девушка согласилась, следующий двадцать минут они провели выбирая продукты, из которых хотя бы можно что-то приготовить, после этого Виктория расплатилась и они вышли на парковку, двигаясь к машине и при этом разговаривая. Но это прервало то, что Каролина споткнулась и рухнула на асфальт, Бродерик бросила пакеты и сразу же помогла девушке встать с земли.

– Аккуратней, Кларк, а то так можно и пополам переломаться, – заметила Эмма, которая в этот момент проходила мимо к соседнему автомобилю

– Учту,. – сквозь зубы процедила Каролина.

Эмма сверкнула глазами и сев на пассажирское сидение кивнула Адаму, они сразу же проехали мимо девушек. Виктория хотела спросить что-то про эту парочку, но лицо шатенки явно давало понять, что сейчас не то время. Виктория погрузила пакеты в багажник и как только его закрыла, повернулась к Каролине, та стояла в упор, смотря на Бродерик.

– Большое тебе спасибо, – медленно протянула брюнетка. – Мне пора.

Взгляд Кларк стал пугать её после того, что произошло в присутствии Эммы, в нём было что-то злое, негативное и связываться с этим Вик не хотелось, она только уехала от подобного, вновь идти в что-то такое же ей казалось искренней глупостью.

Она двинулась в сторону передней двери автомобиля, но в голое что-то зазвенело, она схватилась ладонями за свою голову и оглянулась на Каролину, та держала в руках палочку, наставляя её на саму Викторию. Девушка хотела что-то спросить, но силы покинули её и она рухнула на землю.

– Ты не достанешься им, – с этими словами она оглянулась.

После этого раскрыла заднее сидение автомобиля и закинула туда Бродерик. Сев за руль, она завела машину и вдавила педаль газа.

Возможно, это было грубо, это оттолкнёт Викторию, но самой Каролине было на это всё равно. У неё была цель и осуществить её она хотела как можно скорее, за такое короткое время она стала слишком вовлечённой в то, от чего так хотела отречься.

Глава 2 «Хорошие воспоминания не всегда сохраняют изначальный замысел»

В кафе играла расслабляющая музыка, пара официантов не спеша передвигались от одного столика к другому, разнося заказы, несмотря на обеденное время, людей практически не было, поэтому была возможность поесть в тишине и спокойствии. Именно с этими мыслями сюда пришёл Итан, сейчас он сидел уже около пустой тарелки, делая из своей чашки неспешные глотки расслабляющего напитка.

В голове юноши играли вопросы, предположения, мельком проплывали цели и диалоги, которые могут состояться в будущем. Ситуация, произошедшая этой ночью способна изменить всё, что было последние пять лет, то, как они отстранились от волшебного мира, экономили энергию, не знали в какой конкретно момент щелчок пальцев или взмах палочки станет последним. Годы неуверенности в завтрашнем дне и страха, что всё их обучение и цели были зря, что им не суждено исполниться.

И вот, мир вновь начал обретать магические очертания, они могли колдовать, творить без страха и боязни, что всё это закончится, пользоваться тем, что им даровали в полной силе, и гордится тем, что именно они обладают магией. Он не думал о том, кто получил силу, что это за человек, как можно с ним работать, сам факт запущено механизма, который качает энергию в их ковен – вот, что было для него главным и самым важным. А оболочка, сделавшая это – уже вопрос вторичного значения, человека можно подчинить, приспособить, в крайней случае забрать необходимое и убить.

– Итан, – грубый мужской голос раздался за его спиной.

Пройдя вперёд, перед ним сел мужчина, на вид лет сорока, с уже проступающей лысиной, в привычной рубашке и с значком, который крепился к куртке. Он швырнул газету на стол, кивая на неё, тем самым давая блондинку понять, что его это заинтересует. Посмотрев на местного шерифа, юноша тяжело вздохнул и, медленно взяв газету со стола, принялся лениво пробегать взглядом по строчкам сегодняшний событий.

Новости о наркотиках в школе, о том, что бензин подорожал и остальные скучные события их города. Но в глаза бросалось нечто большее, огромная статья об убийстве, которое произошло ранним утром близ леса, где ночью «воевали» волшебники. Итан откинул газету и вновь перевёл взгляд на шерифа.

– У жертвы выжжены глаза, – констатировал мужчина. – Мы хоть и списали это на ужасное действие чего-то там, – он говорил неуверенно, причину составлял местный судмедэксперт, профессиональные выражения которого полицейский не понимал, в следствии, чего не мой их верно трактовать. – Но сам факт, что дело это далеко не человеческих рук, заставляет меня усомнится в спокойном сне Старлайла.

В ответ на эти слова блондин лишь усмехнулся.

– Не все ужасные преступления этого города совершают волшебники, шериф, – развёл руками мужчина. – Порой люди бывают гораздо изобретательней.

Тот прищурился, явно не веря ни единому слову Итана

– А что скажешь про вчерашнее шоу с погодой? – продолжал он. – Обычно она не меняется в одну секунду, а в эту ночь случилось как раз же подобное.

На этом блондину уже было некуда отпираться, он замолчал, а лицо его перестало даже намекать на едкую усмешку.

– У нас есть определённого рода изменения, – уверенно начал Итан, но его сразу же перебили.

– Магия опять в зените? – устало уточнил мужчина, на что получил положительный кивок. – Ты говорил, что пока сила Маргарет не найдёт себе сосуд – вы не колдуете.

– Считайте, что «пока» наступило, – беззаботно произнёс блондин. – Внимательнее следите за тем, кто приезжает в Ваш город.

На этих словах он взял свою чашку и сделал ещё пару глотков, после чего откинулся на спинку дивана.

– Хочешь сказать, что вы берётесь за старое? – он процедил это сквозь зубы, смотря в глаза собеседнику. – И при этом убеждаешь меня, что это, – мужчина указал на газету. – Не ваших рук дело?

В момент шериф резко закашлял, его глаза широко раскрылись и он стал хвататься за собственную шею, в попытке как-то себе помочь. Сидевший рядом блондин, с каменным лицо вопросительно выгнул свою бровь, через несколько секунд мужчина прокашлялся, схватил кружку и выпил оттуда содержимое.

– Если я говорю, что не наших – значит так и есть, – он встал и надел куртку. – Лучше бы вы с таким же энтузиазмом наведались к моей сестре по последним смертям этого города.

Его слова были спокойными, уверенными, словно сейчас он не пытался убить шерифа города, где живёт, одним просто взглядом.

– И быть убитым? – на выходе спросил мужчина.

Итан в ответ лишь усмехнулся, почему-то шериф искренне считал, что с ним будет гораздо проще вести переговоры, чем с Эммой.

– Надеюсь, сейчас Вы убедились, что обвинения волшебника в том, что он совершал – заканчиваются одним сценарием, – спокойно ответил он. – Успехов, шериф, в поиске убийцы.

Он прогулочным шагом вышел из кафе с гордо поднятой головой, хоть в его разуме и было понимание, что, скорее всего, полицейский был прав. Даже интересно, почему он поступил именно так, осознавая, что это действительно вина мага? Так делала Маргарет, всегда, каким бы страшным не было бедствие, созданное её подопечными, какой бы ужас они не совершили, она всегда была на их стороне при посторонних, всегда защищала их и оправдывала.

Выяснение деталей, обвинения, суд, наказания – всё это было, естественно, что виновники всегда были наказаны, однако этого никто не видел, лишь сам ковен мог наблюдать за чем-то подобным и то, слишком редко. Женщина была для детей, открывших в себе дар магии, чем-то между матерью и наставником, она была готова выслушать, поддержать, но с таким же успехом наказать и показать, что можно, а что нельзя и зачастую это делала лично для каждого.

В школе, учителя, часто любили и любят наказывать учеников прилюдно, указывать им на их недостатки, даже если они в них не виноваты, при всех. Возможно, они так самоутверждаются, быть может, им кажется, если они скажут это при большой аудитории – другие не будут так поступать. Последнее используют диктаторы, вешают трупы изменщиков или бросают их среди улицы, чтобы народ видел это и не думал поступать также. Рабочая система, но только если ты хочешь запугать кого-то, когда же ты ищешь соратников, семью и воспитываешь что-то в детях – они должны не боятся, а уважать тебя.

Эта та грань, которую старался не переступать Итан, это удавалось, в случае с шерифом, советом, который давно о них забыл, но почему-то было самой провальной миссией, когда речь заходила о родной сестре. Что-то мешало удерживать спокойствие, не выходить не эмоции и мыслить рационально в отношении Эммы.

– А вот и ты, – сказала Каролина.

Нога в ногу она шла рядом с ним, скрестив руки на груди и смотря вперёд тротуара.

– Выходила из дома? – устало поинтересовался он.

– Она связанная в подвале моего дома, – спокойно ответила Кларк.

Звучало так, что похитить человека, отвезти к себе домой, связать и оставить в подвале – было для неё чем-то обыденным, сродни похода за покупками. Итан резко остановился и вопросительно выгнул бровь, посмотрев на неё.

– И какой же грандиозный план стоит за этим? – на его лице играла ели заметная ухмылка.

***

Виктория ощутила слабость во всём теле, как только открыла глаза, перед ними всё плыло, она не могла сфокусироваться на предметах, что уже говорить о местонахождении. Девушка попыталась пошевелить руками, но почувствовала, как запястья обмотаны верёвкой, она тяжело вздохнула и мысленно прокляла себя за то, что согласилась поехать в этот город. Она находится там меньше суток, а уже успела набрести на змею в доме, упасть в обморок и быть похищенной странной девушкой, пересмотревшей фэнтези.

Злость и где-то даже истерика плескались в ней, словно игристое вино в бокале, сродни ему же, эти чувства жгли её горло. Просидев несколько минут, она смогла осмотреться, глаза уже привыкли к темноте, а сознание начало собираться в единую картину мира. Она сидела, судя по скрипам, на деревянном стуле, её руки были связаны по ту сторону спинки, окна были маленькие и находились под потолком, следовательно это был подвал, на это также намекала лестница, чьё очертание слабо виделось в полной темноте.

Вобрав побольше воздуха в лёгкие, она зажмурилась, понимая, что сейчас будет больно, она стала сильнее раскачиваться на стуле в разные стороны, с каждом секундой увеличивая темп и силу. Ощущение, что стул становится более хлипким, пришло спустя несколько минут, что порадовало её и она навалилась всем весом на заднюю левую сторону. Резкий грохот, с которым она рухнула на пыльный стол, заставил её взвизгнуть от боли, дерево и правда сломалось, но вместе с этим в её кожу впилось пару шурупов. Она вытащила их и зашипела, потирая незаметные раны, после чего встала на ноги и стремительными шагами направилась к лестнице.

Ступени и перила были такими же трухлявыми, как и стул, что лишь давало понять ей – выбираться нужно быстрее, пока эта лестница не сломалась прямо под ней, лишив её единственного выхода к свободе. Добравшись до верха, девушка дёрнула ручку, та не поддалась, она навалилась на дверь, но это не дало ровным счётом ничего.

– Нужно ведь умудрится попасть в такую ситуацию, – прорычала она сама себе.

Бродерик запустила руки в волосы и села рядом с входом, пытаясь найти способ открыть эту дверь как можно скорее, пока похитивший её человек не вернулся. Но любая идея отметалась сразу же, а просто бить по ней, пока она не откроется было слишком долго. Буквально на секунду в голове промелькнула мысль, чтобы та просто открылась в независимости от чего-то.

Щелчок. Она повернула голову на щеколду, её положение изменилось, брюнетка аккуратно толкнула дверь вперед и та поддалась. Девушка не понимала как, почему и каким образом, да и забивать этим голову сейчас хотелось в последнюю очередь, она сорвалась с места к выходу, к её счастью, входная дверь была закрыта на внутренний замок. Виктория выбежала на тротуар и осмотрелась, вокруг не было ни одной живой души, как и у неё понимания, где она находилась. Телефона рядом не было, а ориентироваться на удачу, после последних событий ей казалось слишком трагикомичным.

– Вам помочь? – раздался голос сзади.

Она обернулась, перед ней стоял мужчина, рассмотреть его ей было достаточно сложно, в силу того, что из освещения рядом был лишь мигающий фонарь.

– Да, – медленно протянула она. – Где Браер Стрит?

– Дальше по улице, – спокойно ответил он, кивнув вперёд.

Она кивнула и поблагодарив его, двинулась по указанному направлению. Ей сейчас слабо хотелось с кем-то говорить, она была больше увлечена своими собственными мыслями о том, что с ней произошло. Её ужин превратился в исследования мрачного подвала, кровать в каменный пол, а поход за покупками подарил двух, едва ли адекватных знакомых, одна из которых похитила её. Разочарование в перемешку со страхом настигло её с головой, она ждала от этого города чего-то большего, что она сможет ощутить здесь чувства дома, там, где её никто не знает и она никому ничего не должна. И да, она не ощущает двух последних чувств, но факт произошедшего пугал её гораздо больше.

И что делать? Уезжать? Но куда? К родителям, которые заставят вернутся в удобные для них отношения с удобным для них человеком? К подруге, жизнь которой слишком пересыщена, чтобы она без задней мысли смогла принять Викторию к себе? Или к Джону Уинстону, который сначала казался принцем на белом коне, а оказался худшей версией всех книжных героев? Человек, оказавшийся один на своей дороге, без поддержки, помощи и места, куда всегда можно прийти. Она никогда не думала, что так сложится её жизнь, в её голове рисовались совершенно другие картины и отнюдь не такими тёмными оттенками, как есть на самом деле.

Вроде бы она шла всегда по верному пути, как говорили родители, как учили книги и другие люди. Девушка построила жизнь, по всем правилам, у неё есть хорошая начинающая работать на неё карьера, человек, с которым можно провести всю оставшуюся жизнь, она с отличием закончила школу и хорошо учится заочно в престижном колледже. Но почему она не ощущала никогда того волшебного счастья? Как это не парадоксальна, порой по общепринятым стандартам мы строим жизнь, в которой потом просто не хотим жить, кто-то мирится с этим, кто-то пытается заставить себя полюбить уже созданное, а кто-то топит это в алкоголе, сигаретах и других нелицеприятных привычках.

Она заметила, как забрела в ещё более неизвестную ей местность, тяжело вздохнув, она просто села на тротуар и вытянула ноги на асфальт.

– И плюсом ко всему я ночью потерялась в незнакомом мне городе, – наигранно произнесла она. – Сейчас не хватает лишь грозы для полного счастья.

Последнее она сказала с едкой усмешкой, но гром, который прогремел в следующую секунду заставил её мгновенно встать с земли. Послышались шаги, мимо проходил тот самый мужчина, который дал ей необходимое направление. Девушка сразу перегородила ему дорогу, встав посреди тротуара.

– Можно попросить Вас показать мне, где Браер Стрит, я немного запуталась, – на выдохе произнесла девушка, пытаясь уловить взгляд.

Даже несмотря на угнетающую темноту, она видела светлые волосы и не менее яркие глаза. Он согласился и они двинулись вдоль по дороге, когда хоть кто-то, даже незнакомец, оказался рядом, ей стало немного спокойнее, по крайней мере, она знала, что дойдёт до необходимого ей дома.

– Я Виктория, – улыбнулась она, прогнувшись вперёд, ловя его взгляд.

– Итан, – спокойно ответил он. – Только переехала?

Брюнетка кивнула, убирая руки в карманы куртки.

– И как тебе Старлайл? – спросил юноша.

Девушка на минуту задумалась, прогоняя в голове последние события, врать ей не хотелось, но и говорить правду было достаточно глупо при первом знакомстве с более менее адекватных жителем.

– Удивительное место, – протянула она. – А ты? Давно здесь живёшь?

– Всю свою жизнь, – ответил он, смотря исключительно вперёд. – Родился здесь, вырос и живу по сей день.

Почему-то именно так она и думала, большинство жителей этого города, по крайней мере тех, кого она мельком видела по пути в магазин и возле дома – казались уроженцами именно этого места. Их спокойствие, умиротворение, радость – слишком чужды для мегаполисов, а перебираться из одного провинциального города в точно такой же люди будут на вряд ли.

– И что можешь сказать об этом месте? – развела руками она.

Теперь на несколько мгновений задумался он, с одной стороны этот город отобрал у него слишком много для его двадцати четырёх лет, но одновременно с этим он подарил ему незабываемые года счастья и радости. Ему сложно вообразить себя в каком-то другом месте, отличным от этого.

– Оно удивительное, – усмехнулся он, вспомнив как она сказала тоже самое.

Порой и ему хотелось улыбнуться или сказать что-то, при этом не думая о последствиях. Просто поговорить с тем, кто не знает, что он маг, кто не собирается обвинить его в чём-то или не требует от него что-то. С момента смерти Маргарет он стал негласным лидером ковена, а позже его минималистичного остатка, это накладывает определённый отпечаток обязательств, которым нужно следовать, даже, если ты этого не хочешь.

В таком простом и беззаботном диалоге они прошли прямо до дома номер тринадцать, на удивление, обоим было комфортно, спокойно. Но и это вскоре нужно осквернить, ведь он встретил её не случайно, а с целью, которую нужно осуществить.

Девушка бросила взгляд на парковочное место, вспоминая, что теперь не знает, где находится её машина. В голову закралось опасение, что это чокнутая могла прийти в её дом и поджидать её сейчас там, это мысль начала пускать корни в разум брюнетки.

– Ты куда-то спешишь? Может быть зайдёшь? – предложила Бродерик.

– С удовольствием, – кивнул юноша.

Он сделал шаг на территорию дома и ухмыльнулся, его пригласили, а это уже заметно упрощает его дальнейшую задачу. Виктория шла впереди него к двери, она подошла к креслу на террасе, вытаскивая из подушки запасной ключ, радуясь, что смогла урвать эту привычку от своего параноика-отца.

– Присядь пока, я переоденусь и вернусь, – девушка быстрыми шагами направилась наверх.

Юноша застыл прямо в коридоре, с ностальгией оглядывая этот дом, который когда-то стал для него родным, дрожь пробирала тело, заставляя мельком искренне улыбаться. Он вспомнил, как на этой лестнице успокаивал Эмму после первой ссоры с Адамом, когда им было всего шестнадцать лет, а в этой самой гостиной они всем ковеном в детстве любили сидеть около камина и рассказывать страшные истории, даже в этом самом коридоре, в котором он сейчас просто стоит, они начинали играть в прятки, когда им было по двенадцать, а после с помощью магии друг друга находили даже в самых дальних уголках дома. Их с Эммой всегда искали дольше всех, они первыми освоили скрывающие чары.

В те моменты ему казалось, что это будет длиться вечно, что они всегда будут рядом, вместе, всегда будут готовы помочь друг другу и встать на защиту, что в этом доме всегда будет пахнуть розами, а на кухне ждать свежеприготовленное какао по особому рецепту Маргарет.

– Когда я вырасту я научусь готовить это какао и буду помогать Маргарет, – улыбалась Каролина, сидя на полу в гостиной.

Он помнил этот момент как сейчас, она сидела около больших часов, её огромная пышная юбка кругом лежала вокруг и в тот день она пролила на неё как раз то самое какао и была расстроена тем, что скажет мама. Но в тот день Эмма просто провела по пятну рукой и оно в мгновение исчезло, девочки обнялись.

– Спасибо большое, – сказала Кларк.

– Я всегда буду рядом, если тебе будет нужна помощь, – лепетала двенадцатилетняя Эмма.

В этот момент рядом с ними сидел сам Итан, они с Джексоном и Кэтрин перекидывались в карты, в известную лишь им игру. Около камина были Амелия и Адам, которые пытались магией развести огонь, но ещё слишком неумело держали палочки. А рядом с окном стояли Майкл и Генри, они подшучивали всегда над соседом напротив, перекидывая его почту с порога на задний двор его же дома.

Он с силой сжал кулак, осаживая себя с прошлого и вспоминая, что сейчас всё изменилось, даже слишком. Большая часть тогда присутствующих мертвы, его сестра вместе с Адамом убила их всех, гонимая тем, что магии слишком мало для такого количество волшебников в одном городе. Кларк сейчас пытается отвязаться от всего, что связано с магией, даже этот план с Викторией, она просто хочет, чтобы Итан получил то, что хочет и она жила спокойно своей жизнью местного химика. Мир, созданный когда-то, такой родной, нужный, где-то необходимый, был разрушен в одно мгновение и развалился за считанные месяцы на его глазах.

Его телефон зазвонил, он положил его на столик в коридоре, а сам медленно прошёл в гостиную смотря на картины, которые висели на стенах. В это же время Виктория наверху уже успела переодеться и обработать свои маленькие раны от гвоздей, после чего спустилась вниз, осознавая, что все её покупки находятся в машине и обещанного чая у неё нет и даже телефона, чтобы заказать пиццу.

– Итан? – она заглянула в гостиную, он сразу отвлёкся от картин и посмотрел в её сторону. – Можно с твоего телефона позвонить?

Он кивнул и продолжил рассматривать это место более детально, девушка задержала на нём взгляд, его сосредоточенность на вещах в чужом доме заставила её усомнится в своём решении пригласить мужчину. Но, несмотря на это, она подошла к столику, беря его телефон в руки. на нём светились непрочитанные сообщения от пользователя «Коралина», фотография только подтвердила мысли Бродерик, а сообщения «ты у неё?», «ты попал в дом?» лишь больше вгоняло её в истерику.

Девушку резко бросило в жар, она не знала, что сейчас лучше делать, бежать некуда, улицы пусты, да и интерес, зачем она им не давал ей покоя. Всё-таки у них должны быть мотивы, зачем они хотели попасть в дом, почему не попали раньше, если он пустовал пять лет, зачем им она и что они хотят. Она сбежала из родного дома, она сбежала из того подвала, постоянно куда-то бежать? Прятаться? Возможно, проблема именно в этом? Когда её что-то не устраивает она уходит от проблемы, а не сражается с ней. Может быть начать изменения своей жизни нужно с не обстановки, а с внутреннего мира?

Она запустила руку в ящик стола, вытаскивая оттуда револьвер, там оставалось две пули, главное не промахнуться в случае чего. Быстрыми шагами она направилась в гостиную, наставляя на него оружие, он с завидным спокойствием перевёл взгляд на девушку, его совершенно не пугал револьвер направленный на него или он отлично делал вид, что это не так.

– Ты знаешь Каролину и знаешь, что она похитила меня, – сказала девушка. – И ты не случайно встретил меня около её дома

Она говорила это слишком быстро, скорее всего, к этому её подталкивал страх и переживания за собственную жизнь.

– Кто вы оба такие и что вы от меня хотите? – уже более медленно спросила она, сильнее сжимая оружие в своих руках.

– Убери эту игрушку и сядь, – его голос в секунду из спокойного превратился в хладнокровный и грубый.

Бродерик даже не шелохнулась, она отрицательно покачала головой, продолжая наставлять на него револьвер.

– Убери оружие, Виктория, я говорю тебе это по-хорошему в последний раз, – с этими словами он убрал руки в карманы чёрных джинс.

Она нажала на курок, пуля полетела в его сторону, но буквально в нескольких сантиметрах остановилась и рухнула на пол. Взгляд его приобрёл объяснимую злость, девушка опешила и на свою глупость вновь решила нажать на курок, но взмахов руки он заставил оружие отлететь в сторону двери. Она замерла на месте, бежать смысла не было, он поймает сразу же, если смог остановить пулю и с расстояния нескольких трёх метров отбросить револьвер.

– Что ты, чёрт возьми, такое, – девушка спрашивала это скорее всего у самой себя.

Виктория ощутила, как её тело потянуло к стене и сковало невидимой силой, она не могла и пошевелится, только смотреть, как он приближается с каждым шагом всё ближе.

– Если не будешь слушать то, что я говорю – стану твоим худшим кошмаром, – голос сродни стали, решительны, беспощадный, угрожающий.

Мужчина стоял слишком близко, от этого ей было страшно уже даже дышать, его же дыхание обжигало лицо, а глаза, серые, холодные, словно платины, заставляли сердце уйти в пятки и спрятаться как можно дальше отсюда. Он резко развернулся и пошёл в сторону кресла, девушка, словно её тело ей уже не подчинялось, пошла следом и села на диван, прямо напротив него.

– Что ты хочешь от меня? – спокойно спросила она, пытаясь сохранять в голосе фальшивую уверенность.

– Для начала рассказа о том, что произошло вчерашней ночью, когда ты попала в дом, – спросил он, девушка помедлила, не понимая, чего именно он от неё хочет. – Я могу, конечно, сам посмотреть, но это процедур не из приятных.

Уже заведомо она ощутила боль в голове, как можно что-то посмотреть? Исходя из фильмов, определённые существа могли проникать в чужие головы и это явно не то, что хотела прочувствовать на себе Бродерик.

– Я приехала, разобрала некоторые вещи, сходила в душ, потом пошла в подвал, на меня напала змея, я упала и уснула, – развела руками она, словно ничего магического с ней не произошло.

– Она не просто напала на тебя, – произнёс он. – Она передала тебе силу Маргарет.

Девушка свела брови к переносице.

– Какую силу?

– Магическую, – тяжело вздохнул он. – Маргарет была довольно успешной волшебницей, главой ковена Старлайла, – после слов о ковене, она смутно начала вспоминать сказки о шабашах ведьм, они часто называли так свои объединения. – По нашим обычаям, когда ты чувствуешь, что ты умираешь, ты передаешь свою магию – близкому родственнику для продолжения рода, однако таковых у Маргарет под боком не оказалась, да и умерла она для всех, включая себя, неожиданно, поэтому её магия перешла в фамильяра нашего ковена.

Девушка уже было хотела спросить о том, во что перешла магия, но змея, которая резко выползла на диван рядом с ней, не дала ей этого сделать. Виктория попятилась на противоположную сторону дивана, подальше от животного.

– Что ты делаешь? – брезгливо спросил мужчина.

– На меня ползёт змея, возможно, ядовитая, как разумный человек, я иду в противоположном от неё направлении, – аргументировала Бродерик.

– Я не трону тебя, – ещё больший ужас её охватил, когда в своей голове она услышала шипящий голос животного.

– Это не просто змея. Это фамильяр, в котором хранилась сила Маргарет и когда ты нашла его, она передала эту силу тебе, – спокойно продолжал он. – Её зовут Сиа и она тебе действительно ничего не сделает.

Девушка посмотрела сначала на змею, а после на Итана, что один, что второй не внушал ей большого доверия, а лишь заставлял кровь в жилах холодеть, а руки сотрясаться от увиденного и услышанного.

– То есть тётка моей подруги была ведьмой, которая руководила целой шайкой таких же колдунов, а после своей смерти отправила её в змею, эта змея меня укусила и передала мне магию? – переспросила она.

– Ты не настолько безнадёжна, – оценивающе сказал Мартин, продолжая смотреть на девушку. – В тебе сейчас находится сила очень сильной волшебницы.

– То есть я могу также как и ты? – с этими словами Бродерик попыталась взмахом руки откинуть его с места.

Он закатил глаза и покачал головой.

– Для того, чтобы делать «как я», – наигранно произнёс он. – Мало просто получить магию, ей нужно уметь пользоваться.

В голове девушки отрывками начали появляться моменты её пребывания в городе. Незаметно выпавший телефон, то, как споткнулась Каролина, а рядом с ухмылкой прошла Эмма, потом Кларк наставила на неё палочку, а после в подвале, дверь открылась сама по себе, это сделала она, она открыла эту дверь, сама.

– И что теперь мне делать с этой магией? – брюнетка смотрела в никуда, когда спрашивала это, словно задавая этот вопрос себе, лишь после перевела взгляд на блондина.

– Сначала решить, нужно тебе это или нет, – спокойно ответил он. – Вместе с этой магией тебе достался титул главы ковена, верховной волшебницы, которая связывает магию наших дней, с магией прошлых, тем самым давая неиссякаемый запас силы всем нам, – на этих словах он посмотрел в сторону коридора, его телефон сразу появился в ладони. – Это огромная ответственность, которая требует твоей вовлечёности. Если ты готова на это – хорошо, если нет – мы можем забрать у тебя такую ношу. Решение за тобой, но я бы рекомендовал выбрать второе.

Он презрительно осмотрел её с ног до головы, она сама по себе казалось ему хорошим человеком, на которого свалились волшебные проблемы. Она не с их мира, она не способна понять всего и на вряд ли когда-нибудь будет в состоянии это сделать. Девушка создаст больше проблем, но и без её согласия невозможно забрать силу, тем более фамильяр явно на её стороне, а он пока что самое древнее существо в этом городе. Была бы его воля, он бы забрал силу сразу, но, тут у него нет права это сделать.

Сама же Виктория сейчас была в полнейшем замешательстве, она не знала, что ему ответить, какое решение принять. Идти на поводу у того, кто обещал быть её худшим кошмаром? Не факт, что лучшая идея.

– Не имеешь право ты требовать у неё ответа сейчас, – голос змеи вывел обоих из мыслей. – По законам у неё есть минимум сутки на то, чтобы принять решение.

Мужчина перевёл злостный взгляд на животное, если бы она могла ухмыльнуться, именно бы это выражение застыло сейчас на неё голове.

– Обязательно сообщу, как только приму решение, – наигранно проговорила Бродерик, вставая с дивана и смотря прямо в его глаза.

Защита фамильяра дала ей немного мотивации, чтобы найти в себе силы ответить ему более менее спокойно, без дрожи в голосе. В секунду он исчез, она оглянулась, мужчина уже стоял около входа в гостиную, собираясь уходить.

– Приду ровно через сутки, – ответил Мартин. – Тем более ты меня уже пригласила.

Её брови поползли вверх от услышанного, она не понимала, к чему он напомнил ей про приглашение. Увидев смятение в её глазах, он усмехнулся.

– Чтобы войти в дом, где живёт волшебник или находится фамильяр ковена – другому колдуну необходимо получить приглашения того кто там проживает на данный момент, не важно по устной договорённости или документально, – пояснил Итан.

Она кивнула и уже было хотела сесть обратно, но вновь вспомнила о утраченных благодаря Каролине вещам.

– Передай Каролине, чтобы вернула мои вещи и машину, – недовольно сказала она, не отводя взгляд от его глаз.

Он всего лишь щёлкнул пальцами и испарился, девушка огляделась, на столике около дивана лежали её вещи, а за окном уже стояла машина. Она тяжело вздохнула и рухнула на диван, пытаясь осознать, что сейчас произошло.

– Аккуратнее, – послышался голос в голове.

Виктория посмотрела на животное, которое уже скрутилось в кружочек и спокойно лежало, смотря на неё.

– Я просто немного побаиваюсь, – вздохнула она. – Думаю, привыкну, если потребуется.

Она расслабилась на мягкой мебели, переигрывая в голове всё, что произошло за последние два дня. На самом деле больше, чем за много лет, если считать по значимости, ведь раньше она сама ничего не делала, кроме того, что рисовала картины и училась. Всегда за неё это делали обеспеченные родители, которые ждали от неё за это повиновения, они растили для себя идеальную куклу, которая сможет подчиняться их правилам, только и всего. Девушка не верила, что они считали её за человека, скорее она была удобным способом для реализации собственных планов.

Если с матерью это ещё где-то поддавалось сомнению, она любила Викторию, то с отцом это было слишком очевидно, он подмял под себя и свои взгляд её мать, которая не хотела, чтобы Виктория росла без отца и в итоге в доме появился идеальный институт патриархата в лучшем, для мужа, и в худшем, для жены, своём проявлении. В порыве злости Бродерик часто обвиняла во всём мать, которая не может за неё постоять, но она никогда не входила в её ситуацию, ситуацию женщины, которая выбрала ребёнка, в надежде, что у него будет другая судьба. По крайней мере, брюнетке хотелось в это верить.

И вот, впервые, у неё появился шанс стать частью чего-то, без участия своей семьи или мнимого жениха, сделать что-то самой. Дело было даже не в магии и не в том, что она может ей дать, дело было в её моральном состоянии. Она приехала в этот город, чтобы найти себя, понять, что она правда может и на что способна и вот перед ней идеальный шанс, быть кем-то для себя и для ещё слабо знакомого ей ковена. Неужели является хорошей идеей отказаться от этого?

Размышления прервал звонок мобильного телефона, она взяла его в руки и увидела имя подруги, наверное, это сейчас единственный человек, которому она может спокойно ответить. Разговор начался с крика Грин о том, что Виктория не отвечала на её звонки целый вечер, но после того, как они перекинулись парой фраз, диалог перешёл в мирное русло и Бродерик уже была готова задать интересующий её вопрос.

– Мне работу предложили, – медленно протянула она, кидая взгляд на спящее создание. – Думаю, стоит или не стоит идти на неё.

По ту сторону провода послышались довольные присвистывания.

– Что за работа? Какой руководитель? Есть мужчины красивые? – вопросы блондинки лились ручьём.

– В новой сфере, многому учится будет нужно, – выдохнула она. – Руководитель, достаточно своеобразный, – в её голове появилась картина, как он из спокойного собеседника в секунду превратился в хладнокровного волшебника. – Не особо хочет меня видеть в компании, но говорит, что выбор в любом случае за мной, – она попробовала прикоснуться к змее, но в последний момент убрала руку. – Что думаешь?

Лекси молчала несколько минут, лишь издавала непонятные звуки, это заставляла Викторию улыбаться, хотя бы это остаётся неизменным, в её голове уже рисовалась картина думающий Грин с самым весёлым выражением лица, которое можно вообразить.

– Если бы люди отказывались от чего-то каждый раз, как перед ними появляется сложность или препятствие – переписывались бы мы с тобой сейчас на камнях в пещерах, дорогая, – ответила Лекси. – Берись за это, это что-то новое, оно способно поглотить тебя и подарить то, что ты хочешь, новую и независимую жизнь.

– Спасибо, Алексия Грин, – тяжело вздохнула Виктория.

Глава 3 «Мёртвые не дают показаний»

Старлайн был официально основан около двух веков назад группой путешественников, которых заинтересовали окрестности своей флорой и фауной. Постепенно они начали отстраивать дома, общественные здания, разводить скот, сажать новые растения, но и подозревать не могли, что земля эта была уже давно обитаема и заселена волшебниками. Около десяти магический семей проживали там, глубоко в лесу, где им было удобнее и комфортнее находить гармонию с природой, а также общаться с духами и себе подобными.

Но маги всё чаще и чаще начали подсматривать за путешественниками, которые обживались на новой для них земле, их обычаи казались им интересными, увлекательными, где-то даже забавными. И тогда глава ковена – Элизабет Грин, приняла решение, которое полностью перевернуло жизнь магов. Они притворились беженцами, чью деревню разграбили, а после подожгли неизвестные им люди, тем самым, вызвав расположение, они попросили впустить их в город, принять в эдакую семью, которая им была так нужна.

Путешественники приняли их в свой город, в свою семью, даже не подозревая, что их ждёт дальше. Шли годы, десятилетия, со временем семья Грин раскрыла другую сторону Старлайла для вышестоящих жителей и попытались в тот день жители города сжечь всех, кого посчитали они волшебниками, однако, на всеобщий ужас, никто не горел. Пламя словно обступало обвинённых, тем самым показывая их большую и безграничную силу, что привело жителей в ещё больших ужас, но одновременно с этим заставило поклонится одарённым.

Чем же закончилась эта удивительная для волшебников и страшная для людей история? Она не закончилась, она продолжается по сей день, даже сейчас шериф стоит над очередным телом убитого человека с выжженными глазами, вокруг него чёрно-жёлтая лента, несколько жителей, которые просто шли мимо и вспышки фотоаппарата судмедэксперта. Мужчина держал свою шляпу, прижимая её к груди и смотрел на этот ужас, его сын знал этого человека, он был его учителем. Человеком, убивать которого было, казалось бы, некому, ведь он всегда был добр, приятен в общении и вызывал впечатления того, кто просто не способен сделать этому миру что-то плохое.

У него тоже были дети, двое, трёхгодовая дочь и пятилетний сын, а также жена, которая ещё даже не догадывалась о найденном трупе своего мужа. Примерный семьянин, отличный учитель, хороший человек – кому он мог помешать? Для чего-то кому-то вообще нужна его смерть, да ещё с таким зверским почерком. Шериф поднял взгляд, чуть дальше от места событий стоял блондин, руки его были убраны в карманы, глаза цвета платины наполнены лишь холодом, словно его это не касалось, будто бы это смерть слишком примитивна для привлечения его внимания. Итан хорошо умел скрывать свои эмоции, по крайней мере, он прилагал к этому огромное количество усилий.

Но внутри его всё больше начинали терзать вопросы. Виктория не могла убить их, она слишком неумела, Каролине и вовсе это было не нужно, он бы запомнил, что убил кого-то, даже случайно, остаются Бонни и Клайд их общества, парочка, которая убила своих друзей, а теперь, по видимому, принялась за жителей города. Но факт, которого он не мог понять, если с волшебниками мотивы были предельно ясны, меньше народу – больше магии приходится на каждого из них, то с людьми не было банального смысла их убивать. Возможно, его сестра пытается привлечь его внимание, а быть может тем самым вытащить Викторию из дома? Кто знает, что может прийти в больную голову этой нахалки.

– Город, в котором пять лет ничего не происходило начинает покрываться мраком, – тяжело вздохнула Каролина, вставая рядом с Итаном.

Он бросил на неё короткий взгляд, но ничего не ответил, лишь продолжал смотреть за тем, как полиция собирает улики. Шатенка переминалась с ноги на ногу, ей хотелось завести разговор с ним, распросить про Викторию, удостоверится в том, что его погоня за сохранением ковена закончилась и она может уходить на все четыре стороны, но язык не поворачивался проронить даже одного слова.

– Пора заканчивать этот цирк, – тяжело вздохнул он и направился вдоль по улице к своему дому.

– Думаешь, это Эмма? – она сравнялась с ним, идя рядом.

– А ты знаешь ещё чокнутый волшебников? – спокойно ответил он.

Вопрос был риторический, от чего девушке было сложнее подобраться к интересующему её вопросу.

– Возможно, наша ненаглядная Виктория не такая невинная овечка, каковой хочет казаться, – пожала плечами она.

Мужчина усмехнулся, вспоминая как вчера эта особо наставляла на него револьвер, а ведь так хорошо начинался их разговор.

– Даже если бы она хотела, казаться не той, кем является – это бы на вряд ли у неё получилось, – ухмыльнулся блондин.

– То есть она отказалась от магии? – она проговорила это настолько быстро, что Мартин не сразу смог разобрать значение её слов.

– У неё есть время до сегодняшнего вечера, чтобы принять решение, – ответил Итан.

Они уже подошли к большому двухэтажному дому, он покосился на дверь, там лишь валялось пару газет, ничего более его внимание не привлекало, поэтому он открыл дверь гаража и подошёл ближе к машине. Девушка быстрыми шагами практически побежала в противоположную сторону к пассажирскому сидению.

– Я поеду один, – сталь его голоса заставила её вздрогнуть – Мне не к чему, чтобы вы там подрались.

Кларк оскорбительно раскрыла рот, складывая руки на груди крестом.

– Напоминаю, что последнюю нашу встречу на четверых спасла тебя именно я, – прищурилась шатенка.

– Я разве не сказал «спасибо»? – наигранно произнёс мужчина, а после тяжело вздохнул и посмотрел в потолок. – Каролина, ты сейчас нужнее напротив дома девчонки, наблюдающая за тем, чтобы она под шумок не уехала из города.

Он облокотился локтями о дверцу водительского сидения и внимательно посмотрел в её глаза. Пару минут она выдерживала осаду и даже не шевелилась, пронзая его таким же сосредточенным взглядом, как и у него. Но и её терпению пришёл конец, она топнула ногой, после чего что-то пробурчала себе под нос и быстрыми шагами отправилась прочь из гаража.

– Вот и договорились! – прокричал он ей вслед.

Девушка, несмотря на свою нездоровую тягу к нормальной жизни, при условии, что она постоянно в эпицентре сверхъестественных проблем, была его другом. Однако это не те взаимоотношения, которые начинаются с пеленок и продолжаются до глубокой старости, эта дружба возникла как последствие смертей и разрушения ковена Старлайла. После смерти Генри, умершего четыре года назад, они разделились на два лагеря, в первом обосновались Эмма и Адам, во втором же все остальные, кто был ещё жив. На почве чего Каролине и Итану пришлось проводить больше времени вместе, как самому сильному и самому умному волшебнику этого города.

Неприятности сближают, так и произошло, каждая смерть заставляли их теплее относится к друг другу, потому что осознание, что любой из них может не пережить грядущую ночь – было как никогда осязаемо. Она стала слишком дорога ему. И он знал, что брать на переговоры со своим врагом что-то важное тебе – сущая глупость, а вот глупцов Итан Мартин не был.

Мужчина сел на руль и провёл по нему рукой, в этой машине он чувствовал себя лучше, ведь она единственная не напоминала ему о уже потерянном и утраченном. Автомобиль был приобретен уже после всех неудач, проблем и ужасов, которые хранили его воспоминания, благодаря этому здесь находилось наименьшее скопление боли.

***

Виктория стояла на террасе дома, вдыхая аромат свежего воздуха, перед ней был холст, а рядом стояли краски и лежала палитра, она знала, что это поможет ей хотя бы немного отвлечься от ожидания Итана. Тем более в её голове уже было понимание, что именно она хочет запечатлеть на этой картине.

– Сиа, – она сказала это тихо, словно пробуя это имя на вкус, оно было необычным, незнакомым ей, собственно как и его обладательница.

– Да, – шипящий голос послышался откуда-то сверху.

Животное медленно поползло по колоне, которая держала крышу и уходила в перила. Она застыла где-то посередине, выгибая голову и смотря на Бродерик. Та с нескрываемым страхом разглядывала змею, ей всё ещё было в новинку осознания её наличия, но девушка прилагала все усилия, чтобы к ней привыкнуть.

– Можно тебя нарисовать? – осторожно спросила она.

Виктории казалось, что если она нарисует то, чего боится, то от этого ей станет легче и проще с этим свыкнутся. Она с надеждой смотрела на Сию, чтобы ты дала своё согласие и оставалась в этом положении, жаль что по её глазам было тяжело определить ход мыслей.

– Ты хочешь нарисовать меня? – словно не веря в этом, спрашивало существо.

Раньше её только просили или требовали, никогда не спрашивали или не делали знаки внимания, для фамильяра, который пришёл сюда ещё с Элизабет Грин, это было сложно воспринимать и осознавать.

– Конечно, – кивнула брюнетка.

Если бы по лицу змеи можно было что-то прочитать – это было бы смятение, она не знала, что можно на такое ответить, насколько это правильно и вообще кто рисует фамильяров? Впервые в жизни волшебница застала её врасплох.

– Думаю, что да, – протянуло животное. – Мне нужно что-то

– Нет, нет, – отрицательно покачала головой девушка. – Можешь какое-то время находится в том положении? А после принимать точно такое же, я не думаю, что сегодня закончу.

Когда животное согласилась, девушка начала намешивать нужные краски, то и дело поглядывая на Сию, та, хоть и была в замешательстве, но где-то внутри неё плескалась радость и счастье, впервые кто-то отнёсся к ней не как к животному с магической силой. Впервые от неё хотели чего-то далеко не магического, а такого обычного, даже обыденного, человеческого, она была рада, что девушка приняла положительное решение.

Она слышала о волшебниках, рождённых людьми, они действительно отличались, были чем-то особенным. Не обладали чувством превосходства, не тянулись к завоеванию и обретению большей силы, им было с чем сравнивать и они ценили то, что получили, когда же обычные маги мало того, что к способностям своим относились как к само-собой разумеющемуся, так и использовали свою силу порой не для особо хороших поступков.

Брюнетка же уже была далеко в творчестве, картина, её замысел, идеи, всё это поглотило Бродерик с головой, не давая отвлечься даже на секунду от любимого занятия. Это прекрасно, когда у человека есть то, чем он горит, чем он увлечен до такой степени, что мир вокруг останавливается, есть только он и это занятие, оно может не приносить больших плодов, небывалого успеха или огромного количества денег. Но оно будет оставаться важным, нужным, необходимым.

Но, как правило, не все люди могут заниматься тем, что им нравится, тем, к чему у них лежит душа и мысли, порой эти увлечения или «хобби», если по-современному, редко приносят денежное благополучие. Из-за этого люди вынуждены ходить туда, куда не хотят, чтобы заработать деньги, чтобы жить и существовать на них. Небывалая удача, когда твоё увлечение и работа – слова синонимы, но так бывает далеко не у всех. Поэтому это стоит ценить к этому нужно стремится, думаю это важно, заниматься тем, что любишь, а не радовать себя сиюминутными радостями раз в несколько дней.

***

Машина Итана остановилась у огромного особняка, он был построен как раз же одним из путешественников, впоследствии женившегося на волшебнице и тем самым продолжив её род, дав тех, кому можно передать магическое способности. Он вышел из машины и сразу направился к каменному крыльцу, которое было идеально вычищено, а по обе стороны от входной двери висели горшки с цветами, с них капала вода.

К счастью, Мартин уже был приглашён в этот дом, поэтому он без церемоний зашёл внутрь, оглядываясь в поисках собственной сестры. Внутри был привычный запах алкоголя и фруктов, казалось, что Паркеры специально всегда опрыскивали здесь всё ароматизаторами, дабы сохранить старую добрую атмосферу своего семейства.

– Приходишь в мой дом, без предупреждения, как это некультурно, Итан, – Адам быстрыми шагами спустился с лестницы.

Она даже не подошёл к своему гостю, а сразу направился в сторону зала, где взял со стола бокал и залпом его опустошил, после чего тот исчез, а мужчина подошёл к зеркалу, поправляя свою одежду и причёску.

– Тебе б говорить о культуре, – ответил блондин. – Где Эмма?

Тот на него даже не оглянулся, продолжая заниматься своими делами, возможно, он действительно был уже далеко от этого места в своих мыслях, а быть может просто не хотел даже вести диалог. Итан взмахнул рукой и перед лицом Адама в секунду пронесся нож, Паркер сразу же обернулся, направляя на своего соперника палочку.

– Если ты ещё раз хотя бы подумаешь о том, чтобы использовать магию против меня в моём же доме – ты сильно пожалеешь, Мартин, – сквозь зубы процедил Паркер. – А её нет, ты бы знал об этом, если бы общался с ней.

В секунду блондин оказался около своего собеседника, выбивая из его рук палочку и прижимая за шею к стене, ударяя затылком.

– Вздумал угрожать мне, Адам? Зубы мелковаты, – он сказал это с нескрываемой злобой и отвращением.

Брюнет хотел ему ответить, но в этот же момент жар объял его тело, Итан уже сделал несколько шагов, лишь спокойно наблюдая со стороны, как кровь вскипает в теле Паркера, словно накаленное железо, которое струится по всему его телу, заставляя мучится и страдать. Щелчок пальцев и всё вернулось в норму, мужчина упёрся ладонями в колени и посмотрел на Мартина.

– Мой вопрос всё ещё актуален, – он лукаво улыбнулся и прогулочным шагом прошёлся к своему собеседнику, лишь взглядом заставляя его лицо подниматься. – Где она, Паркер?

Он делал это для достижения цели, без сомнений, однако сам факт, что он может издеваться над Адомом – не мог его не радовать. Паркер всегда пытался показать какой он сильный и способный, тем самым нарываясь на Итана, в такие моменты в самом блондине просыпался азарт, порой ему же мешающий, заставляющий наслаждаться своим заведомым превосходством.

– Пришла бы раньше, Адам был бы целее, – даже не оглядываясь, произнёс Итан, он расслабил руку и Паркер повалился на пол.

Оглянувшись, он убрал руки в карманы брюк, смотря на, остановившеюся в нескольких метрах, Эмму. Губы были поджаты, костяшки белели от того, как сильно она сжимала кулаки, борясь с желанием стереть его в порошок прямо здесь.

– Предлагаю пообщаться на улице, думаю ему нужно прийти в себя, – издевался Итан, после чего сразу очутился при выходе. – Я жду.

Она бросила на него взгляд, но после подбежала к Паркеру.

– Я в порядке, – кивнул он, после чего встал и поднял свою палочку с пола. – Тебе нужна помощь?

Девушка отрицательно покачала головой, а после сразу появилась около Итана, собираясь одарить его звонкой пощёчиной, но он сразу же перехватил её руку. Когда он ощутил, что начинает жечь, то сразу убрал ладонь с её запястья, девушка вопросительно приподняла бровь, продолжая на него смотреть.

– Мертвы двое людей, их тела найдены с выжженными глазами, – высокомерно подняв голову, сказал он. – Зачем ты их убила?

На секунду на её лице мелькнуло удивление, а после она рассмеялась, переводя взгляд с него на небо.

– Чего я ещё могла от тебя ожидать, – развела руками блондинка. – Убивают магов – виновата Эмма, убивают людей – виновата Эмма, может быть повесишь на меня ещё и истребление животных в лесу, братец? – она подошла ближе к нему, смотря прямо в глаза, такого же цвета как и её собственные.

– Не устраивай истерику, сестра, – выделяя последнее слово, ответил мужчина. – Ты и Паркер, пока единственные в этом городе, кто способен на подобное.

Она усмехнулась, её брови поползли вверх, складывалось чувство, что она знала больше, чем он и готова были его этим мучить.

– Вновь недооцениваешь окружающих тебя людей, – с наигранной досадой ответила девушка, отрицательно качая головой. – Уже наступил раз на эти грабли, неужели так тянет ещё?

Он попытался разговорить её силой, оно она также спокойно стояла перед ним, будто бы ничего не ощущала, так оно и было, она делала выводы из прошлых ошибок и теперь накладывала на себя анти-магические чары, по крайней мере от тех колдунов, чьи-личные вещи у неё были.

– Я б на твоём месте сначала разобралась с Кларк, а уже после приходила сюда, – она осмотрела его с ног до головы.

– Что ты несёшь? – не веря ни единому её слову, считая это сущей провокацией, ответил он.

– Спроси у Кларк, думая она расскажет тебе всё, – она уже сделала несколько шагов к дому. – Начни с мертвых зверей в лесу, а дальше клубок будет развязываться легче.

Последнее она уже прокричала ему, удаляясь в сторону дома. Мужчина попытался переместится, но невидимый щит остановил его, девушка, стоящая по другую его сторону, усмехнулась и, подмигнув ему, удалилась прочь.

***

– Я вот не понимаю, – сказала Викторияя, усаживаясь в кресло на террасе и смотря на Сию – Когда меня схватила Каролина, у неё была палочка, но Итан спокойно смог колдовать и без неё.

На город уже опускался вечер, солнце не так сильно пекло, поэтому Бродерик унесла картину внутрь дома и, наведя себе напиток, сидела с ним в мягком кресле, наблюдая за змеей и всматриваясь в вечерний Старлайл.

– Всё зависит от силы и умений волшебника, – проговорила Сиа. – Кто-то обладает большой силой, развивает её и может легко управлять, другие же, менее сильные, те, кто не умеют контролировать то, что получили, используют предметы, с помощью которых направляют магию.

– То есть палочка помогает волшебнику направить свою силу в нужное направление? – переспросила та.

– На самом деле да, но большинство магов просто поделили всех на сильных и слабых, и с помощью наличие палочки определяют, кто перед ними, – ответила животное.

Виктория задумалась, то есть ей всегда придётся носить с собой палочку, чтобы управлять своей силой, по крайней мере до того момента, как сможет стабильно и спокойно управлять ей и при этом не тратить много силы? В своей голове она уже начала рисовать места, куда её можно будет убрать, чтобы она всегда была рядом, но спустя несколько минут её посетила мысль.

– Но это не обязательно должна быть палочка, верно? – уточнила она.

Змея положительно кивнула, проползая по колоне.

– Палочка была выбрана когда-то одной группой волшебников, а после вошла в традиции, поэтому зачастую берут её, но предмет может быть абсолютно любым.

Эти слова фамильяра успокоили Бродерик, давая её больше простора для фантазии, почему-то предмет с помощью которого она будет выражать магию волновал её куда больше, чем то, как она вообще будет ей пользоваться.

Сидевшая в этот момент в машине Каролина лишь тяжело вздохнула, весь день она провела здесь, наблюдая за тем как девушка, случайно получившая магию, рисует, болтает со змеей, а сейчас пьёт какой-то лимонад на террасе дома, где сама шатенка провела часть своей жизни. Это далеко не та ситуация, в которой она планировала провести сегодняшний день. Дверь автомобиля раскрылась, Итан сел рядом с ней на пассажирское сидение.

– Весь день она то ходила, то рисовала, то ела или пела, сейчас болтает сидит, – устало пробормотала Кларк.

– Меня интересует только то, что она здесь, – строго ответил мужчина. – А ещё то, что ты знаешь о гибели животных в лесу.

Шатенка сразу напряглась, внутри что-то оборвалось и её бросило в жар, она пыталась сохранять мнимое спокойствие, но это выходило едва ли хорошо. Двери заблокировались и девушка перевела напуганный взгляд на Итана, тот выглядел как обычно, спокойно, хладнокровно, но в глазах мелькала злость. Она была скорее от того, что об этом он узнал от Эммы, а не от самой Кларк.

– Друг моего отца, Мистер Браун, часто ходит охотится в лес, но недавно, буквально четыре дня назад, нашёл трупы трёх животных, – тяжело вздохнула она, девушка опустила глаза, смотря на подол собственного платья. – Сначала это не настораживало, мало ли глупцов в городе, но когда три дня назад нашли третий и четвертый труп это насторожило меня

Она подняла на него взгляд.

– Я пошла в лес, нашла место, куда Браун стаскивал трупы, чтобы другие животные могли ими питаться, – её дыхание участилось. – У всех были вырваны глаза, Итан. Не выжжены, как у людей, а вырваны или вырезаны.

Она сжала кулаки, на удивление, Кларк гораздо лучше относилась к животным, чем к магам или людям, поэтому увиденное давалось ей куда сложнее лицезрения трупа. Тем более её отец был судмедэкспертом, она с детства привыкла видеть ужасы в его работе.

– Позавчера был найден пятый труп, я исследовала его, пытаясь найти зацепку, тогда меня и заметила Эмма, она ничего не сказала, просто ушла, – завершила Каролина.

– И ты не сказала мне об этом? – поинтересовался мужчина.

В ответ она лишь горько усмехнулась.

– Я не считала, что это проблема магического характер, верила, что их отравили и мне было интересно чем, я хотела исследовать это, как истинный химик, коим я и являюсь, – спокойно ответила девушка, её дыхание наладилось. – Мне хотелось заняться чем-то не магическим, Итан, в то время как тебя интересовала, интересует и скорее всего всегда будет интересовать лишь эта тема.

Её осуждающий взгляд прошёлся по нему словно лазер, исследуя, пытаясь уловить, сожалеет ли он о том, что не интересовался чем-то другим, не интересовался ею. Но мужчина уже был озадачен совершенно другими идеями, ей хотелось накричать на него, узнать, почему едва ли знакомая девушка интересует его куда больше, чем жизнь его подруги, но она понимала, это ничего даст. Они вынужденные друзья, она считала, что других быть у неё просто не может, его же действия просто это подтверждали.

В его же голове уже вертелись догадки, кто-то убил пятерых животных, вырвав им глаза, а после принялся за людей с почти таким же замыслом. Личность убийцы граничила с психически больным маньяком и жутко изобретательным волшебником, он не мог понять, кому это может быть нужно. Видел ли он то, как переживает Каролина из-за этого? Разумеется, он не был слепым, но и не хотел, чтобы она считала, что дорога ему, важна, потому что девушка хотела идти дальше, строить другое будущее отличительное от его и он не мог позволить ей быть слишком близко. Она бы привязалась, погрязла в этом, отказалась от того, чего хочет сама, а он не хотел этой судьбы для неё. Жаль что уже поздно и она, несмотря не на что, способна сделать всё это, хоть сама этого пока что и не понимает.

– На сегодня всё, дальше я сам, – только и проговорил он, прежде чем покинуть машину.

Как только мужчина зашёл на территорию дома, она нажала на педаль газа и как можно скорее уехала оттуда прочь. Виктория же в этот момент спокойно общалась с Сией о насущном, не затрагивая тему магии.

– Мы тебя заждались, – улыбнулась Виктория, смотря в его сторону.

Он спокойно поднялся по лестницу и пройдя к креслу, кивнул Сие, после чего облокотился о соседнюю колону, складывая руки на груди крестом и смотря на девушку в ожидании её ответа.

– Я не буду отдавать магию, – спокойно ответила она. – Хочу владеть ей, быть в ковене.

Энтузиазм и улыбка, с которой Бродерик это говорила, самой ей были в новинку, раньше она могла сказать что-то подобное лишь о рисовании, о картинах, а теперь появилось что-то новое, неизведанное и этим манящие. Он вопросительно выгнул бровь, смотря на девушку с явным не пониманием.

– Это ты её надоумила? – мужчина посмотрел на Сию и кивнул в сторону Виктории. – Так не хочешь, чтобы я занял место Верховного Волшебника?

Змея в эту же секунду зашипела на него, придвигаясь чуть ближе и смотря прямо в серые глаза.

– Ты обязан поступить так, как она решила, это законы, которые ни тебе, ни мне не переписать, мальчишка, – ответила Сиа.

Его общество явно ей не нравилось, поэтому она быстро покинула их, оставляя на крыльце лишь Викторию и Итана. Тот с явной насмешкой посмотрел на неё, всё ещё не веря в то, что она решила, мужчина надеялся на другой расклад вещей.

– Если тебя не устраивает моё решение – это не значит, что оно не может существовать, – ответила она.

Он выпрямился, медленными шагами подходя к ней, словно волк в лесу, этим он пытался запугать, заставить сердце биться громче, кровь в жилах холодеть и желать как можно быстрее покинуть его общество. Она сделала несколько шагов назад, пока не упёрлась в стену дома, девушка старалась не отводить взгляда с его глаз, будто бы играя в игру, в которой проигрывает тот, кто сломается под взглядом другого.

Мужчина поставил ладони по обе стороны от её лица, продолжая смотреть в голубые глаза, слишком внимательно, слишком сосредоточено.

– Откуда в примитивном куске мяса столько инициативы к тому, чего оно даже не понимает? – строго, почти с отвращением, спросил он.

Без сомнений, ему был интерес ответ на его вопрос, но по большей степени он пытался напугать её, чтобы она отказалась, не пошла на это, передумала. Но девушка искренне верила в безвыходность своего положения и магию как единственное средство преодоления.

– Оттуда, где ты взял чувство личностного превосходства, – ответила она, голос дрогнул и она на одну секунду отвела взгляд.

Мужчина ухмыльнулся своей маленькой победе над ней, забрать магию он сможет всегда, если она того попросит, вопрос лишь в том, насколько больно будет её физическому телу, когда сила пустит в него корни и её заберут.

– Ладно, – он сделал шаг назад. – Пусть будет так.

– Минуту, – сказала она и сразу испарилась за дверью дома.

Он не понимающе огляделся, сведя брови к переносице и явно не понимая что именно хочет эта девушка. Виктория вышла спустя пару минут, протягивая ему револьвер.

– Я хочу с помощью него колдовать, – заявила она, кивая на оружие.

Мужчина посмотрел сначала на револьвер, а после перевел взгляд на неё, серьезность, с которой она это говорила, заставляла его смеяться, что он и сделал.

– Сиа сказала, что более сильные волшебники могут колдовать без предмета, но тем, кто учится или слабым нужно что-то, – сказала она. – Я хочу, чтоб это было оно.

– И что ты хочешь от меня? – он кивнул на оружие – Разрешения?

В ответ она лишь закатила глаза и тяжело вздохнула, он считает, что ей нужно его разрешение, это было главной причиной, а второстепенной уже то, что он не понимал, что девушка от него сейчас хочет.

– Зачаруй его, наложи там заклинание, чтобы я могла колдовать, – нетерпеливо произнесла она, желая как можно скорее попробовать что-то наложить

Он улыбнулся ещё шире её наивности и незнанию элементарного, в голове всё ещё крутился вопрос, как она только решилась на подобное.

– А Сиа не сказала, – наигранно произнёс он, складывая руки на груди крестом. – Как выбирается предмет?

Виктория кинула взгляд на окно в поиске змеи, но той не было нигде поблизости, поэтому она отрицательно покачала головой.

– Предмет должен содержать частичку того, что тебе дорого, – развёл руками он. – Внутрь палочки можно что-то вставить, замуровать, тем самым создать ей связь с владельцем.

Она опустила взгляд на револьвер, пытаясь осознать, что именно она может туда положить, в тот же барабан для патронов, что может быть ей дорого на данный момент времени?

– Завтра около входа в лес, – устало сказал он. – И найди то, что тебе дорого для своего, – мужчина усмехнулся. – Оружия.

С этими словами он испарился с крыльца девушки, Виктория села на уже привычное ей кресло. Что было ей когда-то по истине дорого, она не могла с точностью ответить на этот вопрос, ведь у девушки всегда было то, что она хотела, брюнетка не ценила вещи так, как того следовало бы. Поэтому то, что ей дорого было найти настолько же сложно, как иголку в стоге сена и вообще, есть ли что-то, что ей дорого? Хотя, это есть всегда и у всех, она не исключение, по крайней мере, девушке так искренне казалось.

Она просидела с этими мыслями около часа, после чего зашла внутрь дома, она поднялась в спальню, окидывая взглядом свои картины, рядом с ним лежал чемодан с кистями и красками. Девушка некоторое время смотрела на них, пытаясь уловить пришедшую ей мысль. В секунду её лицо озарила улыбка, она подлетела к чемодану, открывая его и ища тот самый заветный флакон, который был ей нужен. И вот, он у неё в руках, она была в маленькой баночке размером с палец, ей её подарил отец, единственный раз, когда отец подарил ей что-то связанное с творчеством, она рисовала ею очень редко, боясь истратить, потому что понимала, на вряд ли он ещё когда-нибудь сделает подобное.

Она взяла кисть и отправилась в ванную, включив свет, она начала выводить узоры на оружие, неизвестные, непонятные ей, но красивые, те, что придумывал её разум прямо сейчас. Она красила в несколько слоёв, чтобы цвет был ярким, притягивал взгляд и всегда напоминал её о начале нового этапа в её жизни, она искренне надеялась в нём остаться.

***

Итан же спокойно шёл по улице в сторону своего дома, пытаясь осознать, а главное принять, что ко всем проблемам, на него теперь свалилась и Виктория Бродерик, волшебника рождённая человеком, чьи знания о магии заканчиваются фильмами и книгами. Он уже знал насколько сложным окажется грядущее время.

Из мыслей его отвлёк человеческий крик, он сразу же переместился ближе к тому месту, откуда его услышал. Пред ним встала картина, неизвестный в чёрном одеянии возвысился над лежащей женщиной, внимание Мартина сразу привлекли глаза, они были выжжены. Но к тому моменту, как он это осознал неизвестный заметил и его, в секунду, когда Итан уже кинулся на него, тот испарился.

Блондин посмотрел на женщину, она работала в местной пекарни, судя по сумкам как раз шла с работы. Вокруг не было никого, лишь пустые улицы Старлайла, он достал телефон, набирая номер шерифа, после их последней встречи это было весьма странно, но лучше, чтобы полиция здесь оказалась раньше случайных зевак.

Спустя полчаса на месте уже орудовал судмедэксперт, которого, судя по состоянию, вырвали из постели, полиция, которая рыскала по всем углам, чтобы найти возможные улики. Это было, естественно, безрезультатно, ведь орудовал маг, причём, он был без палочки, значит сильный маг и уж людям точно не по зубам найти его и тем более одолеть.

– Отец сказал, что ты нашёл труп, – рядом возникла Каролина.

Он медленно кивнул, думая, стоит ли рассказывать ей то, что он видел. Хотя, после случая с животными это, возможно, её заинтересует.

– Если что мы были в «Мейнз», – спокойно произнесла, подошедшая Эмма.

Под руку она держала Адама, который наблюдал за работой Мистера Кларка. Мартин гневно посмотрел на них, давая понять, что сейчас явно не место и не время для подобных шуток и сарказма.

– Уже пообщался со своей протеже? – блондинка нагнулась чуть вперед, смотря в лицо Каролины.

Та уже было хотела что-то ей ответить.

– Проваливайте, – строго сказал он, смотря на свою сестру и её молодого человека.

– С удовольствием, – наигранно улыбнулась девушка.

Глава 4 «Дом, омытый кровью»

Девушка сделала шаг внутрь особняка, ключи с грохотом упали на столик рядом со входом, а торопливый дворецкий вздрогнул и сделал максимально бодрое лицо, чтоб вошедший ни на секунду не решил, что он всё это время спал, прикрывший свежим номером газеты. Виктория усмехнулась и кивнув ему, после чего стремительными шагами направилась в сторону столовой, где её и должны были ждать родители.

Их звонок застал её врасплох, они редко просили её срочно приехать к ним, тем более во второй половине дня, если быть точнее сегодня свершился самый первый подобный звонок и такая просьба. Это заставляло беспокоится и одновременно остерегаться, внутри девушки пылали подозрения, вопросы о том, чего они хотят и что задумали и самым страшным здесь было – речь о Уинстоне. Они расстались неделю назад, но за это время мужчина уже успел изрядно подпортить ей нервную систему всеми возможными способами. Начиная с неожиданно отменённых встреч с потенциальными заказчиками, заканчивая посиделками с их, по всей видимости бывшими, друзьями.

Пока что единственными спасёнными от этого оставались её родители и Лекси и то, видимо, не так уж и надолго. Когда она прошла украшенную золотыми вставками арку перед ней предстала картина, которую она так не хотела, но, к своему сожалению, получила.

– Добрый вечер, Виктория, – ухмыльнулся мужчина.

Во главе стола с двух концов сидели её родители, он же расположился по левую руку от отца и по правую от матери, в среднем гостевом месте, Джон всегда выбирал именно его, таким образом он ощущал себя членом семьи, в родство с которой так стремительно хотел вступить.

– Ты задержалась, – произнёс отец с нескрываемыми нотками разочарования в голосе.

Она прошла и села прямо напротив Уинстона, складывая ногу на ногу и мило улыбаясь, брюнетка старалась сохранять мнимое спокойствие, это удавалось ей достаточно паршиво, что лишь веселило гостя.

– Думаю, стало достаточно сложно добираться с другого конца города, – заметил мужчина, отпивая из своего бокала напиток.

Что он успел им сказать? В каком ключе приподнёс? Зачем и с какой целью он явился сюда? Эти вопросы каруселью играли в голове девушки. Они расстались, разошлись как в море корабли и ей искренне верилось, что на этом их история завершится, подойдёт к логическому завершению и она будет вспоминать её как урок. Уинстон, исходя из происходящего, был совершенно другого мнения.

– Дорогая, Джон сказал нам, что вы поругались, – начала женщина.

В своём голосе мама пыталась сохранить доброту, сострадание и хотя бы несколько граммов поддержки, примерно понимая в каком состоянии сейчас находится её родной ребёнок.

– А точнее то, что ты предпочла другого и решила оставить друга нашей семьи. Человека, который помог тебе выбиться в свет в творческой индустрии, – резко перебил отец.

Его же тембр был слишком осуждающим, слишком требовательным, он не принимал эту точку зрения, которую любезно выдумал Джон, воспользовавшись своим заведомо выигрышным положением. И совершенно не важно, было это правдой или нет, для него не были важны или значимы слова родной дочери, ему было достаточно того, что сказал выгодный и более уважаемый для него человек.

Хотя, человеком назвать его было трудно, по крайней мере сейчас Виктория в своей голове называла его совершенно другими словами, которые были слишком далеки от понятия «людей». В её понимании человек не мог так поступить, хотя, смотря что понимать под человеком. Мы существа, которые способны быть до такой степени разными, что дать общую моральную характеристику нам практически не возможно.

– Думаю, Джон не совсем верно истолковал мои слова, – спокойно ответила девушка, стараясь не срываться на эмоции, не показывать ему, что он добивается того, что хочет, но опять же, она не знала, что ему нужно, были лишь догадки, а они редко граничат с реальностью. – Я имела ввиду нечто иное…

– Но вы расстались, – перебил её отец.– По твоей инициативе, верно?

Вот что он вычленил из этого, ведь лишь данный, достаточно деликатный момент, заставлял его переживать и в принципе обращать на это внимание.

– Да,– она сглотнула ком, подступивший к горлу. – Верно. Однако, думаю, что это касается лишь меня и Джона, не так ли?

Девушка посмотрела в карие глаза своего собеседника, который с завидным интересом наблюдал за словами, реакциями, словно наслаждаясь этим моментом собственного превосходства и выигрышной позиции.

– Виктория, – он положил свою руку поверх её ладони, которая лежала на столе. – Я переживаю за тебя, ты ещё молода, немного неопытна и я искренне боюсь, что ты оступишься, сделаешь неправильный выбор, поэтому мне пришлось обратится за помощью к твоим родителям, ради твоего же блага.

Как красиво человек, который не так далеко ушёл в возрасте от неё, всего на четыре года, выворачивал ситуацию в нужное для себя русло. Этим можно восхищаться, подобным умением, даже талантом, однако лишь до тех пор, пока ты не являешься жертвой его интриг, а она, на свою беду, стояла во главе этой богадельни.

– И дабы не смущать тебя более, – он встал со своего места, любезно задвигая стул, чем вызвал одобрительные взгляды Мистера и Миссис Бродерик. – Я Вас покину, чтобы в тесном семейном кругу тебе было комфортнее.

Если бы она знала его год или два и не состояла с ним не в каких связях, девушка бы запросто поверила в его благие намеренья, красивые речи и до боли в груди добрые всепрощающие карие глаза. Он умел располагать к себе людей, производить нужное впечатление, меняя маски и обличии будто бы для него это всего лишь игра, как уже было сказано, к подобному у него существовала талант. Однако Виктория понимала, кто перед ней стоит, кто кроется под маской профессионального бизнесмена и, казалось бы, идеального мужчины для отношений. Полная противоположность .

– Виктория, проводи Джона, – не попросил, скорее приказал, отец. – И возвращайся.

Мужчина попрощался и двинулся в сторону выхода, она пошла сразу за ним, когда они вышли на улицу, он остановился и обернулся на неё, лукаво улыбаясь и всматриваясь в черты её лица.

– Чего ты добиваешься? – с нескрываемой злостью, спросила она.

– Тебя, – спокойно ответил мужчина, делая шаг ближе. – Я хочу, чтобы ты была моей, уже когда-то я это получил и терять не собираюсь.

– Зря стараешься, Уинстон, – сквозь зубы, процедила она. – Я костьми лягу, но ты больше не на шаг не приблизишься ко мне и моей семье.

Ухмылка на его лице становилась всё шире, словно её злость лишь подпитывала его, хотя, так оно и было.

– Я всегда получаю то, чего хочу, Виктория и ты, – он тыльной стороной ладони провёл по её щеке. – Всего лишь вопрос времени.

Он отступил, направляясь к своей машине, но перед тем как в неё сесть остановился, вновь посмотрел на остолбеневшую, полную ненависти к нему девушку.

– Признай, что тебе наши игры нравятся ни чуть не меньше, чем мне, – он подмигнул ей, после чего сел в машину и уехал со двора особняка.

Проводя взглядом автомобиль, она быстрыми и стремительными шагами направилась обратно, уже зная, что сейчас скажет собственному отцу. Как только она зашла внутрь, то сразу же обратилась к нему.

– Я не собираюсь возвращаться к этому манипулятору-самоучке! – строго сказала Виктория, смотря в голубые глаза Мистера Бродерик.

– Тебя никто не спрашивает, – спокойно ответил он. – Ты завтра же помиришься с ним.

Он сделал глоток из своего бокала, продолжая поглощать ужин, мать же сидела смирно напротив него, перекатывая овощи по тарелке, делая вид, что согласно со всем, что говорит мужчина.

– А лучше сегодня, у тебя ещё есть время, – продолжил он.

Удивление, потом смятение, а дальше небывалая волна ненависти вспыхнули в девушке, словно спичка.

– Неужели твои моральные принципы настолько низко пали, – вопрос был скорее риторический. – Что ты готов подложить родную дочь под выгодную для себя самого партию!

Последнюю фразу она буквально прокричала, внутри плескалась обида, от неё её разрывало, хотелось плакать, кричать, но она не могла себе этого позволить, не здесь, не сейчас, не в этом обществе.

– Сядь! – буквально прокричал он, вставая со своего стула.

Отец смотрел на неё пронзающий взглядом, буквально испепеляя , давя своим авторитетом и определённой внутренней силой. Она медленно опустилась на стул, продолжая смотреть в его лицо.

– Запомни, Виктория, жестокую правду жизни, – он опёрся ладонями о стол. – Есть два типа людей, одни сильные, идущие к победе, стремящиеся к большим высотам и не страшащиеся преград, а вторые мечтательные, верящие в светлые чувства, в то, что люди бескорыстны и добры. Первый тип способен выжить как с себе подобным, со вторым типом или даже один, а вот второй без первого редко получает счастливый конец, – он склонил голову на бок. – Ты выбрала второй путь, а Джон первый, он твой единственный шанс стать кем-то, дорогая.

– Я могу стать кем-то самостоятельно! Мне не нужен он и его перспективы, – развела руками Бродерик.

В ответ на это мужчина лишь рассмеялся, видя в неё всю ту же маленькую девочка, которая играла в детстве в куклы.

– Много ты сделала сама для себя? – уже совершенно спокойно, без грамма агрессии, спросил он. – Ты лишь делаешь то, что приносит тебе радость, рисуешь, отдыхаешь, встречаешься с подругами, ты получаешь всё что пожелаешь без лишних усилий, Виктория. Ты не способна достигать чего-то сам.

Он встал и позвал дворецкого приказывая ему убрать со стола, девушка продолжила сидеть на стуле, переваривая и пытаясь найти неверные слова в монологе отца, но почему-то она отчасти была согласна с тем, что никогда не за что не боролась.

– У тебя есть три дня, чтобы исправить ситуацию с Джоном, в противном случае ты переезжаешь сюда и мы займёмся этим вопросом вместе, – утвердительно произнёс он.

В его понимании он заботился о ней, пытался помочь, чтобы она никогда не в чем себе не отказывала, была счастлива, радовалась жизни и никогда не знала бед. Он не хотел, чтобы ей приходилось за что-то бороться, как когда-то пришлось ему, мужчина растил маленькую принцессу, светлую, чистую, добрую и прекрасную. Он не растил бойца, который способен идти по головам, забывать о морали и добиваться того, чего хочет. Это был дар и одновременно упущение, он сам подвёл её к тому, что она оказалась в этой ситуации.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.