книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Душа Темного мага

Наталия Дементьева

Посвящается моим любимым родителям. Папе, без редактуры которого мои книги были бы полны ошибок и маме, которая всегда поддержит и поможет в любом вопросе. Я не могла не вставить замечательную обложку, которую ты так старательно рисовала для этой книги.

Глава 1

Уже сегодня это случится. Стоя перед закрытой дверью своей комнаты, Лана не могла набраться решимости, чтобы повернуть ручку и выйти. В который раз нервно провела руками по платью, поправляя и без того идеальные складки.

«Нужно незаметно прошмыгнуть мимо папы на улицу», – мелькнула мысль. Итак, изящные туфли на ногах, модная сумочка в руках, и она готова к встрече.

– Так-так-так, куда это мы собрались? Да еще и в таком виде? – послышался спокойный голос.

«Что ж, незамеченной сбежать не получится». Лана медленно повернулась и слабо улыбнулась. Раздался негромкий щелчок, под потолком зажглась лампочка, освещая невозмутимое лицо ее отца.

– Ой, привет, пап. Я думала, что ты уже спишь, – неловко заметила девушка.

– Так куда путь держишь? – повторился вопрос.

– С друзьями по колледжу хочу увидеться. Посидим в кафе, поболтаем, учебу вспомним.

Лана потопталась на месте. Лицо родителя постепенно стало краснеть.

– Ладно, давай, говори все, что думаешь, – махнула рукой и приготовилась.

– Ха-ха-ха, – расхохотался тот, не в силах больше сохранять невозмутимость.

– Ага, ну же, не сдерживай себя, – поджала губы, но все же улыбнулась в ответ. – Настолько плохо?

Потребовалась пара минут, чтобы мужчина смог перевести дыхание и успокоиться.

– Нет, вовсе нет. Дочка, наоборот, ты очень красивая, просто…

– Что?

– Тебе самой-то удобно? – он указал на платье и обувь. – Еще и туфельки на каблуке. Ты же никогда такое не носила.

Лана глубоко вздохнула.

– Конечно, мне неудобно, ты прав. Но я подумала, что нужно что-то менять и становиться более женственной. За двадцать четыре года платья одевала всего раз шесть. В детском саду.

Мужчина нахмурился, провел рукой по густым, темным волосам. Девушка прямо-таки видела, как закрутились шестеренки в его мозгу, и поспешила остановить полет мысли.

– Нет, это просто к слову пришлось! Не нужны мне сейчас беседы по поводу женственности! – замахала руками.

Отец грустно улыбнулся в ответ.

– Ты так похожа на свою маму. Когда мы начали встречаться, она пыталась одеваться элегантно, но все же быстро сдалась и щеголяла в своем любимом спортивном костюме.

Глаза папы предательски увлажнились, он быстро заморгал.

– Ну, ты чего? – пробормотала Лана, потянувшись к нему. – Я сейчас заплачу и никуда не пойду. И будем мы весь вечер пересматривать наши семейные альбомы и предаваться воспоминаниям. А знаешь, это не такая уж и плохая идея. Может, мне и правда остаться?

Она действительно уже была готова позвонить друзьям и отказаться от встречи, но тут родитель поспешил ее остановить.

– Нет, не обращай внимания на своего эмоционального старика. Ты же знаешь, у меня бывают приступы сентиментальности время от времени. А тебе плакать нельзя. Ты накрасилась?

– Вот уж нет, только посмотри на меня: платье, туфли, сумочка. Косметика – это уже перебор! – воскликнула Лана.

Они громко рассмеялись, прогоняя остатки грусти.

– Ладно, мне пора на встречу. Надеюсь, мое появление не вызовет у ребят такую же реакцию, как у тебя. Моя уверенность пошатнется, если надо мной будут смеяться.

– Еще раз прошу прощения за это, – тут же отозвался отец. – Лана, ты, правда, чудесно выглядишь. Тебе очень идет.

– Спасибо, – улыбнулась та в ответ и помахала на прощание.

– Хочешь сфотографироваться на память? – донеслось уже за закрытой дверью.

– Нет! – крикнула девушка и поспешила в назначенное место.

Кафе было расположено довольно далеко от ее дома, к счастью, автобус пришел быстро. Сидя в полупустом транспорте, она думала о том, как все пройдет. Сначала поболтает со всеми, вкусно поест. Потом позовет Влада на улицу под каким-нибудь предлогом. А может, и не нужен никакой предлог, просто пригласит подышать свежим воздухом. И, когда они останутся наедине, признается в своих чувствах. Потом они начнут встречаться, сыграют свадьбу, заведут много детишек.

Девушка шлепнула себя ладонями по щекам. «Соберись, Лана. Какие детишки?»

Повернув голову, она вгляделась в собственное отражение в темном стекле. Четкие линии лица, широкий разрез темных глаз, ровные брови – азиатские черты достались ей от папы. Будучи еще ребенком, Лана имела много комплексов, относительно своей внешности. Другие дети часто обижали ее. С корейского языка «Лана» означает «миролюбивая». Отец, придавая этому имени большое значение, желал дочери вырасти спокойной, рассудительной девочкой. Однако он не учитывал гены ее решительной, энергичной и далеко не миролюбивой матушки.

Из раздумий девушку вытянул монотонный голос, объявивший название остановки. Выскочив на улицу, в последний раз одернула платье и поковыляла в сторону кафе. Чтобы не сломать ноги в новых туфлях, приходилось прилагать огромные усилия.

Войдя в уютное заведение, тут же услышала громкие голоса друзей, споривших о чем-то. Нашла глазами три знакомые фигуры.

– Всем привет!

За столом тут же воцарилась гробовая тишина. Взгляды друзей оказались прикованы к необычной одежде подруги.

– Братан, ну ты даешь, – присвистнул Степан, самый сильный, мужественный, но, вместе с тем, недалекий парень в их компании.

– Какой она тебе «братан»? – тут же вскинулась Ева, лучшая подруга Ланы и, по совместительству, девушка Степы.

Она шлепнула парня по руке, тот пристыженно отвернулся, потирая ушибленное место.

– Ты очень красиво выглядишь, – улыбнулся Влад, жестом пригласив Лану на свободное место.

Она улыбнулась и кивнула, стараясь при этом не пожирать глазами фигуру Влада. Это было практически невозможно. Сердце трепетало от ощущения его близости.

Стоило ей присесть, Лана тут же ощутила сильный удар по своей голени. Скривившись, глянула на сидевшую напротив Еву, которая одобрительно покачала головой и покосилась на Влада.

– Брат… то есть, Лана, ты б сказала, что такая красивая придешь, мы бы тоже приоделись, – хохотнул Степан, разряжая атмосферу.

– Степ, я думаю, платье бы тебе не пошло также как мне, – улыбнулась в ответ Лана, принимая любезно предложенное Владом меню.

Вечер обещал быть долгим.

– Как же хорошо, что мы наконец-то собрались вместе, – заметила Ева.

– Звучит как тост, – добавил Влад.

– Выпьем за это! – воскликнул Степа, наполняя бокалы.

Прошло два часа.

– Ну как? Как так можно было сделать? – бормотала Ева, опустив голову на сложенные на столе руки. – Где были их глаза?

– Ничего, ничего, – заплетающимся языком успокаивал ее Степа, поглаживая по волосам.

Лана глупо улыбалась, смотря на эту парочку. Степа и Ева встретились еще на первом курсе, влюбились друг в друга и стали встречаться. Позже она познакомилась с Евой, а последним к их компании присоединился Влад.

Лана повернула голову и уставилась на парня. Уложенные белокурые волосы, выглаженная рубашка, фигура, лицо, голос – все в нем было идеально. Она вздохнула и вновь посмотрела на Еву.

– Поставили мне урок одновременно с другим учителем физкультуры, – сокрушалась подруга. – Каких нервов стоило мне идти разбираться в этой ситуации. Вот тебе хорошо, Лан. Работаешь тренером по тхэквондо в тренажерном зале. Никаких тебе стычек с другими учителями и, Боже упаси, родителями детей.

Рассеянные взгляды присутствующих обратились к Лане.

– Я ведь и детям преподаю, а не только взрослым. Просто и детей и тхэквондо люблю очень. Вот так, – неловко закончила речь та и махнула рукой.

– А я вас люблю, ребят, – вдруг сказал Влад, положив при этом руку ей на плечо. – Вы мои самые лучшие друзья, правда.

«А я тебя люблю», – чуть было не ответила вслух Лана, но вовремя прикусила язык.

Она ощутила касание к своей ноге, на этот раз аккуратное. Ева посмотрела на нее, и многозначительно подмигнула.

– Влад, давай выйдем на улицу? – спросила Лана. – Мне б такси вызвать, а телефон сел.

– Да, без проблем, – ответил тот без промедлений.

– Уже уходишь? – жалобно откликнулся Степан, потянувшись к пустому стакану. – Почему так быстро?

Ева отбросила руку парня от стакана.

– Хватит уже, время позднее, мы тоже засиделись.

Лана и Влад тепло попрощались с ребятами и отправились на выход.

– Ты только адрес свой скажи, – попросил парень.

Девушка глубоко вдохнула прохладный ночной воздух. Голова немного прояснилась от алкогольного тумана, мыслить стало легче.

– Знаешь, Влад, есть еще кое-что, о чем я хотела бы с тобой поговорить, – начала она, набравшись смелости.

Парень вопросительно изогнул брови и замер в ожидании.

– Ты мне нравишься. Еще со второго курса. Очень.

Лана затаила дыхание, опустила взгляд на землю, боясь увидеть ответную реакцию.

– Кхм, – Влад прочистил горло, прежде чем начать. – Лана, извини, но я всегда относился, и буду относиться к тебе только как к другу. Я не могу ответить на твои чувства.

– Но почему? – прошептала девушка.

– У меня есть девушка. Она очень милая, нежная и добрая.

– Значит, я не милая? Не нежная? – вскинулась Лана.

– Нет! То есть, я имел в виду, ты, конечно, тоже милая, но ты такая… Ты как мой брат! Нет, сестра! Извини, это все алкоголь, – в панике запричитал Влад. – Я хотел сказать, что ты совсем не мужеподобная, ты женственная.

Лана подняла руку, останавливая несвязный бред.

– Влад, я все поняла. Это ты меня прости, я не думала, что все так усложню своим признанием. Созвонимся позже, – выдавила улыбку напоследок и отвернулась от друга.

– Подожди, Лана, а как же такси? – донеслось вслед.

– Поеду на автобусе! – крикнула, не оборачиваясь.

До остановки девушка добрела с абсолютно пустой головой. Сев на скамейку, сняла неудобные туфли. Погода была жаркая, стояла середина лета. Взглянула на экран телефона. Последний автобус должен был вот-вот приехать.

Так она просидела на остановке, уставившись в одну точку, пока не приехал транспорт. По удивительному стечению обстоятельств, это был тот же автобус, на котором Лана ехала на встречу с друзьями несколько часов назад.

Машина ехала не спеша, и девушка прислонилась лбом к холодному стеклу. Щеки горели от выпитого алкоголя и от стыда. Спрятала лицо в ладонях. Оказывается, это очень больно, когда любимый человек не чувствует того же и отказывает тебе таким нелепым образом. Невольно из горла вырвался тихий стон.

– Девушка? Девушка, с вами все в порядке? – послышался встревоженный голос.

Лана резко подняла голову, размазывая слезы по щекам.

Рядом с ней присела красивая молодая женщина. Прямо сейчас она вглядывалась в лицо Ланы своими большими карими глазами.

– Да, да, все отлично, – попыталась бодро ответить она, но вышло жалкое зрелище.

Женщина прикусила пухлую нижнюю губу и нахмурилась.

– Знаете, порой открыться незнакомому человеку бывает намного легче, чем давнему другу. Расскажите мне, что случилось? У меня есть дети, я смогу вас понять.

Хоть в голове с самого детства у нее была нерушимая установка «не говорить с незнакомцами», Лана замерла в нерешительности. Женщина внушала доверие, а кроме того, что плохого она могла ей сделать?

– Все просто, – усмехнулась Лана. – Меня отвергли.

– Ох, – незнакомка понимающе покачала головой.

Увидев сочувствие и поддержку в ее лице, девушка, сама того не ожидая, начала изливать душу.

– Понимаете, я просто хочу, чтобы меня принимали такой, какая я есть. С моей внешностью и характером. Да, я не такая женственная, как его избранница, но ведь можно было и тактичнее мне отказать? – всплеснула руками.

– Так у вашего возлюбленного есть другая? – уточнила собеседница.

– Да. Но это ничего. Я переживу. Главное, чтобы Влад был счастлив, – выдохнула Лана.

Повернулась к окну. Силуэт женщины в отражении пошел рябью. Тряхнув головой, вновь уставилась на стекло, все было в порядке. Должно быть, от выпитого алкоголя начались галлюцинации.

– А вы бы смогли принять другого человека со всеми его недостатками и внешними изъянами? – вдруг спросила женщина.

Лана вскинула брови, но незамедлительно ответила:

– Да.

Собеседница загадочно улыбнулась в ответ.

– Вы очень добрая девушка. Я уверена, что вы еще найдете свое счастье.

– Спасибо, – поблагодарила неловко Лана. – Скоро моя остановка, так что я, пожалуй, пойду.

Встав около двери, она крепко схватилась за поручень. «Ничего, скоро буду дома, папа точно уже спит, нужно ступать тихо, чтобы не разбудить его».

Обернулась назад, кивнуть на прощание незнакомой женщине, которая смогла оказать поддержку в трудную минуту. Однако ранее такое красивое и безмятежное лицо незнакомки оказалось искаженным гримасой ужаса.

Внезапно раздался визг тормозов, громкий скрежет металла. Девушку отбросило в сторону. Через окно она увидела огромный грузовик, неотвратимо приближавшийся к автобусу. Спустя несколько мгновений мир погрузился в черноту.

Глава 2

Проснувшись, первым, что ощутила Лана, была головная боль. Не сильная, но весьма неприятная. Сквозь закрытые веки пробивался яркий солнечный свет, значит, уже день. Сколько же она спала?

Поразмыслив, она поняла, что не помнит, как добралась до дома. Это все от выпитого алкоголя. «Кошмар, надеюсь, отец не видел меня в таком состоянии», – пронеслась мысль.

В горле пересохло, в висках пульсировало, но подушка была такая мягкая, что Лане не хотелось куда-то вставать, даже за стаканом воды. Как же хорошо, что сегодня выходной и не нужно идти на работу.

– Ммм, – сладко потянулась девушка.

Внезапно дверь в комнату резко распахнулась, с громким стуком ударившись о стену. Лана тут же распахнула глаза.

– Госпожа! Вы проснулись!

К ней на всех парах спешила молодая девушка, одетая в черное платье.

– Ты кто? – озадаченно спросила Лана, не сводя глаз с незнакомки.

– О нет, вы потеряли память? – ее глаза расширились, обе руки она прижала к лицу, выражая крайнюю степень ужаса.

– Что?

Тут Лана, наконец, оторвалась от девушки и переключила внимание на комнату, которая была ей совершенно незнакома. Они находились в огромной спальне, внутри которой могла бы поместиться половина родительского дома. Панорамные окна от пола до потолка, светлые стены, шикарный балдахин над кроватью. Лана провела рукой по мягкому покрывалу, которым была укрыта. Каково же было ее удивление, когда вместо своей родной конечности она увидела тонкое запястье с изящными длинными пальцами и ухоженными ногтями. Кожа была на пару оттенков светлее, почти прозрачная, и сквозь нее проглядывался узор вен.

Рот приоткрылся от удивления. Лана вытянула обе руки перед собой, поочередно разглядывая каждую.

– Госпожа?.. – неуверенно пролепетала девушка, про которую она уже успела забыть.

От вкрадчивого, тихого голоса Лана вздрогнула всем телом, будто от удара.

– Это же я, Оллин. Ваша личная горничная, – ответила та на заданный ранее вопрос.

– А я кто?

– Вы – леди Цинария, дочь графа. Мне следует предупредить врача о том, что вы проснулись.

Она поклонилась и поспешила выйти из комнаты.

– Что здесь происходит? – прошептала Лана, глядя вслед убегающей горничной.

Еще раз внимательно осмотрела комнату и нашла то, что нужно – зеркало в полный рост в толстой позолоченной раме. Встав с кровати, медленно направилась к нему. Ого, она точно стала выше, чем раньше.

Подойдя к зеркалу, Лана поняла, что пора. Пора сделать то, чего раньше она никогда не делала, а именно, громко, долго и истерично завопить от страха.

– Ааа!

На вопли тут же прибежали несколько девушек в униформах, и замерли в дверях, не зная, что предпринять дальше.

Между тем, вдоволь наоравшись, Лана успокоилась. Наверное, это все сон, ночной кошмар. Иначе, как объяснить то, что в отражении был совершенно другой человек? Пепельные волосы, длиной почти до талии, огромные ярко-голубые глаза, маленький, чуть вздернутый носик, пухлые губы. В зеркале отражалось лицо настоящего ангела. (Судя по тонкой фигурке и выпирающим ключицам, часто сидящего на диетах).

Девушка покрутилась перед зеркалом. Подол длинной ночной сорочки запутался вокруг ног.

– Расступитесь! – послышался строгий мужской голос.

Обернувшись, Лана увидела пожилого мужчину в строгом костюме, расталкивающего на своем пути горничных, столпившихся в проходе.

– Все, немедленно покиньте покои, – велел он.

Девушки послушно вышли из комнаты, прикрыв дверь.

– Цинария, почему ты не в постели? – тут же кинулся к ней незнакомец.

Его тон с приказного и жесткого сменился на успокаивающий и добрый.

Тут Лана заметила в его руках небольшой чемоданчик. Похоже, он и есть тот доктор, за которым пошла Оллин.

Ощутив мягкое прикосновение к своему плечу, она еще больше засомневалась в том, что спит.

– Тебе нужно прилечь, – девушку подвели к кровати.

– Доктор, я не знаю, что тут происходит, но я не та, за кого вы меня принимаете, – голос немного охрип от крика, но Лана попыталась придать ему уверенности.

Вместо ответа мужчина лишь тепло улыбнулся и потянулся к ее запястью. Проверил пульс, взглянул на реакцию зрачков, попросил выполнить ряд нехитрых движений.

– Что ж, – начал он по окончании всех манипуляций, – могу с уверенностью сказать, что тебе очень повезло. Яд черного морозника смертелен в девяти случаях из десяти. И все же тебе удалось выжить и полностью восстановить и двигательные функции и речь. Однако, как я вижу, все еще наблюдается помутнение сознания.

Тут дверь тихонько приоткрылась, в комнату вошла Оллин, но никто не обратил внимания на появление девушки.

– Что значит яд? Меня что, хотели отравить?

– Да, – мрачно кивнул доктор.

В комнате воцарилась тишина. Лана не сводила взгляда со своих мелко подрагивающих ладоней.

– Цинария, что последнее ты помнишь? – спросил доктор. – Возможно, мы сможем понять, кто желает тебе зла.

– Я ничего не помню, – покачала головой в ответ. – Но вы не понимаете, я – не Цинария. Меня зовут Лана. Понятия не имею, как я тут очутилась, это все похоже на какой-то розыгрыш.

– Бедная девочка, – поджал губы мужчина. – Не волнуйся, твоя память скоро вернется, и разум вновь станет чист. А сейчас тебе следует соблюдать постельный режим и хорошо питаться. С твоим отцом я сам поговорю, и служанок предупрежу.

Судя по состраданию, отразившемуся на лице доктора, Лана поняла, что обладательница этого тела была в дружеских с ним отношениях. Однако, даже он не поверил ее словам, решив, что это лишь следствие отравления ядом.

Когда мужчина вышел из комнаты, девушка бессильно повалилась на подушки.

– Оллин, закрой, пожалуйста, дверь, – попросила она.

Девушка тут же выполнила просьбу и нерешительно остановилась посередине комнаты.

– Присаживайся, – Лана указала на мягкое кресло, стоявшее около кровати, – нам предстоит долгий разговор.

– Хорошо.

– Итак, с чего бы начать, – протянула она задумчиво.

Горничная неловко заерзала в кресле.

– Первым делом, не могла бы ты впредь обращаться ко мне по имени и не отвешивать поклоны при каждом случае?

– Если вам так будет удобно, гос… Цинария, – откликнулась девушка.

– Ах да, и еще, зови меня Лана.

– Но почему? Ведь ваше настоящее имя звучит по-другому, – поинтересовалась Оллин.

Лана отвела взгляд от горничной. Стоит ли ей настаивать на своем и продолжать убеждать окружающих в том, что она из другого мира? Получается, прошлая хозяйка умерла и сейчас перед Оллин находится совершенно незнакомый человек. Судя по всему, она барышня нерешительная, а может и вовсе, боязливая. Не стоит пугать ее лишний раз. Кроме того, вряд ли в историю Ланы хоть кто-то поверит, ведь она сама не может понять до конца, что происходит.

– Так как вследствие отравления я частично потеряла память, сейчас для меня многое в новинку. Это имя – Цинария – кажется мне каким-то странным и неподходящим. Поэтому, считай это моей прихотью, – нелепое объяснение тяжело сходило с языка.

Однако, Оллин беспрекословно приняла ее слова, не высказав сомнений.

– Так значит, я – графская дочь? – спросила первое, что пришло в голову. Если так, то, стало быть, Лана попала в Средневековье.

– Да, верно, и вы единственный ребенок в семье.

– А что стало с моей матерью?

– Погибла при родах, – коротко ответила Оллин.

Лана вздохнула. Ей было известно, каково это, расти без матери.

– А какие у меня отношения с отцом? – спросила Лана.

Насторожилась, когда плечи Оллин поникли. Она нервно закусила губу и произнесла:

– Весьма натянутые.

– Почему?

– Извините, не могу знать точно, – забеспокоилась служанка.

– Что ж, ничего страшного. Разберемся, – заключила Лана.

Хоть ее голос и звучал уверенно, внутри она чувствовала нарастающую панику. Ей не хотелось разбираться с проблемными отношениями отцов и детей. Лана вообще не должна здесь находиться, она хотела домой!

– Каков был мой обычный распорядок дня? – полюбопытствовала девушка.

– Обычно вы просыпались довольно поздно, затем умывались. Далее прислуга помогала вам одеться, после – трапезничали. Иногда выходили прогуляться в саду, обновляли свой гардероб, занимались вышивкой.

Лана все ждала продолжения, но Оллин смотрела на нее большими карими глазами и молчала.

– И это все? – подняла брови в удивлении. – А как же учеба или работа?

– Ну что вы, – замахала руками горничная и улыбнулась. – Какая же работа может быть у дочери графа? А что касается обучения, то вы никогда не питали страсти ни к языкам, ни к точным наукам. Хотя ваш отец и нанимал разных учителей, вы желали приобрести лишь самые необходимые знания.

Лана открыла было рот, чтобы что-то ответить, но тут же закрыла, не зная, что сказать. «Цинария, дорогая, неужели тебе не было скучно так жить?» Она помотала головой. Хватит разговаривать с несуществующей девушкой, так и до раздвоения личности недалеко.

– Ну что ж, может, мне еще что-то стоит узнать? – Лана потерла виски, и зажмурилась, стараясь отогнать надоевшую головную боль.

Оллин задумалась на минуту.

– Пожалуй, только то, что через неделю у вас свадьба, – улыбнулась она.

– Что, прости? – Лана подняла взгляд на горничную.

– Да, свадьба, – спокойно подтвердила та.

– С кем? Как? Подожди, я не готова, я не хочу! – раздался в ответ отчаянный крик.

Щелкнула ручка запертой двери. Кто-то пытался войти.

– Госпожа, у вас что-то случилось? – послышался голос по ту сторону.

Одна из горничных, видимо, услышала шум.

– Нет, все хорошо!

«Все совсем не хорошо!»

– Мне нужно срочно поговорить с отцом по поводу этой свадьбы, – выпалила Лана.

– Но вы еще слишком слабы, – попыталась остановить ее Оллин, но безуспешно.

Опровергая эти слова, Лана стрелой бросилась к огромному платяному шкафу. Резко распахнув обе дверцы, тут же отшатнулась назад. Шкаф был забит под завязку. От пестрых цветов, блесток, кружев и бисера заболели глаза.

– Оллин, мне нужна твоя помощь, – жалобно позвала она.

– Что пожелаете одеть сегодня? – с готовностью уточнила горничная, решительно направляясь к комоду.

Открыв верхний ящик, девушка стала доставать оттуда бесчисленное множество различных частей старомодного женского гардероба, название которых Лана даже не знала. «О нет», – простонала мысленно.

– Достань, пожалуйста, самое простое платье из тех, которые у меня есть.

В ответ Оллин метнула на нее недоверчивый взгляд, но все же послушалась и стала перебирать вешалки.

– Что?

– Извините, просто я удивилась, – пробормотала она. – Вы всегда предпочитали одеваться эффектно.

В ответ Лана лишь пожала плечами.

Вскоре Оллин выбрала то, что посчитала нужным и повернулась к Лане. Посмотрев на длинное сиреневое платье из струящегося шелка, тело покрылось мурашками. В прошлой жизни такое было ей точно не по карману. Видно, что вещь была очень качественная и дорогая, несмотря на минимальное количество вышивки и украшений.

Пока Лана разглядывала платье, Оллин разложила нижние юбки, корсет и черт знает, что еще, на кровати.

– Я не хочу это все одевать, – запротестовала девушка и даже сделала шаг назад.

– Но ведь надо, – непонимающе ответила горничная.

– Пожалуйста, только не корсет.

Поколебавшись, помощница заметила:

– Возможно, мы сможем объяснить ваш неподобающий внешний вид слабостью после отравления.

– Да! – тут же воскликнула Лана и улыбнулась. – Оллин, ты чудо.

Девушка отвернулась, засмущавшись.

Вскоре после того, как Лану нарядили и помогли расчесать непривычно длинные, светлые кудри, они направились к графу. Тот в данный момент должен был находиться в гостиной.

По пути девушка разглядывала интерьер роскошного поместья, в котором жила Цинария.

Наконец, Оллин остановилась перед массивной дверью. Горничная ободряюще улыбнулась и отступила, пропуская Лану вперед. Не став долго тянуть, она постучалась и вошла.

Внутри большой, богато обставленной гостиной, напротив камина, в удобном кожаном кремле восседал незнакомый мужчина. Это был отец Цинарии. Бросив быстрый взгляд поверх книги, которую читал, он более никак не отреагировал на появление дочери.

– Приветствую тебя, отец, – повторила Лана заученную фразу, которую прокручивала в голове все это время.

Сделав неловкий реверанс, замерла в ожидании хоть какой-то реакции. Оллин предупредила, что находясь с отцом очень важно следовать всем правилам этикета. Тут же девушка заметила, что для нее это не составит труда, ведь Цинарию обучали этому с самого детства, и тело двигалось практически «на автомате». Да вот только прижизненных воспоминаний блондинки у Ланы не осталось.

Время шло, а отец все еще сохранял молчание. Девушка решила вновь подать голос:

– Доктор заходил к вам? Он сказал, что предупредит вас о том, что я очнулась.

– Да, он заходил, – скривил губы граф.

Внимательно посмотрев на его лицо, она тут же поняла, что вся красота Цинарии досталась ей от матери. У человека, сидевшего напротив, были редкие седые волосы, испещренный морщинами лоб, с проступающими в некоторых местах пигментными пятнами, колючий взгляд и тонкие губы. Отец Цинарии создавал впечатление человека унылого и вечно чем-то недовольного.

– Насчет моей свадьбы…, – протянула Лана.

Мужчина раздраженно махнул рукой.

– Состоится через две недели и ни днем позже. Я сделаю тебе поблажку, но лишь из-за того, что врач настаивал на перенесении срока. Через неделю приедет твой жених. На этом все, можешь идти.

Сказав это, граф вновь углубился в чтение книги.

Дальше все было как в тумане. Девушка не помнила, как вышла из гостиной и вернулась в свою комнату. Не помнила даже как разделась, вновь легла в кровать и заснула.

То ли от пережитых волнений, то ли от тревоги за будущее, ей приснился очень красочный и реалистичный сон.

Стоя в одном из многочисленных коридоров поместья она наблюдала за Цинарией, которая неспешно направлялась куда-то по своим делам. Дочь графа смотрела на пол прямо перед собой, отчего не сразу заметила, как из-за угла показался мужчина. Высокий, с короткими светлыми волосами, одетый с иголочки. Он протянул руки и, грубо схватив Цинарию за руки, притянул к себе.

– Эй, ты, что себе позволяешь! – возмущенно воскликнула Лана, до этого наблюдавшая со стороны, и попыталась помешать незнакомцу.

Однако руки прошли сквозь тело мужчины, и тот никак не отреагировал на ее действия.

– Что ты делаешь? – раздался взволнованный голос Цинарии.

Девушка, пытаясь вырваться из хватки, протестующе задергалась.

– Цина, это же я, – прошептал незнакомец. – Не дергайся и поприветствуй своего будущего мужа как следует.

«Значит, это и есть тот самый жених, с которым дочери графа было суждено сыграть свадьбу!», – догадалась Лана. Кажется, он тот еще негодяй.

– Нет! – прошипела Цинария.

Неожиданно, совсем недалеко скрипнула дверь. Лана увидела горничную, которая с охапкой белья направлялась в их сторону. Цинария замерла в руках мужчины, боясь пошевелиться и попросила:

– Немедленно отпусти меня.

Лана поймала себя на мысли, будто наблюдает за спектаклем на сцене театра. Однако следующий акт ей увидеть не пришлось. Мир вокруг стал расплывчатым, а когда картинка вновь стала четкой, она оказалась у себя в спальне.

Цинария была одна, сидела на кровати, сжимая в руках какой-то листок и задумчиво рассматривая его.

Лана подошла поближе, чтобы рассмотреть то, что там написано.

Графство Хейвуд, Темный лес. Киллиан Тэйн.

Девушка нахмурилась.

В дверь раздался громкий стук. Они обернулись одновременно, Цинария торопливо свернула записку и положила под стопку вещей в нижний ящик комода.

– Иду! – крикнула она.

Окружение вновь поплыло, Лана замерла в ожидании нового видения, но ничего не произошло. Это…

– … все?

Проснулась от звука собственного голоса. Оказывается, она разговаривала во сне.

Закрыла глаза, и блаженная темнота без каких-либо сновидений окутала разум.

Глава 3

Резко открыв глаза утром, Лана надеялась, что все произошедшее накануне было лишь очень реалистичным сном. На лицо упала пепельная прядь волос. Она застонала. Все-таки это происходит наяву.

Посмотрев на столик около кровати, увидела большой поднос с едой. Тут были булочки, печенья, фрукты и другие кушанья. В животе заурчало. Наверное, это Оллин позаботилась о ней, заметила, что вчера Лана ничего не ела.

Воздав хвалу внимательной девушке, жадно набросилась на еду. Если бы сейчас одна из горничных зашла в комнату, у нее наверняка случился бы инфаркт при виде госпожи.

Когда на подносе практически ничего не осталось, Лана откинулась на кровати и стала обдумывать дальнейший план действий. Одно было ясно: нужно найти способ вернуться домой, но прежде, остановить свадьбу, которая должна состояться меньше чем через месяц. Вспомнился сон. Если то, что она вчера видела, было настоящими воспоминаниями Цинарии, а не игрой воспаленного разума, значит, записка должна лежать в нижнем ящике комода.

Подойдя к массивному предмету мебели, открыла нужный ящик и стала перебирать сложенную там одежду. Клочок бумаги действительно оказался на месте. Лана перечитала содержимое еще раз. Может, этот человек должен был помочь Цинарии избежать свадьбы? Эта записка – ее единственная зацепка, призрачный намек на выход из сложившихся обстоятельств. Глупо будет не воспользоваться данной информацией. Но, к сожалению, Лана не знала ни то, где находится Графство Хейвуд, ни уж тем более кто такой Киллиан Тэйн.

Для начала нужно найти Оллин. Может, она что-то знает.

Посетив ванную комнату, смежную со спальней, одевшись во вчерашнюю одежду, Лана вышла из спальни. Тут же нос к носу столкнулась с одной из горничных.

– Доброе утро, госпожа, – учтиво поклонилась та.

– Доброе утро, – ответила девушка с улыбкой и, чувствуя себя не в своей тарелке от такого обращения, отвела глаза. – Там в комнате грязные тарелки остались, куда я могу их отнести?

– Не беспокойтесь, я все приберу, – сказала горничная. – Будут ли еще какие-то указания?

– Нет, спасибо.

Служанка опустила голову и поспешила заняться делами. Лана пошла в противоположную сторону. Вчера, по пути в гостиную, они с Оллин проходили мимо библиотеки. Там наверняка имеются карты, с помощью которых она сможет найти Графство Хейвуд.

Как и ожидалось, библиотека оказалась роскошной. Книжные стеллажи выстроились вдоль стен, от пола, до потолка. Проходя мимо, девушка провела ладонью по корешкам особо массивных томов. Как же ей найти среди всех этих книг картографические справочники?

Но удача была на ее стороне. Пройдя до конца комнаты, за одним из стеллажей оказался длинный письменный стол, а на стене рядом висела огромная, выполненная в мельчайших деталях карта мира.

Подойдя к карте, Лане потребовалось немало времени, чтобы найти графство отца Цинарии. Она знала, как оно называется благодаря Оллин. Теперь оставалось отыскать Графство Хейвуд. Возможно, ей и здесь повезет, и они окажутся соседями. Постепенно расширяя круг поиска, Лана выискивала нужное название. Вот оно!

Присела за письменный стол и уронила голову на руки. Далековато же находится это Графство. Появилась новая проблема: как добраться до него не привлекая лишнего внимания?

– Лана? – раздалось прямо над головой.

Девушка вздрогнула от неожиданности.

– Оллин, я не заметила, как ты подошла!

– Извините, что напугала, но видимо, вы крепко о чем-то задумались? – поинтересовалась та.

– Да, мне нужно знать, как я могу добраться до Графства Хейвуд в кратчайшие сроки?

Девушка в удивлении округлила глаза.

– Это довольно далеко отсюда.

– На чем же можно туда поехать? – уточнила Лана.

– Потребуется снарядить экипаж, конечно, – откликнулась Оллин.

– Как ты думаешь, мое отсутствие будет сильно заметно, если я уеду на пару дней?

– Я недолго проработала служанкой в этом поместье, но, насколько мне известно, граф не следит за вашими перемещениями, – неуверенно ответила девушка. – Думаю, проблем возникнуть не должно.

– Отлично, – хлопнула в ладоши Лана. – Нужно заняться экипажем. Ты мне поможешь?

– Да, я могу договориться с кучером, – кивнула Оллин.

– Спасибо!

Воодушевленная предстоящей поездкой, Лана продолжила рассматривать карту и запоминать расположение других территорий. После этого прошлась по библиотеке, изредка доставая разные книги. Позже до нее дошло, что все они написаны на незнакомом языке, но все же проблем с чтением и пониманием не было. Хоть какие-то полезные навыки достались ей от предыдущей обладательницы этого тела.

Через пару часов в библиотеку вновь пришла Оллин. У нее был взволнованный вид.

– Лана, я смогла договориться. Экипаж будет ждать вас послезавтра, в семь часов утра, около парадного входа. Кроме того, вам очень повезло! Кучер сказал, что граф завтра уезжает из поместья и приедет лишь через три дня. Значит, не о чем переживать, отец вас не хватится.

– Это же прекрасные новости! – раздался восторженный ответ. – Ты вновь меня выручаешь, Оллин!

– Ну что вы, – отмахнулась та.

Остаток дня прошел спокойно, сразу после ужина Лана отправилась в свою комнату. Собрала заранее вещи в дорожную сумку, которую нашла в шкафу Цинарии. Путь предстоял долгий, нужно положить запасных теплых вещей, на всякий случай. Еще днем она вышла прогуляться в сад, чтобы посмотреть, какая стоит погода. Был конец лета, довольно тепло, но все же, Оллин предупредила, что могло наступить резкое похолодание.

Уже лежа в постели подумала, будет ли у нее новый сон-воспоминание из жизни Цинарии. Но ночь прошла спокойно и никакие видения ее не тревожили.

Почти весь следующий день девушка провела в библиотеке. Следует отметить, что присутствие графа в соседней комнате ее все же угнетало, несмотря на то, что с их последней встречи он ни разу не заговорил с Ланой. Поэтому, когда тот отправился в свою поездку, девушка ощутила облегчение.

Вечером состоялся очень интересный разговор с Оллин.

– Существует ли какой-то способ избежать свадьбы? – спросила Лана у горничной.

Уговоры на отца Цинарии не подействуют, и бежать ей было некуда. Должен быть какой-то выход. Может, получится ли подать на развод, если брак все же будет заключен.

Вопрос поставил Оллин в тупик, она не торопилась ответить.

– Возможно, есть один. Однако этот способ практически никак не повлияет на вашу судьбу.

– Что ты имеешь в виду? – нахмурилась Лана.

Тогда горничная начала долгое объяснение, из которого Лана вынесла, что в этой Империи не существует церемонии расторжения брака. Несмотря на все трудности, которые возникают между супругами (начиная от банальных ссор и заканчивая изменами), они не имеют права подать на развод. Лишь смерть кого-то из пары является достаточной причиной для того, чтобы изменить статус и дать возможность сыграть вторую свадьбу с кем-то другим. Конечно, у всех правил бывают исключения. Иногда, вопреки всем законам, муж и жена расходились, но это всегда влекло за собой такую волну общественного порицания, что супруги в большинстве случаев сходились снова и более старались не выделяться. Особенно это касалось лиц знатного происхождения. А те, для которых мнение окружающих было не важно, подвергались разным наказаниям, вплоть до баснословных денежных штрафов и ссылок на рудники. Такие варварские законы установил нынешний Император в целях укрепления института семьи.

– Таким образом, если вы выйдете замуж за другого мужчину, ваш отец будет бессилен. Даже если этот человек будет безродным, нищим или больным, гнев и осуждение, которые вы испытаете со стороны графа будут не сравнимы с тем, что вы получили бы при попытке расторжения уже заключенного брака, – закончила Оллин.

– А что, если я вообще не хочу навлекать на себя гнев отца? – жалобно протянула Лана.

– Боюсь, другого способа нет, – покачала головой горничная.

Они провели еще какое-то время за разговором, сидя в комнате Ланы. Она задумалась о том, что все могло бы быть намного хуже, если бы Оллин не было рядом. Повезло, что Цинария оказалась знакома с таким хорошим человеком.

– Оллин, уже ночь, – беспокойно произнесла Лана. – У тебя не будет проблем, оттого, что задерживаешься в моих покоях допоздна?

– Нет, не волнуйтесь. Это один из плюсов, который я получаю, пока являюсь вашей личной горничной. Другие девушки сторонятся меня, поэтому я рада, что могу поговорить с вами.

– Но почему они сторонятся тебя? – Лане стало жаль Оллин.

– Я не знаю, – неуверенно ответила она.

На следующее утро Лана отправилась в дорогу. До возвращения графа оставалось еще два дня. Если не терять времени зря, она вернется чуть раньше него. Тогда граф не заметит отсутствия дочери, что позволит избежать лишних проблем.

Оллин помогла ей одеться, завершить последние приготовления и любезно проводила до уже готового экипажа.

Возможно, из-за богатого внутреннего убранства дома, а также целой коллекции дорогих модных платьев в шкафу у Цинарии, Лана ожидала увидеть шикарную позолоченную карету, запряженную прекрасными белыми лошадьми. Реальность оказалась не такой впечатляющей. Однако она все равно не смогла сдержать восхищение при виде небольшого, но изящного крытого экипажа, запряженного двумя пегими лошадьми.

– Доброе утро, госпожа, – раздался откуда-то мужской голос.

Покрутившись вокруг, Лана никого не обнаружила, но все же поздоровалась в ответ.

– Здравствуйте.

Спустя несколько секунд из-под кареты, кряхтя, высунулся старик.

– Извините за столь неподобающее появление. Этот экипаж довольно старый, дно немного проседает. Я это только сегодня заметил, старый раззява, пришлось заняться починкой.

– Ничего страшного, – тут же откликнулась девушка, поспешив на помощь старичку.

Тот удивленно посмотрел на протянутую ему руку, но все же принял помощь и сумел, наконец, подняться на ноги.

– Спасибо, – поблагодарил он.

Теперь, когда старик стоял перед Ланой в полный рост, она могла его рассмотреть. Невысокий рост, худое телосложение, блестящая лысина в окружении редких седых волос. Это тот человек, с которым ей предстоит почти два дня пути. Оллин сказала, что его зовут Байярд.

– Скажите, почему мы взяли этот экипаж? Если он требует ремонта, разве использовать его не опасно?

– Не волнуйтесь, госпожа. Я костьми лягу, но не позволю чему-либо случиться с вами в дороге. Граф взял вчера лучший экипаж, как и подобает. Больше не могу ничего вам предложить.

– Что ж, понятно, – кивнула Лана, тут же зацепившись взглядом за подрагивающие пальцы Байярд. – Еще кое-что. Не сочтите за грубость, но разве вы не слишком стары для таких долгих поездок? Ведь управлять лошадьми наверняка сложно.

Кучер хрипловато засмеялся.

– Я уже давно отошел от дел, передав свою работу сыну. Чтобы меня не выгнали со двора, я помогаю конюху, забочусь о лошадях. Много раз бывал в графстве Хейвуд, дорогу к Темному лесу знаю хорошо. Кроме того, ваша служанка сказала, что дело срочное и не требует огласки. Когда еще у такого дряхлого старика как я, появится возможность заслужить поощрение графской дочки.

Сказав последнее, Байярд посмотрел на запястье Ланы, на котором поблескивал золотой браслет.

Ее брови тут же взлетели вверх, а Оллин, только что подошедшая к ним, издала какой-то невнятный звук.

– Мы так не договаривались! – тут же взвилась горничная. – Как ты можешь требовать взятки от своей госпожи?

– Спокойно, – Лана преградила путь возмущенной девушке и обратилась к старику. – Понимаю, о чем вы говорите. Я щедро вас отблагодарю по возращении в поместье, идет?

– Хотелось бы половину получить сейчас…, – начал было Байярд, но осекся, увидев ее непреклонный взгляд. – А впрочем, у меня нет причин вам не доверять, госпожа. Я помогу вам погрузить багаж.

Пока мужчина устраивал сумку на сидении экипажа, Лана обернулась к Оллин, чтобы попрощаться. Та все еще была уязвлена поведением старого кучера.

– Почему вы согласились заплатить? – недоумевала она. – Не смотря на то, что он отошел от дел, Байярд все еще получает ежемесячное небольшое жалование.

– Теперь он знает, что дома его ждет хорошее вознаграждение, и это простимулирует его преодолеть путь как можно быстрее. Кроме того, если со мной что-то случится, денег ему не видать, поэтому в его интересах заботиться о моем благополучии. Думаю, он уже во всех красках представляет, куда потратит награду.

– Госпожа, нам пора, – поторопил Байярд. – Раньше дело начнешь, раньше закончишь!

– Что я говорила, – усмехнулась Лана.

Затем она попрощалась с Оллин, удобно устроилась на мягком сидении внутри экипажа, и отправилась в путь.

***

Мерный цокот копыт по каменной дороге успокаивал мысли и вызывал чувство умиротворения. Лана с интересом разглядывала город, мимо которого они сейчас проезжали. К счастью, он был лишен «прелестей» Средневековых городов, которые описываются во всех фильмах по данной тематике. Нечистоты не выбрасывались на улицу, свиньи не бродили по центру, поедая помои, люди вокруг были в большинстве своем одеты чисто и опрятно, в цветные одежды. Конечно, не все выглядело так радужно. За несколько часов пути они также миновали и несколько бедных кварталов. Лане не оставалось ничего, кроме как отводить взгляд от нищих, слонявшихся по дороге. Она не могла ничего сделать для этих людей.

Далее городские пейзажи сменились сельскими, а затем людские жилища стали встречаться все реже и реже, уступив место бескрайним полям и лесам. Так как Лана была заядлой любительницей путешествий и отдыха на природе, монотонный пейзаж не вызывал у нее скуки.

Так они преодолели почти весь путь, изредка делая остановки, чтобы дать отдохнуть лошадям и самим размять затекшие от долгого сидения ноги.

– Скоро будем подъезжать к Темному лесу, – сказал Байярд в одну из таких остановок.

– Мне нужно найти одного мужчину, – уклончиво сообщила Лана, будучи неуверенной в том, стоит ли полностью доверять кучеру.

– Вы знаете, где он живет? – уточнил тот.

– Не совсем.

– Что ж, тогда нам нужно будет сделать остановку у одной деревушки, которая располагается ближе всех к лесу. Там вы можете уточнить у местных, знают ли они об этом мужчине.

Байярд ехидной интонацией выделил последнее слово, и с усмешкой покосился в ее сторону. Девушка не решалась представить, что он успел надумать себе в голове. Молодая благородная особа, которая вот-вот должна будет выйти замуж, приезжает в другое графство в поисках какого-то мужчины-затворника. Впрочем, он даже не догадывался о том, что перед ним в действительности была девушка из другого мира.

– Так и поступим, – согласилась Лана.

И вот, когда уже стемнело, они въехали в небольшую, освещенную лишь несколькими огнями, деревушку. Из-за сгустившейся темноты и внезапно появившегося тумана, Лана не могла толком разглядеть окрестности. Выглядывая из окошка экипажа, девушка пыталась рассмотреть хоть что-то. По спине пробежали мурашки. Как назло, на улице не было ни одного человека, к которому можно было бы обратиться за помощью.

– Кажется, все уже сидят по домам! – обратилась к кучеру. – У кого же можно узнать, где живет нужный мне человек?

– В такую погоду даже знатной даме никто не откроет, – донеслось в ответ. – Но я знаю, что делать!

И Байярд направил экипаж лишь по одному ему известной дороге. Они миновали деревню, и, замедлив ход, стали подниматься по холму. Вскоре на вершине показалось какое-то высокое строение.

– Храм? – удивилась Лана, вглядываясь в туман.

– Да, госпожа. Здесь вам не откажут в помощи.

Девушка сама не понимала, как догадалась, что они въезжают на территорию храма. На фасаде простого каменного здания не было никаких религиозных символов и атрибутов, однако атмосфера этого места была особенной.

– Вам уже доводилось бывать тут? – поинтересовалась Лана у Байярда, после того как выбралась из экипажа.

– Да, пару раз, – откликнулся мужчина. – Здесь всегда готовы предоставить кров. Вы пока пройдите вовнутрь, а мне нужно позаботиться о лошадях.

Лану не нужно было долго уговаривать. Из-за густого липкого тумана платье стремительно намокало, и с каждой секундой становилось все холоднее.

Решительно подошла к входной двери, потянула за ручку. Огляделась по сторонам и поняла, что в этом месте давно не делали ремонт. Стены большого зала, в котором она оказалась, были покрыты трещинами ровно, как и каменные полы. Внутри было промозгло, но все же не так, как на улице. Прошла по узкому проходу между двумя рядами деревянных скамей. Над потолком висела большая люстра с множеством толстых, оплывших свечей, которая давала достаточно света для такого небольшого помещения.

– Тут кто-нибудь есть?

Тут же откуда-то сбоку послышались торопливые шаги, и из темного коридора показался мужчина, одетый в темную рясу.

– А я уж было подумал, что мне послышалось. Добрый вечер, я – главный служитель этого храма. Меня зовут Рэйнер. Что вас привело к нам в такой поздний час?

Рэйнер улыбнулся, вокруг его светло-карих глаз, по-доброму лучащихся за стеклами небольших очков, появились морщинки. Мужчина был высоким, и Лане пришлось запрокинуть голову, чтобы видеть его лицо.

Тут в храм вошел Байярд и направился в их сторону.

– Здравствуйте, мы прибыли издалека. Не затруднит ли вас напоить моего кучера горячим чаем? Он сможет перевести дух и немного высушить вещи, мы с вами поговорим? – спросила Лана, в надежде, что просьба прозвучала не слишком грубо.

Но Рэйнер тут же согласился и, позвав на помощь молодого паренька, попросил того отвести Байярда к камину. Девушку тронуло то, с какой добротой к нам отнеслись. С кучером они договорились, что отправятся в дорогу через час.

Когда Лана и главный служитель остались наедине, она не стала терять времени и с надеждой спросила:

– Я ищу одного человека, его зовут Киллиан Тэйн. Может, вы знаете, о ком я говорю?

– Да, я знаю его. Киллиан – мой хороший друг, поэтому извините за любопытство, но с какой целью вы его ищете? – спокойно молвил Рэйнер.

Казалось, он не удивился вопросу. Возможно, Киллиан был известным человеком, отчего многие жаждали встречи с ним.

– Не могу сказать точной цели моего визита, – Лана задумалась на мгновение, не зная как правильно ответить на вопрос служителя. – Но я могу вас уверить в том, что я не желаю зла вашему другу. Мое дело чрезвычайно важное. Я оказалась в ситуации, из которой не смогу выбраться без посторонней помощи. Однако судьба дала мне знак. Возможно, только Киллиан сможет помочь мне…

«Вернуться домой», – чуть не сорвалось с языка.

Рэйнер невозмутимо выслушал девушку. Какое-то время он тихо сидел и обдумывал сказанное. Лана не отрывала взгляда от его лица и молчала, ожидая ответа.

– Киллиан очень разозлится на меня за это, – наконец-то выдохнул он. – Но я объясню дорогу вашему кучеру. От этого храма до дома Киллиана не так уж и далеко.

– Спасибо большое! – воскликнула Лана и подскочила на месте от радости.

Мужчина рассмеялся в ответ и загадочно добавил:

– Не благодарите. Я просто чувствую, что должен помочь вам.

Девушка облегченно опустилась на скамью, стоявшую посередине ряда.

– Принесу вам теплый плед, – сказал служитель и протянул свечу, в массивном подсвечнике. – Можете пока осмотреться вокруг. Храм пусть и старый, но не заброшенный. Может, найдете что-то достойное внимания.

Лана приняла из рук мужчины свечу, и замерла в нерешительности, все также сидя на скамье. На стенах не висели украшения, лишь пара небольших картин, на потолке не было лепнины. Отстраненно разглядывая одну из самых крупных трещин, заметила, что она уходит куда-то в слабо освещенную переднюю часть храма. Там на стене виднелись очертания то ли картины, то ли гобелена. Интересно. Подхватив подсвечник, Лана осторожно направилась в ту сторону.

Первой вырисовываться из темноты стала широкая, отливающая серебром рама. Значит, это все-таки картина. Витиеватые узоры на раме так сильно заворожили девушку, что она не сразу переключилась на то, что было изображено на холсте. Подошла достаточно близко, чтобы осветить картину целиком и ахнула.

На полотне были изображены две прекрасные девушки, стоявшие спиной друг к другу в абсолютно одинаковых позах. Руки подняты на уровне груди, ладони повернуты вверх, головы запрокинуты, глаза закрыты. На губах у обеих играет еле заметная улыбка. Фигуры были практически идентичны, кроме сияния, исходившего от их ладоней. Для одной девушки художник использовал более светлые краски, а для другой – темные. Таким образом, казалось, что одна из них творит какое-то доброе волшебство, а другая – наоборот. В картине было настолько много мелких деталей, что рассматривать ее можно было бы много часов. То как были прорисованы каждые складочки на платьях, длинные развевающиеся волосы, изящные пальцы – вызывало восхищение.

Несмотря на явную изношенность рамы, картина была новой, разительно выделялась среди всего интерьера храма.

– Чудесная картина, не правда ли? – раздался за спиной голос Рэйнера.

– Ох, да, – нервно ответила Лана, не заметив, как тот оказался рядом.

– Вы знаете, кто на ней изображен? – спросил мужчина так, будто даже не сомневался в ответе.

– Да. Но мне всегда хотелось услышать историю о них именно от служителя храма.

Сколько же еще ей предстоит увиливать от ответов и притворяться, что она разбирается в том, о чем понятия не имеет? Однако, услышав дальнейший рассказ Рэйнера, Лана поняла, что если бы честно призналась в своем неведении, это выглядело бы как минимум странно.

– Что ж, ваш кучер, кажется, совсем разомлел от тепла и горячего чая, поэтому время у нас есть. Я с радостью поведаю вам о наших Богинях и постараюсь не наскучить.

Рэйнер оставил свой подсвечник на столе, чтобы картина оставалась видна. Они устроились в первом ряду. Закутавшись в любезно одолженный плед, девушка обратилась в слух.

– Как известно, наш мир был сотворен двумя Богинями – Идэмой и Элларией. Вместе они создали свет и тьму, день и ночь, солнце и луну. Идэма – Светлая Богиня, которая наделила людей способностью любить и дружить, радоваться жизни, совершать добрые поступки. Эллария – Темная Богиня, она взрастила в человеческих душах гордыню, ревность, мстительность. Однако они – две половины одного целого. Ведь любовь к себе может перерасти в нарциссизм и эгоизм, а, например, чувство зависти толкает человека к самосовершенствованию, развитию. Сам я склонен полагать, что разделение на Свет и Тьму весьма условное, и ни Идэма, ни Эллария, не являются воплощением какой-то одной стороны. Также, согласно легендам, обе Богини способны видеть будущее. Обычно они находятся на другом уровне, невидимом для обычного человека, но иногда спускаются на землю, чтобы направить человека на верный путь. Существует много рассказов о том, как люди встречались с Идэмой или Элларией лично, но никто вокруг, кроме самого свидетеля, не замечал ничего необычного…

Служитель долго вел свое повествование, а Лана все это время зачарованно смотрела на картину.

– Вы будто первый раз обо всем услышали, – закончив, улыбнулся Рэйнер. – Разве благородным дамам не преподают религию?

– Просто вы замечательный рассказчик, – улыбнулась в ответ.

Какое-то время мы сидели в тишине. Девушка обдумывала то, что узнала.

– Кхм, госпожа? – раздался неуверенный голос Байярда. – Вы готовы продолжить путь?

– Да, готова. А вы достаточно отдохнули? – спросила Лана, поднимаясь со скамьи.

– Да, благодарю за заботу. Дорогу мне объяснили, поэтому можем ехать.

Лана аккуратно свернула плед и протянула его служителю храма.

– Спасибо вам за все, – тепло поблагодарила мужчину.

– Берегите себя, – донеслось в ответ.

Туман на улице постепенно рассеивался. Кучер, несмотря на свой возраст, бодро вскочил на свое место и всем своим видом выражал готовность отправиться в дорогу.

Лана удобно устроилась внутри экипажа и стала обдумывать то, что при встрече скажет Киллиану. Судя по тому, что у него есть такой хороший друг как Рэйнер, он не может быть плохим человеком.

Между тем, они уже въехали в лес, и дорога становилась все ухабистее.

Странно, но Темный лес, у которого даже название не предвещало ничего хорошего, не вызывал у Ланы чувства страха. Если бы в пути их могли подстерегать какие-то опасности, то Рэйнер наверняка предупредил бы об этом.

Экипаж замедлил ход и, подпрыгнув на кочке очередной раз, остановился. Девушка высунулась из окна.

– Байярд, почему мы остановились? – громко спросила кучера.

– Приехали, госпожа.

Киллиан Тэйн жил в таком месте, которое навевало ей мысли о домах с привидениями. Туман почти рассеялся, и в лунном свете Лана смогла отчетливо разглядеть большой двухэтажный коттедж, окруженный ржавой железной изгородью, поросшей плющом. Видеть такую постройку практически посередине леса было очень странно. Света ни в одном из окон видно не было. «Надеюсь, хозяин сейчас находится внутри, иначе придется ждать его здесь, сидя в экипаже», – пронеслось в голове.

– Вы идите, госпожа, а я останусь снаружи, – подал голос кучер. – Лошади что-то волнуются.

В подтверждение его слов, обе кобылы беспокойно ударили копытами о землю и замотали головами.

– Скоро вернусь, – пообещала Лана и, отбросив волнение, направилась к воротам.

Петли у них оказались хорошо смазаны, отчего проникнуть на территорию дома ей удалось бесшумно.

Перед домом была большая лужайка, за которой явно никто не ухаживал. В темноте она смогла разглядеть бесформенные кусты и заросли сорняков. Пару раз невысокий каблук сапога застревал в трещинах между камнями дорожки.

Ни дверного молотка, ни колокольчика на входной двери не наблюдалось, поэтому оставалось лишь громко постучать кулаком. Постояв минуту на пороге, Лана услышала тихий шум по ту сторону, и секунду спустя дверь приоткрылась.

– Здравствуйте, – негромко поздоровалась, не решаясь войти внутрь, – есть кто дома?

Нервы были на пределе. Происходящее сильно напоминало сцену из фильма ужасов. Обернувшись, по ту сторону ограды заметила силуэт Байярда, маячивший около лошадей. Глубоко вздохнув, шире отворила дверь, впуская лунный свет внутрь, сделала шаг.

Внезапно под ногами раздалось громкое шипение и дикий рев. Лана вскрикнула от страха и отпрыгнула в сторону. В панике уставилась под ноги, и увидела большого, черного кота. Он раздраженно подергивал хвостом, всем своим видом выражая крайнюю степень недовольства.

– Котик!

Девушка облегченно улыбнулась, приложив руку к сердцу, которое готово было выпрыгнуть из груди.

– Как же ты меня напугал. Я наступила тебе на хвост? – она присела на корточки, протянув руку к животному. – Извини.

У кота были очень умные глаза. Из-за расширенных зрачков разглядеть их цвет удалось с трудом. Они были ярко-желтыми, как два блестящих слитка золота. Кот проигнорировал вытянутую руку, однако уходить не торопился и с интересом разглядывал гостью. Та продолжила разговор с питомцем, пытаясь хоть как-то развеять гнетущую тишину:

– Ты сам открыл мне дверь? Допрыгнул до ручки, да? Ты очень сообразительный котик.

Животное на похвалу не отреагировало, и продолжало все также сидеть, уставившись на незнакомку.

– Раз ты такой смышленый, может, позовешь своего хозяина, если он, конечно, дома? – нервно хихикнула Лана переводя взгляд во внутреннюю часть дома, куда не проникал лунный свет.

Каково же было ее удивление, когда кот спустя пару мгновений грациозно поднялся на ноги и ушел. Девушка тут же покачала головой. Не мог же он, в самом деле, пойти за своим хозяином.

Ситуация с котом все же помогла сбросить напряжение, Лана подумала, что вновь осталась одна, однако…

– Опять ты?

Глава 4

Ей послышалось? Возмущенный шепот, больше похожий на шипение.

Вдруг буквально в паре метров вспыхнул огонек свечи, и из мрака выплыло хмурое мужское лицо. От неожиданности Лана потеряла дар речи и встала как вкопанная, прислонившись к двери?

– Я спрашиваю, что ты снова тут забыла? – сощурил глаза мужчина.

Несмотря на разделявшее их расстояние, Лана будто кожей ощущала волны негодования, исходившие от него. В ногах промелькнула черная тень. Кот все-таки привел своего хозяина.

– Вы Киллиан Тэйн? – спросила неуверенно.

– Мы уже знакомы. Ты приходила ко мне пару недель назад, – мужчина, прищурившись, внимательно вглядывался в ее лицо. – Да, это точно была ты.

Тут и там стали загораться свечи. Лана переводила взгляд с одной на другую не в силах понять, как такое возможно.

– Мне стоит повторить вопрос? – привлек внимание Киллиан.

Хозяин дома выглядел неважно. Рубашка и брюки в пятнах, черные волосы, длиной почти до плеч, взлохмачены, под глазами синяки. Судя по многодневной щетине, он не уделял своему внешнему виду должного внимания.

– Несмотря на то, что для меня это неожиданная новость, – Лана сделала паузу, собираясь с мыслями, – думаю, что раньше вы встречались не со мной, а с этим телом. Точнее, с его предыдущей обладательницей.

Девушка спокойно посмотрела в темно-карие глаза Киллиана. Мужчина не был настроен на диалог, поэтому был лишь один шанс заинтересовать его – рассказать правду. Или он может принять Лану за сумасшедшую и выставить из дома.

Однако, план сработал. Недовольство на лице собеседника сменилось удивлением и недоверием.

– О чем ты?

– Мы можем присесть и все обсудить? – задала встречный вопрос.

«Извини, Байярд, тебе придется подождать меня снаружи какое-то время».

Молча хозяин дома развернулся и направился куда-то, приглашая следовать за ним. По пути вокруг них загорались свечи, освещая коридоры.

Наконец они пришли в небольшую комнату, совершенно не похожую на гостиную в доме Цинарии. Здесь не было дорогих предметов интерьера, но стоял камин, в котором вспыхнули сами собой дрова, когда пара вошла.

Киллиан бесцеремонно уселся на кресло, и, сложив руки на груди, уставился на Лану. Поняв, что приглашения ждать нет смысла, она села поодаль от него на мягкий диван. Черный кот тут же устроился рядом, и это не ускользнуло от взгляда его хозяина. Присутствие пушистого создания придало девушке уверенности.

– Итак, прежде всего, позволь представиться. Меня зовут Лана, – без стеснения перешла на «ты».

Собеседнику манеры были явно чужды, если судить по тому, как он принимает гостей.

– Не знаю как, но я попала сюда из другого мира. А Цинария – настоящая хозяйка этого тела – умерла.

– Умерла, значит, – протянул Тэйн со странным выражением лица. – Ну что ж, мне жаль ее. Продолжай.

Лана недоуменно подняла брови, поражаясь безразличию, прозвучавшему в голосе мужчины.

– Однажды меня посетило видение из жизни Цинарии. Я увидела в нем тебя. Точнее, записку, в которой были написаны твое имя и адрес. Я не знала, что Цинария уже навещала тебя, понятия не имею, что ей было нужно. Но все же я здесь, и уже не как дочка графа, а как девушка, которая хочет вернуться домой, в свой мир. Можешь ли ты помочь мне?

Голос сорвался от волнения. Спокойствие улетучилось и теперь она, кусая губы, ждала ответа.

Мужчина нахмурился, скучающее выражение лица исчезло, уступив место серьезности.

– Ты знаешь кто я такой?

– Киллиан Тэйн? – произнесла девушка скорее с вопросительной интонацией.

Мужчина покачал головой.

– Я тот, кого все боятся и ненавидят. Изгой. Темный маг, с которым никто не хочет иметь дела. Связавшись со мной, ты навсегда испортишь свою репутацию. Люди станут относиться к тебе с презрением. Готова ли ты принять мою помощь зная, что тебя ожидает? – мрачно осведомился он.

– Извини, но я не расслышала ничего после слова «маг». Ты что, правда умеешь колдовать? – Лана неосознанно придвинулась ближе, не скрывая любопытства.

Пафос момента улетучился. Киллиан недоверчиво скривился, покосившись на нее. Одна часть его лица выглядела иначе, чем другая. Присмотревшись, она заметила длинный, посветлевший от времени, шрам, пересекающий его левую щеку. Поймав ее взгляд, Тэйн тряхнул волосами, скрывая изъян своей внешности за темным занавесом волос.

«Подумаешь, шрам. Занимаясь спортом с самого детства, я тоже немало их заработала», – подумала Лана.

– В твоем мире нет колдовства? – спросил собеседник.

Лана отрицательно покачала головой и тут же воскликнула:

– Так вот как ты зажег свечи. Это было волшебство!

– Ерунда.

На некоторое время воцарилось молчание.

– Так ты поможешь мне вернуться домой? – вновь спросила девушка с надеждой.

– Да, по крайней мере, попробую.

– Я очень рада, но…

Замялась в нерешительности, не зная как правильно спросить.

– Почему я решил тебе помочь?

– Именно. Что ты хочешь взамен?

Киллиан поскреб подбородок и внимательно посмотрел на Лану.

– Меня привлекает аромат смерти, исходящий от тебя. Уверен, что смогу использовать тебя в своих целях.

– Аромат смерти? Использовать меня? – забеспокоилась она.

– Именно. Ты ведь не думаешь, что я буду помогать безвозмездно? – зловеще усмехнулся маг.

Тут Лана засомневалась в правильности своих действий, Тэйн не спешил ее успокаивать.

– Что же ты хочешь?

– Не бойся. Я всего лишь хочу использовать твою связь с тьмой. Постараюсь оставить твои тело и душу без повреждений в целости и сохранности.

Глядя на невозмутимое лицо Киллиана, девушка запаниковала:

– Что значит, ты постараешься? Я передумала! Сделка отменяется!

Лана вскочила со своего места, но колдун остановил ее взмахом руки.

– Спокойно, я же просто издеваюсь над тобой, – усмехнулся он.

– Ах ты, подлец! – Лана гневно сжала кулаки.

– Присядь и сформулируй все свои требования, – велел Тэйн, за секунду переключившись на серьезный лад.

Лана все еще стояла на месте, раздумывая над тем, стоит ли сейчас уйти и навсегда забыть об этой встрече. В конце концов, она вновь устроилась на диване.

– Мне нужно три вещи: вернуться домой, избежать свадьбы и узнать, кто отравил Цинарию, чтобы наказать убийцу.

Около получаса нам потребовалось, чтобы обсудить все условия сделки. Тэйн вел себя профессионально. Уточнял вопросы, касающиеся только дела, обговаривал все детали.

– Ты точно готов жениться на мне? – в который раз спросила Лана.

– Да. Меня не волнует этот фиктивный брак. Вряд ли найдется еще женщина, которая захочет стать моей супругой. Кстати, подожди немного, я сейчас подойду.

Киллиан встал и быстро направился вон из комнаты. Вернулся он через несколько минут, держа в руках небольшой деревянный ларец. Присев рядом со девушкой, мужчина открыл шкатулку и сказал:

– Выбери, что понравится.

Киллиан скучающе перевел взгляд на потолок. Взглянув внутрь шкатулки, Лана увидела немногочисленные женские украшения: цепочки, броши, браслеты. Блеснуло симпатичное кольцо, которое она поспешила достать.

– Зачем ты так сильно стараешься? Я могла бы надеть одно из своих колец, никто бы не заметил. У меня их десятки.

Лана покрутила в пальцах выбранное украшение. Изящное, простое кольцо с маленьким белым камушком.

– Твои горничные могут что-то заподозрить. Нельзя рисковать, – спокойный голос Киллиана сорвался на крик, когда он увидел кольцо, которое она выбрала. – Нет! Только не его! Положи на место.

Выхватив его из рук девушки, он положил кольцо назад в ларец.

– Вот, возьми это, – не глядя, он протянул ей первое попавшееся на глаза кольцо.

Лана опешила от такой резкой смены его тона, но подарок приняла молча. Это кольцо тоже было красивым, но с более крупным камнем.

– Теперь у тебя есть обручальное кольцо, – сказал Киллиан, громко захлопнув крышку шкатулки.

– Спасибо, – поблагодарила Лана. – Думаю, мне пора возвращаться. Байярд, должно быть, уже устал ждать.

– Я усыпил твоего кучера, чтобы он вдруг не решил сунуть свой нос, куда не следует, – объявил Киллиан, но отговаривать ее не стал.

Напоследок девушка решила уточнить еще один вопрос.

– Относительно того аромата смерти, про который ты говорил…

– Я позже все объясню. Скажу лишь, что если бы не он, то я не стал бы заключать с тобой сделку, – произнес Тэйн.

Она посмотрела на мирно спящего кота и нежно погладила его за ушком.

– Твой хозяин такой злой, правда, малыш?

– Его зовут Каси. И будь уверена, что если бы не твоя аура, он бы и близко к тебе не подошел, – заверил мужчина.

– Значит, ты тоже нелюдимый? – нарочно Лана вновь обратилась к коту. – Какое необычное имя – Каси.

– Он демон.

– Да-да, самый настоящий, – засмеялась она. – Так громко завопил, когда я случайно наступила ему на хвост.

Поднявшись с дивана, Лана потянулась. Спина затекла от долгого пребывания в сидячем положении.

– Мне действительно пора идти, – улыбнулась на прощание.

– Я приеду к тебе в поместье через три дня, – напомнил Киллиан.

– Хорошо.

Лана протянула мужчине руку, чтобы пожать ее в знак заключения договоренности. Тот уставился на руку, и, когда она уже хотела опустить ее, пожал. Рукопожатие Киллиана было твердым, но осторожным.

– Я провожу тебя.

Выйдя из дома, Лана обернулась напоследок и заметила хозяина дома, пытающегося незаметно проследить за ней через занавески. Помахала рукой. Тень быстро скрылась.

– Байярд, я пришла! Ты готов возвращаться?

– Госпожа? – раздался сонный голос. – Я и сам не заметил, как задремал.

– Ничего страшного. Поедемте скорее домой.

***

Обратный путь, как всегда, по ощущениям, занял меньше времени. По прибытии домой старый кучер не стал терять времени даром и потребовал обещанную плату. Открыв тайник Цинарии, Лана вытащила оттуда несколько золотых монет и отдала Байярду. Настроение у него тут же поднялось, он спешно попрощался, прижал деньги к груди и ушел восвояси.

Граф все еще не вернулся из своей поездки. Пока все складывалось наилучшим образом.

Поднявшись в спальню, девушка тут же без сил опустилась на кровать. Путешествие было долгим, и она не могла отрицать того, что вымоталась и морально и физически. Однако ей очень повезло, и главная цель была выполнена – Киллиан обещал помочь. Облегчение от того, что в этом месте существует хотя бы один человек, который знал тайну Ланы, было огромным. Конечно, у нее еще была Оллин, не раз приходившая на помощь. Но воспримет ли она всерьез тот факт, что ее бывшая хозяйка мертва и ее тело занято другой девушкой?

Нехотя Лана поднялась с кровати, умылась и переоделась. Очень хотелось спать. Сколько бы раз она не пыталась, заснуть в экипаже не получалось.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.