книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Ева Онли

Между шипами

1.

Воспоминания. Знакомство.

Бывают периоды, тебе кажется, что жизнь превращается в труху. Пересохшее дерево, когда-то живое и цветущее, скидывает свои последние жухлые листочки. Оно не мертво, скорее временно уснуло под влиянием внешних факторов. И печально осознавать, что это затухающее дерево – твои амбиции, твоя самоуверенность, цели, ты сам.

Окружающее меняет тебя или ты меняешь окружающее? Всегда придерживалась первого варианта.

Не буду долго томить своей философской меланхолией, расскажу ясно, что поспособствовало тому, что вечер пятницы я решила утопить в бокалах коктейлей в самом дорогом клубе города, учитывая, что сейчас мне это совершенно не по карману.

Беда не приходит одна, и даже будь она не такая уж великая, всё же имеет свойство наматываться чёртовым клубком. Пока ниточка маленькая, такие вещи, как сломавшийся каблук на любимых туфлях или обрызганное проезжающей машиной платье, воспринимаются неприятными мелочами, потоп в квартире переносится ещё стойко, а вот вдобавок попасть под сокращение штата уже неприятно. И новое одно за другим, одно за другим…

Вдруг понимаешь, что стало тяжело дышать. По итогу начинать новый день – страшно, ждёшь, какую пакость он принесёт тебе на этот раз. Параллельно отношения с бойфрендом терпят разлад, в конце концов он бросает тебя первый, возможно, ты тоже хотела расстаться, но самооценка-то задета, тем более если узнаёшь, что у него уже кто-то появился… Скажу по секрету, интимная жизнь с этим придурком была на нуле, не завидую я его новой пассии. Но всё же не верится, что после года отношений он так легко и быстро переключился на другую.

Мужчины… И с ними тяжело, и без них неполноценно.

Засиделась я дома, наматывая сопли на кулак; моя старшая сестра, живущая в другом городе, устала слушать нытьё по телефону, взяла отгулы и приехала ко мне, чтобы вывести проветриться.

Дине тридцать три, замужем, трое детей. Когда-то мы с ней неплохо зажигали в местных барах, попрошу заметить – после этого всегда ехали домой, держа достоинство и оставив компанию воздыхателей ни с чем.

Время разгуляя осталось позади, она получила хорошую должность, обзавелась семьёй, а я уехала из родительского дома в соседний город в поисках себя. Увы, себя я не нашла, только обзавелась кучей проблем и долгов.

Этим вечером, после моральных проповедей Дины, во мне что-то щёлкнуло. Возможно, было необходимо, чтобы кто-то сказал вслух, что я выгляжу моложе своих двадцати семи, что у меня красивые бёдра и выдающаяся грудь, что нельзя всё время перетягивать резинкой такие хорошие волосы. Она упрекнула меня, что я перестала краситься и в последнее время отдаю предпочтение спортивным вещам, лишь бы было удобно, совсем не слежу за модой, мои туфли на каблуках покрылись пылью, и вообще больше похожу на многодетную мамочку я, а не она.

Дина носит строгие костюмы, какие встречаются на страницах журналов моды последнего сезона, волосы красит в цвет красного дерева и вовремя подстригает секущиеся кончики, поддерживая линию каре идеальной.

И вот, воспылав давно похороненным воодушевлением, я отыскала в шкафу свой самый откровенный наряд. Купила это платье давно на распродаже брендовых вещей по огромной скидке и до этого момента надеть не решалась. В ярком освещении светлой ванной чёрная эластичная ткань сексуально обтянула мои формы. Вырезы по бокам талии, до неприличия короткая длина, кое-какую загадку оставляет разве что скромное декольте. Расчесав волосы, я подметила, что пора бы их покрасить и немного укоротить, тяжёлые светлые локоны отросли до поясницы. Дина сама накрасила моё лицо, как в старые добрые времена.

Клуб выбирала я, давно хотела попасть в «Сияние», но слухи о местных ценах до жути пугали. Однако когда, если не сейчас? Чтобы выйти из депрессии, необходимо пройти шоковую терапию и начать жизнь с чистого листа. Мой внешний вид – первый пункт, шикарное место – второй… А какой третий? Подумаем на месте.

Так мы оказались в Сиянии. В моём кошельке покоились последние сбережения, ожидая участи быть потраченными. Мы с Диной сидели за барной стойкой, пропуская по второму коктейлю.

– Отвыкла я от такой громкой музыки, – крикнула мне сестра, прикрывая одно ухо. – Но если она подействует на тебя целительным образом, то я не против.

Я промолчала. Почему-то ожидаемого прилива веселья не ощущала – это вновь портило настроение, и без того поднятое с трудом. Проглотила сладкий напиток из фужера и махнула бармену, чтобы повторил.

– Детка, что опять не так? – Дина потрепала меня по плечу.

– Всё нормально! – натянула я улыбку.

– Тогда давай веселиться! И больше никаких кислых мин!

Она права, очистить голову и расслабиться. Я скользнула взглядом по сторонам. Голубое свечение, откинутое от ламп, мягко окутывало зал, фонари однотонных прожекторов ненавязчиво пересекали танцпол, пронизывая дымовую завесу. За столиками сидели подвыпившие компании: золотая молодёжь, состоятельные мужчины солидного возраста, гламурные девушки, ищущие себе богатого ухажёра, – разномастный контингент. Столько дорогих машин, припаркованных у одного здания, я не видела, кажется, никогда. Все официанты похожи на манекенщиков в идеально отутюженных костюмах. Этот мир я не могу назвать своим, позволила себе слиться с ним лишь на одну ночь, почувствовать себя его частью.

– Ну, понравился кто-нибудь? – подстегнула Дина, наблюдая за моим любопытным взглядом.

– Что?.. Даже не знаю. Тут много симпатичных ребят, но я не знакомиться пришла, – ответила прежде, чем припасть губами к прохладному стеклу фужера.

– Брось! – отмахнулась сестра. – Столько красавчиков, что я сама ненароком бы согрешила, не будь связана крепким браком! – посмеялась она.

Я ещё раз осмотрела людей, теперь с большим пристрастием. Дина опять права, глаза и правда разбегаются, но и женская конкуренция на высоте. Зрачки метались от одного миловидного лица на другое, брутальное… Пока не пересеклись с прямым взглядом конкретных глаз.

Спросили бы меня раньше: способен ли взгляд парализовать? До этого момента я бы дала категоричный отказ. Но вдруг испытала это на себе.

Тёмные – во всех смыслах слова – поглощающие глаза, смотрящие на меня из-под бровей, околдовали тотчас. Возможно, такое бывает только раз в жизни, сердце ёкнуло, как в сказке, посылая по телу волны жара.

Не знаю, какое выражение замерло на моём лице, но язык непроизвольно облизнул губы. Говорят, наше тело посылает негласные сигналы понравившемуся человеку, интересно, насколько для него это выглядело очевидным?

После непродолжительного переглядывания он отвернулся первым. Я тоже перестала так открыто на него пялиться, однако то и дело возвращала внимание, чтобы получше рассмотреть незнакомца. Уложенные волосы, классический костюм-тройка. За его столиком сидели ещё двое мужчин со своими спутницами, ни чем не отличающимися от современного представления лакшери-красавиц.

– Так-так… А почему это мы покраснели? – подколола Дина, расплываясь в понимающей усмешке.

– Ничего подобного! – соврала я, поправляя платье.

– Ну-ка, дай сама гляну. Который из них?

Сестра повернулась, но я тут же осадила её намерение.

– Ты что? Он же сразу поймёт, что мы его обсуждаем!

– И что? Пусть знает.

Я вздохнула и потянулась за коктейлем.

– Даже если я остановила свой выбор на нём, вряд ли он последует моему примеру. Посмотри только, сколько здесь девушек лучше меня.

– Какой ужас! – фыркнула Дина. – Ты не была раньше такой зажатой. Забыла, что ли, с какой лёгкостью добивалась любого парня в баре, стоило только захотеть.

– Это были другие времена и другие люди.

Дина нахмурилась:

– Пошли потанцуем.

– Я слишком хорошо тебя знаю. Предлагаешь это только потому, что дорога на танцпол лежит мимо его столика.

– Очевидно! Никто и не скрывает! – Дина закурила электронную сигарету. – Пусть это и будет третьим пунктом твоей ночной цели! Что тебе терять?

– Возможно, остатки самооценки, если он мне откажет… – бубнила я.

– Вспомни, ты же была хищницей. Бывало, заполучив нужное внимание парня, сразу теряла к нему интерес. Почему дрожишь, подобно зашуганному оленёнку?

– Потеряла хватку, – попыталась отшутиться.

– Была не была, на крайний случай, тут полно других мужчин, – пожала плечами сестра, выпустив струйку ароматного дыма.

И как же ей объяснить, что теперь другого я не хочу? Все мысли занял только этот прекрасный незнакомец. Такое притяжение совсем не запланировано. Не хочу провести оставшееся время в розовых фантазиях. Пожалуй, выпью ещё.

Спустя два самых вкусных коктейля в моей жизни я начала раскрепощаться. Плечики и ножка двигались в такт заводной музыке, маня моё тело на танцпол.

– Идём! – Я встала со стула и потянула Дину за собой.

Подходя к столику моего обольстителя, уверенно подняла глаза. Но его там не оказалось, компания ещё не ушла, значит, есть шанс, что он просто вышел ненадолго, например в уборную. Ну и ладно.

Музыка качала на своих ритмичных волнах, отрывая от приземлённости бытия. Отправиться сюда было действительно отличной идеей, атмосфера залечивает раны, зажигает позитивным настроем, повелевает вновь распробовать вкус жизни.

В один момент, танцуя, я заметила, что мой незнакомец вернулся на своё место. Так вперила в него взгляд, что сама не заметила этого. А когда он посмотрел в ответ, осознала, что нагло пялюсь уже несколько минут; сидящий рядом с ним компаньон кивнул на меня и, что-то сказав, посмеялся. Если б не алкоголь, было бы неловко.

Спящие инстинкты хищницы начали пробуждаться. Хочется выбраться из скорлупы, в которую себя сама же и загнала. Задвигалась более плавно, провоцируя цель. Увы, не ощутила от него желаемого интереса; периодически кидая на меня взгляды, он не менялся в лице и уж тем более не собирался подходить.

«Ну и хрен с тобой, золотая рыбка!» – сдавшись, подумала я и отвернулась в другую сторону. В море ещё полно рыбы, тем более что рыбачить я сегодня вообще не собиралась.

Натанцевавшись, мы вернулись к барной стойке, но все места оказались заняты, поэтому пришлось встать рядом и ждать своей очереди, чтобы заказать выпивку. Тогда-то мою сестру похлопали по плечу.

– Доброй ночи, дамы, – просиял кафельными зубами мужчина за тридцать, один из тех, что сидели с моим незнакомцем. – Как настроение? Вы, наверное, устали, не хотите ли присоединиться к нам?

– У вас уже есть компания, – горделиво ответила Дина.

– Вовсе нет! – Мужчина указал на мягкую зону, их девушек там и правда уже не было.

– В таком случае мы бы не отказались немного посидеть, – вела диалог сестра.

Конечно, она делала это только ради меня, в другой ситуации этот человек получил бы отказ.

– Отлично! Меня зовут Крис. Идёмте, – сделал приглашающий жест.

Дина незаметно мне подмигнула. Я мало понимала, что произошло, опомнилась, только оказавшись на мягком диване рядом с предметом моего воздыхания, его друзья сидели напротив, а Дина устроилась справа.

– Давайте знакомиться! – подхватил второй друг. – Я Рик, а тот, со строгой гримасой, Каин.

«Так вот как его зовут…»

Повернула к нему голову, он так близко, осознала, что совсем сжалась, сейчас хищницей от меня и не пахнет, этот мужчина оказывает на тело странное влияние, сказала бы даже, что немного его боюсь. Однако не могу не признать, что вблизи он ещё красивее, но источает холодную ауру, от которой бегут мурашки.

– А тебя? – наконец произнёс Каин.

От неожиданно приятной бархатистости его тембра я мгновенно оцепенела, мы встретились глазами, словно поглощая друг друга, втягивая в мерцающую галактику зрачков.

– Её Сия зовут, меня Дина, – помогла сестра, видя мой ступор.

– Сия… – повторил он, будто просмаковал имя. – Хорошо, – кивнул, отводя глаза.

– Итак, что будете пить? Мы угощаем, – сказал Крис.

Они вчетвером разговаривали, я же сидела как истукан, молчала и ёжилась. Иногда Дина пыталась меня растормошить, переводя ко мне тот или иной вопрос. Всё, что я могла выдать в ответ, лишь пара скомканных фраз. Вот дура, так мне его не заполучить, возможно, мужчина уже пожалел, что пригласил нас, а может, это была вовсе не его инициатива. Но мне так приятно просто сидеть рядом, его энергетика пропитывает насквозь. Никак не могла понять, испытывает ли он ко мне хоть малейший интерес.

В один момент сомнения рассеялись – Каин положил руку поверх моего оголённого бедра, да так по-свойски, словно негласно объявляя: «Теперь ты со мной». Кожей ощутила горячую ладонь, его большой палец легонько поглаживал ногу. Притом Каин сосредоточил внимание на собеседниках, поддерживая разговор лаконичными высказываниями.

Дина не заметила его руку, смеялась и громко спорила с мужчинами. А я готова расплавиться прямо здесь, на чёрном диванчике. Что это со мной? Почему не пресекаю такую непозволительную вольность? Почему возбуждаюсь от прозрачной ласки?..

Дина полезла в сумочку и достала трезвонящий телефон.

– Мне нужно отойти, – возвестила, глядя на экран, наклонилась ко мне и прошептала: – Муж звонит, я выйду.

– В такое время не спит? У тебя не будет проблем? – забеспокоилась я.

– Нет, у нас доверительные отношения.

Когда она ушла, я почувствовала на себе пристальный взгляд Каина.

– Сия, что ты здесь делаешь? – тихо обратился ко мне.

– В смысле? Отдыхаю, веселюсь.

– Тебе весело? – спросил мужчина, откидываясь на спинку дивана.

– Ну… да.

Не уверена, был ли ответ правдив, но что ещё я могла сказать? Что вовсе не веселюсь, а с ума схожу от его близости?

Он о чём-то думал, молчаливо рассматривая моё лицо. Замерев, я не прерывала его занятия, как вдруг крепкая рука скользнула выше по бедру. Мои мышцы сократились – это не ускользнуло от внимания Каина, взгляд его перешёл от лица к груди, я распознала изменение: в глубине тёмно-карих глаз показался голод. Я занервничала.

– Поехали ко мне, – проговорил он вовсе не вопросительно.

– Не могу… – выдохнула.

– Боишься осуждения сестры?

– Дело не в этом… Она завтра уезжает, будет неправильно бросать её.

– Тогда давай прямо сейчас поднимемся в ВИП-комнату, – размеренным тоном предложил Каин.

Дыхание перехватило. Я же правильно его понимаю? Такое для меня совершенно неприемлемо. Секс всегда был только в отношениях. А что, если мужчина просто хочет поговорить в тихой обстановке? Как наивно полагать такое. Между нами накаляется воздух, он же тоже это чувствует? Так хочется узнать, что будет наедине…

– Скоро вернёмся, – сказал Каин друзьям, поднимаясь на ноги.

«Но я ведь ещё не дала согласия!» – возмутилась в мыслях.

Он взял меня за руку и помог встать. Ноги совсем ослабли, я едва способна держать равновесие на каблуках. В голове жидкая каша, не понимаю, что делаю, почему иду с незнакомым мужчиной, откуда у него такая власть надо мной? Вот оно! Самый безрассудный поступок в жизни, то, что нужно, чтобы окончательно вырваться из тлена. Поддаться желаниям, откинуть предрассудки, пойти на поводу у сумасбродных чувств.

Мы вошли в комнату на втором этаже, в ней оказалось темновато, но света сейчас и не хочется, тусклого освещения синих подсветок вполне хватает.

Не думала, что всё произойдёт так быстро, Каин закрыл дверь и обнял меня сзади, провёл носом по волосам. По телу прошёл лёгкий озноб, в одночасье мне стало страшно. Однако не покидает ощущение, что страх этот схож со страхом перед прыжком с парашютом – сначала поджилки трясутся, а потом дикий восторг. Он удержит, не даст разбиться. Его прикосновения очень приятны, но Каин наверняка чувствует мою дрожь.

– Я захотел тебя, как впервые увидел, – произнёс вполголоса. – Сразу решил, что сегодня ты будешь моей…

Порывалась ответить, что это взаимно, но не могла вымолвить ни слова, откидывая голову назад в уверенных объятиях мужских рук, которые уже терзали мои груди. Зубы игриво сомкнулись на шее, словно оставляя на мне метку, и Каин запустил руку под низ платья, пальцами ловко проник в трусики. Никогда ещё моё тело не было таким чувствительным, мгновенно ответило на умелую ласку, я увлажнилась, выпуская изо рта стон.

Мужчина подтолкнул меня и прижал лицом к стене, оголил попку и впился в упругую булочку ногтями. Что-то горячее шлёпнуло по промежности.

«Вот так сразу? – пронеслось в голове. – Стоя? Даже без поцелуев?.. Плевать, сейчас я больше всего на свете хочу почувствовать его в себе…»

Услышала звук разрывающейся упаковочки презерватива. Горячая головка приникла ко входу, и твёрдый орган медленно вошёл в меня. Я звучно всхлипнула, от наслаждения ноги подкосились, Каин придержал, крепко стиснув между стеной и собой.

Он начал неспешно, покусывая за кромку ушка. Его дыхание будоражило и распаляло до предела. Член скользил во мне, погружая в эйфорию, а я содрогалась, отставляла бёдра назад. Да! Как же хорошо! Мышцы скрутило в узел, стеночки влагалища несколько раз сократились, – меня накрыл оргазм.

– Уже?.. От таких лёгких фрикций? – усмехнулся Каин.

– Это хорошо? – ответила я вопросом, вбирая ртом воздух.

– Это мило… Побереги силы, Сия, сейчас будет жарко… – прошептал он, будто сам бес шепнул за левым плечом, и коленом расставил мои ноги шире.

Каин стал наращивать темп, немного отстранился, разгоняя амплитуду проникновений. О небеса! Меня имеет незнакомец, в которого втрескалась с первого взгляда. Как же я дошла до такого?

Мы встретились ночью, чтобы утром проститься, сгорели в чувственном пламени, чтобы остаться в памяти друг друга лишь искрой.

Я кончила уже раза два, а он всё продолжал, сильнее прогибая мой позвоночник. Хлюпающие звуки наполнили комнату и разум, смешались с приглушённой музыкой и тяжёлыми басами, просачивающимися из-под пола.

Наконец его толчки достигли такой силы, что мои руки начали судорожно шарить по стене, пытаясь за что-нибудь ухватиться, тело не выдерживало такого зверского ритма, требовало пощады и одновременно наслаждалось немыслимым блаженством.

Каин замедлился, вцепился в ягодицы и тихонько промычал, разливаясь в презерватив. Он вышел, а мои ноги окончательно отказались ощущать твёрдую почву, я опустилась на пол, не могла отдышаться, ясное сознание потихоньку возвращалось в голову.

– Ты отличаешься от местных женщин, – произнёс мужчина, застёгивая ширинку.

– Чем? – вымолвила я.

Он присел на корточки и задумчиво провёл большим пальцем по моей щеке. Ответа не прозвучало, вместо этого помог мне встать.

– Ты как? Идти можешь? Нужно возвращаться.

Мы вышли из комнаты, по пути к столику Каин молчал. Непонятно, понравился ли ему наш секс. Вот мне – очень понравился! Хоть получилось довольно сумбурно да ещё и в таком странном месте; клянусь, никогда не испытывала ничего подобного. Дело в конкретном человеке или в том, что такие острые ощущения – это новое для меня? Один раз перепихнуться с незнакомцем в клубе, что ж, было весело. Но превращать подобное в хобби выходного дня я не намерена.

Усевшись на мягкую зону, старалась не замечать понимающего взгляда Дины, а она лояльно не выказывала это слишком открыто. Почти сразу Каин объявил, что уезжает домой. Такое поведение немного смутило, почувствовала себя использованной, но в данной ситуации убедила себя, что это я использовала его. Мы получили взаимную выгоду, оба в выигрыше.

«Стоит ли сказать, что уходим тоже? Время позднее, я выжала из этой ночи максим…»

Пока я размышляла, Дина, как всегда, меня опередила:

– И нам пора домой. Вызовете нам такси?

– Не стоит! Я сама могу вызвать, – замахала я руками; не хотелось показаться навязчивой.

– Всё в порядке. Всё равно буду вызывать себе, – сказал Каин, уставившись в телефон. – Говори адрес.

«А это нормально – адрес ему говорить?» – продолжала мысленную панику.

– Стольшер, 19, – озвучила сестра.

Мы вышли на улицу втроём. Свежий воздух показался раем после задымлённого клубного. На небе брезжили первые, спокойные лучи рассвета.

– Моя машина уже подана, а вот и ваша подъезжает. Прощаемся, – с былой холодностью проговорил мужчина.

– Удачи, – попрощалась Дина.

– Пока… – промямлила я.

Каин кинул на меня последний, ничего не выражающий взгляд и, пожав руку, оставил на губах скупой поцелуй.

Дверцы такси премиум-класса закрылись за ним, и машина медленно выкатила на проезжую часть. А я так и замерла на месте, смотря ему вслед. В руке осталась визитка, которую он вложил при рукопожатии, на тёмно-серой глянцевой карточке чёрными буквами были написаны его имя, фамилия и телефон.

«На этом всё и закончилось…» – подумала я тогда.

Но даже представить себе не могла, чем для нас обернётся случайное знакомство.

2.

Прошло два дня. Вечерком я лежала на диване и разглядывала визитку. За это время измусолила её всю. Не понимаю, почему Каин никак не уходит из мыслей?

Очевидно, мы были друг для друга лишь игрушкой на один раз. Так зачем же он оставил свой номер телефона? Из вежливости, чтобы я не чувствовала себя жалкой? Не менее логично то, что звонить ни в коем случае нельзя, здравый смысл говорит, что это неправильно.

«Каин Вуд», – прочитала я бесчисленное количество раз.

Ещё через сутки эти мысли меня доконали. Выпив бокальчик полусладкого вина для храбрости, я взяла телефон и визитку. Позвонить ему не хватит духу, лучше написать, но не будет ли смс слишком старомодно? Кто вообще в нынешнем мире общается по смс? Воспользуюсь каким-нибудь приложением, самое популярное сейчас – это «ВайтЛист», надеюсь, Каин в нём есть.

Конечно же, без проблем нашла его по номеру. На аватаре стояло фото с его лицом крупным планом, я судорожно выдохнула, вспоминая этот пленяющий взгляд. Но, чтобы написать, пришлось сделать ещё один большущий глоток алкоголя. Итак, с чего начать?..

Уже успела протрезветь, прежде чем придумала текст сообщения, ненавязчивый, понятный и лаконичный.

«Привет. Это Сия из клуба «Сияние». Ты оставил свой номер, вот я и решила написать. Как дела?» – отправила сообщение и от нервов уткнулась лицом в подушку, теперь кажется, что текст всё же глупый.

Ответит ли? Может, и нет. Главное – я попыталась. Обещала себе, что не буду ни на что надеяться.

Следующий час телефон предательски молчал. Я уже легла спать, когда раздался вибросигнал, возвещающий о новом сообщении.

«Привет. Приезжай ко мне», – говорилось в нём.

– Чего? – выкрикнула я, округляя глаза и подскакивая с подушки. – Вот так просто? Без подводки?

Как реагировать, не знаю. В моём представлении, мы должны были сначала попереписываться, а уж потом в идеале он пригласит меня на свидание… М-да, этот мужчина умеет удивить. Но как же я поеду, если лежу в пижаме? И самый важный вопрос – хочу ли ехать? Хочу… По необъяснимому для меня порыву – очень хочу! Пальцы набрали ответ сами, не слушаясь разума: «Дашь мне немного времени собраться?»

«Ничего не надевай. Хочу, чтобы ты была голая. Накинь что-нибудь сверху. Сейчас скину адрес», – ещё больше поразило его следующее сообщение.

Насколько это – голая? Подумаю в процессе. Кинулась в душ, в спешке намылила голову и схватила бритву.

«Да что же я творю?» – всё крутилось и крутилось в голове. Не узнаю себя. Но этот прилив адреналина, которого так не хватало в моей жизни, будоражит.

Высушила волосы феном, полноценно краситься нет времени, несколько раз мазнула по ресницам тушью; мне часто говорили, что красивая и без макияжа, сейчас особенно надеюсь, что не льстили. Но как быть с одеждой? Достала из шкафа светло-голубой плащ; вот так, прямо на голое тело надеть? Прости, Каин, я, конечно, веду себя безумно, но это для меня перебор… В то же время его просьба неожиданно заводит.

Нашла выход, который устроит обоих. Надела своё самое сексуальное нижнее бельё: прозрачные, ажурные лифчик и трусики, пояс для чулок. Взглянув в зеркало, показалась себе слишком развратной. В таком виде ехать на вторую встречу с мужчиной? Неужели он к такому привык?..

Я засомневалась и почти сорвала с себя всю эту мишуру, как телефон вновь запиликал.

«Поторопись, я очень хочу тебя», – прочитав, возбудилась и, позабыв сомнения, втиснула ноги в туфельки на каблуках.

Такси остановилось возле жилого небоскрёба с панорамными окнами. Посильнее запахнув плащ, я поднялась на лифте на нужный этаж. Каин открыл дверь, стоя в расстёгнутой рубашке и брюках.

– Я заждался, – обольстительно улыбнулся он и пригласил войти. – Снимай плащ и разувайся, – произнёс без церемоний, облокачиваясь о стену.

В просторной квартире горели несколько настенных светильников. Я помялась и сняла туфли, потянула за пояс плаща. Чувствую себя странно и неловко, но одновременно всё это завораживает и вызывает приятный мандраж. Никогда раньше не замечала в себе таких наклонностей, неужели моя внутренняя шлюшка всё это время сладко спала, пока её не разбудил нужный мужчина?

– Я же просил голой. Нижнее бельё – это одежда, – сказал Каин, скользя тёмным взглядом по моему телу. – Ладно, так тоже хорошо. Идём.

Он повёл меня по коридору, вошли в большой зал: мебели мало, комната освещается сквозь стёкла городскими огнями и одной напольной лампой, стоящей в углу. Мужчина опустился в кожаное кресло по центру.

– Хочешь поговорить или сразу приступим к делу? – спросил он, положив руки на кремовые подлокотники.

Я аж икнула от очередного вопроса, заставшего врасплох. Понятия не имею, чего сейчас хочу… Само нахождение рядом с ним действует на меня магическим образом. Поэтому я будто набрала в рот воды, тщетно унимая слабость в коленях.

– Не хочешь говорить, отлично. Мне было бы сложно это делать, пока ты в таком виде. Приступим. – Каин откинулся на спинку кресла и расстегнул ширинку. – Подойди и опустись на колени, – проговорил мягким тембром, но не теряя повелительных нот.

Я глубоко вдохнула и напрягла всё тело. Но через несколько секунд ноги неуверенно зашагали вперёд. Встала на колени на пушистый коврик и провела ладонями по внутренней части его бёдер.

Каин взялся за мой подбородок и поскользил большим пальцем по нижней губе, погрузил его в рот, ныряя в омут моих глаз своим до мурашек непристойным взглядом, а потом притянул за затылок и куснул губу, которую только что натёр до лёгкого покраснения, лизнул её и слился со мной в страстном поцелуе.

Мои недра уже познали вкус его похоти в клубе, но я впервые ощущаю пресный вкус его слюны. Хотела бы вкушать её на завтрак, обед и ужин. Как же она восхитительна.

Наконец, оборвав поцелуй, он с намёком наклонил меня к паху.

Высвободив из трусов стоячий член, я как в бреду облизнула его языком. Моё тело горело, пока я неистово вбирала его глубже. Каин наслаждался влажными ласками, чувствовала эти волны сексуальной энергии, исходящие от него, а когда был готов кончить, обхватил мою голову обеими руками и вонзился прямо до глотки, не позволяя отстраниться.

Густая жидкость заполнила горло, мужчина убрал руки, и я закашлялась. Это было слишком грубо.

Каин протянул мне салфетку.

– Умница, можешь сплюнуть. Теперь моя очередь доставить тебе удовольствие, – растянул губы в улыбке дьявола.

Я позабыла обиду и потянулась к нему навстречу… Как во входную дверь громко забарабанили. Лицо мужчины стало сурово недовольным, он посмотрел в сторону прихожей, когда к стукам добавилось беспрерывное пиликанье дверного звонка. Телефон, лежащий на столике возле нас, тоже затрезвонил, на экране высветилось имя Рем.

– Кто это? – испугалась я.

– Самое настоящее бедствие, – проворчал Каин и поднял трубку.

«Эй ты! А ну, открывай дверь, пока я её не выбил!» – раздался крик из аппарата.

– Зачем же так кардинально? Ты же знаешь код.

«А… Точно».

– Но я сейчас занят, зайди завтра.

«Ты что, не один?»

– Именно.

«Мне плевать, с кем ты там спишь, напяливай трусы, я вхожу!» – прорычал мужчина и бросил трубку.

Я запаниковала. Что там за смутьян такой? Он не опасен?

– Но я голая! – спохватилась, когда дверь в коридоре хлопнула.

Каин устало потёр глаза и отдал мне свою рубашку, остался с обнажённым торсом. Я едва успела её накинуть, как шаги по паркету раздались за спиной, поторопилась подняться с пола и сесть на стоящее рядом кресло.

К нам подошёл высокий крепкий мужчина с тёмными волосами, в кожаной куртке и джинсах, окинул меня взглядом и бесцеремонно плюхнулся в третье кресло напротив.

– И что же такое важное тебя привело ко мне в столь поздний час? – сквозь зубы спросил Каин.

– Маколей опять напортачил! Я взбешён! Мне нужно выговориться! – грубо воскликнул тот.

– Ты постоянно взбешён, ничего нового. Только, как видишь, слушать твои россказни я сейчас не могу.

Рем вновь искоса глянул на меня.

– У тебя новая женщина?

– Это тебя не касается.

Я как могла завернулась в белую рубашку, однако длины её не хватило, чтобы полностью прикрыть бёдра, и синие глаза остановились именно на них.

– Она какая-то необычная, – заметил Рем.

– Ты тоже так думаешь? – усмехнулся Каин. – Очень удивишься, узнав, где мы познакомились.

– Есть в ней что-то… – Рем легонько облизнул губу.

– Перестань так открыто раздевать её взглядом! Имей совесть.

– Прости, уже раздел.

– Боже… И как?

– Пухлые губки от природы, идеальная грудь без операций, насколько могу судить опытным взглядом. Такая естественная, манящая красота. Словно свежий глоток в задымлённом городе греха… Жесть, да у меня же встал! – эмоционально выдал Рем. – Вот так дела… И что же нам с этим делать? – Наклонился вперёд и опёрся подбородком на скрещенные пальцы. – Знаю я один способ, как ещё стресс снять…

– Вот же ж наглец! – возмутился Каин. – А не мог вспомнить об этом способе до того, как заявился сюда?

Они обсуждают меня, будто меня и вовсе тут нет, отчего чувствую себя вещью.

– Хочу её! Отдай её мне! – с прямолинейной наглостью заявил Рем.

– Я же говорил, что ты настоящее бедствие. Сам только что назвал её плюсы, за дурака меня держишь или за импотента, который таким сокровищем раскидывается?

– Тогда поделись! Что скажешь, птичка? – подмигнул мне Рем, улыбаясь.

Сердечко моё заколотилось ещё быстрее. Если приглядеться, Рем не уступает по красоте Каину, но разве это сейчас важно? Они же не собираются меня насиловать? Каин вступится?

– Какая молчаливая, – прицыкнул Рем, распрямляя спину.

Я с ожиданием чего-то посмотрела на Каина, он потёр указательным пальцем висок и наконец сказал:

– Сия, дорогая…

– Да? – тихо вылетело из моего рта.

– У тебя когда-нибудь был секс втроём? – спросил настолько легко, будто узнаёт название любимого фильма.

Я отрицательно мотнула головой, и мужчина продолжил:

– Хочешь попробовать?

Спинка кресла продавилась за моей спиной.

– Если не хочешь, принуждать мы не будем. Но на сегодня, похоже, наше свидание подойдёт к концу. Чувством такта этот человек обделён, не выгнать, раз уж припёрся, но тебя не обидит, даю слово. Подумай.

– А вы… – выдавила я, – уже занимались этим с одной девушкой?

– Было дело, – вставил Рем. – И с одной, и с двумя, и с тремя…

– Хватит подробностей, – перебил Каин. – Ты её пугаешь.

– Не припомню, чтобы это кого-то пугало, – закатил глаза, – они кричали вовсе не от страха, – засмеялся Рем.

Я попыталась разобраться в своих чувствах. Но если к Каину более-менее привыкла, то его друг меня смущает. Наверное, зря вообще сюда приехала. Эти люди извращены всем, чем только можно. Я не такая. Встала и произнесла:

– Пожалуй, поеду домой.

– Что ж… – разочарованно выдохнул Каин.

– Очень жаль, – кинул Рем, глядя мне вслед. – Ты от многого отказываешься, потом пожалеешь.

Я отошла от них в направлении выхода. А сердце всё не унималось. Почему же кажется, что Рем сейчас прав?.. Я рискнула с Каином и получила удовольствие, так где та призрачная красная черта, за которую ни в коем случае нельзя заходить? Кто устанавливает правила и кто их контролирует? Только я сама. Так какова истинная причина моего отказа? Комплексы, предрассудки, трусость? Если б отдала волю предрассудкам, не поднялась бы в ту ночь в ВИП-комнату; если б струсила, не приехала бы сюда; если б комплексовала, не явилась бы в неглиже. Ну, какие ещё есть оправдания, лишь бы не слышать зов плоти? Могу уйти и забыть, а могу остаться и узнать, что за ней, за этой красной чертой…

Рубашка упала на пол, и я медленно повернулась обратно. Этому нет объяснений, как всем остальным поступкам.

– Это означает «да»? – слишком явно обрадовался Рем и тотчас соскочил с кресла, подошёл вплотную.

Я подняла голову: «Такой высокий». От него исходит невесомый запах алкоголя и лёгкий шлейф свежего парфюма. Ладонь легла на плечо, а вторая очертила кайму лифчика. Меня затрясло, вновь незнакомый мужчина касается кожи.

Я посмотрела на Каина, он сидел, закинув лодыжку на колено и подперев пальцем голову, слегка прищуренными глазами наблюдал за нами.

Рем повернул моё лицо к себе и без колебаний поцеловал в губы. Подметила, что он отлично это делает, со страстью засасывает меня в глубоком поцелуе, я дрожала в его объятиях и увлажнялась от каждого смелого прикосновения. Разве реакция нормальна? Очень сомневаюсь. Мужчина расстегнул крючки лифчика и, откинув его в сторону, стиснул соски между пальцами.

– Ну, не будь такой стесняшкой, потрогай меня тоже, – прошептал он возле губ.

– Не тут, идёмте в спальню, – сказал Каин, проходя мимо нас.

Рем зарычал в предвкушении, резко подхватил меня на руки и обогнал хозяина квартиры. Он бросил меня на огромную кровать, а Каин щёлкнул по выключателю, и роскошную комнату окутало приглушённым тёплым светом, но едва ли я в состоянии замечать интерьер.

Мужчины начали раздеваться, стоя передо мной. Пуговка за пуговкой… Словно угроза, раздались краткие жужжащие звуки расстёгивающихся молний, хлопнули резинки трусов, и, наконец, на уровне моих глаз оказались два налитых органа внушительных размеров.

– Ты так и будешь просто таращиться, кошечка? Не желаешь попробовать? – подстегнул Рем.

Всё моё нутро трепетало. То ли хотело сбежать поджав хвост, то ли беспрекословно повиноваться. Я робко подползла и обхватила стволы руками, чмокнула их по очереди.

– И где ты откопал это сокровище? Она же не умеет с ними обращаться! – засмеялся Рем.

– Это в ней и интригует. И становится не менее приятно, – ответил Каин, поглаживая меня по голове.

– Возможно, ты прав. Давай, детка, от того, как поработаешь, будет и соответствующая награда, – объявил Рем, кладя руку на другую сторону моей головы.

Даже несмотря на их неуважительные слова, я совсем распалилась. С энтузиазмом обсасывала то одного, то второго, не переставая двигать вверх-вниз руками.

– Всё, не могу больше, слишком хочу её. – Рем отстранил меня за волосы и подтолкнул назад.

Я легла на спину, выгибаясь, и машинально раздвинула ноги.

– Ты только глянь… – усмехнулся Каин. – Видел когда-нибудь что-то более сексуальное?

– Вы уже занимались этим? – спросил Рем у друга, глядя лишь на меня.

– Да.

– Тогда не против, если я буду первым?

– Валяй.

Рем стащил с меня трусики и, убедившись, что я уже мокрая, просунул внутрь пальцы, массируя стеночки. Я не смогла сдержать стон.

– Погоди немного, детка, это ещё не начало, лишь разработать твою киску, чтобы я сразу мог не сдерживаться.

И он не соврал, шире раздвинув мои ноги, без нежности наполнил своей твёрдостью. Глаза расширились, плоть растянулась, принимая его. Даже не заметила, когда успел надеть презерватив. Бёдра громко зашлёпали о промежность. Я схватилась за шёлковое покрывало и широко открыла рот, так жёстко меня ещё никто не брал. Рем подобен изголодавшемуся дикому зверю. Теперь моё тело содрогается вовсе не от волнения – его поглотил сильный оргазм.

– Давай меняться, – напомнил о себе Каин, сев рядом и с видимым нетерпением сжав пальцами мой сосок.

– Я ещё не закончил, – огрызнулся Рем и одним движением перевернулся на спину, теперь я оказалась сверху. – У неё есть ещё дырочка, залетай, – смачно шлёпнул меня по ягодице.

Парни заметили тревогу в моих глазах.

– В чём дело, Сия? – произнёс Каин, нежно поглаживая то место, по которому сейчас шлёпнул Рем. – Не говори, что ты и анальный секс не практиковала?

– Если честно… нет, – закусила я губу.

– Ох, проблемная, – с улыбкой прикрыл глаза Каин. – Исправим. Не волнуйся, тебе понравится.

Мы с моим бывшим только пытались это попробовать, но не получилось, ничего приятного здесь нет, жгучая боль и только, поэтому я скептично отнеслась к предложению. Пока размышляла, Каин достал из тумбочки розовый тюбик, и между ягодицами потекла холодная гелевая смазка, он осторожно просунул палец в нужное отверстие.

– Главное – расслабься, – посоветовал Рем; он не двигался, просто находился во мне и стал облизывать соски.

Ох, стимуляция сразу трёх эрогенный зон творит чудеса. Кажется, я сейчас опять…

– Ого! – поразился Рем. – Да она только что кончила! Знал бы, как сжала меня внутренними мышцами! Фантастическое ощущение!

– Я уже испытывал это с ней, – отвесил Каин, просунув в меня уже два пальца.

Рем надулся:

– Во всём-то ты первый… Тогда давай я лишу её анальной девственности!

– Ишь чего захотел! – фыркнул Каин. – Я тут что, для тебя стараюсь, чтобы первый раз у неё прошёл безболезненно?! Ещё немного… Три пальчика, и заменим кое-чем погорячее.

Наконец он пристроился сзади, приподнял мою попу и начал погружаться членом. На удивление головка вошла плавно, но это далеко не предел.

– Не напрягайся, впусти меня.

Оба моих отверстия заполнились крепкой плотью.

– Давай уже, – поторопил Рем, – не могу больше ждать.

– А придётся, иначе мы порвём её. Я сам еле сдерживаюсь. Сия, попробуй подвигаться сама.

Я послушалась, приподнялась и медленно присела обратно. Сначала хватало нескольких миллиметров продвижения, а вскоре смогла скользить уже мягче. Почувствовала, как мужчины неспешно задвигались во мне. Моя помощь стала не нужна, их ритм постепенно нарастал, и глубокое дыхание смешалось с электрическими разрядами окружающего воздуха.

Каин держал меня за грудь, а Рем – за бёдра. Я видела, что они работают не в полную силу, но было так хорошо и приятно, что же будет, когда смогу выдержать полноценный темп?

Сегодня узнать это не суждено, мужчины пощадили моё тело, давали столько, сколько я могла выдержать, но этого хватило, чтобы свести меня с ума. Однако пришлось потерпеть, когда парни чуть сорвались перед финалом. Из моих глаз посыпались звёздочки, мы кончили синхронно.

Вспотевшие, они повалились на кровать и прижали меня руками к матрасу. Не знаю, кто из нас провалился в сон раньше, но моё сознание сделало это почти мгновенно.

Я проснулась, когда за огромными окнами уже посветлело, обнаружила, что лежу одна на кровати. Комната в серых тонах обставлена лаконично – в этом весь Каин, она словно его отражение. На стуле висел белый халат, надеюсь, он оставлен для меня.

Покинув спальню, столкнулась с Ремом, мужчина только вышел из душа, мокрый, с полотенцем на бёдрах.

– Утречка! – подмигнул.

– Да… Доброе утро, – промямлила я, заливаясь краской от воспоминаний.

Рем сократил расстояние между нами, я растерялась, решив, что хочет обнять, а он невесомо стряхнул осыпавшиеся крошечки туши с моей щеки и убрал прядку волос за ухо, мягко подтолкнул в сторону кухни, положив руку на копчик. Такие заботливые касания, оказывается, он умеет быть нежным.

На кухне Каин уже готовил кофе, мокрые волосы возвестили, что тоже недавно принимал душ. Я бы и сама не отказалась освежиться.

– Доброе утро, – сказал он и поставил на барную стойку три кружки. – Не знал, какой ты любишь, сделал капучино, все девушки любят капучино.

Я кашлянула, на самом деле всегда пила американо, но насколько необходимо поправлять его и заставлять варить новое?

– Спасибо. – Села на высокий стул и придвинула позолоченную кружку.

Парни переглядывались, явно хотели что-то сказать. Может, не знают, как попрощаться? Намёк понятен.

– Сейчас допью и поеду домой, – проговорила я, опуская взгляд.

– Прими сначала душ, – предложил Каин.

– Незачем задерживаться, помоюсь дома.

Они ещё раз переглянулись.

– Да скажи ты уже ей, наконец! – буркнул Рем, облокачиваясь на окно.

– Что? – подняла глаза.

– Сия… – начал Каин, – мы хотим предложить тебе отношения с нами обоими. Предупрежу сразу: в большей степени интимные отношения.

Я чуть не подавилась напитком.

– С чего это вдруг? Вы же говорили, что я проблемная в этом плане, – выпалила вслух и сразу же пожалела, прозвучало унизительно.

– Ты запомнила только это? – Каин пропустил смешок.

– Ну-у… Нет…

– Ты нас устраиваешь.

– И часто вы предлагаете подобное девушкам?

– Нечасто.

– Насколько нечасто? – настояла я.

– Очень нечасто. Обычно всё ограничивается одной ночью, если для тебя эта информация необходима.

– Почему же мне предлагаете продолжить?

Стоило бы попридержать язык с такими дотошливыми расспросами, но ничего не могла с собой поделать.

– Потому что ты отлично вышиваешь крестиком! – с сарказмом отвесил Рем. – Что тут непонятного? Нам очень понравилось иметь тебя! – рубанул в привычной манере.

Я широко распахнула глаза, и ресницы захлопали, как перьевые веерочки.

– А могу подумать?

Каин устало вздохнул:

– Мы ведь все взрослые люди. Ничего сверхъестественного не предлагаем, что тут думать? Хочешь или не хочешь.

– Может, для вас тут ничего необычного… Кхм… – поджала я губы.

– У тебя же нет парня?

– Нет.

– А финансовых проблем?

– А это тут причём?

– Мы можем помочь.

– Предлагаете деньги за секс? – поразилась. – Это точно не про меня!

– Успокойся, я всего лишь привык решать вопросы на берегу. Ты в любой момент можешь попросить что угодно. Но у нас тоже имеются требования.

– Какие?

– Нужна справка от венеролога.

– А?

– Заниматься этим в презервативах, как чистить зубы пальцем. Мы хотим быть уверены в партнёрше, чтобы от них отказаться.

– А как же вторая функция резинок? – вскинула брови.

– Будешь принимать противозачаточные.

Такую информацию нужно переварить, на первое впечатление она меня возмутила.

– Так… Что-то ещё? – сказала я строже.

– Да. Встречаться с кем-то, кроме нас, в этот период ты не должна.

– Не то чтобы я собиралась, но вы ревнуете, что ли? Типа, не похожи на собственников, раз делите меня друг с другом.

– Воспринимай как хочешь. Это все условия. Не так много, верно?

– Ладно… – отодвинула кружку и встала на пол, – давайте я хотя бы подумаю, пока принимаю душ.

– Можем составить тебе компанию, – кинул Рем вдогонку.

– Мне нужен ясный мозг. Кстати, придётся чистить зубы пальцем, и не жалуюсь!

– Там есть новые щётки, – сообщил Каин.

Пока стояла в душевой кабинке, старалась всё детально обдумать. Надо взвесить все за и против, чётко проанализировать плюсы и минусы. Из плюсов: умопомрачительный секс с двумя горячими парнями; ещё он упоминал о финансовой поддержке, но я никогда её не приму, поэтому записывать в плюсы не стану. Минусы: ни в какие серьёзные отношения это не выльется, мы всё равно расстанемся, как только я им наскучу; второе – самооценка упадёт ещё сильнее… Погодите-ка, а разве не наоборот? Она вырастет, ибо из всех женщин они выбрали меня. Или всё же упадёт, потому что я преподношу себя только как тело для утех. Сложно… Что там дальше? Хм. Взамен на сексуальное удовлетворение я буду вынуждена терпеть их высокомерное поведение, особенно бесящие высказывания Рема. Если только прямо не сказать, что мне это не нравится.

Задерживаться в душе нельзя, а времени определиться, добро это или зло, не оставалось. Я всегда жила по моральным соображениям и что имею в итоге? Может, стоит поступить так, как хочется, а не так, как навязывают устои? Кто сказал, что только в традиционных отношениях можно чувствовать себя счастливой? Мне очень нравится Каин и – что греха таить – интригует Рем.

Вышла из душа и застала парней в гостиной, стоящими возле окна.

– Ну, что решила? – в лоб спросил Каин.

Я села на спинку кресла и ответила:

– Хоть, возможно, запоздалое предложение, но не могли бы мы для начала познакомиться получше?

– Могли бы. Но не сегодня. Нам пора на работу.

– Вот как… Хорошо. Одолжишь мне рубашку? Не хочу надевать плащ на голое тело, бельё я уберу в пакет, боюсь, мои трусики вчера слишком увлажнились… – опять ляпнула лишнего, мысленно отшлёпала себя по заднице; может, в этом моя главная проблема: не клеилось с мужчинами раньше, потому что болтаю не подумав.

– Бери любую в шкафу. Рем отвезёт тебя.

– Почему я? – удивился тот.

– У тебя свободный график, никто не обидится, если опоздаешь.

– А где вы работаете?

– Об этом поговорим при следующей встрече. Идёмте одеваться.

Попрощавшись с Каином, мы сели в жёлтый спорткар.

– Тебя домой или на работу? – уточнил Рем.

– Домой. Я временно не работаю, активно занимаюсь поиском. Да и в таком виде не работают, – намекнула на свой прикид под плащом.

– Это смотря где работать, если понимаешь, о чём я… Говори адрес.

– Стольшер, 19.

Мужчина присвистнул:

– А ещё дальше забраться не могла?

– Ой, если не хочешь меня везти, давай вызову такси.

– Кто сказал, что не хочу? Пристёгивайся.

Машина выехала на трассу, и Рем продолжил диалог:

– Ты хотела познакомиться получше. Расскажи немного о себе.

– Проще, конечно, если бы ты задавал конкретные вопросы. Но давай быстренько пройдёмся по стандартным. Мне двадцать семь лет, люблю акустическую музыку, любимые цвета – белый, сиреневый, лимонный, любимые фильмы – триллеры, любимая еда – стейки и картофель фри. Менеджер по образованию, художник по призванию, очень люблю рисовать, – протараторила я.

– А меня нарисуешь? – вставил Рем.

Посмотрела на его профиль, заворожённо представила, как кисточка повторяет изгибы лица натурщика.

– Если представится случай, – смущённо отвернулась. – Теперь твоя очередь.

– Проходить анкетирование?

– Угу. Если не запомнил все пункты, я повторю.

Мужчина сделал глубокий вдох и выговорил на дыхании:

– Мне недавно стукнуло тридцать четыре, в музыке из крайности в крайность – могу тяжёлую, могу классическую, любимые цвета – чёрный и красный, фильмов почти не смотрю, еда – стейки, но с кровью, а не картофелем. Если по-простому, занимаюсь управлением персонала, у меня свой бизнес, в котором без резкости никуда, поэтому я такой прямолинейный.

Я удивилась, он мало того что запомнил всё, так ещё и ответил в таком же порядке.

– Что это за дело такое, где можно так бестактно высказываться? Коллектор, что ли?

Рем кинул на меня быстрый взгляд.

– Неужели угадала?

– Отчасти.

– Теперь ты меня пугаешь ещё больше.

– А ночью не пугал?

– Честно говоря, меня больше пугала моя реакция на ваши действия…

– Что же тут страшного-то, не пойму? Разве приятное может быть страшным?

– Оказывается, может.

Рем хмыкнул.

– Ты и правда необычная. Где, говоришь, познакомились с Каином?

– В Сиянии.

– Что ты забыла в этом рассаднике продажных шкур? – поморщился.

– Я даже не в курсе была… Но вы меня совсем не знаете.

– Брось, мы тебя насквозь видим. Никогда с таким типажом не связывались.

– Каким типажом?

– Неискушённым.

Машина подъехала к моему дому, и Рем припарковался у подъезда.

– Ты же понимаешь, что мы тебя испортим? Ещё есть шанс отказаться.

– Не нужно решать за меня.

– Послушай, – наклонился совсем близко, – я знаю, что ты без трусиков, хочешь, возьму тебя прямо здесь, на глазах у прохожих? Я могу, а ты?

Замерла и задержала дыхание, посмотрев на его губы.

– Или удовлетворю тебя рукой, так они ничего не заподозрят.

Рем просунул руку под плащ и легонько надавил на клитор.

– Что ты делаешь? – зашептала я, вжимаясь в сиденье.

– Мне перестать?

Прислушалась к чувствам и неожиданно для себя озвучила истинное желание:

– Нет… Продолжай.

Он погрузил в меня пальцы, не переставая массировать клитор, а я часто задышала ему у губы, раздвигая ноги шире.

– Прошу, не делай такое сексуальное выражение лица, так ты себя выдашь соседям, – дразнил Рем.

Представила, как он распахивает плащ полностью и садит меня на себя, как я насаживаюсь на его великолепный, толстый жезл… Сжала руку Рема и несколько раз дёрнулась в экстазе.

Мужчина вынул пальцы и продемонстрировал, какие они мокрые.

– Что же нам с этим делать? Ты замарала мне руку. Давай один палец облизываю я, второй – ты. Договорились?

Он положил безымянный себе на язык и медленно слизнул мои соки. Потом погрузил средний мне в рот, и я, с заворожённой покорностью, его обсосала. Неловко, но так заводит.

– Хорошая девочка… – вполголоса проговорил Рем, наблюдая за моим действием, и чмокнул в губы. – В следующий раз так просто не отделаешься. Мне нужно ехать.

3.

Воспоминания, что с них взять? Лишь дымка в памяти. Но есть очень важные, которые создают нашу личность. Одни лелейно поглаживают внутренние стенки живота, другие кольцами сдавливают мозг. Одни мы не прочь бы повторить, другие – вырезать из памяти на живую.

Не раз слышала истории, как сознание блокирует то или иное воспоминание человека, вызвавшее сильнейшее негативное потрясение. Как же я завидую этим людям. Ведь мои как наяву, впрочем, до поры до времени…

Воспоминания. Первый месяц отношений.

Мужчины стояли в гостиной, держа меня на руках.

– О да, Сия, как ты меня заводишь… – произнёс Каин, входя в меня спереди. – И как после всего тебе удалось остаться такой узкой?

Рем укусил за мышцу плеча, вонзаясь в попку сзади.

– Сколько же раз за ночь ты заставляешь меня кончить, я снова хочу это сделать, – прорычал он на ухо.

Мы отлично проводили время вместе, ходили в театры, рестораны, клубы, на выставки, а после ехали к кому-нибудь из них. Иногда ждать не хотелось, поэтому тайно шалили в общественных местах. Мне было хорошо с мальчиками так же, как им со мной. Я менялась, раскрепощалась, влюблялась.

Подарки, забота, внимание, секс… Умноженные на два.

Меня поглотил неизведанный доселе туман – отношения втроём. И пока я считала, что дышу полной грудью, удавочка медленно затягивалась на шее… С каждым днём я всё меньше вдыхала кислород – я дышала своими мужчинами.

Лишь одно казалось странным – то касалось их рабочей деятельности, меня одолевали догадки, судя по звонкам, обрывкам фраз, было что-то подозрительное…

Воспоминания. Второй месяц отношений.

Всё закрутилось ещё сильнее. Кружило на самой весёлой карусели, кидало в лёд и пламя, несло на раскатистых волнах.

Но пришлось столкнуться и с некими трудностями, например, как рассказать кому-то о такой нестандартной модели отношений? Родителям уж точно не похвастаешь. Подружки и то не все поймут. Самым близким человеком для меня являлась сестра, но даже ей поведать стеснялась.

Нас настолько затюкали моралью, что мы боимся показаться обществу не такими, как все. Любую странность, любое отклонение от нормы, установленной в чьём-то представлении, тут же заклёвывают; осуждение толпы страшнее, чем подавление собственных желаний. Пусть мы несчастны, зато чисты перед обществом, никто не тыкнет пальцем, никто не уколет словом. Всё для них, только пусть считают равным… Почему? Почему это звучит так абсурдно, но в то же время является залогом общественной жизни?

Люди любят копаться в чужом грязном белье, потому что после этого своё пахнет приятнее. И не сложно догадаться, что скажут про меня, узнай они, что я, как распутная девка, встречаюсь с двумя. О, сколько много эпитетов можно подобрать, как только нельзя заклеймить.

Миллионы тяжёлых оков падут на землю, когда мы перестанем осуждать других за их выбор. И именно наши оковы, открываясь, звякнут первыми.

К тому моменту мне повезло устроиться на работу в офис: непыльная работёнка, средняя зарплата, приятный коллектив. Конечно, тема отношений затрагивалась, когда с девочками попивали кофе на обеденном перерыве. Я чаще отмалчивалась, молясь, чтобы не спросили прямо. Но по всем законам вероятности нежеланный вопрос всё же прозвучал. Могла бы соврать, что сейчас у меня вовсе никого нет. Или упомянуть только одного из парней, любого.

– Статус «всё сложно» принимается? – слукавила я, поднося кружку к губам, сидя на диванчике комнаты отдыха персонала.

– Мне бы твои сложности, – похихикала Элис, шатенка с короткими волосами.

Я заметила, как трое сотрудниц переглянулись странными взглядами.

– Что ты имеешь в виду? – уточнила я, заподозрив неладное.

– Позавчера тебя забирал широкоплечий красавчик – вот что.

– А-а… Да…

– А два дня назад другой широкоплечий красавчик, – с задором добавила Лина, женщина с белой косой.

«Раскусили? Нет, нет… Не могли. Мало ли кто меня забирает…» – наспех решила я и произнесла: – Мои друзья.

– Друзья в губы чмокаются? – надавили они.

– Бывает… – промямлила я.

– И обнимают так рьяно… Эх, а у меня нет таких друзей, – притворно вздохнула Кэти, поправляя заколку на рыжих волосах.

«Они на что-то намекают, мне же не кажется? Всё ещё вряд ли, просто надо отвести их от повода для сплетен», – продолжала мысленно просеивать варианты, прежде чем сказать: – Ладно, признаю, не просто друзья, они за мной ухаживают, но я ещё не сделала выбор, поэтому свободна и вольна флиртовать, пока не остановлюсь на одном.

Замерла, стараясь не подавать виду, как нервы сковали тело, ведь недобрые слухи в небольшом рабочем коллективе могут нехило отравить жизнь.

– Это напомнило мне историю из юности… – начала рассказ Элис, широко улыбаясь.

Я облегчённо выдохнула и незаметно вытерла лёгкую испарину со лба.

Настала пятница, сегодня мы должны были встретиться с Каином и Ремом, но коллеги выдернули меня в бар на незапланированный мини-корпоративчик. Я отложила свидание с парнями на попозже, объяснив причину в сообщении.

Выбрали самый ближайший бар, он оказался новым, в нём ещё пахло древесиной, составляющей основную часть интерьера. Мы впятером, одетые в офисные костюмы, уселись за столик и заказали пиво. С нами пошла ещё одна сотрудница – Вики, миловидная азиатка, которая не имела привычки восседать в комнате отдыха, поэтому её я почти не знала.

Не хотелось напиваться, ведь меня ждало романтическое продолжение вечера, поэтому я лишь для виду цедила ледяной напиток. Девочки же, напротив, были не прочь уйти в отрыв.

После нескольких бокалов болтовня о работе перетекла в более смелые и откровенные темы. Наконец на мой телефон пришло сообщение от Каина: «Веселишься? Долго ещё будешь?»

Я ответила: «Веселюсь. Недолго. А ты что делаешь?»

«Мы с Ремом катаемся по городу, ждём тебя. Сегодня устал, поедем сразу ко мне. В каком ты баре?» – написал он следующее.

«Новый бар сразу за углом моего офиса. Заедите? Напишешь, я выйду».

Ответа не было минут десять, и наконец телефон завибрировал вновь.

«Не хотим отвлекать тебя от веселья. Мы зайдём и посидим отдельно».

Я запаниковала. Как это зайдут? Прямо сюда? Но девочки же их увидят, тогда моя ложь может быть раскрыта.

«Не надо! Я уже выхожу!» – второпях отправила встречное и схватилась за сумку, поднимаясь на ноги.

– О, Сия, а это не твои друзья? – подметила Кэти, таращась на входные двери.

Сумочка медленно опустилась обратно на спинку стула. Я не успела. Коллеги разом замолчали и уставились на парней. И мало того, так изрядно охмелевшая Лина ещё им замахала, подзывая:

– Идите к нам!

Мои мужчины не знали, что я наплела о них новоиспечённым закадычным подружкам, и понятия не имею, как будут себя вести. Обычно мы целуемся при встрече, не изменят ли традиции сейчас, когда это необходимо? Я не дыша села обратно и повернула голову к приближающимся парням.

– Привет, привет! А что вы тут делаете? За Сией приехали? – подхватила Элис, как только они подошли. – Мы вас так просто не отпустим, садитесь посидите с нами! Я Элис, – протянула руку.

Каин и Рем представились, пожали руку каждой и сели по бокам от меня.

– И тебе привет, – улыбнулся мне Рем.

– Да… Привет…

У меня же не написано на лице, как сильно взволнована?

Всё внимание выпивших девушек переключилось на мужчин. На моих чертовски красивых мужчин. Каин вёл себя сдержанно, но дружелюбно, Рем, как всегда, много шутил и громко разговаривал. Я же сидела полуживая.

– И чем же вас привлекла наша Сия? – вскоре произнесла Элис. – Знайте, мы просто так вам её не отдадим! Кстати, странно, что вы, оказывается, знакомы между собой.

«Надо срочно сменить тему! – застучало моё сердце. – Но на какую?..»

Не успела так быстро ничего придумать. Парни с плохо скрываемым удивлением посмотрели на меня.

– Не отдадите? – хмыкнул Рем. – А она сама что думает по этому поводу?

– Она ещё решает, – подмигнула Кэти, – но сегодня отличный шанс сделать выбор!

– Какой выбор? – поинтересовался Каин.

– Кто из вас ей больше подходит, конечно же!

Каин с Ремом вновь пронзили меня взглядом. Моя находчивость испустила последний дух. Даже если б моя история была правдой, сотрудницы в данный момент ставят в неловкое положение нас троих. Специально ли, или алкоголь чрезмерно развязывает их языки?

– Скорее, я слегка приукрасила. На самом деле, не столь уверена, что они пытаются меня добиться. Мне льстит так думать. Но, возможно, их устраивает наша ненавязчивая дружба, – извернулась я.

Да, ахинея, но решила принять удар, пусть выставлю себя не в лучшем свете, даже врушкой, зато не подставлю парней, ведь моя вина, что мы оказались в такой щекотливой ситуации, не думала, что всё так далеко зайдёт.

– Вовсе тебе не кажется, – уверенно проговорил Каин. – Уже два месяца из кожи вон лезу, пора бы определиться.

– Девчонки, ну вы-то хоть ей скажите, что выбирать нужно меня, – просиял Рем.

Они поняли мою игру и поддержали. Потом буду извиняться.

– Как у вас всё интересно и романтично! – запрыгала на сиденье Кэти.

Безмолвной оставалась только Вики, пока мы говорили, она как-то странно вглядывалась в лица парней.

Выпивка в который раз дала о себе знать, девочки синхронно направились в уборную. Мне бы и самой не мешало, но нужно хоть на минутку остаться наедине с парнями. Они лишь загадочно улыбались, смотря куда-то в сторону, но очевидно, что улыбка эта вызвана моей маленькой ложью.

– Вы злитесь? – смиренно выдохнула я, сделав для храбрости большой глоток спиртного.

– На что, птенчик? – с театральным непониманием спросил Рем.

– Сами знаете… Я просто…

– Сия, расслабься. Мы всё понимаем, – кивнул Каин.

– Я вас не стесняюсь, правда! Но вас…

– Да, да, нас двое, а с тобой трое, для кого-то перебор, – посмеялся Рем.

– Значит, точно не обиделись?

Каин блеснул глазами и сказал тише, кладя руку на моё бедро:

– Ты нас с подружками не путаешь? Мужчина не обижается на свою женщину из-за взбалмошных мелочей, а настоящий мужчина вообще никогда не обижается.

Рем наклонился ближе и прошептал на ухо:

– К тому же, если б ты серьёзно накосячила, твоя попка не сидела бы сейчас на этом стуле, а горела под нашими ладонями, будучи хорошенько отшлёпанной.

Я покраснела вместе с ушком, в которое он с жаром продышал.

– Вот и хорошо! – резко соскочила со стула. – Схожу в туалет и можем уезжать.

Метнулась к уборной со скоростью света, может чересчур смутившись, а может, загоревшись предвкушением ночи с ними наедине.

Открыла дверь дамской комнаты, сделала пару шагов – и замерла. На весь туалет раздавались голоса девчонок, закрывшихся в кабинках, да довольно громкие, чтобы могли друг друга слышать.

– Да ну, ты ошибаешься! – проголосила Кэти.

– Нет же! Я не узнала её тогда со спины, но этих мужчин хорошо рассмотрела и сейчас, сопоставив, поняла, что это была точно Сия! – сказала чуть заплетающимся языком Вики.

– Раз так, тогда поподробнее! – заржала Элис.

– Она целовалась с ними прямо в клубе, не стесняясь! – продолжила Вики.

– Взасос? С обоими?

– Да и да! Они её очень привольно обнимали. И самое постыдное… Никогда не угадаете! – хихикнула Вики.

– Говори уже! Я за тебя отчёт сделаю в понедельник! – взмолилась Лина.

– Ладно… Готовы? Они вошли в мужской туалет! Втроём! Известно для чего…

Уборную наполнил дикий гогот коллег, чуть ли не со свистом. Щёлкнули засовы кабинок, я растерялась и пулей вылетела из туалета.

За что же мне такое? Мы тогда и правда слишком расслабились, вели себя на людях более дерзко, чем обычно, но это же клуб, там никому особо дела нет до того, кто как отдыхает. Неприятное совпадение, что Вики тоже оказалась там. Теперь мне придётся уволиться? Или терпеть смешки за спиной? Вопрос времени, как скоро об этом узнает весь офис и обо мне сложат своеобразное мнение.

Я нервно забралась на стул между парнями.

– Они обо всём узнали! – проговорила в панике.

– Кто о чём? – уточнил Каин.

– Девочки! О нас с вами!

– Ты рассказала?

– Нет! Вики видела нас в клубе!.. Они возвращаются, давайте просто молча уйдём!

Я схватила сумку и попыталась спрыгнуть с высокого стула, но Каин остановил, удержав рукой.

– Зачем же бежать, будто преступники? – ухмыльнулся Рем. – К тому же даже не оплатили свой заказ, некрасиво получится.

Дело вовсе не в заказе, вижу по их лицам, что неожиданный поворот вызвал какой-то азарт в глазах. Нравятся острые ситуации?

– Расслабься, кошечка, дай тиграм поиграться с теми, что возомнили себя твоими дрессировщицами, – подмигнул Рем, натягивая коварную улыбку.

Девчонки, узнав интересный секрет, с особым воодушевлением заняли свои места. Сразу спросят, или зайдут издалека, или будут шептаться?

– Вы нас обманули, – заявила Кэти, – как оказалось, добиться Сию уже получилось, причём двоим сразу, – похихикала.

– Это в туалете такую информацию раздают? – подколол Каин.

– Не будете отрицать? – подхватила Элис.

– Не будем.

– А зачем изначально соврали? Вроде взрослые, умные, на первый взгляд, люди…

– Были бы все такими, не пришлось бы лукавить, – широко улыбнулся Рем.

Фраза, сказанная добрым тоном, не вызвала подозрения у выпивших женщин, хоть и являлась язвительным камнем в их огород.

– Это что-то меняет? – не выдержала я.

Ответа не последовало, лишь многозначительные переглядывания дам.

– Ладно! Не будем заморачиваться, – хлопнул в ладоши Рем, – почему бы нам не продолжить веселье? Как насчёт перейти на что-нибудь покрепче?

Я с непониманием глянула на него. Что это ещё за предложение? Хочет их напоить? Но зачем?

После распитой бутылки виски к нам присоединились друзья Каина и Рема, на самом же деле, как оказалось позже, – люди, работавшие на них. Будто специально, были вызваны самые симпатичные, мои сотрудницы оказались совсем не прочь.

Алкоголь тёк рекой, смех, танцы, флирт. Бар сменился клубом, клуб сменился загородным домом.

Утром я проснулась и застала коллег в интересных позах: одна спала, обнимая унитаз, две полуголые в отключке с мужчинами на диване зала, и последняя на моих глазах в неглиже вывалилась из комнаты, не добежала до туалета – её вырвало прямо в большой цветочный горшок, я заглянула в её спальню и увидела двух парней на кровати.

Конечно, такой метод Каина и Рема мне не понравился, однако идея уличить в распутстве, чтобы сотрудницам нечем было крыть меня, сработала. В понедельник они вели себя тише воды, ниже травы, теперь любой из нас есть о чём молчать.

Мои ребятки заверили, что принуждения не было, их подчинённым велели лишь не отказывать в случае, если девушки проявят инициативу, притом вести себя так, чтобы точно проявили. Странные отношения начальников и работников, где такое видано? Наверное, им много платят.

Как бы там ни было, я оказалась наивной: веселилась со всеми, не зная, чем закончится бал. После прочитала парням моральную лекцию, что нельзя так поступать с людьми, это виделось им забавным, и они лишь возмутились в ответ, мол, всё сделано ради меня, а я недовольна.

В итоге продолжать работать в офисе я не смогла – после случившегося обстановка стала напряжённой, уволилась и устроилась на новое место. Но и я, и коллеги получили неплохой жизненный урок, который гласит, что нельзя высмеивать чужие пороки – они в одночасье могут стать твоими.

Во всех таится грех: во мне, потому что рассказываю это, в вас, потому что слушаете. То ли ещё будет.

Воспоминания. Третий месяц отношений.

Наши отношения и без того крепли не по дням, но, когда Рем уехал на неделю по работе и мы с Каином остались вдвоём, между нами словно произошёл новый виток. Его взгляд, останавливающийся на мне, потерял присущую холодность, в прикосновениях появилось что-то большее, нежели только страсть, а в словах проявлялась забота. Так вот каким он может быть, интересно, получала ли это хоть одна его бывшая женщина до меня?

Сегодня я впервые посетила офис Каина. Он навис надо мной, облокотившись на окно, и просто смотрел в глаза.

– Если б у меня был такой шикарный и просторный кабинет, я бы жила на работе, – подметила я, улыбаясь.

– Пф, – прыснул Каин. – Неужели этот кабинет тебе нравится больше моей квартиры?

– К ней я привыкла, да и бывая там, наслаждаться интерьером некогда.

– Что же тебя отвлекает?

– Наслаждение твоим телом.

– Ты меня сейчас соблазняешь? И что же сделать, чтобы позабыла о кабинете и вернула всё внимание на меня? – Каин нежно обхватил мою шею.

– Вы просите совета, как обольстить девушку, господин начальник? Могу ли я стать вашим официальным консультантом? – Я приподняла ногу и потёрлась о бедро мужчины.

– Ты занимаешь должность куда выше этой, – низким тембром проговорил он, наклоняясь для поцелуя.

– Какую? – уточнила, разок чмокнув его губы.

– Любимая женщина.

Каин ухватился за мою ягодицу, прижимая ближе…

– Кхм! – раздалось у двери.

Мы повернулись, у входа стоял Рем, оперевшись о косяк. Непонятно, как много он услышал, но отчего-то у мужчины был недовольный вид.

– Ты вернулся! – обрадовалась я, покидая объятия Каина.

Не знаю, почему почти бегом кинулась на шею Рема, и не знаю, что в это время почувствовал Каин, но весь оставшийся день он вёл себя раздражённо.

Воспоминания. Четвёртый месяц отношений.

– Давай быстрее! Сейчас моя очередь! – вспылил Каин, наблюдая, как Рем наклоняет меня у окна.

– В прошлый раз ты тоже, как специально, затягивал! Поэтому не мешай! – грубо ответил друг, ударяя бёдрами по моим ягодицам.

– Сия, милая, возьми мой член в рот, пока мистер единоличник не соизволит поделиться! – процедил Каин.

Я была совершенно не против, мы часто делали это подобным образом: пока я орально ублажала одного, второй ублажал меня. Но стоило мне сейчас потянуться к Каину, как Рем удержал за бёдра, не позволяя отстраниться от стекла.

– Мне так неудобно! – объяснился он.

В последнее время они часто ссорились, всё реже входили в меня вместе, а когда это случалось, напоминало соревнование, перетягивание каната например, не могли добиться синхронности, спорили о позах, хотя раньше в процессе отлично чувствовали и дополняли друг друга.

Воспоминания. Пятый месяц отношений.

– Алло, привет, – подняла трубку.

«Здравствуй. Что делаешь? Ты не с Ремом?» – проговорил Каин по телефону.

– Нет, с чего бы мне быть с ним в такое время? Я на работе.

«Понятно… Я тут подумал, приезжай ко мне в офис, как освободишься».

– Можно.

«Договорились. Жду».

– Хорошо, до встречи.

А потом позвонил Рем: «Сия, хочу с тобой сегодня увидеться».

– Давай. Я поеду к Каину вечером, приезжай тоже.

На другом конце повисло молчание, и его голос изменился: «Вообще-то, я хотел провести время с тобой наедине».

– Тогда завтра, сегодня я уже пообещала…

«Он тебе важнее, чем я?»

– Всё не так… Я люблю вас одинаково.

«Что-то не похоже, ему ты уделяешь больше внимания».

Рем повесил трубку.

Мы уже не занимались сексом втроём, точнее, одновременно, только по очереди, а чаще они вообще старались увидеться со мной наедине. Я ясно осознала, что ревнуют друг к другу, один раз даже чуть не подрались, поссорившись на этой почве. Но что изменилось? Очевидно, изменились чувства. С какой силой росли чувства ко мне, в такой проекции росла пропасть между ними.

Ещё тогда я должна была бежать. Но цветочку было так хорошо на солнышке, он верил, что после дождика небо вновь проясниться.

Нам нужно было поговорить и всё выяснить, я собрала ребят в квартире Каина и, усадив в кресла, начала:

– Думаю, для всех очевидно, что наши отношения трещат по швам.

– Ты права, – с холодком ответил Каин. – Хочешь выбрать одного из нас?

Я немного испугалась, подняла тему, чтобы попытаться всё уладить, а вовсе не бросать кого-то.

– Не смогу выбрать… Скорее расстанусь с обоими, чем откажусь от любого.

– Расстанешься? – ухмыльнулся Рем. – Кто ж тебя отпустит?

Не придала особого внимания этим словам. Почём зря.

– Давайте договоримся встречаться по очереди. Неделю ты со мной, неделю с Ремом, – безрадостно предложил Каин.

– А мы не можем, чтобы всё стало как раньше? – неуверенно попросила я.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.