книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Саша Ри-Эн

Ты мне нужен

Часть первая. Наблюдатель

Глава 1. Ленне. Проверка

Их было трое. Те еще герои, но он знал, что справится. И тут появился четвертый.

Тоненькая папка дрогнула и полетела на стол.

– Что это значит? Он больше не относится к Организации, – произнёс Ленне, сердито глядя на своего начальника.

– Не волнуйся, это последняя проверка. Тебе просто надо понаблюдать и убедиться, что после коррекции памяти с ним все в порядке.

– Каким образом? Он меня не помнит!

– Вот и отлично, познакомишься заново. Проверь, так ли он все забыл, потом отчитаешься.

– Вы что, не доверяете службе зачистки?

Шеф усмехнулся и, подавшись вперед, произнес:

– Доверяй, но проверяй – вот мой принцип. Советую и тебе его придерживаться, а то у нас чуть зазеваешься – и сожрали. Так, ладно, – он хлопнул себя по коленям и встал, давая понять, что разговор окончен, – отправляйся. О месте в университете я уже договорился – ты зачислен на первый курс, в ведомости тебя уже внесли. Занятия начнутся через неделю. Твои подопечные – старшекурсники, вряд ли они приедут раньше начала занятий, так что у тебя будет повод спокойно осмотреться.

– А он? – Ленне указал на папку.

– Твой будущий одногруппник. Будете грызть гранит науки вместе. Кстати, он вылетает завтра, я заказал тебе билеты на тот же рейс, возьмешь у секретарши вместе с остальным.

Ленне отправился на выход.

– Ах, да, – окликнул его шеф у самых дверей, – с повышением тебя, кстати. – Ленне не отреагировал. – Да ладно, не злись, вы же с этим парнем дружили, кому еще проверку доверить?

Забрав у секретарши непрозрачный пакет, и даже не заглянув в него, Ленне вышел в коридор. Хотелось поскорее убраться прочь. Если бы он владел телепортацией, то предпочел бы сразу оказаться на улице. Но он не владел, у него были совсем другие умения. И, насколько ему было известно, никто в Организации не обладал подобным талантом. Впрочем, болтать о своих возможностях было не принято, поэтому кто знает…

В коридоре не было ни души, это радовало. Ровно до той минуты, когда, свернув за угол, Ленне не увидел идущего навстречу парня. Руки сжались в кулаки, пришлось приложить изрядно воли, чтобы их разжать, и столько же сил, чтобы придать лицу нейтральное выражение.

У идущего навстречу блондина вид, напротив, был на редкость расслабленный.

– Остынь, – негромко произнес он, когда между ними оставалось несколько шагов. Ленне почувствовал, как эмоции затихают, подвластные чужому приказу… и усилием воли сбросил воздействие.

Проходя мимо, Алекс задел его плечом, отреагировать Ленне не успел – его тут же выбросило в пустое белое пространство, утопающее в тумане.

– Остынь, – повторил Алекс. – Скажи спасибо, что это я проводил модификацию, а не кто-то другой. Ваши секреты останутся между вами. Точнее, они останутся с тобой, Кай не вспомнит ничего, что между вами было. – Ленне замер, чувствуя, как в груди разрастается колючий ледяной ком. – Только давай без драм. Сам понимаешь, так будет лучше для вас обоих.

– Откуда тебе знать?

– Да уж знаю.

Поверить в услышанное было невыносимо, и, чтобы сменить тему, Ленне ляпнул то, что говорить не собирался:

– Шеф тебе не доверяет.

– Да ну? С чего ты взял?

– Он поручил мне проверить Кая.

Алекс усмехнулся.

– Это он тебе не доверяет. Проверкой занимается группа зачистки, странно, что он поручил ее тебе. Ты же теперь не имеешь к ним отношения. В общем, смотри в оба.

Когда Ленне пришел в себя, он снова находился в коридоре. Рядом никого не было. Тряхнув головой, он отогнал остатки морока и поспешил дальше.

На улице царило лето, солнце палило, словно в июньский полдень, даже и не скажешь, что конец августа. Он перешел дорогу и свернул в сквер. Туда, где пестрел полосатым навесом фургон с мороженым. Возле фургона толпился народ. Ленне пристроился в хвост очереди и, погруженный в свои мысли, не сразу увидел, кто стоит перед ним. Отреагировал только, когда услышал знакомый голос, делающий заказ:

– Мятное с карамелью и шоколадное с шоколадным сиропом. И еще сверху шоколадом посыпьте. И орехами. И вафельной крошкой. И вон теми цветными штуковинами, – Ленне уставился на стоящего впереди Алекса, но тот не обратил на него внимания, повернулся к своему спутнику и продолжил прерванный разговор: – Иногда, чтобы все наладилось, достаточно сказать человеку, что он тебе нужен.

– Угу, только пафос убавь, – ответил парень, скользнув по Ленне взглядом. Забрал шоколадное мороженое, и они двинулись прочь. Ленне уставился им вслед, парня этого он никогда в Организации не видел.

– Вам какое? – спросил продавец. Ленне уставился на витрину.

– Фисташковое, – назвал он первое, что попалось на глаза, а когда вновь повернул голову, парочка уже скрылась из виду.

Когда мороженое оказалось съедено, он уселся на лавку и вскрыл пакет, полученный у секретарши: билеты на самолет, студенческий билет, зачетка, кредитка и запечатанный конверт – колючий ком в груди снова зашевелился, и Ленне понял, что к этому ощущению как-то придется привыкать.

* * *

Ленне заметил Кая еще в терминале и, подавив желание броситься навстречу, отступил, прячась в толпе. До посадки было достаточно времени, чтобы взять себя в руки и войти в игру с холодным разумом и трезвыми чувствами… Впрочем, кого он обманывал – за прошедшую неделю ему ни разу этого не удалось, а сейчас, за каких-то полтора часа… И все-таки он справился: когда объявили посадку, поднялся на борт самолета абсолютно спокойным, когда увидел Кая, на лице не дрогнул ни один мускул, а когда сел на свое место, которое по “удивительной случайности” оказалось соседним, и вовсе казался себе скалой. Айсбергом величиной с небоскреб.

Кай почти не изменился – все та же невероятная улыбка, та же светлая вихрастая шевелюра, только взгляд осторожный, таким он всегда смотрел на незнакомцев. От понимания того, что он, Ленне, для него теперь и есть незнакомец, стало не по себе. Загнав это чувство подальше, он произнес:

– Привет.

– Привет, – ответил Кай. Мелькнула надежда, что вот сейчас его узнают… но Кай протянул руку и представился.

Ленне представился в ответ, приказав себе не реагировать на тепло знакомой ладони, и отпустил ее, с трудом утихомирив бешено колотящееся сердце. Должно быть, что-то в лице его все-таки изменилось.

– Тоже не любишь летать? – спросил Кай. Ленне кивнул. – И я не особо. Но у меня есть леденцы, – он извлек из рюкзака пестрый шуршащий пакетик. – Будешь?

Отказаться Ленне не смог, он любил лимонные леденцы, Кай всегда покупал их для него, когда они вместе куда-нибудь летели.

Он открыл свой рюкзак.

– Махнемся? – он протянул Каю точно такой же пакетик, только не желтый, а оранжевый.

– Ух ты! – обрадовался тот. – Мои любимые, апельсиновые!

Мелочь, рефлексы – Ленне тоже купил свои леденцы по привычке. Этот ритуал обмена сейчас ничего не значил, а маленький росток надежды стоило бы вырвать с корнем, вот только сил на это не нашлось.

Глава 2. Кай. Противоречия

– Комнаты 207 и 415, – произнесла комендантша.

Жаль, подумал Кай. Не только далеко, но и на разных этажах, чего-то подобного он и опасался. Пока они летели, а потом вместе добирались до студгородка, он успел привязаться к новому знакомому – рядом с Ленне было спокойно, вся тревога последних дней и странное чувство опустошенности куда-то делись. Ровно до того момента, пока комендантша не сказала, что жить им придется на разных этажах. Кай понимал, что это ерунда, они все-равно будут видеться, раз учатся на одном курсе и даже в одной группе. Вроде и нечего переживать, но Кай все-равно расстроился, хоть и постарался не подавать виду.

– Не годится, – сказал Ленне, словно прочитав его мысли. – Нам нужно вместе.

Комендантша оторвала взгляд от монитора и посмотрела на него поверх очков.

– У нас тут не гостиница. Полностью свободных комнат нет.

– А если поменяться?

Женщина пожала плечами и снова уткнулась в монитор.

– Меняйтесь, если договориться сможете.

– Хорошо, ждите, я сейчас, – Ленне вышел из кабинета.

От нечего делать Кай принялся разглядывать комнату, не сразу заметив, что тишина вокруг стоит какая-то слишком уж подозрительная. И только потом понял, что комендантша словно застыла на паузе – не шевелясь, смотрит на экран и даже не моргает.

“Отморозилась” она, когда в кабинет ворвался всклокоченный парень в спортивных штанах, с мокрой головой и с полотенцем на шее. Следом неторопливо зашел Ленне и, прислонившись к дверному косяку, сложил руки на груди.

– Я хочу переселиться в четыреста пятнадцатую! – воскликнул парень, устремляя безумный взгляд на комендантшу, словно от ее согласия зависела вся его дальнейшая жизнь.

Та растерянно моргнула, щелкнула мышкой и уставилась на экран.

– Фамилия.

– Камински, двести седьмая комната. Пожалуйста, мне очень нужно!

Комендантша застучала по клавиатуре, затем, выдвинув ящик стола, достала ключ. Схватив его, парень исчез столь же стремительно, как и появился.

– Двести седьмая, – заявила комендантша, положив на стол еще один ключ, – можете заселяться. Второй ключ заберете у Камински.

– Идем, – улыбнувшись Каю, сказал Ленне.

Когда они добрались до комнаты, дверь была распахнута, внутри метался тип в спортивных штанах, спешно собирая вещи. Кай глянул на Ленне и произнес:

– Как тебе удалось?

Тот пожал плечами.

– Да все просто, у него на четвертом этаже подружка живет, как оказалось.

– А как ты это узнал?

– Ну-у… я умею добывать информацию.

– Ты что, его пытал? – пошутил Кай.

Ленне рассмеялся.

– Нет, конечно. Просто поспрашивал соседей, то, се…

Странное дело, Кай знал, что Ленне недоговаривает, но почему-то все-равно чувствовал доверие к этому почти незнакомому парню. Поэтому решил не докапываться. Раз тот не хочет говорить, значит есть на то причина. Да и какая разница, как он это сделал, главное – что им удалось поселиться вместе.

Засунув в шкаф сумки с вещами, они привели комнату в относительной порядок и отправились осмотреться. Территория университета оказалась огромной, всюду заглянуть они не успели, зато нашли столовую, где и поужинали, прихватив по паре сэндвичей с собой. Осмотр остальной территории решили оставить на завтра.

День выдался бурный, и Кай, укладываясь в кровать, думал, что сразу заснет, да не тут-то было. На него снова навалилось уже знакомое странное чувство, что преследовало в последние дни: чёткое ощущение, что все не так, неправильно, словно мир вывернулся наизнанку, и привычные вещи вызывают ощущение дискомфорта, а как сделать правильно он не знает.

Вот и сейчас, лежа под одеялом, он чувствовал нехватку чего-то важного, но что это такое, понять не мог. Неправильность ситуации точила изнутри, и сон, едва приближаясь, убегал прочь.

Кай долго смотрел в потолок, затем перевернулся на бок и заметил, что Ленне тоже не спит.

– Тоже бессонница напала? – спросил Кай негромко.

– Вроде того, – ответил тот, поворачиваясь в его сторону. Его кровать стояла у противоположной стены, и Кай вдруг понял, в чем именно заключается неправильность: расстояние между ними – оно было слишком большим. И обрадовался, что в комнате темно – в лунном свете, падающем из окна, Ленне вряд ли сможет разглядеть его смущение.

Кай закрыл глаза. “Да что же со мной такое? – в отчаянье подумал он. – Почему меня так тянет к этому парню? Я что, гей?”

Интереса к парням он за собой он не помнил. Но в то же время какая-то часть души спокойно взирала на эту странность и думала: “Да какая разница? Как оказаться ближе – вот вопрос”.

И Кай сдался, понимая, что иного выхода нет – если оставить все как есть, он просто сдохнет, сойдёт с ума от всех этих безумных несоответствий. “Сделаю как правильно, и будь что будет”, – решил он.

Глава 3. Ленне. Прошлое и настоящее

Ленне знал, что легко не получится. В реальности все оказалось еще сложней. Видеть, что Кай рядом и не иметь возможности до него дотронуться – это было тяжело. Но еще тяжелее было чувствовать то, что творится его голове, ощущать всю эту бурю эмоций, переживаний, сомнений и отчаянья, и ничего не сделать. Раньше бы он просто обнял – и это бы помогло. Всегда помогало. Сейчас такой возможности не было.

Подойди он к нему сейчас – Кай завтра же переселится в другую комнату и будет шарахаться от него как от прокаженного.

Но если не подойти, все может быть еще хуже. Эмоции всегда были слабым местом Кая – побочный эффект сверхчувствительности. За годы, проведенные в Организации, он вроде бы научился с ними справляться. Судя по хаосу, который сейчас ощущал Ленне, модификация затронула и эту часть памяти.

Организация не отпускает своих сотрудников просто так. Хочешь уйти – попрощайся с памятью. Немногие выбирают этот путь. Кай выбрал, и Ленне до сих пор не мог себя простить, что не отговорил. Впрочем, отговаривать Кая всегда было пустой затеей, Организация с самого начала была ему не по нутру, и в какой-то момент настолько встала поперек горла, что терпение кончилось.

Как назло, Ленне в тот момент рядом не было – накануне они поругались, а затем случилась экстренная командировка. Поговорить с Каем перед отъездом он не успел, а когда вернулся, все оказалось кончено.

Вначале он не поверил найденной на столе записке, это было похоже на дурной сон. Казалось, он вот-вот закончится, и все будет как прежде. Еще чуть-чуть – и Кай вернется, откроет дверь, сверкнет своей невероятной улыбкой и скажет: “Привет”.

Ленне ждал, но Кай не возвращался…

Зато появился Алекс. Встряхнул, наорал и заявил, что не обязан вытаскивать из жопы всяких идиотов, и что он, Ленне, должен немедленно прийти в себя, если не хочет оказаться в Клинике или под забором с дырой в мозгах. И если он, Ленне, собирается потратить остаток своей никчемной жизни на страдашки, то он, Алекс, может стереть память и ему тоже, чтобы в мире стало на одного придурка меньше.

Упоминание о модификации вызвало такую волну злости, что состояние бессмысленности и апатии, в котором Ленне пребывал после ухода Кая, мгновенно исчезло. Видя перед собой виновника своих бед, теперь он хотел лишь одного – уничтожить!

– С возвращением, – Алекс похлопал его по плечу. – Давай, просыпайся. Можешь и дальше меня ненавидеть, я не против. Главное, не игнорируй вызовы, иначе тебя спишут.

И Ленне действительно проснулся. Ненависть дала ему силы жить дальше. Он почти поверил, что справился с ситуацией, когда в его жизни вновь появился Кай. Тот же самый, но совсем другой. И к этому, новому Каю теперь нельзя было относиться как прежде.

Он понимал, что нельзя привязываться, теперь у Кая новая жизнь, и ему не нужно мешать в ней осваиваться, но все-таки не мог оставаться в стороне, когда требовалась помощь.

“Плевать, пусть ненавидит”, – решил он и уже хотел встать, чтобы подойти, когда услышал:

– Ленне, давай сдвинем кровати. Я не буду к тебе приставать, честно. Мне вообще парни не нравятся, просто так будет лучше. Не знаю почему, но лучше. Если ты не против, конечно, – добавил он после паузы.

– Давай, – ответил Ленне, все еще не веря ушам. Про свой дар Кай забыл, но до сих пор им пользовался.

“Он освоится, – понял Ленне, – с ним все будет хорошо”. И пообещал себе, что останется рядом, пока будет нужен. Он знал, что придется уйти, но очень надеялся, что это время наступит не слишком быстро.

Когда они сдвинули кровати в центр комнаты и забрались под одеяла, Кай улыбнулся и негромко произнес: “Да, вот теперь все правильно”. И Ленне с ним почти согласился.

А потом все-таки решил рискнуть.

– Дай мне руку, пожалуйста, – произнес он, ожидая, что Кай насторожится и откажется, но тот без раздумий протянул ему ладонь.

На объятия это, конечно, не тянуло, уровень воздействия не тот, но пусть хотя бы так.

Переплетя пальцы, Ленне настроился на Кая и потихоньку, осторожно принялся успокаивать его бушующие эмоции. А затем, слушая его спокойное дыхание, не заметил, как уснул и сам.

* * *

Когда он открыл глаза, солнце заливало комнату золотистыми лучами. Кай спал в своей любимой позе – прикатившись под бок и обняв. Ленне, по привычке, еще не проснувшись до конца, запустил пятерню в его шевелюру, потянулся поцеловать, почувствовал тепло знакомых губ… И тут реальность ведром холодной воды обрушилась на голову – он понял, что Кай уже не спит…В следующую секунду губы Кая ответили на поцелуй. Стремительно, яростно, как всегда и бывало…

Опомнился Ленне только услышав стон Кая, и уже в следующее мгновение мир взорвался ослепительной вспышкой. А когда он снова пришел в себя, то обнаружил, что идею “держать дистанцию” можно смело похоронить за ненадобностью.

– Странное дело, – задумчиво произнес Кай, – мы же только вчера познакомились, откуда такое чувство, что все это уже было? Хотя я точно знаю, что не было.

– Дежавю, – сказал Ленне, стараясь не сболтнуть лишнего.

Кай покачал головой.

– Нет, это другое. Хотя… может ты и прав.

Глава 4. Кай. Чужая встреча

Он не понял, как занесло его в эту часть студенческого городка. Два дня они вместе изучали окрестности, на третий, сразу после завтрака, Ленне куда-то удрал, заявив, что у него появилось срочное дело.

Кай вернулся в общежитие, повалялся на кровати, хотел почитать, но не смог – неясное чувство тревоги тянуло его на улицу, и он, уже успев понять, что не стоит игнорировать подобное, покинул комнату.

Выйдя на крыльцо общежития, он огляделся, прислушался к себе и двинулся туда, где вдалеке, заросшая зеленью, высилась какая-то металлическая постройка.

Рифленая стена ангара, трава по пояс и ни души вокруг – место, куда он пришел, не слишком-то подходило для гуляний. Кай собирался уйти, и тут услышал голоса неподалеку. Один из этих голосов был более чем знаком.

Кай углубился в заросли и осторожно выглянул из-за угла. За ангаром обнаружилась небольшая поляна. Там, на перевернутом контейнере, в обманчиво-расслабленной позе сидел Ленне, перед ним полукругом стояли трое незнакомых парней. Судя по их напряженным позам, встреча не была дружеской. В первую секунду Кай хотел выйти, чтобы хоть немного уравнять численный перевес, но потом почувствовал, что Ленне в помощи не нуждается, и остался на месте, навострив уши.

– Вы мне никто, – продолжил Ленне, – и выгораживать вас я не буду. Накосячите – пеняйте на себя.

– Да что ты нам сделаешь, – насмешливо произнес здоровенный тип, похожий на гризли, двинувшись к нему.

– Лекс, нет! – мелкий и суетливый приятель схватил его за руку, но тот стряхнул ее, словно мусор. Третий, худой долговязый парень, молча наблюдал за происходящим.

– Стоять, – произнес Ленне, и гризли замер на месте. Попытался оторвать ногу от земли, но не смог. – Куда тебе, ты даже ходить не можешь. И ничего не видишь, – добавил он.

Злость парня сменилась испугом. Ругаясь, он принялся тереть глаза, постепенно впадая в панику.

– И говорить не можешь, – все также спокойно продолжил Ленне, – парень открыл рот и не смог произнести ни звука.

– А как дышать ты помнишь?

– Не надо! – воскликнул суетливый. – Пожалуйста, перестань! Он все понял!

Третий, по-прежнему молча, сверлил Ленне взглядом. Внезапно Ленне повернулся к нему и произнес:

– Только попробуй, и ты труп.

Что он имел в виду, Кай не понял. Зато суетливый догадался.

– Джош, не надо, ты его разозлишь! – воскликнул он, хватая долговязого за плечо… и тут же полетел в траву, отброшенный его взглядом.

– Ладно, свободен, – наконец произнес Ленне, обращаясь к гризли, и добавил, глядя на остальных. – Надеюсь, до вас дошло. Забирайте своего… коллегу. И валите отсюда.

Здоровяк с очумелым видом озирался по сторонам, словно не мог поверить, что все кончилось. Подхватив его под руки, приятели исчезли в зарослях.

Пели птицы, пахло травой и нагретым металлом. Ленне смотрел вслед ушедшей троице.

– Кай, выходи, – произнес он, когда шуршание травы окончательно стихло.

Его поза уже не казалась расслабленной, теперь он выглядел устало.

– Что это было? – спросил Кай, выходя из укрытия. Ленне обернулся, и Кай замер, наткнувшись на его взгляд.

Глава 5. Ленне. Прикосновение

Увидев замерший взгляд Кая, Ленне провалился в прошлое, в тот день, когда они впервые встретились.

Он шел по коридору Организации, думал о задании, которое только что поручил ему шеф. Парня, быстрым шагом идущего навстречу, он не знал. Так, пару раз видел, не более. И не обратил бы на него внимания, если бы тот случайно не задел его, проносясь мимо. На мгновение Ленне ослеп и оглох, его словно головой в мазут макнули. Стряхнув чужие эмоции и придя в себя, он бросился вдогонку.

Он настиг беглеца этажом ниже, радуясь, что коридоры Организации как всегда пусты, толкнул в нишу возле пожарного выхода и, обхватив руками, прижал к стене. Чернота выплескивалась через край, глуша сознание. Для одного живого человека ее было чересчур, и все, что мог сейчас сделать Ленне – это перетянуть ее на себя. Но он не ожидал, что ее будет так много. Задыхаясь и почти теряя сознание, он освободил одну руку и, выставив вперед ладонь, перенаправил поток черноты на ближайший живой объект, который удалось нащупать…

Когда сознание прояснилось, он понял, что все закончилось – парня больше не штормило. Ленне отстранился… и почувствовал странное, непонятное и совершенно нелогичное желание вернуть прерванные объятия. Парень смотрел на него изучающе, а потом, притянув к себе, положил голову ему на плечо. И Ленне снова его обнял, невольно улыбнувшись нахлынувшему ощущению тепла и спокойствия.

– Извини, что я тебя в это втянул, – произнес незнакомец.

– Ничего ты не втягивал, просто случайно задел.

– Не случайно, – ответил парень тихо, и Ленне почувствовал, как он напрягся. – Я не знал, что делать. Такое состояние я не всегда могу контролировать, а тут ты… И я подумал, что может быть… Прости, я не должен был…

– Да ладно, – Ленне обнял его крепче. – С кем не бывает. На меня тоже иногда находит, что ж теперь.

– И что ты в такой момент делаешь?

– По-разному. Иногда хватает ледяного душа… Иногда нет. Проточная вода – отличный нейтрализатор.

– А куда ты сейчас все это дел? – осторожно спросил парень.

Ленне замер. Он помнил, что живой объект все-таки нащупал, но что это было, понятия не имел.

Нехотя разорвав объятье, он выглянул в коридор, ожидая увидеть труп. И увидел, только не человеческий: здоровенное растение, похожее на куст, полностью обуглилось, горшок треснул, а стена, возле которой оно стояло, до самого потолка покрылась копотью.

– Это нам припомнят.

– Если смогут, – Ленне указал на камеру в углу – та треснула и покосилась. – Смотря когда она вырубилась. Но лучше отсюда убраться.

Они вышли в коридор, и парня повело в сторону. Ленне взял его за руку, передавая часть своих сил, хотя и сам ощущал себя опустошенным. Почувствовал, что тот собирается возразить и поспешил отвлечь:

– Кстати, мы незнакомы. Я Ленне.

– Кай. Я тебя знаю. Точнее, слышал от одного из наших.

– Да? И что же ты обо мне слышал? – усмехнулся Ленне, прекрасно зная о своей дурной славе. – Какую-нибудь страшилку?

– Вовсе нет, – ответил Кай и совсем тихо добавил: – Иначе я бы не рискнул до тебя дотронуться.

Они спустились в холл, вышли на улицу, и только там Ленне осознал, что до сих пор держит Кая за руку. Слабость давно прошла, а желание разжать пальцы так и не появилось.

– Пойдем кофе выпьем, – предложил он. Радостные эмоции Кая смешались с его собственными.

Ленне никогда не тянуло к парням, Кай оказался исключением – расстаться в тот день они так и не смогли.

Пережитое словно сшило их крепкой нитью. Они чувствовали друг друга даже на расстоянии. Как оказалось, эта связь сохранилась даже после модификации. Ленне не думал, что так будет, он просто выбрал незнакомое место подальше от общежития, но Кай все-равно пришел.

Его приближение он почувствовал сразу, как и эмоции: удивление, узнавание, озадаченность… “Не выходи!” – мысленно попросил он, и Кай замер, затаился в зарослях.

Ленне специально не стал встречаться с подопечными сразу, в первый день. Хотел, чтобы они понервничали. Прошлых наблюдателей они постоянно испытывали на прочность, и Ленне сразу решил выяснить, чего от них ожидать в состоянии стресса.

Подопечных было трое: качок-третьекурсник Лекс, умеющий наводить иллюзии, долговязый пятикурсник-поисковик Джош и похожий на испуганного зайца третьекурсник Мэтт, у которого был самый сильный из всех троих дар – умение убирать воздействие. Впрочем, пользоваться им парень не умел по причине излишней суетливости.

Появление этой троицы Ленне тоже почувствовал на расстоянии – парни попытались пробить его защиту, но не смогли, а потому выбрались на поляну мрачные и злые.

– Это точно он? – спросил качок у Мэтта, указывая на Ленне.

Тот затравленно кивнул.

– Вы о чем? – спросил Ленне.

– Он сказал, что ты раньше работал в зачистке. По-моему, он врет.

Упоминание о том, что хотелось забыть, неприятно кольнуло. Это был давний, короткий и не самый лучший период жизни, о котором знали немногие.

– А с чего он это взял? – спросил Ленне.

Лекс снова зыркнул на Мэтта, и требовательно произнес:

– Ну?

– Просто знаю, – ответил тот.

– И что же ты знаешь? – поинтересовался Ленне.

– Ну-у, – парень замялся, но все-таки рискнул продолжить. – Что ты виноват в том, что случилось со Стивом.

Смелость его слов Ленне оценил. И решил не разочаровывать ожидающих ответа товарищей.

– Раз вы всё знаете, представляться не буду. О вас и ваших проделках я тоже наслышан, поэтому перейдем к главному: мне нет никакой радости с вами нянчиться. Вы мне никто, и выгораживать вас я не буду. Накосячите – пеняйте на себя.

– Да что ты можешь нам сделать? – тут же вскинулся качок и, сжав кулаки, двинулся вперед, решив задавить массой. О его несдержанности Ленне тоже был в курсе.

“Не вмешивайся!” – мысленно произнес он, обращаясь к Каю. В другой ситуации он бы выбрал иные методы, но сейчас стоило закончить встречу как можно скорее, чтобы не подставлять Кая под удар, и Ленне церемониться не стал. Блокировка жизненно важных функций – и качок запаниковал, сломался.

И тут перед глазами вспыхнула картинка: затаившийся в зарослях Кай, и его напряженное, перепуганное лицо крупным планом.

“Кажется, твоему другу не нравится это зрелище. Отпусти Лекса, иначе кое-что не понравится тебе”, – послышался в голове незнакомый голос.

– Только попробуй, и ты труп, – ответил он, глянув на долговязого старшекурсника. Поисковик оказался с сюрпризом.

– Джош, не надо, ты его разозлишь, – вклинился Мэтт, и долговязый снова удивил – шарахнул приятеля взглядом так, что тот на ногах не удержался. Похоже, об истинных способностях этого парня Организация не в курсе.

Понимая, что пора завязывать, Ленне отпустил качка, и все трое наконец-то убрались.

Осталось самое сложное. Чувствуя, как необходимость тяжелым камнем давит на плечи, Ленне произнес:

– Кай, выходи.

И обернулся, чтобы посмотреть ему в лицо. Как будто чувств, которые он улавливал, было недостаточно.

– Что это было? – спросил Кай, подходя ближе… и замер, глядя в глаза. Нахмурился, а потом произнес: – Неважно. Можешь не отвечать. Я не буду спрашивать.

“Что же они с тобой сделали во время модификации?” – подумал Ленне, и от этой мысли ему стало горько. Предполагалось, что Кай всего лишь забудет об Организации и обо всем, что с ней связано. В реальности, как всегда, все оказалось иначе.

– Почему не будешь? – спросил он. – Хочешь сказать, тебе все равно?

– Нет, – Кай покачал головой, – не все равно. Но ты не хочешь отвечать, я же вижу.

– Скорее, не могу.

– Тем более.

“Ну вот и все, – подумал Ленне. – Сейчас он пошлет меня нафиг и уйдет”.

В груди зашевелился уже знакомый колючий ком.

– Да, мне не все равно, – повторил Кай. – Но кое-что можно понять и без объяснений.

– И что же ты понял? – Ленне знал, что все кончено, просто хотел отсрочить неизбежное, хотя бы на чуть-чуть.

– Понял, что вы все вели себя как младенцы в песочнице. Устроили конфликт на ровном месте. Какая разница, у кого что длинней? Вам, как я понимаю, в этой песочнице еще играть и играть. А вы только влезли и сразу давай друг в друга песком швыряться. Глупо.

Ленне растерялся, такого ответа он не ожидал.

– И тебе ничего не показалось странным? – осторожно спросил он.

– Ну почему же? Показалось. Только ваши фокусы меркнут по сравнению с теми глупостями, что вы тут наворотили.

– Хочешь сказать, ты не станешь бежать от меня со всех ног? – напрямик спросил Ленне.

– А ты хочешь, чтобы я сбежал? – тут же насторожился Кай.

– Меня это до чертиков пугает, – неожиданно для себя признался Ленне.

– Значит нас таких двое. – Кай уселся рядом с ним. – Мне тоже все время кажется, что ты сбежишь. Найдешь какой-нибудь повод или просто так. Сегодня мне приснилось, что ты просто исчез. Раз – и всё, как будто тебя никогда и не было. Жуткое ощущение, такая пустота внутри… Ты если в самом деле решишь уйти, предупреди заранее, ладно? Чтобы не так внезапно.

– Я не уйду, – ответил Ленне. В эту минуту он действительно в это верил.

* * *

Этой ночью ему приснился Алекс.

– Красиво он тебя сделал, согласись?

– Пошёл вон из моего сна! – заявил Ленне, но гость никуда не делся.

– Ладно, не кипятись, я к тебе не просто так. В Организации новое крупное дело намечается. Скорей всего, тебя тоже дернут, а потом под шумок и про Кая расспросят. Так что ты там подумай заранее, что говорить будешь.

– Да чего думать-то, я и сейчас могу тебе сказать…

– Стоп, – Алекс мгновенно подобрался. – Мне ничего рассказывать не надо. А то как знать – я перед тобой или кто-то другой, кто мною прикидывается. Да-да, и не надо на меня так смотреть, я знаю как минимум двоих, кто на такое способен. Официально оба мертвы, но я бы за это не поручился, так что держи рот на замке.

– А чего это ты так обо мне беспокоишься? – спросил Ленне, чуя подвох.

– А я не о тебе. Не только ты один с Каем связан.

Ленне усмехнулся.

– Так шеф копает все-таки под тебя, – догадался он.

– Не под меня, и не шеф, и не факт, что вообще кто-то копает, но бдительность проявить нелишне. У нас в конторе, сам знаешь, любят собирать компромат.

Утром, проснувшись, Ленне удивился странном сну, после чего благополучно о нем забыл.

Спустя две недели шеф прислал ему вызов.

Глава 6. Кай. Вопросы

Кай и сам удивлялся своему нежеланию расспрашивать Ленне. Какая-то часть его разума хотела знать, что же на самом деле произошло там, у ангара. Другой части, более здравой и авторитетной, было на это наплевать. Больше Ленне с теми парнями не встречался, а потом началась учеба, которая окончательно вытеснила мысли о странной встрече.

Как-то вечером, когда они ложились спать, Ленне сообщил Каю, что утром уезжает. “Вернусь поздно вечером или следующим утром. Не теряй”. И снова Кай не стал ничего спрашивать, молча кивнул, чувствуя, что вопросы будут лишними. Впрочем, той ночью им было не до разговоров. Уснули они только под утро, а когда Кай вновь открыл глаза, Ленне рядом не было.

Идти на лекции не хотелось, как и вставать. Кай перелег на подушку Ленне, закутался в одеяло и решил спать дальше, но сон пропал, испарился от роящихся в голове мыслей.

Вздохнув, Кай встал, умылся, собрался и, сжевав подсохший сэндвич, отправился на занятия.

Идея оказалась провальной – слова преподавателя не желали задерживаться в голове, в открытой тетрадке не появилось ни строчки. Мысли скакали с одного на другое. Вначале, глядя на испещренную формулами доску, Кай пытался понять, как его занесло в технический вуз. Что он вообще тут забыл?

Затем мысли переключились на Ленне: где он? как он? что делает? он же точно вернется? Кай бездумно чиркал в тетрадке, пытаясь успокоиться… А когда лекция закончилась, и он собрался закрыть тетрадь, то с удивлением обнаружил среди хаоса пересеченных линий несколько вполне внятных изображений: иллюминатор, в котором виднелась часть крыла, какое-то офисное здание с крыльцом, и коридор, пустой и длинный, словно уходящий в бесконечность.

Это показалось Каю интересным, и на следующей лекции он продолжил свое занятие. К предыдущим рисункам прибавилось изображение человека в кафе. В окне за его спиной – автобус, на столе – чашка и тарелка с какой-то штуковиной. Художником Кай не был – лежащее на тарелке напоминало собачью какашку. Усмехнувшись, он пририсовал ей глаза. Рисунок из тоскливого сразу стал дурацким, и это Кая вполне устроило.

Затем, повинуясь импульсу, он перевернул страницу и нарисовал прямоугольник. Внутри – прямоугольник поменьше, а в нем портрет какой-то тетки в очках. Ее осуждающий взгляд Каю не понравился, и он зачиркал ее, превратив в черное пятно. Пятно не понравилось еще больше, и он захлопнул тетрадь, решив, на этом закончить. Остаток лекции он добросовестно пытался слушать преподавателя, понял, что это бессмысленно, и окончательно заскучал.

Идя в столовую один, Кай чувствовал себя странно – он уже успел привыкнуть к компании Ленне, и происходящее сейчас казалось ему неправильным. Свободных столиков не было, и он подсел к одногруппникам. Впрочем, те уже доедали, и вскоре он остался один, чему мог только порадоваться.

Вскоре он почувствовал чей-то взгляд. Оглянулся – и обнаружил в паре столиков от себя того самого суетливого парня, которого видел у ангара. Парень сосредоточенно жевал, уставясь в свою тарелку. Почувствовав, что на него смотрят, поднял голову, и Кай понял, что нажил себе врага.

Он отвернулся, возвращаясь к своим котлетам, и обнаружил, что к нему движется еще один герой “чудесной троицы”. “Забавно, – подумал он, – стоило Ленне исчезнуть, как тут же и началось”. Интересно, что ему нужно?

– Привет, ты ведь Кай? – произнес долговязый, усаживаясь напротив.

– Да, а что?

– Я видел тебя у ангара.

– Какое совпадение, я тоже тебя видел, – Кай улыбнулся. Ссорой не пахло, вид у парня был вполне дружелюбный.

– Наверное, Ленне рассказал тебе, что к чему.

– Не особо.

На лице долговязого мелькнуло удивление.

– Могу объяснить, если хочешь. Но я сейчас не по этому поводу.

– А по какому?

На секунду Каю показалось, что Ленне никуда не исчезал, а просто сделал вид, что уехал, а сам, затаившись, наблюдает за происходящим. Но он знал, что это не так, чувствовал, что его нет рядом.

– Кстати, забыл представиться – Джош. Я капитан баскетбольной команды нашей академии. Насколько я знаю, ты раньше играл. Может, присоединишься?

“Как интересно”, – подумал Кай. И ответил:

– Может быть.

– Хорошо, – Джош встал, собираясь уходить, – если что, тренировки по средам и пятницам и субботам в восемь вечера в спортзале. А насчет объяснений – я серьезно. Если что, ты знаешь, где меня найти.

Проводив его взглядом до дверей, Кай доел остывший обед, гадая, когда же появится третий. На занятия идти не хотелось, и он отправился прогуляться. Потом заглянул в кафе, купил яблочный пирог и вернулся в общежитие, ждать Ленне.

Третий “герой” на горизонте так и не появился, и это Кая совсем не расстроило.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.