книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Olga Greenwell

Колючий крыжовник

1

Майкл все-таки не удержался и ещё раз заглянул через щель сарая. В темноте было сложно что-либо разглядеть, но он все равно увидел худую скрюченную фигурку девушки, лежащую на полу. Почему вдруг у него стало так неспокойно на душе?

Таких, как она, Майкл видел настолько часто, что давно перестал обращать на них внимание, и сны никакие ему не снились. Специфика его работы заключалась в том, чтобы договориться со сторонами, собрать и привезти деньги и ещё раз все обговорить, ну в редких случаях доставить пленных до места назначения или до обозначенного госпиталя. Теперь же эта девица не давала ему покоя. Точно такие же прозрачно-изумрудные глаза Майкл видел несколько лет назад, когда он только начинал свою карьеру. И губы, теперь растрескавшиеся и пересохшие… но как можно было их забыть?

Полина опаздывала. Она выбежала из здания мединститута и бросилась к автобусной остановке. Как назло, автобус, фыркнув выхлопной трубой, закрыл двери и быстро уехал.

«Ах ты, зараза!» – девушка порылась в сумочке, проверяя, есть ли у неё хоть какая-то мелочь на такси. Нашлась.

Полина взмахнула рукой.

Через пятнадцать минут она уже подъезжала к ресторану, в котором подрабатывала официанткой. Наскоро стянув свои блестящие черные волосы в конский хвост, Полина переоделась в коротенькое чёрное платье с белым фартуком и на мгновение остановилась, чтобы отдышаться.

– Ой, Полька, давай быстрее! У нас сегодня заезд иностранцев, а Фимка ни бум-бум по-английски! – официантка Нина округлила глаза.

– Ну мне как-то неудобно ее столик забирать.

Нина махнула рукой.

– Она вообще в шоке. Там такие важные гуси, все такие надутые, так что, Поль, лучше ты!

Полина в ответ кивнула и бросилась в зал.

За столиком сидели четверо мужчин и о чем-то негромко переговаривались.

Ещё издалека Полина обратила внимание на тщательно отпаренные дорогие костюмы, галстуки. Даже их обувь была через чур модной. У одного из них были крутые туфли, сделанные из кожи крокодила.

Полина подошла к посетителям, поздоровалась.

– Меня зовут Полина, и я буду вас сегодня обслуживать.

При этом слове у крокодилового в глазах промелькнула насмешка. Полина на миг замолчала.

– Что бы вы хотели выпить? Аперитив, вино, пиво?

– Ни то ни другое. Текилу, девушка!

Полина кивнула, записывая пожелания клиентов в блокнот.

– С чего бы вы хотели начать ужин?

Трое мужчин начали делать заказ, и только один, которого Полина назвала крокодиловым, почему-то просто уставился на неё.

«Может, у меня что-то не так с одеждой? – подумала она, исподтишка пытаясь рассмотреть своё платье. – Или помада размазалась? Вот, блин…»

Майкл вдруг поймал себя на мысли, что неприлично долго смотрит на эту девчонку-официантку. Он дернул головой и спешно схватил в руки меню. Какие у неё интересные глаза! Он таких никогда не видел. Зеленые, можно даже сказать, изумрудные и в то же время какие-то прозрачные, совсем как ягоды неспелого крыжовника, росшего у его бабушки в Саскетчеване. И ресницы вокруг них такие густые и чёрные. Он вздохнул. Черт знает что такое, он сюда приехал по делам, а не за юбками бегать. Майкл постарался переключить мысли на свою подругу Крис, которой совсем недавно сделал предложение.

– Салат «Цезарь», – отрывисто сказал он, – и стейк «Нью-Йорк».

– Вам с картофелем фри или с запеченной картошкой?

– Картофель фри. И несите все сразу!

Он захлопнул меню.

Полина быстрой походкой удалилась.

– Что за народ эти амеры? – пробормотала она, пожимая плечами.

– Противные, правда? – кивнула Фима.

Полина только вздохнула.

– Особенно один такой, настоящий крокодил!

– Почему крокодил?

– Да у него туфли из крокодиловой кожи. Да и сам он такой, того гляди сожрет!

Фимка заглянула через плечо Полины.

– Этот с тёмными волосами-то? Ничего такой. Представляю, что бы ты с ним сделала на операционном столе.

Полина возмущённо покраснела.

– Полька, ну чего ты, я же не про секс!

Подруги рассмеялись.

Майкл внимательно слушал, что говорит его наставник Ричард Блэйрмол. Проведя в его страховой компании уже полтора года, мужчина понимал, что пришла пора выходить на новый уровень. Ричард почему-то из всех сотрудников всегда выделял Майкла. Ему нравилось, как молодой человек держится, его уверенность в себе, хладнокровие и то, что в критических ситуациях тот был способен на принятие правильного решения.

Они приехали в Санкт-Петербург с дипломатической миссией. В планы их компании не входило раскрывать настоящую суть поездки, потому что правительства стран давно уже приняли официальное решение, что в случае захвата людей в горячих точках, не выплачивают выкуп за заложников и пленных. К счастью, по негласному соглашению, это все-таки было возможным. Оборот средств в таких компаниях был огромным, и сотрудники также не бедствовали. Им хорошо оплачивался риск. Многие, конечно, не выдерживали и со временем уходили. Майкл Эверс был не такой. Он знал – это его стезя. В своё время он окончил университет в Калгари, получив диплом бакалавра по криминальному праву. Работал какое-то время в бюро экономических преступлений, но Ричард Блэйрмол, познакомившись с ним на одной из вечеринок, перетянул Майкла в своё агентство. Теперь его босс считал, что тот готов переходить на новую ступень – вести переговоры, принимать важные решения и посещать горячие точки, в которых велись военные действия.

Мужчины выпили стопки с текилой, принесенной официанткой. Ричард разрумянился и решил заказать целую бутылку. Майкл слегка нахмурился. Его босс иногда перегибал палку. А ведь им ещё надо как-то доехать до гостиницы. Эти европейские города раздражали его своими названиями улиц. То ли дело номера улиц и авеню – все ясно и понятно.

Наконец-то эта зеленоглазая девица несёт им еду. Закуска сейчас была спасением. Девушка поставила тарелки перед Ричардом и Айком, одним из их сопровождающих. В другой руке у неё был огромный поднос с салатом и стейком, от которого исходил чудесный аромат. Она чуть наклонилась, и, дьявол, прямо перед взором Майкла возникла ложбинка между её грудями. Да что же это такое! Он что женских сисек не видел? Майкл слегка кашлянул и выдвинул вперёд свою ногу.

Девушка качнулась, споткнувшись о мысок его туфли, и огромный поднос со всем его содержимым свалился прямо на Майкла. Куски салата повисли на скулах мужчины, а все остальное смешанной ароматной кучей стекало по его груди вниз на брюки. Наступившую мгновенно тишину сменил заливистый хохот Ричарда, а за ним и Айка. Только троим из присутствующих было не до смеха. Майкл медленно поднял голову на замершую в ужасе Полину.

– Что это было? – голос его был ледяным.

Она молчала. Глаза её стали совсем прозрачные.

Вадим Суханов поднял руку, подзывая официантку, которая уже и так неслась к ним на всех парах во главе с администратором.

Майкл вдруг подумал, что эта девушка того гляди упадёт в обморок. Он продолжал смотреть на неё снизу вверх, слегка наморщив лоб.

Наталия, администратор, увидев, что произошло, всплеснула руками. Похоже, она сама была готова упасть на колени перед этим иностранцем и начать оттирать его костюм салфеткой.

– Вы видите, что произошло с моим гостем? – Вадим Суханов возмущённо указал на Майкла. – Нет, вы видите, что творит ваш персонал?

– Полина? – наконец-то выдавила из себя Наталия.

– Я хочу, нет, я требую, чтобы эта халдейка была уволена! Прямо сейчас!

От слова халдейка» Полина словно очнулась. Она взяла салфетку и стала промокать остатки еды с лица Майкла, сняла лист салата с щеки. Теперь её глаза, налитые слезами, были так близко, что он мог даже увидеть темные крапинки у неё на радужке. Да, и ещё белая грудь в вырезе платья.

– Не надо! – он выхватил у девушки из руки салфетку и оттолкнул её.

– Чтобы через минуту этой дуры здесь не было! – в словах Суханова прозвучали истеричные нотки.

– Полина? – Наталья строго посмотрела на девушку. – Мы больше не нуждаемся в твоих услугах. Ты здесь больше не работаешь!

Полина, тем временем поднимающая с пола стейк и картофель, резко выпрямилась.

– Да пошли вы все! – с этими словами она высыпала содержимое своих рук на колени Майклу и, сдернув с себя белый фартук, бросилась вон из зала.

«Ничего себе! – подумал Майкл. – Русский характер!» Он оглядел своих приятелей, которые уже вошли в состояние истерики.

– Я так понимаю, ланч закончился, так и не успев начаться?

Мужчина встал из-за стола.

– Я прошу прощения, мистер Эверс, этого не должно было случиться! – Вадим Суханов, по-видимому, испугался больше всех.

Майкл кивнул и направился к выходу.

Он вынул из пиджака телефон. Два пропущенных – и все от Крис. Ну ладно, он поговорит с ней чуть попозже, из своего уютного номера в «Невском Паласе».

Майкл усмехнулся про себя, вспомнив выражение лица этой Полины, когда она вывалила на него еду, поднятую с пола. Ему даже стало немного жалко эту дуреху.

2

Полина вбежала в здание академии. Надо же, сегодня такой важный день, а она опаздывает. С другой стороны, девушка немного оправдывала себя. Теперь ей приходилось работать до трёх часов ночи в одном из баров, которое к тому же было расположено достаточно далеко от дома. Уже прошло три недели, как девушку с кандибобером выгнали из ресторана, в котором она подрабатывала по вечерам. И все из-за этого крокодила – чтобы ему пусто было! Хотя, конечно, лучше так не говорить – Полина все-таки врач и давала клятву Гиппократа.

Сегодня она должна была узнать, где будет проходить интернатуру: отправят ли её в один из военных госпиталей или же оставят работать в их учебном центре в Красном Селе. Конечно, девушке хотелось бы остаться в Питере – как-никак тут у неё куча подруг и даже молодой человек, который ей нравится.

Отец Полины был военным врачом и всю жизнь провёл в горячих точках: в основном в Афганистане и Чечне. Жена давно ушла от него, не выдержав постоянного отсутствия мужа. С самого детства воспитанием Полины занималась бабушка. Она была строгой и жесткой женщиной, но только внучка знала за какую «струну» надо было её задеть, чтобы пожилая женщина смягчилась. Бабушка умерла, когда девочке было пятнадцать лет. Отцу пришлось вернуться обратно в Москву, чтобы присматривать за быстро взрослеющей дочерью.

А та тем временем срослась с идеей поступить в Военно-медицинскую академию имени Кирова, для того чтобы стать хирургом. Отец пытался отговорить её, стращая непомерной дисциплиной, нарядами и казарменной жизнью, но все было бесполезно.

Полина поступила с первого раза, прошла тест на физическое здоровье и подготовку и начала учиться. Иногда девушка действительно ловила себя на мысли, что запросто могла бы поступить в обыкновенный мединститут. Хотя учёба Полине и давалась легко, но бесчисленные наряды, ранний подъем по команде, кроссы (слава богу, для девушек только по километру) выматывали физически. Только на шестом курсе стало намного легче. У Полины даже появилась возможность подрабатывать. Немного, чтобы хватало на аренду комнатушки. Жить в общаге больше не хотелось.

Она все-таки опоздала. Небольшая стайка девчушек стояла около дверей и живо что-то обсуждала. Небольшая, потому что во всей академии девушек можно было пересчитать по пальцам, зато у них было излишнее внимание от сильного пола. Иногда Полина удивлялась, откуда у ребят хватало энергии ухлёстывать за девчонками. Увидев Полину, девушки, как по команде, повернули головы в её сторону. Полина сразу же поняла, что сейчас услышит какую-то важную новость. Под «ложечкой» засосало.

– Все, – высокая, похожая на датчанку Лариса, усмехнулась. – Прощай!

– Не поняла?

– Пока тебя где-то носило, все хорошие места разобрали.

«Ах ты…» – Полина стиснула зубы.

Подруга Варя подошла к Полине, положила руку на её плечо, заглянула в лицо.

– Слушай, ну не все так плохо. Подумаешь, один год…

– Куда?

– Военно-морской госпиталь в посёлке Купавна. Это ближайшее Подмосковье.

Полина опустила голову.

– Непонятно, чем ты так не угодила?

– Ты не видела Бориса, Варь?

Лариса закатила глаза.

– Он тебя ждал, ждал, но так и не дождался.

Полина открыла тяжелую дубовую дверь кабинета. Она чувствовала себя идущей на казнь.

Вечером девушки решили пойти в какой-нибудь клуб, немного развеяться, потанцевать и, конечно же, отметить окончание института.

Варя зашла за Полиной, и они вдвоём занялись примеркой нарядов и нанесением макияжа.

– Интересно, почему Борька не позвонил? – задумчиво произнесла Полина. – Мы же с ним договорились провести вместе вечер.

– Ты знаешь, я уже давно поняла, что все мужики сволочи. Только ты ему что-то позволишь, он сразу начинает думать, что крутой мачо и ему любая баба даст. И чем больше у них баб, тем они круче.

Полина покраснела.

– Мне как-то не верится, что Борька такой. Он за мной два курса подряд бегал.

– А между делом наверняка забегал за другими. Я, Поля, давно тебе говорила, уж больно глаза у него масляные. Ладно, не забивай голову, что сделано, то сделано.

Полина горько вздохнула. Ей так не хотелось ошибиться. Она помнила ту их ночь у неё в комнате, при слабом свете ночника, когда Борис просил её, уговаривал. Помнила его колкие жадные поцелуи, умоляющий взгляд… Полина не смогла тогда устоять.

При воспоминании об этом её глаза увлажнились.

Да, надо пойти и развлечься, забыть об этом болезненном любовном опыте. Впереди выходные.

Девушка полезла в сумочку за кошельком. Надо распределить средства на спиртные напитки и такси. Неплохо бы ещё чуть подработать, чтобы хватило на купейный вагон до Москвы. А там папка встретит.

Девушки доехали на метро до станции «Гостиный двор» и вышли на улицу. Было уже десять вечера, но было светло как днём. В «Ломоносов» баре они время от времени отмечали важные события в своей жизни. Полина знала, что сегодня завершился один из важных этапов – она получила диплом военного хирурга. Немногим девушкам это удавалось. Многие учились на стоматологов, другие желали стать хозяйственниками и управленцами, санитарными врачами. Полина с детства мечтала быть хирургом, и её усилия не пропали даром. Её считали талантливой и прочили блестящее будущее. Девушка знала, что впереди лежит нелегкий путь – скорее всего, ей придётся ехать в Афганистан. Она не боялась этого, а с нетерпением ожидала. С детства помнила, как бабушка перед сном рассказывала различные истории из жизни отца. Теперь она лейтенант, готовый к службе на благо Отечества.

Девушки, смеясь, перешли дорогу. Кто-то просигналил им из проезжающей машины, вызвав ещё более задорный смех.

– Слушай, Полька, – Варя поправила свою рыжую челку, заглядывая в витрину магазина. – Ну почему все с парнями, а мы одни, как какие-то отсталые?

– Может, мы тебе сейчас кого-нибудь найдём здесь, не боись! Мне-то сейчас никто и не нужен – я уже одной ногой в Москве.

Они открыли двери заведения и вошли внутрь. На первом этаже был караоке-бар.

– Ой, Поль, даже не тяни меня туда! Знаю, как ты любишь петь, но я просто хочу потанцевать под нормальную музыку, а не под твой хрипатый голос.

Девушки прошли на второй этаж. Там было гораздо больше народа. Девицы в блестящих нарядах извивались под музыку. Варя подошла к барной стойке, улыбнулась знакомому бармену.

– Привет, лапуль! Сделай мне и Полине по «Банановому Дайкири». Что у нас сегодня новенького?

Бармен пожал плечами.

– Да ничего особенного. Новая гоу-гоу гёрл.

Варя махнула рукой.

– Ну это нас мало интересует. Нас больше мужская часть привлекает.

Варя забрала приготовленные напитки и направилась к уже пританцовывающей Полине.

Майкл только закончил разговаривать с Крис, когда в дверь постучали. Он с минуту раздумывал – отвечать или нет. Настроение было паршивым – в который раз поссорился со своей невестой.

Нехотя он поднялся с дивана и пошёл к двери. На пороге стояли Айк и Ричард. Майкл постарался стереть с лица хмурое выражение.

– Что-то ты засиделся, приятель, – Айк первым прошёл внутрь номера. – Мы решили тебя развеять.

Ричард кивнул на чемодан, лежащий на кровати.

– Не терпится укатить домой?

Майкл открыл холодильник и достал бутылку «Краун Ройял». Разлил на три стакана.

– Я предлагаю куда-нибудь сходить. Эти русские на выходных нам мешаться не будут и можно заняться развлекаловкой. Мне подсказали неплохой бар с пиллерами и хорошим интерьером. Пойдём?

«А почему бы и нет?» – подумал Майкл. – Пойдём.

Айк на радостях одним махом выпил свой виски.

Пока они шли пешком по Невскому, Майкл думал о Крис. Ему было непонятно, почему они постоянно с ней грызлись. Порой достаточно было сказать какое-то слово, как она вспыхивала словно спичка. Он начал уже уставать от этого. Наверное, Майкл все-таки любил Крис, коли был так рад, когда девушка сказала «да» на его предложение руки и сердца. А вдруг это была только привычка? Они ведь в сущности очень разные люди. Крис подвижная и полная энергии, никогда не сидит на месте. Ей надо быть сразу в нескольких местах. Девушка постоянно спорила с Майклом, и на каждое его предложение у неё находилось десять возражений.

Иногда он боялся признаться себе, что с удовольствием уезжает в командировки, лишь бы быть подальше от своей невесты.

– Вот этот бар, – Ричард остановился около входных дверей заведения.

Айк с Майклом пытались прочитать надпись, но у них ничего не получилось.

– Пора учить языки! – пробормотал Айк.

Майкл пожал плечами. Больно надо! Весь мир говорит на английском. В школе он пытался освоить второй язык – французский, но ему это не удалось. Мужчины вошли внутрь и сразу же погрузились в мир музыки и веселья. На неплохом английском им объяснили, что на первом этаже зал караоке и танцзал, на втором, так называемом «место встречи изменить нельзя», можно потанцевать, посмотреть на «гоу-гоу дансеров», а на третьем – зал с электронной музыкой и известными диджеями.

Мужчины переглянулись.

– Круто! У нас такого в Калгари нет, – сказал Майкл.

– Думаю, оставшуюся неделю надо посвятить посещению подобных мест, – предложил Айк.

– Остановимся на втором этаже, – сказал Ричард. – Хочу на девочек посмотреть!

– Ой, смотри, Поль, – Варя кивнула в сторону входа, – какие мальчики пришли!

Полина проследила за взглядом подруги. Мельком отметила, что да, самцы действительно хороши, но тут же нахмурилась, вдруг осознав, что уже видела их совсем недавно. Это же те самые «белые воротнички», и среди них этот крокодил. Сейчас они были не в костюмах, но все равно выглядели отвратительными снобами.

Полина наморщила носик.

– Не в моем вкусе.

– Ну ничего себе! Их тут трое – выбирай любого.

Полина демонстративно отвернулась. Слава богу, эти мачо не заметили её. Зал был полон красивых полураздетых девиц.

– О-о, сногсшибательно! – глаза Ричарда горели от восхищения. – Все-таки русские девочки – это что-то! Если я и надумаю жениться когда-либо, то поеду в Россию!

Айк загадочно улыбался. Он уже прицеливался к возможной добыче. Майкл оглядывался по сторонам. Его гораздо больше заинтересовал интерьер. Неплохое местечко. Он уже представил, как однажды вернётся в этот город с Крис, и они вдвоём придут сюда. Внезапно мужчина почувствовал, словно кто-то смотрит на него. Он вгляделся в толпу. Вот это да! Это же та самая девица из ресторана, которая вывалила еду на его дорогущий костюм. Она резко отвернулась, но было уже поздно. Майкл узнал её и направился в сторону девушки. Он помнил, что у неё был достаточно хороший английский. Вот кто ему поможет сегодня вечером!

Похоже, она собиралась сбежать, и поэтому Майкл прибавил шаг. Он даже не заметил стоящую рядом с ней рыжеволосую девушку.

– Привет! – с улыбкой произнесла та. – Ты куда-то спешишь?

Майкл непонимающе уставился на неё. Откуда она взялась?

– Меня зовут Варвара, – девушка взмахнула своими ресницами.

«Как, как? Что за варварское имя?»

– Я не понимаю по-русски.

– Спэниш, инглиш?

– Инглиш.

– Полин, это по твоей части! – Варя одернула отвернувшуюся от них подругу.

– Полин? – Майкл попытался улыбнуться. – У тебя красивое имя!

«Какой избитый комплимент!» – подумала Полина. По-видимому, мужчина подумал то же самое, потому что смущенно замолчал.

– Варь, чего он к нам прилепился? Отвадь его, пожалуйста!

– Ну уж нет, подруга! От такого красавчика грех избавляться.

– Хотите что-либо выпить? – спросил мужчина. Девушка насупила брови.

– Нет, мы не пьём.

– Да, хотим! Два «Космополитан».

Майкл кивнул и направился к стойке бара.

– Варя, это тот самый крокодил! – Полина стиснула зубы. – Уходим отсюда!

– Какой ещё крокодил? Он и не похож даже. Посмотри, какое у него классное тело! Крокодил…

– Это тело лучше бы смотрелось в патологоанатомичке.

– Полин!

– Меня из-за него выгнали из ресторана! – громко зашептала Полина. – Пойдём!

– Нет. Он уже спешит к нам. Сейчас пара коктейльчиков – и ты расслабишься!

Майкл подошёл к девушкам. Почему-то он все так же продолжал смотреть на Полину. Та отвела глаза. «Ну что уставился, крокодил, сожрать хочешь?»

– Хочу.

Полина вздрогнула. Она что, сказала это вслух?

Майкл рассмеялся.

– Почему крокодил? Я что, похож?

Варя расхохоталась, глядя, как заливается краской смущения лицо подруги и направилась к танцполу.

– Меня из-за тебя уволили! – Полина криво усмехнулась.

Майкл развёл руками.

– Слушай, не я же вывалил на себя тарелку с едой!

– Скотина! – пробормотала Полина. – Была бы сейчас тарелка под рукой, я б опять на тебя её вывалила.

Майкл кивнул головой в сторону стакана с напитком, который Полина держала в руке.

– Ты можешь вылить на меня содержимое своего бокала.

Она мотнула головой, хмыкнула.

– Наверное, все зеленоглазые девушки такие ядовитые? Может, потанцуем?

Полина посмотрела на Майкла. Он что, дурак? Ясно же, что она на дух его не переносит. Крокодил чертов!

Полина оглядела толпу танцующих. Где же Варька? Внезапно сердце её замерло и затем забилось так, словно у неё была тахикардия. Буквально в двадцати метрах от неё стоял он, Борис. Он был не один. Рядом с ним, обнимая его за торс, стояла высокая блондинка. Парень что-то нашёптывал ей на ухо. Вот он поворачивается в сторону Полины… Девушка расширенными глазами, не мигая, смотрела на них. Боже, как больно! Вот где, оказывается, проводит своё время возлюбленный Полины!

Майкл от неожиданности вздрогнул, когда девушка схватила его за грудки. На мгновение их глаза встретились: его – карие, полные вопросов, и её – прозрачные, как изумрудные озёра. Мужчина даже не понял, что в них было. Мольба? Страх? Решимость? Её по-детски припухлые губы приникли к его. Что за черт? Это какая-то игра? Игра с продолжением?

В голове внезапно стало пусто. Майкл чувствовал только мякоть губ Полины, такую сочную и даже сладкую. Он провёл языком по их внутренней поверхности. Почувствовал, как девушка прерывисто вздохнула. Руки её обвили его шею, и Майкл ощутил упругость девичьей груди. Плоть в джинсах напряглась, готовая вырваться на волю. Мужчина задрожал. Дьявол, что за наваждение! Какая-то случайная девка, а он реагирует, как подросток!

Она выглянула из-за его плеча. Борис смотрел прямо на них, от изумления приоткрыв рот. Полина потянула Майкла за собой, стараясь пробраться к выходу. Уже на лестнице Майкл оторвался от её губ, осоловевшими глазами посмотрел на Полину.

– Пойдём ко мне… – прерывисто прошептал он.

Девушка резко отпрянула от него, закусила губу.

Мужчина положил руку на её грудь.

– Что? Да как ты… – вскричала Полина на русском языке. С силой размахнулась, хлестанув его по щеке. Головой Майкл ударился о стену.

– Мм, черт… – мужчина обхватил руками лицо. Между пальцев показалась кровь. Девушка испуганно смотрела на него, прижав ладони к губам. Похоже, она разбила ему нос. А вдруг перелом? Господи, ещё врач называется!

– Прости меня, прости! – запричитала она. – Не знаю, что со мной…

Он увидел, что на глаза у неё наворачиваются слезы. Полина взяла Майкла за руку и потянула его вниз по лестнице.

– Куда ты меня тащишь? – Майкл выдернул свою руку из её. – Слушай, иди своей дорогой! От тебя только одни неприятности.

– Я правда не хотела… Ой, у тебя будет синяк.

– Спасибо.

Они вышли на улицу.

– Дай я посмотрю хоть.

Майкл отнял от лица свои окровавленные руки.

– Я возьму такси! – Полина взмахнула рукой, останавливая машину. – У меня дома есть все необходимое. Я правда хочу тебе помочь.

Машина остановилась. Майкл попытался сопротивляться, но Полина крепко держала его за локоть.

4

Они поднялись в скрипучем старом лифте на пятый этаж. Майкл был рад, что ему приходилось зажимать нос рукой – в лифте нещадно воняло застаревшей мочой.

– Ты здесь живешь?

Девушка кивнула, открывая дверь ключом.

– Тсс, – она прижала указательный палец к губам. – Соседка может проснуться.

Майкл удивился, но ничего не сказал.

Они на цыпочках, стараясь не шуметь, прошли в самую отдаленную комнату. Полина усадила мужчину на диван.

– Я сейчас приду.

Майкл подумал, что, может, девушка решила сходить в душ и вот-вот выйдет к нему в шелковом неглиже. Он усмехнулся про себя. Какой необычный способ флирта! Русские очень изобретательны.

Мужчина встал с дивана и прошёлся по скудно обставленной комнате. На стене висели фотографии в рамках. Неожиданно Майклу стало интересно.

Кто был этот черноволосый мужчина в военной форме, стоящий на фоне обожженных солнцем гор? Отец этой девушки? Явно прослеживалось сходство. Он военный? По-видимому, он находился в какой-то из азиатских стран. А вот ещё одна его фотография – на этот раз он в каком-то полевом госпитале, и на нем медицинский халат. Рядом фотография этой Полины. Ничего себе, и она тоже в какой-то военной форме!

В это время дверь открылась и вошла сама девушка, несущая небольшой тазик с водой.

Увидев Майкла, расхаживающего по комнате, она нахмурила свои изящные брови.

– Я же сказала сидеть.

– Это приказ? – мужчина усмехнулся.

Она кивнула, ставя тазик на табурет.

– Снимай одежду! – затем поправилась. – Не всю. Только рубашку. Она вся в крови, я постираю.

Похоже, девица не собиралась флиртовать.

Майкл послушно стянул через голову свою рубашку. Вздохнул.

«А у него и правда красивая фигура!» – подумала Полина, а вслух сказала: – Садись, я осмотрю твой нос.

– Ты думаешь, он сломан?

– Я не боксёр. У меня удар не такой мощный. Просто кровь не перестаёт течь, и её надо остановить. Не бойся!

– Похоже, что я боюсь?

Она усмехнулась.

– Тебя всего трясёт.

Майкл подумал, что если его и трясёт, то только от близости этой зеленоглазой красотки.

У Полины в руках оказались марлевые салфетки, которыми она промокнула лицо мужчины. Она ощупала его нос, засунула внутрь ватные тампоны и приказала ему спокойно сидеть с опущенной головой в течение какого-то времени. Заботливо укрыв его пледом, села напротив.

– Останешься сегодня здесь! Я постелю тебе на полу. И чтобы никаких мне тут… У меня рука тяжелая, ты знаешь. Рубашка будет готова к утру.

– Я вижу, ты привыкла командовать. Как-то плохо вяжется с работой официанткой.

– Я просила тебя помолчать! – потом, немного смягчившись, произнесла. – Я не официантка, я врач.

Майкл понятливо кивнул головой.

– Не хотел бы я оказаться у тебя в клинике… – пробормотал он. – Ты какая-то неуклюжая. Ты хоть шприц в руках держала?

Полина поджала губы. «Гнусный крокодил!»

Майкл долго не мог заснуть. Лежал с открытыми глазами, уставившись в стену. Свет, пробивающийся из окна, мешал. Занавески были тоненькими, не то что в номере отеля. Взгляд его уставился на фотографию девушки, на которой та была в военной форме. Не, она непохожа на офицера. Да это и смешно. Может, только то, как отдаёт приказы. Майкл закрыл глаза. Вот ещё одна причина, почему он не мог заснуть. Едва он прикрывал веки, как тут же видел перед собой зеленые прозрачные глаза и эти губы… Похоже, у мужчины даже появились вкусовые галлюцинации. Он ощущал её вкус, слегка сладковатый, нежный. Это черт знает что такое! Майкл не ожидал подобного от себя. У него было достаточно подружек, ещё начиная с пятнадцатилетнего возраста, но ни одной не удалось вызвать в нем подобные чувства. Наверное, соскучился по Крис. Крис? Но почему он вообще перестал о ней думать? Ещё вечером отключил звук у телефона и все, забыл.

– Ты что там ворочаешься? – раздался с дивана сонный голос Полины.

– Свет мешает.

Майкл услышал, как девушка хмыкнула.

– А ты мне мешаешь.

– Спускайся ко мне!

– Что, не терпится опять получить?

– Ты хорошо говоришь по-английски. Откуда?

– Бабушка была училкой. Разговаривала со мной дома только на английском языке.

– А родители?

– Тебе что, крокодил, всю историю семьи рассказать? Спи давай!

– Не называй меня крокодил – у меня имя есть!

– Ну извини, ты не представился, когда я надела тебе на голову тарелку.

– Или когда ты заткнула мне рот поцелуем, – пробормотал Майкл.

– Об этом тебе лучше поскорее забыть.

– Меня, кстати, зовут Майкл. Майкл Эверс.

Она долго молчала. Мужчина даже подумал, что Полина заснула.

– Значит, крокодил Майкл.

Майкл поморщился и перевернулся на спину. Какая же вредная девица! Настоящая змея!

В аэропорту Калгари его встречала Крис. Увидев своего жениха, она завизжала от радости и бросилась в его объятия. Майкл обнял ее. Господи, такое впечатление, будто они не виделись несколько месяцев, а на самом деле прошло каких-то три недели.

– Я так по тебе соскучилась! – прошептала девушка. – Ты вообще в последнее время перестал отвечать на звонки.

Она заглянула ему в лицо.

– Ну ты же знаешь – разница во времени, ну и потом все эти встречи…

– Ладно, ты прощён! Пока.

Майкл забрал свой чемодан, и они направились к стоянке машин.

– Что ты мне привёз?

Мужчина удивленно поднял брови.

– Ну кое-что, что меня заинтересовало. А что бы ты хотела?

Девушка мечтательно закатила глаза.

– Слышала, что в этой убогой стране можно задарма купить соболиную шубку. Ты что, не догадался?

Майкл расхохотался.

– Ты меня рассмешила!

Девушка остановилась.

– Слушай, ты чего правда не догадался, что ли? Я же не шучу!

«Черт!» – Майкл смущённо улыбнулся. – Сейчас же лето… Я тебе зато книги привёз про Санкт-Петербург и Россию.

Крис только покачала головой.

– Невероятно…

Они заехали к Майклу, где он принял душ и переоделся.

– Поедем сейчас к тебе, и я отдам кое-что твоим родителям. Они дома?

Девушка пожала плечами.

– Думаю, поедем на твоей, а то на двух машинах будет как-то смешно, – потом внимательно поглядел на Крис, спросил. – Ты чего, правда обиделась, Крис?

Она промолчала.

– Послушай, милая, как ты собираешься прожить со мной всю жизнь, если уже сейчас постоянно дуешься? Что за дурацкая манера все так усложнять?

– Да потому что я ненавижу книжки! Если мне нужна какая-то информация о твоей гребаной России, я могу спокойно прочитать это в Википедии. Онлайн. Понятно?

Майкл выглядел расстроенным.

– Можешь сразу отнести всю эту чепуху в ближайший «Валью Вилладж».

– Спасибо, дорогая. Ты самая прекрасная невеста! – в голосе мужчины прозвучал едкий сарказм. – Вообще-то нормальная подруга спросила бы, как её жених съездил, что повидал, что делал?

– Ха! – Крис упёрла руки в бока. – Ну и что ж ты там такого повидал? Как там русские фифочки?

Майкл замолчал. «Ну вот, начинается». Ещё не прошло и часа, а он уже устал от неё.

Мужчина вышел на кухню, открыл холодильник и достал банку холодного пива.

4

Это ей показалось или было на самом деле? Полина сидела на своём разобранном диване и тупо глядела на пустой матрас на полу. Крокодил ушёл, пока она спала. Ну, в общем-то, проснулась девушка около одиннадцати часов – понятно, что Майкл просто не дождался бы ее пробуждения. Полина снова закрыла глаза, пытаясь вспомнить свои ощущения. Может, ей приснилось…, но Полина, как сейчас, почувствовала прикосновение его губ к её. Все-таки этот крокодил – интересный тип, и в него можно было бы запросто влюбиться, если б у неё не было Бориса. Полина вздохнула. Даже с ним у неё не могло быть будущего. Уже осенью девушка будет жить в Подмосковье, а потом… Кто же знает, что готовит ей судьба. Сейчас такое неспокойное время, везде войны, и Полину, возможно, отправят в куда-нибудь в Афганистан, Ливию, а может, даже и в Сирию, где орудуют эти страшные исламисты.

* * *

Ричард позвонил Майклу в самый неудобный момент – он сидел за большим обеденным столом с родителями Крис. Ему только-только передали блюдо с йоркширскими пудингами, когда раздался телефонный звонок. Естественно, все внимание немедленно обратилось к Майклу. Крис недовольно поджала губы. Мужчине пришлось извиниться и выйти из-за стола.

– Извини, что отвлёк тебя от ужина! – произнёс Ричард, хотя в голосе совершенно не было никакой вины. – Завтра утром надо срочно вылетать в Багдад. Деньги в сейфе. Тебя будут ждать в аэропорту.

– Кто там?

– Журналист из Франции и российский нефтяник.

– Хорошо.

Майкл почувствовал приятную напряженность в теле. Ему нравилось то, что он делал. Работа держала его в тонусе и снабжала достаточным количеством адреналина. Буквально пять минут назад он хотел провести время за столом со своей любимой девушкой и ее семьей, а теперь ему не терпелось лечь спать, чтобы поскорее наступило утро, и он мог начать работать.

Когда он вернулся к столу, то обнаружил, что Крис отсутствует. Её мать глазами указала на дверь спальни.

Майкл поднялся наверх.

Девушка сидела на большой кровати.

– Закрой дверь, Майк!

– Крис? Что-то случилось?

Она встала.

– Почему, ну почему даже во время праздника ты прерываешься на свои звонки от этого твоего Ричарда?

– Крис, это моя работа, – Майкл сел на кровать рядом с невестой. – Если ты хочешь, я могу поискать что-нибудь другое. Тогда мы будем всегда вместе.

– Правда? – она улыбнулась. – Ты правда можешь бросить эту ужасную работу? Мне так надоели эти твои ночные звонки…

– Правда. Я могу просто быть страховым брокером или вернусь в отдел экономических преступлений. В полицию тоже могу пойти работать. Буду сидеть в офисе и приходить на ужин каждый вечер. Ну как?

– Это было бы так здорово, Майк! А как платят там?

– Знаешь, дорогая, люди ко всему привыкают. Там тоже неплохие зарплаты, не такие, конечно, как мне платят сейчас, но… зато у тебя меньше шансов получить калеку мужа.

– Калеку мужа? – Крис нахмурилась. – В каком смысле?

– Не будь дурочкой! Ты прекрасно знаешь, что я рискую каждый раз, когда еду в куда-нибудь в Ливию или Ирак.

– Не, ну да, конечно. Конечно, Майк… Зато там крутые бабки! Ты ведь ещё молодой, а брокером сможешь работать и поближе к старости.

– Ну вот, милая, – он встал с постели и потянул Крис за собой. – Пойдём к маме с папой, наверное, там уже подают сладкое.

Майкл доел свой десерт, запив его чашкой остывшего чая, и отошёл к окну. Ричард прислал ему на телефон кучу сообщений, которые его на данный момент интересовали гораздо больше, чем обсуждение свадебного платья Крис и цветосочетание платьев подружек невесты. До свадьбы оставалось чуть больше месяца, и разговоры об этом витали в воздухе роем надоедливых пчёл. Майкл вообще предпочёл бы справить свадьбу поскромнее, на каком-нибудь острове в Тихом океане. Ну, может быть, только пригласить родителей и свидетелей. Он с трудом мог дождаться, когда они с Крис переедут в его новый, специально купленный для них дом. Они наконец-то будут одни – он и Крис. Каждое утро просыпаться в объятиях друг друга, вместе завтракать, собираться на работу. Можно наконец-то подумать и о продолжении рода. Майкл бы хотел, чтобы у них были два пацана и девочка. Мальчишки бы защищали младшую сестренку. По вечерам бы он водил их на футбол, а Крис завозила дочку в балетную студию. Вот была бы жизнь!

Ну ладно, чего-то он замечтался. Пора вернуться с небес на землю!

Майкл уставился в экран телефона.

6

Подруги стояли на Московском вокзале. До отправления поезда оставалось достаточно времени, и поэтому они неторопливо разговаривали. Настроение у обеих было приподнятым. Ещё вчера девушки устроили себе проводы, как всегда, в любимом «Ломоносов» баре. Варя танцевала до упаду, Полина спела несколько песен в караоке-баре. Подсознательно девушка надеялась, что этот американец Майкл придёт сюда, но его не было.

– Что это ты постоянно на дверь косишься? – Варя лукаво улыбнулась. – Я думала, что у вас с Боренькой уже всё кончено.

Полина хмыкнула.

– Больно он мне нужен!

– А-а, не крокодила ли ты высматриваешь?

Полина слегка смутилась, что не ускользнуло от острого взгляда подруги.

– Нужен мне этот амер…

– Кстати, он канадец.

– А ты откуда знаешь?

– А я с его приятелями разговаривала. Ох, и напугали же вы их! Иностранец пропал в Питере!

Поля пожала плечами.

– Я же говорила тебе, что разбила ему нос. Надо было помочь мужику.

Варя громко расхохоталась.

– Какая же ты смешная, Полька! Я буду по тебе скучать! – Варя направилась к стойке бара. По дороге обернулась. – Не жди его! Он уже давно уехал обратно в свою Канаду.

– Спасибо… – пробормотала Полина. Черт, а и вправду, чего это с ней? Из-за этого крока её выгнали с хорошей работы.

Чем он вообще задел Полину? Тем, что в одной комнате ночь провели, или же, что запах его одеколона был уж слишком хорош?

Теперь новая жизнь ждала Полину где-то далеко от её приятелей, дорогой подруги, прохладных питерских рассветов, гладко струящейся Невы.

В Москве у неё был только отец. Полину ждал год интернатуры в военно-морском госпитале. Девушка будет работать бок о бок с известными хирургами, будет оперировать раненых, которых доставляли из самых различных частей света. Полина надеялась, что по истечении года ее отправят куда-нибудь, где происходят военные действия и где можно пройти настоящую практику хирурга.

Крис и Майкл сидели за столиком в небольшом кафе аэропорта. Было достаточно раннее утро, и девушка выглядела проснувшейся только наполовину. Майкл заказал им по двойному кофе в надежде взбодриться.

– Приедешь домой, ложись спать! – мужчина накрыл её ладонь своей.

– Ну уж нет. Ты же знаешь, что я уже не смогу заснуть. Может, прогуляюсь вдоль реки…

– Мне проще. Буду спать в самолёте.

Крис зевнула. Затем игриво прищурила глаза.

– Надо было мне не просыпаться ночью, когда ты меня будил, неугомонный.

Майкл удовлетворенно улыбнулся.

– Крисси, ну ты же сама знаешь, что нельзя пускать голодного мужчину в страну, где полно восточных красавиц.

Девушка шутливо ударила его по руке.

– Откуда ты можешь знать – красавицы они или нет – они же все в паранджах?

– Самое главное, что на этот раз я ненадолго – неделя максимум.

– Надолго я тебя и не отпустила бы. До свадьбы чуть больше месяца!

– Я тебя люблю, Крис! – Майкл серьезно посмотрел ей в глаза.

– И я, – она улыбнулась, и на щеках её показались озорные ямочки.

Полина легко вошла в новый для неё коллектив госпиталя. Её приняли на удивление радушно. Может быть, отчасти этому поспособствовал отец девушки. Военно-морской госпиталь, начинённый самым современным оборудованием находился в посёлке Купавна. Природа там была очень красива. Берёзовая роща с одной стороны, сосновый бор с другой, а в километре располагалось Бисеровское озеро, где можно было позагорать и искупаться в жаркий денёк. До Москвы было рукой подать – всего тридцать километров до Курского вокзала. Полина обычно ездила в город на местной электричке или маршрутке.

Девушка работала под началом хирурга, у которого были поистине золотые руки. Арсений Семёнович, несмотря на свой уже пожилой возраст, даже думать не хотел, чтобы уйти на пенсию. Он считал, что его предназначение в жизни – это делиться своим опытом с молодыми специалистами. Кроме Полины интернатуру в госпитале проходили ещё два медика. Один – санитарный врач, а другой – такой же хирург, как и Полина.

Девушке выделили однокомнатную жилплощадь в одном из ближайших домов. Отец настоял, чтобы она забрала кое-какую мебель из его квартиры, и приехал сам, чтобы помочь дочери обустроиться.

Работы в госпитале было достаточно много. То и дело привозили военных из самых разных уголков мира. Очень часто прибывали летчики. Как правило, поступали с обширными ожогами или с травмами позвоночника из-за неудачного катапультирования. Также было много молоденьких парней с рваными и осколочными ранами от подрывов на минах.

То, чему учили шесть лет в академии, сильно отличалось от настоящей жизненной практики. Поначалу Полину шокировало увиденное, и только благодаря тому, что внутренний голос убеждал её быть сильной, девушка шла к операционному столу и выполняла свой врачебный долг. Приходя домой, Полина часто плакала, думая об этих невинных молодых жизнях. Ей часто снились тревожные сны. Утром же девушка шла на работу, делала обход, надевая на лицо ободряющую маску.

Как можно смотреть в тоскливые глаза этих мальчишек и притворяться, что все будет хорошо? Ничего хорошего быть не могло. Вот он лежит, несчастный обрубок – только тело и голова. Ни ног, ни рук больше нет. И надежды тоже нет.

Эти мальчишки каждое утро ждали своего врача Полину Алексеевну Малышеву. Для них девушка была словно лучик солнца, пробивающийся сквозь тяжелые тучи. Арсений Семёнович подсмеивался над своей ученицей, говоря, что той надо было учиться на военного психолога.

– Значит, я такой никудышный хирург? – обижалась Полина.

– Да нет, Малышева, хирург ты от бога, но и дьявольски хороший психолог.

Полина подружилась с операционной медсестрой Олей с которой они оказались соседками по подъезду. Девушки часто ходили друг к другу в гости. В сентябре, когда было ещё достаточно тепло, они ходили вместе на озеро. Иногда к ним присоединялся Денис, который и был вторым хирургом-интерном. Новая подруга не переставала нашептывать Полине, что тот к ней неравнодушен. Девушка только пожимала плечами.

– Поля, ты приглядись к нему! Он ведь с тебя глаз не сводит.

– Я ничего такого не вижу, – пожимала плечами Полина.

– Он даже за операционным столом только на тебя смотрит.

Полина хмурилась.

– Ну и что в этом хорошего, Оль? Куда хирург должен смотреть? На пациента. Вот это меня и настораживает.

– Но он такой красавчик, и тачка у него крутая!

– Это ничего не говорит о его умственных способностях. Не тачкой единой жив человек!

– Ох, Полинка, останешься ты на бобах! Тебе сколько уже лет-то?

– Пока ещё двадцать четыре. У меня ещё есть время найти своего принца.

– Кстати, нас ребята приглашают через субботу на шашлыки. Давай сходим?

Полина поморщилась, с минуту раздумывая. Ей хотелось съездить к отцу. А, ладно, можно и воскресенье съездить.

– Ладно, сходим. Надо все-таки налаживать связь с коллективом.

– Ты просто прелесть! – Оля обняла подругу.

Они стояли бок о бок на кухне. Отец мыл посуду, а Полина вытирала её насухо полотенцем.

– Ты зря беспокоишься, дочка! – сказал отец. – У тебя все будет хорошо. Я наблюдал, как ты работаешь.

Мужчина слегка смутился. Полина удивленно подняла брови.

– Как? Когда?

– Ну было дело. Арсений разрешил. Я все-таки твой отец…

– Ну пап…

– Сказать по правде, я горжусь тобой. Ты такая вся сконцентрированная. Как будто и не боишься ничего. Видел, как ты с джильей (пила) управляешься.

Полина поморщилась.

– Пап, на самом деле я каждый раз ужасно боюсь. Не то чтобы отпилить что-то не то. Боюсь потом в глаза этим людям смотреть.

– Я понимаю, Полюшка. Сам всю жизнь с этим чувством работал.

– Кстати, у нас тут собрание было, и главный сказал, что мы будем коммерческие операции делать. Ну не совсем коммерческие, конечно…

– Странно, что-то я такого не слышал. Это же наш военный госпиталь, – Алексей Петрович выключил воду и включил электрический чайник.

– Главный сказал, что иногда к нам будут поступать иностранцы из горячих точек.

Отец неодобрительно хмыкнул.

– С какого перепуга?

– Главный сказал, что только в случае, если им срочно нужна медицинская помощь, а она из их страны запаздывает.

– Интересно. Значит, выходит, если нашим нужна помощь, то их будут переправлять в их госпитали?

Полина пожала плечами.

– Выходит, что так. Пап, только ты не говори главному, что я тебе сказала…

– Глупышка ты у меня все-таки, Поль! Ладно, садись чай пить. У меня сухофрукты из Азии есть – дынька твоя любимая, вяленая.

Полина открыла дверцу отцовской чёрной «Волги» и юркнула на сиденье. Смущённо поглядела на отца. Тот похлопал дочку по коленке.

– Не волнуйся, милая, я просто поговорю с Георгом, задам несколько вопросов…

– Но ты же мне обещал…

– Полин, я просто с ним поговорю. Даже никаких вопросов задавать не буду. Уверен, Георг сам мне все расскажет.

Они ехали по Носовихинскому шоссе в сторону Купавны. Осеннее солнце нещадно слепило глаза. Полина приоткрыла окно, и свежий ветер взъерошил волосы девушки.

– Полька, закрыла бы ты его лучше! Вот так уши и простужают.

Девушка рассмеялась.

– Я всю жизнь от тебя это слышу, папуль.

Она посмотрела на часы.

– У меня ещё время в запасе, чтобы выпить кофе.

Алексей Петрович покачал головой.

– Опять со своим кофе. Ведь вред от него! Лучше чай пей!

– Такой крепкий, как ты приучился пить там, в Афгане?

Они рассмеялись.

7

Зайдя в двери госпиталя, Полина наскоро попрощалась с отцом и отправилась в свой кабинет. Ей надо было подготовиться к началу рабочего дня: надеть чистый накрахмаленный халат, гладко причесать свои чёрные волосы, слегка мазнуть блеском по губам. С утра она делала обход своих послеоперационных пациентов. После этого она заходила в палату, где лежали уже давно прооперированные пациенты, которых никто не забирал. Многие молодые ребята находились там уже по несколько лет.

В середине дня у Полины были, как правило, плановые операции. Приготовившись к обходу, девушка вышла и направилась к кабинету старшей медсестры. У той всегда был свежий кофе в кофеварке.

Алина Михайловна была не одна. К изумлению Полины, её отец и старшая сестра вдвоём сидели на диване и о чем-то тихо переговаривались.

Девушка на миг смутилась. Похоже, они тоже почувствовали неловкость момента. Отец поднял глаза на дочь.

– Поля? Ты что-то хотела?

Девушка пожала плечами.

– Кофейку хотела.

– Там ещё остался, – Алина Михайловна вскочила с дивана, поправила халат. Суетливо стала искать чистую чашку. – Тебе со сливками?

– Да я сама могу сделать. Не надо так беспокоиться. Я знаю, где сахар лежит, где ложки…

Женщина заискивающе улыбалась и этим ещё больше смущала Полину.

– Слушай, Петрович, мне надо ещё документы кое-какие посмотреть. Пойду-ка я.

– Давай, Алин, – мужчина кивнул ей вслед.

Оставшись один на один с дочерью, Алексей Петрович плотно прикрыл дверь, сел на диван и закинул ногу на ногу. Вопросительно посмотрел на Полину.

– Пап, – девушка покосилась на дверь. – Между вами что-то есть?

– Поль, ты пойми меня правильно. Твоя мать ушла…

– Стоп, стоп, стоп! – Полина вытянула вперёд руку. – Разве я осуждаю тебя? Я просто спросила.

– Тогда, да. Мы с Алиной уже давно встречаемся. Несколько лет.

– Мне просто обидно, почему ты скрываешь это от меня. Я же не ребёнок! Конечно, я хочу, чтобы ты был счастлив, пап!

– Ну спасибо за благословение, дочка! Может, тогда в следующую субботу соберёмся за семейным ужином?

– В субботу не смогу, – Полина улыбнулась. – Приглашена на шашлыки. Как насчет воскресенья?

– По рукам! – отец рассмеялся. Потом посмотрел на часы. – Все, пора к Георгу.

– Ой, и мне тоже пора! Совсем ты меня сбил с расписания.

Алексей Петрович поднялся с дивана, обнял дочь.

– Ну иди! – подтолкнул к дверям.

Медсестра надела зелёный халат на Полину, поправила маску на ее лице. Девушка шагнула к операционному столу, на котором лежал мускулистый молодой человек. Стараясь скрыть замешательство, оглядела присутствующих. Арсения Семёновича сегодня не было, и Полина немного боялась предстоящей операции. Анестезиолог Лена ободряюще улыбнулась.

– Какой у него пульс, давление?

– Давление падает. Большая кровопотеря.

– Пуля застыла в правом легком.

Полина кивнула Оле. Та обрабатывала поверхность кожи йодом.

– Скальпель!

Полина сделала надрез, чтобы высвободить ребро. Оно мешалось. Пуля застряла очень глубоко.

– Дуайен! (реберные кусачки)

Ассистент встал рядом.

Девушка кивнула головой. На самом деле ей так хотелось делать все самой. Она все должна уметь делать без помощи других.

– Давление падает – шестьдесят на сорок.

Надо торопиться. У парня внутреннее кровотечение.

– Тампон! Зажим! Ещё тампон!

Бригада работала слаженно.

– Распатор! Надо отделить оболочку бронхов от легкого. Именно там и застрял свинец.

– Тампон ещё! Щипцы, зеркало! Вот она, пуля! Теперь главное – ее вытянуть и убрать все костные осколки вокруг, пережать все сосуды.

Полина слегка длинными щипцами и потянула за тёмный металлический конус. – Тампон, ещё тампон! Зажим!

Ассистент протянул ей лигатуру. Полина стала накладывать шов.

– Давление продолжает падать!

– Ещё тампон! – Полина посмотрела на часы, висевшие на стене. Оля промокнула её вспотевший лоб салфеткой.

Черт, кровотечение не останавливается!

Она послойно использовала зажимы и электрокоагулятор, чтобы остановить кровотечение. У парня были явные проблемы со свёртываемостью крови.

– Адреналин!

– Давление в норме.

Полина вздохнула. Он очухается. Все будет хорошо!

Закончила зашивать. Кивнула всем в знак благодарности. Казалось, прошло всего полчаса, а на самом деле – почти четыре. Небольшой перерыв. Перекусить, потянуть усталые мышцы, а потом ещё одна операция.

У Полины было прекрасное настроение. Она провела операцию фактически сама, без Арсения Семёновича. Надо обязательно рассказать отцу.

Помыв руки и умыв лицо, Полина пошла в кабинет старшей сестры. Надо посмотреть, кто будет у неё под ножом следующий.

Алина Михайловна была у себя – сидела за своим столом и что-то писала. Увидев Полину, она, скрывая смущение, улыбнулась.

– Как прошла операция? Справилась?

Девушка пожала плечами.

– Думаю, да. Теперь главное – понаблюдать за ним. У этого парня большая кровопотеря. Я сделала ему гемостаз, но у него плохая свертываемость. Сегодня ему надо сделать переливание крови и повторные анализы. У вас, кстати, чаю не найдётся?

– Конечно, найдётся, Полиночка! Сейчас чайник включу.

Алина Михайловна встала из-за стола.

– Вы это… Алина Михайловна, не волнуйтесь так из-за меня! Мой папа – уже взрослый мужик, и у него своя жизнь.

Женщина криво улыбнулась.

– Правда? И ты не…

– Ну конечно, нет. Я все прекрасно понимаю. Не переживайте из-за меня!

– Ой, Поля, золотая ты девочка!

Девушка рассмеялась, наливая кипяток в заварочный чайник.

Оля забежала за Полиной.

– Ты готова?

– Конечно.

– Что, так и пойдёшь в этих мешковидных штанах и этой куртке?

– Не, куртка на случай похолодания, – Полина засмеялась, – у меня футболка под ней.

– Могла бы что-нибудь посексуальнее надеть. Там же Денис будет.

– Сдался он тебе, этот Денис!

– Не мне, а тебе, Поль.

– Оль, у меня на первом месте сейчас учеба и работа, а ты меня своим докторишкой отвлекаешь. Пойдём уже, а то нас, наверное, все заждались.

Подруги вышли из квартиры и спустились на лифте вниз.

– Главное, чтобы дождя не было! – Оля посмотрела на небо над головой.

Компания собралась на удивление большая. Многие сотрудники госпиталя пришли со своими парами. К тому времени, когда Оля с Полиной прибыли к месту вечеринки, костёр был уже разведён, а шашлыки нанизаны на шампуры. Денис, увидев девушек, сразу направился к ним, бросив все свои дела.

– Привет, девчонки! – он улыбнулся. – Голодные?

– Ага, – кивнула Ольга.

– Нет, не очень-то, – Полина огляделась.

– Может, тогда пива или…

– Я бы выпила какого-нибудь сока, – Полина склонила голову к плечу.

– Сок? Ой, у нас только квас есть. Но можно сгонять в магазин.

Девушка усмехнулась.

– Не надо. Я квас попью.

Оля с укором посмотрела на Полину, как только Денис отошёл.

– Ну зачем ты так с ним?

Полина пожала плечами.

– Честно говоря, сама не знаю. Что-то мне в нем не нравится. Знаешь, ну вроде и ничего так внешне, но он какой-то уж навязчивый. Достаточно того, что он все время с нами на озеро ходить навязывается, – затем улыбнулась подруге. – Ну уж ладно, ради тебя я постараюсь быть с ним помягче.

Оля хмыкнула.

– Мне-то чего? Просто парня жалко. Он прям глаз с тебя не сводит.

Вечеринка продолжалась до позднего вечера. Всем было весело. Шашлык пошёл на ура. Кто-то принёс огромный арбуз, и его тоже быстренько слопали. В руках у пары ребят оказались гитары, и теперь все сидели у костра, слушая песни и любуясь оранжевым пламенем.

Денис подсел к Полине.

– Ты не замёрзла?

Она помотала головой.

– Я хорошо подготовилась.

– Надеюсь, тебе не скучно?

– Конечно, нет, Денис. По-моему, все здорово получилось.

Парень помолчал, потом обнял Полину за плечи.

– Я просто подумал, не сбежать ли нам с тобой куда-нибудь вдвоём.

Девушка усмехнулась про себя: «Вот, начинается».

– Бежать? А зачем? Разве тебе здесь плохо?

– Как тебе сказать? – глаза его сверкнули в темноте. – Мне было бы лучше, если б мы остались наедине.

– Денис, почему ты думаешь, что мне хочется того же?

– Ну я не знаю. Девчонки обычно всегда что-то хотят от меня.

Полина не удержалась и громко засмеялась, невольно привлекая к себе внимание других.

– Какой ты смешной, Дениска! Сколько тебе лет? О чем ты вообще?

– Полин…

Девушка поднялась с бревна.

– И что ж это за девушки у тебя такие хотящие?

Денис тоже поднялся. Желваки на его скулах ходили ходуном.

Полина посерьёзнела.

– Послушай, может, ты и неплохой парень, я не знаю. Я не люблю быть наедине с малознакомыми парнями. Так что…

– Почему бы нам не познакомиться поближе? – он взял девушку за плечи. – Давай сходим куда-нибудь завтра. Хочешь в кино?

– Извини, я занята в воскресенье. Слушай, правда, не обижайся! Я не готова к каким-либо отношениям. Оль! – она позвала подругу. – Давай уже собираться!

В аэропорту Багдада царило спокойствие – ни суеты, ни длинных очередей. Майкл был здесь уже не первый раз. Быстро пройдя досмотр – отсутствие багажа, только объемная сумка с деньгами – мужчина вышел на свежий воздух. Погода для февраля была неплохой, особенно после занесённого снегом Калгари. Майкл на минуту остановился, развернул плечи и вдохнул полной грудью. Тихо шурша шинами, подъехала машина и остановилась напротив него. С пассажирского сиденья выскочил мужчина в светло-сером костюме и помахал рукой.

– Мистер Эверс?

Майкл сухо кивнул и направился к машине.

– Я переводчик. Меня зовут Ассан.

Они пожали друг другу руки.

Ехали долго по извилистым улочкам города. Майкл мельком глянул на часы. Прошло уже почти сорок минут. Интересно, куда его везут? Похоже, они наворачивали какие-то круги в этом городе-лабиринте. Надо расслабиться. Подобное часто случается. Многие опасаются слежки – все-таки задействованы достаточно крупные суммы денег.

Наконец они подъехали к какому-то обветшалому старинному зданию.

Ассан обернулся к Майклу.

– Приехали.

Майкл вышел, огляделся.

– Нас ждут. Внутри.

Майкл последовал за переводчиком. Его немного напрягало, что, кроме этого Ассана, никого больше не было – ни охраны, ни представителя властей. Ладно. Сейчас главное – сыграть хорошую игру. Майкл самоуверенно задрал подбородок, чуть прикрыл глаза. Крутой разворот плеч и неспешная походка.

Внутри было темно, пахло сыростью и сушеным урюком. Постаравшись как можно скорее привыкнуть к смене освещения, Майкл увидел под одной из арок сидящего на ковре старика. Позади него стояли два вооруженных автоматами телохранителя.

– Салям Алейкум, – скрипучим голосом произнёс старик, поглаживая свою белую бороду.

– Алейкум Асалям.

Ассан встал чуть позади Майкла.

– Ты принёс то, о чем мы договаривались?

Майкл кивнул.

– Так давай же скорее сюда!

Старик протянул вперед руку.

– Для начала мне нужны заложники – живые и невредимые. Где они?

– Не волнуйся! Они скоро прибудут.

Майкл слегка пожал плечами. Посмотрел на часы.

– Я подожду. У меня достаточно времени.

– Для того чтобы эти два сына шайтана появились здесь, мне нужны деньги. Не тяни с этим! Это не в твоих интересах! – старик кивнул охранникам, и они, словно по команде, начали приближаться к Майклу.

– Не торопись! – мужчина вытянул вперёд ладонь. – Даже при всём желании я не смогу открыть свой портфель с деньгами. Как только к нему прикоснется посторонний человек, сработает сигнал опасности, и мы все взлетим на воздух. И деньги тоже.

Майкл на ходу выдумывал совершеннейшую чушь. Просто брал их на понт. На миг увидел страх в глазах старика, сменившийся яростью. Тот что-то сказал своим охранникам, и они вернулись в своё исходное положение.

Покачал головой.

– Что мне надо сделать, дабы получить деньги? – тихо пробормотал он. Майкл даже подумал, что старик спрашивает сам себя.

– Мне нужен представитель дипмиссии одного из государств, чьими гражданами являются заложники. У них есть пароли к моему портфелю.

– Вах, вах, – старик щелкнул костяшками пальцев. – Телефон!

Непонятно откуда появился ещё один вооруженный до зубов детина, который принёс телефон старику.

Тот долго с кем-то говорил. Затем прикрыл глаза, о чем-то размышляя.

Прошло, наверное, минут десять, и Майкл было подумал, что тот заснул, когда старик вдруг произнёс дребезжащим голосом.

– Да пусть будет на все воля Аллаха! Приедет русский человек. Тогда я выведу заложников, и ты отдашь мне всю сумму.

Майкл кивнул. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Он ни в коем случае не должен показать, что чувствует на самом деле. Похоже, дела его на этот раз дерьмо, и он влип в него по самые уши. Где-то там далеко его любимая Крис. Наверное, готовится к свадьбе и вспоминает своего жениха. Эх, лучше об этом не думать.

Капитан Егоров получил звонок из Российского Консульства в Багдаде.

– Как вы там, капитан, далеко от района Аль-Азамия?

– Вообще-то я сейчас в центре.

– Езжайте туда. На улице Ля-Яуд есть старый дом. Туда должны привезти французского журналиста и нашего бурильщика. Я говорил вам о них. За них прислали выкуп, но, похоже, какие-то уроды решили сыграть плохую игру. В общем, надо ехать туда, и… организуйте вертушку. Я думаю, капитан, вы справитесь в одиночку. Лучше не мелькать там с нашими людьми. Скорее всего, бандиты вооружены до зубов, и поэтому не надо, чтобы они заподозрили неладное.

– Значит, двое человек?

– Третий – это переговорщик из Канады. Заберите и его тоже!

– Все понял.

Старик молча сидел, уставившись в пол и поглаживая свою бороду. Майкл стоял, лениво прислонившись к колонне. Он выглядел полностью расслабленным. С каждой минутой паника все сильнее охватывала его, и только он знал, каких усилий стоило ему это видимое спокойствие. Наверное, прошло не менее двадцати минут, когда послышались быстрые шаги и звон металла. В просвете арки появились несколько людей. Двое были, судя по изношенной одежде и грязным пятнам на ней, военнопленными, а остальные три человека – охранниками.

– Вот они! – старик проскрипел, не поднимая взгляда с пола. – Теперь ты волен забрать их и дать мне деньги.

– Развяжите их и подведите ко мне! – голос Майкла был холоден.

Ассан перевёл бандитам сказанное.

Развязав веревки на руках пленных, они стволами автоматов подтолкнули их в сторону Майкла.

– Мне не нравится, как вы обращаетесь с этими людьми. В конце концов, я привёз вам обещанное. Дело только за малым – сотрудником дипмиссии.

Капитан Егоров стоял буквально в пяти шагах от переговорщика. Он припарковал свой джип на одной из смежных улочек и решил разведать обстановку. Разговор слышал практически с самого начала и ещё подумал, что с этим канадцем он сможет легко провернуть освобождение заложников. Мужик, по-видимому, был толковый. Значит, надо подъехать задним ходом со стороны улицы и захватить их врасплох с помощью дымовой шашки. Когда-то капитан уже проделывал нечто подобное. Он ещё постоял какое-то время, но больше ничего не услышал. Явно, что все с нетерпением ждали сотрудника дипмиссии, то есть его – капитана Егорова.

Майкл краем уха услышал шум двигателя. Надо быть готовым ко всему. Он оперся на правую ногу, слегка сгруппировался. Незаметно для постороннего взгляда сжал покрепче ручку портфеля. Нет уж, просто так он деньги не отдаст. Ещё бы знать хотя бы один из языков, на котором говорили заложники. Французский он учил очень давно, в школе, и помнил только «же ма пель Мишель», а по-русски – только «водка», «да» и «нет». Если Майкл выкрутится из этой передряги, то, пожалуй, наляжет на изучение каких-нибудь языков для общего развития.

Внезапно он увидел, как ко входу на скорости подъехал военный джип и резко развернулся на сто восемьдесят градусов.

– Да, – отрывисто сказал Майкл, кладя руку на плечо одному из заложников. – Ви.

Майкл обратил внимание, как на удивление прытко вскочил старик. Он кричал какие-то приказы своим головорезам, но мужчина уже не слышал его. Что-то с громким стуком упало на пол, и помещение начало заполняться едким дымом. Майкл, не теряя ни секунды, схватил за руки пленных, и они втроём бросились к джипу. Они буквально нырнули в него, словно дельфины в морскую пучину. Позади раздались выстрелы. Майкл закашлялся. Что-то свистело вокруг них. «Ох ты, черт побери, да это же пули». Сбоку раздался стон, и в это время что-то обожгло плечо Майкла. Он наклонился над стонавшим человеком. Вся и без того дышавшая на ладан кофта этого русского была залита ярко-красной кровью. Недолго раздумывая, Майкл стянул с себя рубашку и свернул её в тугой ком. Рана находилась чуть выше правой ключицы. Мужчина крепко прижал материю, пытаясь остановить кровотечение. Другой заложник лежал лицом вниз, бормоча что-то на французском языке. Неожиданно Майкл увидел, что и сам весь залит темной, пахнущей железом, жидкостью. С удивлением понял, что была его собственная кровь. Подивился количеству адреналина, выделенного его организмом – ведь он даже не обратил внимания на собственное ранение.

Джип по-прежнему мчался, теперь уже по пустынной местности, кое-где покрытой небольшой растительностью.

Капитан Егоров время от времени поглядывал на происходящее позади. Он никак не мог перестать удивляться этому канадцу. Сам раненый, а оказывает помощь совершенно незнакомому ему человеку. Капитан думал, что только русские люди могут быть такими альтруистами.

У линии горизонта уже показалась вертушка. Похоже, этих двоих надо срочно в госпиталь, а француза можно было просто передать властям его страны.

Машина подъехала совсем близко к вертолету. Ветер от лопастей сбивал дыхание, и Майкл внезапно почувствовал, что у него нет больше сил прижимать рубашку к ране этого русского. Тот тихо стонал. Его глаза были полуприкрыты.

– Держись, брат! Скоро ты будешь дома! – тихо бормотал Майкл, склонившись над ним.

Капитан спрыгнул и махнул кому-то рукой.

– Нужны носилки. У нас раненый.

Меньше чем через минуту русский был аккуратно переложен на широкий кусок брезента.

Французский журналист на подгибающихся ногах поднялся по лестнице в нутро вертолета.

– Ты полетишь с нами! – капитан Егоров подошёл к Майклу. Слава богу, хоть он говорил по-английски.

Майкл слегка поморщился.

– Мне надо вернуться домой, в Канаду! – мужчина упрямо помотал головой.

– Ты ранен.

Майкл пожал плечами.

– Выходи!

Майкл выпрыгнул из кузова и упал на песок. Застонал, неожиданно резкую боль в предплечье. Рука вдруг стала совсем вялой. Капитан протянул ему ладонь.

– Надо перевязать рану. Тут слишком жарко. Может начаться заражение.

Майкл попытался подняться самостоятельно. Что он, в конце концов, сосунок, что ли, какой? Ноги почему-то не слушались.

– Ещё одни носилки! – крикнул капитан.

Вертолёт приземлился на площадке авиабазы Мутенна, где уже освобождённых заложников ожидал российский военный самолёт. Подбежавшие санитары вынесли двоих раненных на носилках. Представители посольства Франции с нетерпением ожидали своего журналиста.

Носилки погрузили в самолёт. Майкл слабо пытался возражать, но никто не обращал на него внимания.

Мысли вяло ползли в его голове словно толстые личинки майских жуков. «Куда мы летим? Мне надо домой. Крис… Крис…»

8

Кто-то подошёл к нему и поправил повязку на плече, дотронулся до его лба.

– Крис? Кто это?

Черт, похоже, Майкл говорил вслух. «Как же хочется пить!»

Словно прочитав его мысли (а может, он опять произнёс свое пожелание вслух), к его губам поднесли мокрую губку.

«Господи, какой кайф!»

Почему ему так плохо? Ведь Майкл даже практически ничего не почувствовал, когда пуля попала ему в предплечье. Что это он так расквасился?

И столько вопросов! Куда они летят, надолго ли, где портфель с деньгами, телефон, в конце концов? Сил не было даже повернуть язык. Майкл на мгновение прикрыл глаза.

Очнулся он от дребезжащего звука. Словно крышка кастрюли с закипевшей в ней водой. Майкл приоткрыл глаза и взглядом натолкнулся на белый потолок, летящий куда-то назад. Тут же перед ним возникло два лица. Кто это? Где он? Что, уже наступил Хеллоуин?

Майкл громко вздохнул и тут же сморщился от резкой боли.

Полина только закончила дежурство и теперь стояла перед зеркалом в ординаторской, расчесывая свои блестящие волосы. Сегодня приезжала Варька из Питера, и Полина с трудом дождалась окончания рабочего дня. Они проведут вместе все выходные. Подружку Полина не видела со времени своего отъезда в Москву.

Открылась дверь, и вошёл Денис.

– Приветик!

– Привет, – Полина кивнула.

– Куда собираешься?

– Еду в Москву. Приехала лучшая подруга. Кутить пойдём.

Молодой человек подошёл к столу и, открыв рабочий журнал, проверил заметки за сегодняшний день.

– Если хочешь, могу тебя отвезти. У нас вроде нет ничего срочного.

Полина с укором посмотрела на коллегу.

– Ну ты что? А вдруг ты кому-то понадобишься. Тем более Арсений в отпуске.

– Да тут полно хирургов!

– Сегодня пятница, и я уверена, что все разъехались, кто куда.

От резкого звонка телефона оба вздрогнули.

– Арсений Семенович?

Полина прислушалась к разговору. Арсений же должен быть сейчас в Сочи. Она поглядела на внезапно посерьезневшего Дениса.

– Да. Понял. Полина? Она здесь.

Девушка шагнула к столу и выхватила трубку из рук своего коллеги.

После короткого разговора она положила трубку обратно на рычаг.

Нажала кнопку пейджера.

– Срочно подготовить две операционные! Огнестрельное ранение.

Затем повернулась к Денису, состроила унылую рожицу.

– Плакал мой выходной. Пойдём!

– Постой, Полин! – Денис взял её за плечо. – Зачем нам две операционные? Я буду оперировать, а ты мне ассистировать. Так быстрее получится!

Полина выпучила на него свои зеленые глаза.

– Денис, ты чего? Их же двое!

– Ну и что? Они уже достаточно ждали – не думаю, что ещё пара часов сыграет роль.

Полина провернула пальцем около виска и присвистнула. Открыв дверь, вышла из ординаторской и направилась к операционной.

– Полина Алексеевна! – дежурная медсестра догнала её. – Два раненых. Один с ранением в район грудной клетки с правой стороны. Лёгкие не задеты, но задета артерия, и у него большая кровопотеря.

– Какая у него группа крови?

– Вторая положительная.

– Подготовьте все для переливания! – Полина заглянула в уже приготовленное помещение операционной. – Что с другим?

– У второго ранение в правое предплечье. Кость не задета. Пуля в мягких тканях. Заметная кровопотеря. Группа крови четвёртая положительная.

Полина слегка поморщилась. На всякий случай надо узнать в базе данных, есть ли у них запас крови для этого пациента.

– Тогда я возьмусь за первого. Он чуть посложнее. Надо Денису помочь, – черт, она произнесла это вслух. Неудобно-то как! Что теперь подумает медсестра?

Двери лифта в конце коридора открылись, и оттуда выкатили каталку с раненым человеком. Денис неторопливо вышел из ординаторской.

Он встал рядом с Полиной.

– Говорил же тебе, надо их по очереди!

Девушка кинула на него возмущенный взгляд, вздохнула.

Каталка с пациентом приблизилась. Полина оглядела мужчину. Он был без сознания. На груди расплывалось огромное красное пятно.

– Ты, я? – девушка указала пальцем на себя и Дениса.

– Мне все равно, – молодой человек пожал плечами. – Хочешь, бери его себе!

«Вот козел! – подумала Полина. – Конечно, хочет себе полегче выбрать. – Лифт опять приоткрылся, и по коридору покатилась в их сторону ещё одна каталка. – Ладно, черт с тобой, возьму себе посложнее. В конце концов, опыт всегда пригодится». Полина отвернулась и махнула санитарам, чтобы завозили раненого в операционную.

– Полина Алексеевна, – совсем молоденькая медсестра и такая маленькая, как дюймовочка, на миг отошла от каталки со вторым пациентом. – Похоже, у этого может начаться заражение крови.

– Да, – девушка резко обернулась, нахмурила свои изящные чёрные брови. – Почему ты так думаешь?

– Его плечо очень горячее. Рану никто не обрабатывал с тех пор, как он её получил.

Полина поглядела на часы.

– Сколько прошло времени?

– Часов тринадцать.

– Хм… Давайте его во вторую операционную, – она посмотрела на Дениса. Интересно, как он справится с гнойной раной. Кивнула ему. Сама подошла поближе к каталке.

– Крок? – глаза её расширились. Она не могла обознаться. Бронзовое от загара лицо, хоть и заросшее щетиной, но все же его глаза, нос… Коротко стриженые волосы, влажные от пота, прилипли ко лбу. Плотно сжатые побледневшие губы. Что он-то тут делает?

Денис подошёл к Полине.

Она резко обернулась.

– Я буду оперировать его.

– Но…

Полина уже не слушала, что говорил коллега. Она словно вихрь внеслась в операционную.

Полина не помнила, как мыла руки, как одевалась в халат. Держись, Крок, держись!

9

Теперь он лежал перед Полиной на операционном столе – распластанный и беспомощный. Яркий свет круглой лампы нещадно светил прямо в лицо Майкла. Он был ещё в сознании. Анестезиолог подключила следящие системы, наркозно-дыхательный аппарат. Затем начала вводить из капельницы в вену первичный наркоз. Полина подошла к Майклу, вглядываясь в его лицо. Глаза мужчины были открыты, и девушке на мгновение показалось, что он узнал её.

– Полин… – Майкл едва пошевелил губами, но она прочитала.

– Не бойся, Крок, все будет хорошо!

Его зрачки закатились вверх. Наркоз начинал действовать.

– Давление?

– Стабильное.

Анестезиолог подала сигнал Полине, что та может начинать операцию.

Полина наблюдала, как медсестра освобождает рану от прилипшей к ней материи и грязи. Ей не понравилось, что края раны были бледно-серыми. Гнойная инфекция? Этого ещё не хватало! Придётся очень глубоко поковыряться в ней. Почему никто не оказал Кроку элементарную первую помощь? После того как поверхность кожи предплечья была тщательно обработана антисептиком, Полина раздвинула рану крючками, внимательно осматривая её.

– Скальпель!

Надо побольше вырезать нагноившейся ткани вокруг и внутри раны. Да и пуля, похоже, крепко застряла в плотной мышечной массе.

– Щипцы! – ничего особенного не было в этой операции. Немного отличалась от других. Отличалась только тем, что Полина знала своего пациента.

– Давление падает.

Полина нахмурилась. «В чем дело?»

Так, надо побыстрее работать. Девушка зацепилась за металл. Теперь надо её вытянуть. Как же глубоко и плотно сидит…

Медсестра промокнула Полине вспотевший лоб.

– Зажим! Тампон! Скальпель!

– Давление резко падает. Пульс частый.

Девушка, стиснув зубы, вырезала ткань внутри раны. Достала пулю.

Явно от автомата.

– Тампон! Антибиотик!

Операционная сестра набрала в шприц лекарство и начала обкалывать вокруг раны.

– Остановка дыхания!

– Вентиляция лёгких!

Полина сняла запачканные перчатки, поменяв их на чистые. Приоткрыла веки Майкла – зрачки не реагировали на свет.

Анестезиолог прекратила подачу наркоза через вену.

– Пульс сто тридцать.

– Строфантин.

Полина тем временем прикрыла рану салфеткой. Зашивать её пока нельзя. Теперь надо ждать, когда Крок опять задышит. А если нет? Мурашки побежали по спине Полины. Или это был холодный пот? Она же обещала ему, что все будет хорошо. «Ну, Майкл, Крок, как там тебя… дыши же, давай, ну…» Девушке так хотелось изо всех сил встряхнуть его. А может, опять двинуть по носу? «Ну, пожалуйста…» – безмолвно молила она.

Никто из коллег ни за что бы не догадался, что творилось сейчас в душе у Полины. Спасибо тебе, маска, скрывающая половину лица!

– Давление нормализуется. Пульс в норме.

«Господи, благодарю тебя!» Нет, правильно Ольга говорила – обязательно надо ставить свечку после успешной операции.

Майкл медленно приходил в сознание. Вкус во рту напоминал кошачий лоток. Сухо. Будто он в пустыне.

– Воды…

Тотчас же, или ему так показалось, кто-то поднёс к его рту влажную губку.

Слабость сковала все его мышцы так, что он не в силах был даже открыть глаза. Где он, и что с ним произошло?

Нужно просто время, чтобы вспомнить.

Вот он запрыгивает в отъезжающий джип. Вокруг пыль, дым, автоматные очереди. Стоны раненого. Слава богу, хоть это Майкл вспомнил. Трясущиеся носилки, ослепительно яркий свет, невыносимая боль в плече и глаза… прозрачные, как изумруд.

Та девчонка, которая едва не сломала ему нос. У неё точь-в-точь такие же глаза. Полин…

– Полина Алексеевна придет завтра, – раздался над его ухом голос.

Майкл из последних сил приоткрыл веки. Все завертелось, закрутилось в сумасшедшем ритме вокруг него. Полин… Теперь он вспомнил, её голос сказал, что все будет хорошо. Какой бред! Может, он уже умер?

– Ваш врач придёт утром.

Что ему говорят? Он ничего не понимает. Что за странный язык?

Да пошло все к чертям собачьим! Умер – так умер. Лежи теперь тихо!

Майклу показалось, или двери на самом деле открылись, и лёгкие шаги направились к нему.

– Лежи, Костя, лежи! – раздался шёпот совсем рядом. Пододвинули стул, и этот кто-то сел около его койки. Майкл приподнял отяжелевшие веки. Опять эти глаза и губы. Все начало расплываться и вертеться. Майкл застонал. Веки вновь опустились.

– Ну что, Крок, очнулся?

Она ещё и издевается над ним. Сначала умертвила, послала в какое-то адское место и ещё подковыривает его. Неужели до сих пор мстит из-за этого долбаного ресторана?

Майкл почувствовал нежное прикосновение на своём плече.

– Видишь, я же обещала тебе… Как же ты напугал меня!

Голос был тихий и нежный, и Майкл поймал себя на мысли, что понимает фразы, которые она говорит ему. О, правда, эта же девица говорит по-английски.

Мужчина снова открыл глаза.

– Теперь все будет хорошо! Действие наркоза скоро пройдёт, и ты скоро почувствуешь себя лучше. Рана достаточно серьезная и будет тебе причинять боль, но, надеюсь, через месяц ты уже сможешь отправиться домой.

«Что? Через месяц? Крис… У них же свадьба через месяц».

Он что-то промычал, пытаясь приподнять голову.

Девушка улыбнулась.

– Выздоравливай!

Неожиданно она наклонилась к нему и быстро поцеловала в лоб. Затем встала, растерянно огляделась по сторонам и быстро вышла из палаты.

Сбоку от Майкла раздался свист.

– Ого, ничего себе! – родной английский язык ласкал слух. – Так вы знаете друг друга?

Майкл ничего не ответил, лишь закрыл глаза.

«Черт подери! Свадьба. Они же должны ехать на Гавайи».

Полина набрала номер телефона подруги. Та, будто ждала её звонка, сразу ответила.

– Полька, я уже у тебя дома. И папа меня уже накормил и почти спать уложил. Ты где хоть?

– Ой, Варь, не поверишь – срочная операция, и поймали меня уже на выходе.

– Можно подумать, без тебя там не справятся!

– Ладно, подруга, беру такси и еду к тебе. Дома поговорим.

Варя вздохнула.

– Вот и поклубились мы с тобой сегодня!

Полина нажала на кнопку телефона.

Вышла из дверей госпиталя. Ой, ещё добираться до шоссе. Как назло, намело огромные снежные сугробы. Больше всего на свете Полине сейчас хотелось просто пойти домой и улечься в свою уютную кровать.

– Поль! – девушка обернулась на окрик. Совсем неподалёку стоял Денис. Увидев Полину, он вышел из своей чёрной «Ауди».

– Давай тебя подвезу! Снежища нападало!

Полина подошла к молодому человеку, поправила пряди волос, выбившиеся из-под шапки.

– Мне в Москву надо. В Измайлово.

– Я тоже в Москву. Садись!

Девушка устроилась на тёплом кожаном сиденье.

Денис завёл двигатель, и они выехали на дорогу. Какое-то время ехали молча.

– Слушай, ты извини, я даже не спросила, как у тебя операция прошла!

Денис пожал плечами.

– Нормально. Быстро отделался и даже ещё успел чай попить. А у тебя, я слышал, не так все гладко прошло.

– Зато сейчас все позади. Майкл уже отходит от наркоза.

– Кто? Майкл? Ты даже имя его запомнила?

Полина слегка смутилась.

– Это только потому, что я могу говорить на английском языке. Он по-русски не понимает.

Денис кивнул.

– Слушай, давай сходим куда-нибудь в эти выходные.

– Я не смогу. Подруга из Питера приехала всего на три дня. Я и так сорвала сегодня все наши планы.

Денис притормозил и остановил машину на обочине. Посмотрел на девушку.

– Полин, ты мне очень нравишься!

Девушка вопросительно приподняла бровь.

– Именно поэтому мы остановились?

– Просто мне надо смотреть на тебя, когда я говорю это!

Денис накрыл своей рукой ладонь Полины.

– Позволь мне ухаживать за тобой, стать твоим парнем!

Полина вздохнула.

– Денис, ты правда очень хороший и интересный, и ты мне нравишься, но как друг.

– У тебя кто-то есть?

– Нет, – девушка помотала головой. – Я не хочу никаких отношений. Я военный врач, и меня может занести в любой уголок мира. Не могу позволить себе такую роскошь, как свидания с парнем!

– Хочешь, я поговорю со своим отцом, и ты останешься работать в Москве. Или здесь?

– Какой ты смешной, Денис! Я выбрала эту профессию не просто так. Мне не терпится начать работать в полевых условиях.

Денис повернул ключ зажигания в замке. Упрямо пробормотал.

– Я ведь так просто не откажусь от тебя! Так или иначе, но ты станешь моей.

– Поехали уж, упрямец!

Полина усмехнулась уголками губ. Как-то все-таки неприятно, что этот Денис такой упёртый. Похоже, он не собирается отступать.

– Варька! – с порога крикнула Полина. Подруга, полузаспанная, появилась в проеме двери.

– Ты чего орешь? Отец твой уже спит. Ты бы ещё позже приехала!

– Ладно, не ворчи! Операция была сложная.

– Да для тебя сложных не бывает, – Варя махнула головой в сторону кухни. – Пойдём посидим! Я тортик нам привезла, твой любимый. Чай свежий.

Полина повесила пальто на вешалку, стянула сапоги.

Подруги прошли на кухню. Полина, помыв руки, села за стол.

– Ты такси взяла? – Варя открыла крышку торта.

– Ох, какая красотища! Чур, розочка моя! – Полина облизнулась. – Нет, меня один из наших врачей довёз.

– Ну-ка, ну-ка, давай колись. Кто он?

– Дурочка! Ничего у меня с ним нет. И не будет.

– Симпатичный?

Полина пожала плечами.

– Не обращала внимания. Зато кого я сегодня видела! – Полина отхлебнула чай.

– Продолжай! Уже интересно.

– Крокодила!

Варя прыснула, разбрызгивая чай в разные стороны.

Девушки неудержимо смеялись. Наконец Варя, отсмеявшись, спросила.

– Настоящего?

– Я его оперировала!

– Не знала, что ты стала ветеринаром.

– Варь, помнишь того сноба, которому я в нос двинула?

– Да ты что, Полинка, серьезно?

Девушка кивнула.

Она начала рассказывать подруге про Майкла. Закончив, вопросительно поглядела на Варю.

– Слушай, подруга! – девушка лукаво посмотрела на Полину. – Так вот почему у тебя так глаза блестят?

– У меня, что? Этого ещё не хватало. Просто не ожидала его увидеть да ещё с огнестрелкой. Думала, он такой весь офисный. А у него такие мускулы… и загар…

– Поля, Поля! Ты что, влюбилась?

Полина откусила большой кусок торта. Ей не хотелось отвечать на этот вопрос ни Варе, ни себе.

Этим утром Майкл чувствовал себя намного лучше, если не сказать – хорошо. Пришла медсестра и сунула ему подмышку холодный градусник. Таких он вообще никогда не видел. Майкл хотел что-то спросить, но вовремя понял, что его язык никто не поймёт.

– Тебе что-то нужно? – неожиданная английская речь заставила мужчину повернуть голову на голос.

На соседней койке сидел здоровый забинтованный мужик.

– Ты кто? – спросил Майкл.

Тот приподнялся и протянул огромную лапищу для рукопожатия.

– Я Костя. Костя Белый.

– Ты говоришь по-английски?

– Я военный корреспондент. Мина рядом разорвалась.

Майкл кивнул.

– А в меня, похоже, попали из автоматной очереди.

– Где тебя так?

– В Багдаде.

– А меня в Ливии.

Майкл попытался сесть в кровати.

– Лежи, не дергайся! У тебя рана с осложнением.

– Откуда ты знаешь?

– Ну я тут уже давно лежу – все слышу, все знаю. И всех знаю.

Майкл усмехнулся про себя. Повезло ему. Теперь у него был источник информации, да ещё и говорящий на его родном языке.

– Тогда скажи, как я могу найти свой телефон и сумку.

– Это тебе надо узнать у Полины Алексеевны.

– Когда она придёт?

– Теперь только в понедельник.

Майкл нетерпеливо вздохнул и закатил глаза.

Полина не смогла дождаться утра понедельника. Оставив Варьку спать, она собралась и потихонечку шмыгнула за дверь. Ехать меньше часа. Девушка просто проверит, как там Крок, в каком состоянии. Может, ему что-то надо, а он говорит только на английском.

Воздух был морозный. К тому времени, как Полина открывала тяжелые стеклянные двери госпиталя, она совсем окоченела. Даже варежки не спасали. На ходу разматывая шарф, девушка поднялась по лестнице. В ординаторской было тихо, и сначала Полине показалось, что там никого нет, но внезапный шорох привлёк её внимание. На кушетке в углу спал Денис. Стараясь не шуметь, Полина повесила своё пальто на вешалку, стянула узкие сапоги. Ох, пальцы от холода ничего не чувствуют. Быстро схватив халат, она вышла в коридор.

10

У палаты Майкла она слегка замялась, затем, решительно открыв дверь, вошла внутрь.

Костя не спал. Увидев Полину, он хотел что-то сказать, но та приложила к губам палец.

Его сосед спал или просто лежал с закрытыми глазами.

Девушка аккуратно пододвинула стул и села напротив него. Её пальцы сами потянулись к его плечу. Нет, даже не для того, чтобы осмотреть рану. Просто у него были такие необычайно красивые руки…

Майкл открыл глаза. После ужасного завтрака, состоящего из овсяной каши, он, по-видимому, уснул. Ему снился какой-то странный сон, будто он и Крис идут навстречу друг другу. Он в чёрном костюме, она в прекрасном белом платье. На голове Крис белый венок и вуаль, закрывающая лицо. Вокруг толпа людей, шум, радостные лица. Ярко-синее небо, океан, пальмы… Теперь они стоят друг против друга. Невеста кладёт свою ладонь на его плечо. Как он ждал этот сладостный миг! Майкл откидывает вуаль с её лица. Прямо на него смотрят зеленые прозрачные очи. Мужчина разлепил веки. Глаза по-прежнему смотрели на него. Так это не сон? Где Крис?

– Тсс, не надо так волноваться! – произнесла обладательница зелёных глаз.

– Где я?

– Ты в военном госпитале. Помнишь, что произошло?

Майкл судорожно сглотнул, кивнул головой.

Полина вынула из кармана какой-то предмет, завёрнутый в салфетку.

– Держи! Твой трофей.

Это была пуля от автомата.

– Вытащила из тебя, – она опять дотронулась до плеча Майкла. – Если будет сильно болеть, дай знать.

– Оставь!

– Что? – не поняла Полина.

– Руку свою оставь. Не убирай. Такая холодная…

Теперь он неотрывно смотрел на её лицо.

«А она очень красивая!» – неожиданная мысль словно взорвала мозг. Тут же возник вопрос: с какой стати он вообще обратил на эту девицу внимание? Раньше почему-то подобное не приходило ему в голову. Ну была, конечно, нормальная реакция тогда, когда она набросилась на него с поцелуем. И вообще, у него есть невеста. Кстати, где же телефон? Он должен немедленно позвонить Крис.

Полина тем временем посмотрела на свою руку.

– Холодная?

– Приятно освежает! – пояснил Майкл.

Ах, ну да, она же только что с улицы! Вот дуреха-то, не догадалась сразу. Видите ли, приятно ему! Она тут мёрзнет, а ему освежиться захотелось.

Полина отдернула от плеча Майкла ладонь. Он в ответ что-то пробормотал.

– Злючка! – раздалось за спиной. Полина обернулась. Костя, полулёжа в койке, улыбался. – Это я ему перевожу. Пусть знает, как по-русски звучит.

– Ну знаете что! – от возмущения у Полины заалели щеки. – Сейчас вы у меня договоритесь. Я ещё на морозе руки держать буду для него.

Глаза её полыхнули зелёным пламенем.

– Где мой телефон? – Майкл сердито посмотрел на врача. Ишь, сказать ничего уж нельзя!

– Сейчас, – она встала и быстро вышла.

Костя Белый не мог больше сдерживаться и громко расхохотался.

– Похоже, у вас какие-то «хеньки-пеньки» намечаются. Скрытые сексуальные желания.

Майкл отмахнулся от него.

– У меня свадьба через месяц.

– Несчастная невеста… – вздохнул Костя.

– Слушай, как ты назвал её, эту врачиху?

– Злючка.

– Су-о-льючка.

– Повторяй за мной – з-люч-ка.

– Су-ю-льчка.

Костя радостно кивнул.

– У тебя, друг, склонность к изучению языков!

За дверью послышался стук каблучков. Полина быстро вошла в палату, держа в руке мобильный телефон.

– Вот, – девушка протянула его мужчине. Майкл посмотрел на её сердитое лицо. Губы его растянулись в улыбке.

– Сьючка.

Он видел, как лицо Полины буквально вытянулось. Она на миг замерла, забыв выдохнуть. Улыбка на лице Майкла медленно угасла.

– Полина Алексеевна, Полина Алексеевна, это я виноват! Он просто не так произнёс слово. Не бейте его!

– Костя? – Полина отвернулась от Майкла. – Вам никто не говорил, что из вас учитель так себе? Передайте вашему приятелю, что Денис Петрович будет лечащим врачом мистера Эверса.

С этими словами Полина простучала своими каблучками обратно к двери.

– Что случилось?

– Ах, едрена мать!

– Едрена мат?

– Знаешь, Майк, ты пока не повторяй за мной слова. Докторша обиделась. Ты её сучкой назвал.

– Я – что?

– Ну так получилось… – Костя слегка замялся. – Тебе надо получше освоить русский язык. Произношение у тебя не очень.

– Значит, поэтому она меня чуть не сожгла своими лазерами?

Костя кивнул.

– Полина Алексеевна у нас с характером. Ей палец в рот не клади.

– Что? Какой палец? И зачем его класть в рот? Я не ослышался?

Костя Белый расхохотался.

– Ну это у нас так говорят. Типа, положишь палец в рот, а его откусят.

– Брр. Ужас какой-то! Пожалуй, я возьму тебя в учителя.

Майкл потянулся к своему мобильнику, лежащему на прикроватной тумбочке. Кому лучше первому позвонить – Ричарду или Крис?

Он набрал телефон Ричарда.

– Ну наконец-то, пропавший! Как ты?

– Я в военном госпитале в России.

Ричард присвистнул на том конце телефона.

– Я слышал, тебя подстрелили.

– Сделали операцию вчера вечером. Отхожу.

– Слушай, Майкл, сумка с деньгами у нас. В дипмиссии передали. Лежи, отдыхай! Я к тебе послал гонца.

– Кого это?

– Вадим Суханов. Помнишь, он в Питере с нами был…

– Конечно.

– Приедет тебя навестить во вторник или среду. Жди! И да, позвони Крис. Она ужасно беспокоится.

– Ты ей сказал?

– В общих чертах. Сказал, что у тебя огнестрельное ранение.

– Хорошо. Я сейчас же позвоню ей.

Они распрощались.

Майкл некоторое время лежал, обдумывая предстоящий разговор с Крис. Мужчина ужасно не хотел её расстраивать упоминанием о своём ранении. Наверняка расплачется, а он так далеко от неё, и у него нет никакой возможности успокоить свою невесту.

Он набрал номер телефона Крис. Трубку долго никто не поднимал. Майкл посмотрел на часы. Нет, ещё не ночь. Наконец-то, когда Майкл уже готов был нажать отбой, Крис ответила.

– Майкл? Привет, милый! Ну куда ты пропал, в конце концов?

На заднем плане слышались музыка и чьи-то голоса.

– Крис, Крис, ты меня слышишь?

– Да, конечно, дорогой!

– Тебе разве Ричард не говорил…

– А-а, что тебя ранили? Ну да, он сказал мне. Когда тебя встречать, или ты возьмёшь такси? Твоя же командировка, я так понимаю, закончилась?

– Крисси, я пока не смогу вернуться.

– Подожди! Что значит, не сможешь? Майкл, я перезвоню тебе через час, когда буду дома.

– А ты где?

– С подругами сидим в баре. Мы минут через сорок расходимся, и я позвоню тебе из дома. Окей?

Майкл вздохнул.

– Ладно. Я сам позвоню. Тебе это будет слишком накладно.

– Это ты со своей невестой разговаривал?

Майкл устало вздохнул. Черт знает что такое! Почему его все бесит?

– Угу.

– Похоже, она не особо переживает. Извини, что сыплю тебе соль на рану!

– Соль? На рану? Это что, тоже из вашего русского фольклора?

Костя Белый довольно хохотнул.

В это время дверь открылась, и вошла медсестра, толкающая перед собой тележку с медикаментами. За ней шёл молодой человек в зеленом халате.

– Обход, – Костя устроился поудобнее на койке.

– Здравствуйте, меня зовут Юлия. Сегодня моя смена. А это Денис Петрович, дежурный врач.

Майкл прикрыл глаза. Нет, этот доктор Дэнис как-то не внушал доверия. Слишком молодой.

Они сначала осмотрели Костю Белого. Медсестра сменила ему повязки, проверила давление.

– Вы знаете, Костя, вам уже можно прогуливаться по коридору. Это будет очень полезно для вашего здоровья. Уйдут отеки, улучшится кровообращение. Начинайте прямо сегодня! – медсестра улыбнулась. – И ещё… вы не могли бы помочь нам с переводом?

Мужчина с готовностью кивнул. Девушка подвезла тележку к кровати Майкла.

– Ну как вы, мой друг? – Денис достал стетоскоп. – Юленька, обработай рану! Думаю, её скоро можно будет зашивать.

– Я спрошу у Полины Алексеевны…

Денис нахмурился, повернулся к медсестре.

– Теперь я его лечащий врач, понятно?

Майкл с интересом наблюдал за перепалкой этих двоих, хотя по его лицу невозможно было что-либо прочесть.

– Так мне делать дренаж? – голос девушки был раздражённый.

– Ну делай, конечно.

Юля откинула простыню с тела Майкла, наполовину обнажив его тело.

– Мне нужно побольше тампонов и дренажной ленты.

– Ну что там ещё у нас? – Денис заглянул через плечо медсестры, присвистнул. – Вот нафига так распахала?

Юля недовольно поглядела на врача.

– У него же гнойная рана.

– Что там не так со мной? – Майкл поглядел на Костю.

– Да, по-видимому, что-то не так, – Костя усмехнулся.

– Вам тоже можно прогуливаться, вот, вместе с ним! – Юля кивнула в сторону Кости.

Майкл криво усмехнулся.

Они ушли. Майкл неподвижно лежал, уставившись в потолок.

– Ты чего? – Костя Белый сел на край своей койки.

– Проклятье! Я хочу домой. Всего пару дней в этой больнице, а я уже сыт по горло всем этим, – он обвёл рукой вокруг, поморщился от боли в предплечье.

Костя молчал.

– Меня ждёт невеста. Невеста! Понимаешь?

Майкл схватил телефон, набрал номер Крис. Она взяла трубку почти сразу.

– Майкл, ну что там у тебя? – спросила она. Голос был недовольный, что ещё больше вывело мужчину из себя. – Говори быстрее, когда приедешь, и мне уже надо ложиться спать.

– Я не приеду, Крис. Вернее, ещё не скоро приеду. Я в больнице.

Он почти видел, как девушка недовольно поджала губы.

– Слушай, Майкл, ты мне нужен здесь!

– Ты мне тоже нужна, Крис! Я по тебе ужасно скучаю!

– Мм, я не об этом. Помнишь, ты обещал меня устроить на телевидение, сниматься в шоу? Так вот, там сейчас открылась пара вакансий…

– Откуда ты знаешь?

– Мне нашептали.

– Крис, подожди немного. Я приеду, и мы все решим.

– Нет, мне надо сейчас. Речь идёт о моей карьере. Позвони там, кому нужно, Майкл! Ты же не хочешь, чтобы я злилась на тебя.

– Господи… – пробормотал мужчина. – Я подумаю, что смогу сделать. Спокойной ночи, Крис!

– Майкл, Майкл!

– Ну что ещё?

– Ты не сказал, что любишь меня!

– Угу, я люблю тебя. Пока!

Он отключил телефон, бросил его на пол.

Костя Белый с сочувствием глядел на него.

– Сучка!

Майкл невесело усмехнулся.

– Пойдём на прогулку! – спустил ноги на пол. – Не могу больше здесь лежать.

11

Полина, попрощавшись с подругой, собралась на работу. Автобус, как назло, долго не появлялся, и девушка боялась опоздать на электричку. Метель не унималась. Полина в который раз пожалела, что сэкономила деньги и не купила себе какую-нибудь дубленку или шубу. Легонькое пальто совершенно не спасало от промозглого ветра. Выскочив из автобуса, девушка с отчаянием во взоре проводила последний вагон электрички, отъезжающий от станции.

Теперь ждать на морозе, по крайней мере, минут пятнадцать.

Полине захотелось расплакаться. Настроение было паршивым. Несмотря на то, что она провела прекрасные выходные со своей лучшей подругой, какие-то странные ощущения тревожили девушку. Впервые она была неудовлетворенна своей работой, испытывала чувство вины, и ещё какие-то непонятные эмоции кружились в душе Полины. Было непривычно то, что впервые в жизни девушка не могла разобраться в себе.

Костя и Майкл стояли в конце коридора и, тихо переговариваясь, глядели вниз на заснеженную дорогу. Костя пробовал учить своего нового приятеля азам русского языка.

Майкл указал пальцем на идущего по заснеженной дороге прохожего.

– Я не понимаю, как вы, русские, обходитесь без машин? Ходить пешком в такую погоду…

– Так это наша врачиха идёт – Полина! – Костя вгляделся в спешащего человека. – Замерзла, наверное, бедняга!

Майкл слегка нахмурился.

– И она после такого холода ещё будет работать?

Костя Белый рассмеялся.

– Ну а как же. Кто же ещё? Полина, кстати, очень хороший врач.

– Я виноват перед ней. Нагрубил.

– Она молодец! – продолжал Костя. – Из неё хирург высочайшего класса получится. Отец её тоже военный хирург.

– Я не знал, что она врач.

Костя удивленно посмотрел на Майкла. Тот вздохнул.

– Мы с ней немного знакомы. Встретились в Питере.

Они помолчали.

– У неё кто-нибудь есть? – неожиданно для себя спросил Майкл и тут же смутился. Какое ему до неё дело?

– Насколько я знаю – нет. Она много работает и учится. Потом её отправят куда-нибудь в горячие точки… А вообще-то, к ней этот Денис клеится.

В это время в коридоре раздались лёгкие шаги. Майкл обернулся. Полина шла в сторону ординаторской.

– Костя, я пойду попрошу у неё прощения.

Тот кивнул, незаметно усмехнувшись. Почему-то он знал, что между этими двумя было какое-то взаимное притяжение.

Майкл слегка постучал в дверь и открыл ее. Полина резко обернулась. Она стояла около вешалки для одежды, застегивая покрасневшими от мороза пальцами халат. Взгляд ее зеленых глаз полоснул Майкла. Он только успел закрыть за собой дверь и теперь стоял словно статуя, забыв, как надо двигаться. Такая красивая – разрумянившееся от холода лицо, глаза, словно ягоды крыжовника, чёрные брови и слегка приоткрытые от удивления губы. Пальцы девушки безуспешно пытались застегнуть пуговицы.

Руки Майкла сами потянулись к её халату. Он взял пуговицу пальцами, продел в петлю, потом ещё одну.

Срывающимся голосом она прошептала.

– Крок, ты что делаешь?

– Ты замёрзла.

Черт! Правда, что это с ним? Зеленоглазая ведьма!

Она встряхнула головой.

– Спасибо. Я справлюсь сама! – она подула на свои руки.

Майклу хотелось взять её ладони в свои и греть их, не отрываясь, глядя в её глаза.

– Извини! – он кашлянул. – Вообще-то, пришёл извиниться за свою грубость в прошлый раз.

Она кивнула.

– Хорошо. Извинения приняты.

Она прошла к своему столу и стала просматривать записи в журнале.

– И все?

Её брови удивленно взметнулись.

– А что ещё? Вы свободны, мистер Эверс! Я скажу доктору Денису, чтобы перевёл вас в общую палату.

– Что это значит – общая палата?

Полина захлопнула журнал.

– Это значит, Крок, что там будет много больных, и у тебя не будет повода скучать.

Майкл недовольно хмыкнул и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, направился к двери.

– Кстати, меня беспокоит моя рана.

Девушка снисходительно посмотрела на него.

– Как правило, в больнице всех беспокоят различные болячки, но я передам доктору Денису, чтобы он получше осмотрел тебя, Крок.

Глаза Майкла сверкнули от злости. Он дернул ручку двери на себя и быстро вышел из ординаторской.

Полина пожала плечами и покрутила пальцем у виска. Тоже мне, принц крови выискался!

Подошла к подоконнику, взяла небольшую лейку в руки, чтобы полить цветок «декабрист». Уход за цветами всегда успокаивал её. Черт, все-таки этот мерзкий крокодил довёл её до белого каления! Ну нафига Майкл вообще схватился за её халат? Полина до сих пор помнила свои ощущения от его прикосновений.

Девушка с грохотом поставила лейку на место и, обхватив себя обеими руками, в отчаянии закусила губу.

Общая палата была огромная, как зал. Костя и Майкл вошли туда и остановились.

– Ух, и веселуха здесь будет! – пробормотал Костя, стоя за спиной Майкла.

В палате находилось восемь коек. Шесть из них были заняты, а две ожидали своих новых хозяев. Вошедших с интересом разглядывали.

– Всем привет! – весело произнёс Костя Белый.

– Привьет! – повторил за ним его приятель.

Они прошли каждый к своей койке.

– Как в тюрьме, – пробормотал Майкл.

Он снял с себя серый халат и бросил его на спинку кровати, лёг в постель, накрылся одеялом. Сегодня рана особенно беспокоила его. Мужчина с нетерпением ждал врачебный обход. Ему хотелось спросить Полину, долго ли он будет ещё здесь находиться, и почему его рана так сильно ноет.

Когда она наконец-то вошла в сопровождении двух медсестёр, Майкл уже изнывал от нетерпения. Он слегка махнул ей рукой, давая знать, что хочет с ней поговорить, но девушка его проигнорировала.

Вместо этого она прошла к койке, на которой лежал молоденький парнишка с забинтованной головой. Майкл слышал тихий голос, но не мог разобрать слов. Вот она наклонилась над ним. Майкл на миг представил грудь девушки в вырезе ее халата и тут же почувствовал странный укол ревности. Ревности? Что за чушь!

Он наблюдал, как девушка подошла к следующему пациенту, откинула одеяло, стала ощупывать его живот. Тот морщился, но улыбался докторше. Майкл заскрежетал зубами. Она что, издевается над ним? У него вдруг стала нестерпимо болеть рука. Мужчина повернулся на другой бок, застонал. Полина на секунду обернулась. Как назло, в это время затрезвонил телефон. Крис. Как не вовремя!

– Да? – отрывисто ответил Майкл.

– Майкл, я жду вестей от продюсера, а мне никто так и не звонит. Ты что, забыл про своё обещание?

– Слушай, на самом деле я не обещал тебе! У меня нет возможности заниматься этим здесь.

– Тогда тебе надо срочно ехать домой, и чем быстрее, тем лучше.

– При первой возможности, Крис.

Крис чуть помолчала, потом будто выплюнула со злостью.

– Если бы ты знал, как бесишь меня сейчас этим своим равнодушием и эгоизмом! Почему все эти свадебные приготовления должны быть на мне?

– Крис, ты же сама хотела все самое дорогое и лучшее!

В трубке послышались короткие гудки. Майкл мгновение глядел на телефон, затем с силой швырнул его об стену. В палате повисла резкая тишина. Майкл резко повернулся на бок. Ему не хотелось никого видеть, ни с кем разговаривать.

Полина встала и подняла осколки телефона, сунула их себе в карман.

Стараясь не шуметь, прошла к дверям. Остановилась, помахала всем рукой. Медсестры последовали за ней.

Костя Белый слез со своей койки и осторожно подошёл к Майклу.

– Что это было?

Майкл не ответил. Он лежал на боку и думал о только что происшедшем. Думал о своей невесте, уже сидела у него в «печенке», и о том, что ему стыдно за своё поведение. Чувствовал себя избалованным ребёнком. За всю свою жизнь Майкл не мог припомнить ни единого случая, чтобы он так на кого-либо срывался.

12

Вадим Суханов вошёл в палату, и в ней сразу стало как-то тесно. Он был огромного роста, широкий в плечах. Увидев Майкла, он сразу направился к его кровати. Сел на край.

– Майкл! Как тебя сюда занесло?

Тот в ответ улыбнулся, показывая на своё плечо.

– Пулю схватил на лету! – Майкл достал гильзу.

– О, от калаша. Круто! – Вадим повертел ее в руке, разглядывая. – Хороший талисман! У нас ребята в Афгане часто их носили на цепочках. На удачу.

– Это интересно! – Майкл задумался. – Жалко только одна, а то я бы своему хирургу на удачу подарил бы.

Вадим расхохотался, затем посерьезнел.

– Как тебя тут кормят?

Майкл поморщился.

– Жрачка отвратительная!

– А уход как? Врачи часто приходят?

Мужчина задумался на минуту.

– Вадим, мало того, что меня отсюда не выпускают, так ещё врача поменяли. Мне мой предыдущий врач нравился гораздо больше. Более внимательный и соображает лучше.

– Ну лады. Я с главным перетру, и мы тут порядок наведём. Какие ещё пожелания?

– Вообще-то домой хочется.

– Насчёт этого я не уверен. У тебя огнестрел. Надо ещё мышечную функцию восстанавливать. Кстати, тебе от капитана Егорова привет!

– А это кто такой?

– А это тот, кто вас вывез от Абдула-аль-Саида. Капитан мне про тебя рассказывал. Уж больно ты ему понравился.

Майкл усмехнулся.

– Ладно! – Вадим раскрыл сумку, стоящую на полу. – Вот тебе провизия на первое время – апельсины, бананы, ветчинка свеженькая. Пойду с главным поговорю. Через пару деньков заеду и проверю, какие перемены произошли.

Полина сидела на диване в ординаторской и пила кофе. Ольга принесла свежие пирожные и угощала ими всех заходивших в комнату.

Алина Михайловна поставила подогреть воду в чайнике и в ожидании, когда она закипит, прислушивалась к щебетанию девушек.

Кивнула в сторону Полины.

– А ты что это такая молчаливая сегодня?

– Да Денис Петрович ей, наверное, мозги прокомпостировал, – усмехнулась Юля.

– Это он может, – согласилась Ольга, поднося ко рту очередное пирожное.

– Это правда, Полин? – Алина Михайловна сочувственно вздохнула. – Я думаю, ты ему нравишься.

– Да знаю я, – Полина махнула рукой. – Честно говоря, меня волнует совсем другое. Сегодня главный вызывал меня к себе и приказал, да-да, девочки, именно приказал, чтобы я ухаживала за этим крокодилом!

– Каким крокодилом? – Алина Михайловна прижала ко рту ладонь.

– Крокодилом? – Юля захихикала.

Щеки Полины пошли красными пятнами.

– Да за этим канадолом!

– Майклом Эверсом? Он вообще на крокодила не похож, – Юля мечтательно закатила глаза. – Такой красавчик! Я могла бы в него влюбиться.

– Ну и на здоровье! – буркнула Полина.

– Подожди, Поль! – Алина Михайловна села рядом с девушкой на диван. – Ну ты и так его лечащий врач.

– Уже нет. Я его Денису сплавила.

– Слушай, Полинка, – подала голос Оля. – За что ты так этого Майкла невзлюбила?

– А, это давняя история, – девушка усмехнулась, вспоминая Майкла с опрокинутой на него тогда тарелкой с едой.

Алина Михайловна обняла Полину за плечо, заглянула ей в глаза.

– Ну и что Георг хочет от тебя?

– Хочет перевести его в отдельную палату, и чтобы я по два раза на дню к нему заходила и возилась с его раной. Вот мужики-то пошли! Слегка ранили, а они уже сопли-слюни распустили.

– Ах, мне бы такого пациента! – мечтательно проговорила Юля.

– Не думаю, что Денису понравится твоя забота об этом, как ты его там называешь, крокодиле.

– Мне плевать на Дениса! – Полина вскочила с дивана, топнула ногой и устремилась к двери. – Мне вообще никто не нужен! Ни этот ваш Майкл, ни ваш Денис.

С этими словами она рванула дверь на себя и скрылась за ней.

– Во, ПМС! – усмехнулась Юля.

– Ладно, девочки, допиваем чай и по местам! – сказала Алина Михайловна.

Крис сидела на невысоком пуфике перед зеркалом. Она только проснулась и ещё не успела ни умыться, ни причесаться. На сердце было тяжело. Уже три дня она безуспешно пыталась дозвониться своему жениху. Телефон уныло молчал. Ну почему, почему так трудно хоть что-то для неё сделать? Ведь всего-то и надо, сделать парочку звонков нужным людям – и мечта Крис исполнится.

Девушка сморщила личико, скривила губы и издала подобный тигриному рык.

Если она потеряет эту работу, то никогда не простит Майклу. Крис откинула за спину свои длинные русые волосы и встала с пуфика. Что если позвонить его шефу, Ричарду? Может, он сможет связаться ее женихом?

Девушка спустилась в столовую в поисках записной книжки Майкла. Напевая под нос популярную песенку, она просматривала в ней записи. А вот и телефон Ричарда.

Недолго думая, Крис набрала его номер. Тот ответил почти сразу.

– Как дела, Ричард? – голос ее звучал более тонко и нежно. – Это Крис, подруга Майкла.

– Очень приятно слышать твой голос! – ответил он.

– Я уже несколько дней не могу до него дозвониться.

– Не волнуйся, Крис, он жив и выздоравливает!

– Да, да. Меня волнует совсем другой вопрос.

Ричард терпеливо ждал, когда девушка соберётся с мыслями.

– На телевидении открылась вакансия на участие в шоу. Майкл обещал меня туда устроить, а теперь… теперь он совсем позабыл обо мне! – голос ее задрожал.

Ричард на миг представил Крис, одиноко забившуюся в уголке дивана. Длинные волосы струятся по плечам и груди. Пухлые губки дрожат и слезы… Ох, эти женские слёзы!

– Может, я смогу помочь тебе, Крис?

– Я даже не знаю, что сказать, Ричард. Не смею надеяться.

– Все. Решено. Я займусь этим, пока Майкл отсутствует.

– Правда? Боже мой, я не знаю, как выразить свою благодарность!

– Пообедай со мной! – внезапно вырвалось у него.

Черт, что он делает? Крис – чужая невеста. Ну и пусть. Девушка одинока. В конце концов, почему бы им не сходить в какой-нибудь хороший ресторан, просто поесть, поговорить?

– Да. Хорошо, Ричард. Я с удовольствием увижусь с тобой!

Теперь он словно воочию видел её улыбку. Все-таки Майкл – везунчик. У него очень красивая девушка. Ричард сказал себе, что немедленно позвонит на телевидение и сделает все, чтобы Крис получила такую вожделенную для неё должность.

Майкл полусидел в кровати. В палате было жарко – нещадно топили батареи. Он стянул с себя рубаху и скинул одеяло со своего обнаженного торса. Майкл штудировал самоучитель русского языка, который подарил ему Костя Белый. На прикроватной тумбочке лежало надкусанное яблоко.

Сейчас он чувствовал себя вполне умиротворенно. Телефон не работал, и никто его больше не доставал своими звонками. Конечно, Майкл скучал по своей невесте и предпочёл бы находиться сейчас рядом с ней, но выслушивать Крис и потакать её капризам сейчас было выше его сил.

Дверь отворилась, и вошла Полина. Её лицо ничего не выражало. Майкл отложил книжку в сторону и кивнул головой в знак приветствия. Она пододвинула стул к его койке и села. Достала стетоскоп. Мельком глянула на обложку книги.

– Изучаешь русский язык?

Майкл кивнул, не в силах отвести от неё взгляд. Девушка слегка наклонилась, и он увидел ложбинку между её нежно-молочного цвета грудями. Дежавю. Только недавно он воображал это. Майкл почувствовал, как кровь прилила к паху.

– Изучаю, – его голос прозвучал хрипло. Он откашлялся. Да что же это с ним?

Полина вынула из кармана телефон и положила его на тумбочку.

– Держи! И больше так не делай.

Телефон был цел.

– Ты что, отремонтировала его?

Девушка кивнула.

– Я не знаю, что со мной случилось. Прости меня, Полин!

Она в ответ улыбнулась, ничего не ответила. Взяла в ладонь стетоскоп, чтобы согреть.

– Как ты сегодня чувствуешь себя?

Майкл пожал плечами.

– Плечо немного болит, но не настолько сильно, чтобы принимать эти таблетки. Я бы хотел от них отказаться.

– Хорошо, – она что-то записала в свой блокнот.

Полина размотала бинт на плече Майкла и сняла повязку. Мужчина слегка поморщился от боли. С интересом поглядел на темно-красную рану. Полина одобрительно кивнула головой.

– Теперь можно заштопать.

– Слушай! – обратился к ней Майкл. – Пуля вроде не такая большая, а дырища огромная.

– Видишь ли, Крок, ой, Майкл, у тебя, к сожалению, была уже загноившаяся рана. Надо было её хорошенько вычистить, чтобы, не дай бог, не начался сепсис.

– Теперь у меня будет шрам?

Девушка пожала плечами.

– Он у тебя и так был бы. Шрамы украшают мужчин!

Майкл достал из-под подушки пулю.

– Знаешь, я хочу тебе её отдать. На память.

– Нет, нет, Крок, я не возьму. Это теперь твой талисман. Видишь, даже таким, как ты, офисным работникам, не гарантировано мирное небо над головой.

Майкл усмехнулся. «Офисный работник»…

Внезапно дверь распахнулась, и в палату вошёл высокий широкоплечий мужчина. Полина смотрела на него снизу вверх и, кажется, начала припоминать, кто это такой. Вадим Суханов, а это был он, сразу же узнал девушку.

– Привет, Майкл! Я смотрю, ты свою официантку переучил на медсестру! – он кивнул Полине. – Вадим.

Протянул ей руку.

– Полина Алексеевна.

Девушка встала со стула. В глазах Майкла на миг мелькнуло сожаление.

– Ш-ш, Вадим, Полина – мой лечащий врач!

Суханов захохотал в ответ на шутку. Полина смутилась, собрала инструменты, повесила стетоскоп обратно на шею и направилась к двери. Обернулась.

– Зайду попозже!

Вадим посмотрел ей вслед, слегка присвистнул.

– Ничего такая. Тогда в ресторане я её не разглядел, не до этого было. Ты её специально вызвал из Питера, чтобы она за тобой ухаживала?

Майкл молча ждал, когда Вадим закончит свой монолог.

– Симпатичная девчушка! Я-то думал, тебя невеста дома ждёт.

– Ждёт, – Майкл вздохнул. – Вадим, это не медсестра и не девчушка. Это мой лечащий врач! Она меня оперировала.

– Что? – Суханов присел на стул. – Брось врать!

– Она подрабатывала в ресторане, пока училась в военной академии.

– Ох ты черт!

– Полина – военный врач. Хирург.

– Какой неудобняк-то вышел! Она, наверное, обиделась на меня… А ведь красивая баба! – добавил он по-русски.

– Баба?

Вадим удивленно взглянул на Майкла.

– Ты чего, русский язык учишь?

Тот улыбнулся, кивая головой.

– Слушай, пойду-ка я извинюсь перед этой Полиной Алексеевной. У меня хорошие шоколадные конфеты в машине лежат. Ты же не будешь возражать, Майкл? У тебя невеста уже есть.

Майкл кивнул.

– Конечно, извинись. Хочешь, вместе сходим?

– Не. Я сам.

Майкл остался в палате один. Взялся было за книгу, но читать расхотелось. Стало как-то тоскливо. Полина могла бы провести подольше времени с ним, но пришёл Вадим, и теперь Майкл не увидит девушку до следующего дня. А может, она вернётся? Ведь сказала, что зайдёт позже. Почему ему так хочется, чтобы она сидела около него, глядеть в её глаза цвета крыжовника, говорить с ней? Майклу вдруг захотелось узнать о ней, о её детстве, учебе, подругах.

На миг мужчина сравнил Крис и Полину. Невероятно, но он ничего подобного не чувствовал по отношению к своей невесте. Да, Майкл ее любил, но без всяких сентиментальностей. Ему даже и в голову не приходило расспрашивать её об увлечениях, любимых книгах или фильмах. Майкл знал, что вкусы у них совершенно разные.

Он познакомился с Крис на одной из вечеринок пять лет назад. Поначалу он даже не обратил на неё внимания – она казалась ему слишком юной и незрелой. Красивая, конечно, но ведь многие девушки в таком возрасте очень привлекательны. Потихонечку начали встречаться – пару раз сходили в кино, потом в ресторан вместе. Первая интимная близость у них произошла только через год. Майкл привёл Крис к себе в дом, сам приготовил ужин, открыл бутылку вина. После того как с едой было покончено, молодые люди переместились к камину, не забыв прихватить бокалы. Тогда-то все и случилось. Майкл помнил, словно это было вчера, как гладил плечи девушки, путаясь пальцами в её распущенных волосах, помнил призывно приоткрытые губы. Даже то, как стягивал с девушки плотно облегающее розовое платье. Крис немного стеснялась тогда. Он почувствовал это по её слегка напряженным и неуверенным движениям. Кстати, почему она стеснялась? Даже сейчас Майкл не мог найти ответ на этот вопрос. В общем-то, она всегда была такой – немного холодной и отстраненной. Иногда Майкл был уверен, что во время секса Крис думает совершенно о других вещах.

Он вздохнул. Теперь, когда его телефон был отремонтирован, можно наконец позвонить Крис. Готов ли он опять выслушивать её упреки?

13

Вадим Суханов вернулся обратно в палату радостно-возбужденный.

– Не, ты представляешь, она меня простила. И конфеты ей понравились. Хотела чаем меня угостить, но тут такие девочки-медички стали приходить… У меня глаза разбежались.

– Надеюсь, ты пригласил её сходить куда-нибудь поужинать?

– Не, не успел. Но спрошу в следующий раз. Сейчас мне уже бежать надо. Возвращаюсь в Питер на следующей неделе.

Они тепло распрощались, и Суханов ушёл. Майкл остался один. Сейчас самое подходящее время позвонить Крис, поговорить с ней, но что-то назойливо твердило ему не делать этого. Мужчина прикрыл веки, пытаясь представить свою невесту, но совсем другой образ стоял перед его глазами. Образ, который внезапно возник наяву.

Полина просунула голову в дверь.

– Крок!

Майкл вздрогнул.

– Пойдём на прогулку!

Мужчина подавил желание немедленно вскочить с койки.

Вместо этого он с сел на кровати, с ленцой потянулся. Взял халат, висящий на спинке кровати. Полина терпеливо ждала.

– Тебе не помешало бы побриться, – сказала Полина, – того гляди, бороду отрастишь. Или тебе нужна помощь?

– Нужна! – он усмехнулся, отчетливо представляя, как Полина с бритвенным станком в руках вспенивает мыло на его лице. Стоит так близко.

– Я могу прислать медбрата или медсестру.

Майкл промолчал. Видение рассыпалось на кусочки реальности.

– Гуляем по коридору?

Она улыбнулась.

– Нет, мы пойдём в комнату отдыха. У нас сегодня праздник: двадцать третье февраля – День защитника Отечества.

Майкл приподнял бровь.

– Это как бы мужской праздник. Когда я училась в школе, мы мальчишкам дарили небольшие подарочки, а они нам дарили подарки на восьмое марта.

– Восьмое марта?

– А это женский праздник. Между прочим, международный!

Они, не торопясь, шли по коридору. Майкл свысока поглядывал на девушку, которая едва доходила ему до плеча.

– И те же мальчишки дарили вам подарки в ответ?

Она пожала плечами.

– Конечно. Мы ещё обычно дарим мамам и бабушкам. Я делала подарки своей бабушке.

– И что же ты дарила?

– Я хорошо рисовала, и у неё был специальный ящик, где она хранила все мои картинки.

Рассмеялась. Майклу было приятно идти рядом с девушкой, слушать её звонкий голос, смех.

– Эх, надо было позвать с собой Костю! – сказал мужчина.

– Не волнуйся, Крок, он уже там.

– Ты забыла, что меня зовут Майкл?

Полина хихикнула.

– Ой, прости, честно! Я уже привыкла тебя так называть.

«Похоже, я тоже уже привыкаю к этому дурацкому прозвищу», – подумал он. Спросил:

– Я что, разве похож на крокодила?

Полина остановилась, развернула мужчину лицом к себе. Серьезно оглядела его с головы до ног.

– Нет. Не похож. Ты посимпатичней. Хотя иногда так смотришь, будто сожрать хочешь.

– Извини! Я, вообще-то, ручной.

– На самом деле в тот день, когда я опрокинула на тебя тарелку, на тебе были туфли из кожи крокодила.

– Так просто…

Он хмыкнул.

Они вошли в достаточно большой зал. Майкл не ожидал увидеть так много людей, сидящих, кто в инвалидных колясках, кто на диванах, расставленных вдоль стен. Он немного смутился, но постарался не показать виду. Заметив Костю Белого, он махнул ему рукой. Тот кивнул, но подходить не стал. Майкл огляделся. В основном здесь находились одни мужчины. Много пожилых, но были и достаточно молодые. Некоторые сидели в инвалидных колясках перед большим столом, пили чай с пирогами, вареньем и тортом. Увидев вошедшую Полину, многие заулыбались, приветливо ей кивая.

– Я вижу, они тебя хорошо знают, – задумчиво произнёс Майкл.

– Конечно. Многих мы оперировали с Арсением Семеновичем. Я же интерн. Пока.

Мужчина кивнул.

– А многие ребята здесь давно уже лежат, – продолжала Полина. Сейчас в её глазах светилась нежность. – Многим некуда идти. Отказники. В нашей стране ничто не приспособлено для полноценной жизни таких, как они, инвалидов. Дома бы они лежали годами на кровати, как овощи.

Она вздохнула.

– Скажи, Крок, а это правда, что в Канаде инвалиды могут свободно посещать рестораны, ездить по городу, заниматься спортом?

– Да, это так. Я, честно говоря, даже не могу представить человека, настолько ограниченного в движении, чтобы он гнил, как картофель в грядке, и был в полном одиночестве. Ну приедешь, сама увидишь.

– С ума сошёл? С какой стати и как я поеду в Канаду?

– Черт, извини. Совсем не подумал…

– Ты чай будешь или кофе? – спросила Полина.

– По идее, это я должен тебя спрашивать и предлагать, а получается наоборот.

Девушка рассмеялась.

– Это тебе мой подарок на День защитника Отечества.

– Ты отремонтировала мой телефон. Это подарок! Спасибо тебе! – Майкл серьезно посмотрел на Полину. Их взгляды встретились, его – строгий и непроницаемый, и её – сейчас озорной и беспечный.

– Хорошо! – она кокетливо улыбнулась. – Тогда мне, пожалуйста, кофе и тортик. Я, между прочим, сладкоежка!

Майкл отправился на поиски кофе. Вернулся с большой чашкой и тарелкой с пирожным. Кивнул в сторону кресла.

– А ты? Будешь стоять?

Он усмехнулся.

– Я там видел пианино. Не знаешь, можно ли на нем играть?

Её глаза восторженно расширились.

– Крок, ты играешь на пианино?

Мужчина кивнул.

– Вот это да! Ты меня удивил.

– Родители заставляли с глубокого детства.

– И ты хорошо играешь?

Майкл пожал плечами.

– Сейчас редко, в основном для себя. Но, конечно, это как, если ты умеешь кататься на велосипеде, то ты никогда не разучишься. Пойдём, я что-нибудь сыграю!

Он, словно ненароком, взял Полину за руку и потянул за собой. Пианино было достаточно старым, но в хорошем рабочем состоянии. Майкл сел на табуретку, откинул крышку. Легко пробежался пальцами по клавишам. Услышав звуки инструмента, пациенты стали потихоньку пододвигаться ближе. Полина стояла сбоку, неотрывно глядя на длинные пальцы мужчины. Краем глаза она увидела, что Костя Белый встал поближе к Майклу. На его лице читался восторг.

– Тише! – неожиданно громко, на весь зал, сказал Костя. – Сейчас будет выступать известный канадский пианист Майкл Эверс. Он исполнит композицию… Майки, – громко прошептал он. – Что играем?

Тот в ответ улыбнулся.

– «Поцелуй дождю» композитора Ярума.

Костя Белый громко объявил название на русском языке, потом добавил:

– Мистер Эверс посвящает свою игру самой очаровательной девушке и прекрасному врачу, Полине Алексеевне Малышевой.

Майкл искоса глянул на Полину, слегка смущенную вниманием и объявлением Кости Белого. Ободряюще улыбнулся ей. В зале раздались аплодисменты.

Майкл взял первый аккорд, а затем полилась чистая и светлая музыка. Он играл, пальцы его легко летали над клавишами. Он, не отрываясь, смотрел на Полину, её отрешённое лицо. Да, Костя прав. Эта композиция для неё. И слова, которые сопровождают эту музыку, предназначены Полине. Когда-нибудь он скажет их ей. Майкл видел столько эмоций на лице девушки и переживал их вместе с ней: восторг, нежность, понимание.

Вот прозвучали последние аккорды, и до этого замерший зал взорвался бурей аплодисментов.

Майк встал, с улыбкой поклонился благодарным слушателям. Подошёл к Полине. В её глазах отражалось изумление.

– Майкл, – восторженно прошептала она. – Я не ожидала, что ты так можешь играть. Спасибо тебе!

Он скромно опустил взор.

– Пойдём пить кофе, Полин?

Пока они шли к свободному креслу, их провожали восхищенными возгласами. Костя Белый протиснулся сквозь скопление людей.

– Слушай, Майки, ты великолепно играешь! Как настоящий маэстро.

– Не преувеличивай, друг! Просто родители заставляли, а я был слишком усидчивым мальчиком.

Полина села в кресло, отпила немного остывший кофе.

– Полина Алексеевна, до которого часа вы сегодня работаете? – спросил её Костя Белый.

– Я? – девушка удивленно подняла брови, потом спохватилась. – Ох, Костя, я уже давно закончила с дежурством. У меня и завтра выходной.

Майкл наблюдал, как они разговаривали, и ему было обидно, что он ничего не понимает.

– Ну ладно, Кость, нам уже пора. Похоже, для Майкла слишком много развлечений сегодня.

Костя Белый взглянул на приятеля, ухмыльнулся. Ничего, кроме нетерпения, он не прочитал на лице Майкла.

Тепло распрощавшись с Костей, Майкл взял из рук Полины пустую чашку и тарелку. Отставив в сторону, предложил ей опереться на его руку.

Они неспешно шли по коридору.

– Спасибо, Полин! Вечер был невероятно интересным!

– Да не за что. Просто подумала, что тебе одиноко в своей отдельной палате.

Они подошли к двери.

– Зайдёшь?

Она кивнула.

Вечерело. Сумерки метались по белым стенам. Майкл тихо, стараясь не шуметь, закрыл дверь и повернулся к Полине.

– Крок, а ты правда играл эту композицию для меня?

Мужчина положил ладони на плечи девушки.

– Конечно. Разве ты не поняла?

Полина подняла к нему лицо, вглядываясь в его непроницаемые глаза.

– Мне очень понравилось! – прошептала она.

Господи! Майкл почувствовал невыносимый жар во всем теле. Если он немедленно не вопьётся в эти соблазняющие его губы, то просто сгорит. Боясь спугнуть девушку, он медленно приблизил свои губы к её. Резко вдохнул, накрыл её рот жадным поцелуем. Какая сладостная мякоть, спелая, словно нектарин. Его язык проник внутрь, встретившись с её. Мужчина обхватил ладонями лицо девушки. Почувствовал на своей груди её нежные пальцы.

– Ох, Крок… – первой опомнилась Полина. Отстранилась, отвернулась от него. – Боже, что я делаю…

– Полин, прости, я нечаянно! – обнял её за талию.

– Давай договоримся, больше ты так не делаешь! – девушка строго посмотрела на мужчину.

– Хорошо.

Вот этот её колючий взгляд, плотно сжатые губы сейчас ещё больше влекли Майкла. Ему не терпелось увидеть зеленую негу в её взоре, расслабить, растрепать эти непослушные губы. Он зажал её ладони в своих руках.

– Ты не будешь меня бить?

– Нет, – помотала головой.

Майкл наклонился к её лицу и с ещё большей жаждой приник к её губам. Может быть, потом он будет чувствовать вину, корить себя, сожалеть, но это все будет потом, потом… Сейчас только этот миг, эти губы, прерывистое дыхание, зажатые в его руке её хрупкие пальцы.

– Прости… – Полина вырвалась из мужских объятий. – Мне надо идти. До встречи, Крок!

Она выскользнула за дверь так быстро, что Майкл даже не успел ничего сказать. Да он и не смог бы – похоже, мозг полностью прекратил свою деятельность. Мужчина в растерянности стоял, глядя на дверь.

14

Полина, прижав к разгоряченным щекам ладони, быстро шла, почти бежала по коридору. Её никто не должен видеть в таком виде. Немедленно домой! Забежав в ординаторскую, схватила с вешалки пальто и шапку. Алина Михайловна приподняла голову от рабочего журнала, наморщила лоб.

– Поля? Ты уже домой?

– Угу, – только и смогла выдавить из себя девушка.

Она задыхалась от избытка совершенно незнакомых, а потому непонятных ей чувств. Только за закрытой дверью своей маленькой квартирки Полина могла быть в безопасности. Она немедленно должна избавиться от непрошеных желаний.

Снег белыми хлопьями летел в её разгоряченное лицо, оседал на ресницах, склеивая их. Глаза были мокрые от этого. А может, это слезы? Влетела по лестнице наверх, к спасительной двери, сунула ключ. Захлопнув за спиной дверь, на минуту прислонилась к ней, затем сбросила пальто, шапку, сняла сапоги. Может быть, поможет холодный душ?

«Ну зачем, зачем, Крок, ты сделал это?» – Полина вгляделась в зеркало на свои слегка припухшие, а может, ей так показалось, губы. Волна желания поднялась снизу её живота, прошла к груди и затопила все тело. Девушка застонала.

Раздевшись, включила воду в душе. Долго стояла под прохладными струями, так долго, пока не унялась вся эта дикая буря у неё внутри. И все же рано или поздно Полине придётся обдумать происшедшее с ней и последствия этого.

На кухне, по-видимому, уже давно трезвонил телефон. Девушка накинула тёплый махровый халат и взяла трубку. Звонил отец.

– Привет, пап!

– Что у тебя с голосом, доча? – спросил он.

– Бежала из ванны.

– Полька, у тебя же выходной завтра? Приезжай ко мне! Алина обещала что-то вкусное испечь.

– Испечь? – девушка рассмеялась. – Вы со своей Алиной из меня хотите сделать кубышку. Ладно, приеду!

Они ещё немного поболтали, и Полина, сославшись на усталость, распрощалась.

Огляделась по сторонам, в надежде хоть чем-то себя занять, но посуда была перемыта, белье постирано и отглажено. Время ещё детское – каких-то девять часов вечера.

Можно, конечно, позвонить Ольге, потрепаться, но та наверняка будет задавать слишком много вопросов. Полина пока не готова отвечать ни на один из них.

Девушка легла на застеленную кровать, уставилась в потолок. Хотя бы мысленно, но надо расставить точки над «и». Во-первых, никакие отношения Полине не нужны – она через полгода будет далеко отсюда. Да ещё роман с иностранцем, который меньше чем через месяц вернётся в свою страну и забудет о какой-то молоденькой девчоночке. Во-вторых, Полине этот крокодил даже и не нравится. Он холодный, как рептилия, заносчивый, да и старше её, по крайней мере, лет на десять. Полина вообще о нем ничего не знает. Стоп, стоп, стоп…

Нет, Майкл не холодный и не заносчивый. Может, просто боялся показать свои чувства? И, конечно же, он ей до безумия нравится. Дело даже не в его туалетной воде с феромонами – просто этот мужчина до жути сексуален. На десять лет старше? Уж с ним-то гораздо интереснее проводить время, чем с ровесниками.

Осознав, что мысли вместо того чтобы успокоить её, только взбудоражили, Полина взяла первую попавшуюся книгу, лежавшую на ночном столике, открыла её, пытаясь сосредоточиться на чтении.

Майкл потерял счёт времени. Он сидел на краю койки, обхватив голову руками. Уже стемнело. Что он натворил! С ужасом понимал, что обратного пути нет. Три недели до свадьбы, а он совершенно не думает о своей невесте. Вместо Крис в его голове постоянно крутились мысли о другой. Как и когда это произошло? Майкл пытался найти ответ на этот вопрос, но безрезультатно. Похоже, он здорово влип. Влюбиться в другую накануне свадьбы! В ту, которой он вовсе и не нужен. Отменять свадьбу, на которую приглашены двести человек гостей, забронированы люксовые номера в гавайских отелях? Да вся карьера Майкла полетит к чертям. Он станет изгоем. Просто наслаждаться новым романчиком с красивой девушкой? Неплохая идея. Только окончание этого романчика будет далеко не безболезненным.

Сейчас бы глоток виски и спать. Майкл тяжело вздохнул. Взъерошил короткие волосы на затылке.

За окном продолжал валить снег.

Вадим Суханов сидел около кровати Майкла и что-то рассказывал смешное, но тот не слышал его. Всю ночь он практически провёл без сна, и под утро у него начала жутко болеть голова. Он ожидал увидеть Полину, но во время обхода пришёл опять этот Денис. Майкл попытался спросить его на смеси английского и русского языков о Полине, но тот притворился, что ничего не понял, и дал ему какие-то таблетки, чтобы лучше спалось.

Все утро Майкл провёл в ожидании, что вот-вот откроется дверь и войдёт она. Вместо этого ввалился Вадим и теперь громогласно что-то вещал. Майкл вытащил из ящика тумбочки пулю от Калашникова.

– Вадим! Я хочу своему врачу сделать подарок. Как говорится, на память, – он внимательно поглядел на Суханова. – Хотел ей подарить пулю, а она отказалась – говорит, мол, это мой талисман теперь. У меня идея возникла – а нельзя ли её располовинить? Распилить вдоль и сделать в каждой половинке дырочку, чтобы можно было носить на цепочке?

Вадим Суханов усмехнулся, покачал головой.

– Ну у тебя и голова, Майкл! Отличная идея! Давай я её возьму. Принесу тебе в понедельник.

– Спасибо, Вадим!

– А где эта докторша-то сегодня? Хотел пригласить её пообедать со мной.

Майкл пожал плечами.

– Не знаю. Наверное, занята, как обычно.

– Жаль! Может, успею встретиться с ней до своего отъезда.

Вадим поднялся, заполнив собой все пространство.

– Там в сумке свежие фрукты и конфеты. Увидишь Полину, передай ей сладенькое.

Майкл кивнул, с нетерпением ожидая ухода приятеля. Хотелось просто остаться одному.

Часа через два заглянул Костя Белый.

– Чего сидим и грустим? Пойдём прогуляемся!

Майкл нехотя поднялся.

– Да что с тобой сегодня, приятель?

Потом хитро улыбнулся, кивая головой.

– А, Полина не пришла?

Майкл вопросительно поглядел на Костю.

– У неё выходной сегодня. Наверное, поехала в Москву.

– В Москву? Я ни разу там не был.

– Проси, умоляй своих врачей свозить тебя туда, если ты будешь себя хорошо чувствовать.

Майкл надел халат и всунул ноги в тапочки, которые ему на прошлой неделе привёз Суханов.

Приятели вышли в коридор.

– Как твои успехи в русском языке?

Майкл пожал плечами.

– Не могу сказать. Надо на ком-то тренироваться, – подумав, спросил. – Как сделать красивый комплимент девушке на русском языке?

– Хо-хо, становится интересно и жарко. Не Полине ли?

– Нет. Хочу удивить свою невесту.

Костя, казалось, был разочарован.

– А я-то думал, у тебя что-то с Полиной намечается…

– Костя, ты ошибался. Полина просто мой врач.

– Черт… – Костя в сердцах ударил кулаком по стене. – Ну хорошо. Смотря, о чем ты хочешь сказать ей. Ну, например, как она готовит еду, одевается…

Майкл поморщился.

– Фу, Костя! Какая ещё готовка еды? Я имею в виду внешность – глаза, губы, волосы там.

Костя Белый на мгновение прикрыл глаза.

– Твои глаза, как лучи фар!

– Лю-чи фарр… – как эхо повторил за ним Майкл.

– Какого цвета глаза у твоей невесты?

– Э-э, карие.

– Не, про глаза, пожалуй, не будем. Ну давай про волосы. Гладкие, как шёлк.

– Клатки коак шёл, – повторил Майкл. – Ну это уже лучше!

– Или, например, губы: сладкие, как сахар.

– Вот это уже интереснее, – обрадовался мужчина. – Слатьи коак сакар. Приду обратно, запишу.

– Твоя невеста, наверное, уже совсем извелась без тебя! – Костя Белый с сочувствием вздохнул.

– Угу, – Майкл кивнул, про себя приговаривая фразу «Слатьи коак сакар, слатьи коак сакар».

Они вернулись в палату. Костя Белый предложил поиграть в карты, и так как настроение Майкла значительно улучшилось, то он согласился.

Уже после того как Майкл лёг в постель, он решил позвонить своей невесте. Скучал ли он по ней? Нет. Мужчина задумался над своими ощущениями. Было странное чувство, будто Майкл находился в параллельном мире, где он и Крис собираются пожениться и строят планы на будущее. В другой реальности есть только он и Полина, и где он безумно счастлив и влюблён. Майкл решил, что звонок невесте немного приведёт его в чувство и опустит с небес на землю.

На звонки никто долго не отвечал, что вызвало непонятное раздражение мужчины. Потом что-то щёлкнуло, и раздался тихий голос Крис, немного сонный.

– Майкл, – она зевнула. – Ты что так рано звонишь? У нас ещё шесть утра. Дай поспать-то!

– Крис, Крис, я соскучился по тебе! – для него это был отчаянный крик, и он надеялся, что она поймёт его. – Ты мне нужна!

– Я тоже скучаю по тебе, милый! – похоже, она уже пробудилась. – Ты ведь уже совсем скоро приедешь, правда? Я взяла тебе билет, чтобы ты сразу летел на Гавайи. Твои родители упакуют твою одежду. Платья для моих подружек уже тоже туда отправлены. Представляешь, в пятницу мне устроили предсвадебную вечеринку. Мне надарили столько подарков, ты не поверишь, Майки: украшения от «Шанель», новую сумочку от «Луи Вутон», кучу классных духов, даже картину Моне.

Майкл молча слушал её. Знакомая, ни к чему не обязывающая болтовня Крис не помогла ему вернуться в привычный мир.

– Майк, ты слышишь? Твои друзья хотели пойти на вечеринку в стрип-клуб, но без тебя нет никакого смысла.

– Крис, ты меня любишь?

Девушка на миг замолчала.

– Майкл, что за дурацкий вопрос? Ну конечно. Ах, да! Сразу после свадьбы я выхожу на работу.

– Но мы же собираемся остаться на острове ещё на десять дней.

Крис вздохнула.

– Можешь меня поздравить – твоя зайка получила место в этом шоу, про которое я тебе твердила все это время. И знаешь, благодаря кому?

– Кому?

– Благодаря твоему боссу, Ричарду. Он оказался гораздо более отзывчивым и понимающим, чем ты, дорогой!

Майкл раздраженно скрипнул зубами. Ну вот, начинается. Любит Крис сравнивать его со всеми подряд.

– Если ты считаешь, что Ричард более подходит тебе чем я, то почему бы тебе не выйти замуж за него?

– Да только потому, что ты меня любишь, а он нет.

– А ты, ты кого любишь?

– Ох, оставь меня в покое, милый! Для таких разговоров раннее утро не самое подходящее время. Я, конечно же, люблю тебя! Все. До связи.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.