книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Наталья Теренкова

Алиса в Тридевятом царстве

Посвящается моей дочке.

1

Вы когда-нибудь мечтали о волшебной палочке? Например, в детстве, чтобы получить красавицу-куклу или суперскоростную машинку? Или наказать того мальчишку, который вас дразнит?

Вот только не надо саркастически хмыкать, насмешливо морщить нос и презрительно изгибать губы. Конечно же, мечтали! Даже если сейчас не хотите в этом признаться.

Вот и Алиса тоже. Ей очень хотелось большого плюшевого мишку… Такого розового, такого мягкого, с такой милой мордочкой. И ничего, что ей уже девять – это не помеха! Однако, родители сказали, что у нее, итак много игрушек, лучше поехать к морю. Но как? Как это может быть лучше? Купаться и нырять, конечно, замечательно и греться на солнышке тоже. Но на море она уже была, а такого мишки у нее никогда не было…

Так, или примерно так размышляла девочка, сидя на балконе и глядя, как плещутся волны. Справа были видны горы и порт. Туда они с родителями собрались поехать погулять, поглазеть на пришвартованные кораблики, посидеть в кафе, в общем – разные взрослые развлечения. Алисе очень не хотелось, но разве ее слушают?

Папа сказал: "Собираемся". Мама, как всегда, помогла Алисе выбрать самый лучший наряд. И семейство отправилось в путь.

Сегодня, как обычно, поездка началась с того, что они прогулялись пешком до паромной переправы. Наша героиня любила кормить рыбок с парома и специально прихватила с собой ломоть белого хлеба. Теперь, отщипывая маленькие кусочки, бросала их в воду, наблюдая, как из глубины поднимаются серые тени размером с две папины ладони каждая и с волчьим аппетитом поедают лакомство. Когда паром поплыл, Алиса стала наслаждаться мелкими брызгами морской воды, которые, перелетая через борт, приятно освежали разогретые на солнце руки и лицо.

Однако любая переправа быстро заканчивается. Пешеходы и машины перебрались на берег и направились по своим делам. Наша героиня с родителями осталась ждать автобус, зайдя в тень маленькой остановки, которая практически прижималась к горе. Казалось, она опасается, что какой-нибудь сумасшедший грузовик зацепит ее своим кузовом.

Девочке было скучно. Она попинала носком туфельки камушек, потом поиграла с папой в города, поглазела на голубей, а автобус все не приходил.

Тогда Алиса стала смотреть на горы. Они были слоистые и разноцветные: то бежевые, то коричневые, а то почти черные. На одних склонах росли кусты и деревья, другие были оплетены сеткой от обвала. Папа как-то говорил маме, что это осадочные породы. Девочка не понимала значения этого слова, но разглядывая гору, размышляла: "Я знаю осадки в виде воды – это дождь, а еще в виде замерзшей воды – это снег и град. Наверное, когда вода очень сильно остывает, она выпадает камнями: чем больше остывает, тем больше булыжник… Нет, скорее всего, камни выпадают, когда вода очень горячая! Мама говорила, что если сильно нагреть песок, то он превратится в стекло! Значит, если хорошенько нагреть воду, она станет… паром. Ерунда какая-то получается". Рассуждая так, Алиса решила подняться на гору по еле заметной тропке, чтобы посмотреть и пощупать эту непонятную осадочную породу.

Пройдя немного, она обнаружила, что тропинка упирается в огромный черный валун. Хотела повернуть обратно, но в этот момент камень без единого звука сдвинулся с места, и за ним обнаружился лаз. Из темноты сначала зыркнули три пары глаз, а потом поспешно вышел крупный дядечка в очках, с портфелем из змеиной кожи, бормочущий что-то про выборы и про то, что главное – это успеть! Он рассеяно посмотрел на девочку поверх очков, на несколько секунд замер в нерешительности, но промолвив загадочное: "Ну…, это потом…", поспешил к дороге, сел в ожидавшее такси и уехал.

Никто из взрослых не обратил на него особого внимания, ведь они не знали, как он появился, потому что козырек остановки и деревья перекрывали видимость. Но Алиса-то смотрела во все глаза! И еще она заметила, что отверстие, через которое вышел незнакомец, никуда не делось! Оно чернело, мозолило глаза и, как будто, зазывало войти.

2

Наша героиня осторожно приблизилась к отверстию и заглянула внутрь. Но… ничего там не увидела! Решительно ничего! Темнота! Причем такая плотная густая и чуть серебристая, что сначала казалось, будто вход перегораживает бархатное покрывало, колышущееся от сквозняка.

Маленькая исследовательница хотела дотронуться до него, но рука прошла насквозь. Алиса сначала отпрянула от неожиданности. Однако, любопытство было сильнее. Ее пальцы погрузилась в темноту, как в туман. Она стала водить рукой вправо-влево, создавая легкие завихрения, и так увлеклась, что сама не заметила, как вся оказалась внутри бархатного марева. Девочка попятилась, пытаясь выйти из него, но ничего не изменилось. Не позволив себе испугаться, юная путешественница вспомнила, что дедушка как-то объяснял двоюродному брату про решения от противного. Она еще тогда подумала: "Что такого противного в этом решении?".

"Ага… Теперь понятно! Если я сейчас пойду вперед туда, куда не хочу, то мне будет противно!"– и сделала несколько шагов. – "Но зато есть результат…" – обрадовалась Алиса, выйдя из тумана в полумрак пещеры. Да-да, никакой мглы не было, она рассеивалась в лучах света, идущего откуда-то издалека. Девочка решила, впереди есть какой-то выход.

Бесстрашная искательница приключений обернулась назад. Туманная завеса никуда не делась, более того, через нее абсолютно ничего не было видно. Алиса расстроилась и, даже, немного всплакнула, усевшись прямо на каменный пол. Девочка была не готова к такому повороту событий. Поплакав и несколько успокоившись, она стала размышлять над тем, как быть дальше: "Раз я не могу уйти туда, откуда пришла, то пойду вперед. Возможно, выйду, смогу обогнуть гору, и вернуться к остановке. Или встречу кого-нибудь, кто знает дорогу назад", – подумала смелая путешественница, встала, и двинулась к свету.

Однако, чем дальше она шла, тем темнее становилось. Казалось, будто выход отдаляется и уводит её в неизвестность. Стены пещеры были сырые, от них веяло прохладой. Девочке стало ощутимо холодно, а когда за шиворот упала ледяная капля, то и вовсе пробил озноб. Он, словно крепкими щупальцами, оплетал ее волю. Алиса начала сомневаться, что решение "пойти вперёд" было правильным, и всерьез задумалась о том, чтобы повернуть назад. Она неожиданно почувствовала страшную усталость и остановилась рядом с торчащей из земли каменной сосулькой. "Папа говорил – как они называются…, кажется, сталактиты или сталагмиты" – размышляла девочка, прислоняясь к природному явлению спиной.

В тот же момент почва под ногами пришла в движение и, подобно бегущей дорожке в аэропорту, понеслась в сторону света. Не успев опомниться, юная путешественница доехала на ней до выхода и зажмурилась от яркого солнца.

3

Когда глаза привыкли к свету, наша героиня увидела домик. Девочка направилась к нему в надежде узнать дорогу, и только тут осознала необычность окружающего пейзажа. Вокруг все было вроде привычно, но в тоже время – не совсем. Солнце также играло лучами по склонам, только сами горы были не голые, а покрытые пушистым зеленым мхом, который, спускаясь, становился мягким травяным ковром на опушке леса. Моря нигде не было видно, и даже шум его не долетал до слуха девочки. Вместо него текла река: не особенно широкая, но противоположного берега не разглядеть из-за нависшего тумана. Через речку был перекинут мост как раз недалеко от дома, к которому Алиса направлялась.

Кстати, при ближайшем рассмотрении это оказался амбар на сваях. В таких в древности финно-угоры хранили зерно: мама картинку показывала. И рассказывала, что это люди, которые были пра-пра-пра бабушками и дедушками тех, кто сейчас живет в стране Финляндии. А еще на северо-западе России, в Карелии, ну и в других местах встречаются. Однако этот домик, похоже, использовали для жилья: окошки со шторками, горшочки с цветами. Во дворе бабулька в синем платочке, залихватски повязанным "солохой", в белой льняной рубахе с синей вышивкой, дубленой жилетке мехом внутрь, синей юбке немного ниже колен и синих же кожаных сапогах. У бабуси наблюдался хороший вкус, как будто она одевалась у самых модных стилистов. Этот славянский стиль отлично подходил к голубым задорным глазам. Длинный нос с небольшой горбинкой нисколько её не портил, добавляя профилю строгости. Лет ей было наверняка много, но назвать ее старухой язык не поворачивался.

Алиса заметила, как к бабусе подошел высокий, наверное, двухметровый парень. Его длинные волосы были собраны в хвост, одет он был, как ни странно, тоже в народную рубаху с вышивкой, льняные штаны, а на ногах его удивленная девочка обнаружила лапти. Да-да, самые настоящие, плетеные! Девчушка даже подумала: "Наверное, это фестиваль исторической реконструкции, только что-то людей мало. Может, остальные в лесу разместились?"

Но поразмышлять над этим вопросом у нее не получилось. Она достаточно приблизилась к домику, чтобы стал слышен разговор. "Тебе чего, милок?"– спросила бабуся парня. А он ей: "Сначала напои-накорми, спать уложи, а потом разговоры будем разговаривать!"

"Хам," – резюмировала Алиса, – "но где-то я это уже слышала…" Вслух же сказала: "Здравствуйте!" Собеседники повернулись к ней. "Здравствуй, коли не шутишь," – ответила старушка. – "С чем пожаловала? Батюшка и матушка обидели? Из дома сбежала? В лесу дремучем заблудилась? Сейчас печку истоплю, на лопатку тебя посажу, ручки ножки сложу и…"

"Подождите," – сделав жест рукой, остановила её Алиса. – "Никто меня не обижал, ниоткуда не сбегала, в лесу не была…: я через гору прошла, а обратно никак. Думала, может вокруг дорога есть…"

Старая женщина озадаченно на неё посмотрела, произнесла загадочное: "Вот Горыныч! Мыслитель! Лаз не закрыл!" – но спохватившись добавила, – "Ладно, раз пришла, помогай: я обедом займусь, вон героя накормить надо, а ты пока яблоки помой."

"Ну, надо же: как дома! Хорошо хоть не посуду", – подумала девчушка и уже собиралась возразить, как бабуся добавила: "Зови меня бабой Ягой."

"Как звать?" – прыснув от смеха, переспросила Алиса. Девочка решила, что старушенция впала в детство, начитавшись сказок. Однако тут ее взгляд упал на сваи дома, опустился вниз, и оказалось, что они заканчиваются огромными куриными лапами. Девчушка вытаращила глаза и "прикусила" язык.

"Это что же получается, никакой это не фестиваль? А самая настоящая избушка на курьих ножках?" – в панике размышляла Алиса, не решаясь последовать за хозяйкой внутрь. "То есть, тут сказка! Но я уже большая и точно знаю, что сказок на самом деле не бывает! Или бывает? С другой стороны, мне в реальности не встречались проходы, в которые войти можно, а выйти мешает какой-то темный туман… Получается, у них тут все древнее древнего? Ни интернета тебе, ни гаджетов. Скукотища… Значит, я тут гостья из будущего!" – сделала вывод девочка и, гордая таким фактом, немного успокоившись, направилась в дом.

4

Поднимаясь за парнем по приставной лестнице бесстрашная искательница приключений вспоминала все что знала про бабу Ягу: "Это должна быть кривая, горбатая старуха с одним зубом и костяной ногой, которая ест детей… Не сходится. У нас в наличии миловидная, крепкая, слегка прихрамывающая бабуся, и зубы у нее есть… Что она там про лопатку говорила? Как там дальше должно быть: не так сидишь, не так лежишь, дай сама покажу? Ну, да, мама рассказывала, что Яга на самом деле как пограничник между миром живых и миром мертвых. Пугает, больше, для острастки, чтобы все подряд к Кощею не бегали. А мне к нему не надо, значит и пугать меня не за чем! Ладно, разберемся". Размышляя, Алиса внимательно наблюдала за бабусей, не забывая при этом мыть фрукты.

Старушка явно не утруждала себя перетаскиванием тяжестей: по мановению руки из шкафа вылетела миска и, порхая словно бабочка, опустилось перед девочкой. "Это для яблок," – бросила Яга через плечо. Затем с полки соскочили нож и доска для резки овощей. Они бодро "зашагали" по воздуху, словно английский франт с палочкой. За ними стройными рядами маршировали баклажаны, кабачки, помидоры, чеснок, а в конце семенили баночки с черным горошком и солью. Ягуся нарезала баклажаны кубиками. Взмахнула рукой, подкатились два котелка. Щелкнула пальцами, и прямо перед ней из ниоткуда в один из них полилась вода. Туда она бросила измельченные баклажаны и щепотку соли, накрыла крышкой и придавила вдруг появившемся камнем. Нарезав кабачки и чеснок, Яга сложила их во второй котелок, посолила и посмотрела на гостей насмешливым взглядом.

– А как же травки колдовские? – не удержавшись, спросила девчушка.

– Да, – добавил парень, – мне же нужны силы богатырские!

– Зелье из травок отдельно готовится, – улыбнулась бабуля, – а тебе зачем силы? – обратилась она к нему, – Ты же ко мне как в кафе пришел: поесть! Подумаешь, невеста твоя в беде. Подождет! Главное ведь старой женщине нахамить, – добавила она ядовито.

Парень опустил глаза.

– Да, я же не со зла… Мне сказали, что так положено, что это обычная форма обращения к бабе Яге, ну, то есть к Вам. Простите…

– Простиииите, – передразнила его бабуся. – Кто сказал-то?

– Был тут у Вас один знакомый…

– Понятно,– хмыкнула хозяйка. – Как звать-то?

– Знакомого?

–Да нет, тебя! Небось, Иваном? У вас там фантазией обычно не блещут…

– Да, точно, Ваней… И его тоже Ваней. У нас в деревне все Иваны!

– Ладно, не вешай нос Ванятка, сейчас мы тебе снадобье сварганим, только рагу в печь поставим.

Бабуля переложила баклажаны во второй котелок и отправила в печь. Затем она снова стала дирижировать руками. Теперь к ней подкатилась маленькая ступка с пестиком, а за ней последовала разная сушеная снедь: пучки трав и листьев, горсти разных ягод. Бабулька растерла их в ступке, пересыпала в прыгнувшую прямо в руки кружку, заварила кипятком, который снова полился прямо из воздуха, и поставила на подоконник – остывать.

Достав из печи котелок, она помешала содержимое, попробовала и довольно кивнула. После закинула предварительно нарезанные помидоры, снова посолила и вернула на место.

– Почему вы режете, солите, перчите, а теперь вот и растираете, руками? Разве нельзя это сделать щелкнув пальцами? – спросила любопытная девочка.

– Можно…, конечно. Вот только когда готовишь, нужно душу вкладывать, только тогда вкусно будет, а для этого надо руки приложить!

Приятный аромат сообщил, что еда готова. Бабулька достала из печи котелок, поставила на стол и пригласила гостей отведать угощение. Алиса поставила туда же мытые яблоки.

К концу обеда старушка хитро взглянула на парня и спросила:

– Что Ваня, сейчас о своей беде расскажешь, или будем дожидаться, пока выспишься?

– Так Вы же уже все знаете. Невеста моя, Василиса Прекрасная пропала…, – сообщил парень. Яга подняла на него взгляд и выжидательно прищурилась. – Бабушка, помогите мне ее спасти: на тот берег перебраться, и там тоже…, – добавил Иван.

Бабулька довольно хмыкнула.

– У кого девицу искать будешь? У Кощея или у Лешего? А может у Водяного?

– Дык, я не знаю…

– Вот тебе здрасте, герой! Воевать собрался, а с кем и не ведает. Думаю я, что Водяному не до невест нынче, у него бал на носу, надо воду хорошо замутить, Леший приболел – ночью в тумане подмерз. А Горыныч точно ни причем, улетел он. – Яга покосилась на девочку. – Так что скорее всего невеста твоя у Коши – супруга моего бывшего. Ладно, сейчас выясним. Яблокофон нам в помощь.

Очередная тарелочка с голубой каемочкой вспорхнула к хозяйке в руки. Старушка взяла одно из вымытых Алисой яблок и стала водить им по блюду. Бабуся бормотала какие-то цифры, рукой выписывала дуги направо и налево, причем каждая дуга, проведенная вправо, равнялась дуге, проведенной влево. Сначала на блюдце появилась серая рябь, потом показалось изумрудно-зеленое лицо дамочки с кричащим макияжем и экстравагантной прической.

– Приемная Кощея Бессмертного. Секретарь Кикимора слушает, – проговорило изображение.

– Уморочка, золотая моя, здравствуй, это Яга!

– Привет, дорогуша! Как раз хотела тебе звонить: у меня с утра прыщик на носу выскочил, посоветуй, чем свести побыстрее?

– Конечно, красотуля моя! Берешь цветы ромашки и календулы, собранные в полдень, смешиваешь с листьями березы, сорванными на закате, добавляешь рассветные чистотел, мяту и крапиву. Все перемалываешь и завариваешь кипятком.

– Ой, как сложно, я не запомню…

– Ну, можно проще! Взять сок калины, крапивы, одуванчика и сельдерея. Смешать и наносить на прыщ против часовой стрелки.

– Нет у меня времени соки эти собирать. Ягусенька, дорогая, сделай мне лекарство, а я в долгу не останусь.

– Да, конечно! Когда придешь забрать?

– Могу в любое время. Мой босс опять девицу притащил, замуж звать будет. Ему не до меня.

– Тогда через часок заходи, будет готово.

– Спасибо, спасительница моя. До встречи.

– Пока-пока…

Старушка надкусила яблоко и сеанс связи прервался.

– Да герой, к Кощею тебе идти… Вон там у стены сундук. Открывай. Бери сапоги. Они скороходы, аккурат, чтоб мост миновать.

Затем она щелкнула пальцами и в руке появился пузырек; туда было аккуратно перелито зелье остывавшее на подоконнике.

– Это для богатырских сил, – прокомментировала бабуся, вручая его Ивану, – А теперь вперед.

Втроем они вышли из избушки и дошли до моста через реку. От воды шел такой запах, как будто прорвало канализацию.

– Вставай на самый край перед мостом и одевай сапоги, – скомандовала баба Яга парню. – Сделаешь только один шаг. Больше не надо, иначе проскочить нужное место. Вот тебе клубок; по нему дорогу прочитаешь. И снадобье просто так не хлебай, только в особых случаях 2-3 глотка. Ну все, иди. К вечеру у замка Кощея будешь.

Иван встал у края моста, сделал шаг и пропал в дымке на той стороне реки.

– Вот так всегда! Ни спасибо, бабушка, ни до свиданья! – проворчала Яга. – Тогда и пожелания "Доброго пути" тебе не будет. Выкручивайся сам как сможешь!

5

Бабулька повернулась к Алисе, смерила ее взглядом и спросила: "Ну что прикажешь с тобой делать? Смерти ты не ищешь, значит спасать тебя не надо… В герои ты не записывалась, потому в помощи не нуждаешься… Ох, Горыныч – Горыныч, у тебя там выборы, а мне тут за тебя расхлебывать… Ладно, пойдем в избу. Надо еще Кикиморе зелье приготовить!"

Войдя внутрь, старушка села за стол, взмахнула рукой, и к ней в ритме вальса заспешили несколько пузырьков с жидкостями разного цвета. Они кружили вокруг миски, как бабочки, а хозяйка наливала из каждого по нескольку капель. После тщательного перемешивания, жидкость была залита в пустую скляночку; бабуся же просто отмахнулась, и все пузыречки послушно отправились по своим местам.

– Как Вы это делаете? – поинтересовалась девочка. Она к этому времени уже успела пообвыкнуть и потому осмелела.

– Так известно как… по привычке. Это я по молодости все к справочнику бегала, потом поднаторела, и он ко мне прыгал, а сейчас все помню и без него.

– Существует справочник для этого?

– Ну конечно. Очень хороший и подробный. Составитель сам Баянталь. Там есть раздел травоведения, раздел телекинеза, раздел полетов и другие. Удобный алфавитный указатель волшебных предметов. Еще бесценный список жителей с адресами и номерами яблокофонов!

– Я думала, для этого нужны личные магические способности…

– Магические способности? – рассмеялась бабулька, – Предрасположенность, конечно, должна быть, как и в любом другом деле! А все остальное банально: магия, наука и чистый расчет! Ох, сколько задачек я перерешала под присмотром бабушки, чтобы научиться точно высчитывать количество взмахов руки на квадратный сантиметр баночек-скляночек… Или сколько нужно жабьей слизи смешать с пометом орла, чтобы этой мазью исцелить от прыщей русалок. Эх, золотое было время…!

– Так этому что, может любой человек научиться?

– Ну, любой-нелюбой… Я же говорила склонность нужна! Хотя, самым азам можно и медведя научить, не то что человека.

– И меня можно?

– Ну, да! Чем ты хуже?

Девочка прищурилась, собралась с духом и выпалила:

– Научите меня…, пожалуйста…

– Вот тебе "здрасте"! Только этого мне на старости лет не хватало: в учителя записываться!

Алиса молитвенно сложила ладошки, сделала огромные глаза, с папой это всегда срабатывало, и продолжила:

– Ну, бабусечка, ну, Ягусечка…

– Нет, я сказала! И не проси вовсе!

Бабулька хлопнула по столу ладонью и вышла из избушки. Алиса загрустила в одиночестве, даже собиралась заплакать, но в это время раздался стук в дверь, и вошла Кикимора. Ошибиться было невозможно. Тот самый кричащий макияж, яркозеленый цвет лица, который девчушка уже видела в блюдечке.

– Ягусенька – это я! – сообщила с порога секретарша Кощея, – Ой, да у тебя гости, да какие хорошенькие, – произнесла она, увидев девочку. – Да, наверное, вкусненькие, если в кефирчике замариновать, а потом пожарить…

– Ты кто? – обратилась она к Алисе.

– Я – ученица бабы Яги! – выпалила напуганная девочка.

В этот момент хозяйка вернулась в дом.

– Ах как жаль… Я-то думала, ты за ум взялась, через пару дней пир-горой закатишь, – обратилась к ней Кикимора. – Ну на "нет" и суда нет… А как насчет зелья?

– Готово уже. Специальное – для твоей особой кожи.

– Спасибочки! Ты моя спасительница! Ну я побежала: на массаж записалась аж к самому Дубыне! Обычно у него аншлаг, за месяц надо беспокоиться, а сегодня сами позвонили, предложили освободившееся окошко.

6

С этими словами Кикимора выбежала из избушки, а Яга угрожающе стала надвигаться на нашу героиню. Алиса попятилась, пока спиной не наткнулась на стену.

– А что мне было делать? Она же меня съесть хотела! Я просто испугалась…

– Я из тебя сейчас котлеты сделаю и пир закончу, по совету Кикиморы! – пригрозила хозяйка.

В голове девочки молниеносно промелькнула мысль: "Что имеет в виду старушка: продукт из мяса, или это просто фигура речи? Хотя, какая разница: если она меня испинает ногами или исколотит поленом, ненамного лучше будет. Ну может хоть жить останусь… Так, стоп!" – остановила себя девчушка. – "Мама говорила, что Яга в сказках никого не ела. Значит – точно бить будет". Бесстрашная искательница приключений зажмурилась, закрылась руками, но ничего не происходило. Тогда она приоткрыла один глаз и увидела, что бабуся о чём-то задумалась, а потом стала рассуждать вслух: "Никуда не денешься, придется брать в ученицы… Кикимора сейчас всем растрезвонит, и, если ты пропадешь, скажет, что я съела и ни с кем не поделилась… Ладно, иди сюда".

Яга очертила круг в центре избушки и поставила в него девочку, взяла помело и, держась за палку, метелкой коснулась ее плеча.

– Клянешься ли ты быть прилежной ученицей?

– Клянусь, – ответила оторопевшая Алиса.

– Клянешься ли применять умения только во благо?

– Клянусь.

– Клянешься ли хранить знания от непосвященных?

– Клянусь.

Яга стукнула палкой об пол трижды, после чего из метелки пошел белый дым. За несколько секунд все вокруг заволокло так, что девчушка не видела своих рук. Казалось, что вся ее кожа и волосы насквозь им пропитались, и даже, что она сама в нем растворилась. Так было всего мгновение, потом дым быстро вылетел в трубу, и к девочке вернулись привычные ощущения.

– Теперь отступать некуда: ты моя ученица. Все увидели белый дым. – промолвила бабуля. – Так что ты хочешь изучать?

– Все вот это, – Алиса обвела рукой вокруг.

– На все твоей человеческой жизни не хватит. Выбери что-то.

– Тогда хочу зелья варить!

– Хорошо. С какого начнем? Сделаем отвар от бородавок, или настой для роста волос? А может сразу на что посложнее замахнемся: снадобье на удачу, или микстуру для вечной молодости?

– Да-да, на удачу.

– Ну, ладно. Итак, первый урок. Записывай! У тебя писало и листок есть?

– Нет! – замотала головой девочка.

– Вот что за ученики пошли нынче: ничего с собой не носят! Как голову-то на плечах принесли! – бабулька щелкнула пальцами, и на пол перед девочкой упали лист бересты и острая палочка, – Бери, садись за стол и пиши тему: Как сварить снадобье на удачу. Для чайников.

– А как этим писать? – усевшись за стол, спросила Алиса.

– Обыкновенно! Берешь писало и острым концом царапаешь по бересте. Итак, рецепт: три чешуйки из хвостов трех русалок растереть со слезами очередной Кощеевой невесты, долить полстакана болотного света и перемешать.

5-6 молодильных яблок помыть, очистить от косточек, натереть на мелкой терке и смешать с исходными компонентами. Подогревать на медленном огне, перемешивая строго по часовой стрелке, пока не закипит. Готовое снадобье остудить, перелить в склянку и принимать по чайной ложке сразу после прихода проблем, но не больше двух ложек в год. Записала?

– Ага, – кивнула Алиса. – А почему так редко?

– Потому что применять его можно только тогда, когда с тобой случилось что-то очень-очень серьезное, просто неразрешимое. Во-первых, любое зелье в маленьких количествах помогает, а в больших действует – как яд. Во-вторых, зависимость вызывает. Поначалу возникнет серьезная проблема, пьешь снадобье – справляешься. Потом уже просто задачу надо решить, ты опять к баночке с магической жидкостью обращаешься, затем и вовсе с кровати вставать не станешь, все за тебя волшебство делать будет. К тому же, зелье не бесконечно: опустеет скляночка, а ты уже ничего не можешь, не умеешь. И все: смерть…

– Понятно…

– А теперь иди.

– Куда?

– Как куда? За ингредиентами! Чешуйки у русалок, слезы у невесты, болотный свет у Кикиморы, а яблоки в Ирии. У меня в избушке запасов таких нет, поскольку все это скоропортящееся, вернее быстроисчезающее.

– Я дороги не знаю…

– А я тебе помогу, – с этими словами Яга взяла из вязальной корзины серый шерстяной клубок, наверное, самый запутанный и протянула ей.

– Вот держи. Прочитать это узелковое письмо сможешь? – девочка отрицательно помотала головой. – Тогда сожмешь его на той стороне, включится режим "Навигация", бросишь на землю, там маршрут уже задан, так что он покажет тебе дорогу. В сундуке найди сапоги-скороходы своего размера.

Алиса стала перебирать обувь.

– Сколько их у Вас! И чёрные, и бежевые, и белые, и, даже, красные. Тут как в магазине, на любой вкус, – удивилась она.

– Глубже ищи, такие маленькие обычно никому не нужны. Нашла? А теперь идем.

Они вышли из избы.

– То что на мост вставать не нужно, ты уже слышала?

– Да, а почему?

– Сгоришь, он же каленый-раскаленный, так и называется: Калинов мост. Это чтобы не шастали ни отсюда туда, ни, тем более, оттуда сюда.

– Так можно же вплавь, если очень нужно!

– Нельзя. Вода в реке мертвая. Чувствуешь запах? Она так и называется: Смородина, потому что смердит. Только войдешь в нее сразу смерть найдешь. Шаг в сапогах делаешь только один, а то окажешься там, куда Макар телят не гонял, устанешь возвращаться… Потом сапоги снимешь, клубок активируешь, он тебя к указателю приведет, а почитаешь, сама решишь, к кому сначала идти. Будь на той стороне очень осторожна, ничего местного не ешь, не пей!

– Почему?

– Не вернешься… Вот тебе скатерть-самобранка с припасами, чтоб не оголодала. Я ее в узелок завязала, так нести удобнее. Расстелешь на столе или на скамье, а то и на земле, если придется, она тебе всю еду выставит, что я в нее заложила. Только смотри, за раз все не ешь, неизвестно сколько ты за мостом времени проведешь. Да, и никого там не бойся. Ты дымом пропиталась, так что любой опознает мою ученицу. Ну что, готова? Тогда – шагай!

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.