книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Мишель Арт

Любовник

(Сборник произведений)

Любовник

Сара не очень хотела идти в новый ночной клуб. Но уговоры Мишель были нескончаемы.

– Сара, пожалуйста, прошу тебя! Пойдем со мной, ты не пожалеешь. Этот клуб такой популярный! Туда стекаются самые сливки общества. Мне очень надо туда попасть! Мне пришло приглашение на два лица, а кроме тебя мне звать некого. И к тому же я обещала шефу набрать материал для статьи об этом заведении и его хозяине. – Говоря все это, Мишель состряпала такую умоляющую мину, что Саре в конце концов пришлось уступить.

Сара и Мишель дружили еще с колледжа. И даже теперь, когда у каждой была собственная жизнь и они не разделяли, как раньше, одну крошечную съемную квартирку на двоих, эти девушки продолжали общаться и сохранили дружеские отношения.

Мишель работала в крупном издании и писала статьи о светской жизни города, а Сара – в довольно успешной юридической конторе. Она была первым помощником юриста.

Сара и Мишель старались видеться почти каждые выходные. Обе девушки были не замужем, поэтому все еще сохранили определенный круг интересов. Вот и сегодня, вечером в пятницу, Мишель была в гостях у Сары. В руках обеих девушек были бутылочки пива по ноль тридцать три.

Квартира Сары была просторной и обставлена без излишней громоздкости. Сара любила простор и уют. Выбирая себе меблированную съемную квартиру, девушка руководствовалась именно этими предпочтениями.

– Хорошо, сходим туда как-нибудь, – наконец сдалась Сара.

– Нет, не как-нибудь, а именно сегодня! Я слышала, что хозяин этого клуба будет там. Может, мне повезет, и я смогу взять у него неформальное интервью. Кстати, говорят, он настоящий красавец и сердцеед.

Сара нахмурилась.

– Но я совсем не настроена…

– Ничего страшного, собирайся, настраивайся, а я подожду.

Мишель сидела на диване и смотрела на подругу снизу верх. Сара некоторое время колебалась, но потом все же пошла собираться. Открыв свой шкаф, девушка начала выбирать платье для выхода.

***

Было почти десять вечера. Чтобы добраться до клуба, Сара и Мишель вызвали такси. На подругах были легкие коктейльные платья и высокие каблуки. Мишель была мулаткой, и, чтобы выигрышно подчеркнуть смуглый оттенок своей кожи, она надела короткое черно-белое платье, открывающее плечи, тем самым подчеркнув свою стройную фигуру и длинные ноги.

На Саре было платье до колен из красной облегающей ткани на лямках с большим декольте. В руках она держала черный блестящий клатч.

У входа в клуб стояла длинная очередь из желающих попасть внутрь. Людей впускали постепенно, но Сара и Мишель благодаря приглашениям прошли сразу же.

Большое помещение было разделено на два этажа. На второй этаж вели две мраморные лестницы с коваными перилами, находившиеся по углам.

Девушки, оказавшись здесь впервые, стали осматриваться. Внизу было полно народу. На первом этаже клуба располагались барная стойка, просторный танцпол, отдельные места для девушек, танцующих гоу-гоу, место для диджея и столики для посетителей.

Достаточно осмотревшись внизу, Мишель подняла голову вверх.

– Думаю, Оливер вряд ли будет тусоваться здесь, среди простых смертных. Нам надо попасть на второй этаж.

С этими словами темнокожая красотка схватила свою подругу за локоть и повела сквозь толпу к одной из лестниц. Неожиданно на их пути появился довольно внушительный, не менее двух метров ростом, человек в строгом костюме. Из одного уха у него торчал прибор, напоминающий хендс-фри.

– Посторонним нельзя! – строго сказал он девушкам.

– Но я не посторонняя, господин Оливер Риммер сам пригласил меня, – немного возмущенно ответила Мишель. – Передайте своему боссу, что меня зовут Мишель Кинг, я светский обозреватель журнала N. Вот мое приглашение. – С последними словами Мишель протянула охраннику бумагу, которая, как ей казалось, в этом клубе открывала ей любые двери.

Мужчина, немного отстранившись, начал что-то говорить в свой микрофон. Судя по всему, он говорил по-немецки.

Затем он вновь обратился к Мишель:

– А кто это с вами? – кивком головы указывая на Сару, переспросил громила.

– Это моя подруга. Я привела ее, потому что мое приглашение на два лица. Я не думала, что с этим могут быть какие-то проблемы!

Тут, поняв, что она действительно никто, Сара потянула Мишель за руку.

– Слушай, иди одна, я тебе там не нужна. Ты из мира гламура, знаменитостей и звезд. Это твоя вселенная, а я работаю в юридической конторе. Мне там не место.

Но не успела Мишель что-либо ответить, как охранник вновь заговорил.

– Вы можете пройти, дамы. – С этими словами он галантно отошел в сторону и, кажется, поклонился.

Опешив от такого неожиданного поворота, девушки переглянулись – Мишель с довольной улыбкой, а Сара в легком замешательстве.

Поднимаясь по ступенькам, Мишель смотрела только вперед, а Сара продолжала неуверенно смотреть по сторонам.

На втором этаже их встретил другой человек в строгом костюме, но на этот раз им было предложено пройти за ним. Девушки послушно последовали за секьюрити. Сначала они вошли в арку, завешенную тяжелыми плюшевыми шторами. Затем они оказались в небольшом темном коридоре, слабо освещенном тусклым светом. Наконец, пройдя сквозь небольшое «подземелье», как успела мысленно окрестить коридор Мишель, охранник вывел их в просторный зал с яркими, разноцветными огнями, где также находились люди. Но все же здесь толпа отличалась от той, что была внизу, – люди вели себя более вальяжно и степенно. У столиков здешних посетителей плавно извивались миловидные девушки топлес. Кто-то из гостей курил кальян, кто-то потягивал коктейль…

Пройдя мимо столиков, сопровождающий повел Сару и Мишель дальше. В конце зала была еще одна темная арка. Подойдя к проходу, мужчина предложил девушкам идти одним. Те недоверчиво переглянулись, но решили подчиниться. Мишель более уверенно прошла вперед, Сара последовала за ней.

Конечной точкой оказался еще один зал. Он был небольшой. На стенах и на потолке висели большие зеркала, пол выложен черным мрамором. Посреди зала была ниша с двумя длинными белыми диванами и низким столиком. На одном из них в слегка развязной позе сидел парень лет тридцати, в белой рубашке и бледно-голубом костюме. У него были большие голубые глаза и светло-русые волосы. Он держал в руках стакан с виски.

– Присаживайтесь, прошу вас, – предложил блондин.

Мишель дважды приглашать не пришлось; не скрывая своего восхищения, она не отрывала глаз от смазливого лица парнишки. Девушка тут же уселась напротив. Саре ничего другого не оставалось, как последовать примеру подруги. В отличие от Мишель Саре нечасто приходилось общаться с подобными типами и бывать в таких местах. Здесь она чувствовала себя крайне неуютно.

Идя сюда, Сара рассчитывала оказаться на обычной ночной дискотеке и поболтать в кругу простых людей. А в итоге оказалась в логове не то вампира, не то маркиза де Сада. Немного хмурясь, она, словно замерзая, машинально обхватила себя руками.

– Оливер Риммер, я полагаю? – на всякий случай удостоверилась Мишель, прежде чем начать светскую беседу. Вместо ответа парень утвердительно кивнул головой. Мишель широко ему улыбнулась.

– Спасибо вам, мистер Риммер, за приглашение. Я, к слову сказать, была очень польщена, когда увидела его на своем рабочем столе. И все-таки, можно вас спросить, почему именно я удостоилась такой чести?

– Тут ответ простой, мисс Кинг, все дело в вашей репутации пронырливой репортерши и журналистки этого города. И в вашей способности влиять на умы читателей светской хроники.

– О, да вы настоящий льстец! – кокетливо произнесла Мишель, продолжая сиять ослепительной улыбкой.

– Ничуть, – улыбнулся в ответ Оливер и жестом предложил Мишель выпить.

Мишель бросила свой взгляд на столик, где стояли бокалы и бутылки с изысканным алкоголем. Мишель указала рукой на ведерко со льдом, где стояла неоткупоренная бутылка шампанского. Оливер привстал с дивана и потянулся за бутылкой. У Сары почему-то никто не спросил, что она будет пить, поэтому ей также было налито шампанское. Сара промолчала.

– Как вы знаете, мисс Кинг, я в Штатах совсем недавно, и мне нужна хорошая реклама для моего бизнеса, – приступил сразу к делу хозяин клуба, пригубив свой бокал с виски. Он не любил легкие напитки и тем более не пил то, что предпочитали дамы. Он всегда пил что-нибудь крепкое и горячее.

Последние слова вызвали у Мишель неподдельный интерес, но пока она не понимала, чего от нее хотят.

– А чем я могу быть вам полезна, мистер Риммер? – спросила девушка, продолжая попивать из своего бокала.

– Пожалуйста, зовите меня Оливер, – предложил парень, прежде чем ответить на вопрос, а затем продолжил: – Я думаю, вы, мисс Кинг, сейчас немного недооцениваете свои истинные возможности. Как я успел заметить в самом начале нашего разговора, вы имеете безграничные возможности в плане влияния на людей…

– И? – перебила Мишель.

– А я стараюсь быть в вопросах бизнеса более прогрессивным и всегда смотрю вперед. Простая, банальная реклама мне не поможет, чтобы довольно быстро и масштабно раскрутиться здесь. Я собираюсь основать не просто местечковый бизнес, я планирую создать настоящую империю. А для этого мне нужны верные помощники! Например, покладистые репортеры… – С этими словами он пристально посмотрел Мишель прямо в глаза и продолжил: —…которые помогли бы своим читателям сделать правильный выбор.

– Не стану с вами спорить, Оливер, наверное, в некоторой степени я успела за столь недолгую жизнь, особенно в журналисткой сфере, заработать определенный вес и репутацию. Но вряд ли я смогла бы достичь подобных результатов, если бы продавала свое мнение всем подряд, – деликатно намекнула Мишель.

– Не спорю, дорогая Мишель. Это дело очень тонкое и требует определенных раздумий. К тому же, уверяю вас, вам даже не придется врать насчет меня, я абсолютно чист – мне нечего скрывать. Я обычный бизнесмен, без всякого криминального прошлого!

Услышав это, Мишель засмеялась.

– Да ты шутник, Оливер!

– Отчего же? – Лицо парня стало серьезным и сосредоточенным.

– Кроме того, что ты, что уж тут скрывать, чертовски хорош собой и, возможно, даже богат, я больше ничего не знаю о тебе. А говорить о том, что ему нечего скрывать, может любой. Почему же я должна тебе верить?

– Именно для этого, Мишель, я пригласил вас к себе, чтобы начать взаимовыгодное знакомство.

– Взаимовыгодное?

– Даю вам слово, что в плане вознаграждения я вас не обижу.

Мишель опустошила свой бокал. Беседа с мистером Риммером оказалась куда более интересной, чем она ожидала.

– Не скрою, Оливер, что наш разговор ввел меня в настоящее замешательство. Я, конечно, надеялась на определенную беседу, но никак не на собеседование.

– Так вы согласны?

– Я была бы не я, если бы не любила ввязываться во всякие авантюры! Но все-таки, Оливер, что я о вас знаю?

– Спрашивайте о чем угодно, я весь в вашем распоряжении.

– Для начала – откуда ты родом? Судя по твоему легкому акценту, я предполагаю, что ты приехал из Германии.

– Это верно, я из Берлина.

– Как давно ты в Штатах?

– Два года.

– Почему именно Нью-Йорк?

– Случайно, не было никаких особенных причин.

– Значит, ты мог остановиться в Чикаго или, скажем, в Лас-Вегасе?

– Верно.

– Понятно. Ты богат?

– Ну, все познается в сравнении.

– И все же?

– Наверное…

– Откуда деньги? Ты их сам заработал или это наследство богатых родителей?

– Наследство и сам заработал…

Сара, которая все это время сидела притихшая, начала заметно скучать. Пока Мишель вела свой профессиональный допрос, ее подруга допила свой напиток. Оставаясь ко всему происходящему безучастной, она стала смотреть по сторонам. В особенности ее заинтересовал зеркальный потолок, и будь она лет на десять помоложе, Сара стала бы корчить своему отражению разные рожи. Откинув голову на мягкую спинку дивана, она немигающим взглядом смотрела вверх.

Неожиданно Оливер вспомнил, что Мишель пришла не одна.

– Похоже, вашей подруге немного скучно, – сказал он.

Услышав, что говорят о ней, Сара резко повернула голову в сторону подруги. Мишель недовольно поджала губы, дав понять, чтобы та не отвлекала их от серьезного разговора. На что Сара только пожала плечами.

– Кстати, как зовут твою подругу? – совершенно некстати спросил Оливер, переведя свой взгляд от Мишель к ее соседке.

– Сара, – немного смущаясь, ответила Сара, которой стало казаться, что про нее сегодня уже никто не вспомнит.

– Очень приятно, – не очень искренне заметил Оливер.

– А где тут у вас туалет? – неожиданно спросила Сара.

Услышав это, Мишель вспыхнула в смущении.

– Там, – кивнул Оливер в сторону уборной, также немало смутившись.

Улыбнувшись, Сара встала со своего места и поспешила ретироваться.

На пути в уборную она натолкнулась на большую комнату, в которой по периметру находились полки и стеллажи с одеждой и обувью. На самом деле Сара не хотела в туалет, но болтовня Мишель и этого напыщенного блондина так ей наскучила, что девушке просто захотелось хотя бы ненадолго их покинуть. Поэтому когда она натолкнулась на гардеробную, она без стеснения в нее вошла.

Повсюду висели костюмы, рубашки, футболки и прочая мужская одежда. Подойдя поближе, Сара ощутила приятный аромат, исходивший от безупречно выглаженного белья. Проведя рукой по пиджакам, она уронила взгляд на идеально вычищенные ботинки на нижних полках. Еще никогда Саре не приходилось воочию смотреть на такое количество вещей, собранных в одном месте, разве что только в магазине…

Вскоре Сара почувствовала, что у нее не то от обилия мелькающей перед глазами одежды, не то от выпитого шампанского закружилась голова. Приложив ко лбу руку, она вышла из гардеробной.

В уборной стены и пол были вымощены серым гранитом. Сначала шла душевая с просторной кабинкой и полками, полными различных полотенец. А дальше за дверью был туалет с умывальником.

Подойдя к раковине, девушка начала мыть руки. Глядя на себя в зеркало, Сара улыбнулась своему отражению. На нее смотрела молодая двадцатипятилетняя девушка: серые глаза, прямой, слегка вздернутый нос, средние губы и ямочка на подбородке. Ее светлые волосы чуть ниже плеч были завиты и распущены. Открыв свой клатч, она достала помаду и обновила макияж. Вновь улыбнувшись сама себе, она покинула уборную.

Вернувшись к Мишель и Оливеру, Сара застала их на том же месте, где они и находились до ее ухода. С той лишь разницей, что теперь Мишель сидела к Оливеру значительно ближе и улыбалась ему гораздо шире. Завидев Сару, Мишель тут же смущенно отстранилась от блондина. Оливер тоже перевел свои большие голубые глаза на Сару.

– Может, я пойду? – вновь почувствовав себя не к месту, предложила Сара.

Воцарилось недолгое молчание.

– Не говори ерунды, Оли такой душка, ты не можешь с ним так поступить, – обрывая повисшую паузу, запротестовала Мишель, расслабленная от выпитого алкоголя. Вскочив со своего места, она прильнула к Саре.

– Так значит, господин Риммер уже просто Оли? – немного ехидно заметила Сара. Мишель, не обращая внимания на замечание подруги, практически толкнула ее ближе к блондину. Приземлившись рядом с мужчиной, Сара тут же отодвинулась в обратную сторону. Оливер заметил это и, не спрашивая разрешения, положил Саре руку на плечо.

– Мы тут с Мишель поболтали и решили попробовать одну штуку… – Тут он приблизился губами к уху Сары и начал ей шептать. Но, не дослушав, Сара вспыхнула, словно спичка, и залилась краской.

– Вы что, совсем рехнулись?! – Недолго думая, она влепила мужчине смачную пощечину.

– Ладно этот испорченный козел, – Сара вскочила со своего места, – но ты, Мишель?!

Взгляд Сары метал громы и молнии.

– А что? – начала было оправдываться мулатка. – Мне всегда было любопытно это попробовать. Помнишь, мы еще в колледже говорили, что секс втроем – это было бы круто!

– Это была шутка, Мишель, пьяная шутка!

Неожиданно Сара почувствовала себя гадко.

– Все, я больше не намерена здесь оставаться! С меня хватит ваших глупостей. Дальше как-нибудь без меня! – Сара, не желая слышать больше ни единого слова, стремительно поспешила к выходу.

Мишель хотела было последовать за ней, но неожиданно вмешался Оливер.

– Я сам с ней поговорю, оставайся здесь.

Сара не успела выйти из темного коридора, как неожиданно чья-то сильная рука схватила ее за локоть и потащила назад. Обернувшись, она увидела Оливера. Сара попыталась сбросить с себя его ладонь. Но парень держал ее цепко. Не успела она что-либо сказать, как Оливер толкнул другой рукой стену в коридоре. В этот момент они оба оказались в потайной комнате с маленькой лампочкой над головой. Судя по всему, это был небольшой чулан, вход в который был ловко замаскирован в стене.

Оказавшись один на один с нахальным блондином, Сара не на шутку разозлилась.

Вытаращив глаза, она в напряжении уставилась на парня. Надавив на грудь девушки одной рукой, он прижал Сару прямо к стенке так, что высвободиться у нее не было никакой возможности. Тяжело дыша, она смотрела на него, готовая бороться с ним не на жизнь, а на смерть.

Не говоря ни слова, Оливер с силой протиснул между ее ног одно колено и прижался к ней всем телом. При этом парень смотрел прямо в лицо Сары. Ее щеки вспыхнули.

– Не смей! – резко сказала она.

Но парень, казалось, не слышал ее слов. Продолжая с силой удерживать девушку, Оливер опустил свою руку вниз и протиснулся к ней между ног. Отодвинув белье, он стал гладить ее промежность. Широко раскрыв глаза от неожиданности, Сара открыла рот. Не говоря ни слова, Оливер продолжал насильно и в то же время мастерски ласкать Сару внизу живота, пока та не достигла своего пика…

После того, как она закатила глаза и тяжело задышала, девушка на мгновение обмякла в его тисках. Ее дыхание почти остановилось, а тело полностью расслабилось…

Оливер потянулся к ее губам. Но девушка, сжав губы, опустила голову и упрямо отвернулась. Наконец, почувствовав, что блондин ослабил хватку, она с силой скинула с себя его руку.

Бросив на него гневный взгляд, она облизнула пересохшие губы. Так они и стояли молча, смотря друг на друга какое-то время. Наконец Сара оттолкнула парня и вышла из каморки. Оливер, недоумевая, стоял на месте и растерянно смотрел ей вслед. Он был уверен, что все закончится иначе, потому что для него всегда заканчивалось одинаково – все были довольны…

***

Сара шла по ночным оживленным улицам вдоль проезжей части, совершенно опустошенная. Что с ней произошло, она никак не могла взять в толк. Ее изнасиловали? Да вроде нет. Ей было больно? Скорее напротив…

Тогда почему она чувствовала себя скверно? В ее сознании всплывало лицо, которое было так близко к ее губам… И от мысли, что Оливер после всего хотел еще и поцеловать ее, Сара начала испытывать приступ отвращения. Обхватив руками плечи, девушка нахмурилась. Ночная августовская прохлада пронизывала все ее тело, но останавливать такси она не спешила. Ей хотелось развеяться и поскорее забыть обо всем случившемся как о нелепом сне…

***

Прошло больше месяца после той ночи. С Мишель Сара больше не встречалась и даже не отвечала на ее звонки. О случившемся девушка никому не рассказывала. Будучи сама без пяти минут юристом, Сара понимала, что доказать преступление здесь не было никакой возможности. Да и ей, если честно, было проще обо всем забыть и больше не вспоминать…

Сидя у себя в кабинете, Сара перебирала папки с документами. Неожиданно к ней вошла ее начальница Виктория Милтон.

– Сара, сегодня у меня будет совещание и встреча с очень важным клиентом, так что понадобится твоя помощь. Будь в моем кабинете через полчаса.

Виктория была строгой дамой пятидесяти лет, которая всегда одевалась в однотипные классические костюмы. От своего коллектива директриса требовала того же. Поэтому на работе Сара всегда выглядела довольно сдержанно – темные юбки-карандаши и светлые блузки.

– Да, мэм! – ответила девушка.

Кабинет начальницы был просторным, с большими окнами и письменным столом со стульями на двадцать персон. Это помещение больше походило на небольшой конференц-зал.

Когда Сара вошла в кабинет, она застала только Викторию и несколько ее помощниц. Заняв свободный стул, Сара села в ожидании клиентов.

Вскоре в кабинет вошли трое. Виктория встала со своего места, чтобы поприветствовать гостей. Помощницы последовали ее примеру. Увидев новых клиентов, фирмы, Сара обомлела. Оливер стоял в окружении двоих мужчин и был само очарование. Казалось, на Сару он не обратил особого внимания, поздоровавшись вслух, он обратился ко всем одинаково. Опустив глаза и поджав губы, внутренне Сара напряглась.

– Уважаемые коллеги, представляю вам мистера Оливера Риммера. Этот джентльмен изъявил желание и обратился в нашу контору с просьбой оказать ему определенные юридические услуги, – начала свою речь мисс Милтон.

Но Саре было уже неинтересно, зачем и почему притащился сюда этот блондин. Еле сдерживаясь, девушка старалась держать глаза опущенными, чтобы не выдать своего дикого смущения. Тяжело дыша и нервно сглатывая, Сара под столом сжала кулаки. Ей казалось, что Риммер глядит на нее с нахальной усмешкой и забавляется про себя. Наконец, не выдержав внутреннего напряжения, Сара резко подняла глаза. Оливер сидел как раз напротив нее. Но вместо ухмылки на его лице была строгая озабоченность. Не отрывая своего взора, он смотрел на Сару.

Разговор затянулся на пару часов. Придя к нужным договоренностям, Риммер со своими консультантами собрался покинуть адвокатскую контору.

– Мы возьмемся за ваши дела с должным вниманием, – пообещала Милтон и добавила: – Если вдруг я окажусь временно занятой, вы, мистер Риммер, смело можете обратиться к любой из моих помощниц.

Услышав это, Риммер бросил взгляд в сторону Сары.

– Хорошо, я это учту, мисс Милтон.

У Сары все внутри похолодело. Вскоре Риммер покинул стены офисного здания.

Вернувшись в свой маленький кабинетик, Сара подошла к окну и, прильнув к нему лицом, посмотрела на улицу с высоты четвертого этажа. Вспоминая его взгляд, Сара не могла отделаться от мысли: что он еще задумал?

Квартира Сары находилась в получасе езды от конторы, где она работала. Чаще всего Сара доезжала до своего квартала на метро. Так было быстрее и удобнее. Каждый раз, садясь в вагон метро, она занимала место у окна и устремляла свой взор на город. Иногда, возвращаясь с работы слишком поздно, девушка ненадолго засыпала…

…Сара лежит в незнакомом темном месте, на кровати, привязанная за руки к спинке. На ней кружевное белье, ее рот завязан. Не понимая, что происходит, девушка начинает вырываться, дергая руками. Но ей никак не удается освободиться от пут. Неожиданно прямо перед ней появляется Оливер. Стоя у кровати, он поднимает руку вверх и, цыкая, грозит ей пальцем…

Резко проснувшись, Сара обнаружила себя на прежнем месте в вагоне метро. Глубоко вздохнув, она нахмурилась. Проведя рукой по лицу, она заставила себя забыть об этом дурацком сне.

Выйдя из вагона, она пошла по небольшому коридору. Из посторонних людей вокруг Сары никого не было. Закутавшись в свою кофту, Сара стремительно пошла вперед, желая поскорее оказаться на оживленной улице. Пока она шла, Сару не покидало чувство, что ее кто-то преследует. С каждой секундой прибавляя шаг, девушка озабоченно оглядывалась. Но сзади никого не было…

От станции метро нужно было пройти не более двух кварталов. На дворе был конец сентября. Листья на деревьях начали немного желтеть. На улице было прохладно. Сара шла облаченная в теплую трикотажную кофту на завязке и тонкую беретку, на ногах – кожаные полусапожки. Днем прошел дождь, поэтому повсюду были лужи. Не обращая внимания на мокрый асфальт, девушка, в окружении людей почувствовав себя более уверенно, шла уже более размеренным шагом. На улице сгущались ночные сумерки. Посматривая на хмурое небо, Сара старалась больше не допускать в свои мысли тревогу и печаль.

Дома было тихо и тепло. Включив электрочайник, Сара прошла в ванную. После тяжелого трудового дня теплый душ был для нее самым желанным делом.

Облаченная в махровый халат, девушка вернулась на кухню, где ее ждал кипяток. Заварив себе в кружке чай, она прошла в гостиную и села на мягкий диван.

Неожиданно в ее дверь постучали. Удивленно вскинув бровь, Сара прошла в коридор. Отперев дверь, она застыла на месте.

– Слушай, у меня в руках кипяток, а у тебя пять секунд, чтобы объяснить, какого черта тебе здесь нужно?!

Оливер стоял, облокотившись рукой о дверной косяк.

– Думаешь, пяти секунд хватит?

Вместо ответа Сара на всякий случай свободной рукой подняла ворот халата повыше.

– Говори, чего надо?

– Забыла? Теперь ты мой адвокат, – решил пошутить Оливер и улыбнулся.

– Виктория Милтон твой адвокат, а не я! – злобно процедила девушка.

– Правда? Значит, я ее неправильно понял…

– Повторяю свой вопрос, какого хрена тебе нужно? – Сара начала закипать. Ее сердце бешено колотилось, от чего у нее застучало в висках.

Оливер смотрел на Сару, слегка прищурив взгляд. Казалось, он и сам не знал, зачем сюда пришел.

– У меня один вопрос: тебе правда не понравилось или ты все-таки так ловко притворяешься?

От этого вопроса у Сары чуть глаза на лоб не вылезли.

– А ты и вправду больной? Или только притворяешься?

Риммер с шумом выдохнул.

– Странно, со мной это впервые…

– Судя по твоим замашкам, я в этом сомневаюсь. – Сара была неумолима.

– Ведь ты меня совсем не знаешь! – с некоторым возмущением ответил парень.

– Слушай, уходи по-хорошему, пока я не вызвала полицию!

– Интересно будет послушать, какие мне будут предъявлены обвинения?

– В изнасиловании, – сквозь зубы процедила Сара.

– Ну конечно, а вот и орудие преступления. – Словно издеваясь, Оливер широко улыбнулся и поднял вверх руку, растопырив пальцы. Девушка возмущенно открыла рот.

– Я, конечно, не эксперт, но, по-моему, когда девушка блаженно закатывает глаза и сладостно постанывает, это сложно назвать насилием.

– Я не стонала! – отрезала Сара и залилась стыдливой краской.

– Но ведь я смог сделать тебе приятно?

– Какая разница? Я тебя об этом не просила. Все, надоел этот пустой разговор, уходи. – С этими словами Сара хотела было закрыть дверь, но Риммер подставил свою ногу. Более того, он практически протиснулся внутрь квартиры.

– Предупреждаю, второй раз со мной это не прокатит! – С этими словами девушка плеснула содержимое своей кружки на парня.

– Черт, больно! – Оливер отскочил в сторону, прижимая ладони к своему лицу. Поспешно стряхивая с себя подостывший, на свое счастье, кипяток, Риммер с покрасневшим лицом недовольно посмотрел на Сару. Опасаясь, что чужак может повести себя еще более неадекватно, Сара кинулась к телефону.

– Алло, полиция! – Но не успела она сказать и слова, как Оливер выхватил из ее рук телефон и отбросил его в сторону.

– Да успокойся ты, я не причиню тебе зла! – начал было уверять Оливер, но Сару было уже не остановить. Вбежав на кухню, он выхватила из деревянной подставки нож с самым большим лезвием.

– Не подходи, подонок, а то я за себя не ручаюсь!

– И что ты сделаешь, зарежешь меня?!

Сара начала заметно нервничать.

– Да что тебе нужно?!

Оливер поднял руки вверх и сел на кухонный табурет напротив Сары.

– Ничего такого, о чем бы ты могла подумать.

– Уходи, прошу тебя! – Сара не переставала нервничать.

– Не могу.

– Что? – непонимающе переспросила девушка.

– Я хочу понять, что с тобой не так, только и всего.

– Со мной? Да ты точно спятил!

– Может, ты фригидна или тебе нравятся девочки, а я зря мучаюсь вопросами…

– Я не лесбиянка, – недовольно выпалила Сара, продолжая дрожащими руками удерживать нож.

– Ну тогда я точно ничего не понимаю. – Казалось, Оливер разговаривал сам с собой. Затем он вновь обратился к Саре: – Я не хочу, чтобы ты воспринимала меня как какого-нибудь тупого насильника, это оскорбляет меня.

– А ты разве не насильник?!

– Нет, конечно! Мне это никогда не было нужно. Женщины сами всегда просили, просто умоляли, чтобы я их ублажил…

Сара брезгливо хмыкнула.

– Что-то не припомню, чтобы я тебя умоляла или просила о чем-нибудь таком!

– А меня и не надо просить, я прочел в твоих глазах, что ты меня хочешь, а все остальное была лишь прелюдия.

– Ты точно больной, раз не можешь отличить простое человеческое «нет» от «да»! – Последние слова Сара практически прокричала. Наконец, устав впустую держать нож, Сара его опустила. Оливер не сдвинулся с места. Бросив нож на столешницу, Сара вновь включила электрочайник.

– Надеюсь, это не для меня? – не на шутку забеспокоился Оливер.

На что Сара, нахмурившись, недовольно фыркнула. Когда чайник вновь закипел, девушка налила себе новую чашку чая.

– И долго ты будешь у меня гостить? Мне пора спать.

Казалось, Сара смирилась с незваным гостем в доме, но избавиться от него не оставляла попыток.

Оливер сидел на месте.

– Ай… – махнув на него рукой, девушка вышла из кухни.

– Ты знаешь, сколько женщин у меня было? – спросил Оливер, выходя вслед за Сарой. – И ни одна не осталась недовольной, как ты!

– Плевать! – сухо отрезала девушка и включила телевизор.

Оливер сел рядом.

– И знаешь, что самое невероятное? Твое поведение меня дико возмущает, злит и в тоже время дико заводит! Ты первая, кто смотрит на меня так, как будто меня нет!

– А тебя и нет, ты всего лишь дурацкая песенка, которая засядет в голове, а потом без конца крутится в сознании: «Ла-ла-ла», – вторила ему Сара, смотря вперед. – Только ты еще хуже, потому что ты не в моей голове, а в моей квартире!

Оливер слушал и не слушал девушку. Он и сам уже начинал чувствовать, что зря притащился сюда. Проведя рукой по волосам, он все же не унимался.

– Я что, по-твоему, урод?

– Еще какой!

Как бы Саре ни хотелось не обращать на него внимания, слова вылетали из ее рта словно без ее воли.

– А вот тут я тебе не верю. Никто никогда не называл меня уродом, я только и слышал, какие у меня красивые глаза, губы, нос, а тело у меня сплошные мускулы и ни грамма жира…

– Не верь им, они все лгут!

– Да? Тогда что ты скажешь на это?! – С этими словами Оливер стал перед ней раздеваться.

– Ты что сейчас собираешься делать? – забеспокоилась Сара.

Но Оливер ее уже не слушал. Скинув с себя пиджак, он расстегнул все пуговицы рубашки и сбросил ее вслед за пиджаком. Перед Сарой стоял накачанный полуобнаженный парень, который смотрел на нее сверху вниз, сложив руки на талии. Закатив глаза, Сара выключила телевизор и ушла в спальню.

Не говоря ни слова, девушка легла в свою постель прямо в халате и закрыла глаза. Вскоре она услышала хлопок входной двери. За сегодняшний день Сара так утомилась, что ей совсем не хотелось тратить время на обдумывание всего произошедшего с ней сегодня, особенно вечером.

***

Весь следующий день на работе Сара молилась про себя лишь об одном: чтобы этот чокнутый не появился в офисе и не принялся, чего доброго, раздеваться перед ней еще и там. «Боже, бывают же психи!» – вспоминала вчерашний вечер Сара. Но прошел день, а о Риммере не было ни слуху, ни духу. Под конец вечера Сара облегченно вздохнула. Но все еще опасалась того, что он может явиться к ней в квартиру. Дома она постоянно прислушивалась к звукам, доносившимся из-за входной двери, и вздрагивала от каждого шороха за стеной. Но Оливер не появился. Не дал он о себе знать и на следующий день. И еще через день…

Прошло две недели. Сара совсем успокоилась и вновь заставила себя забыть о Риммере.

Виктория Милтон вызвала Сару к себе, чтобы дать ей поручение:

– Сара, у меня есть кое-какая документация, которую должен подписать клиент. По факсу я их отправлять не хочу. Так что, будь добра, съезди с ним на встречу и попроси расписаться.

– Да, мисс Милтон.

Погода была ясная и солнечная. Для подобных поездок адвокатская контора предоставляла своим работникам служебную машину с шофером. Адрес, на который должна была поехать Сара, был ей не знаком. Держа в руках запечатанную папку, Сара сидела в машине и, как всегда, смотрела за стекло.

Машина с Сарой подъехала к трехэтажному роскошному особняку за высокими коваными воротами. Позвонив в дверь, Сара не без восхищения осмотрелась вокруг. Дверь открыла горничная.

– Здравствуйте, а господин Харпер на месте? – спросила Сара.

– Да, будьте любезны, пройдите за мной! – вежливо, но сухо ответила горничная.

Сара молча проследовала в дом. Внутреннее убранство поражало воображение. Все было роскошно, богато, но сдержанно. Сара шла за горничной, не уставая поражаться. Кругом были старинные гобелены, антикварная мебель и картины.

Кабинет мистера Харпера находился на первом этаже. Пройдя широкий коридор, горничная остановилась у большой дубовой двери.

– Вы можете войти внутрь.

– Добрый день, мистер Харпер… – начала было свое приветствие Сара, как вдруг ей пришлось оборвать себя на полуслове.

Посреди кабинета, обшитого деревом, стоял большой дубовый стол, за которым, склонив голову, сидел Оливер, изучая документацию.

– Какого черта… – не сдержалась Сара.

Услышав знакомый голос, Риммер поднял голову. На его лице читалось удивление.

– Сара?!

– Ага, ты еще скажи, какая неожиданность! – Девушка была возмущена до предела.

– Я не знал, что Милтон пришлет вместо себя кого-то еще.

– Да? То есть ты хочешь сказать, что это не подстава?

– Нет!

– А что это тогда еще за мистер Харпер? А? Почему тогда, черт побери, я ехала не к мистеру Риммеру?

– Харпер мой партнер. Он вышел по нужде, – серьезно ответил Оливер. В этот момент, словно в подтверждение его слов, в кабинет вошел пожилой мужчина. Поздоровавшись с Сарой, он быстрыми шагами приблизился к столу Оливера.

– Ну-с, приступим, – сказал старик. Риммер с укором посмотрел на Сару. На секунду опешив, девушка собралась и приступила к своим прямым обязанностям.

Когда все вопросы были решены, мистер Харпер, прихватив с собой папку, привезенную Сарой, вышел из кабинета первым. Оставшись одни, Оливер и Сара посмотрели друг на друга.

– Ну, что скажешь? Не хочешь извиниться? – на полном серьезе предложил Оливер.

– Что?! Вот еще! Мне не за что извиняться, от такого, как ты, можно ожидать все что угодно!

– Может, хватит уже изображать из себя обиженную? Признайся просто, что я лучший любовник в твоей жизни, и мы разойдемся по-хорошему!

В этот момент Сара стояла рядом с сидевшим за столом Оливером. Склонившись над самым его ухом, она прошептала:

– Никогда!

Не оборачиваясь, она покинула его кабинет, а затем и дом.

***

Рождественские каникулы были снежными. В этом году праздник обещал пройти весело и волшебно. Юридическая фирма мисс Милтон была в числе приглашенных на благотворительный вечер, устроенный одной крупной корпорацией. Все гости были одеты в вечерние платья, фраки. Сара надела длинное шелковое платье, которое кокетливо оголяло одно плечо, а от талии струилось, как вода. Волосы, поднятые и закрученные в тугой валик, были украшены заколкой, усыпанной кристаллами «Сваровски». Вечер проходил в ресторане на пристани. Разговаривая с коллегами, неожиданно Сара заметила появившегося на балу Оливера. Он приехал в сопровождении длинноногой, изысканно одетой молодой дамы. С ее лица не сходила ослепительная улыбка, а на шее блистало ослепительное бриллиантовое колье.

Завидев знакомое и в то же время малоприятное лицо, Сара тут же отвела взгляд. Как назло, Риммер стал здороваться со всеми, кто попадался ему на пути. Появилась и Виктория.

– А, мистер Риммер, наш любимый клиент! С наступающими вас праздниками!

Слушать дальше Саре не хотелось, поэтому она поспешила уйти куда-нибудь в уединенное место. И такое место она нашла, это была большая и просторная терраса. На улице стояла настоящая зима, поэтому желающих морозиться на ней не было. Оставшись один на один с собой, девушка вздохнула полной грудью. Было почти совсем темно, пространство вокруг Сары едва освещала большая круглая луна.

– Я, конечно, понимаю, что на улице просто сказочно красиво, да и сами вы, как никто другой, просто идеально подходите под окружающий вас антураж. Но все же на вашем месте я бы был более осторожен, так ведь и до воспаления легких недалеко.

Резко обернувшись, Сара увидела незнакомого мужчину. На нем был парадный костюм и бокал шампанского в руках. В первое мгновение Сара не знала, что и ответить. Но главной мыслью было то, что это был не Риммер, значит, ей уже повезло.

– Мартин Киттон, – представился мужчина и протянул Саре руку.

– Сара Ньюмен, – ответила Сара и пожала ладонь незнакомца.

– Мне просто стало нехорошо, вот я и решила ненадолго уединиться и подышать, – почти искренне поделилась девушка. Мужчина понимающе закивал головой.

– Надеюсь, вам лучше, мисс Ньюмен?

Сара утвердительно закивала головой. После этого Мартин галантно предложил ей свою руку.

– Вы позволите, мисс Ньюмен, стать на время вашим кавалером?

– Конечно, мистер Киттон! Я была бы очень рада!

После этих слов пара вернулась в ресторан.

Когда Оливер увидел вдалеке Сару, он решил сделать вид, что совсем ее не замечает. Потом она исчезла из его поля зрения. Тогда он решил окончательно забыть, что она где-то рядом. Но когда она вновь появилась, да еще не одна, а в обнимку с каким-то, как показалось Оливеру, бородатым и лохматым мужиком, настроение Риммера заметно упало. Понаблюдав за тем, как Сара воркует и любезничает с мужчиной, Оливер припал к уху своей спутницы. Покраснев, девушка спросила его:

– Но, Оли, где? Здесь кругом народ!

Риммер вновь что-то зашептал ей. После этого он спешно повел спутницу из ресторана на стоянку, где был припаркован привезший их белый лимузин. Потребовав шофера удалиться, парочка забралась в машину, где Оливер, не говоря ни слова, принялся спешно раздевать девушку…

Ночь окончательно спустилась на берег. Праздник еще не закончился, но Оливер не хотел возвращаться в ресторан. Стоя одиноко на пристани с сигаретой, он смотрел на темную воду. Вайлет его покинула. После их неудачного секса она, недоумевая, вышла из машины и поспешила вызвать себе такси.

– Оливер, я тебя не понимаю. Твои перепады настроения меня уже достали! – бросила на прощание Вайлет.

Но Оливер ничего ей на это не ответил. Он и сам не понимал, что с ним происходит.

Теребя свои волосы, он готов был сквозь землю провалиться, только бы избавиться от этого непонятного чувства. Раньше он никогда не испытывал ничего подобного. А если бы испытал, то знал бы, что это самая обыкновенная ревность…

***

После этого вечера в жизни Сары появился настоящий мужчина. Мартин Киттон был умен, остроумен и галантен, к тому же приятной внешности: темные волнистые волосы, аккуратная борода. Каждый день он не переставал приятно удивлять Сару. Мартину было за сорок, он работал в сфере бизнеса, связанного с ценными бумагами. В день знакомства Киттон сразу пригласил Сару на свидание в выходные. Девушка с радостью приняла его приглашение.

С этого момента в их жизни начался волшебный этап, полный свиданий и романтических встреч.

Встречаясь где-нибудь в кафе, Мартин мог часами рассказывать Саре забавные, интересные истории. Девушка слушала его, не перебивая, и смеялась без остановки. С Киттоном ей было легко и приятно. Мартин дарил Саре цветы, интересные книги, а Сара в ответ одаривала его страстными и нежными поцелуями.

Однажды после страстной ночи, проведенной в квартире Сары, Мартин предложил ей жить вместе. Это было для девушки очень неожиданным и в то же время волнительным предложением, но, обдумав слова Мартина, Сара приняла решение переехать к нему.

Это случилось весной. Сара переехала в большой элитный район, где находилась квартира Мартина. Между ними все было как нельзя лучше.

В один из ясных солнечных дней Сара вышла из дома и направилась в магазин за продуктами. Готовить для Мартина было любимым занятием Сары. В прекрасном настроении она пошла через местный городской парк. Когда девушка проходила по оживленной аллее парка, ее неожиданно кто-то окликнул. Обернувшись, Сара остановилась как вкопанная. Оливер подлетел к ней мгновенно. На сей раз одет он был скромнее, чем в их предыдущие встречи, – в обычную куртку и джинсы.

– Тебя непросто застать без твоего лохматого дружка!

Глубоко вздохнув, Сара обреченно уставилась на парня.

– Я даже не стану тебя ни о чем спрашивать. – Сара продолжила свой путь, но уже насупившись.

– И все-таки, чем тебя так зацепил этот лохмач? – крикнул Оливер ей в спину.

– Ты действительно хочешь это узнать? – Сара резко остановилась и обернулась к Риммеру. – Так вот слушай: он умный, добрый, ласковый, смешной…

– Но я так и не понял, что есть у него, чего нет у меня?

– Оливер! – впервые назвала его по имени Сара. – Ты правда красив, строен и внешне очень сексуален…

Услышав это, Риммер мысленно довольно потер руки.

– Но ты пустой, – заключила Сара. – Ты как красочная тропическая лягушка, которая имеет яркую раскраску. Стоит только зазеваться и погладить ее, как твоя кожа сразу же пропитается ядом. Таких, как ты, история уже знала, ты не первый: маркиз де Сад, Казанова, Дориан Грей… Все они были красивы, но полны темноты! В твоих глазах… – В этот момент Сара приблизилась к Риммеру вплотную. – …в этих прекрасных, голубых глазах я вижу только пропасть. И мне совсем не хочется в нее упасть.

– Ты лжешь. – На глазах Риммера появилась влажная пелена. – Ты совсем не знаешь меня! И знаешь что? Ты лжешь в первую очередь себе. Потому что меня нельзя не полюбить! Я красив, умен, богат! А что есть у этого лохмача?

– Я!

Ответ Сары прозвучал для Оливера как выстрел. Вытирая свои намокшие глаза, ему нечего было на это ответить.

– Да, ты сумел на время подчинить мое тело, но ты никак не тронул мою душу, – безжалостно продолжала Сара. – Он сумел, поэтому он для меня все, а ты никто. Так, ветер!

Слушать Сару у Оливера не было сил. На его лице появилась вымученная гримаса.

– Да пошла ты! Это ты никто!

Но Сару его слова не задели. Строго смотря на Риммера, она стояла на месте и не двигалась. Обхватив голову руками, Оливер не мог больше сдерживать слез.

– За что ты так со мной? Тебе нравится меня мучить?

И тут Сара поняла, что хватила лишку. Глядя на состояние этого некогда холеного и цветущего блондина, она вдруг поняла, что он изменился. Он был небрит, немного неряшлив, на лице читались следы недосыпа. Как будто даже похудел. Парень плакал по-настоящему. Что творилось с ним в эту минуту, одному Богу известно. Но что-то в сердце Сары в этот момент екнуло. Подойдя поближе, она неуверенно обняла несчастного. Тут Оливер вцепился в нее мертвой хваткой. Опустив голову, парень уткнулся ей в плечо.

– Слушай, Оли, на кой я тебе сдалась, а? Прекрати меня преследовать. Тебе что, других женщин мало?

– Мне нужна только ты, – почти прошептал парень.

– О Боже, Риммер! И какого черта я послушала тогда Мишель и потащилась в твой дурацкий клуб?! – Сара высвободилась из объятий Оливера.

– А если бы я тогда не тронул тебя, у меня был бы шанс? – с надеждой в голосе спросил Риммер.

На этот раз гримаса мученика появилась на лице Сары.

– А может, мне и вправду переспать с тобой, тогда ты отстанешь от меня? Ну, то есть получишь наконец свое и сам отвянешь? – в отчаянии предложила Сара. Оливер не поверил услышанному. Не дожидаясь ответа, девушка схватила его за рукав куртки и потащила вглубь парка, где росли густые высокие кусты…

Оказавшись в уединенном месте, она толкнула его прямо на землю. Затем, сев на него верхом, стала расстегивать пуговицы своей кофточки. Обхватив ее стан, Оливер начал жадно целовать Сару.

– Ты мне мешаешь… – начала сопротивляться девушка. Но Оливер ее не слушал, вместо этого он останавливал ее от порыва раздеться. Продолжая ласкать Сару, он ловко перевернул ее так, что теперь он был сверху, а она лежала под ним. На мгновение он застыл на месте, словно рассматривая ее лицо.

– Что ты делаешь? – начала возмущаться Сара.

– Любуюсь, – ответил парень.

– Чем, своей победой? – съязвила Сара и опустила глаза.

– Ты прекрасна, даже когда злишься, – продолжал Оливер и погладил ее по лицу. В этот момент Сару осенила догадка:

– Риммер, ты что, влюбился в меня?!

Казалось, это признание поразило не только Сару. Услышав это, Оливер встрепенулся. Растерянно захлопав глазами, он смотрел на нее так, как будто видит ее в первый раз.

– Ой, только не это! – Оттолкнув мужчину, Сара привстала. – И что мне теперь с этим делать? – Она смотрела на парня в ожидании ответа.

– Выходи за меня? – робко улыбаясь, предложил Оливер.

– Ну уж нет, лучше просто переспать с тобой и забыть обо всем как о кошмарном сне! – С этими словами она вновь прильнула к нему. Оливер с новой силой стал целовать девушку в губы.

– Нет, не могу! – вновь отстранилась от Риммера Сара. – Когда я потащила тебя в эти кусты, я была о тебе совершенно недалекого мнения, а теперь…

Сара прижала ладонь к груди.

– А что ты думаешь теперь?

– Что? Да ничего. – С этими словами она встала на ноги. – Оставь меня, Оливер.

– Не могу! – упрямо твердил Риммер.

– Тогда мучайся дальше, пока самому не надоест. – Сара встала и пошла прочь.

Риммер вскочил, но преследовать не стал. Смотря ей вслед, как побитая собака, он был рад и одновременно не рад тому, что эта женщина наконец-то объяснила ему, что с ним происходит. Сара об этом даже не догадывалась, но с ним любовь случилась впервые…

***

Вечером за ужином Сара была какой-то притихшей.

– Дорогая, все в прядке? – нежно спросил Мартин.

– Превосходно, – коротко ответила девушка и притворно улыбнулась. Но Мартин понимал, что с Сарой что-то не так.

– Слушай, до окончания твоего отпуска осталось еще более десяти дней. Я тут подумал, а не арендовать ли на пару дней какой-нибудь симпатичный домик у озера?

– Но ведь отпуск у меня, а не у тебя…

– А я постараюсь вырваться с работы и приеду сразу же, как только смогу!

Это предложение пришлось Саре по душе и даже поспособствовало улучшению ее настроения. Недолго думая, она согласилась.

На следующий день Сара собрала небольшой чемодан для поездки. Мартин был еще на работе, но он пообещал приехать вслед за ней как можно скорее.

До места девушку доставило такси. Домик был небольшой, но очень уютный и находился в нескольких метрах от воды. С одной стороны озера была лесная глушь, с другой – пахотные поля.

Сразу же по приезде Сара почувствовала прилив вдохновения. Толком не распаковав чемодан, девушка надела купальник, кружевную накидку и вышла из дома. На голове ее красовалась светлая с широкими полями шляпа.

Подойдя к деревянной пристани, Сара раскрыла книгу и, удобно расположившись на шезлонге, принялась за легкое чтение. Вскоре девушка стала замечать небольшие тучки на горизонте. «Надо бы искупаться, пока погода совсем не испортилась!» – промелькнуло в голове Сары.

Скинув с себя все лишнее, девушка подошла к краю пристани и прыгнула в воду. Вода оказалась прохладней, чем она ожидала. Чтобы согреться, Сара принялась грести вперед. Местное озеро было красивым, но очень коварным: в здешних водах было прохладно из-за подземных источников, которые пробивались на дне то там, то тут. Девушка об этом не знала…

Не проплыв и несколько метров, Сара почувствовала, что ее тело стало цепенеть, движения сковывались. Не в силах справиться с резким перепадом температуры, ее конечности словно парализовало. Ноги перестали слушаться, сведенные судорогой. Постепенно непреодолимая дрожь охватила руки. Продолжая сопротивляться из последних сил, хватая ртом воздух, девушка стремительно уходила под воду. Широко раскрыв глаза, Сара испытала дикий ужас – ее сердце бешено заколотилось, а дыхание сперло. Вскоре вода заволокла ее со всех сторон и медленно потянула вниз… Забившись ей в рот, застелив глаза, темные воды вскоре совсем сомкнулись над ее головой. Увидев сквозь толщу воды голубое небо, Сара попыталась протянуть к нему свои руки. В этот момент из ее рта выплыли последние пузырьки воздуха и, неровно качаясь, поднялись вверх.

Чувствуя, что ей больше нечем дышать, Сара медленно закрыла глаза.

Дальше все как во сне… Сильные руки, словно крылья ангела, схватили бездыханное тело девушки и выдернули из темного плена…

Вынеся Сару на берег, ее спаситель стал интенсивно давить ей на грудную клетку и вкачивать своим ртом в ее легкие воздух. Широко распахнув глаза, Сара словно вырвалась из небытия. Глубоко вздохнув, она начала кашлять и сплевывать воду. Девушка долго не могла отдышаться. Наконец, справившись со своим дыханием, она повернула голову в сторону своего спасителя.

***

– К-как… т-ты… здесь ок-казался? – Зубы Сары стучали. Она никак не могла согреться.

Оливер сидел рядом с ней за столом на кухне и подливал кипяток в таз, где она держала свои ноги. На ее плечи парень накинул шерстяной плед. За окном стемнело. Погода вконец испортилась – вовсю лил дождь и бушевал шквалистый ветер.

Сару знобило.

– Ты… ты что, за… за мной следил?

– Вот еще, – фыркнул парень.

– Тогда как ты здесь ок-казался?

Оливер глубоко вздохнул и опустил глаза.

– Мне понадобились кое-какие бумаги по моему бизнесу. Я позвонил Милтон, она сказала, что документация у тебя, и обещала связаться с тобой. Но я сказал, что сделаю это сам. Приехав на квартиру к твоему лохмачу, я от консьержки узнал, что ты сегодня утром уехала на озеро. Затем она дала мне этот адрес.

– Что, прям вот т-так сразу в-взяла и д-дала?

Тут Оливер самодовольно улыбнулся, но ничего не ответил.

– П-почему м-меня это не удивляет… И все равно ты дурак! – довольно четко вдруг произнесла Сара, особенно слово «дурак». – Зря притащился в такую даль! Что я, буду документы с собой таскать?

– Сама ты дура, если думаешь, что я стал бы из-за одних документов в такую даль тащиться, – лукаво заулыбался Риммер.

Ночью дрожь Сары только усилилась. Девушка лежала в постели и тряслась, словно осиновый лист. Оливер сидел рядом и хмурил брови. На вспотевшем лбу Сары слиплись волосы. Слегка приоткрыв рот, девушка с хрипом дышала и кашляла. Найденные в местной аптечке лекарства ей не помогали. Подумав еще, он принял единственно верное решение. Скинув с себя всю одежду, Риммер лег в постель рядом с Сарой. Обняв девушку сзади, он прижался к ней всем своим горячим телом. Протянув свою руку, Риммер сжал ее ладонь.

Утром от былого ненастья не осталось и следа. За окном сияло яркое солнце и наперебой чирикали птички. Проснувшись, Сара почувствовала затылком чужое размеренное дыхание. Она повернулась и увидела его лицо. Оливер еще спал. Всматриваясь в знакомые черты, она словно видела их впервые. Его ресницы, его брови, его нос, его губы… Его взъерошенная челка торчала в разные стороны. Протянув свою руку, Сара стала поправлять его волосы. От прикосновений парень начал просыпаться. Открыв глаза, он молча на нее посмотрел. Сара потянулась своими губами к его губам…

Они лежали в постели, залитые светом утреннего солнца. Оливер мягко раскачивался над Сарой и блаженно стонал. Девушка, обхватив его бедра своими ногами, прижималась к нему все сильней и сильней… Он словно хотел завладеть ею без остатка, а она сладостно ему подчинялась…

Завтрак проходил в молчании. Глядя на Сару, Оливер не переставал улыбаться. В ответ Сара отвечала ему смущением. Она еще не осознала то, что с ними произошло.

Неожиданно у Сары зазвонил мобильник. Она вышла из кухни и ответила на звонок. Оливер продолжал сидеть на кухне и пить чай.

– Кто звонил? – Риммер посмотрел на девушку широко распахнутыми глазами.

– Это Мартин, он сказал, что скоро приедет, – ответила Сара и опустила глаза.

– Ты сказала ему о нас?

– Нет. Тебе лучше будет уйти.

Лицо парня помрачнело. Он нервно сглотнул.

– Уйти?!

Стоя на крыльце дома, Сара потупила свой взор. Во дворе стоял внедорожник, на котором приехал Оливер. Выйдя на улицу, парень хотел было идти к своей машине, как неожиданно на полпути остановился и обернулся.

– Я тебя не понимаю, – он развел руками. – Что это было тогда, сегодня утром?

– Ты спас мне жизнь, я… – Тут Сара замолчала, не в состоянии подобрать нужных слов.

– Ах, значит, ты так меня отблагодарила? – парень зло улыбнулся. – Ну что же, пожалуйста, фрау Сара! – С этими словами парень отвесил низкий поклон и быстро сел в свою машину. Больше не говоря ни слова, Оливер что есть силы надавил на педаль газа. Машина, нервно взвизгивая и оставляя в земле глубокие борозды, сорвалась с места.

Проводив его взглядом, девушка на ватных ногах вошла в дом. Вернувшись на кухню, она подошла к столу и хотела было начать прибираться, как неожиданно на нее что-то накатило. Зарычав, как раненая львица, она скинула со стола всю посуду одним махом. Ее накрыла настоящая истерика. Не в силах совладать со своими растрепанными чувствами, содрогаясь и нервно всхлипывая, Сара медленно сползла на стул и уронила голову на руки…

***

Домой с отдыха Сара и Мартин возвращались вместе. Они пробыли на природе три дня. Все прошло относительно спокойно, даже слишком спокойно, как показалось Мартину. Ведя машину, он искоса посматривал на свою девушку. Сара сидела, отвернувшись к окну.

– Тебе понравился отпуск на природе? – наконец спросил Мартин, не выдержав затянувшейся паузы. Сара подняла голову. В ее сознании всплыли картинки: пристань, книга, солнце, небо, вода, черная вода – бездна… А затем – руки-крылья, небо, солнце, его глаза, его губы, снова глаза… Голубые широко распахнутые глаза…

– Да, – натянуто улыбнувшись, ответила Сара и ласково провела рукой по щеке Мартина. В эту секунду ей показалось, что она гладит другого… Резко опустив глаза, она убрала руку. Мираж…

Дома настроение Сары не изменилось. Словно сама не своя, девушка ходила по квартире мрачнее тучи. Вечером, как обычно, Мартин и Сара сели в гостиной ужинать. Внезапно девушка подняла голову, собираясь что-то сказать.

– Мартин, нам надо поговорить, – неожиданно выпалила Сара.

Мужчина, отложив столовые приборы, весь обернулся в слух.

– Я хочу тебе признаться. Там, на природе, в доме у озера, пока тебя не было, я тебе изменила.

Услышав это, Мартин не поверил и усмехнулся.

– С кем, с белками?

– Я говорю тебе на полном серьезе. Он приехал в тот же день, что и я. – Сара почему-то решила опустить деталь о своем спасении. – А утром это случилось… Ты ничего не заметил, потому что он уехал до твоего приезда. А я успела убрать все следы его пребывания.

Осознав, что это не шутка, Мартин, уставившись в одну точку, застыл на месте.

– Я думаю, и тебе, и мне понадобится время, чтобы понять, как быть дальше. Прости меня, Мартин, я не хотела делать тебе больно…

– Но сделала, – сглатывая, пробормотал мужчина.

Испытывая муки совести, Сара потянулась к его ладони, лежавшей на белой скатерти. Но как только ее пальцы коснулись Мартина, он тут же убрал свою руку.

***

Оставаться в доме Мартина Сара больше не могла. Так как ее прежняя съемная квартира была уже сдана другим, Саре временно пришлось переехать в мотель. А в остальном ее жизнь текла по прежнему руслу: работа – дом – работа…

Уже три недели Мартин не звонил, а Сара не искала встреч с ним. Чувствуя себя изрядно опустошенной, девушка двигалась по жизни словно по инерции.

В один из таких будничных дней, а точнее вечеров, она, как обычно, выходила из здания офиса, собираясь спуститься в метро.

– Сара!

Обернувшись на оклик, девушка увидела Оливера.

– Может, прогуляемся и поболтаем о том о сем? – предложил Риммер. Ничего не говоря, Сара молча в знак согласия закивала головой. Парень повел ее к своей машине. Сев в его черный седан, девушка так же молча пристегнула ремень безопасности. Куда он собрался ее везти, она не спросила.

Проехав пару кварталов, Оливер остановил машину у песчаного городского пляжа. На улице был вечер, поэтому прогуливающихся на берегу было мало.

Помогая Саре выйти из авто, он накинул на ее плечи свой светлый пиджак. В ответ она благодарно ему улыбнулась. Пройдясь по берегу, они подошли к воде. Усевшись поудобней, Сара и Оливер стали смотреть вдаль.

– Как дела? – первым нарушил тишину Оли.

– Более или менее, – ответила Сара, смотря немигающим взглядом на волны, которые накатывали на берег.

– Хочешь, расскажу тебе свой секрет? – вдруг спросил парень, перебирая руками мелкий песок.

– Валяй.

– Почти десять лет назад я окончил балетное училище.

Услышав это, Сара прыснула.

– А еще получил диплом как мастер спорта по плаванию.

– Ну, что я могу на это ответить… Нехило. Твои богатые родители знали, как правильно распорядиться своими деньгами. И вложили в тебя по максимуму.

– Ты права, они вложили в меня всю душу и сердце, только они совсем не богатые.

– ???

– Мама была официанткой, а отец всю жизнь проработал на фабрике.

– Погоди, Оливер, ты же сам, как мне помнится, упоминал про какое-то наследство. Ты что, соврал?

– Нет, только это не совсем обычное наследство… – Тут Оли запнулся и опустил голову.

– Ой, только не говори мне, что ты продал душу дьяволу, чтобы разбогатеть!

– Скорее тело, и вовсе не дьяволу…

– Оливер, ты меня пугаешь…

– По окончании балетного училища меня в числе лучших студентов пригласили на выпускной вечер, который проводила одна богатая семья в своем особняке. Эта семья была главным спонсором нашей школы и помогала таким, как я, студентам из простых семей учиться бесплатно. Как сейчас себя помню, я был весь такой серьезный, во фраке, взятом на прокат… Меня в тот день жутко трясло, ведь в подобном месте я был впервые. Особняк поражал своей роскошью и масштабами. После официальной церемонии, на которой наши преподаватели давали нам последние наставления, нам было разрешено осмотреться вокруг и погулять по территории этого роскошного дома. Я немного замешкался и в отличие от остальных не пошел в банкетный зал за шампанским. В одном из залов того дома я увидел картину, которая чем-то меня привлекла. Это был Аполлон, древнегреческий бог Солнца.

Неожиданно со мной поравнялась одна дама. В руках у нее был бокал красного вина. Выглядела она как настоящая светская львица: длинное, облегающее бархатное платье темно-бордового цвета с глубоким декольте. На ее шее, в ее ушах и на запястьях сверкали украшения из драгоценных камней. А на руке красовался громадный перстень из сапфира. Это я потом узнал, что это был сапфир, а в то время я не смог бы отличить стекляшки от алмазов. Она стояла рядом и, слегка сжимая губы, рассматривала меня сверху вниз.

Я стушевался, но у меня хватило ума поклониться перед ней как перед королевой. Она и была для меня самая что ни на есть некоронованная королева… Мой неуклюжий жест все же ей польстил. Отпив глоток, она протянула мне свою изящную руку и представилась:

– Катарина Мария фон Вернер Крауз.

О, ты даже не представляешь, что это была за женщина! В Германии ее род насчитывает историю более чем в пятьсот лет. И ты не представляешь, что я испытывал, стоя рядом с ней и разговаривая. Я по сравнению с ней был простой босяк. А она стояла со мной рядом и мило мне улыбалась.

– Какие у тебя дальнейшие планы, Оливер? – спросила она.

– Госпожа фон Вернер Крауз знает мое имя?

– Да, Оли, ты даже не представляешь, сколько я о тебе знаю! – Дама лукаво улыбнулась.

В этот момент фон Вернер подошла ко мне поближе и погладила меня по рукам.

– За этой одеждой скрываются такие мускулы. – После этих слов она погладила меня по волосам. – А в этой светлой, чистой голове скрывается такой умственный потенциал…

Ничего не понимая, я стоял на месте как вкопанный. Со стороны я скорее напоминал растерянного совенка, нежели выпускника. Но, похоже, ей это только нравилось. Припав губами к моему уху, она мне прошептала: «Пойдем со мной, Оли, и я дам тебе то, что тебе даже и не снилось!» Я понимаю, о чем ты сейчас подумала: что она отвела юнца к себе и занялась с ним банальным сексом… Но ты ошибаешься. Она действительно увела меня с этой вечеринки к себе домой. Но никакого секса в тот вечер у нас с ней не было.

– С этого момента, Оли, у тебя начинается новая жизнь! – сказала мне Катарина, приведя в роскошную, сделанную под старину спальню, и вышла из комнаты.

И действительно, с того дня моя жизнь повернулась на сто восемьдесят градусов. Я закончил одну учебу и начал другую. Катарина была баснословно богата, но прямых наследников у нее не было. Такова цена закрытого рода – Катарина была последней из рода Вернер Крауз. Сам не знаю почему, но она выбрала меня. Ей было едва за сорок, но выглядела она гораздо моложе. Катарина тщательно за собой следила и очень дорожила своей внешностью. По воле судьбы ее красота стала ее проклятьем. На тот момент врачи диагностировали у нее порок сердца, требовалась срочная операция. Конечно, с ее положением и деньгами операцию провести было бы несложно. Но эта женщина, которая так дорожила своей красотой, категорически отказалась ложиться под нож.

– Не для этого я столько времени строила свое тело, чтобы какие-то глупые врачи изрезали его в одночасье! – говорила она.

Ни на какие уговоры она не соглашалась, никакие доводы не могли повлиять на ее решение. Тогда врачи окончательно сдались, предупредив, что в ее случае никто не берется прогнозировать, сколько ей осталось – может, несколько лет, может, месяцев.

Не зная точно, сколько у нее в запасе времени, она взялась за меня с таким рвением, что по сравнению с ее учением балет и плавание, вместе взятые, просто детский сад. Она учила меня всему: как правильно есть, говорить, ходить, одеваться… С ней я выучил три языка – английский, французский, русский. Я чувствовал себя рядом с ней просто младенцем. До встречи с Катариной я не знал о стольких вещах!

Иногда я ломался и начинал вести себя как капризный мальчишка.

– Ты проживешь без этих знаний, Оливер, но никогда не сможешь стать настоящим господином! – убеждала меня Катарина. И тогда я вновь брал себя в руки…

Я понимаю, что тебя интересует: был ли у нас с ней секс. О, да! Но не сразу. Сначала она мне многое объяснила, думаю, ты понимаешь, о чем я говорю… И лишь потом, со временем, когда я был полностью готов к этому, допустила к своему телу. Тут она тоже выступила в роли настоящей мастерицы. Для меня Катарина в вопросах секса была настоящим гуру. Ведь до встречи с ней у меня отношений с женщинами толком и не было. Когда мои сверстники ходили на свидания, я всегда был на тех или иных тренировках. А она мне открыла настоящий мир блаженства и наслаждений. Она раскрепостила меня и раскрыла во мне настоящего любовника. Каждая ночь, проведенная с ней, была похожа на сказку – это было волшебно! Второй женщиной в моей жизни, с которой мне было так же хорошо, была ты, Сара. Именно в то утро, в том доме у озера, я вновь испытал неописуемое блаженство…

Но, возвращаясь к моей истории с Катариной, хочу заметить еще одну очень важную деталь. Помимо всего прочего, она научила меня еще некоторым важным вещам: она показала мне, как работает мир бизнеса и денег. Вот без этих знаний долго на плаву не протянуть. Даже если у тебя будет миллионное состояние, нужно суметь его сохранить и преумножить. Чем я, собственно, до сих пор и занимаюсь.

Для нас с Катариной время отмерило почти пять лет. Довольно большой срок, учитывая ее состояние. Рано или поздно, но пришел тот час, который мы так старательно отодвигали. Она умирала на моих руках. В этот момент я словно умирал вместе с ней. Любил ли я ее? Тут что-то другое… За столько лет я привязался к ней физически и эмоционально. Она стала частью моей жизни, частью меня.

Я сидел рядом с Катариной на ее постели и держал ее за руку в тот момент, когда пришел роковой час. Напоследок она провела рукой по моему лицу.

– Я горжусь тобой, Оливер, ты лучшее, что было в моей жизни! Но прошу тебя, не плачь слишком долго обо мне, а живи полной жизнью. Используй все, что я тебе дала…

После этих слов ее рука скользнула вниз, взгляд потух. Я не могу описать словами, что я испытывал, когда ее не стало. Это было тяжело. Я долго приходил в себя. Сразу же после похорон я узнал, что все свое наследство она оставила мне. Это было многомиллионное состояние. Но был ли я от этого счастлив? Если честно, то нет. В первое время все мои мысли были отданы размышлениям, как жить дальше. Я настолько привык к Катарине, что, оставшись один, я растерялся. Мы оба знали, что рано или поздно это должно было случиться, но, даже зная об этом, быть к этому готовым просто нельзя. Два года я провел в Берлине. Два бесцельно прожитых года… Это был мой личный траур по женщине, которую я потерял. Но, в конце концов, время лечит, как говорят русские. Решив, что в Берлине меня уже ничего не держит, я продал всю недвижимость и переехал в Штаты. И вновь жизнь с чистого листа. Сначала я не знал, с чего начать – открыть ли мне какое-либо дело или заняться инвестированием. Но как-то раз, когда я сидел в гостинице в своем номере люкс и ничем особенным не занимался, мне позвонили с ресепшена и пригласили на частную вечеринку в отеле. В тот вечер местный важный господин праздновал свой юбилей. Не знаю, как он про меня узнал, но со мной были рады познакомиться. Как оказалось впоследствии, некоторые заведенные на том вечере знакомства мне пригодились для моих дальнейших деловых начинаний. Хотя людей там было не очень много, зато одиноких дам предостаточно. После всех официальностей одна явно скучающая фотомодель недвусмысленно дала понять, что не прочь провести со мной ночь. Сначала я колебался, но потом подумал: «А почему бы и нет!» Мы поднялись с ней ко мне в номер.

Ее звали Кайли. Это была первая женщина в моей жизни после Катарины…

Других по именам я почти не помню. Их лица пролетели в моем сознании как сухие опавшие листья…

А потом появилась ты. Похожая на Алису из Зазеркалья, вся такая отстраненная и недоступная. Вся в себе! К тому времени я уже привык, что любая попадавшаяся на моем пути женщина таяла передо мной как свеча. А ты даже не смотрела в мою сторону. Сначала я подумал, что ты просто притворяешься. Меня это немного завело. И, зажав тебя там, в каморке, я был уверен, что ты тоже, как и все, растаешь в моих руках. Но ты так посмотрела, что у меня появились кое-какие сомнения… Ну, что поделаешь, глупый, самонадеянный дурак! Потом я, сам не знаю зачем, притащился к тебе на квартиру. А ты взяла и ошпарила меня кипятком – и тут я словно начал прозревать, но до конца не мог с этим смириться. Ну почему ты не восхищаешься мной и не пытаешься мной увлечься? Ведь я весь такой-растакой! Ну вот, ты смеешься надо мной…

А когда у тебя появился этот лохмач… ой, прости, Мартин… Я вообще потерял всякий покой. Как ты могла променять меня на него! Каждый день я задавался этим вопросом и не находил ответа, пока… Пока ты сама не разъяснила это. Наверно, ты была права. Во всем…

Но твои слова не прошли для меня даром. Я думал над ними каждую минуту. И тогда я не выдержал. А история с бумагами только подтолкнула меня, чтобы лишний раз увидеться с тобой и вновь поговорить. Когда я приехал в тот домик на озере, я не знал, что сказать и как оправдаться… Мысленно я перебрал все варианты своих объяснений, как неожиданно меня оторвал от моих дум шум с озера. Когда я оказался на пристани, уже все стихло. Но посмотрев на вещи, лежавшие на шезлонге, я вдруг догадался о том, что произошло. Когда я бросился в воду, ты уже шла ко дну. В эту секунду я вдруг понял, что могу потерять тебя навсегда, как Катарину… На этот раз допустить этого я не мог. Я не знаю, что бы со мной произошло, если бы я не успел… В ту ночь я не переставал бояться тебя потерять. Ты так страдала, так мучилась, а я не знал, как еще тебе помочь. Мне так хотелось разделить с тобой твои страдания. Когда я тебя обнял, то почувствовал такой прилив нежности и желание защитить, какой не испытывал еще никогда. А потом ты одарила меня таким блаженством, что у меня будто бабочки закружили в животе, честное слово! Ты думаешь, что я так разоткровенничался перед тобой, чтобы лишний раз затащить в постель… Возможно… Ты улыбаешься, значит, ты не против? Но на самом деле я сам не знаю, почему вдруг решил рассказать все это. Как-то вот так…

Ночь была теплой и ласковой. На небе светили звезды. На берегу все еще оставалось немного полуночников, неспешно прогуливающихся вдоль воды. Лицо Оливера было спокойным. Он смотрел на воду, увлеченный своими воспоминаниями и думами. На Сару он посматривал с легкой улыбкой. Обняв его руку, девушка уткнулась лицом в его плечо.

– От тебя приятно пахнет, – тихо сказала Сара и стыдливо улыбнулась.

– Пойдешь со мной на свидание?

Вместо ответа Сара вновь улыбнулась и опустила глаза.

– Это значит да?! Или все-таки… Ты же знаешь, что у меня некоторые проблемы с правильным восприятием… – на всякий случай напомнил Оливер. Сара в ответ утвердительно закивала головой:

– Я пойду с тобой на свидание!

– Так, чтобы я знал: ты это сделаешь из жалости или потому что действительно этого хочешь?

– Оливер! – Сара с упреком посмотрела на Риммера.

– Нет, ты все-таки скажи, а то мало ли. Вдруг я тебе не нравлюсь, и тебе придется перешагивать через себя… – Но не успел Оливер договорить, как Сара закрыла ему рот поцелуем. И не давала говорить ему еще очень долго…

Эпилог

«Я хочу рассказать вам одну волшебную сказку про самую настоящую принцессу. Жила-была принцесса. Жизнь была у нее простая-препростая. Особенно если учитывать, что эта принцесса работала в очень скучной юридической конторе и каждый день ездила на работу в метро. Но однажды одна хитрая и пронырливая фея уговорила эту принцессу прогуляться по таинственному лесу. Принцесса сначала очень сильно сомневалась, стоит ли ей туда ходить, но пронырливая фея не унималась, пока не убедила принцессу окончательно. Так вот, пошли они в этот таинственный лес темной ночью, чтобы увидеть… Что же эти дурочки хотели там увидеть? Погоди, дай-ка подумать, может, настоящих принцев? Шли они, шли, а принцы все как-то им не попадались… Как вдруг им на встречу попался…

– Прекрасный голубоглазый король!

– Нет, им попался пестрый лягушонок-хитрец по имени Нарцисс.

– Ой, почему меня это не удивляет?

– Так вот, увидела его принцесса и испугалась, потому что знала, что у лягушат этих была очень скверная репутация. Люди говорили, что стоит только прикоснуться к этим прекрасным снаружи, но очень коварным внутри существам, то все – навек пропадешь!

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.