книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Азат Галлямшин

Чёрный волк "Фантом"

ПРОЛОГ

Владимир подошёл к Антону. Он же по-прежнему сидел на полу и был шокирован.

– Вставай, Антон, – Владимир протянул руку.

– Как? – только и смог спросить Антон. – Это же Ян. Он был, – Антон призадумался, – мне как братом. Почему он хотел моей смерти?

– Думаю, мы у него это не сможем спросить. Хотя, – Владимир уловил тихий звук трансформации тела.

– Что? – Антон удивился, когда увидел шевеление тела Яна.

– Это уже интересно, – Владимир поднял на ноги Антона и взял в руки автомат. Перезарядил автомат и выпустил весь рожок в голову Яна. Тот упорно продолжал трансформироваться.

– Не надо, он же мне друг, – Антон был в шоке.

– Не друг он. Не сейчас. Очнись уже. Я не смогу тебя все время защищать, пока ты тут шокирован, а твой друг пытается тебя убить, – Владимир нанёс две лёгкие пощёчины Антону. Тому полегчало.

Ян начал интенсивную трансформацию своего тела. Броня, что его так хорошо защищала, начала расходится по швам и отлетать. Одежда также рвалась из-за роста мышечной массы. На коже вырастал грубый волосяной покров, больше похожий на шерсть животного. Кожа вместе с шерстью, приобретал серо-коричневый окрас. Лицо начало вытягиваться и становится похоже на волчью морду. Ян становился волколаком или, проще говоря, оборотнем. Оборотень встал в полный рост. Владимир присвистнул. Рост составлял два с половиной метра. А оскал внушал страх. Таких больших клыков позавидовала бы и акула.

– Я думал, оборотень только в сказках существует и в фильмах. Потрясающий он. Вот бы питомца такого завести, – Владимир восхищался перевоплощением Яна, но параллельно обдумывал план победы.

– Не думаю, что он захочет быть твоей собачкой, – Антон сжал автомат и был наготове.

– Серебра ещё нет с собой, – Владимир поник головой. – Подожди пару секунд. Сейчас оборотень зарычит в эпичной позе.

– Думаешь? – Антон посмотрел на Владимира серьёзным видом. В этот момент оборотень зарычал, встав на обе лапы. Рык был очень мощным.

– Эпично?

– Эпично, – Антона это очень удивило. Будто для кадра фильма оборотень так эпично зарычал.

– Может серебряную цепочку в пистолет зарядить? – Владимир был в настроение и в ударе, что от этого оптимизма Антону было некомфортно. Не каждый же день увидишь живого оборотня. Чудище из детской фантазии кинематографа.

– Это не поможет, – Антон проверил автомат на боевую пригодность и показал Владимиру, – вот это поможет.

– Давай проверим? – Владимир пошёл в атаку.

Надо было забрать Владимиру клинок. Он благополучно торчал из плеча. Оборотень пытался его вытащить, но из-за когтей, он просто не мог схватиться за рукоять. Владимир решил помочь ему в этой проблеме. Выпустив две пули в грудь оборотню, Владимир в прыжке запрыгнул на Яна. Нанёс коленом в челюсть и схватился за клинок. Вытащить ему не посчастливилось самому. Оборотень оказался проворнее. Он схватил Владимира за талию и швырнул от себя к стене. Владимир крепко держал рукоять клинка и соответственно при швырянии, лезвие клинка распорола все то, что мешало ему на пути. Оборотень взвыл от боли. Владимир ударился об стену. К его сожалению, его насадили на штырь. Большую часть урона на себя принял бронежилет, а вот от проникающего урона бронежилет не спас. Владимир оттолкнулся от стены и упал на пол.

Надо что-то делать. Антон побежал на оборотня. На бегу разряжая весь рожок. Оборотень отшатнулся, что дало преимущество Антону. Он проскользнул между лап оборотня, выхватил дробовик из кобуры и высадил магниевую дробь в спину Яна. Спина оборотня вспыхнула мгновенно. Он взвёлся. Начал разрушать все на своём пути. Проломил стену. За стеной оказался лифт. Оборотень пытался сбить пламя, но магний полыхал, как новогодняя ёлка. Не удивительно. Изобретение сделал Эдик, который всегда пытался усовершенствовать тот или иной прибор. И эти патроны показали свою мощь.

Владимир оклемался от удара. Его спина зажила не так быстро, как хотелось, но выбирать не пришлось. Он встал на ноги. Клинок засунул в ножны и побежал на оборотня. Владимир проскользнул между лап оборотня, выхватывая клинок из ножен, и рассёк спину. Едко-зелёная кровь хлынула в разные стороны. Владимир увидел то, отчего он невольно вздрогнул. Рана, оставленная клинком начала мгновенно затягиваться. Ян завыл и мощным ударом повалил Владимира на пол. Как горилла, он начал наносить удары сверху вниз. Уходя от ударов, Владимир кувырком ушёл в сторону и нанёс удар с ноги в челюсть. Оборотень попытался схватить его, но он выхватил нож и вонзил в лапу. Лезвие ножа проходила через шкуру очень тяжело, и Владимир надавил второй рукой, и лезвие ножа ушла полностью. Едко-зелёная кровь брызнула на лицо и стала прожигать кожу. Лицо буквально начало дымиться. Владимир пытался смахнуть жидкость с лица и, в конце концов, он окунул голову в стеклянный резервуар с водой. При контакте с водой кровь монстра нейтрализовалась. Владимир развернулся и получил удар плечом от Яна. Спиной разбил резервуар и сильно ударился головой об стену. Антон сделал меткий выстрел в висок монстру. Затишье. Оборотень стоял без движения.

Владимир помнил о заложенном заряде, и что до его взрыва оставалось меньше пяти минут. Набрав немного сил, он вскочил на ноги, но еле удержался на них. Антон помог ему устоять на ногах.

– Нам надо выбираться, – предложил Владимир и указал в сторону лифта.

– Полностью с тобой согласен, – ответил взаимностью Антон.

Но только они направились в сторону лифта, как задрожали все стеклянные предметы и по лужам поползли волны. Оборотень рычал по-особенному. Рык переходил в высокие частоты, и у Антона и Владимира закладывало уши. Ян регенерировал. Настала тишина. Ещё пару минут, и монстр начнёт кромсать все живое вокруг. До лифта слишком далеко. Не успеть. Владимир искал и обдумывал все комбинации по спасению его и боевого товарища. А вот Антон не мог оторвать глаз от происходящего. Гипноз. Владимир не редко наблюдал такие сеансы по телевизору. В природе хищники гипнотизировали жертву, а затем нападали на неё. И из этого обычно выходило очень жуткое зрелище.

Обойдя Антона спереди, Владимир пару раз щёлкнул перед глазами. Ноль реакции. Гипноз оказался сильнее, чем мог подумать он. Не говоря ни слова, хоть Антон и не услышит их, Владимир сильно ударил с ноги ему в грудь. Антона отбросила так сильно, что он долетел до лифта. Владимир сделал меткий выстрел по кнопке лифта. Лифт открылся вовремя. Антон влетел в него и с грохотом ударился о стенку.

ГЛАВА 1

"Повестка"


Красное солнце лениво выползало из-за горизонта и заливало утренней зарей небосвод. Свежий прохладный ветер гулял по пустым улицам, с которых изредка доносились скрежеты автомобильных колёс. Цветы стремились повернуться к солнцу и постепенно раскрывались, придавая серому городу новые краски. В конце июня за последние дождливые дни выдалось первое утро, которое началось без дождя и тумана. Всё ещё мокрый после дождя асфальт источал запахи испарений.

По улице шёл юноша. Обычная серая толстовка, джинсы, которые были на самом пике моды, и кеды. Лицо прикрывал капюшон. Юноша шагал, не спеша, и любовался утренней зарей. Как вдруг из подворотни навстречу вышли два человека. Один из них был высок, почти два метра ростом, и явно гордился мышечной массой. А вот второй, наоборот, низенький, худой, зато нос задирал выше головы. Оба одеты в спортивные костюмы чёрного цвета. Типичные гопники. Двухметровый мужик вышел прямо на юношу и остановился. Его взгляд пожирал юношу с ног до головы, и это не сулило ничего хорошего.

– Слышь, уважаемый, – начал низкий. Несмотря на свой рост, этот коротышка выглядел уверено.

– Мы тебе говорим, – поддержал амбал, видя, что юноша не обращает на них внимание.

– Слушаю вас, господа, – внимательно посмотрел на них юноша. Он не чувствовал от них реальной угрозы. Обычная ситуация в городе, когда тебя прессуют и отбирают ценные вещи. Юноша видел это неоднократно и был знаком с данным мероприятием.

– Извините, уважаемый, но нам бы огоньку, – старался вежливо попросить худой.

– Прошу прощения, но я не курю, – честно ответил юноша.

– Ну, а позвонить? – быстро спросил двухметровый.

– Телефон есть, но вот беда: на сим-карте баланс нулевой.

– Так мы, это, свою вставим, – схватился мелкий.

– Вот, пожалуйста, – юноша достал из джинсового кармана мобильный телефон и протянул им.

– Интеллигент? – спросил худой, вставляя сим-карту в сотовый телефон.

– Нет, – быстро ответил юноша.

– Ты же не против, если мы телефон себе оставим? – грозно спросил худощавый и для усиления своих слов достал нож-бабочку.

– Он стоит полторы тысячи. И стоит из-за такой мелочи здоровье калечить? – парировал юноша, стоя также спокойно и безмятежно.

– Он нам угрожает, – злорадно улыбнулся громила.

– Нет. Но вы призадумайтесь, – юноша взглянул на наручные часы, – одна минута у вас, и я забираю телефон.

– Одна минута. Ха, – худой принял позу атаки и замахнулся.

Не успел худощавый нанести удар ножом, как встречный быстрый удар в солнечное сплетение заставил его отшатнуться на пару шагов назад. Здоровяк не стразу понял, что произошло, и поплатился за это. Два точных удара в печень, в селезёнку и апперкотом в нижнюю челюсть, и здоровяк рухнул на землю. Худой от греха подальше отбежал на безопасное расстояние, но перед этим выкинул телефон в юношу. Юноша взглянул на труса и, махнув рукой жестом "До свидания", ушёл прочь.

Из кустов выбежал третий. Застёгивая ремень, он направился к худому.

– Вы вообще, что ли на голову больные? – зловеще спросил он.

– Ты о чём? – опасаясь собственного ответа, спросил худой.

– Ты знаешь, кто это? Знаешь, а? Ты – кусок дерьма, – мужчина схватил худого за шкирку и приподнял.

– Нет…

– Идиоты, – заорал на них мужчина, – у него батя служит в ФСБ! Это хорошо, что он вам навалял, а не вы ему. Сидели бы сейчас в коморке и дожидались бы участи. Хватить нюни пускать, пошли отсюда. А то, мало ли что.

– Поздняк метаться, мусора подъехали, – с грустью произнёс худой.

– А их кто сюда вызвал? – в недоумение спросил мужчина.

– Бабка с пятого этажа, – амбал показал в сторону пятиэтажки, где сразу в одном из окон закрылась штора.

– Говорите правду, ибо если этот пацанчик расскажет своему бате, а он расскажет, то нас долго будут мучить в камере, – кратко изложил мужик.

– Да не парься ты, что первый раз что ли с мусорами общаемся? – заверил амбал.

К троим подъехала "буханка", и из неё вышло два милиционера. Один наперевес с автоматом остался возле машины, второй направился к гопникам.

– Снова вы, – милиционер подправил фуражку, – в принципе я не удивлён ничуть.

– Да, начальник, – начал худой, – просто старой даме не спится, вот она и решила себя развлечь.

– Дорогое развлечение, – прищурился милиционер и добавил, – жалоба поступила на то, что вы пытались ограбить мальчишку. Описание этого паренька живо. – С грозным видом достал протокол для заполнения.

– Ладно, ладно, начальник, – замельтешил худой, – парень обычный. Рост – чуть выше меня сантиметров на десять…

– Ты ещё и сантиметры знаешь? – усмехнулся начальник.

– Как-никак шесть классов закончил. Так на чём я остановился? Ах, да. Примерно сто семьдесят пять сантиметров роста, спортивного телосложения, брюнет. Шрамов или наколок не видно было. И у него глаза ярко-голубые. Лет на шестнадцать выглядит. В чём одет был, рассказывать?

– Нет. Мне уже достаточно будет и этих слов. Всем стоять и не двигаться. Я сейчас…

Милиционер подошёл к машине, где ждал его напарник. Недовольно фыркнув, осмотрел место и произнёс:

– Дело дрянь.

– Что? Все так плохо? О чём ты? – спросил напарник.

– Товарищи гопники нарвались на Невского… – со вздохом ответил первый.

– Александра Анатольевича?

– Тут ты ошибся. Нет, не на него, а на сына. Владимира.

– Ты уверен? Может, просто схож был, – предположил напарник, – мало ли. Может, описание схожее.

– Город небольшой. И мальчишек с ярко-голубыми глазами можно на пальцах пересчитать.

– Всего один на весь город, – мрачно поник головой напарник и проверил автомат на боевую готовность.

– Ладно, берём их, и до выяснения, – с бодростью сказал первый.

– Ей вы, товарищи гопники, а ну-ка все в клетку марш, да по цепочке, – скомандовал второй напарник и направил на гопников автомат, даже в знак серьёзности передёрнул затвор.

* * *

Владимир шёл по улице. По той самой улице, где прошло его детство. Одноэтажные дома протянулись вдоль улицы, где каждый дом имел свой участок, огороженный забором. Изредка слышались собачий лай и ярко-негативные окрики соседей. Никому не хотелось зря рано вставать, хоть и был понедельник. Лето на дворе, и у большинства жителей этой улицы был отпуск в самом разгаре. Эта улица славилась тишиной, чистотой и миролюбием. Хотя стала такой по сравнению с остальным городом недавно. Двенадцать лет назад на эту улицу переехала одна семья. Отец семьи работал в органах ФСБ, мать же – учителем в начальных классах. Был у них ещё и сын. В то время ему было около шести лет. Этот мальчик отличался от своих сверстников много чем. Если не считать его милое лицо, ярко-голубые глаза и чёрные волосы, как сажа, он отличался тем, что слыл слишком сообразительным для своих лет и физически выносливым. Такими характеристиками, заключающими в себе ум и силу, мог похвастаться далеко не каждый. Но, несмотря на подобные данные, родители делали все, что было в их силах, для воспитания сына.

Владимир подошёл к дому с номером 54 и осторожно открыл калитку. Прошёл пару шагов, как на него одним большим прыжком напал белоснежный здоровый пёс породы алабай. Пёс повалил мальчишку на землю, как какую-нибудь шавку, и оголил оскал. Владимир понимал, что одно неверное движение, и он умрёт мучительной смертью. Оба смотрели друг другу в глаза. Пёс тихо рычал. После недолгих секунд Владимир ласково прошептал:

– Всю ночь, наверное, меня ждал? – пёс облизал лицо парню и как пропеллером замахал хвостом. – Йети, Йети, Йети. Может, поможешь встать мне? А то гляди, и не приду больше.

Пёс с печалью посмотрел на своего хозяина после неприятных слов. Владимир, естественно, заметил это, присел на земле и сильно обнял его могучую шею.

Пса они завели ещё пять лет назад по просьбе Владимира. Он всегда хотел собаку, но хотел маленькой породы, наподобие таксы. Отец только и ворчал, что для настоящих мужиков нужны не шавки, а настоящие звери. В семье с отцом редко кто спорил, так как переспорить его практически нельзя. Всегда найдётся обходное решение. И недолго думая, отец съездил к другу и привёз месячного белоснежного щенка. Щенка породы алабай он специально выбрал, так как считал эту породу одной из лучших для охраны и как друга. Немецкую овчарку он не рассматривал, очень ему хотелось здоровой и выносливой собаки. Как выяснилось позже, он брал Йети на охоту и запрягал его в сани в качестве лошади. А сам бежал на лыжах.

Отец выдрессировал пса так, что помимо основных приказов он мог выполнять и другие. Например, такие как: встанет солнце – разбуди, придёт сын с гулянок, обслюнявь его, и ещё самое любимое было – приготовить снаряжение для похода. Пёс сам всё складывал в коробку, предназначенную для похода, и когда всё уже готово, он лаял громко три раза. Йети мог спокойно зайти и в гараж, и домой, для него всегда были открыты специальные двери. Но перед тем, как зайти домой, он долго и упорно мылся под душем и сушился на коврике, а затем только заходил домой. На цепь его никогда не сажали, но и двор он никогда не покидал без приказа.

Владимир ещё раз погладил по голове пса и пошёл в сторону дома. Йети пролаял три раза и с радостью вперёд хозяина занял крыльцо дома. Владимир тяжело вздохнул, но ничего поделать не мог. Пёс беспрекословно слушался лишь отца.

– Спасибо, Йети, ещё другом называешься. Вот назло тебе заведу другую собаку и потом посмотрим, кого тебе, когда тебя предают, – Владимир сказал с иронией, но пёс понял все буквально и показал свой оскал.

Владимир зашёл домой, разулся и хотел тихо пройти в свою комнату. Хотя он знал, что Йети подставил его конкретно, но шанс ещё оставался. Как оказалось, шанса и в помине не было. Отец с матерью завтракали на кухне.

– Доброе утро, сынок, – первой поприветствовала мама, – ты, наверное, голоден?

– Честно сказать, – Владимир сделал дружелюбное лицо, – очень.

– Владимир, – спокойно произнёс отец, – мне звонили из милиции.

– Пап, я честно не хотел нарываться. Они сами начали.

– К твоему счастью там сказали то же самое. Хулиганы не первый раз промышляют гоп-стопом. Хотя, поделом им. Ты никому ничего не сломал?

– Нет, пап. Ты же знаешь меня, – Владимир старался говорить спокойно.

За последние десять месяцев отец вытаскивал сына из милиции семь раз, и все из-за драк. Его терпение подходило к концу, и Владимир понимал это и старался, как минимум драться в полсилы. Но судьба его, видимо, очень сильно любит и даёт всё новые испытания.

– Ты не забыл, что тебя ждёт послезавтра? – серьёзно спросил отец.

– Конечно, пап. Любой парень в этом возрасте знает, что его ждёт армия.

– Любимый, может сначала надо было сыну университет закончить? А затем только в армию? «До 27 лет успеет», – спросила мама и улыбнулась сыну.

– Снова всё сначала? – отец нахмурился и грозно посмотрел на жену. – Мы это обсуждали. Пусть долг Родине отдаст, а затем и образование получит. А то в институте вдруг хиленьким станет.

– Не стану, – прошептал Владимир.

– Сынок, лучше садись кушать. Отец всегда по утрам вне настроения. Тебя не побили? – мама взглянула на сына внимательно и, убедившись в целостности лица, улыбнулась и жестом пригласила за стол.

– Когда я ем, я глух и нем, – глава семьи всегда говорил эту фразу перед трапезой. Он не любил разговоры за едой.

Закончив с трапезой, все встали из-за стола и отправились по своим делам. Мама одёрнула сына и вручила ему кастрюлю с едой для Йети. Владимир без лишних слов взял в руки кастрюлю и вышел во двор. Мама застала мужа в гостиной за просмотром новостей.

– Тебе не кажется, что ты слишком строг с сыном? – спросила она и в силу своего разговора выключила телевизор.

– Лучше я буду с ним строг, чем кто-то будет пользоваться его добротой, – жёстко ответил глава семейства.

– Снова ты за старое, – мама глубоко вздохнула, – ты ему детство почти всё испортил. Все эти тренировки, стрельба из разного оружия, а ещё эти научные подходы для обширного сознания…

– Психология. Просто психология, – отец знал, куда всё клонится.

– Зачем ему это всё? Ты из него хочешь сделать суперсолдата? Пойми: он – твой сын, несмотря ни на что, – последнюю фразу она почти прошептала.

– Знаю, но он должен быть подготовлен ко всему.

– Он только к войне и подготовлен, – мать расплакалась и села на кресло.

– Тише, моя дорогая, тише, – отец присел рядом с ней и обнял её, – как из армии придёт, пусть сам выбирает дорогу в своё будущее.

– Ты всегда так говоришь, а на следующий день – всё по новой.

– Как отслужит, тогда пусть и выбирает себе дорогу. Это моё железно-бетонное слово. Нерушимо, – глава семейства крепко обнял жену.

Владимир вышел во двор с кастрюлей в руках. Его уже ждал довольный Йети и сильно вилял хвостом. Да так сильно, что можно было под таким напором небольшую лодку запустить по речке. Пёс через минуту сидел смирно возле своей миски и смотрел добрыми глазами на Владимира. Парень уже привык к этим строгим привычкам пса. Как-никак, отец его дрессировал сам и очень жёстко. Владимир аккуратно переложил содержимое из кастрюли в миску и присел рядом на небольшую скамейку. Года три назад отец специально смастерил скамейку для посиделок возле Йети. Это очень сильно снимало стресс и помогало быть наедине. Он всегда считал, что собаки берут все негативные эмоции на себя.

Йети ждал, когда Владимир разрешит ему приступить к трапезе, и косо смотрел на парня грустными глазами. Владимир задумался о своём и, когда вышел из череды мыслей, виновато посмотрел на пса.

– Йети, еда! – скомандовал Владимир, так как под другие приказы и просто слова пёс вообще ничего не ел и, тем более, из чужих рук. – Это хорошо, что ты только по команде ешь, а то два года назад почти всех собак перетравили. А ты – молодец, не повёлся.

Владимир вспомнил то лето, когда почти две недели практически все псы, начиная от бродячих собак и заканчивая домашними, болели бешенством и бросались на всех подряд. Многие говорили, что эту болезнь птицы с собой принесли, хотя отец сразу сказал, что собак специально травили. А вот зачем? Неизвестно.

День прошёл в хлопотах. Мать готовила стол к "Проводам", а отец весь день провёл в гараже, реконструируя новый вездеход для очередной охоты. Владимир полдня проспал беспробудным сном, а как проснулся, сразу начал помогать матери со столом.

– Волнуешься? – первой начала разговор мама.

– Не особо, – спокойно ответил сын. – Это всего лишь на два года, если не попаду на морской флот.

– Я уверена, что наш папа позаботился, чтобы ты попал куда надо, – последние слова она сказала более язвительно.

– Не всё так плохо, мам. После службы я могу поступить в любой университет. – Владимир достал нарезную доску, нож и начал нарезать варёное мясо для салата.

– А ты думал, на кого хочешь учиться?

– В экономике я слаб, политика меня не интересует. Думаю, на инженера. К примеру, мастером станков с ЧПУ или проектировщиком новых механизмов или роботов. – Владимир переложил нашинкованное мясо в кастрюлю и достал шмат сала.

– А почему ты не хочешь быть политиком? Я слышала, что в школе тебя все слушаются, и ты в классе староста.

– Слушаются, потому что я могу за себя постоять…

– С этим отец точно не прогадал, – мать тяжело вздохнула и продолжила нарезать лук.

– В политике все кругом врут и пытаются больше зажать денег. А мне не нравится врать без нужды, и мания к деньгам у меня практически отсутствует. Политика – явно не моё ремесло. Остаётся инженер.

– А военным? – мама спросила очень осторожно.

– Военным? Может быть, но после того, как я получу наслаждение от жизни. У меня же не будет личной жизни.

– У папы твоего есть же, – мама переложила лук в новую кастрюлю и взялась за морковь.

– Отец был военным не с юного возраста. Как помнится, он говорил, что стал военным в тридцать лет и в сорок – уже майором ФСБ. У него довольно много времени для личной жизни оставалось и времени для выбора своего пути. – Владимир сел на стул и принялся точить нож.

– Ты прав. Мы с ним встретились в 1980-ом году, и через четыре года появился ты. Радости не было предела, – мама засияла, как новогодняя ёлка.

– Вот видишь, всегда надо давать время человеку на обдумывание дальнейшего жизненного пути, а не гнать из-под палки, – Владимир призадумался, но не решился продолжить.

– Тебе не кажется, что ты слишком мудр для своего возраста?

– Правда? Мудрость не измеряется в красивых словах, сказанных вовремя.

– Правда. Это не комплимент ради галочки, а действительно комплимент от сердца, – мать подошла к сыну и обняла его. – Целых два года я тебя не увижу. Два года…

– Не правда, я же буду уходить в увольнение. Пока законом разрешено, и никто не отменял это, – Владимир пытался разрядить обстановку, но у него плохо получалось.

– Я люблю тебя, сынок, – мама ещё крепче обняла его.

К вечеру начали подтягиваться гости. В основном родственники, ещё трое друзей, и, конечно же, первая любовь Алиса. Светловолосая девушка с большими карими глазами, с талией, как у балерины, и очень стервозным характером. На лицо она была очень красива, и её нежная кожа придавала облику некий шарм. Владимир с ней познакомился совсем недавно, где-то полгода назад. Как и все подростки в таком возрасте, Владимир был без ума от неё. Но Алису мать недолюбливала и запрещала, чтоб та приходила в гости, и не зря. Владимир много раз замечал за Алисой коварный расчётливый взгляд и даже иногда боялся представить, на что она способна ради достижения своей цели. Но время шло, и Владимиру теперь от Алисы требовалось лишь физиологическое удовлетворение. Чем он охотно и пользовался, но для Алисы поддерживал иллюзию безоговорочной любви и преданности. Он никогда ей не изменял и считал это подлым. Встречаться с одной и спать с другой – на это для него табу. За собой он также замечал, что очень хорошо может манипулировать людьми, и иногда пользовался этим. Но никогда не испытывал свои манипуляторские способности на родителях и не собирался.

Целый вечер Владимиру говорили напутствия перед армией и то, что можно делать и чего нельзя. В основном речи толкал дядя Игорь, потому как больше всех тяпнул водки. Друзья же старались выглядеть приличными людьми и вообще к алкоголю не притронулись. Объяснение нашлось очень простое: они боялись отца Владимира. Хоть отец и был в отставке, но это не означало, что он не может упечь их всех за решётку. Даже Алиса, которая вся из себя кокетка и очень общительная, в этот вечер старалась казаться очень приличной девочкой.

Под конец вечера, ближе к одиннадцати Владимир с друзьями отправились отмечать "Проводы" на квартиру. Её предусмотрительно снял один из друзей. Он был довольно богатым, точнее – его родители. Его просто называли "Мажор", и он несколько не обижался. Мажор уже становился душой компании, балуя собственное тщеславие. Два других друга – близнецы, и их просто называли Чип и Дейл. Они хоть и похожи друг на друга как две капли воды, но характеры их кардинально отличались. Один был добросовестным и всё доводил до конца, а вот второй, одним словом, задира. Он всегда пытался кого-то задеть за чувства, но при этом совершенно не умел драться, и в основном, все дела приходилось решать либо брату, либо Владимиру, потому как Мажор был пацифистом. А теперь в их компанию влилась ещё и Алиса. Друзьям она сразу понравилась, настроившись на одну волну с парнями.

– Милости прошу к моему шалашу, – пригласил с пафосом Мажор, открывая дверь съёмной квартиры.

– Ух, ты, – удивилась Алиса, когда вошла в квартиру.

Квартира и вправду была большой. Дейл насчитал пять комнат, из которых три были большими. Примерно под сорок квадратных метров. Обставлено всё под европейский стиль. Мажор явно что-то скрывал от друзей: сильно уж это напоминало его собственный вкусовой стиль. Кожаная мебель молочного цвета, мягкий палас под ногами, в каждой комнате стояли большие телевизоры, которые мало кто мог позволить себе. Глянцевые обои в каждой комнате с разным рисунком, даже не обои, а фотообои. Если не считать, что есть потолок, то можно запросто представить себя в разных местах. Обои придавали комнатам полный реализм эффекта присутствия. В коридоре, к примеру, были обои в виде садового лабиринта. Три большие комнаты представляли собой три города: Рим, Париж и Сидней. Две

оставшиеся были менее пафосными, с различными узорами зеленного, голубого и белого цвета, чтоб голова не шла кругом. Как нетрудно догадаться, эти комнаты служили спальнями. Гостиная вообще сразила всех наповал: небольшой стеклянный стол посреди зала, а на столе – разные вкусности. На стенах висели картины великих художников, может быть, даже и подлинники.

Все прошли в гостиную и расселись по выбранным местам. Мажор скрылся на кухне, и через пару минут вошёл с бутылкой виски.

– Мой милый друг, мне для тебя ничего не жалко, – Мажор наполнил на треть стакан Владимира виски и поставил возле него кока-колу.

– А ты точно эту квартиру снял? – подозрительно спросил Чип.

– А что? Не похоже? – сделал удивлённое лицо Мажор и подошёл к Чипу, чтобы наполнить его стакан.

– Наверное, очень дорого тебе это всё обошлось, – с завистью прошептал Дейл.

– Не беспокойся, вам скидываться не обязательно, – успокоил всех Мажор и, когда всех обошёл с бутыльком, сел на своё место.

– Ну и хорошо. У меня всё равно денег нет, – отрезал Дейл и потянулся за колой к брату.

– А если честно, сколько мы должны? – спросил Владимир.

– Ты что, братишка, это же всё от чистого сердца. Да к тому же я у вас никогда ничего и не брал…

– Повезло нам с другом, – усмехнулся Дейл и тут же получил подзатыльник от брата.

– У нас сегодня праздник, хоть и не оптимистического характера. Мы через пять часов провожаем своего старого друга в армию, – взял инициативу на себя Чип и начал первым говорить тост. – Я тебя хорошо знаю ещё с садика и всегда тобой восхищался. Тут без подковырки. Тебя, помню, в детстве обижали, и если бы не я с братишкой, то тебя бы дальше обижали…

– Ну, ты тут и загнул, – засмеялся Мажор, который, как и Чип с Дейлом, тоже знал Владимира с детского садика.

– Я, помню, всё было наоборот, – еле сдерживая смех, произнёс Владимир.

– Эх, весь тост испоганил, – улыбнулся Чип и продолжил, – все это, конечно, шутка. Я хотел посмотреть реакцию Алисы, и она в это поверила. Если честно, то Вовчик всегда влезал в драку, даже не зная причины возникновения драки. В основном из-за Димы, – это так звали Дейла.

– Не совсем точная информация, – отрёкся от слов брата Дейл.

– Дайте закончить тост наконец-то, – вспылила Алиса, и все дружно посмеялись над ней.

– Я желаю тебе попасть в элитные войска и чтоб ты там достойно нёс службу, а не картошку все два года чистил, – Чип в отличие от брата имел очень уж специфичное чувство юмора.

– Спасибо, – поблагодарил Владимир. Встал и поднял стакан с виски, уже смешанным с колой. – Хороший тост. Прямо чувствуется – от чистого сердца.

– Вот видишь, как я тебя люблю! – сказал Чип и одним махом осушил стакан до дна.

– Между первой и второй – промежуток небольшой, – хитро просвистел Дейл и быстро разлил всем виски.

– Твоё стремление, Дейл, да на благо обществу, – улыбаясь, сказал Мажор.

– Так, теперь слово за мной, – громко сказал Дейл и щёлкнул пальцами. – О, вот теперь все явно обратили на меня своё внимание. Вова, я честно сказать, ни разу не был в армии, но по слухам знаю, что там… Так вот. Желаю тебе нести службу с лёгкостью на душе и, чтобы все горячие предложения по поводу опробовать автомат в действии, прошли мимо тебя. Пусть два года для тебя пролетят незаметно. И никогда не забывай друзей. Мы – твоя опора на все времена, – Дейл поднял стакан в знак тоста.

– Мощно, – удивился Мажор.

– Я не ожидала от тебя таких слов, Дейл, – ошарашенно сказала Алиса.

– Учитесь, господа и дамы, как надо тосты говорить, – Владимир вместе со всеми поднял стакан, и все дружно чокнулись, зараз осушив свои стаканы. – Дейл, большое спасибо.

– После первой и второй горло нельзя мочить водой, – оживился снова Дейл.

– Блин, ты что: генератор случайных рифмованных фраз? – поразился Мажор.

– Нет, просто он – латентный алкоголик, – пошутил Чип.

– То-то и оно. Раз Дейл настаивает на очередном тосте, то я возьму палочку эстафеты и продолжу тосты, – поднялся Мажор и взял стакан, уже налитый чистым виски. – Друг мой, я тебя, как и все тут сидящие, знаю с садика. Хоть ты и был мальчик-паинька, но мог за себя постоять. Помню, мы много раз выясняли отношения с тобой и, в основном, не в мою пользу. Я сейчас расскажу один случай, и вы поймёте замысел моего тоста. Я никому не рассказывал это, но сейчас моя душа говорит, что должен. В общем, когда мы с Вовкой в первом классе подрались, и я остался с разбитым носом валяться возле яблони, то через какое-то время пошёл сильный дождь. До моего дома было очень далеко, так как мы дрались на одиноком холме.

– Так там в пяти километрах вокруг ничего нет, – встрял Чип.

– Я побежал домой, споткнулся и упал. Как потом позже выяснилось, я подвернул лодыжку. Признаюсь, я громко плакал, и на этот плачь прибежал Вовчик. Ничего он мне не сказал. Просто снял свою куртку, надел на меня, повалил меня себе на спину

и тащил почти до дома. И тогда я понял, что мой самый главный, на тот момент, враг оказал мне помощь. Я даже не знаю, что могло бы со мной случиться. Простуда и вывих – это мелочи, но вот осложнение я мог бы точно получить. К тому же я тогда очень сильно испугался дождя и грома, но Вовчик всю дорогу меня тащил на себе. Хоть по нынешним меркам это на хороший поступок и не тянет, но тогда для меня он казался героем. Владимир, я поднимаю этот стакан за твою отвагу и смелость, и оставайся всегда таким. Если бы не тот случай, то может я бы и вырос каким-нибудь говнюком. Я рад, что мы с тобой – друзья, и очень этим горжусь, – Мажор высоко поднял стакан.

– И я горжусь, – одновременно сказали Чип и Дейл.

– Ого, – прошептала Алиса на ухо Владимиру.

– Спасибо большое, – Владимир тоже поднял стакан.

Все чокнулись и осушили стаканы до дна.

– Три хоть и символичное число, а вот четвертую советую выпить незамедлительно её, – бодро сказал Дейл и также мигом разлил всем виски в стаканы до краёв.

– Дейл, чёртов генератор случайных фраз, – похлопал по плечу Мажор Дейла.

– Осталась я? – робко спросила Алиса.

– Естественно, – обрадовался Дейл.

– Пусть будет служба весела и легка, как перо горделивого орла, – без запинок сказала Алиса.

– Алиса, думаю, тебе надо перестать общаться с Дейлом. А тост отличный, – поднял стакан Чип, и все дружно чокнулись.

– Если пятая…

– Хватит на четвертой, – резко оборвал Мажор Дейла, – и так уже глаза косятся.

– А что за виски? – спросил Чип.

– Батя из Америки привёз на важный случай, – ответил неохотно Мажор.

– Точно, сегодня и есть тот самый важный случай, – подколол Дейл Мажора.

– Извините меня, пожалуйста, – Владимир встал из-за стола и, пошатываясь, направился к двери, – я на минуточку.

– Ничего его так шатнуло, – удивился Мажор.

– А ты сам встань, – посоветовал ему Дейл.

– Ага, – Мажор встал и чуть не упал, когда хотел пройтись. Его ловко поймал Чип.

– Крепко, – подытожил Чип.

Пока Мажор, Чип и Дейл соревновались, кто из них крепче стоит на ногах, Алиса незаметно прошмыгнула за Владимиром. Она застала его на балконе. Он стоял и смотрел на ночной город. Свежий воздух придавал ему более трезвый вид.

– Вот ты где, – обняла Алиса Владимира сзади и поцеловала в щёчку.

– А я и не прятался, – Владимир ответил взаимностью.

– О чём думаешь?

– Ни о чём. Вышел подышать, – Владимир набрал больше воздуха.

– Я знаю один секрет, как быстро отрезветь, – Алиса подмигнула Владимиру. Взяла его за руку и повела в спальню.

Владимир даже и не пытался сопротивляться. Они вдвоём вошли в комнату, и Алиса закрыла дверь на ключ. Владимир даже удивился, откуда она нашла ключ, но из-за нетрезвости не мог удержать долго мысли на одном уровне и сразу же забыл. Алиса начала его нежно раздевать и прошептала на ухо: "Это ночь тебе запомнится надолго".

– А где Вовка и Алиса? – спросил пьяный Дейл после очередного стакана виски.

– А тебе не все равно? – подколол его брат.

– А вдруг он не справится, и мы должны ему помочь, – неоднозначный намёк дал Дейл брату.

– Тебе лишь бы помочь в интимных ситуациях, – пошутил Мажор, так как в это время слышались стоны из спальни родителей.

– Я серьёзно, – Дейл криво улыбнулся, – а у нас сегодня будут девчонки?

– Девчонки? В тюрьму хочешь? – Спросил серьёзно Чип.

– Сейчас всё будет, – Мажор достал телефон из кармана и начал листать телефонную книгу. – Вы каких предпочитаете?

– Дейлу Гайку подавай, – пошутил Чип.

– Гайку? Я думаю, сейчас строительные магазины закрыты, – не понял шутки Мажор.

– Слушай его больше. Мне брюнетку-спортсменку. Не по тяжёлой атлетике. Стройную, – Дейл сделал заказ.

– Тебе, Чип?

– Рыжую. Стройную. С четвертым размером груди, и чтоб пожёстче, – скромно сказал Чип и отвернулся от подозрительных взглядов.

– Необычный вкус, друг мой. Так, тише, – Мажор нажал на вызов абонента и пошли гудки.

– Доброй ночи. Чего желаете? – отозвался на другом конце провода приятный женский голос.

– Доброй ночи, – Мажор умел говорить по-взрослому и деловито, – мне, пожалуйста, двух брюнеток спортивного телосложения, желательно гимнасток, блондинку, также гимнастку и рыжую с наклонностями садо-мазо. Сколько это будет?

– Вам на час или на ночь? – уточнила девушка.

– На два часа, хотя нет, на час.

– Групповое или так, по отдельности?

– Две девушки – да, две – нет.

– С вас пятнадцать тысяч рублей.

– Хорошо, я согласен, – ответил Мажор и окончил разговор.

– Пятнадцать кусков? – ошарашено спросил Дейл.

– Сегодня я угощаю, – Мажор крепко обнял двух братьев, – только Вовчику не мешайте.

– Как скажешь, – хором ответили два брата.

****

Стоял громкий ор возле военкомата. Пришло примерно человек триста, и все кого-то провожали. В трёх местах стояли бобики с милиционерами и были готовы ко всему. Пьяный ор усиливался всё громче и громче к наступлению пяти часов утра. К военкомату подошла и компания Владимира. Все, кто узнавал Владимира, здоровались и желали лёгкой службы. Никто не препятствовал движению компании.

– Так много кто тебя знает, – удивилась Алиса.

– Да его, наверное, весь город знает, – серьёзно сказал Чип.

– Город маленький, и все друг друга знают, – сухо отрезал Владимир и пожал руку очередному пьяному пареньку.

– Блин, десять минут осталось, – обратил внимание на время Мажор, когда посмотрел на часы, – Владимир, отойдём?

– Давай.

– Слушай, – начал Мажор, когда они отошли на приличное расстояние, – я должен тебе сознаться кое в чём.

– Я весь во внимании, – Владимир сделал серьёзный вид.

– Я знаю, что ты мне друг, и я не должен был это делать, – Мажор посмотрел в глаза Владимиру и смело произнёс. – Я переспал с твоей Алисой, – Мажор поставил сразу блок из рук возле лица для удара, но его не последовало.

– Я знаю, – с улыбкой ответил Владимир и похлопал по плечу.

– Что? – удивился Мажор.

– Психология человека очень предсказуема. Это же было во время военных сборов? – уточнил Владимир.

– Да, – робко подтвердил Мажор. – Было всего один раз, и я там был зверски пьян, – пытался оправдаться он.

– Да ладно. Не оправдывайся. Я подозревал первый день, что что-то не так. И все ваши неловкие взгляды, и старание не пересекаться вместе. Слишком уж было заметно, – улыбнулся Владимир и похлопал друга по плечу.

– Но она, же твоя девушка и у вас любовь?

– Любовь прошла, завяли помидоры. Обидно конечно, что после армии она меня не дождётся. Это видно и не вооружённым глазом, – Владимир запнулся на слове, но решил не продолжать. – Ты, наверное, жутко боялся того, что я могу узнать?

– Да, – не стал скрывать Мажор. – Ты смог бы без проблем мне все ребра пересчитать, а за свою жизнь я очень сильно переживаю. Но тот раз был по пьяни, и больше не повторится. Слово пацана.

– Забыли. К тому же мы в расчёте.

– В расчёте? – переспросил Мажор.

– Шестисотый Мерседес ничего не напоминает? – Владимир повернул голову в сторону военкомата.

– Угнали и разбили. И там ещё бомжи жили какое-то время, – вспомнил Мажор. – Теперь уловил суть. Тогда забыли? – Протянул руку Мажор в знак дружбы.

– Забыли, – в ответ на знак дружбы Владимир пожал руку.

Когда они подошли к военкомату, толпа активно зашевелилась. Вышел сержант к главному входу и встал на тумбу так, чтобы его было всем видно. Он начал говорить заветные слова для начинающих солдат и слова напутствия. Мало в каких городах так военкомат провожал будущих защитников Отечества. И всем в этом городе нравился такой тонкий ход, и мало было отлынивающих от армии ребят.

К Владимиру кто-то подошёл сзади и закрыл руками глаза. Он мило улыбнулся.

– Женские маленькие ручки, – прошептал он. – Знакомый очень сильно запах духов. Если не ошибаюсь, то это лаванда. Если я прав, то с тебя шоколадка. И я знаю только одну персону, которая пользовалась этими духами. Алёна, – твёрдо сказал он.

– Угадал, – обняла Владимира Алена и повернулась к нему.

– Давно не виделись, – Владимир увидел перед собой уже взрослую девчонку, которая совсем недавно ходила с ним в садик. Ярко-голубые глаза, как у него, но намного больше, и милая застенчивая улыбка. Каштановые волосы, почти достающие до пояса и идеально прямые. Явно долго и упорно возилась с ними. Владимир не сразу обратил внимание на фигуру, но как обратил, сразу про себя ахнул. Идеальная спортивная фигура, как у спортсменки. – Ты похорошела. Расцвела, так сказать, – сделал комплимент Владимир своей подруге детства.

– Ого, – удивилась она. – Ты и такие слова можешь говорить? Вижу, джентльменский набор явно пополнился новыми фразами. И ты, мой милый друг, тоже очень похорошел. Прям мальчик нарасхват.

– Он такой, – встрял Дейл. – Привет, Алёнка. Как твои дела?

– Дима? Не узнать. Дела все – хорошо. Вот узнала буквально вчера, что мой защитник уезжает защищать Родину. Как я могла такое пропустить? – Мягким голосом прошептала она.

– И вправду, как? – присоединился Чип.

– Два брата-акробата, – улыбнулась Алена. – А где твоя суженая? А, Вова?

– Она ушла, – более тихо ответил Мажор, который всё это время стоял недалеко и сгорал со стыда и страха.

– Мажор же? Имя точно не помню, но в начальных классах тебя так вроде называли, – Алена улыбнулась и повисла на шее Владимира.

– Точно, – Мажор криво улыбнулся и отвёл взгляд.

– Извините меня, ребята, но я краем уха услышал свою фамилию уже два раза, – Владимир оживился, когда повторно услышал свою фамилию от сержанта.

– И точно, – подтвердили два брата.

– Обещай мне писать, – тихо прошептала Алена на ухо Владимиру.

– Я адреса даже не знаю куда писать, – Владимир, и правда, не знал, где она живёт.

– Хотя я сама тебя навешу, – Алена улыбнулась и поцеловала Владимира в щёчку, – увидимся скоро. Меня родители ждут, – ещё раз напоследок она помахала всем и ушла к чёрному внедорожнику.

– А она точно твоя подруга? – усомнился Дейл.

– Я сам не знаю, – честно ответил Владимир.

– Давай, дуй к автобусу, – громко сказал Чип, – сержант долго ждать не будет.

– До свидания, ребята. Скоро увидимся, – сказал Владимир и с грустью пошёл к автобусу.

* * *

– Какого черта мы тут стоим? – нервно переглядываясь, спросил один из бойцов. – Конечно, деньги большие, но на такое я не подписывался.

– Да заткнись ты… – прошипел второй, – тебе платят, ты выполняешь. Я не вижу сложных задач. Да и сам ты вроде просился в этот отряд?

– Этот грёбанный спецназ… Большие деньги и всё такое. Не хватало ещё людей похищать.

Второй не стал слушать нытье и прямиком направился к полковнику. Хотел отдать честь по уставу:

– Сержант…

– Не ори: мы на задании, и не пытайся вообще ни чьё имя и, тем более, фамилию произносить до окончания задания, – грозно выговорил полковник сержанту.

Отряд из семи человек, одетых как террористы с автоматами, перекрыли дорогу. Три грузовика плотно перегородили дорогу, да так, что даже по обочине не проедешь. Для подстраховки дальше грузовиков лежали шипы. Это был беспроигрышный вариант. Полковник сильно отличался от остальных, впрочем, ему, наверное, посоветовали взять с собой пулемёт М60. И он единственный был не в маске, а в защитном шлеме. Время от времени полковник смотрел на часы и в ожидании глядел на дорогу. Но через секунду появился автобус.

– По местам! – Громко скомандовал полковник. Автобус быстро приближался к засаде и вскоре остановился. Недовольный водитель вышел, чтобы узнать, что происходит.

– А собственно, что тут происходит? – нетерпеливо и раздражённо спросил водитель Газели.

– Виктор Семёнович Тополев? – спросил один из людей в маске.

– Да, это я!

– Вам от жены привет…

– Так она умерла ещё…

Не успев договорить, человек в маске достал пистолет и, не раздумывая, выстрелил в голову Тополеву. Тяжёлое тело замертво упало на дорогу. Второй кинул в окошко автобуса дымовую шашку. В автобусе стало невыносимо душно. Все начали, прикрывая рукой рот и нос, выходить из автобуса. Полковник, не теряя времени, надел противогаз и пошёл в сторону автобуса. Расталкивая всех на своём пути, он залез в автобус. Через минуту он вынес еле живое тело.

– Остальных обратно в автобус! – громко прокричал полковник.

Под сильными ударами прикладов автоматов все пассажиры заняли прежние места. Военные закрыли дверь и начали поливать автобус бензином. Из автобуса

доносились вопли, крики и плачь. Через пару минут полковник нёс другое тело, явно оно было уже мёртвое. Открыл дверь и сильным махом закинул тело.

– Водилу тоже в ПАЗик, – спокойно приказал полковник.

Тело водителя посадили на водительское место. Когда закончили с поливкой бензина, полковник вытащил из нижнего кармана брюк зажигалку и, не церемонясь, поджёг бензин. Красно-синее пламя быстро начало приближаться, словно ветер. Чёрный дым так и клубился над местом происшествия. Яркий и мощный взрыв прогремел, и мелкие обломки разлетелись в разные стороны. Чёрный едкий дым завис над пламенем, создавая чёрное облако.

– Всё. Уходим. – Быстрым шагом полковник заторопился к джипу.

ГЛАВА 2

"Ускоренное выздоровление"

Яркий свет в конце тоннеля так и манил Владимира, и звал проследовать за ним. Лёгкий ветерок, гуляющий по тоннелю, издавал приятный гул. И ему казалось, что больше ничего и не надо в этой жизни. На душе стало настолько легко, что он ужаснулся. Вдруг это – лишь сон. Но пощупав себя, он убедился, что чувствует касание. Новая жизнь ждала его в конце того самого тоннеля. Владимир остановился возле входа в тоннель и осмотрелся. Вокруг сплошная темнота и пустота. Лишь единственный источник света давал ему некое тепло и надежду. Он сделал шаг навстречу к свету и остановился. «Всё это неправильно. Я же должен быть в армии или, на худой конец, в военкомате. Это какой-то розыгрыш», – подумал про себя Владимир. Он осмотрелся и побежал в противоположную сторону от тоннеля, но вскоре вернулся к нему. «Что-то я не понял? Это что за Уроборос?» – разозлился он. Вдруг свет в конце тоннеля начал ярче светить, и оттуда уже исходил нейтральный голос и звал его. Владимир сделал шаг назад, но его будто засосало в тоннель, и он с огромной скоростью влетел в него…

– Невский? – спросил озадаченный мужской голос.

– Бред какой-то, – Владимир приоткрыл глаза и увидел пять направленных на него источников света. Они светили ярко, и он закрыл глаза и прикрыл рукой.

– Ох, извините меня за беспечность, – извинился мужчина и выключил осветительный прибор, в комнате стало намного темнее. Он посмотрел на Владимира внимательно, но всё же решил отвести взгляд.

– Спасибо, – сухо поблагодарил Владимир и попытался встать. Но у него не вышло. Он был привязан к кровати.

– Это для вашей же безопасности, – более нейтрально посоветовал мужчина.

– Обычно, когда слышишь подобную чушь, то это явно не для безопасности, – прошипел Владимир и попытался вырваться из оков. Безуспешно.

– Верёвка для скалолазания. Очень прочная. Не пытайтесь даже, молодой человек, – уточнил мужчина.

Владимир оглядел всё вокруг и остался не особенно удивлён. Больничная палата, но только в европейском стиле. Стены белые, ровные и без потёков. Потолки также очень неплохие. Вставлены плоские светильники прямо в потолок, что совсем не бросается в глаза. Стоит одна кровать, довольно мягка и приятная на глаз. Два стула, на одном сидит мужчина. Операционный светильник прямо над ним, рядом столик с хирургическими инструментами. Сам же Владимир был в трусах и накрыт лишь простыней. Владимир внимательно разглядел мужчину и сразу понял, что перед ним сидит немец. Настоящий ариец. Русые волосы, зачёсанные на затылок, вытянутое аристократическое лицо с бледным оттенком и, конечно, синие глаза. Взгляд выражал сдержанность и властность. Владимир недолюбливал таких людей. В основном у них завышена самооценка, и они считали себя чуть ли не богами. Немец одет стильно, но не к месту. Строгий серый костюм, сшитый по фигуре. Дорогие наручные часы так и выглядывали из-под рукава пиджака. Владимир нисколько не удивился, когда увидел серые ботинки. «Если стиль, то во всем», – подумал он.

Когда немец встал, то Владимир заметил, что мужчина не пропускает спортзал. Мышцы так и выпирали.

– Владимир Александрович Невский, – коротко сказал немец.

– Это хорошо, что вы знаете меня, но вот я вас не знаю. И было бы неуважительно оставаться инкогнито. Считается дурным тоном, – Владимир ещё не знал, куда попал, но уже обдумывал план, как выйти на свободу.

– Клейн Вирхов, – преставился немец и опустил голову в знак приветствия.

– Клейн Вирхов, значит, – прошептал тихо Владимир. – Что тут я делаю?

– Логичный вопрос, – Вирхов прошёл до двери. – Знаете, Владимир, в каких случаях люди попадают в больницы?

– Думал, вопросы будут посложнее, – сарказм так и выдавал себя.

– Вас сюда привезли после аварии. ДТП.

– Ага. В Германию прямиком. Тут же недалеко, – Владимир не любил, когда из него делают идиота.

– Нет. Мы в России. Вы говорили про бред. Вы что имели ввиду? – Немец говорил спокойно и вёл себя как настоящий психолог. Если он, конечно, таковым и являлся.

– Свет. Тоннель. Темнота, – пробубнил под нос Владимир, но Вирхов прекрасно его слышал.

– Интересно. Такое состояние обычно происходит в предсмертном состоянии. Вы и вправду не подавали признаков жизни. Интересный случай. Надо позже об этом поговорить, – немец вернулся к стулу и сел на него.

– Теперь я жив и здоров. Можете меня выпускать.

– Не так быстро, Владимир, – Вирхов достал из столика шприц с металлическим корпусом с надписью «А» и подошёл к кровати. – Я могу вам сказать одно. Ваши анализы меня очень поразили, и я был готов дать голову на отсечение, если я не прав.

– Никогда не поздно.

Владимир расслабился, и в этот момент ему Вирхов вколол шприц прямо в сердце. Владимир, от боли стиснув зубы, задёргался. Укол оказался болевым. У Владимира мгновенно расширились зрачки и покраснели белки глаз. Он чувствовал, будто по венам течёт вместо крови раскалённое железо. Мышцы схватила судорога, и казалось, что в любой момент они разорвутся. От кожи начал исходить лёгкий пар. Владимира трясло ещё пару минут, и он провалился в беспамятство…

– Очнулся! – немец сиял от счастья. Даже книгу выронил.

– Не похож на витамин В12, – Владимир уже мысленно представил, как будет бить немца до потери пульса.

– Это был не витамин, как ты заметил, – немец встал, отложил книгу и подошёл к окну. – Ты, Владимир, особенный…

– Ага. Ещё спасти мир надо. Страна требует новых героев. Враги на подходе, – Владимир оскалился, но сделать ничего не смог. Верёвки по-прежнему крепко сковывали его движения.

– У тебя очень интересное прошлое. Ты один из десяти. Осталось понять, кто именно. Не помню, чтоб были брюнеты, да ещё и с такими красивыми глазами, – Вирхов встал в задумчивую позу. – Мир спасать не надо. Я не думаю, что ты вообще будешь участвовать, так сказать, в спасении мира. – Он задумался и всё-таки решил ответить на некий вопрос. – Вколол я тебе активатор. В тебе живёт некий вирус, и он долго спал.

– Спал? – удивился Владимир и сразу представил разговор с отцом о том, как он подцепил некий вирус. Может даже и СПИД.

– Ты, наверное, подумал о СПИДе или сифилисе? Нет, не эти вирусы. Этот вирус мы назвали «Чёрный волк», – Вирхов сделал зловещее лицо.

– Глупо, – сухо подытожил Невский.

– Глупо? Ты думаешь, глупо было назвать вирус в честь того, от кого он произошёл?! – Вирхов вспылил, но тут, же остыл.

– Да. У волка в любом случае было имя. К примеру, Рекс, Черныш или, на худой конец, Шарик, – Владимиру стало жаль волка.

– Арчи. Волка звали Арчи, – Вирхов ушёл в воспоминания, но тут же вернулся. – Так вот. Вирус в тебе всё это время спал, и обнаружить его было очень сложно. Но за годы практики я всё же нашёл средство.

– Мои поздравления, – Владимир не ошибся насчёт самооценки.

– Спасибо. У тебя, наверное, возник вопрос, как я узнал, что вирус спал, а не был активным?

– Если можно, – Владимиру стало интересно.

– Если вирус был бы активным, то ты без проблем разорвал бы эти верёвки, и ещё попытался бы сбежать, – на последнем слове Вирхов подозрительно улыбнулся.

– Вы же его активировали. Пробудили, – Владимир сразу понял, чем можно напугать немца.

– Этого недостаточно, – Вирхов сел на стул и взял книгу. – Тебе надо его разогнать. Завести. Я имею ввиду, что тебе надо заправить его. Вот только топливо очень специфичное.

– И это топливо есть только у вас? – Владимир сделал вид, что заинтересовался.

– Да, – радостно ответил Вирхов.

– Так зачем я вам нужен?

– Очень просто. Ты и есть носитель этого вируса. Уникальный в своём роде. Мне нужен сто процентный результат, и пока его не достигну – ты лишь обычный подопытный. Материал для опытов, – Вирхов заулыбался во все 32 зуба.

– Прекрасно, – подытожил Невский и опустил голову на подушку.

– Прекрасно? Ты не понимаешь всей серьёзности, юнец. Ты слишком глуп, – вскипел немец.

– Куда мне до вас. Великих учёных, – Владимир понимал, в какую ситуацию попал, но без «топлива» вирусу он не сможет разорвать верёвки, а собственных сил не хватает.

– Глупый мальчишка, – взревел Вирхов и навис над Владимиром. – Как ты понять не можешь, что ты останешься навечно в лаборатории в качестве подопытной мыши! Глупый мальчишка.

– У вас изо рта пахнет, – сделал гримасу отвращения Владимир и вдохнул воздух, когда немец отошёл от него.

– Ещё и клоун.

– Глупый клоун, – Владимир улыбнулся.

Отец всегда советовал выводить из себя противника, чтобы лучше его узнать. Клейн может и хорош в своей сфере, но как человек он был очень ненадёжным. Его вспыльчивость играла отрицательную роль. Пока немец был в коротком бешенстве, Владимир успел стащить скальпель из его кармана. Оставался один вопрос: зачем немец носит с собой скальпель.

– Меня ещё никто так не называл.

Немец не успел ничего ответить, как в комнату ворвались два вооружённых человека. Чёрная лыжная маска, военный комбинезон, поверх надет бронежилет и с автоматами наперевес. Типичные террористы или наёмники. Они начали орать на немца в духе: «Руки за голову и на колени!»

Наёмники держали автоматы, нацелившись на Вирхова, готовые в любой момент расстрелять его. Немец сплоховал. Он решил, что справится, и прыгнул на них. Десять секунд стрельбы, и застреленный немец упал возле ног наёмников. Владимир не стал дожидаться момента, когда они перезарядятся и обратят всё своё внимание на него. Ловким движением левой кисти, он перерезал верёвку и, перекинув скальпель в правую руку, также ловко разрезал вторую верёвку. Ноги благо были не привязаны. Он быстро покинул кровать и одним прыжком настиг неподозревающих ничего наёмников. Мощным ударом ребром ладони выбил кадык правому наёмнику и тут же блокировал удар автомата от второго наёмника. Перезарядить автомат наёмник не успел, и ему пришлось бы драться автоматом, но исход был другим. Владимир с ноги выбил левую коленную чашечку наёмнику и нанёс точный удар кулаком в лоб. Наёмник упал, словно мешок с цементом, и не издал ни звука.

Владимир осмотрел наёмников и, удостоверившись в их недееспособности, осторожно подошёл к двери. Выглянув из двери, он осмотрелся. Тишина. Владимир зашёл в палату и осмотрел всё внимательно. Два наёмника лежали на месте, немец, истекавший кровью, лежал бездыханно. Теперь он только понял, почему наёмники его не увидели. У кровати были высокие дужки, и увидеть человека, лежавшего на кровати, просто невозможно. Владимир подошёл к одному из наёмников и приподнял его за шиворот. Он удивился той лёгкостью, с которой он поднял человека с весом более девяноста килограмм. Оттащил бездыханное тело к кровати и начал его раздевать. Брюки и ботинки подошли в пору, а вот комбинезон оказался великоват. Весовая категория оказалась значительной. Семьдесят против девяноста килограмм с плюсом. Владимир заметил тумбочку, которую он не видел из-за малого обзора. Он просмотрел содержимое и улыбнулся. Помимо бинтов, спирта и шприцов там находились две сменные футболки. Хоть они и были синие, но выбирать было мало из чего. Владимир взял одну из футболок и сразу же её одел. Снова вернулся к наёмнику и аккуратно снял бронежилет. Затянув все ремни, он потянулся за кобурой. Проверив наличие пистолета, а затем его боевую пригодность и наличие патронов, он надел кобуру. На трупе также имелся боевой нож. Владимир помнил ещё с детства слова отца: «Если хочешь всё сделать тихо, то делай всё холодным оружием».

Выйдя из палаты как можно тише, Владимир пошёл по коридору, мягко ступая и тем самым делая шаги бесшумными. Владимир удивился, как резко поменялся декор. В палате всё было по европейскому стилю, а вот коридор явно напоминал коридор из фильмов ужасов. Облезлые стены и потолки, сильные потеки вдоль углов и, естественно, запах затхлого старья. Версий в голове возникло много, но сейчас дела были важнее, чем рассуждения о перемене декора интерьеров. Полы в коридоре бетонные, и шагов было не слышно. Владимир дошёл до лестничной площадки и остановился. Послышались шаги. Владимир прислушался и по шагам, и разговорам определил, что поднималось три человека, вооружённых человека.

Обдумывать план было очень сложно. Владимир только сейчас ощутил дрожания в коленях и тяжёлую одышку. Он присел, опёрся на стену и смотрел на небо через окно. Это немного его успокоило. Из-за адреналина он не ощущал усталости или от укола? Разные мысли лезли ему в голову. Переведя дыхание, он поднялся на ноги. Шаги приближавшихся наёмников слышались все громче и громче.

– Тебе не кажется, что Маг и Руслан должны были нас сменить? – спросил один из наёмников.

– Маг? – переспросил второй наёмник.

– Маг, сокращённо от Магомеда. Я сам был удивлён, но как потом оказалось, он в какую-то игру вечно играет. Там и маги, и орки, и люди. Как ты понял, он за магов играет. Копит себе на мощный компьютер, – пояснил первый наёмник.

– Выстрелы были, но это того немца они завалили. Говорили, что очень опасный, – встрял третий наёмник.

– Как всегда кто-то переходит не тем людям дорогу, и нанимают нас. Странно, что только сегодня утром дали заказ, а не раньше, – удивился второй наёмник. – Интересно, а того мальчишку они тоже завалили? Он вроде как живой нужен.

– Я не уверен, что мальчишка что-то сможет сделать им. Тем более он только со школы.

– Посмотрим, – завершил беседу первый наёмник.

Владимир уже ждал их и был готов. Когда три наёмника появились из-за угла, Владимир в пируэте перерезал первому попавшему горло. Второго толкнул с силой, а третьего ударил с ноги в пах. Наёмники не были готовы к нападению, и Владимир не терял ни единого шанса. Не дожидаясь, когда наёмник отойдёт от болевого шока в штанах, Владимир вонзил нож сверху вниз в шейный позвоночник и резко вытащил лезвие. Кровь хлынула из горла, так как лезвие ножа пробило позвонки и прошло сквозь горло. Удар был довольно сильным. Второй наёмник так и не напал. Владимир сначала удивился, но потом понял, что от толкания наёмник перелетел через перила.

Не дожидаясь, что кто-то спохватится за напарников, Владимир, словно мышь, прошёл на один этаж вниз и проскользнул в первую открытую дверь. На его счастье в палате никого не оказалось. Владимир аккуратно закрыл дверь. Только теперь на него нахлынули те чувства, которые любой другой человек испытал бы при встрече трёх наёмников и после убийства их всех. Страх, отчаяние и адреналин – словно мощный электрический заряд прошёл через его тело. Юношу трясло, знобило и тошнило, а после скрутило, и он, как истукан, упал на бетонный пол. Вдруг его резко охватил невыносимый жар, и от кожи пошёл пар. Зрачки сузились, затем резко расширились, зубы стали невыносимо болеть, а мышцы начало сводить судорогой. Так он пролежал в невыносимой боли около двадцати минут и лишь чудом не умер, и не пал от болевого шока.

Владимир встал на колени и осмотрелся. Зрение у него стало чуть другим. Осмотрев себя, он убедился, что, до сих пор жив, и, скорее всего, эти муки ему привиделись, ведь кожа осталась прежней и ожогов не наблюдалось. Вскочив на ноги с небывалой лёгкостью, он даже немного удивился. Такой лёгкости позавидовал бы спортсмен. Открыв осторожно и бесшумно дверь, Владимир огляделся и никого не увидел.

Спустился на один этаж и аккуратно прошёл вдоль коридора. Каждый раз прислушивался к любым шорохам, и тут резко остановился. Его слух обострился настолько, что он услышал приближение автобуса к зданию за сотни метров и тихие шаги впереди. Шаги были в то же время и тяжёлые, и плавные. Будто слон шёл к водопою. Владимир прекрасно знал, что слоны ступают тихо вопреки всем неправильным слухам о самых больших сухопутных животных. Владимир остановился и прижался к стене. Он не знал, кто может так идти, и не лез на рожон. Через десять минут появились два здоровых, с изуродованными лицами мужчины. Экипированы они были довольно просто. Как деревенские мужики на покос. Клетчатые рубашки, брюки и ботинки размера пятидесятого. Владимир внимательно рассмотрел их лица и про себя выдохнул. Лица, обожжённые то ли кислотой, то ли в пожаре и при этом попавшие под град стеклянных осколков. Растительность на лице и на макушке отсутствовала. Изуродованные, здоровенные мужики под два метра ростом.

Владимир не решался вновь прыгать на них в упор. Это – как идти с тараном на носорога. Шанс нулевой. Но у него был пистолет, а из-за приближения автобуса, в котором могло быть подкрепление, рисковать не стал. Владимир спрятался за угол и замер. Два мужика прошли мимо. Они даже не общались, и это было странно. Владимир вынырнул из-за угла, прыгнул на одного здоровяка и пожалел об этом сразу. С небывалой проворностью и ловкостью здоровяк поймал Владимира за шиворот. Приблизив к себе мальчика, мужик начал рассматривать незваного гостя и, удостоверившийся, что Владимир не способен причинить ему вред, хотел уже отпустить, но тут заметил кобуру. Владимир даже цокнуть не успел, как здоровяк припечатал его к стене и нанёс второй рукой сильный удар в челюсть. Второй мужик приблизился незаметно для Владимира и также нанёс удар, только уже в нос. Владимир сжал кулаки от боли и досады и нанёс слабый удар для них в грудь. Здоровяк не разжал руку, и Владимир остался висеть припечатанным.

Здоровяк выбросил Владимира, как щенка, тут же настиг его и начал наносить удары. Владимир не смог ни одного удара заблокировать и ему пришлось все удары принять. После десятого удара Владимир отключился.

* * *

Группа СОБРа быстро вышла из автобуса и направилась ко входу заброшенной больницы. Шесть бойцов и командир группы. Общались они жестами и поэтому действовали тихо. Первый этаж они прочесали быстро: на нем было всего два коридора и четыре больших зала. На второй этаж поочерёдно поднялись по лестнице, и командир дал жест «Стой». Вся группа остановилась, и затем бойцы плавно сгруппировались позади командира.

По коридору шли два здоровых двухметровых мужика, и при этом один тащил за ногу паренька. Они шли, молча, и даже не обменивались взглядами. Командир быстро определился с целью и решил действовать тихо. Два бойца с автоматами, имеющими глушитель, который практически не издаёт звука, перешли ближе к углу. Оба бойца поменяли обоймы с обычными патронами на специальные под данный глушитель и перезарядили автоматы. Как по учебнику они быстро и плавно вынырнули из-за угла и сделали лишь по одному выстрелу, каждому здоровяку в голову. Два здоровяка пали ничком. Остальные бойцы вынырнули из-за угла и сразу заняли позицию обороны. Командир подошёл к мёртвым здоровякам и посмотрел на них. Лицо командира после этого выражало отвращение. Он приказал жестами, чтобы трупы спрятали быстро.

Командир проследил за действиями своих подчинённых и довольный подошёл к пареньку. Осмотрев все ссадины и раны на лице у парня, командир наклонился и прошептал: – «Вирхов будет довольным, ждать осталось недолго».

* * *

…Вдали стояла высокая башня, и над ней кружили вороны. Вблизи башни располагался небольшой замок с настежь раскрытыми воротами. За последние двести лет его не раз штурмовали, но как показала история, его так никто и не завоевал. Много королей и их армий полегли на широком каменном мосту, который вёл в замок через пропасть. И никто не вернулся живым, никто не мог рассказать, что там произошло. Все, кто ступал на проклятые земли, гибли, и никто не возвращался. Поверий на этом возросло настолько много, что даже осуждённых вместо эшафота отправляли в эти земли. Последняя война закончилась в этих землях десять лет назад. И в поколениях эти события подкреплены легендами и мифами, потому на эти земли больше не ступала нога человека.

Но всё однажды изменилось. Рыцарю и в то же время охотнику за головами дали контракт на очень специфичную и дорогую особу. Неделю назад дракон похитил дочку короля. Король очень был опечален, и его придворные искали разные способы, чтобы узнать о его дочери хоть какие-то подробности. И наконец-то нашли. Некий странствующий рыцарь видел, куда полетел дракон, и он уже ждал награды за информацию. Но не тут-то было. Хитрые и подлые придворные дали ему контракт и под строжайшим запретом о неразглашении отправили его за этим самым драконом.

Рыцарь хотел отказаться и отказался бы, но у него забрали лошадь, а вместе с ней и его драгоценный артефакт. Рыцарю ничего не оставалось, как согласиться на контракт.

И вот, спустя неделю, он всё-таки добрался до этой башни. Рыцарь стоял во весь рост и наблюдал, как к нему приближаются всадники…

* * *

Сильная боль в области затылка и шеи не давали сосредоточиться на главном. Почему Владимир связан и его несут бойцы СОБРа? Четыре бойца несли Владимира за руки и за ноги. Он словно парил над полом. Командир шёл позади всех и внимательно осматривался по сторонам. Они прошли до конца коридора и резко остановились. Два бойца встали в позу стрельбы и целились в другой конец коридора. Те четыре бойца, что несли Владимира, положили его аккуратно и также встали в позу стрельбы. Он не понимал, что происходит. Аккуратно повернул голову в сторону того конца коридора и вздрогнул. Два мёртвых здоровяка ожили. Они шли быстрым шагом и уже через минуту подошли бы вплотную, но командир скомандовал: "Огонь". Все шесть бойцов выпустили по обойме, перезарядили автоматы и снова разрядили все патроны в двух здоровяков.

Настала полная тишина. Все бойцы, в том числе и командир, смотрели на два трупа. Ждали. После первой смерти двух здоровяков бойцы не верили, что убили и в этот раз. Командир аккуратно подошёл к мертвецам и осмотрелся. Два тела, нашпигованные свинцом, лежали лицами вниз. Но была и тут кое-какая странность. От попадания пуль в тело не было ни капли крови. Будто и вовсе эти здоровяки изначально были сухими. Командир только хотел отдать команду, как один из здоровяков схватил командира за ногу и резко дёрнул на себя. Бойцы отреагировали молниеносно и как по учебнику перезарядили автоматы и выпустили всю обойму в ожившего мертвеца. Командир вытащил пистолет и разрядил всю обойму в голову неприятелю. Казалось бы, что все они больше не встанут. Но не тут-то было. Командир ловким движением уклонился от хвата второго мертвеца и в кувырке ушёл от хвата первого мертвеца.

«Что за…?» – только и успел спросить один из бойцов, как в него полетел обломок кирпича прямо в голову. Два ʺмертвецаʺ действовали довольно быстро для их размера. Первый настиг прыжком остальных пятерых бойцов и мощными ударами разнёс им головы. Командир же успел убежать. Второй ʺмертвецʺ погнался за командиром, а первый повернул голову в сторону Владимира.

Владимир не знал целей и задач здоровяков, но и спрашивать он точно уж не хотел. Он вскочил на ноги и с размаху нанёс, что есть мощи, самый сильный удар в челюсть здоровяку. Удар был настолько мощный, что здоровяк попятился назад и временно дезориентировался. Владимир не стал терять драгоценное время и ударом ноги вышиб коленную чашечку. Здоровяк не произнёс ни звука, и по выражению лица, если это можно назвать лицом, то он не испытывал никаких эмоций. Ещё удар коленом в челюсть и коронный – в кадык. Здоровяк встал на четвереньки, но падать так и не хотел. Он начал подниматься, несмотря на сильные увечье и раздробленную коленную чашечку. Владимир немного ошалел, но вспомнив, что произошло пару минут назад, перестал удивляться.

Он, как гепард, помчался подальше отсюда. Из больницы. Ему не хотелось встретить второго здоровяка, а если учесть, что и первый уже почти оклемался, то двоих встретить – это не джек-пот, и шансы его будут равны нулю. Он пробежал коридор и уже стал заворачивать к лестничной площадке, как его кто-то так сильно толкнул плечом, что Владимир по инерции пролетел пару метров вперёд и врезался в стену.

Из-за угла вышел командир. Лицо его выражало злость. Он достал пистолет из кобуры и направил на Владимира. Шли секунды, и Владимир затаил дыхание. Умирать и вовсе не хотелось, но пару мгновений назад он даже и не мог определиться. Что легче: умереть или попасть в плен к здоровякам. Если они хотели убить его, то сделали бы сразу, но тут что-то другое. А вот с отрядом СОБРа тут обстоит всё иначе. Владимир прекрасно слышал: – «Вирхов будет довольным, ждать осталось недолго». Если учесть, что Вирхов хочет его использовать в качестве лабораторной крысы, то и вовсе не хотелось в плен.

Вдруг время замерло. Владимир чётко увидел нажимание указательного пальца командира на курок, и в дуле начинает выползать пуля, вращаясь вокруг своей оси, а следом воспламенение пороха и пороховые газы. Реакция Владимира не подвела, он сам не знал, что делает, но в этот момент он не контролировал своё тело. И это к лучшему. Он вскочил на ноги и, уходя от пули в пируэте, нанёс удар в ухо командиру. Ловким движением руки извлёк из кобуры второй пистолет и, оттолкнувшись от стены, выстрелил в грудь. Владимир чётко видел, как пуля попала в область сердца.

Командир пал, как подкошенный. Владимир ликовал, но не долго. Как по волшебству из-за поворота появился второй здоровяк и снёс его с ног. Прорычав во все горло, здоровяк схватил Владимира и швырнул в сторону лестницы. Удар в области спины заставил Владимира сильно сжать зубы. Он ударился об перила, и его перебросило через них. Приземляться на ступени оказалось очень больно. Владимир кое-как встал на ноги и хотел уже убраться подальше от здоровяка. Но мужик настиг его и начал наносить удары. Владимир уходил от всех без исключения ударов, но нанести ответный удар он не мог. Удары были быстрыми и точными. Тогда Владимир пошёл на отчаянный шаг. Принял на себя один единственный удар и что есть силы нанёс ответный удар прямо в солнечное сплетение. Казалось бы, что всё: здоровяк должен пасть на колени в конвульсиях, но нет. Здоровяк отшагнул назад и посмотрел на противника испепеляющим взглядом.

Раздался выстрел. Второй и третий. Здоровяк шагнул вперёд и пал. Владимир увидел на спине три отверстия от пуль крупного калибра. Снайперского калибра. Время снова замерло. Из окна на Владимира двигалась пуля, рассекая воздух. Хватило доли мгновения, чтоб повернуть тело немного вправо, и пуля прошла буквально в паре сантиметров от виска Владимира. Обжигающий воздух от пули опалил висок. Владимир в подкате достиг стены и уже шёл вдоль неё. Оказаться под снайперским огнём ему уж точно на сегодня было бы слишком.

Второй здоровяк начал приходить в себя, и тогда в него полетели две пули, что заставило его уйти в нокдаун надолго. С лестничной площадки появился первый здоровяк и уже не хромал. Он увидел Владимира и уже помчался на паренька, как его остановила снайперская пуля. Здоровяка подкосило, но он встал и продолжал бег. Вторая, третья и четвертая пули угомонили его на некоторое время.

Владимир цокнул. Он не знал, куда деваться. А вдруг там не один снайпер? И возле входа ждут его несколько отрядов СОБРа? Паника нарастала самостоятельно. Владимир хотел принять решение идти напролом, как вдруг услышал звук приближения вертолёта. «Значит, есть минут десять, чтобы подняться на крышу», – принял решение парень. Откуда он знал, что вертолёт приземлится именно на крышу больницы понять не мог, но чувствовал нутром, что так оно и будет.

Он на корточках начал проходить все окна и не спеша проходить все возможные открытые места. Ему потребовалось около семи минут, чтобы дойти до последнего этажа. Оставалась одна лестница, которая вела на крышу. Владимир осмотрелся и, не увидев никого, поднялся на крышу. Он стал терпеливо ждать, не выдавая своего места расположения. Не хотел спугнуть вертолёт. Через десять минут вертолёт приземлился на крышу.

Вертолёт заглушил двигатель, и через некоторое время стало намного тише. Владимир наблюдал и ожидал уже многое, но не этого. Из вертолёта вышел один всего человек. Пожилой человек, около пятидесяти лет. Уставшие карие глаза уходили под пышные седые брови. Также и седые волосы идеально причёсаны назад, и его бледная физиономия говорили о многом. Он болен и старается держаться бодро. Походка была явно военной, что его и выдавало, несмотря на чёрную кожаную куртку и потёртые джинсы. Человек остановился и достал рацию. Он хотел уже что-то сказать, как на него направили пистолет. Он посмотрел на нападавшего и нисколько не удивился. Владимир уже нервничал, что вся эта заваруха произошла только из-за него.

– Аккуратно убери рацию в карман и положи руки на живот, – спокойно скомандовал Владимир.

– Не делай глупости, – посоветовал старик.

– Не давай повода, – поддел его Невский.

– Ты же в курсе, что недалеко сидит мой снайпер? – старик явно рассчитывал запугать юношу.

– Естественно. При встрече обязательно ему нос сломаю, – Владимир говорил серьёзно и никогда слов на ветер не бросал. – Вот только незадача. Нервы не к чёрту. Я могу случайно нажать на курок, и твоя седая голова обретёт дополнительное отверстие. Сразу скажу, на старости лет это ни к чему. Теперь разобрались, что крутого неуместно из себя строить?

– Не из пугливых.

– Не из глупых.

– Что тебе нужно? – хмуро спросил старик.

– Вертолёт и миллион долларов. Это же очевидно. Марш за штурвал, деньги потом отдашь, – Владимир так и блистал своим сарказмом, но старик видимо всё воспринял буквально.

– Маленький ублюдок, – прошептал старик, но Владимир всё равно услышал.

Через некоторое время вертолёт поднялся в воздух и полетел. Винтокрыл пронесся через оцепленную территорию. По крайней мере так думал Владимир, но к его разочарованию всё было иначе. Старое здание этажей в шесть, которое когда-то было больницей. Здание, изношенное временем и проделками озорников. Вокруг здания не видно других строений, и это не удивило, почему не приехала милиция на звуки выстрелов. Сплошная степь в радиусе километра. Владимир заметил шевеление почти в двух километрах от здания. Кто-то или что-то притаилось в кустах. Сконцентрировав своё зрение на кусте, Владимир и не ожидал, что сможет разглядеть снайпера. Он лежал в маскировочном комбинезоне и практически не шевелился. Снайперская винтовка СВД была с камуфляжем под стать природе.

Вертолёт уносил их всё дальше и дальше. Пролетев порядка ста километров, Владимир дал знак, что пора садиться. Он выбрал местность отнюдь не лучшую, но и у вертолёта горючего оставалось лишь на обратную дорогу. Почти десять километров леса, а за ним город. Маленький город. Старик выполнил приказ без промедления. Когда двигатель остановился, и стали меньше слышны звуки природы, Владимир обратился к старику:

– Можешь лететь за своими бойцами.

– Так просто? – удивился старик.

– Да. Всё так просто. Если будешь преследовать меня со своим сбродом, то я за себя не ручаюсь, – Владимир пригрозил пальцем.

– Ты даже не хочешь узнать, что там произошло? – старик впал в оцепенение от безразличия юноши.

– Всему своё время. Да и к тому же – меньше знаешь, крепче спишь. До встречи, – Владимир махнул рукой и пошёл в сторону леса.

Старик остался с открытым ртом. Такого поворота он явно не ожидал. Он готовился даже к смерти, но не к этому. Похлопав глазами пару минут, он направился к вертолёту. И теперь, когда он завёл винтокрылую машину, обратил внимание на показание топливного бака. «Молокосос, всё рассчитал», – старик теперь понял, что не сможет преследовать паренька. Ему топлива оставалось ровно столько, чтобы забрать свой отряд.

Владимир шёл своим ходом и старался не думать ни о чём. Слишком многое навалилось за сегодня. Все эти люди. Кто они? И что хотят от него? И самый главный вопрос: как он смог замедлять время и драться так эффективно? Драться с пацанами за школой или алкашами на детской площадке – это не одно и то же, чтобы противостоять троим вооружённым боевикам. Хоть он и действовал из засады, но это не отменяло странности его действий. А те здоровые мужики с опалёнными лицами, которых не берут пули. Они вообще кто? И вообще, их убить-то возможно? Таких, если только танковыми снарядами разносить в клочья попробовать.

Владимир шёл и всё мрачнел с каждой минутой. Ему казалось, что депрессия его поглотит полностью, что радоваться жизни ему не из-за чего. За ним началась охота. Крупная, реальная охота. Разными организациями или личностями, которых он даже не знает. Пройдя почти до середины леса, он почувствовал себя плохо и упал. Резкая боль в области груди надавила с такой силой, что он даже не смог и выдохнуть. Глаза залились кровью, изо рта и ушей пошла кровь. Владимира било конвульсией. Через пару минут он лежал на поляне уже без сознания.

* * *

К рыцарю приближалось десять всадников. Рыцарь стоял спокойно и не делал лишних движений, чтоб не спровоцировать всадников. Лезть на рожон не было его первоначальной задачей и, следовательно, он ждал. Ждал первых действий всадников. Всадники окружили рыцаря кольцом. Девять всадников вытащили мечи и направили на рыцаря, а десятый всадник слез с коня и подошёл к нему. Когда пеший поднял забрало, рыцарь увидел худощавое бледное лицо с красными стеклянными глазами. Его тонкие сухие губы расплылись в ужасной улыбке, но рыцарь даже бровью не повёл. Увидеть Высшего вампира и умереть – это было не про него. Вампир плавно и бесшумно оказался за спиной рыцаря и склонился над шеей.

– Что тебя привело в мёртвые земли, путник? – вампир прошипел над ухом и тут же появился перед рыцарем.

– Дочь короля, – сухо ответил он.

– Дочь короля? Которую похитил дракон? – вампир облизал губы.

– Ту самую, – подтвердил рыцарь и продолжил стоять спокойно.

– Ту самую, говоришь, – вампир хищно прищурился, – а если я скажу, что не видел такую?

– Ничего страшного, сам найду, – также спокойно ответил рыцарь.

– Я не чувствую твоего страха. Ничего от тебя не чувствую. Ты видимо настоящий рыцарь, – сделал краткое описание вампир.

– Рыцарь – это лишь титул, что дали мне без моего согласия. Я больше странник, путешественник или изгой, но не рыцарь.

– Рыцарь, не рыцарь, какая разница. Ты – на нашей земле и по нашим обычаям ты должен… – не успел закончить вампир, как его перебил рыцарь.

– Ничего я не должен.

– Вот как?

– Что ты с ним цацкаешься? – спросил один из всадников. – Кончай с ним, и поехали уже.

– Так, – грозно прорычал вампир.

– Есть только один выход из этой ситуации, – предложил рыцарь и вынул из ножен меч.

– Не торопись, а то успеешь. Нас обычным лезвием не возьмёшь, – вампир вытащил меч из ножен и встал в боевую стойку.

– Сейчас и узнаем.

Рыцарь нанёс удар наотмашь. Вампир исчез перед нанесением удара мечом рыцаря и появился уже сзади. Хотел нанести рубящий удар сверху вниз, но резко остановился. Рыцарь оказался проворнее, чем ожидал вампир. Высший вампир. Лезвие меча рыцаря прошло от живота до горла, и вампира охватило пламя. Пара секунд, и от вампира остался только пепел. Остальные всадники стояли и не понимали, как такое могло произойти. Бессмертная раса, наводящая ужас на все королевства, которая считалась непобедимой, и с которой считались сами короли, вдруг стала уязвимой. Убить Высшего вампира не мог никто. Кроме дракона и…

– Светлый воин! – проорал один из всадников и ринулся прочь, а за ним все остальные.

Рыцарь не стал преследовать вампиров. Пусть весть о Светлом воине разлетится по вампирским землям. И они наконец-то поймут, что они не бессмертны. Играть роль Светлого воина ему не хотелось, ибо он им не являлся, но нагнетать страх на бессмертных ему очень нравилось. По легенде каждые сто сорок три года появляется Светлый воин и начинает карательную операцию. Светлый воин изображал собою венец равновесия. Если кого-то слишком много, то надо это уменьшить. Его задача касалась только вампиров, оборотней и разной нечисти, которые плодятся за счёт людей. Светлого воина обычный люд никогда не мог видеть. Его видели лишь те, за кем он приходил. Вампиры страшились этих дней, но для всех других они делали вид, что всё это – легенда и не более того…

* * *

Владимир очнулся под самый вечер. Солнце уже ушло за горизонт, и последние его следы ещё виднелись на небе. Юноша лежал на траве и долго смотрел на деревья. Он не мог понять, кого он видел, пока был без сознания. Что за рыцарь? Кто такой Светлый воин? И что всё это значит?

Он попытался встать и встал с большим трудом. Мышцы всего тела болели с неимоверной силою. Рассудок был затуманен, и сконцентрироваться на чём-то удавалось с трудом. Владимир потряс головой и руками протёр глаза. Стало лучше. Сидя на траве, он начал разминать руки и спину, делая элементарные упражнения. Когда боль и усталость спали с рук и со спины, он попытался встать. У него получилось. Ноги хоть и болели, но он уже знал, как избавиться от боли. Владимир сделал полный комплекс упражнений на все части тела. Через час его тело приобрело бодрый вид, и он оказался готов пробежать километры. Чем он и занялся. У Владимира остались ещё незаконченные дела.

ГЛАВА 3

"Новые знакомства"

Стояла ночь. Стрелки часов доходили уже до часа ночи. В такое летнее время основная молодёжь собиралась маленькими группами, что направлялись в клубы, кафе и в другие развлекательные заведения. На главных улицах во всю играла музыка из стоявших на обочинах легковых автомобилей. Возле этих автомобилей собралось около двадцати человек. Все они что-то бурно обсуждали, пили алкоголь и часто смеялись. За всем этим наблюдал человек в чёрной толстовке. Лицо человека скрывал плотный капюшон.

Из толпы молодёжи вышел один человек. Высокий парень двадцати пяти лет. Черные длинные волосы и довольное гладкое лицо. По телосложению он больше напоминал спортсмена, и идти на него в упор было бы глупо. Он попрощался с двумя девушками, поцеловав их в губы и одну погладив по попе. Они кокетливо посмеялись и вернулись к компании. Парень же продолжил путь вдоль главной улицы. Человек в капюшоне последовал за ним. Через пару кварталов парень резко свернул в переулок и помчался прочь. Человек, следивший за ним, лишь цокнул языком и направился в другую сторону.

Парень бежал во всю прыть. Пробежав три квартала, он завернул направо, затем через квартал – налево и наткнулся на группу людей из трёх человек. Самый старший из них больше напоминал их дедушку, но это было не так. Пожилой человек с карими глазами, уставшим морщинистым лицом и идеально назад зачёсанными седыми волосами. Его строгий взгляд осмотрел юношу с ног до головы и презрительно посмотрел ему в глаза. Второй человек, рядом стоявший с пожилым человеком, оказался чуть моложе. Ему можно смело приписать сорок лет и не больше. Среди всех четверых он был выше всех, но и в тоже время худее. Худое вытянутое лицо, серые глаза, очень похожие на соколиные. Короткие черные волосы и лёгкая щетина придавали ему некий шарм негодяя. Третий был совсем не так молод, но и не так уж стар. Скромный полноватый паренёк с очками на носу эпохи девятнадцатого века. Он каждый раз поправлял свои каштановые кудри и почёсывал бороду. Он отращивал усы и бороду, чтобы казаться взрослее, потому как его лицо больше выглядело лицом шестнадцатилетнего мальчика, нежели тридцатилетнего мужика.

– Слежка? – спросил хмуро старик.

– Была, но я от неё оторвался, – заверил только что прибежавший юноша.

– Кто за тобой следил? – спросил осторожно худой человек.

– Это был я, – скромно ответил человек, появившись из тени.

Юноша сразу бросился на незнакомца и хотел нанести удар, но незнакомец не лыком шит. Увернувшись от удара, он сам нанёс удар ногой в грудь нападавшему человеку. В кувырке ушёл от удара худого человека и, вскочив на ноги, с разворота разбил ему нос. Очкастому толстяку незнакомец нанёс слабый удар под дых и ушёл от выстрела старика. Старик успел вынуть пистолет и сделал один выстрел, но мимо. Второй выстрел он просто не успел сделать, так как незнакомец выбил пистолет и разобрал его на части за считанные секунды. Шустрый незнакомец вытащил свой пистолет и направил на них.

– Познакомимся? – поприветствовал незнакомец и снял капюшон.

– Ты… – прошипел старик.

– Вы знакомы? – спросил, еле отдышавшись, толстячок.

– Тот самый пацан из больницы, – ответил худой человек за старика. При этом он задрал голову, чтобы остановить течение крови.

– Да. Моё имя Владимир, – представился незнакомец.

– Эдуард, – протянул руку толстячок.

– Что тебе надо? – сухо спросил старик.

– Всё просто, – с улыбкой ответил Владимир. – Мне нужны ответы на вопросы. И я начну спрашивать у вас.

– С чего ты взял, что мы ответим? – спросил с ехидством юноша.

– Жить-то всем охота, – мило улыбнулся Владимир.

– Что ты хочешь знать? – сдался старик.

– Что ваш сброд делал в больнице?

– Не твоё дело, – жёстко ответил худой человек.

– Мило, – улыбнулся Владимир и выстрелил. Пуля прошла в сантиметре от виска худого человека. – Как вы поняли, в стрельбе у меня дела неплохие. Не правда ли, снайпер? – Владимир ткнул пистолетом в сторону худого человека.

– Да я тебя… – прошипел снайпер.

– Давайте поиграем. Я постараюсь отгадать ваши имена, а вы расскажете мне то, что я хочу знать, – предложил Владимир.

– Нет, – сухо ответил старик.

– Не отпирайтесь, майор Трофимов, – лукаво произнёс Владимир. – В вашем возрасте со здоровьем не шутят.

– Откуда? – старик побледнел.

– Я экстрасенс.

– Ну, ну, – скептически прошептал полный человек.

– Эдуард. Умный человек в вашем сброде. Создаёт оружие и снаряжение. Но не эффективен в боевых условиях. Не переносит насилие, но создаёт всё то, что помогает создавать насилие.

– Неправда, – возразил Эдуард.

– Он прав, – подтвердил юноша.

– Антон. Основная специальность – это рукопашный бой. Также в совершенстве владеет огнестрельным и холодным оружием. Боевик. Ничего и не добавишь, – продолжал Владимир.

– Хм, – только и смог издать Антон.

– Серж, – Владимир посмотрел на снайпера с некой иронией. – Кратко и просто. Снайпер. Кстати, более терпеливый и уравновешенный среди вас всех.

– Откуда тебе всё это известно? – подозрительно спросил Трофимов.

– Все очень просто, – Владимир протянул смятую бумагу майору.

– Все наши имена и должности, – прошептал майор, – моим почерком. Ты украл её у меня?

– Не украл, а одолжил. Это разные понятия. Ваш майор, видимо, страдает склерозом, раз он носит с собой такую информацию, – подытожил Владимир и убрал пистолет за пазуху.

– Там же только имена и род деятельности, – подметил Антон.

– Тут только смогла помочь психология. С Эдуардом всё понятно. Умный, закомплексованный и неповоротливый сразу выделился из толпы. С Сержом обстояло всё довольно просто. Я тебя видел в кустах, как бы двояко это не звучало. Кстати, я майору пообещал сломать нос снайперу, я и сломал. Остался боец. Тут только Антон, так как Трофимов очень уж не годится в бойцы. И держите листок подальше, – посоветовал Владимир майору.

– Поучи меня ещё, молокосос, – тихо про себя прошептал Майор.

– Хорошо, не будем обращать внимание на разных молокососов, – Владимир подмигнул майору, тот аж побледнел. – Ваша очередь.

– Хоть это было и не честно, – заметил Серж, – но сделку, хоть и не утверждённую, надо выполнять. Что ты хочешь знать?

– Что вы делали в больнице?

– Нам нужен был профессор Вирхов, но мы немного опоздали. Его убили на твоих глазах. Тогда хотели забрать тело, но ты угнал вертолёт.

– Не всё предусмотрели, – улыбнулся Владимир.

– Ты видел этих здоровяков вблизи. Кто они? – Серж спросил прямо.

– Здоровые деревенские мужики с обожжёнными частями тела. Могу сказать, что они не убиваемые. Да что рассказывать, ты сам всё видел.

– Прыгать на них – глупой идеей было, – сухо произнёс Серж.

– Я уже знаю, – с улыбкой ответил Владимир.

– И с такими повреждениями не живут, – Серж оказался наблюдательным.

– У меня страховой полис был продлён. Мне можно, – отшутился Владимир.

– Что дальше? – спросил Антон.

– На квартиру, – скомандовал майор. – И не глупи мальчик, – эти слова были адресованы Владимиру.

Квартира оказалась довольно просторной. Четырёхкомнатной. Два больших зала, две маленькие комнаты, кухня и санузел. Все по классике. В одном зале было обставлено оборудованием. В основном, компьютерными комплектами. Второй зал был просторным и больше подходил для тренировок. Две маленькие комнаты были для ночлега. В каждой комнате стояли по две кровати, две тумбы и один шкаф. Владимир не стал задавать глупых вопросов. Он осмотрел всё и уставился на майора.

– Ты будешь спать в одной комнате с Антоном, – подозрительно фыркнул майор, но Владимир и так знал.

– Тогда всем до встречи, до утра, – дружелюбно сказал Эдик и пошёл в дальнюю комнату.

Ночь прошла без происшествий.

Владимир по привычке встал к пяти утра и побрёл на кухню. Умылся в умывальнике и, прополоскав рот всего лишь водой, остался более чем довольным. Гигиену он соблюдал в любом случае. Даже если и не было ничего под рукой. Поставил электрический чайник и открыл шкафчик. Взял кастрюлю, наполнил водой и поставил на плиту. Зажёг конфорку. В холодильнике нашёл пельмени. С улыбкой на лице начал варить пельмени. Через полчаса пельмени были готовы, он достал хлеб и нарезал его. Приготовил все на стол, и к этому моменту подтянулись остальные.

– Думал, ты поваром заделался, – сухо произнёс майор, – а это всего лишь пельмени.

– И вам доброго утра, – с улыбкой ответил Владимир.

– Пельмени? – оживился Антон.

– Он любитель всего того, где содержится мясо, – объяснил Серж.

– Садитесь за стол, – пригласил Владимир.

– Откуда такая вежливость? – прямо спросил Эдик.

– Я выспался, – ответил Владимир.

– Аргумент железный, – поддакнул Антон.

– Странно всё это, – не унимался Эдик. – Слишком подозрительно.

– Ещё скажи, что яд гюрзы подмешал в пельмени, – пошутил Антон, но потом резко остановился.

– Раскусили, – Владимир взял вилкой два пельменя из тарелки Антона и тут же съел, – всё просто: у меня иммунитет.

– Эдуард, ляпнешь, хоть стой, хоть падай, – Антон с улыбкой посмотрел на толстяка и похлопал по плечу, – подозрительный ты наш.

– Вот если я окажусь прав, вспомните потом, что я вас предупреждал, – Эдуард поднял указательный палец вверх.

– Так точно, босс, – Антон отдал честь и приступил к поеданию пельменей.

Все взяли пример с Антона и дружно приступили к трапезе.

* * *

Возле пятиэтажного здания остановился микроавтобус. Из микроавтобуса вышли два здоровых мужика в спецназовском обмундировании и четверо уже поменьше ростом человек, также в спецназовском обмундировании. Они прошли один квартал и резко свернули во двор. Возле подъезда сидела компания молодых людей и о чём-то громко беседовала. Увидев отряд спецназа, они как по команде быстро ушли со скамеек. Бабки, сидящие возле детской площадки, перекрестились и начали предполагать за каким именно наркоманом они пришли. Во дворе стало тихо. Возле подъезда остались два бойца, остальные вошли в подъезд.

На лестничной площадке им никто не помешал. Они поднялись на четвёртый этаж и остановились возле двери с номером 34. Два здоровых мужика взяли таран в руки и приготовились к штурму.

* * *

– Тихо, – скомандовал Владимир, который услышал шаги за дверью.

– Что там? – громко спросил Эдик.

– Тс-с, – Антон понял без слов и быстро закрыл рот Эдика рукой.

– Штурм? – спросил шёпотом майор.

– Да, – подтвердил Владимир.

– Что делать? – тихо спросил Эдик, вырвавшись из рук Антона.

– Бежать, – тихо сказал Серж и взял под локоть Эдика.

Антон вытащил из шкафа противопехотную мину и быстро установил её на дверь. Майор, Серж и Эдик начали эвакуироваться через окно по заранее обговоренному плану. Антон ввёл код в компьютер, и там началось что-то загружаться.

– Код ликвидации данных, – объяснил Антон.

Антон быстро полез в окно за остальными, но Владимир не успел. Дверь разнесло в щепки, и Владимира снесло с ног. За дверным проёмом отбросило двух здоровых спецназовцев и двух нормального роста спецназовцев размазало по стене. Здоровяки начали подниматься на ноги. Владимир не мог подняться. Его контузило. Он пытался прийти в себя, но никак не получалось. Один из здоровяков уже подошёл и поднял Владимира, посмотрел на него и нанёс удар головой в грудь. Парень вскрикнул. Сознание вмиг вернулось к нему. Владимир посмотрел в глаза здоровяка и в них не увидел ничего. Ни злости, ни боли, ни сострадания. Они были стеклянные. Владимир нанёс удар в локтевую часть здоровяка и носком кроссовок – в пах. Здоровяк ослабил хватку, и этого хватило Владимиру, чтобы увернуться от удара второго подоспевшего здоровяка.

Теперь у Владимира была фора на побег, но тут он остановился. Эти здоровяки могли на многое и на то, чтобы догнать недавних знакомых. Владимира охватили какие-то непонятные чувства, и ему подсказывал внутренний голос, что здоровяков надо задержать до тех пор, пока знакомые не уйдут далеко. Владимир приготовился драться насмерть.

Два здоровяка встали вместе и стали двигаться на Владимира. И тут началось. Первый здоровяк нанёс прямой удар, Владимир увернулся без особого усилия и нанёс в ответ короткий слабый удар в печень. Два следующих удара Владимир нанёс с полной силой в солнечное сплетение. Здоровяк попятился назад, задыхаясь. Второй здоровяк кинулся на Владимира, как ураган, снося всё на своём пути. Владимиру только и приходилось уходить от ударов, благо, зал был большим. Ещё пару ударов нанёс второй здоровяк в никуда, так как Владимир с большим успехом уходил от них и нанёс сокрушительный удар ногой с разворота в кадык. Здоровяк отшатнулся к окну, и тогда Владимир решился на отчаянный шаг. Он другого выхода больше не видел. В квартире оставаться с непробиваемыми противниками не имело смысла, если только не смысл суицида. Владимир разбежался и вцепился в здоровяка. Оба полетели в окно. Основная часть стёкол впилась в спину обожжённого, а малая часть порезала ноги и руки Владимира.

Раздался звук переламывания костей в мешке. Владимир приземлился на здоровяка, а вот здоровяк приземлился на свою спину. От удара у него раздробились почти все кости, в том числе и череп. Почти мёртвое тело здоровяка выглядело совсем безобразно. Владимир поднялся на ноги, и еле волоча кеды, пошёл прочь.

Перед ним остановился внедорожник. Открылась дверь и из неё выглянул Антон.

– Садись, – коротко приказал он.

Владимир без колебаний залез в машину. В машине сидели все те, с кем он недавно завтракал. Эдуард был напуган и вообще молчал. Серж смотрел в окно и о чём-то думал. Майор, нахмурив густые брови, вёл внедорожник. И только Антон вёл себя довольно оптимистично.

– Как ты? – наконец-то спросил майор.

– Жить буду, – Владимир даже в предсмертном состоянии мог сыпать шутки и сарказмы. Некоторые его за это сильно недолюбливали.

– С четвёртого этажа полететь… – тихо прошептал Эдик.

– Это было зрелищно, – подтвердил Антон. – Как ты смог там устоять против… Сколько их там было?

– Сначала четверо. Но при срабатывании мины убило сразу двоих, но вот двоих здоровяков это явно не так сильно задело.

– Ты дрался с теми красавчиками? – спросил Серж.

– Да, – ответил сухо Владимир, вспоминая, как ему крупно повезло, и что они нападали по одному.

– И выжил, – подытожил Серж.

– Не ожидал? – Владимир даже не знал, как реагировать.

– То, что я видел в больнице, и то, что ты выжил при повторной встрече с ними… – Серж призадумался, – ты везунчик.

– Или мастерство сказалось, – Владимир сказал так тихо, что никто и не услышал.

– Расскажи. Как? – Антон явно интересовался тем, как Владимир устоял перед здоровяками.

– В следующий раз, – Владимир закрыл глаза и уснул мгновенно.

Всю поездку его никто не тревожил. Они останавливались пару раз на заправку, и дорога продолжалась. Проехав более тысяч километров, они остановились около гостиницы. Внедорожник дал по тормозам, чуть не задавив котёнка. Майор был в дороге последние десять часов непрерывно и просто не заметил котёнка. Но Эдик успел заметить. Реакция майора сработала вовремя. Все вышли из машины, чтобы посмотреть, на кого чуть не наехали.

Маленький серый котёнок прижался к колесу и дрожал. По нему было видно, что он испытывал страх. Эдик поднял котёнка на руки и начал успокаивать. Трофимов лишь только фыркнул. Ему явно не нравились наши братья меньшие. Антон заулыбался, словно ребёнок, взял у Эдика котёнка и начал гладить с нежностью.

– Какой милый, – восхитился Антон.

– Это точно, – подметил Серж.

– Бросай зверюгу, – приказал майор и направился к гостинице.

– Он всегда такой лапочка? – спросил Владимир.

– Только тогда, когда злой и по четвергам, – ответил Антон.

– Не знал, что он злой, – растерянно сказал Эдик.

– Вообще-то сегодня четверг, – подмигнул Владимир и пошёл за майором.

– Четверг, – повторил Антон и последовал за Владимиром.

Эдик долго смотрел на котёнка и не мог понять своих друзей. Шутят или нет. Он стоял бы и дальше, пока его не окрикнул Серж. Эдик поплёл к гостинице с котёнком.

Гостиница оказалась далеко не на пять звёзд. Она даже не тянула на одну звезду. Но никто не жаловался. Так как не было других вариантов. Одноэтажное здание, построенное в сороковых годах, которое ремонт видело только в начале девяностых годов. На входе имелась маленькая коморка, где сидела вахтерша и выдавала ключи. Комнаты все небольшие и кроме двух кроватей и двух тумбочек ничего больше не имели. Стоимость таких комнат была не велика, но не это делало её особенной. В этом захолустье никогда и никого искать не будут. Соответственно тут в основном селились воры и беглецы. На этот раз посетителей не наблюдалось.

Все собрались в комнате для обсуждения дальнейших планов.

– Нравится пятизвёздочный отель? – подколол Антон Эдика.

– Ага. Ещё бы, – с отвращением ответил Эдик и зажал нос.

– Начнём, – начал майор. – У нас на повестке… Владимир выйди, пожалуйста. У нас личный разговор.

– Так и знал. Секреты, – Владимир сделал кислую мину и вышел.

– Начнём, – майор сделал серьёзное донельзя лицо и начал. – Мы профукали немца и теперь у нас на повестке дня найти его. У кого есть предложения?

– У меня, – в комнату вошёл Владимир.

– Ты всё слышал? – удивился майор.

– Тут всё слышно, – ответил честно Владимир.

– И какие предложения? – злобно спросил Трофимов.

– Есть два варианта. Первый – это надо найти тех, на кого работали те бойцы из СОБРа. Майор, я думаю, ты сможешь это узнать. Будет сложно, но можно. И второй вариант. Он не понравится вам никому. Это найти тех обожжённых людей. Или они сами нас найдут, и тогда надо быть готовыми. Кому какой нравится?

– Я займусь первым вариантом, – первым сказал майор.

– Тогда нам достаётся второй вариант. Сидим и ждём, – хмуро ответил Серж.

– Вот хитрый жук, – сказал Антон, когда майор сел в машину и уехал. – Даже джип не оставил. Что теперь?

– По крайней мере у нас теперь есть время обдумать всё без комментария старика. Без наставления, так сказать, – Эдуард резко оживился.

– Ух, ты, – удивился Владимир.

– Да, он такой наш толстячок, – Антон похлопал Эдика по плечу. – Он наш мозг, как бы это мерзко не звучало.

– Мерзко? – Эдик.

– Никто не заметил, что ваш майор сказал: найти немца, но он же мёртв, – Владимир призадумался и сел на кровать.

– Может надо найти тело? Так это просто же. Обзвонил морги, и пожалуйста. Вот тебе и результаты, – Антон пытался пошутить, но не вышло.

– Владимир прав, – согласился Серж. – Трофимов нам что-то не договаривает. Но об этом позже. Наша главная задача: встретить гостей и выжить. А выжить – это самое главное. Итак, есть варианты по этому поводу?

– Есть одна мысль, но мне нужна моя лаборатория и пара дней форы, – предложил Эдик и облокотился на стену.

– Пару дней говоришь? – Серж призадумался. – Дам тебе пару дней. Главное, выбраться из этой дыры.

– Отлично, – обрадовался Эдик и засиял ярче солнца.

– Расскажи, как ты смог уйти второй раз от громил, – Серж обратился к Владимиру с серьёзным лицом.

– Не скажу, что смог их одолеть, но знаю способы их временно обездвижить, – начал Владимир. – Выстрел в голову даст вам пару минут. В другие части тела не стреляйте. Я пробовал. Одному даже коленную чашечку раздробил. Это не для поднятия авторитета среди вас, а для знаний, что пригодятся в бою. Также удар в солнечное сплетение выводит их на минуту. Ещё если выбросить их с четвёртого этажа. Проверенный способ, – улыбнулся Владимир, вспоминая, какую боль он перенёс при этом приземлении. – Есть ещё теории, но тут нужно уже больше оружия. Но это не точно. Хотя в теории, если разорвёт их на части, то тут никакая регенерация не поможет.

– Варианты не особенно приятны, – подытожил Антон. – Они же здоровые, а значит, не поворотливые…

– Они быстрее нас всех вместе взятых, – прервал Антона Серж. – Я видел их скорость. Это что-то нечто. Владимир подтвердит мои слова.

– Подтверждаю, – кивнул Владимир. – Их не так просто взять живьём. Они неуязвимы и, что печально, они не разговорчивые. Я очень сильно надеюсь, если таких красавчиков всего двое. Если более, то придётся попотеть.

– Попотеть так и так придётся, – согласился Антон. – Значит, в рукопашный бой с ними вступать бессмысленно?

– Есть смысл, – неохотно согласился Владимир, – но, если только на короткий бой. У них выносливость, как у коня. Табун лошадей. Столько умирать и воскрешать, –Владимир последние слова почти прошептал.

– Значит, вся надежда на Эдуарда? – спросил Антон. – Самим как-нибудь можно с ними справиться? Шанс имеется?

– Да. Это я, – Владимир встал с кровати и принял героическую позу.

– Это героическая поза? – Эдик был в замешательстве, так как не верил во Владимира.

– Эпично? – Владимир улыбнулся во все 32 зуба. – Я всегда хотел её использовать. А если серьёзно, то я могу противостоять им, но ненадолго. Но убить их я не в силах.

– Откуда такая уверенность? – Эдик стал скептиком.

– Потому что я выжил два раза при встрече с ними, – Владимир не стал упоминать про то, что он им нужен был живым. Относительно живым.

– Оставь свои подвиги своим девушкам, – Серж подошёл к двери, но остановился. – Майор успел дать нам одно задание. Я не знаю, что в этой тачке, но она нужна ему.

– Клёво, теперь ещё будем машины угонять. Что на этот раз? – Антон резко поменял тон.

– Не горячись. Не я даю команды. В общем, нужна машина Ауди А4. Её хотят продать на чёрном рынке.

– А денег, естественно, не дали? – усмехнулся Владимир.

– Нам нужен будет не только автомобиль. Ещё один парень. Ринат. Я пока не знаю, как он выглядит.

– Просто отлично! – Антон похлопал в ладоши.

– Антон! – Серж начинал злиться, и всё его спокойствие заканчивалось на глазах. – Прекрати. Сейчас же.

– Ну да, не я же любимчик старика. Не я.

– Спокойно, ребята, – вмешался Владимир. – Не время для ссор. Позже как-нибудь. Позже. Давайте думать лучше над навалившимися задачами. Напомню, что некоторые из них, так сказать, немного сложнее. Можно сказать, невыполнимы.

– Зачем нам драться с теми богатырями? – задал логичный вопрос Эдик.

– Всё очень просто, – начал отвечать Владимир. – Нам нужны ответы на вопросы. Где Вирхов? Они могут знать. Да к тому же они сами нас найдут. Квартиру же вашу нашли, и вы еле ноги унесли. А значит, рано или поздно найдут, и надо быть готовыми к встрече. К тому же, ваш начальник думает, что немец живой. Это неспроста. Какова ваша реальная задача?

– Это так важно? – раздражённо спросил Серж.

– Можешь не говорить. Я, наверное, пойду попутку ловить, – Владимир сделал невзрачное лицо и повернулся в сторону двери.

– Хорошо, – согласился Серж. – Не знаю зачем, но я чувствую, ты нам пригодишься. Цель была проста. Вывести профессора Вирхова из больницы. Но что-то пошло не так. Сначала больницу захватили террористы, затем подъехал автобус, и из него вышли наши богатыри. После объявился СОБР. Все началось так быстро, что Антон не успел попасть в больницу. А остальное ты знаешь.

– Сочувствую тебе, Антон. Такое пропустил, – Владимир похлопал по плечу Антона.

– И не говори, – Антон отвернулся. Сделал вид грусти.

– Где этот автомобиль? – Владимир спросил прямо и без уловок.

– Будут продавать его завтра. Нашёлся покупатель. Нам надо его заменить.

– Дайка угадаю. Фото покупателя есть? – Антон вскочил аж с кровати.

– Да, – Серж протянул фотографию Антону и тот от удивления сел на кровать. На фотографии был изображён мужчина очень сильно схожий с Антоном, но в отличие от Антона он носил бороду.

– Тебе бородка идёт, – Владимир сделал комплимент Антону и добавил, – значит, проблем с покупателем у нас не будет.

– Владимир, могу я просить тебя об услуге? – спросил Серж серьёзно.

– Да.

– Ты будешь прикрывать Антона. Его водителем будешь. В машинах разбираешься?

– Есть опыт, – Владимир отрыл дверь и вышел в коридор. Все направились за ним.

– Куда ты? – спросил Эдик.

– На улицу подышать.

– Эта хорошая мысль, – произнёс с облегчением Антон. В гостинице было тяжело дышать. Запахи сырости, мочи и гари порядком надоели.

– И как нам отсюда уехать? – спросил Эдик.

– Я вызвал такси, – хмуро ответил Серж. – Доставит до нашего покупателя. Нам нужно будет его перехватить. Эдуард, тебя оставим на автовокзале. Вот, держи, – Серж протянул десять тысяч рублей Эдику. – Трать с умом.

– Спасибо, – поблагодарил Эдик и убрал деньги во внутренний карман.

– Лучше на девок спусти денег, – подмигнул Антон Эдику. – У меня есть номер телефона. Нужен?

– Э-э-э, – замялся Эдик и, покраснев, отвернулся.

– У меня есть идея, – Антон незаметно для всех подсунул Эдику в карман пиджака номер телефона девушек лёгкого поведения. – Может, посидим в кафе и отдохнём?

– Устал? – Серж посмотрел на Антона, как на умственно отсталого человека.

– Такси подъехало, – спокойно сказал Владимир и пошёл к машине.

Все дружно, как по команде, направились к машине. В дороге все молчали. Негоже разговаривать при незнакомом человеке. Кем бы он не являлся. На автовокзале, как они и планировали, высадили Эдуарда. Через час они подъехали к частному дому. Серж расплатился с водителем такси.

Серж, Антон и Владимир стояли возле богатого трёхэтажного дома.

– Это не тот дом, – прервал мечтания Серж. – Наш адрес находится в километре отсюда.

– Не лень ходить? – Антон не был в настроении ходить пешком, но выбора не было. Антон вообще не был в настроении.

– Ходьба полезна, – Владимир улыбнулся и пошёл первым. Он чувствовал куда идти, и на это Серж только лишь открыл рот.

Троица шла вдоль шикарных домов. Антон и Владимир шли, осматривая дома. Они их видели впервые и вели себя подозрительно. Но никто не обращал на них внимание. Каждый дом был огорожен высокими заборами с воротами. Владимир заметил, что каждый дом имел как минимум по три камеры видеонаблюдения только на воротах. Охранников он не заметил, но вот собак он почему-то чувствовал. Он не мог объяснить этот феномен.

Они прошли около двадцати огороженных домов, и Серж остановился.

– Этот дом, – он кивком головы указал на одноэтажный дом. – Здесь наш покупатель.

– Скромно как-то, – Антон был впечатлён одноэтажным домом. На вид он был простым деревянным домиком, но вот архитектура была впечатляющей. Дом был построен под стиль хором древних русских народов. Все эти вырезы птиц, животных и узоры, раскрашенные яркими красками, делали этот дом в округе самым ярким и жизнерадостным.

– Оценивается в пятнадцать миллионов рублей, – коротко сказал Серж.

– М-да, – только и смог произнести Антон.

– Я его навещу, – взял на себя инициативу Владимир. – Что мне надо знать конкретного?

– Ты? Навестишь? – Серж набрал больше воздуха и медленно выдохнул. – С чего такая прыть?

– С того, что я умею навещать людей, – Владимир соврал насчёт проникновения домов. Но он смотрел много фильмов. Да и к тому же, он чувствовал, что сам должен.

– Хорошо, – быстро согласился Серж. – Нашего заказчика зовут Рассел. Как выглядит, ты точно узнаешь, – Серж показал имитацию бороды и указал на Антона. – У него надо будет спросить всё про покупку и обязательно надо будет взять его телефон. И, как бы это дико не звучало, нужны будут его характерные вещи. Мы точно не знаем, встречались ли они раньше или нет, но подстраховаться надо будет. И запереть его что ли? В подвал, но еды оставь ему. Нам убивать его не к чему.

– Слушаюсь, босс.

Владимир обогнул дом и между двух заборов исчез. Забор был высотой два метра, и перелезть не составило труда. Оказавшись на другой стороне забора, Владимир огляделся и замер. В пяти метрах стояли три пса. Две немецкие овчарки и один питбуль. Страшная смесь для воришки, но не для Владимира. Он мысленно представил себе, как будет избавляться от них, но они стояли на прежних местах и внимательно смотрели на него. Эта пауза длилась бы и бесконечно, пока Владимир не произнёс приказ. Мысленный приказ. «Сидеть», – прозвучало у него в голове, и псы, как по команде, сели. Удивление было настолько большим, что Владимир сел на пятую точку. «Лежать, стоять и ко мне», – отдал мысленно приказ Владимир, и псы выполнили все команды по очереди.

Владимир погладил всех псов без исключения и направился к дому. «За мной», – также мысленно отдал приказ Владимир, и псы аккуратно вошли в дом. Внутри дом оказался намного больше. Просторный большой зал с одним телевизором и диваном. Не экономно, но кто поймёт этих богачей. На полу были расстелены ковры. Не просто ковры с базара. Ковры из шкур настоящих хищников. Тигров, медведей и даже полярных медведей. Владимир заметил, что на стенах развешаны разные виды винтовок. Начиная от стволов восемнадцатого века и до наших дней. Все эти винтовки предназначались для охоты. «Чёртов браконьер», – злость у Владимира так и вырывалась наружу. Псы эти эмоции ухватили ментально и, поджав хвосты, пошли позади своего нового хозяина. «Найти мне его», – приказ был жёстким, и псы быстро направились в сторону одной двери.

Владимир аккуратно открыл дверь и увидел на большой двуспальной кровати лежавшего бородатого хозяина, копию Антона. Рассел спал. В комнате было также просторно, как и, наверное, во всём доме.

– Добрый день, – Владимир поздоровался довольно громко, что Рассел аж вскочил с кровати.

– Ты кто? Как ты сюда попал? – Рассел опешил ещё больше, когда увидел своих псов позади незваного гостя. И псы не нападали, а сидели смирно и ждали.

– Сядь, – приказал Владимир. «Следить за ним», – отдал приказ питбулю, и тот, запрыгнув на кровать, показал оскал бывшему хозяину.

– Хорошо, хорошо, – завопил Рассел. – Что вам от меня нужно?

– Коротко и ясно о сделке с Ауди А4.

– Что? Какой? – Рассел либо притворялся дураком, либо от испуга делался таким. Но когда по приказу Владимира на кровать запрыгнули две немецкие овчарки и, зарычав, показали свои оскалы, Рассел сразу заговорил. – А-а, Ауди А4. Вспомнил. Мне сказали её купить, так как там что-то важное имеется.

– Что именно?

– Я не знаю. Подошёл три дня назад один немец. По крайней мере, я так думаю, и предложил купить автомобиль. Все расходы он берет на себя. Он был очень настойчивым, – Рассел постарался прикрыть пижамой плечо, но Владимир заметил там шрамы. Свежие шрамы.

– Где встреча?

– Где что? – Рассел запнулся, но питбуль подошёл вплотную, и Рассел как на духу всё выложил. – Встреча будет на заброшенном заводе. В ста тридцати километрах отсюда. Завтра в семь вечера. Пароль простой. «Где моя тачка, чувак?» Не я придумал пароль, – сразу оправдался Рассел. – Продавец. Стоимость составляет двадцать тысяч долларов. Будет чёрная Ауди А4, матовая. Все документы чистые. Продавец позвонит завтра, ближе к трём часам дня.

– Права. Живо, – скомандовал Владимир.

– В кармане. Машина в гараже. Отпусти меня, пожалуйста, – начал умолять Рассел.

– Любишь животных, – на Владимира нахлынула злость, и он не мог её обуздать.

– Очень, – ответил Рассел.

«Фас», – вышло бессознательно у Владимира, мысленно, и все три пса начали грызть и рвать бывшего хозяина. Владимир ужаснулся своего поступка, но ничего поделать уже не мог. Тихо закрыл дверь. Ему оставалось только забрать телефон, найти водительские права и ключи от автомобиля. В гараже его ждал красный Форд Мустанг с двумя белыми вертикальными полосами. Последней модели на тот момент. Улыбка еле натянулась на лице юноши.

Мустанг выехал из ворот. Серж нахмурился, когда увидел Владимира, но ничего не сказал. Антон, наоборот, засиял как маяк среди мрака. Он сразу занял место водителя, как только его покинул Владимир. Серж занял место на заднем сидении. Мустанг тронулся с места.

ГЛАВА 4

"Схема принципиального действия"

Машина подъехала к заброшенному заводу. Владимир сидел за рулём, так как по легенде он – всего лишь водитель. А вот Антон был ʺРасселомʺ. Ничего не поделаешь, раз он на него так сильно похож. Серж высадился в километре от завода и занялся осмотром территории и пути отхода. Серж всегда подходил к делу серьёзно. Мустанг подъехал к воротам завода и остановился.

– Как думаешь, кто сильнее: крокодил или бегемот? – неожиданно спросил Антон.

– Бегемот, – без сомнения ответил Владимир и на удивлённый взгляд друга выложил свои доводы. – Смотрел по телевизору. Бегемот без проблем ломает хребет крокодилу. Вот так.

– Не знал. А тигр или лев? – Антон не унимался.

– Думаю, лев. Несмотря на то, что он – царь зверей. Это мой ответ, – Владимир призадумался серьёзно об этом противостоянии.

– И правда, лев. Вчера по телевизору видел. Лев – коллективное животное, и он надеется в основном на свой прайд.

– Я, как погляжу, ты любишь смотреть телевизор. Не боишься 25 кадра? – Владимир посмотрел серьёзным видом.

– 25-й кадр? Шутить? Наш мозг успевает воспринимать 24 кадра в секунду и, исходя из этого получается, что 25-й кадр мы просто не замечаем. Глупости всё это. Это также можно сказать, что человек обладает рентгеновским зрением. Представь себе, что ты обладаешь рентгеновским зрением? Абсурд, – Антон ещё раз проверил удостоверение, чтобы получше запомнить информацию.

– Рентгеновское зрение – это точно абсурд. Человеческий глаз воспринимает прямые и отражённые волны. Вот только рентген проходит сквозь объект и не отражается. Жаль, что не все фантасты это понимают. Хотя, они же фантасты. Антон, а если бы ты обладал нечеловеческой силой? Что бы ты сделал?

– Нечеловеческой силой? Это силой хомяка? – Антон даже не обратил внимания на свой глупый вопрос.

– Логично. Я же не указал, чью именно силу. К примеру, силой, превосходящей человеческую в сотни раз.

– Пару раз ограбил бы банк, может быть, и жил в своё удовольствие. Там, где не будут мне мешать. Жизнь нынче – дорогая штука.

– А как же спасение человечества ради человечества? – Владимир уже знал приблизительный ответ, но хотел услышать его от Антона.

– Человечества? Бред. Ты спасаешь жизни людям. Тебя боготворят какое-то время, а потом забывают. Или ещё хуже. При гибели каких-то людей начинают вешать на тебя их смерти. Ибо не смог их спасти. Хотя может, и не было меня рядом или спас, но не всех. Правительство начинает тебя вербовать, террористы – шантажировать тебя твоей семьёй или близкими людьми. Общество начинает тебя бояться и соответственно вводить какие-нибудь запреты. Всё очень просто. Человечество боится тех, кто может быть сильнее их. Они перестают различать оттенки твоего облика в виде зла или добра. Каким бы ты не был добрым и нужным, вскоре тебя забудут или уничтожат, – Антон невольно вздохнул.

– Закручено всё у тебя, но я тебя понял. И поддерживаю тебя. Человечество в последнее время как-то сильно изменилось.

– И не говори, – поддержал Антон.

– Едут, – прошептал Владимир.

К ангару подъехало три отечественные машины. Три девятки. Из первой машины вышли два человека и направились к ангару. Первый шёл вальяжно. Высокий парень с широкими плечами, вытянутым лицом и с волосяным покровом на лице, будто кавказец спустился с гор. Его взгляд говорил об его уверенности. По походке было явно заметно, что он занимается спортом. Борьбой. Второй же, наоборот. Антипод первому. Худой, низкий и немного горбатый. Владимир улыбнулся и вспомнил, что не так давно имел случай познакомиться с такими же ребятами.

Антон вышел первым, Владимир последовал за ним. Оба прошли в ангар, который оказался наполовину занят складским хламом и контейнерами. Два парня уже ждали их возле той самой Ауди. Владимир огляделся и сразу начал представлять исход событий. Было два варианта, а какой именно из них? Сейчас и посмотрим.

– Здравствуйте, дорогие покупатели, – начал высокий парень.

– Ух-ты, он может говорить? – шёпотом сказал Владимир. – Здравствуйте. Мы не знаем вашего имени. И да, где моя тачка, чувак?

– Этого не обязательно при нашей сделке. Рассел, может, обсудим сделку? Штырь иди, разберись с водителем, – последнее предложение он сказал тихо низкому пареньку, но Владимир на удивление услышал.

– Прошу, господин водитель, пройти за мной, – стараясь вежливо, пригласил Штырь.

– А вы, многоуважаемый Рассел, прошу пройти за мной, – пригласил высокий парень Антона.

«К вам направляются восемь человек. Открыть огонь?» – у Антона, как и у Владимира в ухе, прозвучало деловое предложение от Сержа. «Сам разберусь», – более тихо ответил Владимир, чтоб Штырь не услышал.

– Господин водитель, дело такое. У нас деловая встреча проходит чуть по-другому.

– Хм, – Владимир уловил мысль. Он прекрасно слышал беседу Антона и того паренька, и шла эта беседа уж явно тяжело. – Знаешь, Шнырь, то есть Штырь, – глаза Штыря сразу округлились. Он не думал, что кто-то мог услышать приказ. – Я очень прекрасно понимаю ваш язык общения. И я очень рад, что именно так мы и решим этот вопрос. Денег все равно мы пропили, а тачка нужна. Смекаешь?

– Э-э? – только и смог из себя выдавить Штырь.

– И я о том же, – Владимир подмигнул Штырю и ударил с локтя в нос.

У Штыря кровь хлынула водопадом. Видимо, слабый нос у хлюпика. Восемь человек увидели этот беспредел и ринулись на Владимира. Что и ожидал Невский.

Хоть и нападали на Владимира восемь человек, но особой опасности он в них не видел. Обычная дворовая шпана. Двое из всей шпаны имели хоть какую-то мышечную массу. Трое выделялись спортивным рельефом, а остальные – обычные алкаши.

Владимир не обращал внимания на то, кто и как выглядит. Он просто действовал. Первый напал довольно откровенно. Правой рукой вперёд в позе супермена и сразу выхватил свою порцию переломов. Увернувшись от прямого удара, Владимир нанёс быстрый удар в бок по рёбрам. Послышался треск. Два удара в челюсть и завершающий удар с ноги в коленную чашечку. Противник упал и завопил, захлёбываясь собственной кровью. Двух противников Владимир вырубил одним ударом ноги в полёте: в простонародье это называется «вертушкой». Остальные оказались умнее или хитрее и напали все разом, но это их не спасло.

Владимир действовал быстро, и ему хотелось самому с ними разобраться по некоторым причинам. Во-первых, они обманывали покупателей и оставляли себе и деньги, и товар. Во-вторых, они ему просто не нравились. А третьего Владимир ещё не придумал, но обязательно придумает.

Сразу два удара последовало прямо в голову. Владимир увернулся без особого труда и наотмашь нанёс удар с ноги. Удар пришёлся кому-то в нос. И противник сразу вышел из боя. Оказался слишком слаб. Осталось четверо. Трое напали сразу и нанесли тройной удар в пустоту. Владимир успел обогнуть их, неведомо как, и нанёс каждому по одному удару по шее. Переламывание шейных позвонков слышно было громко. Последний оказался хитрее и побежал со всех ног, но шальная пуля его догнала. Точнее, пуля, выпущенная из снайперской винтовки. Он пал возле выхода.

Владимир побежал к Антону и увидел его, в крови лежавшего возле стены. Ярость переполнила его мгновенно. Раздался выстрел. Снова всё в замедленном виде. Из тени медленно выползает пуля и по траектории направляется прямо в голову Владимира. Ещё одно мгновение, и Невский сам оказывается сбоку высокого парня. Два тяжёлых удара в шею и в бедро разом ломают кости. Пуля попадает в стену. Противник падает, как подкошенный, тихо. Тело бьётся в конвульсиях на полу.

– Срочно машину, – более спокойно сказал Владимир по рации.

– Одна минута, – среагировал Серж.

Антон лежал так же, как и минуту назад. Еле дышал, точнее, сопел. Первые признаки проблем с рёбрами. Владимир присел и аккуратно положил Антона на колени. Дыхание Антона стало более ровным, но затем резко прекратилось. Сердце постепенно затухало. Владимир ничего не мог сделать. Сейчас не тот случай для оказания первой помощи. Явно не тот случай. Владимир достал платок и аккуратно начал вытирать лицо от крови. Невский что-то чувствовал. Будто видел Антона насквозь. Он не мог объяснить, как и чем он это чувствует, но мог дать краткую информацию по состоянию здоровья. Треснуты два нижних левых ребра, лёгкие не пробиты и не наполняются кровью. В крови находится очень сильное вещество. Скорее всего, что-то из транквилизаторов. Это вещество и не даёт организму бороться за жизнь. Во множественных местах на теле находятся крупные гематомы. Кости целы, не считая рёбер. Человек находится без сознания. Надо его приводить в чувства. Как бы не пал в кому.

Раздался визг колёс. Владимир увидел Сержа, бежавшего к ним. Мужчина пал на бетон коленями и перенёс тело Антона к себе на колени.

– В сумке у меня лежит электрошокер, – Серж произнёс волнительно. Как бы между ними и была некая вражда, но Серж очень сильно переживал за Антона.

– Вот, – Владимир быстро извлёк электрошокер из кармана и передал Сержу.

– Его надо срочно приводить в чувства. Если не хотим потерять его. Слишком слабый пульс. Владимир, внимательно слушай. Я сейчас его ударю током, и ты должен будешь его сдерживать. И приложи ему что-нибудь между зубами, чтоб ненароком язык не прикусил. Очень слабый пульс, – повторил снова Серж.

– Я готов.

Владимир быстро сунул между зубов Антону перчатку. Серж ударил током Антона. Его тело резко начало вырываться из рук парня. Владимир сумел удержать тело. Он чувствовал, что его кровь начала разгоняться, а значит, кислород начал больше поступать в мозг. Затем последовали ещё и ещё удары током, пока Антон не начал тяжело дышать. Прокашлялся. Открыл глаза, обвёл всех взглядом и закрыл их. Серж выдохнул с облегчением. Проверил пульс и, убедившись, что всё в порядке приподнял его и потащил к машине.

– Я отвезу его на Ауди, ты же садись в Мустанг. Встретимся в обговорённом месте. Владимир, как бы ни хотелось тебя просить, но тут не должно быть свидетелей. Пистолет лежит в бардачке.

Владимир не нуждался в дополнительной информации. Он сейчас был немного поникшим. Он взял пистолет у мёртвого подлеца и принялся за дело. Пару минут спустя, когда каждый получил свою порцию свинца прямиком в мозг через глазное отверстие, Владимир направился к машине.

Мустанг подъехал к одинокому домику в большом лесу. Обычный деревянный домик четыре на четыре метра. Возле домика уже стояла чёрная Ауди. Владимир вышел из машины и направился к двери домика. Дверь оказалась открытой. Войдя в домик, Владимир увидел вспотевшего Эдика, который что-то колдовал над Антоном, и Сержа, который менял холодный пресс каждую минуту. Антон уже не был бледен и также не был в крови. Его сердце билось медленно, но достаточно для поддержания жизни. Владимир не удивлялся, как он услышал сердцебиение. Он встал в сторонке и тихо наблюдал. Так продолжалось больше часа. Владимир прислушивался к ритму сердца. Он знал, что Эдик в буквальном смысле вытащил Антона с того света. Яд, что бродил в организме Антона, был довольно сильным. По крайней мере, он обладал парализующим эффектом и замедлением ритма сердца, что очень неполезно для организма.

– Жить будет, – тяжело произнёс Эдик, выходя из домика.

– Это точно, – подтвердил Серж. – Выйдем? Пусть отдохнёт.

– Конечно, – Владимир последовал за Сержом.

Серж с Владимиром присоединились к Эдику. Он, молча, сидел на бревне, которое служило скамейкой. Он что-то сопел под нос, но даже Владимир не мог разобрать, о чём это он.

– Некий парализующий препарат? – начал беседу с вопроса первым Владимир.

– Точно не знаю. Очень похожий на змеиный яд. Точно не могу вспомнить какой. Хорошо, что вы смогли запустить его сердце. Очень вовремя, – Эдик тяжело дышал. Его шокировал этот случай.

– Ты молодец, Эдуард, – похлопал по плечу Серж. – Ты сам понимаешь, как многое ты сделал.

– Как вы познакомились и сошлись в одном отряде? – Владимир решил разрядить обстановку.

– В отряде? – переспросил Эдик.

– Ты, Эдуард, довольно изобретательный человек. По крайней мере, я так полагаю. В медицине силен, и это факт. Так справиться с незнакомым ядом и спасти жизнь другу в полевых условиях – не каждый врач на это способен. А ты, Серж, как я полагаю, из аристократической и очень богатой семьи. Если не прав, то поправьте. Антон, наверное, сирота. А Трофимов очередной сын маминой подруги, который вырвался наверх. Ваш отряд хоть и укомплектован хорошо, но вы все разные и не должны были пересечься. Что же такое произошло? – Владимир уже не ожидал от них ответа. Это их ноша и они вправе промолчать.

– Я уже заканчивал МГУ, – начал Эдик, предварительно посмотрев на Сержа и получив одобрение. – Последний экзамен. Сдал на отлично. Это был мой самый счастливый день. Профессора посоветовали попробовать пройти проверочный экзамен в корпорацию «Мир». Организация, которая была настолько разнообразна, что её филиалы были почти во всех направлениях технологии. Фармацевтика, космосо строение, военные разработки, говорили, что ещё в сфере шпионажа, но это всё слухи, – Эдик невольно улыбнулся. – Моя мечта была так близка, и в тоже время так далека. Как горизонт, к которому ты никогда не приблизишься. После выпускного бала ко мне подошёл Трофимов и предложил работать на государство. Идея была хорошей. Своя лаборатория. Недостающие компоненты могли спокойно привезти с военных складов. Дружный коллектив. И зарплата, плюс военная пенсия. Всё то, что и было нужно для меня. Я согласился. Не скажу, что я жалею о своём выбор, но и мечта работать в корпорации «Мир» по-прежнему в моём сердце.

– Ты что-то умалчиваешь, – подозрительно заметил Владимир.

– Всё просто. Он влюбился в одну девушку. Мира – её имя. Что самое забавное – она дочь главы этой корпорации, – ответил Серж.

Эдик незамедлительно покраснел и увёл взгляд от Владимира.

–– Обещать не буду, что познакомлю тебя с Мирой, но могу помочь с трудоустройством в корпорацию. Не сейчас, естественно, – Владимир дал обещание, и он сдержит его.

– Пустое обещание? – тяжело вздохнул Эдуард.

– Нет, – твёрдо ответил Владимир.

– Владимир, ты прав. Я из богатой и влиятельной семьи, – начал Серж. – Мне от тебя всё равно скрывать не зачем. Рано или поздно ты всё равно бы узнал. Лучше уж от меня. Первый и, наверное, логичный вопрос: «Почему я с ними?» Всё просто. Это каприз нашей семьи. Глава семьи должен отслужить пять лет на службе. Не имеет значение, где и как. Сейчас я на контракте, и осталось всего два года. Не так и много, – Серж достал из внутреннего кармана фляжку и оттуда отпил. – Будете?

– Да, – выхватил из рук фляжку Эдик и осушил, как минимум наполовину.

– Я думаю, что обойдусь, – произнёс Владимир, смотря, как Эдик допивает фляжку.

– В следующий раз обязательно тебя угощу, – Серж кивнул Владимиру.

– Как думаете, Антон поправиться? – спросил поникший Эдик.

– Ты же доктор. Вот и скажи, – мягко произнёс Серж.

– Я сделал всё, что смог, но я не уверен, что он на ноги встанет. Слишком уж сильный яд был и в большой порции. Я так и не понял, что за яд. Вроде змеиный яд, но эффект другой, – Эдик ушёл в раздумья.

– Знаете? Как я попал к вам? – вдруг спросил Владимир.

– Да, – ответил Серж. – Сам напросился. Не иначе.

– Это не совсем точно. Если кратко. Я же окончил школу в мае. И уже собирался идти в армию. Всё было хорошо. Ничего не предвещало беды. До пункта назначения на наш автобус напали и атаковали, – Владимир помнил всё до единой секунды. – Слезоточивый газ. Все начали выбегать. Я замешкался не потому, что запаниковал. Нет. Просто от газа одному из новобранцев стало плохо. Он не просто потерял сознания, он харкал кровью, и из глаз текла вместо слёз кровь. Я его хотел вынести. Но тут подошёл кто-то сзади и ударил чем-то твёрдым по затылку. Я обмяк и не мог пошевелиться, но я всё слышал. Все, кто выбежал из автобуса, их загнали обратно и сожгли заживо. Эти крики мне до сих пор снятся по ночам. Затем историю, которая произошла в больнице, вы отчасти знаете. А почему я вышел на вас? Всё очень просто. Вы поможете найти мне ответы на мои вопросы. Сам я долго буду искать. Очень долго, – Владимир поник.

Он представлял перед газами, как заживо сгорают его друзья и знакомые. Он не знал, кто способен на такие поступки. Но он обязательно их найдёт. И отомстит за всех.

– Печальная история, – сухо сказал Эдик. – Извини, я не знал через что ты прошёл. Выпьем за твоих погибших товарищей, – Эдик достал из пазухи бутылку водки и три рюмки. Ловко разлил, и все они вместе опустошили до дна.

– Ты не простой мальчик, – подытожил Серж. – Ой, какой не простой мальчик.

– Скоро я узнаю, зачем за мной охотятся, – отчасти Владимир знал, зачем начата охота. Он нужен для исследований некого вируса, который находится в организме.

– И что ты будешь делать? – спросил опьянённый алкоголем Эдик.

– Пока не знаю, – честно ответил Владимир. – Я так далеко не думал. Я вообще не знаю, – тут-то Владимир и понял, что он не в состоянии справиться с навалившимися проблемами. Он просто не знал. Те мелкие, как он считал, проблемы решались кулаками. А здесь всё намного серьёзнее. Особенно те деревенские богатыри.

– Мы поможем, – сухо произнёс Серж.

– Ага, – Эдик икнул и завалился спать на месте.

– Быстро он, – подметил Владимир и добавил, – Антон проснулся.

Они быстро заглянули в домик. Антон лежал и хлопал глазами, изучая потолок. Его бледное потное лицо сверкало от света, излучаемого лампой. Глаза были наполненными страхом. Он куда-то всё время смотрел. Владимир заметил маленькую муху. Для Сержа она бы и не доставила хлопот, но не для Антона. Как показалось Владимиру, Антон в данный момент слишком чувствителен к окружающему миру. Его обоняние и слух обострились, но вот зрение наоборот. Он пытался рассмотреть, откуда идёт звук, но не мог увидеть.

– Антон, – шёпотом позвал по имени Владимир.

– Кто здесь? – сразу насторожился Антон и попытался встать, но не получилось.

– Говори шёпотом, у него обострённые чувства, – посоветовал Владимир Сержу, тот в ответ кивнул. – Это я, Владимир.

– Владимир? – попытался вспомнить Антон. – Знакомое имя, но откуда я его знаю?

– Ещё тут Серж, – шёпотом произнёс Серж.

– И это имя мне знакомо. Откуда? – Антон был растерян и подавлен.

– Мы – твои друзья, – Владимир бесшумно подошёл к Антону.

– Друзья? У меня есть друзья? Почему я вас не вижу? Я сошёл с ума? Нет! – закричал Антон. На шум вбежал пьяный Эдик.

– Что тут? Ик… – Эдик облокотился об косяк двери.

– Кто там третий? – Антон явно был напуган.

– Третий? – спросил недовольный Эдик, но тут же получил в бок от Сержа.

– Покажитесь! – заорал Антон.

– Думаю, у него галлюцинации. Ему бы поспать. Очень много поспать. Сутки, не меньше, – предложил Серж и достал из кармана мешочек. – Это очень сильное снотворное. Уснёт в миг, – в подтверждение своих слов он достал пилюлю. Серж подошёл к Антону и положил ему в рот пилюлю и дал стакан с водой. Антон на удивление выпил и лёг сразу спать. – Во время вылазки очень помогало. Самое главное, он будет видеть сны.

– Может и мне такую? – улыбнулся Эдик.

– Ты и так уснёшь, – похлопал по плечу Владимир Эдика.

– А если нет? – Эдик не унимался.

– Хряпни ещё соточку. Тогда точно результат будет на лицо, – Серж укрыл одеялом Антона и вышел из домика.

Эдик последовал совету Сержа и осушил до дна бутылку и завалился спать. Владимир ещё долго стоял и прислушивался к ритму сердца Антона. Сердце билось равномерно. Дыхание и пульс соответственно были тоже спокойны и равномерны. Серж задремал на бревне. Владимир сел на пол и не заметил, как уснул.

* * *

– Здравствуй, брат, – поприветствовал вошедшего мужчину беловолосый мужчина.

– Здравствуй, – нехотя поздоровался мужчина.

– Клейн, кто же тебя так?

– Как будто сам не знаешь, брат, – Клейн был весь в крови, но держался хорошо.

– Там всё пошло не по плану, – мрачно произнёс брат, – там вмешалась третья сторона.

– И как, по-твоему, должно всё быть? – Клейн был точно не в настроении.

– Тебе привозят мальчишку. Ты в нем активируешь вирус. Затем идёт штурм больницы СОБР, и похищают мальчишку. Его пытают. И я должен буду его спасти. А там я потихоньку его перевожу на нашу сторону. Доверие – это залог успеха.

– Доверие? Чьё именно доверие? Мальчишки? – Клейн был в ярости.

– Да, – более спокойно ответил брат.

– Естественно. Кого же ещё? Только он и только он. Чем это он тебя зацепил?

– Он тоже носитель панацеи, – спокойно ответил брат.

– Братец, ты обезумел от своей идеи о совершенном человеке. Существуют только два таких. И они в этой комнате сейчас. Двое.

– У нас есть недостатки. Напомнить?

– Пожалуйста, – попросил Клейн.

– Неуправляемая агрессия. Каннибализм. И самая печальная для мужчины, мы не можем иметь детей и, к тому же, импотенты. А это, поверь, для каждого мужика страшно. Мы не идеальны. Ты должен знать это как-никак лучше. Ты же тоже когда-то любил. Помнишь, братец? – светловолосый мужчина подошёл к Клейну и обнял его. – Он – единственная наша надежда. Тебя в комнате ждёт сюрприз, братец.

– Правда? То, что я тебя просил? – Клейн был рад, словно мальчишка, получивший заветный подарок.

– Он тебя ждёт, – сказал братец.

Клейн пошёл по коридору и завернул направо. Маленькая деревянная дверь, обитая железом, подалась легко. Лёгкий скрип прозвучал так мрачно, что из комнаты послышались всхлипы. Тёмная комната наводила ужас на любого, но не Кельна. Он любил эту комнату. Он в ней чувствовал себя богом. Это комната была его раем.

Клейн включил свет и залился в большой улыбке. На дыбе посередине комнаты висел мальчик. Абсолютно голый мальчик. Он еле касался ногами до пола. Его руки посинели и начали уже чернеть. Он всхлипывал каждую секунду. Мальчик посмотрел на пришедшего человека и закричал. Клейна это заводило ещё сильнее. Он любил пытки и крик детей. А когда это все он совмещал, то мог умереть от восторга. Он приблизился к мальчику и посмотрел в глаза. Глаза мальчика были наполнены страхом и болью. Он плакал. Он надеялся на любую помощь, но помощи ждать было неоткуда.

– Как тебя зовут? – спросил хищно Вирхов.

– Д-д-д-дима, – еле выдавил из себя мальчик.

– Хорошо, Дима. Знаешь, как мы поступим? – Вирхов посмотрел в глаза мальчика. – Я сначала начну тебя кромсать на маленькие кусочки и съедать твою плоть на глазах у тебя. И это только начало. Затем начнётся веселье. Оно тебе точно понравится. Мне же нравится…

– Не надо, дяденька, – взмолился мальчик.

– Я так не считаю, – Клейн достал нож и провёл по животу мальчика.

* * *

– Я не знал, что ты разбираешься в автомобилях, – спросонья сказал Эдик, вышедший из домика.

– Ага, вот только тут другое дело, – ответил Владимир, закрывая капот Ауди.

– И какое? – настороженно спросил Серж.

– Чем же так тачка хороша, что за неё полегли люди? – Владимир внимательно посмотрел на Сержа, но в глазах того было лишь удивление.

– Я её проверил и ничего не нашёл, – ответил Серж. – Сразу же, как Эдуард начал лечить Антона. Мне тоже было интересно.

– Может, у него двигатель форсирован? Или он люкс класса? А может, это машина генерала?

– Как-то странно проходит у него похмелье, – подметил Владимир.

– А может, там хранится важная информация. Было у меня в практике, что в машинах прятали секретную информацию, и она колесила по всей стране. Надо проверить магнитолу, – предложил Серж.

– Прав ты, – только и смог сказать Эдик, когда вытащил из магнитолы кассету.

– Сможешь прочесть? – резонный вопрос задал Владимир Эдику.

– Да. Никаких не должно быть сложностей. Дадите время?

– Сколько угодно, – ответил Серж.

– Начинается что-то интересное. Не правда ли, – Владимир сделал зловещую улыбку, но Серж не оценил юмор.

– Надо привести Антона в чувства.

Как только Серж успел договорить своё предложение, из домика выпрыгнул Антон и нанёс Сержу удар в грудь. Серж согнулся и поставил руки для блокирования следующего удара. Его не последовало. Владимир опередил Антона и перехватил руку. Владимир без труда повалил Антона на землю. Загнул руку за спину и зафиксировал тело ногой. В такой позе Антон не смог бы ничего сделать. Серж отдышался и подошёл к лежавшему Антону.

– Антон, дружище, что с тобой? – переведя дыхание, спросил озадаченный Серж.

– Галлюцинации, – ответил за Антона Владимир.

– Извините, – только и смог сказать Антон.

– Раз извините, то тогда отпущу, – Владимир отошёл от Антона на метр и был готов к любым атакам.

– Я подумал, что вы меня похитили. Наверное, галлюцинации. Я не знал, что это вы. Последнее, что я помню, что Ринат обещал мне кошмарную жизнь. Он чем-то меня отравил. Извините, ребята, – Антон был подавлен.

– Всё хорошо, – спокойно произнёс Серж и наполнил стакан воды. – Лучше выпей.

– Я не сильно ударил? – Антон стыдился своих действий.

– Это не имеет значений. Главное – ты оклемался.

– Удар хороший, но вот скорости не хватает, – Владимир улыбнулся и протянул руку в знак примирения. Это был жест доброй воли, и он всегда ему следовал. Антон пожал руку в ответ.

– Скорости? – Антон был удивлён.

– Да, – твёрдо ответил Владимир. – Могу бесплатную тренировку сделать. Совершенно бесплатно.

– Ты сможешь меня чему-то научить? – Антон слабо улыбнулся. – Я, наверное, снова пойду поспать прилягу. Сил совсем нет.

– Конечно, – улыбнулся Серж.

– Хорошо он тебя, – Владимир улыбнулся. – Может, он придумал про похищения? Просто хотел тебя побить?

– Не придумывай всякую чушь, – Серж посмотрел на Владимира, как на умственно-отсталого человека.

– Призадумался?

– Бред, – Серж ушёл разводить костёр.

– Тебя это не очень обрадует, – сказал подошедший Эдик.

– Ты о чём? – Владимир и Серж сразу спросили одновременно.

– На носителе есть информация о некой программе: «Все хотят жить». Там есть видео. Очень интересное. Про наших богатырей. На что они способны? Вам лучше самим посмотреть. Это не передаваемое.

– Интересно про что ты? – Серж пошёл за Эдиком.

– А Владимиру разве не интересно будет? – Эдик посмотрел на Владимира, который сел в машину и скрылся за деревьями, оставив столп пыли.

– Думаю, что будет интересно позже, – Серж сам не понимал, куда это отправился Владимир.

* * *

Чёрная Ауди мчалась по просёлочной дороге. За ней следовал шлейф пыли. Если не знать, что едет именно автомобиль, то можно подумать, что мчится некий огромный зверь или поезд прокладывает себе кратчайшую дорогу. Владимир жал на педаль газа и только успевал объезжать резкие повороты. Его не покидала одна мысль. Он будто чувствовал, как может вывести яд из организма Антона. В подсознании он знал, как, но вот сформулировать это он не мог. Резко нажал по тормозам, и автомобиль остановился в сантиметрах от медведя. Медведь посмотрел Владимиру в глаза и пошёл дальше. «Ты-то мне и нужен», – Владимир выпрыгнул из автомобиля и набросился на медведя.

Такой наглости медведь никак не ожидал. Владимир вцепился в шерсть медведя и резко с силой дёрнул на себя. Медведь поддался легко и опрокинулся через Владимира. Медведю не повезло, так как его туша насадилась на сук, торчавший из поваленного дерева. Медведь взревел. Владимир не хотел мучить бедное животное и резким движением сломал медведю шею. Медведь бился некоторое время в конвульсиях. Владимир смотрел на этот процесс без всякого удовольствия. Даже некий жестокий внутренний демон, сидящий у него в подсознании, почему-то не ликовал.

– Прости меня, Мишка, – Владимир наклонился над медведем. Плавно закрыл веки. Медведь уже не подавал признаков жизни. – Чтоб спасти одну жизнь, нужно взамен отдать другую жизнь. Ничего личного. Спи спокойно.

Владимир ещё минут десять сидел возле медведя. Он смотрел на мёртвого хищника и осознавал, что поступил плохо. Его грызла совесть. Он не мог её заглушить. Убивать людей, которые хотят твоей смерти, для Владимира было чем-то в порядке вещей. Он знал, что убивать людей нельзя, какими бы они не были. Тогда совесть его не мучила. Но вот убийство медведя его полностью подавило. Он готов был плакать, если мог бы.

Владимир временно заглушил совесть и направился к машине. В бардачке лежало все то, что необходимо для приготовления антидота. Нож, склянка, салфетки и зажигалка. Он разложил все аккуратно на капоте. Взял нож и пошёл вскрывать черепную коробку. Ему нужен мозжечок. Владимир и не подозревал у себя талантов хирурга. Аккуратно извлёк мозжечок, но при этом он даже приблизительно не знал, как он выглядит и где находится. Следующий ингредиент нужен был, как ни странно, но это не сердце. Нужна была печень. Владимир аккуратно разрезал шкуру и рукой извлёк печень. Ему весь этот процесс не нравился, но возвращать пока ещё живого друга с того света нужно было. Остался последний ингредиент. Спинной мозг. Тут-то Владимиру и пришлось попотеть. Извлечь спинной мозг, и не повредив его, было слишком хлопотным делом. Прошло где-то около часа. Владимир извлёк спинной мозг и расслабился.

Все добытые ингредиенты он аккуратно сложил в склянку. Теперь осталось дело за малым. Владимир вскрыл себе вену на запястье и поднял руку над склянкой. Кровь полилась рекой. Владимир контролировал процесс регенерации. Он тоже не мог объяснить, откуда он это знает и умеет. Когда полулитровая склянка наполнилась до краёв, Владимир сконцентрировался над раной, и она тут же затянулась. Не оставив и шрама.

Процесс пошёл в склянке незамедлительно. Все органы вместе с кровью начали кипеть, но при этом они не нагревались и не выделяли пар. Процесс был похож на кипение в вакууме. Этот процесс длился пару минут. Затем ещё двадцать минут вся субстанция оседала и уменьшалась в объёме. Из полулитра ингредиентов получилось десять миллилитров красной жидкости. Владимир достал футляр из кармана и вынул оттуда шприц, который незаметно одолжил у Эдика. На благое дело и поступки не должны обязательно быть благими. Ловко перелил содержимое из склянки в шприц. Затем Владимир зажёг зажигалку и пару раз прошёл под шприцом. Красная субстанция поменяла свой цвет на пурпурный. Владимир был доволен результатом, но не делом, блин. Убить медведя для него всё равно было морально тяжело.

Автомобиль тронулся с места. Через час Владимир выходил из авто на том самом тайном месте. Эдик сидел на бревне весь в слезах, а Серж ходил из стороны в сторону. На земле лежало тело. Тело Антона. Антон значительно побледнел. Прошло всего три часа после отъезда Владимира, но тело не должно было остыть так быстро. Тем более летом. Что-то тут не так. Владимир вышел из автомобиля и направился к Антону.

– Я не хотел, – полушёпотом произнёс Эдик, когда увидел приближающегося Владимира.

– Что не хотел? – Владимир понимал данную ситуацию, но не знал, что именно произошло.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.