книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Нина Дианина

Найти хранителя

Глава 1

Ольта осторожно плыла по узкому подводному проходу, касаясь его бархатных скользких стенок. Вокруг неё на расстоянии вытянутой руки колыхалась тёплая зеленоватая темнота, которая иногда приближалась и осторожно прикасалась к плывущей женщине мягкими тёмными лентами водорослей.

Налобный фонарь откровенно не справлялся, его свет становился всё тусклее и тусклее. Однако Ольту, упрямо плывущую вперёд, этот отказ фонаря светить как положено, только радовал. Она расценивала это как верный признак того, что кристаллы бейопита рядом.

Так и должно быть. Бейопит вытягивал магию отовсюду, куда мог дотянуться, а на магии сейчас работали все современные механизмы, включая и этот фонарь. Рядом с этими кристаллами даже простая водная маска, собирающая для пловца кислород для дыхания из воды и позволяющая долгое время оставаться на глубине, отказывалась работать. Так что теперь обычную маску использовать её не было возможности, она попросту не работала.

Ольте приходилось плыть только на своих собственных натренированных на погружениях лёгких.

Слава небесам, воздуха в них оставалось ещё достаточно. Этот подводный холм и трещину в нём, Ольта исследовала заранее, поэтому, нырнув с катера, она устремилась сразу к темнеющей среди валунов и водорослей трещине.

Стенки прохода внезапно расширились и пошли вверх. Ольта с силой махнула ластами и неожиданно вынырнула на поверхность.

Полость! Полость в холме и выход из воды!

Женщина покрутила головой осматриваясь. В свете затухающего фонаря засверкали знакомые искры бейопита. Похоже, им были покрыты все стены этой подземной, а точнее, подводной пещеры.

Ольта осторожно вдохнула. Воздух был мокрым, но дышать было можно.

Она постаралась успокоить бьющееся от восторга сердце.

Наконец-то удача! Полновесная, обещающая безбедную интересную жизнь до самой старости. Влажная темнота и сверкание бейопита в тусклом свете медленно затухающего фонаря – вот так удача выглядит тут на Корчере.

Пора торопиться. Ещё минута и Ольта останется в полной темноте и, если застрянет, то её победа мгновенно превратится в полное фиаско со смертельным исходом. Она вполне может застрять в этой полости.

Катерок могут сразу и не найти, а первый же шторм полностью уничтожит и её лёгкое средство передвижения, и следы пребывания. Она исчезнет в море, как исчезали некоторые из её знакомых, слишком увлёкшихся дарами моря.

Ольта нырнула и практически наощупь стала выбираться из скользкого узкого прохода. Фонарь уже погас полностью, однако впереди светился выход в открытую воду, а оттуда не составило труда добраться до катера.

Весь обратный путь к Корчеру Ольта, сжимая рычаг управления катера, сдерживала волны восторга, периодически накатывающие на неё, и обдумывала ситуацию.

Всё будет замечательно, если с умом, а не с наскока подойти к ситуации. Одно из основных условий – необходимо сохранить свою находку в полной тайне. Никому ни слова, даже родителям.

Нужно постараться не выдать своей удачи друзьям и родственникам откровенно сияющей улыбкой, поглубже запрятать радость и скрыть свои приготовления к освоению подводных богатств.

А ведь нужно будет ой как много! Один фонарь с защитой от утечки магии стоит недёшево, уж не говоря о вместительной защитной ёмкости для самих кристаллов. Без них бейопит мгновенно вытянет всю магию из накопителей катера и превратит его в простую лодку с вёслами. До острова тогда будет не добраться, своя магия тоже не подействует, жадно выпитая добытыми кристаллами. Даже сигнал о спасении будет не послать, потому что заряд вестников тоже мгновенно исчезнет.

Купить для себя самой защитный костюм не помешает. Одной перчатки, какой она пользовалась эти годы будет мало.

Вот и выходит, что за всеми этими покупками ехать нужно куда-то ехать. Куда-то туда, где её не знают, чтобы не привлечь внимания заинтересованных глаз тут на острове.

Охотников за бейопитом предостаточно, и все следят друг за другом.

Радовало, что подводный холм было не так легко обнаружить. Он находился от Корчера достаточно далеко и был совершенно ничем не примечателен. Сама Ольта обнаружила его случайно неделю назад, когда полезла исследовать этот ничем непримечательный подводный горб рядом со скалой исключительно из-за любопытства. Хотела просто удостовериться, что на нём точно нет ничего полезного и там за валуном вдруг нашла малоприметную узкую трещину, уходящую вглубь подводной полости.

Эти залежи внутри холма никто не обнаружит, если она сама не укажет конкурентам путь и не будет мотаться к кристаллам постоянно.

Получается, нужно взять паузу, приготовиться как следует, и за один раз забрать максимум.

Другими словами, нужны время и деньги. Если она сумеет правильно всё рассчитать и распланировать, одна незаметная поездка к этому подводному холму сможет обеспечить её на долгие годы.

Катер зашёл в бухту родного острова почти на закате. Белые каменные дома, окружавшие бухту, в закатном свете солнца казались чуть розовыми.

Ольта причалила. Она, ещё думая о своей находке, повернула голову в сторону старого причала и глазами нашла одинокую фигуру на его конце. Весь остров знал, что именно там последнее время любит проводить своё время Крисант Тиссе, личный маг ройна Горха.

Когда Ольта поймала себя на том, что уже с минуту задумчиво рассматривает Криса, то сразу отвернулась, спрятав свой интерес за рутинными сборами домой.

* * *

Крис в одиночестве сидел на краю деревянного, уходящего далеко от берега старого полупустого лодочного причала. Людей почти не было видно, лишь на другой стороне бухты на синей глади у берега болталась пара лодок.

Когда-то одинокий замок разросся до размеров города и, как большой дракон сыто разлёгся почти на весь остров, обходя скалы и неудобные для причалов пляжи.

Жители острова жили морем. Они занимались ловлей рыбы, жемчугом, перевозками, добычей из подводных пещер редких и ценных кристаллов для накопителей, немного промышляли контрабандой. В общем, всем понемногу, и умудрялись жить в мире и с островом, и окружающим их морем.

И замок, и остров назывались одинаково. У них было общее имя – Корчер. Остров находился совсем недалеко от материка. Можно было даже отсюда, с причала, разглядеть на горизонте тёмную ломаную полосу крыш ближайшего города на большой земле, от которой замок отделял пролив.

Этот ближайший к острову портовый город назывался Сех. Вокруг порта и его рынка бурлила жизнь. Именно в Сехе островитяне продавали свои выловленные в море богатства, закупались необходимым и развлекались.

Крис опустил босые ноги в воду. Тёмно-фиолетовая мантия, положенная ему как магу, лежала на досках причала рядом с его кожаными сандалиями.

Последнее время он часто приходил сюда на самый конец причала. Отсюда открывался прекрасный вид.

– Будто прощаюсь с замком и пытаюсь запомнить его надолго, – поймал себя маг на грустной мысли.

Мысль не радовала своей жизнерадостностью, но вытащить, как занозу, её было нельзя, потому что замок Корчер на самом деле сейчас был фактически при смерти.

Кристалл хранителя в алтарном зале замка был пуст уже три года. Искра в нём погасла ещё за год до прибытия Криса сюда два года назад. Она потухла ещё до того, как он стал личным магом ройна в замке. За два года его работы ничего не поменялось: кристалл оставался тусклым и безответным. Крис не мог отделаться от чувства, что весь последний год он сидит у постели тяжело больного.

Сколько лет это бывшее вместилище хранителя сможет существовать без самого хранителя и не разрушиться? Книги в замковой библиотеке говорили, что ещё пара лет и уже ничто не сможет зажечь этот волшебный огонь внутри него. Так писали мудрецы древности в магических трактатах. Насколько это было верно? Может быть, они ошибались и срок уже прошёл?

Крис ничего не мог изменить. Это было не в его силах. Маги не могут призывать хранителей. Нет такого ритуала. Хранители приходят в своё обиталище сами.

Об этом тоже говорилось в тех трактатах.

Крису, как магу замка, оставалось лишь поддерживать в порядке алтарный зал, где стоял погасший кристалл, тщательно выполнять все охранительные ритуалы, прописанные на такой случай, и ждать, ждать, ждать. Последние два года жизни он кроме своих основных обязанностей в замке и обучения магически одарённых детей острова, как раз этим и занимался: ждал возвращения хранителя.

Каждое утро Крис спускался в большую природную пещеру под центральной башней замка, где находился алтарный зал, и с замиранием сердца подходил к каменному постаменту, на котором стоял длинный голубоватый кристалл высотой с человека. Может, за ночь случилось чудо?

Грани кристалла сверкали многоцветием, отражая пламя светильников и бросая блики на тёмные стены, однако внутри он оставался тусклым. Искра силы в кристалле не разгоралась, хранитель рода Ленери не появлялся. Ни новый, ни старый, никакой.

Боги будто забыли о том, что род всё ещё существует. Пусть от основной ветви рода осталось лишь двое представителей: благородный ройн Горх Ленери, владелец замка, и его дочь ройна Теани. Но они были живы, значит, род не прервался? Значит, надежда на возвращение хранителя есть?

Или наоборот? Отсутствие хранителя полностью прервёт род, и Теани не стоит надеяться на детей? Или ниточка станет слишком тонка, и дети Теани уже не будут принадлежать этому роду?

Её отцу ройну Горху сейчас шестьдесят. Он сильный мужчина. При его здоровье и поддержке хранителя он прожил бы в активном возрасте не менее ста, а то и больше. Ещё и жениться во второй раз успел бы, и наследников воспитать. Однако, если ещё пару лет не будет хранителя, останется ли у ройна возможность прожить долгую жизнь и зачать ещё одного наследника?

Получается, что без хранителя через десяток лет род закончит своё существование. Да и старый замок долго не продержится. Слишком он древний, судя по историческим хроникам стоит уже тысячи лет.

Выходит, что через десяток лет не будет ни рода, ни замка?

Согласно трактатам, если не вернётся искра силы, замок вместе со своим хозяином одряхлеет очень быстро. Потеряв магическую защиту хранителя, начнут обсыпаться стены, проваливаться галереи и лестницы, гнить ковры и рваться занавеси. Начнут змеиться трещины там, где их никогда не было. Плесень проникнет в кладовые, гниль в бельевые комоды, а ржавчина превратит металл в пыль.

Замок станет мрачным и неуютным, как старик, чувствующий приближение смерти. Никакие заплатки и переделки, никакие магические накопители или ритуалы не остановят его быстрое и неумолимое разрушение. Он закончит своё тысячелетнее существование.

Да замок и сейчас начал потихоньку рассыпаться. Жители острова пока этого не замечали и списывали всё на случайности. Случайно упала балка, случайно треснула ажурная колонна на входе, случайно заржавели петли на замковых воротах. Всё пока можно было исправить.

Но и Крис, и ройн Горх Ленери знали, что это предвестники смерти родового гнезда, оставшегося без хранителя.

Скорее всего, вместе с замком умрёт и остров. За сотни лет совместного существования они проросли в друг друга, стали единым целым. Тропы этого каменистого клочка суши, окружённого водой, стали дорогами многочисленных кривых улочек, а светлые каменные стены строений будто срослись с окружающими скалами.

Замок расползся по всему острову, заполняя его постройками, узкими лестницами и проходами, домами и башенками, покрывая набережными берега, а бухту причалами.

А остров бережно хранил в себе источники воды, подземные пещеры, ходы, без которых островитяне давно уже не могли существовать.

Остров и замок давно объединились как симбионты. У них даже имя стало одно на двоих. Перестанет существовать один, закончится и существование другого.

Если замок умрёт и начнёт разрушаться, постепенно отсюда уйдут и жители. Никто не захочет жить на потерявшей смысл своего существования большой скале. Со временем и море втянет в себя этот уже безжизненный обломок.

* * *

Сейчас, в свете падающего в море закатного солнца, все эти почти белые, выгоревшие и побелевшие от солёного ветра дома, бегущие с вершины скалы крыши и башенки, слепившиеся в одно строение, казались розовыми.

Острой иглой торчал в синеющее небо шпиль донжона, центральной башни, самого старого строения. Наверное, с неё начал свою историю замок. Длинные тени лишь добавляли живописности всей картине.

Крис помнил этот причал с детства. Да только в детстве его не особо интересовал вид, открывающийся отсюда. Ему с друзьями больше нравилось разбежаться и со всего разбегу с воплями сигануть в воду, окатывая прыгающих следом брызгами, разлетающимися веером в разные стороны.

Да, хорошее было время, беззаботное.

Крис посмотрел на свои жилистые руки с синими линиями вен, на кисти с длинными пальцами как у музыканта, а потом перевёл взгляд на свои слегка волосатые икры, виднеющиеся из-под брюк, закатанных до колен. Сквозь играющую бликами зеленоватую воду его ступни казались бледно – зелёными.

Куда исчез тот маленький загорелый мальчик с тонкими ручками и ножками и гладкой без единого волоска кожей?

Да, детство убежало, юность промчалась, молодость… не надо себе врать, сорокалетний рубеж, к которому он приближается, молодым возрастом можно назвать уже с большой натяжкой. Если молодость и осталась, то совсем мало, пара последних глотков. Крис сейчас приближается к зрелости. Ошибки молодости уже стыдно совершать. У него есть уважение, репутация, опыт. Голова работает, магический дар отточен за годы тренировок, да и жизненная сила ещё плещет. Зрелость – это расцвет для мужчины. До старости ещё долго, очень долго. Хочется прожить эти десятки лет с пользой.

Неужели хранитель не вернётся в кристалл и придётся просто годами наблюдать смерть Корчера, а потом и перебираться на другое место?!

Монотонный тихий плеск волн нарушило шлёпание маленьких ног,

Мужчина отвлекся от размышлений и повернул голову. По доскам причала к нему, громко шлёпая босыми ногами, быстро бежал мальчик – посыльный. Ещё издали он звонко закричал:

– Господин маг! Господин Крисант! Вас ройн Горх к себе зовёт!

Маг взглянул на браслет, охватывающий левую руку. Прозрачный, с красными бликами камень, вестник, ответственный за голосовую связь, не светился. Вызова от ройна не было. Получается, что ничего особо срочного, если Горх просто послал мальчика.

Да, вполне ожидаемо, если нет срочности. Магические способности у ройна были достаточные, чтобы прислать вызов на браслет. Вестники, как и все магические артефакты зависят от силы и магического резерва владельца. Чем сильнее маг, тем больше у него возможностей: на большее расстояние вестники передают голоса, быстрее и дальше летают планелёты, жарче греется печь, дольше и мощнее работает любой магомеханизм.

Собственной магии ройна Горха вполне хватило бы на передачу нескольких фраз на это небольшое расстояние от его кабинета до старого причала. Однако вбитое в голову ещё в академии правило постоянно экономить магический резерв и не тратить его по мелочам у ройна давно превратилось в привычку, которая заставила его воспользоваться простым посыльным.

Крис последний раз махнул своей зеленоватой ногой в тёплой прогретой за день солёной воде. Море закружило вокруг пальцев упругую струю, как бы прощаясь, и отпустило его.

Через полчаса Крис уже заходил в кабинет к ройну.

Круглый и просторный кабинет хозяина замка располагался на одной из боковых башен. Плотные бордовые шторы ещё были отодвинуты в стороны, и последние лучи заходящего солнца беспрепятственно скользили по тяжёлым массивным книжным шкафам, стоявшим по кругу вдоль стен.

Письменный стол находился в центре. Рядом, изогнутыми ножками упираясь в наборный паркет, стояли несколько узорчатых кресел.

Мебель в кабинете была сделана из дорогого тёмного мраморного дерева и украшена затейливой резьбой. Однако за долгие годы дерево поблёкло, полировка покрылась сетью мелких трещин и царапин. Мебель из старинной стала превращаться в просто старую. Это особенно стало заметно за последний год.

Крис качнулся на пороге кабинета, обозначая своё присутствие:

– Ройн.

– Заходи! – махнул рукой Горх из-за письменного стола.

Солнце золотило каштановые волосы владельца замка, схваченные сзади шнурком. Он был в самом расцвете зрелости. Мощная фигура, широкие плечи и чеканные черты лица выдавали в нём потомка благородного рода. Только нити седины, отсвечивающие в волосах, да глубокие складки около губ и носа, выдавали его возраст.

– Из Ганчи пришло письмо магопочтой, – произнёс он. – Мы его с тобой, конечно, давно ждали. Вот, теперь пришла пора обсудить все детали.

Отношения у Криса с Горхом сложились самые дружеские, поэтому наедине они отбрасывали все церемонии и выражения особенного почтения.

Маг подошёл к столу и взял в руки желтоватый лист, лежавший на столе рядом со шкатулкой магопочты и пробежал глазами полученное сообщение.

– Так, что тут пишут?

Ничего неожиданного. Магическая академия Ганчейской провинции объявляет о наборе на первый курс…

Да, набирает каждый год. Полное обучение восемь лет. Через четыре года получишь диплом первой ступени и, если захочешь, уже можно идти работать. Кто чувствует в себе силы да имеет возможность учиться дальше поедет в столичную академию продолжать учёбу. Уже там, в столице, через четыре года после сдачи выпускного экзамена получит вторую магическую ступень. Дальше ступени присуждаются по заслугам. У Криса сейчас четвёртая ступень. Неплохо для его возраста. Говорят, у императора восьмая.

Так, что там дальше? Для достигших двадцатилетия…

Ну, это ясно. Моложе принимать не имеет смысла. Первичное обучение детей проводится местными магами. Учить начинают с пятнадцати лет. Одна из обязанностей Криса как раз заниматься обучением детей на Корчере. Все дети в той или иной степени обладают магией, ведь на ней построен весь бытовой комфорт в империи.

Без магии в их мире вообще жить тяжело и неудобно. Все магомеханизмы завязаны на использование личной магической силы. Да только уровень этой силы у всех разный.

Из одного ребёнка приходится неделями вытаскивать тонкую ниточку магических способностей, чтобы он всё-таки мог хоть как-то пользоваться всеми достижениями цивилизации. Послать вестника, пусть даже на пару сотен метров. Разогреть воду, запустить магомотор в лодке или остановить кровь на царапине. Артефакты и кристаллы накопителей помогут усилить способности в случае необходимости. Однако усилители магии недешёвое удовольствие.

Другого ребёнка наоборот надо научить, как правильно направлять бурлящую в нём магию, чтобы не сжигать окружающие механизмы, не охлаждать еду до куска льда или, например, адресно, направленно, а не рупором во все стороны, передать сообщение вестником.

Так… Что там дальше? Как всегда набор на лечебный, магомеханический, боевой и стихийный факультеты. Новых факультетов не прибавилось. Магомеханический учит создавать магомеханизмы и использовать чистую магию для их работы.

Первый курс общий для всех студентов обучения и лишь на втором начинается распределение по факультетам в зависимости от склонности и природных способностей студента. Крис сам после первого курса долго выбирал между стихийным и магомеханическим факультетами. По сути каждый маг взаимодействует со стихиями, вот только склонности к какой-либо стихии у каждого мага свои. Крис по способностям более силён в воздействии на воздушную среду. Вот он мысленно и метался от кафедры воздушной магии на стихийном факультете до кафедры летательных аппаратов на магомеханическом. Можно было бы стать боевиком, но там много силовых тренировок. Туда, в основном, тянулись больше огневики. На лечебном больше водников. Всё-таки человеческий организм – это, в основном, жидкости.

Так, что там дальше в сообщении? Обеспечивается жильём…

Это понятно. Крис до сих пор вспоминал свою бурную жизнь в общежитиях и друзей, которых раскидало по всей империи. Сначала он жил в Ганче, а потом в столичной академии. Да уж, весёлые были студенческие пирушки.

Общежитие в столичной академии было большое и удобное. Современное, в отличие от старых корпусов в Ганче.

Слабых магов в академию не принимают, так что все магомеханизмы работают там в полную силу, обеспечивая студиозусов светом, теплом и прочими удобствами. У ректоров вообще одна из основных задач уберечь саму академию от магических экспериментов её учащихся.

Так, что там про оплату? Оплата дифференцированная, да… Разная форма оплаты для девушек и юношей.

Это вполне ожидаемо. Мужчины имеют возможность оплатить обучение после окончания академии, выплачивая из своего жалования. Правда, оплата в этом случае будет несколько больше. А вот девушки оплачивают учёбу сразу в начале каждого года. Если оплата не поступит, студентку отчислят, даже если она отличница.

Крис знал, откуда растут ноги у этого правила. Сильные маги считались хорошей партией. Таким нехитрым способом руководство пыталось поставить заслон для искательниц перспективных женихов, от тех девушек, кто изначально работать не собирается, а планирует найти себе жениха и тихо исчезнуть, не получив степени.

Такой дифференцированной оплатой руководство пыталось отсеять таких девиц, чтобы они не занимали при поступлении чужие места.

В какой-то мере это правило свою задачу решало. Малообеспеченным девушкам дорога в академию была закрыта, а богатые находили хороших женихов и безо всякой нудной учёбы. Основные навыки бытовой магии, нужной при ведении домашнего хозяйства, можно было прекрасно освоить и без академии.

Однако девушки в академии всё же учились, хотя таких целеустремлённых и настроенных на работу было совсем немного.

Так… Что там ещё? Экзамены через месяц… Каждый год дата экзаменов была разной, и вот она наконец назначена. Они с Горхом, по сути, ждали только этой даты. Остальное всё как в прошлом году.

– Первым делом отошлём магопочтой заявки, – бодро сказал Горх со своего кресла у письменного стола.

Криса его бодрый тон не обманул. Он знал, что владелец замка с грустью и тревогой ждал этого сообщения. Этот год был для него особенным. Его единственной дочери Теани исполнилось двадцать, и она была полна решимости поступить в Магическую академию. Причём ей было мало первой ступени в ближайшей от Корчера провинциальной академии, она планировала затем поступить в далёкую столичную, где учились лучшие из лучших в империи. Магических сил для этого у неё хватало. Так что фактически Теани покидала родное гнездо навсегда. Ей вряд ли будет интересно вернуться сюда в глушь после столичной академии.

Без дочери замок для отца опустеет.

Крис поднял голову и посмотрел на Горха.

– Начинаем готовиться к отъезду, ройн?

Горх кивнул.

Маг недоумевающе покачал головой и пожал плечами.

– Год какой-то необыкновенный выходит. В этом году у нас аж четыре абитуриента да плюс Теани. Пятеро! Целая толпа! Многовато. Судя по записям, каждый год желающих поступать в академию было всего один-два человека, некоторые годы вообще никого. Я в прошлом году возил в Ганчу только одного абитуриента. А в этот набор аж три юноши и две девушки, если считать вместе с вашей дочерью. Правда, Теани единственная, кто планирует потом поступать в столицу. Остальные собираются учиться только до получения первой ступени в нашей местной академии, тут у нас в провинции.

– Да, Ганча ближе всех к Корчеру. Мы относимся к Ганчейской провинции, туда ребятишки поедут, – согласно кивнул головой ройн. – Там и оплата их родителям по зубам. Может, вернётся кто.

При этих словах они оба отвели взгляд и сделали вид, что забыли об отсутствии хранителя. Если кристалл в центре алтарного зала не засветится, молодым магам через несколько лет возвращаться будет особо некуда.

– Когда я повезу эту толпу абитуриентов в Ганчу, то буду отсутствовать не меньше недели, – Крис задумчиво взъерошил свои короткие русые волосы. – Да нет, скорее всего и дольше. Пара недель уйдёт. Расстояние-то не маленькое. Обычно до Ганчи у меня уходит три – четыре дня. Сначала до Сеха морем, а там уже арендуем планелёт. А потом надо их всех там устроить как следует и проследить за поступлением и документами. Решить все бытовые вопросы, если возникнут. Да еще нужно и чуть заранее выехать на всякий случай.

В общем, считаем, что уложусь в две недели. Ничего, конечно, особенного, не так уж долго буду отсутствовать. Справитесь эту пару недель без меня. В крайнем случае мага из Сеха вызовете.

Кстати, вы решили, кто из женщин будет сопровождать Теани до академии и на первое время останется там с ней?

– Да, решил. Теа, конечно, настаивает на своей подружке, горничной, с которой они выросли. Девчонки хорошо ладят. Но нет, придётся отказать. Мне нужна не молодая свиристелка, у которой у самой ветер в голове, а женщина постарше да понадёжнее. С другой стороны женщину надолго отвлекать от семьи тоже не хотелось бы. Вдруг она в столице с Теани надолго останется? Семейную и основательную от семьи и не оторвёшь. Да и пожилую не хотелось бы.

В общем, я решил, что лучше всех для поездки подходит Ольта Волле. Она одинокая, репутация у неё хорошая и уровень магии приличный. Ты её наверняка знаешь.

Ещё бы Крис её не знал! Когда-то давно, ещё в юности, когда он приезжал из академии к родителям на каникулы, у них с Ольтой даже была любовь с ночными прогулками, поцелуями и встречей рассветов на берегу.

Сколько же ей было тогда лет?

Двадцати ей не было точно, потому что о поступлении в академию они тогда даже не разговаривали. Наверное, восемнадцать. А ему сколько тогда было? Он тогда уже получил первую степень и учился на вторую. Значит, лет двадцать пять – двадцать шесть. Как ему тогда казалось, прожжённый, бывалый, всё повидавший маг. Это же надо, как быстро десяток лет промелькнул с той поры!

Память Криса услужливо подкинула картину из того далёкого беззаботного времени.

Вечер, только что зашло солнце, небо медленно наливается чернильной синевой, из которой начинают проявляться и мерцать звёзды. Они с Ольтой вдвоём на берегу дальнего пляжа.

Горит костёр. Крис сидит и палкой гулко отбивает какой-то бодрый ритм по стволу высохшего корявого дерева, вкопавшегося в песок. Ольта, совсем ещё юная, стройная, гибкая, с распущенными до пояса тёмными волосами в простом белом платье танцует на фоне моря, синего неба и пушистой полосы облаков, ещё розовеющей после заката.

Мелькают загорелые руки, белая тонкая ткань юбки вьётся, разлетается вокруг точёных коленок, и при каждом движении пальчики её босых ног погружаются в песок.

Крис усмехнулся. Да, те каникулы пролетели просто в одно мгновение. А перед отъездом они поссорились из-за какой-то мелочи и толком даже не попрощались. На следующий год он не приехал из-за практики, потом, по слухам, она вышла замуж. Так что сказка началась и закончилась тем же летом.

– Тебя устраивает то, что с вами поедет Ольта? – голос Горха заставил Криса очнуться от воспоминаний. – Или ты по каким-то причинам против?

– Да, я с ней знаком. Точнее, был знаком в юности. Остров маленький, мы ведь все тут друг друга с детства знаем. Однако я с Ольтой последние годы совсем не общался. Я её нынешнюю совсем не знаю. Только приветствовали друг друга на улице. Если вы считаете её подходящей, то пусть она и едет. У меня нет возражений.

– Тогда решено. Она поедет с вами. За Теани приглядит. Завтра я её позову сюда в кабинет, обсудите поездку.

* * *

В части замка, где живёт ройн, Ольта бывала крайне редко. Наверное, всего раза два в жизни, и то случайно. Поводов для посещения не было. Жизнь ройна текла по иному руслу, отличному от течения жизни самой Ольты. Теперь она появилась здесь по его специальному приглашению.

В этом крыле замка стояла дорогая красивая мебель. На стенах галереи, вдоль которой вели гостью, висели картины. С потолка в изобилии свисали магические светильники.

Кабинет ройна, куда Ольта попала вообще в первый раз, произвёл на неё большое впечатление. Просторный, светлый, круглый, он повторял форму башни, где находился. В приоткрытые окна было видно море, а на горизонте темнела полоса порта в Сехе. Отсюда можно было разглядеть даже крыши и силуэты больших кораблей, стоявших там у причала.

Ветер шевелил лёгкие молочные занавеси, рассеивающие яркий солнечный свет. Где-то недалеко пронзительно переговаривались чайки.

– Ну куда же без них у моря-то, – подумала она.

– Садись, Ольта! – голос ройна заставил женщину встряхнуться и отвлечься от впитывания ощущений от нового места.

Она прошла, послушно села на кресло у письменного стола и сложила руки на коленях. Тихо звякнули браслеты.

Горха Ольта уважала. Спокойный, обстоятельный мужчина, без зазнайства, хороший хозяин острова. Да и выглядит достойно, не распускается. Не согнулся, до колен живот не отрастил.

Она поглядела на чуть тронутые сединой волнистые каштановые волосы, зачёсанные назад и аккуратно подстриженную тёмную бородку с белой прядью. Вполне симпатичный у них ройн.

– Помнишь, мы с тобой на рыночном дворе разговаривали о том, чтобы может понадобиться сопровождение для моей дочери в Ганчу, в академию магии? Ты тогда сказала, что не против такой работы и можешь покинуть остров на месяц, другой, а то и дольше?

Ольта кивнула.

– Так вот, повторяю это предложение. Ты можешь закончить свои дела здесь и через пару недель надолго выехать с Теани в Ганчу? Разумеется с оплатой и ежедневными отчётами. Сила у тебя есть, шкатулку магопочты тебе с собой дам, да и вестники посылать сможешь.

Ольта опустила взгляд, чтобы спрятать радостный блеск глаз.

Безусловно ещё утром, когда увидела посыльного, она сразу догадалась, зачем её сегодня позвали в эту часть замка к ройну. После той беседы на рынке женщина долго катала слова Горха в голове, обдумывала все доводы за и против, прикидывая свою возможную отлучку с острова.

Почему выбор хозяина замка пал на неё тоже было вполне понятно. Она взрослая самостоятельная женщина с приличным поведением и хорошей репутацией, да ещё и с сильным уровнем магии. Лучше кандидатуры для сопровождения его юной, активной и достаточно взбалмошной дочки на всём острове не сыщешь! У кого-то муж требует присмотра, у кого-то дети, у кого работу не оставишь. Какие-то женщины староваты, какие-то слишком молоды или магии в крови только капля. Усиливающих артефактов не напасёшься.

По всему выходило, что даже тогда эта поездка для неё была выгодна. Ничего особо трудного, а оплата хорошая.

А теперь, после того как она нашла подводный грот, полный кристаллов бейопита, это предложение вообще казалось подарком судьбы. Прекрасный повод и денег заработать на оборудование, да в Ганче его незаметно и закупить, не привлекая внимания.

– Я согласна, – кивнула она снова.

– Ну вот и отлично. Все детали обговорите с моим магом, господином Крисантом Тиссе. Он, как обычно, поедет сопровождать поступающих в Ганчу. Вы же наверняка с Крисом знакомы? На Корчере ведь все друг друга знают, – добавил ройн.

Боковым зрением Ольта уловила движение у окна и повернула голову. Оказывается, в кабинете они с ройном были не одни. Сбоку у шкафа спиной к окну стоял его личный маг.

Ольта сначала не увидела его лица, он стоял спиной к свету. Однако его силуэт на фоне светлого окна был виден прекрасно. Среднего роста, всё такой же стройный. Хотя да, с годами немного раздался в плечах и утратил юношескую худощавость.

Маг сделал несколько шагов ближе, и Ольта смогла наконец разглядеть эти до боли знакомые ей черты.

Господин Крисант.

Крис.

Мужчина, в которого превратился тот юноша, что снился ей несколько лет после того дурацкого расставания. Встречи с ним она до сих пор сейчас страшилась и избегала. Боялась, что на неё снова нахлынет то давнишнее безумие юности, с которым снова будет тяжко справиться. Тем более сам Крис после своего возвращения на остров особого интереса к ней не проявил.

А без взаимности всё это будет смешно, глупо и ненужно. Она только станет посмешищем для всего острова.

Ольта обежала его лицо взглядом. Он почти не изменился. Всё та же мальчишеская короткая стрижка и русые волосы, на концах выгоревшие от соли и солнца. Всё тот же внимательный спокойный взгляд серых глаз, хотя, конечно, в них появилась грусть и морщинки начали разбегаться от них лучиками.

Да, лицо немного округлилось, потеряло свою юношескую скуластость.

– Здравствуй, Ольта. – сказал он и улыбнулся хорошо знакомой ей улыбкой. – Давно не виделись.

– Здравствуй, Крис, рада тебя видеть, – она постаралась скрыть своё смущение, однако мужчина заметил, как порозовели её щёки. Сам-то он уже успел спрятать своё замешательство за те несколько минут форы, выданные ему обстоятельствами, когда женщина вошла в кабинет, прошла к столу и ещё не заметила его, стоящего у шкафа.

Он, наконец, смог рассмотреть её ближе.

Ольта не растолстела, осталась стройной, однако теперь не по-девичьи тонкой, а как-то по-женски, более округло и объёмно. Удобное лёгкое тёмно-бордовое платье с короткими рукавами спускалось до щиколоток свободными складками. Низкий вырез открывал гладкую шею. Ремешки лёгких кожаных сандалий переплетали узкие ступни. Каштановые волосы скручены в тугой узел на затылке, поэтому было видно уши, в которых качались небольшие серебряные серёжки с жемчужинками.

Ничего особенного в её облике не было. Однако еще тогда в юности Крис замечал, что Ольта, которая никогда не гналась за тем, чтобы выглядеть как-то особенно модно и привлекательно, умудрялась везде выглядеть очень гармонично. Она как-бы впитывала стиль места, где находилась, и вписывалась в него полностью.

Крис поймал себя на мысли, что сейчас, войдя в этот кабинет, похоже, в первый раз, Ольта не выглядела чем-то инородным и чужим. Пусть она не казалась тут хозяйкой, однако сразу гармонично вписалась в общую картину, будто приходила сюда всегда.

Молчание затянулось. Женщина смотрела на него своими светло-карими чайными глазами и чего-то ждала.

– Ах, да, Горх ведь сказал, мы должны с ней обсудить детали поездки! – Крис наконец вспомнил о делах, отвёл взгляд и обратился к ройну. – Мне кажется, что сначала с Ольтой стоит обсудить условия оплаты и взаимодействия с вашей дочерью. Всё-таки ваша дочь почти не выезжала с острова и не привыкла к ограничениям, которые накладывает внешний мир. Возможно, стоит начать с их знакомства. Всё таки в этой поездке, да и потом в академии, у Ольты роль не просто прислуги, а наставницы и защитницы. А если у них всё сложится, то уже перед поездкой мы с Ольтой окончательно всё обсудим. У меня не такие уж сложные требования в сопровождению.

– Да, ройн, ваш маг прав, – женщина тоже повернулась к хозяину замка. – Хотелось бы поконкретнее знать мои обязанности. Стирать и ухаживать за девочкой как прислуга, это одно. Противостоять её капризам – это совсем другое. Хочется получше понимать намеченную вами для меня роль.

– Хорошо. Я знаю, что ройна Теани достаточно… своенравна. С ней надо найти контакт, иначе она вполне способна залезть в какие-нибудь неприятности только из чувства противоречия. Мы сейчас между собой всё обговорим и пойдём к ней. Крис, ты уходишь или остаёшься?

– Остаюсь, конечно. Должен же я знать права и обязанности моей помощницы. Да и как встретит нас ройна тоже интересно.

Глава 2

Ольта нашла глазами теряющуюся в темноте фигуру на краю причала. Солнце только что зашло за горизонт и сумерки быстро темнели, превращаясь в ночь.

После встречи в кабинете ройна они с Крисом так и не поговорили. Обсуждение предстоящей поездки вместе с ройном и его дочерью не в счёт. Теани тогда долго спорила и выставляла колючки, когда узнала, что поедет в столицу под присмотром, а потом смирилась и только хмуро отводила глаза.

Ольта эти последние недели, как и прежде избегала свою давнишнюю любовь, боясь расковырять заросшую с годами рану. Не болит и ладно. А обсуждать поездку особо им с магом и не требовалось.

Все основные вопросы были связаны с Теани, с её вещами, желаниями и намерениями. Маг к ним не имел никакого отношения.

Дни до отъезда пролетели очень быстро. Завтра они покинут остров. Кто знает, как всё сложится. Может, из всех отъезжающих только Крис и вернётся обратно на Корчер, а остальных судьба разбросает по всей империи. Почему бы и ей, Ольте, не поискать счастья в чужих краях после того, как она вывезет и хорошо продаст в Ганче свою первую партию бейопита? Хороших мест для проживания в империи много. Да хотя бы в столице пожить, мир посмотреть. Не совсем же она старуха, ещё год до тридцати. Молодость ещё осталась. Совсем мало, буквально на десяток лет, но осталась. Ещё можно успеть найти ради чего жить.

Однако тогда получается, что сегодня у них с Крисом последний спокойный вечер, словно созданный для неторопливых разговоров и завершения повисших незаконченных когда-то отношений.

Ольта долго колебалась, но всё-таки решилась подойти к одиноко сидящему на причале мужчине. Иначе она так и будет мысленно расцарапывать этот рубец на сердце, а потом корить себя за то, что упустила возможность перейти на новые спокойные дружеские отношения. Почему нет? Симпатия-то осталась.

Надо, надо поговорить. Убедиться, что всё былое забыто и не причиняет неудобства. Ведь им придётся провести достаточно времени вместе и доверять друг другу.

Крис сидел на нагретых за день досках причала и не подозревал об этих метаниях. В этот вечер ему никуда не надо было бежать. Он спокойно дождался заката, полюбовался наливающимся темнотой небом и теперь наблюдал как возвращаются в бухту лодки, загораются фонари, слушал дыхание моря и чужие разговоры. По воде звук разлетался далеко и было прекрасно слышно, о чём переговариваются поднимающиеся на причал люди.

Вдруг рядом с ним заскрипели доски, и тёмная тень тихо спросила его знакомым женским голосом:

– Можно сесть с тобой рядом?

Крис поднял голову.

Неожиданно. За всё это время перед поездкой они с Ольтой поговорили только один раз в присутствии ройна и Теани. Всего лишь короткий разговор насчёт поездки. Больше свою будущую помощницу Крис не видел.

– Конечно! Садись, – мужчина немного подвинулся, освобождая ей место рядом. – Как ты?

Ольта аккуратно поставила на причал свои сандалии, села рядом, подобрав подол и тоже опустила босые ноги в воду. Вокруг её щиколоток плеснула волна.

– Нормально. Хотя, конечно, непривычно. За наследницей замка мне ещё не доводилось приглядывать.

– Волнуешься перед поездкой?

– Да не очень. Просто готовлюсь к впечатлениям. Я же редко выезжала.

Некоторое время они молчали, привыкая к присутствию друг друга.

Ночь уже совсем спустилась на остров. Люди, громко переговаривались, возвращаясь после работы. Окна домов один за другим начали ярко вспыхивать за занавесками. На рыночном дворе под фонарями началась какая-то суета.

– Ах да, молодёжь затеяла какое-то представление! – вспомнил Крис развешанные по острову самодельные афиши.

Он усмехнулся. В этот раз с ним в академию уезжали главные заводилы многих проказ, дети капитана большого рыболовецкого судна, близнецы Илли и Тир. Золотоволосые юные красавцы, озорники, с детства не дающие островитянам скучать своими необычными идеями и шалостями.

– В этом году мы увезём в Ганчу близнецов, – сказал Крис. – На острове с отъездом этих сорванцов кому-то будет поспокойнее, а кому-то поскучнее. Наверняка это представление они и затеяли. Хотят повеселить остров на прощание.

– Да, – согласилась Ольта. – Матери наших девушек точно вздохнут поспокойнее. Даже одного Илли было бы достаточно, чтобы устраивать каверзы, а тут их вообще двое. Хорошо они ребята не злые, а шутки у них вполне безобидные, хоть они и не до конца просчитывают их последствия.

Действительно, близнецы были знамениты на весь остров. Их подкармливали, любили, защищали, многое прощали и баловали больше остальных парней.

Как водится, эти очаровательные озорники прекрасно это осознавали и использовали этот ресурс доброжелательности по максимуму. Вдобавок к природному обаянию у них были неплохие магические способности. Крису стоило больших хлопот за время учёбы заставить этих неугомонных ребят осознать всю опасность безответственного отношения к магии. Неизвестно, действительно ли они это осознали, но с магией они вели себя осторожно и не было ни одного случая, когда кто-то пострадал от их шалости с применением магии.

– Кроме близнецов с нами едет Лагорт. Ты его знаешь?

– Да, конечно, – ответила Ольта. – Сын моих соседей, Нелле и Пера. Такой тихий спокойный худенький невысокий паренёк. Рыженький с веснушками. Старший из четырёх детей и очень ответственный.

– Да, он по виду обыкновенный и ничем не примечательный. Но зато очень целеустремлённый и потенциально сильный маг. Из нашей пятёрки абитуриентов он больше всех одарённый магически. Даже сильнее Теани, – Крис вздохнул. – По-хорошему, это ему надо бы дальше учиться в столичной академии вместе с дочерью Горха. Но у родителей денег нет даже на поступление в академию на первую ступень в Ганче.

Крис умолчал, что жалея зарывать на острове такой талант, дал его родителям денег в долг на поступление, на дорогу и на первое время. Маг не сомневался, что мальчик, если захочет, и в столичную академию потом попадёт. Главное для него начать учиться и ощутить свою силу по-настоящему.

Четвёртой ехала поступать Сента, миловидная рыжеватая девушка со средними способностями. Она ничем себя особым не проявила. Даже стихия толком не проявилась. Ничего особенного. Крис почему-то был уверен, что Сента вздыхает по одному из близнецов. Вполне может оказаться, что даже учиться в Гaнчу едет исключительно, чтобы быть рядом с предметом своих воздыханий.

– Как тебе четвёртая, Сента? – спросил он, искоса глядя на Ольту. Сидеть с бывшей подругой было на удивление уютно и спокойно.

– Я не знаю её хорошо. Надеюсь, что за четыре дня до Ганчи она не доставит нам хлопот, а дальше не наша забота. Меня, как ты понимаешь, больше поведение Теани интересует.

– Ну и как, ты смогла с ней найти общий язык?

– В основном. Точнее, не нашла общий язык, а смогла с ней договориться. Да тут всё ясно. Богатая, избалованная отцом в отсутствии матери девушка, с хорошими магическими способностями. В плюс ей, умная и не подлая. Специально пакостить не будет, но на своём будет настаивать.

– Думаешь, будут с ней проблемы?

– Трудно сказать. Но, скорее, нет. За время поездки мало что можно натворить. А вот потом в академии, конечно, может. От неуверенности может что-нибудь эдакое устроить, чтобы доказать, что чего-то стоит. Моя-то роль тут маленькая, а указания от Горха чёткие. Меня не перевоспитывать её наняли, а решать бытовые вопросы, подстраховать в непривычной обстановке и удерживать от явных глупостей. По сути, нам с Теани вообще можно не разговаривать. Она учится и в авантюры не лезет, а я слежу за её бытом да пишу отчёты, что всё хорошо. Как-то так.

Снова повисло долгое молчание.

Далеко на другом берегу бухты разгорался праздник. Молодёжь после представления явно затевала большой костёр. Пламя уже лизало бревна, поставленные шалашом. Конечно, будут танцы, музыка, смех. Прощание с будущими студентами наверняка выйдет весёлым.

Ольта вспомнила свою юность. В первый раз она увидела Криса именно у такого же затеянного молодёжью летнего костра и сразу обратила на него внимание. Сияющий юностью и молодой силой, гибкий, с потрясающей улыбкой, полный планов беззаботный студент, приехавший к родителям на каникулы. Он ведь местный, значит, она видела его с детства, а вот так, точным острым ударом, любовь пронзила её только у того костра.

Даже сейчас от одного воспоминания о том вечере у неё мурашки по коже пробежали.

– Да уж, любовная стрела как заноза в сердце, – грустно усмехнулась про себя женщина. – Никак было не вырвать.

Всё-таки хорошо, что она решилась сегодня к нему подойти поговорить. Надо бороться с этим замешательством, которое как шапкой накрывает Ольту в его присутствии.

– Как ты жила эти последние годы? – после долгого молчания нарушил тишину голос Криса. – Почему ты одна живёшь? Я тут уже давно, и мы не разу не разговаривали. Почему-то почти не встречались. Ты была занята своими делами, а я всё больше в замке с ройном да с детьми.

– Почему-то! – хмыкнула про себя Ольта. – Да я просто обходила дальней дорогой все места, где ты мог появиться. Сначала вообще никого не хотела видеть после предательства мужа. Гордость моя болела. Ну как же, как жених так красиво ухаживал два года, а потом, добившись, взял замуж, да так некрасиво оставил. Будто попробовал, да вкус не понравился.

А потом, просто боялась разворошить прошлое. Пересудов избегала. Кому нужна односторонняя любовь без взаимности? Мучения одни для обоих.

Ты-то сам, когда вернулся, от женщин шарахался.

А вслух она сказала:

– Дом мне от бабушки достался на южной стороне Корчера. Как разошлась с мужем, там и живу. Дом в две комнаты, маленький, но мне хватает одной.

– Почему разошлась? Так просто клятвы в храме обратно не забирают. Для этого нужна особая причина.

– Особая причина и была. У меня пять лет не было детей.

Она замолчала, не желая рассказывать, что отсутствие детей было просто формальным поводом. Бытовое заклинание позволяло ей, магине, самой решать вопрос собственного потомства. Настоящая причина была в том, что через год после свадьбы муж уехал на заработки в Сех и, как потом открылось, там завёл себе другую женщину. Несколько лет он жил на два дома. Удерживать мужа ребёнком Ольте даже в голову не пришло. Зато пришло в голову любовнице мужа. Её беременность и отсутствие детей у Ольты показались храму вполне весомой причиной для развода.

– А ты? Как ты жил эти годы? Почему один? – почти сразу спросила она, пытаясь избежать последующих вопросов о себе и перехватить инициативу в этой игре вопрос-ответ.

– Сначала учился. Потом работал. Далеко отсюда, на северной границе нашей провинции, отрабатывал деньги за учёбу. Девушку местную хорошую нашёл, собрался было жениться.

Крис внезапно замолчал, однако через минуту продолжил:

– А потом там началась эпидемия. По слухам, археологи разрыли какой-то саркофаг с давно забытой заразой. Действительно ли это было причиной эпидемии или нет, точно не знаю, однако многие заболели.

Наш район полностью закрыли. Стали пытаться лечить обычными методами, да, как позже выяснилось, неправильно. У болезни была магическая составляющая. Привычными методами только загоняли болезнь внутрь. Она сначала вроде бы отступала, больные чувствовали себя лучше, однако потом усугублялись их личные слабые места в организме, и люди стали умирать от осложнений каких-то своих обычных заболеваний совершенно разной направленности. Кто умер от болезней сердца, кто от болезни почек, у кого-то отказали лёгкие. Пока разобрались, проанализировали, что происходит, да поняли как лечить правильно, прошли месяцы. Смертность тогда была пятьдесят процентов. То есть умирал каждый второй заболевший.

Я и моя невеста заболели оба. В нашей паре я остался жив.

Крис рассказывал вроде бы с обыкновенными интонациями, но только слишком медленно и тихо.

– После болезни я поехал в столицу, попытался там жить, но не вынес столичной суеты, – он помолчал. – Пусто стало как-то. Меня не трогали обычные развлечения, разговоры, модные ухищрения. Ни театры, ни стереошоу, ни спортивные соревнования. Всё казалось мелким, лишённым настоящего смысла. Потом подвернулся случай, чтобы вернуться сюда, ну я и воспользовался. Ройну Горху тогда новый маг был нужен. Прежний, что ещё меня в юности учил, метр Кардиозус, умер от старости. Он и тебя, наверное, учил. Ну вот, я вернулся и два года уже тут живу.

– Да, он и меня учил. Я его помню. Сухонький такой старичок с длинными седыми волосами, которые он собирал в тощий хвостик. Он ещё немного картавил, – Ольта подхватила нейтральную тему, пытаясь увести разговор в сторону.

Об умершей невесте Криса ей рассказали уже давно. Ковыряться в его ране и напоминать об утрате Ольте совершенно не хотелось. Из местных сплетен она знала, что теперь в Сехе у личного мага ройна есть женщина, к которой он изредка ездит.

На острове ведь все как на ладони. Про всех всё известно. Почти всё. А то, что кипит у островитян в душах, знают только они сами.

Далеко на берегу разгорался костёр, стали долетать звуки музыки. На фоне огня было видно как начинают двигаться в танце юные гибкие фигуры.

Молодёжь радовалась жизни.

Внезапно Ольта почувствовала как на её ладонь легла рука Криса. Мужская, большая, чуть шершавая.

– Спасибо, что пришла. Я рад, что именно ты завтра едешь со мной.

Глава 3

Сех встретил их сумрачно. В то время пока катер ройна Горха выходил из бухты Корчера на небе ещё сияло солнце, а когда пристал к пассажирскому причалу Сеха, морось уже пропитала весь воздух сыростью и висела над улицами. Погода испортилась буквально за час.

Ройн решил проводить их до самой лётной площадки, откуда отправлялись планелёты. В порту они сразу заказали магомашину, однако пока шли к ней от катера, успели набрать влаги на волосы и одежду.

Впереди их многочисленной процессии шёл сам Горх в кожаном коричневом пиджаке на широких плечах. Чуть сзади шёл крепкий и коренастый помощник ройна, один из его охранников.

Теани шла рядом с отцом, махая одной небольшой сумочкой. Рыжеватые распущенные волосы опускались ей почти до пояса, ярко выделяясь на фоне её белого пиджака. Из коротких бежевых брючек выглядывали загорелые ножки в кожаных плетёных оранжевых сандалиях.

Близнецы, одетые в светлые разноцветные рубашки и одинаковые чёрные плотные брюки, шли по причалу следом сразу за Горхом и, кроме своих, катили ещё чемоданы девушек.

Крис еще не разобрался, кто идёт в голубой рубашке, а кто в бледно-оранжевой, где Илли, а где Тир. Один был копией другого, хотя у кого-то из них золотистые волнистые пряди были схвачены в хвост, а у другого распущены по плечам. Без сомнений, эти шутники уже готовят почву для мистификаций и не упустят в дороге возможности поменяться рубашками, сменить причёски и поразвлекаться, путая своим видом окружающих.

Красивые парни. Вдвоём им в академии на первых порах будет легче.

Сразу за ними шла Сента и явно старалась держаться к ним поближе.

Удивительно, но модные веяния превратили Сенту и Теани, этих двух разных по сути девушек из разных слоёв общества в подобия друг друга. Сента была одета в светлый пиджак того же покроя, как у Теани, и в короткие брюки того же фасона. Даже волосы почти одной длины и оттенка. Единственное отличие в том, что Теани была посуше и повыше, а Сента попухлее и миниатюрнее. Интересно, а сами они замечают, что в погоне за модой теряют индивидуальность?

Следом за Сентой в синем приталенном платье и с заколотыми в ракушку волосами шла Ольта. Крис не знал, насколько модным было платье или бирюзовая свободная рубашка из водоотталкивающей ткани на её плечах, однако женщина выглядела очень гармонично на этом мокром причале на фоне хмурого неба и тёмных колыхающихся волн. Она везла за собой непромокаемую сумку на колёсиках и от помощи Криса отказалась.

Худенький невысокий Лагорт шёл рядом с магом с напряжённо сжатыми губами и вместе со своей сумкой вёз второй чемодан Сенты.

Крис видел, что он волнуется, хотя и старается этого не показывать.

– Ты уже бывал в Ганче раньше? – спросил он парня.

– Нет. Возможности не было, – коротко ответил тот. – Только в Сехе и вокруг него. В гости к родственникам ездил.

– Ну да, – подумал Крис, – вряд ли его родители могли баловать сына развлекательными поездками.

Ему захотелось как-то подбодрить парня, сказать, что с его характером и целеустремлённостью у него точно всё будет хорошо, но не нашёл подходящих слов. Все они казались какими-то пустыми и глупыми.

– Да Ганча, по сути, тот же Сех, – улыбнулся он парню. – А академия вообще в этой Ганче существует как маленький остров со своими правилами. Быстро освоишься, ты же сам островитянин. Если что, шли вестника, помогу советом.

– Спасибо, – кивнул Лагорт и слегка улыбнулся в ответ.

Крис поглядывал на идущую молодёжь и отчётливо сознавал, что эта поездка не станет для него лёгкой прогулкой. Слишком много всего, включая ответственность за Теани и её поступление.

Хватило бы на всё сил. Тянуть на своей магической силе маленький планелёт с двумя пассажирами в Ганчу, как в прошлые годы, совершенно иное, нежели тянуть большой многоместный для семи взрослых людей. Пусть даже эти семь пассажиров все обладают магией. Их обладание магическими способностями и простейшие навыки в управлении бытовыми механизмами не помогут. Эти дети как раз и едут учиться, как правильно прикладывать к сложным магомеханизмам свою врождённую магию. Едут учиться, как воспринимать мир, учитывая свои способности и силу, и не наломать дров.

Ольта тоже не сможет помочь.

Ох, ведь ещё и багаж! Маг рассчитывал, что каждый возьмёт собой небольшую сумку с необходимыми на первое время вещами. Но девушки взяли с собой по два объёмистых чемодана!

– Наряжаться да блистать красотой в академии планируют, не иначе, – мысленно усмехнулся Крис.

Он предусмотрительно набрал с собой накопителей из бейопита, рассчитывая, что до Ганчи их должно хватить. А там можно будет восполнить запас, или подзарядить старые и потом продолжить путь. Ничего, время до начала занятий пока есть. Неделя в запасе. Хорошо хоть они заранее выехали. К поступлению, своей основной цели, должны успеть.

Магомашина, в которой они ехали до площадки планелётов, была многоместной.

Горх сидел рядом с Теани и тихим голосом ей что-то говорил. Наверное, в сотый раз повторял свои наставления. Девушка послушно кивала, не желая провоцировать отца на новый поток указаний и увещеваний, однако явно думала о чём-то своём.

Близнецы разглядывали блестящие промытые моросью магомашины разных видов и размеров, которые сновали мимо, и обменивались впечатлениями.

– Куда я ввязалась? – Ольта смотрела на капли стекающие по стеклу, на проплывающие мимо мокрые дома, на торопливых прохожих, на клумбы и скверы, которые от этой мороси сбросили пыльный налёт, налились цветом и яркостью. – Это сейчас при отце Теани такая покладистая, а как она будет вести себя в академии? Норова ей не занимать. Хотя, бояться нечего. Мы с Горхом договорились на месяц. Будет тяжело, просто вернусь обратно. А могу и там в Ганче потом остаться. Одинокой женщине без детей много проще. Были бы у меня дети, я бы, наверное, даже с острова не выехала.

Пока всё было привычно. Ольта достаточно часто бывала в Сехе, город был ей хорошо знаком. А вот в центр провинции, в Ганчу она выбиралась всего лишь пару раз и оба раза летела на планелёте. Сех находится слишком далеко от центра, на самом краю Ганчейской провинции. Без планелёта, магомашиной, по наземным дорогам через холмы и реки пару недель добираться. На лошадях вообще, наверное, месяц.

Первый раз Ольта была в Ганче в шестнадцать лет с родителями. Тогда ещё была жива бабушка. Замечательная была поездка!

Второй раз она побывала там с мужем в первый год после свадьбы.

Они с ним тогда провели несколько восхитительных дней в Ганче, гуляя и наслаждаясь бездельем. Ольта даже потащила мужа издали посмотреть на местную магическую академию. Желание учиться в академии тогда ещё было живо и давало себя знать.

Они тогда вернулись на Корчер счастливые и довольные.

С тех пор Ольта больше туда не летала. Интересно, сильно ли маголёты вообще изменились за эти последние десять лет?

Как оказалось, маголёты почти не изменились.

Горху пришлось заказать десятиместную платформу планелёта, в шестиместную они всемером не помещались.

Это была всё та же плоская платформа с прозрачным матовым куполом, накрывающим её сверху, как каплей. Внутри ряды сидений, да впереди отдельные кресло с панелью для мага, управляющего полётом. Сзади стойка для багажа и маленькая туалетная комната.

Можно сказать, что существенно изменился лишь дизайн. От массивных сидений конструкторы перешли к тонким креслам, настраивающимся по фигурам пассажиров. Ковровые дорожки исчезли. Их заменило плотное упругое приятно пружинящее покрытие.

Крис, заметив её интерес, сообщил, что конструкторы не опускают руки и за последние годы планелёты вообще стали мощнее и удобнее в управлении.

Ещё час они провели, ожидая, когда приготовят платформу. Планелёт настроили по направляющему лучу прямо на Ганчу. Теперь Крису не надо было следить за направлением, только за высотой и скоростью. Вдоль таких невидимых направляющих лучей, как вдоль дорог, каждые несколько десятков километров располагались небольшие планелётные площадки, вокруг которых облюбовали себе места гостиницы, магазинчики, рестораны. Так что найти место, чтобы отдохнуть и подкрепиться в течение дня не составляло особого труда.

Молодёжь сразу после вылета из Сеха прилипла к мутному от влаги защитному куполу и то и дело отвлекала мага громкими возгласами, удивлёнными восклицаниями и воплями восторга.

Весь день они летели чуть выше деревьев, где-то на высоте тридцати метров. Обычная высота для такого типа путешествий. Скорость позволяла хорошо рассмотреть местность, над которой они пролетали.

Изредка мимо проносились чужие платформы, а внизу проплывали рощи, поля, луга и озёра со впадающими в них речками, деревни с жителями, пробегали по своим важным делам дикие животные, давно привыкшие к пролетающим над ними бесшумным аппаратам.

Лететь юным пассажирам было интересно, и время в полёте для них пролетело очень быстро.

К вечеру они прибыли в гостиницу небольшого городка, хорошо знакомую Крису по прежним перелётам.

Гостиница, в которой маг наметил первую ночёвку, представляла собой двухэтажный домик с небольшим живописным садиком вокруг и располагалась прямо с краю лётной площадки. Крис снял всего лишь две комнаты на всех: одну для мужчин, другую для женщин. Селить близнецов отдельно он опасался. Это как жить на вулкане. В любой момент от них можно ожидать чего угодно.

Улыбчивая симпатичная девушка проводила их в комнаты.

Теани, увидев, что отдельной комнаты ей не будет, сморщила свой носик, но ничего не сказала. Видимо, поняла, что её одну без присмотра сегодня никто не оставит, а жить вдвоём с Ольтой или втроём с Сентой для неё уже нет особой разницы.

Ресторан, куда они всей компанией спустились поужинать, был маленький и уютный, всего на несколько столиков. Одна стена была большим окном, которое выходило на лётную площадку, где стояли всего пара планелётов. Чей-то чужой, всего на пару пассажиров, казался малюткой рядом с их большой десятиместной платформой.

Постепенно вечерело, ночь вступала в свои права.

В ресторане зажгли светильники, и зал наполнился тёплым светом. Еда была вкусная, официанты услужливые, а месяц, заглядывающий из темноты ночного неба сквозь через стекло панорамной стены, добавлял вечеру романтики и очарования.

Подопечные Криса быстро наелись и затеяли за столом обсуждение на тему «какое магическое направление перспективнее», пытаясь втянуть в разговор и самого мага.Однако он от участия в споре уклонился.

Этим вечером Крис чувствовал себя на редкость скверно. Полёт в этот раз дался ему нелегко и вымотал его полностью. Даже есть не хотелось.

Причина была в том, что планелёт был большим и новой, непривычной ему конструкции. Магу понадобилось время и повышенная концентрация, чтобы приноровиться к тяжёлому многоместному летательному аппарату и поддерживать нужную скорость и высоту. Даже заботливо заготовленный накопитель не спасал. Вдобавок молодёжь, не замечая его состояния, постоянно дёргала мага, обращаясь к нему с пустяковыми вопросами.

Вот уже почти ночь, а эти дети были полны энергии и готовы отправиться на поиски приключений на свою… хм… голову! А у Криса нет сил изобразить строгость и разогнать их по комнатам.

Он поймал озабоченный взгляд Ольты. Похоже, она единственная уловила отвратительное состояние Криса и увидела, что магу сейчас не до философских споров. Главное, что ему сейчас надо – это лечь, закрыть глаза и чтоб рядом никто не галдел.

Крис с трудом досидел до конца ужина, а когда они вернулись в комнату, без сил улёгся на кровать, не выдержал, расслабился и мгновенно заснул прямо в одежде.

Ночью, когда он проснулся, то осознал, что прямо в одежде лежит на своей неразобранной постели поверх узорчатого покрывала. Кто-то добрый снял с его ног мягкие замшевые туфли, которые он надел в дорогу вместо привычных сандалий. В свете ночника было видно, что все его подопечные смирно спят по своим кроватям.

– Хорош присмотр у меня, – хмыкнул про себя Крис, раздеваясь и укладываясь под одеяло. – Близнецы могли гостиницу по камешку разнести, я бы не заметил. Хорошо хоть Ольта за Теани присматривает.

Утром, когда он спустился к завтраку, то обнаружил в залитом утренними лучами столовом зале одну лишь сидящую за столом Ольту. Кроме неё больше никого не было. Видимо, молодёжь с чистой совестью вовсю наслаждалась здоровым сном.

Крис присел рядом и виновато поглядел на Ольту.

– Прости, оставил тебя одну справляться с этими молодыми бодрыми охламонами, вырвавшимися из-под родительской опеки. Извини, не смог себя контролировать, просто выключился, как только на кровать присел.

– Ничего. Я видела, как ты вчера вымотался. Тяжело с непривычки столько народа тащить?

– Да, тяжеловато. Ещё и багаж весом в пару человек. Ничего, я уже приноровился. Сегодня будет легче.

Как прошёл вечер? Смотрю, все на месте, и гостиница не пострадала.

– За это стоит сказать спасибо Лагорту, – улыбнулась Ольта, – Сообразительный парень. Дальновидный. Это он мне тишком вестника послал, что близнецы собираются оставить тебя спокойно отдыхать и пойти прогуляться по городку. Пришлось срочно придумывать весомый повод и бежать в ваш номер, чтобы удержать этих любителей прогуляться. Я ведь им не указ. А тебя будить не хотелось. Да и не факт, что удалось бы разбудить.

– Какой в результате у тебя возник повод?

– Совместное праздничное чаепитие с тортом, конечно. Мы с девчонками пригласили их к нам в номер отметить чаепитием наш первый день путешествия. Имей ввиду, торт был за твой счёт.

– За мой, конечно. Спасибо, Ольта, – он посмотрел на неё с любопытством. – Как прошло чаепитие?

– Хорошо прошло, если считать за результат, что все в конце концов расползлись по собственным кроватям, там и остались. Беседовали, спорили, выясняли отношения, даже слегка поссорились.

– Кто с кем?

– Сента с Теани. Теани с Лагортом. Сента с Илли. Или с его братцем Тиром. Короче, с кем-то из них. Эти сорванцы, конечно, сознательно всех запутали, кто из них кто.

Она покосилась на явно встревоженного такими раздорами Криса.

– Ну, ты не волнуйся, это я немножко преувеличила, наверное. Лучше сказать, ребята не поссорились, а активно разошлись во мнениях. Они бы и меня втянули в это противостояние, но я была очень аккуратна и, в основном, молчала и слушала. По мелочам получила массу впечатлений.

– На какую хоть тему разыгрались такие страсти?

– На тему магии, конечно. Если честно, в этом большей частью вина Теани. Она немного задирала нос, и это всех раздражало. Ну вот разговоры и вылились в бурные споры.

– Хотел бы я это послушать!

– Зачем? Да и при тебе они вели бы себя совершенно по-другому. Ты же учитель. Авторитет! Представитель ройна. Руководитель. В общем, верховная власть в нашем маленьком коллективе.

– Вот поэтому. Они от меня прячутся, изображают что-то. А чтобы предугадать их поступки, нужно знать получше их отношения между собой. Надеюсь, за два дня ничего экстраординарного не случится.

Ольта усмехнулась.

– Я тоже надеюсь.

Она не стала говорить Крису, что Теани довела Сенту почти до слёз и девушка, чтобы успокоиться, придумала повод сходить в планелёт за какой-то забытой вещью. Там она немного походила по платформе, посидела и успокоилась. Потом они пошли с ней в номер к мужчинам «посмотреть, как там себя чувствует господин Крисант». В тот момент, пока Сента приводила себя в порядок в туалетной комнате, Ольта полюбовалась на мирно спящего мага и сняла ему туфли. Когда они вернулись в женский номер, страсти уже улеглись и Тир вместе с Илли, вполне ожидаемо проявляя недюжинные актёрские способности, в лицах рассказывали о том, как попали на своём катере в шторм и какого страху тогда натерпелись.

Второй день полёта начался для Криса легче. Тонкости управления этим десятиместным тяжёлым аппаратом он уже освоил, а вместо одного накопителя использовал два, благо гнёзда для них в ручке управления были. Его немного смутило, что один из накопителей был наполовину разряжен, но маг приписал это собственной рассеянности. Видимо, недосмотрел, собираясь в поездку.

Они благополучно долетели до площадки, где был ресторан, в котором у Криса был запланирован обед. Потом они даже успели опуститься пополдничать и отдохнуть в очередном кафе, расположенном у луча.

Всё случилось, когда до планируемой Крисом вечерней посадки на ночёвку осталось лететь пару часов.

Глава 4

Сбой в системе управления планелётом произошёл над лесом. Летящая до этого ровно платформа как-то резко дёрнулась, взвыла и нырнула вниз. Крис всё же успел среагировать и набрать высоту, чтобы не задеть верхушки деревьев.

В этот момент значки на панели управления беспорядочно замерцали, будто закричали в панике, и планелёт полностью перестал слушаться или вообще как-то реагировать на лихорадочные манипуляции Криса.

Платформу повело в сторону, она закрутилась, потеряла ориентир, ещё раз резко дёрнулась и быстро набирая скорость понеслась в совершенно другом направлении, почти перпендикулярном лучу на Ганчу.

Сзади у Криса за спиной раздался дружный вопль ужаса, а потом послышались звуки падения и ударов.

Маг на мгновение оглянулся. Рывки и вращение не прошли для пассажиров даром. Их выкинуло из кресел и разметало по планелёту.

Лагорт, бледный до синевы, с округлившимися глазами на пол-лица, вцепился в подлокотники. Он оказался единственным, кто остался сидеть на своём кресле, Теани выкинуло из её кресла напротив прямо на него, и она схватилась парню за колени, пытаясь удержаться.

Сента вместе с одним из близнецов сломанными куклами сплелись на полу у прозрачной защитной стенки планелёта. Ольта успела обнять спинку стоящего перед ней кресла и повисла на нём всем телом.

Второго близнеца вышвырнуло Крису под ноги. Он зажал одной рукой разбитый нос, из которого текла кровь, а другой схватился за ножку кресла мага, и предпринимал титанические усилия, пытаясь упереться во что-нибудь ногами, чтобы его не било об острые углы.

Багаж кучей свалился со стойки. Сумки с чемоданами, словно выбравшиеся из заточения насекомые, радостно заскользили по упругому покрытию пола в разные стороны.

Больше маг ничего не успел увидеть. Он отвернулся и сконцентрировался на управлении, в надежде перехватить его в свои руки.

В памяти не осталось, как долго Крис пытался пытался исправить положение. Ему казалось, целую вечность он пытался нащупать в плетении лётного заклинания хотя бы одну ниточку, за которую мог бы зацепиться и снова почувствовать свою магическую связь с планелётом. Однако целых нитей не было, одни обрывки, которые рвались, как только он прикладывал к ним хоть малейшую силу. Платформа всё также не слушалась.

Аппарат ослеп, оглох и обезумел, обрывками заложенного в него конструкторского заклинания принимая свои собственные абсурдные решения. Он нёсся куда-то в ему самому понятном направлении всё увеличивая и увеличивая скорость.

Криса вжало в кресло.

Признаться, конструкторы над аппаратом поработали хорошо, скорость на внутренних аварийных накопителях, набранная взбесившимся планелётом, впечатляла. Парень у его ног, не обращая внимания на капавшую из носа кровь, уже обеими руками держался за ножки кресла, чтобы его не снесло и не ударило об стенку платформы.

Крис ничего не мог поделать – они неслись и неслись куда-то с безумной скоростью, а потом наконец сработала система экстренной посадки. Платформа в последний раз резко вздрогнула и будто бы пришла в себя. Она выровнялась, сбавила скорость и постепенно стала снижаться. Прекратилось это сводящее с ума вращение, и планелёт стал медленно планировать, выбирая плоское место для посадки.

Маг получил возможность более спокойно повернуться и оглядеться.

Тот из близнецов, кто лежал на полу у его ног, разжал пальцы, отцепился от ножек кресла и расслабленно перевернулся на спину. Ковер вокруг него был укапан тёмными каплями крови. Судя по цвету рубашки, это был Илли.

Зашевелились и остальные. Теани подняла голову от колен Лагорта, к которым она только что прижималась, обхватив их обеими руками. Спутанные пряди почти закрывали её лицо. А Лагорт… хм… Лагорт гладил её по волосам, успокаивая.

Ольта устало свалилась в своё кресло, однако, явно боясь повторения этого безумия, уцепилась руками за подлокотники.

Господи, что там с теми, которых в самом начале смело к защитной стенке платформы? Слава Богу, шевелятся. Охают, стонут, но шевелятся. Живы, это самое главное.

– Меня тошнит от этого вращения, – простонала Теани, отползая от Лагорта и усаживаясь в своё кресло.– Какой кошмар! Что случилось?

– Что это было? – глядя с пола на Криса спросил лежащий у его ног парень, острожно трогая распухший нос.

– Интересный вопрос! Сам хотел бы знать! – ответил Крис опять поворачиваясь к переднему защитному экрану платформы. – Тем более это «что» ещё и не закончилось.

– Но, вроде уже работает аварийная посадка? – гнусаво в нос произнёс парень.

– Работает, да. Хорошо бы доработала до победного конца. Только вот никаких площадок для посадки я не вижу. Жилья не видно, полей или лугов тоже. Кругом холмы, покрытые лесом. Сплошной ковёр зелени. Интересно, какой план действий заложили в платформу конструкторы в случае отсутствия поляны для посадки? Мы же не можем сесть на деревья.

Крис почувствовал, как аварийная система планелёта стала генерировать поиск воды. Так, понятно. Нет площадки на земле, значит, будет садиться на воду. Хоть какое-нибудь захудалое озерцо тут отыщется?

Платформа ещё немного порыскала, а потом поисковое заклинание сработало. Она развернулась и целенаправленно полетела к какой-то выбранной ею точке. Через пять минут спокойного полёта она зависла над деревьями.

Крис напрягся. Под ним всё также колыхалось море зелени без единого просвета. Никакого озера не наблюдалось. Однако вмешаться и что-то исправить в действиях планелёта не было никакой возможности. Аварийная система работала автономно.

Пассажирам оставалось только наблюдать.

Планелёт немного повисел в воздухе, как бы набираясь уверенности, а потом, ломая ветки, пошёл вниз и мягко сел на внезапно оказавшуюся скрытую под ветками воду.

Конструкторы не подвели. Аварийная система нашла скрытую буйной южной растительностью небольшую, незаметную сверху реку,. В ширину в ней было всего метров в двадцать, но это этого планелёту хватило, чтобы совершить мягкую посадку.

Наступила тишина. Планелёт, подталкиваемый водой, медленно дрейфовал по течению, окончательно превратившись в комфортабельный крытый плот.

Было слышно как плещет вода о платформу и где-то высоко в кронах деревьев щебечут потревоженные птицы.

– Интересно, как далеко нас занесло, – с тревогой подумал Крис.

Их мир не страдал перенаселённостью. Магией можно было прекрасно контролировать рождаемость и не перегружать планету избыточным населением. Человечество давным-давно опытным путём нашло своё оптимальное число.

Численность населения планеты балансировала около постоянной величины уже веками. Рождаемость и смертность колебались вокруг одного значения, не нарушая этот устраивающий всех баланс. Население планеты не росло.

Люди расселились, освоили самые лучшие места на планете и не толкались локтями, чтобы прокормиться или найти место жительства поудобнее. Хотя, конечно, прогресс не остановился. Человечество придумывало себе новые предметы роскоши, занятия и осваивало новинки магомеханики.

Людей на всю их большую планету было немного, они жили далеко друг от друга, поэтому даже после образования империи расстояния между городами были огромными. Их Ганчейская провинция тянулась на добрую четверть материка. Другие провинции их Южной империи были не меньше.

Да и сама Южная империя занимала полтора материка.

Людно было только вдоль планелётных лучей из-за гостиниц и ресторанов, обслуживающих пролетающие маголёты. Поселений вне лучей практически не было.

– Так, считаем: за эти два дня мы улетели от Корчера на пару тысяч километров и до Ганчи было больше тысячи, – Крис вспомнил ту запредельную скорость, с какой они неслись от луча, море бескрайней зелени, расстилающееся под ними, и вздохнул. – Вероятность встретить здесь жильё и людей приближается к нулю. В этом есть и плюс, и минус. Помощи не будет, но не будет и угрозы. Всё-таки самое опасное существо на планете – это человек.

Его подопечные между тем окончательно очнулись, зашевелились, начали ощупывать себя, переглядываться и переговариваться.

Так, пора заняться молодёжью, пока не начался разброд и шатания.

– Ну что, дорогие мои, мы прибыли, – бодро произнёс Крис с радостной улыбкой оглядывая своих спутников. Шесть пар глаз вопросительно уставились на него.

– Сейчас узнаем из первых рук кто у нас пессимист, кто оптимист, а кто реалист, – усмехнулся про себя маг.

– Никто ничего не переломал? – озабоченно оглядела всех Ольта. – Зубы, носы, руки, ноги? Нет? Слава Богу! А чья кровь на полу?

Все одновременно перевели взгляд на кровавые пятна на полу у кресла управления, а потом подозрительно уставились на Криса, выискивая на нем кровоточащие раны или переломы.

– Моя! – немного в нос ответил один из близнецов. Он уже успел вытереть лицо, однако тёмно-бурые пятна, украсившие его рубашку, не позволяли усомниться в его словах.

– А ты у нас каким именем наречён?

– Илли, – пробурчал парень, прищурившись. Его голубые глаза рядом с покрасневшим распухшим носом стали казаться бирюзовыми.

– Потрясающий оттенок, – по-женски сразу отметила этот цвет Ольта. – Безусловно, девчонки млеют даже от одного взгляда этого красавца.

– Наконец-то в вашей внешности появились существенные различия, и мы перестанем путаться, – хмыкнул маг. – Ну не обижайся, Илли, это шутка в ответ на ваши. Нос не сломан? Нет? Значит, легко отделался. До срабатывания аварийной системы я боялся, что мы или улетим с планеты, или вообще костей не соберём. На такой бешеной скорости врезаться в какую-нибудь одиноко стоящую скалу однозначно было бы для всех нас печальным окончанием жизненного пути. А тут такая удача! Приземлились без потерь! Сказать, что я счастлив, ничего не сказать! Итак, какие соображения у моей команды?

Команда молча переглянулась. Соображений или пока не было, или их было слишком много, чтобы коротко и ясно их выразить. Пережитое волнение у всех наверняка ещё отдавалось внутри мелкой дрожью, хотя внешне этого было не заметно.

– Мы все живы и практически здоровы. Это большой и весомый плюс, – Крис решил не тянуть и пробудить в них позитивный взгляд на произошедшее.

– У нас осталось целой платформа планелёта, – подхватила Ольта. – Нам не придётся ночевать на голой земле и под открытым небом. По-моему, это тоже большая удача!

– Это тоже большой плюс, – благодарно кивнул ей головой Крис. – Тем более, дневного времени осталось буквально пара часов. Даже под деревьями темно.

Молодёжь хмуро переглянулась.

Да, целая платформа даже с таким слабым куполом – это очень большой плюс! – с нажимом повторил Крис.

– Почему слабым?

– Потому что сейчас на куполе нет защитного экранирующего заклинания. Только стекло. Это минус. К слову, будьте осторожны, тонкое синтетическое стекло купола без защиты легко проламывается. Если бы защита купола пропала в момент … хм… этого безумного полёта с вращением, то Тир с Сентой вполне могли проломить стенку платформы и вывалиться, и мы ничем не могли бы помочь им. Нас вообще могло смести всех вместе с куполом. Последствия были бы плачевными.

Ольта приглушённо охнула, Тир явно побледнел, а Сента громко всхлипнула.

– Но обошлось! – строго прихлопнул Крис эти нахлынувшие на своих подопечных задним числом эмоции. – И это гигантский плюс! Надеюсь, вы это осознаёте.

– Наверное, на платформе есть аварийный маячок. Он, возможно, уже сообщил, что мы шлёп… в общем, что в заклинании планелёта сбой и у нас авария. Наверное, нас уже ищут! – быстро с надеждой выпалил Лагорт.

– Вот и первый оптимист, – подумал Крис, а вслух сказал: – Не хочу расстраивать тебя, Лагорт, но у меня большие сомнения насчёт маячка. Я не чувствовал, чтобы от планелёта шёл куда-то вестник о помощи, пока мы неслись от луча как угорелые.

Сейчас же, к сожалению, планелёт полностью мёртв. В нём ничего, – он подчеркнул интонацией последнее слово, – ничего не работает! Про отсутствие защиты купола я уже упомянул. Однако, признайтесь сами себе, что даже если сигнал и ушёл куда-то в спасательные службы, на ночь глядя нас искать никто не полетел бы. Так что ночевать всё равно пришлось бы здесь.

– Надо послать вестника папе!

– Ну вот и наша наследница пришла в себя, – подумал Крис. – Жаль только идея у неё привычная и бесполезная – переложить решение проблемы на широкие отцовские плечи.

Крис переглянулся с Ольтой и успокаивающе улыбнулся наследнице:

– Что именно мы сейчас могли бы сообщить?

– Что мы упали!

– И?

– Папа, приезжай, спаси нас! – хрюкнул насмешливо Тир.

– Да! Именно! – вскинулась Тиани, вспыхнув. – Я не хочу тут спать вповалку на полу и кормить местных насекомых!

– Хорошо, составляй текст вестника, – Крис не стал сопротивляться. Пусть девочка сама попытается сообразить, что папа далеко и, чтобы спасти дочурку, должен знать откуда именно её забирать.

Самое отвратительное, Крис и сам не знал, где они вообще находятся и что это за река такая. Вот это самый большой жирный минус. Привычка, что в любой момент планелёт может кинуть поисковое заклинание по лучу и точно сообщить, где они сейчас находятся, сыграла с магом плохую шутку. Луча нет, планелёт умер, а научиться определять местоположение по звёздам Крис как-то не озадачился.

Конечно, рано или поздно обнаружат, что планелёт пропал с луча, а они сами смогут определить, где именно находятся и позвать на помощь. Но лучше рано, чем поздно.

– Итак, – обратился Крис с Теани, – что будем сообщать?

– Планелёт потерпел аварию.

– Всё?

– А сколько километров оставалось до Ганчи?

– Тысяча двести – полторы тысячи километров. Точно не могу сказать.

– Планелёт потерпел аварию на расстоянии … – Теани растеряно замолчала. Сзади тихо хмыкнул Тир.

– Вот именно. Сообщать нечего, – устало вздохнул Крис. – Да и у меня сила на исходе. Я ведь выложился почти досуха, пока пытался справиться с сумасшествием нашего планелёта.

Даже если сейчас и смогу с помощью кучи накопителей достучаться до твоего отца, сообщать особо нечего. Об исчезновении планелёта будет известно уже сегодня вечером, и уже завтра нас начнут искать. А накопители нам ещё пригодятся. Здесь их заряжать негде.

В общем, предлагаю перестать рефлексировать и плакать о своей тяжёлой судьбинушке, оглядеться, найти плюсы, коих немало и начать готовиться к ночёвке.

– Есть ещё один большой минус! – Тир произнёс это со смешком, – Есть уже хочется, а есть нечего. У нас по плану сейчас должен быть ужин.

– У меня есть сладкая плитка, печенье и яблоко, – неуверенно произнесла Сента и робко ему улыбнулась.

– Предлагаю превратить этот минус в плюс, – вернул Тиру усмешку Крис и подмигнул: – Другими словами, предлагаю добыть еды и поесть. Это будет плюс. Живности здесь полно. Вы же маги, добудете какую-нибудь зазевавшуюся птичку побольше размером. Илли огневик, разведёт нам костёр. У меня есть плюс в виде ножа.

– А у меня есть второй маленький плюсик, – Лагорт вытащил из кармана маленький обтёртый перочинный нож.

– Где разведёт костёр? Прямо здесь? – по-детски удивилась Теани.

– Нет, почему здесь? На берегу. Замечательные у некоторых костры на берегу выходят, – в голосе Ольты чувствовалась улыбка.

Все заулыбались, вспомнив прощальный вечер на острове. Это общее воспоминание сразу вернуло хорошее настроение. Действительно, все живы, ничего непоправимого не произошло!

– Молодец, Ольта! – усмехнулся про себя Крис. – Хороший способ для воодушевления и отвлечения молодёжи от дурных мыслей – это подкинуть идею, что вечером опять можно устроить праздник! Да вот только пристать к берегу без вёсел и верёвок, тоже одна из непростых текущих задач. Да и здешний илистый заросший кустами берег – это не тот удобный песочный, что у нас в бухте.

* * *

Ольта тревожно подняла голову. Что-то её разбудило. Что-то было неправильно и выбивалось из установившегося ритма.

Утреннее яркое солнце уже пробивалось сквозь высокие кроны. В планелёте было светло.

Ольта хмыкнула, вспоминая предыдущий вечер.

Позитивное окончание дня вчера не удалось, потому что слишком быстро стемнело.

Планелёт, как большая светящаяся капля, в темноте плыл по чёрной воде, освещаемый изнутри светильником, а с заросших берегов шуршало, ухало, взрыкивало, жалобно плакало и жутко кричало на разные голоса. Лес жил своей ночной жизнью и удивлялся внезапно свалившимся с неба чужакам, так дерзко разогнавшим темноту вокруг себя. Выбираться на заросший незнакомый берег даже для еды всем быстро расхотелось. Уж лучше посидеть голодными один вечер, чем начать знакомиться с местными жителями в такой обстановке.

Кто там ждёт их на чужом берегу?

Тёмная вода, по которой тихо скользила платформа, тоже вызывала опасения. Время от времени на поверхности реки что-то тихо плескало, булькало и пряталось в глубину.

Слава небесам, зачерпнуть воды можно было и с платформы, а обычное бытовое заклинание по очистке жидкости было по силам даже молодым необученным магам.

После размышлений Крис решил даже не пытаться прикрепить тяжёлую платформу к прибрежным кустам, а дать ей медленно плыть по течению.

Само собой необходимо установить ночное дежурство. Он назначил очерёдность дежурства для всех членов своей команды, себя поставил на утро и буквально упал отдыхать, послав Ольте на прощание извиняющийся взгляд.

Она посмотрела на тёмные круги вокруг его глаз, усталый вид и успокаивающе кивнула, мол, спи, пригляжу за этой вырвавшейся из-под присмотра родителей молодёжью.

Приглядела, да. Только и сама заснула быстро.

Ольта села и с тревогой осмотрела лежащие тела.

Пол платформы напоминал поле битвы. Сидя в кресле спать никто не пожелал. Все их подопечные, даже Теани, дружно улеглись рядком на полу, подложив под голову куртки и сумки, и теперь юные, красивые, разрумянившиеся спали молодым здоровым сном.

Всё вроде бы было в порядке.

– Пусть спят, – раздался тихий голос Криса. Он сидел в кресле управления, глядя вперёд. – Иди сюда, посмотри.

Ольта встала, подошла к нему и поняла, что именно её разбудило. Отсутствие лёгкого колыхания платформы во время движения по течению. Волны больше не качали планелёт, потому что он воткнулся в илистый мыс, выступающий в реку и плотно на него сел.

– Похоже, наше плавание закончилось, – сказала Ольта, вглядываясь в окружающую их густую сочную зелень. – Ты как, восстановился за ночь?

– Достаточно, чтобы начать добывать пропитание, – улыбнулся ей мужчина. – Как они вчера? Я сразу отключился, извини, сил совсем не было. Утром на рассвете меня Тир разбудил. Только и успел сообщить, что всё в порядке и сразу заснул.

– Да, всё нормально. Легко сам можешь догадаться, что молодёжь дежурила всем коллективом почти до утра. Болтали и веселились, оказавшись вдалеке от строгих родителей. Я час за ними приглядывала, а потом сама заснула, благо, вылезти за пределы планелёта и погеройствовать в темноте идеи ни у кого не возникало.

Нынешняя ситуация их теперь забавляет. Они не сомневаются, что ещё день – другой и нас найдут. А при свете дня они без проблем решат все проблемы с едой.

– Они, в основном, правы. Не думаю, что здесь есть какие-то опасные животные, внимание которых мы можем привлечь, – он озабоченно вздохнул. – Но правы они только в основном. Наверняка в таких зарослях хватает всяческих мелких и ядовитых хищников. Постараемся с ними не ссориться, до тех пор пока нас не найдут.

– Ты не надеешься выбраться своими силами?

– Нет. Даже не представляю как выбираться своими силами! Мы далеко от всех! Вероятность встретить деревню или посёлок в отдалении от луча слишком мала. А вероятность, что там будет стоять большой планелёт для нашей немаленькой компании вообще нулевая.

Когда определимся где мы, пошлём вестник. Да, для вестника в Сех или Ганчу мы далековато, да нам и не нужно так далеко. Однако послать в ближайшие поселения или службы можно попытаться, я уже достаточно восстановился.

Пошлём папе Горху и аварийным службам привет. Однако ведь главный вопрос – где именно мы находимся – пока остаётся без ответа. Где-то около реки. Это уже какая-то конкретика, но судя по тому, что реки почти не видно с воздуха, искать нас будут долго. Будем обживать этот мысок да жечь сигнальные костры.

– Попробуем с тобой сами наружу выбраться, или будить молодёжь будем?

– Будить. Хотя бы одного. А то выберемся, а их унесёт дальше. Привязаться бы, да верёвок нет.

– У девчонок наверняка модные нарядные ремешки есть.

– Хорошая идея.

Крис оглядел своих подопечных. Интересный расклад тел. Сента предсказуемо недалеко от Тира, что вольготно развалился на спине, раскинув ноги и руки. Похоже, по Сенте можно определять где Тир, а где Илли. Любопытно, что с другой стороны от Тира спала Теани. Лагорт занял место рядом с Теани с другой стороны от неё, повернувшись к ней лицом.

Илли улёгся с краю, особнячком, и посапывал лёжа на боку. Нос у него был почти в норме, осталась лишь лёгкая припухлость. Опять начнётся путаница кто из них кто.

Крис тронул его за плечо.

– Просыпайся, пора завтракать.

Парень немедленно сел, огляделся, потянул носом и разочарованно пробурчал:

– Шутите.

– Не совсем. В дикой природе завтрак начинается с добычи еды. А для этого надо оглядеть место охоты, – хмыкнул Крис и поглядел на Ольту. – В общем, остальные пусть спят пока, а мы вдвоём с Илли осмотрим берег и оценим перспективы завтрака. А ты посидишь тут, последишь за порядком. Хорошо?

Ольта кивнула.

Она внимательно посмотрела на Криса. Годы оставили свой след на его облике. Это было отчётливо видно рядом с юным цветущим Илли. Для женщины, у которой перед внутренним взором стоял юношеский образ Криса, были ясно видны его проявляющиеся морщинки, немного углубившиеся носогубные складки. Она безумно любила того, весёлого, сияющего молодостью и фонтанирующего идеями студента, но и этот, немного печальный и усталый молодой мужчина ей тоже нравился. Она постоянно ловила себя на мысли, что рядом с ним мир для неё стал ярче и как-то осмысленней. Даже в этой странной ситуации не было очень тревожно. Интересно, что Ольта будет чувствовать, когда он вернётся на остров, а она останется с Теани в Ганче? Снова скучать по нему, но в более мягком варианте?

– Да, достижения цивилизации начинаешь ценить сразу, как только их лишаешься, – произнёс Крис, улыбаясь. – Мостки, простые деревянные мостки или причал – замечательное изобретение человечества. Это ведь так потрясающе удобно. Однако ничего подобного тут нет, пожалуйте на природу в натуральные дикие условия!

Эта мысль тоже пришла Ольте в голову, когда она увидела, как Илли спрыгнул на берег и сразу по щиколотки погрузился в мягкий ил.

Ещё несколько вязких шагов по илу и Илли стоял на твёрдой земле, держа в руках сандалии. Он наклонился, оглядел свои босые грязные, облепленные илом ноги и пошевелил пальцами.

– Теперь я, – толчок, толика воздушной магии и прибрежную пятиметровую полосу ила Крис преодолел одним прыжком.

– Здорово! – восхищенно выдохнул Илли.– С места, без разбега! Удобно!

– Ещё как!

– А в высоту?

– В высоту намного тяжелее, но тоже можно усилить прыжок.

Они с Илли обследовали окрестности около мыса. Самые густые заросли были у воды вдоль реки. Чуть подальше лес редел и длинные стволы тянулись вверх, к солнцу. Вполне можно обосноваться, в ожидании помощи. Плыть дальше не имеет смысла. Там дальше может оказаться водопад или пороги. Надо заниматься благоустройством их временного лагеря, чем-то закрепить платформу, зажечь сигнальный костёр и ждать.

Глава 5

Для терпящих бедствие путешественников всё сложилось не так уж плохо. За полдня они добыли еды, лианами закрепили платформу покрепче и поудобнее, послали вестника, правда, безуспешно, без отклика, и развели сигнальный костёр, надеясь, что дым от него виден далеко. Запечённая в глине рыба и пара местных птичек заморили червяков в молодых желудках и подняли им настроение.

Неожиданности начались позже.

После обеда Лагорт подошёл к Крису и с загадочным видом потянул его куда-то в заросли:

– Пойдёмте, я вам что-то покажу. Здесь недалеко.

– Я с вами, – поднялась Ольта, сидевшая неподалёку.

Они, раздвигая ветки, прошли с несколько десятков метров вглубь зарослей и подошли к какому-то обросшему мхом валуну.

– Вот, полюбуйтесь, – сказал Лагорт, указывая куда-то на его поверхность. – Откуда это?

– Что ты имеешь ввиду? – на Ольту этот большой бугристый камень не произвёл никакого впечатления.

– Да вы приглядитесь получше, здесь же что-то нарисовано!

Крис протянул руку и ножом поскрёб поверхность валуна, отрывая куски мха и стряхивая прилипшую листву. Под его рукой отчётливо проступил какой-то выбитый в камне сложный узор.

– И вот смотрите, дальше похожий камень, указал Лагорт. – И дальше! Там, углом стоит, это ведь не обломок скалы!

– Да это, похоже, на остатки от стены!– Крис раздвинул ветки, пробрался к следующему обломку и провёл рукой. Ровная поверхность. Камень явно был когда-то давно обработан.

– Стена, точно! Где вросла в землю, где обвалилась, под растениями почти не видно. Что, ребят позовём, покажем? – Лагорт вопросительно посмотрел из-под своих густых светло-рыжих ресниц.

Его спутники переглянулись. Действительно, надо бы показать. Но ведь полезут сразу во все щели и за ними не уследишь. Как бы сразу не влезли в неприятности. Ведь в исследовательском запале забудут, что тут небезопасно. На змею кто-нибудь может наступить.

– Давайте ещё немного сами посмотрим, как тут и что, а потом сообщим ребятам и подумаем, как дальше быть, – предложила Ольта компромисс, и мужчины согласно кивнули головой.

Они двинулись дальше вдоль обрушенной временем стены, отодвигая ветки и ступая по мягкому пружинящему ковру из бурой перепрелой листвы.

Первым шёл Крис. Именно он первым завернул за угол и увидел широкий полукруглый проём в стене.

– Арка! Вот это да! – ахнул он. Он остановился, махнул рукой и подождал, пока сквозь заросли к нему проберутся его спутники.

– Лестница! – удивлённо воскликнул Лагорт, заглянув внутрь проёма.

Вглубь арки куда-то вниз уходили полузасыпанные слежавшимися гниющими листьями широкие ступени. Парень не удержался, сделал шаг вперёд под арку и ногой разгрёб слой бурой хрупкой старой листвы с краю проёма. Под слежавшимися листьями засветилась белая ровная гладкая поверхность.

Крис наклонился:

– Белый мрамор! Целый! Потрясающе! Лестница в прекрасном состоянии, совсем не разрушена!

Каменный зев только что обнаруженной арки манил и пугал одновременно. Ступени лестницы проступали сквозь слой засохшей листвы чистыми светлыми пятнами и уходили вниз, в темноту, как бы приглашая узнать, куда они, такие крепкие и надёжные, ведут.

– Лестница в порядке, – оглянулся на своих спутников Крис. – Посмотрим, что там внизу? Спустимся на десяток метров и сразу обратно! Нужно ведь определиться.

Ольта неопределённо пожала плечами. Похоже, сопротивляться уже было бесполезно. Она поняла, что, по сути, её одобрения уже никто не ждёт. У обоих мужчин было одинаковое охотничье выражение лица: заинтересованное, азартное.

У неё возникло острое ощущение, что даже если она будет упираться и напоминать об осторожности, этих искатели приключений ничто их уже не остановит. Они всё равно полезут в эту дыру, только без неё самой.

Исследователи, да. Вон глаза как горят, любопытство зашкаливает, осторожность повернулась к ним спиной. Да, если честно, ей и самой было интересно.

– Нет, Ольта, если ты не хочешь, оставайся тут! Наоборот, нас покараулишь!

– Ну уж нет, – хмыкнула женщина, заглядывая в тёмный проём. – Я с вами. Тормозом поработаю. Прослежу, чтобы вы в своих исследованиях глубоко не забирались, первооткрыватели.

Крис зажёг на ладони магический светляк, осветивший темноту арки на несколько метров вокруг и сделал шаг вперёд. Стал виден каменный немного потрескавшийся свод.

Лестница в порядке, а вот сверху свод как-то ненадёжен.

– Мы глубоко не пойдём, только с краешку, – успокаивающе сказал Крис, видимо, убеждая и самого себя тоже.

Авантюра она и есть авантюра. Что он, безответственный дурак, делает? Но любопытство не давало остаться снаружи, и он медленно, шаг за шагом, первым стал спускаться вниз по лестнице.

Его спутники двинулись следом.

Лестница не была прямой, она заворачивалась спиралью. Всё время казалось, что сейчас за поворотом вот-вот откроется нечто такое, отчего сразу станет многое ясно. Но это нечто понятное и определённое не возникало, поэтому они спускались, и спускались, и спускались.

– Смотрите, свод стал крепче, трещин почти нет, – указал на нависающий над ними каменный потолок Лагорт. Звук его голоса гулко отразился от стен и улетел куда-то вперёд.

– Говори тише, как бы не спровоцировать обвал.

Лестница сделал ещё один поворот и вдруг распрямилась. Теперь ступени уходили прямо и вниз. Крис поднял руку со магическим шаром повыше и усилил свечение, чтобы получше рассмотреть, что там дальше.

– Ну, что будем делать, исследователи? – шёпотом спросила Ольта. Темнота лестницы была сухой, спокойной и совсем не казалась опасной, однако здравый смысл говорил, что где-то нужно остановиться.

Некоторое время они стояли на ступенях молча, раздумывая.

В тот момент, когда Крис уже было раскрыл рот, чтобы сказать:

– Возвращаемся! – в этот самый момент внизу вспыхнул свет. В отдалении, в жёлтом тёплом свете ясно высветился полукруглый проём арки, которым заканчивалась лестница.

– Что там? – шёпотом спросил Лагорт, не отрывая взгляда от этого пятна света.

Еще мгновение они колебались. Вдруг оттуда до них ясно долетел знакомый голос! Это был голос одного из близнецов. Что он говорил, было непонятно, но за ним послышался не менее знакомый дружный смех. Будто перед этим была сказана какая-то шутка.

– Кто там? – так же шёпотом спросила Ольта.

– Они что, попали туда впереди нас? – ошеломлённо выдохнул Лагорт и сделал резкое движение, чтобы скорее помчаться вниз по лестнице к светящемуся проёму и даже открыл рот, чтобы что-то крикнуть.

Крис успел ухватить его за руку, и парень, увидев его нахмуренные брови, поспешно захлопнул рот.

– Зачем бежать? – тихо произнёс маг, не отрывая взгляда от кажущегося таким безобидным тоннеля, ведущего вниз к свету. – Потихоньку и пойдём. Осторожненько.

Они стали медленно, стараясь не шуметь, спускаться шаг за шагом приближаясь к этой загадочной арке, за которой было вообще непонятно что. Свет из проёма казался искусственным. Он был ярким, жёлтым, однако всё же не солнечным. Значит, случайное обрушение стены и надежда, что ребята снаружи обнаружили эту лестницу, исключалась.

– Да и глубоко слишком, – решил Крис. По его прикидкам у подножия этой мраморной лестницы глубина уже была метров двадцать или даже больше. Хотя, может, пока их не было, ребята куда-то влезли, кто-то провалился и остальные спустились в эту яму и осветили всё таким сильным магическим светляком? Теани вполне способна на это.

Крис погасил на руке свой светляк, когда до арки осталось буквально несколько шагов. Все трое уже прекрасно видели последние ступени, освещаемые светом, падающим из полукруглого проёма. Голоса оттуда продолжали звучать, однако глухо и неразборчиво. У Криса возникло ощущение какого-то большого просторного помещения.

Маг переглянулся со своими спутниками и сделал последний шаг.

Он оказался на пороге большого зала, освещённого жёлтыми магическими светильниками, свисающими с высокого потолка. Тёмные серые каменные стены были испещрены узорами и рунами. Посередине стоял постамент, вокруг которого самоцветами было выложено кольцо.

Голоса стихли, наступила тишина.

Крис замер от удивления. Постамент и кольцо рун, выложенное вокруг него поблёскивающими самоцветами, были ему хорошо знакомы. Последние пару лет каждый день он приходил к похожему постаменту с такими же рунами.

Маг от порога прекрасно видел знак защиты, выложенный из чёрного оникса и агата, а недалеко от него знак силы из опала. Крис прекрасно знал, что рядом должны быть знаки мудрости из отсвечивающего фиолетовым аметиста, связи с высшими силами из бирюзы, верности из сапфиров. В соответствии с магическими законами на полу вокруг такого постамента должны быть размещены двенадцать рун, которые Крис мог нарисовать с закрытыми глазами.

Это был постамент для кристалла хранителя и на нём тоже, как и в замке на Корчере, стоял кристалл. Только стоящий на этом постаменте кристалл не был длинным и высоким и не отливал голубоватым цветом, как в алтарном зале Корчера. Он был совсем другим.

На постаменте стоял и посверкивал гранями, отражающими тёплый жёлтый свет магических шаров чуть розоватый большой куб немного неправильной формы.

Однако самое главное, что заставило сердце Криса сбиться с ритма и застучать в два раза быстрее, находилось в центре этого куба.

Там ровно и ясно светилась искра хранителя. Кристалл был жив!

За плечом у Криса пронёсся протяжный вздох. Лагорт и Ольта, уже стояли у него за спиной и из-за его плеча рассматривали эту неожиданно открывшуюся им картину.

Однако людей в зале не было. Кто тогда здесь только что говорил?

Медленными острожными шагами они приблизились к постаменту. Маг жадными глазами рассматривал кристалл и ярко мерцающую в нём искру.

– Приветствую вас! – раздался тихий спокойный голос.

Крису показалась, что это прозвучало совсем рядом, и он растерянно оглянулся, глазами отыскивая в пустом зале того, кто это сказал. Однако никого не увидел. Они всё также были одни.

– Я хранитель рода и очень рад, что вас дождался.

– А где ребята? – ошеломлённо выдохнул Лагорт. – Мы слышали их голоса!

– Их здесь нет. Они сейчас там, наверху, где и должны были быть. Там где вы их оставили. Нужно же было мне чем-то вас приманить! Вы же совсем было собрались подняться обратно. Возможно и не вернулись бы больше. Мне не хочется дожидаться следующих гостей ещё тысячу лет, вот и решил вас немного подтолкнуть, подогреть слегка ваш интерес. Всё, что происходит на моей территории, я слышу и вижу. Согласитесь, голоса ваших спутников были идеальной приманкой, – в голосе хранителя послышалась усмешка.

– Ой, то, что мы слышим сейчас – это не звук! Здесь тишина, правда? Ваш голос раздаётся прямо у меня в голове, – удивлённо воскликнула Ольта. – Он одновременно у всех нас? Или каждому вы находите разные слова?

– Умница девочка, догадалась! – в голосе хранителя чувствовалось одобрение. – Я не человек и разговаривать с вами могу только мысленно. Сейчас вы слышите один и тот же голос и одни и те же слова.

– Чей это голос на самом деле?

– Это голос первого главы рода.

– Вы были человеком? – вырвалось у Криса.

– Нет. Я всегда был хранителем.

– Но почему вы здесь? Один, в этой развалившейся от времени крепости?

– Не в крепости, а в городе. Это был большой торговый город Хротош. Стена, которую вы обнаружили, находилась в центре и относилась к центральной башне.

В сознании всех троих пронеслись картины чужого города с каменными домами, с увитыми зеленью стенами, с повозками, с занятыми своими каждодневными делами людьми. Смуглые лица, свободная светлая одежда, широкополые шляпы, закрывающие лицо от солнца, кожаные ремешки сандалий и гомон многолюдного города.

– А что случилось с городом?

– Нападение, уничтожившее город почти до основания. Алтарный зал нападающие найти не смогли. Деревянная стена, маскирующая арку, за тысячелетия сгнила и превратилась в прах. Только тридцать четыре жителя Хротоша во время нападения смогли уйти и уцелеть.

– Какое нападение? Здесь же территория империи? – удивился Лагорт.

– Это было давно, ещё образования империи. Империя поэтому и образовалась, чтобы надёжнее защищаться. До её образования города отвечали сами за себя и нападали друг на друга.

– Зачем мы вам? – спросил Крис. Хотелось спросить слишком многое, вопросы теснились в голове и мешались друг другу. Наверное, этот был самым тревожащим, поэтому и вылез первым. Хранитель признался, что специально заманил их сюда. Для чего?

– Я хочу, чтобы вы взяли меня с собой.

– Как? – Крис поглядел на искру, сверкающую внутри прозрачных стенок куба. – В наших книгах пишут, что кристалл хранителя нельзя двигать с места! Да и как мы его отсюда такой большой и тяжёлый возьмём?!

– В ваших книгах наверняка много домыслов. Хотя кое-в чём ваши книги правы. Наверное, первоначальные знания и правила там и присутствуют, однако они погребены под ворохом ошибочных представлений, которыми за тысячи лет обросла эта тайна двенадцати родов.

Однако про то, что сдвигать уже оформившийся кристалл хранителя нельзя, ваши книги пишут верно. Он прорастает во все миры и пространства, связанные с этим местом и одновременно существует в этих мирах. Это у вас тут в материальном трехмерном пространстве он существует в кристаллической форме.

– А как он выглядит на самом деле? – с любопытством спросил Лагорт.

– Ты вряд ли сможешь представить себе это многомерное образование, мальчик. Описать его простыми словами я тоже не смогу. У вас даже нет таких понятий, а, значит, в вашем языке нет слов для описания. Хотел бы я почитать, что пишут о кристаллах и их хранителях ваши книги, – в голосе хранителя опять появилась усмешка. – Думаю, насочиняли и приписали нам тьму ваших собственных человеческих качеств. Какую-нибудь любовь к золоту, желание богатства, стремление к власти. Человеку трудно вообразить, как мыслит существо из другого мира. У нас другие ценности и ориентиры.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.