книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Алла Биглова

Невеста по обмену

Пролог


Как можно быть настолько невезучей?! Да, мы выпили с девчонками, но совсем чуть-чуть! И, да, я признаю, что идея устроить прятки в темноте была провальна.

Потому что теперь я стояла посреди необычной зелёной поляны и никак не могла понять, что произошло. Если честно, я даже не была уверена, что это мой родной мир, ведь на небе ярким пламенем горело алое солнце.

Как я сюда попала? Я же не следовала за белым кроликом!

Может, я уснула посреди коридора, и мне всё это привиделось?! Это было единственным разумным объяснением. Наверное, сейчас я тихо дрыхла где-то на полу, а гостьи разрисовывали моё лицо.

А ведь ничто не предвещало беды.

Была обычная суббота тёплого августа. Я устроила девичник у себя в квартире, ведь моя лучшая подруга выходила замуж. Я просто не могла пропустить такое событие! Мы выпили, посмотрели среднестатистический ужастик, который нас не напугал, а, наоборот, рассмешил, а после продолжили развлекаться, прячась в темноте.

Поначалу было весело.

А потом я спряталась в коридоре, где стояло огромное зеркало. Девчонки баловались в остальных комнатах, а искала нас самая боящаяся. Я была готова в любой момент прыгнуть на неё и напугать давнюю знакомую.

Всё шло хорошо, пока я не заметила странное свечение из зеркала. Оно манило, словно магнитом притягивало к себе. Гипнотизировало. Сводило с ума. И меня не смутило, что подруги, прячущиеся в зале и на кухне, не заметили того, что происходило в коридоре.

Как завороженная вышла из убежища и подошла к своему отражению. Только по ту сторону стояла совсем не я. Незнакомка. Нет, она всё ещё была похожа на меня, но отличалась во многом. На ней отсутствовали мои любимые очки с круглой оправой. Её светлые волосы были распущены и завитыми кудрями рассыпались по плечам. Длинное голубое платье чуть ли не кричало, что красавица, как минимум, из другого столетия. Или и вовсе из другого мира.

Позади неё был не привычный тёмный коридор, а светлая просторная комната, больше походившая на тронный зал. И я заметила мелькнувшие тени…

И всё же, незнакомка была похожа на меня, будто близнец… двойник, только красивее, смелее и… элегантнее. Я зачем-то протянула руку навстречу, но девушка даже не шелохнулась, не повторила движение за мной, как и положено отражению.

Словно я смотрела не в зеркало, а в окно. В окно другого мира, неизведанного, но такого интересного. Манящего.

Не знаю, было ли это последствием алкоголя, или просмотренного фильма, но я совершенно не боялась этой чертовщины. Это Катьке надо бояться: она замуж выходит! А я ни за что и никогда! Отношения не для меня. Вообще не понимала всего этого. Не верила в любовь. Это всего лишь способ выживания. Мне было хорошо одной. Всегда.

Когда я коснулась зеркала, всё мгновенно изменилось. Вспышка, и я очутилась посреди ярко цветущей поляны в незнакомом лесу. Последние несколько минут я так и стояла, озираясь по сторонам, пытаясь понять, где это я.

Тяжело вздохнула. Пора действовать.

Ущипнула себя, желая проснуться посреди девичника, чтобы всё стало, как прежде. Ай! Больно! Во сне же я этого не почувствовала бы?

Плохи мои дела…

Огляделась, пытаясь не паниковать раньше времени, но тщетно: истерика медленно, но верно, охватывала меня. Я перестала себя контролировать, хоть и пыталась сохранить остатки благоразумия.

И тут я заметила двух высоких мужчин, которые направлялись в мою сторону. Первым желанием было сбежать, спрятаться, переждать, но потом я напомнила себе, что хуже уже не станет, а они хотя бы могут прояснить ситуацию.

– Вон она! – возглас человека, шедшего чуть впереди, только подтвердил, что они искали меня.

И тут я увидела лицо второго спутника и замерла. Ужас объял меня, сковав с ног до головы. Не могла пошевелиться. Забыла, как дышать. Ведь я узнала незнакомца, если его можно было так назвать.

Им был мой истинный враг ещё со школы…

Глава 1: Не прячьтесь в темноте


Мы смотрели друг другу в глаза. Я с нескрываемой ненавистью, мой враг – с любопытством. Негодовала и даже не пыталась этого скрыть. Да как он смел оставаться таким спокойным и равнодушным?! Он превратил мои школьные годы в ад, а теперь насмехался надо мной! Мечтала придушить напыщенного гада. Что б ему пусто было!

Самое смешное окружающие постоянно повторяли мне: «Забудь ты эти детские обиды и невинные шалости. Вы же были детьми! Глупо держать злость в себе. Пора её отпустить!»

И каждый раз я приходила в бешенство, услышав слова горе-советчиков. Шалости?! Невинные? Найденная дохлая крыса в моём ранце – это всего лишь забава?! Учитывая, что произошло это в десятом классе! Что здесь было детским и невинным? Мы оба воевали, как могли, подставляя друг друга и унижая публично. И я тоже не была без греха. Я неплохо отомстила, доставив мерзавцу кучу проблем.

– Что тебе нужно от меня, Андрей?! – прошипела, так и не взглянув на сопровождающего. – Где я? Как я здесь очутилась? Что ты задумал?! – засыпала вопросами, не до конца понимая насколько это неразумный поступок.

Если Андрей задумал что-то плохое, вряд ли он посвятит меня в свои планы. А иначе, ему здесь я?

Брови бывшего одноклассника удивлённо взлетели вверх. Он не ожидал от меня такой дерзости? Ну, да, перед ним больше не та зашуганная девчушка из детского дома. Я давно выросла и умела постоять за себя. Благодаря этой сволочи, между прочим!

– Мне кажется, у тебя окончательно испортилось зрение, – холодящим голосом произнёс парень, аккуратно, с надуманной заботой сняв с меня очки.

Да как он посмел?!

Я еле устояла, борясь с желанием отпрыгнуть на полметра от неожиданности, от его наглости. Мои кулаки невольно сжались. Я была готова кинуться на мальчишку в любой момент.

Вот только… Его прикосновение не показалось мне неприятным, неожиданно подарив лёгкое тепло и защищённость. Оно было ласковым, мягким и таким расслабляющим. Раньше его случайные касания причиняли боль и вызывали дикую ярость в душе.

Да что со мной не так?!

– Что ты себе позволя… – «ешь» застряло у меня в горле. Вдруг осознала, что прекрасно вижу и без очков. Мир обрёл яркие краски и стал очень чётким, что испугало и обрадовало одновременно. – Как ты это сделал?! – догадка, пришедшая на ум, резко ударила обухом по голове, заставив задрожать от страха: – Ты не Андрей…

Внимательно всмотрелась в знакомые черты лица. Да, внешне он очень напоминал моего одноклассника. Те же тёмные шелковистые волосы, те же карие глаза, тот же худой заострённый продолговатый нос… Но смотрел он совершенно иначе. Уверенно, властно, с неким любопытством. И я, готова поклясться, заметила проблески доброты в его взгляде.

Андрей всегда смотрел на меня с некоей озлобленностью, ненавистью. Интереса в его глазах никогда не было, лишь желание меня убить.

Тогда кто сейчас передо мной? Двойник? Его злобный брат-близнец? Или, наоборот, добрый, потому что злее Андрея мог быть только сам дьявол?

Мы бы и дальше молча разглядывали друг друга, если не смешок, раздавшийся слева. Он напомнил нам, что мы не одни:

– А она быстро догадалась.

Повернула голову, посмотрев на сопровождающего. Немолодой мужчина стоял в капюшоне и внимательно рассматривал меня.

По-прежнему ничего не понимала. Не понимала, что тут происходило. Зачем был нужен этот фарс.

– Адриан, я считаю, нам пора вернуться во дворец, где мы и объясним всё двойнику. Боюсь, здесь нас могут подслушать.

Мужчина, так похожий на моего детского врага, коротко кивнул. Адриан значит? Но причём тут двойник? Кто двойник?

Внезапная догадка озарила мою бедную головушку. Двойником была я.

Но чьим?

Как много пугающих вопросов, на которые я не хотела знать ответа.

– Сэди, вам стоит переодеться, – спутник взмахнул рукой, и я вмиг переоделась в небесное платье из отражения. – Боюсь, ваш наряд жители нашего мира просто не поймут.

– Как… какого мира? – заикаясь, произнесла я. От происходящего жутко начала раскалываться голова.

– Адриан, возьмите её под руку. Пусть все думают, что вы пытаетесь наладить отношения со своей истинной, – мужчина, казалось, не обращал на меня внимания.

Адриан покорно протянул мне руку. Я запаниковала. Стоп, я должна ему довериться? С какой стати?! Стоп! Не может быть! Парень с лицом моего врага из реального мира на самом деле мой истинный?!

Надеюсь, это не как в сказках про истинную пару? Вместе и навсегда, в любви и гармонии?!

Я не хочу! Я не готова!

Глава 2: Тронный зал


Мне ничего не оставалось, как повиноваться и взять под руку мужчину, которому не доверяла. Мужчину, двойника которого ненавидела.

Но всё оказалось не так страшно, как я предполагала.

Адриан вежливо улыбнулся, когда я всё-таки сделала то, что была должна. Как и следовало ожидать, мне не было противно от его прикосновения. Напротив, волна приятных мурашек пробежалась по моей спине. Даже если я и ненавидела злобного близнеца Адриана, то моё тело совершенно иначе воспринимало его самого.

И это пугало.

Прогулка до дворца была недолгой. С любопытством рассматривала всё, что попадалось в поле зрения. В целом, мир казался не сильно отличающимся от моего, если я, конечно, не спала. Самым очевидным отличием стало красное солнце. Оно грело иначе. Не обжигало, но было значительно теплее. Интересно, была ли здесь зима?

И с каждым вздохом, с каждым шагом я всё больше проникалась магией. Она ощущалась повсюду. Она исходила от двух моих спутников и была величественной. Она чувствовалась в каждой тоненьком стебельке и ярком цветке, и была грациозной. Она витала в воздухе с каждой пылинкой, с фиолетовой пыльцой, и была необычной. Этот мир был абсолютно другой…

Дворец поразил своей величественностью и красотой. Ахнула, лишь заметив его. Это казалось настолько невозможным и неописуемым, что захватывало дух. Захотелось даже остановиться, чтобы получше рассмотреть блестящее золотое строение. Купола уходили высоко в небо, конца и края не было видно благолепию. Попыталась посчитать количество башен, но сбилась на пятнадцатой.

Интересно, были ли здесь подземелья?

Внутри замок был ещё больше, чем снаружи. Мы попетляли по бесчисленным коридорам, от лабиринтов которых у меня немного закружилась голова. Вскоре мы пришли в ту самую комнату, которую до этого я видела в отражении. Не ошиблась, когда подумала, что это тронный зал. Огромное красное царское кресло только подтвердило мою правоту. Заметила я и причудливое зеркало, но не успела его хорошенько разглядеть.

– Отлично, теперь мы можем нормально поговорить, – кивнул сопровождающий, захлопнув двери. В тот же миг от них пошёл голубой луч, который мгновенно опоясал всё помещение. – Теперь нас никто не услышит.

Магия помех? Умно. Стоп! Откуда я знаю, что при помощи чар незнакомец сделал так, что нас никто не смог бы нас подслушать?

Кто же этот мужчина? Явно кто-то близкий Адриану. Был ли он слугой, дворецким или какой-то более важной шишкой?

– Вы, двое… – заговорила, когда оправилась от шока. – Вы можете нормально объяснить, что здесь творится? И какого чёрта вы вырвали меня из родного мира? – не выдержала, гневно посмотрев на них.

Надоели эти загадки!

– Сэди, прошу, присядьте, – осторожно улыбнулся волшебник.

– Почему вы меня так называйте? Моё имя Елизавета! – повысила голос, окончательно сорвавшись. Чертовщина, творившаяся вокруг меня, сильно подбешивала. Никто и не хотел объяснять, как и зачем они затащили меня в это Средневековье.

– Это простое обращение, – равнодушно пожал плечами Адриан, удобно устроившись на троне. Как ни странно, но ему безумно шло царское место. Как будто он вырос для него.

Может, это так и было?

– Какое ещё обращение? – с негодованием посмотрела на него, скрестив руки на груди. Я не была заинтригована. Я дико злилась, желая спалить всё к чертям и вернуться домой.

– Как у вас «леди» и «сэр», также у нас «сэди» и «лер». Ты привыкнешь, – всё также флегматично ответил Адриан.

По искоркам в глазах догадалась, что моё поведение его только веселило. Как будто я ему шут какой-то!

– Откуда ты… – запнулась, не зная, как и реагировать. А потом поняла, что есть вопросы куда более важные: – Почему я вообще понимаю вашу речь?

– Ты переняла часть знаний от двойника, – пожал он плечами, закинув ногу на ногу. Невольно залюбовалась им: солнечный свет падал на лицо, подчёркивая идеальные черты.

Покачала головой, пытаясь отогнать странные мысли.

– Ваша светлость, – страж устало вздохнул. – Позвольте мне представиться и ввести вас в курс дела. Моё имя Рамон. Я верховный советник, приближённый будущему королю Вэстриса – Адриану.

А нельзя было сделать это немного раньше? Ещё там… в лесу?!

Я была возмущена происходящим, мои эмоции вышли из-под контроля, но я молчала, ожидая продолжения. Так и не дождавшись моей реакции, Рамон продолжил свою речь:

– Вэстрис – одно из десяти королевств нашего мира, который мы называем «Вода». Мы были крайне удивлены, когда узнали, что мир-двойник именуется Землёй, несмотря на то, что планета, как и наша, на семьдесят процентов состоит из воды…

– Можно ближе к делу? – прищурилась, зло взглянув на Рамона. Меня совершенно не интересовала столь подробная лекция о месте, куда я попала.

Меня волновало совершенно иное: внутри меня образовался огромный котлован эмоций, чувств, что смешался и превратился в безумный коктейль силы, который я не контролировала.

И теперь уже он управлял мной.

– Ваша светлость, вы нетерпеливы, – поморщился Рамон, даже не пытаясь скрыть осуждения в голосе.

– А мне плевать! – воскликнула я, гневно уставившись на горе-лектора, подняв левую руку. Действовала по наитию, совершенно не подозревая к чему всё приведёт.

Внезапно из моей ладони вырвался ярко-зелёный луч, мощной волной накрыв весь зал. Он разрезал комнату на две половины. Рамон попытался его остановить, поймать, но, попав на линию огня, отлетел к дальней стене, громко ударившись и упав на пол.

Вскрикнула, придя в себя, обессиленно упав на колени. Магия рассеялась.

Я, что, только что убила советника?!

Глава 3: Наречённая


Больше не чувствовала гнева, ярости, агрессии. Лишь слабость и опустошённость. Сидела на коленях и плакала. Я… убила человека. Вот так. Случайно. Я никому никогда не хотела причинить зла! А ведь он просто хотел прояснить ситуацию…

– Успокойся, – властно произнёс Адриан. Он вальяжно поднялся с трона и пересёк весь зал, склонившись над своим слугой. Пару секунд, я увидела очередную вспышку зелёного цвета, после чего Рамон очнулся.

– Спасибо, что воспользовались целительной магией, лер, – Рамон поднялся и поклонился. – Я не сильно пострадал, просто потерял сознание. Давно не видел столь сильного, неконтролируемого потока. Ваша светлость, простите, что недооценил вас, – и теперь он поклонился мне.

Я продолжала плакать, не понимая, что происходит. Кажется, у меня началась истерика, которую я была не в силах остановить.

– Адриан, она ваша истинная. Сделайте же что-нибудь! – и я вновь услышала нотки осуждения в словах Рамона.

Будущий король Вэстриса подошёл ко мне. Он присел на корточки рядом и попытался меня успокоить. Но моя истерика была настолько сильной, что я слышала его голос, но не понимала, что он говорил. Всё было как в тумане. Я словно проваливалась в бездну, падая на дно.

В конце концов, ему это надоело. Адриан схватил меня за руки и потянул вверх.

– Пусти! – начала брыкаться и вырываться, постепенно приходя в себя. Мужчина оказался гораздо сильнее меня, и ему было плевать на удары моих маленьких кулачков. Он с лёгкостью поставил сопротивляющуюся меня на ноги, прижал к своей широкой груди.

Я честно пыталась вырваться. Первые пару секунд. А потом мне вдруг стало резко тепло и спокойно. На короткий миг почувствовала себя счастливой. И даже время потекло иначе. Как будто мы остались вдвоём во всём мире. И это было волшебным чувством, неизвестным мне доселе.

Вдруг захотелось уткнуться носом в его тело, окончательно спрятавшись от любых проблем.

Выдернул из необычных грёз Рамон. Он громко откашлялся и вежливо заговорил. В этот раз в его голосе я не распознала ни одну эмоцию, словно он боялся ещё раз вывести меня из равновесия:

– Вижу, вы успокоились, – на его губах появилась лёгкая полуулыбка.

Осознав, в каком положении я нахожусь, возмутилась и оттолкнула парня, хоть мне и не хотелось выскальзывать из его объятий. Адриан хитро прищурился, но промолчал, сделав вид, что всё так и было задумано.

Рамон, тем временем, достал блестящую диадему, которую подкинул в воздухе при помощи магии. Бронзовый свет, исходящий из его ладоней, завораживал.

Слуга медленно подошёл ко мне и осторожно надел необычное украшение мне на лоб.

– Этот артефакт сдержит ваши неконтролируемые вспышки магии, пока вы не научитесь управлять ею. Завтра же приставлю к вам лучшего учителя.

– Благодарю, – коротко кивнула. – Простите, что причинила вам жуткие неудобства, – мне действительно было стыдно.

Во-первых, я ни с того, ни с сего разозлилась, даже не разобравшись в ситуации. Во-вторых, я чуть не убила бедного мужчину при помощи магии, хотя он просто выполнял свою работу. Наконец, просто разревелась на пустом месте.

Разве это поведение взрослого человека?!

– Этот артефакт не будет бросаться в глаза? – тихо поинтересовалась. – И могу ли я вообще вернуться домой?

– Ваша диадема – это символ того, что вы наречённая будущего короля Вэстриса и станете законной королевой через сорок пять дней, – спокойно отчеканил Рамон. – Вернуться в родной мир у вас пока нет возможности. Только после церемонии обручения, если ваш двойник не будет против вернуться в Вэстрис. Только там можно совершить обмен.

– Но я была против! – возмутилась, скрестив руки на груди.

– Осторожно, – в нашу беседу вступил Адриан, коротко усмехнувшись. Ах, его это всё забавляло?! – В прошлый раз, когда ты не сконтролировала поток магии, твои глаза зажглись красным пламенем. Сейчас твоя диадема светится зелёным.

– Что поразительно! – Рамон же, похоже, восхитился. – У Элайзы, вашего двойника, не было магии. Вы гораздо способнее, чем она.

– Но я не просила меня сюда забирать! – вздохнула.

Мне резко захотелось рухнуть на пол. Ноги перестали держать меня, и я чувствовала, что вот-вот рухну на пол. Адриан, похоже, прочёл мои мысли. Через мгновение по щелчку его пальцев из неоткуда появилось удобное кресло.

– Присаживайся.

– Благодарю, – какое простое слово. Но как можно при помощи него проклясть, если сказать иным тоном. Что я и сделала.

– Вы не были «за», и не были «против» обмена. Перенос можно совершить только при помощи обмена двух двойников, если никто из них не будет против. Это очень древняя и сложная магия, – Рамон говорил долго и занудно, словно читал лекцию.

Вздохнула. Кажется, я серьёзно влипла. Окинула коротким взглядом помещение. Глаза сами споткнулись о зеркало, что стояло неподалёку. Его золотая окантовка привлекала. Мне показалось, что оно непросто старинное, а… волшебное. Неужели я перенеслась сюда при помощи этого артефакта?

– А как ты думаешь попала сюда? – от мыслей отвлёк довольный смешок Адриана. – И ты думаешь то зеркало, что стоит у тебя в коридоре, оказалось у тебя случайно?

Вздрогнула. Я купила его месяц назад на распродаже. Вот! Предупреждала же меня Катька: скидки – это зло. Ни одну хорошую вещь, без подвоха, не продадут на распродаже.

– Как ты узнал, о чём я думаю? – нахмурилась, уставившись на самодовольного идиота.

– Мы связаны, моя дорогая истинная, – от его тихого шёпота у меня мурашки по спине побежали! Я слышала во фразе некую угрозу.

На мгновение мне даже показалось, что мы опять остались одни.

Чёрте что! Кажется, я начинаю ненавидеть Адриана не меньше, чем ненормального Андрея!

Глава 4: Устройство миров


– Быть может, вы оба прекратите говорить загадками и наконец-то расскажете мне, что тут происходит, кто такие истинные, и что вы задумали? – нескоро смогла взять себя в руки, но, когда мне это удалось, заговорила совершенно спокойно, чеканя каждое слово.

– С удовольствием поведаю вам, Ваша Светлость, – Рамон поклонился, чуть ли не коснувшись головой пола.

Он щёлкнул пальцами, отчего я вздрогнула, потому что за его спиной прямо в воздухе появились картинки, словно мультфильм вне экрана. Они менялись сами собой и за ними было интересно наблюдать.

Смогу ли я когда-нибудь привыкнуть к магии в этом странном мире? Или лучше вернуться домой?

– Во Вселенной существует тысячи миров, каждый из которых связан с одним единственным.

Планеты, населённые отличными существами, разнообразной живностью, вращались вокруг пальца рассказчика. Они менялись одна за другой, появляясь из неоткуда и исчезая в никуда. Как заворожённая наблюдала за столь необычной магией.

– Эти парные миры являются отражением, которые схожи во многом, но диаметрально противоположны в мелочах. Так, в двух парных мирах существуют совершенно одинаковые люди, которые не отличаются даже в ДНК, но имеют совершенно разные характеры и, соответственно, разное отношение к жизни и людям.

Вздрогнула, когда увидела себя в очках и моего двойника без них. Она была моей точной копией, и это пугало. Но взгляд… Он сообщил мне многое. Он буквально кричал о том, что это разные люди. Элайза была увереннее в себе, спокойнее и рассудительнее.

– Если в одном мире ты дружил с человеком, то в другом ты будешь враждовать с его копией. Земля и Вода – два парных мира, которые мирно сосуществовали параллельно, развиваясь одинаково, пока однажды Земля не открыла для себя Науку, а Вода не нашла источник магии.

И я видела, как люди с Земли изучали, ставили опыты, узнавали много нового. Видела, как люди с Воды нашли источник магии, изучали её, искали её внутри себя, становясь сильнее, мудрее. Они учились колдовать, пока мы брали своей любознательностью.

– И вот результат: Земля – технически развитый мир, Вода населена магами. Что из этого лучше? Кто знает, – Рамон развёл руками, и мелькающие картинки исчезли. – Благодаря магии мы узнали о парных мирах, о возможности путешествовать по ним. Благодаря землянам открыли несколько научных правил, – Рамон криво улыбнулся, а я рассмеялась: он слишком забавно выглядел со стороны.

И этот превосходный лектор явно ждал от меня хоть какой-то реакции.

– А причём здесь истинные? – наконец, задала вопрос, который мучал меня последние несколько минут. Мимоходом взглянула на Адриана: тот давно вальяжно развалился на троне и со скучающим видом наблюдал за мной.

– О, мы открыли магию истинных пар в шестнадцатом веке, – Рамон ухмыльнулся. Ему явно нравилось рассказывать. – С тех пор многое изменилось. Мы стали жить гораздо лучше. Процент разводов значительно упал.

Терпеливо слушала, нахмурившись. Никак не могла понять, к чему ведёт советчик. И, похоже, Адриану это тоже надоело. Он резко соскочил, быстрым движением подошёл ко мне и заглянул в глаза.

– Ты хочешь узнать кто такие истинные? – от него так и исходила угроза, от которой я не могла ни спрятаться, ни скрыться. И самое страшное: мне и не хотелось. Адриан резко схватил меня за левую руку, при этом обжёг мою кожу своей холодностью, обхватил запястье ладонью и что-то произнёс.

Вмиг наши руки оплела красная волшебная полупрозрачная нить. Она была невесомой, но ослепляла ярким светом.

Как завороженная смотрела на этот маленький огонёк.

– Адриан! – возмущённый возглас Рамона вырвал меня из небытия, в который я постепенно проваливалась. – Могу ли я закончить теорию, чтобы ты потом перешёл к своей пресловутой практике?

Адриан закатил глаза, но повиновался, выпустив меня из своих цепких лап.

– Благодарю, – кивнул советчик, взглядом проводив будущего короля до трона. – У каждого есть предначертанный ему человек. Истинная пара, если угодно. Спутник жизни, с которым тебе будет комфортно и в бедах, и в счастье.

– То есть у каждого в этом мире жизнь расписана чуть ли не по минутам? – скрестила руки на груди, гневно взглянув на лектора.

– Знаешь, многие мудрецы, сильнейшие волшебники давно бьются над загадкой: настоящие ли это чувства, или просто несколько мощных заклятий, наложенные на двух людей, – Рамон печально улыбнулся, исподтишка наблюдая за мной.

– Хорошо, – обескураженно кивнула. – Но причём тут я? Элайза – истинная для Адриана. Не я. Я простой житель Земли, ничем не выдающийся.

– Учитывая, что у тебя появилась магия почти сразу же, ты не так проста, – тон Адриана я не смогла понять. Лишь почувствовала, как от его слов по телу пробежался неприятный озноб.

– Ты – двойник. Идентичная копия, – Рамон осуждающе посмотрел на своего подопечного, а потом обратился ко мне: – У Элайзы и Адриана не клеилось с самого начала. Они возненавидели друг друга с первого взгляда. Элайза грозилась покончить с собой, лишь бы не быть, цитирую: «с этим напыщенным индюком».

Еле сдержала улыбку. А ведь она в чём-то права! Адриан казался именно таким, но, как не странно, не вызывал во мне отрицательных эмоций.

А вот сама Элайза мне безумно нравилась. Жаль, что я вряд ли смогу с ней встретиться, пересечься. Мы отражения друг друга, и никогда не сможем сосуществовать по одну сторону зеркала.

– Тогда взял бы в жёны кого-то другого, делов-то! – отмахнулась. Всё гениальное – просто. Нужна невеста? Наречённая сопротивляется? Возьми другую!

Неожиданно вздрогнула. Адриан и взял другую… Я только сейчас начала осознавать, что мне предстояло. И это пугало.

– Законы Вэстриса гласят, что принц не может занять свой королевский пост, если не женится на истинной. Таковы правила, и никто не смеет их нарушать, – отчеканил Рамон, словно повторил давно наизусть выученное проклятье.

– Почему? – жалобно пискнула, заранее боясь узнать ответ.

– Непослушание – смерть, – холодно бросил Адриан.

Эти два коротких слова прозвучали для меня, как приговор. Я тоже умру, если не повинуюсь?!

Глава 5: Покои принцессы


Слепо следовала за Рамоном по лабиринтам замка. Молчала, обдумывая полученную информацию. И чем больше думала, тем страшнее мне становилось.

Подытожим. Мало того, что меня наглым образом вырвали из родного мира, так ещё и через сорок пять дней я должна выйти замуж за напыщенного индюка! Не зря же мой двойник невзлюбила его с первого взгляда!

К тому же, откуда-то взялась чёртова магия, которой я совершенно не умею управлять! И её сила настолько велика, что я могу запросто убить как соперника, так и союзника.

Я всего этого не просила! Не хотела. А мне ведь даже выбора не оставили!

Из неутешительных дум меня вырвал успокаивающий голос Рамона. Оказывается, мы пришли к ещё одной светлой и просторной комнате замка. Двери были открыты, и я с любопытством заглянула вовнутрь.

– Ваши покои, сэди, – Рамон поклонился, пропуская меня вперёд.

– А разве я не должна жить с родной семьёй двойника? – настороженно поинтересовалась, с интересом разглядывая помещение. Оно было просторным, светлым и уютным. Вид из окна выходил на живописные сады дворца, где мне не терпелось прогуляться.

Сама комната с порога громко заявляла, что это покои очень значимой персоны. Огромная двуспальная кровать с балдахином, большое зеркало, громадный шкаф… Всё было оформлено в пастельных тонах и только подчёркивало роскошность.

– О, в этом нет необходимости. Элайза и Адриан подобрали идеальное время вашего перемещения: в четриду перед церемонией вам не обязательно тесно общаться с близкими Элайзы. Не в обиду будет сказано, они все замечательные люди и могут легко распознать в вас двойника, – мужчина немного замялся, а я не сразу догадалась почему.

Точно! Называя кого-то в этом мире хорошим человеком, Рамон автоматически говорил, что их земные копии имеют противоположный характер.

– Брось, – махнула рукой, не в силах больше рассуждать на тему кто прав, кто виноват. – Мой отец бросил мать беременной, когда та уже не могла сделать аборт. Она оставила меня в детском доме и… – прервалась, испытав резкую боль в груди.

А я ведь запрещала себе думать о матери в каком-либо ключе. Я всегда, с самого детства была одна, появившись на свет совершенно случайно.

Мне просто повезло остаться в живых.

– Сочувствую… – слуга начал говорить, но я резко оборвала его:

– Не надо! Это не та тема, которую я согласна обсуждать, – покачала головой. – Лучше скажи, что такое «четрида».

Не понимала значение некоторых слов, хоть и чисто интуитивно понимала речь. Часть знаний двойника чудом сохранилось в моём подсознании.

Или очередные проделки магии?

– Наш календарный год состоит из трёх триад, каждая из которых включает три четриды. Четрида состоит из сорока пяти дней, – Рамон и рад был сменить тему. Видимо, ему самому было неприятно слышать о моей земной семье.

– Ага, как у нас месяц значит, – кивнула, задумчиво плюхнувшись на кровать.

– Не совсем понимаю вас, – смущённо улыбнулся Рамон. – Но, если вам легче адаптироваться в нашем мире, приводя аналогии с родным, то так тому и быть.

Некоторое время мы молчали, каждый думал о своём. Я рассуждала над сложившейся ситуацией, Рамон – просто не мешал мне.

– Это… вы, если что, не обижайтесь на Адриана… – вдруг заговорил слуга. – Он хороший мужчина, будущий правитель, просто у него выдалась тяжёлая триада.

Флегматично вскинула левую бровь. Я и не обижалась. Просто прикидывала, как лучше превратить его жизнь в ад, чтобы он взмолился и вспомнил о своей настоящей истинной Элайзе. Она по сравнению со мной должна показаться ему милым ангелочком, и никак иначе!

– Его родители умерли пятилетие назад… Всё это время Вэстрисом правит его старший брат Люций… И, если Адриан не женится на вас в ближайшую четриду, то, боюсь, Люций захватит Вэстрис навсегда, и никому от этого не станет лучше…

Вот значит как. Я должна пожалеть маленького сироту Адриана, у которого могут отобрать законный престол!

Ох уж эти дворцовые интриги, в которых я не хотела участвовать. Это нечестно, что меня насильно впутали и теперь неизвестно как я должна из них выпутываться!

Внезапно что-то пушистое врезалось мне в спину. От неожиданности ойкнула и вскочила, настороженно обернувшись. С кровати на меня смотрели два огромных пылающих огонька. Это существо явно было готово броситься на меня в любой момент…

Глава 6: Жужжи́нчик


– О! Октавия! А мы тебя потеряли! – Рамон радостно подскочил к зверю, а я недоверчиво юркнула мужчине за спину, тихо наблюдая со стороны. – Не убежишь от меня, маленькая проказница! – Рамон рассмеялся, когда существо, то ли испуганно, то ли играючи, увернулось от него, сделав нереальный кувырок прямо в воздухе. – Жужжи́нчик!

И тогда Рамон применил магию: выпустил из ладони пурпурные лучи, которые вмиг поймали маленького хулигана.

Когда зверёк оказался на руках у советника, смогла внимательно рассмотреть игривое существо. Жужжинчик больше не казался устрашающим. Даже наоборот: милым и забавным. Он был размером с маленького котёнка, но что-то подсказывало, что передо мной – взрослая особь. Вся его шкура была усыпана пёстрыми пятнами: чёрного, белого, красного, коричневого и серого цветов. И, похоже, я просто не успела разглядеть другие оттенки. Кончики лапок были белыми, словно зверёк впопыхах надевал носочки, натянув на каждую лапку разную длину. Мордочка хоть и была похожа на кошачью, но имела нос чуть длиннее. Привычные уши были словно вывернуты наизнанку, прижаты к небольшой голове, и оттуда, будто маленькие антеннки, торчали длинные белые волоски. Смотрело существо зелёными глазами, которые начинали гореть изумрудным пламенем, стоило жужжинчику отойти в темное место.

– Жужжинчик? – удивлённо переспросила, не представляя, почему столь милый зверь был назван так… странно.

Отталкивающе.

Подошла поближе и неуверенно прикоснулась. И тут он резко зажужжал. Этот звук не был похож на полёт пчелы, совсем нет. Скорее его можно было сравнить с тарахтением трактора. Мгновенно отшатнулась, испугавшись, поняв, насколько моё действие было необдуманным.

– Сейчас она разозлена, хочет на меня напасть или… что? – с нескрываем любопытством, смешенным со страхом, поинтересовалась я.

Хоть что-то в этом мире меня по-настоящему заинтриговало!

– О, разве вы не слышите настоящую музыку для ушей? – Рамон рассмеялся, а я от удивления выгнула левую бровь. – Она рада вас видеть. Волшебно! Удивительно! Элайзу, хозяйку, она почти не признавала.

– То есть, размеренное… жужжание… это пение? – еле выговорила, чуть ли не по слогам, запинаясь после каждого слова. Я была слишком шокирована, чтобы адекватно воспринимать данную реальность. Она слишком отличалась от принятой мной.

– Ага! Ну, разве не прелесть? На вашей Земле, кстати, есть свой двойник этим прелестным созданиям! Вы зовёте их кошками, и они мурчат. Б-р-р, – он даже поморщился.

М-да. У нас явно слишком разные представления о приятных звуках. Никогда не была фанаткой кошек, но не могла не признать их милоту.

– Красавицу зовут Октавия. И теперь она полностью ваша. Элайза звала её «Октавой», шутя, что мелкая умела брать музыкальный интервал. Хоть они и не особо ладили, Элайза обожала хулиганку, подаренную ей матерью, – Рамон с радостью поделился историей животинки и выпустил зеленоглазого зверька. Октавия, очутившись на свободе, радостно запрыгнула на мои плечи.

Я ойкнула, но не от этого. У Элайзы была мать? Боже, какая я глупая! Конечно же, у неё была родная мать! И, наверное, любящая и добрая, в отличие от моей. И Элайза так просто слиняла в мой мир после всего?

Но кое-что напугало меня ещё больше: мне придётся играть перед незнакомой женщиной её родную дочь. Да меня же раскусят в два счёта!

Существо на моих плечах радостно зажужжало, не понимая, в какую передрягу я влипла.

Глава 7: Подготовка к величайшему обману


Октавия, ласково жужжа у меня на плечах, и не подозревала, какие страшные мысли мелькали у меня в голове. Мне вдруг стало настолько безумно страшно, что я никак не могла совладать с собой. А вдруг… я не справлюсь? Вдруг меня раскроют и как предательницу сожгут на костре инквизиции?

У них же почти средневековье, а вдруг…

– Ваша светлость, я вижу, что вы чем-то встревожены. Чем-то напуганы? – обеспокоенно спросил Рамон. Со стороны казалось, что он смотрел в мои глаза, но я чувствовала, что он словно старался прочесть мои мысли, заглянуть куда-то глубже.

В душу?

– Я боюсь, что меня раскроют, – тяжело вздохнула, вновь плюхнувшись на кровать. Октавия не ожидала такого подвоха и свалилась с меня. Жужжать перестала, издала явно недовольный звук, да и посмотрела на меня взглядом, словно проклясть хотела!

– О, не переживайте по этому поводу, – Рамон облегчённо вздохнул. – Элайза всё предусмотрела и продумала.

– Да? – раздражённо бросила. – При перемещении меня выбросило неизвестно где. А если бы вы меня не нашли?

Отлично продуманный план! Я на каждом шагу сталкивалась с косяками и его недоработками при его исполнении, но принц и слуга считали его идеальным!

– На случай ошибки телепортации Элайза оставила клок волос, по которому мы вас и нашли, – спокойно ответил мужчина. Похоже, он привык к таким эмоциональным девушкам вроде меня.

Но я не собиралась сдаваться!

– А моя магия? Вы её тоже учли? – прищурилась, мысленно мечтая проклясть слугу. Вздрогнула, когда заметила в отражении, что моя диадема засветилась, готовясь взорваться. – И как вы это объясните вообще? – указала рукой на украшение.

– И предположить не могли, но не бывает идеальных планов. Ничего страшного, я уже подыскал вам волшебницу, которая обучит вас колдовству, – его спокойствию можно было только позавидовать!

– А почему не вы? – нахмурилась, не желая признавать очевидное. – И как вы объясните произошедшее?

– Легко! При подготовке к торжественному бракосочетанию Элайза неожиданно открыла в себе магию. А обучать вас я не имею права. Наши магии происходят из разных начал. У меня она мужская, у вас женская. Ничего не могу с этим поделать.

– И что мне отвечать на расспросы любопытных зевак? При малейшем тесном общении они сразу же поймут, что я – не Элайза, – тяжело вздохнула, начиная постепенно сдаваться. Не осталось никаких сил спорить.

– Мы минимизируем ваше общение с посторонними. И вы всегда можете отвечать: «извините, но я не имею права отвечать на этот вопрос до королевского бракосочетания. Секрет магической подготовки», – всё также спокойно заметил мужчина.

– А семья Элайзы? Разве она не имеет права общаться с… дочерью? – последнее слово далось мне нелегко.

Я выросла в приюте, но это не значит, что я не пыталась встретиться с родной матерью. Не пыталась найти её. Увы, пыталась. И нашла. Это была не самая приятная встреча в моей жизни. И, если она хотя бы наполовину похожа на неё…

Нет, по закону подлости, она стопроцентно двойник женщины, что оставила меня, потому что ей было неудобно. Я была для неё балластом, лишним грузом. Никчёмной, ненужной. И, если мать Элайзы хоть как-то похожа на неё внешне, то я даже не смогу посмотреть ей в глаза. Наверняка она будет относиться ко мне более, чем хорошо.

Готова ли я познать тепло материнской любви, зная, что она мне… неродная? Зная, что, по сути, она мне никто?

– Кроме матери, у вас есть отец и младший брат. И все они счастливы, что вы – истинная принца Вэстриса. И понимают, насколько это важно для вас и для семьи, – отчеканил Рамон.

Он, что, готовился за неделю? Учил и готовил речь?

– Прекрасно. Хоть у кого-то хорошая и любящая семья, – ком застрял в горле, глаза начало жечь. Было очень больно, но я пыталась справиться с собой. – А что насчёт моих мыслей? Как я понимаю, при помощи магии их очень легко прочитать, – недовольно буркнула, сдерживая слёзы.

Рамону хватило тактичности, чтобы промолчать по поводу моей несдержанности. Я и сама не понимала, что творилось с моими эмоциями.

– Хорошо понимаю ваши опасения, – с этими словами он взял с окна маленькую шкатулку в форме сундучка и достал оттуда два украшения: жемчужный браслет и кулон с рубиновым камнем. – Браслет защитит вас от чтения мыслей. Кулон – от воздействия магии подчинения. Не снимайте украшения ни при каких обстоятельствах.

– А если мои враги захотят их снять? – кивнула, приняв дары.

– Никто без вашей воли не сможет этого сделать. Любое прикосновение обожжёт вашего недоброжелателя, – Рамон был уверен, что предусмотрел всё.

Но я прекрасно понимала, что это было невозможным. И я пыталась найти хотя бы малейший изъян в их плане.

– Есть хоть кто-то, кому Элайза доверяла? – наконец, вздохнула. Только сейчас осознала, что мне придётся откликаться на это имя. Красивое, бесспорно, но оно не было моим, родным, данным при рождении.

– Да, – после секундного замешательства нехотя сказал Рамон. – Но даже ей я бы не советовал рассказывать правду, – после чего он щёлкнул пальцами, и в воздухе появилась очередная картинка. В этот раз передо мной предстал образ красивой девушки. – Это Катрина. Фрейлина и лучшая подруга Элайзы.

Вздрогнула, когда, приглядевшись, поняла, что это двойник моей лучшей подруги Катьки. Но ведь это невозможно! В обоих мирах она не может быть лучшей подругой! А значит какая-то из девушек врала, притворяясь подругой.

Отшатнулась, потому что Октавия, выскользнувшая из-за моей спины неожиданно зарычала на силуэт Катрины.

Глава 8: Тёмный коридор


Вскоре Рамон покинул меня, решив, что мне стоит остаться наедине с собой. Привыкнуть. Обустроиться.

Хватило меня ненадолго. Первое время под любопытными взглядами Октавии я осматривала свои покои. Из любопытства открыла шкаф с платьями, ахнула от удивления и тут же закрыла. Количество разнообразных, красивых и желанных платьев просто зашкаливало. Глаза разбегались, и я решила отложить процесс переодевания на неопределённый срок.

Всё-таки, эта показушная роскошь не для меня. Несмотря на то, что не прошло и дня, как я попала в этот причудливый мир, я скучала по дому. Я должна быть на свадьбе единственной подруги, провожать её к алтарю, а не вот это вот всё! Страшно даже представить, что настоящая Элайза может устроить на торжестве моей приятельницы.

Некоторое время не знала, чем себя занять и куда себя деть: то поглядывала в окно, то наблюдала за странными действиями необычного зверька. Октавия то причудливо приводила себя в порядок, как истинная леди, то резко соскакивала с места и начинала играть со своим хвостом, бесперебойно жужжа. Похоже, ей нравилось моё общество. А вот мне те звуки, которые она издавала – не очень.

В итоге в очередной раз победило любопытство, и я решила прогуляться за пределы комнаты, которая всё больше напоминала золотую клетку. Раз уж я пока не могла вернуться в родной мир, то почему бы не поисследовать этот? Как-то же надо вживаться в роль невесты.

Поморщилась: обещала себе, что никогда не выйду замуж. И вот! Прямо девиз жизни: «пообещай и сделай в точности наоборот!».

Когда открыла дверь, Октавия, спокойно вылизывающаяся, как настоящая кошка, резко активизировалась, шмыгнув в коридор.

– Стой! – крикнула ей вдогонку. – Я не знаю, можно ли тебе выходить из спальни!

Но на мои крики она никак не отреагировала, продолжив свой путь. Побежала за ней, но куда там: не могла сравниться по скорости с волшебным зверьком. К тому же, мешало длинное платье. Вскоре я запуталась и чуть не упала. Выругавшись земным матом, чем испугала мимо проходящую служанку, задрала подолы и продолжила следовать за жужжинчиком.

Вскоре после беспрерывного бега умудрилась сделать ровно две вещи: потерять сумасшедшего зверька и потеряться самой.

Очутилась в незнакомой части замка, где было настолько темно, что хоть глаз выколи. Идти той же дорогой назад я не могла: просто не помнила, как сюда попала. Что ж, будем надеяться, что принцесса важна Адриану, и он пустится на поиски спустя хотя бы пару часов.

В конце тёмного мрачного коридора увидела дверь, из которой исходил свет. Конечно, я понимала, что все сюжеты ужасов начинались именно с глупости героини, когда она отпирала дурацкую дверцу, что не стоило открывать.

Но вдруг это мой единственный шанс на спасение?

В конце концов, я не просила о переносе и обмене!

Поспешила и, когда уже была внутри слегка освещённого помещения, пожалела о своём решении заглянуть сюда.

Оказалась в просторном помещении, которое больше походило на склад ненужных вещей. Повсюду стояли полки с разнообразными дивными вещицами, от которых так и веяло магией. Этот небольшой лабиринт шкафов украшали паутинки, торчащие то тут, то там. Неужели, здесь так давно не убирались?

– Забавно. Все дороги ведут ко мне, – услышала я голос Адриана и вздрогнула.

Резко обернулась и ойкнула: мужчина навис надо мной хищной тенью. Он долго и внимательно разглядывал меня, словно впитывал мой образ. Стало жутко некомфортно от его действий.

А вдруг всё это… ловушка?!

Глава 9: Битва истинных


Страх сковал меня, буквально парализовав. Воображение уже нарисовало тысячу и один способ моей смерти. Тысячу и одну причину убить меня.

И в любом случае я не выберусь живой.

– Неужели я такой ужасный? – словно прочитав мои мысли, Адриан отступил на пару шагов.

Облегчённо выдохнула. Никто и не собирался меня убивать. Дура! Напридумывала себе невесть что! Я нужна им. Нужна для очень важной и ответственной миссии. И пока я не вышла замуж – меня никто не тронет пальцем.

– Ты залез ко мне в голову? – недовольно пробурчала, невольно тряхнув рукой, на которой висел браслет, защищающий от копошений в моём мозгу.

– Нет, – усмехнулся Адриан. – Но мне и это и не нужно. Ты моя истинная, и я просто чувствую твои настроения, – от его слов по моей коже пошла неприятная дрожь. Неужели я для него, как открытая книга?! – Не переживай, – поспешно добавил он, – я тоже от этого не в восторге. Вижу, Рамон дал тебе необходимую защиту. Но он не предусмотрел, что ты, словно любопытный жужжинчик, увязавшийся за бабочкой, заблудишься в замке в первый же день появления. О! Какая ирония! Ты следовала за жужжинчиком.

Этот гад откровенно смеялся надо мной! Поморщилась, скрестив руки на груди. Просто не могла не злиться на этого идиота. Понятно, почему Элайза сбежала в мой мир без оглядки! Я бы тоже сбежала, будь у меня такая возможность!

Адриану же, похоже, было наплевать на мой гнев. Он взмахнул рукой, призвав какой-то артефакт. Через мгновение в его ладонь, пролетев через всю таинственную комнату, плавно приземлилось золотое кольцо с огромным перламутровым перстнем.

– Держи, пригодится, – парень протянул его мне.

– Что это? – недоверчиво полюбопытствовала, с опаской взяв странное украшение в руки. Не доверяла Адриану, и даже боялась его.

– Не пугайся, – усмехнулся он, в точности считав мои эмоции. – Я не из тех, кто будет калечить своих союзников. Я – не мой брат. А это кольцо поиска. Дотронься до камня и подумай, что или кого в пределах этого замка ты хочешь найти.

Прищурилась, но решила испытать необычный артефакт. Коснулась камня и подумала об Адриане: просто он первым пришёл в голову. Мгновенно из камня вырвался серебристый луч, который указал на моего собеседника, и через мгновение погас.

– О, мы продолжаем наш разговор, а ты уже соскучилась? – усмехнулся Адриан. – Меня ты сможешь найти и без этой безделушки, если доверишься магии истинных.

Бросила гневный взгляд, мечтая испепелить негодника. Жаль, что на мне надета эта чёртовая сдерживающая диадема! А так бы я показала ему!

Но, похоже, моя злость только больше веселила и забавляла будущего короля. Как же он был молод для этой должности! Как была молода я, чтобы гнить в браке!

– Вижу, тебе не терпится испытать магию, – Адриан ухмыльнулся, в очередной раз нахально нарушив моё личное пространство. И просто, без каких-либо проблем снял с меня диадему, отбросив её в сторону.

Вот так просто? Рамон обещал защиту на все мои амулеты!

– Ну, так сделай мне больно. Напади на меня. Ты же хочешь! – самоуверенный индюк взмахнул руками, и все вещи, что были в комнате, исчезли по волшебству – Не беспокойся за артефакты. Комната подстраивается под желания настоящего владельца.

И действительно. Теперь склад заброшенных вещей превратился в небольшую арену для битв, выстланную яркими украшениями.

Даже боюсь представить, что мог ещё пожелать этот ненормальный, и во что могло превратиться помещение!

– Ты очень рискуешь. Я совершенно не знаю, как этим управлять! – прошипела, зло прищурившись.

– Доверься инстинктам. Сконцентрируй всю свою силу на руках и отправь в меня, – Адриан словно издевался надо мной!

– Рамон сказал, что мужчины не могут учить женщин, – пыталась спорить с парнем, но на деле спорила с собой. Мне очень хотелось испытать себя и свою магию!

– Я не просто мужчина для тебя. Я твой истинный.

Закатила глаза, понимая насколько это бредово прозвучало. С другой стороны, в этом мире всё, что за версту несло ахинеей, на деле являлось устоявшими законами и являлось правильным.

Эта фраза стала последним аргументом, тепло отозвавшись где-то в груди. Сконцентрировалась, выпустив всё то, что росло у меня внутри. То, что сводило с ума и изматывало. То, что я до поры до времени и не осознавала.

Неожиданно между двух моих ладоней образовался шарик, сгусток энергии. Он был зелёного цвета, и я вполне могла его осязать.

– Для начала неплохо, – мне показалось, или сквозь насмешку я услышала нотки похвалы? – Но это всё, на что ты способна?

Швырнула комком в парня, но Адриан с лёгкостью его поймал. Это у них забавы такие, магией кидаться?

Искусно крутил его в руках, словно это был баскетбольный мяч, и он готовился к броску. Забавно, но, несмотря на то, что я сотворила с Рамоном, Адриан чувствовал себя в безопасности рядом со мной, совершенно не боясь моей силы.

– Тебе стоило бы бояться иномирянки с магией, – презренно фыркнула, откинув волосы назад. Он ещё не знал, с кем связался!

– Я видал волшебниц куда сильнее и опаснее тебя, – хитрая улыбка зажглась на его губах, игривые огоньки заплясали в глазах. – И многие из них пали предо мной, другие умоляли о продолжении.

Разозлилась, услышав недвусмысленный намёк в его словах. Потеряла контроль и вновь ощутила неуправляемый, необузданный, бесконечный поток силы. Не стала ему сопротивляться, выпустив его на волю.

Не ведая как, но вскоре умудрилась прижать Адриана к стене, душа и вытряхивая из него при помощи магии всю дурь. У меня не было цели убить его, я лишь хотела его припугнуть. Но что-то явно пошло не так.

– Люцию понравится, что Элайза убила единственного соперника, – даже на последнем издыхании этот гад умудрялся шутить.

– Я не знаю, кто это, и мне плевать на ваши королевские и родственные интрижки! – взревела, почувствовав, как мои глаза налились. Гнев исходил из меня, я сама стала яростью.

Адриан вытянул руку, не в силах сопротивляться мне. Не обратила внимания на столь странный и необычный жест.

– Будешь молить о пощаде? – не своим голосом проревела на весь зал.

– И не подумаю, – хмыкнул принц, а в следующее мгновение напялил на мой лоб диадему. Вмиг моя злость исчезла, и я обмякла.

Адриан успел подхватить меня в последний момент.

– Скорее, это ты будешь молить меня о продолжении, – его глаза хищно горели, и от него исходила такая сила, что я не могла ею противиться.

Слишком поздно. Я безумно жаждала его поцелуя. Изнемогала от желания и ничего не могла с собой поделать.

Глава 10: Матушка


Минуты, что мы стояли в столь странном положении показались мне вечностью. Его горячее дыхание на моей коже было подобно столпу искр, из которых вот-вот разгорится настоящее пламя. Наши лица были настолько близко, что наши носы почти соприкасались.

Хотела, мечтала, жаждала его поцелуя, его ласки. И мне было плевать, насколько неприлично и неправильно это было. Сумасшествие, что затуманило мои мысли, было подобно экстазу.

– С тобой всё в порядке? – после затяжного молчания спросил Адриан. Его лицо было напряжено, словно он боролся сам с собой.

Коротко кивнула, разочаровавшись. Очнулась из небытия. Всё, чего я хотела, было неправильным и недостижимым. Это всего лишь магия, которой Адриан был обучен ещё с пеленок. Мне бессмысленно с ним бороться.

И бессмысленно его желать.

– Абсолютно, – вырвалась из его объятий, отступив на несколько шагов.

– Тогда у меня для тебя отличная новость, – расслабленно произнёс будущий король, словно между нами ничего такого не произошло. – Возвращайся в свою комнату, переоденься. Нас ждёт званый ужин с твоей матушкой.

От такого заявления меня бросило в холод. Отшатнулась, не зная, что и сказать. Она сразу же узнает во мне чужеземку! Меня раскроют, и плохи мои дела!

– Успокойся, – Адриана явно забавляли мои страдания. – Говорить буду я. Можешь списать всё на плохое самочувствие в связи с внезапно свалившейся магией.

Кивнула, не желая спорить. Коснулась кольца и поспешила за серебристым лучом, лишь бы скорее остаться наедине, подальше от этого несносного гада.

Хотя на самом деле я хотела немного другого. Но промолчала. Негоже говорить об этом вслух.

Со световым навигатором путешествовать по замку стало гораздо проще, веселее и приятнее. С интересом разглядывала убранство, картины, интерьер. Даже не заметила, как вернулась в свои покои.

Октавия нагло развалилась на моей кровати и мирно спала, тихо жужжа под свой длинный «лисий» нос.

Вот ведь зараза!

Покачала головой. Я из-за этой мелкой хулиганки потерялась, а ей хоть бы хны! Спит себе спокойно!

Вздохнула. Не хотела ведь принаряжаться к обеду, но заставили, изверги! Не оставили выбора: меня ждала встреча с моей – не моей матушкой. А я даже не знала, как перед ней себя вести!

А вдруг меня раскусят?!

Вздрогнула, вспомнив, какая была первая и последняя встреча с родной матерью. Это было невыносимо больно, неприятно и до безумия неправильно. Но что я хотела от женщины, так просто сдавшей меня в детдом?

Мне было двадцать лет, и я наконец-то смогла найти её. Я долго мечтала, представляя нашу встречу. В голове она всегда была идеальной. Тогда я ещё не знала, почему очутилась в детдоме. Предвкушала, что мать обрадуется мне, расплачется, обнимет…

Ничего из этого не произошло. Несколько дней я следила за ней, не зная, как подойти, что сказать. И, наконец, решилась. Когда она выходила из супермаркета с маленьким мальчиком, я подошла к ней и окрикнула. Мать обернулась, удивлённо уставившись на меня. Долго вглядывалась, пытаясь понять, откуда её знаю.

А потом резко побледнела, приказала мальчику, очевидно, её сыну, уйти в машину. Это только потом я поняла, что это мой младший брат. Но было поздно.

– Ты нашла меня, Лиза, – вздохнула женщина.

– Как вы меня узнали? – удивлённо выдохнула, не зная, что и сказать. Я любовалась ею. Любовалась её красотою, и очень хотела её объятий. Хотела услышать, что она гордится мной. Хотела впоследствии поддерживать наши отношения, общаться, ходить с ней по магазинам…

Но.

– Ты очень похожа на своего отца, – вздохнула она. – Ты словно призрак из прошлого. Чего ты хочешь? Может, тебе дать денег? Прошу, не рушь мою жизнь, как это сделал твой отец.

Стояла, как вкопанная, не зная, как реагировать. Я ожидала чего угодно, только не такой реакции. Но нужно было понять одну истину: я ей не нужна.

– Пойми, мне было всего двадцать лет. Я была маленькой, глупой, несмышлёной дурочкой, влюбившейся в твоего негодника-отца. Естественно, я залетела. Естественно, он отказался от ребёнка, приказав мне избавиться от тебя. Я просто не могла сделать аборт. Мне было тяжело оставить тебя в детдоме. Прошу, не напоминай мне о моих жестоких ошибках прошлого…

Вернулась в реальность, заметив неброское сиреневое платье. Какая разница, что было тогда? Сейчас мне предстояла встреча с матерью двойника.

И, если эта женщина будет хотя бы вполовину лучше моей матери, то мне будет сложнее возвращаться в родной мир.

Глава 11: Трапезный зал


От тяжёлых дум оторвал стук в дверь. Я уже была готова отправиться на поиски столовой, но, видимо, ко мне пришёл провожающий. Не ошиблась: Рамон, как бы извиняясь, поклонился и зашёл в мои покои.

– Элайза, вы готовы? – вздрогнула, когда меня назвали именем двойника. Что ж, мне пора к нему привыкнуть и откликаться, как на родное. – Извините, что так вышло. Мы сами не ожидали, что Нейла захочет погостить так рано…

– Всё в порядке, – коротко кивнула, оставшись довольной своим отражением в зеркале. Сиреневое платье с вшитыми золотыми нитями, что составляли причудливый узор, идеально село на мою фигуру.

– Просто… Элайза уже три дня живёт во дворце, и её семья соскучилась. Нейла решила навестить тебя и сообщила об этом в последний момент…

Тяжело вздохнула. Похоже, Рамон не слышал, или не хотел меня слышать.

– Говорю же, всё в порядке. Просто коротко введи меня в курс дела, – холодно отчеканила. Надеялась, что хоть так заставлю обратить на себя внимание.

– Да, конечно. Что вам важно знать? – оживился Рамон, всё это время следивший за Октавией. – Не правда ли, дети прекрасны, когда спят?

Проигнорировала его иносказание о детях. Октавия не казалась таким уж ребёнком. Напугала она меня знатно… И в такие дебри завела!

Прямиком в объятия к Адриану.

– Во-первых, как Элайза обращалась к матери. Это первое, что может меня выдать. Даже пресловутое «у меня появилась магия, и я неважно себя чувствую» не подействует, – спросила первое, что пришло в голову.

– Она звала её «матушка». У них были довольно-таки тёплые отношения, не без секретов, конечно же, – гордо кивнул Рамон.

Фыркнула. У двойника было всё: отличные отношения с родными, наполненный магией мир, хорошие друзья… И, несмотря на всё это, она с превеликой радостью сбежала в чужой и воинственно настроенный мир. О, я жила там, я знала, какими жестокими бывают люди.

Неужели Адриан был ей настолько неприятен? Неужели, был так гадок и мерзок, раз она бросила всё, не задумываясь? Будет ли он хорошим королём? Стоит ли мне заменять двойника, или сбежать?

Мы покинули покои принцессы, и я покорно следовала за Рамоном, расспрашивая всё о не своей матери. Что она любила, чем увлекалась, и даже на что у женщины была аллергия.

Кажется, я свела советника с ума своими расспросами.

– А вообще, в целом, как бы ты описал её, Рамон? – задала последний, видя, что мы подходим к большому залу.

– Ох… Сильная женщина. Строгая, волевая, верная принципам и традициям. Но вместе с этим добрая и разумная, – вздохнул мужчина, достал платок и вытер пот со лба.

Похоже, моя нервозность постепенно передалась и ему. Что ж, главное, что я хоть немного успокоилась.

Стражники открыли нам двери, и я ахнула, когда вошла внутрь. Помещение было настолько огромным, роскошным и величественным, что мне не хватало слов, чтобы его описать. Золотые стены, огромные окна с живописным видом на сады. Картины с какими-то важными историческими событиями. Высокие потолки, уходящие далеко вверх. Огромная расписная люстра с горящими волшебными огоньками, что освещали весь зал.

Завершал убранство огромнейший стол, сервированный на четверых, хотя поместиться могла дюжина людей.

Рассматривала с восторгом маленькой девочки, уговаривая себя не терять челюсть. А потом меня прошибло потом: два место было накрыто друг напротив друга и два в центре стола, рядом. Больше всего меня расстроило то, что это были не два отдельных удобных кресел, а один большой, двухместный.

Мне, как прилежной будущей жене, придётся сидеть рядом с этим негодником. Да что здесь за обычаи такие дурные!

Адриан стоял в окружении свиты и улыбался. Он с нескрываемым наслаждением наблюдал за мной, за моим поведением. За моей реакцией. Не стала отказывать ему в удовольствии, лишь подошла к нему.

– Рад тебя снова видеть, – с этими словами он взял мою руку и прикоснулся к ней губами. Я и пикнуть не успела! Не успела дёрнуться! Гад не выпускал меня из тисков, проводя большим пальцем по ладони, радуясь моей реакции.

– Адриан! Держи себя в руках! – борясь с собой, с приятными мурашками, со странной реакцией тела на вот это вот всё, бросила, выдернув руку. Надеюсь, я показалась ему достаточно грозной, чтобы перестать ко мне приставать!

К сожалению, нет. Адриан лишь ухмыльнулся.

Мы встали подле стола, повернувшись лицами к выходу, ожидая гостью. Я лишь ждала подвоха.

– Волнуешься? Нейла должна прийти с минуту на минуту, – Адриан решил нарушить неловкое молчание. Ну, по крайней мере, мне было неловко.

– Если меня раскусят, расплачиваться будешь ты. Так что нет, совершенно не волнуюсь, – дерзко хмыкнула, нервно откинув волосы назад.

Радовало, что под длинным платьем никто не заметил, что мои колени дрожали. Не хватало будущему королю узнать, что мне страшно!

– А вот я чувствую, что ты боишься, – улыбка довольного и сытого кота зажглась на его губах.

Проклятье. Чертыхнулась про себя. Он же мой истинный! А значит, я для него, как открытая книжка: читай, не хочу. Адриан опять победил. Но это ненадолго!

– Не вздумай назвать её на «вы», она сразу поймёт, что что-то не так, – ох уж этот взгляд, который не предвещал мне ничего хорошего. А потом до меня дошёл смысл его слов, и меня словно током ударило!

Но порассуждать на эту тему мне не дали. Двери резко распахнулись, и на пороге я увидела беловолосую женщину.

– Сэди и лер! Нейла – мать Элайзлы, – громко объявил Рамон, не забыв при этом поклониться.

Нейла двигалась медленно, по-королевски. Мне даже показалось, что она не шла, а плыла по воздуху. Её распущенные длинные светлые волосы развивались от магии. Её серебристое платье струилось в воздухе волнами.

Еле удержалась от того, чтобы не ахнуть: Нейла была двойником моей матери.

Глава 12: Званый ужин


Как завороженная наблюдала за женщиной, которая была точной копией моей земной матери. Любовалась её красотой, строгостью, властностью. Подмечала схожие со мной черты. Сходила с ума, не веря, что это происходило со мной.

А затем резкая, сильная, яркая злость охватила меня. Я сама не понимала её причины, но, похоже, в моей голове возникли картинки из прошлого.

Адриан, почувствовав перемену настроения, схватил меня за ладонь. От его руки пошло мягкое, еле узнаваемое тепло.

Магия?

– Нейла, ваше сиятельство, рад приветствовать вас, – Адриан поклонился, улыбаясь будущей тёще.

– Ты, как всегда, любезен и мил, мальчик мой, – Нейла улыбнулась, присев в реверансе. А потом резко повернулась ко мне: – Элайза, ты не рада видеть родную мать?

Ощутила себя грубиянкой, не уважающей мать, и посмешищем, словно все в этом проклятом помещении уставились на меня, осуждая за то, чего не совершала. Пришлось выкручиваться, сочиняя нелепицу и глупую отмазку на ходу.

– Нет, что в… – запнулась, осознав, что ещё чуть-чуть и обратилась к «матери» на «вы». – Я просто залюбовалась твоей красотой, матушка. Отчего и застыла…

Повисло напряжённое, долгое и неприятное молчание. Оно давило на меня, грузом осев на мои хрупкие плечи.

Я так долго не выдержу!

Нейла обескураженно смотрела на меня, будто не верила своим ушам. А затем рассмеялась, прикрыв рот рукой в длинных перчатках.

Рамон и Адриан переглянулись между собой.

– О, Адриан! Неужели ты за три дня научил эту негодницу правильно вести себя на людях? – после этих слов с моих плеч звонко упал тяжёлый камень, эхом отозвавшись в этом огромном зале.

К счастью, это произошло лишь в моей голове.

Метафорически.

Но я очень обрадовалась, что меня пронесло. Тоже метафорически.

– И меня несказанно радует, что вы держитесь за руки. Неужели нашли общий язык? На моей практике вы были единственными, кто, среди истинных, был готов развязать войну меж собой, – Нейла улыбалась, а я чувствовала себя неуютно.

Словно меня отчитывали за мои прошлые грехи.

– Ох, матушка! Это было так давно… – попыталась выйти из этой неприятно ситуации, но Нейла явно этого не хотела.

– Прошло всего три дня…

Я запаниковала. Надо было срочно что-то делать! Ещё чуть-чуть, и меня раскроют! Ох, не знаю, было ли у них в семье это нормой, но я пошла ва-банк, рискнув всем. Полезла обниматься к незнакомой женщине, именуемой «мамой».

Та неожиданно заключила меня в свои объятья.

– Ох, Элайза! Я тоже очень рада тебя видеть.

Это было так… странно… необычно… Я…

– Польщён, что вы посетили нас, – Адриан решил взять всё в свои руки. – Рад вас видеть в своём скромном жилище, – Адриан слегка поклонился.

Ах, какой позёр!

– Рада быть вашей гостьей, – в ответ улыбнулась Нейла.

Закатила глаза. Ох уж эти светские беседы! Они так утомляли! Я в фильмах их постоянно проматывала! Где здесь кнопка пропустить?!

– Дамы и господа, обед подан, – огласила служанка с яркой фиолетовой копной на волосах. О, здесь это нормальный цвет волос, или она как-то красит их? При помощи магии?

– Элайза? – строго спросила Нейла, и я аж вздрогнула.

Решив, что итак слишком сильно палилась, поспешила занять на своё место.

– Узнаю свою сумасшедшую, не умеющую вести себя на людях дочурку, – осуждающе покачала головой Нейла.

Да, что вам всё не так-то, а!

Когда Адриан сел рядом, он специально задел своей ладонью мои ноги, отчего я вздрогнула. Есть-то нам придётся бок о бок!

Меня либо стошнит, либо я сойду с ума! Отличная перспектива!

Всё забылось, когда подали еду. Разнообразных и дивных блюд было чересчур много. Глаза разбегались, и я не знала с чего начать. Вот она беда всех шведских столов: когда еды слишком много, ешь – не хочу, ты хватаешь всего и помногу.

– Дорогая, позволь тебе посоветовать блюдо из индейки и гранатовый сок, – улыбнулся Адриан, задев меня везде, где только можно.

Но вместо того, чтобы разозлиться, я благодарно кивнула и согласилась.

– А времяпровождение наедине пошло вам на пользу, – едко отметила Нейла, с удовольствием разделавшись с мясным рулетом. – И давно ты ешь птицу? Раньше утверждала, что их нельзя убивать ради людского удовольствия.

Чуть не поперхнулась вкусным обедом, который уже начала есть! Адриан, зараза, подставил меня! Почему я у Рамона расспрашивала о маминых предпочтениях, но не поинтересовалась о «своих»? Боже, Элайза, почему ты веганка? Почему вегетарианство прокралось и в волшебный мирок?

Поди, как-то по-другому ещё называется!

– О, матушка, это было до того, как я распробовала вкус мяса, – тяжело вздохнула, понимая, как рушился идеальный образ Элайзы, который я так провально играла.

– Раз так… Адриан, я могу тебя только похвалить: из тебя вышел отличный воспитатель. Думаю, из тебя выйдет отличный отец, – сурово заметила Нейла. – А вот король…

Неприятный холодок пошёл по спине. Ужасающие догадки начали рождаться у меня в голове одна за другой. Нейла ненавидела Адриана? Почему так открыто и так зло цеплялась? Не была рада нашему будущему браку?

– Благодарю за комплимент, – коротко отметил принц, не показав при этом ни одной эмоции. – Даже несмотря на то, что он был весьма сомнительный, – добавил коротко.

– Ох, не сомневайся, – колко подметила женщина, улыбнувшись так, что мне даже показалось, что она оскалилась. – Что ж, я наелась, – с этими словами она поднялась из-за стола, бросила туда свою салфетку. – Рамон, покажи мне беседку, где я могла бы поговорить наедине со своей дочерью. Элайза, я буду ждать тебя там. На тебе поисковое кольцо, – подметила она, властно посмотрев на Рамона.

Тот кивнул, поднявшись из-за стола. А мне стало страшно из-за предстоящего общения наедине с этой… бестией.

Глава 13: Наедине


Мать Элайзы вела себя как настоящая королева. Волевая, сильная, властная, жёсткая. Как хозяйка дворца. Она искусно отдавала приказы и все вокруг ей беспрекословно подчинялись. Это пугало меня больше всего. Никто даже не подумал ослушаться.

Может, именно ей стоило бы возглавить Вэстрис? Это решило бы столько проблем!

Когда Рамон и Нейла покинули нас, я осталась с Адрианом наедине. Тот флегматично, будто бы ничего не случилось, продолжал обедать. Но я знала, что это было не так. Далеко не так.

Вот это я понимаю: умение держать лицо! На мгновение восхитилась им, подумав, что Элайза была не права. Но лишь на мгновение.

– Адриан, всё в порядке? – почему-то поинтересовалась.

Почему-то мне было не всё равно. Странные чувства, неизвестные доселе. Не могла их не только обуздать, я их и понять-то толком не могла.

Словно у меня болело сердце за боль, причинённую Адриану.

– Ты бы знала точный ответ, если бы владела магией истинных, – жёстко отрезал парень, покачав головой. – Привыкай, Лиза. Возможно, это будет твой мир до конца твоей жизни. И нянькаться с тобой никто не будет.

Сверкнула глазами. Нахал! Грубиян! Его поведение меня взбесило за одно лишь мгновение. Как он посмел сказать такое?

Это была словесная пощёчина!

Но гнев быстро сошёл на «нет», ведь он назвал меня по имени. Родному имени. Забавно: всего каких-то пару часов, а мне было нереально сложно рядом с ним. Во мне словно боролись две противоположные личности.

Поведение мужчины резануло по самому сердцу, ранив меня до глубины души. Соскочила с места, чуть не споткнулась и не рухнула наглецу прямо на колени.

С удовольствием выбежала из трапезного зала, пытаясь не расплакаться. Не сразу сообразила, что нужно использовать навигационное кольцо, дабы не заблудиться в проклятых лабиринтах дурацкого замка.

Нажала на волшебный камень, представив Нейлу. Заносчивая злая женщина, которая ничуть не лучше земной матери! А ведь мне обещали полную противоположность в отношениях с ней!

Что ж, нагло врали! Сломались волшебные законы!

Не торопилась. Из вредности. Разглядывала висящие портреты на стенах, гадая, кем эти люди приходились надменному Адриану. С интересом разглядывала встретившуюся по пути прислугу, удивляясь необычным цветам волос. Или просто непривычным глазу простой попаданки.

Вскоре оказалась на улице, с удовольствием вздохнув воздух Воды. Он значительно отличался от земного. Свежий, без выхлопных газов и без всяких химикатов. Чистый. Такой разве что в тайге отыщешь, да и то с большим трудом.

А причудливыми растениями я могла любоваться хоть целую вечность. Особенно сейчас: потому что общаться, оставаться наедине с псевдо-мамой не очень-то и хотелось. Было желание сбежать куда-нибудь.

Желательно в родной мир. И пусть на Земле будет две меня! Скажем всем, что Элайза – это моя давно потерянная сестра-близняшка. Почему-то казалось, что мы найдём общий язык. Да, мы должны быть противоположностями, зеркальными отражениями друг друга.

Но так ли это на самом деле?

Нейлу я нашла в цветущем саду, в причудливой беседке. Вздохнула побольше воздуха в грудь, пытаясь успокоиться. Сложилось впечатление, что я шла на свою смертную казнь. Сама вынесла этот приговор, согласившись на этот фарс.

А это ведь только первый день!

– Матушка, вы хотели со мной поговорить? – набравшись смелости, подошла и присела рядом.

И всё же, какая же она красивая!

– Да, Элайза. Хотела, – строго ответила женщина, вглядываясь в меня, словно пытаясь найти хоть какую-то подставу. Хоть какое-то изменение меня. – Скажи мне, дитя моё, что они с тобой сделали? Ты ненавидела Адриана и своё предназначение. Так что изменилось за те три дня?

– Ничего, матушка. Я просто смирилась с судьбой, – еле выдохнула, выдерживая её буравящий взгляд.

А что ещё можно было придумать? Ненависть резко превратилась в любовь? Так это только в сказках бывает.

– Зачем тебе эти погремушки? Они влияют на твои принятия решения? – Нейла потянулась к браслету, я не успела отреагировать, и, когда женщина дотронулась до него, явно желая снять, резко взвизгнула, одёрнув руку. – Сними это немедленно! Я не могу читать твои мысли! Эта штука может контролировать твой разум!

Ах! Нейла постоянно читала мысли у своей дочери? Она считала это нормальным? И только ли читала? Не внушала ли своё?

Про себя возмутилась. Что это? Неотъемлемая часть воспитания? Или здесь так принято?!

– Не может! – вскрикнула, отшатнувшись. – Выходя замуж за будущего короля Вэстриса, я осознаю всю ответственность, наложенную на меня! Я прекрасно понимаю, насколько это всё опасно! Как много людей захотят читать мои мысли, как много плохих магов захотят подчинить меня своей воле! Это защита, и я не буду снимать её даже в присутствии матери!

Надеюсь, моя пламенная речь на грани истерики убедит эту женщину не соваться сюда ближайшую четриду!

– Почему твоя диадема светится? – Нейла глядела на меня с вытаращенными глазами. – Кто-то управляет тобой? Почему ты перестала меня слушать? Почему ты считаешь, что Адриан – хороший претендент не только для короля, но и в роли твоего мужа? Люций сможет править лучше, ты сама об этом говорила!

Какого лешего (надеюсь, в этом мире этих существ не существует, а если и есть, то они не сильно обидятся и меня простят) эти напыщенные индюки Рамон и Адриан вкинули меня в самое «пекло», не объяснив мне, как правильно себя вести?!

Что ж, с последствиями, надеюсь, они разберутся сами!

– Потому что, мамочка, я открыла в себе магию, стоило мне пожить вдали от дома всего лишь три дня! А теперь подумай, как твоё влияние могло воздействовать на мои способности! – фыркнула, наконец-то взяв себя в руки.

Надеюсь, дурацкое украшение на моей голове перестало светиться.

– То есть ты хочешь обвинить меня в том, что я плохо тебя воспитала? – Нейла поднялась, грозной тенью нависнув надо мной. – Не ты ли постоянно плакалась, какой Адриан плохой? Не ты ли считала, что лучше умереть, чем выйти за него замуж? И после этого я плохая? – женщина сверкнула глазами и, взмахнув рукавом, растворилась в воздухе.

М-да. Думаю, Адриану не повезёт с тёщей.

А я, похоже, всё испортила.

Глава 14: Новый день


Первая ночь в новом мире прошла спокойно. Правда, долгое время не получалось заснуть. Во-первых, необычный синий свет исходил от здешней луны, и я никак не могла к нему привыкнуть. Во-вторых, Октавия, пригревшись ко мне, с удовольствием жужжала под нос. Отталкивала её и так, и эдак, но заразка, устроившись на соседней подушке, никак не отлипала от меня.

К тому же, тяжёлые мысли никак не покидали мою голову. Я не могла смириться с тем, что попала в этот чокнутый чужой мир. Опасалась того, что меня ждало. Всё-таки, быть невестой принца было крайне небезопасно, это я поняла ещё с визита матери двойника. Или двойника матери. Как не меняй порядок слов, смысл один и тот же.

Я крупно влипла.

Ужинала в гордом одиночестве. Адриан, как сообщил Рамон, уехал охотиться. Интересно, он так стресс и злость снимал? Опрометчиво: вдруг на него нападут в лесу? Или он этого не боялся, рассчитывая на свою магию?

И почему мне не всё равно?

– Просыпайтесь, ваша светлость! – голос Рамона пропел неподалёку от моего уха. Вскрикнула, чуть ли не свалившись с кровати. Я точно закрывалась на ключ!

– Что ты себе позволяешь?! – возмутилась, потянувшись. – Дверь была заперта!

– Но не от меня, и не от Адриана, – на лице простодушного мужичка появилась улыбка. И он думал, что я так просто его прощу?

– Смысл тогда мне закрываться? – скрестив руки на груди, проворчала, смерив слугу презрительным взглядом.

Все эти действия разбудили Октавию, и теперь она недовольно кряхтела на нашего гостя. Ну, хоть она меня понимала!

Постойте! А она, часом, таким образом не шипит на Рамона?

– Ох, успокойтесь вы, обе, – советник при помощи магии поднял Октавию в воздух и легонько подбросил. Кряхтеть она перестала, издав какой-то странный гортанный звук, отчего я вздрогнула. Приземлившись на кровать, жужжинчик взвизгнула, а затем сорвалась с места и спряталась под кровать.

– То-то же, – Рамон, явно довольный собой, отряхнул руки друг об дружку. – Элайза, вам пора вставать. У вас много дел на сегодня. Тем более, Корнелия уже прибыла в замок. И Катрина желает с вами свидеться.

Закатила глаза. А можно меня просто оставить в покое до этой чёртовой церемонии? И вообще, почему они вообще затащили меня сюда так рано? Почему нельзя было сделать это хотя бы за три дня до бракосочетания? Вот ей богу, проблем у всех было бы гораздо меньше!

И как вести себя перед Катриной, учитывая, что у подлинной Элайзы были хорошие отношения с ней, а у меня были отличные отношения с Катькой? Какая из двух девушек нагло врала, претворяясь подругой?!

– Кто такая Корнелия? – устало спросила, повалившись на подушку.

Боже, почему всё, что произошло вчера, не оказалось чёртовым сном? Мне было бы гораздо проще!

– Ваш учитель, конечно же, – Рамон поклонился, явно ожидая, когда я встану с кровати. Понятие «личное пространство» явно не было ему известно.

– Прекрасно, – без должного энтузиазма вздохнула я. – Рамон, ты не мог бы оставить комнату, пока я переоденусь?

Мужчина густо покраснел, будто только сейчас осознав, что по-прежнему находится в моих покоях. Он коротко кивнул и вышел за пределы помещения под громкое и недовольное кряхтение Октавии из-под кровати.

И сколько ещё разнообразных звуков могло издать это неугомонное существо?!

Глава 15: Фрейлина


В очередной раз за сутки хотела пристрелить Рамона. Почему так сложно предупредить заранее? Почему так сложно рассказать больше подробностей о мире, о людях, о…

Я тогда не сидела бы неподготовленной за столом с девушкой, которая была полной копией моей земной лучшей подруги!

Катрина была бесподобна. Её светлые волосы струились по плечам, светясь и блестя при свете огней. Её голубые глаза искрились, словно она так сильно радовалась нашей встрече. Её лазурное платье идеально сидело по фигуре, подчёркивая тонкий вкус её носительницы.

Катрина, как не странно, во многом отличалась от Катьки. Например, губы двойника не были огромными, потому что, очевидно, Катрина не делала ботекс. На её лице не было и грамма косметики, отчего она казалась в разы моложе моей часто наштукатуренной подруги. Катька не выходила из дома, пока не наведёт трёхчасовой марафет. Ругала её за это, но та меня не слышала, отчего её кожа вскоре покрылась морщинками и стала сухой.

– Элайза, я так рада тебя видеть! Ты чего вчера пряталась? – спросила фрейлина.

Мы сидели за одним столом друг напротив друга. Адриан на завтрак не соизволил явиться. По словам Рамона, мужчина был по-прежнему на охоте.

Надеюсь, охотились за ним!

– Нас вчера навестила матушка, – вздохнула, с удовольствием отправил в рот кусочек омлета. Боялась представить, от яиц какой птицы он был приготовлен. Да и, в общем-то, не хотела знать.

Впрочем, еда была на удивление вкусной.

– О, ты, наверное, рада её визиту? – Катрина долго наблюдала за моими действиями. – И так странно видеть, что ты ешь что-то живое, убитое, – выпучила глаза собеседница.

Чертыхнулась про себя. Ну что я могу с этим поделать! Это… вкусно!

– Знаешь, из-за стресса начала есть мясо. Хуже вредителя, чем Адриан, я в жизни не встречала. И на его фоне я, пожирающая трупики некогда живых, ещё белая и пушистая, – рискнула, не зная, к чему меня приведёт этот разговор.

Катрина замерла, её вилка с кусочком еды зависла в воздухе. Напряглась. Кажется, ещё чуть-чуть, и меня раскусят.

Но вдруг Катрина рассмеялась. Её лёгкий хохот показался приятной и ласковой мелодией для моих ушей.

– Я давно тебе говорила, бросай ты это неблагодарное дело! Мы – хищники. А таких людей, как ты, во всех десяти королевствах не сыскать! – Катрина отправила очередной кусочек еды в рот. – Тяжело без союзников.

Выкрутилась. Еле удержалась от того, чтобы выдохнуть.

Интересно. Вегетарианство здесь не особо распространено… Элайза будет приятно удивлена, когда узнает, как много на Земле её единомышленников.

И не захочет возвращаться домой.

Вздрогнула от этого горестного осознания.

– Как ты справляешься со своим предназначением? Ещё не надумала задушить Адриана? Нейла ещё не обещала вытащить тебя из злобных лап судьбы, пригрозив будущему зятю связями с Люцием? – Катрина болтала без умолку, заваливая меня разнообразными вопросами, ответа на которые я не знала, но мне внезапно это понравилось.

Всё-таки, правду говорят: болтун – находка для шпиона.

– Матушка – предатель, по-твоему? – вскинула брови, надеясь на хоть небольшой рассказ.

От Рамона и Адриана помощи ждать не приходилось. Они оба были немы, как рыбы, если здесь есть такие подводные существа.

– А я думала, ты знаешь, что она за Люция… – повела плечами Катрина, явно занервничав. – Старший брат Адриана давно ратует против заклятия истинных. Поговаривают, что его волшебники нашли способ разрушения этого, на их взгляд, проклятья.

– А ты считаешь, кто прав: Люций или Адриан? – осторожно поинтересовалась, надеясь, что Катрина ничего не заподозрит.

– Ты меня пугаешь, Лайз, – от этого обращения я слегка вздрогнула, ибо не ожидала, что имя можно так сократить. – Мы неоднократно обсуждали столь щепетильную тему, – она тяжело вздохнула. – Ты меня, конечно, извини, но… я считаю, что методы Люция кощунственны. Заклятье истинных – это дар природы. А уж эта мистическая всесильная женщина никогда и никого не подводила. И любовь – это подарок, а не проклятье.

– А за что ты извиняешься? – закончила завтрак и теперь вытирала губы салфеткой.

– За то, что считаю Адриана твоей единственно верной парой. С другим ты будешь несчастна, – Катрина поднялась, присев в реверансе. – Мне очень жаль, что в вашем случае заклятие истинных сработало против вас, и единственное, что вы можете делать – ненавидеть друг друга.

После сказанных слов Катрина покинула помещение, оставив меня наедине с этой ужасающей информацией. Я только и могла, что смотреть ей вслед.

Глава 16: Учитель магии


– Не правда ли, она милая? – Рамон появился из неоткуда, тенью нависнув надо мной. Подпрыгнула на месте от неожиданности и зло посмотрела на советника, который постепенно становился моей тенью.

Знаете, то, что перед моим попаданством мы с девчонками смотрели фильм ужасов, совершенно не означает, что надо появляться из неоткуда, аки чёртов скример (1)!

– Простите, если напугал, – учтиво поклонился мужчина.

– Да, достаточно приятная девушка, – отвечая на его вопрос, коротко кивнула. Лишь бы не смотрел пристальным взглядом!

Никак не могла понять: шутил ли, он или говорил всерьёз. Даже не пыталась понять волшебника, с которым была знакома меньше суток.

Катрина, как ни странно, мне очень понравилась. И я даже заметила разницу между двойниками. Как минимум, в Катрине не было Катиной стервозности. Копия казалась мне добрым и рассудительным человеком. Прямолинейным. Бесстрашным. Катька же всегда была безбашенным, местами двуличным лидером.

– Вы умеете появляться из неоткуда и пропадать в никуда, – перевела тему в другое русло, не желая больше рассуждать на тему «какая из Катек настоящая подруга». Очень провальный вопрос. Ни один ответ не будет правильным и не удовлетворит по-настоящему. А один из вариантов так и вовсе сделает больно.

– При должном усердии и желании, вы тоже научитесь. Следуйте за мной, Корнелия ждёт вас.

Вздохнула, с грустью посмотрев на стол, полный всяких яств. К сожалению, уже успела наесться, и больше ничего не лезло. Ну, ничего! Ещё успею попробовать все вкусности! Всё равно не поправляюсь.

Тихо следовала за Рамоном, разглядывая замок. Никак не могла привыкнуть к роскоши. К окружающему волшебству. Всё ещё приходила в неописуемый восторг от убранства коридоров и комнат.

В этой части замка я ещё не была. К тому же, от насыщенности первого дня в параллельном мире, у меня откровенно кружилась голова.

Вскоре мы оказались в очередном просторном помещении, которое отличалось и от тронного зала, и комнаты забытых вещей, как я её прозвала. Новое место было в разы больше и походило на тренировочное поле. При желании, у дальней стены можно было поставить несколько зрительных мест.

Посреди арены стояла высокая грациозная женщина в зелёном плаще. Её длинная роскошная коса горела огнём на солнце, лучи которого пробивались из громадных окон. Но больше всего меня поразили длинные уши незнакомки.

– Она, что, эльф? – тихо прошептала, удивлённо выдохнув.

Боюсь, последующие сорок пять дней я только и буду делать, что без конца поражаться.

– А вы думали, что в нашем мире только люди? – также тихо усмехнулся Рамон. – Вам ещё столько предстоит узнать! – а затем громко выкрикнул: – Корнелия, мы прибыли! Оставлю вас наедине, – и мужчина поклонился, несмотря на то, что мой учитель так и не повернулась, наблюдая за видом из окна.

Рамон, не разгибаясь, задом вышел из помещения. Моя левая бровь взмыла вверх от очередного шока. Кажется, мои проблемы ещё только начались.

И тут эльфийка резко обернулась, смерив меня оценивающим взглядом. Вздрогнула. Хотя бы Корнелия никого не напоминала мне из реальной жизни.

Уверена, что и ей можно найти двойника из моего родного мира…

_____

(1) Скример – штука в фильмах ужасов, элемент неожиданности, чтобы как можно сильнее напугать зрителя. Как правило, это резко возникающающая страшная рожа с резким, громким, неприятным звуком.

Глава 17: Элементали


Корнелия недолго пристально рассматривала меня. Вскоре она начала молча наворачивать круги. Это напрягало, но я держалась, как могла.

– Любопытно. Очень любопытно, – молвила она, и её голос раздался в комнате эхом и был мелодичен, как самая прекрасная музыка.

Магия?

– Сильная воля, бесконечное терпение. Очень любопытно, – Корнелия резко остановилась возле моего лица, уставившись в глаза. Её дыхание было так близко, словно при помощи носа она пыталась вынюхать у меня информацию. А если это действительно было бы так – не удивилась бы. – Амулеты.

– Что-то не сильно они защищают от вас, – тихо прошептала, случайно мотнув головой. Надеюсь, я не оскорбила её этим невольным жестом?

– Магия эльфа немного другая, – презрительно фыркнула она. – Но не беспокойся. Я не смогу подчинить тебя, не смогу прочесть твои мысли, твои чувства. Я лишь могу узнать, кто ты, Элайза.

Кивнула, немного успокоившись. Я в сравнительной безопасности. Если, конечно, её магия не могла распознать, что перед ней девушка из другого мира. Тогда бы у меня появились настоящие проблемы.

– Рамон один из лучших людских магов. Он прекрасно защитил тебя. Сумел предусмотреть многое, – она сделала небольшую паузу. – Что ж. Какой у тебя элементаль?

Ещё чуть-чуть, и я начну ругаться на Рамона и Адриана. И, ей богу, обучу их земному мату! Почему им настолько плевать, как я выкручусь из этой ситуации?!

– Я не знаю, – осторожно призналась. Как-то догадалась, что эльфу врать, если не бесполезно, то уж точно нельзя. А инстинкт самосохранения у меня был уж очень хороший! И не отказал, а лишь усилился после попадания в иной мир.

– Не знаешь, что такое «элементаль», или не знаешь свой элементаль? – Корнелия явно насмехалась надо мной, продолжая видеть насквозь.

Так нечестно!

– Не знаю, что такое элементали, – после небольшого замешательства, всё же рискнула сказать правду.

– Какое невежество! – фыркнула эльфийка. – Ты будущая королева Вэстриса, невеста могущественного волшебника, дочь сильнейших и многоуважаемых магов, и не знаешь ничего о колдовстве! – взревела женщина, осуждая меня каждым словом. – Какое жалкое и наглое невежество!

И мне бы даже стало стыдно, если бы я не напомнила себе, что меня тут на протяжении двадцати пяти лет не было.

Прости, Элайза, что порчу твой образ. Ой-ой! Ты больше не веганка, ты необразованная простофиля, и теперь у тебя есть магия! Не представляю, как ты будешь выкручиваться после возвращения!

Но это уже будут не мои проблемы.

– Знаете, когда всё вокруг тебя усыпано магией, а ты чувствуешь себя ничтожной мелкой букашкой, неспособной ни на что, то волей-неволей ищешь другие способы выживания, не изучая теории, которая тебе не понадобится, – прищурилась в ответ, холодно отчеканив.

Бедная Элайза! На протяжении стольких лет чувствовать себя сквибом (1), не способным ни на что. Ой! Слава богу, я это слово вслух не сказала! Меня бы раскрыли!

– Разумно, – наконец помиловала меня Корнелия. – Что ж, нерадивое дитя, начнём с теории.

Вдруг из неоткуда появился стул, который буквально усадил меня на себя. Мне определённо пора привыкнуть, что здесь происходит всё, что на Земле даже в страшном сне бы не случилось.

И Корнелия начала свой монолог заунывным голосом:

– Магия делится на защитную, нападающую, амулетную, бытовую, стихийную. Это основные пять направлений, которые тебе, неразумное дитя, нужно освоить, – кивала, пытаясь запомнить.

В следующий раз приду с блокнотом и сделаю конспект! Как это всё запомнить?!

– А магия истинных? – перебила я. – Разве мы не можем ею управлять? – знала, что мой вопрос глупый, но просто не могла промолчать. Мне очень хотелось разобраться в этом мире, чтобы до моего побега отсюда меня не спалили.

Нелепость вопроса подтвердил недовольный взгляд Корнелии.

– Ты вообще не знаешь, как устроен мир? – эльфийка уставилась на меня прожигающим взглядом, словно пыталась заглянуть в мои мысли и найти подтверждения, что я не Элайза, а её жалкая копия.

Еле выдержала это эмоциональное давление. К счастью, вскоре она успокоилась и продолжила рассказ.

– Магия истинных – немного другое. Не она нам подвластна, а мы ей. Да, мы можем научиться чувствовать вторую половинку, его мысли, чувства и переживания, найти её даже на расстоянии, но это максимум. Это магия природы для поддержания нашей популяции.

Всё чудесатее и чудесатее. Что же получается, любви нет?

Видя, что мне нечего больше спросить, Корнелия продолжила свою лекцию:

– Стихийной магией по чуть-чуть владеют все волшебники. Но каждый из них силён в одной из них, – сзади неё прямо в воздухе начали крутиться картинки. – Различают четыре основных элементаля – стихии: Земля, – я видела, как за её спиной прямо из неоткуда вырастали ненастоящие деревья, – Огонь, – деревья резко вспыхнули пламенем, – Вода, – разлились ручьи, туша пожары, – Воздух, – и ветер разнёс оставшийся пепел. – И каждый волшебник лучше всего владеет лишь одной стихией, подчиняя её себе. Но два элементаля сильнее остальных. Огонь и Земля. Они имеют два под-элементаля. Огонь – Молнии. Земля – Целительство. И нет никого сильнее в войне, чем молнивеков, – вздрогнула, увидев за спиной женщины яростного воина, метающего молнии, – И нет лекаря сильнее, чем настоящего целителя.

Тяжело выдохнула, поняв, сколько мне придётся изучить, чтобы достойно предстать на церемонии бракосочетания, чтобы выжить и вернуться домой.

Смогу ли я?

____

Сквиб (1) – неволшебник, родившийся в семье волшебников. Серия книг о Гарри Поттере.

Глава 18: Союз Девяти Королевств


После занятия магией моя голова кипела, буквально взрывалась от полученной информации. Но, судя по довольному выражению лица Корнелии, она получила несравненное удовольствие, впихивая в мою несчастную головушку бесконечную теорию.

– Что ж, встретимся завтра и проверим, насколько ты не бездарна, – кивнула эльфийка и покинула тренировочный зал, оставив меня совсем одну.

На мгновение мир погрузился в тишину, и я даже перестала слышать свои мысли. Это показалось мне странным, но, к счастью, быстро прошло.

– Надо бы найти Рамона, больше нет смысла игнорировать тот факт, что мне недостаёт информации об этом дурацком мире!

Не успела я хорошенько всё обдумать, как из моего кольца полилась серебряная нить, которая так и манила следовать за ней. И я повиновалась её зову, даже особо не задумавшись, куда и зачем она меня вела.

Не особо разглядывала извилистые коридоры, мне это было не интересно. За вторые сутки пребывания в чужом мире успела устать удивляться. Мир со всеми глупыми законами начал конкретно надоедать.

После небольшого путешествия путеводный свет привёл меня на порог очередной двери. Без страха толкнула её и ахнула.

Кажется, сама того не ведая, я наткнулась на кабинет советника. Комнатка была маленькой, и посреди неё стояли рабочий стол и причудливый стул. Но больше всего заинтересовала необычная карта, висящая на стене.

Она разительно отличалась от нашей, земной. В центре был огромный материк, разделённый на несколько государств. Чуть поодаль, похожий на нашу Австралию, находился отдельный островок.

Язык был мне незнаком, он не походил ни на один земной, но вскоре я вдруг осознала, что понимаю его.

Самым центральным королевством было помечено на карте как «Вэстрис» и чуть ниже подписано «люди».

– Драядалум – эльфы, Пумилио – лилипуты, Грандис – гиганты, – начала читать я названия царств и его жителей.

На отдалённом островке было написано короткое «Аборигены».

– Вижу, вы нашли мою комнату дум, – услышала голос Рамона и вздрогнула. Обернулась: он стоял на пороге с двумя чашками в руках. – Не хотите чаю?

Рамон с невозмутимостью мудреца прошёл к столу и поставил чашки со странным напитком.

– Ваша светлость, не пугайтесь. Просто я знал, что вам, рано или поздно надоест оставаться в неведении и захочется разузнать о мире больше, – Рамон спокойно отпил из одной чашки.

Тяжело вздохнула: никакой опасности и в помине не было. И чего я так перепугалась? М-да, видимо осторожность стала моим вторым именем.

Села рядом, думая с чего начать долгий и мучительный расспрос. Пока размышляла и смотрела на удивительную карту, невольно отпила принесённый напиток. Но, в конце концов, не отравят же они меня? Я им нужна, а не они мне.

Чай оказался удивительно-приятным на вкус. Если, конечно, это был чай. Ахнула от удивления. Такого на Земле точно не пробовала.

– Начнём с того, что Корнелия завалила меня информацией, а я оказалась безоружна: мне некуда было записывать, а запомнить так много теории просто нереально, – вздохнула, понимая, насколько тяжёлая неделя мне предстояла.

– Вот я старый дурень! – воскликнул Рамон. – С этой подготовкой к вашей помолвке всё совершенно вылетело из головы.

Мужчина хлопнул в ладоши, и из неоткуда в воздухе образовались небольшая книжка и перо. Они приземлились на стол. Восхищённо взяла их в руки. Блокнот хоть и был похож на земной, но на ощупь разительно отличался. То, что я смогла чиркануть пером запись чёрного цвета, меня и вовсе не удивило. Магия.

– Тоже переводите деревья ради бумаги? – ухмыльнулась, вдоволь разглядев презент.

– Бумага из деревьев? Что за кощунство над матерью природой! – возмутился Рамон, недовольно посмотрев на меня. – Мы превращаем в бумагу отходы.

Осознав сказанное советником, поморщилась и машинально отбросила блокнот.

– Не переживайте, эта магия необратима: мы усовершенствовали заклинание, и отходы не превращаются обратно, – успокоил меня Рамон.

– Вы же понимаете, что в вашей магии есть и минусы? – гневно воскликнула. – А если преступник превратит тело убитого в бумагу, посчитав это отходом?

– Ох, дитя моё, – Рамон тяжело вздохнул и покачал головой. – Ты так мало знаешь о нашей магии! Мы не можем вернуть вещи её первоначальный вид, но мы можем увидеть, чем это было ранее. Преступнику нет смысла прятать таким образом труп.

Рамон щёлкнул пальцами, и блокнот на мгновение показал над собой проекцию небольшой кучки мусора. А потом вновь стал маленькой записной книжкой.

– Но если дважды превратить вещь во что-то… – начала вслух размышлять. Просто не могла поверить, что столь нелогичная для моего земного разума магия подчинялась вполне объяснимым и понятным законам.

– Превращённая вещь не станет чем-то другим, – пожал плечами Рамон, только доказав мне, что я должна лучше знать матчасть.

Некоторое время мы сидели молча и пили чай. Впервые не испытывала дискомфорта от того, что попала в этот неизведанный, странный и волшебный мир.

– Рамон, можешь рассказать мне о десяти королевств? И какое из них считается первым, вторым и так далее? – наконец, нарушила тишину. У меня не осталось ни одного аргумента, чтобы возразить мужчине, что магия – нелогична, и у неё можно найти изъяны.

Рамон некоторое время удивлённо смотрел на меня, хлопая глазами, словно не понял, что я только что у него спросила.

– Ваша светлость, почему вы считаете, что наши королевства хоть как-то пронумерованы? Почему вам кажется, что хоть какое-то имеет меньшее или большее значение для нашего мира? – наконец поинтересовался он. – Неужели насмотрелись фэнтезийных сказочек вашего мира? Вот на Земле у вас, если не ошибаюсь, 251-на страна. И, по-моему, они тоже не пронумерованы, – улыбка так и горела на его губах.

Действительно. А с чего я решила, что королевства, кроме названия, должны иметь и цифры?

– Вэстрис, расположенный в центре нашего материка, связуют между собой королевства эльфов – Драядалум, лилипутов – Пумилио, гигантов – Грандис, фей – Медиокрис, оборотней – Реформат и гномов – Игнис. Королевства гоблинов – Аурантиан и троллей – Виридий находятся чуть дальше, рядом с океаном и равноудалены от Вэстриса и друг от друга. Дело в том, что гоблины и тролли постоянно воевали, как между собой, так и с нами, с людьми.

Коротко кивнула, чирканув в блокнот, что не стоит связываться с двумя этими расами.

– А ваш мир всегда состоял только из одного материка? Есть ли незаселённые острова? – тихо спросила. Всё это вдруг показалось мне очень увлекательным.

– Нет, волшебники веками с 16-го столетия учились и пытались соединить открытые при помощи кораблей королевства. И вот мы достигли мира и согласия, при помощи нашей отваги, взаимопомощи и поддержки.

– А кто такие «аборигены»? – мой взгляд упал на внушительных размеров островок отделённый от всех остальных царств.

– Те, кто не согласился вступить в Союз Девяти Королевств. Мы так и называем его, неофициально, «Десятое королевство». Там свои правила. Туда бегут несогласные с нашими законами. И я даже боюсь представить, какой беспредел творится там…

Значило ли это, что не всё так хорошо и мирно в этом союзе? От осознания происходящего по телу побежали мурашки.

Глава 19: Судьба двух братьев


Как же просто кого-то несогласного обозвать «аборигены» и спокойно жить с этим. Покачала головой. Не одобряла методы этого странного мира. Подошла к карте, желая спрятать свои эмоции подальше от Рамона. Вряд ли он мог прочесть мои мысли. Но догадаться по выражению лица было в его власти.

Начала подробно рассматривать карту, и взгляд зацепился на Вэстрисе. Точнее на двух замках внутри королевства. Один был строго по центру, другой – неподалёку от волшебного леса, ближе к окраине. В остальных королевствах было строго по одному дворцу.

Настолько увлеклась этим непримечательным фактом, что не заметила, как рядом со мной очутился Рамон.

– Что-то вас особенно интересует? – поинтересовался мужчина, увидев моё любопытство.

– Да, – коротко кивнула. – Почему в Вэстрисе два замка?

Рамон тяжело вздохнул, отвернувшись к окну.

– Я надеялся, что не мне придётся рассказывать эту историю. Думал, что Адриан сам введёт вас в курс дела.

Кажется, я чем-то расстроила мужчину. Нахмурилась, потому что никак не могла понять причины резкой смены настроения. Что я такого спросила? Чем могут быть настолько примечательны эти две точки на карте?

– Дело в том, что в Вэстрисе наследство передаётся от родителей к младшему наследнику. Так было заведено испокон веков. Младший впитывает всю мудрость старших, учится на их ошибках, да и достигает двадцати пятилетия аккурат старости родителей, – Рамон вздохнул и повернулся ко мне, – Родители Адриана не планировали больше одного ребёнка. Люций с детства считался наследником, воспитывался как наследник и был любимцем семьи. Ему было двадцать четыре, и он готовился возглавить Вэстрис, обещая своим подданным новую эру. Готовился к коронации. Родители гордились им, пока не выяснилось, что матушка в свои сорок с небольшим лет беременна.

Между нами воцарилась тишина. Рамон не продолжал, лишь причмокивал нижней губой. Я же обдумывала сказанные им слова. Люций готовился возглавить королевство, пока не родился Адриан, разрушивший все его планы.

Озлобился ли старший брат? Вся его жизнь была потрачена на подготовку к коронации. Он учился править, он потерял детство, и теперь не имеет права стать царём. Интересно, каково пришлось младшему?

– Люций пришёл в бешенство, когда узнал о появлении младшего брата. Помнится, в день рождения нового наследника он ушёл из дома в волшебный лес и пропадал на охоте больше двух недель. После – сделал вид, что смирился со своей судьбой, но отношения двух братьев не заладились с самого начала. Люций третировал и тренировал Адриана с самых пелёнок, постоянно повторяя ему, насколько тот слаб и недостоин быть королём Вэстриса, – Рамон сделал небольшую паузу, словно ему не хватало сил закончить эту душераздирающую историю. – Когда Адриану исполнилось девять, их родители погибли при загадочных обстоятельствах. Они ехали в Пумилио на празднество лилипутов и пропали. Перевёрнутая карета была найдена спустя три дня, а их тела – растерзаны, – очередной тяжёлый вздох от мужчины. – Говорят, что их убила шайка гоблинов-разбойников.

Мне нечего было сказать. Бедный Адриан, остался сиротой в девять лет. Мне вдруг почему-то стало жаль именно его. Не взрослого Люция, который лишился наследства. Адриана, на которого взвалилось всё дерьмо, все дурацкие законы, принятые в этом обществе.

– Люций пришёл к правлению, пообещав, что такое больше не повторится. Он взошёл на престол на пятнадцать лет, чтобы Вэстрис не остался без правителя. Адриан остался жить вместе с няньками в замке у волшебного леса, – Рамон указал на крайний дворец, – а Люций поселился в резиденции, отстроенной специально для него. Как только Адриан взойдёт на престол, дворец Люция перестанет быть настолько ярким.

Внезапная мысль, пришедшая в голову, ослепила меня. Неужели Люций убил своих родителей, чтобы получить законное место?

А что ещё ожидать от этого чокнутого мира?

– Вы считаете Люция убийцей? – прошептала догадку. Пока я не получу ответ на этот безумный вопрос, я не успокоюсь!

– Я растил обоих мальчиков. Люций озлобился после рождения ненавистного младшего брата. Я даже боюсь представить, на что он способен! Вэстрис в последнее время приходит в упадок, ваша светлость. Чем раньше Адриан взойдёт на трон, тем будет лучше для всех нас.

Кивнула. Как ни крути, со всех сторон отвратительная ситуация.

– Рамон, так с какой целью меня вытащили из моего мира? – наконец, задала вопрос, который мучал меня так давно. – Формально, если Адриан заключит брак со мной, то его женой стану я, а не Элайза. Будет ли это честным? Я всё-таки хочу вернуться домой.

– Не исключено, что ты передумаешь, – тихая полуулыбка мелькнула на губах хитреца. Нахмурилась, потому что его реакция мне не понравилась. – Элайза явно рассчитывала на противоположные чувства. Если она ненавидела Адриана, то ты, возможно, его полюбишь.

– Это абсурд! – вспылила. – Вы магией принуждаете меня любить человека!

– Не переживай, если план Элайзы не увенчается успехом и ты, настоящая землянка, захочешь вернуться домой, то по окончанию четриды у тебя всё выйдет. Формально, Адриан уже станет королём и клятвы, принесённые тебе, не будут действовать на Элайзу. Она будет свободна, он будет свободен.

Кивнула. Такой расклад меня более-менее устраивал.

– А если ты переживаешь по поводу магии истинных, не зацикливайся на этом. Магия природы ни к чему не принуждает. Просто люди, как Земли, так и Воды издревле пытались найти объяснение необычному чувству «Любовь». Земляне объяснили это с точки зрения науки гормонами, а также эволюцией и желанием размножаться. Водянцы объяснили это магией природы, мол, она знает, кому лучше всего быть вместе. На деле же, я считаю, что нужно просто любить и не заморачиваться о том, что мы никогда не сможем ни понять, ни объяснить.

Очень проникновенная речь. Вот только я не верю в любовь.

Не верю!

Глава 20: Разумные существа


Не стала спорить с мужчиной по поводу любви. Бесполезно. Да и в голове роились сотни других вопросов. И все, как один, пугали меня. И дело было не в истинных парах и навязанной любви. Меня действительно пугал Люций.

И была ли мать Элайзы плохой, учитывая, что она придерживалась политики Люция? Учитывая, что она хотела залезть в мою голову. Читала ли она мысли Элайзы? Манипулировала ли ей?

– Сэди, у вас остались какие-либо ещё вопросы? Адриан вот-вот должен вернуться с охоты, и мне хотелось бы его встретить, – Рамон вывел меня из задумчивого состояния. – Матушка вашего двойника знатно вывела его из состояния равновесия, хоть он это и пытался скрыть от меня.

– Да, я хотела бы узнать, как выглядит каждая раса, и кого мне больше всего стоит бояться, – кивнула, проигнорировав приезд Адриана. Много чести будущему королю.

Если честно, матушка двойника и меня очень сильно напрягла. Как здорово, что мы не родственники!

К тому же, мы ещё успеем пообщаться с моим будущим мужем, и я никуда не тороплюсь. Даже не горю желанием, если честно.

– Ну, эльфийку ты видела, – улыбнулся Рамон. Кажется, эта тема ему нравилась больше. Он даже поднял руки ладонями вверх, где тут же появились изображения двух существ, похожих на людей. – Эльфы чуть выше нас, простых людей. Только уши у них чуть больше, носы, наоборот, чуть меньше. Девушки все, без исключения, имеют рыжий цвет волос. Мужчины, наоборот, светлые. Их также называют друидами, или детьми природы.

Советник сжал кулаки, и вскоре изображение сменилось. Теперь я видела людей поменьше.

– А вот гномов и лилипутов можно легко спутать. Считается, что это и вовсе одна раса, но сами гномы и лилипуты с этим не согласятся. Если их обозвать карликами, то и вовсе могут обидеться и объявить войну. Обе расы едва ли достигают метра в длину. Единственное различие: гномы немного сутулятся.

Забавно. Даже в этом мире был аналог толерантности, благодаря которой называть вещи своими именами, то есть маленького человечка карликом – было нельзя.

– Далее гиганты – они разительно выше и эльфов, и людей. Малыши примерно под два метра ростом, взрослые – около четырёх-пяти. В целом, дружелюбный и добрый народец. Фей также легко отличить: они имеют характерные крылья за спиной и могут по желанию становиться меньше лилипутов и летать.

Внимательно слушала, наблюдая за тем, как Рамон менял картинки на своих руках. Похоже, у меня будут проблемы только в различие лилипутов и гномов.

Но я зря так рано порадовалась.

– Гоблины имеют характерную оранжевую кожу, большой длинный нос и огромные уши. У них совсем нет волос на теле, и они не вырастают больше полтора метра в длину. Тролли также похожи на них, но в отличие от оранжевых человечков, имеют зеленоватый цвет кожи и огромные зубы.

И с ними тоже проблем не будет.

– Царства, как я уже говорил, враждовали между собой, и даже пытались перемешать кровь, но, как выяснилось, ребёнок тролля и гоблина всегда оказывался бесплодным. Союз Девяти Королевств решил разделить и отправить эти королевства по разную сторону материка.

Голова медленно, но верно взрывалась от обилия полученной информации, но я продолжала внимательно слушать, потому что это было чертовски интересно.

– Последняя раса – оборотни. Они все, без исключения, выглядят, как простые люди. Единственное, что их может отличить: хвост, которые они искусно прячут, да и то он – следствие неверного превращения в детстве и есть не у всех. Это высшие волшебники, которые в детстве зависят от циклов луны, но впоследствии становятся настолько сильными, что могут контролировать своё обращение. Их расу можно определить только при условии, что, если сам оборотень того хочет.

Кажется, я поспешила с выводом. Проблема «маленьких людей» не так остра, как оборотней…

– Ребёнок оборотня и человека всегда будет оборотнем. Животное, в которое обращается оборотень, не влияет на то, кем родится ребёнок. На это влияет только характер самого волшебника.

Только я приподняла руку, желая спросить, как вдруг во дворе раздалась удивительная музыка, от звука которой я вздрогнула.

– Адриан вернулся с охоты. Мы должны его встретить. Пойдёмте, ваша светлость, вы должны создать иллюзию благополучия в паре двух избранных, – печальная улыбка коснулась губ Рамона. Похоже, ему самому не нравилось то, что он делал.

А я так не хотела встречать напыщенного индюка!

Глава 21: Коршуны


Спешила за Рамоном, приподняв юбки, и тихо злилась на себя. Какого лешего я продолжала играть на публику влюблённую в этого напыщенного самодовольного гада? Без сомнения, он недалеко ушёл от земного двойника. И плевать, что у будущего короля было тяжёлое детство.

У Андрея же, напротив, было всё: любящие родители, наследство, за которое не надо было бороться и абсолютно всё подавалось на блюдечке.

Как два генетически одинаковых человека в разных условиях имели схожий характер? Или я предвзято относилась к Адриану?

Мы с Рамоном уже минут десять стояли во дворе и ожидали моего несносного жениха, будущего мужа. Интересно, наши клятвы у алтаря рассеются, если я вернусь в родной мир? Или меня ждёт очередная уловка?

Неожиданно раздался топот копыт, и вскоре я не только услышала, но и увидела несколько всадников. Три ехали на бурых лошадях, но четвёртый… Я невольно залюбовалась этим конём. Рыжая лошадь с серебристой гривой разительно выделялась на фоне остальных. Грива и хвост блестели на солнце, переливаясь чуть ли не всеми цветами радуги.

– Ну, конечно, теперь принцы на белых конях уже не в моде, – фыркнула себе под нос, надеясь, что никто не услышал.

Какой смысл вспоминать все истории родного мира, учитывая, что я не в сказке, а в настоящей западне?!

– Улыбнитесь, Элайза, – вздрогнула от голоса Рамона. Он неожиданно очутился близко от моего лица. – Неподалёку от нас стоят слуги Люция, и они фиксируют каждый ваш жест. Заметят хоть какое-то недовольство или нежелание выходить замуж, то устроят большой магический переворот.

Покосилась на слуг главного врага Адриана. Их было трое, и все они были одеты в иссиня-чёрные костюмы. На глаза были натянуты шляпы, и я никак не могла рассмотреть их лица.

– Оборотни, ваша светлость, – словно догадавшись, о чём я думала, подметил мужчина, – Коршуны.

Мысленно выругалась. Минутная слабость подойти к ним и сдаться пропала без следа. Выкинула из головы, что они могли бы вытащить меня из этой передряги. Нет, я должна сама разобраться, кто друг, а кто враг. И действовать осторожно, аккуратно.

Слиться с толпой, выведать всю информацию и… сбежать.

Пока я размышляла над своим положением и, как ни странно, улыбалась, Адриан со своей свитой подъехал к нам. Невольно залюбовалась им в свете солнца. Принц сиял, улыбался, и ничего не выдавало в нём плохого настроения из-за вчерашнего визита «моей» матушки.

Я не заметила, в какой момент я начала улыбаться искренне.

– Любимая, какой приятный сюрприз, что ты меня встречаешь, – слезая со своего волшебного коня, Адриан радостно поприветствовал меня. – И боже, как ты прекрасна в свете дня! – комплимент внезапно отозвался теплотой в моей груди.

Вздрогнула, поняв, насколько это приятно, даже, если учесть, что всё это игралось на публику Люция.

– Ох, я скучала, пока ты был в отъезде, – также играя ответила я, слегка присев в реверансе. Неожиданно мне показался уместным этот жест. – Моя матушка умеет быть несносной, не так ли?

– Как хорошо, что ты не в матушку, радость моя, – и вот в его бездонных глазах зажглись огоньки, не предвещающие мне ничего хорошего. – Иначе я давно сошёл бы с ума, – после чего он взял в свою ладонь мою и припал к ней губами.

Именно припал, а не поцеловал, потому что от такого прикосновения у меня искрами посыпались мурашки по телу. Такой бурной реакции на чьё-то тепло моё бедное тело никогда в жизни не испытывало.

– Мы все бы сошли с ума, будь это так, – отбросила волосы свободной рукой, чувствуя, как участилось моё сердцебиение.

От такого и с ума сойти можно!

Адриан, наконец, выпустил мою руку из своих цепких лап. И я вновь почувствовала разочарование.

Мне нравились его прикосновения…

Чёрт…

– Как поохотился? Поймал кого-нибудь, милый? – мой взгляд на секунду коснулся коршунов. Те шептались между собой, но я уверена, что всё это время они прекрасно слышали каждое наше слово.

Каждый шорох.

– Ничего не поймал, – наши взгляды встретились, а лица оказались так близко, что я и думать забыла об оборотнях-шпионах.

Да и вообще: какого чёрта их сюда впустили?

– Но я рад, что у меня есть кое-что другое, – и Адриан наклонился ко мне так близко, что я забыла, как дышать.

Я видела лишь его губы, которые неумолимо приближались ко мне. И я жаждала его поцелуя.

И, когда его губы коснулись моей щеки, я вздрогнула: троица, наблюдавшая за нами, обратилась в птиц и взметнулась в воздух…

Глава 22: Будущий король

Адриан

Когда мы с Элайзой решили поменять двойников местами, я не предполагал, что всё обернётся для меня полным провалом. Думал, что это идеальный план, ведь, если Элайза меня ненавидела, то у её двойника будут совершенно противоположные эмоции.

Так и случилось. Только я не учёл одно «но». И это «но» заключалось в том, что и я начал что-то испытывать к Лизе.

Никогда не верил в чувства. Всё в этом мире можно было объяснить простыми потребностями. Потребностями в еде, сексе, жизни, наконец, в общении.

И только в любви не было никакой необходимости.

Элайза была мне неприятна с первого знакомства. Первого взгляда. С того момента, как я ощутил на себе магию истинных. Волшебство потянуло меня к ней, а на деле я чувствовал лишь отвращение. Это было необычным сочетанием, бешеным коктейлем, от которого выворачивало наизнанку.

Мы стали первой истинной парой, которые возненавидели друг друга.

Элайза оказалась менее стойкой, менее сдержанной. Она терпеть не могла меня, своё предназначение и будущее положение в обществе. Её мать, Нейла, пыталась образумить дочурку, но Элайза, отличаясь бунтарским характером, наотрез отказалась слушаться мудрую женщину. Вскоре Нейла встать на сторону дочери, пытаясь найти выход из патовой ситуации.

Шли годы. Моя истинная никак не хотела мириться с судьбой. Усугубило её настрой и то, что, родившись в семье сильнейших волшебников, она так и не нашла источник силы в себе. Не научилась колдовать.

– Адриан, за что мне всё это? Почему я должна жить с человеком, которого ненавижу, занимать пост, который не хочу, и жить без магии в волшебном мире? – постоянно спрашивала она, а меня всякий раз начинало тошнить от её нескончаемого нытья.

Но мир меняют несдающиеся бунтари. И Элайза не стала исключением, в конце концов, найдя выход. Сначала её идея показалась мне абсурдной, и я даже пытался её разубедить. Но потом, взвесив все «за» и «против» понял, что в этом необычном решении больше плюсов, чем минусов. Тем более, я был уверен, что Элайза не выйдет за меня добровольно ни под каким предлогом, и тогда Люций, мой злобный братец, не только получит власть над Вэстрисом, но и объявит войну остальным восьми королевствам.

Я должен помешать ему любым возможным способом. Это мой народ, и я несу за него ответственность.

Тогда я наивно полагал, что двойник Элайзы воспылает ко мне правильными эмоциями, будет обожать и уважать меня, не мешая править. Захочет остаться. Станет хорошей верной супругой и примерной матерью наших детей.

А если план не удастся, то двойник хотя бы выйдет за меня замуж, а затем отправится в свой мир. И когда вернётся Элайза, мы поселимся в разных частях замка. А там, возможно, я издам указ об отмене истинной пары для королевских семей. Наша задумка казалась мне идеальной со всех сторон.

Но я не учёл тот факт, что сам начну испытывать к Лизе что-то, чего объяснить я просто не могу. Потребности в заботе, нежности, общении, желание всегда быть рядом, оберегать и никогда не отпускать лавиной обрушились на меня ещё до того, как я смог их осознать.

Чего уж говорить о жажде закрыться в комнате и грешить несколько дней подряд.

Лиза свалилась на мою несчастную голову спонтанно. Буквально. С момента переноса всё пошло не по плану. Во-первых, она умудрилась попасть не в тронный зал, а в лес, где нам пришлось её искать. Во-вторых, с первого взгляда, с первого прикосновения пробудила во мне эмоции, о которых не ведал. Которые спали во мне мёртвым сном.

Смотрел на эту гостью и не верил своим глазам. Та, которую я считал уродиной, та, что была её точной копией, сейчас казалась мне самой красивой девушкой во всей Вселенной. С интересом рассматривал её, пока она злилась на меня.

Кто бы мог подумать, что мой двойник в её родном мире отравлял бедняжке жизнь! У судьбы прекрасное чувство юмора, однако!

С любопытством следил за её поведением в тронном зале, когда Лиза, не на шутку разозлившись, выпустила поток магии, только подтвердив, что не так проста, как казалась на первый взгляд.

И я убеждался в этом при каждой нашем встречи. Лиза отличалась от других девушек во всём.

Когда она оказалась в моих объятьях впервые, когда я успокаивал её от нашедшей на неё истерики, единственное, чего мне хотелось – не отпускать это маленькое существо никогда. Я вдыхал аромат её тела и сходил с ума. Он пьянил, заставляя желать безумные вещи. Не давал покоя.

Наша битва в моей любимой комнате также не прошла для меня бесследно. Лиза оказалась очень сильной колдуньей, но не это тронуло меня до глубины души. Я справлялся и не с такими ведьмами. Выкручивался и не из такой западни. Когда иномирянка начала падать, сработал инстинкт, и я подхватил её, испугавшись, что с ней что-то может случиться.

Но случилось со мной. Её близость опьянила, и единственное, чего я хотел – это поцеловать несносную девицу. Против правил приличия, всех возможных законов, да и против логики. Я просто хотел впиться своими губами в её, попробовать их на вкус, оставить свой отпечаток.

И я видел, что и она этого тоже хотела. Разве можно сказать «нет» и себе, и желанной девушке? Глупо, но я кое-как это сделал. Кое-как избавился от жажды мимолётного поцелуя, выпустив из цепких лап, будучи уверенным, что у меня ещё будет возможность отыграться.

Но мне не дали отдышаться. Мать настоящей Элайзы, что б её шуршата драли, решила нас навестить. Я знал, как эта стерва относилась ко мне. Конечно, не без подачи Элайзы. Она искренне ненавидела меня всем сердцем, и её мать, сдавшись, встала на её сторону, убедившись в том, что я монстр.

Конечно, Нейла поддержала переезд моей истинной ко мне во дворец, потому что не имела достаточно власти, чтобы идти против закона. Она продолжала искать влиятельных людей, чтобы свергнуть меня с моего законного престола. Я уверен, что она давно находилась в приспешниках Люция, но ничего доказать не мог.

Обед был испорчен её подколками и ненавистными взглядами. Как и моё настроение. Удивился лишь тому, что Лизе было не всё равно. Она словно хотела меня утешить, обнять. Мы были наедине, но я не позволил себе эту слабость.

Я будущий король. У меня нет слабостей. Я всесилен. Именно таким меня должны видеть все. Все, включая будущую жену. Даже если возненавидит меня за это.

Психанул, уехал на сутки в лес, сказав всем, что поехал охотиться. Было ли у меня желание убивать невинных зверюшек? Нет, я лишь хотел проветриться, заночевать на природе, зная, насколько это опасно, ведь кругом были враги.

Но поездка не помогла. Моё спокойствие было нарушено. Я влюбился. Этот процесс необратим. Магия истинных сработала на «ура». А магия ли это? Или мы просто пытаемся объяснить то, что объяснить не можем? Земляне, вон, ссылаются на гормоны и на эволюцию. Смешные такие.

Когда я вернулся, меня ждало два сюрприза: приятный и неприятный. Второй заключался в том, что братец подослал коршунов – лучших оборотней, чтобы те следили за происходящим во дворце. Разве имел я право отказать им в гостеприимстве?

А вот приятный меня порадовал. Меня встретила самая прекрасная девушка во Вселенной. И я чувствовал её. Её эмоции, её радость, её боязнь новых эмоций. Всё это я испытывал на себе.

Я не удержался. Я, как мог, боролся с собой, но не всё оказалось мне подвластно. Моя сдержанность подводила меня всё больше с каждой секундой, проведённой с девушкой из другого мира.

Сначала я поцеловал её в ладонь, наслаждаясь реакцией, которая только сильнее опьянила меня. Лиза сама хотела моего поцелуя: видел это по её глазам. Сжал зубы, сказав твёрдое «нет» себе. Ещё рано. Если я поцелую её сейчас, то получу, как минимум, смачную пощёчину. И это будет не только сильнейшим ударом по самолюбию, но и об этом узнает мой братец Люций. А это не к добру.

Не вытерпел и поцеловал её в щёку, мечтая, что в следующий раз это будут её губы, которые с удовольствием ответят на мой поцелуй. Отказа я не приму.

И после всего этого Лиза всерьёз думала, что я её отпущу на Землю? Наивная. Я сделаю всё, чтобы она не просто добровольно осталась со мной, но и жаждала быть здесь, как хочу этого я.

Глава 23: Шуршата

Елизавета

Секундное помутнение рассудка исчезло без следа. Мысленно ругала себя за опрометчивое желание припасть к губам Адриана. Надеюсь, он ничего не заметил и ни о чём не догадался.

А если бы поцеловал, клянусь, отвесила бы ему пощёчину! Интересно, в этом мире хоть кто-то знал о понятии «личное пространство»?! И почему я сама становилась такой же?

И главное: почему я сама не знаю, чего хочу?!

– Что ж, думаю, нам пора пообедать, радость моя, – он явно издевался, ласково называя меня приятными словами.

– Не откажусь, – бросила короткое, посмотрев в небо, куда только что улетела троица коршунов. Как многое я не ведала об этом мире.

– Беспокоишься об оборотнях? – Адриан подал мне руку, и я, тяжело вздохнув, приняла его приглашение. Выбора у меня особо не осталось, да и, к своему удивлению, я нашла его прикосновения приятными.

– Не только о них, – тяжело вздохнула, окончательно расслабившись и положив голову мужчине на плечо. И мне даже показалось, что Адриан тоже громко выдохнул, пытаясь скрыть своё напряжение.

Кажется, я схожу с ума. Или так действует дьявольская магия?!

– Не беспокойся, радость моя, мы точно знаем, кто наш союзник, а кто враг, – он улыбнулся, а мне резко стало тепло на душе, несмотря на то, что я не разделяла его оптимизма.

Рядом с Адрианом мне вдруг стало так легко, спокойно и уютно. Но никак не могла понять, что со мной. Я же защищена от чар воздействия? Тогда что именно происходит в моей голове? Творится со мной?

– Не называй меня так, – тихо и грубо прошептала. Мне нравились его ласковые прозвища, и именно это раздражало. Словно во мне боролись два противоречивых человека.

– Ну почему, если это правда? – усмехнулся мой истинный.

Мы как раз вошли в замок. Хотела одёрнуть руку, но напомнила себе, что и у стен есть уши. И ещё хуже: у них есть глаза. Среди слуг вполне могли быть подставные, иначе всем бы давным-давно рассказали, что я – ненастоящая Элайза. Это означало лишь одно: ни Адриан, ни Рамон никому не доверяли, кроме друг друга.

– Это всё цирк для зрителей, и ты это прекрасно знаешь, – прошипела в ответ. – Не по-настоящему. Не всерьёз. Лишь бы поверили.

Адриан не успел мне возразить, потому что я резко споткнулась обо что-то тёплое и мягкое. От неожиданности пискнула и убрала руку от Адриана, начиная падать. Реакция мужчины молниеносно сработала, и он поймал меня.

Я опять почти оказалась на его руках.

Хотела одновременно и поблагодарить, и возмутиться, но не решила, что сделать первым, а затем и вовсе не успела, потому что в страхе завизжала.

Передо мной в паре метров находилась огромная мышь, об которую я, похоже, и споткнулась. Она вдыхала воздух вокруг себя и внимательно смотрела на меня своими огромными глазищами.

– Мышь! Мышь! Мышь! – вопила, вспомнив свой давний детский страх.

Помнится, классе в пятом нас водили в живой уголок, где я по неосторожности сунулась к маленькому безобидному мышонку. Он укусил меня за указательный палец, тот распух и начал гноиться. Я ещё долго лечилась от своего любопытства! Зато урок на всю жизнь. И страх в придачу.

Андрей знал мой страх, когда подсунул дохлую крысу мне в рюкзак. Он искусно сыграл на моей боязни.

– Тише, успокойся, – убаюкивающий голос Адриана заставил меня замолчать. – Ты испугалась маленького шуршонка?

– Кого? – непонимающе поинтересовалась, всё ещё находясь в руках Адриана. Только в них в этом сумасшедшем мире я чувствовала себя в безопасности.

– Шу́рша, – рядом с нами возник Рамон. Он при помощи магии поймал это мелкое чудовище и пронёс его по воздуху мимо моего лица.

Возможно, он сделал это не специально, но на меня это произвело очень сильное впечатление.

– Рамон! – возмутился Адриан. – Она сейчас в обморок грохнется от таких забав!

А я не поверила своим ушам. Адриану было не плевать на меня? Или он продолжал играть на публику?

– Шуршата – это помесь ваших крыс и мышей. Милые существа. Видимо, пробрался в замок через открытую дверь, – невозмутимо ответил Рамон, выпуская мелкого сквозь окно. – На природе ему будет гораздо лучше.

– А шуршата они потому, что шуршат. До чего логичен этот мир! До чего логичны эти названия! – попыталась вырваться из цепких лап Адриана, но не тут-то было.

Мой истинный вдруг решил поцеловать меня в лоб. Не особо возражала, потому что мне нравились прикосновения его холодных губ.

Они так расслабляли…

Глава 24: Разговор

Адриан

Как же забавляла реакция Лизы на всё происходящее в моём мире. На всё, к чему я привык. Красавица выглядела забавной маленькой девочкой, которая была готова к новым открытиям, к новым свершениям, злилась и почти ничего не боялась.

Кто бы мог подумать, что маленький шуршонок оказался её слабостью.

И как же мне нравилось целовать её везде: в щёку, в лоб… Она не сопротивлялась, думая, что это игра на публику. Но на деле я чувствовал, что и ей это нравится. Просто она не готова признаться в этом. Даже себе

До чего противоречивая натура!

Мы вместе отобедали. Заменил сегодня наше общее кресло на два отдельных, несмотря на то, что мне хотелось испытывать её тепло каждую секунду. Пусть довольствуется последними днями мнимой свободы.

Мне хотелось большего. Страсть, как огонь зажигалась во мне в ту же секунду, как Лиза оказывалась рядом. Боролся с собой до последнего, но боялся, что однажды не выдержу и окончательно сломаюсь. Главное, чтобы это случилось тогда, когда Лиза будет готова, иначе сбежит. Сбежит в свой родной мир, и я не буду властен её вернуть.

В нашем мире после свадьбы супругов всегда сажали за одно кресло за столом. Это подчёркивало их равенство во всём. У титулованных личностей и вовсе подчёркивало равенство короля и королевы. В их мире правители сидели на разных тронах, и это казалось мне дикостью. Очень многие традиции, изученные на мироустройвствах казались мне дикими.

Но, может, потому, что я привык к своему миру?

После обеда Лиза поблагодарила всех слуг и с улыбкой сказала:

– А у вас есть библиотека?

Аж завис от этого вопроса. За кого она нас держала? Это главный дворец моих родителей, истинных царей Вэстриса. Конечно же, у нас была библиотека. Да и такая огромная! Думаю, она удивится, увидев количество стеллажей, и, надеюсь, не заблудится в лабиринте.

Но красавица поняла моё замешательство совершенно иначе.

– Ну, огромный склад книг со всякой важной и полезной информацией. Историями, – начала объяснять она. Да так неуклюже!

Расхохотался, не в силах сдерживаться. Её наивность меня поражала.

– Конечно же есть. Целый огромный лабиринт. Если решишь что-то изучить самостоятельно, будь осторожна и запоминай обратную дорогу. Вдруг заблудишься, – Лиза сидела напротив, и я резко наклонился к ней, обдав её горячим дыханием.

Конечно же, я шутил. Её кольцо было способно вытащить её из любых запутанных коридорах замка. Лабиринты библиотеки не были исключением.

– Ну и шуточки у тебя, Адриан. Понятно, почему Элайза сбежала, – Лиза ничуть не смутилась, тихо прошептала подколку и наклонилась в ответ.

Такой наглости я от неё не ожидал. Боже! Её губы на расстоянии нескольких сантиметров! Мне всего-то нужно привстать, чтобы проучить нахалку!

Кашель Рамона заставил меня… нас очнуться.

– Я вам не помешал? – советник переводил взгляд с меня на мою истинную и обратно. Захотел проклясть человека, который меня воспитал. Зайди он на пару мгновений позже!

– Ни капли, – очнулась Лиза. – Я как раз закончила с обедом и собиралась заблудиться в местной библиотеке, – красавица соскочила со стула, присела в реверансе и упорхнула из трапезного зала. Поразился её прыткости.

На её место сел Рамон. Боже! Сейчас начнёт меня отчитывать!

– Адриан, ты же понимаешь, что твоя вчерашняя выходка была неуместной? – ну, вот. Как и думал! Началось!

Закатил глаза. В последний раз меня так отчитывали, когда Рамон нашёл в моей постели сразу трёх девушек. И чего ругался? Защитные чары я использовал, был осторожен и даже ничего такого не употреблял!

Рамон всё это время пытливо смотрел на меня. Очевидно ждал, когда я поддержу разговор, который мне заранее не нравился.

– Какая выходка? – наконец сказал то, что «дядюшка» мечтал услышать. Иногда он переигрывал с ролью отца.

– Как говорится, «учитесь властвовать собою». Стерв, подобных Нейле, на твоем королевском веку будет не мало. Ты на каждую будешь так реагировать? Сорвался и уехал на охоту! Негодный мальчишка, ты искал единения с природой! Учись делать это в садах, как это делал отец!

Ну вот. Чего и требовалось ожидать. Пошёл длинный монолог, который я и слышать не хотел. Мне никогда не быть таким же хорошим, как мой отец! Я это осознавал, но ничего не мог с поделать. Отец был сильным землевиком, который успокаивался, лишь дотронувшись до дерева, которое было специально выращен для этого в нашем саду.

И который Люций безжалостно срубил после их смерти.

Мой темперамент достался мне от матушки. Она была, как и я, огневиком. Эмоциональной, страстной, неугомонной.

Рамон долго ждал моего ответа, но я упорно молчал, игнорируя все нормы приличия. Я был взрослым и так устал от опеки… Советник не дождался моей реакции и заговорил сам:

– Мне пришлось вместо тебя рассказывать историю твоей семьи Лизе. Она попала сюда не по своей воле, и тебе совершенно плевать на неё, – Рамон прищурился, словно пытался прочесть мои мысли.

Но он прекрасно знал, что у него это не получится. Я слишком хорошо умел закрываться. Умел защищаться. У меня были лучшие учителя.

– Не стоило этого делать! – резко встал со стула, облокотившись на стол, зло посмотрел на Рамона. – Я должен был сделать это сам.

– Ты влюбился в неё, как мальчишка, – Рамон покачал головой, никак не отреагировав на моё поведение. Только сейчас понял: его слова были проверкой. Он поймал меня на свой психологический крючок. Магия магией, а знания Земли были не менее сильными. – Это противоречит всем нашим планам. Ты так и ничему не научился.

Покачал головой, пройдя к окну, вглядываясь в пейзажи моего королевства.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.