книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Милана Шторм

Шарлатан

Сжальтесь над ним, есть люди и похуже его!

Эмили Бронте «Грозовой перевал»

ПРОЛОГ


Кролик сдох. Окончательно и бесповоротно. Какой это за последний месяц? Пятый? Или шестой?

Но этот экземпляр сдох совсем уж в неподходящий момент. Прямо во время представления, когда Магнус вытащил его из шляпы и вручил какой-то мелкой сопле в первом ряду.

Сопля оказалась впечатлительной. Она заорала так, что у Магнуса заложило одно ухо. Во второе почти сразу кто-то попал гнилым помидором.

Для симметрии, не иначе.

– Верни наши деньги! – заорали где-то в пятом ряду.

– Сапожник! – крикнули с седьмого.

– А-А-А-А-ААА! – кричала сопля.

Магнус, уворачиваясь от дохлятины и отходов (мамочка сопли, не стесняясь, швырнула в него свежесдохшим кроликом), поспешил сначала на сцену, а потом и за кулисы.

Черно-красный сюртук для представлений превратился в невесть что, а на цилиндр и вовсе было страшно смотреть. А куда делась его «волшебная» трость?

Искомое прилетело ему в затылок: один из зрителей полез на сцену следом.

– Верни наши деньги, обманщик! – орал он.

Ага, этот, значит, из пятого ряда. Быстро бегает, зараза!

Магнус потер затылок и лихорадочно огляделся. Где все работники сцены? Его же сейчас за половину серебряника изобьют, как помойного кота!

Подумаешь, кролик дохлый…

Схватив трость, Магнус показал зрительному залу неприличный жест и скрылся за кулисами, открыл дверь и буквально скатился по лестнице вниз, очень надеясь, что громила из пятого ряда с непривычки запутается в ткани.

В любом случае, бежать придется быстро.

С тоской думая о том, что голубь, запертый в исчезательном ящике, уж точно сдохнет без воздуха прежде, чем он вернется за реквизитом, Магнус выбрался из театра через заднюю дверь, кое-как отряхнулся и нырнул в переулок.

Да чтобы еще раз он в это промышленное захолустье явился! Но, к сожалению, столичные театральные подмостки Магнусу давно уже не грозили.

И с каждым представлением его слава становилась все дурнее.

В мало-мальски больших городах славной империи Астер его все знали.

И называли не иначе, как Шарлатан.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОЛОТНАЯ ВЕДЬМА


В трейлере воняло дерьмом и летал пух. Кроличий. Заглянув в клетку, Магнус обнаружил, что запасов у него не осталось. Какого лешего он купил этих тварей по дешевке? Ему впарили бойцовских лимановских! Теперь понятно, почему они дохли! Их же кормить надо по-другому!

Оставшиеся два ничтоже сумняшеся уничтожили друг друга, пока он работал. В клетке валялись две окровавленных тушки.

Замечательное завершение замечательного дня!

Пожарить их, что ли, пока не протухли?

Сплюнув, Магнус выбросил останки драчливых кроликов вместе с клеткой, разворошил тайник, переоделся и отправился в таверну «Мятая лошадь», где его уже ждал верный Филипп.

– Где реквизит? – спросил помощник, шмыгая носом.

– В театре, – буркнул Магнус.

– И как ты опростоволосился сегодня? Голубок выпал из рукава? – хмыкнул Филипп. Его огромный красный нос сморщился, а потом на миг побелел, и помощник оглушительно чихнул, обдав Магнуса содержимым своей носоглотки.

– Поганый в этот раз ты табак купил, – поморщился Шарлатан.

– Ну извини… денег-то ты мне почти не платишь… ну так что случилось? Волшебная палочка не сработала?

– У меня нет волшебной палочки, – буркнул Магнус, подзывая подавальщицу. Как назло, попалась толстая тетка с сальными патлами, хотя соседний столик обслуживала девица помоложе.

– Это не табак у меня поганый, – опять чихнул Филипп. – Это фокусник из тебя, как из меня балерина.

Магнус залпом выпил стакан граппы и посмотрел на одутловатого помощника, сюртук которого не сходился на животе. Филипп любил эль. А еще он очень любил сдобные булочки и заварной крем.

А иногда – все вместе.

– Завтра отправляемся в Шанэр, – хмуро уведомил Магнус. – И напомни мне купить партию кроликов.

– Сдохли? – хмыкнул Филипп. – А я тебе пытался сказать, что они бойцовские!

– Это когда? – ощерился Магнус.

– Когда ты их покупал! Но ты же умнее всех, Шарлатан! Что ты мне сказал? «Самок не покупаю!». А я ведь прямо говорил, что для бойцовских лимановских в клетке необходима хотя бы одна самка!

Магнус фыркнул и налил себе еще граппы.

Итак, что он имеет? Да ничего. Кроликов нет, голуби тоже почти закончились, потому что Филипп вечно забывает их покормить, а фокус с пилами ему не доступен, потому что ни одна дура не согласится стать его ассистенткой.

Еще распилит ненароком по-настоящему…

Хм… может, с Филиппом этот номер поставить? Ну а что такого? Кто сказал, что у фокусника в ассистентах должна быть красивая девушка? Потный толстый бородатый пьяница тоже человек, в конце концов!

Это будет невероятно свежо, если подумать! У всех какие-то бездарные бабы, а у Магнуса – помощник!

Главное, чтобы слухи не пошли… Ведь все ассистентки спят со своими… Шарлатанами…

Магнус тоскливо посмотрел на красный нос Филиппа, который как раз опять собрался хорошенько почихать, и подумал, что лучше уж он сам себя распилит…

– Скучдо стадо, да? – прогнусавил Филипп, когда табак забил ему нос. – Пробышлеббый буб де пошед этобу биру на подьзу!

Магнус выпил еще граппы.

– А теперь по-человечески, – дождавшись, когда помощник прочихается, попросил он.

Филипп зевнул, вытер сопли и жалобно посмотрел на Магнуса.

– Я говорю, что промышленный бум не пошел этому миру на пользу. Люди не хотят верить фокусам. А знаешь, почему? Потому что они считают это отсталым. Фабрики, мануфактуры… говорят, в соседней Заннерии изобрели самоходную фырчашую штуку. Так вот, эта штука без лошадей катается, представляешь? Конечно, старые фокусы никому не нужны. Наука. Наука стала магией. Уже никто не верит в русалок или болотниц… или полудениц. Да даже в ведьм уже никто не верит!

– Говорят, в Эйреншере еще остались ведьмы, – меланхолично глядя в дно стакана, вспомнил Магнус. – Хотя, Эйреншер ведь захолустье, они там до сих пор в домовых верят. Идиоты несчастные!

Филипп кашлянул, шмыгнул носом и вытер лицо салфеткой.

– Это ты идиот! – заявил он. – Ведьмы существуют! Да, промышленная революция им не по нраву пришлась и они ушли в глушь лесов Эйреншера… Но они существуют! Настоящая магия существует! Магия, а не та посредственность, что делаешь ты, Шарлатан!

– Ты в это веришь? Серьезно? – Магнус расхохотался. – Раз она существует, эта магия, тогда иди-ка ты в театр и забери реквизит. Так, чтобы тебя никто не убил.

Филипп крякнул и допил свой эль.

– Я каждый раз это делаю, когда ты проваливаешься, друг. Ты давно уже должен был поверить в чудеса!

Это была чистейшая правда. Хорошенько прочихавшись и выпив три пинты эля, Филипп действительно каким-то образом забирал реквизит из очередного театра, где садился в калошу Магнус.

– Еще скажи, что ты – колдун, – пьяно ухмыльнулся неудачливый фокусник. Граппа ударила ему в голову.

Пожалуй, надо было сначала поесть…

– Я не колдун, Шарлатан, – серьезно ответил Филипп. – Я просто-напросто умею разговаривать с людьми. Жаль, у меня нет твоей смазливой рожи, иначе я бы был знаменитостью, поверь моим словам. А ведьмы… они существуют.

– Так может, мне взять одну из них в ассистентки? Найду покрасивей, хм? Я буду светить своей смазливой рожей, махать волшебной палочкой, а она – колдовать?

Филипп опять закашлялся.

– Я пошел за реквизитом. Думай, чем заменить кроликов. Вряд ли мы сможем разжиться новыми перед Шанэром, – сказал он и пошел к выходу из «Мятой лошади».

– Там голубь в исчезательном ящике! – крикнул Магнус ему вслед.

А когда помощник ушел, заказал еще граппы.

И еще.

И еще.

Идея заполучить в ассистентки настоящую ведьму не выходила из головы.

***

Предместья Шанэра, небольшого городка на востоке славной империи Астер, впечатляли. А точнее – не впечатляли. Совсем.

Покосившиеся домишки, соседствующие с новомодными высокими трехэтажками, лавка кузнеца в тени литейного завода… что ни говори, а Магнус с гипотетическими настоящими ведьмами был согласен. Промышленная революция – зло.

Белых пятен на карте мира все меньше, а грязного воздуха – все больше.

– Может, и правда в Эйреншер податься? – пробормотал Магнус, зажимая нос от фабричной вони.

– Серьезно? Ты до сих пор об этом думаешь? – хмыкнул Филипп. – Вот уж не ожидал я, что мои слова тебе в душу западут. Но я был прав. Кроличья ферма больше не существует… А так хотелось надеяться… Но зато какая труба, а?

– Грязная, – буркнул Магнус. – И черная. Некрасиво. Белок наловлю.

– Не справишься. Это кролики смирные, а белки для тебя слишком шустрые, Шарлатан! Ты же растяпа! Если там подумать, то кроме красивой рожи у тебя ничего и нет!

– Заткнись…

Пьяный разговор про ведьм Эйреншера запал в душу. Если ведьмы существуют… почему они не пользуются этим? Ведь этому миру все еще нужна магия! Настоящие чудеса, а не ужимки фокусников!

Ведь если подумать, будь Магнус талантливым фокусником, он бы поднимал не просто большие деньги, а огромные состояния!

Люди, погрязшие в сомнительных прелестях прогресса, мечтают о магии! Они не говорят этого вслух, но хотят верить в чудеса! Хотят. Просто у Магнуса плохо получается дарит им эту веру.

Сын вора и проститутки, он пытался стать кем-то большим. Он стал кем-то большим. Он – фокусник! Просто у него не хватает таланта стать настоящим чудотворцем! Да и репутация у него не очень. Это все конкуренты проклятые! И кролики дохнут, чтоб их…

Шанэр встретил их совсем недружелюбно. Хозяин театра смотрел на Магнуса, как на пустое место, а условие, что гонорар фокусник получит только после удачного представления, Шарлатану и вовсе не понравилось.

Он прекрасно понимал, что провалится. У него даже кроликов нет! К сожалению, Филипп слишком жирный для того, чтобы запихивать его в волшебную шляпу!

И в рукав. И в карман.

Мысль о ведьме становилась все привлекательней.

Ну а вдруг существуют? Эйреншер ведь действительно жуткая глушь! Куда еще податься пережиткам прошлого, как не на болота тамошних лесов?

Единственное, что смущало Магнуса – по легендам все ведьмы были уродливыми старухами. Он не слышал ни одной, где ведьма была бы красавицей. Про красавиц были другие предания.

Но ведь не может же быть такого, что эти тетки сразу рождаются старухами! Если верить науке, то сначала все люди… и любые другие животные… бывают молодыми!

А иногда и красивыми.

Беззубая старуха ему в ассистентки не подойдет. Ему нужна девушка. Или молодая женщина!

– Магнус?

И, желательно, красивая. Он не держатель цирка уродов, а фокусник. Да, он вполне себе привлекательный мужчина. Через пару месяцев ему исполнится двадцать девять, а через пару лет он намеревается подумать о женитьбе.

– Магнус!

А годам к тридцати пяти, можно будет подумать о детях. Но это не точно. Если дела будут идти плохо, лучше без детей. Зачем ему спиногрызы, которым нечего будет передать?

Его родителей это не волновало, к сожалению…

Ему самому пришлось делать себя. Возможно, он сделал не то. Но менять это уже поздно.

– Магнус!!!

Конечно, могут быть проблемы. Если ведьмы существуют, если он найдет красотку, то его потенциальная жена может ревновать его, Магнуса, к ассистентке. И… если ведьма будет действительно красива… возможно это будет и не безосновательно.

Хм.

Но если ведьма будет его ассистенткой, у него будет куча денег! Зачем ему жена и спиногрызы? Ха! Да он будет богачом! Нет, он не станет заниматься ерундой! Он будет делать то, что ему нравиться, ведьмочка будет ему подыгрывать, и они будут богаты!

Зачем ему вся эта морока?

– МАГНУС!

– Что?

– Мы пойдем ловить белок, или нет? – Филипп, кажется, обеспокоился состоянием Магнуса, который просто выпал из реальности, замечтавшись.

– Не пойдем. Отменяй представление, – Магнус посмотрел на чернющую трубу литейного завода.

– Ты с ума сошел?

– Мы едем в Эйреншер, – твердо сказал Магнус. – Искать мне ассистентку.

Главное, чтобы среди уродливых, носатых, заросших бородавками старух нашлась хоть одна молодая.

Нет. Не просто молодая.

Магнус решил, что он во что бы то ни стало найдет себе красивую…

***

Эйреншер представлял собой довольно обширную территорию, однако людей здесь проживало сравнительно немного. Здесь не было больших городов, и промышленная революция почти не оставила следов. Рассыпавшиеся среди болот деревеньки выглядели так же, как и сто лет назад.

Эйреншер был захолустьем, и Магнус, привыкший к благам цивилизации, никогда особо сюда не рвался.

Даже если местным и понравятся его фокусы, чем они будут ему платить? Коровьим навозом? Вяленой говядиной? Льняным полотном?

Но зато воздух здесь был свежий. Магнус это оценил. Пожалуй, свежий воздух, это единственное, что здесь можно было оценить. Дороги закончились вместе с поганым запахом мануфактур, и трейлер трясло так, что у неудачливого фокусника подпрыгивал желудок, а у Филиппа – третий подбородок.

– Не дело ты задумал, Шарлатан, – буркнул помощник, уставившись в зад гнедой кобылы по кличке Зайка, единственного члена их команды, который получал от путешествия истинное удовольствие.

– Ты сам меня на это сподвиг, – напомнил Магнус, разглядывая унылую местность вокруг и яростно расчесывая щеку: к свежему воздуху прилагались комары невероятного размера. Дорожный сюртук и плотные штаны защищали основные части тела, но вот лицу доставалось сильно. И это совершенно не нравилось Магнусу.

По сути, лицо и безупречная фигура было единственным, чем он мог гордиться. Он все время одергивал себя, но щека чесалась неимоверно.

Еще один коварный комар впился ему в другую щеку, и Магнус яростно его прихлопнул, залепив сам себе пощечину.

Филипп усмехнулся.

– Как ты собираешься найти ведьму? Они ведь в лесах живут. На болотах. Туда трейлер не проедет. Пешком пойдешь?

– Может, и пойду, – проворчал Магнус.

– Эти леса бескрайни. А болота – опасны. Шарлатан, откажись!

– Предлагаешь развернуться после двухнедельной дороги? – ощерился Магнус. – Ну уж нет, я все решил.

Филипп сплюнул, когда трейлер тряхнуло на очередной кочке.

– Ну и идиот, – заключил он. – Иногда нужно отступать.

– Нужно, – расчесывая вторую щеку, согласился Магнус. – Но я не умею, ты же знаешь!

Лес вокруг стал редеть, и вдалеке показались деревянные постройки. Наконец-то они достигли людского жилища!

– Не умеешь. И признавать свои ошибки – тоже. Но ведь в глубине души ты понимаешь, что все это ошибка?

– Что ошибка? Мое желание найти ведьму посимпатичнее? – хмыкнул Магнус.

Филипп не стал шутить. Наоборот, он посерьезнел и повернулся к фокуснику.

– Нет. Твоя ошибка – это не желание славы. Твоя ошибка – это решение стать фокусником. Потому что ты бездарный фокусник, Магнус! Это не твое. Но ты упрям.

– Упрямство – не преступление. К сожалению, в оперные певцы меня не взяли, – парировал Магнус. – А для цирка уродов я слишком красив.

– Вот именно! Ты – смазливый идиот. На тебя вешалась сама мадам Штейн! Ты уже мог жить в ее дворце и купаться в золоте!

– Угу. Она – сумасшедшая старуха! Сам бы на ней и женился! И купался бы… в чем хочешь.

– Ты же любишь комфорт? Ну потерпел бы немного! Через пару лет она бы откинулась в гроб, и все досталось бы тебе!

Магнуса передернуло. Мадам Штейн была пятидесятипятилетней молодящейся старухой с целым состоянием, оставшимся от мужа, и она действительно была готова подарить все это Магнусу. При условии, что он на ней женится и будет изобретателен в постели. К сожалению, пункт про постель Шарлатана не устраивал. Он не был готов к пылким ночам любви с напудренной морщинистой куклой!

Кувыркаться в постели он предпочитал с красотками, и если для того, чтобы стать знаменитым, богатым и успешным, ему нужна ведьма, он ее найдет.

Из болота достанет, отмоет и превратит в самую красивую женщину империи Астер!

***

Деревенька называлась Трясинки, и в этом не было ничего удивительного. Болота здесь были везде. И они воняли. Нет, не так. Они ВОНЯЛИ.

И где тут свежий воздух? Почему в одной части империи воняет дымом, а в другой – болотом? Почему бы не оставить хоть где-то запах цветочков?

Цветочками, к слову, тоже пахло. Клумбы с маргаритками были возле каждого дома. Но запах тины перебивал их аромат.

Нечто похожее на таверну нашлось ближе к центру Трясинок. Нечто это было без названия, но пара пьянчужек на крыльце в разгар дня говорили сами за себя.

Может, он и зря тащился через всю деревню: его трейлер привлек нездоровое внимание, и когда они подъехали к таверне, за ними выстроилась целая вереница местных жителей.

– Ты серьезно? – Филипп вытаращил глаза. – Нет, ты серьезно?

Магнус коротко рыкнул, отряхнул дорожный сюртук и спрыгнул на землю.

– По-твоему, мы сюда две недели тащились, чтобы представление дать? – поинтересовался он. Занудство помощника стало его здорово раздражать. – Лучше с местными поговори. А я пока комнаты нам сниму.

– Угу… морду свою бережешь? – прозорливо спросил Филипп.

Морда, кстати, до сих пор жутко чесалась, но Магнус держался изо всех сил.

– Ты же сам говорил, что умеешь разговаривать с людьми, – напомнил он. А потом поправил цилиндр и двинулся к таверне.

После жуткой тряски ему очень хотелось посидеть на ровном месте и пропустить стаканчик-другой.

Хозяин заведения, патлатый громила с огромным животом и маленькими свинячими глазками, Магнусу не понравился. И дело было не в его внешности, а в том, с каким подозрением он смотрел на фокусника.

Быстро оглядевшись, Шарлатан обнаружил, что заведение пусто. Все столики были свободны, за исключением одного. В самом темном углу сидел какой-то щуплый старичок. Перед ним стоял стакан, очевидно, с вином и три кучки из золотых и серебряных монет. Три больших кучки, кстати. Практически, три кучи!

Хм… а местное население, оказывается, не так уж и неплатежеспособно!

Старичок сидел немного наклонившись. Спит, что ли?

– Приветствую, добрый человек, – сделав вид, что не замечает недружелюбного взгляда, Магнус подошел к деревянной стойке и улыбнулся.

– Здрасьте, – буркнул громила в ответ. Взяв в руки засаленную тряпку, он начал старательно протирать пивную кружку.

– Комнаты сдаете? – Магнус решил перейти сразу к делу.

Хозяин таверны хмыкнул.

– К нам нечасто гости заезжают. А уж такие…

– Какие? – нахмурился Магнус. Еще не хватало узнать, что он «знаменит» даже в этом захолустье!

– Нарядные, – оскалился мужик. – Костюмчик у вас хорош. Мне нравится! Что привело вас сюда, господин?

Господин? Его приняли за лорда?

Хм… а это стоит использовать!

Магнус расправил плечи, вздернул подбородок и надменно заявил:

– Мне нужны комнаты! Для меня и моего пом… слуги.

– Найдем, – пожал плечами громила. – Надолго к нам?

В его глазах была настороженность. Даже страх. Что происходит? Если Магнуса приняли за богача, то, наоборот, должны обхаживать его. Пылинки сдувать. А этот смотрит, как на врага.

– Пока не знаю, – осторожно ответил Магнус, прищурившись. – Мне нужно осмотреться!

Глаза хозяина таверны потемнели, и в них вспыхнул гнев. Он поставил кружку на стойку, бросил тряпку рядом и нагнулся. А когда распрямился, в его руках было ружье.

– Убирайся отсюда, ублюдок! Сейчас же! – прорычал он.

Магнус от неожиданности шагнул назад, подвернул ногу и плюхнулся на задницу. Копчик пронзила жуткая боль.

– Что происходит? – ошалело спросил он. – Я же просто хотел снять комнаты!

– Ты не понял, что ли? Убирайся отсюда, или я буду стрелять!

Магнус попытался встать, но боль в пояснице не дала ему этого сделать.

– Послушайте… я не знаю, что происходит! Мне кажется, произошло какое-то жуткое недоразумение! – выбора не было, пришлось ползти к выходу на локтях, перебирая ногами.

Громила вышел из-за стойки и двинулся на него.

– Нет у меня комнат, понятно? И во всем Эйреншере ты не найдешь ни одной комнаты, куда бы тебя пустили, дерьма мешок!

– Да что происходит? – разозлился Магнус. Усилием воли, он все-таки смог согнать со своего лица испуг. Еще бы на ноги подняться… где Филипп?

– Кажется, до него не доходит, – раздалось от столика. Скрипучий такой голос, противный. Старик с тремя кучами денег проснулся. – Тебе здесь не рады, и если ты хочешь жить, я советую тебе убраться.

– Хорошо… – сумасшествие какое-то! У этих людей мозги протухли! – Я уйду из Трясинок.

– Нет… – старик поднялся и встал возле громилы-хозяина. Его глаза насмешливо сверкали. – Ты уйдешь из Эйреншера. И если хочешь жить, я советую тебе никогда не возвращаться…

Магнус почувствовал, что у него кружится голова. При чем здесь Эйреншер? Почему какие-то два селянина решают за всю область? Обширную область, если подумать!

Надо встать. Если он перестанет валяться, будет лучше. По крайней мере, не так унизительно!

Преодолевая боль и стараясь не поворачиваться к хозяину таверны и старику спиной… то есть, задницей, Магнус кое-как поднялся на ноги и выпрямился, настороженно глядя на дуло ружья.

– Я не понимаю… в чем дело? – тяжело дыша, спросил он. – Я просто хотел снять комнаты!

Старик крякнул.

– А потом что? Зачем ты приехал в Эйреншер? – спросил он. – Осмотреться? Зачем тебе осматриваться в нашем захолустье, лордик? А?

– Я… – у Магнуса в горле пересохло… – Я… кое-что ищу.

– И что же? Давай угадаю: новую землю? Хочешь построить на месте наших лесов еще одну грязную фабрику? Нет, ты не угадал! Мы не собираемся позволять вам захватить последнее чистое место в империи! Это Эйреншер, лордик! И мы свою землю не отдадим!

– Я… но мне не нужна ваша земля! – воскликнул Магнус, чувствуя невероятное облегчение. Его просто приняли не за того! – Мне нужно совсем другое!

– И что же? Что тебе нужно, лордик? – оскалился старик.

Магнус потер ушибленный копчик и пригляделся к собеседнику. Его глаза действительно сверкали. И скудное солнце, проникающее сквозь грязные окна таверны, тут было ни при чем.

– Я… я не лорд, – выдавил Шарлатан. – И меня не интересует ваша земля. Я ищу… ищу…

– Ведьму! – раздался голос Филиппа от двери.– Мой друг ищет ведьму. Настоящую. У вас есть?

Магнус хотел обернуться к помощнику и сказать ему, что он – придурок, вопреки своим собственным словам, не умеющий нормально разговаривать с людьми, но ему помешали.

– Не лорд? – старик нахмурился. Шагнув к Магнусу, он зачем-то протянул руку и прикоснулся к волосам фокусника. Поднял брови, и его лицо стало выражать веселое изумление. – Он не врет, Веклер! Он не лорд. Ему не нужна наша земля!

– Тогда зачем он строил из себя невесть что? – хозяин таверны по имени Веклер опустил ружье, и Магнусу стало намного легче.

– Потому что он павлин! – хмыкнул Филипп. – Знаете, есть такие люди, как мой друг… они считают, что достойны большего… а в итоге выглядят смешно.

– Вы правы, – усмехнувшись, ответил старик. Его глаза больше не сверкали. – Выглядит действительно смешно. Ведьму ищете. Зачем?

Он все еще сжимал прядь Магнуса, и тот решил не врать.

– Я хочу, чтобы она мне помогла. Вы знаете? Вы знаете, где я могу найти ведьму?

Филипп за спиной Шарлатана громко фыркнул. Ему понравилось, как ловко Магнус сказал правду, не выдав истины? Или наоборот?

В любом случае, назад дороги больше не было.

– Мне нужна ведьма. Молодая, – глядя в сверкающие таинственным светом глаза старика, сказал Магнус. – Вы знаете, где я могу ее найти?

– Молодая? – внезапно расхохотался старик. – Ты хоть понимаешь, что из себя представляет молодая ведьма, лордик?

– Я не лорд, – ответил Магнус.

– А кто ты?

Фокусник усмехнулся.

– Я – Шарлатан!

***

Сумка была тяжелой и оттягивала руки, но выбора не было. Даже подобие дороги кончилось, и дальше Магнуса ждал путь пешком. Если верить словам странного старика – не очень долгий.

– Может, я все-таки следом пойду? – предложил Филипп. – Не нравится мне это все. Не дело ты задумал…

– Заведи другую шарманку, а? Одно и то же ведь талдычишь!

– Шарманку сменить? – разозлился помощник. – Ты видел, как они на тебя смотрели? А то, что тебя чуть не пристрелили, тебя не трогает? Шарлатан, ты сходишь с ума! Пошли отсюда, пожалуйста!

– Они подумали, что я собираюсь построить фабрику в их уголке чистого воздуха. Можно понять, – рассеянно ответил Магнус, вглядываясь в тьму дремучего леса.

Старик велел смотреть под ноги и не сворачивать с тропы, что бы ему ни привиделось.

Пока ничего не виделось, и Шарлатан надеялся, что так будет и впредь.

– Друг, послушай, ты сходишь с ума. С чего ты взял, что тебе сказали правду? Ты же им золотом заплатил! А вдруг они заведут тебя в трясину и заберут остатки? Ерунда это все, понимаешь? Слухи. Сказки. Нет в Эйреншере никаких ведьм!

– Раньше ты думал по-другому, – усмехнулся Магнус, перехватывая сумку. Тяжелая, зараза! – Это ведь ты мне про все рассказал.

– И теперь жалею об этом! – воскликнул Филипп. – Ты помешался! С чего ты вдруг поверил им? Ты же всегда был скептиком! Ты сам творишь волшебство!

– Я творю бездарную дичь, – ответил Магнус. – И хочу это изменить.

– Но ты же не изменишь! Ты не перестанешь быть бездарным фокусником, если найдешь себе ассистентку!

Магнус вздохнул и посмотрел на Филиппа.

– Ты прав, для меня ничего не изменится. А вот для тех, кто будет приходить на меня смотреть, – да. Однажды я уже изменил свою судьбу, не став вором. И собираюсь сделать это еще раз.

Помощник покачал головой.

– Учти, если через три дня ты не вернешься, с ведьмой или без, я пойду за тобой.

Магнус положил сумку на землю, шагнул к другу и крепко его обнял.

– Спасибо. А теперь иди.

Филипп почесал свой огромный нос, а потом взобрался на Зайку и развернул ее.

Когда он скрылся за деревьями, Магнус поднял сумку и ступил на тропу.

Солнце еще было высоко, но за густыми кронами деревьев, его было невозможно разглядеть. Тропа была узкой, и старик предупреждал, что она вьется не просто так. Запах болота заполнил ноздри, и Магнус уже давно перестал чувствовать что-то, кроме него.

«Так тебе нужна красотка? – голос старика со странными глазами зазвучал в ушах. – Я знаю одну. Ослепительная, и очень сильная… правда, я не уверен, что ты сможешь ее убедить. Нибарха очень любит Эйреншер…»

Что за имя такое: Нибарха? Придется придумать что-то поэстетичнее. Какое у него любимое женское имя? Мать звали Розетта. А что если предложить ведьме имя Роуз… или Розалин… или Розмари…

Нибарха, надо же.

Свет почти не проникал сквозь кроны, и здесь царили вечные сумерки. Надо идти быстрее, если он не успеет добраться до жилища Розалин… то есть Нибархи, до темноты, ему придется ночевать на болоте. Старик предупреждал, что ночью в лесу намного опасней. Дикие звери, которых нельзя трогать (почему – Магнусу так и не объяснили), трясина опять же…

Но сумка становилась все тяжелее, а через некоторое время Магнусу начали видеться странные вещи. Далекие огоньки охотничьих костров, хотя он помнил, что здесь, в Эйреншере, охотятся в других местах, светящиеся бабочки, с чьих крыльев слетала яркая пыльца. Пыльца опадала на болото, и трясина сыто булькала… как будто напевала странную песенку.

Старик предупреждал, что такое может быть, и поэтому Магнус упрямо шел вперед, смотря под ноги и стараясь не замечать странностей вокруг.

– Какой красавчик, – услышал он прямо у себя возле уха и от неожиданности споткнулся. Тяжелая сумка повела его в сторону, и только чудом он удержался на тропе.

Замер и огляделся. Вокруг никого не было. И ничего – тоже. Даже бабочки куда-то исчезли.

И тут на него внезапно накатил страх. Что он здесь делает? Шарится по болотам, ищет мифическую ведьму… старик этот еще со светящимися глазами… ему это все привиделось от страха, на него же тогда ружье навели!

Может, Филипп был прав, и Магнус совершает ошибку?

Но представив, как он возвращается в Трясинки ни с чем, Шарлатан решил, что не отступит. Назад дороги нет.

Надо довести это дело до конца.

Несколько раз глубоко выдохнув, Магнус двинулся дальше. Старик сказал не обращать внимания на странности, и он не будет обращать. Он сам умеет делать нечто странное. Заставлять голубей исчезать. Прятать в шляпе кроликов. Угадывать карты. Вытаскивать монетки из-за уха.

Он не будет бояться странностей, ведь за ними он сюда и пришел.

Он не будет смотреть на огоньки далеких костров. Их нет. Это всего лишь болотные огоньки.

Он не будет смотреть на вернувшихся сверкающих бабочек. И слушать странные шепотки. Ведь если закрыть глаза, слышно только жужжание тысяч мух. А еще ему, кажется, до такой степени искусали лицо, что оно распухло до невероятных размеров.

Голоса, к сожалению, сдаваться не собирались.

– Миленький какой…

– Надолго к нам?

– Мы ждем тебя…

– Потанцуешь с нами?

Закрыть глаза. Услышать жужжание мух. И идти дальше. Шаги за спиной ему просто мерещатся.

– Упрямец!

– Силе-е-е-ен…

– Лакомый кусочек!

– Все равно пропадешь…

– Иди к нам!

Закрыть глаза. Услышать жужжание. Идти дальше. За ним никто не идет.

– Эй! Так нечестно!

– Ты очень плохой… не хочешь танцевать!

– Хочешь подкрепиться?

– Мы зде-е-есь!

Закрыть глаза…

Закрыть глаза.

Когда Магнус в очередной раз так сделал, остановившись на тропе, что-то легонько толкнуло его в спину.

Издав нечленораздельный звук, Шарлатан резко обернулся, чуть не уронив сумку. Оказывается, шаги ему не слышались. За ним действительно кое-кто шел.

Старик, чем-то похожий на того, что Магнус встретил в таверне Трясинок. Глаза у него точно так же светились. Только этот был совсем неопрятный. И странный. Борода спускалась до колен, но при этом ресниц и бровей у него не было. Зато был огромный нос, прям как у Филиппа.

Одет странный старикашка был в зеленый кафтан и такие же штаны. А еще его спутанная шевелюра была, кажется, тоже зеленоватой и напоминала ворох свежескошенной травы.

– Вы кто? – ошалело спросил Магнус, засмотревшись на дивную прическу.

Старик шмыгнул носом и ухмыльнулся.

– А ты правда лакомый кусочек, парень. Девочки очарованы.

– Какие еще девочки? Вы кто?

Старик пожал плечами и смело сошел с тропы. Магнус задохнулся, глядя, как это чудо смело идет по трясине, не просто не проваливаясь, но и не оставляя следов. А когда мужик ступил на тропу уже перед Магнусом, Шарлатан заметил еще кое-что.

Старик не отбрасывал тени.

Все сомнения в том, что в лесах Эйреншера обитает нечисть, отпали. Если сейчас перед Магнусом стоит леший, то ведьму тоже есть надежда отыскать.

– Пойдем, – скрипнул леший и двинулся вперед. – Мне велели помочь тебе отыскать Нибарху.

– Я и так шел в ту сторону, – буркнул Магнус.

Старик остановился и развернулся. Его глаза без ресниц смотрели совершенно равнодушно.

– Еще одно слово, и я отдам тебя девочкам, – спокойно уведомил он. – Пошли.

Магнус открыл было рот, чтобы опять огрызнуться, но передумал. Попытался вспомнить все легенды про леших, но в голове было пусто. А еще ему инстинктивно не хотелось быть отданным «девочкам», кем бы они ни были…

Перехватив сумку, он двинулся следом за нечистью, очень надеясь, что ему достался добрый леший.

Интересно, а кто его попросил проводить Магнуса до Нибархи?

Попытки вспомнить хотя бы одну внятную легенду про лешего с треском провалились. Как отрезало. Магнус прекрасно понимал, кто перед ним, но совершенно не помнил, стоит ли ему доверять. А еще эти неведомые «девочки»…

– Иди ко мне, миленький…

– Ты очень вкусно пахнешь…

– … я ублажу тебя…

– … и сам вкусный, наверное…

Дорога казалась бесконечной. А еще Магнус теперь боялся закрывать глаза, поэтому голоса, шепчущие ему всякую ерунду, не замолкали.

– Просто не слушай, – проскрипел старик. – Они уже поняли, что ты им не достанешься. Они обижены, но скоро перестанут тебе докучать.

Магнус только кивнул на эти слова. Он помнил, что старик не любит болтливых.

Тропа стала совсем узкой, превратившись в тоненькую ниточку, вьющуюся среди бочагов. К запаху болота, по-видимому, Магнус уже принюхался, поэтому к тому времени, как на полумрак леса опустились сумерки, превратившие ранний вечер в ночь, он уже не страдал от миазмов.

Ему даже начал мерещиться аромат сдобы. Пирожки с мясом, кажется. О да, он бы сейчас не отказался от парочки! Старик шел, не останавливаясь, и, почувствовав голод, Магнус не решился его остановить, чтобы подкрепиться.

А еще очень хотелось пить.

А лучше – выпить…

Несмотря на долгую дорогу и странное происшествие в таверне, в глубине души Магнус не верил в чудеса. Найти ведьму было его последней надеждой, и он за нее зацепился, но при этом он прекрасно понимал, что, скорее всего, ничего не получится.

Впрочем, его друзья-воришки, с которыми он провел все детство, считали, что у него не получится стать фокусником.

А он стал.

Правда, таланта не хватило, чтобы стать знаменитым.

Вместо этого он стал Шарлатаном…

Когда к запаху пирожков прибавился аромат свежезаваренного травяного чая из чабреца и листьев смородины, Магнус тихонько застонал. Когда они придут, а?

И в тот момент, когда терпеть уже не было сил, старик внезапно остановился.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.