книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Александр Каминский

Сглажу. Дорого

Предисловие

Каждый из нас появляется на свет крохотным младенцем, по внешнему виду которого в момент рождения невозможно определить, кем мы станем, когда превратимся во взрослых людей. Только намного позже, потом, постепенно взрослея день за днём и познавая наш многосложный мир, мы и только мы сами решаем, какой дорогой пойдём и какую сторону, добра или зла, выберем.

А теперь представьте, что мы с вами перенеслись на двадцать пять лет назад и наблюдаем только что родившегося мальчика, издающего забавные крики, как и положено новорождённому, при знакомстве с незнакомой ему обстановкой, показавшейся ему дискомфортной после безопасного «плавания» в мамином животе.

Большие карие глазки, милый курносый носик, минимум волос на голове. «С виду обычный мальчик обычных родителей!» – скажете вы. Но я позволю с вами не согласиться, сразу уточнив, что в истории, которая изложена ниже, пойдёт речь о человеке насколько противоречивом, настолько и обладающем удивительными способностями творить невозможное для нас, простых смертных. Человеке, искушаемом намного больше, чем мы с вами. Человеке, всегда находящемся у невидимой развилки добра и зла. Человеке-маге.

Вы скажете, что волшебства не существует, ведьм и колдунов давно уже нет, а мир драконов придумали мечтатели. И я соглашусь с вами насчёт драконов и о волшебстве спорить не стану, просто расскажу одну историю, в которую кто-то поверит, а кто-то нет!

Я не стану выдумывать особенный мир волшебства и магии, а поделюсь историей жизни того самого человека, рождённого двадцать пять лет назад, который, возможно, сейчас живёт с вами по соседству, здоровается с вами каждое утро, и кого вы встречаете, не догадываясь о его способностях, стоя в очереди возле кассы магазина или прогуливаясьпо аллее в парке.

Возможно, он так же, как и мы с вами, спешит утром на работу и уставший возвращается обратно домой в переполненном людьми общественном транспорте, мечтая о скорейшем наступлении отпуска; кого-то любит, а кого-то ненавидит, ему тоже бывает радостно и грустно.

Но совершая ежедневно знакомый нам выбор между добром и злом, сообразным его особенным талантам, наш герой точно знает, что никто из нас не рождается монстром, потому что, это только наш выбор кем нам быть: добрым волшебником или злым колдуном.

Рассуждая о вечном, он незаметно для себя доезжает до своей остановки и спешит поскорее укрыться у себя дома, где на пороге его встречает некто, с любовью и заботой вглядываясь в его уставшие глаза, даря ту крохотную искорку тепла, которой магу достаточно, чтобы назавтра вновь устремиться в людском потоке навстречу судьбе, даря людям надежду.

Итак, провинциальный город, наши дни, канун прошлого или позапрошлого лета…

Часть первая. Нелюбимая работа

Глава 1. Светлана «Крабовна»

Деловая жизнь Иннокентия, двадцатипятилетнего кареглазого шатена среднего роста с невполне выразительной внешностью, протекала в основном размеренно, не считая времени наступления ежемесячных отчётов, когда шеф и по совместительству хозяйка агентства оказания «не совсем понятных» услуг – Светлана Марковна —вызывала его в свой кабинет, где раз в месяц, как уже многие из вас могли догадаться, устраивала ему «выволочку», по долгу отчитывая молодого специалиста и заодно повышая его профессиональный опыт.

Вот и сегодня, когда очередной календарный месяц года близился к завершению, Иннокентий ещё одним, дарованным ему чувством ощущал приближение нового урагана, которому безуспешно силился присвоить уровень сложности, понимая, что его «месячные деяния», мягко говоря, остались далеки от желаемого Светланой Марковной результата. Молодой человек, являвшийся единственным представителем мужского пола агентства по причинам, которые будут изложены ниже, озирался по сторонам, ища хотя бы малейшей поддержки у трёх коллег-девушек. Однако те, вжав головы в плечи и неподвижно уставившись в экраны мониторов, делали вид полного погружения в рабочий процесс, стараясь даже не моргать, не говоря уже о том, чтобы взглядом подбодрить бедолагу.

– Иннокентий, немедля к Светлане Марковне! —молодой человек услышал повергшие его в шок и трепет слова прежде, чем увидел вбежавшую в их кабинет запыхавшуюся очаровательную Софи, секретаря директора агентства.

– Софи, у меня тут пару важных звонков нужно сделать, это займёт всего пять минут! – он пытался отстрочить неизбежное, но взгляд Софи был неумолим, ведь в эти секунды решалось, кто: он или она —попадут под неумолимый, как асфальтный каток, гнев Светланы Марковны. – Ладно, сейчас, – обречённым голосом пробормотал Иннокентий, как можно медленнее поднимаясь со своего рабочего места. Он ещё раз с надеждой посмотрел на своих коллег-девушек, но те по-прежнему продолжали делать вид, что заняты какой-то очень срочной работой. И тогда молодой человек, выйдя следом за Софи в коридор, неуверенным шагом побрёл по нему в сторону тупика, где впереди замаячила вывеска, выбитая белыми буквами на чёрном, словно могильный обелиск, граните: «Смелее, как же я вас уже заждалась!»

Парень с сожалением подумал о скоротечности быстро закончившегося коридора до дверей с гранитной надписью, а Софи, тем временем тихонько постучав в дверь и услышав «железное» «Да!», приоткрыла дверь и чётко, почти по-военному, сообщила хозяйке кабинета об ожидании в приёмной вызванного директором работника, после чего впихнула не особо желавшего попасть внутрь Иннокентия и стремительно, со вздохом облегчения закрыла за ним дверь снаружи, оставив того наедине со своей судьбой.

Светлана Марковна – молодая красивая «жгучая» брюнетка тридцати с небольшим «хвостиком» лет, одетая в деловой костюм чёрного цвета и кипенно-белую блузку, стояла возле большого окна, через которое с непроницаемым лицом наблюдала кипучую жизнь внизу на проспекте возле делового центра. И, когда она увидела вошедшего с виноватым и чуть испуганным выражением Иннокентия, лицо Светланы Марковны как-то сразу преобразилось, наполнившись блаженством в предвкушении незабываемой встречи с подчинённым. Её ноздри начали нервно непроизвольно, подрагивая, расширяться, словно у вороного жеребца в ожидании стремительной скачки, тонкие длинные брови поползли вверх, а в бездонных карих глазах брюнетки заполыхал такой жаркий огонь, чья плавильная работа сейчас могла с лёгкостью «растопить» не одну тонну разной степени драгоценности металла.

– Иннокентий, ангел наш сизокрылый! А я уже все глаза проглядела! Где же ты?! Вот и Софи говорю: «Уж, не соизволит ли мой многоуважаемый подчинённый, наконец, осчастливить своего руководителя и заглянуть в эту скромную обитель?!» Ну что ты такой нерешительный, скорее присаживайся, может, кофе?! – нежным, почти бархатным голоском произнесла Светлана Марковна, с участием обратившись к сотруднику своего агентства, что послужило для Иннокентия сигналом неторопливо, почти как в замедленном видеоповторе, совершить попытку приземлиться на один из стоящих рядом со столом директора стул.

– Бац! – ладонь Светланы Марковны со всей силы опустилась на столешницу её стола, своим оформлением больше похожего на лакированную крышку гроба. – Да как ты смеешь ещё сидеть в моём присутствии?! – почти прошипела, стиснув зубы, директор агентства, мгновенно изменившись в лице и впившись своими клокочущими огнём большими глазами в подчинённого, чем заставила того, подпрыгнув от поверхности стула, встать рядом с ним.

– Светлана Марковна, я … – он так быстро произнёс её имя и отчество жалобным голосом, что она услышала только его «я» на выдохе, прерванное её вопросительным взглядом.

– Что ты, Недоиннокентий, продолжай?! – она почти по-матерински жалостливо разглядывала его лицо, медленно приближаясь и гипнотизируя его, словно питон, с кулинарным изыском внимательно всматриваясь в каждую деталь «блюда». – Где довольные клиенты?! Где закрытые проекты многомесячной давности?! – Светлана Марковна всего лишь начала обходить Иннокентия стороной, а ему, почуявшему неподвижность собственных ног, казалось, что трёхметровый питон уже начал обвивать его своими «стальными» кольцами.

– Светлана Марковна?! – Иннокентий ещё мог говорить, но уже не был в состоянии пошевелить прижатыми к внешним сторонам бёдер руками, лишь крутя головой в попытке проследить за перемещением кружившей вокруг его тела директора агентства. – Я… – он начал задыхаться от сдавивших его грудь мощных холодных объятий, когда краем глаза увидел её лицо рядом со своим и почти явственно почувствовал леденящий душу холодок змеиных чешуек.

– Тшш! – щека Светланы Марковны почти касалась его щеки, донося до слуха Иннокентия змеиное шипение. – Ах, маленький, вкусный, Недоиннокентий! Как жаль, что я дала твоей бабушке обещание приглядывать за тобой! Но как же мне хочется сейчас проглотить тебя целиком! – молодой человек увидел вблизи своего лица разверзнувшуюся надвое широкую змеиную пасть с двумя рядами острых, загнутых внутрь глотки зубов, которая, чуть помаячив перед его глазами, медленно и нехотя отступила прочь, после чего хватка вокруг его груди ослабла, что позволило Иннокентию начать учащённо вдыхать воздух лёгкими.

– Вы сама щедрость! – лишь произнёс молодой человек то, что первым пришло ему на ум, когда руки и ноги «освободились» от мёртвой хватки изголодавшегося «питона».

– Благодарю! Я знаю! – уже более спокойным тоном, как ни в чём не бывало, ответила на его реплику Светлана Марковна, слегка кокетливым движением поправляя чуть растрепавшиеся собранные в «пучок» длинные волосы. Она изящной походкой прошла до своего рабочего места и с неподдельной безмятежностью уселась в ожидающее её кресло.

Тем временем Иннокентий опасливо посмотрел на стул возле её стола, в который ему не удалось удачно приземлиться с первой попытки двумя минутами ранее, но, увидев одобрительный выразительный жест, сделанный директором агентства одними глазами, он совершил вторую попытку, с облегчением выдохнув из своих лёгких почти весь запас воздуха.

– Итак, наше юное дарование, я внимательнейшим образом вслушиваюсь в каждое произнесённое тобой слово оправдания той непростительной пассивности, свидетелем которой является всё многоуважаемое трудолюбивое общество коллег нашего славного агентства! – Светлана Марковна озвучила витиеватую многосложную тираду, не сводя с Иннокентия своего гипнотического взгляда и ожидая от нерадивого подчинённого вразумительных объяснений.

– Тук, тук! – послышался спасительный стук в дверь, и словно все ангелы слетелись к Иннокентию, когда он услышал еле слышный голосок Софи, боязливо сообщившей директору агентства, что на пороге офиса в неведомом ожидании томится очередной новоявленный соискатель сильных впечатлений. – Светлана Марковна, к Вам соискатель!

– Иннокентий, кажется, нам придётся на время отложить эту приятную беседу?! Ты же не против?! – Светлана Марковна чуть повернула набок свою голову, с нескрываемым сожалением прерывая передачу профессионального опыта более молодому коллеге и наблюдая, как тот учащённо искренне кивает ей в ответ собственной головой. – Свободен! Пока…

***

Всё вышесказанное могло показаться полной, несуразной, а местами и банальной ерундой, если бы не одно «но», знание коего расставляло все элементы декорации «по своим местам»: Светлана Марковна вовсе не была обыкновенной стервой, как могло это кому-то показаться, отрывающейся за свою несостоявшуюся личную жизнь на подчинённых или втайне влюблённой в простака-Иннокентия, который по наивности не замечал её чувств. И, конечно, агентство, которое принадлежало ей,вовсе не оказывало случайным посетителям «непонятных» услуг. Наоборот, клиенты агентства знали Светлану Марковну лично, и только тщательный отбор, подкреплённый надёжной рекомендацией, позволял немногим избранным обратиться к ней с деликатной просьбой, щедро заранее оплатив бесценный дар, коим великодушно делилась директор агентства, оказывая им весьма специфичную помощь.

Дело в том, что Светлана Марковна была потомственной колдуньей, горячо любящей своё дело и без остатка отдающей всю себя тому ремеслу, которому решила посвятить свою жизнь.

– Софи, запускай! – последовал короткий приказ Светланы Марковны, когда Иннокентий, в спешке покидая кабинет директора, не закрыл за собой дверь, в проёме которой показалось хорошенькое личико её секретаря, взволнованной предстоящим событием.

И в этот момент уже весь офис агентства, узнав о визите очередного соискателя, замер, побросав «срочную» работу, в ожидании того, что неминуемо должно было свершиться с молодым высоким брюнетом-щёголем, появившимся в дорогом деловом костюме на его пороге и беспечно отмахнувшимся от, как ему показалось, безделушек, свисающих с потолка крохотного коридора тройной развилки офиса непонятными иероглифами. Щёголь, изучая незнакомую местность, остановился в коридоре, сначала повернув голову налево, где в конце ответвления коридора увидел вышедшую к нему длинноволосую яркую блондинку.

– Налево гульнёшь, коня потеряешь! – чувственным и одновременно полным коварства голосом запела Светлана Марковна, наблюдая по монитору видеокамер, как блондинка томно улыбнулась щёголю, словно играя с ним и «сиреной» заманивая его к себе, едва заметно указательным пальцем левой руки пригласила его в свой кабинет и сама возвратилась внутрь.

– Вправо шагнёшь, рога обломаешь! – почти в рифму продолжала петь Светлана Марковна, одновременно наблюдая шараханья по коридору щёголя, когда распахнувшаяся дверь уже справа по коридору остановила, казалось, неминуемый его уход к блондинке, и оттуда выглянула рыжеволосая красавица, задорно смеявшаяся над чьей-то шуткой и лёгким движением расстегнувшая две верхние пуговки своей белоснежной блузки, вызывающим взглядом зелёных и чуть бесстыжих глаз поманив соискателя в свой кабинет.

– А прямо пройдёшь, на обед попадёшь! – Светлана Марковна лёгкой походкой выскочила из своего кабинета, показавшись перед растерявшим остатки уверенности щёголем. Она, тряхнув головой, демонстративно распустила перед ним свои жгуче-чёрные волосы, обрекая их красиво опуститься на плечи, в то время как адский огонь в глазах директора агентства сменился «вертикальной» чёрточкой, присущей хладнокровным и гадам, гипнотизируя и маня вошедшего в офис несчастного пройти прямо по коридору. – Эх, мужчины, какие же вы глупцы, ну почему все выбирают блондинок?! – почти с детской невинной капризностью воскликнула Светлана Марковна, с сожалением поджав свои пухлые губы и провожая вновь принявшими человеческий вид глазами уход щёголя в кабинет налево по коридору.

Трое девушек-коллег Иннокентия, ранее делающих вид, что полностью погружены в срочную работу, тихо приоткрыв дверь в коридор, наблюдали за выбором очередного соискателя своей судьбы. Девушки хорошо понимали, что из трёх роковых событий не стоило выбирать ни одного, чему спасительной подсказкой служили висевшие «безделушками» на входе в офис непонятные иероглифы. После сделанного щёголем рокового выбора они проводили глазами его уход к блондинке, переглянулись между собой и тихо хихикнули. И только после этого одна из них повернулась к продолжающему непроизвольно вздрагивать от посещения кабинета директора Иннокентия.

– Как тебе сегодня наша Светлана «Крабовна»?! – с издёвкой, ехидно перековеркала отчество директора агентства она, намекая на один из многих талантов бессменного руководителя. – Кажется, вы снова лишили нашего любимого директора ланча с обедом?! И кто-то сегодня всего лишь потеряет коня, а ведь мог и…?! – воскликнула девушка, широко раскрыв глаза и неестественно открыв рот, словно пародируя ужас, который поджидал нерасторопного щёголя в случае поворота им направо или похода прямо по коридору офиса.

Тем временем остальные коллеги, заметив бесшумно прошедшую мимо их кабинета директора агентства, быстро разбежались от входной двери и расселись по своим рабочим местам, опять сделав вид, что погружены в выполнение важных и срочных заданий.

– Это ещё что такое?! – послышался возмущённый голос Светланы Марковны, появившейся на пороге кабинета блондинки. И вновь троица коллег Иннокентия, подбежав к входной двери и подглядывая в её щель, увидела выбегающего из кабинета блондинки щёголя с расстёгнутой рубашкой, которого «почти ненароком» там застала врасплох директор агентства.

– Простите, я хотел попасть на собеседование! – попытался оправдать запредельную бестактность своего поведения щёголь, попутно стараясь привести себя в порядок, но Светлана Марковна была неумолима, когда, негодующим голосом переспросив, прокричала ему: «Попасть на собеседование?! Вон отсюда!» Чем заставила молодого человека под тихое хихиканье коллег Иннокентия с позором удалиться восвояси.

– И главный номер сегодняшнего утра! – прокричала осмелевшая девушка, которая посмела назвать директора «Крабовной», пока две другие девушки-коллеги дружно переместились к окну кабинета, в которое они наблюдали выбежавшего на парковку щёголя, нервно усаживающегося в свой не самый дешёвый автомобиль. – Барабанная дробь! Ба-ба-ба-ба! Дамы и господа! – «конферансье» запрокинула голову и замерла в ожидании, пока через несколько секунд в открытое окно кабинета не ворвался сначала рёв двигателя, а затем громкий стук, возвестивший всех присутствующих в кабинете, что авто щёголя на полной скорости влетело в металлическую ограду парковки. Это вызвало общий шквал ликования у трёх девушек-коллег «Даа!» и отборный мат охранников парковки.

– Твою ж дивизию! Третий раз за неделю машина «всмятку»! Парень, ты как?! Жив?! Чертовщина какая-то! – не унимался зычный голос охранника, поспешившего на помощь незадачливому соискателю, который, охая, вывалился из своего дорогого авто.

Между тем Светлана Марковна, устав от лицезрения картины раскуроченной машины горе-соискателя, перевела, наконец, свой пристальный взгляд на появившихся в её кабинете двух заместителей, тех самых блондинку и рыжеволосую девушку, так умело запутавших и соблазнивших только что потерявшего автомобиль щёголя.

– Незря тебя за глаза называют «Крабовной»! – неожиданно призналась блондинка, в попытке сделать комплимент директору агентства. – Так талантливо «перекусывать» одним взглядом шланг тормозной системы не каждой дано! – добавила она, получив тычок в бок от рыжеволосой, наблюдавшей несводя глаз очередную смену настроения Светланы Марковны, «скакнувшей» от блаженства тихого моря в сторону всесокрушающей на своём пути бури.

– Милочка, твоя красота может сравниться только с твоим интеллектом! В обратной последовательности, конечно! – проговорила директор, тихо приблизившись к блондинке.

– А это хорошо? – с наивной улыбкой глядя на директора, поинтересовалась блондинка.

– Несравненная моя, для тебя это не просто хорошо! – прошептала Светлана Марковна, тыльной стороной ладони проведя по длинным волосам своего заместителя. – А я бы сказала: «Между просто «великолепно» и сказочно «чудесно»!! – оценка талантов блондинки прозвучала из уст брюнетки так ласково, что даже рыжеволосая заместитель уловила в ней сожаление о несостоявшемся по вине «неземной белокурой красоты» директорского «ланча». – Ладно, проехали, свободны! Пока… – строгим голосом Светлана Марковна отправила обеих красавиц вон из кабинета и, бесшумно ступая по полу одетыми чёрными туфлями, в который уже раз за утро уселась в своё величавое кресло, с удовольствием уставившись на полированную столешницу, больше похожую на крышку гроба. Ей вдруг так захотелось провести по столешнице рукой, но подсвеченные офисным освещением пылинки на её поверхности не позволили ей прикоснуться к ней своими изящными пальцами.

– Светлана Марковна! – голос показавшейся в дверном проёме Софи вывел её из умиротворённого состояния. – На второй линии кадровое агентство! Они жутко извиняются за случившееся! – протараторила секретарь, вновь захлопнув с внешней стороны дверь кабинета.

– Да! Я слушаю! – усталым голосом откликнулась Светлана Марковна, когда включила громкую связь и откинулась в кресле. – Расстроена ли я? Ну что Вы! Как может быть расстроен человек, вот уже третий раз за месяц лицезрящий в своём офисе бесстыдство?! А ведь я хотела этому соискателю предложить самый большой контракт в истории нашей фирмы, понимаете?! – Светлана Марковна была не только талантливой колдуньей, но и умела великолепно исполнять роль огорчённой бизнесвумен. Она заранее отрепетировала «спектакль», подставив очередного недотёпу коварством своих заместителей, и сейчас разыгрывала как по нотам неподдельное возмущение. Колдунья с торжествующей усмешкой слушала собеседника на том конце провода, обещавшего ей солидную денежную компенсацию понесённых моральных издержек и взывающего к её великодушию с просьбой не расторгать договор кадровых услуг, дав ему ещё один шанс исправиться. – Хорошо, я сейчас пойду и попытаюсь успокоить бедную девочку, к которой домогался этот наглец, и, конечно, мне придётся финансово компенсировать ей то потрясение, что бедняжке пришлось сегодня испытать! – продолжила спектакль Светлана Марковна и даже приподняла вверх брови, когда услышала сумму обещанного кадровым агентством щедрого вознаграждения. – Вы мне льстите! Моё великодушие не идёт ни в какое сравнение с той заоблачной высотой, которой я оцениваю наше взаимовыгодное сотрудничество! – подытожила она разговор, уже явно утомивший и переставший её интересовать после фиксациисторонами ожидаемой цены спектакля. – И Вам всего доброго! – завершила Светлана Марковна победоносное шествие и прервала сеанс связи, только сейчас почувствовав некий дискомфорт от того, что осталась голодной.

***

Иннокентий всегда придавал большое значение словам, часто буквально воспринимая их смысл, а ещё, не в силах перебороть страх перед всемогущей Светланой Марковной, он только в самом конце рабочего дня решался воспользоваться по прямому назначению уборной комнатой. Вот и сегодня, после посещения её кабинета и «падежа коня» очередного соискателя удачи, Иннокентий прошмыгнул в туалет, расположенный совсем рядом с приёмной директора агентства, где, расслабившись, предавался размышлением о том, что имя «Светлана» имеет красивую производную от слова «свет», вызывающего у молодого человека самые радостные и тёплые ассоциации. Он продолжал недоумевать тому гигантсткому несоответствию, контрасту светлого имени и одетой во «всё чёрное» брюнетки, когда, открывая дверь уборной, вздрогнул от неожиданности, натолкнувшись на стоящую рядом с туалетом директора агентства.

– Светлана Марковна! Я… – голос Иннокентия предательски задрожал вместе со всем естеством молодого человека в момент неожиданной встречи его глаз с обворожительным силуэтом брюнетки, которая даже немного смущённо улыбнулась ему в ответ.

– Иннокентий, почему ты ещё не в пути домой? – заботливым тоном произнесла Светлана Марковна, бегло глянув на настенные часы возле её приёмной и снова посмотрев на молодого человека. – Ну что ты так напрягся! Беги скорее! Свободен! Пока… – прозвучало ему вслед, и Иннокентий почувствовал, как ноги сами повели его по коридору, унося в тёплые объятия улиц и тротуаров вечернего города конца мая, прогулка по которым приближала молодого человека к кардинальным изменениям его невзрачной жизни.

Глава 2. «Циркулярная пила»

Вечер после рабочего дня быстро приближался к своему логическому завершению, и Иннокентий, будучи в своей крохотной студии в одиннадцать квадратных метров, со вздохом подумал о предстоящих выходных, провести которые ему предстояло не прогуливаясь по уже утопающим в зелени улицам города, а в душном офисном обществе Светланы Марковны. Ещё раз оглядев свой крохотный мир, он отправился на расположенное над ванной комнатой и прихожей спальное место, в которое он попал, поднявшись по закреплённой к полу и стенам металлической лестнице, и, покрутившись волчком на постели, наконец, улёгся спать.

Не сразу, но Иннокентий погрузился в беспокойный сон. И тут пришла пора познакомить читателя с одной странностью начинающего мага: многие годы он вёл неравную борьбу со своими сновидениями, которые каждую ночь подсылали ему лабиринты ночных кошмаров. Предлагаю, как в игре-бродилке, пройдя один, самый простой уровень, перейти на более сложный. Сначала страхи, как когда-то в реальном детстве, преследовали Иннокентия злобными псами, которые в самый неподходящий момент останавливали «ночное» путешествие молодого человека где-нибудь в подворотне, не давая ему дойти до заветной цели, до которой, казалось, ему оставалось лишь протянуть руку. И, как ни старался Иннокентий, долгое время все его попытки пройти мимо оскалившего пасть и показавшего свои почти волчьи клыки чёрного пса заканчивались фиаско: либо он просыпался, либо разворачивался и уходил в поджидающий его за поворотом сна тупик, из которого так и не мог выбраться до утреннего пробуждения. Затем миролюбивый Иннокоша, как звали его все знакомые и друзья, попытался примириться со своими страхами, когда, наблюдая в своём очередном кошмаре рычащего пса, он, набравшись смелости и подойдя к тому, нежно погладил пса за ухом и накормил того неизвестно откуда взявшимся собачьим кормом. И, о чудо! Злобный пёс превратился в ласковое существо, поскуливавшее и обтирающееся своим боком о ногу Иннокоши.

На некоторое время ночные кошмары перестали терзать молодого мага, но стоило тому расслабиться, как они явились к нему в новом обличии посещения им старой родительской квартиры, где кроме него поздним вечером никого не было. Иннокентий по-хозяйски проходил по квартире, как не единожды это делал наяву, и пытался включить свет поочерёдно то в коридоре, то на кухне, то в большой гостиной комнате. Но, к его удивлению, сон оставался окрашен в мрачные, полусумрачные тона, в лучшем случае с еле светящими лампочками, а в худшем —с неработающими приборами освещения, заставляя Иннокентия пребывать в полумраке и чувствовать присутствие некой потусторонней силы, от которой у молодого мага даже во сне на голове «шевелились волосы» и по спине пробегал самый настоящий озноб.

Вот и нынешней ночью Иннокентий всё никак «не мог найти» в своей старой квартире годный электроприбор, тщетно манипулируя включателями во всех её комнатах, пока громкий сигнал не вырвал его из цепких лап очередного ночного кошмара.

– Та-да-дам! – молодой человек приподнялся на своём спальном месте, чуть не ударившись головой о низкий потолок, когда в мессенджере на его смартфоне появилось сообщение с незнакомого номера: «Привет, встретишь меня завтра?» – М-м-м! – потянул Иннокентий, опуская свою тяжёлую голову обратно на подушку в желании продолжить неравную схватку, но неизвестный «гость» не собирался останавливаться на достигнутом, отправив ему новое сообщение: «Я не поняла, сундучок с секретом, ты меня игноришь?!»

И вот тут-то наш маг вновь сел на своей «кровати» буквой «Г», пожалев разом, что так быстро проснулся, и, выпучив глаза от уже реального, преследующего его всё детство смешанного чувства восторга и страха, медленно и разборчиво прошептал: «Циркулярная пила?!» Он тут же поспешил напечатать наводящий вопрос: «Катя?» И получил такое знакомое и ни с чем не сравнимое: «Угу!» После чего молодой маг не раздумывая отправил утвердительный ответ, ещё не зная ни средства передвижения, ни времени прибытия гостьи.

***

В детстве многих из нас наверняка были люди, оставляющие неизгладимый след на долгие годы после его окончания: у кого-то со знаком «минус», у кого-то со знаком «плюс». Как кому повезёт! И крайне редко немногим из нас судьба посылает людей, насколько ярких, настолько и противоречивых. Вот именно к такой категории можно было отнести озорную и отчаянную девочку, которую вся округа, где прошло детство Иннокентия, прозвала «Катькой – циркулярной пилой»! Своё прозвище Катя получила за один-единственный случай, сделавший её грозой всех местных хулиганов, возможно, влюбившихся в неё без остатка.

Катя, имевшая неукротимый нрав и странное влечение к острым предметам, постоянно носила с собой нож или другой колюще-режущий металлический предмет, которым демонстрировала местным ребятам своё умение без промаха метать его в цель. Что как-то решил оспорить Митяй, местный мальчик, на пару лет старше девочки. И вот тут-то Катино самолюбие взыграло такими красками, что чуть не привело к большой трагедии.

– Ты меня на слабо решил взять?! – в голубых, как небо, Катиных глазах зажглась ярость, а её короткие русые волосы встали дыбом, словно у кошки, увидевшей смертельную опасность и решившей дать последний бой. – Тогда давай на спор, пока кто-нибудь не тормознёт?! – предложила она турнир по метанию ножей, и Митяю, как более старшему, ничего не оставалось, как согласиться с брошенным ему вызовом.

Сначала несколько ребят и Катя по очереди метали ножи в расставленные предметы, постепенно увеличивая расстояние и усложняя задание, пока в конце не остались двое: она и Митяй. И, когда парня постарше все начали призывать к благоразумию и признать в девочке ровню своим метательным талантам, он вместо ещё возможного компромисса отказался остановить турнир, чем роковым образом усложнил себе дальнейшую судьбу. Вот тут Катя и предложила рисковый вариант метать нож в предварительно отобранное у испуганно смотрящего на неё Иннокошу яблоко, удерживаемое вторым финалистом на вытянутой руке.

Первым выпало продемонстрировать своё мастерство Митяю, который долго медлил, уже желая отыграть всё назад, но «коллектив» жаждал зрелища. К тому же девочка бросила в его сторону такой полный презрения взгляд, что не оставила Митяю больше времени на раскачку.

– Фуу! – вырвалось одновременное облегчение у десятка зрителей, когда нож воткнулся в дерево чуть выше яблока, которое на вытянутой ладони продолжала держать ухмыляющаяся Катя, при этом не моргнув и глазом и показав лёгкий порез на тонкой кожице фрукта.

И теперь уже настала очередь Митяя продемонстрировать своё хладнокровие мишени, когда он, заметно побледневший, встал у дерева, не до конца вытянув руку и чуть сгибая её в локте, на что Катя не преминула ему указать. «Давай уже!» – крикнул ей Митяй и уже через секунду с непонятным удивлением уставился на пронзённое ножом конкурентки яблоко, лезвие которого с характерным звуком глубоко вошло в ствол дерева.

– Ааа! – начал вопить Митяй, две фаланги пальцев руки которого упали на землю рядом с деревом, а яблоко по-прежнему продолжало прижимать повреждённую кисть подростка к стволу растения. – Ааа! – Митяй продолжал вопить, наконец, вырвав ладонь и схватившись другой рукой за рану, после чего побежал куда-то в сторону своего дома.

Некоторые из ребят бросились вслед за ним, желая помочь пострадавшему, другая часть свидетелей кровавого турнира уставилась на Катю, которая с олимпийским спокойствием подошла к дереву и не глядя на лежащие две фаланги под ним тихо, деловито произнесла: – Когда держишь яблоко как мишень на ладони, незачем указательным и средним пальцами стараться его ухватить! – она вытерла окровавленный нож, воткнув его пару раз в землю возле бесхозных фаланг Митяя, и невозмутимо поинтересовалась у зрителей: – Может, продолжим?

Но зрительская аудитория вдруг резко засобиралась по своим неведомым чуть ранее, но срочным сейчас делам, и только Катя осталась возле дерева тренироваться дальше, напоследок достав из кармана своих штанов платок и подняв с земли две бесхозные фаланги, завернула их в него. Затем она протянула платок Иннокоше, оказавшемуся последним из зрителей. – Держи, непременно верни этот подарок Митяю, их ещё можно пришить! – сказала на прощание она с хладнокровием опытного хирурга, заставляя несчастного курьера, морщась от посылки, броситься наутёк догонять уже ушедших ранее зрителей.

***

Через несколько дней Митяй появился на людях, рассказывая юной местной общественности удивительную историю возвращения в травмпункте двух фаланг на место и резюме местного хирурга, который, насмотревшись за свою долгую практику на последствия неосторожного обращения с режущим инструментом, прямо заявил родителям подростка, что тот «поработал» на циркулярной пиле. Вот тогда-то все присутствующие при новости мальчишки с уважением за смелость, меткость и «доброе» сердце девочки начали подходить к ней и, похлопывая по плечу, с уважением называть её прозвище: «Циркулярная пила!»

И только один из её ровесников, стоящий чуть поодаль в стороне от демонстрации Митяем двух ещё не заживших до конца фаланг, почти терял от их вида сознание. Это был Иннокентий.

***

С тех пор прошло больше десяти лет, за которые многое поменялось в жизни юных метателей ножей и их зрителей. Но прозвище в кругу друзей и знакомых – вещь «постоянно стабильная», как не раз любила говорить сама «Катька-циркулярная пила», которая ко времени своего нынешнего возвращения в родной город закончила школу и то ли уже отучилась на хирурга, то ли, бросив это занятие, «ушла» в неведомый океан «женской пластики», где сейчас промышляла с разной степенью успешности.

Иннокентий давно не видел Катю, с коей на некоторое время потерял связь, как это часто бывает у людей, которые незаметно для себя выросли и погрузились во взрослый мир постоянных проблем. И когда он, по привычке опаздывающий на все встречи, приехал её встречать к уже прибывшему из столицы субботнему дневному поезду, то попал во встречный людской поток, тщетно пытаясь в нём выхватить её короткую стрижку.

– Кого потерял, Иннокош?! – услышал он за спиной знакомый голос и, повернувшись, не узнал в мило улыбающейся длинноволосой очаровательной блондинке «смертельно опасный инструмент», наводивший ужас на всю округу. Он ещё бы долго, как зачарованный, невинным взглядом всматривался в красивое лицо девушки, ища знакомые чёрточки «Циркулярной пилы», но его размышления были грубо прерваны её окриком. – Ну, чего стоим, разинув рот, мигом вцепился мёртвой хваткой в чемодан и потопал к выходу! – скомандовала, как в детстве, Катя, развеяв его секундные сомнения, когда он, с облегчением выдохнув, подумал: «Фуу! Это точно она!» После чего девушка направилась на выход с вокзала, оставив молодого мага один на один с увесистым багажом, который она без раздумья перепоручила Иннокентию, с неподдельным энтузиазмом перехватившему её из нежных девичьих рук.

***

– Иннокош, ну, чего как не родной, где такси? – Катя уставилась с укором на молодого мага, медленно моргающего ей в ответ. – Ну, такое транспортное средство жёлтого цвета с «шашечками» на крыше?! Кажется… – Катя, видимо, поняв всю бесперспективность подробных описаний внешнего вида такси, быстрыми выверенными движениями на экране смартфона вызвала свободную машину, в которой они через пять минут уже ехали по оживлённым улицам города. – Адрес какой? – Катя уставилась своим хищным взором на Иннокентия, не понимающего ход её мыслей. – Я говорю, куда шефу нас везти, улица, дом, корпус, квартира желательно! Иннокоша, ну, ты чего, как будто не проснулся?! Аль, не рад нашей встрече?! – в голосе девушки на секунду появилась скрытая угроза, которой оказалось достаточно, чтобы расшевелить молчаливого Иннокентия, энергично закивавшего своей головой в ответ.

– Катя, я очень рад твоему приезду, но… – Иннокентий хотел в подробностях описать деликатность момента своего невыхода на работу в субботний день; рассказать, как трудно ему было отпроситься у Светланы Марковны, которая, вникнув во все его жизненные перипетии, великодушно разрешила ему отлучиться на пару часов из офиса.

Ему много чего ещё хотелось поведать своей старой закадычной подруге, когда такси остановилось у его дома, но Катя, хлопнув молодого мага по плечу, деловито произнесла: – Давай тащи вещи наверх, а я сейчас быстро оформлю «брудершафт», —и, видя неуверенность в глазах Иннокентия, остановившегося возле своего подъезда, пояснила: —милый, ну не заставляй меня повторять тебе дважды, что я – в магазин, а ты – домой, лужайку сервировать!

И пока Иннокентий героически поднимал на несамый последний этаж высотки весь многочисленный багаж гостьи, та посмотрела на водителя такси и протянула ему плату за проезд.

– Любовь моя, всё детство и юность его для себя берегла! – с сарказмом пояснила она таксисту, который, проговорив ей в ответ многозначительное «ну-ну», быстро унёсся вдаль вместе со своим авто жёлтого цвета. Катя же тем временем устремилась в соседний алкомаркет, на пороге которого её ожидала незапланированная встреча с виновником её детского прозвища.

– Мадемуазель, не желаете приобщиться к прекрасному?! – послышался хриплый голос молодого мужчины, явно страдающего утренним незалеченным вовремя похмельем. – Я говорю: «Не желаете осчастливить начинающего художника, став его вдохновляющей музой?!» – обратился он к Кате, которая не останавливаясь собиралась пройти внутрь магазина. Но мужчина явно был на пределе и, завидев хорошенькую одинокую девушку, показавшуюся ему лакомым и беззащитным клиентом по выклянчиванию денег, аккуратно прихватил её за предплечье, не давая пройти в магазин. – Миссис, только вы можете спасти моё творчество!

– Слышишь, соколик, тебе варежки зимой не жмут?! А то я на бис мигом могу укоротить твои клешни на пару фаланг, чтобы сэкономить на размере и заодно оказать посильную помощь начинающему художнику! – Катя мгновенно переменилась, превратившись из мягкой, интеллигентной девушки в жёсткую уличную хулиганку, какой была в далёком детстве.

Мужчина на миг опешил от такого ответа, пока ещё раз пристально не посмотрел на «спонсорский объект», и его лицо как-то сразу посветлело от догадки.

– Да ладно, быть того не может, «Циркулярочка», ты, что ли?! – девушке даже показалось, что его похмелье улетучилось, когда мужчина с уважением произнёс её имя. – Катерина – «циркулярная пила»?! Чтоб нам всем так жилось, как тебе сейчас выглядеть! Ты же не девушка, а королева?! – разошёлся, сыпля комплиментами, незнакомец. – Ты меня не узнаёшь? Я Митяй! – пояснил он, и только теперь Катя узнала в осунувшемся мужчине того подростка, каким помнила Митяя «беспалого»! – Тада-ам! – Митяй показал ей ту самую руку, на которой ему когда-то пришивали две фаланги, которые сейчас отсутствовали. —Да расслабься – это не ты! Это работа, будь она неладной! – горько выдохнул Митяй, чуть отвернув от девушки лицо.

– Представляться надо для начала, Митяй! – уже спокойно сказала Катя, кивком головы приглашая его войти внутрь магазина, где недорогой покупкой осчастливила бедолагу.

– Кать, ты красава! – кричал ей вдогонку Митяй, когда они уже вышли из алкомаркета, каждый со своим пакетом. – Может, пересечёмся как-нибудь, Кать?! – поинтересовался Митяй.

– Что за картины и где они? – не ответив на его вопрос, спросила Катя, остановившись.

– А, я как тот цыган, весь Эрмитаж всегда ношу с собой! – крикнул Митяй, рассмеявшись и задрав майку, под которой её взору предстали все татуированные «картины художника».

Катя ничего не сказала Митяю, лишь кивнув одобрительно тому на прощание, и уже было направилась в сторону дома Иннокентия, когда, пройдя ещё метров пятьдесят, всё же обернулась, провожая уходящего в неизвестность знакомого её детства, и с задумчивостью, чуть саркастично произнесла, отвечая на его вопрос о встрече: «Ну, это вряд ли, сир Митрий!»

***

– Иннокош, я же правильно завернула на шестом этаже? – поинтересовалась Катя, прижав ухом к плечу смартфон и двумя руками обхватив вместительный пакет, в котором кроме алкоголя уже успела по дороге к нему набрать разной закуски к предстоящему празднованию своего приезда. – Нормальный, я бы сказала, правильный для мага номер! – воскликнула она, увидав число «шестьдесят девять» на открываемой хозяином студии входной двери.

– Катя, я едва разместил весь твой багаж! – виновато произнёс Иннокентий, запуская гостью в тесное помещение студии, где по центру крохотной комнаты расположились её вещи, с трудом перенесённые сюда в одиночку молодым человеком.

– Неожиданно! – в задумчивости произнесла Катя, с иронией осматривая пространство одиннадцатиметровой студии. – Когда ты мне написал про «минимализм своего бытия», я совсем подзабыла, что ты воспроизводишь озвучку реальности, воспринимая её буквально. Ну, что стоишь? – девушка передала ему тяжёлый пакет. – За тобой сервировка стола!

Иннокентий и Катя провели незабываемый вечер, вспоминая под очередной бокал вина былые времена. Охмелев и осмелев одновременно, молодой человек поинтересовался у девушки, почему она не поехала к себе домой, на что получил показавшийся ему аргументированным в тот момент ответ, что гостья поругалась с родителями и не может поехать домой. В свою очередь Катя задала встречный вопрос, почему Иннокоша всё время поглядывает на свой смартфон, словно ожидая от кого-то сообщения, и уже он, смущаясь, поведал ей странную историю своей магической карьеры, согласно которой ему предстояло завтра непременно отработать нечаянный сегодняшний прогул.

– Слушай, маг-чародей, я хоть сейчас немного и подшофе, но трудовое законодательство вполне способна озвучить в той его части, где суббота с воскресеньем обозваны выходными у такого яркого представителя офисного планктона, как ты! – чуть заплетающимся языком начала разбираться в проблеме Катя, посмотрев на Иннокентия, который уже давно не сводил с неё заинтересованного пристального взгляда. – Что-о? – девушка забавно нахмурила свои брови, поймав на себе взгляд молодого человека.

– Что? – будто извиняясь, переспросил Иннокентий, отводя взгляд от её лица.

– Погоди, Иннокош, ты что, гипнотизируешь меня? – пьяная Катя положила руку на плечо молодого человека, тщетно стараясь сфокусировать в своём взгляде его расплывающееся лицо. – Или ты сейчас со мной флиртуешь?! – она усмехнулась, по-дружески приобняв Иннокошу.

– Ты так изменилась! Ты стала такой… – Иннокентий не успел договорить уже давно подготовленный комплимент девушке рядом, потому что от Кати поступил новый вопрос.

– Какой такой? —она немного отстранилась от него и посмотрела на Иннокошу, который почему-то сейчас смотрел не ей в глаза, а на её губы. – Ты это брось, друг волшебный! – девушка попыталась изобразить строгость во взгляде, тщетно дожидаясь его ответа. Затем она, почувствовав сильное опьянение, решила привстать и сменила тему. – Ты знаешь, что-то меня утомила долгая дорога домой, не пора ли нам разойтись по номерам? – Катя медленно и не совсем уверенно покрутила головой в поисках своего «посадочного места» и, не найдя его в тесноте студии, вопросительно посмотрела на хозяина. – А где мы сегодня приземлимся?

– А-а, ты про постель? – Иннокентий не сразу понял витиеватый вопрос Кати, которая встала к нему спиной. Он с трудом отвёл взгляд от её аппетитных форм, указав ей рукой на металлическую лестницу, ведущую на «второй этаж» над ванной комнатой и коридором. После чего помог девушке подняться по лестнице, осторожно касаясь её тела.

– Иннокош, мне кажется или ты меня только что облапал? – Катя повернула голову в его сторону и, наполовину взобравшись на лестницу, совершила попытку посмотреть на него сверху вниз. Она увидела его энергичное отрицательное мотание головой и, заглянув в укромную антресоль, воскликнула: – О, да здесь нам обоим хватит места, если ты не против?!

***

– Н-н-н! – в тишину утренней неги вторгся посторонний звук, который издавала ещё не пробудившаяся Катя, повернувшая лицо в сторону яркого света, исходящего со стороны окна. – «Какое странное чувство?» – промелькнуло в девичьей голове, когда она приоткрыла один глаз и приподняла голову, после чего совсем близко увидела стоящего к опирающейся на антресоль лестнице Иннокошу, который с милой улыбкой смотрел на неё. – Иннокош, хватит таращиться на меня, дай поспать, твои волшебные штучки всё равно на меня не действуют! – произнесла девушка, отворачиваясь от него и забирая без остатка с собой самое сокровенное для спящего человека – одеяло, стараясь прикрыть им свое полуобнажённое тело.

– Катенька, с добрым утром тебя! —не обращая внимания на её бурчание, отозвался Иннокоша.

– Ага! И тебя с бодрым утром! —перековеркав обращение, произнесла Катя. – А ты чего такой любезный в такую рань? Даже раздражает!

– А я, после того как ты вчера заняла моё спальное место, переместился на диванчик! —молодой человек указал на крохотный диван за его спиной. – Говорят, он ортопедический и на нём спится очень хорошо! —вновь с милой улыбкой прокомментировал Иннокоша.

–Ладно, ортопед волшебства и магии! Метнись молнией к холодильнику и обратно да дай отпить девице воды живительной, минеральной, – девушка опустила свою тяжёлую голову на постель, пытаясь вспомнить какое-то важное событие наступившего воскресенья, пока сухость во рту не взяла своё. Между тем Иннокоша, услышав её просьбу, оказался настолько проворным, что успел спрыгнуть со «второго этажа» на пол и затем в коридор, – Не ушибся, добрый молодец? – пробормотала она как раз в тот момент, когда вновь на лестнице вместе с бутылкой минеральной воды показалось меланхоличное лицо Иннокоши.

– Катенька! – опять по имени обратился к ней Иннокентий. – Ты за меня не переживай!

–Хорошо-то как! – порция удовольствия вырвалась из Катиной груди, когда девушка жадно отпила прохладной минеральной воды. —А ты, крепкий собутыльник, друг волшебный?! —сказала она, вернув ёмкость Иннокоше и вновь уронив голову на постель. – Всё, забыли пустые разговоры! Моему естеству не совладать с твоим колдовством в потреблении хитрого виноградного зелья! Только смотри, чтоб никому ни слова про нашу вчерашнюю попойку! Особенно Маргаритке не вздумай проболтаться! – Катя сделала очередную попытку сесть в антресоли и только сейчас вспомнила о предстоящем сегодня мероприятии. – Блин, который сейчас час?! – она хлопнула себя ладонью по лбу, вскакивая и без раздумий ловко прикрываясь одеялом, спустилась по лестнице. – Марго-о!

Её слова заинтриговали собеседника, наблюдающего её стремительное дефиле по тесному пространству студии, и он тут же переспросил у девушки, вбежавшей в ванную комнату, не веря своим ушам: – Катя, ты действительно упомянула Марго?!

Глава 3. «Унижающая взглядом»

Маргарита, или как её называли в детстве на районе «Королева Марго», всегда отличалась утончёнными благородными чертами красивого лица и безупречной величественной осанкой, увеличивающими число отверженных воздыхателей. И, вероятно, она так и осталась бы для всех Королевой, если бы не один случай, отдалённо чем-то похожий на турнир Кати и Митяя.

При появлении свободного времени Марго почти не разлучалась с Катей, которой всегда недоставало чисто женских качеств её подруги, к тому же она всегда жила по правилам справедливости, и ей не нравились постоянные нападки со стороны местных хулиганов на их третью «подругу» – Иннокентия. Первое время Катя не понимала, почему Марго так бережна и внимательна к этому тюфяку, который был не в состоянии постоять за себя, но авторитет всезнающей Королевы подталкивал Катю, следуя прихотям подруги, подружиться с Иннокошей.

И, возможно, Марго так и осталась бы для всех просто красивой и умной девочкой-недотрогой, если бы однажды не совершила смелый и неординарный поступок, получив грозное прозвище – «Унижающая взглядом», ведь почти для любого мальчишки не так страшно проиграть в драке оппоненту своего пола, чем быть униженно раздавленным в противостоянии с такой, казалось, неспособной на сильный поступок красивой положительной девочкой.

***

Тем летом им исполнилось по тринадцать, и они почти не разлучались, в основном проводя эту прекрасную часть года в своей тройственной компании. Часто им никто был не нужен, и это лето, скорее всего, так и прошло бы без того происшествия, когда однажды Иннокоше, проходящему мимо компании местных ребят, не вздумалось пожалеть четверых маленьких котят, жалобно пищащих в ожидании неминуемой расправы местным хулиганом.

– Слышишь, смесь недоразумений, верни на место мою шапку, у меня зимой уши мёрзнут! – зло крикнул взявшему в руки котят Иннокоше Гора (ударение на первом слоге – примечание автора), не забывая подмигнуть своим товарищам, мастерившим поблизости разделочный стол.

– Для этого существуют вязаные шапочки! – крепче прижав котят к груди, испуганно возразил хулигану Иннокоша. На что он надеялся в тот момент – непонятно, учитывая его гарантированный, стопроцентный проигрыш в соревновании на кулаках такому мастеру уличной драки, как Гора, к тому же обладавшему явным численным перевесом рьяных помощников, которые сразу же отвлеклись от обустройства рабочего места, обступив наглеца.

– Циркулярочка, Королева – вот свидетели, я не хотел трогать вашу «подружку»! – крикнул Гора, подойдя к Иннокоше и толкнув мальчика так, что тот, не выпуская из рук котят, плюхнулся в лужу, намочив и испачкав свои светлые джинсы. Иннокоша, округлив свои перепуганные глаза, с трудом поднялся после падения, вызвав дружный смех дружков Горы, которые вместе с предводителем, хохоча, показывали на темнеющий потёк с внутренней стороны обоих штанин защитника животных, намекая на наличие у него недержания.

– И, правда, смешно! – неожиданно отозвалась Марго, подойдя вплотную к Горе, который миролюбиво пожал плечами, не желая ссориться с Королевой. – А давай вместе посмеёмся? Только ты и я? – Марго с жёсткой иронией, вызывающе уставилась на Гору своими зелёными глазами, а когда хулиган попытался отшутиться от непонятного ему вызова девочки-«куклы», бросила обидчику Иннокентия: —Мы все в недоумении, Гора, ты что испугался? Слабо тебе на минут десять отвлечься от изготовления головного убора и сыграть со мной в «переглядки»?! Только не вздумай отказаться, общественность тебя не поймёт!

Кажется, в этот момент за Марго испугался не только вечно всего боящийся Иннокентий, но даже Катя, много чего повидавшая за свою уличную жизнь и как-то разом напрягшаяся, когда её подруга-недотрога уставилась своими зелёными глазами на мигом растерявшего хорошее настроение Гору, встав таким образом в паре метрах от него, чтобы их соперничество было хорошо видно и его подельникам – мучителям животных.

И если сейчас кто-то из читателей подумает, что Марго решилась на непонятную игру с неясным исходом от отчаяния или из жалости к Иннокентию и пищащим котятам, то он ещё, как и Гора в тот момент, не всё узнал о талантах этой красивой девочки-подростка с утончёнными чертами лица и изящной фигуркой. Дело в том, что Марго до определённого момента не желала раскрывать свой истинный дар, благодаря которому её все считали не только красивой, но и всезнающей девочкой, ведь её сильные всесторонние знания объяснялись по-особенному: она была начинающей ведьмой или, как говорили в старину, ведующим человеком, к тому же обладая мощным гипнотическим талантом!

– Гора, да ты что?! Ха-ха-ха! – почти разом закричали его подельники, когда увидели у замеревшего на месте хулигана распространяющееся вниз на внутренней части его трико влажное пятно, свидетельствующее о несмываемом позоре для его носителя.

– Свободен! – крикнула ему Марго, чем вывела Гору из оцепенения и заставила хулигана без оглядки устремиться прочь. – Мальчики, подходим, не стесняемся! Кто следующий? – она окинула взглядом своих зелёных глаз дружков Горы, которые мгновенно перестали смеяться и попятились от Королевы в разные стороны. – Может, ты? – она рукой указала на одного из них, заставив того, отступая назад, упасть на пятую точку, что послужило сигналом для хулиганов спасаться бегством от как-то сразу изменившейся девочки, унизившей Гору одним взглядом.

А изумлённая не меньше убежавших хулиганов Катя лишь смогла из себя тогда выдавить признание-вопрос: – Ну ты и безбашенная, Маргаритка! Это что сейчас было?!

***

– Родные мои! – рыжеволосая красавица выпорхнула из вагона поезда, широко расставив свои руки, этого размаха хватило, чтобы в него попались оба встречающих Марго.

– Маргаритка! – радостные Катя и Иннокентий, договорившись молчать о вчерашней попойке, обняли подругу как ни в чём не бывало. – Как ты? Как доехала?

– Всё хорошо, чего не скажешь о вас! – озвучила Марго фразу, заставив внутренне напрячься и Катю, и Иннокентия. – Катя, ты такая уставшая! Иннокоша, как ты похудел?! – Марго поочерёдно с заботой осмотрела встречающих, после решительно огласив свой вердикт: – Всё, решено, сейчас немедленно едем ко мне, и не желаю слышать никаких отговорок! – безапелляционно, уверенно заявила она, тем неменее отметив про себя, что друзья держатся слишком напряжённо и явно что-то от неё скрывают.

***

У Марго было много талантов, позволяющих ей, не выставляя их напоказ, спокойно добиваться жизненного успеха, работая, как она любила говорить, «с людьми». Такая работа, о конкретике которой не знали даже её близкие друзья, давала Маргарите хороший доход, которым она к тому же умело распоряжалась, имея в оставленном ею городе детства просторную квартиру, куда она иногда возвращалась «набраться духовных сил» и куда сейчас везла Катю и Иннокентия после долгой с ними разлуки.

– Проходите и не обращайте внимания на беспорядок! – махнула рукой на пороге квартиры Марго, гостеприимно заводя друзей внутрь. – Располагайтесь в гостиной, а я скоро буду, —добавила хозяйка, быстро сориентировавшись с доставкой целого продуктового арсенала и начав подготовку ко второму дню празднования совместной встречи трио старых друзей.

– Ты где готовить научилась, Ваше Величество? – Катя в недоумении уставилась на Марго, которая буквально за сорок минут успела сварить суп и настругать пару салатов, по-хозяйски командуя Иннокентием, который покорно помогал ей с сервировкой стола.

– Кать?! Ну, перестань меня так называть! Сейчас каждая вторая из нас – королева! – спокойно произнесла Марго, нежелая слышать стереотип об её особенности, доставшийся им взрослым по наследству из совместного прошлого их детства.

– Ну, ладно, ладно! – Катя подняла руки, словно собираясь сдаться на милость победителя.

Тем временем троица расселась за круглым столом, после чего Марго принялась подкармливать, как ей показалось, исхудавшего Иннокентия, при этом хмуро подмечая его странное переглядывание с Катей, которая тоже почему-то старалась не смотреть на него, поглощающего уже третью порцию первого блюда. Посидев и подождав ещё немного, Марго встала из-за стола и, выйдя из гостиной, позвала следом за собой подругу, которая не сразу, но отозвалась на приглашение, ещё и успев толкнуть в плечо Иннокошу.

– Ка-ать, а что происходит? – Маргарита своим спокойным взглядом психотерапевта, как казалось сейчас её собеседнице, сканировала её, делая МРТ коры головного мозга.

– А что происходит?! – переспросила Катя, стараясь отвести взор от всё поглощающих зелёных глаз, с силой которых не могла совладать даже в своём отчаянном детстве.

– Катерина-а?! – строгим голосом произнесла имя подруги Марго, несводя с той пронзительного взгляда.– Посмотри мне в глаза и расскажи, пожалуйста, что у вас за проблема с Иннокентием? – чётко и неторопливо попросила сразу ставшая серьёзной Марго.

– Вот не поверишь, Маргарита, ни одной проблемы с твоим магом: мы с ним душа в душу! – только успела договорить Катя, когда по выражению глаз расстроившейся собеседницы поняла, что та заподозрила неладное после вчерашней дружеской попойки с Иннокошей. – Ну, прости, матушка, как на духу сознаюсь, грешна! – начала кривляться Катя, пытаясь раззадорить подругу. – Как есть, околдовав, совратил меня демон чародейный, – здесь Катя, понимая, что нужно как-то отвлечь от себя внимание, вплотную приблизилась своими губами к уху Марго и начала шептать: – да ты на него только посмотри, венценосная! – она кивком головы указала на безобидно отхлёбывающего очередную ложку супа Иннокентия, с травоядной и невинной улыбкой смотрящего на шепчущихся подружек. – Это ж настоящий змей-искуситель, ты только глянь, как он пожирает твою стряпню, самец ненасытный! – Катя, не удержавшись от вида двух своих друзей, рассмеялась. – Маргаритушка, ну, прости ты меня, пьяна была я, а у этого ворожителя квартирка всего в два твоих кухонных стола, ну и случилось…

Она не успела договорить свою болтовню, наблюдая, как Марго со слезами на глазах отправилась в ванную комнату.

– Марго, да пошутила я! Маргошенька! – Катя поспешила вслед за подругой в ванную комнату, и две девушки закрылись от назойливо сыплющего вопросами Иннокентия, которому почти час пришлось сидеть одному, нависая над остывшей тарелкой супа, пока Катя и Марго с красными, без косметики глазами не присоединились к нему вновь, говоря обличительные возгласы, самым безобидным из которых был: «Всё из-за мужиков!»

***

Воскресный вечер, наполненный очередным винным изобилием, пролетел незаметно, и каково же было изумление трёх старых друзей, когда при встрече первого дня недели начала лета Марго и Иннокоша проснулись полуобнажёнными в одной постели, и молодой человек с нежной улыбкой на лице тепло поприветствовал девушку: «Привет, Маргошенька!»

***

– Слушайте, я разное видела, но это ж настоящий ведьмин шабаш! – пробормотала Катя, входя в комнату к проснувшимся друзьям и подперев рукой свою неимоверно тяжёлую голову. – А я тебя предупреждала, подруга, на счёт этого демона-искусителя, – она с трудом посмотрела на парня, после чего набрала целый рот минеральной воды, но неуспела её сглотнуть, так как в этот момент Иннокентий произнёс сакраментальную и незабываемую фразу, заставив Катю фонтаном выплюнуть себе на майку минералку:

–Девочки, я так вас сильно люблю! —вид мокрой майки и изумлённое, но трогательное выражение лица Иннокентия расшевелили троицу, заставив их дружно рассмеяться, разрядив обстановку и взглянув по-новому друг на друга.

– Ладно, забыли! – уверенно огласила вердикт всему произошедшему за две последние ночи Марго, заставив Катю броситься к ней с объятьями, после чего две подруги не совсем уверенно посмотрели друг на друга и опять дружно рассмеялись.

– Люблю тебя, Маргаритушка, за твою рассудительность! – с облегчением и благодарностью выдохнула Катя. – Чем теперь займёмся, ты, как я понимаю, сюда надолго?

– Я в сроках и средствах не ограничена: хочу тружусь, хочу отдыхаю! – ответила Марго.

– Вот и отлично, и у меня тоже … – замялась Катя. – …Времени хоть отбавляй. А ты что скажешь, Иннокош, что приуныл, повелитель двух женских сердец? – она повернула голову в сторону молодого человека, который всё энергичнее поглядывал на часы, не решаясь сказать, что уже опаздывает на работу. – Да не нервничай ты так, ещё никого за опоздание не съели!

Её внешне безобидные слова заставили поперхнуться воздухом Иннокентия, который принялся кашлять, панически захлёбываясь и не дыша, на ровном месте.

– У-у-у! Как всё запущено?! А, Марго? – Катя перевела недоумённый взгляд на подругу.

Но Марго сразу уловила серьёзность ситуации вокруг работы Иннокентия, участливо похлопав того по спине в попытке прервать кашель. – Иннокоша, ты в порядке? – парень ей не ответил, лишь кивнув в ответ, и ей этого оказалось достаточно, чтобы увидеть некоторые детали «общения» с подчинёнными Светланы Марковны. – Таак, понятно! – произнесла Марго. – Тебе тоже нужен отпуск и как можно скорее! – резюмировала она, но Иннокентий уставился на девушку с непонимающим взглядом, будто ещё ни разу «не побывав» в блаженном месте.

– Ну, отпуск, понимаешь?! – напоказ громко начала с сарказмом объяснять ему Катя значение короткого и приятного для всех трудящихся слова. – Это такое время в году, когда можешь залезть к себе в антресоль и плевать в потолок, благо до него тебе рукой подать!

– Катя! – с укором воскликнула Марго, которой сейчас было не до шуток подруги.

– Что Катя?! – переспросила та. – Ты на него посмотри, Марго! Он же прикидывается, этот похотливый самец в шкуре… – она запнулась, вспоминая подходящее слово, но, вовремя перехватив строгий взгляд подруги, решила смягчить свою риторику. – …В образе паиньки! Ну, как можно не знать, быть неведающим об отпуске?!

Иннокоша в красочных подробностях было принялся обосновывать Кате и Марго необходимость постоянных выходов на работу в выходные дни. Но девушки с непонятным ему взглядом выслушали его пространный рассказ, и предварительно убедив Иннокошу обсудить сегодня с директором агентства срочную необходимость в давно положенном ему отпуске, отправили друга в офис.

***

– Светлана Марковна, к Вам Иннокентий! Сам пожаловал! – в крохотной дверной щели показалось лицо Софи, которая с нескрываемым удивлением доложила директору агентства о визите молодого специалиста, мявшегося в приёмной с обильно вспотевшими ладонями.

– Иннокентий, радость-то какая! Сам, по своей воле?! – ради такого случая Светлана Марковна вскочила со своего директорского кресла, перестав поглаживать столешницу стола, больше похожую на крышку дорогого гроба, и устремилась навстречу вошедшему, словно давно тайно влюблённая женщина, наконец, услышав признание ответных чувств мужчины.

– Светлана Марковна, я… – только и успел скороговоркой проговорить Иннокентий, как был прерван прикосновением её пальца, поставившего замок на его губах. Он даже почувствовал приятное тепло её тела, когда директор агентства приблизилась к нему почти вплотную, жадно вдохнула своими ноздрями, как дикое животное, аромат его рубашки, от которой она тут же уловила запах дорогого и очень дорогого парфюмов, очевидно,принадлежащих двум разным представительницам прекрасного пола.

– Шлёп! – звонкая пощёчина чуть ли не эхом пронеслась по всем закоулкам кабинета Светланы Марковны, когда она её от души влепила тут же потерявшемуся и опешившему Иннокентию, тело которого ещё продолжало хранить приятную и волнительную негу от близко подошедшей к нему брюнетки. – Ах ты подлец! – воскликнула директор, чуть ли не рыдая от переполнявших её чувств. – Да как ты смел променять меня на этих молодых девчонок! – выкрикнула уже другим, более грубым голосом Светлана Марковна, после чего опять изменила голос, принявшись всхлипывать и трясущимися руками безуспешно искать платок, чтобы вытереть его краем грозящую поплыть тушь, через пару секунд с благодарностью найдя и приняв его из услужливых рук Иннокентия, принявшегося сыпать бесконечными извинениями.

– Светлана Марковна, я бы никогда… Светлана Марковна… – извинялся Иннокентий, пока не услышал от собравшейся с силами директора грозное: «Пошёл вон из кабинета!»

Как только Иннокентий выскочил обратно в приёмную, он уже оттуда продолжил выкрикивать извинения в её адрес, а Светлана Марковна тем временем резко поменялась в лице и, сбросив маску печали и разочарования в мужчинах, опять вернулась в своё любимое кресло, с торжествующе саркастическим лицом и прищуренными глазами размышляя о двух неосторожных юных особах, посмевших бросить ей негласный вызов.

– Софи! – позвала она своего секретаря железным голосом, не вставая с места, так, что та тот час влетела, широко распахнув дверь кабинета. – Моих заместителей сюда немедленно!—и как только блондинка и рыжеволосая девушки почти вбежали в кабинет Светланы Марковны и закрыли его входную дверь на ключ, пространство помещения, как по мановению волшебной палочки, стремительно стало меняться, быстро преобразуясь в ритуальный зал.

Сперва на широких и высоких окнах кабинета опустились плотные жалюзи, полностью отсекая любую возможность проникновения дневного света внутрь помещения, затем его хозяйка выключила искусственное освещение, в то время как две помощницы зажигали свечи, со знанием дела разнося их и расставляя по предназначенным для этого нишам в интерьере.

– Ведьмин клубок! – скомандовала главная колдунья-брюнетка непонятную для обывателя фразу, сняв с себя пиджак и закатав рукава блузы. Она обнажила свои запястья, на одном из которых красовался тонкий спиралевидный чёрный металлический браслет с вкраплениями разноцветных камней, а блондинка и рыженькая последовали её примеру, оголяя свои запястья, на которых красовалось по аналогичному браслету, только, соответственно, серебристому и золотому. Все три участницы ритуала встали по центру комнаты, оказавшись внутри некоего круга, освещаемого только тусклым светом свечей, и, взявшись за руки, образовали новый круг.

Девушки закрыли глаза и, чуть запрокинув головы, хором забормотали фразы на непонятном наречии, заставляя расставленные повсюду свечи подняться в воздух и образовать три сферы, начавшие вращаться всё быстрее и быстрее в разные стороны, а браслеты на руках участниц ритуала ожили, превратившись в трёх змей: чёрную, белую и жёлтую. Постепенно змеи, увеличиваясь в размерах, начали обвивать руки не только своих хозяек, но и рядом стоящей девушки. Затем змеи-браслеты слились с женскими руками, которые покрылись змеиной кожей, вскоре распространившейся по всему телу участниц. И вот уже вместо женских три змеиных тела переплелись между собой своими кольцами, создав «Ведьмин клубок».

Невидимый зритель, если бы он случайно каким-то образом сейчас лицезрел это странное действо, мог разглядеть только переплетённые между собой чешуйчатые змеиные тела трёх цветов, издающие в мерцающих огоньках трёх вращающихся сфер глухое шипение.

***

Светлана Марковна, безусловно, слыла выдающейся колдуньей, но даже её неоспоримого таланта недоставало в таком узкоспециализированном направлении отрасли, каким являлось ясновидение, которое она пыталась для начала компенсировать своей женской интуицией, а если та не помогала, то в таком случае у директора агентства всегда был под рукой несгораемый бонус, палочка-выручалочка в виде очаровательного заместителя с золотым браслетом на запястье и третьей блондинки-обольстительницы, необходимой для ритуала.

Почему директору агентства понадобилось провести срочное совещание со своими замами именно сейчас? Ответ на этот вопрос был скрыт в двух бессонных ночах прошедших выходных, когда Светлана Марковна, не понимая нахлынувшего внутреннего беспокойства, проворочалась до утра в своей одинокой постели из чёрного шёлка в предчувствии надвигающейся мощной силы. И только сегодня, разрешив аудиенцию подчинённому ей магу Иннокентию, она вместе с женским парфюмом уловила источник своего беспокойства, явившийся накануне без спроса на территорию города, которую Светлана Марковна считала по праву своей и которой не собиралась делиться ни с кем, даже с очень сильной ведьмой!

***

Чуть позже в том же, возвращённом в прежнее состояние кабинете директор агентства, усевшись в любимое кресло, внимательно смотрела на своих заместителей, ожидая услышать от них успокоительный ответ, который избавил бы её в последующем от бессонных ночей.

– Так кто она такая? – Светлана Марковна с помощью своей помощницы-ведьмы рассмотрела в процессе прошедшего ритуала общий образ рыжеволосой зеленоглазой девушки, проведшей воскресенье в обществе Иннокентия, который неосмотрительно принёс в понедельник на работу энергетический след своей подруги, коего с избытком хватило для того, чтобы заместитель директора агентства увидела свою более выдающуюся коллегу.

– Она не практикует, Светлана Марковна, хотя и действительно способна на многое! – пытаясь успокоить разволновавшуюся брюнетку, пояснила рыжеволосая девушка. – Так, иногда и только для себя и своих близких, – она кивнула в сторону соседнего кабинета, в котором до сих пор находился в замешательстве Иннокентий.

– Неет! Здесь что-то не так! – не согласилась со своей рыжеволосой помощницей Светлана Марковна, вспоминая беспокойство прошедших выходных. – Софи! – снова железным голосом она позвала секретаря и, когда испуганное лицо девушки оказалось в дверном проёме, приказала: – А ну-ка сию минуту зови обратно нашего недомага-обольстителя женских душ!

***

– Иннокентий, как ты мог?! – Светлана Марковна вновь теребила оставленный молодым человеком в прошлое своё посещение платок, дрожащим голосом и со слезами на глазах вглядываясь в каждую деталь его лица. Она, словно девушка перед окончательным разрывом с мужчиной, старалась запомнить каждую чёрточку дорогого и милого сердцу «возлюбленного», не веря в крах отношений, которые в её девичьих мечтах должны были длиться вечно.

– Светлана Марковна, я не понимаю… – Иннокоша снова не успел договорить своё оправдание, так как в очередной раз был прерван возмущённым выкриком примы театра.

– Ах! – воскликнула брюнетка, запрокинув голову, закатив глаза и словно веером обмахивая своё лицо пальцами левой руки. – Вы только послушайте этого неблагодарного! Он не понимает! – она посмотрела на своих заместителей, окруживших вошедшего молодого человека и с осуждением смотрящих на него в знак поддержки слов босса.

– Как же не стыдно, Иннокентий? Как можно было так расстроить Светлану Марковну, столько сделавшую для Вас хорошего? – неслись с двух сторон упрёки на молодого мага, который, уже позабыв про свою просьбу об отпуске, желал только одного – поскорее сбежать из этого ада.

Глава 4. Причина всех невзгод

– Что, Иннокош, говори?! – вечером воскресенья две подружки с надеждой встретили понурого мага на пороге квартиры Марго. Хозяйка, сразу по его лицу понявшая результат прошедших переговоров, тут же усадила Иннокошу за круглый кухонный стол в гостиной, где того уже ожидал вкусный ужин. И, пока молодой маг с удовольствием поглощал пищу, Катя и Марго, переглядываясь, с улыбкой наблюдали исчезающие на столе одно за другим блюда.

– Светлана Марковна… Я её расстроил, – Иннокоша, видимо, наевшись, всё же решился поделиться новостями и отрицательно покачал головой. Он хотел перечислить загодя составленный длинный перечень извинений перед девушками за свои рабочие огрехи, не позволившие ему составить им компанию, но мгновенно был прерван взорвавшейся Катей.

– Так, стоп, волшебный сундучок! – прервала его оправдания одна из подружек, которая не верила в виновность своего друга, хорошо зная мягкий и податливый характер Иннокоши, всегда стремившегося всем угодить. – Это всё начальственные манипуляции!

– Каать! – Марго так посмотрела на подругу, что та, лишь выпучив от негодования глаза и подняв вопросительно плечи, замолчала. – Здесь дело в другом. Ты нам ничего не хочешь рассказать, Иннокош, по-дружески?! – медленно, с интонацией произнесла она, уставившись на молодого человека своим гипнотическим взглядом, чем заставила того, недолго посопротивлявшись, сдаться на милость ясновидящей подруги и поделиться историей своей трудовой деятельности, которой он всячески оказывал противодействие с самого начала.

***

Намного раньше, день трудоустройства Иннокоши в обитель колдовства.

Иннокентий с детства мечтал о волшебном созидании, не разделяя мир магии по цветовой гамме и устраиваясь на первую и пока единственную работу в агентство к красивой и всегда приветливой на людях Светлане Марковне, он «нёс» по дороге в её офис вместе с обозначенным в сообщении адресом агентства весь набор романтики, которую хранил на протяжении своей короткой жизни. Но первое, что встретило мечтающего мага на пороге офиса перед «распутьем», было предупреждение в виде свисающих с потолка иероглифов, в мрачность которых Иннокоша сразу даже не поверил, понимая смысл «сказанного» в них.

«Налево гульнёшь, коня потеряешь! Вправо шагнёшь, рога обломаешь! А прямо пройдёшь, на обед попадёшь!» – Иннокентий только справился с первым приступом почти животного страха, посетившего его тот час и не желающего уходить, как внезапно слева по коридору настежь открылась дверь, где он увидел красивую блондинку, манящую его в свой кабинет. Не успел Иннокоша, неизбалованный женским вниманием, судорожно смахнуть со своего лбаобильно проступивший пот, как уже справа по коридору ему предстала смеющаяся рыжеволосая девушка, от бесстыдства едва прикрытых одеждой форм которой невозможно было отвести глаз, маг почувствовал, что в его рту пересохло так, будто вся вода разом ушла из его организма, просочившись через кожу, как через песок. И в этот самый момент Иннокоша почувствовал предательскую слабость в ногах, когда прямо по коридору открылась дверь третьего кабинета и появилась она: ослепительная, прекраснообворожительная, несравненношикарная Светлана Марковна, заставляя всё мужское существо молодого мага трепетать от сладостного предчувствия непоправимой беды!

Три девушки, больше похожие на сказочных, немыслимо красивых героинь мультфильмов, пересмотренных Иннокошей не единожды в детстве, звали его к себе, разрывая сознание неопытного мага натрое. И в этот роковой миг сработал старый бабушкин оберег, не раз спасавший нашего героя ранее. Иннокентий, собравшись с духом, решительно, что есть силы… Развернулся и, толкнув тяжёлую входную дверь офиса, побежал прочь из него, вызвав дикий хохот качающей головой Светланы Марковны, впервые видевшей такого горе-соискателя, который смог её позабавить своим перепуганным взглядом!

– Верните его скорее! – приказала она добродушным тоном сквозь смех. – Хорошо, я беру его на работу, даже без испытательного срока! – добавила она, возвращаясь в свой кабинет и продолжая гомерически хохотать над одной ей понятной шуткой, которая осталась загадкой для смотрящей вслед директору перепуганной новенькой девушки-секретаря – Софи.

***

– Иннокентий, как я рада! – Светлана Марковна встала и хлебосольно, широко расставив руки, направилась к соискателю в желании поприветствовать молодого мага. – Ты оказываешь большую честь нашему агентству, согласившись поработать в этих стенах! – она окинула взглядом свой кабинет, а Иннокоша продолжал вспоминать, как чуть раньше лицезрел облачённую в чёрный костюм директора, почти мгновенно влюбившись в неё. – Проходи, не стесняйся, расскажио себе! – Светлана Марковна, взяв его под локоток, повела к своему столу, вызвавшему у вошедшего неприятную схожесть своим лакированным покрытием с гробом.

Наивный Иннокентий рассказал главной колдунье о своей семье, своих мечтах и желании созидать, чем вызвал на лице внимательной слушательницы лишь саркастическую улыбку, которой, впрочем, по неопытности не заметил, после чего в сопровождении Светланы Марковны отправился в кабинет сотрудников, где его поджидали три любопытные девушки.

– Ну что, «нолики», принимайте «единичку»! – с непонятной иронией обратилась к девушкам директор агентства, представляя им молодого мага. – Иннокентий, наш новый маг! И, кстати, чтобы не откладывать в долгий ящик Ваше посвящение, у меня есть очень важное и ответственное задание! – Светлана Марковна перевела взгляд на нового работника. – Так, сущий пустяк для тех талантов, которыми Вы, без сомнения, обладаете! – она чётким жестом пальцев руки приказала ближайшей из коллег Иннокоши подать ей файл с документами, в которых имелось описание клиентом агентства проблемы и его пожелания относительно исхода для объекта. – Ознакомьтесь с ним сегодня, а завтра утром я с нетерпением буду ждать Вас у себя, Иннокентий! – закончила Светлана Марковна с такой очаровательной улыбкой, что для молодого мага сейчас во всём мире существовала только эта великодушная и чудесная девушка, взгляд которой пронзал его сознание насквозь.

***

Первый проект новичка, как, впрочем, и многие задания, которыми ему предстояло заниматься впоследствии, оказался «простенькой подставой», заказанной одним знакомым Светланы Марковны. Клиент решил усложнить жизнь одному из своих бизнес-конкурентов, зная о внесемейных похождениях некоего весьма солидного человека. Знакомый директора агентства попросил дискредитировать неверного в глазах собственной жены, имеющей грозного покровителя в лице своего отца, ещё более уважаемого человека в городе. Но, учитывая незначительный собственный вес в бизнес-среде, знакомый Светланы Марковны, не имея возможности бросить открытый вызов своему конкуренту напрямую, решил за довольно круглую сумму доверить именно ей тонкое решение обозначенной деликатной проблемы.

И вот тут-то ей и понадобился долго отсутствующий работник с навыками мага, готовый организовать и осуществить в одиночку «спектакль», детали которого она хотела обсудить с Иннокентием, прибывшим следующим утром в её рабочий кабинет.

– Иннокентий, какая пунктуальность! – Светлана Марковна, оставшись довольной своей утренней тренировкой, источая нежнейший аромат неведомого молодому магу парфюма, отвела свой пронизывающий взгляд от незнакомого мужчины, со всего размаху рухнувшего на ровном месте где-то на тротуаре и больно ударившегося головой об асфальт.

– Светлана Марковна, доброе утро! – начал свой доклад Иннокоша. – Я изучил задание и готов его выполнить, но есть одно «но»! – молодой человек не успел ещё договорить свою фразу, как заметил изменения в лице милой девушки, брови которой с каждой следующей секундой наступившей паузы ползли вверх, всё выше и выше.

– Конечно, Иннокентий, присаживайся, я вся во внимании! – тем не менее учтиво произнесла она, отправившись к своему креслу и усевшись в него поудобнее, она с каким-то непонятным для новичка огнём в глазах произнесла: – Как говорится, дьявол в деталях!

– Светлана Марковна, я готов выполнить задание, но мне бы не хотелось причинить вред семье объекта, понимаете? – начал излагать свои травоядные сомнения Иннокентий, от прослушивания которых продолжающая невинно улыбаться девушка даже поперхнулась. – Мне не по себе от мысли, что его семья может разрушиться под тяжестью правды!

Терпеливо выслушав тираду молодого мага, директор агентства уверила его в коварстве и подлости объекта, заслужившего быть наказанным, и гарантировала новичку, что семья неверного мужа не пострадает, а как только доверчивый Иннокоша удалился выполнять своё первое задание, откинулась в кресле, размышляя, где она не смогла его просчитать.

– Вот тебе и Недоиннокентий, ведьмин внук! – вслух произнесла она с упрёком, своим чутьём начиная понимать, что с этим простаком она не раз испытает «нравственную» проблему.

***

Иннокентий, как и обещал, выполнил на отлично задание Светланы Марковны, с лёгкостью управившись с ним за свой второй рабочий день. Неверный муж, не в состоянии впоследствии объяснить самому себе свой поступок, зачем-то отправил несколько откровенных селфи со своей знакомой на номер собственной жены, после этого гарантированно получив семейный скандал, лишивший его руками тестя почти всего бизнеса и разбив брачный союз тут же подавшей на развод супруги, о чём молодому магу стало известно чуть позже, после появления городской сплетни, рассказывающей об успешном предпринимателе, собственноручно разрушившем свой бизнес и счастливую семейную жизнь.

А пока утром третьего рабочего дня Иннокентий, пребывая в полном неведении относительно последствий своего труда, принимал в присутствии всего коллектива агентства из рук довольной его работой Светланы Марковны увесистый конверт премиальных.

– Иннокентий, Вы просто волшебник! – воскликнула Светлана Марковна, показывая всем присутствующим своё расположение к новичку. – А вы, троица, перенимайте опыт у коллеги! – это она уже обратилась к сидящим в одном кабинете с молодым магом трём сотрудницам, как-то глупо, молча кивающим ей в знак согласия. – Ну, а теперь всем работать! – Светлана Марковна не позволила больше положенного продлиться моменту блаженства, однако, задержав уже в дверях уходящего вместе со всеми улыбающегося Иннокентия, поручила ему новое важное дело, за которое не решалась взяться сама.

– Но, Светлана Марковна, речь ведь идёт о матери-одиночке с тремя малолетними детьми? Мы же не можем лишить их жилплощади?! – негодующе посмотрел в непроницаемое лицо директора Иннокоша, не выходя из её кабинета изучив детали пожелания клиента, которому приглянулась квартира на первом этаже здания возле оживлённой улицы.

– А ты думаешь мне легко принимать сложные решения?! – Светлана Марковна начала как-то странно виться вокруг стоящего недалеко от выхода из кабинета Иннокентия. – И что это за манера, уважаемый подчинённый, постоянно говорить своему директору «но»?! – голос мягкой и деликатной Светланы Марковны впервые показался Иннокоше чуть угрожающе грубоватым, а брюнетка продолжала кружить вокруг мага, отчего тому стало нечем дышать.

– Светлана Марковна, что Вы делаете? – он не видел её, стоящую у него за спиной, но вдруг почувствовал, что не может пошевелиться, словно опутанный многочисленными верёвками, всё сильнее сдавливающими его тело, пока к своему ужасу не ощутил затылком холодное прикосновение чего-то живого, издающего тихое змеиное шипение.

– Ах ты мой новый аппетитный коллега, наивно решивший, что тебе дозволено мне возражать! – её слова прозвучали тихо, спокойно и почти отстранённо. – Что ты говоришь?

– Я больше так не буду, Светлана Марковна! – только и смог прохрипеть остатками воздуха в своих лёгких Иннокоша, увидев вблизи торжествующее лицо директора агентства.

– Я знаю, что не будешь! – произнесла она, после чего Иннокентий с облегчением почувствовал ослабление смертельной хватки. – А знаешь почему? – она пристально посмотрела на подчинённого своим колдовским взглядом. – Потому что ты умный! И не захочешь узнать, чем закончилась карьера твоих предшественников, неосмотрительно решивших, что их способности куда важнее их умения противостоять судьбе! Свободен! Пока… – она впервые произнесла эту фразу, от которой мага не раз впоследствии бросало в дрожь.

Иннокентий, не на шутку перепуганный от перспективы быть проглоченным своим боссом, провёл остаток рабочего дня, вздрагивая при каждом шорохе, исходящем от общего коридора, а Светлана Марковна между тем озадаченно в одиночестве поглаживала лакированную столешницу в своём кабинете, размышляя над недюжим магическим талантом мага, «приправленным» мощным защитным амулетом его известной в прошлом в тесных кругах бабушки, с которой директору агентства вовсе не хотелось «портить» отношения.

В поиске выработки тактики взаимоотношений с неожиданно оказавшимся разборчивым в области нравственности и морали магом, чего директор агентства никогда не замечала за собой, Светлана Марковна обратилась за советом к своему заместителю – рыжеволосой Наталье. И когда ведьма продемонстрировала директору агентства свои навыки, то результат неожиданно развеселил их обеих, ведь Наталья в поиске слабых мест Иннокоши намекнула на его трусоватость, от которой он так и не избавился, несмотря на все старания отчаянной Кати.

–«Значит, говоришь, трусоват наш разборчивый маг?! Не-ет! Здесь нужно действовать изящно!»– оставшись в одиночестве после ухода рыжеволосой Натальи, размышляла Светлана Марковна, окончательно передумавшая сделать ланч из своего ретивого подчинённого, для которого у неё был припасён целый арсенал средств, применение коих не раз доставляло их обладательнице истинное наслаждение. И когда ничего не подозревающий Иннокоша отправился после работы домой и ночью спокойно уснул в своей тесной антресоли над ванной комнатой, его посетила целая череда, как ему наивно казалось, оставшихся в детстве кошмаров, из-за которых молодой маг несколько раз просыпался в холодном поту.

***

Следующим утром Светлана Марковна пригласила через Софи Иннокентия в свой кабинет, где, как ни в чём не бывало, передала тому новое простенькое задание, участливо поинтересовавшись у мага, отчего он так бледен и как будто не выспался. На что доверчивый Иннокоша, не подозревая в очаровательной брюнетке причину своих невзгод, честно признался, что ночью ему снились сны, о которых ему не хочется вспоминать.

– А всё потому, что не слушаешь меня! – назидательным тоном, но тепло отозвалась Светлана Марковна, почти с материнской заботой заглянув в глаза Иннокентия. – Ты уж береги себя!

Иннокоша, выйдя в приёмную, почувствовал угрызения совести от вчерашних сомнений относительно искренности директора агентства, с такой чистой заботой оберегающего его ауру, что дала ему простое и нейтральное задание, в нравственности которого он не сомневался.

***

Первый месяц работы начинающего мага пролетел незаметно: Иннокоша получал лёгкие и, видимо, безобидные задания, с исполнением которых Светлана Марковна его не торопила. Всё, что осложняло его существование, были постоянные ночные кошмары, не на шутку пугавшие молодого человека своей реалистичностью, омрачая его безоблачную рабочую жизнь. И именно в этот момент, когда ему показалось, что карьера мага удалась, над его головой грянул первым гром, своими раскатами ужаснувший многое повидавший офис агентства.

– Софи, пригласи Иннокентия! – послышался голос стоящей возле окна Светланы Марковны, с удовлетворением проводящей утреннюю тренировку с прохожими на тротуаре.

Ничего не подозревающий начинающий маг спокойно вошёл в кабинет директора и услышал вопрос о задании, которое он не пожелал сделать в начале своего трудоустройства и о котором он благополучно уже позабыл. Вот тут-то Иннокоша впервые узнал о том, что он для директора – Недоиннокентий, и увидал острые и загнутые ряды зубов раскрытой надвое всё могущей проглотить пасти огромного удава, чьи стальные объятия юный маг вспоминал по прошествии многих дней после аудиенции у Светланы Марковны.

Но если кто мог сейчас подумать, что трусоватый и мягкий Иннокоша после всего пережитого пошёл на подлость, то он ошибается, потому что ещё одной отличительной чертой характера начинающего мага было непонятное упрямство. И по окончании второго месяца работы в агентстве история повторилась, лишь с той разницей, что не выполненными к сроку оказались уже два задания, что не на шутку разозлило Светлану Марковну, всю колдовскую мощь которой почувствовал на себе один незадачливый соискатель работы, по оплошности решивший заглянуть сразу в кабинет директора агентства, чьи истошные вопли ещё долго слышались всем подчинённым Светланы Марковны, которая, наконец, почувствовав себя желанной женщиной, загадочно подмигнула после своей помощнице-блондинке.

***

Месяц сменялся месяцем, Иннокоша упрямо не желал выполнять безнравственные задания и не шёл в пасть к своему прожорливому руководителю, которая испробовала на нём весь свой казавшийся ей ранее беспроигрышным арсенал средств стимулирования подчинённых. За это время ему даже «посчастливилось» узнать, что представляет для очередного соискателя работы опрометчивый поворот направо по коридору, куда того заманила рыжеволосая девушка, в кабинете которой в момент неосторожного прихода оного неожиданно «погас свет», и несчастный через стул упал в пролёт и ушибся так сильно, что его с обвязанной бинтами головой увезла из офиса на каталке бригада скорой помощи.

Так прошли два года, в течение которых Иннокоша с запасом на много лет вперёд насмотрелся страшных снов, при этом работая на износ почти без выходных и не изведав счастья отпуска, И, конечно, он не нашёл ответы на мучающие его разум вопросы: «Для чего Светлане Марковне непременно нужно устраивать ему «взбучку», издеваться над опрометчивыми соискателями, иногда поедая их, и держать в страхе весь офис?»

***

Продолжение вечера первого понедельника после приезда Кати и Марго.

– Да потому что она, будучи всего лишь колдуньей, нуждается в энергетической подпитке своих ограниченных сил, для чего использует разные грязные приёмы, вроде того ежемесячного «спектакля», статистом которого ты являешься, или тех снов, «просмотром» которых ты отдаёшь свою энергию ей! – пояснила Марго, внимательно выслушав рассказ Иннокоши и участливо глядя на него, сидящего с наивным лицом и до сих пор не верящего её пояснениям, показавшимся ему невероятно коварными даже для Светланы Марковны.

– Я вот слушаю вас, мои волшебные самородки, и понимаю, что этого похотливого чародея надо спасать! – включилась в диалог Катя, которой взаимоотношения в агентстве не понравились так сильно, что она даже замотала головой, представив картину проглатывания директором агентства неугодного сотрудника целиком. – Жуть какая! – отмахнулась девушка.

– Да! – согласилась с подругой Марго, задумчиво поглядывая на Иннокошу, когда тот с глазами маленького уличного котёнка с надеждой смотрел на неё в ответ, будто умоляя не оставлять его бесхозным. – Кажется, мы приехали не просто вовремя, а в последний момент! – после этого уточнения Марго вновь потребовалось теперь уже вмешательство Кати, начавшей энергично похлопывать по спине поперхнувшегося воздухом Иннокошу.

– Марго, ты бы поаккуратней с озвучиванием умозаключений, а то я уже ладонь отбила, оказывая первую помощь! – Катя помахала в воздухе расслабленной ладонью своей руки, глазами показывая подруге на бледное лицо «героя вечера», потерянно переводящего взгляд с одной подруги на другую. – Чего делать-то будем? Не по-хозяйски вот так отдать задаром в чужие руки такого видного волшебника, он ведь уже и свататься собирался? – Катя снова, уже для профилактики, хлопнула по спине Иннокошу. – Я ведь правильно поняла твои намерения?!

– А что?! Хорошая идея! – повеселела Марго, которую болтовня подруги натолкнула на интересную мысль. – Так, Иннокоша, твой уход в отпуск отменяется! – с воодушевлением воскликнула она, торжественным взглядом осматривая удивлённых друзей. – Есть у меня одна идея, в реализации которой вы мне понадобитесь оба! – она наклонила голову вбок, прищурив свои зелёные глаза и разглядывая Иннокентия, что-то прикидывала в голове. – Ну, с рецептурой я ещё поработаю, а сейчас мы с тобой, Катерина, останемся наедине! – Марго встала и, извинившись перед друзьями, на пару минут отвлеклась приготовлением ароматного «чая», который заварила всего на одну чашку, подав её магу. – На-ка выпей, «невинный соблазнитель»! – девушка с загадочной улыбкой проследила, чтобы послушный Иннокоша выпил содержимое чашки до дна, и, взяв его за руку, отвела в спальню, где заботливо уложила в постель и прошептала на прощание: —Спи, Иннокошенька, спи! Сегодняшняя ночь станет особенной для тебя, ибо она не принесёт тебе ни одного сновидения: ни хорошего, ни плохого! – молодой маг, в глазах которого мигом поплыла картинка реальности, смотрел тяжёлыми глазами на Марго, не узнавая её лица, казавшегося ему страшно знакомым по офисной жизни. И только нежная и заботливая улыбка девушки напоминала ему, что это была точно не Светлана Марковна, которую этой же ночью опять посетила бессонница.

– Ну ты и Королева ведьм, Марго! И как у тебя так шустро получается колдовать?! – тихо сказала Катя, показавшаяся на пороге спальни двумя минутами позже, наблюдая безмятежный сон Иннокоши и впервые в жизни признавшись себе, что приревновала двух своих друзей.

– Пойдём, Катерина, сейчас не до этого! – Марго вышла из спальни, закрыв за собой дверь. – Сейчас, Катя, мне пригодятся все твои таланты, без которых нам Иннокошу не вызволить из сладковато-ядовитого плена многоуважаемой Светланы Марковны! – произнесла Марго, приблизившись вплотную к подруге и многозначительно посмотрев той в глаза.

Глава 5. Магический источник

– Иннокоша, просыпайся! – нежный голос Марго пробудил молодого мага солнечным утром вторника, своим теплом открытого настежь окна спальни обещающего начало чудесного дня. – Как тебе спалось на новом месте? – с улыбкой поинтересовалась Марго.

– Маргарита?! – Иннокентий, приподнявшись на постели и не вспомнив ни одного сна прошедшей беспробудной для него ночи, с удивлением, чуть приоткрыв глаза, всматривался в прекрасное и к тому же бодрое лицо девушки, пробудившейся, скорее всего, раньше него.

– Ты только посмотри на него! Значит, сейчас она стала просто Маргаритой, а прошлой ночью ты её совсем по-другому звал! – возмущённо воскликнула Катя, войдя в спальню.

– Что?! – от замечания Кати, сказанного с упрёком, Иннокентий мигом окончательно проснулся, с виноватым видом смотря то на одну девушку, то на другую.

– Ка-ать?! – Марго обернулась и глянула на подругу, после чего с улыбкой вновь посмотрела на Иннокошу. – Она шутит, ты проспал всю ночь, и, кажется, тебя не мучили кошмары?! – с явным знанием дела поинтересовалась девушка.

– Точно! – признался Иннокоша. – Я давно так крепко не спал, как младенец! – он улыбнулся, но, вспомнив о необходимости сейчас собираться на работу, нахмурился. – Марго, так что мне делать, если Светлана Марковна мне не разрешит уйти в отпуск?

– А, об этом мы с Катей тебе и хотим сказать! – начала Марго со странной улыбкой, продолжая пристально смотреть на Иннокошу. – Собственно, наутро наступившего дня у нас к тебе две новости: плохая и хорошая, – она продолжала говорить, попутно наблюдая его наивный и забавный взгляд котёнка, которого, проходя мимо, хотелось взять на руки и унести к себе домой, – «Вот уж и взаправду маг-искуситель!» – улыбнулась она, подумав о необъяснимом очаровании Иннокоши, от которого даже у неё не было противоядия. – «И как ему удаются такие фокусы?!» – начнём, пожалуй, с плохой новости: в отпуск ты не идёшь! – Марго начала излагать вслух план дальнейших действий, аккуратно положив руку на плечо молодого мага, мгновенно изменившегося в лице, на котором утренняя нега сменилась разочарованием. – Но! Хорошая новость заключается в том, что… – девушка сделала гроссмейстерскую паузу. – …Пятница наступившей недели станет последним рабочим днём для тебя в агентстве Светланы Марковны, потому что мы с Катей поможем тебе уволиться!

– Уволиться… – мечтательно и с лёгкой улыбкой произнёс Иннокоша, в своих фантазиях уже наблюдая со стороны себя, бегущего прочь от офиса с огромной чёрной анакондой, как вдруг, вспомнив о Светлане Марковне, уставился с мольбой на Марго. – От нашего директора ещё никто не увольнялся! – Иннокоша уж точно в подробностях знал, что значила эта нейтральная, на первый взгляд, для непосвящённого человека фраза.

– Сейчас ты поедешь, как обычно, на работу и до пятницы будешь паинькой, понял? – в консультацию по «правильному» увольнению от «проблемного» работодателя вмешалась Катя.

– Да, Катя права, ты спокойно доработаешь до пятницы, стараясь не привлекать к себе внимание, а мы тем временем подготовим необходимую «законотворческую» базу и «прочие» аргументы, которые, полагаю, станут ключевыми при принятии Светланой Марковной решения о твоём увольнении, – Марго медленно и чётко проговорила каждое слово, уставившись на Иннокошу, который, следуя её воле, пробормотал, повторяя всё сказанное девушкой.

***

Страдающая уже не первую ночь от внезапно свалившейся на неё бессонницы Светлана Марковна, явившись в офис, первым делом созвала срочное утреннее «совещание» со своими замами, тщетно пытаясь в видениях рыжеволосой Натальи увидеть проблески ответа на главный вопрос своего ухудшающегося день ото дня настроения, но ведунья не смогла пояснить, что случилось накануне и что случится чуть позже с Иннокентием.

– Значит, говоришь: пока всё спокойно? – недоверчиво прошипела Светлана Марковна, вслух размышляя о возможных следующих ходах строптивого мага. – Ладно, подождём! Пока… – решила директор агентства, заново принимая вместе со своими замами человеческий облик.

***

Вторник, среда и четверг недели пролетели для Иннокоши почти по обыкновению, если не считать чудодейственного чая, чашку которого молодой маг каждый вечер выпивал, принимая её из заботливых рук Марго, с какой-то особенной улыбкой начавшей посматривать на него после пробуждения в понедельник утром. Катя, наблюдая ежевечерний ритуал отхода Иннокоши ко сну, каждый раз хмурила лоб и укоризненно мотала головой, когда Марго уводила его в спальню, но по возвращении своей «величественной» подруги старалась не показывать своего порицания, слишком дорожа их дружбой и с детства сделав для себя вывод, что «Королева Марго никогда и ничего не делает просто так»!

И вот, наконец, наступило утро пятницы, когда Иннокоша, только успев проснуться, вопросительно уставился на двух своих подруг, ожидая услышать от них подробности своего увольнения, но вместо этого поймал на себе только их встречные недоумённые взгляды.

– Ты опять за старое, девичий искуситель? – с видимым возмущением отозвалась Катя.

– Но как же? Катерина? Маргарита? – Иннокоша, пытаясь разглядеть поддержку в глазах девушек, с надеждой поочерёдно смотрел то на одну, то на другую, но те, оставаясь невозмутимыми, быстро накормив его завтраком, выпроводили на работу.

– Иди и ничего не бойся! – дала короткое напутствие Марго, добавив: – Доверься нам!

***

Рабочее утро пятницы началось для Светланы Марковны по обыкновению «плодотворно», когда прохожий внизу, на проспекте, споткнувшись о колодезный люк, падая, влетел в идущую рядом даму средних лет, и они вместе упали, испачкавшись в грязи и выбросив большой лакомый кусочек энергетического «пирога», с благодарностью принятого директором агентства. И когда Светлане Марковне уже показалось, что небо над её головой будет весь день безоблачным, в дверь кабинета постучала Софи, запыхавшимся голосом сообщившая хозяйке кабинета о неожиданном визите незваной гостьи.

– Светлана Марковна, к Вам клиент! – протараторила изумлённая Софи, не нашедшая утреннюю посетительницу в списке сегодняшних гостей. И секретарь ещё не успела получить указание от директора агентства, как дверь кабинета широко распахнулась и в гости к мучительнице Иннокоши вошла несравненная и неподражаемая зеленоглазая девушка.

– Светлана Марковна, какая честь для меня впервые лично посетить Вашу обитель и засвидетельствовать глубочайшее почтение Вашему исключительному таланту! – воскликнула Марго, принарядившись и благоухая на весь кабинет колдуньи тем самым очень дорогим парфюмом, воспоминания о котором вот уже несколько ночей сводили с ума директора агентства и который она безошибочно унюхала, вдохнув в себя его утончённый аромат.

– Да-а! Мы, кажется, уже заочно знакомы?! – хищно прищурилась Светлана Марковна, ощутив ведьмин оберег, служивший Марго универсальной защитой от её колдовства.

– Для Вас просто Марго, Светлана Марковна! – дипломатично представилась вошедшая девушка, руками показав на обстановку кабинета. – Дорого и со вкусом, сразу видно руку настоящей ценительницы прекрасного! – отпустила гостья комплимент, но, увидев злой взгляд хозяйки, быстро пояснила цель своего визита. – Так я, собственно, как в той старой сказке, почти свататься к Вам пришла! Как говорится: «У вас товар, у нас купец!» С Вашего позволения! – Марго неторопливо подошла к полированному столу директора агентства и аккуратно поставила на него небольшой подарочный пакет. – Загляните внутрь, прошу Вас!

– И что это за неудачное копирование «Л'Этуаль»? – Светлана Марковна с лёгким пренебрежением извлекла из пакета два парфюмерных, не имеющих названия флакона разного размера, в которых, однако, почувствовала определённую магическую силу. – О-о?! – уже примирительным тоном воскликнула директор агентства, уважительно посмотревна Марго.

– В более крупном флаконе – решение Ваших хронических сложностей с магами, которые не дают Вам спокойно спать по ночам, что перестанет быть проблемой со вторым флаконом чуть поменьше! – провела короткую презентацию «Л'Этуаль» гостья, точно попав в цель и наблюдая, как один глаз Светланы Марковны начал предательски не вовремя подёргиваться. – Я предлагаю Вам честный обмен, Вы мне —Иннокентия, я Вам – «Магический родник» плюс бонус в виде ведьминой успокоительной микстуры! Вы мне —свою головную боль: ночную и дневную, я Вам – гарантированное выполнение любого заказа клиентов и беспробудную ночь! – Марго раскрыла свои ведьмины карты, предоставив колдунье право выбора.

Внутри Светланы Марковны шла ожесточённая борьба сомнений в честности незваной гостьи, но женское любопытство в какой-то момент взяло верх, и она воскликнула:– Хорошо, Марго, сделка возможна, если Вы правы насчёт «Магического… Источника», о котором я раньше никогда не слышала! И мы сейчас быстро опробуем Вашу плату на самом никчёмном представителе семейства магов! Софи! – железным голосом крикнула директор агентства и, как только голова секретаря показалась в дверном проёме, приказала. – Позови-ка мне любую… Нет! Срочно зови всю троицу наших малышек, немедленно! – рявкнула Светлана Марковна так, что Марго услыхала резво удаляющийся цокот каблуков секретаря и чуть погодя дружный, нарастающий топот быстро передвигающихся четырёх пар женских ног, в кабинет нерешительно вошли три коллеги-соседки Иннокоши, которых Светлана Марковна называла «нулями» из-за почти полного отсутствия у этих симпатичных особ каких-либо намёков на магические способности, не говоря уже о таланте, который, безусловно, присутствовал у парня.

– Смелее, подходим ближе! – поманила девушек пальцами директор, надменно осматривая робкие девичьи лица. – Ну что, Марго, всё ещё утверждаете, что им стоит только опробовать Вашего чудодейственного зелья и вуаля, приветствуем нового мага?!

– Даже не опробовать, Светлана Марковна, нанести капельку на шею! – внесла важное уточнение гостья, подойдя к столу директора, открыв большой флакон и аккуратно перевернув его содержимое на кончик своего указательного пальца, элегантным движением нанесла «Магический родник» на пульсирующую от волнения жилку на шее близстоящей девушки. – Вот так! – произнесла Марго и, повернувшись вновь к хозяйке кабинета, предложила. – У вас есть какая-нибудь сложная загадка, решение которой долго не давалось вашим магам?

Светлана Марковна, ещё до конца не веря в улыбнувшуюся ей удачу, в задумчивости подошла к опробовавшей волшебный парфюм девушке, чуть постояв рядом с ней и тщетно пытаясь разглядеть визуальные изменения в лице «мага». И тут директор агентства вспомнила о ретивом арендодателе офиса, который всякий раз при удобном случае пытался поднять арендную плату, не гнушаясь озвучивания в её адрес намёков на выселение.

– Мне и самой интересно, прелесть, как ты его вразумишь?! – вслух произнесла директор агентства, наблюдая странное изменение в поведении «прелести», вдруг взмахом руки сделавшей стены офиса прозрачными для находящихся в кабинете, через которые Светлана Марковна незаметно для несговорчивого арендодателя посмотрела через его плечо на документы, которые тот держал в руках, и на её лице появился оттенок адского торжества. Она взяла со стола свой сотовый телефон и написала в нём довольно пространное сообщение неизвестному адресату, которое отправила со словами: «Ну, кажется, теперь в ближайшие полгода нашему скупому наимодателю будет не до разговоров о повышении арендной платы!»

Как только кабинет принял прежний вид, его хозяйка кивком головы указала на дверь трём вызванным ранее сотрудницам. И едва те вышли в приёмную, через Софи вызвала к себе Иннокошу, который по прибытии с удивлением остановился в дверях кабинета и с недоумённым взглядом уставился рассматривать шикарную Марго.

– Ну, что ты, Иннокентий, проходи, присаживайся! И ты, Марго, тоже! – Светлана Марковна бережно усадила двух посетителей на рядом стоящие стулья возле своего стола. – Вот так! – проговорила она, с нескрываемым кулинарным интересом рассматривая сидящих мага и пришедшую его вызволять из плена ведьму. – Средство, действительно, отменное, но сразу возникает следующий и последний вопрос: «Зачем мне теперь Вы, Иннокентий?»– директор агентства вдруг плотоядно глянула на несговорчивого мага, но незваная гостья невозмутимо пояснила важный нюанс, сразу остудивший пыл кровожадной колдуньи.

– Светлана Марковна, Иннокентий Вам понадобится ровно к следующему полнолунию, ибо «магический родник» тем и ценен, что имеет срок годности в один месяц!

– Допустим! – согласилась, не зная на самом деле всех деталей «парфюма» колдунья, но, не спеша отказываться от ланча, перевела взгляд на виновницу торжества. – Тогда, может, Вы?!

– Тоже не вариант, Светлана Марковна! – спокойно возразила против собственного поедания колдуньей Марго. – Мало того что средство скоропортящееся, так на нём ещё имеется ведьмин замок, без которого им не удастся никому воспользоваться, хоть ты тресни!

– Умна! Красива! – задумчиво покачала головой директор агентства, с восхищением глядя на девушку, рядом с которой сидел медленно моргающий, перепуганный Иннокоша.

– Так мы пойдём, Светлана Марковна? – поинтересовалась девушка с лёгким сарказмом.

– Конечно, пойдёте! – хмыкнув, воскликнула хозяйка кабинета. – Только где гарантия, что вы явитесь через месяц и принесёте мне то, что так нужно? – она глазами указала на «парфюм».

– А Иннокентий Вам слово даст своё: честное, магическое! Вы ведь его за пару лет хорошо изучили и знаете, что если Иннокентий что-то пообещает, то непременно выполнит! – Марго выжидающе посмотрела на рядом сидящего друга. – Что скажешь?!

– Ровно через месяц Вы снова получите свой магический эликсир! – тихо произнёс маг.

– Ладно! Уговорили! Свободны! Пока… – Светлана Марковна указала посетителям глазами на дверь и, когда Иннокентий уже выскользнул из кабинета первым, крикнула вслед выходящей девушке. – Марго, последний вопрос: «Зачем тебе этот недомаг, поделись секретом?» – на что девушка с непонятной улыбкой не моргнув глазом пояснила: – Всё просто, Светлана Марковна, я обещала его бабушке, что присмотрю за ним!

Марго с Иннокошей уже вышли на оживлённую улицу, а Светлана Марковна, стоя в задумчивости возле панорамного окна своего кабинета, всё продолжала смотреть на их удаляющиеся вдали фигуры, тихо размышляя вслух: «Ну, ну, расскажи мне про бабушку!»

***

Иннокоша вошёл в квартиру Марго с непонятным ему ещё чувством, разделяющим его бытие на две части. С одной стороны, он испытывал лёгкую эйфорию и тихую радость от освобождения из «змеиного плена», в коем пребывал последние два года, почти ежедневно наблюдая «обаяние» Светланы Марковны, от которого получил неожиданное избавление не более часа назад.

Но где-то там, глубоко внутри его разума, притаилось предательское, щемящее чувство тревоги за своё будущее, в которое молодой маг входил безработным.

– Что «Иванушка невесел, и поспал, и был приласкан? Иль ты, молодец прекрасный, вновь решил девиц попортить?! Так пройди же гость желанный в светлу горницу скорее и возьми вон ту царевну…» – встретила вошедших друзей весёлая Катя, находу сочиняя «байку-мотивацию», однако друзья не поддержали её возвышенного настроения.

– Катерина?! – с лёгким осуждением оборвала пикантное продолжение рассказа Марго, глазами показывая на мага, пребывающего в полёте раздумий относительно своего будущего.

– А-а! Понятно! Раздал своего приворота чародейского во флаконах и теперь жалеет о содеянном! – Катя пощёлкала пальцами у его лица. – Эй, чего завис, «маг освобождённый»?! Вот скупердяй! Мы тут с её «Ведьмачеством» целую неделю на тебя горбатились! Я говорю: «Дуй в „Алкорадость“ и неси „зелье целительное заморское“, чтоб отметить твоё избавление!» – Катя громко произнесла «простой алгоритм действий», приведя в чувство Иннокошу, который лишь коротко согласился с верностью её конструктивного предложения: «Точно!»

***

– Девочки, как я вас люблю! – в сердцах воскликнул охмелевший Иннокоша, уже под вечер пятницы обводя своим томным взглядом двух подруг, которые почему-то сразу напряглись от невинно брошенной фразы молодого мага, желающего им «только хорошего».

– Э, не-ет! – первой отреагировав на фразу любвеобильного друга, воскликнула подвыпившая Катя, нетвёрдой рукой категорично помотав перед его лицом. – Я легкомысленно на твои штучки не поддамся, и Маргаритку тебе не отдам! – воскликнула решительно девушка, приобняв очаровательную подругу. – Марго, кажется, сейчас самое время для твоего вкусного ведьмочая, после которого наш искуситель обычно бывает обезврежен до самого утра!

***

Утро субботы, та же квартира, те же действующие лица. Катя и Марго удивлённо одновременно проснулись в одной постели, наблюдая каждая на себе достаточное количество одежды, после чего одновременно облегчённо произнесли одну и ту же фразу: «Фу-у!»

– Марго, у меня к тебе вопрос: «Поясни, растолкуй, радость наша, что за чаем ты нас вчера вечером потчевала?!»– Катя села на постели, ухватившись за тяжёлую голову.

– Привет, девчонки! —воскликнул молодой маг, с бодрым видом входя к ним в комнату.

–И есть ли у тебя поблизости колюще-режущие предметы против этого громкоголосого пожирателя женских сердец вместе с телами, а то я до кухни сейчас вряд ли дойду! – угрожающе продолжила Катя, заткнув уши руками и строго глядя на милого Иннокошу.

– И тебе доброе утро, Катенька! —миролюбиво отозвался молодой маг.

– Марго, мне послышалось или он действительно назвал меня Катенькой?! – переспросила девушка, приподнимаясь на постели и глядя на свою подругу, которая двумя руками тоже обхватила свою голову. – Иди сюда, чародей, хуже будет! И никогда не называй меня Катенькой! – Катя вскочила с постели и бросилась в коридор за попятившимся прочь из комнаты Иннокошей, на ходу озвучивая свою непричастность к девичьему чаю, последствия которого его подруги осознали только утром.

– Видимо, я, действительно, что-то вчера напутала с чаем! – подумала, усмехнувшись, Марго, наблюдая забавный воспитательный процесс, устроенный для Иннокоши Катей. Девушка встала и, проходя мимо «экзекуции», невозмутимым тоном, потягиваясь, произнесла: —Ребята, если с чаем у нас не заладилось, тогда пойдёмте пить кофе! Обещаю, здесь подвоха не будет! – она прошла мимо прервавших свои забавы друзей, недоумённо переглянувшихся между собой и пожавших плечами, не понимая загадочной реакции их подружки-ведьмы.

***

– Так что же дальше? – поинтересовался у Марго Иннокоша, сидя за круглым столом гостиной, где компания с удовольствием отпивала кофе маленькими глотками. Пятничная эйфория феерического освобождения от Светланы Марковны прошла, и теперь молодой маг задавался вполне резонным вопросом о собственном будущем, не стесняясь перепоручить решение проблемы умной и всезнающей Марго.

– Всё зависит от того, чего желает твоё сердце! – многозначительно произнесла рыжеволосая подруга и тут же поймала на себе вожделенный взгляд молодого мага.

– Ну, ты посмотри на него! – с возмущением воскликнула Катя. – Тебе же сказали «Сердце!» А не бесстыжие глаза и не другие похотливые части тела! – негодовала девушка.

– Кстати! Молодец, Катерина, что вспомнила про те самые места! Вот ты нам с Иннокошей сейчас и поможешь! – Марго, осенённая некой идеей, встала из-за стола и руками пригласила друзей последовать её примеру. – Ты, Иннокош, садись на диван, а ты, Катюша, – раздевайся «до» и покажись ему во всей своей красе! – это было сказано так обыденно, что заставило замолчать всегда готовую ответить на чужой выпад боевую подругу, которая перевела взгляд на мага, а кожа её рук покрылась предательскими мурашками. – Катя, смелее! – последовал подбадривающий призыв от инициатора эксперимента, сподвигший подругу нерешительно начать снимать с себя верхнюю одежду под пристальным взглядом Иннокоши.

– Ты хотя бы иногда моргал для приличия! – Катя приобняла себя, скрестив руки на груди.

– Иннокош, тебе нравится Катино тело? – не обращая внимания на колкости подруги, спросила у него Марго и дождалась от засмотревшегося друга одобрительного кивка головой.

– Ещё бы, вдруг ты по некоему недоразумению посмел сказать: «Нет»?! Мне даже самой страшно представить, как это могло отразиться на твоём мигом пошатнувшемся здоровье?! – воскликнула Катя, возмущённая долгим раздумьем Иннокоши над ответом, который, по мнению позировавшей перед ним девушки, однозначно заслуживал его восхищения.

– Но! – Марго подошла к Кате и, взяв ту за руку, чуть ближе подвела позирующую подругу к магу. – У нашей несравненно красивой Катерины есть шрамы, доставшиеся ей на память от весёлого детства и юности, – Марго продемонстрировала один из рубцов Иннокоше и спросила его: – скажи, тебе нравится то, что ты видишь сейчас? Нет?! Хорошо! – рыжеволосая подруга начала игру, смысл которой был понятен пока только ей. – Задам тебе новый вопрос: «Ты хотел бы, чтобы у Кати не было этого шрама?» – Марго подождала нужного ей ответа от мага и вновь обратилась к нему. – А теперь просто пожелай его исчезновения, глядя на него! – призвала Марго Иннокошу, продолжая удерживать Катину руку.

– А-а-й! – одёрнула руку Катя и только хотела схватиться за то место, где красовалась память о былых временах, как удивлённо крикнула: —Быть того не может, а шрам-то где?

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.