книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Тимур Касымов

Заглядывающий

Не просто было решиться Ричарду и Элис – шестнадцатилетним подросткам, – на этот шаг. Страшно, непривычно и жутко. Они чувствовали себя – каждый в разной степени, – словно маленькие рыбки, отбившиеся от огромного косяка – поплывшие туда, куда плавать не положено, залезшие в место, от которого шарахаются все, кого они знают.

Ричард был спортивным – достаточно крепким для своего возраста, – парнем с коротко стриженными тёмно-русыми волосами, Элис длинноволосой худенькой брюнеткой. Ростом природа не обделила обоих.

– Может ещё не поздно отказаться, Дик? – шепнула Элис.

– Ты что? Они всё про меня знают, – ответил так же тихо её друг. – Теперь до конца.

Парень с девушкой шли по плохо освещённому коридору за высоким, широкоплечим мужчиной в капюшоне. Изба (именно так назвала её Элис), к которой их привезли после часа катания с завязанными глазами, была лишь декорацией, маскировкой. Маскировкой для небольшого подземного мира.

«Далеко от Чикаго мы не отъехали» – думал Дик.

Он боялся. Тайный орден, который он нашёл в глубинах даркнета, заявлял, что владеет сильной магией отмщения. Его адепты обещали помочь всем несправедливо обиженным. Быть чистыми и невинными самим – единственное, что требовалось от последних.

*****

Месяц назад Ричард ни за что не связался бы с такими непонятными и странными людьми. Тогда его жизнь была наполнена счастьем и любовью. Семья, любимая девушка Кэтрин, лучшие друзья Элис, Боб и Джей… Последние двое недавно уехали в Голливуд и не выходили на связь – поэтому Дик и отправился в орден только с Элис.

Страшная трагедия разрушила идиллию и скомкала сказочную жизнь, как бумажку… Кэтрин нашли зверски убитой. Перед смертью она была изнасилована. Над ней издевались, её мучали…

За несколько часов до трагедии любимая звонила Ричарду.

– Дик, они увозят меня. Джон…

– Дай сюда, корова, – перебил её грубый голос Джона.

Конечно же, Ричард узнал этот ненавистный голос. Ненавистный не только ему. Весь район ненавидел и боялся этого наглого двадцатилетнего мажора, которому всё сходило с рук. Несколько раз он сбивал людей на своих крутых тачках. Стрелял в бомжей, чужих собак. После особенно громких случаев Джон уезжал на некоторое время из Чикаго, а потом возвращался и продолжал беспредельничать. Девушек он домогался, «чихая» на любой статус: жена, мать, невеста, несовершеннолетняя.

Здоровый – стероиды и железо сделали из него просто монстра, – дерзкий и жестокий богач «купил» себе таких же безжалостных и перекачанных хулиганов-друзей. С обеда до рассвета гоняли они по городу, беспокоя жителей и швыряя деньгами.

А денег было много. Отец Джона – Карл, – десятый год подряд возглавлял список самых богатых людей Чикаго. Мэр, шефы всех силовых структур и другие известные люди города часто собирались у него дома. Не мудрено, что никто не трогал его испорченного отпрыска.

За Кэтрин Джон стал ухлёстывать ещё три месяца назад. Высокая, спортивная блондинка с длинными волнистыми волосами – одна из первых красавиц в своей школе, – покорила его с первого взгляда.

Девушка ясно давала понять богачу, что он ей не интересен. Она объясняла, что у неё есть любимый человек, что она счастлива в отношениях. Тому было наплевать.

Ричард пытался поговорить с ним, но подлец только рассмеялся ему в лицо:

– Что она теряет с таким червяком? Сделай ей одолжение – исчезни! Или тебе помочь?

Тогда возлюбленный Кэтрин и задумался первый раз о том, как он может избавить мир от этого ублюдка.

Полтора месяца Джон не показывался. Уехал из города, занимался важными делами, заболел… Не важно – главное, что отстал.

Звонок от любимой шарахнул громом среди ясного неба…

Дик действовал быстро. Вызвал полицию, собрал добровольцев для поисков. Его друзья и знакомые со школы осадили ворота особняка Джона с плакатами. «Верните нашу подругу!», «Нелюди, верните Кэтрин!», «Мы дойдём до президента!» – гласили надписи на них. Всё тщетно. Через три дня в лесу обнаружили труп…

Несмотря на показания Ричарда, на прямые его указания на виновного, полиция не спешила брать последнего в разработку.

– На теле и вокруг полно следов, – сказал знакомый отца Элис, работающий в полиции. – Сперма, кровь, волосы, отпечатки, обувь. Но дело стоит. Даже в лабораторию ничего не сдавали.

Через неделю после убийства Дик сам попал в больницу. Джон прострелил ему ногу. Обезумевший от горя парень налетел на богача, когда тот вышел из машины на стоянке супермаркета.

– Убийца! Ты убил её! – кричал он в слезах.

Похожий на актёра «Скалу» – и лицом, и сложением, – друг Джона Рауль оттащил его, как собаку.

– Не надо было быть такой упрямой. Не упрямые – все живы, здоровы. Я их и не трогаю больше. Надоели, – осклабился убийца.

Благородная ярость придала Ричарду силы. Он отпихнул Рауля и побежал на скалившего зубы нелюдя. Последний достал свой золотой кольт и выстрелил ему в ногу.

– В следующий раз будет не в ногу. Лучше тебе забыть об этом, – сказал он.

*****

Мужчина в капюшоне привёл Ричарда с Элис в небольшую мрачную комнату. Повсюду висели жуткие картины непонятных существ, спиралей, фигур. Какой-то старец в чёрном балахоне сидел за мощным деревянным столом тёмно-коричневого цвета, курил сигару и раскладывал карточки. Большой тёмный шар стоял сбоку от него.

– Это Ричард, – сказал проводник.

– Аа, Ричард! И Элис, да? Приветствую! – старец дружелюбно улыбнулся.

– Здравствуйте! – вырвалось почти одновременно у друзей.

Проводник вышел и закрыл за собой дверь.

– Присаживайтесь! Меня зовут Роланд!

Элис помогла всё ещё хромающему после прострела ноги Ричарду усесться на лавочку перед столом и села рядом.

– Это с вами я переписывался? – спросил парень.

– Неет, – махнул рукой Роланд. – Интернет Шминтернет! Молодые адепты этим занимаются. Как ты? Держишься?

– Последний месяц я не живу – я существую.

– Понимаю. У меня тоже были утраты в жизни.

– Ваших близких убивали, предварительно изнасиловав и помучив? – проговорил со слезами Ричард. – А потом их убийца лыбился вам в лицо и простреливал вам ногу?

– Нет, такого не было. Я сочувствую тебе, сынок. Твоя злость к этому…

– Джону, – подсказала Элис.

– К этому Джону по-настоящему сильна. Именно поэтому я сам взялся за это дело.

Роланд потушил сигару.

– Что вы знаете о Заглядывающем?

– Заглядывающем? Кто это? – не понял Дик.

Элис тоже первый раз слышала это имя. Она напрягла лицо, вспоминая что-то, но… но сразу бросила это бесполезное дело. Уверенность в том, что она ничего не вспомнит, что в её памяти нет ничего даже близко похожего, быстро демотивировала её.

– Это древний демон Мести, – начал просвещать их старец. – Племя Кинту, жившее когда-то на юге Африки, поклонялось ему. Вызывало его на своих врагов.

Роланд начал собирать карточки со стола.

– Потом они оборзели, – продолжил он. – Заглядывающий помогает только тому, кто хочет отомстить – и то, если злость на обидчика очень сильна, – а они начали вызывать его на всех подряд. Поэтому он свёл с ума всё племя, стёр их с лица Земли.

– А что он делает? – спросила Элис. – Как он мстит?

– Вызывает ужас, пронизывает душу.

– Справится ли он с Джоном? – усомнилась девушка. – Этот ублюдок ничего не боится.

– Оо! Таких он любит ещё больше, – улыбнулся старец. – Ему нравится ломать сильных плохих людей. Ты принёс что надо, Дик?

– Да.

Парень протянул фотографию и зажигалку Джона. Триста баксов заплатил он официантке, чтобы она спёрла именной «Зиппо» со стола мажора.

– Отлично, – Роланд потёр руки. – Попробуем. Ничего не обещаю. Заглядывающий сам решает, браться ему за жертву или нет. Если не получится, попробуем кого-нибудь попроще.

Он положил перед собой фотографию с зажигалкой, зажёг три свечи на столе, начертил между ними какие-то знаки, достал старую, толстую книгу и стал читать на непонятном языке.

Дик с Элис переглянулись. Всё это было похоже на шарлатанство.

Вдруг старец резко вытянул шею и уставился в потолок, его тело дрожало. Когда он снова посмотрел прямо перед собой, его глаза были черны.

Это уже не было похоже на шарлатанство.

Конвульсии Роланда продолжались около минуты, после чего он обессиленно упал на стол. Улыбка заиграла на его губах, когда он снова поднял голову. Глаза были в порядке.

– Ухх, – выдохнул старец. – Вот это демон. Цель ему понравилась – я был прав насчёт этого. Подумать только – первый вызов Заглядывающего нашим орденом… Да и, вообще, кем бы то ни было. Больше века он не посещал наш мир. Хотя попытки вызова были… Видать ваш Джон здорово его раззадорил.

– А почему вы захотели вызвать именно его? – спросил Ричард.

– Во-первых, потому что твой случай показался мне подходящим – твои злоба, месть и отвращение к цели… Это что-то. Я давно ждал такой концентрации этих чувств, чтоб вызвать его. Он ведь не интересовался ничем раньше, даже не отвечал на наши спиритические сеансы. А во-вторых, именно он расправится с твоим обидчиком самым страшным и мучительным методом.

– Каким? – не своим голосом спросила Элис…

*****

Джон мог бы быть хорошим человеком. Он не был больным, жаждущим крови и унижений людей – он просто был избалованным. Дурные примеры родителей – Карла и Джессики, – которые ни во что не ставили тех, кто не блистал богатством и успехом, которые могли ударить горничную, дворецкого и других своих работников за малейшую оплошность на глазах у сына, – сделали своё дело.

Уже к семи годам Джон чётко делил людей на две категории: высший ранг – с этими нужно было соблюдать правила этикета, быть культурным и вежливым, – и простых – а этих можно было оскорблять, бить и унижать. Даже убивать. В девять лет он узнал о том, что его отец убил «копающих» под него журналистов. Папаша с друзьями громко обсуждали это, не стесняясь маленького мальчишки, играющего в игровую приставку в соседней комнате.

Карл Дэвис – высокий, грузный мужчина с большой головой и массивной челюстью, – не был богатым с рождения. Он прошёл через много испытаний и лишений на своём пути вверх. Так получилось, что именно хитрость, дерзость и жестокость помогали ему добывать и сохранять. Именно хитрость, дерзость и жестокость привели его к богатству и власти. И поэтому именно их он почитал выше всего. Его не волновало, что многие из тех, с кем он играл в гольф, добились положения, полагаясь на другое – на ум, трудолюбие, терпение, дисциплину.

«У каждого свои помощники и учителя, – думал он. – Мои поставили меня выше всех этих умников. Значит мои самые лучшие»

Чикаго был в его руках. И чиновники, и криминалитет считались с ним, приходили за помощью, советом, благословением – то есть разрешением, – на какое-нибудь дело.

Джессику Карл встретил, уже имея солидный капитал и высокое положение в обществе. Она была на пятнадцать лет младше него и работала официанткой в одном элитном ресторане.

Многие осуждали её за то, что она вышла замуж за деньги, что она променяла молодость на жизнь во дворце со слугами. На самом деле это было не так. Она променяла молодость не на жизнь во дворце со слугами, она променяла молодость просто на жизнь. Карл не принял бы её отказ.

– Либо ты моя – либо ничья, – сделал он ей недвусмысленную угрозу, когда предложил выйти замуж за него.

Со временем бывшая официантка пропиталась жестокостью мужа, его хамским отношением к простым людям, стала злобной и высокомерной. Она возглавила элитный женский клуб, членами которого были самые богатые и влиятельные женщины в городе – некоторые из них – также, как и Джессика, – были такими благодаря своим мужьям.

Красивая – и лицом, и фигурой, – черноволосая предводительница женской элиты Чикаго была негласной «первой леди» этого города.

Маленький Джон рос, считая нормальными заведённый в семье порядок вещей и мировоззрение своих родителей. Как дети на ферме растут и видят, что животные нужны только для обеспечения человека продовольствием и одеждой – ещё чтобы подушки набивать перьями, – так и наш герой рос и видел, что простые люди нужны только для удовлетворения нужд людей высшего ранга.

В школе это мировоззрение ещё больше укрепилось. Учителя боялись ругать наглого и дерзкого мальчика. Одноклассники признали его лидерство после того, как Карл на глазах у всего класса обматерил начальника пожарной службы города – весьма, кстати, влиятельного чиновника, – сын которого разбил Джону губу.

– Вот это пахан! – воскликнул самый сильный мальчик в классе Майкл, когда Карл с учителем и бледным чиновником вышли в коридор.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.