книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Olga Greenwell

Ты для меня

Глава 1

Когда я впервые увидел ее, сразу понял, что мы ещё встретимся. В тот раз у меня не было возможности даже подойти к ней. Охрана, какой-то лощённый тип с лысым затылком, да и я был не один. Тощая Лорка сидела напротив, не переставая щебетать что-то о всяких ботоксах и имплантатах. Можно подумать, что нормальному мужику это интересно. Для нас самое главное, чтобы с бабой было весело, и чтобы от неё был толк в постели. Ну, по крайней мере, для меня это важно.

Я краем глаза поглядел на свою спутницу, сравнивая ее с этой красоткой там внизу, в VIP-зале. Ну нет, она даже ни в какое сравнение не идёт. Не только по внешности. Ну а про прикид я и не говорю. У той, внизу, какая-то особая стать. Порода. Интересно откуда? Вроде всех царей перебили ещё во время революции.

Лорка что-то спросила, потом дёрнула меня. Черт, я и в самом деле запал на эту незнакомку.

– Котик, ну ты чего? В облаках витаешь, что ли?

Ненавижу, когда меня называют всякими прозвищами. Кстати, а почему бы мне не спросить у своей подружки, что это за принцесса там внизу.

– Лор, а что это за кипиш? – кивнул на VIP-ложу.

Она прищурилась, вглядываясь. Вот тоже – вся в имплантатах, а линзы или хотя бы элементарные очки надеть не может.

– Ого, так это же сама Журавлиха! Охренееееть!

Я ждал, когда она наконец-то справится со своими эмоциями.

– Ну?

– Какая! Ну слушай!

– Да слушаю я, слушаю.

– Эвелина Журавлева. Ее отец то ли с золотом связан, то ли с брюликами.

– Не, ну ладно, а она-то кто?

– Ты че, Кит, ей не надо кем-то быть. Велька сама по себе. Папина и мамина дочка.

– Странно, никогда не слышал о ней.

Лорка пожала плечами, хмыкнула.

– Она только вернулась из Парижа. У них там дом. И не только там.

Интересно, откуда бабы все знают друг о друге? Из каких-то модных журналов, что ли? Может, мне тоже почитать что-нибудь подобное? Хорошо, что у меня на это нет времени.

Лорка продолжала трещать. Она уже забыла про Эвелину и начала перечислять каких-то других мажорок. Я тем временем, притворившись, что внимательно слушаю, продолжал разглядывать эту Эвелину. Ну и имечко же ей дали! Почему не просто там Таня, Оля, ну на худой конец Лена. Нет, сволочи богатые, знали, что дочка будет купаться в роскоши. Назвали Эвелиной.

Я до сих пор не могу понять, что в ней было особенного. У меня десятки таких, как она. Просто запал я на неё и все.

* * *

Приехав домой, я не стал включать свет и сразу прошёл на кухню. Поставил чайник. Я люблю пить чай перед сном. Почему-то мне это помогает засыпать. Привычка с самого детства. Пока вода закипала, я сидел у окна, уставившись в коричневое зимнее небо. Неба я правда и не замечал, потому что перед глазами стояло лицо Эвелины Журавлевой.

Блестящие чёрные волосы, огромные синие глаза с тёмными ресницами. Полные сочные губы. Одна мысль том, что она может делать этими губками, судорогой сводила мои чресла. И эта её точеная фигурка! Даже не сравнить с фигурой куклы Барби.

Давно, когда я ещё только окончил юрфак и работал помощником адвоката, у меня в голове носились разные идеи. Ещё не знал, что конкретно буду делать. Мой дед и отец были потомственными юристами. Дед был очень знаменит.

Помню, в детстве часто просил его рассказать про всякие громкие дела. Мне это было жуть как интересно. Дед знавал много именитых людей и, соответственно, всю их подноготную тоже. Все, что пишут о них в газетах и журналах, это только маленький кончик свиного хвостика. Да и вообще туфта. Рассказы профессора Светлова я впитывал как губка. Дед был адвокатом по гражданским делам. Соответственно через него проходили все скандалы по делению имущества, завещаниям, разводам и тому подобное. Мой отец пошёл по стопам деда, приобрёл известность, но лет пятнадцать назад свалил на дикий запад и так до сих пор продолжает там жить и работать. У него своя адвокатская контора. Раз в два-три года навещаю отца на его новой родине в городе Калгари, на западе Канады.

Я же, наслушавшись рассказов про лихие девяностые, решил стать адвокатом по криминальному праву. Положа руку на сердце, не знаю правильно ли поступил в своё время. Все-таки, проживая в нашей стране, учитывая менталитет и уровень коррупции, очень сложно оставаться честным человеком и при этом заработать приличные деньги.

Я выкручивался как мог, и пока у меня это получалось. Вывел свою формулу и метод. Благодаря моей наследственности и связям предков, в клиентах у меня недостатка не было, и я старался по мере возможности отказывать в заведомо гнилых делах. Ну как можно защищать человека, заранее зная, что он подонок? Конечно, все равно приходилось это делать, так как вся элита настолько прогнила, что я запросто мог остаться без работы. Иногда я жалел, что не стал доктором-гинекологом, как мой закадычный дружбан Архип. Кстати, очень выгодно иметь такого друга. Всех своих девиц я посылаю к нему. Провериться, подлечиться. На моей памяти была даже пара абортов.

Вздрогнув от пронзительного свиста, доносящегося из кухни, я бросился туда. Всегда, когда этот старый чайник издаёт такие звуки, кажется, что вот-вот у меня случится инфаркт, и в который раз обещаю себе приобрести нормальный, электрический. Проблема одна – этот старый со свистком принадлежал деду, и мне жалко с ним расстаться. Я сыпанул заварку и бросил сверху засушенные смородиновые листья. Глянул на часы. Черт, уже за полночь. Пить чай и спать. Позвоню своей маман завтра утром.

* * *

Проснулся с чугунной головой. Вроде и не пил вчера. Может быть, Лоркина болтовня так подействовала. А может… Я на секунду задумался, пытаясь вспомнить что-то из круговерти снов. Там был какой-то интересный сюжет.

Напялив тапки, побрел в ванную. Во, блин, это ж надо так зарасти за одну ночь. Хорошо, что сегодня выходной, можно расслабиться. Из-за того, что я адвокат и достаточно высокооплачиваемый, мне приходилось следить за своей внешностью с особой тщательностью. Аккуратная стрижка, укладка, дорогой парфюм. Ну и, само собой разумеется, фирменные шмотки.

Включил в душе воду. Может, хоть это принесёт облегчение.

Уже стоя под струями горячей воды, распаренный и окончательно проснувшийся, вспомнил наконец-то свой сон. Мне снилась эта Эвелина. Мы с ней двигались в медленном танце, ее глаза были совсем близко, прозрачные и голубые, как горные озера. Странно, вообще-то я вчера видел ее впервые и издалека. И с чего так зациклился на ней?

Я закрутил кран, вышел из кабины. Оглядел себя в большое зеркало. Голым я по-прежнему смотрюсь неплохо – брюшко ещё не появилось. Хотя надо в ближайшие дни выкроить время и навестить спортзал или поиграть в теннис. И заехать к маман в ее салон.

С этими мыслями я покинул ванную и сразу же обнаружил, что мой телефон захлебывается от звонков. О, дорогая мамуля. Вот так всегда – стоит о ней вспомнить, и она тут как тут.

– Ну с добрым утром, – проворчал я.

– С добрым ли, Никита?

Я промолчал. Вот откуда матери всегда всё знают про своих детей?

– Короче, давай дуй ко мне. Я тебя восстановлю. Заодно поболтаем.

* * *

Уже спустя двадцать минут я мчался на своём железном коне по улицам Москвы. Решил, что и позавтракаю у матери на работе. Она владела несколькими элитными спа-салонами в городе. В этот бизнес маман вложила половину от полученных при разводе с моим отцом денег. На оставшуюся сумму умудрилась приобрести себе квартиру на Кузнецком Мосту и коттедж в ближайшем Подмосковье. Этот коттедж я частенько использовал в своих любовных делах.

Мама встретила меня уже с чашкой горячего капучино, приготовленного специально для меня. Расцеловала, поморщилась, глядя на мою щетину.

– Кира, – она обратилась к одной из своих сотрудниц. – Мальчику нужно чуть подровнять волосы и убрать это безобразие с лица.

Поглядела на меня.

– Выглядишь ты неважно, Никит. Работы много?

– Нет, вчера засиделся допоздна в клубе.

– Ничего, сейчас тебя приведём в порядок. Массажик, масочку для лица…

Я посмотрел на часы.

– Мам, у меня нет столько времени, чтобы надолго расслабляться. К тому же я ещё не завтракал.

– Ой, – она схватилась за телефонную трубку, с намерением позвонить в ближайшее кафе и заказать там еду с доставкой.

Я только вздохнул.

Слава богу, Кира жестами приглашала меня пройти к ее креслу.

Пока девушка колдовала над моим внешним видом, я обдумывал одно дело. Молодой парень влип в неприятности с деньгами. Случай, казалось бы, выеденного яйца не стоил, но потом все жестко закрутилось. Именно так, как мне нравилось. Обожаю распутывать сложные дела, докапываться до сути и выстраивать такую линию защиты, чтобы уж точно никто не сломил. Кстати, этот парень был одним из бесплатных клиентов, которые у меня все-таки имеются. Деньги не всегда важны – репутация зачастую дороже.

В то время, как я решал как лучше провести защиту одного из своих клиентов, Кира освежила мою внешность. Она обычно молчит – знает, что я занят своими мыслями. Сняв с меня накидку, женщина улыбнулась.

– Ну вот, Никита Антонович, теперь вы свободны.

– Спасибо, – я удовлетворенно поглядел на себя в зеркало.

Увидел в нем отражение своей мамы, спешащей ко мне.

– Никитушка, массажик сначала или позавтракаешь?

– Массаж.

Мне нужно было дополнительное время, чтобы закончить продумывать дело этого парня.

Мама усмехнулась. Она слишком хорошо меня знала.

Глава 2

К черту все!

Хлопнула дверью и прислонилась к ней спиной. Горло сжималось от слез, которые я усиленно пыталась сдержать. Никогда не думала, что у моего отца может быть что-то серьёзное с этой надушенной квочкой. Теперь я понимаю, почему в последнее время он таскал меня на все эти светские приемы. Найти мне подходящего жениха! Ну не средневековье ли это?

Я оглядела свою комнату, белую, идеально убранную, такую похожую на кокон для гусеницы. Или для бабочки? Ах, как же хочется улететь отсюда! Не видеть зажратые физиономии всех этих снобов.

Я опустилась на пол, закрыла лицо руками.

Почему-то вспомнила свою маму. Даже не знаю, скучала я по ней или нет, но, наверное, мне все-таки ее не хватало. Я вообще ее не знаю, да и помню довольно смутно. Мне было лет семь, когда она бросила отца и меня. Я не совсем понимаю тех женщин, которые рожают детей, а потом бросают их на произвол судьбы. Таких я называю зайчихами.

Маме моей грех было жаловаться на что-либо. Знаю, отец ее очень любил и страдал, когда Галина, так её звали, ушла.

Помню ли я тот день? Помню ли свою мать? Смутно. Все воспоминания, как серая кинолента. Отрывками. Вот сижу и пилю гаммы на пианино. Болят кончики пальцев. Галина подходит, закрывает крышку, снимает меня со стула и несёт в спальню. Я плачу. Ненавижу пианино. А она грустно улыбается и вытирает слезы тёплыми ладонями с моего лица.

А вот лежит рядом со мной и при свете ночника читает мне сказку Ершова про конька-горбунка.

Ещё помню, как мы куда-то едем с ней в метро. Она немного нервничает, все время оглядывается и прижимает меня к себе. Она такая тёплая, и мне уютно и спокойно.

Вот и все, что мне осталось в наследство от этой женщины.

Ну все, все, нечего сопли и слюни размазывать. Надо действовать наперекор им всем! Хотели из меня сделать безответную скромницу? Нетушки. Я просто так не сдамся!

Так я думала, не мигая глядя в окно, за которым уже переливался оранжевым закатом московский вечер.

Вскочила с пола. Решение было принято.

Я открыла дверцы своего гардероба и вошла внутрь. Дизайнерская одежда от самых крутых кутюрье – скромные платья, брюки, юбки висели рядами, призывая мое тело облачиться в одну из этих вещей. Я прошла дальше, где находились любимые мной шмотки, которые так не одобрял папуля. Лайковая косуха, рваные джинсы, платья-коротышки.

Уже через полчаса я сидела перед зеркалом и наносила последние штрихи макияжа на своё лицо, одновременно заканчивая телефонной разговор с моей приятельницей Магдой.

Договорились, что она заедет за мной на новеньком «Гелендвагене» своего отца.

Последний раз бросила взгляд в зеркало на себя. Как всегда, хороша! Не понимаю, почему отец хочет выдать меня замуж за каких-то уродов, пусть и с деньгами? Неужели нет предела человеческой жадности?

В вестибюле наткнулась на нашу горничную. Увидев меня, она ахнула. Наверняка получила указание от отца – следить за каждым моим шагом. Я подмигнула ей и, открыв дверь, вышла на улицу.

Машина Магды уже стояла за углом. Подруга прекрасно знала, мне не поздоровится, если отец узнает, что я уехала с ней. В столице о Магде ходила слава крутой и отшибленной на всю голову стритрейсерши. Мне нравилось проводить с ней время. Особенно, когда я была зла на своего родителя, и мне хотелось ему досадить.

Магда завела двигатель, взвизгнули покрышки, и мы начали наше вечернее приключение.

Московские улицы яркими полосами проносились мимо. Подруга врубила на всю катушку стерео, открыла окно. Мои волосы били меня по лицу, попадая в рот, прилипая к ресницам. Мне было все равно. Замечательно! Адреналиновый кайф. Я покосилась на Магду. Лицо девушки словно светилось. Она жила этим. Вот оно счастье – полет во времени, ощущение свободы.

На секунду глянула на свой телефон. Пара пропущенных от отца. Ха-ха. Плевать.

Я откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.

Когда я пришла домой, было глубоко за полночь. В столовой горел свет. Отец? Я попыталась проскользнуть в свою комнату, но его жесткий голос остановил меня и заставил сжаться.

– Эвелина, сюда.

Резко выдохнула, расправила плечи, притворилась, что мне все по барабану. Отец стоял у камина. В одной руке он держал полупустой или наполовину наполненный стакан с виски. Остановившись в проеме дверей, я слегка склонила голову на бок.

– Где ты была?

– Гуляла.

– Разве тебе не было велено сидеть дома до моего приезда?

– Пап, я не понимаю, почему?

Уголок его губы слегка дернулся.

– Мы должны были идти сегодня на обед к Киркадиям.

Мои глаза не выдержали и закатились, вызвав новую волну раздражения у моего папочки.

– Его сын приехал из Англии всего на два дня. Мы договорились, что ты встретишься с ним сегодня.

– Для чего, пап? Для интервью? Мне это неинтересно.

– Какое к черту интервью!

Я вздрогнула и вжала голову в плечи от грохота стакана о каменную поверхность камина. Хорошо, что сам остался стоять на месте.

– Мы с Лидией решили, что для тебя этот молодой человек станет прекрасным супругом. У него свой весьма успешный бизнес.

– Какой бизнес? Какой молодой человек? Да ему лет чуть меньше, чем тебе! И при чем тут твоя Лидия? Она-то вообще здесь каким боком?

– Эвелина, ты взрослая и прекрасно понимаешь, что Лидия для меня является равноправным партнёром. Я с ней советуюсь, она со мной. Так мы и приходим к важным решениям. А ты моя дочь, и твоё будущее – это наша великая ответственность.

– Но я не маленькая девочка-подросток. Мне двадцать пять лет. Я дипломированный специалист.

– Почему же ты ведёшь себя как глупый подросток без мозгов? Где ты была и с кем?

Я молчала, нервно покусывая внутреннюю сторону губы.

– Ну, зато я знаю… – продолжал папочка. – Опять была с этой Магдой! Тебе от таких, как она, надо держаться подальше. У неё каждый месяц новые аварии.

Я усмехнулась про себя. Магде наплевать. У неё крутые родители, и для них отмазать дочку, как в лужу плюнуть.

– Короче, завтра твой последний шанс. Ярослав Киркадий приглашает тебя на ужин в «Турандот». Не забудь одеться соответствующе. А не это… – он брезгливо кивнул в мою сторону.

Ах, ах, ах! А может, выпендриться и нарядиться в какую-нибудь хламиду.

– Я могу идти?

Не дождавшись ответа, я развернулась и вышла из столовой.

Оставшись наедине с собой, я распахнула настежь окно. Поток свежего, слегка влажного воздуха, ворвался в мою комнату, наполняя ее особым ароматом. Ароматом, который есть только у этого города. Я улыбнулась, сама не зная чему. Причин особых не было. Наверное, это был запах весны, который на миг пробудил во мне непонятные желания.

Глава 3

Я чуть было не опоздал на встречу с клиентом. Вбежал в лифт, когда двери уже закрывались. Для меня пунктуальность – это одна из самых важных черт человеческого характера. За всю жизнь я ни разу никуда не опоздал. Мои друзья всегда шутили надо мной, говоря, что я и на свои похороны не опоздаю.

Увидев меня, мой секретарь и верный помощник Рита сделала круглые глаза, указывая на диван, стоящий в углу. Там, скромно сложив на коленях руки, сидела женщина. Обыкновенная. Скромно, но со вкусом, одетая.

Быстро прокрутил в памяти детали, записанные в моем ежедневнике. Вопросительно поглядел на Риту. Моим клиентом должен быть мужчина. Ну ладно. Не подавая вида, что обескуражен, слегка кашлянул.

– Доброе утро, – улыбнулся.

Женщина вздрогнула – наверное, о чём-то задумалась. Быстро вскочила.

– Проходите, пожалуйста.

Я открыл дверь, пропуская посетительницу вперёд. Почувствовал тонкий аромат дорогих духов.

Она также молча села, в ожидании глядя на меня.

– Чай, кофе? – спросила вошедшая Рита.

– Если можно, воду.

Голос женщины был мелодичен и приятен для восприятия.

Я поудобнее устроился в кресле, приготовившись слушать ее историю.

– Разрешите представиться – Александра Кравченко.

Я скрипнул зубами. Почувствовал, как краска смущения заливает меня. Как могло случиться, что я перепутал пол человека? Это, конечно, работа Риты – договариваться с посетителями, но это же мои, черт побери, клиенты.

Тем временем женщина понимающе улыбнулась.

– Сразу хочу признаться – это все моя вина. Когда я записывалась, то назвалась мужским именем.

– Зачем?

– У меня есть причина. Для кого-то не очень веская, но не для меня.

О, уже стало интересно!

– На самом деле мое настоящее имя Галина Королева. В замужестве Журавлева.

Это имя мне ничего не говорило. Только вторая фамилия была до боли знакома.

Честно говоря, начало меня уже заинтриговало. Слушая, я одновременно пытался анализировать происходящее.

– Уважаемый Никита Антонович, я начну свой рассказ с событий тридцатилетней давности. В своё время я была замужем за очень обеспеченным человеком, Михаилом Ивановичем Журавлевым. Он уже тогда имел успешный бизнес. Мы познакомились с ним случайно. Как ни странно это звучит – на остановке автобуса. Я возвращалась с работы. Работала медсестрой, а Миша стоял на остановке, – Галина усмехнулась, словно вспоминая, проживала все заново. – У него сломалась машина. А он совершенно не знал, как пользоваться автобусами и расписанием. Ну, в общем, так закрутился наш роман. Мы встречались пару лет. Он водил меня в дорогие рестораны, в театры. Ездили с ним на курорты. Затем Миша сделал мне предложение, и я, разумеется, согласилась.

Женщина сделала глоток воды. Я обратил внимание на ее тонкие пальцы с аккуратно подстриженными ногтями. Слегка улыбнулся в знак того, что заинтересован ее повествованием. А мне действительно было интересно.

– Мы были счастливы. Какое-то время. У нас родилась дочь.

Здесь я уже окончательно понял, кто дочь этой женщины, и как ее зовут.

Галина вздохнула.

– Когда Велечке было пять лет, муж стал… как бы вам сказать… увлекаться другими женщинами. И играть в карты… Денег у Миши было очень много. Очень. Но… некоторые не хотели только деньги. Я в то время была очень эффектной женщиной, молодой… Короче, он проиграл меня одному, как теперь говорят, олигарху.

Она тревожно посмотрела на меня.

– Можно я опущу подробности?

Я кивнул. Мне было ее жалко.

– Ну а дальше… Миша стал обращаться со мной, как… Несколько раз ударил. Стал приводить в дом каких-то женщин. Веля была совсем маленькой, и я старалась, чтобы она не слышала и не видела наших скандалов. Пробовала забрать дочь и уйти от него, – она закрыла лицо руками. – Наверное, это было самой большой ошибкой. Миша нашёл меня, избил и отвёз в какой-то дом. Сказал, что не хочет больше слышать и видеть меня. Забрал все мои документы. Один из его приятелей оказался юристом. Я знала его. Этот человек всегда неровно дышал ко мне. Встречались много раз на вечеринках и приемах. Такой был вежливый. И интересный.

Галина вздохнула. Казалось, она вот-вот заплачет. Но нет, она хорошо держала себя в руках.

– Хотите ещё воды? – кивнул на опустевший стакан. – Рита!

Нажал на кнопку селекторной связи.

– Пожалуйста, ещё водички.

– Спасибо, Никита Антонович, – улыбнулась Галина.

Какая у неё все-таки приятная улыбка.

Рита тихо вошла, поставила стакан воды перед женщиной и чашку с кофе для меня. Она прекрасно знала, что в это время кофе мне необходим как воздух.

Я приготовился к продолжению, которое не замедлило последовать.

– Однажды этот человек приехал в тот дом, где держал меня муж. Был один. Я приготовила ему чай, но он не стал его пить. Сказал, что у него есть важный разговор ко мне. Предложил вернуть мне мою дочь, если, хм, я займусь с ним сексом.

– Сексом?

– К тому времени мне было все равно. А тут затеплилась хоть какая-то надежда. Я жутко скучала по Велечке. Ну, я согласилась.

Возникло молчание на какое-то время. Мой мозг крутил шарики и щёлкал тумблерами, обрабатывая полученную информацию. Тот юрист был самой последней скотиной. Именно это было первым, что пришло мне в голову. Частенько я радовался, что в своё время серьезно занимался боксом. По крайней мере, при желании дать кому-либо в морду, я мог это легко сделать.

– Через несколько дней мой муж приехал с этим юристом. Думала, сейчас подпишет документы, что отдаёт мне дочь, но не тут-то было… Документы, которые он дал мне на подпись, были об отказе от претензий на все его имущество. Я подписала. Думала, что в обмен на это получу Велечку. Затем он достал несколько фотографий, где я и этот адвокат, юрист, ну… вы понимаете, в самых разных позах…

Миша сказал, что, я шлюха, поэтому дочь не получу и никогда не увижу. А чтобы у меня не возникало желания восстановить свои права, мои документы отныне останутся у них. Затем этот адвокат вытащил новый паспорт и свидетельство о рождении на Кравченко Александру Ильиничну.

– Ну а куда же делась Галина Журавлева?

Женщина пожала плечами.

– Думаю, они поставили штамп о разводе в моем настоящем паспорте. Не имею понятия, что мой бывший муж мог придумать по поводу моего исчезновения. Может, дочка думает, что я умерла или в сумасшедшем доме…

Галина нервно сглотнула. Задумчиво проговорила тихим голосом.

– Веля, должно быть, совсем взрослая. И, наверное, такая красивая.

– Да, очень.

Встрепенулась.

– Вы ее знаете? Видели?

– О нет, нет, конечно. Просто уверен, что ваша дочь превратилась в красавицу.

– Никита Антонович, я хочу, чтобы вы занялись этим делом.

– Я? Почему?

– Потому что тот юрист является вашим отцом.

Мне повезло, что на тот момент я сидел в кресле. Я почувствовал, что тело не подчиняется мне. Ноги, руки стали словно ватными. Все мысли, до того сконцентрированные в моей голове, вдруг разлетелись в разные стороны, словно вспугнутая стайка воробьев. Уж не знаю, был ли в тот момент открыт мой рот.

Женщина, по-видимому, увидела эффект от своих слов. Она сидела тихо, опустив голову.

Я сглотнул слюну, пытаясь промочить внезапно пересохшее горло.

– Эмм, а почему я? Раз этим делом занимался мой отец?

– Я не хочу чересчур сильной огласки. Ну а потом, у вас больше возможностей получить доступ к материалам того дела.

– Отец давно не живет здесь. Он в другой стране.

– Я знаю. В Канаде, – пояснила тут же Галина, увидев мой удивленный взгляд. – Я виделась с ним несколько раз до его отъезда.

Да, наверное, от этих её слов мой взгляд стал ещё более изумленным. Уж не знаю, что там по поводу моей отвисшей челюсти… Надо попросить Риту повесить напротив моего стола зеркало.

– Никита Антонович, – Галина встала, взяла свою сумочку «Шанель» турецкого производства. Кивнула мне. – По оплате… У меня есть кое-какие накопления. Ведь я с самого начала думала о справедливом пересмотре так называемого «дела».

У меня в голове снова забегали мысли-мыши. Это же мой отец! Дело попахивает гнильцой, но, мать вашу так, уж больно необычное. Взять, не взять? Да и денег у неё явно нет.

Конечно, мне часто приходится браться за работу без оплаты. Но тут дело не в деньгах. Тут совсем другая ситуация. Я мог либо погубить свою карьеру, либо же выйти победителем. Но тогда мой отец…

Я вздохнул. Незаметно прикрыл глаза. Тотчас же передо мной возник образ Эвелины. Её стройное тело, затянутое в шёлк, тронутые загаром руки, чёрные блестящие волосы…

Галина выжидательно смотрела на меня.

– Да, я возьмусь за это дело, – и добавил. – Насчёт оплаты… Не надо денег.

– Спасибо.

Уже у дверей я догнал её.

– Оставьте свои данные у моего секретаря. Я свяжусь с вами через… несколько дней.

Мне надо было многое обдумать.

Галина вышла, а я остался стоять, прислонившись лбом к двери.

Глава 4

Отец сидел во главе стола и с мрачным видом доедал свой завтрак. Видно было, что он раздражён донельзя. Лидия сидела рядом и без перерыва что-то вещала. Её абсолютно не волновало настроение любовника. Именно так я называла эту женщину. Никакая она ему не жена, даже пусть и гражданская. Ненавижу эту выдру. Вечно лезет со своими лекциями о правильном питании и различных диетах.

Я чувствовала, что от её нудного голоса у меня или случится диарея, или просто стошнит на приготовленные ею гренки из гречневой крупы.

Время от времени отцовская пассия проявляла свой кулинарный талант подобными шедеврами, несмотря на то, что у нас была замечательная кухарка Валентина.

Для меня так и осталось загадкой, как отец мог заинтересоваться этой крашеной куклой. Что такое она проделывала с ним, от чего этот, далеко не глупый, шестидесятилетний мужчина остановил свой выбор на ней.

Лидии было около сорока лет, но, по-видимому, она не хотела расставаться со своей юностью. На мой взгляд, она была словно дедушка Ленин, лежащий в мавзолее – одна сплошная пластика. Все лицо в наполнителях, донельзя накаченные губы, силиконовые груди, нарощенные волосы, ресницы. Наверное, она меня и не любила за то, что я была натуральная. Работа Лидии заключалась в том, что она сидела целыми днями в «Инстаграмме» и рассказывала о различных диетах.

Думая так, я допивала свой утренний кофе, давясь гренками, и совершенно не обратила внимание, что за столом наступила тишина.

Вздрогнула, когда услышала своё имя.

– Эвелина!

Подняв взгляд, увидела, что на меня уставились в каком-то ожидании две пары глаз – задумчивый папин и почему-то торжествующий Лидии.

– Я что-то пропустила? – отложила в сторону чайную ложку.

– Мы с Лидией решили. Что тебе надо поехать в Англию на стажировку.

«Мы с Лидией». Вот, что меня больше всего бесит. Может быть, я и не возражала бы от поездки в Туманный Альбион, но… Явно эта выдра что-то затевала.

– Когда и зачем?

– В конце августа. Думаю, там тебе будет проще осваивать свою профессию.

Я хмыкнула. Кто сказал, что я собираюсь осваивать свою профессию? Она мне разонравилась в тот день, когда я получила свой диплом. Журналист-международник. Вторая древнейшая профессия на земле. А я не умею так. Врать, как они это делают с экранов телевизоров.

– Кроме того, Ярик будет в это время там и сможет тебе помочь, – проворковала Лидия, улыбаясь своими пельменями.

– Кто такой Ярик? – нахмурилась я, тщетно пытаясь призвать свою память к ответу.

– Киркадий. Ярослав, – отец посмотрел на часы. Начал подниматься из-за стола.

– Постой, постой! – я так резко вскочила, что стул опрокинулся и упал на пол. – Какой ещё Киркадий! Какая к черту Англия?! Никуда я не собираюсь. И не надо за меня всё решать. Я взрослый человек!

– Велечка, дочка, – отец подошёл ко мне и потрепал по щеке. – Тебе пора начать прислушиваться к голосу разума. Ты уже взрослая, и мы наконец-то приняли решение. Выгодное замужество – необходимость нашей жизни.

– Но я этого Ярика видела только на обложке журнала!

– Вот видишь, Эвелина, – Лидия склонила голову набок, ласково улыбаясь. – На обложке журнала. А о чем это говорит? Что он очень и очень известный человек со средствами.

– Но я его не люблю!

– Дорогая, – отец уже стоял в дверях. – Такие отношения как у нас с Лидией бывают очень редко. В основном все женятся и выходят замуж без любви. Ну все, мои дорогие, мне надо бежать.

Как только захлопнулась дверь, Лидия повернулась ко мне.

– О какой любви может идти речь, дорогая? В наше время все решают деньги. Так что, мой тебе совет – сделай так, чтобы понравиться Ярославу, и езжай в свою Англию. Как раз в августе, после нашей свадьбы.

– Свадьбы?

Она с улыбкой приподняла свои изогнутые брови.

– Ну да. Неужели ты думала, что я смирюсь со статусом сожительницы?

У меня судорогой свело горло. Эта сучка подговаривает моего отца избавиться от меня. Все было шито белыми нитками.

Отлично. Сегодня вечером я встречусь с этим Ярославом, но сделаю так, чтобы он навсегда отбросил идею стать моим супругом.

Недолго раздумывая, я набрала номер моей очень хорошей подружки ещё с институтских времён. Мы с ней были не разлей вода с самого начала, но после третьего курса нам пришлось расстаться. Ксения, так её звали, была из обыкновенной семьи и попала в МГИМО не по блату, как я, а потому, что прошла вступительные экзамены. Она была одной из самых лучших студенток на нашем потоке. К сожалению, подружка влюбилась в не того, кого надо. Забеременела, и ей пришлось уйти.

Помню, как уговаривали ее всей группой. Не получилось. И хорошей карьеры у неё не получилось. Зато Ксю была счастлива, что у неё рос сын. Сашке было уже пять лет.

Всегда, когда я к ней приезжала, мальчонка ужасно радовался. И каждый раз просил меня прокатить его на машине. Нормальный пацан.

После декретного отпуска Ксения устроилась работать в один из престижных салонов. Сначала она была помощником стилиста, а затем выучилась на визажиста.

На мой призывный звонок подруга ответила сразу. Обрадовалась. Мы с ней так давно не виделись. И пришла в дикий восторг, когда я сказала, что приеду к ней в салон.

Ехать пришлось через все эти ужасные пробки. Ещё лет десять назад в Москве интенсивность движения транспорта зависела от часа пик. Сейчас же час пик растянулся на весь день. Я закрыла крышу своего кабриолета и включила кондиционер. Ещё не хватало обгореть на солнце, стоя на светофоре.

Припарковав свою серенькую бэху, я вбежала в стеклянные двери современного здания. На часах стрелка укоризненно указывала на то, что я опоздала. Ксю просила меня быть вовремя. Черт.

Ухоженная блондинка с длинными ногами встретила меня в вестибюле.

– Здравствуйте, на какое время у вас запись?

Я мысленно закусила губу. Мысленно – потому что не хотела показать, как расстроенна своей неорганизованностью. Опоздала на час!

– На три тридцать.

Играть так играть. Никакой записи у меня и в помине не было.

– К Ксении.

Пока блондинка листала журнал, сосредоточенно пошевеливая губами, я попыталась изобразить капризную фифочку. Слегка выпятила нижнюю губу, закатила глаза. Мои длинные ногти нервно отстукивали дробь по деревянной поверхности стойки.

Девушка подняла на меня глаза. Щеки её порозовели.

– Я не нашла записи на это время. Как ваше имя?

– Эвелина Журавлева.

Блондинка вздохнула.

– Вы что, забыли меня записать? – в моем голосе прозвучали истеричные нотки.

– Нет, ни в коем случае. Проходите, пожалуйста.

Она выскочила из-за стойки, судорожно распахнула передо мной дверь в кабинет Ксю.

Я прошла, важно повиливая бёдрами.

Бедная девушка. Новенькая здесь. Ещё не знает моих штучек. И вообще, у меня подозрение, что она здесь работает только потому, что предыдущих уволили из-за моих проделок.

Ксю посмотрела на часы и сделала круглые глаза.

– Велька, ты сошла с ума. Посмотри сколько время. Хозяйка уже грозилась меня уволить.

– Ксю, милая, прости, – я со смехом бросилась к подруге. Крепко обняла её. – Вопрос жизни и смерти.

– Про жизнь я ещё могу поверить, а вот про смерть… Ну говори, что там у тебя?

– Белобрысая стерва хочет избавиться от меня и выдать замуж за какого-то крутяка.

Ксения рассмеялась.

– Ты начиталась сказок Шарля Перо?

– Ага, и сегодня иду на свидание с Синей Бородой.

– И ты пришла ко мне, чтобы я подготовила тебя к первому с ним свиданию?

Я кивнула. Хихикнула.

– Изобрази из меня какую-нибудь хиппи или панка.

Я обожала Ксю за то, что она понимала меня с первого взгляда. Мне не пришлось ей объяснять – она прекрасно знала мои нужды.

Панк нам не подошёл – пришлось бы обрезать мои длинные волосы, а вот хиппи…

Ох!

Уже через час я заполучила странную шевелюру, состоящую из сплетенных дред, косичек и цветных перьев. Подруга сделала мне великолепный макияж а-ля Оззи Осборн. Под конец нарисовала мне татуировки на руках и шее и прикрепила к ноздре золотое кольцо довольно-таки массивного размера.

После полуторачасового издевательства над моей внешностью я удовлетворённо посмотрелась в зеркало.

– Ну что? – Ксю широко улыбалась. Сейчас она напоминала мне врача-убийцу. Я показала большой палец.

– После сегодняшнего вечера ты будешь преследовать своего Гадия в ночных кошмарах.

– Спасибо, дорогая! – я обняла её, стараясь не перепачкать подругу своим «нелёгким» макияжем.

– Деньги на кассу.

Я кивнула и вытащила несколько купюр для подруги лично.

Взглянув на меня, блондинка вцепилась в край стойки. Наверное, при виде изменений в моей внешности у неё подкосились ноги. Я протянула свою кредитную карту. Девушка молча произвела необходимые действия, и я, улыбнувшись на прощание, покинула помещение. Уже в вестибюле столкнулась с какой-то женщиной, которая странно посмотрела на меня. Похоже, это была хозяйка салона.

Глава 5

У Лорки сегодня был день рождения. Вероятно, девушка боялась, что я забуду об этом важном событии, потому прожужжала мне все уши за неделю до него. Пока она донимала меня разговорами о том, как будет его праздновать, и кого звать в гости, я с облегчением думал, что мне выпадает прекрасный шанс. Шанс расстаться с ней. Именно в этот чудесный день.

Я с ней встречался уже около полугода. Она была миленькая и чрезвычайно активная в постели, но уж очень любила болтать. Казалось, ее язык мог двигаться со скоростью вертолетных лопастей. Хотя в других ситуациях мне это, ох, как нравилось.

Честно говоря, я начал уже уставать от неё. Да и работы у меня в последнее время было невпроворот. Просто не было времени и интереса.

Я зарезервировал столик в отличном ресторане на Тверской. Был там пару раз с клиентами, и у меня сложилось хорошее впечатление об этом заведении. По дороге заехал в ювелирку, купил сережки в подарок. Букет чайных роз уже лежал у меня в машине на переднем сиденье.

Как обычно пришёл вовремя. Меня провели к столику напротив окна. Я вообще люблю московские улицы, а вид на Тверскую в вечернее время был просто великолепен. Лорка опаздывала. Наверняка не могла вовремя остановить болтовню. Я уже который раз просмотрел меню, оглядел зал. Посетителей было ещё не много. Занято всего десять столиков. Напротив меня сидел такой же одинокий мужик, по-видимому, ожидающий свою подругу. Интересно, чья придёт первой – его или моя.

Официант долил воды в мой бокал. Поставил рядом столик для ведерка с шампанским.

Я посмотрел на часы. Прошло уже полчаса.

Во входной арке показался официант, а за ним наконец-то и моя красавица. Лора действительно выглядела великолепно. Платье цвета морской волны, открывающее ее плечи, необычайно подходило ей. Пшеничного цвета волосы забраны в крендель на макушке. Я даже на миг представил, как запускаю туда свои пальцы и растрепываю ее волосы, они падают на плечи… Мм. Может подождать ещё денёк?

Вздохнул. Нет.

Я приподнялся ей навстречу. Она подошла, подставив губы для поцелуя. Ее глаза сейчас были такого же цвета, как и платье, бирюзовыми. Ну красивая она все-таки, ничего не скажешь.

Я протянул ей букет цветов.

– Ох, Кит, какие красивые. Обожаю такой цвет. Цвет осени, – она пожала плечами. – Многие говорят, что желтые цветы дарят к разлуке.

Я на миг отвёл глаза. Вот, блин.

Достал бутылку из ведерка. Тут же подбежал официант, готовый открыть ее для нас.

– С днём рождения, Лора, – я сидел, облокотившись на стол. С улыбкой глядел на неё, такую шебутную, веселую. Мне было немного грустно.

Поднял фужер с шампанским.

– Ты очень красивая сегодня. Я желаю тебе, чтобы ты оставалась такой и была очень-очень счастлива.

– Спасибо, Кит. Ты самый замечательный. И тебя очень люблю.

Подошёл официант, и мы заказали салаты и лёгкую закуску, оставив основные блюда на потом.

Я разлил остатки шампанского по фужерам и махнул официанту, чтобы заказать ещё вина.

Мой взгляд соскользнул на дверь и зацепился за входящую девушку. Что-то ёкнуло в груди. Почему? Она быстро шла к тому самому столику, за которым сидел одинокий мужчина. Похоже, я выиграл свой мысленный спор – его спутница пришла позже моей.

Спутница…

Я сосредоточенно вглядывался в лицо девушки. Это же была Эвелина Журавлева! Я узнал девушку, хотя сейчас её облик не вязался с тем, каким я его запомнил. Словно расстроенный музыкальный инструмент. Я это чувствовал.

Ее кавалер поднялся. Просто протянул руку, вежливо что-то сказав. Значит там серьезных отношений нет, и, вероятно, они вообще почти не знакомы.

Как же быстро женщины меняют свою внешность. Эта девица с торчащими во все стороны перьями и дредами мало напоминала ту, которая так поразила меня пару недель назад в клубе.

– Кит, ты чего? – Лорка нахмурилась и обернулась. Рассмеялась. – Не могу поверить. Это же Эвелина! Чудо в перьях!

Нам принесли заказ. С трудом отводя от соседнего столика взгляд, я начал есть. Странно. Почему-то я не чувствовал никакого вкуса еды. А в голове вертелись мысли об Эвелине. Не какие-то конкретные мысли, а просто. Словно маленькие белые облачка. Просто мысли.

Лорка что-то спросила, и я на неё посмотрел пустыми глазами. Даже не представляю сколько прошло времени, и о чем она говорила. Не имею понятия, что я ей отвечал, да и отвечал ли.

– Никита, – Лора тронула меня за руку. – Ну что с тобой сегодня? Опять думаешь о своих громких делах? Лучше налей ещё вина.

Я послушался.

Опустил взгляд вниз, чтобы никто не смог прочитать мои мысли. А я думал о сидящей ко мне спиной Эвелине Журавлевой. И видел полоску ее тела между майкой и джинсами. И как мои губы скользят по этому отрезку нежной кожи. Почувствовал, как в брюках стало тяжело и горячо.

– Кит, давай съездим куда-нибудь в отпуск в августе? Недели на две? Можем взять с собой Джоржа с Катькой.

Я поморщился. Ну какой отпуск, какая Катька? Пора заканчивать этот балаган.

Достал коробочку из внутреннего кармана пиджака.

– Лора, – увидел, как ее глаза выжидающе расширились. Наверное, подумала, что сделаю ей предложение. – Лорочка, я приготовил тебе подарок. Небольшой, но это важно для меня.

Увидел, как она подвинула ко мне руку. Думает, кольцо?

Я продолжал.

– Важно, потому что я очень ценил то, что ты делала для меня, как ты скрашивала мою жизнь. Хочу, чтобы и в твоей были более счастливые моменты. Чтобы ты любила и была любимой.

Я открыл коробочку и положил ей в руку. Красивые серьги, но совершенно не то, о чем она думала.

Девушка непонимающе посмотрела на меня.

– Я не поняла, Кит. Почему ты говоришь в прошедшем времени про нас?

– Потому что завтра «нас» уже не будет. К сожалению, иногда наступает такой момент, когда кто-то должен сделать первый шаг и отойти. Сейчас это я.

– Что ты несёшь? Ты бросаешь меня?

Она словно захлебнулась. А мне хотелось протянуть руку и утешить девушку. Я видел, как сморщивается ее лицо, слезы переполняют глаза. Лорка резко отодвинула стул и заметалась в поисках выхода. Затем схватила сумочку.

– Лор, – она остановилась от звука моего голоса. – Не уходи сейчас. Успокойся и возвращайся. Мы должны хорошо закончить этот вечер.

Девушка стояла спиной ко мне, ее плечи вздрагивали. Я видел, как она кивнула. Затем медленно направилась по направлению к дамской комнате.

Глава 6

Я сразу поняла, что это и есть Ярослав Киркадий. Наверное, потому что, едва войдя внутрь ресторана, почувствовала на себе его оценивающий взгляд. Ха-ха. Ну да. С моим-то прикидом!

Слегка повиливая бёдрами, я подошла к нашему столику. Ярослав, конечно, ничего такой – рыжеволосый, чем-то напоминает принца Гарри. Но не в моем вкусе.

Мне нравятся брутальные брюнеты с пятичасовой щетиной. Совсем как мужик за соседним столиком. Красавчик.

Ярослава, казалось, не озадачил мой внешний вид. А может, он был так воспитан, что умел скрывать свои мысли. Мужчина спросил меня, что предпочитаю пить, и я, недолго думая, сказала, что люблю шампанское. Это было слегка опрометчиво. Я действительно любила его, но этот напиток мог запросто снести мне голову.

Пока Ярослав рассказывал мне о своей жизни в Англии, а я ковыряла вилкой салат, меня не покидало ощущение, что на меня кто-то смотрит. Я только надеялась, что этот не какой-нибудь маньяк-убийца. Хотелось думать, что это был тот самый мачо за соседним столиком.

В общем-то, Киркадий оставил о себе неплохое впечатление. У него было отличное чувство юмора. Мужчина интересно рассказывал и, что самое ценное, умел слушать. Никаких изъянов у Ярослава пока не обнаружилось. И вот даже это заунывно-скучное «слюбится-стерпится» можно было бы рассмотреть. Но… Я не хочу! Я молодая, двадцатипятилетняя женщина. Я хочу испытать страсть, пламя. Хочу смеяться и плакать.

В это время я действительно услышала за спиной чьи-то всхлипывания. Потом услышала, как что-то тяжелое упало на пол. Я обернулась и увидела девушку с соседнего столика. Она стояла, закрыв лицо руками. Затем бросилась в сторону туалетов.

Ярослав накрыл своей ладонью мои пальцы, судорожно сжимавшие салфетку.

– Не волнуйся. Ничего страшного не происходит, – сказал он.

Ничего себе, не происходит! Я вскочила со своего кресла. Одного взгляда на соседний стол было достаточно, чтобы понять, что там произошла крупная ссора. Цветы в вазе, коробочка с каким-то украшением. И тот мужчина, что-то разглядывающий в своей тарелке.

– Пожалуй пройдусь в дамскую комнату, – сказала я Ярославу. Он молча кивнул.

Девушку я обнаружила, стоящей в углу около раковин. Лбом она упиралась в холодную чёрную плитку. Ее плечи тряслись.

Дотронулась до ее руки.

– Что-то случилось? Я могу как-нибудь помочь?

Блондинка резко обернулась.

– Уже нет, – мотнула головой.

Мне было ужасно жалко её. Уж не знаю, что там у них произошло, но весь вид девушки говорил об отчаянии. Обняла её за плечи.

– Ну не плачь. Все наладится. Он ещё приползёт к тебе на коленях.

Она подняла на меня глаза. Кривая улыбка исказила зареванное лицо.

– Ничего не наладится. Все. Все кончено. Я ему просто надоела.

– Да они всегда так говорят, а потом возвращаются. Ты красивая. Смотри, какие шикарные цветы он тебе принёс. И подарок.

– Конечно. У меня сегодня день рождения. И он выбрал именно этот день, чтобы порвать со мной. Ненавижу!

Я вздохнула. Вот ублюдок. Хороший подарок сделал девушке на день рождения.

– Он всегда так делает. Я далеко не первая, – девушка всхлипнула, вытерла рукой глаза. – Просто не ожидала, что буду одной из тех.

Горько рассмеялась.

– Что значит, всегда так делает?

– Да я сама когда-то потешалась над этим. С одной он порвал отношения на восьмое марта, с другой тоже на ее день рождения. Чертов бабник!

– Ты найдёшь себе лучше, – я гладила ее по плечу, утешала, а саму меня захватывал гнев.

Как же я ненавижу таких плэйбоев. У них только секс на уме, а то, что они ломают чью-то жизнь, им до лампочки.

– Знаешь, на самом деле тебе повезло. Да-да. Ты свободная, не замужем, вся жизнь впереди. Этот кобель недостоин тебя. Даже хорошо, что вы расстались с ним сейчас, а не позже. Представь, сколько бы ты времени потеряла.

Я бормотала, изо всех сил прижимая голову девушки к своей груди. Сама не знаю почему, но я физически ощущала ее боль.

Девушка отстранилась. Потянулась за бумажным полотенцем. Вокруг глаз у неё были чёрные круги от туши. Она ещё несколько раз судорожно всхлипнула.

– Давай помогу тебе умыться, – предложила ей я.

Уже через пять минут на меня смотрело миленькое личико без грамма косметики. Казалось, девушка уже пришла в себя.

– Меня Ларисой зовут. Лорой.

– А я…

– Я знаю, кто ты. Ты Эвелина Журавлева.

Черт! Неужели я так известна в городе?

Удивленно приподняла брови.

– Смешно, правда? Мы как раз недавно с ним говорили о тебе.

– Обо мне? – вот это да. У меня даже челюсть чуть не отвисла. Уж не знаю, хорошо это или плохо, когда о тебе идут разговоры.

Лора горько усмехнулась.

– А ты хорошая девчонка. Вот никогда бы не подумала. Спасибо тебе.

Она пошла к выходу. Мне так и хотелось крикнуть ей вслед: «Постой, подожди, так что вы про меня говорили?»

За девушкой захлопнулась дверь, и я осталась одна. Уставилась на себя в зеркало. Ну и видок у меня! Похожа на какую-то павлиниху.

Похоже, мой прикид не произвёл должного впечатления на Ярослава. И не обманул его.

Я вздохнула.

Значит придётся придумать ещё какой-нибудь способ обороны от жениха.

Вернувшись к своему столику, я застала Ярослава за разглядыванием десертного меню. Он мягко улыбнулся, когда я села на стул. Ничего не сказал, не спросил. Нормальный, дипломатичный мужик. Засчитаю ему плюс.

Я тоже взяла в руки меню, стала его усиленно изучать, время от времени бросая взгляды на пару за соседним столиком.

Больше всего меня поразило то, что Лариса была теперь абсолютно спокойна. Сложно поверить, что буквально пять минут назад она заливалась слезами в моих объятиях. Я покосилась на своё плечо – наверняка пятна от макияжа девушки остались на моей кофточке.

– Ты будешь кофе или чай? – спросил Ярослав.

– Кофе. Эспрессо.

– Тогда и я тоже. И черничный пирог.

А мне хотелось шампанского. Бутылка ещё стояла на столе. Или ещё чего-нибудь. На душе было горько. Сама не понимала от чего. Передо мной сидел вовсе не плохой мужчина, которому я, по всей вероятности, нравилась. А меня влекло совершенно к другому – плейбою, сидящему за соседним столиком.

Глава 7

Всю ночь я ворочался. Мне было то жарко, то холодно. Под конец я просто сел на край кровати, уставившись в стену напротив. В пробивающемся сквозь жалюзи лунном свете я отчётливо видел портрет деда. Он словно ободряюще улыбался мне оттуда.

С дедом меня связывали особые узы. Мы были невероятно близки. Я проводил в его доме гораздо больше времени, чем в родительском. Ещё когда я был карапузом, меня уже увлекала его огромная библиотека – слегка запылившиеся полки, на них книги в кожаных переплетах, огромное кресло и тяжелый дубовый стол.

Дед водил меня в парк, в кафе-мороженое. Нянчился со мной, когда я болел, и таскал за собой на все дружеские вечеринки.

Именно поэтому, когда он умер, огромная квартира в доме на Котельнической набережной досталась мне. Она старая, добротная и без всякого там евроремонта. Это мое прибежище, моя пристань. Я никогда, никогда не приводил своих девиц в дом. И вряд ли это когда-либо сделаю.

В гостиной прокричала кукушка, выскочившая из старинных часов. Три часа ночи. Хорошо, что завтра суббота, мне не надо спешить в офис, и я мог спокойно поработать в своём кабинете. А дел было очень много. Вечером Рита переслала все необходимые документы по делу этой Галины Королевой. Да и на следующей неделе меня ждали два процесса, на которых предстояло выступать.

Вот так всегда – думаешь, что хоть в выходные вырвешься куда-нибудь, ан нет, не тут-то было. Не забыть бы поесть, какие уж развлечения.

Зевнул, накинул халат. Протопал на кухню. Уже начинало светать. Я выглянул в окно. Москва-река начала покрываться розоватыми крапинками от света восходящего солнца. Я хотел было пообещать себе, что начну бегать по утрам, но мои хорошие побуждения были прерваны мыслями о работе. Вздохнув, я насыпал кофе в джезву, налил воду и включил газовую плиту.

В ожидании ароматного напитка я раздумывал, с чего мне начать рабочий день. С дела Галины Королевой или с других. Решил, что лучше быстренько завершить все остальное, подготовить речь для судебного процесса и освободить побольше времени для матери Эвелины Журавлевой.

К этому делу у меня был неподдельный интерес, и, откровенно сказать, я просто не знал, как подступиться к нему. Чувствовал себя как в ловушке. С одной стороны, мой родной отец, с другой – девушка, которая меня интересовала и которую в детстве лишили матери. Я обязан был разобраться во всем этом.

Все утро и почти весь день я просидел за своим рабочим столом, погруженный в изучение различных документов. Я даже обрадовался, когда телефон залился звонком.

О, маман! Жаль, что она разучилась готовить. Было бы здорово, если б она привезла какой-нибудь домашней еды.

На мысли о вкусной пище мой желудок тоскливо промычал нечто нечленораздельное.

– Никитушка, ты далеко?

– Смотря от чего или от кого.

– Приезжай ко мне на работу.

Я рассмеялся. Ох, мама!

– Может, лучше ты ко мне на работу?

Мама замолчала. Я наконец-то смилостивился. Мама для меня святое. Если она мне позвонила и попросила приехать, значит, с ней что-то не так.

– Ну что там у тебя, мам?

– Никит, у меня раскалывается голова, – она любила говорить загадками. – Мне нужна твоя помощь на пару часов. И чем быстрее, тем лучше.

Вот всегда так. Никого не волнует, что у меня самого дел невпроворот и есть свои планы. Интересно, если бы я женился, мама тоже вызывала меня к себе через день?

Убрав все бумаги в ящик стола, я быстро оделся в джинсы и лёгкую льняную рубаху, кинул взгляд в зеркало и вышел из дома.

Глава 8

До салона, в котором теперь работала моя подружка, мне пришлось добираться по крайней мере на двадцать минут дольше. И вроде расстояние небольшое, но эти пробки на Садовом Кольце выбили меня как обычно из расписания. Я опять опоздала. Ксения, увидев меня, погрозила кулаком. Ведь ее и перевели в другой салон из-за моей последней проделки.

Расчёсывание этих ужасных дредов у Ксю заняло более двух часов. Не могу поверить, что я решилась на такое. Драматические изменения моего облика все равно не помогли мне избавиться от Ярослава Киркадия. По-видимому, я ему пришлась по нраву, потому что после ужина в ресторане мне пришлось ещё долго гулять с ним по ночной Москве. С ним было достаточно интересно. Он декламировал стихи и показал глубокие познания в литературе. Честно говоря, мне это импонировало. Я сама обожаю поэзию, особенно Серебряного века. Мы ходили вдоль набережной Москва-реки и читали друг другу Пастернака, Цветаеву и Гумилёва.

На следующий день он уезжал. Вид у Ярослава был жалостливо-щенячий, когда мы прощались возле моего дома. Ему явно не хотелось расставаться со мной. Обещал звонить. Я согласилась. Но если он считает, что меня так легко завоевать, то ему придётся горько разочароваться.

Так я думала, терпеливо сидя в кресле, пока подруга приводила мои волосы в порядок. Закончив с последней прядью, Ксения нанесла какую-то маску мне на волосы, накрыла голову пластиковой шапочкой, и оставила сидеть в кресле. Сама вышла посмотреть, что там делает ее сынок.

Ксюшке пришлось тащить ребёнка на работу из-за того, что ей поменяли смены. Нянькам она не доверяла, хотя не понимаю почему. После того как мать бросила меня, отец привёл в дом прекрасную женщину. Ее звали Вита, и она продержалась у нас лет пять. Потом у отца появилась очередная любовница, и Вита куда-то исчезла.

Чувство вины все-таки глодало меня. Изменения в рабочем графике моей подруги произошли по моей вине. Теперь, пока Сашина мама приводила меня в порядок, сам мальчишка играл в комнате для детей. А потом я собиралась с ним где-нибудь прогуляться, пока Ксю не освободится.

* * *

Подруга ввалилась в кабинет с недовольным фырканьем. Я приоткрыла веки.

– Ты что?

Ксю не отвечала. Я обратила внимание на ее разрумяненное лицо.

– Как там Сашка? С ним все в порядке?

– Да хозяйка опять отчитала. Шумит ребёнок видите ли. Сказала, что платит мне достаточно денег, чтобы я могла позволить для мальчишки няню.

Я промолчала. Ну что тут скажешь. С начальством лучше не спорить.

– Это хорошо, сынок ее пришёл, – продолжала подруга. – Зоя Викторовна сразу успокоилась, начала ворковать…

– Боится его, что ли? – мне стало смешно.

– Да нет, что ты! Она в нем души не чает. Никита – самый важный клиент салона. Тут ему и стрижка, и массаж, и все такое…

– Мальчик-мажор.

Ксюша рассмеялась.

– Ну уж точно не мальчик. Хорош черт!

Ксю уже сушила мне волосы, продолжая болтать.

– Сынок свою мать успокоил, сказал, что сам ребёнком займётся. А она: «Никита, у тебя что, своих дел нет?» Он только смеётся. Классный мужик, между прочим. Сашка к нему сразу проникся.

– Ой, Ксю, прости меня. Давай заканчивай с моей головой, и я побегу. Нехорошо получается.

– А Зоя только глаза в ответ закатила. Внуков бы ей.

– А что, ее сынок не женат?

– Куда ему! Такие, как он, не женятся. Во всяком случае, до последнего. К нему и так все подряд девки липнут.

Рассказы моей подружки пробудили интерес. Хотелось посмотреть на этот мужской образец.

Я положила чаевые на стол, погляделась в зеркало. Напоследок мазнула блеском по губам.

Сашка, увидев меня, бросился навстречу. Я рассмеялась, подхватила его на руки. Мой взгляд скользнул за спину мальчонки, и я обомлела. Буквально в пяти метрах от меня стоял тот самый красавец из ресторана. Я почувствовала, как мои руки слабеют, и опустила Сашку на пол. Черт, почему я продолжаю смотреть на этого мужика?

Его лицо было серьёзным, хотя в глазах таилась улыбка.

– Велька! – Сашка обернулся к мужчине. – Это Кинг Конг!

«Угу, – подумала я. – Ему это подходит. С такими мышцами. Наверное, целыми днями железо поднимает в спортзале».

– Мы сейчас идём есть мороженое в шоколадное кафе. Все вместе. Кинг Конг, я и ты.

– Эн Дароу, – произнёс мужчина, подходя ближе. Теперь он улыбался.

– Кто? – мои брови удивленно приподнялись.

– Это главная героиня фильма про Кинг Конга.

– Мне это не подходит. Не собираюсь быть ничьей героиней.

Плейбой хренов. Лучше бы выключил свой сексуальный голос, от которого у меня по всему телу образовывались мурашки. Я напомнила себе про то, как он поступил с этой Ларисой. В душе начала подниматься волна неприязни, подавляющая странное томление, которое вызывала у меня улыбка этого мужчины.

Я наконец-то смогла отвести от него взгляд.

– Саш, ну мы же решили погулять на детской площадке. Ну и потом, ты же хочешь прокатиться на моей машине…

– А дядя Никита обещал прокатить меня на своей!

– Дядя Никита? – ах, значит, это и есть сын хозяйки салона. Я опять подняла глаза на мужчину. И лучше бы этого не делала. Сердце ухнуло куда-то в пустоту.

Тем временем он подошёл ближе. Мне даже показалось, что я почувствовала волну тепла от его тела. Ну, по крайней мере, я ощутила обалденный запах его парфюма, который так шёл ему.

– Меня зовут Никита.

Я кивнула.

– Эвелина, – вскользь бросила, притворяясь, что занята подтягиванием Сашкиных шортиков.

– Я так понимаю, мама мальчика будет занята как минимум ещё пару часов?

Я ничего не ответила.

– А я ведь на полном серьёзе мальчонке обещал, что прокачу его на своей тачке. И мороженое поесть в «Шоколаднице».

– Простите, как вас там, э-э, Никита… но у нас с Сашей абсолютно другие планы на сегодня.

– Сходить с ребёнком на детскую площадку?

– А хотя бы и так.

Он даже бровью не повёл.

– Ну так пойдёмте вместе.

– Кинг Конг и Эн Дароу? Нет уж, упаси бог.

– Простите. Я не хотел вас обидеть.

Мне пришлось только пожать плечами.

Сашка начал извиваться и капризничать.

– Ну, Веля, я хочу на машине дяди Никиты прокатиться, ну пожалуйста.

Я покачала головой.

– Эвелина, ради бога, я не подумал, когда пообещал ему все эти развлечения.

– А вы вообще умеете думать? – этот Никита здорово меня бесил.

– А давайте так – мы доедем до детской площадки на моей машине, и все тогда останутся довольны.

– Правда. Все останутся довольны. Только почему-то никто не спросил моего мнения. Настоящее мужское эго.

А этот тип продолжал улыбаться. По-видимому, мое раздражение вызывало у него странную радость. Наверное, проще уступить ему. Уж больно настойчивым оказался этот Никита.

Я устало вздохнула.

– Ладно, только потому, что вы уже пообещали ребёнку.

Никита пожал плечами.

– Разумеется.

В это время стеклянные двери позади меня распахнулись, и оттуда вышла красивая женщина среднего возраста, по-видимому, хозяйка спа-салона. Она оценивающе оглядела меня, но ничего не сказала. Я все-таки клиентка.

– Никитушка, ты что, уже уходишь?

– Да мам, мы пойдём погуляем с сорванцом.

– А я думала, у тебя дела…

Никита усмехнулся, указал на Сашку, прильнувшего к моей ноге.

– А это разве не дела?

Женщина хмыкнула, покачала головой.

– Иди уж. Спасибо, что приехал.

Никита протянул руку Сашке, и тот с радостью вцепился в его ладонь.

Глава 9

Я вышел вслед за Сашкой, сыном одной из маминых работниц, и чуть не споткнулся на ровном месте. Прямо передо мной стояла та самая Эвелина Журавлева. Не фига себе – три встречи за последние три недели. В Москве. И это, несмотря на то, что у нас не было общих знакомых. Для себя я тут же решил, что это не просто так. Но это я так думал, а пока стоял как самый последний заторможенный идиот.

Вот она подняла мальчонку на руки. Ее чёрные атласные волосы упали на спину. Ярко-синие, смеющиеся, слегка прищуренные глаза. Счастливый смех. Она заметила меня, во взгляде возникла настороженность. Я так и не смог оторвать взгляда от лица Эвелины. Хорошо, что с самого начала не уставился на ее грудь.

Помог мальчишка своим веселыми возгласами. Такой классный пацан. Мы с ним как раз играли во всяких супергероев и я ещё подумал, что неплохо бы сводить ребёнка в какое-нибудь пищевое заведение, пока его мамка работает. И тут вдруг является Эвелина.

Попытался завести лёгкий разговор, но как назло начал нести всякую околесицу. Почему-то мне показалось, что я ее чем-то обидел. Ещё хуже – после каждой фразы начал извиняться. Так всегда бывает – хочешь произвести хорошее впечатление, а получается наоборот. Знаю, что всю ночь теперь не смогу спать. Буду разбирать наш разговор по косточкам. Тоже мне, адвокат со стажем.

В конце концов, я все-таки уговорил девушку провести время вместе. Мы вышли из салона – я, крепко держа Сашкину ручонку, и Эвелина чуть позади. Моя коллекционная, некогда принадлежавшая деду машина, стояла в нескольких десятках метров. До блеска отполированная и сверкающая хромом чёрная «Чайка», которой я жутко гордился. Сашка увидел машину и начал вырываться. Эвелина взяла парнишку за плечи, пытаясь удержать.

Я открыл заднюю дверцу для Сашки и уже хотел обойти машину, чтобы вежливо пригласить девушку на пассажирское сидение рядом со мной, когда она покачала головой.

– Я сяду сзади вместе с Сашей.

Конечно, я понимал Эвелину. И так оно, вероятно, было лучше. Представив ее голые колени рядом с моей рукой на рычаге переключения передач, у меня резко подскочило давление в штанах.

Сашке, похоже, понравилась моя просторная машина. Он радостно подпрыгивал и вертел головой. Мы доехали до какого-то двора с огромной площадкой для детей. Сашка сразу же побежал к каруселям. Мы с Эвелиной шли рядом, молчали. Не потому, что нам не о чем было говорить. Между нами возникло какое-то странное напряжение, сравнимое с электрическим. Осязаемое и реальное.

Эвелина увидела свободную лавку и направилась к ней. Я послушно побрел следом.

Молчание немного затянулось. Я шёл чуть позади и сверлил взглядом ее длинные стройные ноги, округлую попку, представляя свои руки на этих бёдрах. Если бы девушка в этот момент обернулась, то могла подумать, что я сексуальный маньяк. Мои джинсы чуть не лопались от переполнявшего меня возбуждения. Давно со мной такого не было. В общем-то, никогда.

Сидели на лавочке, словно молодожены, наблюдающие за своими детьми.

– Неплохая сегодня погода, – я слегка откашлялся. Ой, какая увлекательная тема для разговора. Наверное, Эвелина тоже так думала, потому что охотно поддержала тему.

– Да, и не жарко, и не холодно. И дождей в ближайшее время не обещали.

– Я смотрю, вы в часто слушаете новости.

– Да, – кивнула девушка. – В машине. «Дорожное радио» обычно. А вы? Музыку?

– Когда как. Иногда еду в тишине и думаю.

Девушка рассмеялась.

– Все-таки вы иногда думаете.

– Ну да. Очень редко, – я повернулся к ней, и наши глаза встретились. В этот момент я хотел лишь одного – чтобы наши губы встретились тоже.

– Может, нам следует перейти на «ты»? – спросил я.

Девушка пожала плечами.

– Ну ладно, давайте. Давай…

Ну вот что в ней такого? Мне аж захотелось сказать ей спасибо.

Эвелина спокойно сидела, глядя на играющих детей, а я судорожно копался в недрах своего мозга в поисках очередной темы для разговора. Мне казалось, она уже посчитала меня весьма недалеким.

– Вы… Ты не против, если я сгоняю за мороженым для всех нас. Тут недалеко.

Девушка пожала плечами.

Я вскочил на ноги и быстро направился в сторону небольшого магазинчика на углу.

Уже стоя в магазине, я понял, что не поинтересовался, какое мороженое она любит. На всякий случай купил клубничное в шоколаде.

Эвелина теперь сидела на лавке, расслабившись и вытянув свои стройные загорелые ноги. На ее носу красовались большие солнцезащитные очки.

– Готово. Зови Сашку, – я плюхнулся с ней рядом. – Вот тебе. Клубника в шоколаде.

– Я не люблю такое, – она слегка скривилась. – Ешьте его сами. Ешь.

Я начал злиться. На неё. На себя.

Она смилостивилась.

– Мне нравятся в вафельных рожках. Вот это.

О, мое любимое. Ну что ж.

Я протянул девушке мороженое.

– Спасибо.

– Расскажи мне о себе, – мне надоели поиски очередной темы для разговора.

– Зачем? Я не привыкла рассказывать о себе первым встречным. Достаточно, что ты уже знаешь, как меня зовут.

– Не думаю, что мы первые встречные. Всё-таки вместе гуляем с ребёнком твоей подруги.

– Я могла бы с ним погулять и сама. Ты просто навязался.

Я решил пойти ва банк.

– К тому же я видел тебя и раньше. Несколько дней назад, в ресторане. Ты была с молодым человеком.

Она улыбнулась и повернула своё лицо ко мне.

– Ах да. Что-то я припоминаю. А я смотрю – лицо знакомое. Да, да, ты был с красивой блондинкой. Ее Ларисой зовут. Как она, кстати?

– Лорой? Ты ее знаешь?

– Да. Я познакомилась с ней там. Она была очень расстроена.

Я почувствовал кислый привкус у себя во рту. Черт.

– Слушай, если ты что-то там слышала, или ещё чего… Ну да, я расстался с ней. Девушка немного расстроилась. Это жизнь…

Эвелина хмыкнула, отвернулась.

– Я просто решил, что у меня нет времени на не очень серьезные отношения.

– Проще найти время на занятия в фитнесс-клубе, конечно, – она смерила меня взглядом. – Ну в общем-то, я никто, чтобы читать какие-либо нравоучения. Ты уже взрослый мужик.

Мне стало весело. Я рассмеялся. Заметил, как щеки Эвелины покраснели. Думаю, если бы не солнцезащитные очки, то она бы прожгла меня насквозь своим взглядом.

– Извини. И для занятий спортом я слишком занят. К сожалению.

Прикусил язык, чуть не добавив, что для занятий спортом с ней я всегда свободен.

Эвелина впервые посмотрела на меня с интересом.

– А чем же ты тогда занят?

– Работой. Как и все.

– Как и все? А я, например, не работаю.

– Это твой личный выбор.

– Мда, – она наклонилась, сорвала одуванчик. – Наверное, ещё не нашла себя. Не имею понятия, чем мне хочется зарабатывать на жизнь. То, чем мне нравится заниматься, дохода не принесёт.

– Я тебя прекрасно понимаю, – затем решился спросить. – А что тебе нравится делать?

Она рассмеялась.

– Я люблю рисовать. Портреты. А ещё я люблю играть на рояле. Но это так, для себя. Хотя я могла бы даже преподавать, – она задумалась. – Но мне это ни к чему. Отец меня обеспечивает всем, что мне нужно.

– Он же не будет делать это до конца твоих дней.

Эвелина пожала плечами.

– Вообще-то, я окончила журфак в МГИМО. Но мне не нравится. Как представлю, что придётся врать на весь белый свет.

Я вздохнул. Моя профессия здорово разочаровала бы эту девушку. Адвокат. Человек, который лжёт сам себе, защищая различных ублюдков.

– И чем же ты занимаешься целыми днями?

Эвелина озадаченно поглядела на меня. Пожала плечами, затем отвела взгляд в сторону.

– Да, в общем-то, ничем. Встречаюсь с подругами в кафе, хожу в салоны красоты, вечером – на тусовки.

Я так и не понял, говорила ли она правду. Если да, то жизнь ее была ужасно скучна.

Глава 10

Оказалось, что врать Никите было легко. Меня так это обрадовало, что я готова была продолжать, но в этот момент к нам подбежал Сашка.

– Велька, Велька, смотри! – он протянул кулачок, в котором что-то было зажато.

– Ну, показывай.

– А ты будешь бояться?

– Конечно, – кивнула я.

– Дядя Никита, а ты? Ты будешь бояться?

– Я не буду.

Я обернулась к Никите и наши глаза встретились. Он улыбнулся. У него все-таки классная улыбка.

– А я обещаю, что не буду бояться. Я буду защищать тетю Эвелину.

– Вельку, – поправил мальчишка.

– Вельку, – согласился он.

Сашка раскрыл ладошку. Там сидел большой июньский жук.

Я притворно вскрикнула, широко раскрыв глаза, и в это время почувствовала, как две сильные руки обхватили мои плечи. Казалось, я разучилась дышать. Его ладони были такими тёплыми.

Сашка продолжал что-то весело кричать, а я слышала его голос, словно через ватную стену.

– У тебя такая прохладная кожа, – раздался голос Никиты у самого уха.

Я вскочила, не в силах побороть эти странные ощущения. Схватила свою сумочку.

– Нам пора, Саш. Мама, наверное, уже закончила работать.

Мальчик погрустнел, но послушно протянул мне свою руку. А другую – Никите.

В машине мы сидели молча. Определение «громом поражённая» как никогда подходило мне. Пока Сашка смотрел в окно, я исподтишка разглядывала Никиту.

Я видела только его профиль, но и этого было достаточно, чтобы любоваться им. Обратила внимание, какие у него длинные загнутые ресницы. Да что со мной происходит, в конце концов?!

Он остановил машину возле салона, вышел и помог выйти нам с Сашкой. Парнишка сразу бросился внутрь здания. Мы остались стоять друг напротив друга.

– Ну что, Велька, – Никита усмехнулся. – По-моему, мы прекрасно провели время. На свежем воздухе.

– Да, пожалуй.

– Может быть, встретимся снова? Дашь телефончик?

Я отрицательно покачала головой. Нет. Никогда не стану одной из карт в его игральной колоде. Именно потому, что этот мужчина мне дико нравился. Перед глазами возникло зареванное лицо его бывшей подружки. Нет.

Я подняла на него глаза. Никита больше не улыбался. Затем отошёл к своей машине, а я осталась.

Просто кивнул.

Я резко отвернулась. Только бы не видеть этого мужчину-мечту.

* * *

Ксения неожиданно позвонила вечером, когда я уже ложилась спать.

– Ну что? – сразу начала она. – Сашка сказал, что вы вместе с Никитой гуляли. Что же ты не рассказала мне?

– А чего рассказывать-то, Ксю?

– Ну как что? Ты ему понравилась? Он взял у тебя номер телефона?

Мне стало смешно.

– Почём я знаю, понравилась я ему или нет. Мне это по барабану. А свой номер я ему не дала.

– А, так он, значит, спрашивал?

– Слушай, Ксю, ну подумай, зачем я буду раздавать свои телефонные номера всем подряд!

– Но это же Никита!

– Ксю!

Подруга ничего не ответила, и в ее молчании сквозило осуждение.

– Ладно, у меня к тебе совершенно другая просьба.

Я приготовилась слушать.

В течение следующих пятнадцати минут Ксения пыталась заманить меня на какую-то крутую вечеринку в субботу вечером.

– Ты должна там быть! Мне, кроме как с тобой, не с кем пойти. А так хочется вырваться наконец-то! – она вздохнула.

– А Сашка?

– Маме оставлю на ночь.

Мне стало жалко подругу. Она и так работает целыми днями, а тут дома маленький ребёнок. В конце концов, Ксю тоже надо личную жизнь устраивать.

– Ну пожалуйста! Это же бал-маскарад!

Я усмехнулась. Последний раз я посещала подобное мероприятие лет пять назад. Было достаточно интересно. Яркие декорации, современная музыка, обалденная обстановка. Все присутствующие в великолепных нарядах и в масках. Тогда я была там с Вадимом, одним из моих бывших. Я бы не прочь сходить ещё раз на такую вечеринку, пощекотать свои нервы волнующими встречами с людьми, скрывающимися за масками.

– Хорошо, Ксю, я, пожалуй, соглашусь.

Поговорив ещё обо всякой ерунде, мы распрощались. У меня ещё имелись кое-какие планы на оставшийся вечер. Завтра утром я собиралась съездить в детский интернат. Это был мой маленький благотворительный проект, о котором мало кто знал. Я начала его два года назад. И чем больше занималась этим делом, тем глубже погружалась в него.

Началось все с того, что на одной из вечеринок я подслушала разговор богатых дамочек о меценатстве. Они вкладывали кучу бабла в различные фонды. Кто-то из них поинтересовался, знают ли они про конечный результат их деятельности, и одна тетка просто пожала плечами. Сказала, что это ее мало волнует. Просто благотворительность – это дань моде и к тому повышает рейтинг. Помню, как ужаснулась тогда. Этих тёток интересовало только, как о них подумают окружающие.

Буквально через месяц я уже стучалась в один из детских интернатов. Заведующая, узнав, что я хотела бы вложить средства в их заведение, несказанно обрадовалась. Ее радость немного утихла, когда она поняла, что мой вклад не увидит в виде прямого поступления денег. А мне было плевать на чьё либо мнение. Уже позже, Мария Васильевна, так её звали, призналась, что просто подобное предложение оказалось непривычно для неё. В последствии она проявила себя неплохой тёткой, и мы с ней сработались.

Для начала я заказала строительные материалы и краску. Наняла рабочих. Сама лично приезжала проверять, как идёт ремонт.

За два года мы много чего сделали совместными усилиями. Я получала удовольствие от этого. Папочке я ничего об этом не говорила – не хотела, чтобы он обсуждал меня со своей любовницей.

Как-то Мария Васильевна упомянула, что они нуждаются в учителе музыки. Зарплату они платили крошечную, и никто не хотел идти работать в этот интернат. Тем более большинство детей были с различными дефектами. Недолго думая, я согласилась два раза в неделю преподавать музыку детям. Бесплатно. Вот так все и началось. Именно поэтому сегодня я хотела лечь спать пораньше, чтобы утром у меня была свежая голова.

Глава 11

Мама зазвала меня к себе. Это было невиданно. Чтобы я среди недели поехал к ней на ужин! Но у меня было хорошее настроение. Я выиграл один из давно затянувшихся процессов.

Выйдя из здания, в котором находился мой офис, я понял, что, скорее всего, будет дождь с грозой. Слишком душно. От раскалённого асфальта исходил жар. В небе на западе зависла чёрная туча. Порадовался, что оставил «Чайку» в гараже, а вместо неё взял свой маленький «Фиат». Там хоть был кондиционер.

До матушкиного дома я доехал быстро. Забежал в соседний магазин, чтобы купить цветы и небольшой тортик.

Поднялся по старой с широкими ступенями, лестнице на второй этаж.

Маман открыла дверь после череды яростных нажатий на кнопку звонка.

– Никита, ну что ты такой нетерпеливый! Всегда появляешься, когда я только начинаю заниматься чем-то важным.

– Это чем же? – я протянул ей цветы, а сам втянул носом ароматы, доносящиеся из кухни.

– Я проверяла температуру внутри мяса.

– О, никак ты решила что-то приготовить?

Мама шутливо надула губы.

– Обижаешь. Я не готовлю только потому, что не для кого. Но так как сегодня приехал мой сын…

– Мам? Я всегда тут. Я никуда не уезжал. С тобой все в порядке?

Явно она что-то затевала. Мы, как правило, ходим с ней ужинать в рестораны.

Пройдя в столовую, я обнаружил там накрытый белой скатертью стол, сервированный на двоих. Слава богу, кроме меня никто не ожидается. Мама вошла следом, держа в руках вазу с уже поставленными туда цветами.

– Тебе нужна помощь? – спросил я.

– Нет, Никитушка, я справлюсь сама.

Она ушла в кухню и через минуту вернулась с фарфоровой супницей.

Ничего себе! Интересно, мамочка вспомнила, как готовить супы!

– Это твоя любимая солянка. Садись.

Она нажала мне на плечо своей изящной ладонью, усаживая меня на стул.

Через каких-то пять минут небольшой овальный стол ломился от яств. Я вопросительно приподнял брови.

– Ты что, считаешь, что я слишком худой?

Она засмеялась, смущенно опуская глаза.

– Ну что ты, сынок. Просто я давно ничего такого не готовила, и мне хотелось угостить тебя вкусняшками, посидеть дома вдвоём.

– Отлично. Хорошая идея, учитывая, что я давно не ел твоей стряпни.

Солянка была бесподобной. Наверное, я был здорово голоден. Покончив с супом, я сразу же принялся за остальные закуски.

– Мам, – отложил вилку с наколотым на неё маринованным грибком. – Я знаю, ты что-то задумала. Говори.

– Ну хорошо, – матушка томно закатила глаза. – Тамара.

– Ну?

Тамара была давней подругой моей матери. У неё был какой-то туристический бизнес. Ещё у неё была дочь Рита на выданье. Притом уже с незапамятных времён. Время от времени мне приходилось выходить с ней в свет. И все это было по просьбе моей родительницы. Я стиснул зубы, начиная подозревать, что на меня уже есть какие-то планы.

– Видишь ли, сынок, Томочке нужна твоя помощь.

Я отодвинул от себя тарелку. Как же противно. Никто не думает, что у меня есть своя жизнь.

Маман испуганно поглядела на меня.

– Никитушка, ты что? Даже не выслушаешь меня?

– Эта Рита уже в печенках у меня сидит. Я просто не переношу её на дух. Глупая как пробка.

– Только один раз, сынок, – и зачастила, испугалась, что, не дослушав, встану и уйду. – В следующую субботу – бал-маскарад в Середниково. Это юбилей. Будет куча народу. Даже мои девчонки с работы собираются.

– А кто же будет работать если ты всех отпустишь? – я усмехнулся.

– Кто тебе сказал, что я всем дам уйти. Только двум – Ксении и Кире. Ксения – это та, с сыном которой ты игрался на прошлой неделе.

– Да? – на миг в моем мозгу мелькнула мысль, что, если Ксения собирается на этот бал-маскарад, может, и Эвелина пойдёт с ней за компанию. А если нет? Тогда это будет ещё один испорченный вечер. Надо хорошенько взвесить все за и против.

– Мам, – я решил аккуратно выспросить. – А какая тематика?

– Ах, что-то из Шекспира. Обязательно посмотри в интернете. Девчонки только и делают, что болтают про наряды. Подруга Ксении заказала для обеих какие-то дизайнерские одеяния.

– Но это же стоит кучу денег!

– Ой, молчи сынок. В мой салон ходят только обеспеченные дамы.

Мама положила мне на тарелку рис и кусок запечённой баранины.

– Да ты должен помнить подружку нашей Ксении, – мама взмахнула руками. – Ты с ней прогуливался вместе с мальчонкой. Эвелина. Кстати, очень наглая девица. Я из-за неё уволила уже двух сотрудниц. Но красотка. Когда-то я знавала ее отца.

Меня аж в жар бросило, когда маман упомянула Эвелину. И тотчас же перед моим взором возник ее образ – пухлые яркие губы, синие ироничные глаза.

После того как мы расстались в тот день, я попытался отогнать надежду на наше последующее общение. В конце концов, вокруг куча других женщин. Да и времени нет на все эти ухаживания и дамские капризы. Да я ничего и не знаю про эту Эвелину. Судя по всему, она ничем не отличается от остальных пустоголовых кукол.

Поймал на себе испытующий взгляд матери. Чуть не подавился.

– Ну хорошо, хорошо, мам. Можешь сказать своей Тамарке, что я согласен.

Для себя же я отметил, что надо на досуге порасспросить маман об отце Эвелины. Наверняка она что-то знает о нём и его бывшей супруге.

Глава 12

До усадьбы Середняково мы добрались на такси. Решила оставить машину дома. Все равно все парковочные места были заняты. С собой мы захватили зонты, так как ожидался дождь.

– О господи, Велька, посмотри, сколько народу туда прет! – воскликнула Ксю.

– Да, ожидается несколько тысяч. Это хорошо, что мы приехали пораньше.

Пока мы шли к воротам усадьбы, я с интересом осматривалась. Таинственные существа – феи всех мастей, эльфы, древнегреческие боги, химеры насыщали атмосферу этого вечера волшебством. Вся усадьба превратилась в райский сад, усыпанный яблоками. Под таинственными деревьями располагались змеевидные мягкие скамейки, окружённые фантазийными цветами.

Разодетая многотысячная толпа бродила на огромной лужайке перед особняком. Ксю изображала нимфу. Ее голову украшал огромный венок из сиреневых цветов и зелени. На лице был серебристо-сиреневый макияж, и такого же цвета маска прикрывала глаза моей подруги. Я нарядилась в костюм Евы. К счастью, не тот самый костюм, в котором Ева расхаживала по райскому саду. Мой был достаточно скромен, хотя и необычайно красив. Пришлось срочно выписывать из Милана. Длинное зеленое платье с открытой спиной и плечами и отделкой из кружев в виде фиговых листьев. Ксю постаралась на славу с нашими прическами и макияжем. В мои волосы были вплетены зелёные и золотые ленты, которые смешиваясь с моими локонами, спускались вниз по плечам. Золотисто-изумрудная маска со стразами и спускающимися вниз цепочками, почти полностью закрывала мое лицо. Думаю, если бы мой папулечка увидел меня сейчас, то вряд ли узнал свою дочь.

Если ещё несколько дней назад у меня не было настроения идти на эту вечеринку, то сейчас жутко хотелось веселья. Я была в предвкушении великолепного вечера со звоном бокалов, игристым шампанским и лёгким флиртом.

Хотелось танцевать, и даже обещанный дождь не пугал меня.

Непонятно откуда у меня в руке оказался фужер с шампанским. Затем я почувствовала крепкую мужскую руку на своём локте.

– Вы кто, прекрасная девушка? Ева, если не ошибаюсь?

Я, смеясь, оглянулась. Ого, какой богатый парчовый прикид!

Может быть это был Оберон или сам царь Эгей. Его лицо скрывала золотистая маска, из-под которой можно было видеть только рыжеватую бороду. Он прикоснулся своим фужером к моему, улыбнулся.

– Вы без Адама сегодня?

– Я его потеряла, – рассмеялась я. – Но зато я здесь со своей верной нимфой Актеей.

Я потянула Ксю за руку.

– Так присоединяйтесь к нашей компании, – мужчина похоже обрадовался, хотя за маской было сложно разглядеть выражение его лица. Он взял нас обеих за руки и повёл вглубь парка, проталкиваясь сквозь веселящуюся толпу людей.

Вскоре мы присоединились к радостным эльфам и нереидам. Кто-то милостиво принёс нам закуску и ещё шампанского.

Время шло быстро. Я чувствовала себя беспечной и легкомысленной, отчасти от того, что никто не видел и не мог узнать меня под покровом маски. Голова слегка кружилась от выпитого шампанского. Ксю куда-то удалилась вместе с одним из «богов». Эгей-Оберон царственно предложил мне пойти с ним потанцевать, но я отказалась. Дождь начал накрапывать крупными каплями, обещая в ближайшие несколько минут перерасти в ливень. Я вспомнила, что оставила свой зонт на том самом месте, где мы встретили царя.

Глава 13

Я до последнего оттягивал эту поездку на бал-маскарад. У меня было очень много дел, которые требовали моего внимания. Для себя я решил, что не хочу там быть весь вечер и всю ночь. Пары часов будет достаточно. Надеялся, что смогу избавиться от Тамариной дочки и рвануть обратно домой.

С неохотой достал из шкафа костюм ангела-хранителя, который откуда-то притащила мама. Выглянул в окно. Начинался дождь. Смутная надежда, что из-за ненастной погоды Рита откажется от своих планов, была разрушена её телефонным звонком.

Мамина подруга и ее дочка жили недалеко от меня. Девушка, одетая в наряд какой-то дриады, завидев мою красную машину, выбежала из подъезда. Над головой она держала пластиковую накидку. Совсем рядом прогремел гром. Она испуганно взвизгнула. Я поскорее открыл дверцу машины.

– Ох, приветик! Дождище какой! – отдышавшись, сказала она.

– Может, не стоит?

– Ты чего, Никит? Я целый год ждала этого бала.

Я промолчал. Она, оказывается, ждала целый год, а меня поставили перед фактом. Женщины! Всегда делают как им удобно.

Пока мы доехали до места назначения, мои уши готовы были свернуться в трубочку. Ненавижу болтливых баб. Ухмыльнулся, вспомнив Лорку.

Я предусмотрительно захватил с собой зонт. Вообще-то, я всегда держал его в машине. Не к лицу адвокату являться на судебное заседание как общипанный мокрый петух. В моей профессии очень важен презентабельный вид. Никаких татуировок, пирсинга и странных причёсок. Я получше закрепил маску на своём лице. Сегодня у меня не было настроения встречаться со своими знакомыми.

Зонт не помог. Нам с Ритой пришлось почти бегом бежать к усадьбе. Сквозь веселящуюся толпу мы кое-как пробрались к особняку. Девушка шмыгнула внутрь здания, мгновенно забыв про своего сопровождающего. Я с облегчением вздохнул и мысленно перекрестился.

Мимо меня проскочили несколько странных существ. Я спустился по лестнице вниз. Светящиеся столбы вдоль дорожки освещали путь. Сбоку от меня огромная толпа извивалась в танце под музыку известных ди-джеев. Гигантская радуга застыла над озером, причудливо освещая пространство вокруг. От яблок, лежавших на траве, доносился сладковато-пряный аромат. Мой костюм намок от дождя, и крылья уныло повисли, но мне не было холодно. Обожаю летние дожди, хотя в этот вечер предпочёл бы все-таки сухую погоду.

Я встал под большое раскидистое дерево, с которого свисал серебристый змей с ярко-зелёными глазами. Какой-то эльф остановился возле меня, спросил зажигалку. Мне нечем было ему помочь. Захотелось выпить, но идти внутрь особняка было лень. Опять пробираться сквозь шумную толпу. Достал свой мобильник проверить сообщения. Под ногой что-то хрустнуло. О черт, наступил на чей-то зонт и, похоже, раздавил его.

– Не успела, – за спиной послышался чей-то голос. – Прощай зонт.

Я обернулся. Позади стояла девушка. В темноте дерева сложно было разглядеть ее, да и не имело смысла. Всё равно все здесь были в маскарадных нарядах.

– Извините, – потом вспомнив про свой зонт, предложил. – Я могу поделиться с вами.

Девушка, похоже, согласилась, потому что подошла ближе. Теперь я мог видеть ее обнаженные плечи, прикрытые фиговыми листьями. Ева?

– Вы похожи на ангела-хранителя, – она подняла ко мне своё лицо. Под маской, скрывающей большую его часть, я не смог ничего разглядеть. Странно, голос девушки был мне знаком. Неужели счастливая случайность?

– Значит, вы вовремя поспели со своим зонтом, дорогой ангел.

– А где ваш Адам?

Девушка рассмеялась.

– Похоже, Адама съел змей-искуситель.

– А вы не боитесь, что он может набросится и на вас? И съесть, или искусить.

Она на минуту задумалась, потом сунула свою ладошку в мою руку.

– Когда мой ангел-хранитель рядом, я ничего не боюсь. Пойдёмте.

– Куда, дорогая Ева?

– Развлекаться, танцевать, пить шампанское, – затем остановилась, посмотрела на меня. Или вы заняты?

Усмехнувшись, я покачал головой.

Девушка потянула меня за руку.

Дождь усиливался, но никто не обращал на это внимание. Уже через пять минут мы ворвались в кольцо танцующих. Я наконец-то смог разглядеть свою спутницу. Изумрудного цвета платье обтягивало ее как вторая кожа и подчеркивало великолепную фигуру девушки.

– Ох, так хочется ещё шампанского! – она положила свои руки мне на плечи, продолжая двигаться под музыку.

– Пойдём, – неподалёку в шатре бармены обслуживали жаждущих. Я по-быстрому сунул одному из них пару лишних купюр, получив заветную целую бутылку.

– Ой, бежим скорее! Сейчас будет фейерверк!

Девушка подтолкнула меня в сторону площадки перед кустарником. Какая она сегодня, Эвелина! Интересно, если бы она знала, кто я на самом деле, то как бы себя вела?

Даже я, абсолютно не романтичный мужик, не смог сдержать счастливый смех. Мы стояли, мокрые от дождя, шампанское пеной выплескивалось из открытой мной бутылки, огненные всплески фейерверка взрывались над нами. В жизни не испытывал ничего подобного. Эвелина выхватила бутылку из моих рук и, запрокинув голову, припала губами к горлышку. Я обхватил ее за плечи, прижал к себе. Думал, девушка оттолкнёт меня, но она, наоборот, ещё теснее приникла ко мне. Протянула бутылку с шампанским.

– Пей давай! Господи, как же хорошо!

Даже через одежду я чувствовал, как от прикосновения к ее обнаженным плечам по моим рукам словно струится электрический ток.

Едва отгремел последний залп, Эвелина поглядела на меня.

– Я даже совсем забыла про дождь!

– Танцевать? – спросил я ее. Мне хотелось, чтобы она получила максимум удовольствия от этого вечера. Готов был следовать любым ее причудам. Я попытался задуматься и проанализировать причину этого, но девушка внезапно слегка покачнулась. Ладно, обо всем подумаю после.

– Ой, – она рассмеялась, глядя себе под ноги. – Какой танцевать? Я еле держусь на ногах. Ангел, или как там тебя… похоже, я напилась вдрызг.

Она стала опускаться на траву.

– Ты что, мокро же. Пойдём внутрь.

Девушка покачала головой.

– Здесь такой воздух, – в волшебном свете радуги, зависшей над озером, я видел улыбающиеся губы Эвелины.

– Побежали к деревьям. Там есть где присесть, – я обеими руками взял её за плечи.

Она и вправду не могла двигаться. Ну что ж. Одним движением я подхватил Эвелину на руки. Девушка только прерывисто вздохнула.

Она испуганно вскрикнула, внезапно увидев сверкающие красным глаза змея, нависшего над лавкой. Затем рассмеялась.

– Не бойся, – прошептал ей в ухо, опуская на мягкую скамейку. Она сомкнула руки у меня на шее.

– Ох, я и вправду испугалась. Так неожиданно…

Действительно неожиданно. Для меня. Потому что от прикосновения ее рук с моим телом стали происходить все эти мужские физиологические изменения. Резко выдохнув, я приник губами к ямочке за ухом девушки и тут же почувствовал дрожь ее тела. Мои ладони скользнули по обнаженной спине. Я с ума сходил от этой влажной кожи. Меня будоражило все – ее дыхание, запах волос, пальцы, поглаживающие мой затылок.

Мне было плевать, если нас увидят. Сейчас здесь были только мы. Я провёл большим пальцем по податливым губам девушки. Она простонала, потянулась навстречу мне. Я прилёг рядом с Эвелиной на скамейку, одной рукой обхватив ее затылок. Мне необходимо было отведать этот рот, эту чувственную мякоть. Провёл рукой от её колена до бёдра, попутно сминая мокрую ткань платья. На миг остановился. Затем двинулся выше, к вырезу ее платья, с осторожностью прикасаясь к нежным возвышенностям. Я дотронулся губами до ее верхней губы, слегка посасывая. Мой язык настойчиво проник внутрь, вызвав у Эвелины стон.

– Ева, – прошептал, задыхаясь. Оторвался на секунду от ее рта только для того, чтобы окончательно смять его своей страстью. Я был готов и окончательно потерял голову. Мой ствол требовал немедленной разрядки и жаждал ворваться в это податливое, разгоряченное тело. Словно мне было не тридцать с гаком, а в два раза меньше.

– Так хочу тебя… – выдохнул в ее рот.

Эвелина обхватила меня ещё крепче. Маска сползла с ее лица, и я мог теперь целовать ее лицо, полузакрытые веки, лоб.

– Эвелина… – моя ладонь проникла в вырез её платья, нащупав затвердевший бутон. – Веля…

В то же мгновение я понял, что все изменилось. Лежащая подо мной девушка застыла и словно окаменела. Уперлась кулачками в мою грудь, вздымающуюся от страсти.

Даже в темноте я увидел ужас в ее глазах.

– Ты кто?

Глава 14

Я ведь знала, что пить шампанское мне ни в коем случае нельзя. Но как можно отказать себе в таком удовольствии сегодня ночью. Игристое вино превращало меня из здравомыслящей молодой женщины в опрометчивую шалунью, готовую напропалую флиртовать.

К тому времени как мой взгляд наткнулся на одиноко стоящего ангела с опущенными крыльями серебристо-синего цвета, я была уже в состоянии «готовности». Мне подумалось, что ему грустно. К тому же, он стоял под тем самым деревом, где я оставила свой зонт.

Ну вот почему люди приходят на подобные увеселительные мероприятия, а потом стоят в одиночестве как какие-то горемыки. Ему скучно? Ну так, может, я смогу развеселить этого ангела?

Ангел-хранитель оказался интересным типом. С ним было весело. Мы пошли на танцпол. Странно, вот никогда бы не подумала, что мне захочется «особого» внимания от совершенно незнакомого мужика. Я отчаянно флиртовала с ним, а он, наивный, слепо следовал моим знакам. Давно я себя так не чувствовала.

От выпитого дико кружилась голова, а ноги перестали повиноваться.

Не помню, когда я осознала, что лёгкое развлечение превратилось в нечто серьёзное. Наверное, когда почувствовала его дыхание на моем лице. И запах парфюма. Такой, как мне безумно нравился. И какой так хорошо помнила. Этот аромат связывал меня с Никитой – самым красивым самцом, которого я когда-либо встречала. Прикрыла глаза, представляя его на месте этого ангела-хранителя.

Мое тело коснулось поверхности скамьи. Я почувствовала обжигающее дыхание на моем виске. Губы. Такие мягкие и одновременно упругие. Ладони на моих плечах, жесткие и нежные одновременно, требовательные. Так хочется сдаться. Все внутри меня вибрировало и трепетало. Невозможно дышать. Казалось, ещё мгновение, и я умру, сгорая в этом ненасытном огне страсти. Я чувствовала реакцию мужчины на себя, его сбивчивое дыхание, дрожь его тела. Знала, он безумно хочет меня. Флирт перестал быть флиртом. Все было взаправду, по-настоящему.

– Эвелина, Веля… – Это было словно взрыв, разметавший мысли в разные стороны. Кто он? Откуда знает меня? Голос… Запах… Я зажмурила глаза.

Дайте же мне уйти! Господи, ну как я так могла? Его пальцы вцепились мне в плечи. Теперь я видела растерянность на его лице. Маски сброшены. В буквальном смысле. Никита.

С трудом вскочив на ноги, я оттолкнула от себя мужчину и бросилась к выходу. Поскользнувшись на мокрой траве, упала и тотчас же почувствовала, как сильные руки подхватили меня.

– Куда ты бежишь? Погоди.

Никита что есть силы прижал меня к себе. Лицом я уткнулась в его грудь так, что мне нечем стало дышать. Я слышала гулкие удары его сердца. Или это было мое сердце?

– Эвелина, – настойчивый голос. А я хотела закрыть уши руками, не слышать ничего. Все, что мне надо было – остаться одной со своими мыслями. Больше всего сейчас я хотела это мужчину. И он знал это. Но все внутри меня противилось этому желанию – я не хотела попасться в сети отъявленного Дон-Жуана.

– Отпусти меня, – простонала в его одежду.

– Ну что ты, девочка. Прости. Я не трону тебя. Обещаю.

Он шептал мне это, гладя меня по мокрым волосам, а я чувствовала его горячее дыхание на своём затылке, прикосновение губ. И этот особенный, только его, запах.

От этого голоса я таяла. Никита обещал не трогать меня, но разве я не жаждала его прикосновений?

Мужчина приподнял мой подбородок. Снял губами слезу с моей щеки.

– Не хочу, чтобы ты плакала, – тихо сказал он. Потом, взяв меня за плечи, слегка отстранил. Серьезно посмотрел мне в лицо.

– Я, честно, не хотел тебя расстроить. Ну? Ты мне веришь?

Со мной ещё ни один мужик так не говорил. Обычно им было все равно, что я думала о них, верила им или нет. Никита отличался от остальной массы. Кроме того, он был ужасно привлекателен. Мне пришлось напомнить себе, что он обыкновенный повеса. У таких достаточно различных «инструментов» соблазнения.

– Вель, если хочешь, мы забудем все, что только что произошло, а?

Я усмехнулась про себя. Интересно, как это будет выглядеть? Затем кивнула.

Глава 15

Какой же я идиот! Как это я смогу забыть обо всем, происшедшим между нами! В тот момент, когда Эвелина, соглашаясь, кивнула, я понял, что вляпался. Мое тело не настолько натренировано, чтобы не реагировать на эту девушку. Даже сейчас, когда я стоял под проливным дождём, мой орган вовсю отзывался на ее присутствие. И это, несмотря на то, что она плачет, расстроена и, похоже, не испытывает ко мне никакой симпатии.

С минуту я стоял и отрешенно смотрел на неё. Ну и чего ты добился? Она всего-навсего баба, такая же, как и другие – поломается и уступит. Затем я аккуратно поправил на ней платье.

– Ты замёрзла?

Она пожала плечами, отвернулась.

Я не знал, что делать. У меня словно язык прилип к одному месту. Как себя вести с этой девушкой? Уже прошло минут пять, а я все стоял как истукан.

– Эвелина, ты хочешь пойти потанцевать или…

– Или. Я хочу домой. Отвези меня домой.

– Хорошо, – достал ключи от машины. Мельком глянул на телефон. На экране высветились несколько сообщений от Риты. Черт. Нехорошо получается.

Эвелина наблюдала за мной.

– Подожди, – я дотронулся до ее плеча. – Мне надо позвонить.

Быстро набрал номер Риты.

– Никита, ты куда пропал? – услышал ее голос, пытавшийся перекричать громкую музыку. – Здесь так весело. Я тебя жду.

– Рит, я уезжаю.

– Чего?!

– Голова разболелась. Ты как? Доберёшься на такси? Я заплачу.

– Ладно, не переживай. Кто-нибудь довезет.

Я отключился, поглядел на Велю. Она стояла, закусив губу.

– Пойдём, – я взял её руку в свою.

Сев в машину, она вопросительно поглядела на меня.

– Ты же не один пришёл.

– Ну да, – пожал плечами. – Со знакомой. Она решила остаться.

Уже в дороге я заметил, что Эвелина дрожит, включил печку на полную мощность. Похоже, это не помогло. У девушки буквально зуб на зуб не попадал.

Я положил свою ладонь на ее руку.

– Ты как? С тобой все в порядке?

– Все нормально.

Эвелина даже не могла произнести эти два слова связно.

Тогда я решил остановиться у обочины. На заднем сиденье у меня лежал плед. Девушка испуганно посмотрела на меня.

– Боюсь, ты заболеваешь.

Эвелина натянуто улыбнулась.

– Не волнуйся. Просто отвези меня домой.

– Это я виноват.

– Успокойся, Никита. Ты здесь ни при чем. Шёл дождь.

Развернув тёплый шотландский плед, я закутал девушку. Прикоснулся губами к её лбу. Она отпрянула.

– Шш, похоже, у тебя жар. Может быть, в больницу?

– Ты с ума сошёл! Какая ещё больница? Я не сахарная девочка, отлежусь.

Вздохнув, я надавил на педаль газа, и выехал обратно на шоссе.

Оставшийся путь мы молчали. Я прислушивался к дыханию Эвелины. Похоже, она задремала. А я ведь даже не спросил ее адрес.

Когда я легко прикоснулся к плечу девушки, она вздрогнула и открыла глаза.

– Куда тебя везти?

– Домой.

Я рассмеялся.

– Вель, я же не знаю, где твой дом.

Она назвала адрес. Пока я вёл машину, Эвелина тревожно следила за мной взглядом.

Мы подъехали к небольшому, но достаточно старому особняку. Внутри, за исключением пары окон, царила темнота.

Я вышел из машины и, обойдя ее, открыл дверцу для девушки.

– Оставь плед себе. Отдашь при встрече.

– Встрече? – она подняла на меня глаза. Что-то неприятное екнуло у меня в районе солнечного сплетения. – Не надо, Никит. Никаких встреч.

– Вель, – я шагнул к ней, взял её за плечи.

– Забудь про все. Пожалуйста. Тебе это не надо. И мне тоже.

– Почему?

– Потому, – она отошла к буйно цветущим кустам жасмина. – Я не для тебя.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.