книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Анатолий Риантар

Альтернативный взгляд

Глава 1


Сегодняшний день был ничем не примечателен. Серое небо, вымокшая от долгих июльских дождей ярко-зеленая трава, дворики, чьи сливные ямы не справлялись с потоком воды. Утро понедельника, как и любого буднего дня: только проснувшийся, но уже уставший от мрачных будней мегаполис, спешащие люди, забитые автобусы и трамваи.

Проснулся я не с лучшим настроением. Писк машинной сигнализации просверлил мне мозг после сильной попойки. Скатываясь с кровати, я сбил на полу три бутылки Soliera Tempranillo, причем одна из них была недопита. Не понимая, что происходит вокруг, я попробовал подняться и грязной рукой оперся о постель. «Отлично, еще и винное пятно выводить,» – пролетела мысль в моей голове. Все же поднявшись, я направился в ванную, хоть немного придать себе человеческого вида. Прохладный душ был лучшим сегодняшним средством от похмелья. Подойдя к зеркалу, я осмотрел свое лицо: на вид мужчина 30 лет (хотя мне было всего 24), неухоженная черная борода, рыжие волосы от влаги прилипшие к щеке, мягко переходящие на шею, круглые щеки, – все это мой холостяцкий комплект.

Следующий этап был не легче. Мне оставалось пять минут на завтрак, сушку волос и одеть уже даже не глаженную одежду. Ведь я так надрался вчера, что даже не помню, как выключил будильник и продолжил видеть карамельные сны. Одновременно заваривая кофе и суша волосы, я понимал, что пол дня проведу голодным, но еще одно опоздание, и опять выслушивать ор этого придурка Джеффа Грилла о том, что я неуважительно отношусь к своей работе, и что бы я делал если бы не его великодушный зад (тут он прав – воздухом сыт не будешь, да перспектива жить на улице меня не вдохновляла).

Вылетая из квартиры, я забыл зонт, документы и чуть не забыл закрыть дверь. Но знал бы я, что этим вечером так и не вернусь домой (и вернусь ли вообще), то и не закрывал бы вовсе.

Дождавшись трамвая, я быстро запрыгнул в него. Старый, потертый временем трамвай, казалось таких уже не встретишь, внутри был весь обклеен рекламными плакатами разных неизвестных фирм: «Натяжные потолки от Арслана», «Суши-бар «Ёбидоёби» – мы вкусно готовим» и прочие фирмочки, чьи названия говорят сами за себя. Из-за скопившихся людей внутри, что прижимали друг друга, на вид было человек сто, а то и двести, но нет – максимум человек шестьдесят. В наушниках у меня играли «Imagine dragons» с песней «Warrior», когда я начал окидывать взглядом толпу людей. Не знаю почему, но я всегда так делал, отмечая для себя необычные прически, цвет волос и макияж. В этот раз мне повезло по двум параметрам. Девушка с полностью белым макияжем и, казалось бы, ничего не обычного, но его было очень много и смотрелось даже ничего. Волосы были еще проще – макушка с химическим фиолетовым оттенком, переходящим к концам в белый. На взгляд рядового обывателя это выглядело, наверное, жутко. Но мне всегда было наплевать на мнение обычной серой толпы, я считал себя выше этого, возможно, по этой причине не следил за собой.

Когда переключалась музыка, я услышал объявление, которое вырвало меня из моих мыслей:

– …остановка «Пионерская», осторожно двери…

– Да-да скоро начнется мой ад, – сказал я случайно вслух и ощутил на себе взгляд из толпы (все же иногда это вызывало некий дискомфорт).

«Опаздываю всего на пару минут,» – это то что я крутил у себя в голове, пока бежал на свою любимую работу. А оставалось-то и идти пару минут. Можно сказать, что не повезло со светофорами или, что лифт застрял. Но я больше думал не над тем, что сказать этой жопе, а о том, как приду домой, открою холодного пива и пару часов поиграю в PlayStation. Думал, на какую игру потрачу эти пару часов. А может даже побуду эстетом, налью себе вина, возьму какой-либо роман, полежу в ванной и почитаю. Вот что творилось в этот момент в моей голове. А о чем мог еще думать юноша моего возраста, не имея девушки, на которую можно потратить вечер. Да я и не искал ее. Для секса можно было просто по старой доброй схеме залететь в бар и найти там одинокую чиксу на вечер. А для души есть книги, ну или игры, в конце концов.

Забежав в офис, я постарался побыстрее миновать кабинет директора и забежать в свой. Но удача – это точно не мое второе имя…

– Стив, зайди на минутку! – строго проревел Джефф.

Нет смысла делать вид, что я его не услышал, придется повиноваться.

– Привет, Эри, – поздоровался я с его секретаршей

– Доброго тебе утра и удачи, он сегодня особенно злой – ответила мне девушка.

Я незамедлительно проследовал в директорский кабинет.

– Стив, от рабочего дня прошло 15 минут. Что на этот раз? Ты застрял своей тупой головой в толчке, судя по твоей прически? Тебя остановили бедные дети, которые спрашивали мелочь, и ты не мог пройти так, как их было много? А нет я кажется понял: ты просто попал в ураган и вместе с Элли улетел в страну Оз, откуда долго топал по дороге из желтого кирпича. Я думаю ты не настолько туп, чтобы сейчас врать мне! – вывалил на меня Джефф.

– Нет, сэр, я даже не думал вам врать, – хотя в голове я уже прокрутил миллион идей и отговорок.

– Так, я знаю, что правды не услышу, но я буду выше и умнее тебя. Поэтому я даю тебе последний шанс. Еще раз опоздаешь, и это будет конец твоей карьеры здесь. Системного администратора твоего уровня можно найти и за углом, – продолжал он строить из себя мудрого руководителя. – И давай ты не будешь сейчас с Марком говорить, какой я козел, а сразу начнешь работать. Нам требуется новый проект сети к среде.

– Конечно, сразу принимаюсь за разработку, сэр. Я ценю вашу благосклонность. И, спасибо за этот чудесный шанс, что вы даете мне, – сказал я, конечно, все с сарказмом, но Джефф видимо подумал, что его речь напугала меня

– И помни – это уже 8 раз за месяц, и он последний, не забывай. И приведи волосы в порядок, ты мне бомжа напоминаешь.

– Конечно, сэр, до среды, сэр.

Я понимаю, что он не уволит меня из-за проекта, и не уволил бы, даже если бы я на час опоздал. Я свою работу делаю не так как он описывает ее при показушных его выкриках. Будь оно так я бы тут не работал. Но все же я не буду его бесить и пойду-ка лучше в свой кабинет.

Попав в свой кабинет, я не обнаружил Марка. Зато в книге оказания услуг уже было записано с пометкой «СРОЧНО!» три просьбы, я бы сказал мольбы о помощи. У кого-то принтер зажевал бумагу, и они не могут напечатать срочный отчет Джеффу. У других погас монитор и не включается, очередная курица задела своей ногой провод и выдернула его, скорее всего, а у третьих нет сети. Не думаю, что Марк пошел решать эти проблемы, ведь росписи о том, что кто-то взял выполнение нет. Скорее всего он у автомата с газировкой общается с очередной дамочкой или забился на склад и спит, но точно не работает, а значит делать придется все мне. Но сперва я и правда приведу себя в порядок после моего забега от станции до работы, да еще и вспотел не слабо. Точно, не прямо сейчас примусь за дела, сначала пойду тоже забьюсь куда-нибудь, делая вид, что занят чем-то очень важным.

Единственный вариант спокойно посидеть хоть пол часа, это поставить полуразобранный компьютер, который был нашей визуальной отмазкой для Джеффа на случай его внезапного прихода. Да, спокойно посидеть, перевести дух. Еще я планировал спуститься и покурить перед тем, как приступить к работе.

Спустя сорок минут я решил, что нужно сделать хоть что-то из журнала, оно же с пометкой «СРОЧНО!». Но странный пронзающий писк заставил меня скрутиться в калач от боли в голове и ушах. Еще и земля содрогнулась так, будто сейчас уйдет из-под ног. Я в страхе схватил свою сумку и выбежал из кабинета едва держа себя в сознание после этого звукового безумия. Вокруг все было не такое, сами люди были какие-то другие. Я судорожно метал взгляд от двери к двери, чтобы найти хоть кого-то знакомого. Но весь офис подменили. Какой-то прикол, или Марк задумал так разнообразить понедельник? Что вообще сейчас произошло? Земля перестала дрожать, и я решил, что можно положить сумку, пойти покурить и успокоится, делая вид, что все хорошо и ничего не происходит. Я обернулся, на моей двери красовалась табличка: «Виктор Сендингтон». Первая мысль: «Что это за хрен, и кто он вообще такой?» – после я открыл дверь списывая все на прикол. В кабинете на месте Марка сидел незнакомый усатый мужик.

– Сэр, я могу вам чем-то помочь? – задумчиво спросил этот Виктор, как я понимаю.

– Да, просто скажите Марку, что у нас много работы, и мне не до его приколов

– Я не понимаю, о чем вы и кто такой Марк, тем более. Я вынужден попросить вас покинуть мой кабинет!

– Мне кажется, что все же это мой кабинет.

Дальше я решил громко сказать – ХА-ХА, какой Марк молодец, так поднял мне настроение, но задания сами себя не выполнят.

Я бросил взгляд на журнал, а там было пусто. Страница вообще не соответствовала тому, что там было раньше. Меня уже начало пугать все вокруг: странный офис, странные люди и странный мужик в моем кабинете. Я решил сразу пойти к Джеффу.

Меня объял дикий страх: Эри была одета в платье бордово-красного цвета, хотя, до этого на ней были синие джинсы, которые сексуально облегали ее ноги и простенькая блузка белого цвета. Прическа тоже была очень простая – волосы, собранные в хвост, а теперь была укладка в стиле кудри, на которую ушло бы пару часов. Вместо обычного макияжа – тяжелая тушь, стрелки как у женщины, намекающей на отсутствие личной жизни, губы кроваво красного цвета. Я решил избавляться от проблем по мере их поступления и подбежал к ней.

– Эри, солнышко, а Джефф у себя?

– Первое, кто вы? Вы записаны?

Что за дурацкий вопрос «кто я?». Я – тот простак, который каждый день опаздывает; я – тот, кто олицетворял безделье и продуктивную работу в одном лице.

– Это не смешно уже. Если Марк решил, что это отличный способ меня достать после воскресной попойки, то у него уже получилось, – я уже начал верить, что это меня так умно решил уволить Джефф, сказав всем, чтобы делали вид, будто не знают меня.

– О какой попойке идет речь? Это прямое нарушение закона о распитии алкоголя, он полностью запрещен, – с ухмылкой на лице сказала она.

– Что ты несешь? Мне просто нужен Джефф! У меня нет времени на эти игры! – сказал я, направляясь в кабинет, где красовалось табличка «Джефф Грилл».

Проходя мимо стола Эрики, я заметил, как она быстрым движением подняла трубку и услышал:

– Срочно, нарушитель в кабинете Джеффа.

Зайдя в кабинет, я был еще больше шокирован, но не тем, что мужчина непонимающе смотрит на меня, не отрывая зенки в ожидание, что я скажу, а тем, что было внутри. В кабинете сделали капитальный ремонт. Вместо небольшой аудио системы на полке стояли коллекции динозавров от «Lego», вместо закрытого стеклянного шкафа с разными винами красовался стенд с модельками из «Звездных войн» во главе с кораблем «Тысячелетний сокол», на полке ниже красовался джедайский меч в подставке. У меня не было времени рассматривать весь кабинет. Все что я понимал – это скоро придет охрана и вышвырнет меня отсюда.

– Джефф, скажи, что ты видишь меня впервые и я окончательно чокнусь!

– Молодой человек, скажите, чем я могу вам помочь? Вы, наверное, пришли на собеседования? Вам нужно пройти в следующий кабинет к Мари. Она наш кадровик и занимается вопросом приема на работу.

Оставшееся время мы просто молчали. Я уже хотел уйти, как дверь распахнулась, и тяжелая рука легла на мое плечо. Вот он час, когда меня впервые выкинут за шкирку, и где нельзя уйти на своих двоих. Испуганный взгляд Джеффа намекал на то, что он явно не знает, что я тут забыл.

***

Вставая и отряхиваясь, я проклял все, что сейчас произошло со мной. Самый дурацкий день в моей жизни, а время было только 10:15 утра. Я доставал наушники и ловил на себе косы взгляды. Да, не каждый день можно увидеть, как из многоэтажного офиса выбрасывают на улицу человека.

Глава 2


На обратном пути все было каким-то подозрительным, и я никак не мог выкинуть из головы то, что произошло ранее. Не скажу, что обычный и штатный день: смена коллектива, вышвыривание меня из офиса, странно косящиеся на меня люди, новость что алкоголь запрещен и его распитие карается смертью. Что ж – это вообще не обычный день. Пока я ехал, на меня и правда косилось очень много людей, наверное, я не очень хорошо отряхнулся. А в их глазах я видел страх. За себя? Или это пассивное сопереживание мне? Да-да, бедный я и несчастный, полежал на земле.

Все что я заметил так это то, что трамвай был новой модели. Рекламы в нем тоже не было. Люди вокруг выглядели серыми: ни интересного для меня макияжа, волосы у всех поражали родным цветом. На этот раз на фоне происходящего настроение поднимали мне «Голливудские мертвецы». Я решил выйти на пару остановок раньше и пройтись, собраться с мыслями, подышать воздухом, если это можно было так назвать.

Наверное, это была ошибка – покинуть вагон на пару станций раньше. Мои наушники резко решили сесть, а слушать звуки проезжающих машин и гомон людей просто невыносимо, я так отвык от этого. Зато был один плюс – я перестал ловить косые взгляды. Решение свернуть во дворы было принято незамедлительно. Маленькие уютные дворики, зеленый пейзаж после затяжных дождей. Это даже успокаивало меня. «Стоп!» Яркий свет! Когда я был на работе, все небо затянуло тучами. Я прекрасно видел из окна офиса, что происходило на улице. Как я не заметил яркого, бьющего в глаза солнца? Дворы… Ночью лупил очень сильный ливень, а вокруг все сухое, я бы сказал запылившееся, и ни одной лужи. Кажется, я сошел с ума. Это уже не клеилось ни с одной реальностью.

Пока я пытался понять, что происходит, не заметил, как за мной следил странный мужчина среднего роста с короткой стрижкой в строгом черном костюме. Он постоянно держался в метрах 10 от меня и следовал за мной от остановки, постоянно посматривая на часы и что-то бормоча в радио-наушник (я думал такими не пользуются года с 2014). Мне стало страшно от этого, и я открыл свою сумку; я всегда носил с собой травматический Макаров на такие случаи, никогда не знаешь, что ждет тебя за углом. Я сунул руку в сумку. Пистолета не было, там оказалось совсем другое оружие, на ощупь похожее на IMI Micro Uzi. От страха отдернул пальцы от содержимого и ускорил шаг. «Ну, а что такого? Все, как всегда: какой-то мужик из «Люди в черном» дышит в затылок, а мое орудие самозащиты подменили, – все обыденно». Нет, это точно был магический день.

Я уже не смотрел по сторонам и быстро шел прямо, стараясь добраться до своего дома. Идти мне оставалось меньше километра, когда меня чуть не сбил Hummer H3 2008 года, который превышая скорость проносился мимо. Машина резко затормозила, со стороны водителя вышла молодая девушка на вид лет 20, она мило улыбнулась и направилась ко мне. Первая же мысль была бежать. А куда бежать, пути назад нет – там странный тип, слева и справа дома, прямо преграждала путь железная громадина.

Опять этот чертов звук. Писк, который пронзал уши так что и не пошевелится. Я упал на колени. Мужчина, что шел за мной быстро стартанул в нашу сторону. Одновременно открылась дверца хаммера и оттуда показался Марк. Я все еще боролся с этим звуком, чтобы не потерять сознание. Мужчина становился все ближе и ближе, в руке у него четко был виден пистолет. Если меня не подводит зрение – это был Кольт 1911, направленный прямо на меня. Резкий выстрел привел меня сперва в чувство, а после в ужас. Он стрелял в мою сторону! Со стороны машины донесся раскат очереди. Сдерживая тошноту от напряжения и страха, а также желание вырубиться, я увидел, как мужчина начал падать, и его строгий костюм покрылся мокрыми пятнами. Перевел взгляд на Марка, в его руках красовалась новенькая М4А1 с подствольным гранатометом и коллиматорным прицелом. Тут я вспомнил про свой Узи в сумке. Судорожно и очень быстро начал копошиться в вещах, но после решил, что лучше бежать и искать его на ходу. При этом не заметил, как девушка подошла уже впритык ко мне. Я успел только подняться, а она уже стояла в полуметре от меня.

– Ну привет, Стив. Ты уже 3 года как мертв, и вот опять мы встретились, – с улыбкой сказала она.

– Я… Я… Кто вы? Почему я ок…

Резкий удар в живот заставил меня замолчать, и я, теряя сознание услышал:

– Марк, тащи свой зад сюда и закинь эту тушу в машину, пока новые не набежали.

***

– Алиса, ты хоть понимаешь куда ты лезешь?! Мы ехали выполнять важно поручение, а не вытаскивать уже мертвого человека из задницы

– Первое, он вполне себе живой; второе, я знаю, что это не тот Стив, который был с нами; третье, я сама решу, что и когда нам делать.

– Культ Фантома, наконец, оставил нас в покое. Теперь нужно вербовать рекрутов. Я убил одного из них потому что он угрожал не его жизни, а твоей. А это открытое объявление войны. Когда ты наконец повзрослеешь и поймешь, что иногда лучше не вмешиваться? И вообще, зачем ты его вырубила?

– Нам бы пришлось долго уговаривать его сесть в машину.

– Хороший ответ на вопрос: зачем ты вырубила человека?

– И еще, проверь его сумку, что он там искал, даже интересно.

Я делал вид, что все еще нахожусь в отключке потому, что участвовать в их разговоре точно не хотелось. И почему Марк называет меня трупом? Почему я так важен? Или это такой новый способ казни? Я обратил внимание на кучу пустых пивных банок и бутылок.

– У меня будет одно условие: домой я этот мешок не пущу. Он будет спать в твоей машине, – злобно сказал Марк.

– Кто сказал, что он будет жить у тебя дома? В моей берлоге место найдется для двоих, – ехидно съязвила неизвестная мне девушка.

– Тобой мы рисковать точно не можем. Давай просто высадим его, как очнется. Зачем нам лишняя обуза?

– Марк, еще слово и выйдешь из машины ты! Я просила проверить сумку.

– Да, уже проверяю, – он потянулся к моей сумке, которая стояла рядом на заднем сиденье.

Я не знал в какой момент начать подавать признаки жизни. По этой причине я просто тихо лежал и слушал их разговоры о «фантомах», и о том, что я новая головная боль какой-то организации под названием Новый рассвет светлого времени. Я не знал сколько времени, не знал куда меня везут и что со мной будут делать.

Спустя, наверное, час машина остановилась на каком-то пустыре, и я услышал обращение к себе:

– Я тебя не так сильно ударила. Ты уже давно пришел в себя. Сразу скажи: что слышал и как ты тут оказался?

– Слышал я много, но ничего не понял.

– Меня не интересует понял ты или нет, я задала конкретный вопрос.

– Ну, все, что я услышал, так это то, что я обуза, а вы воины какого-то рассвета времени…

– Нового рассвета светлого времени, – перебила меня девушка.

– Слышал о каких-то «фантомах». А попал я сюда, как и все – меня родили на этот свет.

– Очень смешно, – фыркнул Марк.

– Что я еще могу сказать, Марк? И кажется – это я тут должен задавать вопросы!

– Вопросы свои потом задашь. Я – Алиса; сержант нашего маленького сопротивления этому жалкому миру.

– Я – Марк; рядовой стрелкового отряда быстрого реагирования, – все еще озлобленно говорил парень.

– Ну, будь ты хоть немного проще, зачем давить на новобранца с первых минут?

– Чего? Какого новобранца? Я надеялся домой попасть и выпить пива, чтобы хоть как-то прийти в себя! – я был напряжен, и слишком много произошло за этот день. Ко всему дерьму, что случилось, меня пытались убить и еще похитили.

– Я сказала, что твои вопросы подождут. Слушай старших по званию. И тебя это тоже касается, Марк. Иначе будешь чистить мою машину каждый день до блеска в течение двух месяцев.

– Черт бы побрал твое звание и твои вот эти угрозы! Я лучше буду год драить это корыто, чем возится с когда-то умершим и вновь воскресшим Стивом!

– А не пошел бы ты сам! Хватит говорить обо мне так, будто меня тут нет! Херов друг называется! Еще убил мужика, который бежал, видимо, помочь мне, грызешь меня взглядом и словами!

– Ты прав, я говорю так, будто тебя нет! Ведь тебя и правда уже нет! Тебя застрелили у меня на глазах 3 года назад!

– А НУ ХВАТИТ ВАМ!! Я СЕЙЧАС ВАМ ОБОИМ ТАКИХ ЗВИЗДЮЛЕН ОТВЕШУ, ЧТО ДО ЗАВТРА БУДЕТЕ ЛЕЖАТЬ В ОБНИМКУ И СЛАДКО СПАТЬ!!! – с яростью прокричала Алиса, бешено метая взгляд на нас.

– Ладно–ладно, остынь. Ты же знаешь наше положение, и что это не решение проблем.

– Хватит говорить о нем, как о вещи и делать вид, что его тут нет, – прорычала злобно Алиса.

– Да пойми ты, что этот Стив не тот. Этот появился не понятно откуда, неизвестно сколько он тут был и сколько за ним следили, да может и сейчас следят. А мы, как ни в чем небывало, просто стоим с ним и выясняем, что он тут делает и что уже знает. АЛИСА, ОН НЕ ТВОЙ СТИВ!!!

– Никто не мой Стив, и не тебе про это говорить… – злобно и грустно сказала она.

– Может сперва скажите мне, что за сопротивление и кому вы сопротивляетесь? – перебил этот разговор я. Ведь мне и правда интересно, что не так с Марком, что это за Алиса, и почему я стал ее и не ее.

Наступала тишина, солнце уже коснулось краем горизонта. Я решил разглядеть эту на первый взгляд хрупкую и милую девушку: темно-красные волосы с розовыми концами длинной до лопаток, зеленые глаза, в которых читалась многолетняя боль и которую она скрывала за улыбкой (видимо она носила линзы, так как по форме глаза были кошачьи глаза), аккуратные пухлые губы, видно, что натуральные, тонкая шея, выделяющиеся ключицы, аккуратная небольшая грудь, на шее красовался какой-то медальон с гравировкой «навсегда». Одета она была в белую мужскую рубашку с галстуком и черные лосины. Это выглядело сексуально, и ей очень шел такой наряд. На Марке же была майка серого цвета и военные штаны. Аккуратная борода и ирокез худи (ну прям настоящий вояка), карие глаза. А вот из нового на лице красовался шрам от неглубокого пореза, плечо забинтовано. Под правой рукой красовалась М4А1, из которой он убил того мужчину, на поясе 4 магазина с боекомплектом, я так думаю. Местность была не примечательная: вдали красовались высотки города (как ни странно, я не мог их узнать), вокруг поле с выжженной травой. На фоне заката и в компании таких ребят выглядело все устрашающе.

Я решил достать свой телефон, чтобы посмотреть время и заодно проверить свои соц. сети. Ведь хоть кто-то должен был меня искать! Но интернета не было, да и соединение еле ловило.

– Даже не старайся. Интернета у нас нет уже как лет 5, – нарушила тишину Алиса. – Мы и звонить нормально не можем, хотя сетевые вышки стоят, но толку в них нет. Это все чертов Фантом. Все, что сейчас происходит: вся разруха, все эти смерти и беспредел – в этом виноват гребанный Фантом. Теперь ты хоть понимаешь, что тут происходит? Или так же продолжишь глазами раздевать меня и пускать слюни? – она смотрела на меня.

– Нет, я все еще ничего не понял. У меня еще вчера был интернет. Может все же я умер после вчерашней попойки и это моя версия рая? А вы два ангела-шутника, которые так меня проверяете или наказываете за грехи? – я был готов поверить в любой бред, так как все, что сказала девушка звучало полным бредом.

– Ладно тебе, Алиса, раз ты решила, что он будет полезен, тебе и разбираться со всем дерьмом, которое начнется из-за него. И объяснять все тоже тебе. Для меня Стив мертв уже три года.

– Я и не собиралась тебя о чем-то просить и к чему-то принуждать. На тебя я и не надеялась, а вот в него я верю. Он ведь наш новобранец, – уже растекаясь в улыбке говорила она.

– Стоп, теперь остановитесь вы оба. Какой новобранец? Я не говорил, что теперь с вами и буду работать на вас.

– Ха, у тебя выбора нет. Ты теперь персона розыска номер один, два, три и так до ста, если тот успел передать своим, что ты тот самый мертвый Стив. А он точно успел, раз бежал уже убивать тебя и нас заодно, – Марк говорил это с ухмылкой, забрасывая автомат на заднее сидение и разгружая свой пояс. – Если ты хочешь жить, то научись сразу использовать, то что у тебя в сумке. Даже не знаю кем ты был до того, как попал сюда, раз носишь с собой МАК- 10. Да мне и плевать. Ты не проживешь и минуты в том аду, который мы прошли со Стивом.

– Я и не собираюсь проживать какой-то ад, мне хватило и сегодняшнего. Я хочу домой, хочу в душ и выпить, причем чем больше, тем лучше.

– Я просила вас не начинать. Ладненько, я беру все под свой контроль. Марк прав, и ты теперь в розыске у Фантомов. Еще он прав, что выбора у тебя нет, если ты, конечно, хочешь жить. Так же в моей машине есть еще пиво, и, думаю, я могу тебе его дать. Но давай ты задашь свои вопросы в дороге, а не тут. Мы просто отъехали, так сказать, поздороваться и самим понять, что теперь делать, – она все так же улыбалась, когда говорила со мной (меня уже сводил с ума взгляд, полный безнадежности, боли и печали, скрытый этой чертовой улыбкой; что-что, а в людях я всегда видел фальшь). – А еще ты не в раю. Возможно, теперь ты в аду, но раем это не назвать. Толпы смирившихся зомби: либо ты принимаешь новый устрой, либо тебя устранят. Ты – каким тебя отказывается считать Марк – как раз тот, кто решил умереть с оружием в руках, а не тот, кто смирился и живет по новым правилам во власти древней секты.

Мне теперь и правда стало легче после этих слов. У меня не было причин не верить ей, я не чувствовал в ней опасность или врага. Но с одним я соглашусь, чувствую моя жизнь становится адом, точнее она уже им стала.

– Я оставлю вас, когда вернусь не знаю. Нужно выяснить, поддержит ли нас кто-то еще или опять одни против целого мира, – устало сказал Марк и пошел в сторону города.

– А мы не должны его подвезти или тип того?

– Глупенький, безопаснее для нас всех, если мы будем держаться по одному.

Марк уже не слышал нашего разговора, так как достаточно далеко отошел от нас.

– Но как же я? Ты сама говорила, что нельзя меня оставлять одного.

– Какое-то время ты будешь ходить со мной, пока не въедешь во все, что тут происходит. А пока давай проверим твой навык стрельбы. Достань свой МАК и приготовься стрелять.

Меня опять догнал страх, как и в первые секунды нашей встречи. Было миллион вопросов и ни одного ответа я не получил. В кого и зачем стрелять?

Пока я доставал свое или не известно чье оружие, Алиса устанавливала на разных дистанциях пустые пивные банки и бутылки.

– Пусть будут такие мишени, но этого мне хватит, чтобы понять из какого ты теста и что от тебя ждать, чему на худой конец учить.

Я взял одной рукой свой пистолет-пулемет как пистолет, когда услышал очень громкий смех:

– Ты собираешься без разбора стрелять по толпе или прицельно бить по бутылкам? Крис Кайл второй нашелся. Возьми оружие двумя руками, прицелься хорошенько и задержи дыхание перед выстрелом, после плавно спусти курок. Как ребенка обучаю, ужас.

Я последовал ее советам и решил попробовать. Первая же очередь меня оглушила. Такой звон стоял в ушах, будто артиллерия начала обстрел в паре метров от меня. Цель не была поражена, а вокруг мишеней аккуратный полукруг взрытой земли.

– Еще раз. Мы все равно не уедем, пока ты не убьешь своего первого противника.

– Эй, в тире я стрелял и не раз, тут просто растерялся.

– Тут тебе не тир. Промах стоит, обычно, жизни. Так что заткнись и продолжай стрелять. Я пока заряжу тебе пару магазинов, а то в сумке точно пусто, – запрыгивая на капот, грозно сказала она. – Наградой за успех разрешу задать два вопроса прямо тут – хорошая мотивация быстрее все сделать.

– Так, прицелиться, задержать дыхание и плавно нажать… – очередная короткая очередь, и нет результата.

Мне понадобилось десять минут, чтобы поразить первую цель. Спустя 3 магазина я смог это сделать и меня переполнила гордость. Я даже метнул взгляд в сторону Алисы по типу: «Эй, детка, я тут самый опасный стрелок», – в ответ услышал лошадиное ржание. Осталось всего 6 бутылок, похоже из меня и правда делают элитного снайпера. Если речь идет о стрельбе в людей, то промахнуться сложно – они явно больше и крупнее бутылок.

Что за мир куда я попал? Пожалуй, это первое, что я спрошу; кем был тот «я», о котором они говорили – это будет второй вопрос. Определенно из-за этих мыслей я не мог попасть.

– Расслабь голову и не думай о лишнем. Представь, что если промажешь, то тебе яйца подстрелят. Именно так ты учил стрелять Марка.

– Я стараюсь, но тяжело стрелять очередью, автомат выпрыгивает.

– Это малая жертва, которую от тебя сейчас требуют. Или мне забрать условие твоей победы? – докуривая уже 3 сигарету, с насмешкой сказала Алиса.

– Был бы пистолет, я бы давно справился с твоей задачей.

– Я дам тебе свой на три выстрела, но ты должен сбить хотя бы одну банку, иначе минус один вопрос.

– Я согласен.

Она полезла в машину и вынула из-под сиденья «Макаров». Еще проще, ведь с травматического «Макарова» я стрелял и привык к его весу. Девушка зарядила три патрона, молча отдала мне магазин и стала смотреть уже не отходя. Первый выстрел поверг меня в шок – отдача раз в 10 сильнее, чем у травмата, и курок не такой легкий.

– Ну, с пистолетом, как с девушкой, тоже требуется ласка. Плавно нажимай на спуск, а не тряси стволом. Малыш, попробуй еще раз, уже не ради себя, а ради меня, – похоже, она решила окончательно добить меня, а ведь я бы не стал шутить с человеком, у которого в руках оружие. – Я так устала, давай закончим это и поедем ко мне. Я дома одна, и меня некому согреть.

– Хватит, я просто не ожидал, сейчас все будет. Просто подожди и не надоедай.

– Значит, я тебя не мотивирую, а надоедаю. Поняла, заткнулась.

Она и правда замолчала. Оставались три бутылки, и одну мне надо поразить из пистолета. Давай, Стив, ты не первый раз стреляешь по бутылкам из такого оружия. Покажи ей, что ты не безнадежный кусок дерьма!

Солнце уже село. Мы провели тут час, а у меня все еще три бутылки, один магазин для MAК-10 и два патрона для пистолета. Шансов больше нет: либо со второго выстрела, либо на третий можно не пытаться. Я решил сделать все как она сказала. С девушкой, конечно, обращаться я не умел. Всегда говорил прямо и грубо, вот такой не тактичный я человек. Прозвучал второй выстрел, а я все еще не привык к этим раскатам грома после нажатия курка. Но цель поражена!

– Дам задать целых три вопроса, если сразу попадешь в еще одну бутылку.

– Легко, я разобрался.

Эх, учили меня не говорить, что сделал, пока не проделано семьдесят пять процентов работы. Я – неудачник, и это мое настоящее имя! Я дернул руку и выстрелил в паре метров от бутылки.

– Ничего, рядовой, ты только учишься. Под моим началом ты сможешь вырасти до элитного стрелка, – уже спокойно и без насмешек сказала она. – Ну, мы можем поехать, но без вопросов. Или еще попробуешь? Просто, если честно, я думала, что все будет быстрее.

– Осталось две, и я уже привык к стрельбе.

– Хорошо, только давай, правда, быстрее. И не думай о том, что быстрее.

Легко сказать, я и сам устал, да и вопросов уже задавать не хочу. Хочу просто вернуться домой и уткнуться в подушку, может даже выплакаться. Хотя, у меня есть возможность выплакаться в плечо этой девушки–фурии. Прошло еще минуты три, и я закончил. Мы забрались в машину и тронулись в путь, отдаляясь от города. Я побоялся спросить, куда мы направляемся, так как девушка очень хитрая и засчитает это за один из двух выигранных вопросов.

– Ну, спрашивай, я готова, от дороги не отвлечешь. Скажу сразу, чтобы ты не тратил один из вопросов, мы едем в мой загородный дом. В черте города, скорее всего, уже работает Фантом, а с тобой в бой лучше пока не идти. По пути сделаем остановку и купим еды. От голода подыхать я точно не хочу. Хоть еду пока не по талонам продают.

– Хорошо, скажи, куда я попал, что это за место?

– Ожидаемо. Не удивлюсь, если второй вопрос про тебя самого. Ну, да ладно, мы тут не в угадайку играем. Скорее всего ты из другой вселенной и попал в другую реальность. Возможно, в твоей реальности был точно такой же город Дизло, да и цивилизация твоя на том же уровне. Другими словами, ты попал в параллельную реальность, где теперь ты воин, что будет сражаться за освобождение в славном Новом рассвете светлого времени. Другими словами, добро пожаловать в твой новый мир. Живи, и постарайся прожить как можно дольше. – (а ведь я и не подумал про попадание в другой мир; я сразу о высоком – в рай или ад, или о низком – о приколе Марка, который затянулся; но ее версия кажется не такой безумной как мои) – Жду второй вопрос.

– Погоди, почему так мало информации? Я ждал полный ответ: что за «фантом», кто такие этот Новый рассвет, чем мы будем заниматься и с кем воюем?

– Какой вопрос такой и ответ, глупыш.

– Тогда второй вопрос…

– Так ты уже задал его, – с насмешкой сказала она. – Уже забыл? «Почему так мало информации?» – разве не твои слова?

– Мои, но это был не вопрос, а недовольство ответом!

– Черт с тобой, задавай.

– Кем был «я» до такого, как умер?

– Ну, как я и ожидала. Ты был героем, душкой и вообще-то моим парнем, – со смехом сказала она. – А если серьезно, ты был одним из тех, кто силой ответил Фантому на его гнет. Ты олицетворял надежду и селил уверенность в население. Пусть вел все в одном городе, но наша организация была огромной. Тысячи людей шли к нам, шли к тебе. Ты был честен с товарищами и с самим собой. Этим ты покорил меня, этим ты покорил тысячи последователей. После твоей смерти большинство людей были задержаны. Ведь без четких команд они были просто стадом. Какая-то часть ушла, те, кто продолжил бороться, были убиты. Нас осталось 5 человек, двух ты уже знаешь, – она замолчала, на ее глазах были видны слезы, и впервые она не улыбалась, когда говорила о подобном.

– Прости, Марк прав – я не тот Стив. Я напуган и не понимаю, что от меня хотят. Я даже стрелять нормально не могу.

– Это точно можно исправить.

Мы проезжали какой-то лес. Вокруг темно, и ничего не видно; просто неслись из темноты в темноту.

– Может включим радио? – сказал я.

– О, решил сходу нарушить закон. У нас музыка запрещена уже 3 года.

– Ого, даже я восстал бы от такого.

– Смешно. А мы живем в таком мире. Достань флешку из бардачка, будет тебе музыка.

– Уже другой разговор.

Мы продолжали двигаться вперед, по времени уже час в дороге. Только теперь у нас в машине фоном играли мои любимые группы. Я, так понимаю, что это песни, которые «я» слушал постоянно. Видимо, «я» из этой реальности, и я настоящий совпадаем по музыкальным вкусам.

Глава 3


Мы доехали до домика и начали разгружать машину. Моя задача была забрать оружие, мое и Марка, и патроны. Никогда раньше не держал в руках М4А1, на вид она явно тяжелее.

Если кратко, то мы заехали в какой-то поселок, зашли в первый и, скорее всего, единственный магазин в округе, закупили много сосисок, хлеба, кетчупа, лапши быстрого приготовления, а еще угли и масло для розжига (видимо будет шашлык, надеюсь не из меня). Поселок сам по себе напоминал русскую деревню. Дома с собственной территорией и со всеми удобствами, с площадками для барбекю и стоянками для машин. Как сказала Алиса: «Добро пожаловать в дачный поселок Дизло», – хотя мы так долго ехали, что по ощущениям прошло 2 часа поездки, за это время можно было уехать очень далеко. Вне города я не ориентировался, да и поселка такого не помню.

Выйдя из машины, я сразу отметил, что домом не занимались уже много лет, о чем свидетельствовала фраза Алисы: «Чувствуй себя как дома, если ты жил в разрушенной халупе». Покосившийся забор по периметру, заросшая травой территория. Почерневшие доски чердака. чуть наклонились, будто съезжающая крыша (такая же, как и моя, тихо уезжает из мира сего), разбитое чердачное окно, покрывшийся мхом угол дома, огромная, судя по виду тяжелая деревянная дверь на входе. Вот таким был внешний вид моего временного убежища. Ну, хоть в компании красотки! Могу отметить, что такие девушки, как она в моем вкусе. Отличный выбор, покойный «я»! Пожалуй, она самый красивый объект на территории этого полуразваленного участка.

После того, как я принес в дом все, о чем просила Алиса, я просто потерял дар речи. Нет, не от византийского стиля внутри дома, скорее от холода, которым он был наполнен. Страшно подумать, где придется купаться и в какой воде. Дом внутри выглядел еще хуже, чем я представлял. С порога встречал противно скрипящий пол и было ощущение, что еще шаг, и я окажусь под ним. Отшелушившаяся краска на стенах, трещины, идущие от потолка до пола, углы в паутине. На входе было темно. В луче света, который бил с кухни можно было понять, что уборку не делали уже пару лет. Об этом свидетельствовал запах пыли и сырой земли внутри. Также в прихожей, если ее можно было так назвать, стояла старая тумба, на которой валялись какие-то газеты и сильно потрепанная книга; было чувство, что ты коснешься ее, и она развалится у тебя в руках. Полка для обуви сколочена из подручных материалов, а точнее из старых досок; двухъярусная, на втором ярусе стояли бело-фиолетовые кроссовки Алисы. Интересно, она боялась их испачкать или это привычка? Я же решил не разуваться.

Далее стоял еще раскладной стол, тоже на вид очень старый. Он был покрыт потертой клеенкой с какими-то цветами. Рядом со столом небольшой диванчик, обивка которого в нескольких местах прожжена сигаретой. Пройдя в сторону луча света, я, действительно, оказался на кухне, где красовалась Алиса. Пожалуй, и здесь это лучшее, что я видел в доме. Она раскладывала продукты в небольшой холодильник, который рычал так, словно это последние часы его жизни. В углу стоял столик, на котором лежали сигареты и спички Алисы. Как же я хотел закурить с самого утра! Но все не выдавалось и минуты. Так же я обратил внимание на немного поржавевшую газовую плиту, три тумбочки, стоящие на полу и две покосившиеся висящие. Деревянные доски пола и куча пауков по углам, которые зашевелились, как и этот дом за долгое время.

– Чего стоишь? Мой пистолет и свой МАК положи тут, на стол, автомат отнеси в комнату и кинь на диван, – прокряхтела Алиса, раскладывая продукты.

– Хорошо, но у меня вопрос.

– Вопросы оставь на потом, я хочу есть.

– Вот у меня вопрос как раз про еду…

– Не беси меня, а просто делай, что я говорю. Выполнять, рядовой! – уже нервозно сказала она.

Зайдя в комнату, я был более чем удивлен. Это единственное помещение, которое отличалось своей красотой и стилем. Вдоль дальней стены стояло три шкафа: два по бокам с дверцами от пола до верха, в центре – с нижними закрытыми полками и тремя большими верхними открытыми. На двух полках стояла литература, не известная мне, а на нижней – небольшая аудио система. На полу лежал мягкий белый ковер. Но и тут не без изъянов: на углу ковра было пятно от вина или крови и прожженная сигаретная дырка. Так же было два раскладных дивана; один стоял по правой стороне посередине, а второй в левом углу комнаты. У окна расположился не дешевый телевизор Samsung с телевизионной приставкой, чуть ниже красовалась PlayStation 3 с парой дисков и тремя игровыми геймпадами. Вся комната не выглядела дешево, хотя, и не вписывалась в полностью современную, но жить можно. Лучше, чем все остальное. Я еще не видел ванную и туалет, может и это меня удивит. Но жизнь всегда говорила: «Готовься к худшему, дружочек Стив».

Я аккуратно положил автомат и пошел к окну открыть его для проветривания, потому что от запаха пыли можно было уже задохнуться. Но тут я почуял запах сигаретного дыма.

– А можно мне тоже покурить?

– Да, только иди на кухню, есть разговор. Нам нужно обсудить план дальнейших действий, – еле слышно донесся голос Алисы с кухни.

Я открыл окно и потащился к ней.

– У меня все же есть вопрос касательно нашего пребывание тут.

– Задавай пока я опять не озверела и не начала на тебя орать, – на выдохе проговорила девушка.

– Что касается сан узла, – меня правда интересовал этот вопрос. – Он есть и он вообще функционирует?

– Стивушка, все, что я могу сказать, так это то, что он есть. Я еще не открывала воду. Я устала так же, как и ты, но давай сперва поедим и обсудим все либо после, либо во время еды.

– Есть, товарищ сержант.

– Давай без звания и товарища, для тебя просто Алиса. Ты пойми, я тоже не железная, и твое появление шокировало меня не меньше Марка. Ты дал мне это звание, как и дал Марку рядового. Мы не стали давать новых званий и поднимать себя в рангах, а то, что я сказала тебе – это лишь шутка и, возможно, твое прозвище на время обучения.

– Хорошо, я понял тебя. Что я могу для тебя сделать? Ты скажи, я долго жил один и могу даже идеальную чистоту здесь навести.

– Твое первое: задание обними меня, как свою девушку, – я на секунду растерялся и хорошо, что растерялся. – Я шучу, если что. На входе на тумбочке где-то лежат ключи от гаража, а это ключи от машины. Возьми их и поставь моего зверька в гараж.

– Прости, но этого я не сделаю, я не умею водить. Я раньше гараж снесу, чем заеду туда на хаммере.

– Вот и еще одно отличие от нашего Стива. Это был его хаммер. Твоя новая задача: найти среди этих шкафчиков чайник, помыть его и поставить кипятиться воду и, да, тут ты уже можешь курить, только дверь в комнату прикрой. И еще, это твой дом, точнее Стива, – на этой грустной ноте она ушла загонять машину в гараж.

Я стал искать чайник. Открыл первый ящик и там оказались тарелки и бокалы, во втором ящике были столовые приборы, пара досок для нарезки и разделки. Я начал шерстить нижние ящики в поисках чайника. Одни сковородки и кастрюли, некоторые из них лучше вообще не использовать. В последнем ящике меня ждал сюрприз. Нет, не чайник, а шампура и решетка для мангала. Интересно, как сильно разозлится Алиса, если вместо чайника я поставлю кастрюлю с водой? Я уже был готов и на этот отважный шаг, как за стеклянной дверцей духовки увидел искомое.

На половину справившись с задачей, я, наконец, подкурил. И вот он, момент истины: есть вода или ее придется добывать вызовом дождя с помощью танцев с бубном? Наверное, весело будет наблюдать со стороны. Я открыл кран и, о чудо, потекла вода! Но зачем я сразу поднес чайник? Надо же дать ржавой воде стечь. Резко одернул руку и вылил уже попавшее содержимое. Я продолжал курить и смотреть на стекающую ржавую воду. По времени уже должна была вернуться Алиса, но ее все не было. Я решил было взять свой УЗИ и пойти на разведку, но сперва выполнить ее задание. Наконец, ржавчина перестала стекать. Как следует помыв чайник, набрал почти до краев, зажег конфорку и поставил его. Тут я услышал звук открывающейся двери, она вернулась.

Алиса держала в руках целый ящик пива. Я уже чувствовал его вкус – Corona Extra. Подошел помочь ей, а она лишь злобно рыкнула:

– Просто открой холодильник, чтобы я его поставила.

– Хорошо, – на выдохе ответил я.

Теперь понятно, почему ее так долго не было, она откуда-то несла этот запрещенный в этом мире напиток богов.

– Кстати, а почему алкоголь запретили?

– Очевидно, когда люди выпивали они видели, какой на самом деле этот мир. Так не далеко до восстания, если ты понимаешь.

– А как случилось, что действующее правительство исчезло?

– Слушай, я отвечу, но на этом мы закончим с вопросами.

– Конечно, мне просто интересно. Все же я и суток в новом мире не прожил.

– Я понимаю, но все же я очень сильно устала. Правительство не ушло, просто у кого-то оказалось больше влияния, денег и последователей, которые вооружены до зубов. Армия тут не помогла, деньги решили этот вопрос. Вот наше правительство отошло в сторонку, чтобы просто не проливать кровь мирного населения. В итоге, мы сами избрали путь кровопролития.

– Понятно, просто вас не устроил новый порядок и эти глупые идеи. Я прекрасно понимаю, зачем вы…

– Ты ни черта не понимаешь! Проживи тут хоть месяц, и только тогда поймешь, за что воевал ты сам, за что начали воевать мы и тысячи других людей! Закрыли эту тему до тех пор, пока я снова не стану доброй и милой.

– Черт, я так хочу есть, что даже готов отказаться от бутылки пива и сигарет на неделю.

– Ну, голод в этом мире не наступил. Радуйся, скоро мы будем есть. А пока у тебя новое задание, рядовой: держи ключи от гаража и вытащи мангал, насыпь углей и…

– Да-да, высыпь угли и разожги их, я уже понял, – перебил я, не дав договорить.

– Какой же ты умница! Я рада, что ты начал думать наперед.

– Я всегда думаю.

Я потащил свое уставшее тело до гаража. Копошась ключом в замочной скважине, уже чувствовал запах жареных сосисок. Да, опять думаю наперед! Но как же голод визуализирует все запахи и вкусы?! Незнакомый мне замок, наконец, поддался, и я открыл ворота. Основное место гаража занимал хаммер. В правом ближнем углу стоял старенький верстак, на котором красовался каркас Кольта 1911, лежал набор для чистки оружия. Вдоль стены расположились металлические открытые шкафы, которые были заполнены разными инструментами. В полумраке я смог разглядеть газонокосилку. На противоположной стене красовались старые стойки для оружия, которые были пусты, кроме самой дальней. Из-за темноты я не мог разглядеть, что за винтовка стоит в ней, видимо, охотничья. Я не мог сказать наверняка, ведь ничего не видел. В левом ближнем углу на тумбе лежали масляные тряпки, канистры машинного масла; вся тумба в золотистых пятнах от него. Моя задача была найти мангал, но его я не видел. Как обычно, ориентира у меня не было. Ведь было сказано, что «где-то в гараже», а где именно – знает только покойный «я» и сам Бог. Копошась в разном хламе, открывая каждый шкаф, я не подумал посмотреть под верстак в первую очередь. К тому времени, как до меня дошло, где находится моя заветная цель, я уже привык к запаху бензина и масла. В итоге, когда я уже хотел идти и доложить сержанту, что не справился с ее заданием, словно указующий свет луны, что бил в открытую дверь направился на верстак, и я увидел черный прямоугольный предмет. яЯ понял, что это то, что мне нужно.

Вытащив его в центр двора, я отправился за углем, вроде там мы оставили мешок с ним, сразу на входе в дом. Розжиг должен был быть рядом. Зайдя в дом, уголь я нашел сразу, а вот новые приключения под названием «Стив и поиски тайного розжига» я решил не затягивать и крикнул:

– Куда делся розжиг?

– Он на кухне. И что ты там копаешься? Я тут уже все закончила, а еще не чувствую и не слышу костра.

– Были проблемы с поиском мангала, но все уже решено.

– Слушай, ты в этом доме в первый раз, мог бы просто спросить. И времени потратил бы значительно меньше.

– Я боялся разозлить тебя своей тупостью.

– Запомни, меня злит не тупость, а то, как люди ее скрывают, – с очень серьезным лицом пролепетала она.

Я не знаю, сколько мне придется быть в компании этой девушки, но она умеет приятно удивить.

Забирая розжиг, я увидел 4 шампура с насаженными на них сосисками. За это время Алиса успела переодеться и прыгала с веником по углам, собирая паутину. Рядом стояло ведро с водой и висящей на нем тряпкой. Уборка шла полным ходом, а мне требовалось заняться костром.

Я засыпал угли в мангал, положил пару газет для большего эффекта розжига. Было бы лучше на дровах развести огонь, но нам явно не до этого. Хочется уже есть сырые сосиски и ни о чем не думать. Я развел костер, и двор заполнил желто-оранжевый свет. На улице было жарко, и я решил зайти пока в дом, за углями особо следить не нужно.

– Алиса, а во что могу переодеться я?

– Все на твой выбор, открой шкаф и возьми себе что-нибудь.

Мой вечер – это сплошные задания: сперва постреляй по банкам, потом разгрузи машину, найди чайник, найди мангал, найди себе одежду, – хоть бы раз она что-то уже сделала, а не сказала иди и найди. Да, я злился потому, что не ее сегодня вырубили мощным ударом под дых, и это не у нее впервые в жизни на глазах убили человека.

Переодевшись в шорты и легкую футболку, я отправился дальше быть главным по мангалу. Когда проходил кухню, Алиса уже заканчивала драить пол. Зря я на нее злюсь; она встречает своего мертвого парня спустя несколько лет и держится молодцом. Я бы не выдержал и точно сошел с ума. Хотя, они правы – я не тот, кого они видят перед собой. Я слабый, размазня, которым легко помыкать и только в голове отвечающий другим. А теперь воин элитного отряда или организации, я так и не понял, которую покойный «я» организовал. Я вернулся к костру, на свет слетелись противные комары, огромные и голодные. Я был их пиршеством, даже дым костра не в силах отогнать этих тварей. Они наоборот слетелись на его свет и теперь пытались полакомится. Угли так приятно потрескивали, создавалась атмосфера моего отдыха на природе вдалеке от рутины. Теплый жар костра навевал те спокойные дни, которыми я жил все свою жизнь. Но я уже понял, что прошлого больше не будет. Меня резко начало крутить и тошнить, а вот, наверное, и естественная реакция на все, что произошло.

Угли начинали уже тлеть, и это был своего рода сигнал, что можно выносить наш сочный ужин. Я лениво пошел в сторону домика. Зайдя внутрь, я увидел, что моя хозяйка уже полировала коридор, соединяющий кухню и веранду.

– Если хочешь в туалет, то я там уже навела порядок. Можешь пользоваться и не боятся, что пауки сделают из твоей жопы место для откладки яиц, – с дурковатой улыбкой, через смешок сказала она.

– Я, вообще, пришел за шампурами, угли уже готовы.

– Это самое лучшее, что ты говорил за последние три года, – ее так и тянуло на придурковатые шутки.

– Походу, твое чувство юмора вернулось.

– Ооо, ты даже не знаешь какое оно. Но я вас еще познакомлю.

– Пожалуй, даже не хочу знать, как ты шутишь в своем рабочем режиме.

– Скажи, правильно ли мы поступаем, сражаясь за призрачное будущее? – на ее глазах опять появились слезы.

– Я не могу сказать правильно это или нет. Но это та идея, которая позволяет вам дышать и верить в завтрашний день.

– Почему-то я ждала именно этих слов. Спасибо тебе, Стивушка, за них, а теперь вали и жарь уже сосиски.

– По традиции нужно у костра распить по бутылочке пива, чтобы жарка прошла успешно.

– Тогда иди пока, а я быстро ополоснусь и приду к тебе с пивом.

Я уже разложил сосиски, когда показалась Алиса, в фиолетовом платье, из разреза которого виднелась кобура и спрятанный в нее пистолет. В руках она несла две бутылки пива.

– А вот и я, держи, – она все с той же улыбкой, как и прежде протянула мне бутылку. – Только не выбрасывай ее далеко, завтра это будут твои новые мишени. Я кое-что придумала.

– Ох, мне уже страшно от того, что ты придумала.

Сосиски уже почти были готовы, а наше пиво почти допито. От мангала все еще шел сильный жар. Из-за выпитого на голодный желудок давало по шарам. Все вопросы отходили на второй план, хотя, я знаю, что сейчас самый удобный момент для вопросов, мы оба расслаблены.

– Знаешь, когда я увидела тебя, сердце чуть не остановилась. А когда я увидела Фантома, подумала, что сейчас второй раз потеряю тебя. Из-за этого не нашла решения лучше, чем вырубить тебя.

– Да, радикальные у тебя средства для знакомства с парнями.

– К сожалению, это для тебя знакомство, а я бы хотела тебя забыть. Но это невозможно.

– Если не хочешь, то давай не будем об этом.

– Просто, я и правда могла тебя бросить и не останавливаться, но я бы себя не простила. Столько лет, а я все еще гоняюсь за призраком, – обстановка накалялась, казалось, еще слово, и она заплачет.

Дальше наступила неловкая тишина. Да и продолжать дальше разговор я не хотел, хотя Алисе явно требовалось выговорится, а возможно и выплакаться.

Сосиски были уже готовы. Я принес с веранды раскладной столик и стулья, достал кетчуп с тарелками, а Алиса сходила еще за пивом, негромко включила музыку, притянула мне новенькую пачку красного Marlboro. Играло что-то знакомое, оно подходило, как ни что другое к нашим посиделкам. Названия я вспомнить не мог, но там был запоминающийся припев: «Люби меня днями-ночами, окутанный тенями печали, будто бы мы в самом начале днями-ночами, днями-ночами…», – попсово, но слушать можно.

Уже была глубокая ночь, нас овевал прохладный ветерок. На комаров мы не обращали внимания. Я наслаждался этим мигом, редко выпадало так посидеть с красивой и очень сексуальной девушкой наедине. Я привык к ней. Я бы сказал, что от пива меня уже тянуло к ней, а мы только выпили по 3 бутылки, еще столько же ждало нас впереди.

– Нет желания пройтись до реки?

– Почему бы и нет? В компании такой очаровательной девушки, как ты, я и ко второму бою с бутылками готов, – похоже, первая бутылка на голодный желудок была лишней, но есть не нами придуманные традиции.

– Вот и славно, возьму нам по бутылочки и пойдем. Захвати сигареты и зажигалку, одной пачки на двоих, я думаю, нам хватит. Еще я надену купальник, так что не входи, пожалуйста. Тебе, вроде, плавки не нужны, на тебе и так пляжные шорты, – застенчиво и не совсем внятно сказала она.

– Хорошо, я подожду тебя во дворе.

Конечно, хотелось бы посмотреть, как она будет полупьяная переодеваться. Но я все еще тот робкий парнишка из среднего класса. А может она намекает: действуй, – хотя мы едва друг друга знаем? А, не важно, лучше поступить так как она сказала. Так будет меньше проблем, ведь я всегда шел по пути наименьшего сопротивления там, где не нужно рисковать.

Я докурил сигарету, а Алисы нет уже минут 10. У меня два варианта: либо она сидит и ждет, пока попробую подсмотреть за ней, либо она вырубилась, пока пыталась переодеться. Все же, если не выйдет через 5 минут, то я схожу и проверю.

***

Мы все же пошли на озеро. Алиса не уснула, а просто долго искала купальник. Луна отражалась от воды, ее свет струился в разные стороны, достаточно романтичная обстановка. По левую сторону от нас виднелись камыши, которые ветром колыхались из стороны в сторону. На самой воде пробегали небольшие волны, которые ударялись о берег. Сам он был песочный, но не очень чистый. Валялись пустые лимонадные бутылки, упаковки от чипсов, фантики от мороженного и прочий мусор, который оставили после себя отдыхающие местного поселка.

Я был сильно удивлен, увидев через реку город Дизло. Он ни капли не отличался от того, в котором жил я. Но выбираясь на природу за реку, я никогда не был в подобном месте, подсознательно я знал бы эту местность.

– Знаешь, а тут всегда так мирно и спокойно, не скажешь, что на улицах города идет война, – с искренней улыбкой сказала Алиса. – Я даже забываю, что вообще идет война и мы воюем.

– За что вы воюете, ты так и не сказала.

– Эх, ну и дурашка ты. Весь день в компании со мной, а еще не понял, за что я воюю.

– Ты о войне не говоришь, и твой боевой дух я бы не назвал боевым.

– Побегаешь с мое и поймешь, что смысл войны теряется после сотни убитых людей и тысячи потерянных друзей.

– Значит воюешь за месть?

– Нет, я воюю за свободу, за людей, которые боятся выходить на улицу после принятия очередного закона. Ведь никто не знает, нарушает он его или нет. Если бы не наш хакер Мыслов, я была бы самой разыскиваемой когда-либо девушкой в нашем ебанутом мире, – ее радовали ее же слова.

– Что за Мыслов?

– Наш программист. Он постоянно взламывает базы Фантома и удаляет нас из поиска. Через пару дней поедем в штаб. Машина сегодня могла засветиться, нужно будет поправить данные о ней.

– Я думаю, у меня выбора нет.

– Сейчас нет. А вот за что мы и воюем, так это чтобы у людей был выбор, – один уголок рта поднялся вверх; не понятно толи ухмылка, толи радость.

Мы сели на поваленный ствол дерева. Я достал сигареты и посмотрел на Алису, чей взор был направлен в сторону города. Блеск луны отражался еще и в ее глазах. Она была богиней. Я так и не понял, за что она зацепилась во мне? Видимо другой «я» знал, как себя подать такой девушке, хотя она, что-то говорила про идеологию, которую мертвый «я» продвигал.

– Знаешь, ты пока не понимаешь, что тебя ждет. Теперь каждый твой шаг может стать фатальным и не только для тебя. Тебе придется стать сильным и вести нас в бой. Поднять тысячи людей, чтобы они опять почувствовали надежду, чтобы они увидели новый рассвет светлого времени! – она только что сказала название группировки в которой состояла, но либо меня это мотивирует, либо я уже настолько пьян.

– Звучит страшно, но я постараюсь. Постараюсь не ради тысяч погибших, я их типа не знал, а ради тебя! Твой взгляд и твоя улыбка напоминают мне одного человека, из моей реальности, которого я пару лет не видел.

– Я всем вечно напоминаю кого-то. Все хотят во мне видеть то, чего нет. Я – ЭТО ПРОСТО Я!!!

– Я не хотел тебя обидеть этим высказыванием.

– А что ты хотел? – она уже плакала, и я не знал, как ей помочь. – Почему даже ты во мне не видишь меня? Почему Марк во мне видит будущего лидера? Почему остальные говорят, что я сильная и стойкая? То, что я не делюсь болью и держу себя в руках это…

Я перебил ее, не смог сдержаться. Она была прекрасна. Видеть ее слезы мне не хотелось. Я просто поцеловал ее. Слезы потекли и у меня. Два пьяных, плачущих человека, слились в поцелуе под лунной пеленой тусклого света.

Глава 4

Прошло несколько дней с той ночи. Алиса никак не отреагировала на мои действия, но хоть и не избила до полусмерти.

Наши тренировки были очень суровыми, ну, мне они казались суровыми. Скорее для меня, чем для себя, она сказала, что это двадцать пять процентов от того, через что проходила она. Мы бегали кросс с полным боевым комплектом около десяти километров туда и обратно, проводили стрельбы в лесу.

Сегодняшний день был выделен для охоты. Я должен был применять знания, которые уже получил и тренироваться выслеживать по следам. Алиса, конечно, сказала, что поможет, но поможет она мне криками, да и только. Суть была даже не в добыче мяса, ведь разделывать ни я, ни она не умели (это мы сразу выяснили), а просто развить навык слежки и незаметности. На охоту мне выдали Mauser 98k, карабин, который стоял в гараже. Навык стрельбы я уже подтянул, промахивался иногда, но теперь мы не ждали час, пока я выбью 9 бутылок. На это уходило пару минут, а то и меньше. Единственное улучшение, которое стояло на карабине – это самодельный коллиматорный прицел, что должно было упростить стрельбу. Но приходилось целиться чуть выше цели, все же вот он минус самодельщины. Алиса сказала, что сама сделала данную модификацию.

– Ты понял нашу цель?

– Да. Кабан, убить выстрелом в голову.

– А еще?

– Второго шанса нет. Либо он, либо я.

– Все верно, людей убивать ты пока не сможешь, поэтому начнем с животных. Нужно приучить себя, дать почувствовать кровь на руках, чтобы дальше было легче.

– Да, это я понял.

У меня, конечно, были вопросы про карабин, который Алиса называла Каряк, но, думаю, она мне не ответит и отложит на потом, точнее пока я не забуду. Она даже не сказала почему Каряк, но опустим все это, ведь есть более важный вопрос – кого мы ждем?..

– Черт, как обычно опаздывает, чертов поляк.

– Алиса, скажи, кого мы ждем?

– Скоро сам узнаешь.

Тридцать минут спустя, я услышал приближающийся звук мотора, самой машины не видел. Я схватил Каряк и прыгнул за стенку. Ведь одним из правил обучений, в случае приближения любого транспорта я прячусь и привожу свое оружие в боевую готовность, прямо как сейчас. Меня объял страх от мысли, что мне придется стрелять в человека. Винтовка тряслась вместе с руками. Все, о чем я думал – либо мы с Алисой, либо они. За этот период тренировки я влюбился в нее.

Машина остановилась рядом с гаражом. Я присел, вскинул винтовку и был уже готов бежать на помощь, когда услышал:

– Кшиштоф, мать твою! Ты время видел чертов поляк?!

– Я пердоля, просто опять сцепился с Мысловом. Этот необразованный мудак опять решил поумничать, а ты знаешь, как я отношусь к этому русскому.

– Эй, рядовой, выходи, будешь знакомится с лучшим охотником нашей группы!

Имя меня уже напугало. А его акцент, я почти не понимал, что он говорит, настолько ломанный язык.

Я опустил винтовку, повесил ее на ремень за спину и подошел к Алисе и странному пареньку.

– Я Стив, рядовой Нового рассвета светлого времени, – с улыбкой протянул ему руку.

– Алиса, что этот придурок несет? Еще одного дурака найти решила?

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.