книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Елена Безрукова

Нас не простят

Пролог

Автомобиль снова вернулся в строй и нёс нас по всё так же заснеженным дорогам, но по ним уже возможно было проехать.

Я смотрела впереди себя в окно, перебирая холодные пальцы.

Всё, что произошло за последние несколько суток, не укладывалось в моей голове.

Муж моей сестры уверенно управлял огромным внедорожником и тоже смотрел только на дорогу. Ничто не говорило о том, что произошло прошлой ночью.

Вчера я узнала, какими нежными могут быть эти сильные руки.

Какие мягкие у него губы.

Как приятно он пахнет, когда совсем близко. Максимально близко.


Никто не должен об этом узнать.

Но я помню.

Картинки так и вспыхивали в мозгу: смятые простыни, почти сгоревшие свечи – электрические провода тоже оказались оборваны безумным снегопадом, ужин, который мы готовили вместе, разговоры у камина – больше делать было просто нечего.

Мы застряли посреди шоссе в буран и ночь. А потом ночевали в домике у замёрзшего озера… Пока не починили автомобиль Дамира, который отвезли на тросе в мастерскую…

Если бы мы только знали, чем закончится это вынужденное времяпровождение наедине из-за снегопада…

Я не понимала, как это вообще могло произойти между нами… Мне казалось, я лишь раздражала этого сурового мужчину.

Он не только мой начальник по настоянию отчима, но и муж старшей сводной сестры… А теперь нас связывает один секрет на двоих.

– Если возникнут сложности, – заговорил Дамир впервые после того, что случилось между нами. Его холод после всего причинял мне боль. Но я не признаюсь в этом никому. Я успела влюбиться, но его это точно не волнует. – Скажи мне, я всё решу.

– Вы про что? – не поняла я.

Глупо звать его на “вы” после ночи, проведённой в одной постели. Но уже вошло в привычку, да и Дамир никогда не позволял мне нарушать субординацию. Никогда, кроме этой ночи.

– Дам денег.

– На что?

– Ты понимаешь, – ответил он таким тоном, словно речь шла об очередном деле на работе.

Я понимала. Частично. Дамир – мой первый мужчина, и опыта и знаний у меня в этом вопросе пока маловато, но…

– Могут быть последствия.

* * *

Мы совершили ошибку и должны были забыть об этой ночи.

Спустя время тест для определения беременности показал мне две полоски…

И нас за это никогда не простят.

Глава 1

– Светлана, на сегодня я больше никого не принимаю, – сказал я своему секретарю.

– Поняла, Дамир Ильясович, – кивнула она. – Поедете домой?

– Не домой, но уеду. Букеты доставка привезла?

– Да, они ждут вас на ресепшене на первом этаже.

– Ты проверяла их состояние? Свежие?

– Да, хорошие букеты. Красивые.

– Отлично, – поправил я пиджак и взял со стола ключи от машины и телефон. – Тогда – всего доброго!

– До свидания, Дамир Ильясович!

Я закрыл кабинет, спустился на первый этаж и забрал букеты. Внимательно их осмотрел – нормальные. Они куплены в подарок моей невесте, её матери и младшей сестре. Сегодня в доме Адашевых состоится семейный ужин накануне нашей с Ритой свадьбы.

Добрался быстро и почти без пробок – мне повезло. С букетами наперевес взбежал на крыльцо дома друга моего отца и надавил на кнопку дверного звонка.

Дверь открыло белокурое создание, смотрящее на меня ясными голубыми глазами. Я изогнул одну бровь и окинул её оценивающим взглядом – кто это? Впервые вижу её в доме Адашевых.

– Добрый день, – сказал я.

– Здравствуйте, – ответил ангел звонким голоском, пропуская меня в дом. – Вы к Фархату Гаясовичу?

– Да, – кивнул я, бегло оглядывая девушку взглядом. Белый передник надет прямо на футболку и джинсы – прислуга, видимо.

– Скоро все спустятся.

– Цветы в вазу поставь пока, – притянул я ей букеты. – И не испорть ничего – это для хозяек!

– Очень постараюсь, – словно усмехнулась она и забрала цветы из моих рук.

Нашла вазу, налила в неё воду и водрузила в неё букеты. Затем девушка вернулась к небольшому столу, который сервировала до этого.

От нечего делать я понаблюдал за ней какое-то время, затем снял пиджак и протянул в ее сторону.

– Повесь мой пиджак на плечики.

Она обернулась на меня и уставилась на предмет гардероба, словно решая, стоит ли выполнять мою просьбу. Странная прислуга какая-то… Я бы такую выгнал бы сразу же. Больно нерасторопная девица, хоть и на вид молодая и здоровая. Сочная… Самый цвет пошёл.

Может, она слышит плохо?

– Пиджак мой повесь, – поднял я брови вверх. – Я долго ждать буду?

Она помялась ещё пару секунд, потом положила ложки на стол и направилась ко мне. Вместо того чтобы спрятать глаза, как подобает себя вести прислуге, она смело взглянула мне в лицо, даже будто с вызовом. Довольно небрежно взяла мою вещь и повесила пиджак на плечики. Оставив его в шкафу, девушка вернулась к столу и продолжила раскладывать столовые приборы для предстоящего семейного ужина.

– Воды налей мне, – попросил я её, когда уже сел в кресло чуть в стороне.

В ответ девушка лишь взглянула на меня. Развязала фартук и сняла его с бёдер. Она закончила с приборами и повернулась на меня.

– Вы жених Риты? – спросила она вдруг.

– Да, – ответил я. – А тебе какая разница? Я воды попросил.

– Вот ваша невеста вам и нальёт воды, – ответила девушка. – А меня на кухне ждут.

Вот наглая девчонка! Возмутила меня за две секунды! И как только её Фархат ещё не погнал в шею?

Девушка пересекла гостиную, чтобы затем уйти в кухню, но я оказался быстрее и перегородил ей дорогу, она едва не врезалась в меня.

– В чем дело? – подняла она свои огромные голубые глаза без толики страха.

– Ты новенькая здесь?

– Дайте пройти, – вскинула брови девчонка.

– Откуда такая дерзость? Будь я твоим хозяином – мигом бы научил уму-разуму.

– Но вы не мой хозяин, – ответила хамка. – И слава богу! Да и крепостное право отменили давно. Повезло же Рите с мужем…

– Разве тебе не объяснили правила поведения в доме? Ты не должна отказывать в просьбах мужчинам.

– Правда? – усмехнулась она, и лик ангела пропал, уступив место маленькому дьяволёнку. Глаза её так и горели чем-то грешным. – Придётся мне нарушить это правило. Вы меня пропустите уже или так и будем здесь стоять, пока все не придут?

– Как твоё имя? – спросил я, словно эта информация дала бы мне что-то важное.

– Маня, – ответила девушка, не моргнув и глазом.

Невольно ухватил её за запястье и потянул.

– Маленькая лгунья, – сказал я ей в лицо. – Я просвещу Фархата о том, какая невоспитанная девка на него работает. Считай, что это место ты потеряла. Поняла? Маня.

Она дёрнула рукой, и я с пренебрежением выпустил её. Девчонка в ответ лишь рассмеялась, чем вывела из себя ещё больше.

– Удачи! – кинула она мне и скрылась за дверью, оставив меня задумчиво смотреть ей вслед.

– Здравствуй, милый, – услышал я возле себя голос своей невесты и повернул голову.

Рита подошла ближе и подарила мне мимолётный поцелуй в небритую щеку. Такие вольности она позволяет себе только тогда, когда нас никто не видит. Тут же она отступила на шаг, встав на небольшом расстоянии, которое правилам приличия уже не противоречило.

– Привет, – ответил я ей.

– А почему ты такой хмурый? – спросила она.

– У вас новая прислуга в доме?

– Да нет, кажется, – пожала плечами Рита. – А почему ты спрашиваешь?

– Тут была девушка такая – белокурая, молодая… Нерасторопная и дерзкая. Очень мне не понравилась. Хамила мне, представляешь?

– А… – улыбнулась Рита. – Внешность ангела, скверный характер и дерзость – это всё о ней. Ты познакомился с Камилой, Дамир. Только она не прислуга.

– А кто? Она тут раскладывала ложки в фартуке кухарки.

– Моя младшая сестра, – ответила Рита. – Просто она любит готовку и сервировать стол. Я тебе о ней рассказывала. Она тоже приехала на нашу свадьбу.

Я поджал губы. Вот почему мои угрозы уволить ее так позабавили девчонку – она знает, что это невозможно. Камила… Так вот ты какая, Камила.

– Знакомство не удалось? – спросила как всегда наблюдательная Рита.

– Не удалось… – задумчиво отозвался я.

Вот уж ситуация вышла. Я так с ней говорил… И за руку ухватил ещё. Как бы теперь я сам от Фархата не получил пару ласковых.

– Не переживай, – улыбнулась мне невеста. – Тебе со мной жить, а не с ней.

И слава богу! Такая чертовка – упаси боже с ней жить в одном доме!

* * *

Рита ушла наверх, чтобы никто не видел, что ещё до начала ужина мы успели пообщаться. Тёплая, светлая девушка – она нравится мне, хоть огненных чувств я не испытывал к ней. Это было больше выгодный брак и достойная партия, нежели что-то ещё. Но я уверен, что Рита станет той женой, за которую мне краснеть не придётся.

Отец Риты – Фархат Адашев – был близким другом моего отца. Фархат имеет обширный строительный бизнес, а я пошёл по стопам своего отца и имею значимую должность. Отца не стало несколько лет назад, но общение с Фархатом мы не прекратили, и более того – решили объединить наши семьи и капиталы браком с его старшей дочерью Ритой.

Страсти-мордасти мне уже и ни к чему. Карьеру я построил, даже бизнес веду небольшой, но доходный. Семьи вот не сложилось как-то за мои тридцать шесть лет. Любовь была когда-то, по молодости ещё, да кончилась печально. Теперь моё сердце больше не открывается никому, разве что Рите. Я надеюсь, мы с ней сможем согреть друг друга без вышибающих дух эмоций. Всё, чего я хочу сейчас, – мира и покоя в доме, покорную жену и маленького, топающего ножками по моему огромному дому.

Камила же дочь ему не родная – он женился на её матери Амине, что уже имела взрослую дочь от погибшего супруга, три года назад. Так у Риты появилась младшая сестра, которую я до этого ни разу не видел, – отношения у сёстер так себе, к тому же она училась за границей, и мы с ней просто не пересекались за это время ни разу. Я бывал в доме Адашевых, но девушки к нам обычно не выходили – так не принято. А теперь она приехала на свадьбу.

Надеюсь, она не донесёт о нашем “милом” знакомстве Фархату. Пусть она не родная ему, но он оберегает обеих девушек одинаково. Я хоть и взрослый дядя уже, но огрести от него могу. Точнее, мне бы не хотелось ссориться с будущим тестем из-за такой ерунды. Ну, ошибся немного, с кем не бывало?

– Приветствую, – пожал мне руку спустившийся со второго этажа Фархат. – Ты даришь свет этому дому, Дамир. Мы очень тебе рады. Присаживайся.

Он указал мне на диван, и я сел.

– Спасибо за гостеприимство, Фархат. Приятно бывать у вас, ты же знаешь.

Фархат сел напротив меня в кресле. Попросил прислугу принести нам чая, пока мы ожидали ужина.

– Да, знаю, Дамир. Как идёт строительство посёлка?

Совсем недавно мы взяли в новый проект строительство целого посёлка коттеджей.

– Дело набирает обороты.

– Но где же Карим? Хочу подробнее узнать о делах у него.

Карим – мой младший брат и помощник в бизнесе. Он знает о новом проекте больше меня самого.

– Сейчас подъедет.

– А, вот и он, – поднял палец вверх Фархат, когда в дверь позвонили.

Вскоре Карим присоединился к нам, поздоровался со мной и хозяином дома, сел рядом со мной на диване, и Фархат засыпал его вопросами о возведении коттеджей на продажу.

– Да, там, знаете, такая интересная методика возведения стен. Сейчас прямо последний писк моды, и…

Карим вдруг замолчал, и я посмотрел на него. Он не отрывал взгляда от лестницы, по которой спускались женщины. Амина – первая, следом Рита и Камила. Все в красивых платьях, одетых специально для нашего ужина. Брат смотрел на Камилу едва ли не открыв рот, даже пришлось его незаметно пнуть, чтобы опустил глаза – неприлично. Хотя стоит сказать, что я и сам едва ли нашёл силы перевести взгляд на Фархата, – метаморфозы с Камилой привлекли моё внимание.

Молодёжные джинсы и футболка исчезли. Девушка облачилась в тёмно-синее платье в пол, которое одновременно скрывало всё, что мужчинам видно быть не должно, и подчёркивало изящность её фигуры – тоненькая как статуэтка, миниатюрная девочка, она, впрочем, вовсе не лишена женской силы…

Надо же, как она может выглядеть и грациозно нести себя. Прямо маленькая стройная лань.

Белокурые волосы собраны в целомудренный пучок, что добавляло ей немного возраста, превращая из почти подростка в девушку. Голубые глаза в пол-лица смотрели прямо перед собой, слегка курносый нос так и говорил о дерзком нраве девушки. Она не такая, как другие женщины нашего круга. Камила отличалась от всех, даже когда молчала. Наверное, сказывается её воспитание – отец её не из нашей культуры. Нам будет с ней непросто, я почему-то был в этом уверен.

А моя Рита сегодня была в светлом платье, которое ей очень шло, но слишком разглядывать её я тоже не мог себе позволить.

– Не пялься, – тихо сказал я Кариму, который так и возвращался взглядом к младшей сестре Риты.

Он стушевался и снова спрятал глаза.

– Итак, давайте знакомиться, – улыбнулся Фархат, имея в виду Камилу и меня с Каримом, когда все три женщины оказались в гостиной.

* * *

– К нам приехала на свадьбу Камила – младшая сестра Риточки, – говорил Фархат, пока я невольно пересекался взглядами с белокурой девушкой, которая словно рождена соблазнять на грех. – А это Дамир, жених Риты и мой хороший друг, и его брат Карим.

Я взял из вазы букеты, которые привёз для дам. Первый преподнёс, конечно, Амине.

– С уважением, – склонил я голову перед матерью моей невесты, пусть и неродной. – Спасибо, что пригласили.

– Спасибо, – улыбнулась Амина и забрала цветы. – Очень красивые. У вас прекрасный вкус на цветы, Дамир, как и манеры.

На этих словах я заметил, как опустила голову Камила, скрывая улыбку. Я зарделся. Сама виновата. Могла бы не устраивать шоу и сразу сказать, кто она. Тогда бы я не позволил себе так с ней обращаться. А теперь ей смешно по поводу наличия у меня хороших манер…

Я же отвернулся от неё.

– Прими от меня этот скромный букет, невеста моя, – протянул я букет белых роз Рите, которые та с тёплой улыбкой забрала из моих рук.

У них и улыбки разные. У Риты – тёплая и спокойная, а Камила даже улыбается дерзко…

– Спасибо большое, Дамир, – ответила Рита. – Они прекрасны. Как и всё, что ты делаешь для нашей семьи.

Брови Камилы сошлись на переносице в этот момент. Кажется, ей все наши приветствия казались нелепыми. Когда же я подошёл к ней с тем самым букетом, который не так давно требовал поставить в вазу, она уже смотрела прямо и без эмоций.

– Рад с вами познакомиться, Камила, – сказал я ничего не выражающим голосом. Только холодная вежливость и попытки сделать вид, что вижу её впервые. – Примите эти цветы в знак уважения.

– Спасибо, – ответила она, осторожно забирая розовые розы из моих рук. С цветами для младшей сестры Риты я не угадал – ей по характеру кактус подойдёт. – Я тоже очень рада с вами познакомиться.

Другим было не слышно, но я прекрасно ощутил её сарказм в мою сторону. Припоминает мне нашу стычку полчаса назад. Чертовка и есть. Сочувствую тому, кому она в жёны достанется.

Ужин прошёл тихо, спокойно и по-семейному. После трапезы я, Фархат и Карим перешли в кабинет хозяина дома и ещё какое-то время обсуждали наши общие дела по бизнесу. Затем мы поехали в мой дом. Сегодня брат останется ночевать у меня – чтобы помочь подготовиться к свадьбе.

Мы расположились в гостиной у негромко работающего телевизора. Говорили о делах.

– Красивая какая… – сказал брат, уткнувшись носом в телефон.

– Кто? – поднял я голову.

– Камила, – ответил он, и от звука её имени почему-то у меня ёкнуло сердце. – Я нашёл её профиль в Сети.

Я промолчал. Я ему вопросы по бизнесу задаю, а он мне – про сестру моей невесты рассказывает. Ну, красивая, и что из этого? Нам обоим не следует на неё засматриваться.

– Может, мне тоже жениться? – услышал я и поднял глаза на Карима.

Он раньше говорил о браке вскользь, не хотел брать на себя ответственность. А тут вдруг задумался.

– На ком?

– На Камиле.

Нет.

Эта мысль, неизвестно откуда взявшаяся, звучала в голове набатом.

Почему его явная симпатия к младшей сестре моей невесты меня раздражает?

– На Камиле? – рассмеялся я. – На этом ребёнке?

– Она не ребёнок, – покачал головой Карим, не разделяя моего смеха. – Она девушка, ты ведь видел её.

Видел, конечно. Девочка готова замуж. Карим готов жениться тоже, было бы неплохо объединиться семьями. Я женюсь на Рите, а Карим – на Камиле. Идея отличная, только жутко бесит меня отчего-то.

– Нет, – заявил я. – Ты не женишься на ней, Карим. Я не позволю.

* * *

– Ты против? – нахмурился Карим и оставил телефон в стороне от себя. Он повернулся ко мне и посмотрел глаза.

– Да, я против, – кивнул я.

– Против моей женитьбы вообще? Я тоже хочу семейного счастья.

– Нет, – ответил я. – Но не ты ли говорил, что свободен как ветер и ни на что свою свободу не променяешь?

– Говорил, – подтвердил брат. – Только времена меняются, и люди своё мнение и жизненные позиции тоже меняют в зависимости от ситуации. Мне уже скоро тридцать лет, а я всё холостой. И мне казалось, что я счастлив. Но, увидев, как светятся твои глаза, когда ты смотришь на Риту, как ты радуешься редким встречам с ней на ужинах у Фархата, я тоже захотел влюбиться. Я тоже захотел, чтобы меня дома ждала женщина, а потом родила мне сына.

С влюбленностью мои чувства к Рите не имели ничего общего, в сказки о любви я больше не верю. Я очень уважал её, считал достойнейшей из достойных, красивой девушкой, которая абсолютно точно вызывала у меня определенные желания, но и только. Впрочем, я искренне полагал, что этого достаточно для крепкого брака и семьи. У брата слишком романтические представления об институте брака, и это может его погубить. Особенно если речь идёт о такой девушке, как Камила…

– Я не против твоей женитьбы в принципе, – ответил я, потерев подбородок. Карим не мог не послушать моего совета как старшего брата. После смерти наших родителей он стал привязан ко мне ещё больше. Ему важно получить моё одобрение, наперекор он не пойдет. И мне необходимо объяснить ему, почему жениться не стоит именно на Камиле. Только, судя по жаркому спору, Карим успел загореться девочкой и, что называется, влюбился с первого взгляда. Не замечал, что он такой романтик. – Я не одобряю затеи заключить брак с младшей дочерью Фархата.

– Ну почему? – расстроился брат. – Я полагал, тебе понравится эта идея. Адашев хорошо к нашей семье относится, не думаю, что он отказал бы мне. Мы бы ещё больше укрепили позиции бизнеса. Ты разве не понимаешь?

– А если у вас не сладится, тогда что? – задал я вопрос, и по глазам брата понял, что он тоже считает его резонным. – А если ты захочешь развестись – ты понимаешь, какой будет скандал? И не просто скандал – Фархат слишком влиятельный. Он за Камилу раздавит и тебя, и меня. Ты это сознаёшь?

Брат промолчал. Понимает, конечно, только не думал о браке с этой стороны. А я подумал, и озвучил свои мысли вслух.

– И потом… Не кажется ли тебе твоё решение слишком скоропалительным? – задал новый вопрос я. – Ты ведь её увидел только раз, и уже хочешь жениться? Камила не игрушка. Она живой человек, которому ты можешь поломать судьбу, поддавшись внезапному порыву.

– Влюбиться можно и за вечер. Ты видел, как она себя ведёт? Она такая необычная…

– Видел, – кивнул я. – И именно поэтому я против в первую очередь. – Лично я прекрасно вижу, что её скромность и тихое поведение лишь маска добродетели, на самом же деле эта женщина совсем не такая, как наши.

– Что ты имеешь в виду? – уставился на меня брат с непониманием.

Ну не объяснять же ему, что до ужина успел познакомиться с Камилой, с иной её стороной, и на ужине перед нами сидела волчица в шкурке овцы? Не поверит ведь.

– Она воспитана иначе. Камила не родная дочь Фархата. Её отец был русским, кажется, военным каким-то, и погиб на задании. Она росла совсем не так, как подобает девушке нашего круга. Она отравлена современной вседозволенностью, понимаешь? Она отравит и тебя, Карим. Про таких, как она, говорят – “в тихом омуте черти водятся”. Ты с ней бед хлебнёшь. Опасная женщина, от дьявола. Слишком дерзкая, слишком красивая… Она не для нас, Карим. Успокойся.

– Для кого – для нас? – тут же всполошился он, а я глянул на него как на идиота.

– Для нашей семьи Баташовых, – ответил я. – А ты о чём подумал?

– Да я… Ни о чём.

– Тебе нужна светлая, спокойная, покладистая и предсказуемая девушка. Такая, как Рита.

– Да где же взять такую?

– Встретишь и ты свою судьбу, – назидательно сказал я. – Всему своё время, Карим. Откажись от этой идеи. Я не одобрю её. Тебе придётся пойти против моего слова.

Я глянул на него, чтобы понять, насколько он осознает серьёзность этой фразы. Он осознавал и опустил глаза в пол.

– Забудь о ней, брат, – произнёс я в заключение разговора. – Знаю, что ты испытал, увидев её. Но это плохие чувства, грешные. Жена не должна вызывать такие странные эмоции.

– А ты откуда знаешь, что я испытал? – спросил брат с подозрением.

– Я тоже встречал таких женщин и был горяч, как ты. И тоже моя плоть… реагировала. Но я понимал, что мне не нужен испорченный фрукт. Красивый, но настолько ядовитый, что может погубить.

– А на Камилу твоя плоть тоже реагировала? – сузил он глаза.

Не хватало, чтобы он в неё влюбился и ревновал ко мне.

Реагировала ли моя плоть? Да. Камила из тех женщин, которые обладают слишком сильной и ощутимой женской силой, и не реагировать на неё сложно, если ты, конечно, не импотент или не мальчик пяти лет.

Но я никому об этом не скажу. Это постыдные мысли. Фархат говорил, что она здесь лишь на каникулах и осенью вернётся в свой институт. Карим забудет о ней, а пересекаться мы будем гораздо реже. И, раз уж он высказал желание жениться, я подыщу ему достойную невесту, а не… отраву разума в женском обличье.

Глава 2

– Ну вот, – хлопнул меня по плечу Карим, после того как я закончил завязывать галстук от свадебного костюма. – Теперь готово. Как ощущения?

Я понимал, о чём он говорит. Я стоял перед зеркалом в свадебном одеянии уже второй раз. Только брак не состоялся – моя невеста погибла, не доехав до загса. Свадебный кортеж угодил в аварию…

Много лет вся свадебная атрибутика вызывала у меня приступ горечи, так же как и все рассказы о любви. И лишь встретив Риту в доме Фархата, я задумался о женитьбе.

– Вполне хорошо, – улыбнулся я. – Молния два раза в одно место не бьёт.

– Верно, брат, – взял он меня за плечи и развернул к себе. – Зарина была очень хорошая, но я надеюсь, что Рита займёт достойное место в твоём сердце.

– Уже заняла, – кивнул я. – Со мной всё в порядке. Не переживай.

– Тогда пора ехать. Тебя ждёт невеста.

Бракосочетание прошло как по маслу. Красивая Рита в свадебном платье светилась от счастья. Я знаю, что она давно думает обо мне, хоть это и некрасиво было показывать. Но я видел её взгляды. Она всегда старалась выкроить минутку, чтобы поговорить со мной, когда я бывал в доме её отца. Потом Фархат это заметил и стал словно специально давать нам пять минут поговорить наедине… И вот теперь Рита стояла и держала меня за руку, на которой блестело обручальное кольцо. Самый счастливый день моей жизни. Я обрёл семью, пристань, друга, а теперь намерен работать над появлением наследника… Рита сегодня станет моей.

Единственное, что почему-то смущало – присутствие Камилы. Фархат пожелал, чтобы она была на модный лад “подружкой невесты”, и потому постоянно крутилась рядом.

Тоненькая, красивая, с нереально огромными голубыми глазами в обрамлении длинных, чёрных ресниц и белокурыми прядями волос у свежего молодого лица – она сама была похожа на чью-то невесту из-за платья, подобранного к платью Риты. Оно отличалось лишь цветом и более простым фасоном, ну и вместо фаты в платиновых волосах Камилы сияла диадема.

Доволен как слон был только Карим, исполняющий роль моего шафера, и это их общение опять-таки злило меня – не стоит ему увлекаться общением с младшей сестрой теперь уже моей жены, пусть и вполне приличным и безобидным. Кажется, наши разговоры вчера остались успешно им позабыты, едва он снова увидел улыбку Камилы…

Банкет был очень весёлым, хоть и утомительным. Под завершение вечера я вышел на террасу ресторана, в котором проходило празднование нашей свадьбы, чтобы подышать свежим воздухом. Стоял, смотрел вдаль и задумчиво крутил на пальце обручальное кольцо.

Ну вот я и женат.

Я больше не одинокий волк. И только сейчас осознаю, как мне опостылело одиночество. Теперь его разбавит Рита, с которой можно теперь общаться сколько я хочу и как хочу. И ещё я очень хочу взять на руки сына, его мне вскоре подарит моя жена.

– Ой, извините, – услышал я за спиной женский голос и резко обернулся, вынырнув из мыслей.

На меня смотрела Камила со смущённой улыбкой на пухлых и оттого таких грешных губах.

– Я хотела подышать свежим воздухом и не знала, что здесь кто-то уже есть.

– Подыши, – пожал я плечами. – Воздуха обоим хватит.

– Я не хотела бы мешать вам.

– Ты не мешаешь, – отвернулся я от неё… – И давай на “ты”. Зови меня Дамир. Мы теперь одна семья.

– Хорошо, как скажете, – отозвалась она, встав чуть вдали. – То есть как скажешь.

Вообще-то, неприлично нам так стоять здесь вдвоём, хоть и расстояние между нами довольно большое. Но ноги почему-то не уходят. И она – тоже. Как-то не повернулся у меня язык сказать сразу, чтобы она ушла.

– Красивая у вас свадьба вышла, – ответила Камила спустя минуту созерцания нами звёзд в ночном небе. – Такой праздник для всех устроили.

– Рад, что тебе понравилось.

– Очень. И хоть наше знакомство не заладилось, всё же желаю счастья вам и Рите.

Она всё равно звала меня на “вы”. Наверное, из-за огромной разницы в возрасте. Мне тридцать шесть, а ей – не уверен, что есть хотя бы двадцать. Мы из разных миров. Из разных вселенных. Мы две параллельные, которые никогда не должны были пересечься.

– Камила, – повернулся я к ней. – Давай не будем вспоминать этот эпизод. Нужно было сразу сказать мне, кто ты есть.

– А зачем надо говорить? – изогнула она одну бровь. В её глазах появилось то самое дьявольское пламя, которое я увидел вчера в доме Фархата, когда впервые её встретил. – Очень показательно было ваше отношение. Всегда нужно оставаться человеком. Прислуга, по-вашему, не люди или как?

Я сжал плотнее губы. Какая-то девчонка смеет меня отчитывать и учить жизни?

– Люди, конечно, – ответил я. – Но сравнивать прислугу и сестру будущей супруги глупо. Я априори не могу относиться к ним одинаково. Не находишь?

– Может быть, – хмыкнула она. – Вы – теперь муж Риты, и я буду относиться к вам с уважением. Но лично я сама с вами бы общаться точно не стала. С Аминой я не согласна насчёт хороших манер. Они у вас хромают… А я очень не люблю грубых людей.

Я свёл брови вместе.

Вот стерва сопливая!

– Ты, кажется, завтра улетаешь снова на учебу? – спросил я.

– Да, – кивнула она.

– Очень хорошо, – вложил я в свои слова дополнительный смысл, который, судя по пробежавшей тени на её красивом личике, она уловила. – Счастливого пути!

– Спасибо, – ответила она. – А вам – приятного вечера. Или ночи?

Она ушла с террасы, шелестя подолом длинного платья. Как она смеет даже говорить о таком?

И Карим ещё хочет жениться НА НЕЙ?

Да никогда. Через мой труп!

* * *

Камила.

Праздник шёл своим чередом, но в зале так много людей, что мне было нестерпимо жарко в закрытом платье. Такие я стала носить тогда, когда мы с мамой вошли в семью Адашевых. До этого я росла обычной девчонкой с не самым обычным именем и ничем другим не отличалась от сверстников. Разве что ярко не красилась и мини-юбки не носила…

Я снова вышла на террасу, чтобы вдохнуть прохладу вечера ранней осени. Сначала огляделась, нет ли здесь опять Дамира, – не самая желанная для меня компания. Муженёк сестры оказался тем ещё снобом. Ужасно неприятный тип. Одно его обращение с людьми слабее или ниже статусом чего стоит! Если бы я не стала падчерицей Фархата, а была, допустим, на самом деле служанкой в доме Адашевых, то этот господин смотрел бы на меня и дальше так, словно я грязь под его дорогущими ботинками.

Я знала, что Дамир родом из обеспеченной семьи военных, пошёл по стопам отца и сейчас занимает важный пост на государственной службе, что не могло не оставить отпечаток на его характере. Это я росла обычной девчонкой среди таких же, как я, мальчиков и девочек, а Дамиру наверняка с рождения внушали, что он принц, и никак иначе. Он такой важный, что того и гляди его мощная грудь лопнет!

Лично я считаю, что эта надменность нисколько его не красит. Всегда нужно помнить, что перед тобой такой же живой человек со своими чувствами, просто ему повезло меньше, и он не родился в шелковых пелёнках, как некоторые…

Бизнесом же Дамир занимался параллельно. Как всем известно, совмещать госслужбу и коммерческую деятельность невозможно, потому он привлёк Карима, и бизнес они ведут вместе с отчимом в том числе. Это всё я узнала от мамы и Риты, которая готова была день и ночь говорить о Дамире. Чем уж ей так понравился этот возрастной сухарь – не знаю, но сестрица и вправду в него влюблена. Бесспорно, мужчина он привлекательный, Дамир обладал словно осязаемой мужественностью и необъяснимым шармом в повадках, но разве этого достаточно для любви?

Для Дамира же, как показалось мне, этот брак – часть бизнеса, и не могу сказать, что идея глупая. Несмотря на все остальные претензии к нему, я признавала, что с мозгами у мужчины всё отлично, и он заметил, что Риточка наша питает к нему нежные чувства, не растерялся и решил совместить приятное с полезным. Его должность и поддержка отца Риты сделают его непобедимым сверхчеловеком с огромным влиянием в нашем городе.

Не хотела бы я оказаться у него на пути, но, к сожалению, он меня неимоверно раздражает. Постараюсь всё же не нарываться и держать свой буйный язык за зубами, иначе можно нажить себе слишком властного и влиятельного врага.

Слава богу, жить мне с ним не придётся, а в дом к нему и Рите, да и к родителям я приезжаю не столь часто. Мне очень непросто соблюдать их обычаи и законы. Туда не садись, туда не смотри, этому не улыбайся. Я воспитана иначе, и эти традиции мне чужды. Я стараюсь изо всех сил лишь потому, что не хочу обижать Фархата и расстраивать маму. Отчим очень многое делает для меня наравне с Ритой. Он не проводит между нами никаких различий. Он оплатил мне обучение в вузе Европы, за что я ему безумно благодарна. И завтра мне нужно возвращаться, чтобы завершить семестр второго курса.

Уже завтра я буду снова в своей привычной обстановке и окружении, смогу наконец надеть обратно любимые джинсы и перестану изображать всю из себя благородную даму.

Я услышала шаги и обернулась. Ко мне шёл Карим. Вот и друого одного братца принесло подышать свежим воздухом…

– Добрый вечер, – любезно сказал он, а мне захотелось закатить глаза.

Я ещё не знала Карима, но заранее решила, что он такой же сноб, как его брат, только моложе.

– Добрый вечер.

– Я принёс вам напиток, – протянул он мне фужер.

В его руках был ещё один. Значит, он видел, как я пошла на террасу, и вышел следом с фужерами. Наблюдал за мной?

– Спасибо, – улыбнулась я и не взяла напиток. – Не стоило себя утруждать. Я уже иду обратно.

– Жаль, – сказал он, поставив оба фужера на перила. – А мне так хотелось познакомиться с новой родственницей ближе.

– Кажется, у вас это не принято, – нахмурилась я. – Фархат говорил, что я не должна общаться с мужчинами, которые могут подходить мне в мужья теоретически, наедине. Я пойду, извините, Карим.

Я подхватила подол платья и направилась ко входу в ресторан.

– Камила, – услышала я в спину и обернулась.

– Вы завтра уезжаете уже? – спросил он.

– Да.

– Можно я вам напишу? В социальных сетях.

Я на миг задумалась.

– Зачем?

– Хотелось просто узнать сестру жены брата получше.

Дверь распахнулась, и я вздрогнула. На пороге оказался Дамир.

Да что же это такое? Они меня словно преследуют сегодня оба.

– Карим, – позвал Дамир брата. – А я всё думаю, куда же ты подевался… Зайди в ресторан.

Младший брат Дамира не стал спорить и первым вошёл внутрь. Я пошла следом, потому что успела озябнуть, да и оставаться в компании Дамира было непозволительно и, признаться честно, не хотелось совершенно.

– Постой, – сказал он мне, когда я почти поравнялась с ним.

Я подняла голову. Синие глаза мужчины словно смотрели насквозь и с явно читаемым укором. Только не говорите мне, что сейчас муж сестры начнёт читать мне нотации…

– Амина разве не учила тебя, что нельзя оставаться наедине с мужчиной?

Ну вот – начинается…

Вот зануда небритый!

– Учила, конечно, – ответила я, стараясь держать себя в руках. – Я как раз собиралась уходить.

– Я прекрасно слышал, как вы беседовали, пока я вас не прервал. Хочешь опозорить Фархата?

– Нет.

– Тогда запомни: ты не должна оставаться наедине с мужчиной. Могут подумать не то. Я понимаю, что там, где ты росла, тебя воспитывали паршиво – это сразу видно, но не ты можешь бросить тень на уважаемого человека.

– Но с вами мы общаемся уже второй раз! – сузила глаза и подметила я. Оскорбил этим и меня, и маму, и отца – а мама ещё говорила о каких-то манерах этого мужлана! – По этой же логике, ваше воспитание такое же паршивое, как и моё! Или вам дозволено больше?

– Не сравнивай нас с Каримом, девочка, – окинул он меня таким пренебрежительным взглядом, словно никто даже и не посмеет подумать ничего лишнего, если Дамир случайно окажется наедине именно со мной. Словно это всё равно что увидеть Дамира и диван вместо меня. – Я женат и не претендую на тебя.

Ещё бы претендовал! Я бы не вынесла внимания этого важного индюка! Не дай бог Фархату придёт шикарная идея выдать меня замуж за такого же, как Дамир, – я утоплюсь в тазике немедленно же.

– Я помню, как подобает себя вести, – изогнула я одну бровь. – Только это ваш брат наблюдал за мной, пошёл следом и пришёл с фужерами. Он сам хотел общения. Вот и разберитесь с ним! По-моему, у него паршивое воспитание!

Между бровей Дамира залегла складка. Мои слова ему совсем не понравились. Он задумчиво уставился на нетронутые фужеры, оставшиеся сиротливо стоять на перилах…

Я же поспешила обойти его и покинуть террасу, чтобы никто не поймал нас здесь уже с Дамиром. Ещё одной головомойки по тому же поводу я не вынесу, да и ревности от Риты потом будет не избежать.

* * *

Пока шла обратно, просто кипела внутри. Едва не валил пар из ушей.

Зануда.

Сноб.

Бородач властный!

Вот же прицепился! Достал уже за одни сутки своими нравоучениями!

Как с ним только Рита жить будет? Он такой тяжелый и душный, что просто невозможно рядом находиться…

Впрочем, Рита тоже девушка специфичная, возможно, они и подойдут друг к другу…

Такая же нудная и до мозга костей правильная.

За время, что мама замужем за Фархатом, мы так и не смогли подружиться с Ритой – слишком уж разные. Она блюла все традиции семьи и их культуры, мечтала выйти замуж за Дамира – ещё до нашего с ним знакомства, Рита все уши о нём прожужжала – и нарожать ему маленьких Баташевых. Она уже закончила институт, но вместо работы и практики собралась рожать. Диплом Рите вовсе не так уж и важен, тем более не важна работа по специальности.

Я же стремилась получить образование, построить карьеру и лишь потом заводить семью. Мне приходится быть частью нового для меня мира, но только когда я нахожусь в России. Скоро я улечу и смогу снять маску. Конечно, культура моей матери наложила отпечаток и на моё воспитание, и разгульный образ жизни я не вела и в кампусе университета, но вполне могла там общаться свободно и с девушками, и с парнями, просто не подпуская последних близко, а также носить свои любимые джинсы, которые Фархат крайне не одобрял.

С Ритой же мне бывало попросту скучно и не о чем говорить. В последние разы, что я приезжала к матери, Рита только и делала, что болтала о шмотках и о Дамире.

Я прошла по залу и заняла место по другую сторону от невесты. Рита как раз тоже вернулась за стол после танцев с подругами.

– Уф! Жарко, – сказала она и опрокинула в себя залпом стакан сока.

– Угу, – кивнула я. – А ты иди на террасе постой. Там хорошо.

– Нет, я посижу здесь! – сказала она, поправляя платье. – А ты куда бегала, Камила?

– Так на террасу же. Охладиться немного.

– Понятно. А где Дамир?

– Нашла у кого спросить, Рит, – закатила я глаза. – Твой муж, ты и ищи его.

– А на террасе его не было? – впилась она в меня взглядом.

Был. Но тебе лучше об этом не знать, дорогая. Проешь мне плешь своей ревностью без оснований. Твой грубый мужлан не в моём вкусе.

– Не знаю, – пожала я плечами. – Я там его не видела.

– А Карим?

– Тем более не знаю.

– Мне показалось, что он пошёл за тобой, – сверлила меня внимательным взглядом сестра.

– Зачем бы? – пожала я плечами.

Ни за что не признаюсь, что между нами случилось на террасе. Рита выклюет мне потом мозг по поводу дурного воспитания, да ещё и может рассказать всё Фархату, заставив краснеть перед ним и мамой.

– Тебе не показалось, что ты приглянулась Кариму? – спросила Рита. – Он так на тебя смотрел… Даже стыдно было на ужине вчера.

– Не заметила, – отмахнулась я.

– Может, он захочет тебя сватать? – улыбнулась она. – Ему тоже пора жениться. Из вас вышла бы очень красивая пара.

Я лишь вздохнула. Замуж не пойду. За Карима не пойду.

Это просто свадьба её пробила на сантименты, и теперь Рите хочется всех вокруг женить и сделать счастливыми. Но это не для меня.

– Надеюсь, что нет.

– Зря, мы бы объединили наши семьи ещё крепче.

– Я не хочу замуж.

– Но Карим ведь красивый, – зашептала она. – Дамир, конечно, красивее, но он уже мой. А Карим ещё свободен.

– Ты считаешь, что мужа выбирать надо по красоте? – хмыкнула я.

– И по красоте тоже, – округлила Рита глаза. – Ты же будешь с ним в постели. Он должен тебя будоражить.

– Ого, какие разговоры, Рита! – вскинула я брови вверх. – А ещё про меня говоришь, что я невоспитанная! А сама про постель рассуждаешь!

– А что здесь такого? Муж ведь навсегда, и надо выбрать его с умом. Как я!

В зал вошли мужчины, и мы мигом прикусили языки. Оба хмурые – кажется, Карим, как и я, успел получить втык от братца. Что ж, досталось не мне одной! Первым вольность проявил именно Карим, справедливо спрашивать с него.

Как ни странно, хоть Карим и очень похож на старшего брата, красивее, моложе, но у меня отклика совсем никакого не вызвал. Что-то у Дамира было такое, чего нет у Карима. Это заметила Рита, сделав выбор в пользу старшего Баташова. Интуитивно я понимала почему, мозгами – как-то не очень. Но о вкусах не спорят, и желание выйти за Дамира совпало с его желанием жениться на Рите – и вот, они теперь супруги.

Желаю им искренне счастья, особенно в те периоды, когда меня здесь не бывает!

Дамир занял место рядом с женой, Карим возле него.

Гости свадьбы продолжали веселиться так, словно у них вставлены где-то батарейки. Танцевали, пели, пировали, поздравляли молодых.

Я же ощущала уже огромную усталость, мечтала наконец попасть домой и залечь в ванну с пеной после целого дня на каблуках! Да ещё периодами острые взгляды Дамира или заинтересованные от Карима не доставляли мне удовольствия.

Глава 3

– Места Камиле не хватает в нашем автомобиле, – объявил Дамир.

Шумная толпа вышла провожать молодых до их теперь совместного дома. Рита впервые едет не домой, а к Дамиру. Странное ощущение…

– Придется вызвать такси, – ответил отчим. – Мы без машины. А водителя лимузина отпустили перед банкетом.

– Не нужно такси, – сказал Карим. – Я отвезу Камилу. Если Фархат, конечно, позволит.

Молодой мужчина взглянул на мужа моей матери в ожидании ответа.

– Что ж… Отвези, – кивнул Фархат. – Только будьте очень осторожны.

– Безусловно, Фархат – с огромным уважением к вам.

– Садись, Камила, в машину Карима, – обратился он ко мне.

Я обошла автомобиль и села на переднее сиденье. Карим занял водительское место и вывел машину на дорогу. Я смотрела впереди себя, пока он рулил по дорогам ночного города. Карим же то и дело поглядывал на меня, словно чего-то ждал.

Не дождётся.

– Какую музыку предпочитаете? – спросил он.

– Лучше тишину, – отозвалась я. – Музыки мне на свадьбе с головой хватило…

– А, точно, – рассмеялся он, будто я что-то нереально смешное сказала. – Действительно. А почему вы так мало танцевали?

Я коротко глянула на него. Заметил же.

– Не люблю выставлять себя напоказ. Танцы тоже, – ответила я и снова стала смотреть вперёд, в окно.

На какое-то время он замолчал. Но ненадолго…

– А на кого учитесь?

– На менеджера управления персоналом.

– Это в каком вузе?

– В Польше.

– Почему в Польше?

– Фархат выбирал, я не стала спорить. После школы мозги ко мне пока еще не пришли, и, чем заниматься, я не знала. Фархат решил за меня, и я пошла туда, куда он оплатил мне образование.

– Ясно, – окинул меня любопытным взглядом Карим. – И как вдалеке от дома живётся? Там у вас общежитие какое-то?

– Да, кампус. Прекрасно живётся.

– И парни, и девушки вместе живут?

– В разных блоках. На парах все вместе, естественно.

– Понятно.

Машина начала сбрасывать скорость и вскоре плавно остановилась у крыльца дома Фархата. Карим повернулся ко мне.

– Ну, вот вы и на месте, Камила, – улыбнулся он. – Как и обещал Фархату – доставил вас в целости и сохранности.

– И спасибо вам за это. Доброй ночи, – я уже взялась за ручку двери, но Карим снова стал говорить со мной.

– Скажите, а вы кому-то давали слово?

– Какое? – не поняла я.

– О заключении брака.

Твою бабушку… Ну вот не надо, Карим! Обмануть или нет?

– Да.

– Правда? – вскинул брови вверх парень. И, кажется, искренне огорчился. – Фархат ничего такого не говорил…

– К сожалению, – пожала я плечами.

Надеюсь, теперь он отстанет от меня.

– Значит, мне нельзя будет вам написать? – спросил он осторожно. – Или всё-таки можно? Возможно, я дам больше?

– Чего больше?

– Больше, чем он, – ответил Карим. – Тот, которому вы обещаны. Деньги или что он Фархату обещал?

Я гордо вскинула подбородок. Я понимаю, что у них совершенно нормально говорить о калыме и приданом, но я к этому не привыкну, наверное, никогда.

– Ну вообще-то, я не овца и не рабыня, чтобы меня покупать, – сверкнула я глазами в его сторону, и Карим даже замер на месте.

– Я ни в коем случае такое не имел в виду…

– А с моим избранником у нас всё только по любви, – заявила я ему. – Поэтому писать мне не следует. Вы же не хотите моего грехопадения?

Я нажала ручку двери и вышла в ночь, оставив Карима смотреть мне вслед с открытым ртом.

Обманывать нехорошо, знаю, как и хамить, – но уж не смогла удержаться. Такой этот Карим правильный и сладкий, что аж тошно. Он совершенно не для меня. К тому же войти в семью Дамира мне совсем не улыбалось – видеть его мрачную бородатую рожу так часто мне бы не хотелось. Как вспомню его взгляд – б-р-р… Мурашки по спине сразу.

Нет уж, спасибо!

В доме мы сняли торжественные наряды и в домашнем пили чай с мамой. Фархат оставил нас наедине и ушёл в свой кабинет.

– Вкусный какой, – высказалась я о чае и потянула носом возле чашки в моих руках. – Ты просто обязана мне сообщить название этого чая, я куплю его перед вылетом завтра. Он будет напоминать мне о доме…

– Конечно скажу, милая, – ласково потрепала она меня за щёку как ребёнка. А потом вздохнула. – Вот и опять моя птичка улетает…

– Ну ма, – улыбнулась я. – Ну уже ведь два года так. Ты разве не привыкла?

– Нет, – покачала она головой. – Не привыкла, дорогая. Каждый раз по тебе безумно скучаю.

– Ну что поделать? – пожала я плечами. – Мне ещё три года учиться. Придётся потерпеть.

– Ну да, да… Камила, – кинула она меня осторожный взгляд.

– Что?

– Ты… присмотрись к Кариму. Мы с папой очень одобряем его кандидатуру.

– Я не хочу замуж, – ответила я, глянув в её лицо. – И не пихайте меня ему. Мне ещё долго учиться. Я не хочу, чтобы меня посадили дома и наградили ребёнком.

– Понимаю, – кивнула мама. – Но всё же присмотрись. Хороший парень и к тебе явно проявил интерес.

– Мне всё равно.

– Камила, – укоризненно покачала она головой. – Когда же ты уже повзрослеешь и станешь женщиной?

В понимании мамы женщина лишь та, которая мечтает выскочить замуж за выгодную партию, одобренную семьёй, и срочно бросившаяся рожать.

– Я и так женщина, мам, – ответила я ей. – Просто у меня не такие интересы. Я хочу получить образование и построить карьеру сначала.

– Ох уж эти модные веяния…

– Что плохого в том, что я не хочу быть необразованной, зависящей от мужа клушей? Рита же доучилась.

– Да, конечно, – согласилась со мной она. – Доучилась. Но Рита всегда ставила во главу угла брак и детей. А ты всё о книжках своих думаешь…

– И дальше буду думать, мам, – поставила я точку в этом бесполезном разговоре. – Это для меня важнее. Я не пойду за того, на кого укажет Фархат, при всём моём к нему уважении. Я спать!

Я встала из-за стола, не давая маме возможности продолжить говорить о Кариме.

– Спокойной ночи, мама, – поцеловала я её и практически взбежала по лестнице в свою комнату на втором этаже.

* * *

Дамир.

По пути на второй этаж снял с себя пиджак и галстук. Всё это теперь нам ни к чему…

Официальная часть нашей свадьбы закончилась, и наступила та, что скрыта ото всех, кроме нас двоих.

Я не волновался. Конечно, для меня эта ночь не первая. А вот для жены…

Придётся ей потерпеть, чтобы познать радость женского счастья.

Теперь она моя, вся. Можно больше не переглядываться урывками и украдкой перекидываться парой слов, пока Фархат не вошёл в гостиную.

Я был полон предвкушения.

Самая лучшая на свете женщина стала моей женой, а потом станет матерью моих детей.

Открыл дверь спальни и замер на пороге. На кровати лежала девушка. Она явно ждала меня. Одетая в тонкую сорочку, которая скорее призвана соблазнять, а не навевать сон на мужа.

Точёный силуэт гипнотизировал меня. Тонкая длинная нога с невероятно красивым коленом игриво выглядывала в глубокий разрез кружевной сорочки. Дерзкий взгляд завораживал так, что становилось трудно дышать. Она чертовски хороша, просто невыносимо… Она вызывала такую бурю эмоций, что было даже странно, что я всё ещё мог подобное испытывать. Мне казалось, это давно в прошлом…

– Ну ты что не заходишь? – промурлыкала она и поднялась с кровати. – А как же супружеский долг?

Девушка походкой тигрицы двинулась в мою сторону.

Она остановилась напротив и прямо смотрела в мои глаза.

Белокурый дьяволёнок.

Камила…

– Ты что здесь делаешь? – спросил я, сведя брови вместе.

– Как что? – взметнула она светлые брови. – Тебя жду, конечно.

Она взялась за моё запястье. По коже вмиг словно рассыпались тысячи иголок от одного её невинного касания. Она потянула меня в комнату. Я сделал несколько шагов по инерции и остановился. Перехватил её руку и заставил разжать тонкие пальцы.

Я ничего не понимаю. Как она тут оказалась?

– Где Рита? – спросил я.

– Зачем тебе моя сестра в нашу брачную ночь? – округлила она глаза.

Мои брови поползли на лоб.

– В нашу брачную ночь? – переспросил я.

– Ну да, – пожала она плечами, наматывая прядь белокурых волос на палец. – Мы сегодня с тобой поженились. Ты что, Дамир? Пошёл выпить воды и по дороге в спальню упал, ударился головой?

И она обвила мою шею руками. В нос тут же пробрался её аромат – что-то цитрусовое с нотками сладости, я учуял его в доме Фархата в день нашего столь неудачного знакомства. Рядом с ней думать ни о чем не получалось. Я положил руки на её тонкую талию и сжал её. Понятия не имею, что происходит, но я не могу не отвечать ей. Моё тело отзывалось на девчонку и распалилось за секунды…

– Поцелуй меня, Дамир, – просила она, выставляя вперёд свои пухлые порочные губы…

Я с наслаждением припал к ним. Не смог устоять. Я не помнил, кто она, кто я, я просто целовал и ласкал её приоткрытые для меня губы. Она негромко стонала от удовольствия, а потом провела кончиком языка по моей нижней губе…

Я резко сел на кровати. Вокруг темнота, а сердце билось так, как будто я бежал дистанцию. Выдохнул несколько раз, когда понял, что я у себя в кровати, на дворе ночь. Перевёл взгляд вправо – на соседней подушке мирно спала Рита.

Меня тут же опалило чувство жгучего стыда.

Так это был сон!

Сон, в котором Камила оказалась моей и просила поцелуев, а я…

Отвечал и точно хотел большего. Даже сейчас, в реальности, было заметно мою неоднозначную реакцию на ласки Камилы, пусть они и возникли лишь в моём подсознании.

Я вплёл пальцы в волосы.

И почему мне это приснилось вообще?

Как эта девчонка вдруг оказалась в моих снах?

Может быть, её просто было слишком много в моей жизни?

Самое странное, что реагировал я на неё по-настоящему…

Дьяволица.

Мне следует держаться от неё подальше.

* * *

Я осторожно, чтобы не разбудить жену, лёг обратно. Она спала, а я смотрел на неё спящую.

Рита очень красива, хоть красота её спокойна в отличие от красоты дерзкой сестры. Я хотел брака с ней и этой ночи, я считал, что счастлив… Так почему тогда мне снятся сны совсем не с Ритой?

Никто не должен об этом знать. Это просто какая-то ошибка подсознания, иллюзия, никак не связанные с моими желаниями.

Она уедет, и снова всё станет как раньше.

С этими мыслями я провалился в сон, который наутро уже не вспомнил.

* * *

Камила.

Открыла глаза по звонку будильника – пять утра. Мне нужно вставать и отправляться в аэропорт.

Села на кровати и сонно потёрла глаза – спала всего несколько часов.

Почему-то уснуть было тяжело, я думала о Рите. Вот у нее и началась новая жизнь. Теперь она замужняя девушка. У нее случилась брачная ночь.

Интересно, как это происходит? Это настолько больно, как говорят?

Мне тоже предстоит это узнать, только надеюсь, что мужа себе всё-таки выберу сама.

Сразу же вспомнился и Карим – претендент на роль моего мужа. Не просто так он завёл эти разговоры о браке… Что ж, надеюсь, мой ответ навёл его на мысли, что я замуж за него не хочу.

Спустя несколько часов я уже смотрела в иллюминатор самолёта, который уносил меня в мой привычный мир. Мне кажется, к дому Фархата и тем более традициям его семьи я так и не смогла привыкнуть.

– Привет, – сказала я, войдя в нашу с Кэт комнату.

Кэт – Катя, ещё одна русскоязычная девушка в нашем кампусе. Собственно, нас потому и поселили вместе.

– О, приветик! – встала она с кровати, отбросив в сторону телефон с наушниками – опять пропадала в своей любимой музыке. – С возвращением!

Она порывисто обняла меня.

– Ты чего не отвечала в Сети? Я уже беспокоиться начала.

– Ой, – смутилась я. – Забыла отключить режим “самолёт”. Да ладно, приехала же!

– Действительно, – хмыкнула она. – Лучшее доказательство, что всё нормально. Чайник включить?

– Ага, – ответила я, подтаскивая к шкафу довольно тяжелую сумку с вещами. – Ещё толком ничего не ела.

Ездила всего на несколько дней, но вещей всё равно собралось прилично… Хотя оба платья покупались заранее ещё летом. Они точно не влезли бы даже в огромный чемодан.

Кэт налила нам чай, пока я разобрала вещи и переоделась в домашнее. Перед учёбой у нас остался один спокойный вечер.

– Что там на парах нового? Конспекты мне дашь переписать? – спросил я Кэт, когда мы сели с ней за стол.

– Ага, всё записала чётко, – показала мне пальцами “О`кей”. – Да ничего нового… Опять нагрузили как бессмертных пони. Кстати, Сэм спрашивал о тебе.

Я опустила глаза. При его имени в сердце ёкнуло. Сэм – американец с параллельного потока. Иногда наши пары проходят вместе. Он – самый популярный парень университета, и каждая девушка мечтала обратить на себя его внимание. Только я не пыталась – ведь я понимала, к чему это может привести. Мне лучше не заводить никаких отношений до окончания университета. Но мы переглядывались с ним, и пару раз я ловила его улыбку.

– А что он спрашивал? – задала вопрос я.

– Не забрала ли ты документы. И пригласил нас с тобой на вечеринку в доме его друга.

Я закусила губу. Мне нельзя, конечно, ходить по таким мероприятиям, но ведь вдали от дома никто не узнает…

– Пойдём? Завтра.

– Да, – кивнула я.

Почему бы не развеяться немного?

* * *

Дамир.

С момента нашей свадьбы прошло несколько месяцев, и сегодня за окном я наблюдал первый снег наступающей зимы. Дела на сегодня закончены, и я устало потирал шею и расправлял плечи после долго сидения в кресле. Рита дома сделает мне массаж, я приму ванну, потом поужинаю, возможно, жена порадует меня ещё чем-нибудь.

В приятном предвкушении я взял со стола ключи от машины и телефон, надел пальто и спустился на парковку. Вывел авто на дорогу и под весёлые мелодии радио поехал в сторону дома.

– Дамир! – выбежала ко мне Рита, едва я переступил порог. Она повисла на мне, покрывая моё лицо поцелуями. – Как же я соскучилась!

– Я тоже, – сжал я её в своих руках. – Привет.

– Привет.

Какое-то время мы смотрели друг другу в глаза, а потом она мягко высвободилась из кольца моих рук.

– Снимай пальто. Пойдём ужинать.

Ужин, приготовленный моей женой, всегда меня радовал. Хотя, честно сказать, готовила Рита пока не идеально, ей нужна ещё практика, но вполне сносно. Главное, не отбивать желание учиться.

– Спасибо, всё очень вкусно, – улыбнулся я, когда моя тарелка опустела.

– Благодарю тебя, – кивнула она, явно довольная похвалой.

– Рита, я хотел тебе сделать подарок.

– Правда? – Её глаза загорелись любопытством. – Какой?

Я достал из кармана пиджака, который снял перед ужином, небольшой сертификат.

– Смотри. Это классные кулинарные курсы у шеф-повара.

Она подняла на меня глаза.

– Значит, я… всё-таки плохо готовлю? – огорчилась Рита.

Я развернул её к себе и положил руки на плечи.

– С чего ты взяла? – улыбнулся я. – Я разве такое говорил?

– Нет…

– Я купил тебе эти курсы, чтобы ты училась новому, а старое совершенствовала. Я люблю, как ты готовишь, но просто хочу, чтобы твои блюда стали ещё вкуснее. И только. Представляешь, сколько много новых фишек и лайфхаков ты получишь от шеф-повара?

– Много, наверное, – ответила Рита. Хоть она и была растеряна, но явно поняла, что я не хотел её обидеть – наоборот, помочь.

– Вот именно. Пойдёшь?

– Конечно пойду, – ответила она. – Ты же хочешь.

– Ты можешь не ходить, если тебе неинтересно, – сказал я. – Это должно быть в удовольствие.

– Да нет, я пойду, – кивнула она. – Может, в самом деле стану готовить ещё вкуснее и порадую тебя!

– Я уверен, что порадуешь, и не раз, – ответил я, привлекая к себе Риту. – И кое-чем можешь порадовать меня прямо сейчас. Пойдём…

– Подожди, – потянула она меня за руку обратно. – Я ещё не сказала тебе важную новость.

– Какую? – вгляделся я в неё. Неужели настал тот момент, когда она сообщит мне о ребёнке?

– Камила возвращается в Россию.

– И? – спросил я равнодушно. Меньше всего меня волнуют передвижения этой бестии.

– Она ушла из университета.

– Что? – тут уже я не смог не удивиться. – Насколько я понял, она серьёзно к этому относится. С чего вдруг ушла посреди года?

– Сказала, что это не для неё – менеджмент, и в этой профессии она себя не видит.

Я нахмурился. Странное поведение. Впрочем, я её совсем не знаю, чтобы как-то вообще оценивать то, как она себя ведёт.

– Ну хорошо. Приедет и приедет, – ответил я.

– Это ещё не всё.

– А что ещё?

– Камила будет жить с нами. Папа так решил.

* * *

– С нами? – переспросил я.

– Ну да, – пожала плечами Рита, которая, впрочем, тоже явно не была воодушевлена решением отца и странным побегом из Европы Камилы. – Ты же знаешь, что родители в отъезде… Она же не может мотаться с ними.

Я не смог скрыть своих эмоций по этому поводу – тут же свёл брови вместе.

Камила? Жить у меня в доме? Эта дерзкая дрянь?

– К тому же папа сказал, что раз Мила бросила учиться, то вместо путешествий должна сидеть дома и работать, пока он не найдёт ей мужа.

Я уже и думать о ней забыл, лишь слышал мимоходом новости о ней, и всё. И то толком ничего и не было – училась, готовилась к экзаменам. С чего вдруг она бросила учёбу? Это максимально странно.

Почему так решил Фархат, я как раз прекрасно понял: он и Амина уехали путешествовать именно тогда, когда белокурой бестии приспичило уйти из университета, а это означало, что из кампуса ей придётся уехать. Жить в доме Фархата одной ей никто не позволит – нет присмотра, прислуга в отпуске, услуги ЖКХ многие временно отключены. Нечего ей там делать одной!

Тогда остаётся лишь один человек, который может сейчас нести за неё ответ в ближайшие месяцы, пока Фархат и Амина путешествуют, заодно решая вопросы по бизнесу и налаживая контакты за рубежом. Они вернутся сюда в лучшем случае через полгода насовсем, приезжая лишь на праздники. И этот человек, к моему прискорбию, – я. Я самый старший в нашей общей семье после Фархата и тот, кому он доверяет безоговорочно. Он считает, что я не буду иметь видов на Камилу, потому что женат, люблю Риту и намного старше сопливой девчонки, потому доверяет. Впрочем, так и есть – сопливые стервы меня не интересуют!

Но и жить под одной крышей мне с ней совершенно не хочется. Только отказать Фархату я не смогу – это будет неуважением и лишним поводом для ссоры. Лучше перетерпеть. Не навсегда же её к нам решили определить. Зная Фархата, он и слышать ничего не захочет про отдельное съёмное жильё без надзора за явно слишком горячей и непредсказуемой девушкой. Наверное, будь у меня дочь – я бы тоже не спускал с неё глаз до самого замужества.

Надеюсь, Фархат быстрее подберёт ей жениха. Правильно он сказал: не хочет учиться – пусть идёт замуж. Нечего сидеть на шее отчима.

Тут же вспомнил о Кариме, который ещё долго переживал, что она ему в Сети ничего не ответила. Наплела ему, что уже обещана кому-то, – видимо, чтобы Карим не пошёл свататься.

Хитрая коварная лиса…

И слава богу – не нужна такая хитро сделанная жена моему брату!

Сейчас он вроде как остыл и снова увлёкся делами. А я зря времени не терял и вскоре познакомлю его с одной приличной семьёй – у знакомых Фархата выросла прекрасная девушка Луна. Пусть лучше обратит внимание на неё и женится, пока не поздно. Только бы эта бестия не испортила мои планы – я помню, как Карим смотрел на неё. Его еще долго жгла эта грешная страсть, природу которой, впрочем, я ощущал и сам. Но на то мы и люди, а не животные, что мы умеем и должны бороться с мыслями и желаниями, которым не место в наших головах.

– Дорогой, ты недоволен? – расстроилась Рита.

– А ты? – задал встречный вопрос я.

– Ну… Сказать честно?

– Да.

– Безумно недовольна, – сверкнула глазами Рита. Ого, впервые вижу такие черты в её характере и блеск в глазах. – Она тут лишняя. Это мой дом.

– Не стоит так всё же говорить, – мягко отметил я, хоть и разделял её чувства. – Мы одна семья, и раз твой отец просил её принять – мы не можем отказывать. Это ведь ненадолго, да?

– Да, вроде бы, – опустила глаза жена. Она поняла, что показала не лучшую свою сторону, но я и не рассчитывал, что она всегда будет идеальной. Это невозможно, все люди с изъянами.

– Тогда просто переждём, – приобнял я её за плечи. – Скоро приедет Фархат и решит её судьбу.

– Да…

– Когда же она приедет?

– Через три дня.

– Что ж… Покажем, что мы относимся к решению Фархата с уважением.

Рита лишь глянула на меня коротко и кивнула.

Нас прервал звонок моего мобильного. На дисплее я увидел имя отца Риты. Вот и он звонит, чтобы сообщить мне радостную новость, просто Рита оказалась быстрее его и сообщила мне её первой.

– Иди наверх, я приду скоро, – сказал я жене и ушёл в коридор, чтобы нам не мешали разговаривать.

– Да, – принял я вызов.

– Добрый вечер, Дамир, – говорил в трубку Фархат. – Как твоё здоровье, сынок?

– Добрый вечер, – вежливо ответил я. – Вашими молитвами, слава богу. А ваше?

– Всё прекрасно, – отозвался он. – Намечается шикарный контракт в Азии. Подробности расскажу позже – боюсь сглазить.

– Очень рад, буду с нетерпением ждать новостей с Востока.

– Спасибо, но и вы там трудитесь. Всё на вас, пока меня нет в России.

После свадьбы началось слияние наших бизнесов в один. По бумагам он принадлежит Фархату с контрольным пакетом акций и моему брату. Я официально могу иметь лишь дивиденды. Но работы выполняю тоже немало, получая от Фархата “премии” в конверте.

– Стараемся, – заверил я его. – Тоже несколько интересных идей нащупали с Каримом. Но пока тоже всё сырое в стадии разработки.

– Тогда, как приеду, поделимся ими друг с другом.

– Обязательно.

– Дамир, у меня к тебе есть несколько просьб, – сменил Фархат тему диалога. Даже тон его поменял окрас на более серьёзный.

– Слушаю, – отозвался я, понимая, что сейчас пойдёт речь о Камиле…

– Камила ушла из университета, – заговорил он. – Она возвращается в Россию. Пока мы с Аминой отсутствуем, я прошу тебя принять её у себя в доме. Камила… своеобразная девочка, сложная. Ей нужен присмотр. И я думаю, твоя крепкая мужская рука справится с ней.

– Хорошо, – сказал я, ощущая, что отец Риты ждёт ответа от меня. – Я понимаю. Мне нисколько не жаль дать ей кров и пищу, я рад оказать вам помощь и честь. Только позволю себе отметить, что в молодой семье Камиле делать слишком долго нечего.

– Да-да, – согласился со мной Фархат. – Это ненадолго. Решим её судьбу, выдадим замуж. Временное явление. Возможно, Амина вернётся домой раньше, чем мы планировали, чтобы самой воспитывать дочь.

– Понимаю, – ответил я. – Мы примем Камилу, не переживайте.

– И ещё: вверяю её тебе, Дамир. Будь с ней построже… А то совсем распоясалась девка… Да простит меня Амина, но воспитана она просто ужасно. Ещё начнёт что-нибудь вытворять, на весь город нас всех опозорит. Представляешь, протестовала, не хотела жить с сестрой, снимите, говорит, мне квартиру. Чтобы она там натворила бед? Ни за что.

Я лишь тихо вздохнул. Что я и говорил – Фархат ей не доверяет, хоть и привык уже и принимает девчонку в семью. Он не позволит ей жить самой и вытворять что хочется. Так и замуж сама выйдет и никого не спросит, а Фархату и мне придётся отвечать перед людьми за новое родство…

– Хорошо, я понял, – ответил я.

– Надеюсь на тебя, Дамир. Её нужно научить правильному поведению и послушанию.

– Уже не получится исправить совсем то, что есть, – справедливо и честно заметил я. – Не в угол же мне её ставить?

– Да я не про это, – сказал Фархат. – Просто поправляйте её, когда она говорит не то и не вовремя, показывайте больше традиций, приобщайте её к этому. И контроль… Она девчонка… Такая. За ней глаз да глаз нужен.

Я понял, что имел в виду отец Риты, но не произнес вслух – он говорил о её слишком яркой внешности, которая однозначно влечёт мужчин. Ей нужно учиться сдерживать своих внутренних демонов и вести себя как можно более скромно, не привлекать внимания к себе. Вряд ли у меня получится перевоспитать её, но отвечать за неё придётся головой, хочу я того или нет.

– Присмотрим, – пообещал я.

Тогда ещё я не знал, на что подписался сам в этот день.

Больше никогда и ничто больше не будет прежним.

Наши жизни изменятся – жизни всех в этом доме.

Началась точка невозврата…

Глава 4

– Рита, ну как там дела?

– Всё хорошо, дорогой. Ужин готов, всё очень вкусно и красиво!

– Умница, – расслабленно улыбнулся я, держа плечом телефон и продолжая набирать текст на компьютере. – Перед Валиевыми опозориться нельзя.

Чёртова работа, даже позвонить жене нормально некогда…

– Не беспокойся, всё будет в лучшем виде. Очаруем мы твоих Валиевых.

Мы с Фархатом и Каримом ведём переговоры о серьёзных вливаниях в наш общий бизнес. Брак с дочерью Айнура Луной был бы очень выгодным со многих сторон. И брат тоже это понимает – Луна откроет нам многие новые двери. Да и в целом, если не брать в расчет бизнеса и денег, девушка хороша собой, воспитана и покладиста – чем-то напоминает мою Риту. Такой и должна быть жена, Карим ещё оценит её, пусть и сейчас принимает моё предложение без особенного энтузиазма. Он ещё не понимает всей прелести такой женщины и всё ещё вспоминает Камилу – я видел фото в его телефоне.

Он не удалил снимок смеющейся девушки в слишком откровенном, на мой взгляд, маечке-топике и джинсах, которые слишком сильно облегают и показывают чужим глазам её фигуру. Как ей ни запрещал носить эти дьявольские джинсы Фархат, девчонка не слушает, едва оказывается за порогом родительского дома. А вот я с ним согласен – незачем так выпячивать красоту тела, это слишком соблазняет мужчин. Нужно быть скромнее. В нашем с Ритой доме джинсы её придётся выкинуть и надеть платья, как и положено воспитанной девушке.

– Тогда я завершаю письмо и выезжаю. За напитками заеду по дороге, в тот бутик, который нам с тобой нравится.

– Отлично, – ответила Рита. – Жду.

Я повесил трубку и отложил в сторону телефон. Письмо нужно добить. Работа такая работа… Должность обязывает.

– Виталина, – сказал я секретарю, когда уже выключил компьютер и вышел в коридор. – Я уезжаю. До завтра!

– До свидания, Дамир Ильясович!

Уже в машине я набрал номер брата.

– Алло, Карим! – позвал я, когда трубку взяли.

– А?

– Ты едешь?

– Еду, да.

– Цветов купить не забудь – Рите и Луне.

– Не забуду.

– Ну давай, свидимся тогда.

Сбросил вызов и включил радио. Голос Карима мне не понравился – он понимает, что это не просто ужин в моём доме с влиятельной семьёй, но и смотрины. Сегодня вечером я планирую ему сообщить, что мы уже договорились об его браке с Луной. Этот вопрос уже решён. Кариму давно пора жениться и перестать думать о белокурых, слишком красивых глупостях.

* * *

– Передайте, пожалуйста, соусник, – попросила Луна, когда мы все приступили к трапезе.

Валиевы приехали вовремя, красиво одетые, словно на праздник. Мы встречали их в таком же настроении и усадили за большой стол. Пока мы говорили о делах, Луна не сводила глаз с Карима – красивый молодой парень ей пришёлся по душе. Они сегодня увидели друг друга впервые, и я сразу заметил интерес в глазах девушки.

А вот Карим… Был лишь холодно вежлив. Кажется, Луна его не впечатлила так, как Камила при первом знакомстве. Но он позже скажет мне спасибо, что уберёг его от греха и не дал совершить глупость, женившись на дерзкой сопливой девчонке. Красота Луны совсем не такая яркая, как у сестры Риты, но он поймёт её позже и полюбит, так же как и я свою жену. Покой, стабильность, покорность жены и её тихое обожание – вот что нужно настоящему мужчине. Карим пока ещё молод и горяч, чтобы оценить Луну, но я точно уверен, что лучшей пары ему себе не найти.

– Пожалуйста, – протянул он девушке соус и вернулся к своей тарелке.

Теперь Карим убедился, что ужин с подковыркой… Луна так и разглядывала его, словно уже мысленно примеряя в мужья.

– Ой, у вас из тарелки кусочек курицы упал, Карим, – сказала она. – Возьмите салфетку.

Она протянула Кариму салфетку, которую он взял. Их пальцы на миг соприкоснулись, Луна вздрогнула и робко улыбнулась.

– Спасибо, – кивнул он и убрал остатки еды.

Луна весь вечер пыталась нет-нет да и поговорить с ним. Мы их специально посадили близко. Общение за общим столом не возбраняется. Рита с интересом наблюдала за ними, пока мы общались с отцом девушки. Матери у той, к сожалению, давно нет, и потому она пришла только с отцом.

* * *

– Спасибо, что заглянули, – говорил я, провожая вечером гостей. – Вы принесли свет в наш с Ритой дом.

– Вам спасибо, Дамир, – улыбнулся довольно Айнур. Он тоже понял, что Луна дала свое согласие на брак явным интересом к Кариму. – Было очень интересно послушать о новых методах возведения стен. Карим очень хорошо разбирается в этом деле.

– Всё так, – пожал я ему руку на прощание. – Созвонимся.

Я многозначительно задержал на нём взгляд, что означало, что с Каримом я поговорю сегодня и дам ответ от нашей семьи. Айнур мне кивнул, показывая, что понимает меня.

– Всего доброго! До свидания, Луна. Если вам требуется компания – Рита всегда её поддержит.

– Конечно, – кивнула она. – Только рада буду.

Я улыбнулся ей. Не жена, а золото. Понимает меня с полуслова и тут же включается в процесс. Луна нам стратегически важна, как и сам Айнур. Очень важно наладить контакт и построить дружеские отношения. Девушки обе молодые, найдут о чём поговорить. Да и ничего плохого в возможной дружбе Риты и Луны я не вижу. Рита тихая, скромная, у неё и подруг-то толком нет. А теперь будет.

– Карим, идём в мой кабинет, брат, – позвал я его за собой. – Кое-что необходимо обсудить.

Гости уехали, Рита занялась столом и посудой. Прислуга убиралась в доме, но готовить и заниматься посудой жена пожелала сама. Что ж, пока она не беременна, пусть занимается чем хочет в доме.

Мы с Каримом прошли в мой кабинет и заняли два кресла у окна. На столике между нами стояли напитки и восточные сладости, но брат к ним даже не притронулся.

– Чего закручинился? – спросил я его, вглядываясь в хмурое лицо.

– Дамир, – ответил он и поднял глаза. – Ну ты меня прямо как на ярмарке товар выставил сегодня.

– На ярмарке? – изогнул я одну бровь.

– Именно, – хмыкнул Карим. – Ты же специально этот ужин организовал, чтобы показать меня Луне. Так?

– А если так, то что? – лениво спросил я, отправляя в рот новый кусочек сладости. – Ты же знаешь наши обычаи. Мы все так смотрим невест. И я тоже так и познакомился с Ритой – Фархат пожелал мне её показать, а меня – ей. И видишь, что вышло? Прекрасный брак, и как на ярмарке я себя тогда не ощущал.

– Значит, я правильно понял, что ты надумал меня женить на Луне? Она так смотрела… Она точно уже говорила об этом с отцом.

– Ну, может, и не говорила пока, а просто догадалась. Ты холост и молод, она не менее завидная невеста на выданье, чем ты жених. Сложила два плюс два, так же как и ты.

– Мне просто кажется, что между собой с Ауйнуром вы уже решили всё за нас обоих.

– Решили, – ответил я прямо, уставившись ему в лицо. К чему ходить вокруг да около? Кариму не представится возможности отказаться от брака с девушкой, которую одобрили мы с Фархатом. – Будет брак, Карим. Нам нужна была реакция Луны. И она оказалась положительной.

– А меня спросить? – свёл брови вместе младший брат.

– Ты же прекрасно понимаешь, что это была бы чистая формальность и от твоего ответа ничего бы не зависело?

Брат какое-то время молчал. Понимает. Потому что, если он не будет жить по нашим правилам и слушать Фархата, вполне может лишиться бизнеса. От денег Карим не откажется никогда, а с Луной они только увеличатся.

– Понимаешь, – ответил я за него. – Но что в этом плохого? Луна красива, молода и чертовски влиятельна. При этом скромная и тихая, из неё ты воспитаешь прекрасную жену. Я бы советовал её в жены даже без учета приданого и вливаний в наш бизнес её отцом.

– Но я её совсем не знаю, – тихо ответил он.

– И что? – поднял я снисходительно брови вверх. – Узнаешь. У вас есть языки – вот и поговорите и познакомитесь.

– Ты Риту всё-таки до свадьбы видел.

– И ты Луну увидишь ещё.

– Но я не люблю её!

Я хмуро посмотрел на брата.

– Ты веришь в сказки о любви, Карим? Очень глупо.

– Пусть глупо, но я хотел…

Он осёкся и с опаской посмотрел на меня.

– Жениться на Камиле, я понял, – договорил я за него, вставая на ноги. – Но я тебе уже сказал один раз и больше повторять не намерен: на Камиле ты не женишься ни при каком раскладе. Я не позволю.

Карим напрягся всем телом и сжал кулаки. Как его это раздражает – неужели эта девчонка заставляет моего брата быть ко мне таким агрессивным?

– Карим, – снова сел я в кресло и придвинулся ближе к нему. – Пойми, я тебе добра желаю. Ну что такое любовь? Ты знаешь? А я знаю. Это не только сладость, но и боль. Эмоции эти мимолетны, красота тела не вечна, страсть, которая появилась из ниоткуда, грешная, плохая, неправильная и рано или поздно уходит. Ты не можешь выбирать жену по красоте только – это будет ошибкой. Про Камилу мы ведь говорили с тобой – эта девчонка совсем не подходит тебе. Она не станет хорошей женой, ты с ней намучаешься. Ну поверь моему опыту. Мне не всё равно, каким будет твой брак.

– Ты думаешь только о деньгах.

– Это неправда, – покачал я головой. – Я хочу, чтобы жена сделала тебя счастливым. И Луна это сделает. Просто доверься мне. А Камила… Это пройдет. Ты забудешь её.

Карим молчал, нервно сцепив пальцы между собой.

– Ну ты что – влюбился в неё за пару дней?

– При чем тут время? – спросил брат. – Она не такая, как все. В ней есть то, чего нет в десяти Лунах и им подобным, и даже нет в твоей Рите, извини… Тебе хочется покоя, а мне хочется любви и… Мне нравится Камила. Я не сделаю счастливым Луну, потому что не люблю её.

Я сменил положение тела, упрямо сложив руки под грудью, и устремил прямой взгляд на Карима.

– Этот вопрос решён, – сказал я тоном, не терпящим возражений. – Свадьба с Луной состоится.

* * *

Камила.

– Да, мам, еду. В такси.

– В дом Риты?

– Ну а куда ещё? Твой муж очень чётко обрисовал перспективы, если я ослушаюсь его.

– Дочка, ты должна быть благодарна Фархату, – завела своё мама.

– Я благодарна ему, но не понимаю, что плохого в том, что я бы жила на съёмной квартире и сама бы нашла себе работу?

– Зачем ты будешь шляться не пойми где? – возмутилась опять мама. Я лишь тихо вздохнула и закатила глаза, пока машина несла меня из аэропорта к дому Баташевых. – У Дамира и Риты прекрасный дом, где места хватит всем.

– Но у них же своя семья. Дети скоро пойдут. Я буду им мешать и стану их смущать своим присутствием. Это же не на неделю погостить, – резонно заметила я уже не в первый раз. Но родители меня упорно не слышат и настаивают на своём.

– Мы одна семья, потерпят, – только и заявила мама. А я решила прикусить уже язык. Эти разговоры ни к чему не приводят. Всё будет так, как сказал Фархат, и неважно, что нам всем это не нравится. Сомневаюсь, что Рита и Дамир – особенно он – будут рады ещё одному человеку в их семейном гнёздышке… – Ни к чему тебе шляться по чужим квартирам. Что люди скажут на то, что падчерица Адашева Фархата живёт как изгой где-то отдельно?

Как быстро она привыкла к шикарной жизни светской дамы и жены-приложения к мужу… Её стала так же тревожить репутация Фархата, как и его самого.

– Они скажут, что Камила просто самостоятельная девочка и хочет жить своим умом.

– Нет, милая! – сказала гораздо строже мама. – Не спорь. Ты поживешь пока с Дамиром и Ритой. Ничего с тобой там не случится! А потом мы приедем и будем решать, как поступать дальше с твоей судьбой.

– Ладно, мам, – решила я завершить неприятный для меня диалог. – Я слышу плохо в дороге. Но главное я поняла – еду к Дамиру и молчу. Пока.

Я повесила трубку, не слушая, отвечала ли мне мама что-то.

Просто не хочу.

Она стала какой-то чужой, будто два разных человека существовали на этой земле.

Одна Амина была ласковой матерью, с которой мы выживали вместе, борясь с тяготами мира, после смерти отца.

Вторая – холёная светская дама, которая думает только о благополучии семьи в целом, не вдаваясь в частности.

После того как она вышла замуж за Адашева, очень изменилась. Во всём слушает только его. А для Фархата нет ничего важнее достоинства и репутации. Я не имею права её очернить… Нет, специально, я, конечно, этого делать и не планировала – я прекрасно понимаю, что, войдя в семью с иными традициями и законами, состоятельную и влиятельную, должна играть по их правилам и жить так, как хочется мне, уже не смогу. Я благодарна Фархату – он действительно о нас с мамой позаботился, никогда в мою сторону и слова плохого не сказал, не зовёт чужой и даёт всё то же самое, что и Рите, не делая различий между нами. Я очень уважаю мужа мамы, но мне бывает тяжело и некомфортно в “их мире”. Особенно теперь, когда я вынуждена была уйти из университета и жить в доме Риты.

И Дамира.

Этот холодный мужчина меня пугал своим пронзительным взглядом синих глаз и одновременно раздражал высокомерием, снобизмом. Ещё я ощущала от него запах власти, силы и денег. Он точно испорчен этим всем, я не чувствую в нём хорошего человека. А теперь мы будем жить в одном доме? Я понимала, что мы не только будем ночевать на одной территории, но и моим “воспитанием” также займётся Дамир – просто потому, что больше некому и самый старший из мужчин в нашей семье именно он.

Наверняка Фархат уже поручил ему шпионить за мной. Он всё боится, что я соблазнюсь на любовь с каким-то парнем раньше, чем он найдёт мне жениха. Он не уверен, что я не ослушаюсь и выйду замуж за того, кого мне выберет отчим. И я в этом не уверена… Потому он контролирует каждый мой шаг и тех, кто со мной общается.

Так было даже в Польше. Я находилась далеко от него, но его люди были везде. Даже там. А эти бесконечные звонки по видеосвязи каждый день, по несколько раз на дню, просто убивали меня.

Я словно ценный экспонат птички, которую опекают, вкусно кормят лучшими кормами, балуют, холят-лелеют, исполняют почти все капризы, но не дают расправить крылья и улететь, пока не настанет пора выгодно её продать. А то, что Фархат хочет выгодно выдать замуж и меня, я не сомневалась. И Дамир Карима женит точно так же на мешке с деньгами вместо головы – они так всегда поступают. Что у Фархата, что у Дамира – одни доллары в глазах и ничего человеческого, счётная машинка вместо сердца… Фархат, хоть будучи в возрасте, позволил связать себя узами брака с моей мамой – обычной продавщицей в элитном супермаркете, где однажды и увидел её Фархат. Но в молодости, я уверена, он женился на матери Риты по настоянию и выбору родителей.

Только отчим ещё не знает, что я никогда не соглашусь на такой брак, к каким привыкли они.

Я лучше уйду из дома. Но пока идти мне некуда, и я буду им подыгрывать. В следующем году я планирую поступление в другой вуз, и тоже с общежитием – подальше от “семьи”. Если всё получится, то мне придётся потерпеть безразличную морду Дамира и сладкую поддельную улыбку Риты всего полгода.

Прорвёмся.

Только отчего-то сердце так трепыхалось в груди и мёрзли руки, словно я чего-то опасалась бы или боялась.

На душе было очень тревожно, и я никак не могла понять, почему именно такие чувства одолевали меня в этот момент.

Тогда ещё я не знала, что еду навстречу своей погибели… Или судьбе?

* * *

Чемоданы помог донести до крыльца дома водитель.

Все так рады мне – сразу заметно!

Ну что же, стоит признать, что я рада видеть Дамира и Риту точно так же – то есть никак.

Нажала на кнопку звонка, и спустя время дверь распахнулась.

– А, Камила, – улыбнулась сухо Рита. – Здравствуй. Проходи.

Она отступила от двери, чтобы я могла внести чемодан. Я оказалась в тепле дома.

– Привет, Рита, – отозвалась я.

– Как долетела? – поинтересовалась она.

– Хорошо, спасибо, – вежливо ответила я.

Мы говорили вроде бы мирно, но во всём этом словно сквозил еле уловимый холодок… Возможно, я просто себя накрутила, зная, что меня здесь не ждали.

– Очень рада, – кивнула Рита. – Давай пальто повешу.

Она помогла мне раздеться и повесила пальто в шкаф, пока я снимала сапоги.

– Нужно позвонить отцу, сказать, что ты доехала до нас, – повернулась она ко мне, когда закрыла дверцы шкафа высотой до самого потолка.

– Я позвоню обязательно. Но сначала можно выпить воды?

– Пойдём в кухню.

Рита отвела меня в нужное помещение, заодно показав туда дорогу. Достала стакан и налила в него воды из графина. Протянула мне. Она не говорила ни слова против моего нахождения здесь, но в каждом её движении я словно ловила напряжение. Пальцы сестры слишком сильно сжимали стакан, когда она передавала его мне. Против отца она не пойдёт, но при этом быть внутри недовольной ей никто не может запретить, а я это прекрасно ощущаю.

– Спасибо, – протянула я ей стакан обратно и достала из кармана джинсов телефон.

Набрала номер мамы. Мне проще позвонить ей, а она уже передаст Фархату новости.

– Алло, мам, – сказала я в трубку, когда на звонок ответили. – Я доехала. Да, в доме Риты. Хорошо, передам привет. Нет, Дамира нет. Понятия не имею, где он, наверное, на работе. Да, конечно, буду звонить. И ты звони. У Фархата есть идея по поводу работы для меня? Что ж, будет интересно послушать. Что? Дамир вечером скажет? Ну ладно. Да, конечно, буду слушаться его, мам. Как скажете. Ладно, я устала с дороги, хочу в душ и поспать. Пока.

Я завершила звонок и убрала обратно телефон. Уставилась на Риту, которая всё это время за мной наблюдала и на словах о Дамире сузила карие глаза.

– Тебе привет от мамы, – сказала я ей.

– Спасибо, я слышала.

– Дамир почему-то передаст мне вечером информацию от Фархата.

– Это я тоже слышала. Интересно, что папа придумал и при чем тут мой муж?

– Без понятия, – пожала я плечами. – Кстати, где он? На работе?

– Конечно, сегодня же будний день.

– Он у тебя каждый день где-то пропадает.

– Так у Дамира ещё ведь бизнес. Когда ему отдыхать? Только вечерами его и вижу.

– Ну, понятное дело…

– Что ж… Ладно, – вздохнула Рита. – Идём, я покажу тебе твою комнату, и там ты сможешь отдохнуть.

Она провела меня по дому, устроив небольшую экскурсию, чтобы я не заблудилась тут одна, а после привела меня в одну из спален, в которой ничьих вещей не было.

– Здесь будет твоя спальня, Камила, – повернулась она ко мне и обвела глазами комнату. – Она в твоём распоряжении. Если чего-то не хватает – говори, не стесняйся. Мы одна семья и рады тебе в нашем доме.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.