книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Вероника Карпенко

Романтичные сказки

Альбатрос

Пролог

– Догоняй! – махнула рукой Ксюха.

Маргарита кивнула в ответ. Она посмотрела в зеркало, оценила себя со всех сторон. Лучше сделать это сейчас, еще до «выхода в свет». Публика не Бог весть, какая. Но все-таки! Удачно выбранный наряд превзошел ожидания. Он прикрывал все, что только можно прикрыть. Плотный темный материал облегал силуэт. На груди, как броня, выпирали поролоновые чашечки. Рита потрогала узелок из волос на макушке.

«Идеально», – решила она. Расправила плечи, и вышла. Яркий свет ударил в лицо! Отовсюду слышался плеск воды, смех и болтовня. Рита настроила «дальний фокус». Отыскав среди множества обнаженных тел «резиновую» голову подруги, она направилась к лестнице. И прежде, чем развернуться спиной, коснулась рукой ягодиц. Проверяя, насколько надежно прикрыты «тылы».

Тело под водой покрылось цыпками. Она незаметно поправила трусики и ухватилась за твердый канат.

– Прикинь, купила недавно! Уже сломались! – возмутилась Ксюха. «Умные часы» у нее на запястье игриво подмигивали.

– Это у них крыша поехала от твоих рекордов, – в ответ улыбнулась Рита.

Ксения была одной из немногих подруг, что до сих пор оставались не замужем. И было не трудно понять, почему! Отточенный плаванием силуэт, короткая стрижка «под мальчика» и даже манера держаться, вводила мужчин в заблуждение. В ночных заведениях их часто принимали за парочку лесбиянок! И, дойдя до кондиции, Ксюха лезла «оправдывать слухи».

– Я с тобой так не выйду замуж! – возмущалась Рита.

– Не вешай нос, Ритулик! – утешала подруга, – Это все ширпотреб!

Называть ее так, было позволено только Ксюхе. Для коллег и подчиненных она была исключительно Маргарита Сергеевна. Хотя, кое-кто называл её Рита, или даже Марго…

– Греться будешь? – спросила она у подруги.

– Я не замерзаю, – ответила Ксюха. Она оттолкнулась от бортика и ушла в очередной заплыв. Устремилась вперед, как будто торпеда! В отличие от неё, Рита рекордов не ставила. Перемежая баттерфляй сеансами аква аэробики, она неспешно крутила «педали», изучая свое окружение.

После летних каникул «Альбатрос» был битком. И даже располагая десятью дорожками, не мог уместить всех желающих. Правда, большая часть молодежи приходила сюда тусоваться, а вовсе не плавать. Они чирикали, как воробьи, наблюдая с балконов. И шумно прыгали с вышки.

«Понты», – раздраженно думала Рита. Себя она мнила серьезной девушкой. Пока еще девушкой! Хотя Аноре Де Бальзак и назвал свой роман «Тридцатилетняя женщина», но Рита, в свои 35 считала иначе!

На соседней дорожке папа учил сына плавать. «Такая картина», – восхитилась она. С другой стороны от неё две дамы обсуждали надежное средство от варикоза. Маргарита уже оттолкнулась от бортика, когда из душевой вышла троица полуодетых парней. Один был слегка полноват, а двое – как будто с обложки! Рельефные плечи в наколках. Ни волоска на груди, но зато на лице их целая куча. У одного из них был маленький хвостик. Точнее, колтун из волос. Виски второго были фигурно побриты. И оставалось гадать, что скрывают спортивные шорты… Резвясь, и поддевая друг друга, они обогнули бассейн и исчезли из поля зрения.

Маргарита добралась до края, повисла на металлической перекладине. Подтягиваться она не любила! На худощавых руках выходило не слишком красиво. Но, пересилив себя, все же сделала пару подходов. И только собралась грести в обратную сторону, как прямо перед носом мелькнули чужие пятки. Волна брызг поднялась и накрыла ее с головой. От возмущения Рита язык проглотила.

– Пардон! – извинился их обладатель. Парень с хвостиком на макушке. Он нырнул, не успела она возмутиться. Как назло, образцовый папаша отправился в детскую зону. И мужская братия перехватила его дорожку.

Рита потрогала челку. Насмарку старания! Та прилипла ко лбу. Придется мыть голову. Больше всех она ненавидела длинные очереди и вот таких «брызгунов»! Как правило, невоспитанных малолеток, которых легко осадить. Но эти вроде бы взрослые!

«Только с виду», – подумала Рита. Бросив взгляд на парней, она решила не нарываться. И с гордым видом добралась до бортика. Но уже спустя пару минут, в самый разгар сеанса аква аэробики, с соседней дорожки ей прилетел любезный «привет». Рита как раз крутила подводные педали, старательно избавляя бедра от целлюлита. Не замечая её, парни затеяли драку. В шутку, конечно! Но колючая порция брызг опять угодила ей прямо в лицо.

– Эй! – не сдержалась она и уперла ладони в бока.

Обычно в пределах офиса, эта поза внушала страх подчиненным. Нет, она не была одной из тех стервозных начальниц, что норовят загрузить всех по полной. Но к работе относилась ответственно! Не то, чтобы Рита так уж любила финансы. Но это место, добытое пОтом и кровью, приносило стабильный доход. И, за неимением собственных денег, приходилось считать чужие.

Обидчики обернулись. И в одно мгновение, под тяжестью мужского любопытства, она растеряла свой гнев. Но не растерялась!

– Может быть, вам лучше отправиться в детский бассейн? – предложила Рита.

– Что? – уточнил один из них, самый борзый.

Возможно, в другой день, она бы не стала грубить. Но ПМС ослабил инстинкты.

– Я сказала, что здесь плавают, а не играются! – процедила Маргарита, стойко выдерживая насмешливый взгляд незнакомца. Его раскаленные азартом глаза обжигали её, беззастенчиво «лапая».

– Что-то я не расслышал, парни! – обратился он к своим дружкам, не сводя с нее глаз. – Что, говоришь, нам сделать?

Его правая бровь изогнулась в ожидании инструкций. Влажные волосы прилипли ко лбу. Но он, ничуть не озабоченный своим внешним видом, стоял, демонстрируя крепкий торс. Вдоль левого предплечья чернильным пятном расползался рисунок.

В свои тридцать с хвостиком Рита кое-чему да научилась! Один из приобретенных навыков – иммунитет к подобным типам. Он помогал сохранять хладнокровие там, где другие девушки падали ниц. Его мужская харизма пробуждала кокетство. Но не в случае с Ритой!

– Взять нарукавники и отправляться в детский бассейн! – произнесла она.

– Серьезно? – он рассмеялся, – А то что?

Парни за его спиной с интересом переглянулись. Они смотрели на неё в ожидании. Но Рита молчала, не в силах выдумать аргумент, способный их напугать. Ну, или хотя бы остудить ею самой подогретую ссору.

– Хам! – отозвалась она.

Парень встряхнул головой, и капли воды осыпали плечи. Один из его приятелей громко хмыкнул, за что получил удар локтем в бок. Они так игрались!

«Великовозрастные детины», – раздраженно подумала Рита, – «И, судя по внешнему виду, далеко не бедные».

– Курица, – бросил обидчик. Очевидно, расстроенный тем, что не сумел обратить её гнев в свою пользу.

Но Рита в долгу не осталась.

– Индюк! – сказала она, решив поддержать категорию «птицы». Сначала хотела назвать петухом, но сжалилась.

Один из ребят удивленно присвистнул. Второй помалкивал, с любопытством наблюдая за ними. Индюк, распушил свои «перья». Он крепко сжал челюсти, скрипнул зубами. Готовый отправить ее в нокаут очередным обидным прозвищем. Напряжение между ними росло! И веревка пластиковых бус служила последним барьером.

Рита дышала порывисто, ожидая услышать что-нибудь нецензурное. Но вместо этого он улыбнулся:

– Слушай, малышка! Если тебе так уж хотелось привлечь мое внимание, могла бы просто подмигнуть.

Рита открыла рот в намерении возразить. Желая сказать что-то, вроде: «И не надейся». Но он её опередил! Замаскированные щетиной скулы дрогнули в издевательской усмешке.

– Остынь! Ты не в моем вкусе! – бросил он на прощание и отчалил. Проворное тело, разрезая воду, двинулось в противоположный конец бассейна. Остальные, как по команде, отправились следом за ним.

Рита нащупала под водой невидимые педали. В свои тридцать с хвостиком она неплохо сохранилась. И мужской интерес к ней за последнее время возрос! Правда, исходил он в основном от мужчин несвободных. А значит, о серьезных намерениях речи не шло. Еще бы! Кто станет искать приключений с Маргаритой Сергеевной. Если вокруг одни Мариши и Анюты…

Из душевой высыпала компания юных девчонок. Точно стая птиц! Говорливых и суетных. Они щебетали, добавляя красок водной эмульсии. Яркие трусики поочередно плюхнулись в воду. А их хозяйки, загребая ногами, поплыли ближе к парням.

«Вот он, ваш примитивный вкус», – подумала Рита, наблюдая, как те пожирают глазами их недозрелые формы. Конечно, нужно было ответить достойно! Сказать, например, что у него большие проблемы со вкусом. Но возможности не представилось. Он, вероятно, уже и забыл об инциденте, с головой погруженный в бессмысленный флирт. А вот Рита забыть не могла.

Она дождалась конца сеанса, помылась под душем. В этот раз особенно тщательно! Парилка набилась битком. И она, изучая тела разной степени свежести, убедилась еще раз – ей есть чем гордиться! И никакой грубиян с плохими манерами не сумеет ее пошатнуть. В итоге было решено вычеркнуть из памяти неприятность. Мало ли дураков! Зачем обращать внимание?

Ксюха, взлохмаченная после душа, натирала свое бесподобное тело. «Вот уж, кто бы не дал себя в обиду», – подумала Рита, жалея, что подруги в нужный момент не оказалось рядом. Ксюха всегда выручала! Одной лишь угрозы хватало, чтобы излишне наглый субъект испарился. На фоне рослой фигуры Рита казалась дистрофиком. Её вес и цвет волос не менялись со школы. Только грудь подросла.

– Ты чем красишься? – поинтересовалась Ксюха, изучая в зеркале свои отросшие корни.

– Пока еще ничем, – призналась Рита, собирая влажные волосы в плотный узел.

– Повезло, – подруга вздохнула.

Разница в пять лет, незаметная с первого взгляда, проявлялась в мелочах. Ранняя седина, первые мимические морщины – все это ожидало и Риту. И, хотя в свои тридцать пять она смотрелась моложе, неотвратимая старость маячила на горизонте.

– Оглянуться не успеешь, а тебе уже сорок! – пугала мама, намекая, что шансы не так высоки. Она и сама это знала! Число претендентов сужалось, а список критериев рос. И Рита давно потеряла надежду, что среди мужчин отыщется кто-нибудь подходящий…

Тронув губы бесцветным бальзамом, она спустилась в холл. Внизу царило оживление, раздевалка пестрила нарядами. Ноябрьский холод врывался в раскрытую дверь с каждым вновь прибывшим. Вдруг среди толпы она разглядела своего оскорбителя. Его волосы были распущены. Куртка с высоким воротом скрывала шею, и влажные завитки огибали воротник. Он стоял, плечом подпирая стену, вальяжно скрестив свои длинные ноги. И увлеченно болтая с нимфеткой. Той самой русалкой в бикини!

Она промокнула влажные ступни, натянула носки, завязала банты из шнурков. Хорошо, что у Ксюхи машина! Идти домой, обдуваемой со всех сторон промозглым осенним ветром, было рискованно. Не хватало еще заболеть! А садиться за руль в черте города Рита боялась. Хотя и сдала на «отлично» экзамен.

Подруга махнула рукой, намекая, что будет снаружи. Напротив уселся мужчина. И Рита узнала «папашу-пловца», что обрек её на нежелательное соседство. Она повертела головой, в поисках отпрыска. И вдруг… Наткнулась на чей-то внимательный взгляд. Он смотрел на нее насмешливо! Будто снова переживая в уме свой незаслуженный триумф.

Уже остывшая обида пробудилась внутри, и румянец залил ее щеки. Рита встала, накинула куртку, собрала в рюкзак шелестящие сланцы. Она хотела покинуть здание бассейна с гордо поднятой головой. Но он снова опередил! И подмигнул ей на выходе. Сбитая с толку этим жестом, Рита выскочила наружу. В спешке едва не задев рюкзаком чье-то капризное чадо…

Уже перед сном, распределяя дела в расписании по степени важности, Рита решила «загуглить». Поисковик любезно предоставил ей фотографии… куриц. Обыкновенных и породистых. Жареных и даже нанизанных на шампура. В надежде развеять свои опасения, она приблизилась к зеркалу. Да, может, нос слегка длинноват. Но в остальном, ничего общего! Глаза у нее выразительные, и губы достаточно полные. Такие, что назвать их «клювом» язык не повернется.

Довольная увиденным, Рита, отправилась спать. И сон в эту ночь ей снился загадочный. Все тот же бассейн. Но только вместо людей там плавали птицы! Сотня пернатых сидела в воде, горланя и хлопая крыльями. Рита смотрела как будто с балкона. Она перебирала глазами крылатую братию. Среди пингвинов, орлов и сорок пытаясь найти… индюка.

Глава 1

Она отворила дверь, щелкнула выключателем. И свет засиял, раздвигая пространство тесной прихожей. На вешалке, раскидав рукава, болталась «пацанская» парка. Рита разулась, сняла пальто.

– Илья! Илюша! – позвала она. И, не дождавшись ответа, отворила дверь спальни. Ну, еще бы! Как всегда он в наушниках. Будут ломиться воры, никто не услышит.

– Илья! – повысила голос Рита.

Огромные «уши» с головы перекочевали на шею. Он оглянулся и торопливо погасил ноутбук. Рита успела заметить снующие по экрану фигурки.

– Опять играешь? – возмутилась она. – А ты ел?

– Ага, – он кивнул взъерошенной головой.

– Что ага? В холодильнике все цело! – беспокойно заметила Рита.

– Ты сама еще не успела поесть, – совсем по-взрослому парировал сын. Еще немного и он сам будет отчитывать ее за поздние приходы и отсутствие дисциплины.

– Мне можно. А ты мужчина! – напомнила Рита.

Услышав это, Илья встрепенулся. Мужчина внутри него, пока еще робко, заявлял о себе. На верхней губой появлялась растительность. Детский голос ломался, превращаясь в задиристый бас. А в плечах он уже обгонял своих сверстников.

– Разогреешь рагу и котлеты. И не смей голодать! Я приду и проверю, – строго велела Рита.

– А куда ты опять? – недоверчиво выдохнул сын.

– С тетей Ксеней в бассейн, – отчиталась она и, напомнив ему об уроках, ушла в свою спальню. Запихнула купальник в рюкзак. Совещание затянулось, и шестичасовой сеанс оздоровительного плавания накрылся медным тазом. Однако подруга в ущерб своим планам согласилась подхватить ее в половине восьмого…

Ксюхина иномарка все еще благоухала новизной. И сиденья хрустели так, будто на них до тебя никто не сидел. Подруга была образцом современной женщины. За спиной неудавшийся брак. Два ребенка, и обе девчонки. Конечно, немалую роль в ее становлении на ноги сыграло наличие бабушки. Та взяла на себя все заботы о внучках. Но свободное время Ксюха тратила не впустую! К тридцати она открыла свой первый киоск. А уже через пять лет целая сеть закусочных с вывеской «Съешь меня»», зазывала голодных гостей. Булки, пончики, шаурма и ход доги разлетались на раз! Сама же хозяйка фаст-фуда питалась «подножным кормом». Она не курила и почти не пила. Вдохновляя примером своих дочерей. А чем вдохновить пацана, который сидит в ноутбуке?

«Парню нужен отец», – говорила подруга. Как будто найти подходящего было проще простого.

– Че? Какие новости? – бросила Ксюха. Она убавила радио и приготовилась слушать.

– Да никаких! Завал, как всегда. Конец месяца, – ответила Рита уклончиво.

– А как у тебя с адвокатишкой? – подруга свернула, и авто присоседилось в левом ряду.

– Да никак, – Рита махнула рукой. Угораздило поделиться! А всего-то и было, что невинный намёк.

Пал Аркадич являлся мужчиной серьезным. При делах, при деньгах! И с «прицепом». Что роднило их с Ритой. Но душа не лежала. И даже при всем уважении представить себя его женщиной она не могла.

– Ничего, годик-другой повыпендриваешься, а потом снизишь планку, – «успокоила» Ксюха.

Рита в ответ усмехнулась:

– Ты-то свою не снижаешь?

– У меня алименты! – козырнула подруга, – А тебе еще парня учить!

– Он у меня вундеркинд. Сам поступит, – шутливо ответила Рита.

В глубине души она дико боялась момента, когда Илья упорхнет. Он рос независимым парнем. И давно перестал с ней делиться. Но даже сидя в наушниках, за дверью своей подростковой «норы», продолжал наполнять её жизнь смыслом. И представить себе, как однажды его «нора» опустеет, было болезненно трудно…

На поздний сеанс народу явилось немного. Завсегдатаев Рита знала в лицо. А тот нахал был явно «залетным»! Так что шанс с ним столкнуться стремился к нулю. Она сняла куртку. Шапку с шарфом затолкала в рукав. Из пакета на пол выпали сланцы. И, усевшись на твердую лавку, она принялась разуваться. Ксюха застряла на кассе. Терминал опять барахлил, а наличка осталась в машине.

Рита сняла кроссовки и в каждый из них аккуратно вложила носок. Теперь её пальцы с ногтями в цвет огненной вишни, сияли на фоне резиновой обуви. Она отвлеклась, чтобы сделать глоток из бутылки с водой. И когда повернулась, то увидела, что напротив её миниатюрных ступней примостились огромные кеды. Их обладатель сидел на соседней скамье, раздвинув колени. Взгляд невольно скользнул снизу вверх, отмечая длину его ног. Она удержалась, стараясь не дать слабину! И, минуя «опасную зону», посмотрела в окно.

– Не помнишь меня? – прозвучал с хрипотцой мужской голос. И внутри ощутимо кольнуло!

Рита медленно повернула лицо от окна. «Неужели?», – мелькнуло в ее голове. Он держался уверенно. И, в отличие от нее, был одет. Нараспашку модная куртка, из кармана торчит купол вязаной шапочки.

– Не узнала? – он заерзал, пытаясь поймать ее взгляд. Снял с запястья резинку и собрал на макушке волнистые волосы. – А так?

Рита бросила беглый взгляд в его сторону. Высокий лоб в обрамлении непокорных кудрей, нос с легкой горбинкой и хмурые брови. Он представлялся ей музыкантом, с гитарой через плечо. Или художником, с испачканными краской руками. Такие мужчины вызывали в ней смешанные чувства! Хотелось взять в руки бритву и остричь все это безобразие под корень. Но горьковатый привкус опасности будоражил сознание. Пробуждал в глубине её нечто давно и позабытое.

Он успел подмигнуть… И опять! По спине пробежали мурашки.

– Слушай, – отчаялся парень, – Я хотел извиниться! Ну, за то, что обидел тебя в прошлый раз.

Рита нервно сглотнула. В голове друг за другом пронеслось сразу несколько реплик. Одна хуже другой! С прошлой пятницы она вспоминала о нем сотню раз. Репетируя в мыслях остроумный ответ. Обзывала его петухом, переростком и выскочкой. Воображала, как шествует мимо с гордо поднятой головой. И даже, наплевав на приличия, отвечала ему грубым жестом. Но представить себе вот такой поворот не могла!

– Короче, хотел пригласить тебя…, – он изогнулся и сунул руку в бездонный карман своих джинсов.

В груди застучало! Свидание? Ну, конечно! Куда же еще он намерен ее пригласить? Рита сидела, ни жива, ни мертва. Теперь злясь уже на себя! За эту странную робость. За неуместное, но такое отчаянно сильное желание услышать заветное слово. А еще за готовность ответить согласием! Он так долго рылся в кармане, что её озабоченный мозг уже отыскал среди шмоток забытое платье. Куда он её пригласит? В кино? В театр? Нет, скорее всего, в ресторан…

– В спортклуб! Может, слышала? «Парус», недавно открылся, – он извлек из кармана ладонь и сунул ей флаер.

На картинке красовалась яркая надпись. «Будь в форме», – гласила она. А чуть ниже девушка в облегающих шортах и майке завлекала спортивной фигурой. Рита не отличалась подобными формами! В школе её худощавость становилось объектом насмешек. Тогда, как ровесницы хвастались грудью, интригуя мальчишек своим декольте, Рита нервно «курила в сторонке».

– Первый сеанс за счет заведения, – проинформировал он. – Есть групповые занятия и тренажеры. И даже сауна! Только вот бассика нет.

«Точно», – подумала Рита. Её осенило! Он тренер. Этим оправдан его внешний вид. Она вспомнила скульптурное тело, широкие плечи и ровные кубики пресса. Он сам, как живая реклама спортивных услуг. И его интерес к ней носит исключительно профессиональный характер. Как могла она, дура, поверить, что возможно иное? От обиды и собственной глупости на глаза навернулись слезы. Рита сунула флаер в рюкзак и кивнула.

– Приходи! Будет круто! – убедительно бросил он и поднялся. Уступая место подоспевшей не вовремя Ксении.

– Это кто еще был? – удивилась она, когда спина незнакомца исчезла в дверях.

Рита пожала плечами. За окном осыпалась листва. И деревья, стыдливо топорщили голые ветви. Еще одна осень уже на исходе, а впереди ждет зима. Одинокая, как последний оставшийся лист.

– Ксю, – позвала она. Та вскинула брови. – Как думаешь, мне… Мне нужно подкачаться?

Рита с досадой пощупала свой квёленький бицепс.

– Еще чего! – рассмеялась подруга. – Ты у нас образец хрупкой барышни. Как Наталья Ростова.

– Тоже мне, комплимент, – Маргарита вздохнула. Памятуя, что в книге мужем девушки стал безобразный, но добрый очкарик. Вероятно, и ей уготована схожая роль? И её кавалер будет очень далек от канонов мужской красоты.

Глава 2

Работа в компании всегда представлялась ей чем-то временным. «Пару лет отсижу, а уж после…», – размышляла Рита, изучая азы экономики. Она легко защитила диплом, перешла в ряды аспирантов, и чуть не стала кандидатом наук. Помешала беременность! И уход за ребенком, который совсем не способствовал усвоению сложных предметов.

Мать осталась жить в небольшом городке. Всего лишь в часе езды. А Рита предпочла провинции областной центр. Город, где прошлое её студенчество. Но мама, даже на расстоянии продолжала воспитывать.

– Я хотя бы вдова поневоле! А ты? – возмущалась она. – Добровольно обрекаешь ребенка расти без отца!

Внука мама любила, но оттого еще сильней упрекала свою непутевую дочь…

В подчинении Риты было всего лишь четыре девчонки. Модница Софа, что сводила с ума высотой своих шпилек. Домоседка Марина, пессимист по натуре. От нытья которой не было спасу! Юная Леночка, выпускница с красным дипломом. Пока еще не оперившаяся, и потому чрезмерно старательная. И ровесница Яна, пожалуй, единственный человек в этом душном офисе, кому и впрямь нравилась её работа.

– Девочки, доброе утро! – поздоровалась Рита.

– Угощайтесь, Маргарита Сергевна! – вместо «здрасте» сказала Марина и кивнула на миску. В которой, залитые джемом, лениво рассыпались тонкие ломтики песочного теста.

– Ах ты, змей искуситель, – улыбнулась Рита.

Отказаться от свежей выпечки было трудно. В другой жизни Марина могла бы стать виртуозом кулинарии, открыть свою пекарню, и прославиться на всю страну. Но она предпочла окопаться в ворохе цифр и отчетов.

– Ох, ну и холод на улице! – в дверях появилась София.

Она пересекла кабинет, громко цокая каблучками. Будучи девушкой модной, Софа пыталась привить основы стиля своим коллегам. Но безуспешно! Маринке, судя по всему, было вообще наплевать на свой внешний вид. Яна не вылезала из любимых джинсов, вопреки деловому дресс-коду. А Леночка упорно сопротивлялась: то ткань слишком прозрачная, то цвет «дюже яркий». Одним словом, деревня!

– Скоро день рождения нашего шефа, – напомнила Рита, и, прожевав, обратилась к коллеге, – Марин, а давай испечем что-нибудь?

– Лучше сделайте петушка на палочке, – язвительно бросила Яна, не отрываясь от дел. В остроумии ей не было равных.

– Я пекла для турслета. Старалась! А там про десерт никто и не вспомнил! – надулась Маринка.

– Ой, я вас умоляю! – манерно вздохнула Софа. – Кому нужен чай, когда есть другие напитки?

Они рассмеялись и принялись вспоминать предыдущий турслет. Ежегодным вылазкам на природу предшествовал месяц радостных хлопот. Репертуар был весьма разнообразен. За спортивными соревнованиями следовал конкурс талантов, где каждый желающий мог проявить себя. Умеешь петь? Прекрасно! Танцуешь? Еще лучше! Ни то, ни другое? Ну, хоть стишок прочитай.

По окончании культурной программы турслет превращался в пионерский лагерь. Где каждый творил, что хотел! Смельчаки совершали ночные заплывы в местном водоеме. Молодежь «зажигала» на дискотеке и тискалась в беседках. Рабочий люд, жаждавший хлеба и зрелищ был напоен и наеден! А руководство, в стремлении быть ближе к народу, щедро одаривало подчиненных своим вниманием.

Кто-нибудь обязательно превышал меру, и веселил аудиторию пьяными выходками. Кто-то непременно терялся. И остальные, наскоро собрав поисковый отряд, отправлялись искать его в лес. Кто-то с утра обнаруживал себя заснувшим между березок. Другие – лицом в недоеденном салате! А некоторые – в чужих объятиях…

Маргарита укрылась у себя в закутке. Коморке с табличкой «начальник отдела финансов». Здесь было уютно и пахло парфюмерной водой. Вид из окна заслоняла большая еловая ветка. Зимой и летом она оставалась зеленой, вселяя надежду, что не все в этом мире тленно.

Рита открыла сумочку. Она подошла к зеркалу и, достав косметику, принялась поправлять макияж. От природы яркие, черты ее лица оставались красивыми даже спросонья. Но статус обязывал сделать пару мазков темной тушью, подчеркнуть алый контур губ и добавить немного румянца щекам. Она включила компьютер и уже собиралась нырнуть с головой в нелюбимую сферу финансов. Как вдруг… На донышке сумки увидела сложенный вчетверо флаер спортклуба. Недолго думая, Рита избавилась от находки! Пустая урна проглотила её, не глядя.

Она уселась за стол, разложила бумаги и щелкнула мышкой. Но работа не шла! В голове появился навязчивый образ того незнакомца.

– Я хотел извиниться, – его голос, настолько отчетливый, будто живой, прозвучал у нее за спиной. Она обернулась.

«Всему виной флаер! Нужно было выбросить его в тот же день», – раздраженно подумала Рита и достала рекламу обратно.

«Порву на кусочки», – решила она, надеясь, что так сумеет избавить себя от навязчивых мыслей. Но, пальцы не слушались! Взамен они развернули бумажку, разгладили скомканный край.

«Первое занятие БЕСПЛАТНО!», – гласила надпись на развороте, – «Предъявите ваучер на входе».

«Н-да», – подумала Рита, – «В таком виде его стыдно людям показывать». А придется! Отругав себя, она решила пойти. Ну что, в самом деле, случится? Ведь парень и, правда, хотел извиниться. А она… Простодыра! Приняла его жест за обидный намек.

Так странно, но это решение настолько её вдохновило. Что рабочий процесс застыл неподвижно. И на экране компьютера, поверх всех остальных окон, развернул свои вкладки браузер. Отыскав магазин спортивных товаров, Рита выбрала экипировку. Во-первых, обувка нужна посолиднее. Во-вторых, её старый спортивный костюм годится разве что для поездки на дачу. Что еще? Повязка на голову, носки в тон кроссовкам, белье и бутылка для фитнеса.

В голове зашумело. Как бывало давно, накануне каких-нибудь важных событий. И хотя ей безумно хотелось позвать с собой Ксюху, но она отчего-то решила пойти «на разведку» одна. Подруга опять все испортит! Своим внешним видом, распугав весь мужской контингент.

«Ведь ты не сниматься идешь», – напомнил внутренний голос. Решив, что «фитнес-клуб» она перепутала с клубом ночным.

– Заткнись! – начальственным тоном сказала Рита. Она еще раз посмотрела на жеваный флаер. И решила погладить его утюгом. Сегодня же этим займется! А завтра пойдет в магазин.

Глава 3

Зеркальная дверь отворилась, пропуская в огромный тамбур. Который был раза в два больше, чем спальня в квартире у Риты. Совершенно пустой и безжизненный, он служил лишь прослойкой между улицей и вестибюлем спортклуба. Рита сделала вдох и открыла дверь с надписью «на себя». Прямо по курсу за стойкой расположились две барышни. Холл был не то, чтобы полон. Но публика здесь была «инстаграмная»! Хотя, и разного возраста.

По правую руку брутальный качок, в облегающем пуловере, снимал свою куртку и вешал на плечики в гардеробной. По левую – две девчули в спортивных костюмах манерно тупили в смартфоны. Коридор, примыкающий к холлу, был перекрыт турникетом.

«Тоже мне, элитное заведение», – подумала Рита. Она подошла к стойке. Девицы умолкли и обе воззрились на нее с дежурными улыбками на хорошеньких лицах.

– Я могу вам помочь? – спросила одна, с обесцвеченным хвостиком.

Рита достала из кармана спортивной сумки отутюженный флаер. И, стыдливо озираясь, сунула ей. Как будто давала взятку! С другой стороны подошел тот самый качок. Он окинул её приветливым взглядом.

«И откуда такие берутся?», – раздраженно подумала Рита. Она ощутила себя коротышкой. В заляпанных грязью кроссовках.

– Вы успели! Сегодня последний день, – объявила девица за стойкой. Она указала на маленький штампик внизу.

– Судьба! – шутливо обрадовалась Рита.

Пока девушка, старательно проводила опрос, внося ее в базу данных, Маргарита изучала «репертуар» заведения. В программе был танец живота, стрип-пластика, аэробика, йога…

– Через пятнадцать минут начинается мини-бокс, – сказала девушка, заметив ее интерес.

Рита смутилась:

– Ну, я не умею боксировать.

– Там как раз для начинающих, – успокоила девушка.

– А, может, лучше на… пластику? – сказала Рита.

– Тогда поспешите, – модельного вида особа выдала ей номерок.

Раздевалка была, под стать заведению, огромных размеров. И здесь, как у себя дома, ходили полуодетые девушки. В основном юных лет! Была также пара активных старушек. И массовка из стеснительных женщин среднего возраста. Рита задумалась, к какой группе примкнуть. Она отыскала свой ящик. Сняла джинсы и свитер. Отвернулась спиной к окружающим и скинула лифчик.

– Белоручка! Рита! – прозвучало из-за спины. Маргарита прикрыла рукой свои груди, и обернулась. Позади, уперев руки в бока, стояла знойная брюнетка. Бесстыдно демонстрируя свой увесистый топлес.

Рита откашлялась, переводя взгляд с её обнаженной груди на лицо. И только теперь узнавая бывшую одноклассницу. Или одноклассники не могут носить статус «бывших»? Со Светкой их многое связывало! В девятом классе они вместе курили за школьной оранжереей. А в одиннадцатом – сосались в подъезде. Но тогда Светка смотрелась иначе. Носила все черное и слушала музыку готов. Что-то загадочно-мрачное и сейчас проступало в глазах. Куда Рита пыталась смотреть.

– Вот так встреча! – воскликнула Света.

– Ты когда вернулась? – удивилась Рита.

– Недавно, – подруга махнула рукой, переводя разговор, – Как у тебя дела?

– Отлично, – Рита пожала плечами, все еще стыдливо пряча в руке свои скромные полушария.

– Замужем? – последовал вполне ожидаемый вопрос.

Обычно в подобных случаях Рита отшучивалась.

– Слава Богу, нет! – озвучила она одну из дежурных реплик.

Светка нагнулась. И груди её, повинуясь силе притяжения, повисли «вниз головой». Она достала из сумочки полотенце и, наконец-то прикрылась.

Прервать болтовню было как-то неловко. Но Рита пыталась! Она все отрицала. Ничего не знаю, ни с кем не общаюсь. Однако подобная тактика сыграла против нее. И Светка принялась делиться сплетнями. За десять лет их накопилось немало! Именно столько они не виделись. Подруга детства уехала в Питер, и связь оборвалась. За болтовней полчаса пролетели незаметно. Именно столько длилась стрип-пластика.

– Кстати, владелец спортклуба – мой парень! – похвасталась Светка. – Так что, если какие вопросы.

«Неплохая попытка», – подумала Рита. Теперь был её черед козырять своими достижениями. Можно было сказать о работе. Словосочетание «начальник отдела финансов» всегда вызывало восторг. Но время шло, и сеанс йоги уже начинался.

– Тогда я могу рассчитывать на скидку? – подмигнула она.

– Считай, что она уже у тебя в кармане, – великодушно ответила Светка и указала кивком в сторону сауны. – Я в парилку, а ты?

– Да вот, хочу на йогу успеть, – ответила Рита, взглянув на часы.

– Ой, да! Сходи. Там круто! – одобрила Светка. – Надо потусить как-нибудь вместе, – предложила она.

– Хорошая мысль! – подхватила Рита.

Они обменялись контактами, и наконец, распрощались. Рита наскоро переоделась, собрала на макушке тугой узелок.

Тренажерный зал был огромным. И по обе стороны от него тянулась вереница дверей. Чтобы отыскать комнату йоги, пришлось обойти их все! Попутно Рита смотрела на контингент. Тренеров выделяла яркая униформа. Она насчитала трех девушек и четырех мужчин. Один был крепким коротышкой, второй сиял начисто выбритой лысиной. А третий вообще оказался… женщиной!

Рита ругала себя. С чего бы им встретиться снова? Но такая мысль посещала её много раз за последние несколько дней. Она придумала парочку реплик. Без каких-нибудь «вау» и «круто»!

Просто скажет: «спасибо за приглашение».

Он ответит: «да не за что, приходите еще и т.п.».

В прошлое воскресенье сеансы их плавания совпали. Но оба делали вид, что не знают друг друга.

«Скорее всего, он уже и забыл», – думала Рита. И хотя обычно подобный жест – это способ познакомиться с девушкой. Но в её случае это была не более чем промоакция.

Занятия йогой были в самом разгаре, когда Рита открыла дверь одноименного зала. Тренер, женщина в позе «собаки», указала на стопку резиновых ковриков. Рита почувствовала себя виноватой! Как в школе, когда заходишь в класс посередине урока. Казалось, что, стоит ей сесть, как начнется допрос: «почему опоздала», и «где твоя совесть».

Она разложила свой коврик. И встала в позицию «мордой вниз». Сеанс пролетел незаметно. Йога давалась легко! От природы пластичное, её тело гнулось во всех направлениях. Рита порой даже думала, что загубила спортивный талант. А могла бы выполнять упражнения с лентой на матах какой-нибудь олимпиады. Занимать призовые места…

– А вы – молодец! – похвалила тренер. – Занимались?

Команда «отбой» прозвучала, и любители йоги уже покидали зал.

– Не профессионально, скорее любитель, – ответила Рита. И, получив пару дельных советов, пошла собирать с пола вещи.

Еще во время сеанса она заприметила балетный станок возле зеркала. Вероятно, эта комната также была танцевальной. Согретые йогой мышцы требовали продолжения! Последние участники их «групповушки» уже вышли из комнаты. И Рита решила опробовать инвентарь на себе. Она подошла к перекладине и закинула ногу. Ища нужный угол, слегка наклонилась.

«Неплохо», – подумала, изучая своё отражение. А вот, что было бы, реши она стать балериной? И Рита представила себя в белоснежной пачке с корсетом и цветочным венком на голове. Повинуясь порыву души, она подняла руки в балетном жесте. Выпрямила спину и замерла, чувствуя, как дрожат в напряжении кончики пальцев…

Неожиданный звук испугал её! Рита вздрогнула и вернулась «на землю». В зеркале она увидела ноги. Очевидно, мужские. Поросшие волосом крепкие икры. Колени, частично прикрытые длинными шортами. Выше она предпочла не смотреть.

– Прости, я тебя напугал? – этот голос был явно знаком. Она обернулась и быстро взяла себя в руки. Подавляя внезапно возникшую… радость.

В дверях стоял он! Парень с хвостиком на затылке. Высокий лоб украшала повязка. А белого цвета футболка оттеняла рисунок у него на предплечье.

– Неплохая растяжка, – он отвел глаза в сторону, будто уже успел рассмотреть её.

«Как давно он стоит здесь?», – с беспокойством подумала Рита. Она опустила ногу и повернулась к нему.

– Рад, что ты пришла! – опережая, выпалил он.

– Да, – непривычно смущаясь, сказала она, – Спасибо, что пригласил!

Он улыбнулся:

– Тренажеры уже испытала?

– Нет, еще не успела, – пожала плечами Рита. Его присутствие действовало на нее странным образом. Заставляя подыскивать фразы. Хотя с вербальным общением у Риты проблем не наблюдалось. Но в этот миг элементарные слова повылетали из головы.

– Я бы устроил тебе экскурсию, но у меня через пять минут партия в бадминтон. Могу поручить кому-нибудь из ребят? – предложил он.

– Спасибо, я сориентируюсь, – ответила Рита. Испытывая легкое чувство обиды из-за того, что общению с ней он предпочел бадминтон.

Он еще пару секунд постоял, перекатываясь с пятки на носок. И, не найдя других тем, пожелал:

– Ну, тогда развлекайся!

Прозвучало, как будто прощание. Взаимный обмен любезностями состоялся.

«Что ж», – подумала Рита, – «И на этом спасибо». По правде он оказался совсем не таким мудаком, каким выглядел в первую встречу. Вполне обаятельный! И даже приятный в общении.

В качестве экскурсовода она выбрала девушку тренера. И та любезно познакомила ее с новинками спортивной индустрии. Правда, из всех тренажеров Рите больше других понравилась беговая дорожка. Там она и осталась.

– На первый раз сильно не разгоняйтесь. Оптимальная скорость 8 км\ч, – подсказала девушка с «крыльями» за спиной. Ведь, кажется, так называются мышцы в районе плеча?

Рита не стала с ней спорить. И неспеша потрусила на месте. Где-то в другом конце зала в этот самый момент четверо мужчин увлеченно махали ракетками. Из-за колонны ей было не видно! Лишь изредка в поле зрения появлялись головы игроков. На одной из них был завязан маленький хвостик.

«И чего ты к нему привязалась?», – вздыхала она про себя, – «Это самообман! Принимать обычную вежливость за половой интерес».

«Ты не в моем вкусе», – эти слова всплыли в памяти очень кстати. Еще в школе плохие мальчишки обходили ее стороной. Считая зубрилой, заучкой и скромницей! С тех пор мало что изменилось.

Пробежав еще пару км, Рита решила, что даст Пал Аркадичу шанс. А что? Он серьезный и смелый мужчина! Ведь нужно быть смелым, чтобы озвучить свои намерения.

– Рита, я бы хотел с вами сблизиться с перспективой дальнейших отношений, – кажется, именно так он сказал? Как будто речь шла о работе!

Она ушла от прямого ответа, представляя себе, что такими же пресными и сугубо формальными будут их отношения. А сейчас вдруг решила – что в этом плохого? Ей четвертый десяток! Так чего она ждет?

Протерев пот со лба, Рита спЕшилась и неуверенно двинулась в сторону раздевалки. С непривычки ноги дрожали. За то в голове была абсолютная ясность.

Глава 4

Разогретое в сауне тело еще не успело остыть. Но весь жар испарился, стоило выйти на улицу. На темнеющем небе сгрудились серые тучи. И ветер, как будто ждал ее все это время, налетел, оживляя листву под ногами. Рита съёжилась. Натянула поверх тонкой шапочки капюшон. И, сунув руки в карманы, торопливо пошла в направлении автобусной остановки.

«Жду десять минут, и вызываю такси», – решила она.

– Девушка! – прокричал кто-то в спину. И так как поблизости не было девушек, кроме нее, Рита испуганно обернулась. Мало ли! Вдруг перчатка выпала из кармана?

На парковке, сияя зажженными фарами, стоял серебристый «мустанг». «Крышесносная тачка», – сказал бы Илья. Но Риту намного сильней впечатлило, что рядом с машиной стоял… он! Парень с хвостиком на затылке. Только теперь его волосы были распущены. И, огибая приподнятый ворот косухи, почти доставали накаченных плеч.

– Ты домой? – поинтересовался он.

Переминаясь с ноги на ногу, Рита кивнула.

– СчастлИво! – она махнула рукой, собираясь продолжить свой тяжкий путь.

– Я могу подбросить! – он похлопал ладонью по крыше и открыл пассажирскую дверь. – Запрыгивай!

Рита представила, как тепло, должно быть, внутри его комфортабельной иномарки. Ей хотелось! Но здравый смысл настоял.

– Нет, спасибо! Я на такси, – она поправила сумку на хрупком плече.

– Да брось! – он заметно поник. – Я ж не какой-то маньяк! Доставлю в целости и сохранности.

И что-то в его «опечаленном облике» заставило сдаться. Он ждал, опираясь локтями на дверцу. Смотрел на нее так внимательно. И опять, непривычная дрожь пробежала по телу. Не тревожная, нет… Скорее, приятная!

«Снова вежливость?», – подумала Рита. И внезапный порыв леденящего ветра окончательно сбил ее с курса. Она пожала плечами, и сделала робкий шаг в его сторону.

В машине приятно пахло. Чем-то древесным и терпким. И хотя в салоне было темно, но света приборной панели хватило, чтоб оценить обстановку. Было видно, что к своему «скакуну» он относится бережно. Никаких побрякушек на зеркале, все опрятно и сдержано. Или, ей так казалось? На контрасте с привычным женским хаосом Ксюхиной тачки.

Рита уютно устроилась, с наслаждением чувствуя, как расслабляется утомленное тренировками тело. Он завелся и выехал на проезжую часть. Прибавил звук радио, когда на волне заиграла «пацанская» песня. И глядя на профиль, кивающий в такт мелодии, Рита хихикнула.

– А ты вроде тренера здесь? – спросила она.

Глаза его в темноте заискрились:

– Нет, я только учусь. А вообще, это мой клуб!

– В смысле? – опешила Рита, – Весь… целиком?

Он рассмеялся, довольный произведенным эффектом. Видимо, не впервой наблюдал такую реакцию.

– Ну, да.

– Ого! – удилась Рита. Её изумление было искренним.

Этот странный субъект не прекращал удивлять. Постепенно превращаясь из «брызгуна» в серьезного человека. Такие метаморфозы радовали и пугали одновременно. Они говорили о том, что первое впечатление обманчиво. А еще… О том, что Рита ничего не смыслит в мужчинах!

– Сейчас открываем еще один. На Бременской, знаешь? – бросил он, не отрывая глаз от дороги.

Она кивнула, хотя не имела понятия. Вдруг её осенило!

– Ой! – воскликнула Рита. – Мне ж еще в магазин нужно было!

«Тоже мне, мать», – упрекнула она себя мысленно. Дома шаром покати, а она разъезжает по городу.

– Не вопрос! – ответил он весело. И свернул у ближайшего супермаркета. Она принялась извиняться. Ведь он не обязан был ждать её!

– Я, правда, могу на такси…

– Мне что, нарисовать на лобовом стекле шашечки? – прозвучало словно угроза. И она, присмирев, замолчала.

– Какой у тебя рост? – спросила Рита, когда они шли по проходу. Чтобы с ним говорить, ей приходилось запрокидывать голову.

– Метр девяносто, – он усмехнулся.

– А вес? – простодушно продолжила Рита.

– Девяносто восемь, – ответил он без запинки.

– О, Боже! – не сдержалась она. Ощущая себя букашкой.

– Работа обязывает, – сказал он в свое оправдание.

В магазине людей было мало. И кассирши оживились при виде их парочки. Мысленно Рита перечисляла список продуктов, чтоб ничего не забыть. Молоко, хлопья, яйца, рис. Соль! И… Было что-то еще.

– Вот это вкусняшка. Попробуй! – на дно тележки приземлился пакетик с мороженым.

«С шоколадной крошкой», – успела заметить Рита.

– Спасибо, я на диете, – сказала она машинально.

– Да ты и так тощая! – он поморщился.

Стало обидно. И Рита поспешила вперед. Он догнал её у стеллажа с прокладками.

– Бери с крылышками, не прогадаешь, – прозвучал его шепот.

Она с трудом удержалась от смеха.

– Спасибо, мне не нужна консультация, – сказала, не оборачиваясь.

Он исчез. И больше не появился. Было стыдно искать его и оглядываться. Хоть она и расстроилась, но виду не подала!

«Придется ехать домой на такси», – подумала Рита и выгрузила мороженое по дороге на кассу.

Однако её провожатый нашелся. Встал в очередь следом за ней. В руках у него было… мороженое! Он дождался, пока кассирша шлепнет на ленту ограничительный знак: «следующий покупатель». И положил свой одинокий брикет. Который плавно перекочевал в ее сумку, стоило им расплатиться. Кассирши переглянулись. Видимо, догадки по поводу их «странной парочки» не оправдались.

– Спасибо, – Рита кивнула на пакеты в его руках. Представляя себе, чем закончится этот вечер. Возможно, он рассчитывает заглянуть к ней на кофе? Но тогда его ждет грандиозный облом!

– А ты? Какой у тебя рост? – поинтересовался он, заводя машину.

– Метр семьдесят, – ответила Рита, прибавив совсем чуть-чуть.

– Гонишь! – он усмехнулся. – А вес?

– Эй! – возмутилась она, – О таком не спрашивают у девушек!

«Ты еще про мой возраст спроси», – подумала про себя. Ведь если рост шел со знаком «плюс», то возраст всегда был чуть меньше.

– Пардон! – ответил он точно, как в тот раз, когда окатил её брызгами.

Оставшуюся часть пути он говорил по телефону. Взглядом прося извинения. Говорил обрывисто, как будто шифруясь. Гарнитура была не видна. И казалось, что он обращается к ней.

– Так не пойдет. Да! Я сказал, пусть пересчитает! И ты тоже как-то уже подключайся.

Рита молчала. Вспоминая, как недавно её подвозили с работы. Это был не Пал Аркадич, который служил «запасным аэродромом». Это был Стасик. Айтишник. В первый раз у них случилось еще на турслете. Тогда Рита страдала после тяжелого расставания. Все вышло спонтанно и быстро. Как яркая вспышка салюта! Он не болтал, но пару раз намекал, что не прочь повторить. Иногда подвозил, если они совпадали. А в последний раз, сидя в машине, признался, что, мастурбируя, вспоминает о ней. О том, какими на ощупь были её соски. Так и сказал…

– На каком этаже живешь? – поинтересовался её провожатый.

Рита замешкалась. «Это намек», – пыталась она угадать. Если так, то лучше распрощаться с ним прямо здесь!

– А дальше я сама, спасибо, – сказала она, выходя из машины.

Он вышел следом, открыл багажник и одной рукой сгреб все пакеты. Второй щелкнул кнопку сигнализации.

– На каком этаже живешь? – повторил он, как будто она не услышала.

– Я же сказала, что сама! – ответила Рита настойчивее.

– Этаж? – коротко выдавил он. И на попытку отобрать пакет одернул руку.

– Я живу не одна, – произнесла Маргарита.

Глаза цвета жженого миндаля смотрели внимательно. Он словно заглядывал внутрь! Так быстро меняясь в лице, что поймать перемены было почти невозможно.

– Понял, не дурак! Но сумки все равно донесу, – услышала Рита.

Он направился к подъезду, и она поспешила следом. Выхода не было!

В кабине лифта оказалось намного теснее, чем в машине. И, повернувшись, Рита задела его своим локтем.

– Извини, – пробормотала она. Но он, кажется, и не заметил. Прислонился к стене, скрестил ноги. Делая вид, что изучает рекламную доску у нее над головой.

А она изучала… его. Незаметно скользя взглядом по сильному телу. Вспоминая, каким оно было там, в бассейне. Гибким, стремительным, наглым! Лифт шел вверх, чуть подергиваясь. И дышать становилось труднее! Но не от чувства клаустрофобии. Она прислонилась к гудящей стене, размышляя, а что бы случилось, если бы лифт сломался? Вот прямо сейчас, взял и завис между этажами. Свет бы погас. И тогда, в темноте, он бы взял её за руку…

«Стоп!», – приказала она себе. Вот до чего доводит длительная голодовка. Начинаешь бросаться на первых встречных мужчин. Хотя, было чувство, что он не чужой! Даже в лифте, один на один, она не боялась его.

«С чего вдруг такое доверие?», – подумала Рита. Теперь он узнал её адрес. Зачем?

Двери лифта раскрылись. Рита вышла, в полутьме нащупала дверь. Дерматин, со следами когтей. Когда-то у них был кот.

– Ну, спасибо, – сказала она, не спеша открывать.

– Было приятно познакомиться. Кстати! – он усмехнулся, – Как тебя зовут?

Она не успела ответить. Входная дверь приоткрылась. И в проеме возникла физиономия сына.

– Привет, – обратился он к ней. И округлил глаза, увидев справа фигуру мужчины. – Э… Здрасте!

Они смотрели друг на друга, затем две пары глаз уставились на нее.

– Это…, – Рита задумалась. Дожили! Она привела домой незнакомца!

– Макар! – представился он и протянул руку.

– Илья! – подражая его манере, ответил сын.

Они пожали руки. Совсем по-мужски.

– А ты куда это? – бросила Рита. Сынуля был полностью экипирован.

Он задрал нос, натянул капюшон:

– С Димоном перетрем.

– Чтоб через час дома был! – велела она.

– Как скажешь, – ответил Илья. Уголок его рта незаметно дернулся. Он попрощался и шумно затопал вниз по ступеням.

– Похожи, – услышала Рита. Она подняла на него лицо, когда он спросил, – Ну, а тебя как зовут?

– Маргарита, – сказала она. По привычке хотела добавить «Сергевна», но удержалась.

– Было приятно с тобой познакомиться, Маргарита, – он улыбнулся. Но улыбка вышла печальной.

– Мне тоже! – ответила Рита.

– Ну ладно, приходи заниматься! – он оттолкнулся от стены. И, следуя примеру Ильи, пошел вниз по ступеням.

«Нужно сделать хоть что-нибудь», – в отчаянии думала Рита. Но что? Бежать, крича вслед: «Ты неправильно понял! Я абсолютна свободна!».

Она закрыла дверь изнутри. Оставила сумки на пороге квартиры. Из окна было видно их маленький двор. Позолоченный листьями клёнов. Даже на крыше его «мустанга» уже лежал желтый лист. Машина мигнула фарами, как будто прощаясь. И тронулась с места. Рита одернула штору. Хотелось плакать, как в детстве! Она вдруг отчетливо поняла, что больше его не увидит.

Глава 5

Часы пробили полдень. Следовало подготовиться к приходу врача. Рита подошла к зеркалу. «Хорошо, что Илья уже в школе», – мелькнуло у неё в голове. Хотя, ему доводилось видеть мать всякой, но лишний раз травмировать детскую психику не хотелось. Лицо её, от природы бескровное, на фоне старенького халата выглядело совсем блеклым. Эту рухлядь она достала специально, чтобы дополнить образ «больной и несчастной».

Ранний подъем оставил свой след, очертив темные полукружия под глазами. В другой раз она бы помчалась в ванну, чтобы скорее замазать следы недосыпа. Но сегодня такой вид был ей на руку! Рита собрала растрепанные волосы в небрежный хвостик и сильнее запахнула полы халата.

В детстве она обожала болеть. Легкий дискомфорт и слабость, вызванные простудой, с лихвой окупались заботами хлопочущей матери. Кроме запретных в обычное время сладостей она получала регулярные порции сиропа от кашля. Малиновый привкус лекарства до сих пор оставался в памяти.

По окончании болезни доктор обязательно выписывала детские витамины. Разноцветные шарики, больше похожие на конфеты. Но даже не это было главным преимуществом! Ведь кроме двухнедельного отдыха от школы, она получала самое важное – освобождение от физры. Его Рита с гордостью демонстрировала ненавистной училке. Та, прищурив глаз, брезгливо брала из её рук бумажку и ухмылялась. Их неприязнь была взаимной…

Настойчиво пропиликал дверной звонок. Ираида Митрофановна, участковый терапевт со стажем, даже сквозь толстые диоптрии сумеет заметить фальшь. И поэтому Рита призвала на помощь весь свой актерский талант.

Стоило открыть дверь, как на неё с порога пахнуло волной благородной старости: ароматом бабушкиной пудры вперемешку со сладким ландышем. Ираида Митрофановна, малюсенькая старушка с высоким начесом из седых волос, была не по возрасту подвижной. Она стремительно прошла в коридор. И Рита едва успела сунуть подготовленные заранее бахилы. Привычка сантехников и врачей разгуливать по чужой квартире в обуви всегда раздражала её.

Ираида Митрофановна удивленно взглянула на свои туфли.

– На улице сухо, – пропищала она в оправдание.

– Только полы помыла, – виновато ответила Рита.

– Потому и заболели, что полы намываете в холодной воде! – отчитала врачица. И неохотно разулась.

Сняв туфли, она стала еще на пять сантиметров ниже. Одежда была под стать возрасту: белая блуза застегнута наглухо и заправлена в длинную юбку. А завершал образ пышный бант с пайетками, родом из девяностых.

Ираида Митрофановна прошествовала в гостиную. Рита поплелась за ней следом, шаркая ногами и покашливая. Врачиха присела на край дивана и достала из портфеля папку с документами. Лизнув палец, она принялась листать:

– Итак, на что жалуемся?

Рита вздохнула:

– Температурит уже второй день, кашель и с желудком что-то.

– Угу, – нахмурилась Ираида Митрофановна, отчего ее морщинистое личико приобрело какое-то детское выражение. – Какая температура была в последний раз?

Рита задумалась, прикидывая, какое значение будет оптимальным:

– Вчера вечером была 37 и 8, а утром просто 37.

Ираида Митрофановна, сжав крючковатыми пальцами ручку, стала торопливо выводить каракули на бумажке.

– Говорите, кашель? – продолжала она, – Сухой, или с мокротой?

– Сухой, все больше приступами, – прохрипела Рита.

– А что с желудком?

Рита замешкалась, вспоминая, какие симптомы успела назвать.

– Да, как-то недомогает. У меня обычно все в порядке. А тут… – она сделала паузу, внимательно следя за реакцией терапевта.

Следовало быть осторожной! Перегнешь палку, и дотошный лекарь призовет на помощь коллег. Заберут в стационар, и поминай, как звали! А если не дожать, то симптоматика сойдет за легкую простуду, и не видать ей больничного, как своих ушей.

Ираида Митрофановна задумчиво постучала ручкой.

– А стул какой? Жидкий?

Рита с сомнением пожала плечами:

– Не то, чтобы очень…

– Ну и не твердый? – подсказала врачица.

Рита кивнула. Старушка задумалась, состроив умную гримасу. И просияла! Словно ученый, нашедший лекарство от рака.

– Кашицеобразный, – не то утвердительно, не то вопросительно сказала она. Радуясь своему открытию.

Процедура осмотра не заняла много времени. Обожженное чаем горло и впрямь было красным. Она проводила врача, предвкушая сериал и печеньки.

«Опускайте занавес, спектакль окончен», – подумала Рита, застыв перед зеркалом. Где-то в глубине комнаты пропищал телефон. «Кто это?», – гадала она, пытаясь найти аппарат в складках теплого покрывала. Это могла быть мама, с пакетом претензий. Или же Ксюха с очередным ноу-хау. Однако номер был незнаком.

«Реклама», – подумала Рита. Но трубку взяла.

– Маргарита? – спросил мужской голос.

– Да, – подтвердила она.

– Привет!

Рита сглотнула и крепче сжала в руке телефон.

Он уточнил:

– Ты там?

– Да, я здесь, – отозвалась она.

– А, кстати, где ты? Ты пропустила сеанс в воскресенье. Я волновался!

Промежутки между фразами были вынужденной мерой. Ведь голос не слушался! Тот вечер, когда он её провожал… Казалось, что он был вчера. Но прошел целый месяц. Четыре сеанса плавания. Он приходил на предыдущий, и теперь они виделись только в холле. Мельком! Не замечая друг друга. Или делая вид?

– Как ты узнал мой номер? – спросила Рита. И уже мгновение спустя поняла, что сморозила глупость. Ну, конечно! Спортклуб.

– Так ты не ответила! – настаивал он.

– Я простыла, – Рита притворно шмыгнула носом.

– Жаль, – послышался вздох, – А я вот хотел пригласить тебя на свидание.

Она прикрыла ладонью рот, надеясь только, что он не услышал её восторженное: «Ах!».

– Твой братишка сказал мне, что ты не замужем.

– Что? Братишка? – нахмурилась Рита.

– Ну да, Илюха! Прикольный пацан, – усмехнулся на том конце провода приятный мужской баритон.

– Братишка? – переспросила она, желая убедиться, что не ослышалась.

– Ну да. А что?

Пытаясь осмыслить, Рита залезла на кресло с ногами. Значит, номер её телефона раздобыть оказалось не трудно. Но Илья! Мухлевал у неё за спиной? Называл себя младшим братом?

– Подожди! – с сомнением бросила Рита. – А где вы общались?

– В соцсетях, – его тон изменился. – Только ты не ругай его, ладно?

– Ладно, – согласилась она.

– Так, значит, простыла? А постельный режим соблюдаешь? – он говорил сквозь улыбку. И Рита вспомнила, какой она была. Его улыбка…

– Да, – сказала она. Подумав, что, если он спросит, что на ней надето, то разговор обретет сексуальные нотки. И тогда она скажет неправду. Что на ней пеньюар и халатик из шелка.

– Что там еще? Горчичники, банки? – он свернул «не туда».

Рита заправила за ухо сальную прядь.

– У меня свои методы, – пояснила она.

– Знаю я одну методику. Помогает на раз! – он замолчал. Вынуждая её уточнить:

– И какую же?

– Значит так! Нужно лечь и раздеться, – услышала Рита.

– А, ну ясно! – протянула она.

– Ты дослушай!

– Зачем? Я и так поняла!

Он продолжил, вопреки её недовольству:

– Для этой методики нужны, как минимум, двое!

– Ну, конечно! Как же иначе, – поддакнула Рита.

– Хотя, втроем даже лучше, – он задумался, как будто вспоминая что-то приятное, – Ощущения более яркие!

Она прикусила губу. Понимая, какая глупость – болтать о подобных вещах. Но ей так сильно хотелось, чтобы он продолжал…

– Главное – взаимное доверие. Иначе никак не расслабишься! Можно поочередно. Сначала ты, потом тебя…

– Да о чем ты? – прервала она.

– О массаже, конечно! А ты что подумала?

Рита поджала колени к груди, махровая ткань натянулась. Она ковырнула ногтем одну из многочисленных катышек на рукаве.

– Это все – твое мороженое! Оно было слишком вкусным! И слишком холодным.

Его хрипловатый смех отозвался внутри наркотическим эхом. И тут же вспомнилось, как близко, на расстоянии шага, они находились в лифте. А ведь он так ни разу её не коснулся! Со стороны можно было решить, что умышленно.

– Прям как ты, – он усмехнулся.

«Что?», – подумала Рита, не зная, как относиться к такому сравнению. Ей хотелось ответить ему остроумно. Но выбору реплики помешал звонок в дверь.

Рита спрыгнула с кресла. Подкралась.

– Кто? – сурово спросила она.

– Управдом! – низким басом ответил мужчина.

Глазка в их двери не было. И потому, не спросив, она никого не впускала.

– Какой еще управдом? – нахмурилась Рита.

– Очень злой! – пояснил все тот же устрашающий бас.

Ей стало не по себе! В разгар рабочего дня соседей не было дома. А дверь – сомнительная преграда. Их старый замок осилит любой домушник. Внезапное чувство опасности окатило испариной лоб.

– Вы ошиблись адресом! – прокричала она, отступая.

Телефон лежал на журнальном столе. Рита схватила его, стараясь не нарушить связь.

– Слушай, – взволнованно проговорила она, – Я перезвоню! Тут какой-то псих ломится! Говорит, управдом. Нужно узнать…

– Это я! – перебил он её.

Рита замолчала. Понимая, что в дверь перестали звонить.

– У-управдом? – уточнила она, запинаясь.

– Ну да! Тупая шутка, – он вздохнул.

Сердце тревожно забилось:

– Так это ты? Там, снаружи?

– Да я! Я! – он позвонил в дверь еще раз, и надрывный «тили-бом» прозвучал с обеих сторон. – Впустишь?

«О, Боже!», – подумала Рита и с перепугу нажала «отбой». Он опять позвонил. Но не в дверь.

– Можешь не открывать. Я просто оставлю кое-что у порога.

– Что? – спросила она.

– Гантели принес. Твой братишка просил.

Сердце стучало в висках. Глаза, в попытке найти отговорку, метались из стороны в сторону.

– Подожди, я сейчас! – сказала она, и снова нажала отбой.

«Божечки», – подумала Рита, глядя на чучело в отражении. Проще было отправить названного гостя, чем пытаться вернуть себе человеческий облик. Она обежала квартиру, собрала с пола носки, проверила ванную и туалет. И взялась за себя! Сухой шампунь помог привести в порядок немытые волосы. Она слегка взъерошила челку и собрала остальное в небрежный пучок.

Румяна, немного теней и бальзама для губ. Благо, что все под рукой! Рита застыла у шкафа, ища, что надеть. «Джинсы и майку», – решила она. Сверху накинула кардиган, и повесила на уши серьги.

Зачем столько стараний, ради одного лишь «привет»? У нее в планах не было угощать его чаем! Или чем там еще? Да и он, вряд ли станет напрашиваться. Но, довольная результатом, Рита сделала вдох, и решительно повернула замок.

Глава 6

На площадке было пусто. Солнечный свет проникал из маленького окошка между этажами. И в лучах его танцевали пылинки. Их старый дом дышал на ладан. Во время сильных дождей на внешних стенах появлялись подтеки. А лифт гремел так, словно отправляется в последний путь.

Квартира с двумя отдельными комнатами, тесной кухонькой и сдвоенным санузлом была съемной. Рита мечтала, как однажды у них будет собственное жилье. Но время шло! И теперь ей самой ни к чему было тратить все накопления. Сын скоро вырастет и заживет взрослой жизнью. А она будет коротать свои одинокие дни в четырех стенах. И какая разница, съемных, или купленных за свои деньги.

Рита вздохнула. «Ушел», – решила она. И не удивительно! Ну, какой идиот станет ждать полчаса на пороге?

«Ты опять облажалась», – сказала она себе и окинула взглядом пакет. Черный, скомканный, подозрительный! Если бы он не сказал, что внутри, она не рискнула бы трогать. Попытка поднять его не увенчалась успехом. Тяжеленная ноша не сдвинулась с места, только ручки порвались. Рита выругалась, и её гневный выкрик прозвучал громким эхом на этаже.

– Куда? Надорвешься! – услыхала она и отпрянула.

Он появился из ниоткуда, словно джин из волшебной бутылки. Куртка наброшена на плечо, точно мантия. Волосы схвачены на затылке. А на черной толстовке во всю ширину необъятной груди красуется надпись «Don't give up».

– Я думал, ты там уснула! – пристыдил он её и, легко взяв в охапку гантели, шагнул за порог.

Рита невольно попятилась.

– Я просто… гостей не ждала, – пролепетала она.

Он вошел, и теперь выгонять его было как-то неловко. Хотя… если подумать, то и не хотелось.

– Тесновато, – Макар огляделся.

– Ну, извините! – с легкой обидой ответила Рита. В её маленьком коридорчике он, и правда, смотрелся комично. Как слон, угодивший в посудную лавку! Их жилой фонд был родом из прошлого. В те времена люди радовались возможности жить на отдельной жилплощади. Пускай даже эта жилплощадь была размером с кротовью нору.

– Для простуженной ты выглядишь слишком хорошо! – произнес он с улыбкой. И Рита, краснея, пригладила волосы:

– А ты ожидал увидеть страшилище?

Теперь он смутился, теребя кончик носа. Кстати, нос у него был внушительный! Как, впрочем, и остальные черты лица. Довольно крупные и потому выразительные. Вблизи она поняла, что небритость является частью «брутального» имиджа. И щетина не просто растет абы как, а имеет правильный контур.

«Сколько времени он торчит перед зеркалом?», – про себя усмехнулась она.

– Я не то, чтобы очень болею. Просто устала. Месяц был непростой.

Это признание говорило само за себя. «Я не заразная! Ты можешь остаться!», – так звучало оно между строк. Однако он понял его по-своему.

– Ах ты, симулянтка? – рассмеялся Макар.

Он стоял на распутье. Не спеша разуваться, ведь она не звала его внутрь. Но и, не уходя, словно зная, что приглашение вот-вот прозвучит.

– Здесь еще кое-что для тебя, – присев на корточки, он развернул шелестящий пакет. И достал из него упаковку. Коробка из гофрокартона была перевязана лентой крест-накрест.

– Это что еще? – недоверчиво бросила Рита.

– На этот раз маффины, – ответил Макар и смешно изогнул одну бровь.

Он не оставил ей выбора! И Рита, дыша через раз, предложила:

– Тогда… может, зайдешь?

Пока чайник вскипал, он внимательно изучал скудный коллаж из магнитов и фотографий на дверце её холодильника.

– А это твои подружки? – поинтересовался Макар, и указал взглядом на снимок с дня рождения Ксюхи. Там все, в том числе и сама именинница, кривлялись на камеру. Кто-то копировал зомби, кто-то смешно оттопыривал уши. Рита решила прикинуться рыбкой. Она втянула щеки и выпучила глаза. Уже заметно косые, от количества веселящих напитков.

«Блин!», – чертыхнулась она про себя, понимая, что данное фото нужно было убрать.

– Да, юбилей у лучшей подруги.

Он не стал уточнять, которая из пяти «клоунесс » является лучшей. И перевел взгляд чуть ниже. На следующем снимке была новогодняя ёлка. И еще не подросший Илья на руках у бабули.

– А это мама?

– Да, – ответила Рита, не вдаваясь в подробности. Помня о том, что по легенде сынуля является «младшим братишкой».

Она достала тарелки и чашки. Открыла коробку и восторженно ахнула. Такими красивыми были пироженки! В кружевных тарталетках, с кусочками ягод на сливочном фоне. Захотелось мазнуть пальцем воздушную массу и облизать его.

– Ты любишь зеленый, или черный? – спросила она. Голос слегка дребезжал от волнения. Не так часто в её доме бывали мужчины! Обычно мальчишки, приятели сына. А своих кавалеров он «ублажала» на их территории.

– На твой вкус, – он изучил галерею и выпрямился, – Можно руки помыть?

Рита указала на дверь ванной комнаты, но вдруг спохватилась.

– О, черт! Там же кран подтекает. Я сантехника вызвала, – она посмотрела на электронный циферблат, – Должен скоро прийти.

Макар нахмурился. Как будто визит сантехника не входил в его планы. Он исчез в ванной комнате. И пока Рита думала, какой чай заварить, оставался внутри.

– У тебя есть разводной ключ? – крикнул он в приоткрытую дверь.

Рита оставила выбор чая и подошла. Макар с умным видом склонился над раковиной.

– Я попробую починить, если ты не против?

«Он еще и сантехник», – подумала Рита. Она бы не удивилась, начни он жонглировать, или доказывать теорему Ферма. Но где-то во всей этой слишком красивой истории скрывался подвох. Он ничего не сказал о себе, только имя! Женат? А в свободное время соблазняет халявой доверчивых девушек. Еще неизвестно! Скорее всего, что и клуб не его. Цепочка догадок пробудила в душе беспокойство. И Рита решила не расслабляться и держать телефон при себе. Мало ли что!

Она зажгла в коридоре свет и выдвинула ящик с инструментами. Среди всякой всячины валялись погнутые гвозди, отвертки, использованные розетки и молоток. Который она тут же припрятала в шкафчик! Из мешанины железок Рита выудила что-то, на её взгляд, похожее на «разводной ключ».

– Вот! – она вернулась и протянула ему инструмент.

Макар вздохнул.

– Не совсем то, – он потёр подбородок. – Ну, может, получится.

Железяка в его ладони смотрелась вполне гармонично. Он закатал рукава толстовки, и Рита увидела уже знакомый контур рисунка. Завиток проступал сквозь темный покров из густых волосков. И оживал под давлением мышц! Он ловко орудовал инструментом, и на руке обозначились вены. Рита стояла в дверях ванной комнаты, не в силах заставить себя отвернуться. Как зачарованная, она наблюдала за тем, как меняется кончик рисунка. Словно кто-то живой сидит у него на плече и боится себя обнаружить.

– Сука! – Макар отскочил, вытер брызги с лица. – Извини, – бросил он в её сторону.

– Надеюсь, что хуже не станет, – усмехнулась она.

Пока он боролся с поломанным краном, Рита отчаянно портила маникюр. Она грызла ногти и безуспешно сражалась с внутренним демоном. Все это было так на неё непохоже! Чужой, незнакомый мужчина в её ванной комнате. И эта истома внизу живота…

Как в полусне она слонялась по кухне, размышляя, что предпринять. Прогнать его? Не напоив даже чаем? Ведь он не пытался её соблазнить. Намёки не в счёт!

«Да», – подумала Рита, – «Быть радушной хозяйкой. Быть вежливой и благоразумной». Она вдохнула поглубже, ощущая, как кружится голова.

– Рит, а каким полотенцем можно воспользоваться? – прозвучал за спиной его голос.

Рита сглотнула.

– Там, висит… Голубое! – сказала она, не оборачиваясь.

Но вместо того, чтобы вернуться в ванную, он вдруг подошел. Рискованно близко! Настолько, что она ощутила себя в западне. От затылка к ногам побежали мурашки. Жар разлился по телу! Так сладко и томно заныло внутри. «Нет», – это слово дырявило разум. Она прикусила губу, понимая, что не сумеет сказать его.

– Протечку убрал, но это временно. Нужно менять, – произнес он вполголоса.

Те самые руки коснулись её. Впервые! Он всего лишь дотронулся плеч, а проклятое сердце пустилось в бега. Оно застучало как бешеное, выдавая её с головой…

Рита не помнила, что было дальше. Как она повернулась к нему. Как он взял её за подбородок. Наклонился. И горячие губы коснулись лица, колючей окантовкой тревожа нежную кожу. Траектория их движения была непредсказуемой! Оставляя свой влажный след, они двинулись выше, к подрагивающим векам. К виску, где, надрывно стуча, бился пульс.

Он оперся руками с обеих сторон от неё. Заключая в объятия. Сокращая дистанцию. И когда его губы вернулись к её губам, Рита раскрыла их в нетерпении. Так сильно желая почувствовать вкус его поцелуя! Она запрокинула голову, радуясь, что сзади неё есть опора.

Во рту у него было так горячо. И кончик сильного языка заявлял о себе. Он слегка прихватил её верхнюю губу. Облизал, не выпуская. И Рита, желая его удержать, привстала на цыпочках. Она потянулась к нему. Макар застонал, и ладони сжались у нее на талии. Его поцелуй стал смелее! Он чуть приподнял её, прижимая к себе. И она ухватилась за крепкие плечи. Соски заострились. Сквозь два слоя ткани она ощутила их трение.

Осторожно, кончик его языка проник в её влажный ротик. И, не встретив сопротивления, протиснулся глубже. Она послушно его приняла, отвечая взаимностью. Теперь их языки ласкали друг друга у неё во рту, смешивая слюну, распаляясь все больше и больше. От этих заоблачных ласк горело внизу живота! И Рита буквально почувствовала, как намокают тонкие трусики.

Он продолжал целовать, сминая пальцами ткань её майки. Подбираясь к груди… Когда, разрушая возникшую химию, на столе завибрировал телефон.

Рита дернулась, отстраняясь. Он неохотно её отпустил.

«Илюша», – прочитала она на экране. Отдышалась, с трудом приводя в норму пульс. И нажала «принять».

– Алло! – позвал из реальности настойчивый голос сынули. – Я тебе звоню уже третий раз! Ты чего там, уснула?

Рита нахмурилась. Когда он успел?

– Я у Димона останусь в ночлежке, – поставил он перед фактом. Так назывался гараж, где ребята «тусили» после уроков.

– В смысле? Зачем? – обрывисто бросила Рита.

Её голос до сих пор звучал приглушенно.

– Ты странная! У тебя там все хорошо?

– Да! – сказала она, добавляя себе уверенности. – Ты давай… Не сегодня!

«Возвращайся домой!», – хотела она прокричать. Но сзади, прожигая напористым взглядом, стоял он.

– Почему не сегодня? – удивился Илья, не привыкший к запретам.

– Потому! – сказала он сердито.

«Потому, что иначе…», – Рита выдохнула и подошла к окну. Снаружи смеркалось. И у подъезда уже зажегся высокий фонарь. Он стоял, освещая парковку. Среди неприметных машин выделялась одна. Серебристый «мустанг» с темным люком на крыше.

– Что-то случилось? – сквозь тонкий шелест помех послышался голос Ильи.

– Нет, – ответила Рита, пребывая на грани отчаяния.

«Ну, вернись же домой! И спаси меня!», – она вцепилась пальцами в подоконник.

– Все хорошо! Просто я… Просто я очень соскучилась!

Последовала пауза. Затем Илья раздраженно сказал:

– Не выдумывай!

И она перестала выдумывать. Лишь потому, что на ум не пришло подходящих причин. Завершив разговор, Рита повернулась к Андрею. Тот стоял, как ни в чем не бывало. Ожидая, когда можно будет продолжить.

– Илья скоро вернется, – предупредила она. Надеясь, что это сработает.

Макар усмехнулся, взглянул себе под ноги. Затем на неё.

– Твой динамик! – он постучал себе по уху, – Такая слышимость.

И Рита стыдясь, поняла, что попытка не удалась.

– Тебе все равно лучше уйти! – сказала она.

Его взгляд изменился:

– Но почему?

Она прикрыла глаза, боясь ненароком взболтнуть: «Потому! Потому, что я влюбляюсь в тебя… А, возможно, уже влюбилась! И потом, когда ты наиграешься, мне будет так больно. Я знаю, что будет. Ведь ты меня бросишь».

– Рит? – проговорил он тихо.

– Уходи, – повторила она.

Он сглотнул. Кадык на его шее дернулся. И слова, не слетевшие с губ, отразились во взгляде.

Глава 7

Терпкий запах разгоряченного тела ударил в лицо. Рита уже не понимала, чей это запах – её, или его. Все смешалось, когда он обнял её! Они кружились по кухне, целуясь. Натыкаясь на что-то. Смеясь.

Он спустил с плеч её кардиган, а она помогла ему стянуть через голову толстовку. Вскоре майка её оказалась на полу.

– Давай погасим свет, – шепнула ему в губы Рита. Ощущая, как сильные пальцы теребят застежку на лифчике.

– Я хочу тебя видеть, – отозвался он глухо.

Взгляд его опустился вниз, на тугие груди. Он накрыл их ладонями, приподнял и погладил соски. Из её приоткрытых губ вырвался стон! Она опустила глаза. И едва не задохнулась, от вида мужских рук на своем теле. Он заскользил ими вниз, и решительно начал расстегивать джинсы. Она в свою очередь потянулась к его ширинке. И рассмеялась, когда он, чертыхаясь, запутался в ремешке.

В голове уже не было мыслей. Только острая жажда любви! Её плоть, как натянутый нерв, оголилась и замерла в ожидании. Избавив её от джинсов, и стянув свои собственные, Макар снова прижался всем телом. Теперь от полной наготы их отделяло белье. Хрупкая ткань. В её случае, почти ничего не скрывавшая!

Его пылающий пах оказался в районе её живота. Рита потерлась им о твердеющий орган, пытаясь представить себе его габариты. Макар зарычал и попятился, увлекая её за собой. Они вернулись к столешнице и он, подхватив, усадил её. Высота гарнитура была идеальной! И теперь его плоть оказалась на уровне истекающей соком промежности.

Макар не спешил завладеть, он начал ласкать её. Покрывать поцелуями шею и плечи. Их руки сплелись, и рот его оказался в районе груди. Он поймал заострившийся кончик, присосался к нему. Рита выгнулась, подставляя второй. Он массировал груди, держал их в руках, приникая губами. А тем временем между ног у неё разгорался пожар! И казалось, что вязкая смазка вот-вот просочится наружу. И запачкает кухонный пол…

Он заставил себя оторваться от её возбужденных сосков. Умелые пальцы пробежались вдоль мокрой расщелины. Он дышал тяжело, прижимаясь лбом к её лбу. А Рита почти не дышала! Ощущая, как дрожит и пульсирует в нетерпении бугорок её клитора.

– Мммм, – простонал он мучительно, поддевая пальцами ткань. И утонул ими в жаркой, дурманящей топи.

«О, чёрт! Я забыла подмыться», – подумала Рита. Но в следующий миг её разум совсем отключился. Когда его сильные пальцы раздвинули нижние губки. Он размазывал соки, но их становилось все больше.

И стонал, как будто в сонном бреду, повторяя:

– Детка, какая же ты… Моя детка…

Палец его соскользнул, угодив в беззащитную дырочку. И проник в неё глубже! «Он внутри», – исступленно подумала Рита. Но вместо того, чтобы изгнать его прочь, лишь сильнее раздвинула ноги. Он нашел её рот и припал к нему. Жадно и яростно! Теперь давая понять, что уже не отпустит. Его палец задвигался. Он входил, набирая темп. И разомлевшая щель отвечала ему неприличными звуками. Эти звуки сводили с ума!

Рита млела, в его руках она превращалась в расплавленный воск. Послушный, тягучий и раскаленный. И когда он избавил её от последней одежды, стянул и отбросил на пол перепачканные любовными соками трусики. Она только всхлипнула! Понимая, что «это» случится сейчас…

Он разделся. И теперь возвышался над ней во всей красоте своей мощи. Сильный, рослый, охваченный страстью! Рита дышала распахнутым ртом. Она смотрела, краснея, на… член. Совсем без волос он казался огромным! Пронизанный венами ствол размером с запястье. И розовеющий купол головки.

– У тебя есть…, – проговорила она, не узнавая собственный голос.

Он все понял, наклонился. Достал из кармана джинсов сияющий пленкой квадратик.

А Рита все пялилась! Как будто девчонка, впервые увидевшая мужское достоинство. Кусая губы, она наблюдала, как он открывает зубами пакетик. Вынимает резинку. Приставляет к вершине закрученный в рулик презерватив. Это зрелище так будоражило! А еще сильней возбуждал факт того, что он вот-вот будет в ней…

Презерватив оказался в натяг. И член, упакованный в «камуфляж» выглядел еще больше. Он взял его в руку, приблизился. И, глядя ей прямо в глаза, направил головкой… туда. Рита вскрикнула! Она обхватила его за шею, притянула к себе.

Он вводил его медленно. Позволяя ей прочувствовать каждый миллиметр. Рита глухо скуля, выгибалась навстречу. Еще несколько сладких, томительно долгих мгновений, и его твердый конец оказался внутри целиком. Так глубоко и мучительно, пробравшись к самому дну её изможденного лона. Он замер, обвил её талию. И застонал, выходя.

«Я умираю», – подумала Рита, чувствуя, как он движется внутри её тела. Вагина, словно мокрый чулок, натянулась, пропуская его, забирая в себя. Спустя пару ласкающих проникновений, его бедра заработали, словно поршень. Он буквально сложил её вдвое! И, застонал, вбивал ягодицами в стол. Теперь её пальцы, с педикюром в цвет огненной вишни, замелькали на уровне глаз.

Рита стонала, потрясенная тем, как реагирует тело. Позабыв обо всем, она отзывалась на каждый толчок. Плевать на соседей! Плевать на разболтанный гарнитур! Который, казалось, вот-вот рухнет под ними. Она вцепилась ногтями в его мускулистые плечи. Запрокинула голову, корчась от сладостной боли. Он смотрел на неё затуманенным взглядом. Прижимая к себе. Не давая упасть.

– Не могу больше, – сквозь зубы признался Макар. И зарычал, как израненный зверь.

Он остался в ней, даже кончив. И продолжил любить, уже нежно. Содрогаясь и приходя в себя.

– Ты не успела? – он коснулся её подбородка, и вышел, оставляя внутри чувство сладкого напряжения.

Она выдохнула, с трудом возвращаясь на землю:

– Чуть-чуть.

– Хочешь, я тебя язычком? – он не был намерен её отпускать. Но Рита взяла себя в руки.

– Мне нужно в туалет, – смущенно призналась она. Высвобождаясь из жарких объятий.

Макар занялся презервативом. И пока он снимал его, Рита спряталась в ванной. Она удивилась, увидев свое отражение! Из зазеркалья на неё в упор смотрели томные глазки. Зацелованные им губы распухли. А ко лбу прилипли волнистые пряди.

Она перевела взгляд ниже и успела заметить кровавый засос на груди. «Здесь был Макар», – гласила отметина.

– Белоручка, ты грязная шлюшка, – шепнула она, и нащупала пальцами мокрые складочки. Так хотелось закончить… Но Рита сдержалась.

Она наскоро вымылась, ароматным мылом прошлась между ног. Одна только мысль о том, что он станет ласкать её там, приводила в восторг. Будто впервые, она позволяла мужчине делать такое.

Дверной звонок пропищал, бесцеремонно вторгаясь в их замкнутый мир. Рита взяла полотенце, обернула его вокруг тела. Она прислушалась. Но слов разобрать не сумела.

– Кто приходил? – спросила вполголоса, выглядывая в коридор.

Макар стоял, подпирая дверной косяк. На нем были джинсы. И только.

– Сантехник. Я отправил его. Третий лишний! – его губы сложились в усмешку.

– Я сейчас! Только оденусь, – сказала Рита, пытаясь закрыться.

– Зачем? – он придержал дверь рукой.

– Чтобы… ну, чаю попить, – она смутилась, прижимая к груди полотенце.

Он убрал прядь волос с её лба:

– Ты такая смешная.

– Почему? – нахмурилась Рита.

– Не знаю, – он улыбнулся, не отнимая руки.

– Значит, я тебя забавляю? – с обидой заключила она.

Макар нежно провел ладонью по её щеке. Большим пальцем коснулся плотно сомкнутых губ. И слегка надавил, заставляя раскрыться.

– Ты заводишь меня, – прошептал хрипловато. Он убрал её руки. И махровое полотенце упало на пол. Рита вздрогнула и отступила назад.

– За мной должок! – произнес он, ухмыляясь. И вошел внутрь ванной комнаты.

Рита стояла, не смея поднять глаза. И только когда он опустился перед ней на колени, вопросительно замерла. Он не стал говорить. Вместо этого наклонился и… прижался губами к ароматному клитору.

Глава 8

Рита сидела на краю постели, укутавшись в покрывало. Она смотрела на тело мужчины. Лунный свет проскальзывал сквозь тонкую щель между шторами, лаская его обнаженную спину. Он лежал в неестественной позе, подломив под себя одну руку. Иногда вздрагивал, как будто его били током.

Она прикусила губу. Прошлась взглядом по линии плеч. По изогнутому позвоночнику. Вдоль широкой спины. Еще ниже… К голым мужским ягодицам. И вспомнила сразу, как впивалась в них пальцами, ощущая толчки. Внезапно одна из них сократились! Как будто решила стряхнуть ее взгляд. Рита смущенно прикрыла глаза.

«Он трахал меня», – эта мысль и пугала и возбуждала одновременно. Но все случилось настолько естественно. Как будто иначе и быть не могло! Никакого стыда и стеснения. Только чувство абсолютной закономерности происходящего…

Мужская нога шелохнулась, задев её пальцами. Рита вздрогнула! Теперь ей были видны его… яички. «Презервативы», – размышляла она. Пытаясь вспомнить, сколько их было. И сколько было подходов?

Она вроде бы не пила! Но ощущения были, как будто с похмелья. «Адреналин», – подумала Рита. Осторожность, дремавшая в ней все это время, теперь пробудилась. Он не был похож на маньяка и вора. Но все-таки ей не спалось! На свой страх и риск она отодвинула штору, чтобы лунный блеск осветил его плечи. Рита склонилась, изучая татуировку.

Рисунок был странным! Он как будто все время менялся. Сперва ей показалось, что это рептилия. Дракон, или вроде того. Но посмотрев во второй раз, Рита увидела хищную морду. Она зажмурилась, думая, что же привидится в третий?

Как вдруг кровать скрипнула. Макар поднял с подушки заспанное лицо.

– Ты чего тут сидишь? – хрипло выдохнул он.

– Мне нужно признаться тебе кое в чем! – на одном дыхании выпалила Рита.

– Ложись, – он поднял руку, приглашая её в свое «сонное царство».

– Нет! – она покачала головой.

Макар потянулся и сладко зевнул. Он лёг на бок. Ничуть не смущаясь своей наготы.

– Давай, говори, и ложись спатки.

Рита вгрызлась в нижнюю губу. И решила не отступать:

– Илья… он мне не брат!

– Так! – произнес он уже чуть бодрее.

Теперь, когда слова были сказаны, ей захотелось вернуть все обратно. Можно было не признаваться, и еще немного покайфовать. Образ девушки, воспитывающей младшего братишку был куда романтичнее образа матери одиночки.

– Не родной, а приемный. Угадал? – Макар приподнялся на локте. Он согнул одну ногу в колене. Став похожим на статую Аполлона.

Рита сжалась в своем одеяльном коконе.

– Он мой сын, – произнесла она.

Последовало молчание. И она подумала, что так даже лучше. Пусть уходит сейчас! И у неё будет шанс убедить себя в том, что это был сон.

Он удивленно приподнял брови:

– Подожди, а сколько ему?

– Четырнадцать было, – ответила Рита.

Макар рассмеялся:

– Ты что, родила его в школе?

– Я родила его в двадцать один, – сказала она.

Он нахмурился, считая в уме:

– Это значит, тебе…

– Это значит, что мне тридцать пять!

Макар откинулся на спину и ладонью прикрыл глаза:

– Охренеть!

«Неужели, настолько?», – подумала Рита.

– А… тебе сколько лет? – робко поинтересовалась она.

– Двадцать семь! – Макар вздохнул.

Одним рывком он поднялся с кровати. Ногой нащупал джинсы на полу. Рита сидела, наблюдая, как он одевается в темноте.

– Ну ладно. Было приятно, – он не сказал, что именно. Стянул с запястья резинку и собрал на затылке торчащие в стороны волосы.

Она не пошла провожать его! Только слышала, как он пыхтит, обуваясь. Как звякает ложка для обуви. И как закрывается входная дверь.

«Не ной!», – приказала она себе. И смахнула слезинку. Но из глаза на щеку выкатилась другая. А потом еще одна! В итоге Рита решила поплакать. Пока никого нет дома. Она уткнулась носом в подушку и громко всхлипнула. Пускай она не строила планов, зная, что с утра он уйдет. Что у этой ночи не будет продолжения! Но он сбежал так быстро, словно узнал, что у неё ЗПП. И что расстроило его сильнее? Наличие ребенка? Или все-таки возраст?

«И то, и другое», – подумала Рита, и заплакала горестнее…

Рыдая, она не услышала, как входная дверь тихонько открылась. И кто-то разулся в прихожей. И вздрогнула от испуга, когда за спиной прозвучало:

– Я забыл у тебя свои трусики!

Он осекся, увидев её. Обошел кровать и опустился на корточки:

– Ты чего? Плачешь?

– Пошел вон! – ответила Рита, пряча в складках покрывала зареванные лицо.

Макар поймал её ногу:

– Рит, да я пошутил.

– Уходи! – она пнула его.

– Тупая шутка, согласен. Прости!

Он присел на край постели:

– Какая разница, сын, или брат? Главное, парень нормальный!

Рита подумала, что «из двух зол» он выбрал наименьшее.

– И, кстати, если хочешь знать, – его голос приобрел льстивые нотки, – Я всегда хотел иметь девушку старше.

В ответ Рита заплакала так, будто он, сам не понимая, резанул по больному. Даже если учесть, что он выглядел старше! Ну, или пытался выглядеть. А она смотрелась моложе. Но факт оставался фактом! И разница почти в десять лет – это не год, и не два.

– Эй, – Макар тронул её в темноте. Но она только всхлипнула, содрогаясь всем телом. Тогда он залез и улегся сзади. Обнял, повторяя её очертания.

– Ты посмотри на себя, – услышала Рита. – Ты же малявка! От горшка два вершка. Я думал вообще, что я старше тебя.

Она усмирила свой плач и прислушалась.

– Я, если хочешь знать, обменял информацию о тебе на месячный абонемент.

– Что? – прогундосила Рита.

– Я шел пообщаться. Думал, чаю попьем. Посидим! А потом ты меня соблазнила.

– Не правда! – она обернулась.

Глаза его блестели в темноте:

– Правда, правда. Бесстыдница!

Рита шмыгнула носом. Она и сама знала, что такое поведения – верх легкомыслия. В её биографии было много спорных моментов. Она, к примеру, могла долго себя изводить. Держа на «самообслуживании». А после взять и спьяну переспать с айтишником Стасом. Или чуть-чуть не стать новой фавориткой женатого шефа! Трудно устоять, когда во время танца к тебе прижимается приятно пахнущее и уверенное мужское тело. Макар просто стал еще одним «бзиком».

– Ты вернулся потому, что считаешь меня доступной, – проговорила она. – Но такое со мной в первый раз! Обычно я не сплю с малознакомыми мужчинами.

– И это похвально! – Макар усмехнулся. Одеяло съехало, и он погладил пальцем её плечо. – Я сразу понял, что ты девушка скромная. На минет не отважилась! Хотя, я, признаться, ждал ответочку.

– Я серьезно! – обиделась Рита.

– Я тоже, – ответил он рассудительно, – Хотя, я не в обиде! Твоя киска мне очень понравились.

Напряжение отпустило. Рита расслабилась, чувствуя, как приятно просто лежать в обнимку. «Вот вернется «братишка», – размышляла она, – «и я надеру ему уши».

– Ты закрыл входную дверь? – пробормотала она, засыпая.

– Угу, – сонно промычал Макар.

Вдруг внутри подсознания, прогоняя дремоту, возникли картина. Светка топлес! Их ничего не значащий разговор внезапно обрел судьбоносную важность.

– Макар! – позвала она.

– У, – послышалось из недр подушки.

– Мне нужно спросить у тебя кое-что.

Макар не ответил. Тогда Рита ткнула его в плечо:

– Слышишь?

Он очнулся после третьего тычка, и раздраженно прохрипел:

– Я не женат, детей и судимостей не имею! Все?

– Нет, – проговорила она шепотом, как будто в темноте был кто-то третий. – Ты встречаешься с кем-то?

– С тобой, – он зевнул.

– А Светка сказала, что ты – её парень!

– Какая Светка? – не понял Макар.

– Завьялова, из «Паруса», – пояснила Рита.

Он замолчал. Ей хотелось добавить, что у Светки большие… глаза! Не запомнить которые невозможно. Она и не подумала, что у него таких «глазастых» может быть сразу несколько.

– Светка, Светка, – он повторил её имя несколько раз, прежде чем вспомнил. – Да, точно! Было у нас с ней… Так, ничего серьезного.

Рита примостилась рядом. Её клонило в сон. Но что-то внутри не давало покоя.

«А со мной? Со мной у тебя серьезно?», – этот вопрос задержался в её голове. И уже засыпая, Рита представила, как он говорит: «Маргарита, Маргарита. Было у нас с ней разок. Я тогда искал себе девушку постарше»…

Часы на стене мерно тикали. За окном уже слышались звуки утренней суеты. Рита вздохнула. Незаконно добытый выходной, он ещё слаще! Когда можно спать, зная, что в это время все остальные работают. Она улеглась поудобнее, блаженно мурлыча. И вдруг за спиной раздался вполне ощутимый толчок!

Она широко распахнула глаза. В первую секунду забыв, где находится. Но память вернулась, прогоняя остатки сна. На паласе, рядом с кроватью, лежал использованный презерватив. И Рита подумала, что такой же, должно быть остался на кухне. А еще один валяется в ванной…

Лифт загудел и шумно открыл свои двери. На их этаже, или где-то поблизости. Рита закрыла глаза и хотела вздремнуть. Ей и в голову не пришло посмотреть на часы!

Тем временем ключ в замке повернулся.

«Дэжавю», – удивилась она. И вскочила! Ладонью зажала рот. Будильник на телефоне был выключен с прошлого дня. И, по натуре сова, Рита спала до полудня.

Сын разулся. Босыми ногами прошлепал по коридору…

«Если повезет», – подумала Рита, – «Если он не заметит».

Раздался стук в дверь. Тихий и настороженный. Она метнула взгляд в сторону спящего сбоку Макара. Тот лежал на спине, разбросав свои длинные ноги. Рита поднялась, стараясь не шуметь. Она натянула одежду и вышла.

Илья нашелся на кухне. Он сам мастерил себе завтрак, щедро сдабривая майонезом кусок колбасы. Провод от наушников болтался на шее, точно удавка. Его наконечник терялся в глубоком кармане.

– На голодный желудок? – набросилась Рита.

Она говорила вполголоса. Стараясь нащупать глазами «улики».

– Я поел у Димона, – ответил Илья.

– Почему ты не в школе? – включила она воспитательный цензор.

– Окно, – отмахнулся сынуля.

Он был высоким. В отца. Но пока худощавым. И, стесняясь своего телосложения, компенсировал его недостаток одеждой. Потому, даже летом не расставался с любимой толстовкой.

– Что «окно»? – Рита бросила взгляд на подоконник и заметила… Чёрт! Растянутый презерватив. Он лежал в уголке, грустно свесив наполненный спермой конец.

– Окно! Уроков нет! – раздраженно пояснил Илья.

– А, ясно, – горячо закивала она.

Он взял из упаковки пару ломтиков хлеба. Поместил колбасу между ними. Рита цокнула:

– Ты хоть чаю попей!

– Йогурт! – бросил сынуля. И открыл холодильник.

В другой раз она бы сочла своим долгом напомнить ему о том, что поедание колбасы не способствует наращиванию мышечной массы. Но сейчас Маргарита больше всего хотела, чтобы сын покинул место её преступления. И как можно скорее!

Что он и сделал, прихватив напоследок румяное яблоко. Уже в дверях Илья обернулся. Он взглянул на неё сверху вниз.

– Макару привет, – услышала Рита.

Она вскинула брови, но сынуля исчез. Дверь детской жалобно скрипнула. И  Рита подумала, что между ними всего лишь тринадцать лет разницы. И на роль «заменителя папы» Макар ну никак не годится.

Глава 9

– Белоручка, да ты горячая штучка! – восклицала Ксюха.

Она продолжала так делать даже спустя целый месяц. И настойчиво требовала подробностей. Маргарита не особо делилась. Она подсознательно ждала от жизни подвоха. А еще… Ревновала! Дико. Сходила с ума, когда он на её глазах улыбался кому-то другому. А он улыбался! Обаятельный гад.

Раздражало и то, что они появлялись на людях не в качестве пары. А каждый сам по себе. В сущности ничего не изменилось! В бассейне он вел себя сдержано. Почти не касался её. Хотя его друзья были в курсе. Рита старалась не думать об этом! Она зареклась не задаваться вопросами, типа «а кто мы друг другу». А просто жить! Здесь и сейчас. От встречи до встречи. Не зная, сколько это продлится.

В жизни Рита влюблялась всего лишь однажды. В своей любви она почти докатилась до края. Посмотрела вниз, и решила вернуться! Но с тех пор жила как бы в полсилы, избегала эмоций. Условный рефлекс! Он его поломал, и постепенно заполнил собой её мысли. Теперь, сидя на работе, Рита считала часы. Она думала о нем, глядя в зеркало. Не выпускала из рук телефон…

Так было и в этот раз. Очередное совещание затянулось. В момент, когда шеф проводил внеурочный ликбез, экран смартфона бесшумно мигнул. Речь зашла о смежном отделе. И Рита решила проверить, кто написал. Она, конечно, знала, кто это! Он писал ей по десять раз на день. Иногда их спонтанные переписки носили интимный характер.

«Думаю о тебе», – прочитала она. И прикусила губу, незаметно стащив телефон на колени.

«У меня секс совещание», – написала, и быстро нажала «отправить».

«Что у тебя?????», – прилетело вдогонку. Рита перечитала свое сообщение и ужаснулась. Даже смартфон, ощущая ее настроение, подкидывал словечки «ниже пояса».

«Сейчас! Я хотела написать сейчас», – оправдалась она.

Но на этом Макар не успокоился.

«Разберемся!», – пригрозил он.

Рита прикрыла ладонью рот, чтобы никто не заметил её улыбки. Среди серьезных людей, погруженных в рабочий процесс, она ощущала себя посторонней. Главбух Галина Ивановна черкала что-то в своем ежедневнике. Секретарша Алена подобострастно смотрела на шефа. Все с умным видом внимали! А она, между тем, набирала ответ.

«Приезжай, я сделаю тебе минет», – напечатала Рита.

Спустя мгновение он прислал ей задумчивый смайлик:

«Ты хотела сказать омлет?».

«Я хотела сказать минет», – подтвердила она и бесшумно хихикнула, представляя, как он прочитает.

– Маргарита Сергеевна! – в кабинете воцарилось молчание. И от этого её имя прозвучало еще более грозно.

Маргарита встрепенулась и спрятала руки под стол. Сергей Владимирович буравил ее глазами:

– Мы вас отвлекаем?

– Я…, – став центром внимания, Рита смутилась.

Она взглянула на шефа. Холодное лицо, сосредоточенный взгляд. Костюмная ткань лоснится на крепких плечах. Образец делового мужчины! Но Рита помнила, как этот же голос нашептывал ей на ухо «сладости»…

К концу новогоднего праздника, когда «слабаки» разбежались домой. Он подсел к ней за барную стойку. Рита как раз ожидала коктейль.

– Маргарита Сергеевна, – произнес директор. Вместо галстука на шее у него красовалась ёлочная мишура.

Рита в ответ улыбнулась. На ней было черное платье. Маленькое, и жутко элегантное.

– Потанцуешь со мной? – он прищурился и протянул ей свою ладонь. «Почему бы и нет», – подумала Рита.

На танцполе их окутала приятная темнота. И ди-джей, как будто специально, напустил мутного дыма. Рита подумала, что в такие моменты случается что-то особенное. И это случилось! Сергей Владимирович прижал ее к себе чуть сильнее. А потом наклонился и произнес:

– Королева Марго.

Его шепот прошелся по коже, от мочки левого уха и до кончиков пальцев. Рита слегка отстранилась. Он это почувствовал.

– Мне не удастся тебя соблазнить? – прозвучало вдогонку.

Она прикусила губу, чтобы себя отрезвить. Стать фавориткой легко, но выпутаться из таких отношений было бы крайне сложно. Без вреда для репутации и насиженного места!

И потому с тех пор, чтобы не поддаться соблазну, на корпоративах она танцевала исключительно с сопливыми юнцами из отдела продаж. Они не вызывали в ней никаких эмоций…

«Тебя забрать?», – предложил Макар. Рита вздохнула.

«Минут через тридцать», – написала она.

Рабочий день подошел к концу. Но руководство ставило целью продлить его еще как минимум на полчаса.

Он в ответ прислал ей сердечко и… банан! Рита сдержала улыбку и посмотрела в окно. Зима уже утвердилась в своих правах. Новый год маячил на горизонте. В последнее время этот любимый с детства праздник стал пыткой. Илья, наевшись салатов, убегал к друзьям. И Рита, за неимением других альтернатив, шла в гости к Ксюхе. Та обязательно подсовывала ей кавалера и поздравляла с «новым счастьем». Но счастье длилось недолго!

Рита подумала, что в этот раз предложит Макару отметить вдвоем. Ёлка, музыка, секс и селедка под шубой. Говорят, что с кем встретишь новый год, с тем его и проведешь. Она не была суеверна! Но все-таки верила, что в этот раз примета сработает.

Иномарка Макара уже ожидала в стороне от проходной. Рита сама просила его «не светиться». Не потому, что стеснялась! Просто не хотела становиться объектом чужих пересудов.

Он открыл переднюю дверцу, приглашая вовнутрь. На сиденье лежал букет. Обернутый яркой бумагой и перевязанный милым бантом.

– Запрыгивай! – позвал Макар.

– Ага, – кивнула она и осторожно взяла в руки цветы. Миниатюрные розочки и белые хризантем, в обрамлении воздушного облака гипсофиллы, издавали тонкий едва уловимый запах свежести и лета.

– Спасибо, – прошептала Рита и коснулась губами колючей щеки.

– Будешь опаздывать, не стану приезжать за тобой! – отчитал Макар. Он почти всегда забирал её. Иногда голодный и уставший, а иногда – одухотворенный и полный планов на вечер.

– Ну, тогда мне придется ездить на автобусе, – заметила Рита, поправляя прическу. – Там ко мне будут прижиматься всякие менеджеры, будут подавать мне ручку.

Он недовольно покосился в её сторону и завел машину:

– Признавайся! Строила глазки начальству?

– Еще как! – лукаво ответила Рита. Успевая заметить сквозь вечернюю темноту, притаившийся в зарослях директорский джип. Фары вспыхнули, освещая комбинацию цифр. «555», – прочитала она. И обернулась, в попытке увидеть, был ли кто-нибудь за рулём.

Глава 10

– Разогреешь вчерашний плов, – сказала она в телефон.

Он её оборвал:

– Ма! Я уже не ребёнок!

«Самостоятельный, блин», – подумала Рита. Слишком рано она его социализировала.

– Ой, простите, Илья Сергеевич! – с придыханием выдала в трубку.

Сын хохотнул.

– Димон придет, ничего? – как бы, между прочим, поставил он в известность. И Рита нахмурилась.

В последний раз после визита Димона в их квартире появился кот. Рита долго пытались найти общий язык с животным. Он гадил, она убирала. Если ругала – царапал! Время шло, рыжий зверь привыкал к ней. А она привыкала к нему. И только все устаканилось, как случилось страшное. Он сбежал! И уже не вернулся. Рита ждала, и даже кошачий горшок полгода спустя все еще стоял на том же месте. А что, если в этот раз на пороге квартиры окажется пёс?

– Только в зал ни ногой! – попросила она.

Сзади к её спине прижалось горячее тело. Он убрал с шеи волосы, и поцеловал чувствительный изгиб. Рита закрыла глаза.

– Все, сынуль! Веди себя хорошо! – попрощалась она.

– Ага, – послышалось в трубке, – Макару привет!

Рита нажала «отбой».

– Я слышал, – прошептал ей в шею Макар.

Она уложила голову ему на плечо. Его рука обхватили тонкую талию. Он отобрал телефон:

– Давай поменяем твой гаджет?

«Хочешь сказать, что я не современная?», – подумала Рита.

– Я люблю его! – возразила она.

Он отложил телефон и обвил её второй рукой, прижимая к себе.

– Я ему даже завидую, – услышала Рита.

Она сделала движение бедрами. Распаляя скорее себя, чем его! Член Макара уже стоял колом в штанах. И ей не терпелось исполнить свое обещание.

– Значит, отца звали Сережа? – шепнул он ей на ухо. Чем нарушил волшебный момент!

– Моего отца, – поправила Рита.

– В смысле?

Она вздохнула. Радуясь, что он не видит её лица:

– Я назвала его в честь дедушки. А отчество папино.

Макар усмехнулся:

– А Илье говоришь, что его отец – капитан дальнего плавания?

«Не твоего ума дело», – подумала Рита. А вслух – промолчала.

Она избегала подобных тем. И потому, когда Илья спрашивал про отца, начинала многозначительно шмыгать носом. Помогало! Сын терпеть не мог «бабские сопли».

Однажды за ужином он спросил:

– Ты просто не знаешь, кто мой отец?

Рита прекратила жевать. Кусок застрял в горле.

– С чего ты взял? – удивилась она. До этого момента легенда о том, что «папа нас бросил» прокатывала.

Сынуля вздохнул. Отложил в сторону вилку. И глубокомысленно произнес:

– Ленка, из десятого класса беременна. И не признается от кого! А наш физрук сказал, что у баб это сплошь и рядом. И потому – безотцовщина…

Он осекся, увидев её лицо. Отвернувшись, Рита шмыгнула носом. Она прикусила губу, чтобы смех, душивший её, не прорвался наружу…

Макар обнимал, и эта близость вызывала желание поделиться.

– Говорю, что его отец умер, – грустно сказала она.

– А… на самом деле? – осторожно поинтересовался Макар.

Рита усмехнулась, глядя куда-то внутрь себя:

– На самом деле он жив. И, надеюсь, здоров.

Макар задумался. Он помолчал, и вдруг произнес:

– Наверно, он сильно тебя обидел?

Рита прикрыла глаза, загоняя обратно тоску, которую пробуждали его слова. Как можно строить отношения с кем-то, когда ты не можешь простить? Но за что? Она ведь сама виновата! Теперь возвращаться назад было слишком поздно. Илья вырос. Возможно, когда-нибудь она попробует ему рассказать.

– Ясно, – Макар обнял её крепче, понимая, что сегодня откровений уже не случится, – Ну и чёрт с ним! Он дурак, раз тебя потерял.

По коже от линии роста волос до ключицы, прошлись его губы. Одновременно горячие и нежные. Ладони ощупали бедра.

– Ты мне кое-что обещала, – напомнил Макар.

В своем собственном доме он смотрелся вполне гармонично. Это был двухэтажный «пентхауз» с голыми стенами. Больше похожий на съемочный павильон! Из мебели – только матрас. Кронштейн на колесиках выполнял функцию шкафа.

На одной из стен Рита увидела надписи. Это были номера телефонов. Обязательно с указанием имени. Почти каждый номер снабжала пометка. Где-то это был крестик, в другом месте – обнадеживающая галочка. И очень редко у кого рядом с именем красовалось сердечко.

– Это твоя записная книжка? – спросила она.

Макар ничуть не смутился:

– Ну, типа того.

– И что означают эти символы? – продолжила Рита.

Макар подошел, постоял в задумчивости.

– Зачем тебе знать? Все равно это в прошлом, – произнес он, пытаясь обнять. Но она увернулась! Подошла к табурету, игравшему роль прикроватного столика. И взяла ручку.

Теперь внизу его перечня добавилась еще одна строчка.

«Маргарита», – записала она после номера телефона. Успевая заметить, что в ряду перечисленных промелькнуло знакомое имя.

– Светка? – озвучила Рита. – Та самая?

– Ревнуешь? – он приблизился к ней, взял за плечи.

Рита откинула голову, предвкушая обжигающий поцелуй. Но касание губ было очень коротким.

Макар взял в ладони её лицо.

– Я хочу твои губки, – прошептал и слегка надавил.

Рита медлила. На окнах его квартиры не было штор. А окна были большими!

– Идем на кухню? – предложила она. Вспоминая, что кухонное окно хотя бы выходит в безлюдное место. Из зала же было заметно не только Луну на безоблачном небе. Но и окна соседнего дома.

– Идем сюда, – произнес Макар. Глаза его в темноте загорелись. Он взял её за руку и повел за собой.

– Нет! – ответила Рита, когда они подошли к окну. Она опасливо покосилась в него.

– Стесняшка моя, – Макар улыбнулся, забираясь руками под блузку. Он достал её край из-за пояса и поддел.

Рита покорно ждала, позволяя себя раздевать. Целый день она ощущала себя «гуру секса». Не удивительно! Когда под офисной униформой надето… такое. В белье и чулках с кружевными подтяжками её скромные формы смотрелись вполне аппетитно.

Когда юбка упала к ногам, Рита смутилась произведенному эффекту.

– Значит, «секс совещание» не было опечаткой? – Макар задумался, как будто решая, как ему поступить. Змея на руке шевельнулась, когда он извлек из карманов ладони.

– Сама напросилась! – сказал угрожающе. Но глаза выдавали шутливый настрой. Они всегда улыбались. И становились серьезными только в моменты, когда он… был в ней.

Рита смущенно кивнула, признавая вину. Она прикусила губу.

– Вставай на колени, – приказал Макар. В темноте промелькнул его хищный оскал. Рита медленно опустилась. Сквозь нейлон, ощущая коленками пол.

Он подошел к ней, присел на корточки. Взгляд карие глаз изучал её долго и пристально. Подушечки пальцев коснулись щеки. Рита закрыла глаза, губы ее приоткрылись. Как будто в ожидании поцелуя. Но его не последовало! Вместо этого Макар улыбнулся и встал перед ней во весь рост. Теперь его пах был напротив лица.

– Ну что, Маргарита Сергеевна, будешь сосать? – он расставил ноги на ширину плеч, и принялся расстегивать джинсы. Словно готовясь… отлить на нее.

Рита вздрогнула, ощущая волнение. Жар внизу живота нарастал. Колени дрожали! Ей не впервой было делать минет. Но эту часть близости она считала наиболее интимной. И потому далеко не каждому члену, посетившему её вагину, выпадал шанс оказаться во рту.

Он расстегнул джинсы и чуть приспустил их вместе с трусами. Высвобождая свой каменный пенис. Сжал в руке и слегка подрочил. Помассировал яйца, которые, судя по тяжести, были наполнены до краёв.

Не говоря ни слова, Рита взяла его член. Она отодвинула крайнюю плоть, обнажила головку. Твердый конец розовел. Такой аппетитный! И она, смочив губы, приникла к нему. Макар застонал, обхватил её голову. Посмотрел сверху вниз. И Рита, ловя его взгляд, заскользила губами по рельефной поверхности. От залупы и к основанию. Почти до конца…

Еще непривыкшее горло сопротивлялось. Давно не сосала!

– Ммм, какие сладкие губки, – промычал Макар и погладил её по волосам.

Рита закрыла глаза, наслаждаясь. Она скользила ртом мягко, нанизывая себя на горячий конец. Он стоял неподвижно, и бедра под плотной джинсой были похожи на два бетонных столба. Её колени дрожали, а нежная плоть между ног увлажнилась. И Рита подумала, что если он захочет кончить ей в рот, она будет не против.

– Тебе так идет, – произнес Макар у нее над головой.

Рита выпустила изо рта его напряженную плоть.

– На коленях и с членом во рту? – спросила лукаво.

– Да! Но только с моим!

Макар улыбнулся и, наклонившись, достал её киску. Пальцы мужчины накрыли лобок, раздвинули губы, нащупали клитор… И крохотный бугорок мгновенно ожил в умелых руках! Она поддалась, выгибая спину навстречу чувственным ласкам. И палец, смоченный влагой, заскользил между ног, погружаясь все глубже.

– Такая мокрая, – прорычал ей на ухо Макар.

Рита тихонько стонала, продолжая дрочить его член. Она изогнулась, подставляя ему свои прелести. Он подразнил их еще немного. А потом, развернул, вынуждая встать в позу! Она ощутила, как пенис касается мокрой расщелины. Набухшей пропитанной соком головкой он провел вдоль промежности, распределяя смазку. Рита пошевелила бедрами, помогая ему проникнуть.

– Да, – вздохнула она, прижимаясь ягодицами к его паху.

Он крепко сжал её бедра, удерживая в этом положении. Затем раздвинул упругие половинки, нащупал дырочку между ними. Она не противилась, когда палец мужчины проник в расслабленный анус. Почувствовав это, он усилил нажим, заполняя оба отверстия. А после задвигался в ней, не давая себе передышки!

«Собака мордой вниз», – подумала Рита, глядя на мир «вверх ногами». Она закрыла глаза, ощущая, как колышутся в такт его фрикциям голые груди. Кружевной лифчик болтался подмышками. А трусы застряли в районе колен. Раздался шлепок, и волна удовольствия ринулась вверх! Заполняя утробу, разливаясь тягучим бальзамом по венам, и едва не лишая чувств…

Лунный свет теперь стал еще ярче. На безоблачном небе мерцали миллиарды созвездий. Предвещая морозный день. Тонкий слой изумительно белого снега укрывал тротуары и промерзшие латки газонов. К новому году, вопреки долгосрочным прогнозам, в их город обещался прийти снегопад.

Она представляла, как, должно быть, красиво смотреть на него из такого большого окна. И мебель здесь ни к чему! Они усядутся на пол, возьмут с собой чай и печенье. И будут наблюдать, как порхают снежинки. Пушистыми мухами бьются в окно.

– Переезжайте с Илюхой ко мне, – лениво произнес Макар. Он вытянулся на матрасе, спрятав ладони под голову.

Рита, улегшись на его крепкий бицепс, изучала потолок. Абсолютно ровный и белый. Это помещение было трудно назвать квартирой. Хотя Макар гордился своим приобретением! Он купил её сам, не в кредит. И пока еще так и не довел до ума. Как будто все ждал чего-то.

– Зачем? – выдавила она.

Он усмехнулся:

– А что? Рановато?

– Ну…, – Рита задумалась.

Не сказать, чтобы его предложение вызывало восторг. Она никогда не жила с мужчиной. И плохо себе представляла, каково это? Просыпаться вот так каждый день! Засыпать, укрывшись одним на двоих одеялом. Валяться без дела, сплетая конечности. Подкалывая друг друга, и глядя в глаза.

Макар по-своему воспринял её молчание.

– ОКей, подождем еще пару недель, – сказал он, привлекая ее к себе.

Горячее тело еще не остыло от близости. И она улыбнулась, вдыхая его опьяняющий запах.

– Да, может, через пару недель ты и сам передумаешь, – ответила Рита.

Он напрягся:

– Почему это? Ты не все мне рассказала? У тебя еще дети? И ты прячешь их в шкаф, когда я прихожу?

Рита рассмеялась ему в подмышку. Она понимала, что после секса мужчины становятся мягкотелыми! Кончив, они обещают с три короба. А наутро, оценив трезвым взглядом, понимают, что не все обещания можно сдержать.

Глава 11

Больничный коридор угнетал и вызывал неприятные ассоциации. Рита вспомнила, как сидела на одном из потресканных стульев. Сказать, что ей было страшно, значит не сказать ничего! Поджилки тряслись, перед глазами стоял непроглядный туман. А съеденный на завтрак бутерброд с колбасой уже просился обратно.

Врач велел приходить на голодный желудок. Но Рита нарушила строгий запрет. Её донимал токсикоз! И чем ближе была судьбоносная дата, тем ощутимее он становился. Как будто ребенок хватался за жизнь. Взывал изнутри, просил о помиловании.

Маргарита смотрела невидящим взглядом. Какая-то женщина подошла и спросила её, где туалет.

– Направо по коридору, – ответила Рита.

Она и сама посетила его не единожды. Мочевой пузырь как будто взбесился! И Рита плохо себе представляла, как сумеет сдержать его на больничном столе. Ей поставят укол, и наркоз, как спасительный обморок, избавит от чувства вины. Она откроет глаза, и все останется позади. И конец их романа, разрывающий душу на части. И любовь, что теперь оказалась никому не нужна! И её не рожденный ребенок.

Рита зажмурилась, представляя… Андрея. Его задумчивый взгляд цвета серого неба. Когда он улыбался, глаза, окруженные сетью мелких морщинок, всегда оставались серьезными. Как будто он прятал внутри какую-то горечь. Она невольно задумалась: а что, если у ребенка будут его глаза? И каждый раз, глядя в них, она будет его вспоминать. Сумеет ли выдержать сердце?

Рита погладила плоский живот. Всего лишь песчинка. Зародыш. Ничто! У него пока еще нет даже пола. Даже имени нет!

Дверь с надписью «не входить» отворилась, и на пороге возникла женщина в белом халате. Она хмуро окинула взглядом приемную.

– Белоручка! – услышала Рита надтреснутый бас медсестры.

В глазах потемнело. Она прижала к груди медицинскую карту.

«Нужно просто решиться! Сейчас. А потом я открою глаза, и представлю, что это был сон», – повторяла она про себя.

Медсестра, еще раз взглянув в свои записи, повторила, на этот раз громче:

– Белоручка Маргарита Сергеевна! Есть такая?

Девушки, сидевшие вдоль стены, озадаченно переглянулись. Рита вжалась спиной в подлокотник. Тошнота с новой силой скрутила желудок. И во рту стало гадко. Это всего лишь сперматозоид, попавший внутрь неё по ошибке! Это всего лишь… частица его самого.

Боль окутала разум, мешая дышать. И боясь разрыдаться, она пулей метнулась к двери.

– Девушка, вы куда? – прозвучало в спину. Но Рита не обернулась! Она бежала, боясь передумать. И только выйдя на улицу, сумела дать волю слезам.

Двери клиники хлопали, пропуская внутрь женщин и девушек. Нескончаемый шум голосов отзывался внутри гулким эхом. Блондинки, брюнетки, шатенки… Кто-то готовился к родам. Другие – к аборту!

Рита сидела на пыльной скамье. В голове было пусто! Как будто в этот самый момент в её жизни закончилось что-то. А что-то другое пыталось начаться. Она не знала, как жить и что делать. Но знала одно! Если получится мальчик, она назовет его в честь дедули, Ильей…

– Белоручка Маргарита Сергеевна, – стройная девушка в накрахмаленном белом халате была совсем не похожа на ту медсестру, из прошлого. Да и врач был другой. Беспристрастный коммерческий гинеколог.

В последний раз Рита была здесь полгода назад. Она сдавала анализы. Как раз тогда у неё и случился легкомысленный секс с айтишником Стасом.

Грузная женщина-гинеколог сидела в крутящемся кресле. Она взглянула на вошедшую поверх очков и указала на маленький стул.

– Как ваше здоровье? – сказала, изучая медкарту.

Рита задумалась. В принципе, все было в норме. Не считая того, что теперь каждый поход по-маленькому сопровождался болезненной резью внизу живота. Макару она не сказала. Очевидно, что речь шла об измене! И теперь, сидя напротив врача, она грызла губы. Ожидая услышать диагноз. Хламидии, герпес, или что там еще?

Рита уже сочиняла в уме, как она поведет себя. Попробует вывести его на чистую воду! А если будет молчать, предъявит свои доказательства.

– Анализы в норме, – протянула врачиха, мясистыми пальцами перебирая листки.

И Рита невольно вспомнила, как эти же пальцы в прошлый раз раздвигали ей все… между ног. Она покосилась на кресло, стоящее за якобы ширмой. Ею служила прозрачная занавеска. И Рита очень надеялась, что сегодня садиться в него не придется.

– А почему же…, – начала она.

Гинеколог перебила:

– Цистит! А что вы хотели? – и, склонившись над столом, стала что-то писать.

Рита вздохнула.

– А… он передается половым путем? – решила она уточнила. А кто его знает?

Женщина усмехнулась.

– Нет, но ослабляет защитные функции. Поэтому секс только с презервативом! – сурово велела она.

Рита задумалась, говорить ли Макару? Звучит так себе. Неэротично!

– Даже… оральный? – вырвалось у неё.

Гинеколог фыркнула. Оценивающе посмотрела на нее поверх очков.

– Меня интересует только вагинальный, – она постучала себе по бейджику, – Я – гинеколог, а не лор!

«Белоручка, ну ты и тупица!», – подумала Рита. Она замолчала, боясь сморозить еще что-нибудь. В кабинет вошла медсестричка. И, словно мышь, пробежалась наискосок. Звякнули «пыточные» инструменты.

– После длительного перерыва такой марафон даром не проходит! – сказала врачица. Она пролистнула назад, изучая анкету. – Вы не имели сексуальных отношений в течение года, а за последний месяц решили все наверстать?

Медсестра оторвалась от дел и с любопытством посмотрела на пациентку. Рита не стала смущаться, она приняла оборону. Но против напора Галины Максимовны оказалась бессильна.

– Вы же не девочка! – напомнила та. И уложила на стол свои полные руки. – Беречься надо! Вам еще второго рожать.

Рита опешила:

– Я не…

– Не зарекайтесь! – сказала врачица. Пуговки на её медицинской униформе разошлись, с трудом удерживая пышный бюст. – Оглянуться не успеете, как климакс придет. Так что, не тяните!

– Спасибо, конечно, – ответила Рита.

Получив мощный заряд мотивации, она отправилась в аптеку.

И, шагая знакомыми тропами, в который раз думала: как хорошо оказаться трусихой! А иначе, будь она смелой и решись на аборт? Такая идея пугала. Ведь за последние несколько лет именно сын стал её лучшим другом. Он был уже взрослым и многое понимал. Да, иногда раздражал! Мылся редко. Обманывал. Как-то раз, найдя в спальне длинный блондинистый волос, Рита подумала, что, возможно, в ее отсутствие, у них дома бывает не только Димон…

До конца работы оставалось каких-то полчаса, и возвращаться не было смысла. Рита решила использовать время с умом! Она прошвырнулась по магазинам. Почти ничего не купила, но стряхнула «больничную пыль». Снег снова растаял. И под ногами теперь было мокро. Надежды, что зима успеет украсить их чумазые улицы к новому году, таяли. Также как снег!

«Ну и ладно», – подумала Рита. Из окон в квартире Макара даже дождь смотрелся красиво. В последнее время она всерьез раздумывала над его предложением. Хотя, он с тех пор так ни разу к нему не вернулся. Но слова прозвучали! И в голове, хочешь – не хочешь, возникали мысли. Вроде того: «Куда поставить её трюмо»? Или: «А когда Илья съедет, из второй спальни можно сделать гардеробную». Рита гнала их! Но они появлялись опять. Щекотали нервишки, и пугая и радуя одновременно.

«Железный зверь» милосердно открыл свою пасть на седьмом этаже. Рита вышла, с ключами на изготовке. Но дойти до двери не успела. Та распахнулась! И из объятий прихожей на площадку «выпал» сынуля, а следом – Макар. Оба смеялись! Оба были в спортивных штанах. И оба – без шапок.

– Куда это вы намылились? – удивилась Рита.

Увидев её, они перестали смеяться. Макар подмигнул. Взгляд его потеплел. Захотелось обнять! Но в присутствии сына…

– В спортклуб! – спрятав руки в карманы, отчитался Илья.

И только сейчас, видя их вместе, Рита заметила, что он подражает Макару. И даже стоит точно также, чуть отставив в сторону правую ногу. Стало смешно.

– А ты там что забыл? – удивилась она.

Сынуля обиженно хмыкнул:

– У меня абонемент.

Макар рассмеялся и по-дружески ткнул его кулаком:

– Вымогатель!

Сын скорчился, тоже в шутку! Наблюдая это, Маргарита подумала, что, если в отцы Макар не годится, то с ролью старшего брата справляется на «ура».

– Пока! – бросил Илья на прощание. И поскакал по ступеням, как молоденький козлик.

Макар не спешил догонять его. Он подошел, распахнул свою куртку. Рита прижалась к нему, радуясь этой нечаянной близости.

– Останешься? – прошептала она, потираясь щекой о его пуловер. Ощущая ладонями сильное тело. Готовая прямо сейчас, закрывшись в квартире, отдаться ему. Наплевать на запреты врача! И пусть любит её без «защиты». Чтобы туго, плоть к плоти.

– Я обещал твоему спиногрызу, – он стянул с нее мокрую шапку.

Илья был не промах! И потребовал личного тренера. Чтобы тот разработал для него систему тренировок. Макар шел навстречу. И кажется, ему тоже нравилась эта роль. Быть чьим-то кумиром почетно и здорово! Все довольны и счастливы. И только Рита никак не может отделаться от навязчивой мысли: «А что же случится, когда он исчезнет?».

– Я буду ждать вечера, – он закопался в ее волосах.

Горьковатый привкус туалетной воды легким шлейфом коснулся лица. Рита прикрыла глаза, наслаждаясь мгновением. Так хотелось не ждать…

– И я тоже, – прошептала она, отпуская.

Глава 12

Вечерний озноб похрустывал льдом под ногами. Ветер хватал за румяные щеки. Тем приятнее было ворваться с мороза в бассейн! Отогреть свое тело в парилке. И распаренным броситься в воду.

Рита надела купальник. Она оценила свое отражение и осталась довольна. Для тридцати пяти у неё идеальные формы! Ни жиринки на бедрах и талии. Грудь даже без лифчика держит форму.

В последнее время ее самооценка значительно возросла. Макар умудрялся оправдывать каждый ее недостаток. Веснушки? Да это же мило! Слегка кривоватые зубки? Изюм! И даже ненавистная родинка на левом плече, от которой сама Маргарита мечтала избавиться, с его легкой руки превратилась в «божью коровку».

Их отношения длились всего ничего. Но каждая встреча была особенной! Макар удивлял, разделяя ее интересы. Он увлекался всем сразу, и одновременно – ничем! Говорил, что спортклуб – это первый проект, который ему удался.

Его мать умерла. А отец, на берегу моря, остался жить с новой семьей. Недавно у него родилась сестренка. И папа назвал её Аня, в честь умершей жены. Макару эта идея показалась в корне неправильной. И он поругался с отцом!

Он стал откровеннее с ней, рассказав, как непросто ощущать себя чьей-то обузой. Именно так он себя ощущал, оставшись с папой один на один. Как будто мешал ему жить по-новому.

Макар рассказал, как в школе его дразнили «Макар-кар-кар» за то, что он немного картавил. Благодаря логопеду эта проблема ушла, а вот кличка осталась. Его мир был другим! Не таким, как она представляла. В нем не было пафоса и светских тусовок. Его круг общения был разнообразным, не зацикленным на социальных барьерах. И Рита гордилась, ощущая себя его частью…

В этот день «Альбатрос» был битком. Вдоль длинных дорожек, расчерченных бусами, разминались пловцы. Половина бассейна была отдана в угоду спортивным рекордам. Остальная – кишила людьми! На мелкоте тусовались «русалки», занимая полезную площадь. На крайней дорожке учились плавать чьи-то вредные дети.

Водный трамплин, пристанище всех «брызгунов», был закрыт. И молодежь, свесив с перилл вооруженные гаджетами конечности, оцепила периметр. Они кричали, наблюдая за тем, как спортсмены имитируют предстоящий заплыв.

В этом шуме и тесноте Рита сходила с ума! Она устремилась прочь из «консервной банки». Решив оставшуюся половину сеанса посветить СПА-процедурам. Вода обволакивала, глубина хватала за икры. Вполне ощутимо!

Рита дернулась, позабыв, что она в людном месте. И задела полную женщину. Та испугалась и всплеснула руками, поднимая волну. Волна опрокинула детскую доску для плавания. Ребенок заныл! А мамаша принялась возмущаться, ища виноватого. В итоге крайним стал паренек с физиономией лузера.

Рита скрылась. Под шумок доплыла до заветной лестницы…

Макар появился внезапно. Он вынырнул сзади нее. Сумасшедший дельфин! Обрызгал. И, взяв за талию, стащил обратно в воду. Рита взвизгнула, привлекая внимание. В первую секунду не до конца понимая, что происходит.

Он отпустил её, а сам остался висеть на буйках.

– Ты же сказал – не придешь! – Рита пнула его под водой.

Он поймал её ногу. Потянул на себя:

– Хотел сделать сюрприз, подождать у ворот. А потом передумал!

– И решил утопить меня? – сказала она, отбиваясь.

Он улыбнулся. Капли воды скатились по лбу, и исчезли в темнеющих зарослях. Он шел ей навстречу! То отпуская щетину, то сбривая практически в ноль. Благодаря чему всегда оставался разным. И от этого разнообразия ехала крыша!

Макар поманил её пальцем. И Рита приблизилась. Теперь они вместе болтались, держась за пластмассовый разделитель. Он с одной стороны, а она – с другой! Их колени соприкасались под толщей воды. И Рита боролась с желанием обвить его шею руками.

– Маргаритка, – он взглянул на нее. Глубина его карие глаз поглощала. Хотелось тонуть! Но Рита держалась. Держала себя на поверхности.

Он взял её за подбородок. И сам наклонился, целуя сначала в висок. Как тогда! Потом – в плотно сжатые веки. И в губы, что уже ожидали его. Рита плыла! Невзирая на трафик, на безумные вопли болельщиков, ей почудилось, что вокруг никого. Так бывало! В моменты их близости мир исчезал. Оставалось дыхание, влажный след на губах. И огонь. В тех местах, где он трогал её…

– Эй, молодежь! Посторонитесь! – возмутился какой-то пузатый мужик, разрушая идиллию.

Макар прекратил целовать. Он поднырнул, и всплыл на поверхность с её стороны. До окончания сеанса оставалось не так много времени. Между тем, экспериментальный заплыв был в самом разгаре. Болельщики с «верхних палуб» кричали спонтанные лозунги.

«Здесь столько народу», – подумала Рита, – «И поцелуй видел каждый из них!». Ей хотелось кричать от восторга, вливаясь в толпу. Но Макар оставался спокойным. Словно это не он только что поцеловал её у всех на виду.

– Я пойду, – неохотно сказала она.

– Давай! А я еще пару кругов, – он подсадил её, бесстыдно при этом облапав. И Рита, манерно виляя бедрами, исчезла в дверях душевой…

Нижние ярусы сауны были заняты. И она, взгромоздившись наверх, принялась изучать контингент. Мамаша с ребенком делили одно полотенце. Мальчик сверкал писюном и хныкал:

– Пошли, ма! Ну, пошли!

Но мать, как гора, возвышалась над ним, преграждая путь к двери.

– Посиди! Ты еще не нагрелся! – говорила она, ероша рукой его волосы.

Чуть выше две девушки, лет по шестнадцать, манерно чирикали, обсуждая грядущую дискотеку. Речь зашла о парнях, и Рита прислушалась.

– А что у вас с Лешкой? – спросила одна, с грудью совсем не девчоночьей.

Вторая, ссутулилась, оперлась на худые коленки.

– Не знаю, – вздохнула она, – Хочу отдохнуть от него. Я реально устала!

Вторая с пониманием закивала.

– Да, отношения – это сложно, – сообщила она с видом женщины, познавшей всю глубину любовных утех.

Рита хмыкнула, радуясь, что у нее мальчик. И не нужно вникать в его личную жизнь. Женщина, сидевшая рядом, вооружилась перчаткой с шипами, и принялась скрести бедра. Вероятно, надеясь, что так они быстрей похудеют! «Скряб-скряб», – противный звук раздражал. Казалось, что вместо кожи у неё на ногах дерматин. И сколько не три, а толку не будет!

Рита сползла с верхотуры и отправилась в душ. Чтобы смыть с себя пот, пока не нагрянула новая смена. На этот раз её шкафчик был в самом дальнем углу. Она стянула купальник, успевший подсохнуть. И разложила на подоконнике весь запас косметических средств. Шампунь, кондиционер, скраб для тела и скраб для лица… Теперь уход за собой был оправдан вдвойне! И в её арсенале появлялись все новые баночки и пузырьки.

Увлекшись, она не заметила, как в раздевалку вошла одноклассница. Бывшая! Она расположилась неподалеку. Обернула большим полотенцем свой топлес. И замерла, глядя на Риту. В раздевалке были только они. Народ разбежался, кто – в душ, кто – в парилку.

И Светка, захлопнув свой шкафчик, спросила:

– Так значит, теперь он с тобой?

Рита вздрогнула и обернулась. Подруга стояла, изучая её в дальнем зеркале.

– И что он нашел в тебе? – пренебрежительно бросила Светка.

Рита решила не отвечать. Она прикрылась и молча продолжила выуживать из сумки банные принадлежности. Тогда Светка, обозленная её безразличием, решила идти напролом.

– Криворучка! – позвала она. И Рита сглотнула, спиной ощущая её неприязнь.

В школе у них было принято друг друга дразнить. Но фамилия Светки, как и она сама, не располагали к подобным издевкам. И всё, что сумела выдумать Рита, это слово «козюля». Что в её исполнении звучало скорее нежно, чем оскорбительно. Подруга была куда более изобретательной! И обидные прозвища сыпались градом. «Криворучка» было одним из таких.

– И чем ты его соблазнила? – продолжила Светка. – Уж не своей красотой!

Ситуация накалялась. Нужно было дать сдачи! Но Рита решила быть выше. В конце концов, Светка уже проиграла. И просто бесилась, что её королевской особе красавчик Макар предпочел «Криворучку».

– Мне очень жаль, – ответила Рита, не удостоив подругу взглядом.

Однако её деликатность возымела обратный эффект. Светка не успокоилась. Она скрежетнула зубами.

– Когда вкусно ешь…, – услышала Рита. Продолжение этой фразы было у всех на слуху.

– Что тебе нужно? – спросила она, заставив себя обернуться.

Светкин взгляд, полный желчи, говорил лучше слов.

– Мы же были подругами в школе! Забыла? Ведь это же скотство – уводить друг у друга парней! – возмутилась она. И сквозь «фасад», тюнингованный автозагаром, Рита увидела девочку Свету, с прыщами на лбу.

Она и сама вдруг стала девчонкой! Влюбившейся по уши в парня подруги.

– Мы не в школе! Теперь каждый сам за себя, – напомнила Рита.

Но Светка не унималась.

– Его трудно винить! Парни любят доступных! – в её словах прозвучал откровенный вызов.

– Да пошла ты, – процедила сквозь зубы Рита.

Кровь забурлила внутри, пробуждая защитные механизмы. И «больная мозоль», под давлением Светкиных фраз, неожиданно вскрылась.

– Чего? – фыркнула Светка.

– Пустышка! – ответила Рита. И в раздевалке повисло молчание.

Рита успела заметить, как исказилось лицо подруги. И поняла, что нащупала слабое место! В следующее мгновение толчок прямо в грудь заставил её опрокинуться. Дверца шкафа не позволила рухнуть на пол. Она же поранила спину торчащим наружу ключом.

– Аааай! – воскликнула Рита.

Она вернула себе равновесие, оценила ущерб. И… Наградила подругу ответным толчком! За неимением опоры та повалилась на пол, едва не опрокинув скамью.

На шум прибежала уборщица. А вместе с ней – новая порция посетителей. Все замерли на пороге. Наблюдая, как Светка пытается встать, потирая ушибленный зад.

– Вы чего тут устроили? – женщина угрожающе топнула. Она оглядела обеих.

Посетители рассосались по залу, ища свои номерки. Светка встала, брезгливо одернула полотенце.

– Чего такое? Фен не поделили? – допытывалась уборщица.

– Ага! Мужика! – рассмеялась одна из пловчих.

Соперницы фыркнули. И, не желая вдаваться в подробности, уткнулись – каждая в свой шкафчик.

Глава 13

В пределах его холостяцкой берлоги появился новый предмет интерьера. Призванный хоть как-то ее разнообразить! Это была картина. Они купили её… А точнее сказать, отобрали! В гипермаркете мебели.

Магазин занимал собой целый этаж. И заблудиться здесь было проще простого! Ни один предмет не стоял в стороне. Каждый играл свою роль в бесконечном море вариаций на тему «уютной гостиной», «супружеской спальни», или «красочной кухни». Примеры удачно оформленных комнат шли один за другим. И оттого казалось, что ты гуляешь внутри каталога. Листаешь страницы, пытаясь представить себе, как будет выглядеть твое жилое пространство.

Они полдня провели, фантазируя, споря и оценивая жесткость матрасов. Нужно было с чего-то начать! Обзавестись первым «совместным имуществом». Макару понравилось кресло-мешок. Он долго смотрел на него, а после шепнул ей на ушко, как именно станет использовать эту обновку.

– Ты можешь думать о чем-нибудь, кроме секса? – хихикнула Рита.

– Рядом с тобой не могу! – он незаметно погладил её чуть пониже спины.

Они сделали круг, испытали на прочность диваны. И вдруг, в одном из отсеков, на тему гостиной, Рита увидела… альбатроса! Огромная птица парила на стыке миров. Художник так точно передал атмосферу полета, невесомости и свободы. Что даже в замкнутом помещении она ощутила привкус соленого моря.

Рита приблизилась к полотну. «Буревестник», – прочитала она. Фамилия живописца была незнакома. Не то, чтобы Рита была знатоком! Но чувство прекрасного в ней пробудилось.

– А это сколько стоит? – обратилась она к консультанту.

– Картина не продается, – с сожалением бросил мужчина. – Как и все предметы декора. Вазы, шторы, ковер, статуэтки.

Он поправил подушку на «образцовом» диване. И Рита подумала, что розовый цвет не пойдет. Лучше серый. А еще лучше – синий. Она протянула руку, желая удостовериться, что полотно – не муляж. Как, например, телевизор! Который, при близком рассмотрении, оказался картонным.

– Руками не трогать! – вскричал консультант.

Его возглас вернул из раздумий Макара.

– Что случилось? – он подошел и уставился на продавца.

В его присутствии тот не утратил свою деловитость:

– Ваша жена уточнила по поводу этой картины. Увы! Но она не имеет цены.

Макар усмехнулся.

– Ну, так давайте оценим её! В чём проблема? Тебе нравится? – обратился он к Рите.

Та сияла, как новенький чайник! И совсем не по поводу нарисованной маслом птицы. Просто слово «жена» до сих пор сладким эхом звучало в её голове.

– Угу, – Маргарита кивнула и уткнулась ему в плечо.

Этого оказалось достаточно, чтобы внутри у Макара заработал режим «супер-героя». Он взялся за дело, целью которого в этот раз был выбранный ею рисунок.

Консультант, растеряв последние аргументы, призвал на помощь коллегу. Затем они вместе ушли за подмогой, и вернулись втроем. Менеджер долго и старательно извинялся. Тем самым лишь подзадоривая Макаров азарт. Из магазина они вышли с картиной! Довольные не столько покупкой, сколько совместным триумфом.

– Почему Буревестник? – спросил он её уже дома.

– Потому, что он нас познакомил, – напомнила Рита.

Макар задумался. Она обняла его:

– Ну! Бассейн «Альбатрос». Это будет наш символ. Наш тотем!

– О! – воскликнул Макар и возвел глаза к небу. – Это Великая женская теория знаков!

Теперь Альбатрос поселился напротив окна. Правда, пока что он подпирал собой стену…

– Ай! Щиплет! – взвизгнула Рита.

Она сидела, поджав колени к груди. Подставляя голую спину для «обработки». Металл поцарапал нежную кожу, оставив на правой лопатке болезненный след.

Он подул на царапину. И Рита закрыла глаза, ощущая, как пальцы Макара нежно исследуют кожу.

– А ты у меня боевая! В тихом омуте, – он коснулся губами плеча.

– Я не хотела! Она сама напросилась! – с обидой буркнула Рита. – Мы в школе дружили, но… Я была… Как бы это сказать? Некрасивой подружкой!

– Ты была некрасивой? – от удивления он выронил ватку, пропитанную антисептиком.

Рита вздохнула:

– Ну… Я была худощавой и очень нескладной. Маме лень было заплетать косички, и она остригла меня «под мальчика».

Он вынул шпильку у неё из волос. И непослушные длинные локоны рассыпались по плечам. Темные на солнце, в свете торшера, они отливали огнем.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.