книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Антрийские легенды. Часть 2

Волшебство не умирает

Ната Кей

ГЛАВА 1. БОЛЬШИЕ ПЛАНЫ

Улочки Сантеня сегодня были непривычно пустынны. Редкие прохожие обменивались понимающими взглядами и молчаливо кивали друг другу в знак солидарности. День выдался невероятно жарким. Солнце так сильно прогревало город, что даже самые заядлые любители строгого консервативного стиля позволяли себе закатывать рукава.

Кристину такая погода не смущала. Девушка из другого мира спокойно переносила жару, как, впрочем, и многие другие погодные явления. Она не любила жаловаться, предпочитая находить положительные стороны во всем, где только можно. Жарко? Это отличный повод погреться и получить солидную порцию солнечных лучей.

Сейчас Кристина вместе с Итеном направлялась в сторону своего нового, маленького, но при этом очень уютного жилища.

С тех пор, как она приняла решение навсегда остаться в волшебной Антре, Кристина предприняла все меры для того, чтобы почувствовать себя здесь как дома. Все ее новые друзья помогали ей, облегчая «переезд». Джел до сих пор не понимал, насколько неоценимый вклад он внес в жизнь девушки. Его помощь в устройстве на работу позволила Кристине впервые в ее жизни заняться тем, что ей по-настоящему нравилось. Да, конечно, пришлось многому научиться, не все получалось сразу, но Кристина старалась, не отказывалась ни от какой работы, даже самой грязной.

Лошади с каждым днем очаровывали девушку все больше и больше. Их грация, красота, мощь и мудрость в глазах поражали в самое сердце, занимали все мысли во время работы, а порой приходили Кристине во сне. Она ничего не имела против. Видеть во сне прекрасных четвероногих созданий ей нравилось куда сильнее, нежели в этом же самом сне сталкиваться со злыми волшебниками, их недобрыми намерениями и страшными секретами. Рэскайн из старинной легенды пару раз завоевывал сновидения девушки, после чего та просыпалась утром напуганной и потерянной.

А просыпалась она последнее время в небольшой комнатке, наполненной солнечным светом и свежим воздухом. Кристине удалось снять половину дома у одного приятного и почти не любопытного жителя Сантеня. Кристина в некоторой степени интересовала его, как и всех остальных горожан. Правда ли она пришла из другого мира? Что это за другой мир? Действительно ли новая жительница Сантеня миновала пещеру Ланарии и осталась цела и невредима? К счастью для девушки, хозяин дома задал лишь несколько вопросов при самой первой встрече, а потом спрашивал лишь о текущих делах и только тогда, когда случайно встречался с ней во дворе. Сам он жил во второй половине дома, вел умеренный образ жизни и весьма гордился этим.

По пути к новому дому Кристины она и Итен некоторое время молчали. Им обоим было, о чем подумать.

Ивовый Совет, закончившийся полчаса назад, прошел не так, как того хотел молодой человек. Он надеялся на другой исход собрания, но решение было принято. Кристина видела, что Итен продолжает вести внутреннюю борьбу со своим недовольством. Он то хмурился, то пытался вернуть своему лицу привычное выражение.

– Не переживай ты так, – осторожно попросила его Кристина. Она чувствовала эмоции своего спутника так, словно испытывала их сама, и не могла больше оставаться в стороне. Итен нуждался в поддержке.

– Я стараюсь… – молодой человек предпринял отчаянную попытку улыбнуться. Получилось не очень уверенно, но его старания были оценены. – Просто мне никогда не приходило в голову, что ты увидишь Антру так скоро, а меня рядом не будет… Неприятная новость. Очень неприятная…

– Согласна, но так уж выходит, – почувствовав себя виноватой, Кристина продолжила говорить еще осторожнее. – И, к сожалению, я уже не могу отказаться.

– И не надо! – с самым серьезным видом заявил Итен. – Ты ведь хочешь узнать, что там, за пределами Сантеня. А это отличный шанс. Когда еще такой выпадет? По правде говоря, я очень рад за тебя, просто одновременно с этим я не рад за себя.

Тео, тщательно собиравший любые сведения о перемещениях двух великих волшебников прошлого, окончательно пришел к выводу, что последние годы жизни Тоноака проходили в Ист-Асте. Вернее, сразу же оговорился Тео, последние активные годы жизни. Волшебники в большинстве своем чувствовали приближение кончины и предпочитали встречать ее в одиночестве и подальше от остального мира. Домик в лесу под место обитания состарившегося мага подходил бы идеально, но Тео небезосновательно полагал, что туда ни Тоноак, ни Рэскайн не возвращались.

Совет принял решение отправить нескольких людей на поиски более поздних дневников Тоноака. Впрочем, никто не терял надежды найти не только записи, но и одну из частей заклинания.

Ист-Аст, будучи столицей Антры и самым крупным городом страны, представлялся Ивовому Совету идеальным тайником. Найти среди многочисленных улиц и домов небольшой кусочек пергамента было не легче, чем найти иголку в стоге сена. С чего начинать? Где искать? Тео говорил, что у него есть пара мыслей о том, что поможет напасть на след, но его загадочность и нелюбовь к ответам на вопросы вновь дали о себе знать. Он собирался обсудить детали лично с Ветором, одним из участников этой своеобразной экспедиции.

Остальными участниками стали Джел, Кристина и Бергин. Джел собирался совместить поиски дневников и заклинания со встречей со старыми друзьями. Повидав их и вернувшись назад, он планировал полностью погрузиться в вопросы свадьбы, подготовка к которой постепенно набирала обороты. Сайми успела выбрать ткань для своего платья и теперь во всю занималась кройкой и шитьем. Уехать из города она не могла, да и не хотела. Путешествия почти не привлекали ее.

Ее родители тоже не могли покинуть Сантень. Их отсутствие, как и отсутствие Итена, тут же привлекло бы внимание мэра, а этого никто не хотел. Ситуация с Гроумом не желала проясняться и продолжала усложнять жизнь многим.

Зато отъезд Ветора не удивил бы никого. Он нередко отлучался по служебным делам на протяжении всей своей трудовой деятельности. А отъезд Бергина и Кристины вряд ли бы взволновал кого-то постороннего. Молчаливый отшельник и без того появлялся в городе слишком редко, а что касалось девушки из непонятно откуда… Она же другая, она мыслит иначе… Кто знает, что взбрело ей в голову.

Сам Тео решил не ехать, он продолжал копаться в бумагах и размышлять, считая, что так от него будет больше пользы.

– А ты чем будешь заниматься, пока меня не будет? – спросила Кристина. Ей хотелось поддержать разговор и вывести его в более позитивное русло.

– Работой, чем же еще, – без особого энтузиазма пожал плечами Итен. – Я изо всех сил стараюсь навязаться в помощники Тео, но он предпочитает сам разбираться в своих бумажных залежах. Эти волшебники вечно такие скрытные…

– Я думаю, еще немного, и он примет твою помощь, – совершенно честно и серьезно заявила в ответ Кристина. – Уже сейчас понятно, что он не справляется в одиночку. Просто пока это понятно всем, кроме него. У Тео дома полнейший беспорядок. Он не помнит, где что лежит, не следит за временем, постоянно что-то забывает. Однажды он осознает, что полностью запутался, и сам придет к тебе. Нужно только подождать.

– Может, ты и права, – согласился Итен. – Прекращу на время свои предложения о помощи. Тео знает, где меня найти.

– Знает, – Кристина кивнула. – И скоро он тебя найдет.

Они как раз подходили к дому девушки. Всякий раз, приближаясь к нему с Итеном, Кристина замечала, как молодой человек якобы незаметно замедляет шаг. Это казалось ей очень милым.

– Увидимся вечером? – спросил Итен.

– Конечно, – улыбнулась Кристина. Это расставание обещало не продлиться долго. – До вечера.

Они часто прогуливались по вечерам. Им было легко найти тему для беседы. Кристина считала Итена одним из лучших собеседников, какие ей только встречались за всю ее жизнь в обоих мирах. Он умел говорить складно, знал множество интересных историй, да и вообще был человеком начитанным и склонным к постоянному поиску новых знаний. С такими скучно не бывало никогда.

Кроме того, Итен прекрасно умел слушать, всегда подбирал нужные и подходящие слова в ответ на любую фразу. Его не смущали и не вводили в тоску те моменты, когда Кристина рассказывала о прошедшем дне, который, по сути, мог ничем не отличаться от нескольких предыдущих дней.

Многие считали, что Итен мог бы найти работу, которая в большей мере соответствовала бы его многочисленным талантам и личным качествам. Обязанности писаря и работника архива не позволяли ему реализовывать весь свой потенциал, но речь о смене должности пока не шла. Итена все устраивало, к переменам он не стремился.

У дома Кристину ждала Сайми, которой не терпелось послушать новости о Совете, куда ее по-прежнему не брали. К тому же, догадывалась Кристина, у очаровательной невесты наверняка появились новые идеи для свадебных мелочей, и поделиться ими с лучшей подругой она хотела поскорее. Это желание читалось в глазах Сайми.

Поздоровавшись друг с другом, девушки прошли в дом и сразу же попали в небольшую уютную гостиную, служившую одновременно кухней. Спальня располагалась на мансарде, куда из гостиной вела аккуратная лесенка. Кристине нравилось ее новое жилище. Она постепенно обустраивала его под себя и каждое утро просыпалась с мыслью, что день предстоит хороший.

– Только и ты, пожалуйста, не злись на то, что я отправлюсь в Ист-Аст без тебя, – Кристина закончила рассказ о прошедшем Совете. Ей удалось изложить все коротко и понятно.

По правде говоря, она чувствовала себя неловко из-за того, что стала случайной частью того, что пока проходило мимо Сайми. И, хотя положение в Ивовом Совете самой Кристины все еще стояло под вопросом, она видела и слышала собственными ушами то, что Сайми слышала только от других. Поэтому Кристина рассказывала подруге все. Она знала, что Сайми в любом случае узнает все от Джела, так что секретность не имела никакого смысла.

– И я? – удивилась Сайми. – А что, кто-то уже злится?

– Итен точно не в восторге.

Девушки сидели на плетеных стульях у окна. На плечо Кристины то и дело ложилась веточка от вьющегося растения, подаренного на новоселье Илериной. Веточка щекотала и заставляла Кристину улыбаться и отмахиваться. Срезать непослушное растение девушка точно не собиралась, это было бы просто бесчеловечно.

– Могу его понять, – немного помолчав, сказала Сайми. В ее взгляде проскользнуло сочувствие, мысленно адресованное, по всей вероятности, Итену. – Но я злиться не собираюсь. Не переживай. Тебе необходимо это путешествие. А этому путешествию необходима ты. По-моему, все сложилось замечательно.

Сайми не переставала удивлять Кристину своей чистотой и наивностью, но порой из уст светловолосой девушки вырывались очень точные и немного философские мысли. Правда сама Сайми этого обычно не замечала. Кристина обрадовалась, услышав, что Сайми рада за нее. Такая простая поддержка была ей необходима, а после нее можно было и тему сменить.

Они принялись обсуждать свадьбу. Место проведения было выбрано почти сразу после того, как Джел сделал Сайми предложение руки и сердца. Восхитительный зеленый сад идеально подходил под подобного рода события. Места хватит всем гостям, говорили все представители семьи Легри и добавляли, что удивительные природные декорации создадут нужное настроение и атмосферу. С остальными деталями свадьбы дела обстояли не так просто, но работа над ними уже велась.

– Вот такой подол я собираюсь сшить, – закончив делать на бумаге набросок платья, Сайми подвинула его поближе к Кристине. – Сначала мне хотелось очень пышное платье. Детские мечты, самые первые представления о свадьбе… Знаешь, как это бывает… Что-то засядет в голове так, что не избавишься… Но постепенно я поняла, что пышное платье мне не нужно. Струящийся силуэт подойдет мне больше.

– Конечно! – без промедления согласилась Кристина. – Ты – само воплощение струящегося силуэта. Он идет тебе. Не могу представить тебя в чем-то другом… А с расширяющейся к низу юбкой тебе будет легко ходить и танцевать. Словом, твой набросок прекрасен во всех отношениях. А это что такое на поясе?

Она показала пальцем на нужное место на рисунке. Ей почудилось, что Сайми изобразила в районе талии самые настоящие живые цветы. Неужели она собиралась вшить их в платье?

– А с этим мне обещал помочь дядя Бергин, – последовал простой ответ. – Цветы будут из очень тонкого металла. Ты же знаешь… Если речь идет о ковке, дядя может все. Я сказала, что занесу ему рисунки, но пока никак не могу найти время, чтобы добраться до него. Жил бы он в городе, и не было бы никаких проблем…

– Если хочешь, я могу завтра после работы занести ему все, что нужно, – предложила свою помощь Кристина.

– Правда? – Сайми встрепенулась.

– Почему бы нет, – Кристина не собиралась отказываться от своих слов. – Я люблю прогулки. А так получится прогулка в сочетании с полезным делом. К тому же…

Она замялась.

– Что такое? – тут же уловила нерешительность подруги Сайми.

– Да ничего страшного, – махнула рукой Кристина и усмехнулась. – Понимаешь… Меня немного смущает то, что я отправлюсь в путешествие с тремя людьми, из которых, если быть честной, знаю хорошо всего лишь одного. Джела. С Ветором я почти никогда толком не разговаривала, как и с твоим дядей.

– В путешествии наговоришься вдоволь, – прозвучал вывод, который сошел бы за логичный, если бы речь шла не о Бергине, а о ком-то, кто любил разговаривать. – А завтра ты, можно сказать, потренируешься.

– Точно! – увидев, что Сайми улыбается, Кристина тоже улыбнулась. Она легко поддавалась чужим улыбкам и не считала, что в этой привычке есть что-то дурное.

– Интересно… – задумчиво протянула Сайми, прищурилась и замолчала.

Кристина честно выждала время в надежде на то, что подруга продолжит говорить, но та не проронила больше ни слова.

– Что интересно? – не выдержала Кристина. В ее жизни хватало Тео и его любви к драматичному замолканию.

– Джел как-то обмолвился о том, что Ветор в скором времени, возможно, станет обладателем коня, у которого могут вырасти крылья, – ответила Сайми.

Кристина на секунду опешила. С тех пор, как она узнала о том, что некоторые лошади Антры умели летать, ее не переставало мучить любопытство. Устроившись на работу в конюшню, Кристина не без интереса следила за тем самым черным конем, которого Джел считал потенциальным обладателем крыльев. Зачатки крыльев у коня действительно появились, но это, говорили опытные конюхи, еще не гарантировало полного формирования. Оставалось только ждать и верить.

Кристина ждала и верила, а еще не переставала гадать, кому же чудесный скакун однажды достанется.

– Вот как! – она не сразу нашла в себе силы отреагировать вслух. – А мне Джел ничего не говорил об этом…

– Наверное, это пока только слухи… – предположила Сайми. Джел рассказывал ей многое, ведь она была его невестой. – А что… Ты считаешь, что Ветор станет не лучшим хозяином для этой лошади?

– Напротив! – мгновенно ответила Кристина. – Конечно, я не так хорошо его знаю, но у меня нет ни малейшего сомнения в том, что он – человек достойный и очень благородный. Мне кажется, что любому коню, попавшему к Ветору, очень повезет с хозяином. Так что я буду только рада за обоих, если слух окажется не только слухом.

Поговорив еще немного о лошадях, их хозяевах и крыльях, девушки вернулись к обсуждению свадебного платья. На такие темы некоторые представительницы женского пола способны были говорить часами. Особенно, если обе собеседницы никогда раньше ни о чем подобном не говорили.

На следующий день после работы Кристина, как и обещала, отправилась к Бергину с эскизом украшения для Сайми.

Кристина научилась неплохо ориентироваться за чертой города, а потому от таких вот прогулок получала огромное удовольствие. Окружающие ее пейзажи вызывали улыбку, приковывали к себе, заставляли выбросить из головы все неприятные мыли и целиком отдаться созерцанию. Прогуливаясь, Кристина частенько вспоминала картины, увиденные некогда в доме Бергина. Они отображали окружающую природу как нельзя лучше, подчеркивали ее особенности и гармоничность. Больше того, эти картины передавали все положительные эмоции, которые испытывали люди, всем сердцем любившие природу.

Приближаясь к конечной точке пути, Кристина начала прищуриваться. Она поймала то самое предвкушение от встречи с местом, дарящим эстетическое наслаждение. В который раз Кристина пришла к выводу, что хозяин дома выбрал место осмысленно и поразительно правильно. Не все умели так тщательно подходить к выбору места жительства. Только сегодня у конкретно этого места появилась одна интересная и неожиданная деталь.

У озера, на берегу которого стоял дом Бергина, виднелась чья-то фигура. Эта фигура точно не принадлежала самому Бергину. Этого великана вообще было сложно с кем-то спутать. Сейчас же у дома маячил кто-то невысокий и хрупкий. Какое-то время путница не верила собственным глазам, но, чем больше сокращалось расстояние, тем очевиднее становился тот факт, что у озера сидел ребенок.

Светловолосая девочка, которой на вид было лет шесть или семь, держала в руках пергамент, подкрепленный плотной основой, и тонкую кисть. Рядом лежала палитра с красками. Брызги от нее виднелись и на растущей вокруг траве. Творческий процесс шел полным ходом.

Девочка смотрела то на озеро, то на пергамент, а потом делала несколько мазков, чуть откидывалась назад и с самым серьезным видом осматривала то, что получилось. Завидев приближающегося человека, она оторвалась от своего занятия, поднялась и улыбнулась. Ее встреча с незнакомкой, видимо, не удивляла так, как эта же самая встреча удивляла Кристину.

– Добрый день, – вежливо сказала девочка.

– Добрый! – Кристина приблизилась к ребенку и остановилась. Глаза начали непроизвольно искать что-то, что подсказало бы, кто эта девочка, и что она здесь делает.

Бросив взгляд на рисунок, Кристина едва сдержала удивление. Не может быть… Впрочем, сомнений не оставалось. Почерк, манера и вложенный в картину талант громко говорили сами за себя. Здесь, на лужайке перед домом, девушка встретила автора великолепных пейзажей, украшавших стены гостиной Бергина.

Выходит, он нарисовал их не сам. Выходит, он повесил дома картины этой девочки…

– Меня зовут Лимия, – девочка рассматривала Кристину с таким же интересом, с каким Кристина рассматривала ее. – А тебя?

– А меня зовут Кристина, – ответное представление сопровождалось улыбкой. Кристина приняла решение вести себя нормально и легко.

В голубых глазах Лимии сверкал озорной огонек, присущий многим детям, а ее симпатичное оранжевое платье и повязанный сверху белый фартучек намекали на то, что озорство сопровождалось долей аккуратности. Следы от краски на фартуке создавали девочке самый настоящий антураж истинного художника, пусть даже очень юного. От краски не спаслось и лицо Лимии. Голубые брызги попали на румяную нежную щечку ребенка.

– Какой красивый рисунок, – после небольшой паузы заговорила Кристина. – Можно мне посмотреть его поближе?

– Конечно, – не раздумывая, Лимия протянула свое творение девушке. – Только я еще не закончила… Не прорисовала травинки на берегу…

– Если бы ты этого не сказала, я бы даже не заметила.

Кристина смотрела на рисунок с нескрываемым восхищением. Лимия, очевидно, не стремилась повторить пейзаж с полной достоверностью. Где-то она пририсовывала высокий камыш, где-то – добавляла цветы, существующие, возможно, только в ее воображении. Однако это не портило картину. Рисунок выглядел очень реалистично и передавал настроение – солнечное, лучезарное, жизнерадостное. Глядя на эту картину, хотелось жить и дышать полной грудью.

– Невероятная красота, – продолжила Кристина, вглядываясь в детали, которые автор пейзажа успел прорисовать. – Ты очень талантлива!

– Спасибо, – на щеках девочки вспыхнул еще больший румянец. Она смутилась и поспешила сменить тему. – А ты пришла к моему папе?

– Твоему папе? – Кристина отвлеклась от рисунка и замерла в изумлении.

– Ну да… – спокойно ответила Лимия. – Это же его дом.

Ни за что на свете Кристине не пришло бы в голову, что у Бергина есть дочь. Ей всегда думалось, что люди, которых в обществе принято считать изгоями, не имеют детей. Столь неожиданное разрушение суждений кого угодно застало бы врасплох.

– Да, я пришла к нему, – встрепенулась Кристина, а затем подняла взгляд и заметила, что сам Бергин стоит в дверях своего дома и молчаливо наблюдает за ситуацией. – А вот и он сам. Я пойду поговорю с ним. Хорошо?

– А потом ты посмотришь на готовую картину? – спросила Лимия. – Мне осталось совсем немного…

– С радостью посмотрю! – девушка подмигнула своей новой юной знакомой и отправилась к дому, а девочка уселась на свое место и дисциплинированно продолжила рисовать.

Бергин дождался того момента, когда неожиданная гостья приблизится к нему.

– Привет, – сказала Кристина, подавляя неутихающее удивление. – Извини, что я без приглашения.

– Я готовлю чай и печенье для Лимии, – кажется, незапланированная гостья Бергина не расстраивала. – Присоединишься к нам?

– Я думала зайти на минутку… – девушка оглянулась и посмотрела на продолжающую рисовать Лимию. Обещание дождаться завершения картины было дано, а маленьких девочек обманывать нельзя, так что Кристина одернула себя. – А впрочем… Буду только рада. Спасибо за гостеприимство.

Бергин прошел в дом, Кристина последовала за ним и тут же наткнулась взглядом на картины. Теперь она смотрела на развешанные на стенах пейзажи иначе. Легко думать, что произведения искусства выполнены взрослым человеком. Кристина слышала, что Бергину немного за тридцать, а значит, у него было достаточно времени на оттачивание навыков не только в кузнечном деле, но и в живописи. Однако картины вышли из-под кисти совсем юного создания, и это поражало. Сколько трудолюбия, сколько таланта, сколько любви к природе в ребенке…

Когда хозяин дома достал печенье, Кристина не сумела сдержать улыбку. Однажды она удивилась тому, что в доме Бергина есть сладости, но теперь все сразу же стало понятно. Сладости хранились для дочери.

– Я не знала, что у тебя есть дети, – попыталась завязать беседу Кристина. Она остановилась у пейзажа с горой.

– У меня дочь, – поправил ее Бергин. – Одна.

Лимия, хоть и была светловолосой, на отца в целом не походила. Ее кожа светло-персикового оттенка не напоминала белую, как снег, кожу Бергина. Однако нечто общее у отца и дочери все же находилось.

– Она кое-что унаследовала от тебя, – Кристина с добрым интересом посмотрела на Бергина, тот на мгновение замер, но ничего не сказал. – Я говорю о твоем таланте. Ты – великолепный кузнец, она – замечательная художница.

– Спасибо, – Бергин прервал свое недвижимое состояние. Он опустил взгляд, но тут же вновь поднял его на собеседницу.

– А еще, – продолжила та, подметив одну деталь. – У вас обоих светлые ресницы. И вам обоим это очень идет.

– Спасибо от нас обоих, – вновь поблагодарил Кристину Бергин.

Вряд ли он часто получал комплименты в адрес своей внешности. Его благодарность прозвучала сдержанно, но искренне.

Хозяин дома продолжил заниматься подготовкой к чаепитию.

– Я помогу, – Кристина не умела стоять в стороне. Она принялась раскладывать печенье на тарелке. Талантом сервировщика она никогда не обладала, но это не мешало ей стараться. Такое занятие помогало ей не чувствовать себя лишней и продолжать вести беседу. – А мама Лимии тоже здесь?

– Нет, – сухо ответил Бергин. – Она заберет дочь завтра.

Значит, они не жили всей семьей. Такое предположение напрашивалось само собой.

Кристина хотела бы знать больше. Кто эта женщина, которая, по всей вероятности, приводит дочь к отцу, а потом снова разлучает их? Почему она сама не живет с человеком, от которого родила ребенка? Она тоже, как принято говорить в Антре, «белая»? Однако лезть с вопросами о личной жизни Кристина не умела, а Бергин не проявлял никаких признаков желания продолжать эту тему.

Вскоре Бергин позвал Лимию в дом, и та с большой радостью прибежала в гостиную вместе со своим творением. Она протянула Кристине картину.

– Смотри, трава готова, – бодро сообщила девочка, а Кристина принялась разглядывать рисунок. Лимия водила пальцами вдоль картины. Она делала это осторожно, чтобы ненароком не размазать еще не до конца высохшую краску. – Вот тут получилось не очень удачно. А это место нравится мне больше всего.

– По-моему, – рассудительно заметила Кристина. – Тебе удалось абсолютно все. Такие яркие краски, но при этом такие реалистичные. А какие облака! По-настоящему пушистые. Не представляю, как тебе удалось нарисовать их так… Словом, я считаю, что эта картина – шедевр.

Краем глаза девушка заметила, что Бергин достал откуда-то салфетку, сел на корточки и принялся методично вытирать краску с лица дочери. Это выглядело так мило и так странно одновременно, что Кристина не рискнула что-либо сказать. Такой гигант и такая кроха…

Удивительно, но Лимия совсем не боялась отца, хотя тот наверняка казался ей самой настоящей скалой. А еще девочку вряд ли беспокоило то, что люди избегали Бергина и считали его проклятым. Лимия могла и вовсе не знать о предрассудках, поэтому она судила непредвзято. Людям стоило брать с нее пример.

Когда краска с лица девочки исчезла полностью, Лимия развязала свой прелестный фартучек, повесила его на спинку стула, сама уселась поудобнее и с неподдельным энтузиазмом взялась за чай с печеньем.

Кристина тоже не отказала себе в удовольствии отведать неповторимый чай с мятой и земляникой, а Бергин не спешил есть и пить. Он рассматривал рисунок дочери. Рассматривал очень пристально, иногда приближая его к глазам, иногда удаляя.

Спустя пару глотков Кристина вдруг вспомнила о том, почему, собственно, пришла сюда. Она дождалась момента, когда Бергин закончит рассматривать картину и отложит ее в сторону.

– Какая я забывчивая! – Кристина постучала себя пальцами по лбу. – Я же пришла сюда не просто так.

Она достала из кармана набросок, сделанный Сайми, расправила его и положила на стол. Первой внимание на него обратила Лимия. Она подвинулась поближе и принялась с любопытством глядеть на изображенные на бумаге цветы.

– Это от Сайми? – спросил Бергин, тоже посмотревший на лист бумаги. – Для свадебного платья?

– Да, – утвердительно кивнула Кристина. – Она просила передать это тебе.

– Я сделаю, – без единой нотки раздумий в голосе сказал Бергин. – Еще до того, как мы отправимся в Ист-Аст. Сайми не о чем переживать.

– А мама отпустит меня на свадьбу Сайми? – спросила Лимия. Судя по тому, как загорелись надеждой ее глаза, ей очень хотелось попасть на торжественное мероприятие.

– Я еще не говорил с ней об этом, – ответил Бергин.

Лимия вряд ли заметила интонацию, с которой ее отец произнес это, зато Кристина уловила тайный смысл. Шансов получить разрешение было мало. Это печалило.

– Я могу спросить у мамы, – предложила девочка. Она не собиралась сдаваться. – Завтра. Как только она придет сюда.

– Не надо, – строго отрезал Бергин. – Я сам.

Кристина следила за диалогом, не отрываясь от чая. Когда тема была закрыта, Лимия снова заговорила о том, что в рисунках у нее получается, что – нет. А потом она нашла еще тысячу тем для разговора. Разговорчивостью она точно пошла не в отца, а ее детская непосредственность то и дело вызывала у Кристины улыбку.

Улыбка мелькала и у Бергина. Мелькала и исчезала вновь. Бергин улыбался, едва поднимая уголки губ, словно боялся, что это кто-то увидит.

ГЛАВА 2. В ПУТЬ

День начала путешествия в Ист-Аст Кристина ждала с большим нетерпением. Каждый вечер перед тем, как уснуть, она мысленно зачеркивала на календаре еще одни прошедшие сутки. Девушка испытывала приятное волнение, пыталась представить себе, что ее ждет, но догадывалась, что все равно не угадает.

Перед отъездом Кристина забежала в дом Легри, чтобы проститься на какое-то время со всеми его обитателями. Илерина и Олден поделились своими советами насчет того, что посмотреть в столице, Биерн просто пожелал Кристине хорошей поездки и поднял ей настроение своей волшебной улыбкой, а Сайми напоследок крепко обняла подругу и сказала, что будет очень скучать по ней.

На улице Кристина неожиданно для самой себя встретила Итена.

– Ты же не думала, что сумеешь уехать, не простившись со мной? – с оттенком любопытства спросил он.

– Я изо всех сил надеялась, что не сумею, – без всяких лишних размышлений ответила Кристина и широко улыбнулась. – Рада, что ты пришел.

– Я провожу тебя до Тео, если ты не возражаешь.

Кристина не возражала.

Путешествие должно было начаться от дома волшебника. Все участники поездки собирались именно там специально, чтобы не стартовать из города. Это вызвало бы лишние вопросы.

Итен помог нести сумку, которая правда не отличалась увесистостью. Кристина и раньше предпочитала путешествия налегке, а сейчас ей и везти с собой было особенно нечего. Она не успела обрасти горой вещей.

Ехать в Ист-Аст предстояло на лошадях. Кристина безмерно радовалась этому факту. Она успела улучшить свои навыки верховой езды и уже чувствовала себя в седле не менее уверенно, чем на собственных ногах. К тому же за день до старта нового приключения девушка узнала, что Ветор действительно стал хозяином коня, имеющего шанс однажды стать крылатым.

Конь получил свое имя. Доринг. И, хотя Кристину никто не спрашивал, она мысленно одобряла такое имя. Конь, кажется, тоже не возражал. Возможность находиться рядом с ним и следить за ним прибавляла поездке еще большей приятности.

Все лошади ждали своих всадников у дома Тео. Многие приготовления были осуществлены заранее. Когда Кристина и Итен подходили к жилищу мага, Тео что-то тихо рассказывал Ветору, чей вид намекал на серьезность дела, а Бергин проверял то, насколько хорошо подкованы кони. Джел в поле видимости отсутствовал.

Завидев путников, Тео тут же перестал говорить, отвлекся от Ветора и радушно помахал рукой своим юным друзьям.

Приветствия прошли дружественно.

Ветор по-прежнему казался Кристине человеком строгим, мужественным, относительно молчаливым и любящим дисциплину. Как вести себя при нем, Кристина пока не сумела понять, поэтому приняла решение быть самой собой. Ее обнадеживал тот факт, что и сам Ветор в ее присутствии вел себя естественно. Со стороны все могло выглядеть так, словно он держался сдержанно, но это, наверное, тоже в некотором роде было естественно для него.

– Ты готова? – спросил Ветор у девушки.

– Думаю, что да, – немного напряглась Кристина и на всякий случай добавила. – Во время сборов я следовала всем полученным от Легри советам. Постараюсь никому из вас не причинить неудобств.

– Я спросил не потому, что считаю, что ты причинишь неудобства, – тень улыбки скользнула на лице стража. – Просто хочу понять, осознаешь ли ты, что путь займет немало времени, а комфорт будет сопровождать нас далеко не везде.

– Это я осознаю прекрасно, – заверила мужчину Кристина. – И меня это не пугает. Не волнуйся на эту тему.

– Хорошо.

Взгляд Ветора устремился вдаль, а в глазах блеснуло что-то, что больше всего походило на недовольство.

– Сдается мне, – Тео уловил перемену в настроении и не упустил случая пошутить по этому поводу. – Наш дорогой повелитель меча больше переживает не из-за Кристины, а из-за Джела.

Девушка удивилась такому выводу, однако Ветор не стал опровергать слова мага.

– Тут ты прав, – сказал он и пожал плечами. – Кристина хоть и имеет некую склонность к авантюрам, чаще действует разумно. С ней легко договориться, на нее можно рассчитывать. На Джела – тоже… Но все-таки сейчас его голова занята свадьбой, а остальное то и дело отходит на второй план. Его можно понять, но он уже опаздывает. Надеюсь, он не собирается и дальше замедлять всех нас. Все-таки его прошлое…

Он не договорил. Замолчал прямо посреди предложения. Кристина ждала, что он продолжит свою мысль, но этого не случилось. Одни слова Ветора льстили, но вот другие наводили на размышления… Что такого сделал в прошлом Джел, что теперь Ветор беспокоится из-за него? Однако этого узнать не удалось.

– Завидую я вам, – мечтательно вздохнул Тео. – Вы молоды, полны сил. Когда-то я тоже любил путешествовать, скакать верхом, ходить пешком по полям и лесам, а теперь… Теперь мой дом заменяет мне весь остальной мир…

– Не прибедняйся, – иронично попросил волшебника Ветор. – Уж не ты ли в недалеком прошлом постоянно совершал пешие походы к заброшенному дому в лесу, а? Хочу заметить, что добраться туда не так уж просто, а ты делал это с завидной регулярностью. Не удивлюсь, если ты до сих пор захаживаешь туда время от времени…

Кристина тоже считала, что найденный дом Тоноака и Рэскайна продолжал манить Тео, но волшебник лишь махнул рукой.

– Должны же у старика быть хоть какие-то радости в жизни.

Раскрывать свои действия, касающиеся жилища двух волшебников, он точно не собирался. Это приходилось просто со смирением принимать.

Вскоре из лесной чащи показался Джел. Его взъерошенный вид и сбитое дыхание говорили о том, что он изо всех спешил, не желая опаздывать сильнее, чем уже опоздал.

– Извините, – виновато сказал он, подходя к друзьям. – Сам не знаю, как так вышло. Больше не буду опаздывать. Честное слово.

Ветор смотрел на него секунду или две, после чего кивнул в знак того, что все нормально. Ссора не состоялась.

Все были в сборе.

– Удачной вам дороги и, разумеется, приятной поездки, – первым о наилучших пожеланиях вспомнил остающийся в Сантене Итен. – Хотел сказать «будьте осторожны», но понял, что вы и так будете осторожны.

Он пожал руки трем товарищам по Совету, а потом повернулся к Кристине. Последовавшее за этим крепкое объятие помогло Кристине осознать, что скучать по Итену она будет намного больше, чем ей казалось до этого. Ей бы хотелось, чтобы он поехал с ними, но обстоятельства к этому не располагали. Увы.

Итен и Кристина немного постояли, обнявшись.

– В путь, – призвал Ветор.

– В путь, – повторил Джел.

Четырем лошадям тоже не терпелось отправиться в путешествие. Они будто бы знали, что их ждет долгая дорога, но совершенно не расстраивались по этому поводу. Кони любили долгую дорогу, любили простор, любили свободу. Конюшни давали солидный комфорт, но не давали ощущения воли и раздолья, так что предстоящее путешествие должно было принести радость не только всадникам.

Среди других коней Доринг выделялся и без крыльев. Их зачатки проступили на его спине, но это не давало полной гарантии. Зачатки могли остаться зачатками. Зато в мудрости этого животного сомневаться не приходилось. Конь все осознавал, постоянно следил за ситуацией и, казалось, сам мог принимать взвешенные разумные решения. Рядом с Дорингом люди и лошади чувствовали себя спокойнее.

Итен помог Кристине взобраться на ее коня и убедился в том, что стремена подходят ей по длине. Девушка почувствовала, что одна слезинка собирается предательски вырваться на свободу. Пришлось стиснуть зубы.

– Буду ждать твоего возвращения, – пообещал Итен и печально улыбнулся.

– Время пролетит быстро, – попыталась приободрить молодого человека и себя Кристина. – Вот увидишь.

Сантень остался позади, и перед путниками во всей красе открылось величие природы Антры. Горная цепь тянулась в стороне, закрывая собой дальнейший обзор. Там, за горами, продолжались антрийские земли, тянущиеся до самого моря, но увидеть эти края можно было лишь после преодоления гор. Не все антрийцы были готовы на такие жертвы, но отчаянные любители покорять расстояния не сдерживали себя в своих желаниях.

Ист-Аст лежал в другой стороне. Для того, чтобы попасть в столицу, людям не приходилось осуществлять сложные горные переходы, и путники могли спокойно наслаждаться видом. А насладиться было чем.

Некоторые вершины гор выглядели так, словно кто-то специально заточил их. Острые пики устремлялись в небо и пронзали облака, посмевшие прилечь отдохнуть. Кое-где лежал снег, однако большая часть скал обходилась без белого покрова, а вездесущая флора умудрялась одаривать своим разнообразием и те участки, на которых, казалось, ничто не могло расти.

Горизонт впереди не закрывало ничего. Над равниной возвышалось небо, бесконечное и на удивление благосклонное к путешественникам. Белые недождевые облака защищали от жары, а проглядывающий через них голубой небосвод предлагал насладиться своим цветом и почувствовать лето во всей его мощи.

Под копытами лошадей простиралась трава. Она не успела выгореть на солнце и обещала радовать своей сочностью еще какое-то время. Травинки беззаботно покачивались на ветру. Там и тут прорывались из земли полевые цветы, сливающиеся в едином ненавязчиво приятном аромате.

Лошади то бежали рысцой, то переходили на размеренный шаг. Ветор говорил, что утомлять животных не стоит. Джел, как самый опытный в общении с лошадьми человек, полностью поддерживал это мнение и следил за тем, чтобы кони не переутомлялись.

Налюбовавшись на время пейзажами, Кристина поймала себя на том, что любуется конем, на котором восседал Ветор. Вдвоем они смотрелись очень гармонично. Мужественность воина и грациозность скакуна идеально подходили друг другу. Этот тандем заслуживал быть запечатленным на каком-нибудь полотне, которое в дальнейшем передавалось бы в качестве исторической реликвии.

Оторвавшись от созерцания коня, Кристина заметила, что Ветор наблюдает за ней. Девушка вздрогнула и тут же смутилась.

– Никак не могу перестать рисовать в своем воображении разные картины, – призналась Кристина. Не могла же она оставить свое поведение без объяснений.

– Какие? – не без любопытства спросил Ветор. Похоже, он не злился.

– Конь, отталкивающийся от земли и взлетающий в небо, – ответила девушка и посмотрела наверх. – Высоко-высоко…

На этот раз Ветор улыбнулся вполне широко, наклонился вперед и погладил своего скакуна по загривку. Несмотря на всю брутальность мужчины, сейчас он проявлял ласку и нежность, что, к слову, его совсем не портило.

– Мне тоже нравится представлять себе такое, – сказал Ветор, выпрямившись.

К его ремню крепились ножны, позволяющие воину всегда иметь под рукой меч. Кристине еще не доводилось видеть полномасштабное сражение или хотя бы небольшой поединок, но многие рассказывали, что Ветор с мечом бился умело как никто другой.

Только хотелось ли Кристине видеть Ветора в деле, в котором он так преуспел? С одной стороны, стать свидетелем сражения на мечах хотелось, пожалуй, многим. С другой, Кристина никогда не считала себя любителем подобных событий.

– Можно спросить у тебя кое-что? – рискнула Кристина. Раз уж ей представилась возможность узнать человека получше, этим стоило воспользоваться.

– Конечно, – без намека на раздражение ответил Ветор. – Спрашивай.

Кристина колебалась еще несколько мгновений, но отступать было некуда.

– Откуда у тебя этот шрам на лице? – задала свой вопрос она.

Ветор ухмыльнулся.

– Этот вопрос тебе задают слишком часто? – тут же догадалась Кристина.

Боевой вид ее собеседника мог привлечь интерес многих представительниц прекрасного пола, а шрам на виске хоть и был частично прикрыт волосами, все равно не имел шанса остаться без внимания.

– Последнее время… не очень часто, – признался гроза преступников Сантеня. – Я даже начал думать, что все желающие уже спросили.

– Не все, – улыбка Кристины была вызвана тем, что разговорить Ветора ей все же удалось. И большие усилия для этого не понадобились.

– Это случилось давно, – начал свой рассказ Ветор. – Мне было тринадцать лет, и я считал, что мне можно все… Обычно после этой фразы люди ждут героическую историю про храбрость, силу и мудрость, но эта история скорее про нелепость и бездумность. Многих она разочаровывает.

В общем… Я был на рынке, покупал овощи к обеду и вдруг увидел, что один пройдоха вытаскивает кошелек из сумки пожилой дамы. Вытаскивает ловко, быстро, профессионально. Дама ничего не заметила. Воришка использовал ее невнимательность, сделал свое дело и бросился бежать. Я рванул за ним. Мне бы следовало рассказать об увиденном кому-нибудь из взрослых или хотя бы самой женщине, но я возомнил себя героем.

Вора я догнал. Напрыгнул на него сзади, хотел повалить на землю и обездвижить, но мой план не сработал. У нас завязалась драка… В какой-то то момент мой соперник умудрился достать нож и полоснул меня по лицу. После этого он, наверное, решил, что победит… Я воспользовался тем, что он потерял концентрацию, и выбил клинок из его руки.

Когда подбежали люди, мы продолжали бороться. Нас разняли и растащили в разные стороны. Я рассказал все, что увидел на рынке, вора арестовали, кошелек вернули даме, а меня отправили к лекарю. Вечером, когда мне разрешили пойти домой, отец хорошенько отругал меня за мое безрассудство. Тогда он сказал, что настоящий воин дерется не только клинком и кулаками, но еще и головой. До сих пор слышу его голос, говорящий мне это…

– И в тот день ты решил, что хочешь защищать людей от преступности? – Кристину история не разочаровала. Теперь она знала, что Ветор помнит себя в юном возрасте, помнит свои ошибки и не стесняется их. Это многое говорило о нем.

– Первые мои порывы выбрать эту стезю проявлялись раньше, – Ветор задумчиво покачал головой. – Но окончательное решение я, возможно, действительно принял именно тогда.

Они продолжали говорить, пока кони не перешли на легкий бег. И тогда Кристина снова погрузилась в созерцание и наслаждение тем, как ветер треплет ее волосы. Остальные путники, вероятно, тоже находили удовольствие в тишине. Никто ни на что не жаловался.

А вечером путешественники сделали остановку. Ночь под открытым небом Кристину не пугала. В ее родном мире ей приходилось спать без крыши над головой во время походов, и те воспоминания девушка хранила с удовольствием.

Дождь беспокоить не собирался, легкость ветра дискомфорта не доставляла.

Потрескивание костра, запах еды и потрясающее звездное небо только усилили радость Кристины от путешествия, теперь она ощущала его в полной мере. Тревоги остались позади.

– Как же давно я не уезжал так далеко от Сантеня, – прервал молчание Джел. Длинной веткой он ворошил угольки в разведенном огне. – И, что удивительно, я уже скучаю.

– По Сантеню или по Сайми? – уточнила Кристина.

– По Сайми больше, – не раздумывая ни секунды, ответил молодой человек. – Но и города мне почему-то не хватает. Это странно. Раньше со мной ничего подобного не случалось. Только что я поймал себя на мысли, что без Сантеня я чувствую себя как-то не так, как обычно… Не знаю, что со мной.

– Это называется зрелость, – выдвинул предположение Ветор.

– Вот как! – с ноткой драматизма изумился Джел. Он давно доказал, что говорить на серьезные темы долго не умеет. Ему всегда хотелось спрятаться за юмором или мнимой безалаберностью. Кристина считала, что таким образом у Джела срабатывает защитный механизм. Джел же в очередной раз подтверждал эту ее теорию. – А какие у нее еще признаки?

– Рассудительность, ответственность, планы на будущее, – выбить Ветора из колеи подобным поведением не смог бы никто. Страж хранил философское спокойствие, чем правда только раззадоривал собеседника.

– Звучит скучновато… – поморщился Джел, сделал сосредоточенное лицо и продолжил говорить. – Но правдиво. Я бы мог обнаружить у себя признаки и этих качеств.

– Тебе бы стоило обнаружить у себя эти качества целиком, – строгий ответ не заставил себя долго ждать. – Скоро ты будешь в ответе не только за себя, но и за Сайми.

– Так… У нас сегодня по плану вечер нравоучений? – Джел усмехнулся.

– Добрых дружеских советов.

Ветор поднялся на ноги, чтобы сходить за хворостом. Минут через двадцать он вернулся с полной охапкой веток.

– Мне кажется, что… – снова завел разговор Джел, но этой беседе не суждено было состояться.

Откуда-то из леса послышался звериный вой. Кристина, погрузившаяся в собственные мысли, встрепенулась и обеспокоенно оглядела своих спутников. Если отсутствие стен и крыши ее не смущало, то крики животных вызывали ряд опасений.

Лошади тоже забеспокоились. Если до этой самой минуты они с самым невозмутимым видом мирно щипали траву, но теперь все их внимание направилось на чащобу, откуда донеслись тревожные звуки.

Ветор вопросительно посмотрел на Бергина.

– Это волки, – Бергин был единственным, кто хранил полнейшее спокойствие. – Они нападают только на одиночек. Нас для них слишком много. Если мы не тронем их, они не тронут нас.

Это утешало, хотя Кристине не очень нравилось думать, что где-то поблизости водятся дикие звери с острыми клыками и мучающим чувством голода. Однако, раз уж она обещала, что с ней проблем не возникнет, она оставила свои волнения при себе.

– А рангаров ты когда-нибудь видел? – Джел обращался к знатоку дикой природы.

– Нет, – сухо ответил Бергин.

– А ты веришь в их существование?

– Да, – чуть помолчав, Бергин добавил. – Но я надеюсь, что продолжу не видеть их дальше.

– Кто такие рангары? – этот вопрос прозвучал из уст девушки.

– Это такие существа, отдаленно напоминающие обычных волков, – Джел сделал глоток воды из своей фляги, после чего продолжил говорить. – Только они больше размером. Намного больше… И не такие худощавые. Предания гласят, что клыки рангаров не помещаются в пасти, они выступают наружу, а когти этих животных остры, как только что наточенные ножи. Рангары не знают пощады. Они быстры, умны, решительны. Их почти никто не видел, поэтому многие считают их существование выдумкой. Но Бергин со своей жизнью среди лесов, полей и прочего в таких вещах разбирается. И он сказал, что верит.

– Я уже жалею, что сказал это, – проговорил Бергин.

– Ничего не поделаешь, – заметил Джел. – Кристина имеет право знать, что в нашем мире живут чудовища. И что они могут на нас напасть.

– Джел… – Ветор не испытывал восторга от происходившего разговора. – Давай обойдемся без страшилок на ночь. Рангары на нас не нападут. И вообще никто не нападет. Все будет хорошо. Не нагнетай.

Кристина, совсем недавно узнавшая о наличии у Бергина дочери, уже не удивилась бы тому, что у Ветора тоже есть дети. Она помнила его несостоявшуюся невесту, правда подробностей отношений стража и девушки из лавки часовщика Кристина так и не сумела узнать. А пока Ветор демонстрировал отличные отцовские навыки. Он не позволял продолжать скользкие темы, призывал к спокойствию, да и само его присутствие обнадеживало. Очень скоро Кристина уже забыла о том, что где-то там, в темном лесу, возможно, обитают кровожадные монстры.

А спустя какое-то время она устроилась поудобнее на земле, использовала свою сумку в качестве подушки и полностью ушла взглядом в ночное небо. Ей по-прежнему чудилось, что расположение звезд в Антре отличается от расположения звезд в том мире, откуда она явилась. Только проверить это наблюдение точно девушка уже не могла. Путь на историческую Родину был навсегда закрыт. Думать об этом было странно, но факт оставался фактом.

Мужчины продолжали о чем-то говорить. Джел рассказывал о подготовке к свадьбе, и Кристина улавливала в его интонациях такую же радость, какую она улавливала в интонациях Сайми, когда та говорила о предстоящем торжестве. Джел тоже ждал свадьбу с нетерпением и будоражащим волнением.

Голоса постепенно растворялись в размышлениях Кристины. О чем она думала? Обо всем на свете. Звезды напоминали ей о том, как они далеко, и как малы люди по сравнению с тем, что хранил в своих глубинах космос. Представить себе бесконечность Вселенной девушка не могла так же, как не могла понять, каким образом Антра соприкасалась с ее прежним миром. Как устроено пространство? Осязаемо ли оно? Если на свете и был человек, способный понять такие тонкости мироздания, то он должен был быть гением.

Волки больше не выли. Выл ветер, но этот вой слух только услаждал. Прохлада не приносила неудобства. Из-за того, что днем воздух прогревался до высоких температур, ночью он просто не успевал как следует остыть.

Чувствуя, что сон накатывает и вот-вот возьмет свое, Кристина пожелала своим друзьям спокойной ночи. Те ответили ей тем же. Еще некоторое время девушка сонно рассматривала богатый на светящиеся звезды небосвод, а затем повернулась на правый бок, устроилась поудобнее и закрыла глаза. Треск костра и свежий воздух убаюкивали. Заснула Кристина крепко, и никакие монстры с клыками и когтями ей не снились.

А проснулась Кристина от того, что кто-то мягко дотронулся до ее руки. Девушка быстро открыла глаза и увидела, что рядом с ней на корточках сидит Бергин. Она вопросительно посмотрела на него, опасаясь узнать, что какие-то хищники все же решили напасть на путников. Но Бергин не выглядел взволнованным. Он лишь приложил указательный палец к губам, призывая хранить молчание. Ветор и Джел спали.

Кристина послушалась и не произнесла ни слова, а Бергин перевел взгляд за спину девушки. Чтобы понять, что он там видит, Кристина приподнялась, села и повернулась. От увиденного у нее перехватило дыхание.

Из-за горизонта показалось солнце.

Сначала оно показалось совсем немного, но с каждой минутой светило поднималось все выше и выше. Его лучи разбегались по равнине и наполняли собой все вокруг. Ни одна травинка, ни один лепесток не остались без света и тепла.

Солнце никуда не спешило. Оно стремилось ввысь величественно, торжественно и совершенно неотвратимо, зная, насколько оно велико и непобедимо. Небо просветлялось, а звезды смирялись с тем, что их яркости недостаточно, чтобы превзойти солнце.

Сон Кристины как рукой сняло. Она наблюдала за рассветом, становилась свидетелем начала нового дня, и было в этом что-то невероятное, что-то потрясающее, что-то, что дотрагивалось до самых глубоких и потаенных уголков души. Люди так редко видели восход солнца. А зря. Зрелище, равное этому, невозможно себе даже представить. Столько оттенков, столько игры красок, столько света… И все это сменяло собой даже самую темную ночь.

Когда солнце полностью выплыло из-за горизонта, Кристина не сдержалась и заговорила.

– Спасибо, – сказала она шепотом и взглядом, полным благодарности, посмотрела на Бергина.

Знал ли он, что рассвет так понравится девушке? Наверное, знал.

– Не за что, – тихо ответил Бергин. – Но теперь лучше вернуться ко сну перед долгой дорогой.

В этом совете присутствовало много здравого смысла. Путешественники планировали добраться до небольшой деревни, где предприимчивые жители Антры открыли гостиницу специально для тех, кто долго пребывал в седле, но путь до гостиницы обещал занять немало времени.

После завтрака и быстрых сборов путешественники взяли курс на Ист-Аст и первое время ехали на лошадях, однако к полудню вставший на их пути лес заставил трех мужчин и одну девушку спешиться. Они повели лошадей под уздцы.

Благодаря тому, что из Сантеня в Ист-Аст и наоборот кто-то регулярно совершал поездки, тропинка в лесу существовала во вполне приемлемом виде. Правда повозка здесь никак не смогла бы проехать, и все те люди, которые путешествовали на колесах, вынуждены были объезжать лес и терять время в дороге.

Кристина, старающаяся не отставать от остальных, вдруг заметила, что Ветор и Бергин переглядываются между собой.

– Что-то случилось? – спросила она.

– К нам кто-то приближается, – сообщил Ветор.

– В смысле кто-то идет навстречу? – беззаботно уточнил Джел. – И откуда столько интереса к этому? Мало ли кто едет из Ист-Аста в Сантень…

– Кто-то приближается к нам не с дороги, а из леса, – после этих слов Ветора лицо Джела перестало быть беззаботным.

ГЛАВА 3. ПРОКЛЯТИЕ

Прошло не более двадцати секунд, как из-за кустов по левую руку от путников промелькнуло какое-то движение. Листья и ветки зашевелились, а еще через мгновение на дороге появился мужчина.

Он был среднего роста, в меру крепок. Его черная рубашка без рукавов намекала на то, что ее носитель изо всех сил боролся с жарой. Вывод о том, что рукава мужчина оторвал сам, причем очень грубо, напрашивался сам собой. Нитки из краев торчали во все стороны.

– День добрый, – незнакомец прозвучал нахально. Кристина заметила, что он путешествует совсем уж налегке. Небольшая сумка, перекинутая через плечо, в лучшем случае смогла бы вместить кусок хлеба и фляжку с водой. – Куда путь держите?

– Да вот… – Ветор не спешил с простым ответом. – Решили попутешествовать.

– Отличное решение! – признал незнакомец и причмокнул. – А вы, ребята, случайно не из Сантеня?

– А что? – рука Ветора опустилась на рукоять меча. Эта встреча нравилась стражу все меньше и меньше.

Кристина разделяла его опасения. Она остановилась рядом с Джелом и не собиралась отходить далеко. Вдруг незнакомец был поблизости не один. Если лесные разбойники существовали, то в представлении девушки они выглядели именно так, как этот человек.

– Давненько там не был, – пожал плечами мужчина. – Не знаю, что и как там нынче. Особенно с торговлей. А жаль. Я добыл зубы волка и не могу решить, оставить их себе на память или попытаться срубить деньжат.

– Добыл зубы волка? – переспросил Джел. – Как?

– Что значит «как»? Можно подумать, что есть много способов… – при этой фразе в глазах незнакомца промелькнул нездоровый огонек. – Убиваешь волка, и все… Готово… Приз твой… Красивое получится украшение… Деньги, конечно, нужны, но один зуб я все-таки оставлю себе. Трофей как-никак.

Он опустил руку в карман и достал оттуда целую горсть острых белых зубов. На некоторых из них по-прежнему виднелись кровавые следы. Кристина поморщилась и отвернулась. Она не боялась вида крови, но радости от него не испытывала, да и предыстория получения этого, как выразился мужчина, трофея вызывала отвращение.

– Ты убил волка только ради зубов? – Ветор взгляда не отвел.

– Только не надо читать мне нотации, – закатил глаза убийца зверей. – Волки нападают на людей, когда те ходят по одиночке. Что плохого в том, что я поступил так же?

– Волки убивают потому, что голодны. А ты убил ради красивого украшения. Есть разница.

– Да ну вас! – незнакомец махнул рукой, сунул зубы обратно себе в карман и пошел в сторону Сантеня. – Думал, что вы нормальные, а вы, оказывается, те еще зануды.

– Ты не уйдешь далеко, – неожиданно сказал Бергин.

Мужчина остановился и обернулся.

– Почему же? – его бровь саркастично изогнулась.

– Потому что волки выследят тебя, окружат и отомстят за то, что ты убил одного из них.

– Глупости! – мужчина смерил Бергина высокомерным взглядом. – Да еще и из уст белого. Как тебе вообще удалось найти целых трех друзей? Они не боятся попасть под проклятие, общаясь с такой ошибкой природы?

С каждым словом его интонации становились все наглее и бесцеремоннее, а теперь он и вовсе перешел на личности. Если Бергина это беспокоило, то он не подавал вида, зато Джел был близок к тому, чтобы взорваться.

– Закрой свой рот! – пригрозил он.

– Иначе что? – театрально испугался незнакомец.

Джелу было, что ответить, но его ответ не успел прозвучать. Волчий вой послышался сразу с двух сторон. Кони, стоящие все это время подле своих хозяев, встревожились и навострили уши.

– Отпустите поводья и полезайте на деревья, – проговорил Бергин.

– Что?! – опешил Джел. – Зачем?

– Кони успеют скрыться только при условии, что на них не будет всадников, – Бергин уже отпустил своего коня. – А нас волки не достанут, если мы будем высоко.

Ветор последовал данной инструкции. Он отпустил поводья. Правда его скакун побежал не сразу, а лишь после того, как переглянулся с хозяином. Кристине и Джелу не оставалось ничего иного, как тоже дать волю своим лошадям.

Все четыре коня направились в одну сторону. Им приходилось маневрировать между ветвями деревьев. Это давалось непросто. К тому же животные продолжали нервничать. Доринг бежал первым, словно указывая дорогу. Остальные старались держаться вблизи него. Вскоре их уже и след простыл.

Люди же остались стоять там, где стояли. Бергин оглядывал деревья в поисках того, на какое лучше было бы залезть. Из ближайших деревьев он выбрал одно. Мощное, с толстыми ветками. Такое могло бы выдержать с десяток человек.

– Скорее, – поторопил всех Бергин.

Ветор оказался у ствола первым и кивнул Кристине. Она и сама могла бы вскарабкаться, но с поддержкой со стороны ей удалось сделать это гораздо быстрее. Девушка ловко взобралась на несколько веток вверх.

Волчий вой уже сопровождался звуками стремительного приближения ног. Вернее, лап.

Кристине стало страшно, и виной тому был не только вой, но и разыгравшееся воображение. Кристина помнила рассказы о больших диких животных, которых почти никто не видел на самом деле. Однако девушка уже однажды попала в ситуацию, которая ни с кем раньше не случалась. Она же влезла в ту самую уникальную пещеру, которая вела в Антру. Поручиться за то, что Кристина не нарвется здесь на редких животных, она не могла.

Джел и Ветор вскочили на дерево вслед за Кристиной. Пока они карабкались вверх, Бергин контролировал ситуацию с земли. Он не успел присоединиться к своим друзьям, когда первый волк показался среди зелени.

Раньше Кристина видела волков только на картинках и в зоопарках. Она считала, что волки – животные больших, но не гигантских размеров, и сейчас ей чудилось, что она страшно ошибалась. Волк выглядел крупнее, чем она предполагала. Впрочем, волк мог видеться ей больше просто потому, что ее страх искажал реальность.

Появившийся из зарослей волк скалился. Острота его клыков сразу же бросалась в глаза. Зверь принюхался, после чего тут же перевел взгляд на того, кто носил в кармане зубы убитого волка. А из кустов один за другим выходили его соплеменники.

– Залезай на дерево, – бросил Ветор виновнику встречи с волками.

Тот не двигался с места.

Кристина как раз перестала следить за тем, что Бергин успевает занять свое место на массивной ветке. Он оказался ниже всех, но волки не смогли бы до него добраться. Все четверо друзей были в условной безопасности.

– Я справлюсь с ними, – заговорил человек, на которого были обращены уже четыре пары волчьих глаз. – Их тут всего-то…

Он не договорил. Количество волков увеличилось вдвое, а кинжал, блеснувший в руке мужчины, впечатления грозного оружия не произвел.

Мужчина попятился назад. Вожак стаи, сразу выделившийся среди прочих волков, приблизился к убийце своего товарища и перекрыл путь к стволу дерева. Из пасти зверя донесся крайне недоброжелательный рык.

Пристально наблюдавший за всем этим Бергин опустился на самую нижнюю ветку.

– Что ты делаешь? – непонимающе спросил Джел.

– Давай руку, – эти слова Бергина были адресованы не Джелу, а безумцу, который собирался драться с целой стаей разъяренных животных.

Бергин опустил свою руку и приготовился помочь мужчине подняться наверх. С той силой, какой обладал Бергин, он мог бы поднять на дерево несколько людей подряд и не почувствовать ни капли усталости.

Только за руку никто не схватился. Вместо того, что воспользоваться предложенной помощью, мужчина продолжил стоять на земле, уставившись на Бергина стеклянным взглядом.

– Давай же, – призвал еще раз Бергин. Каждая секунда была дорога.

– Если я коснусь тебя, я буду проклят, – неуверенно проговорил незнакомец.

– Если ты не коснешься меня, ты будешь убит.

Мужчина было решился, поднял руку, но тут же опустил ее.

– Нет, – сказал он, сделал шаг назад, и в этот момент один из волков бросился на него. Быстро, резко, не оставляя ни единого шанса.

Мужчина едва успел взмахнуть кинжалом, но результата это не дало. Острые зубы впились в его шею. Он повалился на землю, вместо крика издав скорее стон.

Кристина зажмурилась, чтобы ничего не видеть, но звуки никуда не исчезли. Звук быстро передвигающихся лап неумолимо сообщал – за дело взялись и другие волки. Когда девушка силой заставила себя открыть глаза, то увидела лишь то, как волки бегали вокруг уже бездыханного тела, лежащего на земле в противоестественной позе. Локти и колени болезненно изогнулись, на лице осталось выражение ужаса.

– И что нам теперь делать? – спросил Джел. – Сидеть здесь и ждать, когда они съедят его, а потом переключатся на нас? Каковы наши шансы, если мы вступим с ними в бой?

– Они не будут его есть, – ответил Бергин, не сводя глаз с вожака стаи.

– Почему?

– Для них он – убийца их брата. Они осквернят себя, съев его.

– Какие гордые… – проворчал Джел и задумался.

– Так а что насчет нас? – включилась Кристина.

Она старалась не показать своего страха, но язык тела выдавал ее. Пальцы дрожали, взгляд то падал на мертвое тело, то судорожно оглядывал тех, кто остался в живых.

– Я думаю, нас они не тронут, – Бергин прервал свой зрительный контакт с волком. – Они знают, что мы никого не убивали.

– Значит, просто ждем, – заключил Джел, прислонился спиной к стволу дерева и устроился поудобнее, насколько это представлялось возможным. – Странное дело… Мы вроде бы боялись встретиться с рангарами, но были загнаны на дерево обычными волками. Никогда не знаешь, монстра в каком обличье встретишь на своем пути.

– Самое частое обличье монстра вполне конкретное, – сдержанно отозвался Ветор.

– Какое? – спросила Кристина.

– Человечье.

Волки не торопились расходиться. Сидящие на дереве двуногие и правда почти не интересовали стаю. Пару раз вожак поглядывал на меч Ветора, но, поскольку оружие покоилось в ножнах, а сам Ветор не выражал ни малейшего признака агрессии, волк не видел реальной опасности для себя и своих собратьев.

Кристина украдкой смотрела на Бергина, пытаясь понять, что он сейчас чувствует. Человек отказался от руки помощи и предпочел страшную неминуемую смерть просто потому, что верил в какие-то призрачные проклятия. Если раньше Кристина только слышала о том, что в Антре недолюбливают «белых», то сегодня она собственными глазами увидела широту этой катастрофы.

Тут было, о чем подумать. Только по лицу Бергина невозможно было разобрать, что происходило в его голове и душе. Его маскировка эмоций работала превосходно.

Волки разбегались по одному. Несколько движений лап, и очередной зверь скрылся за кустами. Волки на отлично знали свое место обитания и умели буквально растворяться в нем. Последним место действий покинул вожак стаи. Перед тем, как скрыться, он еще раз оглядел оценивающим взглядом людей, потом посмотрел на мертвое тело и тоже исчез за густой растительностью леса.

Выждав время, путешественники принялись спускаться вниз.

Вновь ступив на твердую почву, Кристина неожиданно вспомнила, что она и ее друзья остались без лошадей. Путь еще предстоял долгий, да и в целом потеря коней вызывала одни лишь грустные эмоции. Ветор пристально посмотрел на Джела. Тот кивнул в ответ. Оба при этом не казались грустными и озадаченными.

Джел никуда не спешил. Он размял мышцы, которые затекли во время посиделок на ветвях, и сделал пару приседаний. Затем молодой человек выпрямился, осмотрелся и набрал в легкие побольше воздуха.

От того, как громко он свистнул, Кристина вздрогнула. Сама она еще не начала осваивать эту невероятную науку, знала только то, что кони реагировали на разные насвистывания по-разному. Свист был целым языком, который изучал каждый уважающий себя любитель лошадей. Кристина дала себе обещание начать изучение сразу после возвращения в Сантень.

Свист сработал. Вскоре конь Ветора был уже рядом со своим хозяином, а затем подтянулись и остальные лошади.

– Ничего себе… – поделилась своим изумлением Кристина.

– С тех пор, как ты начала работать в конюшне, – Джел ласково погладил свою лошадь по шее и гриве. – Уже могла догадаться, что эти чудесные создания невероятно умны.

– Я догадалась… – начала оправдываться Кристина. – Но все же… Ведь они были напуганы. Они убежали…

– А потом успокоились, вернулись и стали ждать команды, – закончив в очередной раз восхищаться своими любимцами, Джел вернулся в окружающую действительность и обратил внимание на то, чем занимались остальные. Выражение его лица резко поменялось. Нежность во взгляде исчезла, ее сменило негодование. – Да вы, верно, шутите!

Он готов был разразиться еще большим количеством слов, явно не таких приличных. Кристина поспешила разобраться, что вызвало такую бурную реакцию. На это много времени не ушло. Работа лопатой шла полным ходом. Ветор и Бергин удостоверились в том, что жизнь покинула одного из присутствующих, и предпринимали все возможное, чтобы похоронить человека, не успевшего сообщить им даже свое имя.

– Не оставлять же его так, – обозначил свою четкую позицию Ветор. – Взять с собой его тело мы не можем. По такой жаре оно до Ист-Аста не доедет. Просто похороним. Это не отнимет у нас много времени.

– Он бы ради вас стараться не стал, – Джел не сдавался. Его недовольство не исчезло. – Бергина он вообще, как мне кажется, оскорбил дальше некуда.

– Это не значит, что мы должны опускаться до его моральных принципов, – сказал Бергин.

Не в столь отдаленном прошлом Ивовый Совет в расширенном составе хоронил Ланарию. И вот землей засыпали еще одно мертвое тело. Только ситуация была совершенно иной.

– Это так странно… – произнесла Кристина, наблюдая за тем, как очередная горстка земли накрывает человека, который еще недавно дышал, ходил, разговаривал и строил планы. – Мы ничего о нем не знаем, кроме того, что он убил волка.

– Судя по манере его общения и нравственным принципам, человек он был не очень добрый, – быстро парировал Джел.

Он обнаружил, что, убегая, его лошадь поцарапалась о ветви. Порезы не были опасны для жизни, но Джел все же решил обработать их одной из настоек Олдена. Полезными настойками, мазями и другими лекарствами аптекарь снабдил всю компанию в избытке.

– Мы не можем знать этого наверняка, – не согласилась Кристина. – Он мог быть кому-то дорог. Может, у него есть семья, которая никогда не узнает, что с ним случилось…

– Не замечаешь иронии? – спросил Джел.

– Иронии? – не поняла Кристина.

– Твои знакомые из твоего мира тоже никогда не узнают, что с тобой случилось, – обработка царапин завершилась. Все лошади были готовы к продолжению путешествия. – Мне почему-то кажется, они считают, что твоя судьба была примерно такой.

Джел кивнул в сторону могилы, которая практически полностью заполнилась землей.

– Не в том смысле, – добавил молодой человек. – Что ты тоже решила убивать живых существ ради сомнительной наживы, конечно… Но… Ты поняла мою мысль.

– Ладно, философы, – вмешался Ветор. Он и Бергин как раз закончили работу. Место захоронения они обложили камнями. – В путь. Чем быстрее мы выберемся из леса, тем лучше. А за парня не переживайте. На его боку я нашел татуировку с символами. Такие обычно наносят тем людям, которые много лет подряд отбывают заключение под стражей. Так что его личность установить будет не так уж трудно. И, если у него есть семья или друзья, они узнают, что случилось с человеком, и где он похоронен.

Из леса они выбрались быстро. Никто не испытывал желания проверять терпение волков на устойчивость. Пока чужаки находились на территории дикой природы, сама дикая природа, будучи заранее разъяренной, не гарантировала никому сохранности. Кристина испытала облегчение, снова очутившись на равнине. Она и ее друзья поспешили взобраться на лошадей и продолжить путь верхом в ускоренном темпе.

Никто не оглядывался. Быстрая езда способствовала скорейшему выходу из того состояния, из которого Кристина вместе с Джелом никак не могли выйти. Девушка продолжала раздумывать над превратностями судьбы. Джел, судя по его лицу, занимался примерно тем же самым. Вслух ничего не обсуждалось, каждый вел монолог исключительно в своей собственной голове.

Добраться до деревни с гостиницей к ночи путники не успели. Они выбились из графика и так и не смогли его нагнать.

– Остановимся здесь, – предложил Ветор. – Дальше холмистая местность. Не стоит проходить ее в темноте. Лошади могут споткнуться. Да и все мы устали.

Небольшой лагерь был разбит оперативно, а разведенный костер подарил не только свет, но и приятное успокаивающее потрескивание.

Вопреки ожиданиям, вечер не получился молчаливым. Лимит молчания исчерпал себя во время дороги. Джел и Ветор говорили о самых разных вещах. Джел давал советы о том, как лучше ухаживать за конем, что делать для развития его благородства и преданности. И для того, чтобы конь был счастлив со своим хозяином. Ветор задавал много вопросов, часть из которых некоторым людям никогда не пришла бы в голову. Однако вопросы звучали важно и осмысленно. Как и ответы Джела.

– Так… Я устал говорить… – улыбнулся Джел и сел поудобнее, вытянув ноги перед собой. Сзади его спину подпирало бревно. – Теперь чья-нибудь еще очередь. Крис?

– А? – Кристина некоторое время не участвовала в разговоре и не ожидала, что от нее чего-то захотят. Она непонимающе уставилась на Джела.

– Твоя очередь рассказывать, – пояснил молодой человек.

– Ну… – как назло из головы Кристины вылетели абсолютно все истории разом.

– Ну? – Джел с интересом поторопил ее.

– Оставь человека в покое, – пришел на выручку Ветор. – Не все умеют говорить без умолку и по команде. Да и день выдался тяжелым.

– Извините… – Джел поджал губы. – Обычно я не такой настойчивый. Но день и правда выдался тяжелым. Не знаю, как теперь уснуть. Говорить устал, но тишина давит на меня. Надо куда-то энергию деть.

– С этим я могу тебе помочь, – сказал Ветор.

– Как? – оживление на лице Джела мелькнуло и тут же исчезло. – Мне сходить за хворостом?

– Нет, – улыбнулся страж. – Хвороста у нас достаточно. Я о другом. Помнишь, ты хотел попробовать освоить борьбу на мечах?

– Да! – посчитав, что этого недостаточно, Джел повторил еще громче. – ДА!

Ветор бросил взгляд куда-то в сторону вещей, после чего Бергин, не ожидая никаких просьб, встал и пошел к своей сумке. Через минуту он вернулся с мечом, спрятанным в ножны. Не требуя официального приглашения, Джел вскочил на ноги и радостно потер руки. Меч из рук Бергина он взял аккуратно, с уважением и воодушевлением.

Джел и Ветор вышли на свободное пространство и встали в паре метров друг от друга. Оба обнажили мечи. В глаза сразу бросалось то, насколько по-разному они держат оружие. Ветор держал меч уверенно, словно это и не меч был вовсе, а продолжение руки. Джел же никак не мог понять, как ему правильнее взяться за рукоять. Он то поднимал меч строго вертикально, то почти ронял его на землю. Центр тяжести отказывался находиться.

Бергин уселся неподалеку от Кристины. Эти забавы обходили поле его интересов стороной.

– Не крути меч, – Ветор устал ждать, пока Джел разберется сам. – Схватись за рукоять повыше и покрепче.

– Так? – Джел попытался последовать совету.

– Да. Согни локоть… Не так сильно. Уже лучше… И колени тоже согни. Одна нога впереди другой…

Ветор говорил, а Джел искал то самое положение, которое позволило бы ему с чего-то начать. Когда положение нашлось, Ветор одобряюще кивнул.

– Хорошо, – сказал он. – А теперь нападай.

– Нападать? – переспросил Джел, глаза его округлились. – Меч же острый! А вдруг я тебя пораню?

На лице опытного воина отразилась ирония. Ему даже говорить ничего не пришлось.

– Понял тебя… – новоиспеченный боец на мечах осмыслил нелепость своего вопроса. – А разве не нужно сначала показать мне, как осуществить правильный удар и все такое?

– Если я начну учить тебя так, как учат настоящие учителя в реальных условиях, то мы до утра будем тренировать один только первый удар. Со стойкой разобрались, уже прогресс. Нападай. Разберемся по ходу. Это же шуточный урок.

Джел сделал шаг вперед и взмахнул мечом, но Ветор отбил его удар раньше, чем Джел успел что-то понять.

– Долго замахиваешься, – прокомментировал случившееся Ветор. – Я успел бы атаковать тебя раньше.

– А так?

Джел еще раз атаковал, на этот раз быстрее, но Ветор не только блокировал удар, но еще и умудрился выбить меч из рук Джела. Это вышло так легко и естественно, словно речь шла не о поединке и холодном оружии, а о чем-то более простом и бытовом. Меч отлетел в сторону и упал на землю метрах в трех от мужчин.

– Сдаешься? – спросил Ветор и с хитрым любопытством посмотрел на своего оппонента.

– Вот еще!

Добравшись до меча за пару шагов и подняв его, Джел снова приготовился к битве. Кристина небезосновательно опасалась, что Джел воспримет все слишком серьезно, но, к счастью, все ее опасения развеялись, когда молодой человек улыбнулся с самым добрым задором, на какой был способен. Конечно, он знал, что у него нет ни единого шанса против тренированного бойца, но Джелу хотелось нового опыта, новых ощущений и просто приятно проведенного времени. Зачем скучать, если можно не скучать?

– Смотри! – Джел изобразил изумление и взглядом указал в сторону. – Какая птичка!

Ветор и не подумал поворачивать голову. Джел рассмеялся.

– Ну правда… – добавил он, продолжая изображать интерес к несуществующей птице. – Большая. Зеленая. С красными глазами.

– А в клюве у нее гигантский желтый цветок? – поддержал этот абсурд Ветор.

– Да!

Джел снова замахнулся мечом, но на этот раз Ветор не отбился, а просто отскочил в сторону. Меч пролетел слева от него. Джел под действием силы притяжения и весом оружия чуть не рухнул вперед.

– Не так уж все плохо, кстати, – сообщил Ветор. – Только не поднимай меч так, словно это топор.

Кристина отвлеклась на то, чтобы погреть руки. Она привстала и подвинулась поближе к разведенному огню. Протянутые ладони тут же поймали тепло, которого им не хватало. Краем уха девушка слышала, что Ветор все еще дает советы, а Джел предпринимает новые попытки состояться в качестве воина.

Волки больше не выли, странные люди из кустов не появлялись, лошади вели себя спокойно, а попутчики смеялись и не пугали страшными историями. Путешествие снова приобретало волшебный привкус.

Кристина вернулась на свое место. Джел и Ветор продолжали свой импровизированный урок. Ветор показывал какие-то приемы. Джел стоял параллельно своему «учителю» и старался скопировать все, что ему демонстрировали. Мужчины определенно поймали свою волну и получали удовольствие от происходящего.

Повернув голову, Кристина заметила, что Бергин тоже наблюдает за своими друзьями, но отстраненно. Он сидел неподвижно, как статуя, и Кристина радовалась уже тому, что Бергин время от времени моргал, тем самым показывая, что он все-таки живой человек.

– У тебя есть меч, – обратилась к Бергину девушка, вспоминая, откуда оружие в руках Джела изначально взялось. – Ты, наверное, отлично им владеешь.

Бергин отвлекся от созерцания.

– Мне больше нравится ковать мечи, а не драться на них, – ответил он.

– Но в теории ты бы смог дать бой? – не сдавалась Кристина. Ей отчего-то страшно хотелось поговорить. – Дать бой и победить…

– Смотря кого, – рассудительно заметил ее собеседник. – Джела – да. Ветора, пожалуй, нет. Я не обладаю его опытом и навыками ведения боя.

– Зато в понимании поведения волков тебе нет равных.

Кристина сама не знала, была ли это ирония или все же искреннее восхищение. Возможно, это была гремучая смесь, но Бергин в любом случае не походил на обиженного.

– В этом нет ничего сложного, – отозвался он. – Нужно всего лишь уловить то, как они мыслят.

– Не представляю, как такое можно уловить. Я потихоньку учусь понимать образ мышления лошадей, но все же я только в начале пути.

– Почти всеми животными в первую очередь движет инстинкт самосохранения.

– Прямо как людьми… – усмехнулась Кристина.

– Не совсем, – в это невозможно было поверить, но Бергин тоже усмехнулся. В темноте он по-прежнему выглядел не очень нормально. Его белая кожа резко контрастировала со всем вокруг. Но говорил он сейчас почти как обычный человек. – Наличие у людей инстинктов – вопрос спорный. Да, мы стремимся к самосохранению, но порой это стремление вытесняется некоторыми другими явлениями. Гордостью или чувством вины, например.

– Или злостью, – продолжила за него девушка. – Или дурацкими предрассудками…

Она вспомнила о том, как погиб незнакомец из леса. Из-за предрассудков и собственной алчности.

– И ими тоже, – согласился Бергин.

Они немного помолчали. Кристине безумно хотелось спросить о Лимии, но она не умела деликатно переходить к таким личным темам. Зато поговорить о чем-то более глобальном она не постеснялась.

– У твоей сестры дар лекаря, – упоминать Илерину было приятно. Добрая улыбка этой женщины поднимала настроение даже тогда, когда случалась лишь в чьем-то воображении. – А твой дар – понимание природы? Или ты тоже умеешь лечить?

– Не думаю, что у меня есть какой-то особенный дар, – Бергин, кажется, был немного озадачен тем, что с ним продолжают говорить. – Но я живу рядом с дикой природой. Странно было бы не попытаться понять ее.

– Логично, – сделав небольшую паузу, Кристина добавила. – Знаешь, а я ведь в Антру попала просто потому, что пыталась погулять на природе.

Бергин вопросительно посмотрел на девушку.

– Я хотела найти место, где нет бесконечного города с его суетой, хотела спокойно погулять среди травы и деревьев. Вот и выбралась в лес.

– И там нашла пещеру? – в тоне Бергина послышалось любопытство.

– Да, случайно.

– А как выглядели леса в твоем мире?

Кристина едва заметно улыбнулась новому вопросу.

– Если ты устала говорить о своем мире, – мгновенно отреагировал Бергин. – То я прошу прощения и не настаиваю на ответе.

– Нет, я не устала, – Кристина вновь подняла на собеседника взгляд. – Просто непривычно говорить о нем с тобой.

– Со мной?.. Ты тоже веришь в проклятие, которое якобы окружает всех вокруг меня? – за этот вечер Бергин использовал больше интонаций, чем за все предыдущие разговоры с Кристиной. Правда та и раньше подозревала, что Бергин более эмоционален с теми, кому доверяет. Ей было приятно приблизиться к кругу этих людей.

– Что ты… – поспешила опровергнуть выдвинутое предположение девушка. – Дело совсем не в этом. Я почти уверена, что в вашем волшебном мире проклятия существуют, но к тебе они никакого отношения не имеют. Да, ты выглядишь не так, как большинство людей. Глупо было бы с этим спорить. Только это не имеет значения. Ты хороший человек. Добрый, храбрый, мудрый. Я рада, что знакома с тобой.

Несколько мгновений никто ничего не говорил. Было слышно, как неподалеку звенят, ударяясь друг о друга, мечи.

– Спасибо за твои слова, – прервал молчание Бергин. – Я тоже рад, что знаком с тобой.

– И это при том, что я постоянно вваливаюсь в твой дом без приглашения? – Кристина рассмеялась. Она в самом деле постоянно оказывалась в доме у озера тогда, когда ее там не ждали.

– В этом нет ничего страшного. Ты всегда желанный гость в моем доме.

– Спасибо, – кто бы мог подумать, что такой разговор вообще состоится, а он все не заканчивался. – Ты тоже заходи как-нибудь в гости. Мне будет приятно оказать тебе ответное гостеприимство. А теперь… Возвращаясь к твоему вопросу…

Она не забывала о том, о чем ее изначально спросили.

– Наши леса похожи на ваши, – приступила к рассказу пришелица из другого мира. – Деревья, кусты, трава, земля… Честно говоря, я не большой знаток мира флоры, но могу тебя заверить, что некоторые виды деревьев в наших мирах совпадают. Этот факт до сих пор поражает меня… А вот для того, чтобы увидеть волков в их естественной среде, нужно забираться очень далеко… До сегодняшнего для я не видела волков настолько близко… Зато без дальних поездок можно встретить, например, белок. А на некоторых дорогах, прорубленных через лес, стоят знаки, предупреждающие о том, что под колеса может выбежать олень.

– Знаки? – не понял Бергин.

– Ага… – протянула Кристина. Она принялась рассказывать о знаках, больших асфальтированных дорогах, машинах и их скоростях.

Говорить ей было легко, хотя вся ее прежняя жизнь казалась ей невообразимо далекой. Точно ли Кристина родилась где-то в другой реальности? Может, она все-таки из Антры? Нет. Она из другой страны, просто в Антре ей лучше. Намного лучше.

Бергин слушал с величайшим вниманием. Он не перебивал, ловил каждое слово, не пытался оценивать, просто слушал. Рассказ закончился, когда откуда-то со стороны послышался смех Джела. Он и Ветор немного сдвинулись со своей изначальной точки.

– Давай, последний раз и хватит на сегодня, – предложил Ветор.

Они скрестили мечи. Зрителям в лице Кристины и Бергина было понятно, что Джел все так же не способен вести равный бой с профессионалом. Тем не менее прогресс был очевиден. Джел выглядел намного убедительнее и увереннее. Он наносил удар и уворачивался. Его захватывал процесс.

– Молодец, – сказал Ветор, когда маленькая битва подошла к концу. Он по-дружески похлопал Джела по плечу. – Из тебя бы получился неплохой страж.

– Ты мне льстишь, – откликнулся Джел, хотя сам определенно испытывал удовольствие от услышанного.

– Мы знакомы уже достаточно давно, чтобы ты знал, что я не склонен к лести.

– Я тебе очень признателен, – Джел говорил от всего сердца. – За этот урок, за похвалу. И вообще за все.

– Не стоит благодарности.

Двое мужчин направились обратно к костру и лагерю. Кристина следила за ними и улыбалась. Мальчики взрослели, становились серьезными и ответственными, но все равно время от времени были не против подурачиться. Их приподнятое настроение окончательно разрядило обстановку.

Джел передал Бергину меч и выразил благодарность за разрешение воспользоваться им. Бергин встал, чтобы убрать оружие.

– А можно мне попробовать? – оживилась Кристина.

– Ты тоже хочешь попробовать себя в бою? – удивился Ветор, уже собиравшийся сесть у огня.

– Нет, – помотала головой девушка. – Я так… Просто почувствовать, что такое меч в руке.

Она поднялась на ноги и отряхнулась. Бергин вынул уже спрятанный в ножны меч обратно и протянул его Кристине. Та немного замешкалась. Она никогда не думала, что будет держать в руках нечто смертельно опасное. Кристина едва не передумала. Но… Ведь она сама напросилась. Не брать же свои слова назад.

Бергин протягивал ей меч, держа его за лезвие, а рукоять направляя в сторону девушки. Кристина коснулась рукояти и обхватила ее рукой.

Меч, выкованный Бергином и принадлежащий ему, выглядел прекрасно. Кузнец не стал ударяться в крайности с декоративными излишествами, но рука мастера должным образом проявлялась в остроте лезвия, в удобстве рукояти, а еще в том, насколько идеально прямым был меч. Кристине доводилось видеть и другие работы Бергина, и каждая из них поражала своим качеством и великолепием. Бергин дал бы фору многим известным в Сантене кузнецам, но с заказами к нему обращалось ограниченное количество людей. Остальные верили в проклятие.

Кристина оглядела меч и взялась за него посильнее.

– Чувствую себя очень… серьезной и взрослой, – поделилась она своими ощущениями. – Так… Я помню, что держать нужно примерно вот так. Ой…

Бергин отпустил меч со своей стороны. Вес оружия тут же полностью свалился на Кристину, и она не справилась. Ей удалось удержать только рукоять, а острый край меча устремился к земле. Девушка резко наклонилась вниз и рассмеялась.

– Я, конечно, подозревала, что меч – это не пушинка, но настолько тяжелого я не ожидала…

Она выпрямилась и, приложив немало усилий, оторвала меч от земли. Бергин неподвижно стоял рядом, видимо, готовясь страховать, но Кристина дала понять, что держит ситуацию под контролем.

– Вот так? – спросила она у Ветора, с трудом вытягивая меч перед собой. Меч так и норовил перевесить и вновь потянуть Кристину вниз.

Ветор подошел к девушке, встал сбоку, обхватил пальцами ее запястье и выправил положение руки. После этого они вместе нанесли удар по воображаемому сопернику.

– Да уж… – сказала Кристина, возвращая меч Бергину. Он подхватил меч так легко, будто тот ничего не весил. Девушка этому только усмехнулась. – Защитник правопорядка из меня не выйдет. Точно не выйдет.

– Я бы на твоем месте по этому поводу не расстраивался, – пожал плечами Ветор.

– Я и не собиралась. Оставлю это дело тем, кто с силой и ловкостью на «ты».

Все улыбнулись.

Остаток пути прошел без происшествий.

Кристина успела позабыть о том, как опасалась путешествовать в столь своеобразной компании. Джел был самим собой. За него Кристина и не переживала. А вот Ветор и Бергин при более близком знакомстве удивили ее. И такого рода удивление она любила. Теперь она лучше понимала, почему Ивовый Совет так дорожил этими мужчинами. Они оба были умны, многое знали и умели, не теряли способность трезво мыслить в нестандартных ситуациях. Они не боялись ответственности, но при этом не строили из себя чрезмерно серьезных людей.

Ветор вообще не возражал против того, чтобы пошутить. Уговаривать его рассказать очередной случай из жизни стражей долго не приходилось. Ветор выбирал истории под общее настроение. Некоторые оказывались поучительными, другие – увлекательными, третьи вызывали улыбки. Улыбался даже Бергин. Как и раньше, он говорил меньше остальных, но говорил, и это само по себе радовало. Бергин тоже мог что-нибудь рассказать, вспомнить какой-нибудь интересный случай из жизни. При этом, заметила Кристина, он никогда не говорил обо всем том, через что ему пришлось пройти из-за его непохожести на остальных. Он не жаловался, не выливал тонны злости на судьбу. Он просто жил с тем, что у него было.

При более длительном и тесном знакомстве становилось понятнее, почему Бергин и Ветор сдружились. Их многое объединяло, но было и то, в чем они друг друга дополняли. Это был редкий случай великолепной дружбы. Одно только наблюдение за ней вызывало приятное чувство и желание дружить так же крепко и слаженно, как дружили эти два человека.

– Ну что… – сказал как-то Ветор, когда вся компания поднималась по холму вверх. – Все готовы?

Лошади шли рядом со своими всадниками. Три смелые и любопытные птички сели на спину одному из коней. Птички щебетали, словно переговаривались друг с другом и размышляли о том, что эти странные существа без перьев и клювов забыли в этой местности.

– Что, опять волки? – пошутил Джел. – Давайте без них… Я не готов снова проводить время на дереве…

– Тогда тебе повезло.

Кристина поняла, что Ветор знает что-то, что должно разбавить вошедшее в определенный ритм путешествие. Этот ритм хоть и предполагал постоянную смену пейзажа, все равно постепенно превращался в интересную форму рутины.

– Так что случилось? – спросила девушка.

Ветор немного замедлил шаг, но вершина холма все равно неизбежно приближалась. Как только путешественники поднялись на самый верх, Ветор ответил на заданный ему вопрос.

– А случилось то, что мы пришли. Добро пожаловать в Ист-Аст.

ГЛАВА 4. СЕРДЦЕ СТРАНЫ

Кристина много и часто представляла себе этот момент – момент первой встречи с новым городом. Она успела узнать некоторые факты об Ист-Асте, но знать и видеть собственными глазами – это не одно и то же. Совсем не одно и то же.

– Ничего себе… – только и смогла произнести девушка.

Все остановились, чтобы насладиться открывшимся видом. Спутники Кристины уже бывали в столице Антры, но все-таки не утратили чувства восторга от нового соприкосновения с чудесным городом.

Пригорок, на котором случилась остановка, прекрасно подходил для первого знакомства. Теперь путешественников и Ист-Аст разделяло лишь большое зеленое поле, которое легко и быстро преодолевалось на лошадях, а река, мирно текущая в стороне, никак не могла помешать окунуться с головой в антрийскую столицу.

Ист-Аст разительно отличался от Сантеня. Никакая стена его не окружала, и причина на то была ясна каждому. Город постоянно разрастался, и никто не смог бы поручиться за, что дома, расположенные на нынешней воображаемой границе, в ближайшем будущем не окажутся в плотном окружении других домов.

Однако взгляд приковывали не эти дома.

В центре города возвышался королевский дворец, выстроенный из светлого камня и стоящий на своем месте так незыблемо и уверенно, словно он был здесь всегда. Остроконечные башни замка устремлялись в небеса. Высочайшую из них венчал большой флюгер, всем своим видом указывающий на то, что нынешний ветер взял направление на восток.

Замок был окружен большим зеленым садом, а строения вокруг определенно намекали на свою историческую и культурную ценность. Их украшали колонны, балконы, мозаики и другие архитектурные детали.

В городе преобладали светлые тона, разбавленные яркими акцентами. К примеру, статный двухэтажный дом с симметричными одноэтажными пристройками мог похвастаться большими окнами с массивными рамами, выкрашенными в насыщенный бордовый цвет, подобранный специально к черепице.

Никакая четкая геометрия в Ист-Асте не просматривалась. Улицы, видимые издалека, волнами шли от дворца к самым дальним домам города. Они переплетались друг с другом и вновь расходились, а некоторые повороты казались непривычно крутыми и резкими.

Этот город не был таким же зеленым и цветущим, как Сантень, однако островки зелени и отдельные деревья виднелись повсюду. Значит, недостатка в природе Ист-Аст не испытывал.

Столичные дома размером превышали дома, к которым Кристина успела привыкнуть. Одноэтажные строения, разумеется, присутствовали, но уступали по количеству домам в два, в три, а то и в четыре этажа. Эти жилища определенно рассчитывались на несколько семей и более плотное соседство. Такая среда больше походила на городскую, и в этой среде хотелось поскорее очутиться. Она со страшной силой манила своим разнообразием и очарованием.

Кристина силой заставила себя отвлечься от представшего перед ней зрелища. Она почувствовала на себе чей-то взгляд, и взгляд этот принадлежал Ветору.

– Что скажешь? – с интересом спросил он.

– Красота… – протянула девушка, подумала над тем, что еще может сказать, но не смогла сформулировать ничего толкового. – Даже слов не хватает, чтобы описать.

– Тогда не будем терять время и мучить себя, – Ветор ловко запрыгнул на коня. – Поедем и посмотрим на всю эту красоту изнутри.

Остальные последовали его примеру. Оказавшись верхом, все четверо взяли курс на Ист-Аст, и, чем ближе они подъезжали к городу, тем больше перехватывало дыхание у Кристины. Ист-Аст становился не только ближе, но и реальнее.

Мостовые столицы были выложены камнем, тщательно отполированным временем, людьми и лошадьми. Громкие звуки от копыт, повозок и карет наполняли собой улицы. Движение в Ист-Асте было куда более оживленным, да и количество прохожих превышало количество прохожих в Сантене не меньше, чем в два раза.

Кристина не знала, куда ей смотреть. Глаза разбегались, внимание наотрез отказывалось фокусироваться на чем-то конкретном. Столько всего нового ее окружало.

С одной стороны, путешественница заглядывалась на местную архитектуру. Торговые лавочки и магазинчики без стеснения соседствовали с жилыми домами и занимали их первые этажи и подвалы. Из таверн, чьи массивные деревянные двери были гостеприимно открыты для каждого, доносились голоса и смех. Открытые и закрытые ставни демонстрировали таланты местных умельцев. Орнаменты и рисунки поражали воображение, как и торговые вывески, зазывающие к себе и отпечатывающиеся в памяти на долгое время.

С другой стороны, Кристине хотелось поглядывать и на людей. По степени интересности они не отставали от архитектуры. Девушка успела заметить несколько человек, одетых с особым, ранее невиданным Кристине лоском. Платья и костюмы сидели на фигурах так, будто люди родились сразу в этих нарядах.

Элегантные брюки и жилетки поверх идеально выглаженных рубашек выдавали в мужчинах педантичность, а кружева, пуговицы, вышивки, броши и отточенный стиль каждого длинного женского платья намекали на любовь к моде и желание выделяться. Больше всего неподготовленный взор удивляли шляпы и шляпки. Их легкость и причудливость добавляли каждому человеку, надевшему такой аксессуар, индивидуальности. Плоские шляпки соседствовали с высокими цилиндрами, которые мужчины оставляли в первозданном виде, а девушки украшали всем, чем только могли. Одна шляпка, прикрепленная к голове почтенной леди, напоминала орхидею, а идущая ей навстречу совсем еще юная особа украсила голову тюрбаном.

Теперь Кристине чудилось, что она и некоторые ее друзья выделяются из толпы своей простотой. Джел, который никогда не носил жилеток, в своей рубашке, подпоясанной самой обыкновенной веревкой, и заправленных в сапоги штанах отчетливо напоминал деревенщину. Кристину и Ветора роднила одна беда. Они оба выглядели слишком пыльно после дороги, а поношенность одежды стража плохо сочеталась со столичной изящностью. Что же до Бергина, то он вновь прибегнул к своей тактике невидимки. Не желая привлекать к себе лишнее внимание, он заблаговременно накинул на голову капюшон.

– Какой у нас план? – бодро спросил Джел.

Его глаза горели. С тех пор, как путники спешились и пошли по одной из городских улиц, Джел не переставал улыбаться. Он был рад оказаться в Ист-Асте.

– Сначала постараемся заселиться в гостиницу, – сказал Ветор.

– Постараемся? – переспросил Джел и с непониманием уставился на друга. – Ты хочешь сказать, что здесь все номера заняты, и мы не найдем крышу над головой?

– Я хочу сказать, – спокойно ответил Ветор. – Что с нами человек, которого не все готовы принять в качестве гостя.

Бергин бросил на него пристальный взгляд.

– Не обижайся, – попросил его глава правопорядка Сантеня. – Ты же знаешь, что я не со зла. Но реальность есть реальность. Где-то нас могут не принять. И лучше быть готовыми к этому заранее.

– Я могу остаться за городом, – невозмутимо предложил Бергин. – Не стоит испытывать из-за меня неудобства.

– Еще чего! – последовал незамедлительный ответ. – Пора бы людям уже прекратить бояться несуществующих проклятий и начать жить цивилизованно.

Маленькое пророчество Ветора сбылось. В первой попавшейся гостинице хозяин наотрез отказался заселять в номер «белого». Он буквально затыкал уши, не желая слышать аргументы и заверения насчет того, что гостинице ничего не грозит. В итоге Ветор махнул на него рукой, спросил, где находится другая ближайшая гостиница и, получив ответ от вроде как неслышащего его человека, призвал всех выйти.

Хозяин другой гостиницы не сразу заметил, какие именно гости выразили желание заселиться к нему.

– Конечно, у нас есть номера! – улыбчиво говорил он, доставая увесистую книгу для учета постояльцев. – Я уверен, вам понравится здесь. Кровати очень удобные, все создано для комфорта гостей. Улица не очень шумная, но центр города со всеми достопримечательностями рядом. В соседнем доме находится прекраснейший трактир, где вы сможете позавтракать, пообедать и поужинать. Славная кухня, умеренные цены, праздник для живота. Вы впервые в Ист-Асте?

Этот разговорчивый человек, одетый в клетчатый жилет поверх белой рубашки, наконец, прекратил говорить.

– Леди здесь впервые, – ответил Ветор, указывая на Кристину. – А мы втроем бывали здесь прежде.

– Вот как, – хозяин еще шире улыбнулся девушке. – Добро пожаловать в наш замечательный город. Смею надеяться, что Ист-Аст не разочарует. Он никого не оставляет равнодушным. Если хотите, я могу помочь сориентироваться. У меня есть несколько путеводителей. Одну минуту…

Он хотел выйти из-за стойки, но внезапно замер. Этот гостеприимный мужчина впервые за все время бросил взгляд на Бергина. Повисло неловкое молчание.

– Простите, – куда менее уверенным тоном заговорил хозяин гостиницы. Вся его жизнерадостность исчезла как по щелчку пальцев. – Он с вами?

– Он с нами, – зато Ветор уверенности не терял. – И он заселится в вашу гостиницу.

– Но… – попытался спорить мужчина.

– Никаких «но», – строго и резко перебили его. – Это – Бергин Олат. И он такой же человек, как и Вы. Разве что клетчатого жилета не имеет. А в остальном – никаких отличий.

Услышав про жилет, Кристина улыбнулась. Воображение тут же нарисовало ей Бергина в костюме, как у хозяина гостиницы, и такая забавная картинка подняла ей настроение.

А Ветор, сочетая в себе юмор, прикрываемый грозным взглядом, продолжал давить на человека с предрассудками.

– Если вы не уйдете, я вызову стражу, – продолжал терять уверенность тот.

– Стражу? – усмехнулся Ветор и положил ладонь на рукоять меча.

Это действие не укрылось от собеседника. Он заморгал и задергался еще больше.

– Вы сами из стражи? – спросил мужчина.

– Он не просто из стражи, – громогласно вступил в разговор Джел. – Перед Вами Ветор Лирр. Слышали о таком?

– Да… – признался мужчина и окинул Ветора взглядом. – Я слышал… О Вас ходят легенды… Вы виртуозно ловите преступников. Кажется, в Сантене вам нет равных…

– В Сантене? – переспросил Джел, изображая возмущение. – Не мелочитесь. Ему нет равных во всей Антре. Вы серьезно собираетесь вызвать местную стражу, чтобы выгнать его?

– Нет…

– И, – Джел поймал кураж. – Вы должны понимать, что, если такой легендарный и уважаемый человек путешествует в компании людей, то все эти люди без исключения достойны заселения в любую гостиницу страны.

– Вы правы… – хозяину гостиницы пришлось сдаться. На него оказали слишком сильное давление. Ветор и Джел сработали как одна команда.

Только извиняться мужчина за стойкой определенно не собирался. Это было бы уже чересчур для него, но на извинениях никто не настаивал. Получив ключи, четыре путешественника поднялись на второй этаж, чтобы оставить вещи и обустроиться, а потом пойти в рекомендованный трактир и перекусить.

Кристина испытывала смешанные чувства. Сама по себе гостиница ей нравилась. Здесь в горшочках росли симпатичные цветы, а вся обстановка создавала почти домашний уют. Да и ситуация с хозяином и его падкостью на громкие имена позабавила девушку. Здорово, что Ветор и Джел нашли способ выкрутиться, но грустно становилось от того, что эта ситуация вообще случилась. Бергин мужественно терпел любые проявления негативного отношения к себе, зато Кристине так и хотелось вступить в жаркую дискуссию о том, что нельзя гнобить человека из-за дурацкого предубеждения.

– Как ты с этим справляешься? – спросила девушка, уже сидя в трактире и следя за тем, как другие посетители и официанты бросают на Бергина обеспокоенные взгляды.

– Справляюсь? – переспросил тот.

– Со всем тем недружелюбием, которое тебя окружает. Тебе что, совсем не обидно?

– Обидно, – не стал скрывать Бергин, хотя внешне он по-прежнему казался равнодушным. – Но с годами я привык к этому. К тому же…

Он сделал паузу.

– К тому же… что? – Кристина не была готова ждать.

– Я не знаю другой жизни, – продолжил Бергин. – Меня сторонились с самого моего детства. Тебе, к примеру, кажется, что поведение окружающих по отношению ко мне ненормально, ведь к тебе никто никогда так не относился. Но с точки зрения моего жизненного опыта это самая настоящая норма. Я не знаю, как это… Оказаться где-то и не стать объектом для споров, страхов и недовольства. Поэтому я не перестаю удивляться тому, что у меня все-таки есть родные и близкие, которые хорошо ко мне относятся.

– Ох уж эта твоя скромность, – ухмыльнулся Ветор.

– А я все-таки поддержу негодование Кристины, – заговорил Джел. – На месте Бергина я бы уже давно кому-нибудь навалял.

– Если Бергин решит кому-нибудь, как ты выразился, навалять, – напомнил Ветор. – То этому кому-то будет очень плохо. А нанесение телесных увечий наказуемо. Так что… Бергин снова не в выигрыше. И вообще… Как насчет смены темы?

Эту инициативу поддержали все, а Кристина дала себе слово больше не приставать к Бергину с разговорами о его незавидной доле. И без того нескончаемые перешептывания за соседними столиками переходили все грани разумного. Так пусть хотя бы среди своих друзей Бергин будет чувствовать себя нормальным.

– Предлагаю тост! – сказал Джел. На столе как раз появились кружки с элем. – За наше прибытие!

После трапезы путники отправились осматривать город. Ветор считал, что пускаться на поиски ответов на вопросы Ивового Совета в первый же день бессмысленно, а Джел, который очень хотел повидать своих старых друзей, отложил встречу с ними на завтра.

– Ты только держи себя в руках, пожалуйста, – попросил Ветор по пути из трактира к королевскому дворцу.

– Да что ты мне все время это повторяешь! – возмутился Джел. Он был близок к тому, чтобы обидеться. – Не надо тут меня выставлять хулиганом и дебоширом… Я этого не заслуживаю.

– Сейчас – нет, – спокойно согласился Ветор. – Но ты же помнишь, как мы познакомились?

– А как вы познакомились? – спросила Кристина. Ее любопытство больше не хотело отсиживаться внутри и рвалось наружу. – Я не знаю. Расскажите, пожалуйста…

– Не рассказывай, прошу тебя, – Джел бросил умоляющий взгляд на Ветора. Обиду как рукой сняло.

– Но… – возмутилась девушка.

– Я потом все тебе расскажу, – пообещал ей виновник вызванного любопытства. – Просто эта история не на две минуты. Она не для таких прогулок. К тому же… Она характеризует меня не с лучшей стороны.

– Ну, пожалуйста… – не отступала Кристина. – Хотя бы в общих чертах расскажите. А то я нафантазирую себе такого, что потом все испугаются…

Джел вопросительно посмотрел на Ветора. Тот одним взглядом дал понять, что все решения по данному вопросу принимает тот, кого история касается напрямую. После тяжелого вздоха Джел все-таки заговорил.

– Это было очень давно, – сразу же оправдался он. – У меня был сложный жизненный период, и я… Даже не знаю, как лучше выразиться… Я встал на скользкий путь. И совершил нехороший и незаконный поступок. И Ветор поймал меня на нем.

– Подожди… – Кристина с трудом верила собственным ушам. – Под «поймал» ты подразумеваешь?..

– Арестовал, – страшные догадки подтвердились. – Я пытался убежать, но от Ветора и его людей попробуй убеги… Я посидел под стражей, но до суда дело так и не дошло. Надо мной сжалились.

– Это не совсем верное слово, – рассудительно поправил Ветор. – Ни у меня, ни у кого-то еще нет задачи судить невиновных. Ты напортачил, сам знаешь, но мне лично сразу было ясно, что ты еще не совсем потерян для общества.

– Так что он натворил? – Кристина не сдавалась.

Она всегда знала, что представителей Ивового Совета связывают отношения не столь простые, какими они кажутся на первый взгляд. Ей очень хотелось осмыслить хотя бы половину из этих сложных связей.

– Я же сказал… – Джел тоже настаивал на своем. – Что расскажу тебе обо всем позже. Я не хочу разгуливать по улицам Ист-Аста, рассыпая подробностями своей сомнительной биографии.

– Ладно, – смирилась девушка. – Но тебе все равно не избежать этого рассказа. Я буду спрашивать, пока не узнаю все.

– Настырная ты, – усмехнулся Джел.

– Еще скажи, что это плохо.

– В данном случае, – молодой человек немного подумал. – Хорошо.

Пока шел этот разговор, все четверо шагали по широкой и очень красивой столичной улице. Кристина любовалась витринами, которые так и манили зайти в очередную лавочку, заглядывалась на дома, сочетающие камень, дерево и белую глину, засматривалась на людей. Простых людей, идущих рядом или навстречу.

Люди показывались и из окон домов. Жара не выпускала кого-то на улицу, но временные узники помещений все равно стремились хотя бы к иллюзии свободы.

На одном из подоконников восседала девушка. В руках она держала отрез ткани и иголку с ниткой. Время от времени девушка поглядывала на прохожих, отвлекаясь от своего рукоделия. В доме напротив на первом этаже располагалась цветочная лавка. Кто знает, возможно, в своем творчестве девушка вдохновлялась тем, что видела перед собой.

Путь Кристины и ее друзей лежал ко дворцу. С тех пор, как путешественница увидела его величественный силуэт, выделяющийся на фоне остального города, она мечтала увидеть главную достопримечательность поближе.

Пока что дворец просматривался не полностью. Виднелись лишь его башни, но и этого было достаточно для того, чтобы найти объект для изучения. Флюгер с такого расстояния можно было рассмотреть получше, и вскоре выяснилось, что этот флюгер представлял из себя не просто узор, это был выкованный кем-то очень талантливым шедевр.

Дворец венчала распахнувшие крылья птица. Она будто бы отталкивалась от жердочки, на которой сидела, и собиралась взлететь ввысь, в небеса. Несмотря на то, что это был всего лишь флюгер, птица выглядела очень реалистично. Каждая деталь была отточена, доведена до совершенства.

– Какая красивая птица… – протянула Кристина, не отрывая взгляда от флюгера. – Та, что на вершине.

– Это сокол, – уточнил Ветор. – Один из символов Ист-Аста.

– Есть какая-то легенда об этом соколе? – Кристина надеялась на положительные ответ. Она помнила и обожала все легенды, которые слышала в Антре.

– Есть, – последовал ответ.

Ветор не стремился в ряды непревзойденных рассказчиков. Он был строг и лаконичен в повествовании. Однако это не значило, что рассказывать он не умел. Просто он делал это по-своему. Кристина слушала воина с огромным интересом. Остальные тоже не отказались послушать старинное предание об Ист-Асте и соколе.

Много-много лет назад, когда еще не было Ист-Аста, жили в двух небольших поселениях мужчина и женщина, пылко влюбленные друг в друга. Их любовь была крепка и нерушима, не мыслили они своей жизни друг без друга.

Только видеться влюбленным было непросто, ведь находились они далеко друг от друга. Чтобы встретиться вновь, преодолевали они огромное расстояние, а потом, договариваясь о новой встрече, снова с грустью расставались.

Однажды условились двое встретиться в определенный день и в определенном месте, и оба выехали к этому месту каждый из своего дома, но случилось нечто нежданное – началась гроза. Небо заволокло темными тучами, а мелкий дождь, шедший с самого утра, вдруг превратился в ливень. Страшно и опасно было путешествовать в такую погоду.

Не смогла девушка отыскать места встречи со своим любимым. Плутала она на своем коне долго-долго, вплоть до самой ночи, а волнующийся за нее мужчина не мог найти себе места там, где должно было состояться свидание. Когда стало ему окончательно ясно, что возлюбленная заблудилась, он отправился на ее поиски. Только куда ему следовало идти? В какую сторону? Он не знал. Он звал любимую, но она не отвечала.

Девушка не слышала зова, потому что была далеко, да и случилась с ней непредвиденная беда. Когда сверкнула очередная молния и ударил гром, конь девушки испугался, встал на дыбы и сбросил с себя всадницу. Девушка повалилась на землю и ушибла ногу. Лошадь вскоре скрылась из вида, а подняться ее хозяйка не смогла. Слишком сильную боль она чувствовала в ноге. Отчаяние охватывало девушку.

Переживал и мужчина, продолжавший поиски. Он объезжал милю за милей, но безрезультатно. Нигде он не видел свою любимую. Неизвестно, что делал бы он дальше, если бы вдруг не заметил, что откуда-то издалека приближается к нему большая птица.

Это был сокол. Он подлетел близко-близко и посмотрел на мужчину своими мудрыми глазами, а затем поднялся высоко в небо, сделал небольшой круг и вернулся обратно к путнику.

– Ты знаешь, где она? – спросил мужчина.

Птица кивнула и полетела вперед, а мужчина направил коня вслед за ней. Сокол был его последней надеждой. Мужчина скакал с замиранием сердца, боясь так и не увидеть возлюбленную. Но все его страхи рассеялись. Птица привела его прямо к девушке, сидевшей на земле.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.