книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Лана Рок

Лиза и Гарри в Закартинье – 2

Гипсовый дворик


– Гарри, пожалуйста, помоги мне, я не умею плавать!

– Что тут уметь? – сплёвывая попавшую ему в рот воду, откликнулся Гарри: Это же не река, а какой-то лягушатник!

– Тебе легко говорить, – возразила Лиза, беспомощно барахтаясь в воде и пытаясь одной рукой ухватиться за скользкий край белой плитки, которой были отделаны стены бассейна. – А, на мой взгляд, этот водоём немаленький! К тому же, у меня за плечами рюкзак.

– Ладно, не обижайся, – примирительным тоном сказал Гарри и помог девочке выбраться из воды. – Ты лучше скажи, Лиза, куда мы попали?

Дети присели на бортик бассейна.

– Если бы я знала! – вздохнула Лиза, встряхнув мокрыми волосами. – Помню, ты с разбега влетел внутрь картины, которую несли два бобра. За тобой по инерции туда же влетела я.

– Ну и дела! – присвистнул Гарри. – В “Сказочном домике в лесу” я хоть знал, как можно вернуться назад. Но мы сейчас точно не на этой планете.

– И, к сожалению, не в Бертли, – заметила Лиза, разглядывая место, где они оказались.

Это был двор, который напоминал собой маленькую, но хорошо укреплённую крепость. Ведь со всех сторон его окружали помещения с толстыми кирпичными стенами. Видимо, когда-то они имели насыщенный терракотовый цвет. Но под действием солнца и времени стены потускнели и приобрели коричнево-оранжевый оттенок. Также в отдельных местах на кирпичах вытянутой формы появились трещины и сколы. Тем не менее, эти небольшие повреждения не портили внешний вид стен, а скорее придавали им очарование древности.

Одна из стен была оформлена тремя арками, которые соединялись друг с другом. Арки были отделаны гипсом и разукрашены лучами солнца. Над ними, под крышей, находились глубокие арочные окна. Отчасти эти маленькие окошки напоминали собой бойницы.

Напротив расположилась открытая галерея. Она шла вдоль всего фасада здания и была оформлена аркадами – одинаковыми арками, которые занимали половину верхней части галереи и были украшены ажурной резьбой по гипсовой штукатурке. Аркады опирались на тонкие белые колонны. Внутрь здания, вдоль которого расположилась открытая галерея, вели две арки. По краям они опирались на стены и соединялись друг с другом колонной. Над арками располагались два оконца, украшенные ажурным узором.

Милый, уютный, тихий двор. Посередине него находился прямоугольный бассейн. А ещё во дворе росли розы. Их душистый аромат невольно напомнил Лизе о Бертли. Она немного загрустила при мысли, что им с Гарри не удалось попасть в Большой мир, как во вселенной Закартинье называли планету Земля. А ведь они были так близки к этому!

И вдруг друзья вздрогнули, услышав откуда-то сверху чей-то грозный окрик:

– Эй, голодранцы, как вы посмели зайти в Гипсовый дворик?

Дружно задрав головы, дети увидели некоего смуглолицего человека в окне кирпичного трёхэтажного здания. Оно находилось напротив торцевой части бассейна. С двух сторон к этому помещению примыкали ещё два здания: то, что было оформлено тремя арками, и то, где располагалась галерея с аркадами. Человек смотрел на детей суровым взглядом. На голове у незнакомца была широкополая чёрная шляпа. Из-под шляпы выбивались пряди густых, чёрных, но посеребрённых сединой волос. Одет он был тоже во что-то чёрное. Из-за тёмного цвета лица и чёрной одежды человек выглядел не только недружелюбно, но даже довольно устрашающе.

Быстро вскочив на ноги, Гарри заслонил собой Лизу и ответил:

– Во-первых, сэр, доброе утро! А, во-вторых, кто вам дал право оскорблять незнакомых людей, называя нас голодранцами?

– Ах ты, паршивец! Кто позволил тебе открывать рот в присутствии гвардадамаса инфанты Испанской?! – изумился человек в чёрной шляпе.

– Кого-кого? – не понял Гарри.

– Я личный охранник инфанты Испанской! – сказал высокомерно мужчина. – Подойдите сюда! – и повелительным жестом указал на место под окном, у которого он стоял.

– Ещё чего! – возмутился Гарри. – Не знаю я никакой инфанты и никуда не пойду!

– Инфанта – это испанская принцесса, – подсказала ему Лиза.

– А мне какое до этого дело? – парировал Гарри и засунул руки в карманы брюк.

– Ты не знаешь инфанту Испанскую?! – человек в шляпе оказался настолько потрясён, что был вынужден расстегнуть верхнюю пуговицу своего платья и часто-часто задышал. Потом, подняв глаза к небу, мужчина что-то быстро забормотал про себя.

Как предположила Лиза, незнакомец читал молитву. Толкнув Гарри в бок, она шепнула:

– Не спорь, Гарри, с этим человеком. Разве ты не понял, что мы попали на какую-то другую картину-планету? Насколько я понимаю, мы сейчас в средневековой Испании.

– Ух ты?! – восхитился Гарри. – Неужели я увижу настоящих рыцарей?

– Всё зависит от того, в каком веке мы сейчас находимся, – рассудительно сказала Лиза. – И вообще, ты не о том думаешь, Гарри. Средневековье – это не только рыцари, но также инквизиция, чума и прочие малоприятные вещи.

– Какая же ты, Лиза, трусиха! – рассмеялся Гарри. – От инквизиторов мы можем запросто убежать. А чтоб не заразиться чумой, нужно чаще мыть руки с мылом, вот и всё!

– Какой ты умник, Гарри! – в тон своему другу ответила Лиза. – От инквизиции ещё никому не удавалось сбежать. И потом, одного мытья рук с мылом недостаточно, чтоб не заболеть. Понятно тебе?

– Эй вы, голодранцы! – прозвучал гневный голос. – Я кому сказал? Быстро идите ко мне!

– Побежали, Лиза? – Гарри взял девочку за руку. – Не бойся, этот мавр нас не догонит.

– Как ты, бродяга, посмел назвать мавром дона Диего де Аскона?! – неожиданно раздался над ухом Гарри картавый мужской голос.

В следующую секунду говоривший схватил Гарри за шиворот. Но Лиза, которую мужчина опрометчиво не принял во внимание, не растерялась и укусила его за другую руку. Человек в потёртом кожаном переднике закричал от боли и отпустил мальчика. От радости Гарри хлопнул девочку по плечу:

– Молодец, Лиза!

Однако мужчина опять протянул к Гарри свои, перепачканные землёй руки. Взявшись за руки, дети попятились назад. Хоть у незнакомца не было никакого оружия, зато из кармана его передника торчали большие садовые ножницы. А в данной ситуации это почти оружие.

Увидев их испуганные глаза, мужчина злорадно оскалился. Но, сделав шаг, он вдруг упал на землю. Человеку в переднике не повезло. Обутый в сандалии на верёвочной подошве, он споткнулся из-за длинной ленты, которой были перевязаны щиколотки. На этих лентах держались самодельные сандалии. А одна лента взяла и развязалась. Гарри и Лиза не стали ждать, пока человек в переднике придёт в себя, и выбежали со двора. Вслед им раздался свирепый голос:

– Хорхе, где стража? Пусть гвардейцы короля поймают мне мальчишку и девчонку!

– Слушаюсь, дон Диего де Аскона!

Тем временем дети забежали в некое помещение. Оно находилось напротив здания, из которого на них кричал человек в шляпе. Туда со двора вёл широкий вход. Он был сделан в виде каменной, роскошно оформленной арки. Не глядя по сторонам, ребята перебежали через зал, который имел сквозной выход, и очутились в просторном дворе. Но тут они были видны, как на ладони. Поэтому Лиза с Гарри не стали задерживаться во дворе и, перебегая через какие-то переходы с арками, длинные коридоры и залы, они оказались в саду.

Прекрасный сад, в котором росли апельсиновые деревья, жасмин и розы, кружил голову своими ароматами. Но не только. Сад был наполнен пением птиц, тихими всплесками воды в бассейнах, в которых резвились маленькие и более крупные рыбы, журчанием фонтанов и шелестом листвы. Вдоль аккуратных дорожек сада были установлены скульптуры. А в его центре стояла великолепная беседка, построенная из мрамора. Перед беседкой неспешно гуляли павлины. Одним словом, это был рай на земле!

Но беглецам, которые со скоростью лани бежали по тропинкам, было не до созерцания красоты. Пригнув головы, Гарри и Лиза мчались мимо подстриженных кустов и деревьев. Однако другого выхода у них не было. Ведь, судя по тяжёлому топоту ног, обрывкам фраз, за ними бежали сразу несколько человек. И эти люди были настроены весьма воинственно. К счастью, в необычном месте, где оказались ребята, один сад плавно перетекал в другой. А в этих садах было так много тропинок, что детям удалось запутать своих преследователей и оторваться от погони.

Увидев впереди какое-то высокое величественное здание, ребята решили попробовать в нём спрятаться. С трудом переводя дыхание, беглецы забежали внутрь.

Это был небольшой зал квадратной формы с фонтаном в виде маленькой круглой чаши в центре. Потолок в помещении был очень высоким и сделан в виде углубления из резного дерева. Под самым потолком расположились маленькие ажурные арочные окна. Справа от арки, которая служила сквозным входом в помещение, на возвышении стоял каменный трон. Он был украшен резьбой. К трону вели три кирпичные ступени. По диагонали от трона находилась деревянная стойка, похожая на кафедру для выступлений. Пол был выложен цветной плиткой в виде мозаики. А в стенах сделаны углубления, или – ниши.

В этих углублениях неподвижно стояли люди: по одному человеку в каждой нише. Увидев людей, Лиза испуганно вздрогнула и остановилась. Однако Гарри, который пробежал по инерции на несколько шагов вперёд и находился теперь рядом с одной из ниш, рассмеялся.

– Правда, они, как живые?

– Почему – «как живые»? – не поняла Лиза, стоя на пороге помещения.

– Потому что это не настоящие люди, а скульптуры, – пояснил Гарри и восхищённо сказал: Кажется, Лиза, мы с тобой попали в королевский дворец?

Скульптуры в нишах действительно выглядели, как живые люди. Они были вырезаны из дерева, одеты в свободные одежды, а на головах у них были приклеены волосы. Возможно, это были изображения святых. Во всяком случае, одна из фигур держала в руках крест. А у фигуры в соседней нише был чуть приоткрыт рот, в котором можно было разглядеть зубы. Лиза с облегчением перевела дух, огляделась вокруг себя и вдруг воскликнула:

– Гарри, а ведь мы в этом зале уже были!

– Точно! – присвистнул Гарри. – Если выйти через тот выход, – он кивнул головой на арку, – то мы опять окажемся во дворе с лягушатником.

Неожиданно раздался какой-то шорох. Гарри тут же бросился к Лизе и заслонил её собой. Занятые своими впечатлениями, дети забыли, что им нужно искать себе укрытие. Однако, к их огромному удивлению, вместо вооружённых до зубов гвардейцев они увидели перед собой карлицу. Она была примерно одного роста с Лизой. Её нельзя было назвать красивой и даже хоть немного привлекательной. Низкий лоб, широко расставленные глаза, тяжёлый подбородок не оставили карлице никаких шансов вызывать приязнь у окружающих. Ведь, к сожалению, нередко случается, что нехорошие, но красивые люди пользуются в обществе гораздо большим расположением, чем те, кого бог обделил красотой. Это был тот самый случай.

Увидев её печальный взгляд, Лиза захотела хоть чем-то порадовать карлицу. Она вышла из-за спины Гарри и сделала реверанс. На одутловатом и как будто бы чем-то недовольном лице карлицы появилось какое-то подобие улыбки. Дети улыбнулись ей в ответ. Внезапно снаружи раздался шум. Подобрав кончиками пальцев своё пышное тёмно-зелёное платье, отделанное по низу серой лентой, карлица на удивление проворно подошла к трону и села. Не сказав детям ни слова, она махнула рукой, в которой держала веер, назад. Недоумевая, как они вдвоём смогут спрятаться за троном, Гарри и Лиза всё же подчинились карлице.

Каково же было удивление детей, когда они обнаружили небольшой лаз в задней части трона! Гарри первым пролез под сидение каменного трона и помог пролезть Лизе. Тогда мальчик подумал, что под троном может находиться люк. Просто карлица им не успела об этом рассказать. Гарри начал в темноте шарить руками по полу. Скоро он почувствовал под руками какую-то неровность. Действительно, под троном оказался люк. Его крышка была выложена такими же плитками, как и пол. Гарри хотел приподнять крышку люка, как в зале послышались чьи-то шаги и раздался уже знакомый им мужской картавый голос. Ребята замерли на месте.

– Эй, Барбола, ты чего уселась на трон?

– Какое тебе дело, Хорхе? – неожиданно громко ответила карлица. – Захотелось мне вдруг посидеть, вот я и сижу!

– Ты бы ещё догадалась сесть на трон в Тронном зале, глупая карлица! – залился смехом Хорхе. – Ой, умора!

– Мне и в Зале правосудия неплохо, – всё тем же громким голосом сказала карлица.

– А если я расскажу Его Величеству, что ты, глупая, сидела на троне? – угрожающим тоном произнёс Хорхе. – Король тебе голову оторвёт! Ведь это место верховного судьи!

– Кто же тебя, простого садовника, подпустит к Его Величеству? – Барбола расхохоталась.

Догадавшись, что карлица специально говорит так громко, Лиза толкнула в бок Гарри, чтобы он поскорее открыл люк. Гарри осторожно потянул крышку люка на себя и заглянул вовнутрь. Под люком находилась винтовая чёрная лестница. Отодвинув крышку, Гарри пропустил Лизу в укрытие. Убедившись, что девочка в безопасности, он сел на край рамы люка, собираясь проделать то же самое. Но перед тем, как спуститься, Гарри прислушался к разговору в зале.

– Что за ерунду вы, двое глупцов, несёте? – прозвучал чей-то грубый голос. – Ты мне лучше скажи, Барбола, через Зал правосудия двое странно одетых детей не пробегали?

– С тех пор, как королевский двор прибыл из Мадрида в Севилью, я никаких других детей в алькасаре не видела, кроме инфанты Маргариты Терезы Марии Испанской! – заявила ему вызывающим тоном Барбола и опять громко рассмеялась.

– Чёрт, куда же они подевались? – с досадой произнёс обладатель грубого голоса.

– А ты уверен, что они вообще были? – Барбола явно насмехалась над преследователями Гарри и Лизы. – Подумай сам, Санчо, откуда в алькасаре могут взяться какие-то дети? Ведь сюда даже мышь не проскочит без разрешения капитана гвардейцев Его Величества!

Карлица расхохоталась, сняла туфли и принялась стучать друг о друга каблуками.

– Он прикажет повесить меня на воротах алькасара, если эти чёртовы дети не найдутся, – пробормотал себе под нос человек по имени Санчо, а затем крикнул: Эй вы, бездельники, что встали? Обыщите всю территорию дворца! Беглецы не могли никуда исчезнуть.

При этих словах карлица захлопала в ладоши. А Гарри воспользовался шумом, чтобы тихо закрыть крышку люка над своей головой. Спустившись по лестнице, он очутился в тоннеле.

– Как ты думаешь, Гарри, – шёпотом спросила Лиза, – стража не станет нас здесь искать?

– Вряд ли, – ответил Гарри. – Они пытались расспросить карлицу, но Барбола им сказала, что она никаких детей в алькасаре не видела. Кстати, Лиза, ты знаешь, что такое алькасар?

– Так называются королевские дворцы в Испании, которые были построены ещё арабами в 8-12 веках. Эти дворцы строились по типу укреплённой крепости.

– Из крепости мы вряд ли сможем выбраться, – заметил Гарри. – У нас один выход – идти по тоннелю. Он должен вывести нас за пределы крепости, или даже за пределы Севильи.

– Откуда тебе известно, что мы находимся в Севилье? – с любопытством спросила Лиза.

– Услышал от Барболы, – пояснил Гарри. – Она классно поиздевалась над гвардейцами!

– Но как нам теперь попасть на нашу планету? – задумчиво произнесла Лиза.

– Сейчас главное – уйти от погони, – решительно заявил Гарри. – А там видно будет!

В лабиринтах дворца


Взявшись за руки, дети двинулись в дорогу. Однако, пройдя некоторую часть пути, Гарри и Лиза поняли, что это не тоннель, а лабиринт. Ведь длинный коридор с отполированными белыми стенами и потолком вдруг упёрся во внушительную двустворчатую кованую дверь. Гарри потянул за металлическое кольцо. Дверь натужно заскрипела. Возможно, её нечасто открывали. Тем не менее она поддалась, и они оказались в помещении квадратной формы.

В центре этой комнаты стоял маленький кирпичный домик с арочным входом. Домик был настолько мал, что скорее напоминал конуру для большой собаки. От неожиданности дети замерли на пороге. Что, если в этом домике действительно находится какая-нибудь злая собака? И вдруг они услышали тихое журчание воды. Подойдя поближе к домику, Лиза и Гарри поняли, что перед ними фонтан. Вода тонкой струйкой бежала из-под арки. Ощутив внезапно чувство сильной жажды, беглецы поочерёдно подставили под струю ладошки и выпили воды. Она оказалась довольно холодной, с привкусом металла. Но дети, которые в последний раз пили чай в домике у крота Уэйна, выпили её с удовольствием.

Вода придала детям силы. Они огляделись и обнаружили, что помещение имеет четыре двери: по одной в каждой стене. В первую – двустворчатую кованую дверь, Гарри и Лиза вошли. Другая – тоже кованая дверь с павлинами, находилась в противоположной стороне. Наконец, ещё две, но уже деревянные двери, были расположены друг против друга в двух оставшихся стенах. На одной двери в её верхней части была вырезана лодка под парусом. На другой двери изображения отсутствовали. Зато на ней были накладные кованые петли в виде виноградных листьев. Заглянув в каждую дверь, дети не заметили особой разницы: за каждой из них находился длинный, с виду бесконечный проход. Пожалуй, единственное, что их объединяло, – это леденящий кровь скрип, который они издавали при открывании.

Между тем для беглецов выход из лабиринта был вопросом жизни и смерти. Наверняка этот лабиринт построили ещё в давние-давние времена на случай угрозы для жизни членов царствующей семьи. Очевидно поэтому стража, которую отправил на поиски детей человек по имени дон Диего де Аскона, не знала о его существовании.

Однако о подземном лабиринте знала карлица. По-видимому, она не только развлекала короля, королеву и принцессу, но пользовалась их расположением. В свою очередь, двое незнакомых детей вызвали у Барболы доверие. Возможно потому, что они не пытались её обидеть, не смеялись над ней. Наверное, она была очень тронута вниманием со стороны Лизы. Девочка сделала реверанс перед ней – карлицей, которую никто из придворных не воспринимал всерьёз. Поэтому Мария Барбола, так звучало полное имя карлицы при дворе испанского короля Филиппа IV, захотела помочь детям.

К сожалению, у карлицы не было времени и возможности объяснить беглецам, как выйти из лабиринта. Ещё раз оглядев помещение, Гарри предложил Лизе продолжить путь через деревянную дверь с коваными петлями в виде листьев винограда. Почему-то она внушила ему больше доверия, и мальчик решил довериться своей интуиции.

Старинная деревянная дверь издала уже знакомый, но от этого не менее страшный скрип, когда Гарри изо всех сил налёг на дверное полотно плечом. Лиза вынула из рюкзака монету достоинством в один пенс. Девочке подарил её мистер Деррик с пожеланием счастья. Она крепко зажала монету в руке. Хорошо ещё, Гарри знал, что для того, чтоб не заблудиться в лабиринте, нужно следовать правилу одной руки. Дети решили держаться правой стороны перехода. При этом Гарри ни на секунду не отрывал руки от стены. Ведь лабиринт тем и опасен, что он только с виду кажется простым. Но любая ошибка может стоить жизни.

Таким образом они дошли до следующей двери. Это была комбинированная, высокая и очень широкая дверь с железным каркасом и полотном из матового узорчатого стекла. На самом верху у неё были выгравированы какие-то непонятные закорючки. Лиза объяснила, что это надпись, сделанная на арабском языке. Но что больше всего поразило детей: перед дверью была навалена куча больших и маленьких камней. Лизе пришлось сменить Гарри на посту. Теперь она держалась правой рукой за стену. А Гарри попробовал один большой камень отодвинуть в сторону. Но он не сдвинулся даже на сантиметр, словно был приклеен к полу. Гарри предпринял ещё несколько попыток. Все они оказались безуспешными.

– Давай, Гарри, вернёмся назад, – предложила Лиза, – и поищем выход через другую дверь в комнате с фонтаном?

– Вернуться мы всегда успеем, – возразил Гарри. – Нужно попробовать открыть эту дверь.

Он залез на камни и попытался выбить стеклянное полотно небольшим камнем. Стекло оказалось очень толстым. Оно не только не разбилось, но на нём даже не появилось какой-либо мелкой трещины. Тем временем Лизе пришла в голову очередная идея, и она сказала:

– Может, надпись на двери – это зашифрованное послание тем, кто оказался в лабиринте?

– Ты знаешь арабский язык? – тонко усмехнувшись, иронично поинтересовался Гарри.

К сожалению, арабским языком Лиза не владела. И вдруг случилось чудо. К тому моменту Гарри уже не стоял на камнях, а сидя бил по стеклу мелким камнем с заострённым концом. Для большего удобства он держался одной рукой за дверную ручку. Когда в очередной раз Гарри отвёл руку назад, чтоб размахнуться и ударить по стеклу, дверное полотно внезапно стало сдвигаться в сторону. Гарри спрыгнул на пол. Как заворожённые, дети смотрели на стеклянное полотно, которое исчезало внутри железного каркаса, постепенно углубляясь в стену. Дверь оказалась с сюрпризом.

Конечно, есть много видов раздвижных дверей. Но в лабиринте раздвижным оказалось только стеклянное полотно. А для того, чтобы полотно начало сдвигаться в сторону, нужно было нажать на железную кнопку. Она находилась под дверной ручкой. Очевидно, Гарри случайно нажал на эту кнопку, когда отведя свою руку назад, покрепче ухватился за ручку двери. Обрадованный Гарри опять залез на камни, чтобы спрыгнуть на ту сторону и помочь спуститься Лизе. Но оказалось, что за дверью также были навалены камни. Поэтому Лиза сама легко поднялась и спустилась. Между тем Гарри не забывал о правиле одной руки. Поэтому, оказавшись по ту сторону двери, он в первую очередь опять взялся правой рукой за стену. А Лиза, обнаружив с обратной стороны двери кнопку под ручкой, нажала на неё. Стеклянное полотно вновь заняло прежнее место. Гарри весело сказал:

– Мы смогли это сделать!

– Похоже, строители лабиринта хотели нас запутать? – со смехом предположила Лиза.

– Посмотрим, кто кого? – с азартом ответил Гарри.

Развернувшись, дети обнаружили перед собой невысокую стену из красного кирпича. Она была построена поперёк прохода и выглядела, как забор высотой полтора метра. Но между ограждением и левой стороной прохода был зазор – шириной примерно 60 сантиметров. Ребята зашли за ограждение и увидели на расстоянии 60 сантиметров следующую стену. Она отличалась от первой стены тем, что у неё зазор находился с правой стороны. Тогда у Гарри появилось предположение, что эта часть лабиринта сделана в форме зигзага. Он не ошибся. Ради интереса Гарри с Лизой стали считать стены, которые они обходили на пути к своей цели – выходу из лабиринта. А проход, сделанный в форме зигзага, не заканчивался.

Уставшие дети уже шли, не поднимая головы. Очень хотелось пить и есть. Тем не менее Гарри продолжал монотонно бубнить себе под нос:

– Семьдесят шестая стена. Семьдесят седьмая…

Но вдруг Лиза его прервала:

– Что за шум, Гарри? – спросила она, и сама же ответила на свой вопрос: Это вода!

Гарри удивлённо вскинул голову. Проход, сделанный в форме зигзага, закончился, и дети оказались в одном любопытном помещении. Это был зал овальной формы со сводчатым потолком, с нишами в стенах и аркой напротив того места, где остановились Гарри и Лиза. Что было интересно, ниши располагались практически вплотную друг к другу. И, что ещё интереснее, в каждой нише находилась вырезанная из чёрного базальта голова того или иного животного. Там были головы льва, тигра, рыси, дикой козы, медведя, лисицы, волка, кабана и других зверей. Из их раскрытой пасти весёлой звонкой струйкой стекала вода на гладкие камни, которыми был выложен пол под фонтаном. Точнее, в этой комнате было два фонтана. Они занимали собой стены по обе стороны от арки.

Гарри с Лизой с радостью подставили свои ладони, сложенные лодочкой, под струю воды. Когда они утолили чувство жажды, Гарри с сожалением заметил:

– Вода – это хорошо! Но я не отказался бы сейчас от корочки чёрствого хлеба.

– Как я могла забыть? – всплеснула руками Лиза. – Добрый старина Уэйн дал нам в дорогу тосты с козьим сыром, – и с этими словами она вынула из рюкзака корзинку с тостами.

Беглецы сели на каменный бордюр у фонтана по левую сторону от арки. Хотя, памятуя о правиле одной руки, Гарри предлагал девочке перейти на правую сторону. Но Лизе очень понравилась величественная голова льва, из пасти которого они пили воду. Ей захотелось быть поближе к этому фонтану. Конечно, Гарри пошёл навстречу своей подружке.

– Ничего вкуснее я в жизни не ел! – откусив кусочек немного подсохшего тоста, воскликнул Гарри и сам себе пообещал: Когда мы вернёмся в Бертли, я больше не буду отказываться от блюд, которые готовит миссис Олдридж.

– Ешь, пожалуйста, – придвигая корзинку к Гарри, сказала Лиза. – Я уже поела.

На самом деле Лиза проголодалась не меньше Гарри. Но она помнила, что он приложил немало усилий, когда пытался выбить стекло в двери с сюрпризом. Конечно, Гарри устал и, по мнению Лизы, такое распределение пищи было справедливым. И если бы о её поступке узнала вдруг гувернантка мисс Джонс, то не исключено, что она сказала бы, что мисс Трейси поступила, как истинная леди. Но ни мисс Джонс, ни родители Лизы и даже миссис Хопкинс не подозревали, куда занесла судьба маленькую искательницу приключений. Хорошо ещё, Лиза Трейси была не одна в её невероятном путешествии во вселенной Закартинье. Ведь, как многие девочки, она быстро забывала какие-то важные вещи. Именно поэтому, когда они вышли из овальной комнаты с фонтанами, Лиза хотела повернуть налево. Теперь дети оказались в квадратном зале с двумя выходами. Лиза сделала шаг влево просто потому, что этот выход находился к ним ближе. Однако Гарри потянул девочку за руку со словами:

– Не забывай, Лиза, про правило одной руки!

– Как ты думаешь, Гарри, – спросила Лиза, – мы сможем выбраться из этого лабиринта?

– Даже не сомневайся! – уверенно заявил Гарри. – Из любого лабиринта есть выход. Штука в том, сколько времени мы будем его искать? Один день, или один год?

– Что?! – большие голубые глаза Лизы стали похожи на два блюдца.

– Ты что, шуток не понимаешь? – рассмеялся Гарри и пообещал: К утру мы отсюда выйдем!

Лиза успокоилась. Потому что Гарри она доверяла не меньше, чем самой себе. И если он сказал, что до утра они выйдут из лабиринта, значит, так оно и будет!

Они вновь оказались в длинном переходе. Однако, в отличие от предыдущих переходов, он местами поворачивал то налево, то направо. Идти по нему, конечно, было интереснее. Но Гарри, чтоб не заблудиться, постоянно держался правой рукой за стену.

Вдруг впереди показалась арка. Точнее, это были две арки, сделанные в виде подковы, которые в месте их соединения опирались на колонну. А поскольку такие же арки дети уже видели в Гипсовом дворике, неудивительно, что они обрадовались, вообразив, что выход на поверхность земли близко. Гарри с Лизой убыстрили шаг и вскоре оказались в очень красивом просторном зале. Подобно комнате с фонтанами, он имел овальную форму.

Стены этого помещения были украшены фресками с изображением цветов, кустарников и деревьев. На ветках деревьев сидели птицы с ярким оперением, по тропинкам гуляли павлины, в пруду плавали лебеди. По-видимому, фрески изображали сад, и даже точнее райский сад. Его изображение занимало полностью все стены. В разных уголках этого сада можно было увидеть фонтаны причудливой формы. В центре нарисована большая белая беседка. Вход в беседку был изображён в виде арки.

Сочность и разнообразие красок на фресках вызывали восхищение. Видимо, поэтому сад выглядел, как настоящий. К тому же в середине зала находился фонтан в форме небольшой круглой чаши. Точно такой же фонтан Лиза и Гарри видели в Зале правосудия. Его тихое журчание удивительным образом гармонировало с фресками.

– Как красиво! – воскликнула Лиза. – Жаль, что такая красота спрятана под землёй.

Но Гарри девочку не поддержал. Он стоял, держась правой рукой за стену, и удивлённо смотрел по сторонам. Такое впечатление, как будто он что-то ищет глазами. Но что можно надеяться найти в помещении, которое они видят впервые в жизни?

– Что случилось? – в голосе Лизы прозвучал упрёк и даже некоторое разочарование. Ведь ей, как всякой девочке, хотелось немедленно поделиться с кем-нибудь своими эмоциями.

– Я не вижу здесь выхода, – лаконично ответил Гарри.

Лиза огляделась вокруг себя. Действительно, все стены комнаты были полностью заняты фресками. В зале был только один выход – тот, через который они попали в это помещение.

– Это что – тупик? – растерялась Лиза. – Значит, теперь нам придётся вернуться назад?

– Не верю! – решительно сказал Гарри и скомандовал: Замени меня, Лиза, я поищу выход. Он должен быть! Лабиринт глухими стенами не заканчивается.

Ребята поменялись местами. Гарри медленно двинулся вдоль стен, пытаясь узнать секрет зала с изображением райского сада. В некоторых местах он останавливался, внимательно вглядывался в фрески, а иногда простукивал кулаком стены. Идеально ровный овал зала и его чудесные фрески стали вызывать у Лизы чувство возмущения. То, что ещё недавно в её глазах выглядело прекрасным, теперь смотрелось иначе. Лиза начала думать, что им нужно вернуться в ту комнату, где были четыре двери, и попробовать поискать другой выход из лабиринта. Внезапно её размышления прервал ликующий возглас Гарри:

– Я нашёл выход!

– Мы спасены! – вскричала Лиза и уже хотела бежать к Гарри, но он её остановил:

– Правило одной руки, Лиза! Это очень коварный лабиринт. Здесь легко заблудиться.

Пока Лиза шла, держась правой рукой за стену, Гарри рассказывал, как он нашёл выход. Ведь Лиза в это время была занята своими мыслями и не смотрела по сторонам. А если она и смотрела, всё равно мало что замечала. Между тем Гарри, обойдя полностью зал, вновь вернулся к фреске с изображением беседки. Во-первых, она находилась напротив арки. Во-вторых, вход в беседку также был изображён в виде арки. Логично было бы предположить, что арка скрывает замаскированный выход из зала. Однако, сколько Гарри ни простукивал кулаком стену в этом месте, звук был такой же, как в других стенах – приглушённый.

Гарри постучал по стене, которая была изображена с левой стороны от входа в беседку. Она выглядела, как ограждение беседки с белыми фигурными перилами. Звук у этой стены был звонким, как если бы за ней находились какие-нибудь пустоты. Гарри надавил на стену посильнее. Как он и предполагал, это был замаскированный выход из зала. Часть стены распахнулась, как будто бы приглашая детей пройти внутрь. Между тем, когда Гарри только рассматривал эту стену, фрески на ней выглядели, как единое целое.

– Какой необычный лабиринт! – восхитилась Лиза. Теперь, когда они нашли выход, этот зал опять казался девочке просто чудесным местом.

– Ты так часто гуляешь по лабиринтам, Лиза, что можешь их сравнивать? – сыронизировал Гарри.

– Каким же ты иногда бываешь противным, Гарри! – с досадой сказала Лиза.

– Это я-то противный?! – нарочито удивлённым тоном произнёс в ответ Гарри. – Да меня в моей школе все называют Красавчик!

Лиза не стала вступать с ним в перепалку, а гордо шагнула в открывшееся пространство. Гарри на минутку задержался, пытаясь сориентироваться, за какую стену нужно держаться, чтоб не нарушить правило одной руки. И вдруг из помещения, куда вошла Лиза, раздался её испуганный крик. Не раздумывая ни секунды, Гарри бросился на помощь.

– Не бойся, Лиза, я с тобой! – крикнул он на бегу.

Богатое воображение Гарри уже рисовало ему, будто на Лизу напало некое чудовище, но он легко его побеждает. Каково же было удивление мальчика, когда он увидел забившуюся в угол Лизу. Девочка с испуганным видом смотрела в противоположный угол, где никого не было! Гарри испытал определённое разочарование. Ведь он приготовился спасать Лизу, а ей просто захотелось покапризничать. Засунув руки в карманы, Гарри с упрёком сказал:

– Ты могла честно признаться, что тебе скучно? Не понимаю, зачем нужно было кричать?

– Мне не скучно, – дрожащим голосом ответила Лиза и протянула руку вперёд. – Опусти свой взгляд ниже. Там кто-то шуршит в углу.

– Здесь кто-то есть? – обрадовался Гарри и сделал шаг вперёд. – Это интересно!

Сначала он не обнаружил ничего подозрительного. Но из угла действительно раздавался какой-то шорох. В следующую секунду Гарри расхохотался. В углу перехода сидела обычная земляная крыса, зажав передними лапками морковку. Мальчик не сразу заметил грызуна, поскольку его грязно-бурая шёрстка слилась по цвету со стенами в этом переходе. Видимо, несмотря на опасность, земляная крыса не смогла побороть свою природную жадность. Поэтому вместо того, чтобы убежать от людей, которые могли её обидеть и даже отнять у неё добычу, она забилась в угол с недовольным видом.

– Какая чудесная крыса! – смеясь, воскликнул Гарри. – Мне нравится её храбрость.

– Что тут смешного? – обиделась Лиза, которая, как всякая девочка, боялась всех грызунов, включая безобидных мышей. Но здесь перед ними была даже не мышь, а земляная крыса!

А Гарри вдруг хлопнул себя по лбу и сказал:

– Как же я сразу не догадался? Пойдём скорее, Лиза, земля уже близко!

– Почему ты так решил? – удивилась Лиза. Тем не менее девочка решилась выйти из угла и сделала шаг вперёд.

– Потому что земляная крыса старается селиться там, где она может чем-то поживиться. А этот хитрец, – кивнул он на грызуна, – стащил где-то морковь. Но морковь сама по себе не растёт. Следовательно…

– Следовательно, земля уже близко! – перебила его Лиза. – Пошли, Гарри! Я хочу скорее выйти, чтоб глотнуть глоток свежего воздуха!

Покачав головой, Гарри двинулся следом за своей подружкой. В отличие от остальной части лабиринта, в этом переходе стены были тёмного серо-бурого оттенка. Поэтому, как ни старались дети, идти быстрее не получалось. Приходилось постоянно смотреть под ноги. К тому же в переходе часто встречались повороты. Но Гарри не боялся заблудиться, так как ни на секунду не забывал о правиле одной руки. Приближение земной поверхности ребята почувствовали по слабому дуновению ветра. Взявшись за руки, Гарри с Лизой побежали. И несмотря на то, что переход стал сужаться, они увидели тусклый свет в конце тоннеля.

Встреча с Овидайо


– Свободу пленникам лабиринта! – радостно воскликнула Лиза, едва они выбрались на поверхность. – Всё самое плохое уже позади!

Теперь, когда они поднялись на землю, ребятам стали понятны две вещи. Во-первых, они узнали, почему тоннель к концу вдруг стал резко сужаться. Это было сделано для того, чтоб лабиринт не привлекал к себе внимания. Вход в него был замаскирован камнями и сухими ветками. Во-вторых, оказалось, на дворе стоит ночь, а тусклый свет, который они увидели, это был свет луны. Гарри первым выбрался из лабиринта, чтобы расчистить путь для Лизы. Но стоило миновать опасности, как он опять начал насмешничать над своей подругой.

– О каких пленниках, Лиза, ты говоришь? Ведь ты добровольно полезла в этот лабиринт, да ещё и меня торопила спуститься вниз. Но, если тебя послушать, можно подумать, будто ты жертва каких-то дворцовых интриг!

– Мы были вынуждены идти через лабиринт, – возразила Лиза. – А теперь я имею полное право радоваться жизни.

– Рано ещё радоваться! – парировал Гарри. – Сначала нам надо решить вопрос с ночлегом.

– Ты – мальчик, вот ты и решай! – заявила Лиза. – А я хочу погулять, подышать воздухом.

– Ты хочешь прогуляться среди ночи? – рассмеялся Гарри, после чего пожал плечами. – Ладно, погуляй. А я посмотрю, как ты прибежишь через пять минут обратно!

– Не прибегу! – задрав подбородок, гордо ответила Лиза и пошла вперёд.

Гарри остался и стал осматривать местность, выбирая место для ночлега. Он нисколько не сомневался, что Лиза уже скоро появится. Девчонки – ужасно трусливый народ. Кстати, Лиза это его мнение о девочках подтвердила, когда испугалась какой-то земляной крысы. Но теперь она хочет показать, будто бы она взрослая и самостоятельная. Стоя на невысоком холме, Гарри огляделся вокруг себя.

В темноте трудно было понять, где они находятся. Наверное, за городом. Кругом холмы, кусты, невысокие деревья, не слышно лая собак или других звуков. Растительности мало, но воздух отличный. После долгого нахождения под землёй это особенно чувствовалось. Гарри даже сам не заметил, как забыл о своём намерении поискать подходящее место для ночлега. Ему хотелось только одного: дышать свежим воздухом и смотреть в ночное небо, усеянное яркими звёздами. Неожиданно в тишине раздался короткий вскрик. Тут не надо было быть магом, чтобы понять, что кричала Лиза. Гарри бросился на звук её голоса.

Но Лиза больше не кричала. Со всех сторон Гарри окружали молчаливые деревья и кусты. Продираясь сквозь кустарники, он шёл напролом в то место, откуда раздался голос Лизы. Однако её нигде не было видно. Сложив ладони рупором, Гарри крикнул: “Лиза?”. В ответ мёртвая тишина. Вдруг сзади кто-то ухватил мальчика за шиворот и поволок. Причём этот “кто-то” вёл себя так, будто он имел дело не с человеком, а с мешком, набитым картошкой.

Гарри лягался, пытался извернуться и укусить своего похитителя за руку, но тот молча тащил его за собой. Хотя при этом незнакомец так тяжело дышал, словно он нёс мальчика на руках. Кроме того, на плече у него висела холщовая сумка, которая то и дело била Гарри по лицу. Самолюбивому мальчику такое положение дел абсолютно не нравилось. В мыслях Гарри строил план мести своему похитителю.

Наконец, неизвестный остановился и отпустил мальчика. Возмущённый до глубины души, Гарри отряхнул свою серую рубашку, к которой прилипли листья и мелкий мусор. Затем он поднял голову и увидел перед собой Лизу. Она сидела на земле, привязанная к дереву. Изо рта у неё торчала какая-то тряпка, которую их похититель, очевидно, использовал вместо кляпа. Не оборачиваясь назад, Гарри бросился к девочке, чтобы вытащить эту дурацкую тряпку и развязать верёвки. Сзади раздался грубый и даже свирепый окрик:

– Эй, кажется, ты не понял, что вы оба – мои пленники? Быстро иди сюда, малец!

– Мы не пленники! – не оборачиваясь, ответил ему Гарри. – И я не малец, ясно?

С этими словами Гарри вынул тряпку изо рта Лизы и хотел освободить её от верёвок, но был вновь остановлен обладателем грубого голоса:

– Если ты такой храбрый, повернись и посмотри мне в глаза!

Похититель рассчитал всё верно. Услышав, что кто-то сомневается в его личных качествах, Гарри бросил Лизу и решительно развернулся назад. Его взгляд метал громы и молнии, когда он встретился глазами с похитителем, который всё это время находился позади него. Каково же было изумление Гарри при виде некоего тщедушного, бедно одетого человека, который тщетно пытался расправить свои узкие плечи!

Теперь мальчику стало понятно, почему похититель так тяжело дышал, когда тащил его за собой. Не удержавшись, он расхохотался. Неизвестный остолбенел от неожиданности. Потом на его глазах появились слёзы. Гарри, в свою очередь, растерялся. Ведь он никогда не видел, чтоб взрослые люди плакали.

Но тут за его спиной раздался голос Лизы:

– Пожалуйста, сэр, не плачьте! Мой друг смеётся не над вами. Наверное, Гарри щекотно?

Лиза по-прежнему сидела на земле, привязанная к дереву. Гарри сразу же раскусил её подсказку и сказал то, что следовало сказать в данной ситуации:

– Как ты угадала, Лиза! Мне трава щекочет ноги, – с этими словами он продемонстрировал свои голые лодыжки.

Ведь Гарри предпочитал носить брюки длиной до лодыжки, чтоб было удобнее бегать. А бегать Гарри любил. Поэтому объяснение мальчика выглядело вполне правдоподобно. Их похититель растроганно произнёс:

– Мне очень приятно это слышать, – и, махнув рукой в сторону Лизы, он добавил:

– Ладно, парень, можешь её развязать! Я смотрю, вы неплохие ребята.

Гарри освободил Лизу от верёвок и помог подняться на ноги. Поправив рюкзак за спиной, девочка обратилась к их похитителю:

– Скажите пожалуйста, для чего вы хотели нас похитить? Ведь мы с вами даже не знакомы!

– Меня все обижают, смеются надо мной, – пожаловался мужчина. – Говорят, будто у меня только голос страшный, а сам я никого напугать не способен. Поэтому люди называют меня слабаком. Разве не обидно? Вот я и решил попробовать самому себе доказать обратное.

– Попробовать?.. – скептически переспросил Гарри. – Между прочим, вы нарушили закон, сэр, когда попытались похитить Лизу, а потом меня.

– Это не было похищение, – запротестовал мужчина. – Я хотел вас немного напугать, и всё!

– Ха-ха-ха! – рассмеялся Гарри. – Меня никто не сможет напугать!

– Неужели я совсем не страшный? – на глаза мужчины опять навернулись слёзы. – Я ведь надеялся, что мне удастся напугать хотя бы детей.

Странный человек, судя по всему, сильно расстроился.

– Но разве это плохо – быть хорошим человеком? – удивилась Лиза и добавила: Если бы вы были страшным, мы с Гарри тогда от вас сбежали.

– Ещё чего! – возмутился Гарри. – Лично я не собирался никуда бежать. Потому что…

Однако Лиза его перебила:

– Мы не стали от вас сбегать, сэр, так как поняли, что имеем дело с хорошим человеком!

На лице незнакомца появилась довольная улыбка, и мужчина представился:

– Меня зовут Овидайо! Я родом из деревни Сиурана! – его голос зазвенел от гордости.

– Сиурана? – переспросила Лиза. – Какое красивое название!

– У неё не только красивое название, Сиурана и сама по себе очень красивая! – почему-то с обидой в голосе заявил их новый знакомый.

– Я верю вам, сэр, – попыталась Лиза утешить Овидайо. – А где находится ваша деревня?

– Вы не знаете Сиурану?! – на глазах Овидайо вновь выступили слёзы. – Это невозможно!

– Почему невозможно? – рассудительным тоном заметил Гарри. – Вы ведь тоже, сэр, вряд ли были, к примеру, в моём родном Плимуте? А у нас очень хороший город! И школа у меня отличная: нам на лето не задают никаких заданий!

Сообразив, что последние слова Гарри относятся к ней, Лиза решила заступиться за свою школу. В конце концов, им также не задают на лето дополнительных заданий. Другое дело, что Лизе пришлось сказать Гарри неправду, когда они только познакомились. Но это была вынужденная ложь. Потому что, увидев её, Гарри решил, что это его папа попросил Лизу проследить за ним на картине-планете “Сказочный домик в лесу”.

Тогда она сказала, будто в школе ей дали на лето задание понаблюдать за поведением диких животных на природе. А иначе, как можно было объяснить, что Лиза сидела в кустах у пустыря, где бродили противные горные козлы? Конечно, на самом деле она караулила там Гарри. Но он-то не должен был об этом узнать!

– В нашей школе очень редко дают задания на лето. Зато среди школ Лондона мы часто занимаем первое место по успеваемости! – вступилась Лиза за честь своей родной школы.

Но мысли Овидайо, очевидно, были заняты другим. Поэтому он не обратил внимания на их маленькую перепалку и даже не спросил у своих новых знакомых, что такое школа.

– Плимут?.. – повторил Овидайо. – Странное название! Нет, я никогда о нём не слышал.

– Вполне нормальное название, – пожал плечами Гарри. – Плимут означает устье Плима, – и пояснил собеседнику: Это у нас река такая в Англии – Плим.

– В Англии?.. – всё также задумчиво повторил Овидайо, и вдруг хлопнул себя по ляжкам: Так, значит, вы те самые дети, которых с утра разыскивают гвардейцы Его Величества?! Как я сразу не догадался? Ведь вы абсолютно не похожи на жителей Севильи!

Сообразив, что сказал лишнего, Гарри подошёл к Лизе и взял её за руку, приготовившись бежать. Неизвестно, что на уме у этого странного человека? Что, если он захочет выдать их гвардейцам короля? Но Овидайо широко улыбнулся и сказал:

– Что, испугались? Не надо меня бояться, я ваш друг!

– Ещё чего! – хмыкнул Гарри. – Я никого не боюсь!

– Не боишься? Но вы же собрались убежать от меня? – недоверчиво спросил Овидайо.

– Ничего подобного! – запротестовал Гарри. – Просто я подумал, что мы тут задержались.

– А куда вы торопитесь? – не понял их случайный собеседник. – Сейчас все спят. Я только вернулся из города, и знаете, что я скажу? В Севилье даже собаки дрыхнут сладким сном вместо того, чтобы охранять свой дом!

– Мы тоже хотим спать, – сказала Лиза. – А ведь нам ещё нужно найти место для ночлега.

– Зачем что-то искать, если вы можете переночевать у меня? – заявил Овидайо. – Кстати, я до сих пор не знаю, как вас зовут, ребятки?

Гарри и Лиза удивлённо переглянулись. Действительно, как получилось, что сей странный человек им представился, а они – нет? Между тем они сейчас находятся в чужой стране, а значит, по ним будут судить обо всех жителях Англии. Нехорошо, однако!

– Меня зовут Лиза, – чтобы сгладить неловкость, Лиза сделала реверанс. – А это мой друг Гарри.

– Кто тебя научил, Лиза, таким штучкам? – удивился Овидайо. Мужчина наклонил голову и согнул ноги в коленях, оттянув при этом в разные стороны свои потёртые штаны, пошитые из плохо выделанной кожи. – Наверное, ты дочь какого-нибудь английского гранда?

– Нет, сэр! – засмеялась Лиза. – Мои родители учёные, а реверанс меня научила делать моя гувернантка мисс Джонс. Она считает, что все леди обязаны уметь делать такие вещи.

Лиза вновь присела, придерживая кончиками пальцев края своего приталенного нежно-голубого платьица. Взгляд Овидайо выразил восхищение.

– Если у тебя, Лиза, есть эта… – Овидайо почесал затылок, но не смог вспомнить слово. – Я хочу сказать, если у тебя есть служанка, значит, ты принадлежишь к знатному роду. Но если в Испании такие люди зовутся грандами, то в Англии, как я понял, их зовут учёными?

Лиза хотела возразить, но Гарри мысль о благородном происхождении его подружки так развеселила, что он с удовольствием подтвердил мнение Овидайо:

– Вы не ошиблись, сэр, Лиза действительно дочь знатных английских учёных, – сдерживая смех, сказал Гарри. – Поэтому она умеет делать такие штучки.

Пародируя их нового знакомого, он согнул ноги в коленях и попытался оттянуть брюки в стороны. А поскольку брюки у Гарри были не такими широкими, как штаны у Овидайо, то получилось ещё смешнее. Лиза вынуждена была отвернуться в сторону, чтобы Овидайо не заметил её улыбки. Ведь он, как ребёнок, быстро обижается. Но мужчина не нашёл в этом ничего смешного и с серьёзным видом заметил:

– Наверное, твои родители, Гарри, тоже имеют какое-то отношение к знати?

Гарри не успел ответить, как Овидайо сказал:

– Судя по твоим манерам, я думаю, что они идальго?

– Кто такие идальго, Лиза? – спросил Гарри на ухо девочку, не зная, что ему ответить этому странному человеку, который сначала пытался их похитить, а теперь называет себя другом.

– Самый низший титул испанской знати, – также тихо ответила ему Лиза.

– Ничего подобного! – возмутился Гарри, и с гордостью сказал: Мой папа – художник!

– Так, значит, ты сын нашего придворного художника Диего Веласкеса? – в голосе Овидайо послышалось уважение.

– Моего папу зовут Джеффри Деррик! – отчеканил Гарри. – И он не может быть вашим, – передразнил он своего собеседника, – придворным художником. Мы из Англии, сэр!

– Не обижайся на меня, Гарри? – попросил Овидайо. – Просто единственный художник, которого я знаю, – это дон Диего Веласкес. Ведь он родом из Севильи.

– Диего Веласкес?.. – наморщила лоб Лиза, вспоминая картины знаменитого испанского художника. – Вы хотите сказать, сэр, что этот уважаемый сеньор служит при дворе?

– Конечно! Его Величество Филипп IV жизни без него не представляет! – с такой гордостью ответил их собеседник, как будто именитый художник был его близким родственником.

– Теперь мне понятно, где мы оказались, – шепнула девочка Гарри. – В Испании 17 века.

– Очень жаль, – заметил Гарри. – Значит, не видать мне никаких рыцарей, – и обратился к Овидайо: Ладно, мы пошли. Возможно, мы ещё встретимся? А сейчас нам нужно поспать.

– Наверное, друзья, вы брезгуете провести ночь в доме бедного испанца? – голос Овидайо задрожал от обиды. – А, может, вы мне не доверяете?

– Нет, что вы, сэр? – дотронулась Лиза до его руки. – Нам просто неудобно вас беспокоить.

– Значит, вы согласны переночевать в моём доме? – обрадовался Овидайо и, не дав детям возможности ответить, повёл их куда-то по узкой тропинке между редкими кустарниками и невысокими деревьями. В темноте трудно было понять, где они находятся.

Вскоре они вышли на миниатюрную поляну. С одной стороны она была окружена низким холмом, а с другой – кустарниками. Место посередине поляны было обложено камнями. Под ветками низкорослой пальмы в несколько рядов была сложена солома и рядом торчал широкий низкий пень. Гарри и Лиза, ожидавшие увидеть какую-либо хижину, построенную из веток, в растерянности остановились. Ведь на поляне не было ничего, что хоть немного напоминало бы человеческое жилище. А Овидайо обвёл поляну рукой и ласково сказал:

– Чувствуйте себя, как дома, друзья мои!

– Простите, сеньор Овидайо, – Лиза с недоумением посмотрела на мужчину, – но я не поняла, где ваш дом?

– Вот здесь, на этой милой поляне, – и, увидев растерянность в глазах Лизы, хлопнул себя по ляжкам. – Чёрт, я забыл вам сказать, что…

Но мужчину перебил Гарри:

– Вы хотели сказать, сеньор Овидайо, что живёте на улице? Ух ты, как интересно!

– Это не улица! – обиделся Овидайо. – Я живу в лесу!

– Очень интересно! – Гарри сделал несколько шагов.

Этого хватило, чтоб пересечь поляну наискосок. С лёгкостью взобравшись на низкий холм, он крикнул оттуда:

– Я вижу город! Это, наверное, Севилья?

– Да, – оживился Овидайо. – Я каждый день там бываю.

– Но леса я что-то не заметил, – в голосе Гарри послышалась лёгкая ирония. – Эти редкие кустарники и деревья при всём желании трудно назвать лесом.

– Хорошо, я живу в очень маленьком лесу, – обиделся Овидайо. – Но всё равно мой дом находится в лесу, а не на улице. Это недостойно настоящего бродяги!

– Так, вы – бродяга, сеньор Овидайо?! – ахнула Лиза.

– Да! – с гордостью подтвердил новый знакомый. – Я человек свободный. Хожу из одного города в другой, но всегда живу в лесу. Потому что на улице живут только голодранцы!

Стоя на холме, Гарри зааплодировал мужчине. Ведь Овидайо с такой гордостью заявил о том, что бродяжничает, словно признавался в том, что он сделал какое-то важное открытие. Овидайо в ответ наклонил голову, согнул ноги в коленях и оттянул штаны в разные стороны. Очевидно, мужчине очень понравилось делать реверанс. Затем Овидайо сел в том месте, где земля была обложена камнями овальной формы. Ребята подошли и встали рядом, чтоб посмотреть, что он будет делать. Овидайо вынул из холщовой сумки завёрнутые в тряпицу вещи. Это были огниво, кремень, нож. Отщипнув от пня кусочек коры, он набрал в ладонь немного трухи и щедро обсыпал ею кремень.

Заметив интерес детей, Овидайо расправил свои худые плечи и с видом фокусника начал бить огнивом о кремень. Как оказалось, на земле лежала нарезанная солома, а поверх неё ветки деревьев. И как только Овидайо удалось высечь искру, он ножом сбросил тлеющую труху на солому. Снизу потянулся чуть заметный дымок. Набрав в лёгкие побольше воздуха, мужчина начал дуть на солому. Лиза захлопала в ладоши:

– У нас будет костёр! Я давно мечтаю посидеть у костра, но родители и мисс Джонс не разрешают мне такие вещи. Насколько я понимаю, – вздохнула Лиза, – они боятся пожара.

– За огнём нужно просто следить, – продолжая колдовать над костром, ворчливо заметил Овидайо. – Тогда и пожара не будет.

– Переезжай в Плимут, Лиза? – предложил девочке Гарри. – Мы сможем хоть каждый день жечь костёр на заднем дворе моего дома!

– Очень странно? – удивилась Лиза. – А где же тогда у вас находится газон?

– Мой папа считает, что ни один, даже самый лучший газон в мире, не стоит потраченного на него времени! – уверенно заявил Гарри. – Человек должен делать то, что ему нравится.

– Узнаю мистера Деррика, – улыбнулась Лиза. – Для художника свобода дороже всего.

– Переезжай, Лиза? Будет весело! – вновь повторил Гарри своё предложение.

– Садитесь поближе к костру, ребятки, – внезапно раздался голос Овидайо. – Поешьте то, что нынешним вечером послал нам бог.

Занятые своим разговором, Гарри и Лиза обернулись. За сегодняшний долгий день они ели только дважды: утром в домике у доброго крота Уэйна, и потом немного перекусили в лабиринте. Теперь при виде ярко пылавшего костра и разложенной на пне какой-то еды у них изо рта потекли слюнки. Овидайо нарочито недовольным тоном сказал своим гостям:

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.