книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Трагедия Мортхира

Майкл Бранд

Глава 1

Вечерняя темнота начала постепенно спускаться на затянутую травой равнину, где еще не так давно располагался старый город людей. Его руины, оставленные жителями, пострадавшими от войск Эллджера, словно пробивались из-под земли, наводя на местных мародеров необъяснимо сильное чувство страха и скорби.

Однако сегодняшним гостем этих руин был совершенно другой человек. Медленно пробираясь к полуразрушенному дворцу Лейлы, незнакомец осторожно обходил каменные останки Золдена, не пытаясь скрыть молчаливое и к несчастью бессильное негодование.

Чуть не зацепившись за выступающий камень, он плавно перескочил через руины крепостной стены и, услышав неподалеку звериный рык, настороженно осмотрелся вокруг. Замедлив шаг, он пригнулся и обнажил небольшой серп, беспечно болтавшийся на его плече. Неприметное оружие аккуратно упало в руку, и незнакомец, медленно перехватив серп, обратил внимание на стаю волков, притаившихся во тьме полуразрушенного Золдена.

Вдруг один из зверей показал свою окровавленную морду и внимательно посмотрел на нежданного гостя. Незнакомец сжал серп крепче и, не опуская взгляда, еле слышно зашептал:

– Я пришел с миром…

Однако волкам не дано понять человеческую речь, и поле великой битвы озарилось предупреждающим рыком. На темном лице гостя некогда прекрасного города заиграла сомнительная усмешка. Его свободная рука плавно опустилась к ножам, аккуратно висевшим на поясе, и, наконец нащупав рукоять одного из них, он резко выбросил его вперед.

В следующую секунду городские руины озарились воем раненого волка, и стая, занятая поеданием своей добычи, мгновенно отозвалась на зов собрата. Десяток разъяренных желтых глаз всмотрелись в силуэт незнакомца, недвижимо наблюдавшим за происходящим. Он слышал тихие шаги, сопровождаемые глухим рыком, постепенно окружавшей его стаи, но не опускал взгляд с раненого волка, которого не зря посчитал вожаком стаи.

В его глазах он видел звериную ярость, сдерживаемую лишь собственным бесстрашием – незваный гость сделал несколько уверенных шагов и поднял левую руку, свободную от оружия, перед собой. Стая, почти окружившая его, в один миг угрожающе зарычала, но незнакомца это не остановило. Он лишь уверенно смотрел в глаза вожака, который с явной неохотой принимал его правила игры.

Несмотря на полученную рану, волк медленно приближался к своему врагу, внимательно следившим за каждым его движением. Зверь испытывал странное ощущение, не знакомое ему до этого – страх от добычи, смешанный с невыносимой болью от ножа, застрявшего в его груди.

И сам незнакомец понимал это. Сломив волю вожака, он подчинил себе всю стаю, которая лишь терпеливо ожидала приказа своего раненого собрата. Сдавшийся волк доверчиво приблизился к нему, все также не спуская с незваного гостя глаз, и, когда между ними оставался один шаг, увидел легкое зеленоватое свечение в его руке.

– Я хочу помочь… – прошептал его враг и осторожно опустился перед ним на одно колено. Капюшон его одеяния слетел с головы, обнажив эльфийские острые уши, – Позволь мне…

Вожак смерил его взглядом и осторожно лег у его ног, открывая свежую рану. Незнакомец задумчиво осмотрел его и медленно вытащил нож. Рана закровила, и волк завыл от боли, но вскоре затих – магический свет, направленный из руки эльфа, остановил кровь и, сверкая легкими зелеными искрами, приступил к необходимому лечению. Через несколько мгновений от раны не осталось и следа, и незваный гость этих мест, не выдав лишних эмоций, еле слышно прошептал:

– Прости меня. Я не должен был причинять тебе вреда…

Волк устало взглянул на него. Эльф осторожно провел рукой по его морде и, оглянувшись в сторону стаи, неподвижно наблюдавшей за ними, прибавил:

– Я ищу свою родню. Все следы ведут сюда… – он задумчиво перевел взгляд и поднялся в полный рост, – Надо бы здесь осмотреться… Вы позволите мне?

Вожак также поднялся с земли, сел, подобно собаке, и покорно склонил голову. Незнакомец слегка улыбнулся и, убрав оружие в ножны, медленно направился в сторону развалин дворца Лейлы. Оставив стаю за своей спиной, он настороженно сделал несколько шагов, все еще чувствуя на себе их взгляды, но вскоре отбросил свои опасения – волки не нападали на него, а вскоре и вовсе потеряли его из виду в темноте ночи.

Не прошло и нескольких минут, как он наконец оказался у цели. Точнее, у ее руин – время беспощадно разрушило то, что не смог сделать Эллджер. Осторожно переступая через разбросанные обломки, эльф обнаружил лишь несколько каменных стен, местами затянутых диким мхом. Он перевел взгляд ниже, с непониманием и молчаливым ужасом пытаясь воссоздать картину, произошедшую пару месяцев назад, и наконец увидел то, что должно было ему помочь.

Перед ним лежали человеческие останки. Время стерло с них всю плоть, оставив лишь кости и железный меч, лежавший чуть поодаль. Задумчиво приблизившись к находке, эльф неспешно осмотрел ее и, оглянувшись по сторонам, решительно откинул полу своего плаща. Под ним, прямо рядом с несколькими ножами, свободно висевшими на поясе, располагался подсумок, из которого незнакомец поспешил достать зелье.

Откупорив флакон, он взял одну кость и аккуратно постучал по ней, шепча что-то на языке Древних. Кость мгновенно вспыхнула, и эльф, быстро затушив ее в зелье, залпом осушил его до дна. Горечь пронзила его рот и горло, постепенно опускаясь все ниже к животу – он с отвращением отбросил флакон и почувствовал сильное головокружение.

– Началось, – прошептал он, – Началось…

Боль заставила его закрыть глаза, и, открыв их вновь, эльф увидел ответы на все свои вопросы. Он по-прежнему стоял у дворца ярла, представшим перед ним охваченным суматохой войск под командованием генерала Кая и Лейлы. Незнакомец стал бестелесным и немым свидетелем битвы за Золден, и его пытливый взгляд подмечал каждую деталь, которая могла бы продвинуться в его поисках. Однако ничто не могло дать ему ответ, пока он не позволил разуму переключиться на следующее видение.

Битва сразу же сменилась пепелищем, и эльф увидел воина, склонившегося над телом. Всмотревшись в его черты лица, он с трудом сдержал изумление – теперь его поиски приобретали куда более интересный оборот, чем он мог предполагать. И, стоило ему лишь моргнуть глазом, как незнакомец увидел его вновь – в сопровождении двух всадников, занятых разговором. Только теперь силуэт воина был объят слепящим пламенем, и эльф, жмуря глаза, с трудом дождался драгоценного момента, чтобы разорвать цепочку видений.

Резкий свет, рассеявший действие зелья, сменился реальной темнотой ночи. Эльф устало потер глаза и, чувствуя прилив тошноты, тяжело задышал. Однако через пару тревожных секунд побочный эффект микстуры прошел, и он, задумчиво оглядевшись по сторонам, подытожил:

– Стало быть, его зовут Грегор… Возможно, он поможет мне в моих поисках…

И вскоре он исчез во тьме, следуя по известному лишь ему пути. Пробираясь через лесные дебри, в которых он чувствовал себя куда комфортнее, чем на опушке или равнине, незнакомец направился в Тионад – только теперь разыскивая уже двоих знакомых…

* * *

Первые лучи солнца озарили скромную комнату на втором этаже дома, надеясь застать врасплох её хозяина еще в постели. Однако он уже не спал – проведя бессонную и волнительную ночь, Грегор задумчиво смотрел на Галерию, неторопливо пробуждавшейся от томительного сна. Пробегая взглядом очередную улочку, он старательно пытался уйти от тревожных мыслей о предстоящей встрече с королем Саремом. Однако, едва ему удавалось это сделать, как наёмник неосознанно возвращался к ночным кошмарам – он вновь видел в своих снах потерянных родных, и, чувствуя подступавший комок к горлу, старался отвлечь себя от воспоминаний, все еще терзавших его душу.

Грегор тяжело вздохнул и отошел от окна. Охваченный легкой усталостью, он медленно подошёл к кровати, на которой, почти заняв все свободное место, лежала спящая Беатрис, и, осторожно присев рядом с ней, с улыбкой провел по ее волосам. Она слегка приоткрыла глаза, сладко потянулась и повернулась на бок, обняв мужа всем телом.

– Тебе уже пора идти? – сонным голосом пробормотала она, – Или мы еще можем немного полежать?

Грегор нежно поцеловал ее.

– Мне опять не спалось, – поймав на себе взволнованный взгляд Беатрис, он продолжил, – Видимо, волнуюсь перед предстоящим походом. Кто знает, что в нем может случиться…

– Все будет хорошо, любимый, – она медленно приподнялась и, усевшись на кровати, ласково провела рукой по его щеке, – Ты выбирался из больших опасностей, разве нет?

Он уверенно кивнул и отвел глаза.

– Я не знаю, когда смогу вернуться. Это тоже меня не радует… – он несколько помедлил и, взглянув на пустую стену напротив кровати, с легкой усмешкой заметил, – Теперь я знаю, куда повешу свой меч. Осталось ли узнать когда…

– Скоро, – уверенно ответила Беатрис и приобняла своего мужа, – Потому что потом ты точно будешь нужен здесь. С нами…

Встретив многозначительный взгляд девушки, Грегор слегка улыбнулся и, ласково поцеловав ее, медленно поднялся с кровати.

– Пора будить Каспара. Через пару часов мы уже должны быть в Тионаде…

Беатрис одобрительно кивнула и легла, вновь заняв почти всю постель. А Грегор быстро накинул привычную для него кожаную куртку, проворно перебросил через плечо ножны с клинком и, с легкой усмешкой глядя в окно, прибавил:

– Надеюсь, что этот поход будет недолгим…

Через несколько минут он, попрощавшись с Беатрис. уже стоял на озаренной утренним светом улице Галерии, и задумчиво поправлял рукава. Тревога так и не покидала его, однако он всячески боролся с ней – и даже сейчас, следуя по переулочкам в сторону дома своего друга, он размышлял о предстоящем походе, втайне желая завершить его как можно скорее.

Так, увлеченный мыслями, он быстро добрел до нужного места. Поднявшись по ступенькам к дому, Грегор услышал знакомый голос и, слегка усмехнувшись, постучал в дверь. Не прошло и мгновения, как ему открыла Фейлония, и он, сдержанно поприветствовав ее, вошел в дом и наконец увидел Каспара, с легкой улыбкой цеплявшего ножны от своей рапиры на пояс.

– Удивлен, что ты еще не спишь, – иронично заметил Грегор, – Решил отправиться в Тионад раньше меня?

– Скорее уж чтобы разбудить тебя, – со смехом заметил чародей. Они крепко обнялись, и он продолжил, – Тем более, помня о сути нашего задания…

Грегор понимающе кивнул и прислушался. В этот момент из своей комнаты на втором этаже, озорно сбегая по ступенькам и выкрикивая приветствия, спустилась Миранда. Каспар с радостным возгласом поднял ее к себе на плечи, но, встретив укоризненный взгляд Фейлонии, поспешил опустить дочку на пол. Задумчиво осмотрев своего мужа, она перевела взгляд на наёмника и спросила:

– Беатрис не идет с тобой, Грегор?

– К сожалению, – он отрицательно покачал головой, – она сейчас не в том положении, чтобы пребывать хотя бы пару дней в опасности…

Фейлония понимающе кивнула, и чародей, придирчиво оправив полу робы, теперь скрывавшей его рапиру от лишних глаз, решительно заметил:

– Пора, Грегор. Ты готов?

Наёмник слегка улыбнулся и молча кивнул. Увидев это, Каспар крепко обнял свою семью на прощание и вместе с Грегором поспешил покинуть дом. И, едва Фейлония закрыла за ними дверь, как чародей, тяжело вздохнув, с досадой произнес:

– Не тебе одному снились кошмары…

Грегор удивленно взглянул на своего друга, но тот лишь выставил руку вперед и выкрикнул нужное заклинание. В следующее мгновение перед ними возник портал, и Каспар тяжело прибавил:

– Надеюсь, Сарем сможет принять нас раньше…

Однако Грегор ничего не ответил ему – лишь молчаливо кивнув, он уверенно вошел в портал. Чародей последовал за ним, и вскоре его магия рассеялась, перенеся их к дворцу Сарема в Тионаде.

* * *

Ожидания Каспара несколько не оправдались – несмотря на ранний визит своих гостей, король попросил их о нескольких минутах ожидания. Так, оперевшись о колонну, Грегор непринужденно считал шаги чародея, неторопливо ходившего из стороны в сторону.

Однако вскоре ворота в главный зал открылись, и они наконец прошли внутрь. Перед ними стоял большой стол, за которым прошли не одни переговоры, и во главе его сидел король, облаченный в легкие стальные доспехи. Занятый различными мыслями, он задумчиво крутил свой шлем, но, едва увидев своих гостей, поспешил подняться со своего места и учтиво указать на места подле себя. И, как только Грегор и Каспар заняли их, Сарем уверенно произнес:

– Мириам уже ждет нас в Кэнвиле. И я просил вас дождаться построения всех войск, собранных с трех городов нашего королевства…

И в этот момент он с улыбкой указал на распахнутое окно. Друзья приглянулись между собой, и чародей уже хотел задать тревожащий его вопрос, как король опередил его:

– К каждому отряду присвоен свой маг, – Сарем помедлил и многозначительно взглянул на Каспара, – Поэтому перенос наших сил в Кэнвил станет не только возможным, но и максимально быстрым способом помощи Мириаму…

Тем временем Грегор медленно покинул свое место, подошел к окну и обомлел. Прямо под стенами дворца расположился единый строй из нескольких сотен солдат, терпеливо ожидавший приказа своего короля.

– Я ожидал куда меньшей армии, – иронично заметил Грегор, – Какой город не поставил своих войск?

– Валнер. Они решили направиться в путь самостоятельно… – проводив взглядом наёмника, наконец занявшего место у стола вновь, он продолжил, – И, по докладу наших чародеев, через несколько часов они уже окажутся у лесной границы наших королевств…

– Полагаю, что кто-нибудь их там встретит, – с усмешкой заметил Каспар, – Иначе их ждет долгий поиск и открытие портала, который выведет их в Кэнвил…

Услышав это, Сарем досадливо сложил руки на груди и ненадолго замолчал. Однако через несколько мгновений он, тяжело выдохнув, произнёс:

– Если эльфы Мириама нас не опередят, после нашего прибытия мы исправим этот просчёт, – Сарем задумчиво взял в руки свой шлем, наблюдая за отблесками света на его поверхности, и продолжил, – Поэтому я и ждал вас. Мы должны постараться прибыть туда раньше…

– Значит, так такому и быть, – улыбнувшись, отметил Грегор, – Мы ждем только вашего приказа…

Король внимательно взглянул на наёмника, и в зале на несколько секунд повисло молчание, но вскоре Сарем, окончательно обдумав все, одобрительно кивнул. Проворно подхватив в руки шлем, он решительно направился к окну и, едва показавшись из-за него, услышал оглушительное приветствие своего войска.

Жестом приказав соблюсти тишину, Сарем уверенно скомандовал воинам построиться в шеренги, а чародеям открыть порталы в Кэнвил. Отряды поспешили повиноваться его приказу, и он, тяжело выдохнув, обратился к своим гостям:

– Теперь у нас есть немного времени, чтобы спуститься вниз и присоединиться к нашей армии.

Грегор и Каспар покинули свои места, но Сарем остановил их. Подойдя к книжным шкафам, неприметно спрятавшимся у входа в зал, он остановился у несколько выпирающего кирпича и нажал на него. Послышался тяжелый скрип фальшпанели, и взору гостей короля предстал его личный арсенал, состоявший из нескольких клинков и топоров, предусмотрительно спрятанных в ножны.

Задержав взгляд на двуручном мече, которым он сражался при осаде за Тионад, Сарем решительно потянулся к более легкому одноручному клинку. Вскоре он оказался на его поясе и, критично осмотрев себя, король закрыл тайник, легким движением опустив фальшпанель обратно.

– Теперь следуйте за мной.

Грегор и Каспар поспешили за ним, едва он сам успел покинуть зал. Торопливо спустившись по огромной лестнице и наконец свернув к главному выходу из дворца, Сарем вывел своих гостей на знакомую им площадь к войску, постепенно исчезавшим в раскрытых чародеями порталах.

Сделав несколько шагов от ворот дворца, Сарем резко остановился и, обернувшись к Грегору и Каспару, задумчиво произнёс:

– Надеюсь, что отряды гномов уже пришли на зов Мириама, – наёмник почувствовал его легкое волнение в голосе короля, – И что мы найдем место для нашего войска. Хотя бы на время…

Наблюдая за исполнением своего приказа, Сарем попросил Каспара открыть собственный портал. И, как только нужное заклинание сработало, он небрежно поправил ножны своего меча и прибавил:

– С момента нашей последней встречи от Мириама не было никаких вестей. Надо было нам прийти к нему раньше…

Грегор отрицательно покачал головой.

– Мириам не делает опрометчивых поступков, – резко заметил он, скрестив руки на груди, – Но не пора ли нам расспросить его об этом лично?

Король слегка усмехнулся и, тяжело вздохнув, одобрительно кивнул.

– Верно подмечено… Пора встречать наши войска уже в Кэнвиле.

И в это мгновение, переборов всю свою тревогу и страх, он сделал единственный шаг – и мгновенно исчез в портале, отправившись в бывшую столицу эльфийского королевства. Грегор и Каспар последовали за ним, надеясь как можно скорее положить конец бессмысленной и беспощадной войне, словно чума поглотившей великие эльфийские земли.

И лишь одной судьбе были известны те планы, что она возложила на каждого, кто выступил в этот день на помощь сенатору Мириаму…

Глава 2

Раннее утро застало Крофорда дремавшим у полузатухшего костра. Оставшись приглядывать за ним в течение всей ночи, капитан несколько не рассчитал своих сил – и усталость от трехдневного похода сморила его раньше многих из его отряда.

Однако сейчас, проснувшись с первым лучом солнца, он с довольной улыбкой осмотрелся вокруг. Сержант Рей, расположившийся чуть поодаль от него, сонно распластался по земле и громко храпел. Но стоило Крофорду подняться со своего места, как Рей устало перевернулся и, приоткрыв глаз, еле слышно произнёс:

– Выступаем, капитан?

Крофорд отрицательно покачал головой и мельком осмотрел свой отряд. Расположившись вокруг нескольких костров, солдаты мирно спали, расслабленные теплотой вечернего огня и хорошего ужина. Переглянувшись с Реем, Крофорд присел рядом с ним и тихо заметил:

– У нас есть еще немного времени. Через полчаса поднимай солдат, хорошо?

Сержант пригладил усы, потянулся, борясь с последними остатками сна, и одобрительно кивнул. Крофорд тем временем осторожно поднялся в полный рост и подошел к своим вещам, аккуратно сложенным в нескольких шагах от костра. Среди них, воткнутое в землю, стояло крылатое копье, на рукояти которого игриво переливались отблески солнечных лучей.

Зачарованно наблюдая за этим явлением, капитан не услышал странный звон, заставивший его резко обернуться. К нему уверенной поступью шел воин, лицо которого затемняла черная воронка за его спиной.

Крофорд схватился за копье, но сразу же облегченно выдохнул – воин скинул капюшон, и капитан признал в нем своего старого знакомого.

– Гелар! – воскликнул он возбужденно, стараясь скрыть свой испуг, – Как же я рад тебя видеть!

Парень подошел к Крофорду и после крепкого рукопожатия с улыбкой заметил:

– Вижу, твой отряд прибыл первее остальных. Не теряешь хватку, – несколько помедлив, он оглядел спящее войско и прибавил, – Я хотел передать вести от Мириама.

Капитан кивнул и, расположившись у своих вещей, предложил Гелару присесть рядом. Однако юный Жнец лишь отрицательно покачал головой.

– Я должен скорее вернуться к Мириаму. Дело идет куда сложнее, чем мы могли предполагать…

– Только не говори мне, что мы опоздали… – разочарованно перебил его Крофорд, но, встретив недовольный взгляд собеседника, произнёс, – Прости. Что от меня требуется?

Гелар указал рукой в сторону едва заметных крон деревьев, спрятавшихся за горизонтом.

– В получасе пути отсюда вы наконец дойдете до лесной границы. Мириам просил передать, что эльфийская стража и сенаторы пропустят вас и укажут, где расположиться, пока он сам не вернется в город.

– И где же он сейчас? – тяжело вздохнув, развел руками Крофорд, – Ситуация с фанатиками итак крайне нестабильна…

– Он работает над этим вопросом, – решительно отрезал парень, – Сейчас идут переговоры в их новой столице – Каддериле. Пока все идет мирно, но я знаю, чем они всегда заканчиваются…

Зажав в руке амулет своего наставника, Гелар открыл в нескольких шагах от себя черную воронку и, накинув капюшон, напоследок прибавил:

– Ожидайте нас в Кэнвиле. Уверен, что все эти приготовления были не зря…

Через мгновение он уже исчез в портале, оставив Крофорда в тревожной растерянности. Однако, критично обдумав все его слова, он решительно поднялся со своего места и, откашлявшись, громко скомандовал:

– Вставайте, друзья мои! Кэнвил ждет нас!

* * *

Тем временем Гелар вернулся в Каддерил, оказавшись в одном из его центральных переулков. Настороженно осмотревшись вокруг, он спрятал слегка выступавшее лезвие своей косы и, оправив плащ, направился в сторону городского дворца.

Парень почти бежал по улицам – оставив Мириама на заседании эльфийского Совета в компании всего двух сенаторов и зная настрой настоящих переговоров, он спешил вернуться к нему. И вскоре, опираясь на собственную память, он нашел путь обратно – посеребренная крыша дворца, чуть выступавшая из-за ближайших домов, уже светилась на солнце.

Быстро проскакивая между беспечными жителями города, зачарованно смотревшими ему вслед, Гелар спешно поднялся по высоким каменным ступеням и, едва не столкнувшись с компанией эльфов, шедших к нему навстречу, побежал в сторону дворца.

Через несколько минут парень, тяжело дыша, уже стоял на его пороге, терпеливо ожидая пока слуги впустят его на заседание. Однако время ожидания затянулось – и он, устало облокотившись о колонну, услышал торопливой эльфийской речи, доносившуюся из единственного огромного зала дворца. И, хоть Гелар не понимал ни слова, он почувствовал неладное.

Отойдя от колонны, он внимательно осмотрелся вокруг. С первого взгляда дворец казался неприступным, но пытливый взгляд парня разглядел нужную лазейку – кто-то из советников беспечно оставил окно на втором этаже раскрытым. Слегка усмехнувшись, Гелар обнажил косу и осторожно вытащил цепь из сумки за своей спиной.

Не обращая внимания на проходящих мимо горожан, он ловко раскрутил цепь и метнул лезвие своей косы. Послышался резкий треск, и Гелар, проверив прочность крепления, поспешил завершить свою затею.

В этот момент один из жителей, прогуливавшихся рядом, обратил на ползущего по цепи парня и окликнул его, но он не обратил на это внимание. Проворно забравшись наверх, он отцепил косу, поднял цепь и, взглянув на растерянного эльфа, с усмешкой произнес:

– Дела государственной важности…

Однако эльф не понял его и побежал прочь. Гелар лишь пожал плечами и, спрятав свое оружие, поспешил к Мириаму. На удивление, маленькая комната, в которой он оказался, была незаперта – и, чуть подтолкнув дверь, парень вышел в основной зал. Остановившись у каменных перил, он внимательным взглядом окинул эльфов внизу, сидевших за большим круглым столом, и через несколько секунд поисков признал среди них Мириама.

Разглядев на его лице еле сдерживаемый гнев, Гелар попытался вслушаться в речь его оппонентов, но, не понимая ни слова, решил ждать подходящего момента. И вскоре он дождался его – сменив выступавшего эльфа, сенатор решительно поднялся с места и глухо заявил:

– Os ydych yn gadael y rhain cŵn yn gadael i chi yn amau ein ffydd, pam y dylem ni wneud yr un peth?

Гелар криво усмехнулся, увидев недовольство на лицах слушателей Мириама, и краем глаза увидел странное движение у колонн на входе в основной зал дворца. Задержав свой взгляд на ней, он разглядел странный силуэт, таинственно наблюдавший за советниками из-за своего укрытия. И, когда он наконец обнажил кинжал, парень с облегчением выдохнул, разгадав его намерения.

В этот момент дипломатический разговор за столом переговоров разросся в бурные обсуждения, и никто из эльфов по-прежнему не замечал надвигавшейся угрозы – но Гелар, вытащив лезвие косы, терпеливо выжидал следующих действий незнакомца. Силуэт резко дернулся и, когда он переместился к следующему укрытию, парень с легкостью запрыгнул на перила и, ловко удержав равновесие, опустил взгляд на Мириама.

Терпение эльфов подходило к концу, и один из них, не сдержавшись, выступил против речи сенатора Кэнвила. Вновь завязался спор, который явно играл на руку незнакомцу – он почти приблизился к столу переговоров, находясь в двух шагах от Мириама. И в эту секунду Гелар, критично осмотревшись вокруг, резко оттолкнулся от перил и прыгнул вниз.

Его падение, раздробившее круглый стол на несколько неровных кусков, спутало планы всем присутствующим – и, едва они успели опомниться от неожиданности, как Гелар резко спрятал Мириама за собой и в одно мгновение парировал удар незнакомца, наконец вышедшего из своего укрытия.

Резкий звон металла раздался в зале дворца, и Гелар, встретив удивление в лице неудавшегося убийцы, криво усмехнулся и оттолкнул его резким пинком. Влетев в колонну, незнакомец явил свой эльфийский лик, и парень, вытащив свою косу, бесцеремонно усадил его напротив испуганных собратьев.

– Мириам, переведите им, – произнес Гелар с хищной усмешкой на лице и приставил к горлу эльфа острое лезвие косы, – Тени никогда не получить ни чистоту света, ни благословения тьмы…

И, едва Мириам успел сказать хоть слово, парень толчком насадил эльфа на косу – и, едва она соприкоснулась с его горлом, жаждя свежей крови, Гелар рывком выдернул ее, заставляя переговорщиков лицезреть представление своих слов. Кровь обильно захлестала из раны несчастного, постепенно заливая его тело и ближайшие стулья вместе с обломками стола переговоров.

– Вам предстоит выбрать, чего вы стоите, – с усмешкой произнес он и кивнул Мириаму, поспешившему перевести его слова, – Но не стоит подсылать к нам мальчишек, которых вы считаете лучшими в убийстве…

Советники смотрели на него с ужасом и ненавистью, но парень не выдавал своих эмоций. Он спрятал окровавленное оружие, и, едва Мириам успел поговорить его фразу, как в зале раздался грохот раскрывающихся ворот дворца. Встретив его настороженный взгляд, Гелар не раздумывая произнёс:

– Я разберусь с этим…

Однако Мириам подозвал к себе своих сенаторов и, отрицательно покачав головой, ответил:

– Нет. Мы уходим. И как можно скорее!

Во дворце раздались тяжелые шаги. Еще не видя всей опасности, Гелар хищно усмехнулся, вспомнив про того эльфа, что видел его сегодня. Он сжал в руке амулет своего наставника и, открыв черную воронку рядом со сплотившимися сенаторами, крикнул:

– Все в портал, живо!

Шаги приближались – и парень увидел несколько стражников, бегущих навстречу к нему. Однако, повернувшись к порталу, он увидел лишь ожидавшего его Мириама. Гелар отбросил свой плащ, обнажая лезвие косы, но старик лишь медленно покачал головой.

Стражу Каддерила отделяло от юного Жнеца всего пару шагов, пока он, недовольно выдохнув, не послушал Мириама. Пропустив его вперед, Гелар в прыжке запрыгнул в портал, и воронка мгновенно закрылась за ними, оставив всех присутствующих во дворце в таинственном молчании.

Переглянувшись с запыхавшейся стражей и своими коллегами, один из советников глухо произнёс:

– Felly, mae hyn yn rhyfel…

* * *

А отряд Крофорда уже давно прибыл к указанному Геларом месту. Остановившись у высоких деревьев, плотной стеной вставших у них на пути, капитан критично заметил, обратившись к сержанту:

– Кто-нибудь из наших знает эльфийский?

Рей отрицательно покачал головой.

– Сомневаюсь, мой ярл… – поймав недовольным взгляд Крофорда, он резко откашлялся и громко прибавил, – Если бы я только мог знать, капитан!

Крофорд разочарованно вздохнул, внимательно осмотрев деревья, и, воткнув крылатое копье в землю, решительно прокричал:

– Эльфы! Мириам ждет нас в Кэнвиле! Мириам…

Однако свист стрелы, прилетевшей прямо к его ногам, заставил капитана остановится. Солдаты его отряда напряглись, готовясь к атаке, но Крофорд жестом остановил их и, внимательно всмотревшись в лесную глушь за деревьями, громко произнёс:

– Мы не говорим на вашем языке. Но у нас нет злых намерений…

В этот момент раздался древесный скрип – и прямо из-за деревьев вышло двое эльфов. Держа луки наготове, они внимательно смотрели на отряд капитана, пока он сам, подхватив свое копье, не приблизился к ним.

– Капитан Крофорд? – ломано произнёс эльф и, увидев его молчаливый кивок, продолжил, – Произошла ошибка. Мы проведем вас к Кэнвилу…

Услышав эти слова, Крофорд отдал необходимые приказания отряду и сержанту Рею, и, слегка склонив голову перед эльфами, последовал вслед за ними.

На мгновение ему показалось, что деревья словно раздвинулись перед ними, показав путь дальше – и вскоре капитан уже шел по той же тропе, по которой в свое время шли Грегор и Каспар. Он зачарованно смотрел по сторонам, иногда оглядываясь на сержанта и собственный отряд, шедший за ним в колонне подвое воинов.

Но вскоре тропа закончилась, и эльфы остановились у нескольких огромных камней, служившими развалинами древнего портала. Пока один из них читал нужное заклинание, Крофорд, тяжело переступая с ноги на ногу, думал о предстоящей встрече с Мириамом, пока резкий грохот не оглушил его.

Отшатнувшись назад, он закрыл руками уши и зажмурился, и, когда открыл глаза, увидел перед собой открытый ярко-желтую воронку в собранной магией каменной арке. Удивленно переглянувшись с Реем, зачарованно смотревшим на портал, Крофорд обратился к эльфам:

– Он выдержит всех нас? Весь мой отряд?

Они незамедлительно кивнули, и капитан, тяжело вздохнув, отправился вперед первым. За ним последовал и весь его отряд, и лишь после него в воронку вошли эльфы. И, едва они успели исчезнуть из этого таинственного места, портал закрылся и в следующую секунду с грохотом разломал каменную арку на несколько огромных камней.

* * *

Каково же было удивление Крофорда, когда он, едва покинув портал, впервые оказался в Кэнвиле. Только он был отнюдь не рад этому – город, едва оправившийся от недавнего нападения фанатиков, давно и безвозвратно потерял свои эльфийские черты. И теперь капитан, устало присев на обломок каменной стены, ожидал появления всех своих солдат, тоскливо рассматривал остатки пепелища, которое все еще хотело стать красивым городом вновь.

И, пока его воины строились под командованием сержанта Рея, он меланхолично смотрел вдаль, на полуразрушенные дома, и невольно представлял себе тот день, изменивший судьбы многих местных эльфов раз и навсегда.

– Все в сборе, капитан!

Голос сержанта разбудил Крофорда от размышлений, и он, одобрительно кивнув, обернулся в сторону портала, из которого как раз вышли сопровождавшие их эльфы. Поравнявшись с капитаном, они жестом указали ему последовать за ними, и Крофорд, отдав необходимый приказ, поспешил выполнить их указания.

И вскоре, пройдя по основной улице Кэнвила, эльфы вывели его отряд к большой поляне близ Ратуши. И капитан удивился вновь – несколько сотен воинов расположились в этом месте, ожидая дальнейших приказаний. Крофорд с восхищением взглянул на них и разглядел вдали несколько знакомых силуэтов.

– Скорее всего, ждут только вас, капитан, – опередил его размышления Рей, – Идите. Я построю солдат, как подобается.

Крофорд отпустил эльфов и, благодарно кивнув ему, быстрым шагом направился к Ратуше Кэнвила. И вскоре, почти дойдя до нее, он смог различить Грегора и Каспара, стоявшего в компании короля. Встретившись с ними взглядом, он слегка улыбнулся и поспешил к ним.

– А вот и наш старый друг пришел! – восторженно заметил Сарем, приветствуя Крофорда, – Осталось теперь дождаться самого Мириама…

– Он скоро должен вернуться к нам, – тяжело дыша заметил капитан, – Тем более, вместе с ним отправился и Гелар…

Услышав знакомое имя, Грегор слегка усмехнулся и, подтолкнув Каспара, задумчиво смотревшего в сторону Ратуши, иронично заметил:

– Надеюсь, он не натворит ничего лишнего…

И в это мгновение рядом с Ратушей открылась черная воронка, из которой выбежали двое сенаторов. Взглянув на поляну, практически полностью заполненную людскими воинами, они зачарованно остановились, не в силах сказать и слова. А тем временем следом за ними из портала вышел сам Мириам и Гелар, с прежним недовольством оправлявший свой плащ.

– Нельзя было убивать его, Гелар… – произнёс старик, – Мы не должны уподобляться им…

Однако он не договорил. Увидев сотни воинов, пришедших к нему в час нужды, он слегка улыбнулся и, обойдя своих сенаторов, громко произнёс:

– Приветствую истинных сынов Хальмстада!

Сотни удивленных взглядов в одно мгновение собрались на нем, и в тот же момент поляна озарилась доброжелательным гулом воинов. Мириам растроганно улыбнулся и, дождавшись тишины, прибавил:

– Прошу военачальников на время оставить свои армии и подняться ко мне для переговоров в Ратушу!

Устало вздохнув, он перевел взгляд на отстраненно смотревшего вдаль Гелара. Подойдя к нему, старик по-отечески положил ему руку на плечо и тихо произнёс:

– Прости мне мои страхи, Гелар. Сделанного уже не воротишь, а от предписанного – никогда не уйдешь…

Парень понимающе кивнул и, увидев приближавшихся к ним наёмника и чародея в компании военачальников людских армий. Поравнявшись с ними, Гелар предоставил Мириаму слово – однако тот ограничился лишь приветствием и повел своих гостей в Ратушу. Все замолчали, и лишь Грегор, заметивший окровавленное лезвие косы у Гелара, указал ему на это взглядом и еле слышно произнёс:

– Это был правильный поступок…

– Но и безрассудный, – заметил Каспар, – Он может привести к войне…

И Мириам, тяжело откашлявшись, прибавил:

– Которой нам все равно было не избежать…

Глава 3

Хестод разочарованно открыл глаза. Потратив бесцельно пару часов на отчаянные попытки уснуть, он медленно поднялся на кровати и тревожно осмотрелся вокруг. Уже несколько дней он жил во дворце Марво, но, даже изучив его за это время, старый некромант все ещё доверял этому месту.

Он поднялся с кровати и, подойдя к маленькому зеркалу, критично осмотрел себя. Его худое, но крепкое белое тело без всякой одежды заставило Хестода недовольно усмехнуться. Он задумчиво провел рукой по гладкой щеке, напрочь лишенной мужской щетины, и, бросив внимательный взгляд на свою одежду, висевшую на изголовье кровати, медленно направился к ней.

Некромант слегка улыбнулся, взяв в руки свою потрепанную робу. Задумчиво разгладив полустершийся рисунок, он вспомнил о давних временах, когда он только пришел в этот орден. Тогда, около двухсот лет назад, Хестод еще только познавал этот мир – и глаза его горели ярче, чем свет глазниц из черепа на посохе, которым он обзавелся в более зрелом возрасте.

– Столько трудов было вложено в это… – с горькой усмешкой произнес он, – Десятки загубленных жизней, моя семья… Неужели это все стоило того?

Однако, понимая ответ и не желая его признавать, Хестод тяжело выдохнул и надел на себя робу. Расправив ее на себе, он затянул пояс потуже и взял в руки посох. Повернув череп к себе, некромант задумчиво всмотрелся в пустые, лишь слегка освещенные фиолетовым пламенем, глазницы своего молчаливого собеседника.

– Такова цена, – решительно заметил некромант, – Но что же теперь делать нам, если наша задача выполнена….

В этот момент в дверь его комнаты постучали. Хестод отложил посох и перевел взгляд на Анарис, медленным шагом зашедшую к нему. Он слегка улыбнулся, стараясь скрыть от дочери свою грусть, и ласково обнял её. Однако Анарис, едва взглянув на него, поняла все без лишних слов.

– Ты не спишь уже который день, отец…

Старый некромант устало кивнул и указал ей на свободный стул у зеркала. И, как только она заняла его, он сел на кровать и медленно начал:

– После нашей победы над Марво я видел всего один сон, – он помедлил, подбирая нужные слова, – Тот самый ход, запечатанный богиней… А мы бьёмся над ним с момента нашего прихода сюда…

– И когда-нибудь он все равно откроется, отец, – резонно заметила Анарис, – Но нам важно, чтобы за ним было хоть что-то стоящее твоего внимания…

Хестод тяжело вздохнул.

– Мне нужно найти того, кто сможет его открыть, – решительно заметил он, – Силы моих некромантов на исходе, но и медлить нам тоже нельзя.

Поймав вопросительный взгляд Анарис, он напомнил ей о сне – и его маленький рассказ, лишенный особых подробностей, заставил его вновь пережить те неприятные ощущения, от которых он очень сильно хотел избавиться.

– Надо расспросить жителей Кадхи, – произнесла Анарис, когда ее отец завершил свой рассказ, – А тем временем у меня есть к тебе просьба…

Хестод внимательно взглянул на нее и легким кивком попросил ее продолжать. Анарис несколько замялась, но, собравшись с духом, уверенно произнесла:

– Я хочу отправиться к Гелару. Помочь ему…

– Ты никогда не любила оставаться у кого-то в долгу, – с легкой усмешкой заметил ее отец и, похрустев костяшками тонких пальцев, прибавил, – Но ты уже давно взрослая девочка. Ты сама все понимаешь…

Анарис кивнула и опустила взгляд. Он приобнял ее и, сдержав подступавшие слезы, тихо прибавил:

– Будь осторожна. И, чтобы не случилось, не давай себя обидеть…

Девушка с горькой улыбкой взглянула на него, и Хестод увидел в ее глазах молчаливое согласие. Он подбадривающе улыбнулся, и Анарис почувствовала некоторое облегчение на душе. Осторожно поднявшись, она поспешила покинуть покои отца, и Хестод, задумчиво взглянув на свой посох, с досадой прошептал:

– До чего же тяжело отпускать то, что любишь…

* * *

Через несколько минут, восстановив душевное спокойствие, Хестод вышел из дворца. Свежий воздух определенно пошел ему на пользу – и он, прислушавшись к совету Анарис, шел по улицам древнего города и с интересом смотрел по сторонам, подмечая последствия первых дней своего правления.

Жизнь в Кадхе постепенно перестала напоминать гнетущий кошмар – все больше жителей выходило на улицы города и спешили на рынок или на простую прогулку. Провожая их взглядом, некромант невольно поймал себя на мысли, что система патрулей, навязанная жителям самой Марво, изжила себя – довлевший над ними страх исчез, а сам народ Кадхи сплотился, как никогда раньше.

Но вскоре он остановился у нужного дома и, осторожно поднявшись на крыльцо, отрывисто постучал в дверь. Ожидание ответа несколько затянулось, и Хестод заметно занервничал, но вскоре дверь приоткрылась, и он увидел своего старого знакомого.

– Здравствуй, Урц, – уверенно произнес он, – Столько лет прошло…

Однако хозяин дома, едва увидев лицо Хестода, с резким хлопком закрыл дверь. И, как только некромант снова постучал в нее вновь, то услышал голос, полный искреннего недовольства:

– Оставь меня, «брат», – он выделил это слово особенно сильно, заставив Хестода почувствовать боль воспоминаний, – Ты сделал свой выбор давным-давно…

– Я не предавал Лилит, – глухим голосом произнес некромант, – Почему ты не хочешь принять то, что уже случилось?

Дверь резко отворилась, и Хестод наконец увидел Урца. С момента их последней встречи он разительно изменился – и, лишь мельком окинув его взглядом, некромант увидел бессильную ярость в его глазах.

– Ты сделал ставку на свой орден! – Урц угрожающе ткнул в него пальцем, но его собеседник не подал виду, – И она погибла по твоей вине!

– Ты потерял сестру, а я потерял любимую жену, – рассудительно парировал Хестод и, подойдя к нему вплотную, сквозь зубы произнес, – Так будь добр, прояви уважение к ее последнему желанию…

Услышав это, Урц тяжело выдохнул и, отойдя на шаг, с размаху ударил кулаком в каменную стену прямо рядом со своим гостем. Однако Хестод вновь не показал никаких эмоций – и Урц, критично осмотрев разбитые костяшки и вмятину на камне, еле слышно произнёс:

– Заходи…

Некромант принял его приглашение и, пройдя вслед за ним на кухню, внимательно осмотрел его с ног до головы. За прошедшие пять лет брат Лилит исхудал, но не потерял своей крепкой формы, доставшейся ему от кузнечного ремесла, которое он забросил с момента известия о смерти своей сестры. Лишь его усеянное мелкими шрамами лицо и седая прядь волос, немного закрывавшая его морщинистый лоб, выдавали в нем настоящую усталость от несправедливой жизни.

– Ну? – хозяин дома облокотился о стену и, скрестив руки на груди, недовольно произнёс, – С чем пришел?

– Мне нужна помощь. Никто не знает этот город лучше тебя…

Однако Хестод не успел договорить – смех Урца, полный скрытой боли и ненависти, заглушил его слова.

– Почему именно я? Почему ты не пришел к своим старым дружкам, а ко мне? – его грозный голос предательски дрожал, – Почему!?

Некромант медленно покачал головой. Опустив взгляд на стоявший рядом с ним стул, он устало занял его и, схватившись за голову, тихо произнёс:

– А ведь мы были друзьями когда-то, – легкая усмешка слетела с его губ, – Пока я не женился на Лилит…

Урц внимательным взглядом окинул его и молча сел за стол напротив своего гостя. И вскоре, когда Хестод смог перебороть нахлынувшие на него воспоминания, он еле слышно прибавил:

– Я жалею о том, что случилось с ней. Не меньше тебя, мой названый брат… – заметив на лице хозяина дома нескрываемую злость, он уверенно продолжил, – Но мы не смогли ее спасти. Жнецы Марво…

– Были отправлены к вам по твоей вине, Хестод! По твоей!

Не сдержавшись, Урц с размаху ударил кулаком по столу и в следующую секунду скривился от боли. Потерев разбитые костяшки, он попытался расслабленно выдохнуть, но услышал спокойный голос некроманта:

– Я могу рассказать тебе всю правду. Если ты захочешь выслушать меня…

Урц тяжело вздохнул и небрежно махнул рукой, и Хестод, переведя взгляд на окно, тяжелым голосом начал свой рассказ. Воспоминания в один миг пронзили его разум – он вспомнил дом в Кадхе, купленный им в паре улиц отсюда, где жил вместе со своей юной женой. Годы их совместной жизни неслись перед его глазами со скоростью света – и он, без утайки, кратко рассказывал Урцу все, что касалось Лилит.

Однако после счастливых лет их союза пришел тот самый день, которого Хестод боялся больше всего на свете. Опустив взгляд в пол, он, пораженный прежней болью и отчаянием, пережил его вновь – и Урц, чувствуя его настоящие эмоции, несколько смягчился.

Но через несколько минут рассказа ему настало время по-настоящему удивиться – его названный брат рассказал ему о секрете тех дней, который он хранил в тайне до встречи с ним. И, в доказательство своих слов, он отстегнул неприметный мешочек на поясе робы и бережно выложил на стол письмо и маленькое кольцо.

Увидев это, Урц с трудом сдержал слезы. Он потянулся к ним и, встретив молчаливый кивок Хестода, дрожащими руками развернул письмо. Пробежав глазами по написанным строчкам, он непонимающе перечитал его вновь, и, убедившись в правоте своих мыслей, глухо произнёс:

– А ведь я считал предателем именно тебя…

– Я живу с этим клеймом пять лет, Урц – с горькой улыбкой заметил некромант, – Я должен был остаться дома в тот день…

Урц отрицательно покачал головой.

– Нет. Твоя вина здесь только в том, что Жнецы Марво знали, куда идти за тобой, – он задумчиво постучал пальцами по столу, – Неудивительно, что все эти пять лет они не могли тебя найти…

Хестод спрятал письмо и кольцо своей супруги обратно и, аккуратно прицепив мешочек на свой пояс, ответил на немой вопрос Урца, застрявший у него в горле:

– Я сделал все возможное, чтобы мучения предателя длились как можно дольше…

Брат Лилит понимающе кивнул и устало взглянул на улицу Кадхи. Жители города по-прежнему спешили куда-то, и он, мельком окинув взглядом нескольких из них, уверенно произнёс:

– Мне нужно время, чтобы все это обдумать и принять правду. Но твою просьбу я постараюсь исполнить. Что мне нужно сделать?

Хестод кратко рассказал ему о находке, сделанной им во дворце Марво, и Урц, задумчиво почесав затылок, молча поднялся из-за стола. Он заходил по кухне из стороны в сторону, перебирая в памяти возможных кадханцев, кто мог бы им помочь, но все было тщетно.

– Судя по недавним событиям, тебе мог бы помочь только Гролл, – с некоторой досадой ответил хозяин дома, – Сомневаюсь, что кто-то из лакеев Марво мог бы знать ее секрет, особенно зная богиню…

– Мы опросили весь дворец, Урц. И Гролла в первую же очередь, – перебил его Хестод, – У богини не было любимчиков среди тех, кто мог ей сделать подобный тайник? Кузнецы, каменщики – я не знаю…

Урц отрицательно покачал головой.

– Я уже давно отошел от дел, а старик Аргод никогда не прислуживал богине, – он вновь задумался и слегка усмехнулся, – А вот тех, кто строил ей дворец, я не знаю…

Некромант устало вздохнул и, мельком взглянув на свой посох, слегка переливавшийся фиолетовым светом, услышал спокойный голос Урца:

– Сама-то стена крепкая?

– Да. И, кроме того, мы не знаем, что там лежит, – с усмешкой, полной досады, ответил Хестод, – Точнее, что-то магическое, но ломать стену вслепую опасно…

Хозяин дома понимающе кивнул и задумчиво заходил по комнате, перебирая в голове всех возможных кадханцев, кто мог знать о тайнике Марво. И, когда он отсеял большинство вариантов, он не сдержал победной улыбки.

– Ты вполне мог бы воспользоваться силами уже знакомых тебе людей… – встретив непонимающий взгляд Хестода, он сел за стол и тихо продолжил, – Жнецы Марво мертвы. Кроме Гролла. Я уговорю Аргода помочь нам…

Поняв его с полуслова, некромант задумчиво откинулся на спинку стула. Идея казалась ему рискованной, но иного исхода он не видел – и, постучав пальцами по столу, он скептически произнёс:

– Лишь бы потом дворец не взлетел на воздух…

– Мы должны попробовать, – заговорчески продолжил он, – Гролл поможет нам, если будет рядом на случай беды. А мы с Аргодом под прикрытием вашей магии попробуем разобраться с этой преградой…

Хестод молчал. Внутри него боролись жажда интереса и тревога, которой он мог подвергнуть весь город – и он не мог обуздать ни одно из этих чувств, безвольно метаясь между ними в поисках истины.

Однако молчание за столом несколько затянулось, и он, тяжело поднявшись из-за стола, решительно заметил:

– Мне нужно посоветоваться с Гроллом, – Урц недовольно нахмурился, но некромант невозмутимо продолжил, – Но твоя помощь была бы неоценимой. Приходи сегодня вечером во дворец – вместе с Аргодом и парой увесистых молотов…

Брат Лилит заметно приободрился – даже легкая улыбка на мгновение задержалась на его лице. И, когда его гость направился к двери, он резко поднялся из-за стола и поспешил его проводить. Хестод удивленно взглянул на него, и Урц, тяжело вздохнув, произнёс:

– Лилит всегда была умнее нас…

Некромант горько улыбнулся, стараясь не показывать лишних эмоций, сдержанно попрощался с хозяином дома и вышел на улицу. Поспешив по улице, он отчаянно давил в себе тревожные воспоминания – но они предательски возникали в его памяти вновь и вновь, заставляя переживать его тот самый день, когда он окончательно потерял веру в радость жизни.

Ослепленный болью, Хестод тяжело дышал, но продолжал идти к своему дворцу быстрым шагом. Он хотел поскорее попасть в укромное место, остаться наедине с собой – но улицы предательски удлинялись, а жители Кадхи на беду постоянно были рядом, и, казалось, не спускали с него глаз. В какой-то момент он, не выдержав, зашёл за угол дома и устало прислонился к стене.

Холодный пот катился по его волосам и лицу, но Хестод не обращал на это внимание – восстановив дыхание, он мельком взглянул на свой посох и, решительно выдохнув, продолжил свой путь дальше.

Вскоре он оказался во дворце – и, едва он вошел в основной зал, как увидел одиноко стоявшего в стороне Гролла. Их взгляды встретились, и Хестод, поравнявшись с ним, услышал его уставший голос:

– Мы можем поговорить?

Некромант одобрительно кивнул и предложил ему присесть, однако Гролл отрицательно покачал головой.

– Это ненадолго. Я… – он несколько помедлил, – Могу ли я отправиться во Внешний мир?

– Само собой, – слегка усмехнувшись, заметил Хестод, – Марво теперь нет с нами. И если ты был должен ей, то мне – уже ничего…

Гролл улыбнулся и благодарно склонил голову.

– Просто теперь ты занимаешь ее трон. Было бы неправильно с моей стороны уйти… Уйти и не попрощаться.

И в этот момент, осознав всю суть просьбы бывшего Жнеца, Хестод понял свою ошибку. Тяжело вздохнув, он недовольно заметил:

– Тогда у меня все-таки есть для тебя одна просьба…

Встретив удивленный взгляд Гролла, некромант рассказал ему о грядущих планах на тайник сбежавшей богини. Однако ответ опередил все вопросы нового лидера Кадхи – Гролл, внимательно выслушав каждую деталь плана, резонно заметил:

– От меня в этом деле пользы мало. Я уже говорил, что Марво никого не допускала в свои секреты… – Хестод устало выругался, но он, слегка прищурясь, прибавил, – Но я же не отказываю вам в помощи…

Услышав это, некромант усмехнулся и сдержанно поблагодарил старого Жнеца.

– Тогда вечером жду тебя здесь, – облегченно подытожил Хестод, – Попробуем раскрыть последние секреты нашей беглянки…

Гролл улыбнулся и, слегка склонив голову, направился к выходу из дворца. Некромант проводил его уставшим взглядом и поспешил в свои покои, желая наконец остаться наедине с самим собой. И вскоре его желание осуществилось – закрыв за своей спиной дверь, он облегченно выдохнул, добрел до постели и, отложив посох, задумчиво присел на ее край.

Разные мысли в одно мгновение вспыхнули в его голове, и он, предчувствуя надвигающуюся боль, бессильно лег на кровать. Мягкая перина расслабила его, и он, полностью оказавшись во власти воспоминаний, почувствовал свежую слезу на щеке и слегка улыбнулся. Перед ним, словно живая, но оставшаяся в тех днях, когда он мог назвать себя счастливым, стояла его любимая. И Хестод, чувствуя надвигающийся сон, еле слышно прошептал:

– Как же я хочу к тебе…

Глава 4

Собрание в Ратуше Кэнвила несколько затянулось – занятый обсуждением недавних переговоров совет Мириама и людей наконец пришел к единому и неоспоримому решению. И старик, с улыбкой, полной искренней надежды, внимательным взглядом окинул всех присутствующих и уверенно произнёс:

– Осталось лишь распределить обязанности для каждого из нас. Спасение нашего королевства отнюдь не быстрая задача…

– А из чего нам предстоит выбирать? – резонно заметил Крофорд, – Поскольку гномы уже заняты патрулированием границ города…

Мириам задумался, но в разговор вмешался Сарем.

– Мы можем усилить охрану улиц и выставить по два солдата в каждый дозор, – предложил он, – А остальными войсками начать полноценное наступление. Какой у нас первый город на очереди?

Гелар, все это время стоявший у стены, тяжело вздохнул. Отведя взгляд на окно, из которого было видно всю поляну близ Ратуши, он увидел знакомый женский силуэт. С удивлением всмотревшись в него, парень слегка улыбнулся, не веря своим глазам, но через мгновение отвлекся на нетерпеливый голос Сарема.

– Но разве не было бы логичнее осадить город? Все бы их силы направились на оборону от нас, а тем временем…

Мириам отрицательно покачал головой.

– Нет, и еще раз нет. Мы можем решить все куда меньшей кровью – только подумайте, чего стоит потерять такое наследие! – увидев молчаливый кивок Каспара, эльф заметно приободрился, – Поэтому я и хочу направить в наши города троих диверсантов…

– Скорее уж убийц, – с легкой усмешкой заметил Грегор, – Мы хотим выиграть войну в несколько простых ходов, но почему мы не думаем о том, что жрецы Луны не продумали такой исход?

– Потому что они сами вели с нами такую борьбу, – не выдержал Гелар и, разочарованно отошел от окна, – Они могут спрятать, защитить своих адептов, но для этого как раз и нужны мы. Разве мы не лучшие в своем деле?

Выслушав парня, Грегор задумчиво кивнул головой, а Каспар, слегка усмехнувшись, окинул его легким взглядом и уверенно заметил:

– А ведь еще пару месяцев назад я видел перед собой лишь зазнавшегося юнца…

– Он умер на корабле при битве за Хальмстад, – с некоторым недовольством произнес юный Жнец, вспомнив те времена, – А сейчас нам надо не потерять королевство Иттербис. Поэтому я слушаю вас и ваши приказания, мастер Мириам.

Старик благодарно склонил голову и, едва Гелар вновь занял свое место у окна, продолжил:

– Мне нужно привезти сюда трех советников, принявших веру Луны. Желательно живыми, – он многозначительно взглянул на Грегора, на лице которого появилась ироничная усмешка, – Все они расположены в разных городах. Но и нужны они нам как можно скорее…

– Мы можем разделиться, – резонно заметил Каспар, – Если путь за ними не составит особой сложности…

Мириам одобрительно кивнул, но Грегор, обдумав каждую деталь предстоящего плана, настороженно заметил:

– А как далеко расположены эти города от Кэнвила?

– В нескольких днях пути отсюда. Наше королевство чуть-чуть больше Хальмстада… – задумчиво произнес Мириам и, постучав пальцами по столу, продолжил, – Путь в одиночку, без порталов будет долгим…

Чутье не обмануло Гелара – иногда оглядываясь на солдат, разбивших на поляне лагерь, к Ратуше легкой походкой приближалась Анарис. Зачарованно наблюдая за ней, парень ненадолго задумался, и лишь вопрос Мириама привел его в чувство:

– А что по твоему знанию эльфийского, Гелар?

Юный Жнец непонимающе взглянул на старика и, слегка усмехнувшись, ответил:

– Не обучен. Но уговоры не помогут мне привести нужного эльфа к нам в Кэнвил против его воли…

Мириам собирался что-то возразить, но в дверь Ратуши постучали. Все удивленно посмотрели в проход, ведущий в основной зал переговоров, и парень довольно усмехнулся. В Ратушу уверенным шагом вошла Анарис, и, увидев одиноко стоявшего у окна Гелара, почти бегом направилась к нему.

Он крепко обнял ее, запустив ладонь в ее густые черные волосы – их легкий аромат очаровал его, заставив на мгновение закрыть глаза. Однако, вспомнив о грядущем деле, Гелар с неохотой выпустил девушку и встретил счастливую улыбку на ее лице.

– Что ж, теперь у Гелара точно будет компания, – иронично заметил Грегор, успев окинуть Анарис легким взглядом, – Итак, мы можем приступать?

Глава сената тяжело вздохнул.

– Да. И чем скорее мы с этим покончим, тем лучше… – он осторожно поднялся из-за стола и одобрительно кивнул Каспару, который уже приготовился открывать порталы, – Я буду ждать вас здесь, сегодня вечером. Надеюсь, что вы справитесь…

Грегор тем временем покинул свое место, поправил ножны своего меча и, попрощавшись со всеми, исчез в первом портале, раскрытым его другом. Вторая же воронка возникла за спинами Гелара и Анарис, и парень, встретив недовольный взгляд Каспара, подхватил девушку за руку и прыгнул в портал. И, когда со всеми приготовлениями было закончено, чародей поклонился Мириаму и обратился к военачальникам людских войск:

– Если к моему приходу Грегор или Гелар не вернутся, я отправлюсь к ним на помощь – будьте готовы заключить важного нам эльфа под охрану…

Сарем и Крофорд одобрительно кивнули, и Каспар уверенно вошел в свой портал, закрывшийся следом за ним. Переглянувшись между собой, они также поднялись со своих мест, собираясь уже идти, но Мириам, тяжело вздохнув, медленно произнёс:

– Будьте вечером здесь. И… – он невольно зевнул, едва успев прикрыть рот, и сонно прибавил, – И разбудите меня. Если я буду спать…

Этими словами Мириам распустил свой совет, приготовившись к самому важному событию в своей долгой жизни. Проводив последних членов этих переговоров, он устало добрел до небольшой лежанки в боковой части Ратуши и осторожно лёг на неё.

Последствия бессонных ночей дали свои пагубные плоды – и сон сморил Мириама, насильно заставив его расслабить свой разум от мыслей о спасении своего родного королевства.

* * *

Портал перенес наёмника в маленький переулок, закрытый с трех сторон высокими каменными стенами. Осмотрев все вокруг, он сделал несколько шагов и обратил внимание на легкий свет, проходивший сквозь извилистые прутья калитки. К счастью, она оказалась незапертой, и Грегор, непринужденно толкнув ее, вышел на основную улицу города.

Калитка со скрипом закрылась за его спиной, и он остановился у каменных перил и зачарованно взглянул на дома, раскинувшиеся прямо перед ним как на ладони. Так Линтил, прозванный эльфами городом ранних лучей, встретил своего гостя, и наёмник, на мгновение забывший о предстоящем деле, с трудом перевел свой взгляд на большой собор, расположившийся над домами многих жителей Линтила, чем-то отдаленно напоминая Грегору о полюбившейся ему Галерии.

Поправив ножны клинка, он неторопливо начал свой подъем, мельком смотря на изрезные каменные арки над головой и на некоторые дома из дорогого белого кирпича. Эльфы, шедшие ему навстречу, с удивлением смотрели на нового гостя этих мест – однако Грегор не обращал на это внимания.

Вскоре долгая улица закончилась, и он, переведя дыхание, направился к собору. Его высокий шпиль, который наёмник изначально разглядел вдали, теперь ослепительно переливался на солнечном свету. Грегор прошел чуть дальше и наконец увидел сам собор – искусные витражи, украшавшие больше десятка окон со стороны основного входа, сразу же привлекли внимание Грегора. Однако он не мог рассматривать их долго – их отражение коварно слепило его, и наёмник, устало потерев глаза, наконец увидел главные ворота.

Подойдя к ним, он настороженно осмотрелся вокруг и постучал в дверь. Ответ последовал незамедлительно – ворота сразу же приотворились, и из зала собор показался худенький мальчишка-эльф.

– Мне нужно увидеть мастера Эрондила, – медленно произнес Грегор и, встретив понимание во взгляде юного лакея, продолжил, – Отведешь меня к нему?

Мальчишка быстро кивнул и, запустив нежданного гостя внутрь собора, проворно повел его по главному залу. Грегор мельком окинул неизвестное ему место взглядом и, заприметив выход на втором этаже собора, слегка усмехнулся. Тем временем лакей почти привел его к мастеру – поднявшись по небольшим ступенькам, он увидел огромный стол, за которым сидел безмятежно спавший старый эльф.

Поблагодарив лакея, Грегор дождался его ухода и уверенно направился к Эрондилу. Услышав шаги, старик неохотно открыл глаза и, увидев перед собой человека, удивленно протер их. Однако видение не пропало – и Эрондил вспомнил о манерах и, удобно усевшись на стуле, предложил гостю сесть.

Грегор учтиво склонил голову, и, едва он успел занять свое место, как услышал хриплую речь эльфа:

– Чем я обязан вашему визиту, мастер?

– Я хотел бы обсудить с вами некоторые вопросы – наёмник несколько помедлил, – В частности, меня интересует дальнейшая судьба королевства Иттербис.

Старик на мгновение замолчал, устало откинувшись на стул и, понимающе улыбнувшись, еле слышно произнёс:

– Вы – помощник Мириама, я верно полагаю?

Грегор молча кивнул и встретил его пытливый взгляд. Он чувствовал тяжелое дыхание Эрондила, и уже был готов к тому, что он позовет стражу, как старик неожиданно прибавил:

– Что ж, зато его точно беспокоит наша судьба…

Встретив непонимание на лице своего собеседника, Эрондил задумчиво откинул локон седых волос и, облокотившись на стол, заметил:

– Он говорил о вас. Убийца Луноликого. У вас редко дрожит рука при убийстве, мастер Грегор?

– Практически никогда, – с легкой усмешкой парировал наёмник, – Особенно если дело касается долга и защиты своих людей.

Старик опустил голову и нервно постучал пальцами по столу.

– Однако вы пришли сюда не убивать… Иначе уже давно бы это сделали. Зачем вы здесь?

– Мириам просил меня привести вас в Кэнвил… Во избежание возможных военных действий и погибели такого прекрасного города…

Эрондил хрипло рассмеялся и, осторожно отодвинув стул, медленно поднялся на ноги. Сделав несколько шагов, он расправил затекшие плечи и спину и аккуратно расправил свою светлую мантию.

– Всегда удивлялся достоинству поступков и решений Мириама, – задумчиво протянул он, – Хорошо, что он послал вас ко мне. Я сам хотел бы многое с ним обсудить…

– Правда? – удивленно спросил Грегор, – Но тогда мы можем отправиться хоть сейчас. Нам нужно будет дождаться портала, и…

Старик обернулся к нему и отрицательно покачал головой.

– Я сам открою портал в Кэнвил. Во избежание каких-либо проблем… – голос его звучал решительно, и Грегор неохотно согласился, – А пока я прошу вас о небольшом разговоре. Это будет моим маленьким желанием перед походом…

Услышав это, Грегор с трудом сдержал удивление – Эрондил каждым словом опровергал его готовность к возможному бою со стражей или погоней за ним. Излучая мудрость, свойственную роду и возрасту эльфа, глава собора умиротворяюще располагал к себе – и к разговору, о котором он все же решил настоять.

– Какова ваша цель в этой игре? – умеренно начал он, вновь заняв свое место, – Ведь мы прекрасно понимаем, что Луноликий был лишь спонтанным решением. Даже импульсным, полагаю?

– Так и есть. Но я лишь защищаю интересы Мириама, – уклончиво ответил Грегор, – Как и чьи-либо интересы ранее, которые все равно привели меня сюда…

– А вы никогда не думали о возможном предательстве с его стороны? Или о каких-то скрытых целях, которые он мог бы преследовать лично из-за корысти?

Грегор задумался и отвел взгляд. Вопрос не был сложным и не пошатнул его собственной уверенности в Мириаме, но что-то останавливало наёмника дать ему развернутый ответ.

– Не думал, – честно заметил он, – Но даже если он предаст кого-либо из нас, того никогда не предаст ваше королевство…

– Ошибаетесь, – с легкой улыбкой парировал Эрондил, – К сожалению, это было всегда. Предатель в жизни продаст даже родину, лишь бы получить желаемое. Однако в одном вы и правы…

Наёмник внимательно взглянул на него, и старик, слегка улыбнувшись, продолжил:

– Я не видел Мириама больше двадцати лет. И вдруг увидел его недавно, отстаивающего интересы нашей религии. И, если ранее я расценил это как попытку узурпации власти, то сейчас…

Эрондил тяжело вздохнул и устало провел рукой по затекшей шее. Мельком рассмотрев отсутствие среднего пальца на его ладони, Грегор встретил его мудрый и красноречивый взгляд, полный смятения и легкого разочарования.

– Мы бессильны перед этим, мастер Грегор. И потому нашу власть забирают те, кто сильнее нас…

Наёмник недовольно выругался и попросил рассказать обо всем подробнее. Но Эрондил, слегка улыбнувшись, лишь покачал головой и щелчком пальцев призвал светлую воронку в нескольких шагах от себя.

– Вы удовлетворили мое желание. А теперь прошу вас сопроводить меня в Кэнвил к мастеру Мириаму.

Грегор тяжело вздохнул и, поднявшись со стула, направился вслед за главой собора. И, остановившись у самого портала, он взял под руку старика и медленно исчез вместе с ним в светлой дымке воронки.

* * *

Эрондил открыл портал прямо в главном зале Ратуши Кэнвила – и, когда он в сопровождении Грегора вышел из него, то с удивлением обнаружил разрушенную его магией скамью.

– Передам мастеру Мириаму свои извинения, – легко заметил он, – А кстати, где он сам?

Грегор осмотрелся вокруг и, удивившись отсутствию сенатора, нерешительно произнёс:

– Мы должны были встретиться здесь. Странно… Что ж, я сейчас поищу его, а вы пока подождите его здесь, хорошо?

Старик одобрительно кивнул и занял ближайшую скамью, а наёмник тем временем подошел к слуге и, расспросив его о Мириаме, отправился в боковую часть Ратуши. Застав там сенатора в глубоком сне, Грегор неохотно разбудил его.

– Быстро же ты вернулся… – сонно пролепетал Мириам, – Мастер Эрондил здесь?

– Да. И уже ждет вас в основном зале.

Глава сената довольно улыбнулся и, осторожно поднявшись с лежанки, резко пошатнулся. Грегор успел вовремя подхватить его, и Мириам, оперевшись на него, схватился свободной рукой за голову.

Не дожидаясь одобрения сенатора, наёмник проворно сложил пальцы в знак Ваальд и направил его действие на Мириама. Через несколько мгновений его собеседник тяжело выдохнул, сдержанно поблагодарил Грегора, окинув его ясным взором, и уверенно направился к ожидавшему их гостю.

Вскоре они оказались в основном зале Ратуши, и Эрондил, едва увидев Мириама, с легкой улыбкой произнёс:

– Я пришел к тебе с миром, дорогой друг!

Сенатор рассмеялся и перевел взгляд на сломанную скамью. Эрондил сочувственно опустил голову, но Мириам лишь махнул рукой. Они крепко обнялись, и Грегор, с некоторым удивлением наблюдая за этим, услышал голос сенатора:

– Я рад, что ты поддержал нас. Все-таки собрание в Каддериле было не зря…

– Отнюдь, – подметил Эрондил, – Но меня больше убедил твой друг. Мастер Грегор волнуется за нашу родину не меньше нас самих…

Наёмник склонил голову, встретив благодарный взгляд главы сената. Не желая мешать их разговору, он отошел к окну и, смотря на солдат Сарема и Крофорда, на мгновение задумался. Он думал о Беатрис, ожидавшей его после этого похода, о дальнейшей спокойной жизни вдали от всех проблем, что выпали ему и его друзьям за последнее время.

Его расслабленный, но внимательный взгляд медленно шел по листочкам многочисленных деревьев, окружавших поляну близ Ратуши. Задумчиво скрестив руки на груди, Грегор невольно вспомнил свой недавний кошмар – и, тяжело вздохнув, поспешил отогнать тревожные мысли.

Однако вскоре он отошел от окна и присел на скамью неподалеку от мирно беседовавших Эрондила и Мириама. Наёмник не пытался слушать их разговор, отвлеченный своими мыслями, но вдруг услышал голос сенатора:

– Как насчет чая, Грегор? – с легкой улыбкой предложил он, – В конце концов, тебе нужно отдохнуть…

Но Грегор лишь отрицательно покачал головой.

– Я думал отправиться к Каспару, – заметил он, – Зная его дипломатические способности, я удивлен, что он до сих пор к нам не вернулся…

Мириам задумчиво кивнул, и Эрондил, слегка усмехнувшись, спросил:

– Так ты решил собрать нас всех здесь? Но зачем?

– У меня были некоторые предположения, – осторожно произнёс сенатор, – Но пока мы все не соберемся здесь, я не смогу подтвердить или опровергнуть их…

Эрондил внимательно взглянул на него и, понимающе кивнув, обратился к наёмнику:

– Я открою вам портал, мастер Грегор. Назовите лишь место.

Грегор благодарно склонил голову и, едва он успел назвать нужный город, как Эрондил легким щелчком пальцев призвал портал. Светлая воронка вновь раскинулась над разрушенной скамьей, и Грегор, попрощавшись с эльфами, поспешил покинуть их. И, когда от портала его отделял всего шаг, он почувствовал странное волнение, заставившее его как можно скорее исчезнуть в воронке, созданной Эрондилом.

И, как ни странно, предчувствие его не обмануло…

Глава 5

Отправив друзей в разные эльфийские города, сам Каспар вышел из портала на улицы чудесного города Ваэрдаль, который располагался в юго-западной части королевства Иттербис. Поправив походную сумку, неудобно съехавшую с его плеча, он медленно осмотрелся вокруг.

Чародей стоял на небольшой пристани города и, обратив внимание на только что пришедшее судно, он направился к нему. Сделав несколько шагов, Каспар увидел название на корпусе корабля, выполненное знакомыми эльфийскими символами, но не смог его прочесть. Перечитав его несколько раз, чародей нахмурился и, тяжело выдохнув, услышал тихий эльфийский голос:

– Вы что-то здесь ищете?

Каспар быстро обернулся и увидел эльфийского юношу в обносках. Опустив взгляд на его почерневшие, огрубевшие от работы руки, чародей недовольно покачал головой.

– Хотел узнать, откуда пришел корабль… – задумчиво произнёс он, – Но не могу прочесть даже его название…

Юноша доброжелательно улыбнулся.

– Это помощь от наших западных соседей, – встретив удивленный взгляд своего собеседника, он продолжил, – Помощь обороняющимся против воли последователей Солнца…

Каспар тяжело вздохнул. Поблагодарив эльфа, он отсыпал ему пару монет и поспешил в город. И, когда пристань осталась далеко за его спиной, он грубо выругался, представляя предстоящие переговоры с мастером Иргасилом. В какой-то момент волнение полностью охватило его, и он, резко остановившись на большой каменной лестнице, соединявшей Ваэрдаль с его пристанью, отошел к ее краю и внимательно взглянул на безмятежное море.

Однако водная гладь не успокоила его, и он, поймав себя на мысли о тщетности его прихода в Ваэрдаль, перевел взгляд на занятых внизу эльфов. В ободранных лохмотьях они разгружали прибывшее судно, из последних сил таская огромные тюки и ящики с провизией во благо искоренения прежних порядков королевства Иттербис. Чародей стиснул зубы и, нащупав рукоять своей рапиры, облегченно выдохнул.

– Это противостояние зашло слишком далеко… – еле слышно прошептал он и решительно обернулся в сторону города, – Нам надо это остановить…

Он уверенно продолжил свой подъем по лестнице, лишь изредка обращая внимание на проходивших мимо эльфов. Вскоре он оказался в самом Ваэрдале, и, переведя дыхание, чародей медленным шагом направился к торговой площади, внимательно осматриваясь вокруг.

Город лучезарных волн встречал своего гостя во всей полуденной красе – яркий солнечный свет озарял широкие улицы Ваэрдаля, проникая в каждое окно домов, мимо которых шел чародей. И, чем ближе он подходил к площади, тем больше эльфов оказывалось на его пути – стараясь их обходить, Каспар все равно ловил на себе их недобрые взгляды, придирчиво изучавшие его и, казалось бы, безотрывно следившими за каждым его движением.

– Если бы у меня только был капюшон… – еле слышно пробурчал он, мельком взглянув на свою рапиру, беспечно болтавшуюся на его поясе, – Скорее бы попасть во дворец…

Однако от этой цели Каспара отделяла одна покупка, ради которой он и решил пробираться через толпу жителей Ваэрдаля. И он, наконец добравшись до нужной ему лавки, облегченно выдохнул и заинтересовано взглянул на магические товары. Его пытливый взгляд искал толченый черный жемчуг, необходимый для рапиры, но в лавке его не оказалось. Но когда чародей хотел уже уйти, как к нему обратился купец, ненавязчиво наблюдавший за ним все это время.

– Я представил здесь не все товары, мастер, – заметил он и достал из-под лавки небольшой ящик, – Быть может, здесь найдется то, что вы ищете…

Каспар слегка улыбнулся и, увидев маленькую баночку с мелкими черными кристаллами внутри, уверенно указал на неё.

– То, что я искал, – он достал свой кошель, – Сколько с меня?

Эльф осторожно взял в руки указанную чародеем баночку и, отложив ящик обратно под лавку, попросил его подойти чуть ближе. Каспар, удивленно приподняв бровь, выполнил желание купца, и тот, тревожно оглядевшись вокруг, уверенно произнёс:

– Вы уже заплатили ее, когда пришли сюда… – он протянул ему жемчуг и отрицательно покачал головой, когда чародей попытался оплатить его, – Смерть Луноликого – лишь начало. Доделайте начатое, прошу вас…

Вдруг из толпы показалось несколько стражей, и Каспар, быстро спрятав кошель и подарок купца, благодарно склонил голову. И, едва он собрался отойти от лавки, как услышал уверенный голос одного из них:

– Atafaelu mae hyn yn un, foneddigion!

Чародей вздрогнул и опустил ладонь на рукоять рапиры, но страж прошел мимо него, словно не заметив его вовсе, и скрутил руки купцу. Он не оказывал сопротивление – лишь легкая слеза покатилась по его щеке, и Каспар, тяжело выдохнув, остановил стража:

– В чем его вина?

– Гостей Ваэрдаля это никак не касается, – ломано произнёс эльфийский солдат, – Попрошу вас покинуть это место…

Каспар опустил взгляд на купца, и тот молчаливо кивнул. Стиснув зубы, чародей отошел от лавки и поспешил покинуть торговую площадь. Он шел, почти расталкивая эльфов, и, лишь зайдя в ближайший переулок, задумчиво достал баночку жемчуга из своей походной сумки. Его сердце бешено колотилось, и он, медленно переворачивая подарок купца, тяжело выдохнул и с горькой усмешкой прошептал:

– Лишь бы переговоры прошли спокойно…

Спрятав жемчуг обратно, он вышел из переулка и, оглядевшись вокруг, заметил вдали капитолий Ваэрдаля. Он был также прекрасен, как и на гравюрах знаменитых художников, где Каспар впервые увидел этот шедевр эльфийской архитектуры – он возвышался над всем городом, демонстрируя всем гостям города изящные статуи-колонны, поддерживающие огромный купол капитолия. От него Каспара отделяла главная улица, и, чем меньше домов оставалось ему пройти, тем больше мелких и метких деталей он мог разглядеть в этом величественном творении эльфов.

Он знал, что капитолий Ваэрдаля располагался прямо в центре города и стоял на двадцати четырех статуях, некоторые из которых было невозможно разглядеть с торговой площади. А подняв голову выше, чародей увидел, как высокий купол завершался высоким шпилем, на вершине которого стоял древний медный колокол, весь покрытый слоем грязно-зеленой корочки.

Слегка усмехнувшись, он остановился у высоких ступеней, ведущих к главным воротам в капитолий, и задумчиво посмотрел по сторонам. Некоторые жители города расслабленно прогуливались по улице, но Каспар, разглядев через несколько домов трех эльфийских стражей, быстрым шагом направился к капитолию.

Добравшись до его ворот, чародей тяжело выдохнул и, поправив ножны рапиры, несколько раз постучал в дверь. Через мгновение она слегка приоткрылась, и Каспар увидел юного слугу, безмолвно пригласившего его внутрь.

– Я ищу мастера Иргасила, – уверенно произнёс чародей, – Отведешь меня к нему?

Юноша молча кивнул и, закрыв за гостем ворота, неторопливо повел его в основной зал капитолия. Каспар шел вслед за ним, удивляясь изящности и мощи внутренних колонн, озаренных переливавшимся светом из витражных круглых окон. И, наконец поднявшись в основной зал, он увидел несколько эльфов, сидевших за столом. Увлеченные разговором, сути которого Каспар не успел разобрать, они не сразу заметили его – и, лишь отпустив молчаливого слугу, чародей заставил их прерваться.

– Приветствую вас, – уверенно начал он, почти подойдя к советникам капитолия, – Я хочу поговорить с мастером Иргасилом.

– Он прямо перед вами, – сразу же ответил эльф, сидевший во главе стола, – Чем я могу быть вам полезен прямо сейчас, во время нашего совещания?

Каспар слегка улыбнулся и непринужденным взглядом окинул своего молодого собеседника. Заметив явное недовольство в его голосе, чародей склонил голову и миролюбиво заметил:

– Прошу меня простить. Надеюсь, что вы решаете проблему по устранению инцидентов, подобных Кэнвилу…

Мастер Иргасил побледнел и, стиснув зубы, резко поднялся из-за стола.

– Еще одно слово, чужак, – несдержанно произнес он, и чародей невольно заметил, как прядь светлых волос упала на лицо его собеседника, – Еще слово, и я буду вынужден вызвать стражу!

– Почему? – искренне усмехнулся чародей, ловя на себе возмущенные взгляды советников Иргасила, – Я отдал вашей родине больше пяти лет, и потому могу принимать…

Однако Каспар резко замолчал. Резкая мысль, рожденная в пылу спора, открыла ему глаза на происходящее в Ваэрдале. И он, понимая, что терять уже совсем нечего, опередил главу капитолия и с легким смешком прибавил:

– Хотя если ваши подданные не участвуют в судьбе родного королевства, то как могу этого просить я…

И чародей попал в самую точку – советники в один голос взвыли о его вопиющем поведении, и мастер Иргасил, не пытаясь сдерживать злость, окликнул слугу. Юноша явился незамедлительно, но, едва его хозяин успел выкрикнуть приказ, как Каспар, встретив его напуганный взгляд, отрицательно покачал головой и произнёс:

– Они держат тебя тут за собаку, да?

Эльф остановился и показал рукой на горло. И, несмотря на уже истошно кричащего Иргасила, Каспар попросил слугу подойти к нему. Но тот лишь покачал головой и беспомощно открыл свой рот. Чародей почувствовал, как по его телу пробежали мурашки – у юноши не было языка.

В этот момент Иргасил, теряя последние крупицы своего терпения, метнул в слугу книгой, первой попавшей ему под горячую руку. Юноша инстинктивно дернулся в сторону, но Каспар непринужденно поймал брошенный предмет и, встретив удивление на лицах советников капитолия, задумчиво опустил взгляд на обложку книги.

– «Elvish gyfraith», – с усмешкой произнес он, и бережно положив книгу на стол, обратился к слуге Иргасила, – Закрой ворота. Я буду учить твоих хозяев манерам…

Увидев в глазах гостя непреодолимую решимость, юноша быстро кивнул и побежал вниз, а чародей, слегка усмехнувшись, обнажил рапиру. Со звоном покинув ножны, она проворно описала лезвием полукруг и, резко остановившись, оказалась обращена Каспаром на горло ближайшего советника.

– Мастер Иргасил, я прошу вас о личной аудиенции с Мириамом. Он уже ждет вас в Кэнвиле…

Эльф презрительно усмехнулся.

– А что будет, если я не захочу пойти с вами? – он скептически сложил пальцы домиком, – Вы перережете мне глотку также, как и моему собрату? Родину которого не предавали все эти годы?

– Нет, – расслаблено пожал плечами Каспар и, к удивлению собеседника, отвел лезвие рапиры от горла своей жертвы, – Я просто…

Однако он не успел договорить – ближайший советник, получив молчаливый сигнал от Иргасила действовать, резко оттолкнул чародея. С трудом сохранив равновесие, Каспар отскочил на шаг и выкрикнул:

– Cadal!

И эльф, едва успев подняться со стула, бессильно распластался на нем, поддавшись магическому сну, мгновенно парализовавшему его тело и сознание. Увидев это, глава капитолия испуганно вскричал:

– Убийца, убийца!

И в это мгновение раздался грохот раскрывающихся ворот. Каспар удивленно обернулся, но понял свою ошибку – сложившаяся заминка позволила эльфам покинуть свои места и обнажить кривые кинжалы. Чародей мысленно пересчитал их всех – одного советника, помимо спящего, недоставало в медленно надвигавшейся к нему толпе.

Он начал пятиться к выходу и, мельком обратив внимание на ворота, увидел лежащего у них слугу, залитым собственной кровью. Чародей злобно выругался и, сделав резкий шаг вперед, прокричал:

– Смерти невинных забавят тебя, Иргасил? Скажи мне!

– А кто сказал, что это дело моих рук? – с мерзкой ухмылкой заметил он, чуть показавшись из-за плеч своих советников, – Его убил ты. Затем начал угрожать нам, и мы позвали стражу. А, вот и она…

Однако помимо грохота приближавшихся шагов стражи чародей услышал звук открывшегося портала и, взглянув через эльфов, не поверил своим глазам. Из воронки вышел Грегор и, встретившись взглядом с чародеем, услышал его крик:

– Иргасил – ближайший к тебе!

Советники удивленно обернулись, но было уже поздно – наёмник, осознав всю ситуацию, быстро очертил в воздухе знак Керд и направил его на главу капитолия. Белая пелена окутала голову Иргасила, и он медленно опал на пол, а Грегор тем временем вынул свой клинок из ножен и дал волю своему гневу. Меч мгновенно загорелся пламенем Силы, и его владелец, увидев страх в глазах своих врагов, со скверной усмешкой начал свое наступление.

Но, едва он успел сделать несколько шагов, как в капитолий ворвались несколько городских стражей. Увидев двух незнакомцев, они сразу же обнажили свои луки, свободно висевшие на их плечах, и направили на них свои стрелы. Грегор напряженно выдохнул, наблюдая за своим другом, и выкрикнул:

– Мы сдаемся! Прошу, не стреляйте!

Чародей испуганно взглянул на него, но наёмник лишь покачал головой и медленно направился к страже. Обойдя советников, он увидел довольные усмешки на их лицах, но не подал виду – ведь они не могли знать все особенности его дара. И, когда до стражи оставалось всего пару шагов, Грегор отбросил клинок, заставив всех на мгновение поверить в искренность своих намерений.

Солдаты Ваэрдаля переглянулись собой, и один из них убрал свой лук и направился к наёмнику, желая его осмотреть. Но Грегор лишь слегка усмехнулся и, быстро наложив знак Дийон на своего друга, спрятался за приблизившимся к нему солдатом.

Послышался свист стрел, слетевших с тетивы – и Грегор почувствовал новый прилив Силы. Отбросив тело солдата, насквозь пробитыми стрелами своих собратьев, наёмник позволил огню захватить его тело. Городские стражи на мгновение опешили, и Грегор не стал медлить – призвав в руки два огненных клинка, он уверенно подскочил к ближайшему эльфу и, проворно перерезав ему горло, продолжил свой смертельный танец.

Каспар, отброшенный назад волной разбитой защиты знака, устало поднялся с пола капитолия и ужаснулся. Перед ним лежали несколько мертвых стражей, из доспехов которых шел слабый дымок. И рядом с ними, слегка усмехнувшись, закрывал ворота Грегор.

– Вам это понравится, господа, – произнёс он со злой иронией в голосе, обернувшись к остолбеневшим от ужаса советникам Иргасила.

Чародей осторожно поднялся на ноги, и наёмник, встретившись с ним взглядом, облегченно выдохнул. Сила начала постепенно слабеть в нем, и он, подхватив свой отброшенный клинок, не раздумывая направился к Иргасилу. Эльфы испуганно расступились при виде разгневанного Грегора, и почти одновременно отбросили свои кинжалы.

Однако он, медленно приближаясь к ним, недовольно покачал головой.

– Вы напали на моего друга, выродки, – сквозь зубы процедил он и, сплюнув себе под ноги, перехватил клинок поудобнее, – А теперь просите о милости?

– Мы… – пролепетал один из советников, пряча взгляд, – Мы отдадим вам Иргасила. Только не убивайте, прошу вас!

В этот момент к наёмнику подошел Каспар и, положив руку на плечо своего друга, успокаивающе посмотрел ему в глаза. Однако Грегор, понимая безмолвный призыв чародея, тихо произнёс:

– Вы предали своего мастера, чтобы выжить. У вас был выбор, но вы решили спасти себя… – он чувствовал, как кровь вновь начинала бурлить в его жилах, – Теперь я все больше уверен в своем решении…

Он резко двинулся на толпу, прокручивая в воздухе клинок. Советники капитолия кинулись к своим кинжалам, но не и успели опомниться, как вскоре оказались жертвами проворной стали – Грегор молниеносно переходил от одного эльфа к другому, методично и безжалостно уничтожая их меткими ударами.

Не прошло и нескольких мгновений, как наёмник остановился и с легкой усмешкой окинул труды своей работы. Зал был залит эльфийской кровью, и Грегор, встретив недовольный взгляд чародея, проворно спрятал клинок в ножны и произнес:

– Нам нужен был Иргасил, верно? – он подошел к его нему, безмолвно лежавшему все это время, и легким пинком разбудил его, – Открывай портал в Кэнвил…

Каспар выкрикнул нужное заклинание, спрятав рапиру в ножны, а глава капитолия, открыв затуманенные глаза, осторожно поднялся с пола. Грегор помог ему встать, и, встретив его взгляд, с усмешкой заметил:

– Не думал, что нам придется так упорно тебя уговаривать…

Подхватив его под руку, наёмник уверенно повел Иргасила к порталу, и вскоре они, увидев молчаливый кивок Каспара, исчезли из капитолия. Чародей же несколько задержался – подойдя к столу, за которым еще недавно велись мирные переговоры, он взял брошенную Иргасилом книгу и, спрятав ее в свою сумку, поспешил в портал. Воронка поглотила его и с треском закрылась за его спиной, тем самым ознаменовав конец его задания.

* * *

Грегор вышел из портала в основном зале Ратуши. Увидев занятых беседой Мириама и Эрондила, он медленно направился к ним, введя рядом с собой Иргасила. И, когда сенатор наконец обратил внимание на него и нового гостя, залитого кровью своих собратьев, он удивлённо спросил:

– А где же Каспар?

И в этот момент портал медленно покинул чародей. Увидев разломанную скамью рядом с собой, он устало покачал головой и, переведя взгляд на испуганного Мириама, произнёс:

– С мастером Иргасилом возникли трудности…

– Причем огромные, – подхватил Грегор, усаживая эльфа на скамью напротив Мириама, – Но, ближайшие пару часов он точно будет не опасен…

Старик, увидев затуманенный взгляд своего гостя, понимающе кивнул. Переглянувшись с Эрондилом, он попросил Грегора и Каспара вызвать одного из людских военачальников, проводивших свое время вместе со своими солдатами на поляне близ Ратуши.

И они поспешили исполнить его пожелание. Выйдя во двор, наёмник облегченно выдохнул, чувствуя, как последняя крупица Силы наконец покинула его. А чародей, осторожно похлопав друга по плечу, с легкой улыбкой произнёс:

– Спасибо тебе. Без тебя было бы тяжко… Но как ты меня вообще нашел?

Грегор удивленно взглянул на него, и, улыбнувшись ему в ответ, иронично заметил:

– Долгая история… Расскажу, как закончим со всем этим. А пока, – он задумчиво посмотрел на поляну, выискивая взглядом нужных им людей, – Пока пойдем искать Сарема или Крофорда…

Чародей одобрительно кивнул и отправился вслед за наёмником. И каждый из них, занятый своими мыслями, надеялся поскорее устроить нужное Мириаму собрание – но для него как раз недоставало советника, который должен был привести Гелар…

Глава 6

Выйдя из портала в сопровождении Анарис, Гелар внимательно осмотрелся вокруг и выругался. Мнением большинства из совета Мириама ему был выбран город, в котором он был всего несколько часов назад.

Чародей перенес его в Каддерил – и город тысячи огней встретил своего гостя вновь не столь радужно, как хотелось бы самому Гелару. Оказавшись в небольшом проулке, из которого была видна торговая площадь города, парень увидел усиленные патрули стражей, осматривавших каждое подозрительное место в поисках убийцы городского жителя.

И, когда Анарис хотела выйти из укрытия, Гелар осторожно остановил ее, схватив за руку, и тихо произнёс:

– Иди за мной. Я потом все объясню…

Девушка с удивлением взглянула на него, но, увидев настороженный взгляд своего спутника, молча последовала за ним. Гелар направился во дворец, в котором еще с раннего утра проводились переговоры, но выбрал неочевидный путь для стражей Каддерила. Проходя через опустевшие переулки, он вышел к одной из главных улиц и, настороженно осмотревшись вокруг, оглянулся в поисках Анарис.

Однако она шла рядом с ним, не отставая ни на шаг, и Гелар, встретившись с ней взглядом, тихо произнёс:

– Нам надо забраться повыше. Отсюда не видно даже крыши дворца…

– Мы можем выйти к нему через главные улицы, – резонно заметила Анарис, – Даже зная тебя, я не уверена, что стража ищет именно нас…

Гелар покачал головой и, окинув легким взглядом улицу, свободную от стражей, кратко рассказал своей спутнице об утреннем инциденте. Дослушав его до конца, Анарис выругалась и, тяжело вздохнув, прибавила:

– Раз они знают, как ты выглядишь, то нам и вправду не стоит соваться к ним. Но в переулках чужого города мы можем петлять хоть бесконечность…

И тут Гелар, увидев нескольких эльфийских солдат вдали, достал амулет своего наставника и слегка усмехнулся. Сжав его в своей ладони и подумав о дворце, парень призвал черную воронку, раскрывшуюся прямо за спиной Анарис. Девушка испуганно отскочила от нее, и парень, подхватив ее, с улыбкой заметил:

– Она перенесет нас прямо к дворцу. И надеюсь, что нас там все еще ждут…

И, решительно взяв ее за руку, Гелар вошел в портал. Не прошло и мгновения, как он перенес их в указанное им место, и Анарис, едва ступив на каменную брусчатку, зачарованно остановилась, глядя на эльфийский дворец. Однако парень поторопил ее и, мельком обратив внимание на закрытое окно на втором этаже, слегка усмехнулся.

Поднявшись по каменным ступеням, Гелар быстро накинул капюшон и постучал в закрытые ворота дворца. Однако ответа не было – и, лишь постучав повторно, он наконец услышал неторопливо приближавшиеся шаги. Тем временем Анарис, встав рядом с ним, опустила руку на кинжал, но парень лишь молча покачал головой.

В этот момент ворота дворца открылись, и когда из-за них показался испуганный эльф, и Гелар, окинув его легким взглядом, тихо произнёс:

– Мастер Сарлион здесь?

– Никого здесь нет! – воскликнул слуга, – Уходите!

Он поспешил закрыть дворец, но Гелар, непринужденно схватившись за открытую створку ворот, отогнул полу своего плаща. Лакей с удивлением уставился на лезвие косы, закрепленное на поясе незнакомца, и в следующее мгновение вспомнил, что рассказывали ему очевидцы утреннего убийства.

– Я… Я вызову стражу, – пролепетал он, заикаясь, – Одумайтесь, прошу вас…

Гелар слегка усмехнулся.

– Мне лишь нужно знать, где находится Сарлион. Только и всего, – эльф попятился, когда парень расправил свой плащ, – Не искать же нам его по всему городу?

Слуга нервно сглотнул и, ненадолго задумавшись, тихо произнёс:

– Мне нужно знать ваши истинные причины визита к мастеру. Может, вы убьете его? А я никак не могу на это пойти…

– Все зависит от обстоятельств, – пожал плечами Гелар и, встретив неодобрительный взгляд Анарис, прибавил – Мы хотим с ним поговорить. И как можно скорее…

Эльф внимательно взглянул в его глаза и, тяжело выдохнув, запустил Гелара и Анарис во внутренний зал дворца. Однако, сделав несколько шагов, он безмолвно указал на нескольких стражей, осматривавших место убийства. Встретив удивление на лице Гелара, слуга уверенно произнес:

– Они не слышали нас. Но, я прошу вас выслушать меня сейчас очень внимательно, – юный Жнец отрывисто кивнул, и эльф продолжил, – Мастер Сарлион будет ждать вас через час у городского фонтана. Что мне ему передать?

Гелар задумчиво отвел взгляд и, слегка улыбнувшись, произнёс:

– Передай ему, что мы волнуемся за судьбу этого королевства, – слуга понимающе кивнул, и парень продолжил, – А все остальное уже обговорим с ним на месте…

– Передам слово в слово, – заметил эльф, – И попробую его убедить прийти к вам, если он будет сомневаться. Только прошу вас сдержать свое обещание…

Гелар склонил голову и, сдержанно поблагодарив лакея, поспешил покинуть дворец. Анарис молча последовала за ним, и, едва они спустились к полупустой улице, уверенно произнесла:

– Мы можем подождать Сарлиона уже там. Как ты на это смотришь?

– Весьма положительно, – немного подумав, заметил Гелар, – Надеюсь, нам удастся не привлекать к себе внимание стражи. Не отставай…

И он, мельком осмотревшись по сторонам, начал спуск по главной улице Каддерила, который вел их прямо к городскому фонтану – гордости местных жителей. На удивление, им не встретилось ни одного стража, и юный Жнец, облегченно выдохнув, наконец привел Анарис на указанное слугой Сарлиона место.

Восхищенным взглядом осмотрев ровный мраморный бассейн с причудливым природным узором со обеих сторон фонтана, девушка перевела взгляд на большие цветки лотоса, выполненные из чистого золота. По ним, спускаясь с высоты ее роста под напором, неторопливо стекала вода, последовательно омывая каждый листочек и наконец попадая в сам бассейн.

Зачарованно наблюдая за этим, она не сразу увидела легкую улыбку Гелара. Скрестив руки, он сел на мрамор и, встретив ее удивленный взгляд, произнёс:

– Красиво. Жаль только, что мы на виду у всех…

Чувство тревоги никак не покидало его – настороженно провожая взглядом каждого проходящего мимо него эльфа, Гелар чувствовал, как терпение с каждой секундой покидало его. И, едва он решил размять свои затекшие ноги, как увидел вдали силуэт в длинной мантии. Указав на него Анарис, он устало заметил:

– Наконец-то. Надеюсь, что это именно он…

Вскоре Гелар смог разглядеть эльфа, уверенной походкой направлявшегося прямо к фонтану. Его острые скулы и властный взгляд, зорко смотревший вдаль, выдавали в нем советника Каддерила, и парень, помня об утреннем инциденте, наконец почувствовал постепенно нарастающее волнение.

Услышав его тяжелое дыхание, Анарис осторожно взяла его за руку и, ласково проведя по его щеке ладонью, тихо произнесла:

– Я с тобой. Все будет хорошо…

Гелар слегка улыбнулся и, собравшись с духом, обратил внимание на подошедшего к ним эльфа. Слегка склонив голову, парень учтиво спросил:

– Мастер Сарлион, я полагаю?

– Верно, – его голос, мелодичный и мягкий, еще больше успокоил Гелара, – А я, так полагаю, общаюсь с нашим утренним переговорщиком…

Парень настороженно взглянул на эльфа, но тот, лишь рассмеявшись, продолжил:

– Нам следует понимать всю важность сложившейся ситуации. И оказываемых на нас методах давления со стороны…

– Но неужели вы готовы продать свое королевство? – изумленно заметил Гелар, – Сторона Мириама показывает вам путь его сохранения, и…

Однако он не успел договорить – Сарлион взглядом остановил его, услышав приближавшиеся шаги стражи. Один из эльфов, еще издали заметив советника, подошел к нему и почтительно склонил голову.

– А yw popeth yn iawn, сwnselydd? – спросил он, внимательно взглянув на Гелара, отстраненно смотревшего в сторону дворца, – Y bore yn aflonydd, ac rydych yn cael eu hargymell…

– Hargymell, – грозно выделил Сарлион, – Ond yr wyf yn dal i fod o dan eich diogelu. Felly, rydym yn bendant yn cael dim byd i boeni amdan.

Страж понимающе кивнул и поспешил оставить вельможу наедине с его гостями. И, едва успел скрыться в толпе, как Гелар облегченно выдохнул и услышал уверенный голос советника Каддерила:

– Я согласен выслушать Мириама еще раз. Без моих склочных соратников, – он не сдержал горькой улыбки, – Не знаю, что нам делать в сложившейся ситуации…

– После увиденного в Кэнвиле я бы тоже не знала, как защититься от такой напасти, – заметила Анарис, недовольно нарушив долгое молчание, – В пылу битвы ты понимаешь и чувствуешь все совсем иначе…

Гелар с легким удивлением взглянул на нее, а мастер Сарлион, задумчиво кивнув, решительно произнёс:

– К чему вы клоните? Продолжайте…

И Анарис на мгновение замолчала, отдав предпочтение воспоминаниям о том злополучном дне для Кэнвила. Она старалась вспомнить каждую деталь, каждую мелочь, которая могла бы убедить или опровергнуть ее теорию – однако память подводила ее, и она внимательно взглянув на своего спутника, задумчиво произнесла:

– Откуда у фанатиков столько сил, чтобы суметь поставить на колени непокорный город и подчинить себе деятельность главных городов? – она взглянула на Сарлиона, – Вы сломлены третьей стороной, которой выгодны подобные настроения на этой земле…

Гелар, внимательно выслушав Анарис, с легкой улыбкой наблюдал за эмоциями советника Каддерила – его легкое восхищение почти в один момент сменилось на бессильную злобу от осознания всего сказанного. И он, отведя взгляд в сторону, тихо произнёс:

– Метко замечено. Но, если это так очевидно, то почему никто не может найти выход из этого? – Гелар увидел, как по лицу советника потекла слеза, – Иттербис никогда не был сломлен, а сейчас все идет только к этому…

– Для этого мы и хотели просить вас о встрече с Мириамом, – заметил парень и сжал в руке амулет своего наставника, – Мы отправимся в Кэнвил через портал…

Мастер Сарлион внимательным взглядом окинул своих собеседников и задумчиво осмотрелся по сторонам. Улицы все еще были оживлены, и где-то в неплотной толпе горожан виднелись острые шлемы стражей. Тяжело вздохнув, Сарлион произнёс:

– Если так, то не здесь. Пойдемте в переулок…

Гелар и Анарис, переглянувшись между собой, почти одновременно кивнули и последовали вслед за советником. Жители города расступались перед ним, едва встретившись с ним взглядом, и он уверенным шагом шел вперед, в ближайшее место, где должно было быть поменьше лишних глаз.

И вскоре, поднявшись по улице, ведущей к дворцу, он быстро свернул в переулок и обернулся к молчаливо следовавшим за ним гостям Каддерила. Осмотревшись по сторонам, парень сжал амулет Гролла, и за спиной мастера Сарлиона открылась черная воронка. Обернувшись к ней, он зачарованно осмотрел ее издалека и, с легкой усмешкой взглянув на Гелара, заметил:

– Надеюсь, Мириам ждет меня на той стороне портала…

– Я думаю, не только он один, – иронично заметил Гелар в ответ, – Прошу вас. Мы пойдем вслед за вами.

Сарлион понимающе кивнул и, дойдя до воронки, сделал робкий шаг в ее сторону и исчез во тьме. Следом за ним в портал вместе прошли Гелар и Анарис, взявшись за руки, и воронка закрылась, поглотив их и отправив в Кэнвил.

* * *

Незнакомец дошел до цели. Всего несколько минут пути отделяло его от Тионада – и он, скинув капюшон, задумчиво смотрел на его закрытые ворота. Восстановив дыхание, он тяжелым шагом направился к городу, надеясь наконец найти все ответы на интересовавшие вопросы.

Выйдя на главную дорогу, он услышал треск и топот копыт. Недалеко от него проехала повозка, и старик, умело управлявший своей лошадью, резко остановил ее. Незнакомец удивленно подошел к нему, и услышал его легкий, хриплый голос:

– Давненько в наших краях я не видал эльфа! – старик спустился с повозки, непринужденным взглядом окинув своего собеседника, – Путь в Тионад держишь?

– Именно, – эльф слегка улыбнулся, – Меня зовут Наирваль. И я ищу своих родных.

Старик добродушно рассмеялся.

– Что ж, тут ты немного ошибся с адресом, – встретив внимательный взгляд эльфа, он продолжил уже серьезно, – Но, я могу помочь тебе. Может быть, что-то знаю и сам или хотя бы довезу до города…

– Мне нужен Грегор, – не раздумывая произнёс Наирваль, – Вроде бы, он человек – и значит, я все-таки на верном пути.

Его собеседник задумчиво покрутил усы и несколько задумался. Однако, вспомнив последние городские сплетни, он уверенно произнес:

– Так точно, я помню такого! Только он вчера уехал отсюда…

– Куда? – с легкой досадой заметил эльф, – Далеко отсюда?

Старик молчаливо кивнул и, запрыгнув в повозку, освободил место для своего знакомого. Эльф покачал головой и прибавил:

– Мне нужно срочно его найти. И если Грегора здесь нет, то я пойду дальше. Или прикуплю хотя бы коня, но все равно…

– Остынь, – успокаивающе отрезал старик и вновь указал ему на повозку, – Ты на ногах не стоишь. Посидишь в трактире и продолжишь поиски. А сейчас садись и не ёрничай.

Эльф на мгновение задумался и прислушался к его словам. Удобно усевшись рядом со своим собеседником, он отстраненно посмотрел вдаль и замолчал. Он отчаянно пытался спрятать свою тревогу и, взяв себя в руки, тяжело выдохнул. И это не прошло незамеченным – старик, уставший от молчания, остановил лошадь у поста стражи и, переговорив с одним из дозорных, резонно заметил:

– Немного меда исправит твою усталость, уверяю тебя. Будешь как новенький – и все у тебя пойдет лучше не куда…

Наирваль удивленно взглянул на него и легким кивком поблагодарил его. Они вместе слезли с повозки, и, пройдя осмотр стражи, эльф задумчиво произнёс:

– Спасибо за помощь. И хороший совет. Надеюсь, что еще увидимся…

Ворота Тионада открылись, и он поспешил внутрь, еле передвигая ногами. Усталость пагубно сказалась на нем – и Наирваль, сделав несколько шагов, запнулся. Однако страж, проходивший мимо, успел подхватить его и помог подняться. Эльф благодарно склонил голову и услышал спокойный голос:

– Трактир через пару улиц отсюда. Если не найдете, я могу вас сопроводить.

– Не нужно, – искренно заметил Наирваль, – Удивляюсь дружелюбию вашего народа…

Страж слегка улыбнулся ему в ответ и отправился на дальнейший дневной обход, а эльф, борясь с почти мгновенно наступавшим на него сном, пошел искать трактир. Следуя советам стража, он вскоре нашел нужное место – и, тяжело переступив через порог, подошел к удивленному трактирщику, уже успевшему оглядеть его с головы до ног.

– Приятно видеть вас в нашем городе, – дружелюбно заметил он, – У нас как раз есть одна комната…

Наирваль понимающе кивнул и, отстегнув небольшой кошель, передал его трактирщику.

– Мне нужно поспать и поужинать, – произнес он уставшим голосом, – Сами не будите, хорошо?

Его собеседник одобрительно кивнул и, приняв плату, проводил эльфа до его комнаты. Оставив его у двери, трактирщик поспешил спуститься вниз, оставив гостя наедине с собой. И, стоило ему пройти к своей кровати и устало присесть на кровать, как почувствовал странное шуршание в одном из карманов своего одеяния.

Выругавшись, Наирваль медленно достал из кармана небольшой хрустальный шар и, потерев его, вызвал проекцию своего собрата. Силуэт недовольным взглядом смерил эльфа и резко заметил:

– Что ты делаешь в человеческом городе?

– Ищу своих родных, – мгновенно парировал Наирваль, – А вообще собирался прилечь. Всю ночь шел до этого города…

Его собеседник презрительно фыркнул.

– Как всегда – занимаешься не тем, что нужно… – Наирваль устало отвел взгляд, стараясь скрыть свою злость, – Вечером открою тебе портал домой. Есть важное дело…

– А как уж иначе, – не выдержал эльф, – Где мне ждать твоего портала? Откроешь посреди города, чтобы привлечь внимание?

– Нет, почему? Теряешь хватку, дружище, – силуэт криво усмехнулся, – Открою его здесь. Придешь в себя и приходи. А нет – портал тебя непременно разбудит…

Наирваль понимающе кивнул и повторно потер шар, желая избавиться от навязчивой проекции его знакомого чародея. Силуэт исчез, и он, устало спрятав артефакт обратно, неторопливо разделся и распластался на кровати.

Однако сон не сразу пришел к нему – несколько раз перевернувшись в постели, он усталым взглядом уставился на слегка приоткрытое окно и задумался о том, какое дело ждало его на родине.

– Зачем я им? Разве у меня не может быть своих дел? – сквозь сон прошептал он и крепче обнял соломенную подушку, – Решу эту проблему и уйду в отставку…

С этими мыслями, обдуваемый свежим ветерком, он наконец уснул, даже и не подозревая о том, насколько его планы смогут сбыться…

Глава 7

Гелар и Анарис вышли из портала прямо у ворот Ратуши. В нескольких шагах от них стоял мастер Сарлион и задумчиво смотрел на поляну. Его взгляд внимательно проходил через войско, и он пытался примерно подсчитать, сколько воинов пришли на защиту Мириама. И, когда Гелар осторожно подошел к нему, эльф с таинственной улыбкой произнёс:

– Он основательно подготовился…

Анарис непонимающе взглянула на своего спутника, но он, лишь пожав плечами, предложил Сарлиону пройти в Ратушу. Он задумчиво кивнул и последовал вслед за Геларом и Анарис, уже успевшей сообщить всем о их прибытии громким стуком в дверь. Слуга Мириама без промедления пропустил их в основной зал, где уже сидели уставшие Грегор и Каспар в компании приведенных ими советников из городов королевства Иттербис.

Иргасил по-прежнему спал, одурманенный действием знака наёмника, а Эрондил окончательно заболтал Мириама, вспоминая различные истории с тех времен, до которых человеческому веку тяжело дотянуться. И в этот момент Гелар вошел к ним, ведя за собой советника Каддерила. С удивлением осмотревшись вокруг, Сарлион слегка склонил голову, приветствуя всех присутствующих в Ратуше, и подсел к Мириаму.

– Ты желал всех нас видеть, – задумчиво протянул он, – И всем нам тоже нужно многое с тобой обсудить… Мы уже не знаем, кому доверять…

– Никому, – уверенно произнес Мириам, – Кроме самих себя и негласной клятве своей родине. Ведь мы вступали на путь городского управления ради правды в наших землях…

Иргасил застонал, и сенатор, обратив внимание на него, попросил Грегора развеять его сон. Наёмник одобрительно кивнул и очертил рукой знак Ваальд. Легкая магическая волна, выпускаемая из его руки, окутала тело спящего советника, и он вскоре открыл глаза.

– Какого… Где я? – он подскочил со скамьи, но Грегор властно усадил его обратно, и он, смерив его презрительным взглядом, прибавил, – А тебя я помню…

– Мы тоже рады видеть тебя, Иргасил, – с легкой улыбкой заметил Мириам, – Итак, если уж мы все в сборе, то предлагаю начать переговоры.

Гелар и Анарис прошли на задние скамьи к Грегору и Каспару, и чародей, приветственно кивнув юному Жнецу, оправил край своей робы, на которую он чуть не успел сесть. Тем временем Мириам, послав слугу за военачальниками всех войск, пришедших ему на помощь, попросил советников эльфийских городов сесть рядом с Иргасилом. И, как только его просьба была удовлетворена, он подошел к трибуне и, откашлявшись, начал:

– Я решил собрать всех вас здесь ради общей цели, – он призывно оглядел присутствующих, стараясь наладить с ними зрительный контакт, – Ради той цели, о которой мы все забыли в пылу своих страхов.

– И о которых вы все от нас умалчивали, – подытожил Грегор, сложив руки на груди, – Ведь мы все понимаем, что такой сильный орден не может существовать без поддержки со стороны…

Наступило молчание – слова наёмника зацепили эльфийских советников, и Эрондил, тяжело выдохнув, решительно поднялся со своего места и подошел к Мириаму. Сенатор собирался освободить ему трибуну, но он лишь покачал головой и, обернувшись лицом к своим слушателям, произнёс:

– Вы абсолютно правы. Мы все находимся под общим гнетом, о котором людская половина присутствующих даже не подозревает…

Гелар наклонился к Анарис, внимательно наблюдавшей за происходящим, и с усмешкой прошептал:

– Как интересно – почему они считают нас за людей? – девушка с прищуром взглянула на него, и он, смутившись, прибавил, – После того, что мы творили здесь несколько дней назад…

А тем временем Эрондил, попросив стакан воды, уже успел промочить горло и, хрипло откашлявшись, продолжал:

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.