книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Кристина Миляева, Кларисса Рис

Звон пепельной короны

ПРОЛОГ

Медленно вдохнув и выдохнув сквозь сведенные судорогой губы, я плотнее прижала к груди сверток. Дорожная сумка – единственное, что мне успела передать мать, перед тем как тайный ход отрезал меня от основной части дворца. Выход из секретного коридора обратно в сам замок не предусматривался предками. А значит, единственное, что я могла сейчас делать – это судорожно сжимать руки и молиться всем богам, чтобы угроза миновала. Но надежды были тщетными, скорее, просто успокоение разбушевавшихся нервов.

Подрагивающими от волнения пальцами я провела по каменной кладке. Наверное, в собственную комнату я уже не смогу вернуться. По крайней мере, до тех пор, пока не станет ясно, что произошло с моими родителями. Нападение на королевский замок было неожиданным и вероломным. Словно с моим рождением начала повторяться забытая история прабабки. Одетта Вега – первая в нашей семье девочка и проклятие всего рода. Меня так часто сравнивали с ней, что я уже и сама начала задумываться, а что мне уготовано судьбой?

Как оказалось, много неприятностей и куча проблем. Сырые коридоры тайных ходов прямое тому доказательство. Правда, в отличие от моей предшественницы, которой пришлось занять трон в двадцать один, я была просто принцессой. Даже не наследницей страны. Мой старший брат прекрасно справлялся с этой ролью. А брать в жены девицу из проклятой семейки, которую до сих пор обвиняют в уничтожение сильнейшей опоры континента, короли и будущие правители не спешили. Пусть красива до неприличия, но слишком умна и амбициозна. Проблем от такой будет больше, чем толку.

Так что в этой роскоши золоченых комнат я была самой одинокой. Наверное, таков крест каждой из женщин проклятого рода Вега. Расплата за контракт с дьяволом. И даже если потомки не хотят ему следовать, никто не отменит его. Наша погибель и сострадание в руках неведомых сил, и как им противостоять, неизвестно даже богам. Так что теперь пришел мой черед сражаться за благополучие семьи. Горько и больно о таком думать, но, кажется, я последняя, кто выживет из нашего рода. Ибо захватчики не пощадят никого.

Самую младшую из детей короля и королевы вряд ли кинуться так сразу искать. Так что у меня больше всего шансов затеряться в скопище простых зевак, толпящихся сейчас на улицах столицы. Тенебрия – великая страна, которой отмерено столько проблем, что говорить о таком неприлично. Я надеялась, что мой век пройдет тихо и мирно. Да только какой в том толк, если небеса решают все за нас. Сейчас нужно брать себя в руки и пытаться сделать хоть что-то для спасения остатков рода. А для этого мне следует убираться как можно дальше из замка.

Разжав сведенные судорогой пальцы, я осторожно присела на корточки. Коротенькое заклинание и мрачный коридор заливало густое, но мутное свечение. Последняя из рода – ведьма! Настоящее проклятие богов. Так почему же сейчас мне все это казалось настолько ироничным, что хотелось просто рассмеяться неприятностям в лицо? Наверное, по той же причине… Одетта никогда не сдавалась и не отступала! Я же трусила бежать и сражаться. Но чем отчетливее это понимала, тем легче мне становилось на душе. Я выживу!

Наперекор всем врагам и союзникам, не пришедшим на помощь в самый страшный час великой семьи. Распутав горловину всученного матерью мешка, я с удивлением обнаружила там одежду простого работяги, несколько мешочков с мелкими монетками и, самое удивительное, закутанную в линялые тряпки корону! Вот последнего я точно не ожидала увидеть в своем вещевом мешке. Почему она ее так небрежно отдала? Корона же символ власти, и пока она в руках у рода, тот никогда не канет в небытие!

Осторожно, стараясь как можно аккуратнее действовать, я завязала тряпки обратно. Получается, даже матушка не видит иного выхода из сложившейся ситуации… Единственная надежда Тенебрии на выживание – я! Вот почему мне отдали корону и велели бежать как можно дальше, не оглядываясь. Во всем мире никто и никогда не должен видеть слабость рода Вега! Мы те, кто не побоялся заключить контракт с самим демоном, так чего уже людей опасаться? Всегда найдутся те, кто готов кинуть в нас камень. А значит, так тому и быть.

Переодевалась я в рекордные сроки. Церемониться с платьем не стала, просто вспорола магией все швы дорогого одеяния и выпуталась из лоскутов. Сейчас надо действовать на опережение. Каждая секунда на счету, и медлить нельзя. До моей комнаты добраться не так просто, но все же, если кому-то в голову придет, что одной маленькой принцессы не хватает, паника поднимется в мгновение ока. А это может сильно сократить мои шансы на побег.

Собравшись с мыслями, я постаралась припомнить, как там нас готовили к экстренной эвакуации в случае опасности. Но уроки мадам Агейло, видимо, все же прошли мимо моего сознания. Единственное, что отложилось – беги как можно дальше от дворца и скрывайся в первой столице. Вот тут мой мозг дал сбой, и я замерла, просунув только в одну штанину занесенную ногу. Как же я сразу об этом не догадалась. Вот зачем мать-королева передала главное сокровище мне! Я не шанс на спасение, а простой посильный!

Моя основная задача – достигнуть старой столицы и укрыть корону в тайнике, как до этого, во время войны с Инимитусом, поступила королева Ранель. Она спрятала сокровище собственного народа в загородной усадьбе, которая считалась национальным достоянием. Разрушить величественное строение, над которым работали семьдесят великих мастеров своего времени, рука так и не поднялась ни у кого. Даже жестокая и хладнокровная правительница того поколения снизошла до искусства и оставила все как было.

И чего я тут по пустякам голову ломаю? Вот прибуду на место и там все разузнаю. Сейчас надо поскорее одеваться и выдвигаться. Где-то по замку уже бродят враги, а я тут стою в одних трусах и рассуждаю на тему великого и прекрасного. Тряхнув головой, я наконец-то надела брюки и потуже подпоясала их веревкой. Надо же, мама даже о такой детали не забыла. От простой черновой девицы я теперь отличалась только каскадом черных волос, рассыпанных по плечам. Отрезать их не хотелось, так что на первое время решила просто замотать их в неаккуратный пучок.

А там пара дней в пыли дороги и превозмогание препятствий на извилистом пути, и оборванку я уже стану напоминать сама по себе. Даже длинные, ниже поясницы, волосы не смогут выдать во мне аристократку. Так что, можно сказать, я готова к побегу в старую столицу. Посмотрев на обрывки платья под ногами, я тяжело вздохнула и полезла в ворох. Кружево и мелкую отделку лифа можно будет в случае чего продать. А тащить с собой в дорогу качественный и дорогой шелк слишком проблематично. Места он занимает немало.

Так что, покопавшись во всем этом богатстве, выбрала самое ценное и сложила в заплечный мешок. Корону умостила на самое дно, завалила ее тряпками и уже сверху побросала обрывки бывшего платья. Ну вот и все, больше мне в замке делать нечего. Все, что могла, я забрала, а больше с собой унести не смогу. Мне нужно двигаться как можно быстрее и желательно обходными путями. Появляться на перроне или воздушных станциях себе дороже. Можно было бы воспользоваться магическим порталом, но тоже опасаюсь так рисковать.

О том, что последний ребенок Вега обладает магическим даром, никто посторонний не знал. И пусть лучше так будет и дальше. Это всегда можно использовать как козырную карту. Лучше потратить несколько недель на пешее или транспортное передвижение, чем попасться. Самоходки в аренду брать дороговато, да и придется предъявлять документы, а это я, опять же, сделать не могу. Придется ловить попутные средства передвижения и проситься на довозку. Опасно для молоденькой и незамужней девицы без пуза, но это все же вариант.

Оставаться в оккупированном замке еще опаснее. По дороге есть шанс нарваться на неприятности, но он значительно меньше, чем угодить в лапы негативно настроенных по отношению к моей семье врагам. Так что, закинув лямки холщовой сумки на плечи, я еще раз провела по стене подрагивающими пальцами и решительно зашагала по коридору. Но сделав с десяток шагов, все же замерла и обернулась. Короткое заклинание, и дорогой шелк весело занялся холодным пламенем испепеляющего огня. Минута, и пол вновь был покрыт пылью и грязью.

Теперь о моем присутствие в этом коридоре ничего не напоминало. Надеюсь, этот маленький трюк выиграет для меня несколько дополнительных часов. Не найдя следов принцессы внутри замка, захватчики полезут в туннели, соединяющие комнаты и секретные выходы. Но и тут, за слоем пыли и нетронутой паутины, найти меня будет непростой задачей. Так что буду надеяться на лучшее: что их ищейки возьмут ложный след и постараются найти дворянку, а не оборванку. Надолго их это не задержит, но мне и этого задела будет за глаза.

Теперь я шла вперед, уже не оглядываясь и стараясь не думать о том, что там, в позолоченных комнатах, гибнут мои родные. Единственное, что я могла – молиться о спасение их душ. Надеюсь, предки не оставят их и укажут путь. Уничтожать до самого конца – таков девиз любых захватчиков, и я не желаю верить в падение великой страны. Нет! Пока у Тенебрии есть я, еще ничего не кончено. Да, я не идеальная наследница и не предел мечтаний. Но великая кровь жива, а значит, каждый раз, когда наследнику будет исполняться двадцать один, на острове королей будет загораться сапфир.

Именно это будет значить то, что я смогла выполнить свою миссию. Если богам так угодно, то, может быть, потом моя семья вновь возродится. Станет великой и займет отведенное ей по праву место. А пока что следует идти вперед, ведомая наитием и осознанием того, что на мои плечи легла тяжелая ответственность. Корона и книга рода – два артефакта каждой королевской семьи. И если вторую враг может порвать на клочки, то первой не должны касаться пальцы посторонних. В этом и будет заключаться моя миссия.

Когда перед носом возникла дверь, я даже опешила. Кажется, я не смогла до сих пор осознать все произошедшее. Только впивающиеся в плечи лямки мешка давали понять, что все произошедшее реально и бежать мне некуда. Осторожно прикоснулась к двери пальцами, и она засияла белым. Путь был свободен, но выходить наружу оказалось самым тяжелым во всей этой ситуации. Постояв, наверное, с пять минут, тупо пялясь на герб Тенебрии, я все же толкнула дверь и окунулась в ночной полумрак разгрузочного двора. Ну вот и все… Побег начался!

ГЛАВА 1. Над пропастью

Жаркий денек заставлял сердце бешено колотиться в груди. Боги-заступники, за что мне это? Ведь правда? Ну по какой причине на мою семью беды сыплются словно из рога изобилия. Всем милости, а нам одни печали. Мы ни единой войны лично не развязали. Даже Одетта, которую прозвали главной проблемой, и та жила тише воды, ниже травы и никому войн не объявляла. Я бы на них посмотрела, если бы оккупанты так разорили и уничтожили твой отчий дом. Хотя чего это я! Они все мирно сдались и предали собственный народ.

Вот после такого они и начали беситься. Видите ли, кто-то смог отстоять свою независимость и вернуть принадлежащее семье по праву. И вот, в очередной раз происходит то же самое. Скорее всего в истории меня тоже назовут кровавым деспотом, послужившим ключом к началу кровопролитного сражения. Только пусть закатают губу обратно – я не собираюсь вступать в открытое противостояние. Пока корона империи цела и сокрыта в надежном месте, королевский род в любую секунду воскреснет из мертвых. Главное, чтобы боги того захотели.

Утерев со лба пот, я привалилась к стволу дерева и перевела дыхание. Я понимаю, что в том дурдоме, который творился в замке после начала нападения, хорошо, что матушка про такое вспомнила, но кусок хлеба не помешал бы. Удирая из столицы, я как-то позабыла про то, что провизией по пути не обзавестись. А всех моих магических способностей не хватит на то, чтобы выживать благодаря охоте. Слишком мало силенок и практики для таких высокоуровневых фокусов. И вот к чему все это привело. Ладно в тот момент я все равно рассуждала только о том, как побыстрее скрыться от возможного преследования. Еда в приоритеты не входила.

Теперь же, когда основная опасность осталась позади, до меня неожиданно дошло, что кушать хочется зверски. Вот и приходится перебиваться фруктами и грибами. Хорошо, хотя бы лезол на дворе, есть чем поживиться в лесной просеке. Заходить в чащу я опасалась: места были незнакомые, да и попытка встретить там людей все равно обречена на провал. Мне стоило бы держаться главного тракта, но в случае преследования по нему первым делом отправят группы. Вот и пришлось уходить на лесные тропинки, которыми пользовались реже. Все же ездового покрытия на них не было, и самоходки тут не прошли бы. А лошадями пользуются исключительно рыцари и бандиты. Это меня и берегло на этом непростом пути.

Тряхнув головой, постаралась взять себя в руки. Созданная фляга практически опустела, а значит, придется сделать еще один подход к реке, пока устье не взяло резко влево и не скрылось за посевными полями. Как дальше быть, еще не придумала. Но вроде бы где-то в двух днях пешего пути должен располагаться небольшой поселок временного проживания. Для фермеров, которым неудобно возвращаться каждый день в столицу или родные города. Там-то можно будет закупить продовольствие и запас воды. Идею с лошадью я зарубила на корню.

Просто так парнокопытное мне бы не доверили, а доказывать собственную сознательность в данном вопросе чревато. Простая девица, путешествующая по стране – это одно. А вот умеющая гарцевать без седла – совсем другое. Даже аристократки, занимающиеся профессиональной выездкой, и те предпочитали дамские седла, реже – мужские. Только членов королевского рода наравне с рыцарями заставляли тренировать нужные для выживания навыки, в том числе и скачки по пустынной местности без специальных приспособлений. Жутко неудобное занятие, но, по слуху, спасло кому-то из моих предков жизнь. Так что традицию оставили.

Мягко оттолкнувшись от шершавой поверхности дерева, я медленно поплелась дальше по дороге. Ноги гудели от бесконечной ходьбы. Все тело ломило из-за того, что приходилось спать на сырой земле урывками. И, наверное, я бы уже сдалась и плюнула на все, если бы перед глазами то и дело не мелькало обеспокоенное лицо матери, которая резко вталкивала меня в туннель и с печалью и обреченностью смотрела по ту сторону смыкающейся стены. Только это позволяло держаться и упорно продолжать свой путь в неизвестности. И это тугой петлей обматывалось вокруг моей шеи, затягиваясь тяжёлым узлом долга и обязанностей самой младшей из королевской семьи.

Ответственность… Слово, которое с пеленок знакомо каждому родившемуся в роду с неприкасаемой кровью. Неизвестно, кого конкретно выберет камень правителя на острове королей, так что всех детей без исключения учат быть монархом. Меня тоже учили, пусть уже не так активно, как всех остальных. Но все же не забросили образование принцессы, родившейся на излете правящего века ее отца. Было немного странно осознавать это и оставаться столь равнодушной к происходящему. Словно я заранее была готова к тому, что придется пройти через многие трудности, чтобы достичь поставленной цели.

В голове кружились миллионы разнообразных вопросов, но я все не решалась честно ответить самой себе хотя бы на главные. Было так необычно ощущать, что твоя жизнь медленно катится в бездну, из которой уже не вернуться. Беглая принцесса… Потерянная корона… Разрушенная в очередной раз королевская семья… Иронично… Ничего другого о таком раскладе сказать нельзя. Наверное, мне стоило прислужиться к внутренним демонам и согласиться на контракт, да только что теперь толку горевать.

В очередной раз перед глазами возникли картинки нашей семьи. Пусть и не дружной, но зато единой. Моменты, требующие от нас сплоченности, никогда не оставались без отклика. Мы, как и любые наследники, боролись за власть до последнего. И никому в голову не могло прийти, что это все закончится таким странным образом. Мир, еще вчера существовавший на практике, теперь невозможен даже в теории. Тенебрия в очередной раз поставлена в невыгодное положение, а у меня нет качеств Одетты Вега. Я, увы и ах, не моя прабабка, которая не побоялась зайти так далеко.

Все, что я могу – дрожать, поджав хвост, и бежать так далеко, как только унесут ноги. И если бы еще неделю назад я услышала о таком, то просто улыбнулась бы. Но сейчас это оказалось слишком непростым заданием. Олага только начался, а я уже не могу поверить, что священный месяц окрасился кровавыми красками войны. Смешно, невероятная ирония над теми, кто пытался до конца остаться у власти. И это так правдиво, что перехватывает дух и невозможно полноценно отдаться этому.

Меня просто рвет на части осознание всего происходящего. Как бы глупо это ни звучало, но, наверное, единственный способ окончательно смириться со всем – просто принять его. Не отвергать и не искать глупых оправданий, которых попросту не, а пропустить через собственную душу осознание всего произошедшего. Наверняка вся моя семья уже мертва, а я единственная, кто смог избежать западни. Просто потому, что хоть кто-то должен был нести кровь дальше и уже было неважно, кто конкретно станет этим избранным.

Было так странно осознавать это в такой ситуации. Последнее, о чем я хотела думать в этот момент – смерть родных, друзей и просто знакомых, с которыми каждый день пересекалась в коридорах. Честно, даже Накайл, каким бы гадом ни был, не заслуживает такого конца. Он вечно пытался стравить меж собой старших братьев, но делал это весьма изящно, не причиняя вреда и не придерживаясь тактики насилия. Это его не обеляло, но делало весьма достойным кандидатом в короли. По крайней мере в моих глазах. Я бы и сотой доли такого не придумала бы.

Ладно, чего греха таить, я единственная из шестерых детей правящей семьи, которая вообще не стремилась стать следующим монархом. Мне была противна сама мысль о том, что придется взваливать на свои плечи заботу о народе и стране, выполнять ежедневную рутину и выслушивать кучу скучных отчетов. Я мечтала о простой и мирной жизни. Скорее всего по причине такого отношения к жизни мать-королева и выбрала меня на роль гонца. Она знала, что я никогда не захочу примерить тяжесть этой короны. Быстрее сама в болото выкину, чем надену!

Возможно, такая позиция была немного неправильной, слишком инфантильной и заранее проигрышной. Но я на самом деле не грезила властью и мечтала совершенно о ином. Вкусный ужин, мягкая перина и возможный брак в далекой перспективе меня устраивали в полной мере. Так что я осталась единственным ребенком в замке, который не был замеченным в политических дрязгах и дележке власти. Сейчас это могло выйти мне боком, но лучше так, чем мой труп у ног родителей. Вряд ли кто-нибудь поверит, что я могла устроить переворот.

Мое безразличие и полное безучастие в жизни двора защищали меня намного лучше, чем вооруженный отряд стражи под боком. Никто не поверит, что девица без мозгов в голове и зачатков королевской гордости станет зачинщицей государственного переворота, а потом сбежит, прихватив с собой корону. Даже самый наивный житель глубинки посчитает это бредом и россказнями захватчиков. Так что я была самым лучшим выбором, с какой стороны ни посмотри на ситуацию. Корона в надежных руках принцессы без власти и собственной коалиции за спиной.

Фактически у меня в руках, кроме гордого звания принцессы, и не было ничего. Даже если меня уже спохватились во дворце, то явно не особо переживали по этому поводу. Нет, упускать потенциальную королеву никто не станет, но и перерывать страну с тем же воодушевлением, коим бы они горели при побеге кронпринцы, не станут. Да и пока поймут, что корона ушла вместе со мной. Тоже дает мне небольшую фору. По правилам королевских домов, я ее в глаза видеть не должна была. Ну разве что на голове у отца, не ближе. А это тоже плюс лично моей кандидатуре.

Собравшись с мыслями, я медленно продолжила путь. Ноги уже гудели так, словно грезили вот-вот оторваться и остаться отдельно от меня. Но времени расслабляться не было. Доберусь до старой столицы, запрусь в тысячелетнем особняке, который еще и не такое переживал, вот тогда-то и расслаблюсь. А пока надо продолжать путь и шевелить ногами несмотря ни на что. И так на целые полчаса около дерева задержалась. Дотемна надо добраться до более-менее обжитой стоянки, которую используют бандиты, а то спать на ветках и сучьях не очень хочется.

Подняв голову к небу, помолилась за души собственной родни и поспешила вниз по едва прочищенному тракту. Сейчас моя задача как никогда предельно четкая и ясная: нельзя сворачивать с пути и сдаваться. Родители собственными головами выиграли для меня это время, и если я их подведу, то в посмертии не будет мне покоя. Все предки разом проклянут такую идиотку, неспособную даже выполнить столь ерундовое задание. На крайний случай в следующем большом поселение со стационарным телепортом уйду на другой край страны, откуда до цели рукой подать.

Главное, не забывать, что сейчас цель оправдывает все средства. И пусть народ узнает, что в королевской семье родилась ведьма, но меня поймают. Не уверена, что захватчики уже оккупировали всю территорию старой и новой Тенебрии, но рисковать без весомых причин не хотелось. И так иду практически наугад, не имея ни малейших представлений о том, как разворачивается ситуация в покинутом мною доме. Это терзало за душу и внушало волнение, отнимало веру в собственные силы, но в то же время толкало меня вперед. Заставляло прикладывать все силы и не оборачиваться с глупой надеждой в глазах.

Я все шла и шла, медленно пробираясь сквозь дремучую чащу в надежде узреть долгожданный просвет между деревьями. Головой-то я понимала, что до ближайшего поселения еще сутки, а то и больше. Но ноги и тело требовали немедленно найти что-то удобнее сырой земли. Привалившись к стволу, я перевела дыхание и медленно сползла вниз по нему. Было сложно, невыносимо больно и непривычно. Меня словно все демоны бездны разом пытали. Черт! Никогда бы не подумала, что роскошная жизнь сделает из меня такую слюнтяйку. Я вообще-то единственная из сестер, которая занималась с рыцарями.

Моя форма не вызывала вопросов. Даже если сравнивать с братьями, то я намного больше времени проводила на фехтовальной площадке. Пусть из-за этого страдало мое образование, но я искренне считала, что лучше я буду уметь постоять за себя, чем учить арифметику и законодательство. На коне и с мечом я чувствовала себя намного лучше, чем в бальном зале за праздным разговором с очередным смазливым принцем. Отец даже посмеивался, что я снискала благословение самого бога войны с такими навыками.

И, о господи боже мой, при всем этом у меня дико болел позвоночник и тянуло поясницу. Еще немного и я точно свалюсь без сил. Стоило бы перекусить, да только из-за усталости и подавленного настроения мне кусок в горло просто не лез. Сейчас единственное, о чем я могла думать – это хотя бы пару часов нормального отдыха и лохань теплой воды, за неимением ванной. И пусть хоть кто-то попробует меня упрекнуть в низменности моих желаний. Я третьи сутки практически без сна бреду в неизвестность с короной в холщовом мешке.

Моя жизнь буквально стоит на кону во всей этой авантюре, и если искупаться – это так много, то я придушу любого, кто это скажет. Быть чистой и не вонять, как лошадь в стойле – вполне обыденное желание для любой молодой девушки. Пусть я трижды бунтарка, но личная гигиена – вещь очень и очень нужная. Так что о ней я думала в первую очередь. Во вторую – как окончательно не переломать себе ноги в этом лесу. Даже несмотря на ранний сезон, темнело в таких местах все еще стремительно и в самый неподходящий момент.

Сомнения, которые так сильно меня терзали, неожиданно приглушились, и сквозь перешептывания лесной зелени я услышала шум водоема. Но в этой местности ничего больше не должно быть, кроме реки? Я точно помнила карту королевских угодий. Тут каждый год проходила большая охота с кучей приглашенных послов и правителей других королевств. Так что нам в голову вбили все сотни верст вокруг, дабы, в случае непредвиденной опасности, мы могли сопровождать венценосных особ в безопасные убежища. Так откуда тут вода?

Напрягшись, я отчетливо расслышала всплески и кваканье. Так что, решив, что ничего хуже нынешнего уже не предвидится, я двинулась в том направление, ориентируясь только на слух и собственное чутье. Медленно, стараясь внимательно смотреть себе под ноги, я брела по стремительно темнеющей чаще в надежде успеть до полного захода выйти к воде. И каково же было мое удивление, когда по итогу этого неожиданного мероприятия ноги вынесли меня к небольшому лесному озеру с кристально чистой водой. Боги, вы услышали мои молитвы?

Идеальная водная гладь отражала первые, совсем еще тусклые звезды, которые стояли высоко в темном небе. Она практически не колыхалась от легкого дуновения, которое гуляло на небольшой полянке, со всех сторон окруженной вековыми деревьями. Это было так необычно, что у меня в голове не укладывалось, как никто не смог раньше обнаружить это чудо природного происхождения. Свежий воздух и прохладный бриз от воды так и манили в свои объятия. Невесомыми прикосновениями оглаживали лицо и руки.

Осмотревшись, я убедилась, что поблизости никого нет. Да и кто, кроме меня, вообще полезет в такую чащу? Это мне общие дороги нельзя использовать, а остальным и так живется неплохо. Скинув одежду, я распустила косу и с разбегу кинулась в воду. Прохладная гладь облепила меня со всех сторон и подарила ни с чем не сравнимое наслаждение. Никогда бы не подумала, что от такой мелочи впаду в экстаз. Просто чертоги божественного проведения, открывшиеся лично для меня на этой бренной земле.

Я, уже больше не заботясь ни о чем, с наслаждением плескалась и плавала. Вода все еще была немного прохладной для этого времени года. Но я не боялась заболеть. Для ведьмы это неслыханный нонсенс. Мы вообще отличались от других людей именно своей устойчивостью к погодным катаклизмам и восприятию некоторых веществ. Большинство ядов мой организм спокойно переваривал, а остальная половина вызывала лишь легкую мигрень. Так что для принцессы это едва ли не подарок. Правда, с головой, выдающей во мне силу иного мира.

В очередной раз вынырнув из толщи воды, с удивлением обнаружила, что меня с интересом рассматривают две пары глаз. И ладно бы они принадлежали хищникам – с теми бы я легко справилась. Увы, но нет, глазищи были вполне себе человеческие и смотрели на меня с неприкрытым интересом. В голове мгновенно пронеслись варианты того, кто это мог бы быть, но я опасалась делать какие-либо выводы, пока ничего не ясно. Вдруг просто люди, которые вообще не виноваты в том, что беглой принцессе приспичило в лесном озере искупаться.

Сглотнув вязкую слюну, я постаралась взять себя в руки. Еще не все потеряно. Вряд ли это люди, напавшие на королевство. Если бы они знали, что я принцесса, то не смотрели бы так пристально и с таким вожделением. Те, скорее всего, мгновенно бы атаковали меня и постарались не допустить побега одной инфантильной дурочки, которую приспичило на ночь глядя в совершенно незнакомой местности залезть в озеро. Эти же ничем таким не отличались, наоборот, были настроены крайне положительно, особенно на близкое знакомство.

Из чего можно было сделать вывод, что передо мной, скорее всего, простые наемники, которые забрели на поляну с той же целью, что и я. Искупаться, смыть с усталых тел дорожную пыль и переночевать в более-менее приятном месте с мягкой травой. А тут им на удачу еще и голая девица в озерце попалась, так что вообще, считай, собрался полный пасьянс. Правда, то, что я не включала их в свои дальнейшие планы, волновало только меня. Парни были настроены решительно и знакомство собирались заводить весьма плотное и продуктивное.

Попытавшись рассмотреть черты лиц в полумраке ночного леса, я как-то совершенно позабыла о том, что совершенно нагая в такой щепетильной ситуации. В тот момент, когда эта мысль оформилась у меня в голове, я поняла, что начинаю медленно краснеть и бледнеть. Как я умудрилась сделать это одновременно, не представляю. Но такого жгучего стыда я не испытывала даже в тот момент, когда на глазах у всего цвета столицы сдернула с младшего принца штаны. Брат мне, наверное, это даже после смерти не простит. Только…

Не думать о таком. О чем угодно, но только не о смерти. Всегда остается надежда на то, что кто-то успел уйти точно так же, как и я. Пока я не увижу собственными глазами тела моей семьи, я не приму такой исход. Надо держаться, верить в лучшее и стремиться исполнить задание, возложенное на меня матушкой. Пусть это будет последним, что я сделаю для семьи, но я приложу все усилия. И сейчас, если того потребует ситуация, я без зазрения совести убью всех, кто посмеет приблизиться ко мне с дурными намерениями. Я беглая принцесса в облаве. Мне уже не жить…

Потупившись, я постаралась прикрыться руками и отплыть чуть глубже, дабы меня было сложнее поймать и рассмотреть в этом полумраке. Хотя вода прекрасно отражала ночное светило, и незадачливым путникам меня было видно намного лучше, чем мне их. Но, кажется, в этот момент богиня удачи отвернулась от меня. Сделав один крошечный шаг назад, я зацепилась ногой за камень и едва не свернула себе шею. С оглушительным воплем ужаса и паники с головой ушла под воду, едва не захлебываясь от неожиданности. Какая поистине идиотская смерть меня настигла.

Но, кажется, на этот раз боги решили быть милосердными. Не успела я по-настоящему проникнуться всей тяжестью данной ситуации, как меня за талию перехватили сильные руки и дернули на себя. Вода, забившаяся в рот и нос, хлынула наружу, и я судорожно закашлялась, цепляясь за грубую ткань чьей-то рубашки. Сердце гулко стучало в груди, а все, что я могла сделать – это теснее прижаться к своему спасителю и молиться о том, чтобы он не бросил меня обратно в темную пучину озерной глади. Кажется, я только что успела повстречать на той стороне всех родных. Или это так шок повлиял на мое восприятие реальности? Скорее всего, второй вариант.

Почувствовав, что я медленно начинаю приходить в себя, человек, спасший мне жизнь и подаривший шанс не опозориться перед предками, чуть сильнее прижал меня к груди и пошел прочь из воды. Сейчас меня уже не заботило то, в каком виде я предстану перед ними. Главное, что смертельная опасность отступила и я не задыхаюсь под толщей воды. Что это было, до конца так и не могла осознать. То ли намек свыше, то ли просто моя кривоногость, но страшно. До сих пор перед глазами черные круги и сердце бешено колотится о ребра грудной клетки. Я, кажется, чудом смогла избежать смерти самой нелепой в истории рода Вега.

Стоило мне ощутить отсутствие воды в досягаемой близости от меня, как тело немного расслабилось. Никогда бы не подумала, что попаду в столь нелепую ситуацию. Хотя это же я! Что еще можно было ожидать от неправильной принцессы, которая превыше королевских регалий ставила меч и магию. Так что, наверное, все произошедшее укладывается в рамки моей картины мира. Хотя, признаться честно, это был первый раз, когда меня спасали словно настоящую принцессу, попавшую в беду. Какой же сюр во всей этой ситуации. Стыдно даже будет рассказать потом кому-нибудь.

Осмелев, я осторожно разлепила глаза и подняла взгляд на спасителя. К моему удивлению, это был молодой парень едва старше меня. А может и ровесник – в полумраке ночного светила было непонятно. Темные волосы намокли и тяжелыми прядями падали ему на лицо. Но даже густые сумерки не могли спрятать от меня горящего огнем интереса жадного взгляда туманных, словно первые морозы, серых глаз. Они смотрели с таким предвкушением, что холодок прошелся по позвоночнику и забрался мне в душу липкими лапками паники.

Ладно, самое главное не забывать о том, что я рыцарь-маг, и простые наемники мне по плечу. Ничего страшного произойти не может. Если они попытаются напасть на меня, у меня есть, чем ответить. А моя неаккуратность и феерическая тупость в купе с неуклюжестью сейчас дают преимущество. Они точно не будут ожидать от меня ничего необычного. Так что переживать мне совершенно не о чем. Главное, продолжать дышать и не прижиматься настолько тесно к тонкой, промокшей насквозь рубашке, через которую так хорошо ощущается жар чужого тела.

– Добиан, ты чего сиганул в водицу? – хохотнул тот, который остался на берегу. – Хотя, возможно, не зря прыгнул. Девица смазливая попалась. Как думаешь, главный разрешит ее попользовать после себя.

– Хом, – голос мужчины, держащего меня на руках, завораживал своей тягучестью и тембром. – Если хочешь, спроси у него сам. Сейчас не до твоих шуток. Давай, одевайся, пойдешь с нами. Надумаешь бежать – пеняй на себя.

– А вы кто? – решила прикинуться я полной дурочкой.

– Работники большой дороги, – заржал старший из них.

– Понятно, – кисло улыбнулась я и, попытавшись не светить ничем лишним, бросилась к сваленной в кучу одежде, опрометчиво сброшенной на берегу.

– И все же, ничего такая, – маслянистые слова полетели мне в спину. – Жаль, спереди маловато, я грудастых люблю. А вот нашему старшому самое то, по душе придется. Хороший улов, у тебя, младшой, глаз наметанный. Интересно, на вкус так же, как и на вид?

– Завязывай уже, – вздохнул спасший меня человек. – Видно же и так, дворянская девица. За таких знаешь, что бывает? И нас с тобой продадут и еще половину отряда в придачу. Оно тебе надо? Лучше уж отступные за спасение этой головы.

– Слышь, куклен, а ты взаправду из этих? – раздался удивленный голос позади меня.

– Не совсем, – затянув пояс на штанах потуже, я собрала мокрые волосы в хвост и пожалела о том, что не могу сейчас использовать магию, дабы не выдать себя раньше времени.

– Это как же? – продолжил допытываться старший из пары.

– Незаконнорожденная от служанки, – бросила я через плечо.

– Опрометчиво так говорить, – посоветовал мне Добиан. – Можем не так понять и решить, что сама не против с нами познакомится поближе.

– А мне терять уже нечего, – равнодушно пожала я плечами. – Я готова, ведите к своему главному. Посмотрим, что и как.

– Есть зубки, это хорошо, – кивнул наемник, – ему такие по душе. Глядишь, и переживешь сегодняшнюю ночку. А то жаль такое смазливое личико-то в расход пускать. Что скажешь, Доби?

– Отвали, – оскалился мой спаситель и ухватил меня за предплечье.

Железная хватка удерживала меня подле мужчин, а я радовалась тому, что они не опознали во мне принцессу. Таким, как эти господа, совершенно никакой разницы до того, кто там престол занимает в стране. Им главное звон золотых монет, а кто платит, тот и диктует условия. Уверена, мою пропажу уже обнаружили, а состыковав ее с ненахождением короны в замке, поняли, чьих это рук дело. Не настолько они тупые, чтобы не сложить один и один. Возможно, на меня и корону уже вывешен заказ, и теперь все зависит только от того, знают они об этом или нет.

Поляна, на которую меня так заботливо притащили, больше всего напоминала помойку! Захламленная непонятно чем, с валяющимися тут и там обломками неизвестного происхождения. Но больше всего в шок и трепет меня увлекали небритые и немытые рожи тех, кто тут присутствовал. Кажется, мне еще повезло, что из озерной пучины меня спасал красавчик по всяким меркам, даже придворным. Как только такой умудрился затесаться в эту кучу неизвестных природе вредителей на теле общества? Стараясь дышать ртом, а не носом, чтобы не ощущать приступы тошноты от запаха гниения и разложения чего-то еще недавно бывшего вполне живим, я шла за мужчиной. Господи, помилуй!

Меня подтащили к главному кострищу, который освещал прокуренное и пропитое лицо местного начальства. И, признаться честно, я, грешным делом, захотела вернуться во дворец к врагам. Те хотя бы за редким исключением обладали нужными понятиями о личной гигиене. Это же… Было за гранью добра и зла. Сам демон, заключивший с моей семейкой контракт тысячелетия назад, при виде этой косой рожи сбежал бы, поджав хвост. И что уж душой кривить-то. Вариант стать любовницей какого-нибудь солдата попроворнее или начальства был куда лучше перспектив отдать чистоту и непорочность этому… Просто этому!

– Их, за деревом отправили, а они с бабою вернулись, – послышался где-то сбоку голос.

– Я смотрю, вы времени зря не теряли? – заулыбалась беззубым ртом рожа. – Где взяли девку? Не из деревни Вяк, надеюсь. Староста у тех в солдатах ходил, проблем доставить может.

– Нет, из озера выловили, – тот, который был старше, влез в разговор.

– Это ж, какая удача-то! – заржали все под бас своего главаря. – Тащи-ка ее поближе, посмотрим, на что ее можно пристроить и как нагнуть получше.

– Она дворянка, – Добиан пробормотал тихо, но решительно. – Проблемы со старостой еще можно решить, а вот кто ее отец, вопрос открытый. Я бы так не рисковал. Лучше бы за жизнь ее стребовал. Спасли ее мы, значит, и награда нам положена.

– Дворянка, конечно, не девка с базара, но сейчас и их не жалую, – продолжил главарь. – Пока вы тут за хворостом ходили и баб из озера вылавливали, из столицы вести пришли. Короля-то казнили. Поговаривают, всю семейку вырезали. Да вот только тело младшей принцессы так и не показали. По слухам, сбегла дура из самугу под носом солдат. Правда или нет, не знаю. Но, вроде, черти не брешут. А коли чертовка оказалась умнее даже них, то станется с той еще чего ценного прихватить. Как считаете?

– Да, это всегда пожалуйста, – отозвался мой спаситель. – Вот только эта замарашка вряд ли принцесса. Та точно не шла бы пешком и в озерах не купалась. Не по статусу, знаете ли, таким особам свои ручки сырой земелькой пачкать. Я бы тогда предположил, что кого из фрейлин или генералов дитятка будет. А значит тоже чего-то да стоит. Те обычно знают больше остальных.

– А вот это ты правду говоришь, – задумчиво почесал рябую рожу предводитель наемников. – Те на самом деле с принцессами и принцами живут. Да и по возрасту вроде подходит. Кукляша, давай так. Мы тебя не тронем и до города сопроводим, а ты нам поведаешь, куды принцесска сбегла, да и чего с собой прихватила. Вместе же, небось, росли, знаешь, как выглядит полоумная из королевской семьи. Мертвой! Так чего тебе за трупы жизнь складывать. Рассказывай – не тронем, чай. Мы люди простые, слово дали, так и держим. А за девку ту плачено серебром и златом. Не подумаючи вляпалась она по самые уши, которые ей и отрежут первым делом.

– Уже? – округлив глаза, я с паникой посмотрела на собравшийся на полянке сброд.

– А ты что, думала, ее кто в живых оставит? – посмотрели на меня, словно я была полной дурой. – Офицерам-то не пристало за ней по лесам бегать, а вот что золотишком плачено, то нам хорошо. Так что давай, рассказывай, куда она запропастилась. Знаешь же… По глазам вижу.

– На восток, – тихо проговорила я. – В Андеру.

– В святые земли? – удивленно присвистнули господа наемники. – Ясно дело, ее там и искать-то никто не станет. Демоново отродье и в непорочных местах. Уже звучит смешно.

– Можно я тогда пойду? – тихо всхлипнула я и попыталась отстраниться от наемника.

– Чего ж ты такая не ласковая? – сверкнул глазами главарь. – Иди сюда, я тебя сперва приласкаю, а утречком поковыляешь дальше, коли встать сможешь. Не просто так тебя мои ребятки из озерца вылавливали. Отплачивать за доброту надо. Вот собой и отдашь должок.

– Я заплатить могу, – в ужасе я смотрела на грязную рожу главаря, скалящуюся в нечеловеческом оскале.

– Золото, конечно, хорошо, – почесал он подбородок, – а вот молодая, к тому же бесхозная девка, когда теперь нам повстречается.

– Вы не посмеете, – тихо проговорила я, собирая всю магию этого места.

– А ты иди сюда, – поманили меня пальцем. – Я ребяткам покажу, как надо таких через полено нагибать. Это вы сперва такие бойкие, а потом только плакать и можете. Чего бояться, али не была ни с кем. Хотя ты ж замковая, у вас там даже на королеве пробу ставить негде, перед каждым ноги и раздвигаете. Солдаты знатно, небось, повеселились. Там еще две были, да и принцы говорят, на лицо смазливее иной девицы были. Мы-то все ласковее будем, раздвигай ноги, а то пожалеешь.

– Давайте все же я заплачу вам золотом, – попыталась урегулировать я вопрос.

– Доби, сюда ее, – зло рыкнул этот неотесанный мужлан с косой рожей и сальными патлами, которые не знали, что такое вода.

Я расслышала тяжелый вздох рядом с собой и в следующее мгновение меня толкнули по направлению к костру. В груди мгновенно похолодело, а пальцы на руках начало покалывать от переизбытка магии в воздухе. Если он посмеет прикоснуться ко мне, я не сдержусь и постараюсь выбраться отсюда с наименьшими потерями. Среди бойцов магов не было, да и вряд ли они смогут успеть за мной. Рыцарские навыки помогли мне отточить не только владение мечом, но и скорость передвижение. Тяжелый двуручник заставил меня пересмотреть свои силы и подтянуть выносливость и скорость шага. Так что сейчас я на голову их выше.

Магиков среди них я не чувствовала, так что эти вряд ли найдутся среди немытого и неотесанного скота. А раз так, то мое главное преимущество становится еще главнее. Превосходство даже самой необученной ведьмы над простым человеком – дело решенное. А я вполне себе обученная и знаю, с какой стороны подходить к дару. Ну ничего, не думала, конечно, и не гадала, что так получится. Но идет война, а ребятки за мой счет хотят поживиться. Коли так, значит, вера в богов мне прощением станет. Если бы было им неугодно, не свели бы нас на одной кривой тропинке полуночной чащи.

Вздохнув, я успокоилась и с ледяным равнодушием посмотрела в глаза главаря. Мужчина, будто уловив что-то в моих темно-синих очах, отдернул руку и как-то неправильно хрюкнул. Словно у него из легких вышибло весь воздух разом. Наверное, магические потоки, которые я собирала последние несколько минут, теперь ярко концентрировались и ранили тех, кто пытался ко мне приблизиться. Ведьму они не обидят, а вот другого смертного могут и на части разорвать, просто потому что он подошел на опасное расстояние. Жизнь и смерть – вещь тонкие.

Все же не просто так его выбрали главарем: он четко уловил, что от меня стоит держаться подальше. Жажда крови в этот момент затмевала все разумное и адекватное, что могло быть в девушке двадцати с небольшим лет. Для простого человека, может, это и незаметно, а вот для подонка, который на жизнь зарабатывает тем, что убивает, грабит, похищает и насилует, очень даже. Он кожей ощущал, что дрожащая жертва, неожиданно достала пару тузов из рукава и сама решила поохотится на своего загонщика. Это ощущение нельзя перепутать ни с чем. Глава отцовских рыцарей всегда повторял, что воина спасают его же инстинкты. Мои были обострены!

Оскалившись в приветливой улыбке бывалого маньяка, я легонько склонила голову набок и уперлась раздраженным взглядом в побелевшего до синевы мужика. Его инстинкты вопили так, что он впервые осознал, каково это – быть загнанной в угол дичью, но которую решили начать сезон охоты. Мне же, напротив, даже не приходилось напрягаться. Все мое тело обманчиво расслабленное, изящное и хрупкое. Образ дворянки никак не сочетался с ледяным наслаждением дикаря, почуявшего дичь. Наверное, этот нечеловеческий контраст и пугал его. Сильнее, чем жажда крови и предстоящая смерть. Он просто не верил, что сдохнет от руки той, кого хотел изнасиловать.

Оскалившись, я все так же продолжала медленно наступать. Пока никто, кроме главного в этой банде мерзавцев, не понял, что происходит. Но тому, видимо, гордость не позволяла показать свою трусость перед обычной, по мнению многих, бабы. Какое любопытное слово, оно могло значить все что угодно. В этом конкретном случае обозначало только одно – смерть! Вот так просто и незатейливо, словно выдернуто из контекста какого-нибудь приватного разговора. И так понятно и логично, что вопросов к нему не остается. И этим оно замечательно: своим универсальным и осознанным значением неотвратимости конца!

Глянув на замерших в некой отдаленности людей, я вернула все свое внимание тому, кто занимал большую часть моих мыслей. Теперь я либо смогу выбраться из этой передряги живой и практически невредимой, либо, родители, ждите меня на небесах я уже иду к вам. Резко выдохнув сквозь сжатые зубы, я рывком сократила между нами расстояние и со всей силы приложила подлеца в солнечное сплетение. Магическая волна, повинуясь моему желание, собралась в шарик и влетела вместе с моим ударом в грудь. Поляну огласил треск ломающихся ребер и дерева.

Отскочив назад, я плавно ушла вбок с прямой линии атаки, отбегая как можно дальше от костра в густую тень деревьев и сокращающегося светового круга. Чем ярче в центре, тем сложнее поймать жертву, скрывшуюся в темноте. Их глаза не успеют так быстро перестроиться, и я выиграю себе пару лишних минут. Кто-то из наемников инстинктивно бросился к хрипящему и истекающему кровью главарю. Тот на этом свете больше никого мучать не посмеет. Дорога ему сейчас прямая в ад! Я лично за этим прослежу.

Ряды мужиков заволновались, и они настороженно начали осматриваться по сторонам. Где-то блеснули мутной сталью клинки, и я приготовилась к сражению. Пусть это и не особо важно, но оставлять у себя за спиной тех, кто будет мечтать отомстить за главаря, не хотелось бы. Тот напросился сам, а эти полезли первыми. Взяли бы деньги и мирно бы разошлись в разные стороны. Я к старой столице, а они за сбегающей принцессой. На том бы и порешили все наши общие дела. Так нет же, он решил, что держать слово не для него. За что и поплатился собственной головой. Я взбалмошная и непохожая на остальных принцесса без капли сознательности. Что еще от меня можно было ожидать?

Усмехнувшись собственным мыслям, я резко выбросила вперед руку, мысленно представляя перед собой тонкий и острый поток воздуха, который летит на головокружительной скорости. Свист рассекаемого пространства подсказал мне, что все удалось и магия сработала так, как надо. Несколько возгласов и парочка хриплых стонов дали мне еще пару драгоценных секунд форы. Прежде чем громоздить что-то особо сложное, надо постараться разобраться подручными средствами. Если потом сюда наведаются люди захватчиков, они решат, что две банды что-то не поделили между собой и просто переубивали друг друга. Мне это на руку.

– Не дури девка, – крикнули мне откуда-то сбоку. – Сдавайся, нас все равно больше. Порешим и мокрого места от тебя не оставим.

– Мечтайте, – хохотнула я на эту угрозу.

Хмыкнув про себя, сотворила еще одну воздушную стрелу и ушла за первые ряды деревьев. Кроны шуршали легкими переливами, и где-то в их темных макушках чирикали ночные жители леса. А у меня перед глазами мелькали стволы. Я как можно быстрее пыталась обогнуть поляну по дуге и оказаться на противоположном конце. Пока они не поняли, что имеют дело с магом. Иначе не бровадились бы так, а тихо мирно отпустили меня на все стороны света и еще на прощание помахали бы застиранными тряпками. Лишь бы убралась откуда неладная меня принесла.

Чудесные дела, божественные – единственное, о чем я могла думать в этот момент. Как по-другому объяснить происходящее на поляне, я не знала. В голове было пусто, и только мысли о скором продолжение пути терзали мою душу. Совесть? Нет, она-то как раз молчала в тряпочку. Эти люди не могли считаться кем-то достойным. По меркам рыцарей, они слишком много законов нарушили и теперь заслуживали лишь смерти. Желательно мучительной и со всеми прилагающимися к этому карами небесными. Не место таким на этом свете.

На поляне же началось столпотворение: мужики со всех ног ринулись в лес на поиски беглянки. Я же, не теряя времени даром, пустила по собственному следу магический поток, и, когда он достиг края полянки, произошел взрыв. Не знаю, попала или нет, но проверять времени не было. Пока все отвлеклись, я сконцентрировалась на магических потоках и, стараясь удержать в голове несколько одновременных кривых, запустила еще парочку воздушных стрел. Молясь лишь о том, чтобы магии хватило. На мечах я не уверена, что выстою против них.

Кодекса чести у этих людей не существовало. Сколько я раз слышала разговоры рыцарей на плацу и в тренировочных лагерях о том, как эти люди, потерявшие собственные души, рвали глотки близким и родным, убивали товарищей и собственных детей лишь за то, чтобы получить хоть какую-то выгоду. В моих глазах звери были намного терпимее к собратьям, чем собравшиеся на этой поляне моральные уроды. С людьми их роднила только внешность, все остальное, наверное, даже с демоном не могло сродниться. У тех хоть какие-то принципы, но были.

Тихо чертыхнувшись сквозь сжатые зубы, я поняла, что остался еще с десяток нападающих. Это уже была приемлемая цифра, против таких я могла бы и холодной сталью разобраться. Но вроде чувствую я себя еще приемлемо, на парочку несложных магических пасов меня хватит. Так что следует держаться как и положено рыцарю – с прямой спиной до самого конца. Прицелившись, я запустила шаровой магический разряд с молниями. И если всех не накроет, то минимум трех должно зацепить. Раздался треск напряжения, и несколько тел свалились на землю без чувств. Убило или просто оглушило, проверять не было времени. Надо действовать дальше.

Между деревьями проносятся ослепительные вспышки, но я успеваю отойти за могучие стволы. По сравнению с деревьями королевских угодий, я жалкая тростинка, которую вот-вот переломит ураганный ветер. Отбегаю с места своего последнего пребывания и ухожу чуть вглубь, заставляя оставшихся противников рассредоточится и пуститься за мной в погоню. Сколько мы так блуждаем, не знаю, но уходить в темные перепутья крон я не рискнула. Потеряю из вида яркое пламя костра и, считай, до утра плутать мне в этих дремучих местах. А то и не утра…

Дернувшись в сторону, я завалилась на бок и больно разодрала ведущую ладонь. Черт! И откуда он только взялся. Мужчина перед моим носом махнул мечом и противно оскалился. Больше не думая, а действуя сугубо на инстинктах, я собрала волю в кулак и коротким импульсом загнала ему в яремную артерию поток воздуха. Заклинание было незатратное, но требовало кучу концентрации, ну, или одну перепуганную внезапной атакой меня. Так что тот захрипел и через десять секунд свалился замертво. Воздух послужил катализатором практически намеренного удушения. Я же во все глаза смотрела на распластанное на земле тело. Лично убивать мне приходилось впервые. До этого я не пачкала руки кровью.

Но размышлять обо всем произошедшем некогда. Подорвавшись с земли, подхватила меч и рванула обратно на поляну. Меня хватит на одно, максимум два заклинания. Беготня больше не поможет, а драться лучше на ровной поверхности с относительно нормальной видимостью. Я чувствовала, как за мной гонятся, всеей кожей ощущала ненавистный взгляд преследователей. Вырвавшись из леса, нос к носу столкнулась с наемником. И пока он не понял, что произошло, несильно замахнувшись, ударила по шее. Молясь богам, отскочила в сторону, лишь бы не попасть под ответный удар. Вряд ли переживу, он сильнее меня.

Похоже, удар все же вышел слабым, ибо мужчина смог вскинуть меч. Уже приготовившись принимать удар на лезвия, я с облегчением выдохнула. На поляне осталось всего трое нападавших. Два заклинания и один на клинок. Расклад вполне меня устраивал. И прежде, чем они вновь смогли предпринять хоть что-то, две прозрачные стрелы пронзили упавшие навзничь тела. Так, остается разделаться с последним и можно будет начать заметать следы моего пребывания тут. Но не стоит расслабляться раньше времени. От этого умереть можно с большей вероятностью.

Собравшись с мыслями, двинулась к последнему. Больше никого активного я в радиусе собственного восприятия не чуяла. Значит, я практически справилась с первым испытанием. Это радует, но в тоже время откат за такое будет потом. Ладно, с угрызениями собственной души я как-нибудь справлюсь. А вот перспектива быть изнасилованной и убитой этим сбродом не радовала от слова «совершенно». Так что в какой-то степени я даже исполнила свой королевский долг и избавила мир от этой банды. Ура мне! Надеюсь, в исторических сводках так и напишут…

Глубоко вдохнув и резко выдохнув, я в финальном рывке устремилась вперед. Еще немножко, нужно только продержаться до тех пор, пока последний не падет. Боль и усталость я приму потом, сейчас нельзя отвлекаться. Любая промашка или промедление будут стоить мне жизни. Больше на магическую атаку рассчитывать нельзя. В голове и так каша, и может быть опасно использовать в таком состоянии даже самые простенькие заклинания. Надежда только на старый меч, который так непривычно оттягивает руку.

Прикусив губу, я замахнулась над сидящим на земле человеком острой штуковиной, да так и замерла. На меня с сырой земли смотрели те самые бездонные серые, словно грозовое небо, глаза человека, спасшего мне жизнь. Только теперь они были наполнены какой-то обреченностью и даже благодарностью. Руки с клинком замерли в воздухе, и тяжелый меч выпал из озябших пальцев. На улице была удушающая жара священного месяца, а меня трясло, подобно лихорадочному припадку в самый стуженый промозглый денек.

Из легких практически мгновенно вышибло весь воздух. Дышать стало тяжело и мерзко. Вкус крови и смерти оседал на языке. Кажется, я перестаралась и теперь перед глазами все начинает кружиться. Один судорожный вздох, и я начинаю заваливаться на бок. Мир потихоньку сужается до размеров крошечной черной точки и перестает существовать. Магический откат за использование практически ста процентов от резерва настигает слишком быстро. Еще одна секунда и моя реальность перестает существовать, на ее место приходит тьма забытья.

***

Все тело ломило так, словно вчера был рыцарский турнир, который я по собственной глупости возжелала выиграть во что бы то ни стало. Так что, приоткрыв один глаз, я с удивлением обнаружила зеленые кроны над головой. Воспоминания ночного рандеву с наемниками красноречиво пронеслись перед внутренним взором. Растерянно и уязвленно я попыталась сесть и принять относительно вертикальное положение. Правда, тело отказалось подчиняться моим желаниям и отозвалось дикой волной боли.

Прибывая в глубоком отчаянии, я даже не сразу поняла, что лежу на чем-то мягком и укрытая теплым. Как только мысль дошла до мозга и поселилась в нем, тело инстинктивно дернулось и, не обращая внимания на тягучую боль, рывком село. Все это, скорее, результат вбитых инстинктов и понимание того, что мне может грозить серьезная опасность. Я лишилась чувств посреди леса в лагере наемников, а полянка вокруг меня о таком не напоминала. Следовательно, меня кто-то унес оттуда, еще и накрыл, дабы не простудилась.

Шальными глазами я осматривала все, что могла узреть в пределах досягаемости. И пока что точно сказать, что я тут забыла, не могла. Было слишком странно и неправильно. Словно я прилегла поспать на пикнике, и вот сейчас из-за соседнего угла выйдут горничные с новой порцией чая, а дерево по правую руку подпирает мой славный рыцарь из личной охраны. Пусть принцесса и была взбалмошной и не такой как все, но этикет и минимальные нормы я соблюдала. В том числе слуг и охрану имела. Так что в этому не было ничего удивительного.

В ушах громогласно стучало сердечко, и последнее, о чем я могла думать – то, как лучше поступить в столь щекотливой ситуации. Бежать в моем положение было заведомо проигрышной стратегией. Еще несколько дней меня будет преследовать дикая усталость и сожаления по поводу всего сотворенного. Так что единственное, на что я могла рассчитывать – добросердечность того, кто перетащил меня. Хотя сомневаюсь. Скорее всего, после моего обморока, он обшарил вещи и понял, что я та самая принцесса. А значит, везут меня сдавать захватчикам.

Подобравшись, постаралась сесть и найти взглядом своего похитителя. Хотя? По рукам и ногам меня вроде бы никто не стал связывать, а значит, по какой-то причине мужчина не искал легкой наживы. В то, что он не шарил по моему мешку, я бы ни в жизнь не поверила. Все же любопытство – главный из пороков людского племени. Даже те, кто воспитан в вере к богу, не могут искоренить в себе дьявольское влияние. Это я знала наверняка, ни раз и не два наблюдала за таким с первых рядов импровизированных трибун.

Сердце монотонно отбивало ритм, какой-то незатейливой мелодии, а я наконец-то увидела предмет своих размышлений. Черные волосы и подтянутая фигура молодого наемника показались сквозь лесную зелень, и я с замиранием сердца продолжала наблюдать за хищными и плавными движениями этого человека. Понятия не имею, что творится в его голове, но, боюсь, для меня это не сулит ничего хорошего. Однако моя основная задача – выжить! Все остальное можно будет обдумать потом, заперевшись на все замки поместья Вега.

Кровь стремительно побежала по венам, а я приготовилась бороться до самого последнего вдоха. Нет! Я уже через столькое прошла, так что не позволю всему закончиться подобным образом. Даже если это нарушит мой собственный кодекс чести. Королевский род важнее. Мое желание больше не играет никакой роли. Сейчас я последняя надежда Тенебрии на счастливое и светлое будущее. Одетта отдала за это всю себя. Так чем я хуже мертвой прабабки? Не сдамся и выживу!

Холодные глаза парня скользнули по мне с удивлением. Сгрузив охапку хвороста около небольшого костреца, он подал мне жестяную кружку. Я удивленно посмотрела на это, но все же приняла и медленно выпила. Яда там не было, зато обнаружился наваристый бульон из какой-то дикой живности. Так, получается, он меня второй раз спас? Наверное, на сырой земле с ошметками магического резерва я могла бы и окочуриться. Все же ведьмы устойчивы к проблемам только сытыми и здоровыми. Все остальное сильно ослабляет организм и его способность бороться.

– Почему ты меня не убила в тот момент? – стоило мне отставить посудину в сторону, как мужчина взволнованно посмотрел на меня.

– Жизнь за жизнь, – тихо пробормотала я. – Ты спас меня, я не могла отплатить тебе за это смертью. Пусть опрометчивое, но это единственно верное решение в той ситуации.

– Чем больше я с тобой разговариваю, тем меньше понимаю, – тяжело вздохнул он и протянул мне кусок вяленого мяса.

– А что ты хотел узнать? – удивленно вскинула я бровь.

– По какой причине принцесса так легкомысленно себя ведет? – он уселся напротив меня прямо на землю. – Я видел корону, да и состыковать некоторые факты особого труда не составило. Ты последняя выжившая из королевской семьи, но идешь одна прямо в лапы врагов. Что у тебя в голове происходит? Даже магия и меч не спасут от кого-то страшнее меня.

– Ты сам только что себе ответил на этот вопрос, – я опустила плечи и съежилась в комочек. – Я единственная, кто пережил нападение. Меня выслали из дворца в тот момент, как пали крепостные ворота. Как еще мне идти? В золотой карете с кучей стражи? Не смеши меня… Твой главный уже сказал, что за мной началась охота. И если мой последний шанс спасти семью – это пешком пройти половину страны, то я пойду на это. Претензии?

– Никаких, – покачал он головой. – Но я, начиная с этого момента, буду вас сопровождать. Возможно, я и из обнищавшего рода, но мать до последнего пыталась объяснить мне, что такого в этой дворянской крови. И раз мне выпала честь повстречать принцессу, то мой долг защитить ее.

– Не думаю, что это уместное предложение, – рассмеялась я. – Наемник, сопровождающий принцессу через половину страны. Это уже звучит глупо. Да и вряд ли мы сможем ужиться подле друг друга. Думаю, это вызовет только ненужные вопросы со стороны тех, кто может меня опознать. Давай лучше дам тебе немного денег и на этом разойдемся, забыв друг о друге?

– Представь такой расклад, – подкинув камень на ладони, пробормотал Добиан. – Вся страна ищет одинокую девушку, которая испугана, загнана в угол и нуждается в помощи. Никто не обратит внимание на пару, путешествующую налегке. Ну, допустим, в качестве оправдания у нас с тобой медовый месяц, а так как денег не много, позволить роскошное мы себе не можем. Вот и перебиваемся красотами, сбивая ноги и наслаждаясь друг другом. Все лучше твоей первоначальной задумки в одиночку пересечь страну с короной в мешке. Кстати, а почему ты ее вынесла? Вроде как это неприкасаемый артефакт королевского рода.

– Молодожены, – медленно протянула я, обдумывая сказанные парнем слова. – А это вариант, который я не рассматривала. Таким образом, никто не удивится тому, что мы идем в старую столицу. Там до сих пор сохранились храмы великих богов, у которых можно просить благословения и благодати. Да и присматриваться к замужней не станут. Не в моем характере выскакивать за первого встречного даже в угоду ситуации. Если кто-то переметнулся к захватчикам, то о характере принцессы будет сказано только негативное. Что ты хочешь за свою помощь?

– Тебя, – пожав плечами, он оскалился. – Как только мы выполним поставленную перед тобой задачу, ты на самом деле выйдешь за меня.

– Тебе не кажется это немного идиотским вариантом? – вскинула я бровь.

– Ведьма, принцесса и девственница, – загнул он пальцы. – Все это значит лишь одно…

– Вот же ж черт! – от его слов у меня мурашки пробежали по спине. – Я забыла об этом.

– Ну так что? – склонил он голову на бок. – Пропадешь в бездне путешествия или рискнешь доверить мне все, включая будущее королевской семьи.

– Магическая клятва, – тихо произнесла я.

– Да хоть сто, – протянув мне руку, он приготовился приносить обет.

– Я последняя из рода великих королей, – ухватившись за его ладонь начала я, – в эту минуту отдавая отчет в совершаемых мною действиях, принимая условия соглашения. Пока не будет исполнена воля проклятой королевы, демонический контракт не будет расторгнут. Ты же, принося слово свое на веру мою, принимаешь его в обмен на силу и кровь рода моего. Будет бездна свидетелем мне!

– Что ты сделала? – парень испуганно отдернул от меня руку.

– Поздно, – рассмеялась я ему в лицо. – Магия приняла нашу клятву. А теперь пошли, покажу тебе, что значит связываться с кем-то из проклятых рода Вега.

– Ты… – он задохнулся от моих последних слов.

– Да, такая же, как и Одетта Вега, – кинула я через плечо. – Только она выбрала спасение, а вот я еще не определилась. Так что у нас есть все время этого пути, чтобы понять, достоин ли этот мир третьего шанса.

И больше не обращая внимания на своего шокированного собеседника, я подхватила с земли рюкзак и поспешила прибрать место стоянки. Нам стоит как можно быстрее продолжить путь. Тем более, коли я добровольно сунула голову в силки контракта, стоит этим воспользоваться по полной программе. А Добиан еще пожалеет о том, что попытался меня шантажировать единственным сокровищем королевского рода. Магическая капля крови… Последнее, что остается у невесты даже в момент падения семьи!

ГЛАВА 2. Танец бездны

Туманная пыль дорог клубилась под нашими ногами. Но как бы мы не спешили, времени постоянно нахватало. Как и предположил мой новообретенный попутчик к молодой паре, путешествующей через страну, не проявляли практически никакого интереса. Все же для меня это было наилучшим решением. Так я не выделялась на фоне прочих и не казалась подозрительной. А тот факт, что у нас практически не было денег и шли мы пешком. Дело молодое, нужно всего добиваться своими силами, а не на родительской шее сидеть. Тем более молодая семья, всего сами должны добиваться.

Так что спустя третьи сутки бесконечного пути я была признательна Добиану за его находчивость. Пусть и делал он это из каких-то своих собственных предубеждений, но это не отменяло того факта, что данный ход спасал мне жизнь. Будь я одна в такой ситуации смогла бы продолжать улыбаться и идти? Не знаю, но чувствуя рядом тепло человеческой руки, которая поддержит в любую минуту, на душе становилось легче. Не знаю уж, моя это разыгравшаяся не на шутку фантазия или суровая реальность, но лучше уж с ним, чем одной.

Дорога что весело петляла по раскидистым зеленым палям уводила нас все дальше от новой столицы. пусть мой спутник и не знал, что именно я должна сделать, тревога не покидала меня. Если я правильно помню всю ситуацию, то у меня совсем мало времени на совершение задуманного. Стража, а может и кто-нибудь из офицеров переметнулся к врагу. А значит совсем скоро мой настоящий портрет появится на всех листовках с розыском. Вот такого бы не хотелось, тут уже никто не защитит от подозрений.

В такой ситуации останется только поплотнее стиснуть зубы и молиться всем богам. Прекрасная принцесса с бала и настоящая я, два совершенно разных человека. Мать всю жизнь боялась того, что меня начнут сравнивать с покойной прабабкой, оттого практически с пяти лет, на людях я носила парик. Белокурые волосы хорошо сочетались с синими глазами и не вызывали сходство с Одеттой Вега. Так что мой природный черный цвет, должен был защитить меня на этом пути. Вот только, если кто-то из рыцарей на их стороне… Плакала моя несхожесть с самой собой.

Такие мысли заставляли сердце бешено колотиться о грудную клетку и пойти ближайшим телепортом до столицы. наверное я бы так и поступила, не будь рядом со мной кого-то более здравомыслящего и привыкшего к подобным ситуациям. Добиан сразу предупредил, что магическое перемещение – это самый крайний случай. Как только мы ступим в контур, нас тут же попытаются схватить из точки выхода. Головой я это тоже понимала, поэтому и хотела выходить не в старом городе, а немного левее, в заброшенной Дарне. Смытой наводнением еще в прошлом веке, но с вполне рабочим телепортом.

Но рассказывать о своих планах я не спешила. Контракт с ведьмой связал нас надежными узами, вот только пока я не могла полностью доверится человеку, который ищет во мне выгоду. Пусть и говорит об этом вполне откровенно. Даже слишком. Это не меняет того факта, что сейчас именно от этого будет зависеть моя дальнейшая судьба. Как хорошо он приспособится к тому, чтобы оставаться даже в самой сложной ситуации на моей стороне. Для наемников кодекс чести пустой звук, которым рыцари пользуются только из-за природной тупости.

Мы росли по разные стороны этого мира. И сейчас, когда наши пути пересеклись в немыслимой точке, все стало слишком зыбким. Аристократка с бесполезным титулом принцессы и парень, семья которого лишилась всего, даже собственной гордости. Эти двое никогда и ни при каких обстоятельствах не должны были оказаться в одной плоскости. Но мы не просто пересеклись, нам пришлось слиться в одно целое лишь для того, чтобы каждый смог получить свое от этой ситуации. Так что уже поздно о чем-либо жалеть.

Расслышав непонятный шум вдалеке, я обернулась и едва не завизжала от паники и накрывшего меня с головой ужаса. Даже в самом страшном кошмаре я не могла представить такого исхода ситуации. Нет, конечно, оставался шанс, что это все фальсификация со стороны захватчиков. Но это было так наивно, что мысль улетучилась практически мгновенно. Вот он ответ на все мои вопросы. Так красноречиво и наглядно указывает на то, что предать могут даже самые близкие. Те, от кого никогда в жизни не смел бы ожидать удара в спину.

Яркие, темно-синие полотна с золотой лилией, развевались на пронзительном ветру дорожной глади. Личная гвардия королевы. Они обязаны были стоять до конца за жизнь монаршей особы. Но кажется, первыми предали собственную страну и перешли на сторону врага. Другими причинами объяснить появление штандартов с отличительным символом рыцарей я не могла. Просто не существовало на свете оного. Кажется, моя жизнь в очередной раз повисла на волоске над пропастью с голодными хищниками, поджидающими свою аппетитную добычу.

Узрев мой затравленный вид, наемник перевел взгляд на потрясшую меня до ужаса картину и сам тихо выругался через плотно сжатые зубы. Кажется он догадался, что примерно блуждает в моей голове. Потому что все было очевидно до смешного. Никто и никогда не поверил бы, что они преследуют меня ради чего-то праведного и благого. Если бы они преследовали цель помочь последней из королевской семьи, то всеми силами, старались бы скрыть мое настоящее местоположение и уводили погоню в противоположную от меня сторону.

Мужчина одним слитным движением толкнул меня с дороги в ближайшие кусты. Не успев среагировать, я со всего маху приложилась лопаткой о камень. Магические каналы еще не до конца восстановились и боль, причиненная физическому телу, отлично разливалась по нервным окончаниям. Вот же… Еще одна проблема на мою голову. Я не ожидала что после встречи с наемниками мне предстоит еще один бой. Меча тем более у меня не было, а грязная железяка, позаимствованная на время, по весу мне не подошла. Вообще ничего не легло в ладонь. Да и лишние вопросы у местного населения вызывать не хотелось, наличием меча у невесты.

Так что этот вопрос мы решили отложить на некоторое время и в следующем крупном городе подыскать мне подходящие парные кинжалы или облегченный меч. Лучше использовать то, что даст мне преимущество в скорости. В последней схватке победителем я вышла только благодаря факту внезапности. Никто из мужиков не ожидал, что хрупкая девица сможет доставить им столько неприятностей. Так что этот вопрос вполне мог потерпеть. Но как обычно бывает, пока мы предполагали, судьба решила все иначе и разыграла совершенно незнакомую нам карту. Было не смешно, но деваться попросту некуда. Нас загнали в ловушку.

Но не успела я подняться с земли, как на меня сверху навалилось тяжелое тело наемника. Не знаю, что произошло в следующее мгновение и о чем он вообще думал в такой ситуации. Мои губы опалило горячим дыханием и через мгновение они попали в плен сухих и потрескавшихся. Это даже нельзя было назвать полноценным поцелуем. Не то чтобы я была в них экспертом, но было не сильно похоже на проявление нежных и романтических чувств. Больше напоминало голодный укус хищника, который вознамерился медленно меня сожрать.

Не успела я начать возмущаться, как этот непонятный парень уже стоял на ногах и готовился защищать нас. На несколько несложных магических действий меня вполне хватит. Но для чего был поцелуй я пока в толк так и не взяла. Шокированная таким выпадом, я послушно лежала на земле и наблюдала за тем, как синие формы рыцарей останавливаются перед нами. В груди гулко забилось сердечко, и я во все глаза уставилась на собственного учителя. Который столько лет обучал меня искусству владения мечом. Этого, к сожалению, было ничем не обмануть. Меня он небось еще со спины узнал, так что бой нам предстоит серьезный.

Медленно, стараясь не делать резких движений я начала отползать в сторону. Мне сейчас только не хватало попасть в самый эпицентр сражения. Помощи от меня немного будет, а вот под ногами я мешаться буду знатно. Так что своя шкура ближе к телу и ее нужно защищать всеми доступными силами. Подумав о таком, я, не отрывая взгляда от лица капитана королевской гвардии, перебирая руками и помогая себе ногами уползала все дальше в глубь кустарников. И даже больно царапающие ветки не выводили меня из этого подобия транса.

– Отдай нам девку, и мы тебя не тронем, – тихо пробормотал Кладиус.

– Простите, но мне она и самому не помешает, – ласково так улыбнулся Добиан.

Раздался свист стрелы, и я чуть не завизжала с перепугу. Господи, за что мне все это? Но почему ты решил, раз я проклятая, то мне уже ничего не страшно. Лучше бы я контракт с демоном продлила и как положена привела этот мир к падению и краху. Так нет же я почему-то решила, что еще остались те, кто заслуживают моего спасения. И к чему все это привело? Мой же учитель хочет меня убить и отдать на растерзание мерзким захватчикам. Вот такого точно не придумают ни в одном бульварном романчике с пошлым содержанием.

Закусив губу до крови, я с ужасом наблюдала за тем, как Добиан отпрыгивает в сторону пропуская смертоносную стрелу над головой. Мужчины, больше не тратя времени на пустые разговоры сходятся в быстром контакте. Мечи оба успели обнажить еще до того, как прозвучали первые слова. Два воина… Сошедшихся в схватке не на жизнь, а на смерть. И сейчас у моего наемника было одно крохотное преимущество: кодекс чести он не использовал. Хотя, наверное, после всего произошедшего нельзя сказать, что рыцари его придерживаются. Запятнав свою честь предательством, они разрушили свою веру в него.

Звук стали ударившейся о сталь я скорее не услышала, а почувствовала кожей. В ушах бешено грохотал пульс и весь мир перед глазами куда-то плыл. Я должна была хоть чем-нибудь помочь своему последнему защитнику, но тело словно одеревенело. Все что я могла это лежать на сырой земле и вслушиваться в стальные удары боя. Клинки, десятки мечей, которые сходились в многоголосой схватке, заставляли меня паниковать. Да только, что толку. Если единственное что я видела перед глазами зеленые кроны и бескрайнее синее небо.

Я хотела посмотреть, что там вообще происходит, но как бы не старалась, ничего не помогало. Тело одеревенело и не собиралось мне подчиняться, все на что я была способна в этот момент, неистово молиться за то, чтобы мой рыцарь без доспехов победил и вышел невредимым из этого ужасного побоища. Шансы, конечно, так себе, но я не видела его уровень владения мечом, может все же есть призрачная надежда на то, что он справится и сможет заткнуть этих за пояс. По крайней мере я очень сильно на это рассчитываю.

Задумавшись обо всем происходящем вокруг меня, я как-то упустила тот факт, что с каждой новой минутой в лесочке становится все тише и тише. Нет, звуки боя все еще долетали до моего сознания, но уже не такие яростные и ожесточенные. Словно противников становилось все меньше, и они теряли последнюю веру в собственные силы. Радоваться этому я не могла, дабы не накликать беду голову Добиана, но хотя бы в тайне облегченно перевести дух уже было возможно. Не уж-то он взаправду сможет одолеть одним клинком целый взвод королевского гарнизона? За такой подвиг ему при жизни можно будет памятник возводить.

Тихо шевеля губами древние слова молитвы, я рассматривала плывущие по безмятежному небу облака и думала о чем-то высоком. Вот всегда говорят, что перед смертью видишь все ошибки, за которые нужно расплатиться. Я же почему-то видела только синюю гладь спокойствия и безмятежности. Словно из меня уже вынули все чувства и теперь осталась на земле лежать пустая оболочка, без души. Кажется это уже диагноз. Думать о себе в обезличенном варианте. Да вот так было намного комфортнее, чем бояться и лишиться головы в секунду.

Звук сражения все затихал и затихал. Лязг клинков уже практически заглох, оставаясь на периферии сознания одиноким гулом невысказанных голосов. Так просто и легко было на сердце, словно я вообще не чувствовала, что мне грозит опасность. Весь мир заняла одна одинокая тишина, звучащая на минорной ноте. И эта музыка набатом звучала у меня в ушах утаскивая все дальше за грань нереального. Мир блек и тихонечко терял свои привычные очертания становясь для меня ловушкой, из которой я никак не могла выбраться. За что же мне такое наказание выбрано судьбой?

Конечным итогом этого спектакля будет погибель и если так начертано, то этого уже не миновать. Так есть ли смысл сейчас сопротивляться и пытаться сделать что-то не похожее на первоначальную задумку творца? Может быть мне и не следовало покидать стены замка. Просто погибнуть без всех этих приключений. Смиренно сложив голову на алтарь чужой победы? Кажется я сама подвела черту под всеми действиями лишив покоя и сна целую страну. Вот только хочу ли я смириться с таким? Готова ли безмолвно уступить место кому-нибудь еще?

Из шокового транса меня вывели осторожные прикосновения. По телу прошелся словно разряд молнии, который начинался от губ и молниеносным током спускался в каждую волосинку на теле. Захрипев, попыталась сделать вдох, но поняла, что рот в очередной раз занят нахальными губами. Моргнув, я поняла, что больше не вижу бескрайнего неба над головой. Были только бездонные серые глаза, которые смотрели мне в самую душу. Что с этим делать не знала, да и знать не хотела. Возможно, существует некое условие или лазейка в демоническом контракте.

Вот только до начала этой недели я никогда не задумывалась о перспективе заключения оного и не разбиралась в устройстве этой системы. Если Добиан знаком с обстоятельствами сделки лучше моего, то я готова поблагодарить наемника за это. Хотя с моей стороны это было весьма глупо и опрометчиво. Делать что-то столь рискованное. Но коли богам так угодно то пусть все тянется своим чередом. А уж потом как-нибудь со всем этим разберусь и найду приемлемое для нас обоих решение. Сейчас думать следует вообще о другом.

Рывком поднявшись я с колотящимся сердцем села на земле. Как будто меня из комы выдернули и заставили вновь зажить полноценной жизнью. Что это за фокусы такие понятия не имела, но кажется, с контрактом это все же связано. Тогда поцелуй, даже столь странный может являться спусковым механизмом для активации каких-то условий. От такой догадки признаться честно немного полегчало, да и туман в голове рассеялся. Я даже не стала калечить доблестного защитника, ему и так небось сильно досталось от королевской гвардии.

Переведя дыхание и резко выдохнув сквозь зубы, я подняла очи на уровень мужской груди. Серая, но еще добротная рубашка была прорезана и кое-где перепачкана кровью. У меня от такого зрелища едва глаза на лоб не вылезли. Дрожащими руками я потянулась к спасшему меня в очередной раз наемнику с желанием немедленно ощупать и убедиться, что он в относительном порядке. Но мои руки в воздухе нежно перехватили и притянули к сухим губам. Поцелуи на костяшках казались чем-то иррациональным в этой ситуации.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.