книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Olga Greenwell

Из двух зол

Моя начальница Дарья – массивная брюнетка – пронеслась мимо, едва не сбив с ног. Ее всегда спокойно-снисходительное выражение лица перекосила паника. В общем, мне было только на руку, что Дарья меня не заметила – я опоздала на работу. Как можно незаметнее просочилась в первую попавшуюся дверь. Черт, туалет. Ничего, придётся переждать здесь. За дверью снова раздались тяжёлые шаги начальницы. Может, это новый вид фитнесса бегать по коридорам туда-сюда?

Из одной из кабинок донёсся чей-то приглушённый смех.

– …не выкрутится. Кого она ещё сможет найти в нашем агентстве? Ни одной подходящей кандидатуры, кроме меня, – по голосу и злорадному смеху я узнала Снежану, нашу первую красавицу. Разговаривала с кем-то по телефону. Интересно, о чем это она?

Я постаралась вжаться в тёмный угол, совершенно забыв об опоздании. – Из нас двоих только я подхожу на эту роль, – продолжала наша фу ты ну ты. – Сашка, конечно, много чего знает, но посмотри на неё – веник веником, посмотреть не на что. А эти клиенты, ооо… – Я представила, как она закатывает глаза. – Такие только раз в жизни встречаются, и, самое главное, они готовы тратить огромные бабки.

Я дёрнула головой и задела что-то, что с металлическим грохотом повалилось на пол, разбрызгивая жидкость, рванула дверь и бросилась вон из туалета. Мне совершенно не хотелось, чтобы Снежана узнала, что я подслушивала. Отдышалась и ровной спокойной походкой прошла по коридору в наш отдел, открыла дверь и застыла. Глаза всех без исключения сотрудниц уставились на меня.

Что-то случилось, чего я не знаю, или это как-то связанно с подслушанным разговором? Пожав плечами, прошла к своему столу и тут же Милка, моя приятельница, затараторила на ухо:

– Ой, Шурка, у нас тако-о-ое… – Ее ярко зеленые глаза, казалось, увеличились в три раза. Достав из сумочки очки, я протерла их и водрузила на нос. – К нам наконец-то едут два заморских барина.

– Ну и что? – я пожала плечами.

Эка невидаль! У нас все-таки экскурсионное бюро, и заезжие казачки никогда не были чем-то невиданным. И уже собиралась высказать своё мнение по этому поводу, когда дверь отворилась, и в проёме показалась Дарья.

Окинув помещение царским взглядом, она остановила его на мне. Сомкнув брови, поманила пальцем. У меня вдруг ослабели ноги и задрожали колени – значит, она заметила мое опоздание. Только этого не хватало! За последний год я сменила три экскурсионных агентства, и это из всех было, пожалуй, самым лучшим – более высокая зарплата, удобный график работы и неплохой коллектив.

Подавив вздох, я пошла в кабинет начальницы.

* * *

Дарья уже восседала за своим огромным столом. Войдя, я нерешительно остановилась.

Сейчас начнёт читать лекции.

– Ну что застыла, как статуя в Эрмитаже? – бросила она, не отрываясь от изучения документов. – Ближе, Веснушкина, ближе.

– Веснина, – поправила я, чувствуя, как запотевают мои очки.

– Без разницы, – она слегка сморщила носик, оглядывая меня. Ну и что, что я рыжая и конопатая? Мама всегда говорила, что мне очень идут веснушки. Наверное, начальнице не пришёлся по вкусу мой наряд. Плевать – у меня были причины выглядеть так, как я выглядела. – Ты ведь знаешь, чем занимается новый отдел?

– Не совсем.

– Н-да… – Дарья помолчала, будто сомневаясь, стоит ли вводить меня в курс дела, снова сморщила нос. – В общем, так, Александра, новый отдел называется «Шаг в новую жизнь». Мы помогаем переезжающим в нашу страну иностранцам освоиться и почувствовать себя здесь комфортно, почти как дома. – Увидев, как у меня полезли на лоб брови, начальница пояснила: – Их нужно сопровождать в магазины, музеи, театры, рестораны и так далее. Люди должны чувствовать себя как рыба в воде в общественном транспорте, на улице и даже в подворотне. Наша задача сделать так, чтобы иностранец перестал быть иностранцем, а стал одним из нас.

– А простите, Дарья Анатольевна, какова моя задача? Я же простой экскурсовод.

Она махнула рукой.

– Не прибедняйся, я все о тебе знаю, Веснушкина.

– Веснина…

– Думаешь, перед тем как нанять тебя на работу в своё агентств я не удосужилась разузнать всю твою подноготную? – Я почувствовала, как мои щёки заливает румянец. Что Дарье известно о моем прошлом и какого рожна от меня надо? Но начальница уже опередила меня. Вышла из-за стола и встала передо мной, уперев руки в боки: – Отец дипломат, ты объездила много стран, по профессии ты журналист-международник и даже успела побывать в горячих точках.

– Но…

– Не перебивай! – строго прикрикнула начальница. – Ты прекрасно знаешь историю и культуру страны, знаешь, куда можно сходить и что посмотреть… – У меня начала кружиться голова, и я опёрлась на спинку стула. Чего ей надо? – Теперь поняла? – Я отрицательно помотала головой. Дарья всплеснула руками, и ее лицо растянулось в улыбке. – Прости, Веснушкина, я совсем забыла сказать – к нам едут два богатых бизнесмена. Из Северной Америки. – Ох, лучше бы к нам ехал ревизор! – Я уже решила – ты будешь помогать Снежане советами. За это я дам тебе премию в двойном размере.

– Э-э, а нельзя сделать так, чтобы кто-то другой давал советы? – мне совершенно не улыбалось выдумывать программу развлечений для каких-то там янки. В последнее время я относилась к ним не сказать что отрицательно, но с гораздо меньшей симпатией, чем несколько лет назад.

– Нет, это исключено… – Начальница не договорила. Дверь распахнулась, и в кабинет вошла коллега. Она пыталась что-то сказать, но только беззвучно открывала рот, а глаза ее были размером с блюдца. – Что ещё? – Дарья поджала губы и кивнула мне. – Веснушкина, дай ей воды.

– Дарья Ана… Анатольевна, там… Снежана. Кажется, она сломала ногу…

– Что-о?! – проревела начальница и, словно торнадо, мгновенно вылетела в коридор.

* * *

Снежана полулежала в кресле. Вокруг неё собрался весь отдел, но, заметив приближавшуюся Дарью, девчонки расступились. Ох, бедная Снежана, всегда такая самоуверенная и самовлюбленная, теперь на неё жалко было смотреть – порванные чулки, фиолетовая распухшая лодыжка, заплаканное и от этого ставшее некрасивым лицо.

– Мы вызвали скорую, – сказал кто-то.

– Что произошло? – спросила Дарья, заглядывая девушке в лицо. Она зарыдала в голос, но начальница, взяв за плечо, слегка потрясла ее. – Как это случилось?

– Я… выходила из туалета, а там на полу кто-то разлил воду… – она снова захныкала, скривившись от боли, – …поскользнулась, и это… ведро ещё там стояло, ну и нога туда попала, и…

– Понятно, – процедила Дарья. Мне тоже было понятно – виновницей Снежанкиной травмы была я. Поймав на себе задумчивый взгляд Дарьи, поняла, что она откуда-то обо всем узнала. – Ты! – ее палец с острым ярким ногтем почти упирался в мою грудь. Бисеринки пота выступили у меня на лбу. – Вместо Снежаны будешь работать с братьями Злобиными.

* * *

– Ещё… ещё… – полногрудая блондинка стонала, хаотично водя руками по его блестящей от пота спине. – О, Зак, как хорошо!

Кульминационный момент был уже так близко, когда входная дверь с грохотом распахнулась. Девушка вскрикнула, пытаясь выползти из-под тяжелого мужского тела. Зак обернулся, недовольно поморщился, увидев брата-близнеца, стоявшего в дверном проёме.

– Чего надо? – затем кивнул на приникшую к нему блондинку. – Хочешь присоединиться?

– Все собрались у деда, похоже, старый хрыч намерен отбросить коньки. Так что кончай поскорее и поедем. Я жду.

Кончай поскорее, хм. Да от таких известий не только не кончишь, но и стояк пропадёт. Зак отодвинул от себя девушку и, нащупав своё нижнее белье, стал одеваться. Наскоро чмокнул блондинку.

– Продолжим в другой раз, Стэйси, прости. Дела зовут.

* * *

Сэм ждал брата, сидя за рулем своего темно-вишневого «Maserati», и едва тот опустился на кожаное сиденье, рванул с места. Какое-то время они ехали молча. Затем Сэм заинтересованно посмотрел на брата:

– Ничего такая телочка.

– Угу, – Зак не слушал, погружённый в обмен текстовыми сообщениями.

– Черт, братан, где ты их находишь? Я ни одной нормальной бабы не вижу. То ноги кривые, то глаза косые, то сиськи как два чирья.

– А? – Зак, наконец, отвлёкся от телефона.

– Я спрашиваю, где найти горячую необъезженную лошадку?

– Лошадь? Ну, в прериях их целые табуны носятся.

Сэм закатил глаза. Они были идентичными близнецами. Почти: было только одно маленькое отличие – родинка на самом интересном месте у Закари. Ну не из-за это же ему всегда везло с женщинами?

Раздался телефонный сигнал через «Blue tooth», Сэм нажал кнопку.

– Мальчики, – раздался взволнованный голос матери. – Где вы? Дедушке совсем плохо, боюсь, вы можете опоздать.

– Ма, мы уже подъезжаем к границе с Монтаной, думаю, часов пять.

– Ох…

– Что такое, мам? – вмешался Зак. – Неужели дед так плох?

– К сожалению, сынок. И он очень хотел видеть вас обоих, чтобы выказать свою волю.

Женщина всхлипнула. Закари закусил губу, глубоко задумавшись.

– Будем через полтора часа.

Сэм отключился и ошалело поглядел на брата.

– Не, я, конечно, понимаю, что у меня достаточно мощная тачка, но полтора часа…

Зак перебил.

– Разве я предлагаю ехать на машине? Здесь поблизости местный аэродром, арендуем какую-нибудь Сесну. – молодой человек пожал плечами.

– А куда я дену машину, ты об этом подумал?

– Да плевать, ничего с ней не случится.

– Пф, – Сэм закатил глаза, но послушно свернул на проселочную дорогу, ведущую к аэродрому.

* * *

Оформление документов не заняло много времени – Зак только показал свою лицензию пилота, подписал пару бумаг, и вскоре они уже взбирались на борт небольшого самолетика.

– Ненавижу летать через горы, – пробормотал Сэм, затягивая застежку шлема. – Все время трясёт.

– Запрошу коридор повыше, там воздушные потоки поспокойнее.

Двигатель сначала нежно заурчал, потом громче, разрезая пропеллерами знойный воздух.

– Готов, – самолёт сначала прокатился, а затем, подпрыгнув, взмыл ввысь.

– Ты только никакие кульбиты не выделывай, – проворчал Сэм.

Зак не слушал его, сидел, улыбался открывавшемуся прекрасному глубоко синему небу с оранжевой полосой на горизонте. Рука твёрдо лежала на штурвале.

Каждый раз, когда ему доводилось сесть за штурвал самолёта, что-то внутри судорожно сжималось от восторга. Он мог любоваться небом часами. Утренним, сочно-оранжевого цвета от восходящего солнца, сиреневато-розовым днём или вечерним прозрачно-синим с красными всполохами.

Их чуть поболтало на подлёте к перевалу, но Зак запросил у диспетчера новый коридор. Увидев сквозь стекло шлема, что лицо Сэма приобретает мертвенно-бледный вид, ободряюще похлопал его по плечу.

Они приземлились на полосе для частных самолетов в Калгари. Увидев чёрный лимузин, Зак удивлённо посмотрел на брата.

– Ну да, заказал, – тот постучал пальцем по своим «Breitling». – Время поджимает.

Шофёр вышел из чёрного блестящего лимузина и услужливо открыл дверцу. Сэм откинулся в кресле, вытянул ноги. Зак открыл дверцу мини-холодильника, достал бутылку виски и, повертев ее в руке, открыл крышку.

– Будешь? – спросил брата.

Тот кивнул:

– А давай!

Достав широкие низкие стаканы, Зак налил янтарную жидкость.

– За здоровье деда.

– Ну да, – Сэм усмехнулся.

Если рассматривать здоровье деда с практичной точки зрения, то всем было бы лучше, если бы он помер. Все-таки девяносто пять лет – это не шутка. Ещё удивительно, что старик находится в здравом уме и памяти. У Сэма было радостное предчувствие. Старик был богат, как Крез, и два его внука являлись единственными прямыми наследниками. Сэм уже знал, что сделает с деньгами, и был готов помочь своему брату советом. Закари слишком мало времени и сил уделял бизнесу, вместо этого гоняясь за юбками и развлечениями.

Братья едва успели пригубить напиток, как машина остановилась. Сэм выглянул в окно.

– Черт, похоже, приехали.

– Что-то быстро, – Зак недоуменно почесал затылок и вздохнул.

Водитель уже вышел и открыл им дверцу.

Воздух был свежий и напоённый хвойным запахом от растущих вдоль дорожек елей. Зак поёжился.

– Как-то тут прохладно. Да и вообще местечко унылое – хоспис.

– А на мой взгляд, здесь просто чудесно. Легко дышится, шикарный вид, – Сэм раскинул руки. – Горы рядом – это большой плюс.

* * *

Дед лежал на широкой кровати. В комнате, кроме него, была только женщина, одетая в строгий костюм серого цвета. Увидев ее, Сэм подошел, обнял:

– Мама…

Зак подошёл к кровати деда. Старик лежал неподвижно и, казалось, спал. Молодой человек взял морщинистую прозрачно-бледную руку.

– Привет, дед…

Старик неожиданно повернул голову к внуку, его тёмные глаза сверкнули:

– Ну наконец-то добрались. Где Сёма?

– Здесь.

Сэм подошёл к ним.

– Здравствуй, дедушка, – голос молодого человека был тихим.

– Говори громче, мы не на похоронах, – старик недовольно скривился.

– Как ты? – спросил внук уже громче.

– Как-как… силы найду, чтобы сказать что хочу.

– Дедушка, ты говоришь какими-то загадками…

– Аня, ты позвала душеприказчика?

– Нотариуса? – переспросил Сэм.

– Нет, душеприказчика. Именно так. Душа моя хочет отдать вам приказ, мои внуки. Напоследок.

– Пап, ну что ты… – женщина встала между сыновей, тревожно глядя на отца. – Сейчас придёт нотариус, и все будет оформлено в должном виде.

Зак обошёл кровать и присел рядом с умирающим.

– Скучно лежать здесь, дед?

– Сначала было скучновато, но потом я стал думать о тебе с Сёмкой, и стало даже весело.

– Весело? – Закари нахмурился. – Но мы, дед, уже не те несмышлёные малыши, которые веселили тебя. Семён один из скучнейших типов на земле, а я… у меня, конечно, жизнь бьет на полную катушку, но…

В это время раздался стук в дверь, и вошёл немолодой мужчина с портфелем в руках. Все поздоровались и застыли в ожидании.

– Не будем терять драгоценное время, – сказал старик на удивление громким голосом. – Аня, приподними подушки. – Женщина бросилась выполнять просьбу отца. – Итак, все вы знаете кто я, и что нахожусь в трезвом уме и здравом рассудке, – начал Мэтью Злобин, известный нефтегазовый тайкун… – Сэм и Зак переглянулись. – Мои дни сочтены, совсем скоро я отойду к праотцам. Но перед этим я хочу выказать свою волю внукам, которые должны стать моими наследниками…

– Что значит – должны? – шепнул Сэм на ухо брату, но тот только пожал плечами.

У него самого внезапно появилось неприятное чувство под так называемой «ложечкой».

– …все мое движимое и недвижимое имущество будет заморожено, пока мои внуки не выполнят условия, о которых я упомяну ниже.

– Папа? – мать Сэма и Зака растерянно переводила взгляд с одного на другого.

– Когда я покидал свою родину, оставил там кое-какую недвижимость. И вот её то мои любимые внуки – Захар и Семен Злобины – получат незамедлительно. Это родовое гнездо нашей семьи, усадьба, находящаяся за сто с лихом километров от столицы. Решайте, что и как с ней делать, чтобы возродить и достичь процветания нашего имени.

– Я не ослышался, дедушка Матвей? – Сэм непонимающим взглядом окинул присутствующих.

– Нет, внучек, – старик рассмеялся. – Но это ещё не все. Я хочу продолжать нашу родовую линию и поэтому в течение двух лет вы должны взять себе в жены русскую красавицу.

– Кого? – воскликнули братья в один голос.

– Вы не ослышались. Только в России есть женщины, отвечающие мечтам любого мужчины: красивые, умные, заботливые, отличные домохозяйки и матери.

– А что будет с тем, кто не найдёт красну девицу в этой дикой стране? – спросил Зак.

– Это вам предстоит узнать позже, мои мальчики. Так что дерзайте, если хотите получить наследство.

Старик прикрыл глаза и упрямо замолчал. Видимо, он сказал что хотел, и теперь братья должны хорошенько обмозговать это. Зак услышал, как всхлипнула мама. У него самого было тяжело на сердце. Какой-то бред сивой кобылы, вернее, сивого мерина.

Молодые люди вышли на улицу. Сэм тяжело вздохнул.

– Чертовщина какая-то. За что он нас наказывает?

– Хочется напиться, – Зак сплюнул под ноги. – Русскую красавицу, блин…

* * *

В Москву прилетели ночью. Моросил лёгкий дождик, и от этого воздух казался свежим и чистым. Сэм вдохнул полной грудью – дышалось легко, не так как в предгорной Альберте.

– Ну, вот мы и здесь, – пробормотал Зак, потирая затылок, – теперь главное – говорить на русском. Без акцента.

Сэм кивнул.

Проблем с этим у братьев не должно возникнуть. К тому же последние два дня мама усиленно готовила их к жизни в России: рассказывала об особенностях русского характера и менталитета, и даже объяснила смысл некоторых неприличных слов. Зак только хмыкал – от деда Матвея он слышал достаточно грязных ругательств и в основном в свою сторону. Когда в шестнадцатилетнем возрасте разбил его «Chevy Bollero» или когда слямзил его «Harley», чтобы дать покататься своему приятелю. Ну а уж когда на день рождения деда пригласил стриптизерш из своего только что открывшегося клуба…

– Куда едем, молодые люди? – таксист вразвалочку подошёл к братьям, оглядывая их с головы до ног.

Сэм заученно произнёс.

– Гостиница «Новотель-Шереметьево».

Им лучше бы насторожиться, увидев, как заблестели глаза стоявшего перед ними мужчины, но Зак уже спрашивал:

– Сколько?

– Ну, за двадцать тысяч довезу.

– Восемнадцать, – перебил его Зак.

Таксист состроил недовольную мину, протянул.

– Не, ну так несерьезно. Бензин дороже стоит.

– Ладно, – встрял Сэм, – Восемнадцать с половиной.

– По рукам.

Пока таксист загружал в багажник их вещи, молодые люди устроились на заднем сиденье. Сэм достал телефон, чтобы на калькуляторе подсчитать, какую сумму в долларах им придётся заплатить. Зак, заглянув через плечо брата, присвистнул.

– Нихрена себе! Номер в гостинице дешевле стоит.

– А это не номер, – обиженно пробормотал водила. – Это дом на колёсах.

Пока ехали, всматриваясь в тёмный от дождя пейзаж, Зак и Сэм задремали. Очнулись они от громких голосов. Сэм выглянул в окно и увидел их водителя, разговаривавшего с какими-то мужчинами. Зак заинтересованно выглянул.

– Что за фигня? Где мы? – сон как рукой сняло.

– Ты думаешь, мы влипли в дерьмо?

– Похоже на то. Выходим.

– Зачем?

– Выясним что к чему, а там по обстоятельствам.

– А не проще подождать? Внутри сухо и тепло.

Они не успели принять решение – дверца распахнулась, и прокуренный мужской голос приказал:

– На выход, господа!

Сэм глянул на Зака.

– Это нам?

– Ну если ты относишь себя к господам…

– Черт…

Зак распахнул дверцу машины со своей стороны и выпрыгнул. Здоровый детина, споривший с водителем, повернулся к молодому человеку, замахнулся, но Зак опередил его на секунду молниеносным ударом в челюсть. Сэм выскочил вслед за братом. Что-то темное прыгнуло из-за кустов, но было отброшено его выброшенным вперёд кулаком.

Таксист сжался, закрыв голову руками.

– Чего стоишь, батя, заводи тачку! – Зак ухватил его за воротник куртки и впихнул в машину. Из кустов раздавалась ругань и стоны. – Еще треснуть? – с сомнением пробормотал Закари.

– Не, оставь их, – Сэм потянул брата за рукав.

Автомобиль рванул вперёд по какой-то просёлочной дороге. Водила молча рулил, вжав голову в плечи.

– Ну? Где этот гребанный отель? – требовательно вопросил Зак водителя.

– Пять минут.

Сэм посмотрел на часы, присвистнул.

– Да он нас катает уже больше часа!

Дорога до гостиницы и впрямь на этот раз не заняла много времени. Современное здание они увидели издалека. Водитель остановил около входа и, открыв багажник, услужливо начал вынимать багаж. Зак достал кошелёк из заднего кармана джинсов и, вынув оттуда пятитысячную купюру, вложил в руку мужчины. Тот растерянно глядел на бумажку.

– Но мы же… мы же договаривались…

– Слышь, мужик, если бы мы шли от аэропорта пешком, мы бы уже десятый сон видели в уютных кроватях этого чертового отеля. К тому же я высчитал компенсацию за небольшое приключение, – молодой человек глянул на костяшки своей руки, из которых сочилась кровь. – Так что дуй отсюда, пока я ещё добрый…

Фойе отеля было просторное и светлое. Приветливая девушка за стойкой регистрации быстро оформила необходимые документы и выдала пластиковые карточки-ключи. Зак напоследок улыбнулся ослепительной улыбкой и двинулся вслед за братом.

Уже в номере, приняв душ и переодевшись в белый махровый халат с эмблемой отеля, Сэм потянулся, сидя в кресле.

– Мама всегда говорила «утро вечера мудренее», но сдаётся мне, что это только начало.

Зак пожал плечами.

– Я не возражаю. Если каждый день буду встречать таких хорошеньких девочек, как эта консьержка, то, вполне возможно, воля деда будет исполнена. – Молодой человек лёг под одеяло и погасил ночник. – Да здравствуют новые приключения!

* * *

Телефонный звонок выбросил меня из сладостного сна, словно рыбу на берег. Пытаясь придать своему голосу более приличный тон, откашлялась.

– Алло… – и тут же онемела – на другом конце «провода» была моя начальница Дарья. Я даже ущипнула себя, чтобы удостовериться в окончательном пробуждении.

– Александра, срочно приезжай в офис!

– Сегодня суббота… – пропищала я. – У меня выходной…

– Я лишаю тебя выходного. Не тяни резину, дуй сюда на всех парах!

Она отключилась, а я ринулась в ванную. Быстро окропила лицо водой и, сунув в рот зубную щётку, поскакала к шкафу. Голова отказывалась соображать. Одним махом я свалила на пол ворох одежды. На улице дождь, а значит стоит надеть джинсы и уютный свитер. Пожалела, что вчера поленилась вымыть голову. Вздохнув, затянула волосы в конский хвост и, нацепив на нос очки, выбежала из дома. Уже по пути к автобусной остановке посетовала, что не взяла зонт. В метро было душно от влаги, испарявшейся с одежды людей. Перед тем как выйти на нужной станции, оглядела своё отражение в оконном стекле и ужаснулась: волосы торчали нимбом, очки запотели, а от смешанных запахов парфюма покраснел нос – началась аллергия.

Двери офисного здания были закрыты, а дождь, как назло, усилился. Я так долго стучала кулаками по стеклу, что разбудила охранника, бессовестно спавшего на рабочем месте. Едва он отворил дверь, проскользнула мимо и понеслась, перескакивая через две ступеньки. Интересно, что Дарье понадобилось от меня ранним субботним утром? Уверена, она вызвала меня из-за тех отчетов, которые я должна была сдать ещё две недели назад. Забежав в отдел, вытащила все три папки из ящика своего стола и бросилась к кабинету начальницы.

Дверь была приоткрыта, я стукнула пару раз и, войдя, уткнулась во что-то твёрдое и тёплое. Документы выпали из моих рук и веером осыпались на пол. Бросилась их собирать, но чьи-то руки крепко меня держали. Чертовы очки снова запотели, и я резко мотнула головой, сбрасывая их. Лучше бы я этого не делала, потому как обнаружила, что нахожусь в руках мужика, на лице которого читался явный голод. Плотоядный. И взгляд его был таким масленым, что внезапно захотелось врезать ему промеж глаз. Сбоку донеслось покашливание, повернув голову, я обнаружила, что в кресле сидит вылитая копия мужика, державшего меня за талию. Кстати, а почему он до сих не отпустил меня? Я нахмурилась и наступила ему на ногу. Ойкнув, он резко отпрянул.

– Александра, – странно, но Дарья почему-то мило улыбалась. – Познакомься, это Сэм и Закари Злобины, о которых я говорила тебе две недели назад. – Я тупо уставилась на начальницу. – Сэм и Зак Злобины, – повторила она. – Ау, ты слышишь меня?

Тот, который сидел в кресле, бросился собирать рассыпавшиеся бумаги, поднял с пола мои очки и протянул их мне.

– Сэм, – подал мне руку.

Какая у него приятная улыбка. И глаза чистого настоящего зеленого цвета. Я перевела взгляд на его брата. Тот, впрочем, был абсолютной копией, только его улыбку ужасно хотелось стереть с лица. И желание усилилось, когда он подошёл ко мне и, положив руку на бедро, тихо проговорил:

– Меня зовут Зак. Захар.

Это какое-то наваждение. Длилось-то несколько секунд, но за это время мое сердце пару раз подпрыгнуло до горла, один раз опустилось в пятки, а потом застряло где-то внизу живота. Я только надеялась, что никто из присутствующих не понял этого. Особенно Дарья. Та как ни в чем не бывало продолжала что-то рассказывать стоявшему перед ней Сэму.

– Александра – опытный специалист… – а, она обо мне говорила. – …прекрасно знает историю России, ее культуру. Она поможет вам сориентироваться в любой ситуации, будь то музеи, театры или рестораны. В выходные организует поездки в небольшие города, окружающие Москву – так называемое Золотое Кольцо России. Сашенька к тому же с удовольствием проводит вас в ночные и развлекательные заведения столицы.

– Казино работают всю ночь? – спросил Зак.

– К сожалению, в нашем городе нет казино, равно как и в других. Единственная игровая зона – это город Сочи. Если хотите…

– Нет, – мужчина махнул рукой и оглянулся на меня. – Поедем по этому вашему кольцу кататься.

– Вы, наверное, замёрзли, Саша? – Сэм подошёл ко мне. – Вся мокрая…

Он начал стягивать с себя пиджак.

– Ей не помешала бы рюмочка коньяка, – его брат усмехнулся, окидывая меня взглядом.

– Спасибо, но я не пью, – постаралась увеличить расстояние между нами, подойдя к столу Дарьи.

– Кстати, Александра, наши риелторы уже подыскали господам жилье в центре города, ты должна помочь им с организацией переезда.

– Но…

– Теперь ты в их полном распоряжении.

Я поймала взгляды братьев на себе – один заинтересованный, а другой откровенно насмешливый. Черт, вот влипла.

– Все твои расходы, согласно подписанному соглашению, будут оплачены. Поэтому поезжай домой, переоденься и не забудь захватить зонтик. Господа Злобины свяжутся с тобой. Отныне ты принадлежишь им.

Эй, она это серьезно? Душой и телом? Как бы ни так!

* * *

Его руки до сих пор ощущали тепло ее тела, и Зак едва сдерживался, чтобы снова не прикоснуться к этой девчонке. С тех пор как это огненное чудо вихрем влетело в офис и чуть не сбило его с ног, он только и делал, что призывал себя к сдержанности. Вот если бы не было здесь этой дебелой тётки и его брата… Ух! И эти искры, сыпавшиеся из глаз этой рыжей каждый раз, когда их взгляды встречались, и пухлые губки, которые так и хотелось запечатать поцелуем. Горячая штучка. Пожалуй, сегодняшний хмурый и дождливый день принёс ему чудесное приключение.

Молодой человек с сожалением поглядел на захлопнувшуюся за девушкой дверь и попытался сосредоточиться на разговоре Сэма с Дарьей.

– …все устраивает, главное, чтобы квартиры были рядом с метро и центром города.

Дарья с готовностью закивала.

Похоже, Сэм и владелица этого агентства обсуждают нечто важное – Зак все пропустил мимо ушей. Он, конечно, доверял своему чересчур деловому брату, но ради приличия надо тоже поучаствовать в дискуссии.

– И ещё неплохо бы взять машину напрокат, желательно комфортную, – провозгласил он.

– Нет проблем, – с готовностью воскликнула женщина. – Сашенька все устроит. Сегодня же.

– Когда мы сможем осмотреть жильё? – Зак проявлял все большую настойчивость. – Да, в общем-то, мы не прочь въехать уже сегодня, ведь так, Сэм?

Брат кивнул. Обычно он занимался подобными вопросами и сейчас недоумевал, какая вдруг муха укусила Зака. Они уже обговорили почти все вопросы с этой очаровательной женщиной, пока Закари витал в облаках, скорее всего, думая, как бы уже сегодняшним вечером срулить в загул. Впрочем, это только на руку. Пока Зак будет гоняться за призрачными юбками русских красавиц, он очарует эту конопатую девицу. И далеко ходить не надо. Судя по рассказам Дарьи Анатольевны об этой крошке, она именно то, что хочет видеть дед в жене своего внука.

Жильё понравилось. Это был просторный двухэтажный пентхаус в жилом комплексе «Легенда Цветного» на Цветном Бульваре. Из панорамных окон открывался шикарный вид на Кремль. Сэм с восхищением взирал на зажигавшиеся огни Москвы.

Вечерело. Небо вместо голубого приобрело золотистый оттенок, и из открытой на просторную лоджию двери сквозил ветерок, напоённый ароматом летнего дождя. Дарья, довольная, что угодила клиентам, оставила им ключи и удалилась. На прощание сообщила, что Александра в ближайшее время доставит их багаж. Сэм с удивлением обнаружил, что, проведя всего один день в этой незнакомой стране в хоть и современном, но странном мегаполисе, уже получил множество впечатлений.

– Зак, – окликнул он брата – тот отправился наверх, где располагались спальня для гостей, спортивный зал и патио с зимним садом.

– Достаточно приятный вид. – Закари уже спускался по винтовой лестнице. – Очень романтично. Я даже представляю летнюю ночь, ужин при свечах с какой-нибудь русской красавицей и последующие за этим события в спальне.

Сэм тихо рассмеялся:

– С какой-нибудь? Я уже решил, Зак – та рыжая пигалица вполне меня устраивает, и я, пожалуй, займусь ей. У меня нет ни желания, ни времени на поиски. Женюсь, а через несколько лет разведусь, и будут и овцы целы, и волки сыты.

– С чего ты решил, что она подастся твоему очарованию, брат? Вполне возможно, эта девушка несвободна.

Сэм пожал плечами:

– Освободим. Не думаю, что она настолько востребована, что мне стоит опасаться конкурентов. Обещаю, что она влюбится в меня по уши уже к концу этой недели.

Зак нахмурился. Он живо представил эту огненную красавицу в объятиях своего брата, и эта мысль отразилась неприятной болью где-то в районе солнечного сплетения. Что это? Зависть? Ревность?

Желая скрыть эти непонятные чувства, он усмехнулся:

– А вдруг ты в неё влюбишься, Сэм? Ты об этом не думал?

Брат громко расхохотался. Прошёл к холодильнику и, достав графин с лимонадом, налил в высокий стакан.

– Придумал спор: если к концу нашего путешествия эта рыжая дуреха воспылает к тебе чувствами и согласится стать твоей женой, ты отдашь мне свой ночной клуб в Вегасе.

– Ничего себе ты замахнулся! Побереги свои чувства, Сэм, вполне возможно, ты сам потеряешь от неё голову.

Сэм только приподнял брови:

– У меня бывают чувства? Этого не случится, ибо в противном случае я вручу тебе контрольный пакет акций от своей корпорации и ключи в придачу, – рассмеялся Сэм. – Она совершенно не в моем вкусе, Зак. С детства не переношу веснушки и рыжий цвет волос.

– Тогда по рукам, – Закари усмехнулся.

– По рукам, – ответил Сэм.

* * *

Такси остановилась во дворе здания, казалось, из одного стекла. Расплатившись, я вышла и задрала голову. Квартира братьев Злобиных располагалась на двух последних этажах – крутой пентхауз. На миг скребануло неприятное чувство обиды – я могла сейчас сидеть в такой же квартире в Нью Йорке, если бы была послушной дочерью. Вместо этого я уже года два сама зарабатывала на хлеб, едва сводя концы с концами. Отец с матерью решили атаковать меня со всех фронтов так, чтобы я в слезах прибежала к ним и бросилась в ноги, умоляя взять меня обратно. Сожалею, но они зря сделали ставку на меня – я упрямая и ненавижу, когда на меня давят.

Звук открываемого багажника отвлёк от грустных дум.

– Ну, что с чемоданами делать будем? – водитель скептически осмотрел мою хрупкую фигурку.

– Ой, не могли бы вы помочь? – вытащила тысячу рублей из кошелька и протянула мужчине. Всего от него и требовалось загрузить вещи в лифт и выгрузить на нужном этаже. – Следуйте за мной.

Шаги по блестящему мраморному полу фойе отдавались громким эхом. Секьюрити проверил мои документы и проводил взглядом до лифта.

Пока таксист был занят выносом багажа из лифта, я прошла к нужной мне двери. Она была слегка приоткрыта, и я уже готова была постучать, когда услышала:

– …Придумал спор: если к концу нашего путешествия эта рыжая дуреха воспылает ко мне чувствами и согласится стать моей женой, ты отдашь мне свой ночной клуб в Вегасе.

– Ничего себе ты замахнулся! Побереги свои чувства, Сэм, вполне возможно, ты потеряешь голову первым.

– У меня бывают чувства? Этого не случится, ибо в противном случае я вручу тебе контрольный пакет акций от своей корпорации и ключи в придачу. Она совершенно не в моем вкусе, Зак. С детства не переношу веснушки и рыжий цвет волос.

Раздался смех, от которого мои зубы заскрежетали сами собой. Ах так! Ну погодите же, проклятые амеры! Я вам покажу!

Придумать я ничего не успела – водитель такси незаметно подошедший сзади, заставил меня подскочить от неожиданности.

– Девушка, я могу быть свободен?

– Да, спасибо.

Я постучала в дверь.

– Открыто…

– Здравствуете, Александра, – Сэм подошёл ко мне, чтобы взять плащ. Не верилось, что буквально минуту назад из уст этого обворожительного мачо срывались циничные реплики в мой адрес. Теперь уже хотелось засветить по его физиономии. В ответ я мило улыбнулась и, поправив на носу очки, кивнула.

– Мы можем перейти на «ты». В конце концов, нам придётся много времени провести вместе, – заявила. – Ваш багаж прибыл, господа.

Пока мои клиенты затаскивали свои вещи в квартиру, я уселась на высокий стул и повернулась к окну, из которого открывался вид на вечерний город. Небо приобрело фиолетовый оттенок.

Внезапно воспоминания трехлетней давности накрыли меня с головой. Вот так же я сидела напротив окна в похожем пентхаусе, а напротив был мой самый любимый мужчина. Артём. На секунду прикрыв глаза, воочию увидела его прищуренные темно-карие глаза, улыбку, от которой в животе порхали бабочки и замирало сердце.

Он был моей почти первой любовью – не считая Виталика Иванова из параллельного класса. С Артёмом мы познакомились на благотворительной вечеринке, устроенной моей матерью, и между нами мгновенно возникло взаимное притяжение. Встречались почти два года, до того дня, который перевернул все мои представления о семейных ценностях и отношениях. Наверное, Артём любил меня, но не так, как хотела я.

Из задумчивости меня вывело прикосновение чьей-то руки, я вздрогнула и обернулась. Зак стоял за спиной, и на его лице мерцала загадочная улыбка обольстителя. Обаятельный красавчик-шалопай и бабник.

Подобные мужчины вызывали у меня только горечь. Они уверены, что любая женщина у них «в кармане», и им совершенно плевать на их чувства. Его брат полная противоположность ему, но по своей сути ещё хуже – циничный эгоист, идущий по головам ради своей выгоды. Гнилой и лживый внутри. И этих двоих я должна развлекать, притворяясь, что не знаю об их планах насчёт меня. Ишь, поспорили, богатые прихвостни судьбы!

– Саш, как насчёт куда-нибудь сходить вечерком? – пальцы Зака жгли мое плечо, против воли заставляя сердце сбиваться с ритма.

– Уже вечер, – дёрнула плечом, сбрасывая его руку. – Думаю, вам лучше отдохнуть – завтра у нас тяжелый день.

– Тяжелый день? – Молодой человек вскинул бровь.

– Нам предстоит поездка в ваше фамильное имение.

– Ох, а нельзя ли это отодвинуть на потом? Хотелось бы осмотреться здесь, в городе. Ну, сходить в какой-нибудь бар или клуб…

– Зак… – Я обернулась на голос Сэма. Он стоял в проёме дверей. – Девушка права – и нам, и ей надо отдохнуть. Давай отложим все развлечения до завтра. – Блин, Сэм такой же красавчик. Плавной походкой хищника он подошёл ко мне с другой стороны. – Александра, могу я предложить вам что-нибудь выпить? Вино, мартини?

Повернулась и, подняв на него глаза, утонула в их зелени. Ну почему я одна против двух мачо? Надо бежать отсюда!

Я соскользнула со стула, собираясь это сделать, невразумительно пробормотав:

– Спасибо, но я не пью алкоголь.

Сэм остановил меня:

– Тогда, может, сок или кофе?

Зак рассмеялся:

– Сэм, для начала не мешало бы сходить в супермаркет и купить продукты.

Я заметила растерянность на лице его брата, стало смешно. Я кивнула.

– Да, Сэм, пожалуй, я соглашусь на чашечку эспрессо.

Зак с усмешкой наблюдал за Сэмом.

– Прекрасно. Здесь неподалёку я заметил небольшое кафе.

Выкрутился. И когда только успел отыскать кофейни? А мне так хотелось макнуть его в грязь самодовольным лицом. Ну что ж, один-ноль в его пользу.

Тем временем Сэм взял мой плащ из шкафа и стоял в ожидании. Мне не оставалось ничего другого, как просунуть руки в рукава и мило улыбнуться обоим мужчинам. Пока спускались в лифте, молчали. Сэм старался на меня не смотреть. Наверное, в планах у него вовсе не было выходить куда-либо за пределы пентхауса, да ещё и на ночь глядя. На улице по-прежнему моросил мелкий дождик, и я видела, как мужчина досадливо поморщился. Все же он взял меня за руку, когда спускались по лестнице – вероятно, был обучен хорошим манерам. За это я поставила ему небольшой плюсик.

Кафе оказалось небольшим, но уютным. Нас провели к столику у окна, и Сэм помог мне снять плащ и отодвинул стул. Что ж, ещё плюсик. Нам принесли меню, и он не говоря ни слова уставился в него. Сэм молчал, бросал лишь необходимые быстрые фразы. Мне даже стало интересно, как он планировал завоевать мое сердце. Настоящий сухарь.

– Что бы вы хотели заказать, Александра?

– Я же сказала – кофе-эспрессо.

– И все?

Пожала плечами.

– Ну да, Сэм, и все.

Он нахмурился – выйти из уютного гнездышка ради чашки кофе…

– Хорошо, – он подозвал официантку. – Кофе-эспрессо для девушки, а мне овощной салат, отбивную из свинины под яблочным соусом, а на десерт крем-брюле.

В голове быстро пронеслись картинки названных блюд, и, к моему стыду, в животе громко заурчало. Я вспомнила, что у меня с самого утра крошки во рту не было.

Кофе принесли быстро, а выпила я его ещё быстрее. Между тем моему спутнику подали свежие и на вид хрустящие листья салата с маленькими помидорками и кусочками брынзы. Я постаралась незаметно сглотнуть слюну.

– О, да здесь неплохая кухня! – работая вилкой и ножом, похвалил Сэм, – его взгляд скользнул по моим пальцам, оглаживающим малюсенькую опустевшую чашку. Похоже, он слышал рык моего желудка и теперь издевался надо мной. Молодой человек откинулся на спинку стула и вытер губы салфеткой. – Поделитесь планами на завтра.

В это время подошла официантка и поставила перед мужчиной блюдо со свининой и картофельным пюре. Мясной аромат устремился в мои ноздри, и я не смогла удержаться, чтобы не прикрыть глаза. Я точно знала – Сэм меня дразнил, потому что через полуприкрытые веки видела его ухмылку. Ну ладно, держись, мужик!

– Как я уже упомянула, завтра мы отправляемся в ваше родовое гнездо. Насколько я изучила, поместье находится в ста километрах от Москвы.

Сэм серьезно кивнул:

– На который час заказывать такси?

Я еле сдержала злорадную улыбку:

– Не надо такси. Мы поедем на поезде.

Сэм промолчал, задумался, а потом кивнул:

– Это наверняка будет очень интересно.

– Очень!

Я чуть не подпрыгивала на стуле от радости. Сэм даже не представляет, какую свинью я подброшу им завтра! Ведь наши поезда – самые поездатые поезда в мире. А ещё надо будет добраться от станции до поместья. На секунду я задумалась. Совершенно не подумала о том, как мы будем это делать. Ну да ладно – утро вечера мудренее.

– Ну и прекрасно, Александра. Во сколько вас завтра ожидать?

– Рано утром, – живо отозвалась я. – В шесть.

– В шесть? – он усмехнулся, поднёс вилку с ароматным куском свинины ко рту. – Вкусно… – пробормотал. – Прекрасно. Мы будем готовы…

Наконец, Сэм расплатился, оставив щедрые чаевые, и мы вышли из кафе. Несколько машин такси стояли неподалёку.

– Спасибо, Саша. Первый день нашего сотрудничества прошёл плодотворно.

Он взял меня за руку и слегка сжал пальцы, и словно тоненький электрический разряд прошёлся по всему телу.

Да что же это такое? Почему я так реагирую на этих братьев Злобиных, при том на обоих сразу? От одного у меня замирает сердце, от другого искры аж по всему телу. Неужели так даёт о себе знать трехлетнее воздержание?

Резко выдернув свою руку из его, я открыла дверцу такси и сухо сказала:

– До завтра.

И уже оставшись в тишине салона, утопила в ладонях лицо. Похоже, я попала. Попала в плен этих братьев-красавцев, каждый из которых был для меня желанным злом.

* * *

Услышав щелчок замка, Зак подскочил с дивана.

С тех пор как Сэм ушёл с Сашей, не находил себе места. Он представлял, как они сидят за столиком, весело болтают, смеются, брат заигрывает с девчонкой, а она откровенно флиртует с ним. Зак уже пожалел, что поспорил с братом на эту рыжую.

Черт, надо было идти с ними, заодно перекусил бы. Закари с тоской вспомнил «Макдональдс», мимо которого они проезжали днём, и ему захотелось впиться зубами в сочный Биг Мак.

– Сэм? – окликнул он – слышал, как брат открывает дверцы шкафа и снимает ботинки. Что он так долго? Наконец, тот появился на пороге комнаты. – Ну как, напоил красавицу кофе?

– Да, а пока ел, эта девица рассказывала мне о вашей с ней завтрашней поездке.

– Что? Ты ел?

– Кстати, неплохое кафе. И официантки там как раз на твой вкус.

На ходу скидывая пиджак, Сэм прошёл в свою спальню. Зак последовал за ним.

– Не, погоди… постой. Какая ещё поездка? Ты ж собирался ехать в это захолустье.

– Я передумал, – как был в брюках и ботинках, Сэм плюхнулся поверх кровати. – Достаточно с меня сегодня. Не могу больше слышать ни о каких планах. Что за дурацкая идея взбрела маме в голову найти нам чертова гида? Мне хочется тишины… – Сэм закрыл глаза.

– А кто ж поедет завтра?

– Ты. В шесть утра. На поезде.

Уже выходя из комнаты, Зак повернулся к неподвижно лежащему Сэму.

– Похоже, ты сдался, братан?

Сэм, не открывая глаз, в ответ выкинул средний палец руки.

* * *

Зак заснул быстро, но, к сожалению, поспать не удалось. Проснулся с рассветом от того, что лучи утреннего солнца щекотали лицо, вызывая неудержимый чих. Эх, забыл с вечера закрыть жалюзи. Глянув на часы, скривился – пять часов утра. Смена часовых поясов давала о себе знать.

Позволив себе ещё потянуться в постели, молодой человек встал и лениво отправился в ванную комнату. Пожалуй, он поедет сегодня посмотреть родовое гнездо.

Зак улыбнулся, представляя, как бродит по развалинам замка вместе с Сашей, как зажимает ее под каменными сводами винного погреба. Он словно ощутил податливое тело в своих ладонях. Мгновение – и в боксёрах все напряглось. Ох, срочно прохладный душ, а потом кофе.

Только после того как свежевыбритый и пахнущий шедевром парфюмерии от Клива Кристианна Зак вышел из ванной, он осознал, что и холодильник, и буфет по-прежнему пусты. Утро без кофе? Это испортит настроение на весь день.

Из спальни напротив показался Сэм, с влажными волосами, в длинном банном халате.

– Что, тоже не спится?

– Черт знает что такое, надо сгонять в аптеку за мелатонином.

– И за кофе, – добавил Зак, – в магазин.

– Вот пока вы будете трястись в поезде с этой конопатой, я куплю продуктов.

Зак посмотрел на часы.

* * *

Всю ночь мне снились дурацкие сны. Один сменялся другим, словно в калейдоскопе. Каждый раз я просыпалась со стоном и снова проваливалась в сновидение. В сбесившемся подсознании я была с Заком, и его руки ласкали мое тело, а горячие губы скользили по шее вниз, а в следующий момент уже руки Сэма поднимались вверх по моим бёдрам, а я дрожала, прижимаясь к его сильной загорелой груди.

Черт побери, да откуда мне было знать, какая у него грудь?! Может, под этим своим отпаренным пиджаком скрывается хиляк с немощной грудной клеткой? Хотя что-то мне говорило, что это не так.

Проснулась вся взмыленная, завернутая в перекрученные простыни. Достаточно единственного взгляда в зеркало, и сразу ясно – маленькая похотливая сучка: глаза блестят, щеки пылают, губы распухли в преддверии поцелуев.

Я долго стояла под прохладным душем. Что со мной? Почему я так реагирую на каких-то мужиков? Ну, красавчики, ну и что? Денежные мешки? Ну и что мне до их бабла? Скорее всего, я просто голодная до мужского внимания.

Пока сушила волосы феном, думала о том, как проучу этого заносчивого Сэма. Видите ли, ему не нравятся мои конопушки и чудесные цвета меди волосы!

Нанеся на лицо лёгкий тональный крем, я слегка подвела глаза карандашом, мазнула по ресницам тушью и нежно-розовым блеском по губам. Затем долго расчесывала волосы, пока они не приобрели блеск.

Прогноз погоды обещал, что ненастье закончилось, и к середине дня установится тёплая солнечная погода. Значит, надену любимые джинсы и топик в обтяжку, выгодно подчеркивавший изгибы и выпуклости. Да, давно я не выходила так в свет. Хотела оставаться неузнаваемой для бывших «друзей», в которых однажды сильно разочаровалась. Наверное, пришло время вернуть себя прежнюю.

Глянув на часы, заторопилась – через полчаса должна уже быть у братьев Злобиных. Пшикнув в воздух любимые духи, прокружилась в ароматном облаке и открыла входную дверь.

* * *

Сэм с усмешкой наблюдал за прихорашивавшемся братом – нашёл ради кого! Он слышал от друзей, что русских девах только пальцем помани и пообещай обеспеченную жизнь на Западе – и они сами бросятся за тобой, будут, как говорится, и ноги мыть, и воду пить. Пусть Зак пока покрутит с этой Александрой пару дней. Сэм знал – брат быстро остынет, побежит искать разнообразие в ночных клубах и стриптиз-барах. Сэм подождёт, когда дорога к его цели освободится.

В дверь позвонили, Зак заметался, застегивая пуговицы на манжетах рубашки, умоляюще взглянул на брата. Сэм нехотя поднялся с дивана и вразвалочку направился к двери.

Черт! Слова застряли в горле. На пороге стояла незнакомая красотка и улыбалась ему. Или… Это… А-Александра?!.

– Входите, – прохрипел мужчина, посторонившись.

– Привет, Зак или Сэм, – девушка вошла, оглядываясь. – Вы готовы?

Прошла в гостиную, а Сэм следовал за ней, не в силах отвести взгляда от аппетитной попки.

– Да, то есть нет, – меньше чем за полминуты Сэм уже пожалел сто раз, что решил отсидеться дома.

– Саша? – Зак вышел из своей спальни, взглядом охватывая всю картину – очень привлекательную девушку с рыжими волнистыми волосами, струившимися по ее плечам, и своего брата с полуоткрытым ртом, готового истечь слюной. – Приветик, дорогая. Я готов. К сожалению, не могу предложить тебе ни кофе, ни чая, ни стакана сока – Сэм обещал купить сегодня в супермаркете.

– Так ты не Сэм? – девушка повернулась к стоявшему за спиной мужчине. – Ты Сэм. – Тот растерянно кивнул. – А почему не готов?

– Он решил остаться дома, – вступил Зак. – Вместо него еду я. Так что, милая Сашенька, я к твоим услугам.

– Ну и отлично, – девушка улыбнулась и, протиснувшись между Сэмом и шкафом к входной двери, сказала: – Думаю, вернёмся домой ранним вечером. Не скучай, Сэм.

Зак вышел вслед за Сашей, не забыв похлопать брата по плечу.

Что это было? Сэм уставился на захлопнувшуюся дверь. Это Саша? Та самая очкастая рыжая недотепа? Неужели возможно преобразить за одну ночь гадкого утёнка в лебедя? Мужчина ударил кулаком по дверному косяку. Он упустил шанс.

Черт! А брат-то, брат! Поскакал, как ретивый жеребец. Неужели ему мало своих баб? Да ещё этот дурацкий спор!

Сэм включил телевизор и некоторое время смотрел в экран, но вместо диктора новостей видел Сашу, ее серые глаза с тёмными ресницами, улыбку. Да что за идиотизм? Почему он так реагирует на неё? Неужели из-за того, что брат опередил его? Надо будет сегодня же поговорить с Закари.

Отбросив пульт, Сэм вскочил с дивана. Нервно прошёлся по гостиной и, открыв балконную дверь, вышел на улицу. Хоть погода нормализовалась.

Сэм скрипнул зубами – напрасно отказался от поездки за город.

* * *

Я уже пожалела, что на вокзал поехали на автобусе. Было утро субботы, и нам пришлось вбиваться в переполненный автобус. Одной рукой я придерживала сумочку от воров-карманников, а другой держалась за поручень и напоминала себе мартышку, повисшую на лиане. Зато Зака, похоже, все устраивало. Он нагло обхватил мою талию и слегка поглаживал ладонью вверх-вниз. И я даже не могла сделать ему замечание – он просто пользовался толкучкой. Его лицо было так близко к моему, что я чувствовала его горячее дыхание.

– Это просто супер! – он наклонился ещё ниже, и мне показалось, что сейчас его губы прикоснутся к моей щеке. – Никогда не ездил на общественном транспорте, а тем более в таких условиях. Я просто балдею от всех этих запахов.

– Запахов? – неужели ему нравится вдыхать запах пота, дешевого одеколона и немытых тел?

– Это так необычно. В детстве мы с братом провели несколько лет в закрытой русской общине. Дед хотел, чтобы мы выучили язык и напитались русским духом. Помню рассказы о Советском Союзе, а теперь я здесь, и могу сам попробовать все, о чем слышал.

– А что ты хочешь попробовать, Зак?

Рука мужчины скользнула на мое бедро.

– Всё.

Выйдя на улицу и отдышавшись, мы прошли к пешеходному переходу. Зак уставился на величественное здание железнодорожного вокзала.

– Подожди, Саш, – достал телефон, собираясь сделать фото. – Какая же красотища! Я такие только в кино видел.

– У нас впереди ещё много достопримечательностей, – потянула его за рукав. – Бежим, а то электричка уйдёт, а у нас еще билетов нет.

Пока мы шли по переходу, мужчина с интересом разглядывал застекленные павильоны с сувенирами.

– Здорово тут у вас, – приговаривал он, крутя головой и, как заметила я, не упуская возможности поглазеть на женщин.

В здании вокзала Закари устремился к павильону «KFC», и уже через несколько минут мы выходили оттуда со стаканчиками кофе и объемными упаковками, источавшими чудесный мясной аромат.

Электричка шла до станции Петушки, и я знала, что оттуда нам ещё добираться на перекладных или пару километров идти проселочной дороге через лес. Пожалела, что сейчас со мной Зак, а не Сэм. В отличие от Закари, тот был натуральным офисным ботаном, одетым с иголочки и сдувающим с себя пылинки. Даже этим утром банный халат смотрелся на нем, как на манекене. Хотелось бы мне прокатить его в этом поезде. Два брата, а такие разные.

На Заке были простые холщовые штаны, льняная рубаха и удобные кроссовки. Мужчина с интересом оглядывал вагон, по ходу задавая вопросы. Внутри было от силы десять человек, и мы заняли удобные места у окна.

С ним было легко. Зак шутил, рассказывал смешные истории о своих похождениях и о том, как в детстве они с братом разыгрывали людей. Не забыл упомянуть, что когда они выросли, частенько влипали в пикантные ситуациями с девушками.

– У нас только одно различие, и если ты захочешь, детка, то узнаешь.

Отчего-то я покраснела. Эта фраза, сказанная с усмешкой, показалась чересчур интимной и, как назло, клеймом впечаталась в память.

Мы доели курицу и я, улыбнувшись, приникла к плечу молодого человека. Он охотно приобнял меня за плечи и чмокнул в макушку. Вот это ловелас! Всего два дня меня знает, а уже и руки, и губы готов распускать. Ну и пусть – мне он чертовски нравился, и запах его парфюма тоже, и прикосновение его рук к моему телу…

* * *

Проснулась я от громких голосов – открыла глаза. Напротив устроились три неопределенного возраста алкаша и о чем-то громко спорили. Ещё не хватало попасть в какую-нибудь передрягу. Я подняла голову с плеча Закари и вопросительно посмотрела на него. Тот как ни в чем не бывало сидел и с интересом вникал в происходящее.

– Пересядем на другое место? – тихо спросила.

Он слегка пожал плечами и шепнул мне на ухо:

– Зачем? Они пока безобидные.

– Пока…

И не ошиблась. Увидев, что я проснулась, один из алконавтов указал своим приятелям на меня.

– О, глянь какая кукла, зенки продрала.

Встревожилась, почувствовав, как рука Зака напряглась.

– Эй, красава, пойдём с нами. Нас много, и с нами интересней, чем с этим хлыщем.

– Рот закрой! – твёрдым голосом приказал Зак.

– Чего? С тобой, малыш, никто не разговаривает.

Сидящий рядом с говорившим дёрнулся вперёд и попытался схватить меня за руку. Мгновение – и он вскрикнул от боли, скрючился. Зак крепко держал его кисть, вывернув чуть ли не на триста шестьдесят градусов. Первый попытался встать, но упал обратно на скамейку – по-видимому, спиртного было выпито достаточно, чтобы ноги перестали держать.

– Ты чё, пацан, отпусти Женьку, – захныкал третий, – а то ментов позову…

Я хотела с ним согласиться и позвать стражей порядка, но отчего-то у меня пересохло в горле, а зубы начали отбивать дробь. Напавший алкаш все ещё выл, умоляя Зака отпустить.

– Пойдем, – я потянула своего спутника за руку, поднимаясь с лавки. – Пожалуйста.

Глаза Зака горели от ярости, а ноздри раздувались. Господи, ещё не хватало неприятностей! Я уже представила нас обоих в отделении полиции. Вот это будет настоящее приобщение к жизни в России!

Зак, неожиданно послушался. Пропустив меня вперёд, он всё-таки напоследок отвесил оплеуху одному из мужиков.

Уже в тамбуре я открыла дверь в другой вагон, и на миг мы с Заком оказались в тесноте между вагонов. Он обхватил меня за талию и резко повернул лицом к себе.

– Испугалась?

Да, черт побери! А сейчас ещё больше, потому как его губы неумолимо приближались к моим. Я зажмурилась, чувствуя жар его дыхания. Мгновение – и его язык проник в рот, сводя с ума и делая беспомощной. Его ладони скользнули на мои бёдра, сжимая их и притягивая к себе. Ах, я ощутила что-то твёрдое, упиравшееся мне в живот, запаниковала, пытаясь отстраниться от мужчины.

Зак остановился сам.

– Дьявол, бэйб, ты сводишь меня с ума…

Даже в полумраке я видела, что его глаза подернуты дурманом страсти. Зак вновь склонился ко мне, но я из оставшихся сил ухватилась за дверную ручку и повернула ее.

– Веди себя прилично, – стараясь не показывать, как дрожит от желания голос, я сдвинула брови, поворачиваясь к мужчине спиной. Быстро шла, почти бежала по вагону, пытаясь привести бешеный ритм сердца в норму.

– Саш, постой, – Зак схватил меня за руку. – Подожди, куда ты бежишь? Да не трону я тебя, успокойся.

Я выдохнула и плюхнулась на лавку.

– Извини, – рассмеялась как ни в чем не бывало. – Я не ожидала такого. От тебя.

«И от себя» – добавила про себя.

– Я больше не буду. – Какая же у него классная улыбка! – Пока.

* * *

Электричка прибыла к светло-желтому зданию вокзала.

– Мы приехали, – я вскочила и заторопилась к выходу. Зак неторопливо последовал за мной. Местность вокруг была довольно удручающая – небольшая церквушка невдалеке, старые дома. По другую сторону железнодорожного полотна высилась водонапорная башня.

– Ну, куда теперь? – спросил Зак, с интересом вертя головой. – Смотри, Саш, паровоз! Настоящий. – Он указал на зелёный паровоз, стоящий на запасных путях.

Я вздохнула, достала телефон.

– Это музейный экспонат, – пробормотала, вглядываясь в карты Гугл. Абсолютно не представляла, как добраться до этого чертова родового гнезда их дедушки. Вполне возможно, там остались то одни обломки. Судя по карте, до нужного нам места целых десять километров, если не больше. Я закусила губу.

– Ну что там? – Зак заглянул через плечо. – Растерялась? Не знаешь куда идти? – он хлопнул по заднему карману брюк. – Бабки есть – прорвёмся.

Потянул меня на площадь, где стояли несколько водил, желавших подзаработать.

Мы быстро договорились – с деньгами это несложно сделать. Ехали по каким-то колдобинам и разжиженной от дождя дороге. Водила был недоволен – каждый раз подпрыгивая на очередном ухабе, злобно матерился, вызывая у Зака веселую улыбку. Когда мы поравнялись с лесополосой, остановил машину и повернулся к нам:

– Ну все, теперь сами, ножками. Там по просеке километр – и увидите дом из красного камня. А я все. Надеюсь, дорогу запомнили?

Мне бы насторожиться, но от радости, что мы наконец-то на месте, я пропустила последнюю фразу мимо ушей. Мы вылезли из машины и тут же провалились в огромную коричневую лужу.

– Фак! – сквозь зубы прорычал Зак, провожая взглядом отъезжавшую машину.

– Черт, – я закрыла лицо руками. Из-под колёс в мое лицо полетели брызги грязи.

– Сукин сын! – Зак выпростал средний палец вслед автомобилю и подхватил меня за локоть. – Ты как?

– Не знаю ещё, – открыла глаза. – Только, надеюсь, поблизости есть вода.

Я чувствовала себя виноватой, хотя сама не понимала почему – ведь хотела проучить братьев Злобиных. Вот был бы на месте Зака Сэм…

* * *

Несмотря на промокшие ноги и грязные подсыхающие брызги на лице, Зак чувствовал себя хорошо. Свежий воздух, отсутствие поблизости цивилизации, красивая девушка рядом и, самое главное, неизвестные приключения впереди. Пока его все устраивало – именно так он мечтал окунуться в российский образ жизни.

Они шли по высоковольтной просеке, держась за руки, словно влюблённые старшеклассники. Зак покосился на спутницу – она чересчур сосредоточенна, и пожалел, что не догадался прихватить с собой несколько банок пива или бутылку вина. Как было бы хорошо расстелить одеяло под деревом, отдохнуть, выпить, а там глядишь и…

Его мечты были прерваны вскриком девушки. Ее рука выскользнула из его, и он едва успел удержать Александру от падения.

– Саш, что случилось?

Ее лицо исказила болезненная гримаса.

– Нога… Ох, похоже, я подвернула ее, о-о…

– Обопрись на мое плечо. Можешь идти?

Она попыталась сделать шаг и отрицательно покачала головой.

Этого ещё не хватало! Как они теперь доберутся до станции, не говоря о том, что они ещё не добрались до поместья?

– Зак, черт, прости, – в голосе Саши слышались слезы. – Я не специально…

Он молча подхватил ее на руки.

– Ничего, осталось всего немного.

Зак ускорил шаг. Поскорее бы уж добраться до этого чертового дома и позвонить брату. Сэм быстро организует спасательную операцию.

* * *

Сквозь пролесок показалось что-то красно-коричневое, и Зак с облегчением вздохнул. Неужели они достигли цели?

– Отпусти меня, – простонала Саша.

Он осторожно поставил девушку на ноги и, увидев, как она поморщилась, наклонился, внимательно заглядывая в ее глаза. Красивые, темно-серые, сейчас влажные от слез.

– Как ты?

– Я постараюсь сама. Все равно нам ещё обратно идти.

Обратно, хм. Интересно, как? Зак раздвинул ветки деревьев.

– У-у, – вырвалось у него.

Замок это строение напоминало мало. Или даже совсем не напоминало. Какой-то деревянный полусгнивший сарай, воздвигнутый на красных кирпичах. Даже от окон мало что осталось – не то что стёкол, но и рам.

Позади раздался сдавленный смешок. Зак в растерянности оглянулся и поймал насмешливый взгляд серых глаз.

– Это и есть родовое гнездо Злобиных?

– Похоже на то, – мужчина в недоумении почесал подбородок. – Черт… – Он прошел ближе к дому, утопая в половину роста в траве. Девушка осталась стоять, прислонившись к стволу осины. Поднявшись на жалкое подобие крыльца, Зак потрогал дверь, висевшую на одной петле. Обернулся к Саше. – Похоже, нам придётся здесь переночевать, – он усмехнулся. – Посиди пока, я осмотрю окрестности.

В доме было темно и пахло сырым деревом. Зак попробовал наступить на пол, но доски предупреждающе заскрипели, и он решил не рисковать. Ещё не хватало самому покалечиться, и тогда им точно понадобятся профессиональные спасатели.

Зак обошёл вокруг дома, внимательно осматривая фасад, затем, разгребая руками траву, зашагал в сторону небольшой рощи. Если бы не этот уродливый дом, тут было бы даже красиво. Он с удивлением обнаружил небольшой пруд, наполовину заросший ряской. Хоть какая-никакая, но вода. Умыться, отчистить грязь с одежды, но сначала необходимо позвонить брату.

Сэм ответил сразу будто держал телефон в руке.

– Ну что, как наш замок? – лениво протянул он.

– Печально, брат. Это настоящая хибара, и, боюсь, тебе придётся побывать в этом сраном родовом гнезде раньше, чем ты думаешь.

– Что-то случилось? – голос Сэма мгновенно стал серьезным.

– Это глушь, дороги разбиты, и нам отсюда не выбраться. К тому же Саша повредила ногу.

– Вызвать вертолёт?

– Мы не в Штатах, Сэм, здесь свои порядки и законы, но лучше будет, если ты сам сюда приедешь. И да, захвати чего-нибудь пожрать.

– Скинь координаты и будь на связи, – голос Сэма был абсолютно ровный и без эмоций.

Он отключился.

Зак спустился к воде, на ходу снимая рубашку и брюки. Подумав, сбросил и боксеры. Вода оказалась не такой уж и холодной – конечно, не Атлантика или озеро Онтарио, но ополоснуться можно. Войдя в воду по бёдра, он уже приготовился окунуться, когда услышал громкий полувздох-полувсхлип.

* * *

Я глядела на удалявшуюся спину Зака, и в душе разливались тоска и обида на саму себя – как умудрилась подвернуть ногу в самый неподходящий момент? Мы могли бы сейчас вместе с ним осматривать эту усадьбу, наслаждаясь солнечным летним днём и свежим воздухом. Вместо этого я стояла пнём, не в силах самостоятельно передвигаться. Со вздохом я попробовала перенести вес тела на повреждённую ногу. Больно. Мне так хотелось побродить по этому лугу… Кое-как, подпрыгивая, дотянула до дома. Села передохнуть на крыльцо. Пожалела, что не взяла шляпу – солнце поднималось все выше, уже заметно припекало. Заметив, что мужчина направился к небольшой роще, я последовала по его стопам.

Не сразу увидела Зака – была радостно удивлена наличием небольшого пруда, хоть, как мне показалось, не очень чистого. И только подойдя ближе, остолбенела – Зак стоял по пояс в воде, абсолютно раздетый – я видела в полупрозрачной воде его ягодицы. Господи, да этот мужик сложен, как Аполлон, его фотки должны висеть в девичьих спальнях! Я внезапно представила, как он поворачивается ко мне, и не смогла сдержать вздоха. В этот момент Зак резко повернулся, и от увиденного моя здоровая нога подогнулась, рухнув на пятую точку, я соскользнула в пруд. Не успела ни вскрикнуть, ни испугаться, как с головой погрузилась в воду. И не успела понять, глубоко там было или мелко, потому что меня тут же подхватили сильные руки. В панике я тёрла глаза, отплёвываясь от отвратительной ряски, залепившей мое лицо.

– Саша, – Зак вместе со мной выскочил на берег. – Ты ходячая катастрофа! Он поставил меня на ноги, а я широко открытыми глазами вперилась в него, боясь опустить взгляд вниз. Неожиданно мужчина обхватил меня руками и крепко прижал к себе. – Ты перепугала меня… – его губы оказались около моего уха, дыхание щекотало. А я почувствовала, как то, что от холодной воды должно быть маленьким и мягким, вдруг резко начало увеличиваться в размере и давить на мой живот.

– Зак… – выдавила я, стараясь вырваться. Лицо горело от смущения, в то время как мужские руки пытались стянуть с меня прилипший к телу топик. – Что ты делаешь? Пусти меня!

– Ты мокрая и холодная, я согрею тебя… – его губы прошлись по моему виску. Этого ещё не хватало! Мы одни в лесу – я и голый мужик с нацеленным на меня якорем.

– Не надо меня греть! – я со всей силы саданула кулаком по его груди. Зак опешил и, потеряв равновесие, свалился в воду. В другой бы раз я не удержалась от дикого хохота, но сейчас мне было не до смеха. Схватив одежду мужчины, зашвырнула в него. – Немедленно оденься!

И, хромая, бросилась подальше от этой лужи, в которой барахтался мой клиент.

* * *

Поискав в записной книжке телефона номер владелицы агентства, Сэм нажал на зеленую кнопку. Гудки, казалось, были бесконечными, и только когда молодой человек перестал надеяться на ответ, в трубке раздался сонный голос:

– Алло…

– Здравствуйте, Дарья…

От его голоса женщина моментально пробудилась:

– Господин Злобин! – теперь голос стал строгим и официальным.

– У нас небольшие проблемы, – последовала пауза, затем мужчина продолжил: – Мой брат заблудился в лесу.

– Как в лесу? В каком лесу?

– В том самом лесу, где располагается наше родовое поместье.

– Ох… – только и смогла произнести женщина.

Она прекрасно знала, где это находится – в файле была вся информация о братьях и их требованиях, которую их заботливая мама предоставила агентству «Шаг в новую жизнь».

– Мне нужна ваша помощь. Сейчас.

– Я слушаю вас, Закари… или Сэм?

– Сэм, – отрывисто произнёс он. – Вы готовы записывать?

– Да, – в голосе Дарьи сквозила тревога.

– Мне немедленно нужен внедорожник, – Сэм посмотрел на часы. – В течение часа, подробная карта дороги, желательно в 3D, на случай, если прервётся связь. И что-нибудь поесть.

– Поесть? – эхом повторила владелица агентства.

– Да. Хорошую качественную еду – мясо, овощи, фрукты. Ну и, пожалуй, пару бургеров из Макдональдса. И кофе, много кофе. В термосе.

– Вы хотите туда поехать? Один?

– Да.

– Но… Вполне возможно, у нас немного отличаются правила дорожного движения…

– Через час, – мужчина перебил Дарью. – Я жду вас через час.

* * *

Дарья откинулась на подушки, закатив глаза. Муж заворочался, недовольно буркнул:

– Ну кого там ещё?..

Ничего не ответив, она спустила ноги с кровати. Внедорожник. Да где его, черт побери, взять в субботу утром?! Не выпуская телефона из рук, женщина встала, накинула халат. Вот оно, началось. Одни из первых клиентов, и уже проблемы. Только мысль о весьма и весьма приличной оплате дарила радость.

Уже через десять минут она договорилась с одним из самых крупных и надежных автопрокатов в городе об аренде машины. Затем вспомнила о своей хорошей приятельнице, муж которой владел сетью популярных ресторанов в Москве. После недолгих переговоров Дарье удалось организовать доставку еды по адресу клиента. Вздохнула с облегчением и повернулась к мужу, который уже долгое время стоял в дверях и недовольно бормотал.

– Все, Ванечка, – улыбнулась, потирая руки. – Дело сделано. Надеюсь, что теперь все будет хорошо.

* * *

Сэм вышел из парадной, огляделся по сторонам. Неподалёку находился новенький блестящий джип чёрного цвета. Около него стояла длинноногая девица и поигрывала ключами. Недолго думая, мужчина направился к ней, на ходу застегивая пиджак.

– Привет, – прищурив синие глаза, она кокетливо улыбнулась. – Ты Семён Злобин?

«Семён Злобин». Сэм недовольно хмыкнул – ненавидел панибратство. Он протянул ладонь. Девушка жеманно вложила свою руку для поцелуя.

– Ключи давай, – холодно произнёс он. Она растерянно икнула, ошарашенно глядя на Сэма. – Спасибо за доставку, – сквозь слегка затемнённое стекло он заглянул внутрь салона. – Пакеты с продуктами там? – Девушка судорожно кивнула. – Тогда вы свободны, – мужчина все-таки заставил себя улыбнуться.

– Может, хоть до метро подвезёшь?

– Садитесь, – он обошёл джип, открыл для девушки дверь, и та нырнула в салон. – Какая ближайшая станция?

Она начала сбивчиво объяснять, но Сэм, покачав головой, включил GPS. Чуть осмотревшись и проверив документы, повернул ключ в замке зажигания.

Ехали недолго – он быстро нашёл дорогу к метро. Сэм по праву гордился своим умением быстро ориентироваться на любой местности. Девушка молчала, искоса бросая на мужчину заинтересованные взгляды. А он старался не смотреть на ее стройные загорелые бедра, едва прикрытые короткой юбчонкой.

Избавившись от чересчур самонадеянной красотки, он развернул машину и, следуя указаниям навигатора, рванул в восточную часть города.

Конечно, он был привыкшим к многочасовым пробкам на улицах Торонто или Нью-Йорка, но здесь творилось что-то невообразимое. Автомобили то лихо летели, не снижая скорости на поворотах, то медленно плелись, едва не прикасаясь к друг другу бамперами. Ширины и полос проезжей части не хватало, и многие водители предпочитали создавать новые полосы уже на обочине. Для законопослушного канадского гражданина это было дико. Сэму стало жарко, он включил кондиционер, но когда увидел мотоцикл, двигавшийся между полосами, его прошиб холодный пот.

Только спустя два часа он вырвался из адских подмосковных пробок, созданных дачниками, спешившими в свои летние резиденции.

* * *

Уже через час Сэм подъезжал к небольшому провинциальному городу, встречавшему его запылёнными деревьями, улицами с растрескавшимся асфальтом и полуразрушенными зданиями. Навигатор уверенно указывал поворот на гравийную дорогу.

Через пару километров гравий кончился, и начались ухабы, залитые грязной жижей. Немудрёно, что Саша повредила ногу. Да тут не ямы, а воронки после взрыва!

Сэм набрал номер брата, но ему никто не ответил. Мужчина помнил, что тот упоминал какое-то строение из красных камней. Неужели это и есть вот эти страшные обломки, видневшиеся сквозь заросли?

Сэм заглушил двигатель, как только увидел бегущего к нему полуголого брата. Опустив на лицо тёмные очки, мужчина открыл дверцу автомобиля.

* * *

Пригорюнившись, я сидела на крыльце, слушая трескотню кузнечиков и совершенно потеряв счёт времени. Зак куда-то пропал, а мне и не хотелось сейчас его видеть – и так увидела слишком много. Я, кажется, даже задремала, потому, как вздрогнула от крика. Мужчина вышел из-за угла дома, радостно улыбаясь, хотя я не видела причин для радости – мы одни черт знает где, машины нет, моя ступня опухла и посинела. Я бросила на молодого человека угрюмый взгляд, слегка задержала на обнаженном торсе, сильных загорелых плечах, невольно скользнула на красные обтягивающие боксеры. Чувствуя, как лицо приобретает оттенок его трусов, резко отвернулась.

– Сашка, не переживай! – он плюхнулся рядом со мной, отдышался. – За нами приедет Сэмми. Ну ты чего дуешься? – его рука легла на мои плечи, заставив сердце пропустить удар. – Сама виновата – нечего было подсматривать.

– Я? Подсматривала? Больно надо! – сбросила его руку со своего плеча. – Как будто я никогда мужских причиндалов не видела.

Он хохотнул.

– Ну знаешь – причиндал причиндалу рознь. То-то, я смотрю, ты на ногах не устояла. Хмыкнув, поежилась от прохладного ветерка. Мокрый топик совсем не грел, вызывая обилие мурашек. – Давай свои джинсы, положу сушиться на солнце. Упрямо покачала головой. Ещё не хватало мне раздеваться перед мужиком. – Ноги хоть позагорают, а то бледная, как моль. – «Бледная, как моль» Откуда слова такие знает?.. Зак пожал плечами. – Ну хорошо, не собираюсь я на тебя смотреть, – бросил мне свою не менее мокрую рубашку. – Прикройся этим. Все же лучше, чем мокрые штаны.

Мужчина демонстративно отвернулся. Вместо того чтобы стягивать с себя холодные джинсы, я пялилась на широкую спину, бицепсы, упругие ягодицы…

– Ну? Поворачиваться можно?

– Ой, – пискнула я, судорожными движениями вцепившись в молнию на джинсах.

Оставшись в одних трусиках, я обмотала рубаху Зака вокруг бёдер. Вытряхнула из промокшего насквозь холщового рюкзачка содержимое и разложила на серых досках. Мой кошелёк, косметичка, блокнот с записями, телефон – все было мокрое. Закари, услышав невольно вырвавшийся вздох, повернулся.

– Ничего, высохнет, – опять сел рядом, с любопытством разглядывая разложенные предметы. – Похоже, твоему телефону пришёл трындец.

Зак вдруг стал беспокойно озираться.

– Похоже, и моему тоже… – пробормотал. – Что-то подсказывает, он пошёл на корм рыбам. Остаётся только надеяться на навигаторские способности моего братца.

– Вы с ним жуть как похожи, – я рассмеялась. – Представляю, как вы разыгрывали своих родителей.

– Маму. Отца у нас почти не было.

– Как так «почти»?.. Извини, – я прикусила язык. Может, с их отцом что-то случилось, а я ворошу прошлое.

Зак оценил мою деликатность, рассмеявшись, обнял меня:

– Мама выросла здесь, в Москве. И, представляешь, тоже без отца. Моя бабушка замужем не была, залетела от парня и родила. Умерла, когда маме было семнадцать лет.

– Ну надо же… – я сочувственно прикоснулась ладонью к плечу Зака. – Наверное, нелегко ей пришлось.

– Произошло чудо – объявился ее отец. Оказалось, что он все эти годы безуспешно искал ту женщину – мою бабушку. Только искал он ее издалека, – Закари вздохнул. – Давно уже жил на другом континенте, в Канаде. Маму забрал к себе через год. А она к тому времени успела завести роман, забеременеть и расстаться с нашим отцом. Поэтому наш папочка фактически существует, но в наших жизнях не присутствует.

– Наверное, хотелось иметь отца? – я вздохнула. Для меня мой папуля был светом в окошке. В отличие от матери…

Мужчина пожал плечами.

– Да нет. Дед прекрасно заменял нам отца. Никогда не жалел для нас ни времени, ни денег. Не знаю, что сейчас нашло на него…

– Что-то произошло?

Зак поморщился, убрал руку с моего плеча, отвернулся.

– Черт знает что, Саш. Заслал нас сюда, чтобы восстанавливать эту развалину, – он в сердцах пнул доску. – И ещё хочет, чтобы мы нашли себе русских невест.

Я заулыбалась. Он даже не подозревал, что я знала о планах братьев насчёт меня.

– Прекрасно, Зак, – вскочила, хлопнула в ладоши, совершенно забыв, что прикрыта лишь рубашкой. – Завтра же начнём поиск невест для тебя и твоего брата!

Поймала на себе его потемневший взгляд, слишком поздно сообразила, что стою перед мужчиной в топике и дурацких хлопчатобумажных трусиках. Он медленно поднялся, поднял с пола соскользнувшую рубашку.

– На, – хрипло произнёс. Наши руки соприкоснулись, и я поняла, что чувствовала Снегурочка, тая в пламени костра. – Подожди с поиском невест… для меня.

Его губы неотвратимо надвигались, а я застыла. Зак обхватил мой затылок, слегка провёл языком по верхней губе, чуть проник в рот, встретился с моим языком. Отстранился, выдохнул и впился в мои губы, терзая, сминая, подчиняя… Ладонь Зака скользнула на мои плечи. Не знаю, что произошло бы между нами, но со стороны дороги послышался звук приближавшегося автомобиля.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.