книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Анна Сапрыкина

Игры со временем – 2

Глава 1

Мы все непреодолимо стремимся к любви. Мы ищем её годами. Нам разбивают сердца, мы разбиваем их в ответ но, тем не менее, мы продолжаем поиски. Почему? Зачем нам нужен кто-то чтобы стать счастливыми? И даже, когда мы отрицаем сам факт, что нам нужна любовь, где-то глубоко в нашей душе тлеет маленький уголёк надежды, что кто-то заметит нас и раздует пламя любви!

– Выпусти меня! Я тебя очень прошу. Это ошибка! Я не твоя жена, – слезно умоляла Вика, запертая в заполненной ярким дневным светом спальной комнате.

Плен, в который попала девушка, совершенно не был похож на темницу. Скорее это была шикарная супружеская спальня, достаточно комфортная и светлая. Небольшое трюмо с женскими кремами и косметикой. Шкаф, в котором находились как мужские, так и женские вещи. В этой комнате были две двери, одна из которых выходила в основную часть квартиры, а вторая в небольшую ванную комнату, где также все средства гигиены были рассчитаны на двух персон. Несмотря на окружающий её комфорт, Вика чувствовала себя как птица запертая в клетке. Медленно прогуливаясь по выделенной для неё территории, она понимала, что женщина действительно тут жила. Всё в этом месте говорило о ней. Но вот, что с ней случилось, девушка не знала.

– Не могу, – сидя на полу и подпирая дверь спиной, ответил ей мужчина. Он выглядел немного старше своих лет, то ли от усталости, то ли от переживаний. – Мне нельзя тебя снова потерять, тем более сейчас…

– Умоляю тебя, отпусти! Я обещаю, что никому не расскажу об этом, – всхлипывая, просила она его. Встав спиной к двери, девушка медленно опустилась на пол и села точно также, прижавшись спиной к двери.

– Нет, – сухо ответил он.

В квартире раздался звонок входной двери. Молодой человек, не торопясь направился к ней. Дверь открылась, и седоватый мужчина вошел в комнату, держа на руках младенца.

– Что Володь, как дела? Есть успехи? – спросил он. Затем разувшись, прошел в детскую и уложил ребенка в кроватку. Повернувшись к бледному уставшему сыну, он вопросительно глянул в ожидании ответа на свои вопросы.

– Нет, успехов нет, – грустно ответил Владимир.

– Сын пора её отпустить, ты не сможешь удерживать её здесь вечно. Ты же понимаешь это? Есть более серьезная проблема и ты это знаешь!

Сделав отрешенное выражение лица, Владимир перевел разговор на другую тему.

– Давно он уснул? – спросил новоиспеченный отец, глядя на малыша.

– Не так чтобы очень, но думаю, скоро проснется. От всего происходящего, он стал хуже спать и чаще капризничать. Она до сих пор не берет его на руки?

– Нет.

– Понятно, – осуждающе произнес статный мужчина и направился к выходу. – Смесь для моего внука в холодильнике, подогреть не забудь! – сказав, он удалился.

Не успел Владимир выйти из детской, как ребенок действительно проснулся и стал хныкать. Подойдя к малышу, мужчина аккуратно достал его из кроватки. Маленькая головка крохи лежала на его локте. Ребенок был настолько мал, что свободно умещался у него на одной руке. Прижав его к себе, молодой отец спросил:

– Кто же ты в моей жизни? Чудо, посланное мне для утешения или кара за все мои грехи?

В ответ крошечное дитя забавно корчил рожицы и носиком водил по кофте Владимира в поисках еды, не ощутив привычного запаха, стал капризничать.

– Кушать хочешь? Пошли я тебе смесь подогрею, – после этих слов, он направился на кухню.

Малыш нехотя взял бутылочку, совсем недавно у него еще была настоящая мама. Владимир обреченно с малышом вернулся в комнату Вики. Открыв дверь и не теряя надежды, мужчина попытался в очередной раз дать ей в руки ребенка. Девушка, недолго думая, убежала в другой конец комнаты и встала у окна.

– Вика, возьми его, пожалуйста, – осторожно просил Володя, – он не понимает, почему у него вдруг не стало матери. Просто возьми его на руки и подержи немного, – мужчина надеялся, что как только девушка возьмет малыша, материнский инстинкт возьмёт верх и всё наладится.

– Ты монстр! – сказала она, со злостью в глазах. – Что ты сделал с его матерью?

– Ты его мать! Возьми на руки и всё поймешь, – настаивал он.

– Он не мой ребенок! Где Коля и мой малыш? Что ты с ними сделал?

Малыш на руках Володи стал хныкать. В соседней комнате зазвонил телефон, оставив малыша на супружеской кровати, он буркнул Вике:

– Посмотри за ним хотя бы, – поставив бутылочку со смесью на трюмо, мужчина вышел из комнаты.

Ребенок стал плакать еще сильнее, постепенно переходя на крик. Как только Владимир скрылся в дверном проёме, Вика тут же подбежала к малышу и взяла его на руки.

– Миленький, что же с твоей мамой случилось? Не плачь, шшш, – прижав его к себе, она пыталась его успокоить. Мальчик практически сразу замолчал и почувствовав запах молока, он торопливо стал искать еду. Вика почувствовала, как ноет её грудь, и подумала о своем малыше. Ком встал у неё в горле.

«Что сейчас с Глебом и Колей? Где они? Он тоже наверняка плачет по мне», – у девушки на глазах появились слезы. Взяв бутылочку, она дала её малышу, а тот в свою очередь старался добраться до груди и выплевывал соску с детским питанием.

Володя поднял трубку и услышал долгожданный голос доктора.

– Как там у вас успехи? – спросил врач.

– Всё без изменений.

– Приезжай к нам, бери с собой Вику и ребенка. Кажется, мы придумали, что может помочь.

– Как вы это себе представляете? Она не поедет или еще хуже по дороге к вам устроит скандал и сбежит.

– Чёрт, не подумал. Хорошо, я сейчас отправлю за вами машину и сам с ней поговорю. Передай ей трубку, пожалуйста.

Как только Вика услышала шаги, тут же положила ребенка на кровать и снова отошла к окну. Она надеялась, что если он не будет видеть её в роли матери, то отпустит домой. Владимир зашел и молча дал ей трубку, забрав малыша, просто вышел из комнаты, не закрывая её на этот раз. Ключи от квартиры висели у него на поясе и позвякивали каждый раз, когда он двигался.

– Алло, – тихо сказала Вика.

– Виктория, здравствуйте! Это Василий Иванович, помните меня?

– Да, конечно. Как вы меня нашли? – почти шепотом, спросила Вика и выглянула за дверь, дабы убедиться, что Владимир не подслушивает их.

– А мы вас и не теряли. Как самочувствие сегодня?

– Василий Иванович, я в большой беде. В мой первый прыжок сопровождающим к вам был следователь Владимир, так вот он меня запер в его спальне. У него маленький ребенок! Повсюду женские вещи, но где мать малыша не знаю. Он меня не выпускает! – снова выглянув за дверь, Вика продолжила:

– Помогите, пожалуйста! Он видимо сошел с ума после прыжков. А меня дома Коля с Глебом ждут. Вы же знаете правду.

– Об этом я и хотел поговорить с вами. Пожалуйста, подыграйте Владимиру и приезжайте к нам в «Портал времени» все вместе, и малыша возьмите.

– Вы сможете помочь? Мне Володю жалко, может дело и вовсе не в прыжке. Вы не знаете, что с его женой? – Вика искренне хотела помочь следователю, ведь именно он помог ей снова наслаждаться жизнью с Колей.

– Виктория, приезжайте всё обсудим на месте. Пожалуйста, передайте трубку Володе, я с ним поговорю.

– Хорошо. Спасибо! – сказала Вика и осторожно вышла в коридор, по которому прошла в просторный зал: она увидела, как нежно мужчина укладывает спать кроху.

«Что с ним случилось? Как он мог скатиться до похищения людей?», – подумала девушка, умиляясь увиденным. Тихонько подойдя, она подала трубку Володе и тут же снова ушла к двери. Виктория не заметила, как приобрела привычку покусывать нижнюю губу.

– Да, конечно, доктор, мы подъедем. Машину? Я думаю мы сами на своей доедем, подождите минутку, – он поднял глаза на Вику:

– Родная, мы сами доедем? Или будем ждать машину портала?

– Сами, – неуверенно сказала Вика, смутившись от слова «родная».

Собравшись, они быстро выехали. Путь от квартиры до портала был не близкий. Володя старался практически не разговаривать, опасаясь того, что Вика может психануть и сбежать. Однако сама Виктория не могла найти себе места.

– Володь, где его мама? – осторожно начала она, показывая взглядом на малыша.

– Викуля, я не думаю, что сейчас лучшее время для подобного разговора.

– Что с ней случилось? Может я смогу помочь, у меня у самой сынок дома, ты же знаешь, – пытаясь пробудить в нем понимание и сочувствие, она продолжала разговор.

Мужчина решил, что молчание в этой ситуации будет лучшим выходом.

– Ты не хочешь говорить о ней? Прости, я просто хотела помочь. Мне жаль малыша, ему нужна мать. Нет, пойми меня правильно. Ты, замечательный отец, но мама есть мама, особенно для такого маленького! – в машине, говорила лишь Вика. Но после того, как она заметила, что у Владимира напряглись скулы, на какое-то время девушка замолчала, чтобы не накалять обстановку.

Город был полон людей и напомнил ей муравейник, где все было в непрерывном движении. Как только они выехали за черту города, начались просторные поля. Зеленая трава от ветра была похожа на морские волны. Где-то вдалеке виднелись деревья. И Вика вспомнила, что именно за ними будет то самое озеро и здание портала. Посмотрев на Володю, она вдруг подумала о том, что с ним могут сделать в портале, учитывая её похищение. И вдруг ей стало жаль его.

«Мужчине с маленьким ребенком одному совсем не просто», – подумала Виктория.

«Надо было мне с ним поговорить спокойней. А я всё время шла с ним на конфликт, не желая слушать и понимать, что у него случилось», – думала она, периодически бросая взгляд на него украдкой.

– Володя, прости меня. Тебе, наверное, очень трудно было остаться одному с малышом. Я помню, когда родился Глеб, мы с Колей старались помогать друг другу, он частенько отправлял меня спать, а сам укладывал сына. Я представить не могу какого тебе сейчас.

В ответ было всё то же многозначительное молчание.

– Ответь мне хоть что-нибудь. Тебе нужно выговориться, легче станет, – настаивала Вика.

– Вика, хватит! Прекрати уже травить мне душу! Ты хочешь знать, кто его мать? Так это ты! Ты его мать! Ты забыла о нас и даже на руки не хочешь взять нашего сына. Не надо меня жалеть! Если кому сейчас и нужна помощь, так это ему, – махнув головой в сторону спящего малыша, грубо сказал Владимир.

– Вика ты не помнишь, как он плакал? Когда ты перестала к нему подходить! Возьми его на руки! Возьми! Вдруг материнский инстинкт возьмет своё и не нужно будет никого жалеть, – его слова прозвучали с такой обидой и болью в голосе, что девушка решила больше ничего не говорить.

Он впервые был с ней так груб и как показалось обоим жесток: именно поэтому оставшуюся часть пути они молча ехали в «Портал времени». По приезду их сразу провели в просторную лабораторию доктора. Комната напоминала стеклянный куб и хорошо просматривалась со всех сторон. Окон на улицу в этом кабинете не было, зато камеры висели в каждом углу.

– Не могу сказать, что я рад вас видеть, учитывая обстоятельства нашей встречи. Но надеюсь, мы сможем помочь в вашей ситуации, сказал Василий Иванович, встречая пару.

Выделив уютный уголок с диваном и небольшим столиком возле пальмы, доктор взял у Вики пару анализов.

– Василий Иванович, а вы разве не будете проверять Володю? – осторожно спросила Вика.

– Конечно буду, только отдельно. Виктория, как раз об этом я и хотел вас попросить. Присмотрите за малышом, а мы пройдем в соседнюю комнату.

– Но я… – хотела возразить Вика, но доктор тут же её оборвал:

– Дорогая, у нас нет выбора. Я думаю вы справитесь с ребенком.

– Хорошо, – немного озадачено, сказала Вика, как вдруг в здании сработала сирена.

– Что означает эта сирена? – встревоженно спросил Владимир.

– В здание кто-то проник, – настороженно сказал врач. – Владимир, пожалуйста пройдемте со мной.

– А вам не кажется, что сейчас не время? – сказал Володя, показав взглядом на Вику с сыном.

– Вы хотите, чтобы с ними всё было хорошо? – спросил врач, слегка встревоженно.

– Разумеется!

– Тогда прошу, – сказал Василий и указал на дверь рукой.

Вика взволнованно посмотрела им в след. Она хотела возразить, но всё произошло так быстро.

– Супер! – сказала Вика и подошла к автокреслу с малышом. – Как ты? Да я сама в шоке от происходящего. Самое главное, чтобы твоего папу сейчас вылечили, – не успела она договорить как стеклянную дверь с электронным замком, стали взламывать четверо мужчин в черных масках.

Схватив ребенка на руки Вика начала искать другой выход, но комната была как аквариум, а дверь только одна. Стены были из непробиваемого стекла. Вика кричала и махала одной рукой возле камер, а второй прижимала к себе ребенка.

– Острый предмет! Вот что мне сейчас нужно, – дрожащей рукой она перебирала всё, что было в столе. И в этот самый момент она услышала, как пикнула дверь.

Подняв глаза Вика увидела, как преступники вошли в комнату и направив пистолет на неё стали кричать:

– Дай сюда этого отпрыска!

– Вы взбрендили? Что он вам сделал? – с ужасом спросила Вика.

– Не твое дело! Быстро положила его на стол! – угрожая пистолетом, орал один из мужчин на девушку.

– Нет.

– Ты знаешь, кто его родители? Дура!

Вика молча смотрела на него с ненавистью в глазах, закрывая ребенка собой.

– Сама виновата! Идиотка, значит умрешь вместе с ним, – сказав, он направил дуло пистолета прямо на неё. – Ты действительно готова умереть за чужого ребенка? – уже спокойнее, спросил мужчина.

В это же время Владимир только дошел с доктором до кабинета. Подходя к двери, он спросил:

– Василий Иванович, это серена, что она значила? Вика действительно в безопасности?

– Не переживай, всё было подстроено. Сейчас ребята её скорее всего уже напугали, а это в свою очередь должно пробудить её воспоминание о вас.

– В смысле напугать?

Дверь открылась, и доктор предложил войти в комнату. Когда Володя зашел, он увидел экраны на которых отображалось происходящее с Викой и малышом. Посмотрев, он увидел как сынок орет на руках чужого мужчины и Вику укладывают на пол и пытаются привести в чувства.

– Что это такое? – севшим от ужаса голосом, спросил отец ребенка у доктора.

– Что-то пошло не так, – растерянно сказал доктор и потянулся за кнопкой экстренного вызова мед. помощи.

– Не так?! Вы совсем из ума тут выжили?! – что было силы заорал Володя и выбежал в дверь. Он бежал по коридору, не замечая никого на своем пути и попутно сбивал сотрудников. Вбежав в комнату, он оттолкнул окруживших её людей.

– Вика, милая! Любимая, очнись прошу тебя, родная, – говорил он, пытаясь привести её в чувства.

– Твари, что вы с ней сделали? – закричал он на мужчин в черном и забрал сына у одного из них.

К этому времени в комнату вошел мед. персонал, осмотрев Вику с бледными лицами они молчали пока не подошел Василий Иванович

– Что с ней? – спросил доктор, уже с порога.

– Слишком поздно, – опустив глаза сказал мед. брат.

– Что? Как это поздно? Немедленно реанимируйте её! – прижимая сына, кричал Володя.

– Простите, мы уже ничего не можем сделать.

Упав возле неё на колени, он продолжал с ней говорить, при этом не выпуская малыша из рук. Он поднимал её руку целовал и просил прощения что оставил их.

– Прости меня родная! Я не знал, что они задумали! Я хотел помочь тебе вспомнить нас. Всё должно было наладиться, – он совершенно не замечал окружавшую его толпу сотрудников, их извинения и оправдания. Все это было таким бессмысленным сейчас.

– Нет! Я не могу тебя снова потерять! – крик души вырвался наружу, заставив замолчать всю толпу. Затем он встал с ледяным взглядом и холодным тоном сказал доктору:

– Мне нужно узнать причину её смерти завтра, – сказал Владимир и вышел.

Сев в машину, он позвонил отцу.

– Бать, у меня серьёзные проблемы. Жду тебя у нас дома через час, два, – положив трубку он не смог сразу тронуться.

Малыш после сильно стресса уснул от бессилия на груди Владимира. Аккуратно поцеловав сына в пухленькие щечки он переложил его в автокресло. Как только он захлопнул дверь машины за спиной он услышал голос доктора. Обернувшись, отец крохи не слышал слов, которые произнес Василий, сжав кулаки он бросился его избивать. Врач не оказывал сопротивления пока не выбежала охрана и не оттащила Владимира.

– Как ты мог так поступить с ней?! Ты же сам ей жизнь спас! Я только из-за этого её привез к тебе!

– Прости! Я не знал, что всё так выйдет. Но мы можем все исправить. Именно поэтому я и побежал за тобой. Тебе уже нельзя прыгать больше, но наши ребята сейчас вернутся и всё исправят, – искренне переживая сказал врач. – Я сам переживаю за эту девочку! Именно поэтому и хотел помочь. Стресс должен был пробудить воспоминания, но никто не мог предугадать, что все так выйдет. Подожди немного, сейчас ей сделают вскрытие и выяснят причину смерти, а заодно и посмотрим анализы. И завтра мы исправим этот день, она снова будет с тобой, ну или хотя бы просто живой.

– Нет, такая помощь мне не нужна. Мне нужен доступ к порталу, я сам исправлю, но не этот день, а то, что спровоцировало её частичную амнезию, – уже спокойней говорил мужчина. Его трясло от горя и ярости настолько, что он не мог это скрывать. – Если ты действительно хочешь помочь, выясни причину, по которой она перестала нас узнавать.

– Почему ты за все это время не сказал ей, что твое настоящее имя не Владимир? – осторожно спросил Василий Иванович, – может это бы помогло ей вспомнить всё?

– Потому что так, она хотя бы как-то шла со мной на контакт. Она бы все равно не поверила в мои слова. Завтра я приеду.

– Ты же понимаешь, что тебе уже нельзя прыгать? И с кем ты оставишь ребенка?

– Это всё мои проблемы. Завтра утром я буду тут, – махнув рукой, он сел в машину.

Открыв дверь квартиры, он услышал на кухне шум.

«Отец уже приехал», – подумал Володя.

– Бать ты тут? – окрикнул он мужчину.

– Да, решил приготовить себе морс. Что случилось? – спросил отец, уже стоя на пороге со стаканом красного напитка в руке.

Владимир в этот момент поставил маленькое автокресло с ручкой для переноса на пол, его руки продолжала пробивать дрожь, и он не подымал глаз на мужчину со стаканом. Измотанный малыш крепко спал, и его головка периодически падала из стороны в сторону, опираясь на бортики кресла по бокам.

– А где Вика?

– Её больше нет, в этой реальности.

Молчание воцарилось в комнате на несколько секунд.

– Как это произошло?

– В портале, похоже на сердечный приступ, – сказал Владимир, все также не поднимая глаз на отца.

Он знал, что Григорий всегда осуждал его попытки вернуть память Вике. Неоднократно он говорил сыну о том, что нужно просто отпустить девушку и тогда всё решится само. Володя в свою очередь задавался вопросом, в какую сторону всё решится? И в его воспоминаниях всплывала всегда одна и та же картина, истощенный мальчик грустно стоящий за забором детского дома и отрешенно смотрящий в даль.

– Понятно, – единственное, что смог сказать Григорий после постоянных ссор с сыном на эту тему. Он молча развернулся и ушел на кухню и уже оттуда спросил:

– Я надеюсь у тебя хватило мозгов не присутствовать при этом с Глебом? Где вы были?

Владимир уже разделся и понес сына в кроватку, ничего не отвечая отцу. Уложив малыша, он укрыл его одеялом и осторожно, едва касаясь его щечки поцеловал.

– Я верну тебе маму, любой ценой. Даже если это будет стоит мне жизни. Прости меня, сын. Я думал спасти нашу семью, хотел, как лучше, – шепотом говорил он.

– А получилось как всегда, – прозвучал голос отца за спиной.

Бросив виноватый взгляд на отца, он лишь махнул рукой. Как бы говоря, что лучше выйти на кухню.

Сев за белый кухонный стол овальной формы, Володя провел по нему рукой

– Она так долго искала этот стол. В результате делали на заказ, – грустная улыбка появилась на его лице.

– Я завтра еду в портал, поживи у нас с Глебом. Я должен все исправить.

– А может пора остановиться?

Володя поднял глаза на отца:

– Ты издеваешься так? Мстишь за то, что я тебя не послушал? Нет, не пора! Как раз сейчас я должен её спасти! Это последний шанс!

– А его? – махнув головой в сторону детской, спросил Григорий.

– Он по-твоему заслуживает исчезнуть?

– Почему сразу исчезнуть? Я хочу ему мать вернуть! – Владимир стал повышать голос.

– Не ври! Ни мне, ни себе! – стукнув кулаком по столу сказал отец. – Ты хочешь вернуть Вику себе. Сын ты заигрался в этих прыжках, пора останавливаться.

– Только после того, как спасу её, – буркнул Володя.

– А может вам не суждено быть вместе? Об это ты не думал? Может именно поэтому так и происходит всё. А ты как чокнутый лезешь в одну и туже дыру. Я не хочу даже знать, что там произошло, но Глеб не заслужил потерять обоих родителей сразу. Я не буду в этом участвовать! – сказав, он встал из-за стола и направился к двери.

– Бать, прекрати! Ты же лучше других понимаешь, что чем дольше тянуть, тем меньше шансов всё исправить, – в ответ раздался лишь хлопок входной двери, а за ним и плач ребенка.

Обхватив голову руками Владимир заревел как зверь. Потом встал и направился в детскую.

– Ты чего ревёшь, а? Всё, я пришёл! И готов тебя кормить, пошли как настоящие мужики на кухню, – прижав кроху к себе вышел из спальни Володя.

Утром следующего дня Владимир подъехал к зданию портала. Его встретили двое мужчин в дорогих черных костюмах. Стараясь загладить свою вину за убийство его возлюбленной, сотрудники постоянно извинялись и без лишних вопросов проводили гостя к доктору. Сынок висел у него на груди в кенгурятнике. Как только отец перешагнул порог, малыш тихо захныкал. Словно вспомнил весь ужас, который пережил тут вчера. Василий Иванович ждал их с самого утра. Как только они вошли в кабинет, виноватый мужчина встал с кресла и протянул руку.

– Что показало вскрытие? – сразу принялся расспрашивать Володя, тихо подкачивая малыша, который, в свою очередь никак не успокаивался, – это место явно не нравилось крохе.

– Всё как мы и думали. Сердце не выдержало. Самое ужасное то, что она так и не вспомнила вас с малышом. Вы готовы прыгать? С кем останется ребёнок?

– Василий Иванович, удалось ли выяснить причину, по которой она забыла нас? – игнорируя вопрос врача, спросил Володя.

– Да, это побочное действие того препарата, который вывел её из комы. Мы попыталась найти варианты как избежать его введения. Увы, в любом другом случае она погибнет. Без этой химии Виктория не приходит в себя. А наш юный специалист Федя под чутким контролем Виталия делает ей трепанацию, да еще и не совсем удачную, учитывая его опыт и саму ситуацию в целом.

– Возможно, ли быстро разработать лекарство для восстановления её памяти?

– К сожалению, пока нет.

– Почему амнезия была после рождения ребенка? Ни раньше, ни позже.

– Сомневаюсь, что кто-то сможет сказать наверняка. Скорее всего, виной всему физиологическая перестройка, гормональный дисбаланс и эмоциональные перепады – все вместе спровоцировало повреждение памяти.

– Кто-то должен подъехать за ребенком? – осторожно спросил врач.

– Нет, никто. Мне не с кем его оставить.

– С ним нельзя прыгать! – возмутился Василий, слегка повысив интонацию голоса, – при всём моём уважении к вам, – осторожно добавил он. Не то что бы доктор боялся Владимира, нет. Он просто испытывал огромное чувство вины за все происходящее с этой девушкой.

– Я знаю. Именно поэтому мне нужна будет помощь портала, – протянув свернутый листок бумаги, он сказал:

– Пусть ваши люди доставят это Николаю.

– Могу ли я прочесть? – взяв записку, спросил мужчина.

– Да, конечно.

Быстро ознакомившись с содержимым письма, Василий Иванович сказал:

– Вы же понимаете, что они рано или поздно все равно захотят ребенка?

– Знаю, но надеюсь, что к этому времени мы с вами найдем решение и выход из этой ситуации.

– Хорошо. Пойдемте к Игорю, у него наверняка есть прыгуны сегодня.

Глава 2

Спустившись к своему старому другу, Владимир послушно шёл за Василием, крепко прижимая к себе ребенка. Каждый шаг навевал воспоминания о том, сколько раз он тут проходил. Сколько прыжков совершил. Как болело его тело после последних перемещений. Особенно хорошо ему запомнились завершающие прыжки в настоящее время. Ему пришлось совершать сразу несколько скачков, после чего подойдя к зеркалу, он попросту не узнал себя. На что Игорь лишь усмехнулся и добавил масла в огонь, сказав:

– Хорошо хоть пол не изменился, вот анекдот бы вышел. Твоя барышня бы точно не оценила.

Полет воспоминаний прервал реальный голос мужичка за спиной:

– Это кто к нам такой пожаловал? Решил завершить начатое? Пол поменять? Хех… – разразившись хохотом, сказал он, покачав головой.

Обойдя Владимира и Василия Ивановича, он повернулся к ним лицом.

– Боженьки, ты чего сюда ребенка притащил?! Совсем из ума выжил со своими прыжками? – обратился он к Володе. – А ты куда смотрел? – повернувшись к Василию, спросил он.

– Игорь, – деловито оборвал его врач, – Владимир не будет прыгать. Мы знаем правила. Нам нужна помощь в другом.

Взяв из рук Володи листок, он протянул его упрямому дядечке с явно недовольным выражением лица.

– Это письмо необходимо доставить Николаю. Желательно в тот день, когда они вышли с портала.

Сдвинув свои густые, седоватые брови, Игорь бросил взгляд на Володю.

– Что опять с ней случилось?

– Умерла, – не подымая глаз, ответил он. Чувство вины съедало его изнутри за столь нелепую гибель любимой.

– Слушай, сынок! Может пора уже её отпустить? Ты допрыгаешься, что вернешься в лучшем случае бабой, а то и вовсе сгинешь в никуда.

– Я-то не прыгаю! – возмутился Владимир, как ребенок защищаясь от родительского наставления.

– Это пока, – махнув рукой, сказал Игорь и отвернулся к своему столу, дальше разгребать скопившуюся гору никому непонятного хлама.

Стоя как два незваных гостя, Василий и Володя чувствовали себя глупо, так и не получив ответ на свой вопрос.

– Игорь, что скажете? Путешественники, то есть? – не выдержал доктор.

– Эти всегда есть, – пробурчал старик.

– Когда сможем отправить?

– Кого?! – резко обернулся Игорь, строго приподняв одну бровь.

– Письмо! – почти крича, сказал Василий, решив, что мужичок его плохо слышит.

– Что ты орешь?! Я прекрасно слышу. Думаю… не видишь что ли?

В эту же минуту в комнату вошли двое парней лет тридцати. На них были брюки и вязаные свитера, а за спиной у каждого находился небольшой рюкзачок.

– Вот они, ваши прыгуны-почтальоны, – буркнул старик, махнув на парней рукой.

Не понимая поведения Игоря, врач решил передать письмо сам и всё объяснить сотрудникам. Выслушав его, мужчины кивнули головой, и ушли в туннель, а после и вовсе растворились в портале.

– Вы сильный человек, – сказал доктор, обращаясь к Владимиру.

– С чего вы так решили? – не отрывая взгляд от туннеля, спросил мужчина.

Нежно поглаживая спинку крохи, он вспомнил сколько раз стоял над этими туннелями, разных времен. Он знал их чуть ли не лучше самого Игоря. Его задумчивый взгляд хранил в себе много секретов, которыми владел только он. В душе его теплела надежда.

«Как только письмо дойдет до Николая, у меня снова появится шанс. Милая, я спасу тебя, даже если это будет стоить мне жизни», – подумал он, осторожно поцеловав макушку сына.

– Потому что вы решились на столь нелегкий шаг. Изменив хотя бы час зачатия, я уже молчу про день, месяц или год. В теории ваш малыш растворится в этой реальности без следа и намека на его существование.

После этих слов время остановилось для Владимира. Он сел на колени, крепко прижал ребенка к груди и просто завыл от боли и безысходности. Василий заметался возле него с допросами:

– Что случилось? Разве вы об этом не подумали? Игорь, можно ли как-то их предупредить? Остановить? Владимир, что скажете?

В этот момент Володя его совершено не слышал, его крик был похож на рык раненного зверя. От всего происходящего малыш заплакал. И только плач маленького ангела смог привести его в чувства.

– Что будет если прыгнуть с малышом? – встав на ноги и не обращая внимания на врача, сразу обратился он к Игорю.

– Ты идиот?! Я всё твоему отцу расскажу, – ругался мужичок, сдвинув свои густые брови и размахивая указательным пальцев у Владимира перед лицом.

– Что будет? Я тебя спрашиваю! – орал Володя на Игоря.

– Вот! Вот о чём я говорил! Мало того, что сам не вылезает с этих дыр, так еще и ребенка хочет с собой потащить! – Игорь в свою очередь орал на Василия, полностью игнорируя Володю.

Понять агрессию проводника в другие миры, мог только молодой отец. Никто кроме вредного старичка, не знал сколько всего прыжков совершил Владимир.

Когда он впервые пришел к Игорю, убитый горем и рассказал об умирающий у него на руках жене, мужчина пожалел его и помог совершить первый злосчастный прыжок. Но мужичок тогда и не подозревал, что это лишь начало его карьеры в роли прыгуна.

Все бы ничего и возможно старик махнул бы рукой на него, но Игорь знал отца Владимира и искренне переживал за молодого папашу.

– Прекратите оба орать! – громко крикнул Василий.

В комнате воцарилась тишина, но доктор понимал, что это лишь на минуту.

– Определитесь уже, чего вы хотите?

– Я хочу спасти свою семью! Это единственное, за что я так борюсь, – посмотрев на своего сына, – Я боюсь его потерять! И не хочу другого. Как мне спасти его жизнь?

– Прыгай вместе с ним, – тихо добавил Игорь и отвел взгляд.

– О чём ты? Не ты ли орал, что я должен остановиться?

– Я…. Но это единственная возможность спасти именно этого ребенка.

– О чем вы Игорь? – вмешался врач, не понимая столь рискового совета, – не лучше ли малышу остаться здесь? С кем-то из близких, – повернувшись к Володе, он спросил: – у вас же есть родственники?

– Доктор насколько хорошо вы изучили временные парадоксы? – обратился Игорь к Василию.

– Не достаточно, но я врач!

– Мы молодцы, открыли временные порталы в прошлое, будущее. И мы не остановились на достигнутом. Сейчас мы стали сталкиваться с тем, что, открывая очередной проход, натыкаемся на другие реальности и измерения.

– Что вы хотите этим сказать? – спросил Василий.

– Ничего, – сказал Игорь, исподлобья бросив взгляд на Владимира, он сменил гнев на милость, – Чего ждешь? Пока он растворится в твоих руках? Прыгай с ним быстрее, и галопом к юным копиям всё объяснять.

– Стоп, стоп, стоп! Как это прыгай? Вы из ума выжили? Во-первых, он должен пройти проверку. Во-вторых, с ребенком нельзя! Не было ещё подобных испытаний, мы не знаем, что может произойти, – взяв Владимира за локоть, Василий Иванович медленно попытался его повести к выходу. Он понимал, что ополоумевший от горя отец не раздумывая бросится в бездну прошлого с ребенком. А что творится в голове у чудаковатого Игоря, вообще никому знать не дано.

– Василий Иванович, а вы установили причину частичной амнезии Виктории? – остановил врача Игорь.

– Мы работаем над этим, – ответил врач и заподозрив неладное потянул Владимира еще быстрее.

– Мне кажется, я могу Вам помочь.

– Интересно чем? – сказал доктор, продолжая уводить Володю, который растерялся и от шока и был словно под гипнозом.

Игорь неторопливо догнал врача и попросил пройти к нему в коморку.

– Что вы вцепились в несчастного мальчишку. Вы и так убили мать его ребенка, дайте ему шанс хотя бы сына спасти.

Ошарашенный от столь жесткого обвинения Василий выпустил локоть Владимира. Игорь быстро махнул рукой и молодой папаша, мигом оказался возле портала, а после и вовсе растворился в нем вместе с малышом.

– Что вы наделали? – сказал Василий, качая головой.

– Только что дал возможность сыну не потерять отца и выжить.

– Вы не знаете этого наверняка.

– Зато я точно знаю, что с каждым разом у него все меньше шансов попасть в желаемую для него реальность.

– Мы пока не можем этого утверждать, но меняя судьбы люди стали создавать параллельные реальности.

– Вы хотите сказать, что у меня уже есть не одна копия самого себя?

– И вас и меня, с каждым разом всё больше, мой друг, и судьбы у нас разные!

Грустно глядя в столь прекрасное изобретение, как туннель с порталами, мужчины осознали, что сотворили нечто страшное.

Глава 3

Очнувшись в прошлом Владимир, ощутил дикую боль по всему телу. Каждый новый прыжок давался ему всё сложнее. Судорогами сводило ноги, ему казалось что их словно выкручивают вживую. Сморщившись от боли на доли секунд, он стиснул зубы до скрежета. Но переживания за ребенка – единственное, что волновало мужчину сейчас. Дрожащими, огрубевшими пальцами он ощупывал и осматривал кроху. Всё ли с ним было в порядке. Игорь не обманул его, малыш остался тем же. Тот же цвет глаз, черты лица ничего не изменилось. На мгновенье молодому отцу даже показалось, что он испугался больше, чем сам малыш. Громко выдохнув с облегчением, он подумал:

«Черт, нужно быстро ехать, пока курьеры не изменили эту реальность», – Владимир попытался встать на ноги. Но боль заставила его присесть еще на несколько минут. После чего, он все-таки смог подняться и направиться к дороге.

Не успели они дойти до обочены, как ребенок забился в истерике. Малыш кричал так словно его подвергли пыткам. Владимир сразу принялся рассматривать кроху, но никак не мог найти причину настолько душераздирающего крика. Вдруг глаза малыша резко стали менять цвета, а крик только усиливался. Личико крохи покраснело и покрылось красными пятнами.

– Срочно нужно найти больницу, – говорил он себе, словно давая указания. Взглядом быстро перебирал стоящие рядом здания, но ничего похожего на больницу не бросалось в глаза. Владимир выскочил на обочену и, махая рукой, принялся ловить машину, в тоже время продолжая идти вдоль дороги. Руки новоиспеченного отца дрожали, как бы сильно он не прижимал к себе кроху.

– Мне еще никогда не было так страшно как сейчас, малыш, – говорил он, кричащему ребенку. Мысли и переживания о Виктории покинули его разум и сердце, и на какое-то время он совсем забыл истинную причину своего прыжка.

– Я не могу тебя потерять, не могу, сынок! Нам нужна больница, нам срочно нужна больница… – он повторял это вновь и вновь, словно молитву.

Крик ребенка только усиливался, что пугало Владимира настолько, что он уже забыл в каком времени находится и увидев городскую клинику скорой помощи бегом побежал в здание. К этому времени глаза ребенка окончательно изменили цвет, но плачь, никак не прекращался.

– Пожалуйста, помогите! Посмотрите моего сына! – закричал Володя забежав в холл здания.

Крик мужчины сразу привлек к себе внимание, и молодая врач подошла к нему.

– Не стоит так кричать, пройдемте в тот кабинет, – сказав, она указала на дверь справа. – Тамара, пожалуйста, возьми карту, и пока я буду осматривать малыша заполни данные отца.

Девушка взяла листок с ручкой и принялась расспрашивать. Быстро записав имена и фамилии родителей она попросила свидетельство о рождении. Но Владимир думал только о плачущем маленьком человечке, он ничего толком не знал про этот документ. По одной простой причине, что в его реальности когда он вернулся, малыш был уже слишком взрослый. И видел он его несколько минут, так как чтобы спасти свою реальность ему снова пришлось уйти в прошлое.

– Какое свидетельство? Нет у меня никакого свидетельства, вы можете мне сказать, что с ребенком? – нервно ответил он девушке, словно назойливой мухе. – Что вы вообще привязались ко мне с бумагами. Что с ним?

– А где его мама? – продолжила расспрос девушка, мельком переглянувшись с врачом.

– Нет у него мамы, умерла! Вы вообще ребенку помочь можете?

Медики стали переглядываться, заподозрив неладное. Мужчина с растрепанным видом и орущим ребенком на руках, без каких-либо документов сообщивший, что мать крохи умерла вызвал у них подозрение. Врач тут же подала знак, что нужно привлечь охрану и полицию. Внешний вид у Володи был еще тот, учитывая, через что ему пришлось пройти. О ребенке он действительно знал очень мало. И единственное, что могло прийти в голову врачам, это похищение, так как со здоровьем, по их мнению, все было хорошо.

Как только Владимир заметил приближающегося охранника, он тут же выхватил ребенка из рук врача и бросился бежать. Измотанный малыш вместо крика издавал лишь трогательные всхлипывания. Вход был перекрыт охраной, и уже слышались подъезжающие полицейские. От безысходности отец кинулся бегом по коридору в непонятном для него самого направлении. Забежав за угол, он заметил выход на пожарную лестницу.

– Это то, что надо сынок! Удача на нашей стороне, – радостно воскликнул он и сбежал из больницы по темным проулкам.

Измотанный и уставший, он пробродил по мелким улицам ни один час. Он старался обходить крупные проспекты, чтобы не нарваться на очередных полицейских. Так как теперь он находился в розыске, путь в гостиницу для него был закрыт, даже в гостиницу портала. Да и сам он не привык к тому, что кто-то ему помогает во временных прыжках. Наконец перед его взглядом появилось старое заброшенное здание.

– Сынок, у нас появился маленький просвет, – сказал он, и направился внутрь большого двухэтажного серого строения.

Это было не простое здание, это место хранило в себе многолетнюю историю этого города. Местные жители верили в особенность этого помещения. Немного побродив, он нашел палату с кушетками. Это конечно не гостиничный номер, да и стерильностью это место не блистало, но выбора у них не было. После всего происходящего, сложно предугадать как отреагирует портална все выходки Владимира. Понимая это ему ничего не оставалось, кроме как прятаться тут эту ночь.

Измученный малыш выпил свою привычную смесь и уснул. Тихонько переодев малыша, Владимир улегся с ним на старую кушетку, застелив своим свитером место для крохи. Он осторожно обнял сын, пытаясь защитить его от сквозняков и согреть теплом своего тела.

Глава 4

Новоиспеченный отец резко провалился в сон и, как ему показалось, прошли лишь секунды, как малыш снова стал плакать. Что он только ни делал, ничего не помогало успокоить кроху.

– Что мой хороший у тебя еще и цвет волос изменился… – грустно прокомментировал Владимир. Чувство тревоги за малыша заставляло быться его сердце быстрее. И злило собственное бессилие.

«Что я наделал…», – зародилась мысль в его голове. Страх душил его изнутри настолько, что он боялся предположить ,что может случиться с малышом. Больше всего его пугало то, что он не слышал раньше такого крика. Кроха никогда раньше так не убивался, а теперь мало того, что этот душераздирающий крик может собрать на себя всю округу, так он еще и сопровождается постоянными внешними изменениями. Проходив на руках с ребенком пару часов, он стал повышать голос.

– Я уже больше не могу, – тихо сказал он и почувствовал, что нервы натянуты как струны.

Володя оставил малыша на кроватке и вышел в соседнею комнату. Встав возле окна, ему показалось, что его мозг сейчас взорвется. На подоконнике лежала открытая пачка сигарет.

«Сколько лет я уже не курил?», – проскользнула мысль в его голове и рука сама потянулись к пачке.

Он затянулся и почувствовал, как горячий воздух опускается в легкие. Владимир не курил уже много лет, но в памяти так и не всплывало сколько именно. Откуда на подоконнике оказалась пачка сигарет, все это было неважно для него сейчас. Как только он закрыл глаза, и тепло дыма растворилось в его легких, плачь ребенка, резко оборвался и наступила тишина.

Удовольствие от сигареты исчезло вместе с криком малыша. Быстро подойдя к порогу, он увидел как чудаковатая и бедно одетая старушка качает его ребенка.

«Что сделать? Закричать? Поблагодарить за то, что она его успокоила? Кто она? Как вообще она это сделала?», – мысли пролетали с неимоверной скоростью в его голове.

Владимир направился к ней, как-вдруг, не оборачиваясь, она подняла руку с указательным пальцем вверх и прошипела:

– Шшш….

Застыв на месте, Володя растерялся. Сделав несколько шагов к кровати женщина уложила малыша. На животике крохи, лежал небольшой шалевый платок. Пододвинув к кроватке стул и облокотив на него подушку, она повернулась к Володе.

– Ты как додумался бросить ребенка и уйти курить? Что никотин совсем мозги высушил? Ай, яй яй… – Погрозила она ему пальцем.

– Да я вообще не курю! – растерявшись, попытался оправдаться он.

– Да, да, видела я как ты не куришь… Затянулся как в последний раз.

– Я от отчаяния!

– У кого отчаяние? У тебя? Что с тобой не так? А вот крохе твоему с таким папашей точно плохо! И по крику слышно было его отчаяние, когда ты курить пошел.

– Да я… – хотел возразить новоиспеченный отец, но по поднятой руке и строгому взгляду старушки, понял, что разговор окончен.

– Что вы сделали? Почему он так быстро уснул?

– Милок, пока ты там курил, я успела сделать массажик, нагреть шальку и дать ему укропной водички. Это конечно ненадолго, но немного облегчит его мучения.

– Какие мучения? Вы знаете, что с ним? Что это за водичка? – ужас охватил Володю, неужели он все-таки умирает из-за этого злосчастного прыжка.

– А-то бы мне старушки не знать. Каждая женщина знает что это колики.

– Что? Простите…

– Колики… ты что еще и глуховатый? Тогда понятно, чего ты курить пошел, когда дитё криком исходило.

– Что еще за колики? Что это такое?

– Животик у него болит! Ты что вообще за отец такой? Притащил ребенка в эту рухлядь, которая не сегодня, так завтра развалится.

– Животик? Почему?

– Тьфу, ты бестолковый! – хлопнув ладошкой чуть выше колена, сказала бабулька.

– Газики у него в животике, КОЛИКИ! Вот он и кричит у тебя дурниной. Больно ему.

– Почему больно? – эта новость его обескуражила, его брови подпрыгнули и на лице появилось некое недоумение. Он совершенно не мог понять, о чем толкует бабулька.

«Какие газики? Как они могут доставлять столько боли маленькому человечку, что он бьется в истерике который час?» – Володя подумал, но не стал спрашивать об этом старушку, опасаясь в очередной раз нарваться на ее издевательскую шуточку.

Бабулька, видя непонимание в глазах своего собеседника, кратенько пояснила ему все детали, немного хихикая над ним.

– Ты чего вообще сюда приперся с дитем? – спросила она, и пошла в сторону окна.

– Мне не где было остановиться?

– Хм… – хмыкнула старушка, глядя в окно. – Сынок, ты вроде неплохой парень? – Не оборачиваясь, вновь спросила она.

– Сам уже не знаю…

– Значит неплохой, бери кроху пошли ко мне. Только на одну ночь! – пригрозила она ему пальцем.

Вкусный ужин и теплая постель оказалось той роскошью, на которую даже и не рассчитывал Владимир сегодня ночью. За эту ночь мужчина действительно стал отцом и, благодаря незваной помощнице, прошел курс молодого родителя. Он и представить не мог, сколько нового можно узнать о детях.

Утром, несмотря на бессонную ночь, на душе у него как-то значительно полегчало. Странная старушка вдруг оказалась «волшебной феей» развеявшей его ужас. Володя чувствовал себя обязанным и очень хотел отблагодарить.

– Ну как тебе блинчики, сынок? – спросила старушка, ловко наливая себе чай.

– Очень вкусно, сразу видно, что вы хорошая бабушка, – улыбнулся Владимир и кивнул в сторону фото с маленькой девочкой лет пяти. Невольно он заметил как старушка грустно опустила глаза, словно этими словами он обидел ее, а не похвалил.

– Это же ваша внучка?

– Да, – кивнув головой и не подымая глаз, ответила старушка.

– Она должна гордиться вами, я очень вам благодарен за то, что вы приютили нас. Но больше за то, что провели для меня курс юного отца.

Выражение лица женщины не менялось, лишь легкая ухмылка появилась на морщинистом лице. Она так и не подымала глаз молча смотрела в свою кружку некоторое время.

– Я педиатр, и проработала по специальности всю свою жизнь, – Владимир хотел , что-то сказать, но старушка приподняла палец вверх в знак тишины.

– Иногда сынок, надо уметь оставлять свои знания при себе. Когда у меня родилась внучка, я подумала, что должна принять активное участие в жизни детей. Им итак было непросто: первый ребенок, усталость, а тут еще я круглыми сутками. Мне казалось, что я опытная и лучше знаю, что им нужно делать и как жить. Какое-то время они прислушивались ко мне, хоть и не всегда соглашались… – немного помолчав, она продолжила:

– Они не хотели ставить прививки, но я как врач настояла на этом. Внучка осталась инвалидом после очередной вакцинации. Мы даже сделать ничего не смогли. Я бы всё на свете отдала, даже собственную жизнь, лишь бы исправить это…, – слезы побежали по морщинистому лицу.

– Дети не общаются со мной с того времени… И они правы! Мне нет прощения… нужно было прислушаться к ним, может изучить новые исследования, данные… – руками старушка стала размахивать так, словно пыталась сравнить информацию прям сейчас.

Владимир не выдержал и взял её за руку чтобы успокоить.

– Вы же хотели, как лучше! – попытался успокоить мужчина.

– А ты мой хороший уверен, что мы всегда знаем как будет лучше для наших близких? Часто нам кажется, что мы со стороны или с полета наших лет знаем! Но это лишь наше видение… лишь то, что нам кажется, но может совершенно не иметь ничего общего с происходящей действительностью. Разве я сделала лучше? – старушка вытерла слезы.

– Вам пора…

Владимир никак не мог понять права ли эта пожилая женщина. Ведь в данный момент он тоже менял судьбы близких ему людей. Погрузившись в размышления, он с сыном вышел из дома, попрощался и только после хлопка двери вспомнил, что хотел отблагодарить эту женщину и теперь точно знает как.

Тут же постучав в дверь он снова увидел старушку с недоумением на лице.

– Позвоните этому человеку, и езжайте в портал. Вы можете спасти свою внучку! – сказал он и отправился к своим юным копиям.

Глава 5

Утром на улице было не так многолюдно, как вчера вечером. Ребенок сладко спал у него на груди. Они оба уже настолько привыкли к кенгурятнику, что не представляли прогулки без него. В какое-то мгновенье Владимиру показалось, что он даже счастлив. Пройдя два квартала, Володя заметил полицейскую машину, тихо ехавшую за ним. Он ускорил шаг – машина тоже прибавила скорость. Он свернул на соседний проулок, и машина также повернула за ним. Владимир понял, что его преследуют, свернул за ближайший поворот и быстро побежал. Сирена, погоня и Володя решил, что его поймают. Как вдруг останавилась мимо проезжающая машина и молодой мужчина крикнул ему.

– Садись.

Подумав секунду, он быстро сел с малышом в машину, так как понимал, что убежать он уже точно не сможет.

Машина лихо вырвалась из окружающих её авто и словно растворилась в воздухе.

– Кто вы? – первое, что спросил Володя.

– Я тот, кто понимает, кто вы! И понимает, что вам нужна помощь. А вообще я – балбес, любящий приключения и удивительные истории, – с милой улыбкой сообщил водитель.

Владимир почувствовал нарастающее недоумение.

Это был тот самый человек, который открыл портал. Все эти годы он старательно скрывал свою личность. Заехав в проулок частного сектора, дороги которого были словно лабиринт, гонщик окончательно скрылся от сотрудников полиции. Всё что успевал Владимир лишь замечать – мелькающие дома за окном авто и полное спокойствие на лице нового знакомого. Наконец-то машина остановилась и беседа продолжилась.

– Нужно немного переждать, – сказал юный гонщик.

– Как тебя зовут? – спросил Володя, в попытке хоть что-то узнать о нем.

– Лёня, я, – улыбнулся парень. – А ты то, что тут забыл? – спросил юноша в ответ.

– Я домой ехал с ребенком.

– Ты не в свой дом ехал. Расскажи мне правду.

– О чем ты? – настороженно спросил Володя.

– Ты не в своем времени. Что ты тут делаешь? – еще раз спросил Леонид.

– Ты тоже прыгун? – аккуратно поинтересовался Володя.

Ухмылка на лице Леонида смутила Владимира. Кто же он такой? Говорит секретами, видит то, что не видят другие.

–Ты вообще отважный человек, и всегда меня поражал. А тут еще и с сыном прыгнул…, – продолжал его новый друг.

Владимир молча поднял бровь от удивления.

– Да, да именно ты и даже не твои юные копии. Ты правда веришь, что сможешь прожить со своей возлюбленной всю жизнь? – ухмылка снова заиграла на его лице.

Шок Владимира только возрастал, он не мог вымолвить ни слова.

– Будь осторожней, – подъезжая к дому юных копий, сказал Леонид. – Игра со временем как лотерея и однажды у тебя не будет шанса переиграть и отыграть свои ставки. Понимаешь, о чем я? – он остановился и серьезно посмотрел на Володю.

– Кто же ты? – еще раз спросил Владимир.

– Я тот, кто совершил страшную ошибку, и должен её исправить. А тебе, нужно торопиться, потому что, когда я исправлю свою ошибку, твоя жизнь сильно изменится. И ты уже никогда не сможешь исправить свои.

Юноша высадил их недалеко от дома Вики и Коли.

– Торопись!

Дверь захлопнулась, и машина уехала. Несколько секунд мужчина стоял в полном оцепенении.

А затем отправился в магазин возле дома Виктории и прикупил всё необходимое для малыша. Володя бросил взгляд на дату в чеке покупки.

«Черт, я опоздал. Примерно на пару дней», – подумал он и в его голове зародилась мысль о том, что уже может быть слишком поздно что-то менять. Поднявшись в квартиру совершенно отрешенным и погруженным в свои мысли, он не заметил, как нажал на звонок и слегла удивился, когда перед ним распахнулась дверь.

Юную пару, совершенно не подозревающую о предстоящих проблемах в будущем, еще больше удивило, когда на пороге оказался мужчина с хныкающим ребенком и двумя сумками детских принадлежностей.

– Владимир! – радостно воскликнула Вика. – Я вспомнила, я должна была оплатить тебе услуги!

Коля с недоумением наблюдал за происходящим.

– Владимир? Почему ты зовешь его Владимир? – удивленно спросил он.

– Это тот самый сыщик, благодаря которому я смогла найти тебя! Он помогал и поддерживал меня.

– Вика, это «я» только из будущего! В смысле это Коля, только из будущего! Именно он пришёл ко мне и сообщил, что ты можешь погибнуть, если я не изменю прошлого.

Пока они разбирались, Владимир недолго думая просочился между ними с маленьким крохой на руках и принялся его переодевать и готовить еду.

– Что вообще происходит? – спросил возмущенный Николай Владимира.

– Ребят, я понимаю, что упал как снег на голову, но …. – не отрываясь от ребенка, сказал он. – Викулечка, подай, пожалуйста, памперс, – резко подняв глаза, он спросил:

– Вам уже доставили письмо?

– Нет, – сказала Вика, подавая подгузник, с совершенно потерянным видом. – Я не совсем поняла, если он это – ты, тогда почему он совершенно не похож на тебя? И о каком письме идет речь? – пытаясь разглядеть Владимира, спрашивала Вика.

– Прыжки родная, прыжки. Из-за того, что мне приходилось прыгать неоднократно, я совершенно потерял свой облик, что ждет кстати и тебя мой дорогой друг, – обратился он к Коле.

– Затем, я изменил и имя. Это получилось случайно! Когда мне пришлось задержаться тут у вас в прошлом. Тогда мы с тобой и встретились. Я узнал тебя, но старался не подавать вида. Не хотел путать реальности. Но я тебя там почти потерял и пытался сделать всё, чтобы спасти тебя через прошлое, в смысле эту реальность.

Надев памперс и полностью переодев малыша, он пошёл на кухню совершенно спокойно, как у себя дома. Молодые люди проследовали за ним, словно находились под гипнозом.

– Чей это ребенок? – спросила Вика, стоя в дверном проеме и стараясь отогнать свои догадки. «Пожалуйста, скажи, что ты украл его у соседей, родителей неважно… только не наш, только не наш. Ведь если это так, значит, с нами опять что-то случилось. А малыш прошёл сквозь время», – мысли летали в голове без перерыва. – «Теперь я понимаю, почему он мне помогал…».

– Наш, – сказал он, уверенно взбалтывая бутылочку. Капнув пару капель на запястье, он сунул соску малышу и тот старательно принялся трапезничать.

Его ответ мгновенно остановил поток мыслей Виктории, девушка застыла на пороге.

Коля в это же время с недоумением смотрел на происходящее.

«Неужели это я?!» – залипла мысль в его голове. Юноше трудно было поверить в то, что буквально через девять месяцев он будет так управляться с ребенком. – «И почему он? Почему не Вика?»

– Володя, – медленно произнесла Вика, – скажи, пожалуйста, а где я в этот раз? И почему ты притащил сюда ребенка?

Владимир замер. Что ответить он не знал, мужчина так торопился успеть предупредить их. Всё, о чем он мог думать так это то, как спасти своего сына. И совершенно не подумал о том, как скажет Вике, что она умерла по его вине.

Глава 6

«Как же я об этом не подумал?» – с ребенком на руках он стоял, глядя на Вику неподвижно несколько секунд.

– Милая моя девочка, – упав на колени возле неё. – Прости меня, мой ангел! Я хотел помочь, я хотел спасти нас! Думал, что тогда ты вспомнишь его, – приподняв сына, – ты снова возьмешь его на руки. Но… Ты не смогла!

– О чем ты говоришь? – спросила Вика, стоя в полном оцепенении. Разум девушки никак не мог принять происходящее. Володя для неё оставался все тем же следователем, но никак ни её возлюбленным Колей.

Николай не выдержал и вмешался в происходящее.

– Объясни ты нормально, что к чему? – всё происходящее пугало и раздражало мужчину. Он ещё не успел оправиться от первого шока, как тут случился второй.

– Письмо вам еще не привезли? – снова спросил он.

– Привезли, я получил его на днях, – ответил Коля.

– Чёрт, я опоздал? – взволновано спросил Володя.

– О чем вы? Какое письмо? Почему я не знаю о нем? – спросила Вика, повернувшись к Коле. – Что я еще не знаю?

– Нам нельзя заводить детей, – сказал, Коля, опустив глаза.

– Что? – вырвалась короткая фраза из уст девушки. – Почему? Это правда? – повернувшись к Владимиру, встревоженно спросила она. – Но мы уже… – ледяными пальцами она вцепилась в уголок кофты слегка прикрывая руками еще не появившийся живот. Почувствовав легкое головокружение и слабость в ногах, она просто упала без чувств.

Мужчины кинулись к ней. Убедившись, что пульс есть, Коля взял её на руки и отнес на кровать. Он сразу набрал номер Василия.

– Василий, добрый день! Это – Николай, Вике плохо, могли бы вы подъехать? Да, она упала в обморок. Да, я понимаю, именно поэтому позвонил Вам. Хорошо, ждем.

Положив трубку, он обратился к Владимиру:

– Врач сказал её не трогать до его приезда, а приедет он минут через пятнадцать, – сев рядом с возлюбленной на кровать, Николай взял её за руку. Нежно поглаживая пальцы Виктории, он на мгновенье задумался.

– Володя, расскажи, что там случилось? В твоем будущем.

– Она умерла.

– Как? – спросив, он сам не мог поверить в услышанное и лишь крепче сжал ее руку.

– Мы с доктором хотели помочь ей вспомнить… – немного помолчав, он продолжил. – Плохая была идея, я должен был её отпустить.

– Прекрати говорить загадками, – скулы Николая двинулись от злости, переполнявшей его.

Владимир осторожно начал свой рассказ: в каждой его фразе слышались сожаление и разрывающая душу боль. Коле было сложно понять его чувства, он словно младший брат всегда следовал по стопам старшего, но при этом избегал тех ранений, которые принимал на себя первый. Безусловно, его любовь и чувства к Виктории были сильны. Его переживания искренни, но всё же ему было не дано понять, через что прошёл Владимир.

За разговором время пролетело незаметно их беседу прервал звонок доктора в дверь. Увидев знакомое лицо, Володя испытал злость и обиду, он сдерживал себя чтобы не показать недоверие к этому человеку. В то время как Николай смотрел на Василия как на бога, спасшего его возлюбленную и всецело доверял доктору.

– С ней всё хорошо, она потеряла сознание, пульс в норме, давление тоже. Думаю, ей нужен покой. Приоткройте окно – свежий воздух пойдет ей на пользу.

Владимир быстро подошел к окну, открыл и тут же спросил:

– Так с ней всё будет хорошо? Да, доктор? – в его голосе было раздражение и недоверие.

Коля обернулся и недовольно глянул на него.

– Явных признаков, угрожающих её жизни, нет. Поэтому да, думаю всё будет хорошо. А есть причины для сомнения? Владимир? Кажется так вас теперь зовут? – ответил доктор, совершенно игнорируя агрессию Володи.

– Дело в том, доктор, что в будущем Володи или нашем, я честно говоря уже сам стал путаться… – вклинился Николай, – Вика умерла. В портале, на ваших руках. Там был какой-то эксперимент, и она не выдержала. Поэтому Владимир снова здесь.

– Как умерла? – переспросил доктор.

– Какой эксперимент? – он уже не слушал Колю и направился к Владимиру с расспросами.

– Память, вы хотели восстановить ей память. И разыграли сцену, словно нашего ребенка хотят убить на её глазах. Только она не признавала его, так что правильнее будет сказать моего ребенка. Но она так и не вспомнила. Она защищала кроху до последнего даже не понимая, что это её собственное дитё.

– Причина смерти? – сухо спросил Василий.

– Что-то с сердцем, не выдержало нагрузки.

– А мозг? Остался без повреждений?

– Об этом вы мне ничего не сказали.

– Это важно… Коля, нам нужно взять её под контроль. Я должен знать всё, что с ней происходит, нам нужно будет проверить Вику снова через пару месяцев. Вы пока повремените с детьми. Вы же их не планируете? – уточнил врач, после чего заметил печаль на лице парня. – Что? Уже?

– Да, видимо это произошло в прошлом, потому что уже – да. Срок не большой, но все же она счастлива, – Николай пожал плечами и развел руки.

– А если…? – доктор хотел предложить ужасное и Володя это сразу понял.

– Нет, уже никаких «если», Василий. Придется искать другие варианты.

– Ребенок уже тут, – осторожно добавил Коля.

Доктор сел на стул и обхватил голову руками.

– Что же делать? – он словно говорил сам с собой. – Хорошо, тогда я возьму девушку под свой контроль. Только есть одно – но: в портале об этом ни слова и ее туда нельзя. Дело в том, что сейчас некая компания под названием «Измени жизнь к лучшему» вышла на нас и всячески пытается стать партнером. Я даже не знаю это к лучшему или к худшему, но они точно не должны знать об этом.

Глава 7

– Доктор у вас есть идеи, как можно спасти Вику? – торопливо спросил Николай.

– Есть несколько вариантов, не знаю какой лучше выбрать… вот и думаю, как бы не ошибиться, – задумчиво сказал врач и развел руками.

Холод пробежал по спине от этой фразы у Владимира, учитывая, что последний вариант доктора привел к смерти его возлюбленной.

– Есть одна идея, – сказал Володя.

Оба мужчины повернулись и застыли в ожидании того, что скажет Владимир.

– Игорь, говорил что-то про разcслоение реальностей. То есть каждый из ваших вариантов может быть в будущем. Я пойду в портал и начну прыгать с небольшим интервалом: год, два года, и так до тех пор, пока не найду тот, который действительно её спасет. Затем я вернусь в это время и в эту комнату и сообщу вам, как лучше. Тогда мы избежим риска снова её потерять, – он глянул на кроху и нежно погладил его по головке. – Лишь бы мне потом найти дорогу домой, к тебе мой сынок.

– Стоп! – возразил врач. – Если вы говорите реальности после каждого прыжка множатся? Я правильно вас понимаю?

– Да.

– Тогда как вы потом вернетесь именно в эту реальность?

– Я пока думаю над этим, – уверенно сказал Владимир. Он уже все решил для себя.

– Но тогда тебе придется прыгать очень и очень много… Ты же понимаешь? – осторожно спросил Коля.

– Конечно понимаю, – раздраженно ответил Володя.

– Хм, а что будет с тобой? Или точнее с нами… – задумчиво продолжил Николай. – А как, кстати, прошел твой последний прыжок?

Эта фраза одновременно возмутила и обескуражила Владимира. Он последнее время совершенно забыл о себе и о своей жизни. Спасение Вики и ребёнка стало для него самой жизнью. Мужчина хотел возразить и возмутиться, как можно думать о себе, когда жизнь твоих близких под угрозой. Но глядя на растерянность Николая, он понял, что тот может никогда и не испытать тех трудностей, которые переживает Владимир. Несомненно, он поступил бы также в той же самой ситуации, но самой ситуации может и не быть в его жизни, благодаря Владимиру.

– Не переживай, что бы ни случилось со мной, с тобой всё будет иначе! – спокойно ответил Владимир, а в голове пробежала мысль «Чёрт, у меня уже раздвоение личности началось».

– О чём ты?

– О том, что твоя реальность уже другая! Знаешь, что мне непонятно… куда делся ты из реальности Глеба? – Владимир только знал, что Николай куда-то исчез, но вот куда и почему?

– О чем ты? – снова спросил Коля.

– Я должен разобраться и с этим тоже, – задумчиво ответил Владимир, – казалось, он ставил задачу больше для себя, нежели отвечал Коле.

– Владимир, с вами все хорошо? – вмешался доктор.

– Да, да, – ответил Володя.

– Коля, я оставлю вам Глеба, береги его. Если с ним что-то случится, я сам лично тебя прибью. В этих двух сумках все самое необходимо на первое время. Думаю разберетесь. К тому же ты не один, у тебя есть Вика, – на лице мужчины появилась улыбка. – Вот же ирония получается, вы уже можете понянчить того, кто еще у вас только в проекте.

– Нет, нет, нет… Ты хочешь оставить его с нами?! – возмутился Николай.

– А ты хочешь, чтобы он погиб в прыжках?

– Нет, но…

Владимир даже не стал слушать дальше. Он направился к крохе, взял его на руки и тихо на ушко прошептал:

– Я вернусь за тобой, сынок, чтобы ни случилось! Я всё исправлю, любой ценой!

Взяв на столе листок и ручку, он записал Коле точное время, откуда забрал Глеба.

– Это на тот случай, если я не вернусь, отдашь его нашему отцу, он разберется. Доктор, я с вами свяжусь, пожалуйста начните разрабатывать идеи как спасти Вику, чтобы в ближайшем будущем я уже мог посмотреть результат.

– Володя, я запутался. А если я выберу вариант и начну его реализовывать – он будет один. Как тогда ты проверишь, какой лучше?

– Василий, и вы ещё работаете в портале? Каждый раз я буду возвращаться в это время и сообщать вам, если что-то пошло не так. Так вы сможете понять сработал тот или иной путь, – Владимир посматривал на часы, он понимал, что времени у него всё меньше и меньше.

– Я не совсем понял, но хорошо. Я сегодня же разработаю несколько вариантов и выберу один из них. Надеюсь ваш план сработает.

Нежно поцеловав головку крохи, Владимир ещё раз нежно что-то прошептал ему на ушко.

– Василий, вы останетесь здесь? – спросил Николай.

– Да, подожду, пока очнется Виктория.

Тем временем Владимир, добравшись до портала, сразу созвонился с Игорем. Объяснив всю ситуацию старому ворчуну, ему пришлось выслушать не одну нотацию в свой адрес, после чего он, конечно, согласился помочь в очередной раз.

– Игорь, у меня есть только одна проблема.

– Какая, сынок?

– Ты в будущем сказал, что реальности множатся. И я боюсь не найти дорогу обратно именно в эту реальность к моему сыну, ради которого я и совершаю все эти «подвиги», – сказав это Владимир приподнял руки и пальцами изобразил кавычки.

– А больше я ничего не говорил?

– Нет, только то, что если я хочу сохранить жизнь именно этому ребенку, должен прыгать вместе с ним. Но ты же понимаешь, я не могу брать его с собой в каждый прыжок! – сказав это он сжал кулаки, чувство беспомощности злило его.

Ворчливый мужичок потирая руки, немного задумался.

– А что, если после каждого твоего прыжка, я буду оставлять зарубки в этой реальности на вот этом косяке? – указав пальцем на дверной проем возле туннеля, сказал Игорь.

– Не понял.. И чем это поможет?

– Ты считай каждый свой прыжок, а я сразу после твоего ухода буду оставлять зарубки. По возвращению подходи и считай. Если количество зарубков будет совпадать с количеством прыжков, значит ты прибыл в нужное место и время. Что скажешь?

– Ох, Игорь честно я уже сам не знаю, что сказать. Правильно ли я поступаю? Во что превратилась моя жизнь и смогу ли я спасти хотя бы своего ребенка? – Владимир, сидя на стуле, развел руками. – Что я могу сказать? Давай попробуем. Так или иначе у нас всё равно нет другого варианта.

Глава 8

Стоя в очередной раз над краем бездны, Володя испытывал тот же страх, что и впервые. Он не боялся погибнуть, не боялся измениться; единственное, что пугало его, что он не сможет вернуться к сыну. Расправив руки и закрыв глаза, он снова растворился в пустоте.

Ворчливый старичок, издав тяжелый вздох, подошел к дверному проёму и сделал первую зарубку.

Вика очнулась от плача ребенка, слегка удивилась увидев рядом на кресле спящего Василия. А Коля бегал по кухне, совершенно не понимая, ка к разводить детскую смесь. Тихонько проскользнув мимо спящего доктора, девушка вышла к возлюбленному.

– Привет, – тихонько сказала она, мило улыбаясь Коле. – Что тут у вас происходит? Вы так забавно выглядите, – хихикнула девушка, на что в ответ увидела строгий взгляд Николая.

– Да тут орущий этот ребенок! Я не пойму, как приготовить эту дурацкую смесь, он не замолкает… – мужчина в отчаянии стал тараторить не переставая бегать с коробкой, ребенком и бутылкой. Как только с его губ слетела последняя, раздраженная фраза, он тут же вспомнил причину всего этого безумия.

– Ты как? – встревоженно спросил он Вику.

– В порядке, особенно в сравнении с тобой, – улыбнулась она и аккуратно взяла коробочку со смесью, – тут должна быть инструкция. А вот и она, давай сюда бутылочку.

Её спокойный голос и взгляд, как-то даже успокоили Колю.

«Женщины…», – подумал он. – «У них на подкорке записано, как и что надо делать!»

– Вот и всё готово, только она еще горячая, – сказала Вика.

– Я пошёл почитаю как её остужать, – радостно заявил Коля и передал кроху Вике.

От неожиданности Вика даже растерялась. Девушка понятия не имела о том, как же его держать на руках.

– Шшшш… не плачь мой хороший. Сейчас мы тебе остудим кашку, – пыталась успокоить она Глеба. А тот в свою очередь замолчал, внимательно ее разглядывая.

– Коля, как же это здорово! Мы уже можем подержать на руках нашего ребенка! Значит всё будет хорошо! Правда?! А где Володя? Что он сказал?

В этот момент Коля осознал весь ужас происходящего.

«Что делать? Рассказать ли ей правду или лучше пока промолчать? А вдруг на нервной почве с ней что-то случится?», – застыв с нелепым выражением лица, мужчина смотрел на возлюбленную, не зная что ответить.

– Ты чего молчишь? Всё хорошо? – слегка покачивая малыша, спросила Вика.

– Да, я… – начал отвечать Николай, растягивая слова лихорадочно старался придумать, что же ей сказать.

– Виктория, как вы себя чувствуете? – раздался голос доктора за спиной.

Коля от счастья аж выдохнул в голос.

– Спасибо! Всё хорошо Василий, простите Вас вызвали из-за обычного обморока. Я сейчас в положении, не знаю сказал ли вам Коля. Но возможно именно это было причиной потери сознания. А тут еще и Владимир с малышом. Кстати, что он там говорил? Что на этот раз случилось и почему с ним малыш? Со мной опять что-то произошло?

– Нет, нет всё хорошо. Дело в том, что Виктория в будущем сейчас находится на лечении и Владимир попросил нас помочь с разработкой лекарства для ускорения её выздоровления, – неуверенно пояснил доктор.

Слегка приподняв край правой брови, Вика серьезно посмотрела на мужчин, показывая свое недоверие.

– Что случилось? Я вижу по вашим лицам, что вы мне что-то не договариваете. Коля, – обратилась она к супругу, – говори как есть.

Зависшие несколько секунд молчания, прервал плач ребенка.

– Тише маленький… В общем так, я пошла кормить ребенка на кухню и жду от вас правды, – продолжая покачивать кроху Вика вышла на кухню.

И тут же мужчины переглянулись с пониманием друг друга. Коле по душе пришлась история доктора, поэтому он не стал долго раздумывать и пошел в след за Викой.

– Родная, ты чего? Ты же знаешь Владимира, он всегда перестраховывается.

– Настолько, что притащил в прошлое ребенка? Вы меня совсем за дурочку держите? – пытаясь проверить остыла ли смесь, отвечала Вика, не оборачиваясь к мужчинам.

– Виктория, а вы считаете, что ребенку гораздо комфортней в портале с нянями? Вы, к сожалению там не в состоянии быть ему мамой, – вмешался доктор.

Вика обернулась и задумалась на мгновение.

– О! Нашел! Нужно капнуть на запястье! Так ты поймешь достаточно ли остыла смесь, – он стоял счастливый с сотовым телефоном, словно разгадал самый сложный квест в мире.

Вика и доктор строго глянули на Николая, как на ребенка, вмешавшегося в разговор родителей.

– И что же у меня за болезнь такая? – продолжила расспрос Вика, капая на запястье.

– Частые приступы с потерей сознания, – быстро ответил доктор.

Сдвинув брови Вика выразила свое сомнение на этот счет.

– И это всё? – с недоверием спросила она.

– Виктория, вы зря так легкомысленно относитесь к этому состоянию. Мы вкололи вам серьезный препарат, не прошедший тесты на людях, чтобы привести вас в чувство. Да о чем я говорю, он и на животных то не прошёл! Возможен любой побочный эффект. Это очень серьезно! – Погрозил он пальцем, – Поэтому мы с вами уже сейчас начнем проводить кое-какие исследования.

– Допустим, – понемногу начиная верить, ответила Вика, – только какие исследования? Я ведь в положении!

– Те, которые будут допустимы, учитывая обстоятельства.

– Хорошо, – ответила Вика, – но куда снова исчез Владимир и почему оставил малыша с нами?

– Он пошел проверять, не появилось ли в других будущих нужного лекарства, чтобы тебе помочь! – ответил Коля.

Глава 9

Вика с сомнением посмотрела на мужчин. Но все сказанное действительно было похоже на Владимира. Кроха у нее на руках уже во всю трапезничал, внимательно заглядывая ей в глаза, каждый раз, как только она поворачивалась к нему.

– Что мой хороший, видишь во мне свою мамку? – Улыбнулась она ему и мысли с подозрениями на время покинули её. В голове девушки никак не укладывалось осознание Глеба как своего ребенка. Разумом она понимала всю иронию происходящего, но те материнские чувства безусловной любви пока для нее были непостижимы. Все это только зарождалось в ней вместе с ним.

Доктор какое-то время еще был в квартире, затем уехал в портал и попросил Вику приехать завтра утром к нему на осмотр.

Каждый из молодоженов занялся своими делами, и в доме на какое-то время воцарилась тишина.

– Коля, а Володя не сказал, где памперсы и не показывал, как их менять? – окрикнула Вика из спальни своего возлюбленного, который старательно избегал всех вопросов и процедур с ребенком.

– Нееет, – протяжно ответил он, и даже не подумал встать. Мысль о ребенке пугала его больше всего остального. Только вчера он узнал, что у них будет малыш и тут сюрприз он уже ПАПА.

– Родная, он оставил там два пакета сказал, что взял все самое необходимое на первое время! – прокричал он из зала, даже не поднявшись с дивана.

«Эх мужчины…», – подумала Вика и полезла в один из пакетов.

Достав небольшую упаковку памперсов, девушка пыталась понять, как же их надевать. Постепенно девушка разобралась во всем, что оставил им Володя. Переодела малыша и уложила его на кровать, обложив со всех сторон подушками. Коля в это время подготовился к работе на завтрашний день. Влюбленные счастливо расположились на диване возле телевизора.

– Коля, скажи мне честно, там в будущем, правда, все не так плохо? Владимир просто страхуется?

– Угу, – ответил мужчина и обнял жену. – Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, а когда вижу этого кроху и то, что он есть, понимаю – с ним всё будет в порядке. От этой мысли мне становиться еще спокойней. Знаешь, мне ведь действительно очень повезло. Я читала на форумах: девчонки постоянно переживают, чтобы с детками было всё хорошо, чтобы доходить срок и родить. И я ведь тоже волновалась, особенно после того, что мы пережили. А тут Володя, да еще и с сынулей! Как бы я хотела, чтобы он снова всё решил в нашем будущем. Знаешь, я ведь ему очень благодарна! Если бы не он, неизвестно чем бы все закончилось. А еще для меня большое облегчение, что ты – это он, пусть даже с другой внешностью, – Вика светящимися глазами посмотрела на Колю.

– Это еще почему?

– Я не хотела тебе говорить, но раз уж ты – это он, – ее губы расплылись в кокетливой улыбке, – да что уж там говорить, – махнула она рукой.

– Даже Таня на тебя запала! Чуть не поссорилась со мной из-за тебя из будущего, – захихикала Вика, – но ни она, ни я даже не догадывались, кому принадлежит его сердце, – девушка крепко обняла своего возлюбленного.

– Ты хотела сказать из-за Владимира? – настороженно уточнил Коля.

– Да, но это же ты. Так что какая разница.

– Разница есть, я – это я из настоящего, а он – это он! – сухо подчеркнул Николай. Вика одарила его милой улыбкой и совершенно, не придавая значения словам, продолжила свой рассказ.

– Так что, пока тебя не было, он оберегал меня так, словно он мой ангел. Я чувствовала какую-то связь, но даже подумать не могла, что он – это ты, только из будущего. Я не понимала его отношения и заботы обо мне, и даже представить не могла как это, находиться с любимым человеком, жизнь которому ты спасаешь и делать вид словно вы чужие, – Вика вздохнула и провалилась в воспоминания.

Коле не особо понравилось признание Вики, возразить он тоже ничего не мог, понимая, что она права.

– Между вами же ничего не было? – Осторожно спросил он, слыша, как участилось его сердцебиение.

– Фу, дурачок! Конечно, нет! Я тебе говорю про совсем другое чувство, что-то большее! Про то, что наши с тобой чувства с годами будут только крепче! И он тому доказательство.

– М… да уж…, – единственное, что смог недовольно выдавить из себя Коля, чувствуя как ревность маленькой змейкой пробежала по его душе. «Я не ревную, да и вообще глупо ревновать к самому себе», – отгонял он мысли, словно навязчивых мух.

Вика заглянула в глаза Коле и подарила ему страстный поцелуй. Счастье переполняло её. Мужчина, видя ее такой, забыл обо всем и поддался чувствам. В этот же момент послышался плач. Радостные молодые родители подскочили и побежали к ребенку.

– Может, проголодался? – сказала Вика.

– Я приготовлю смесь, – сказал Коля и ушел на кухню.

Вика проверила малыша, с ним все было в порядке, памперс сухой. Коля быстро принёс смесь, и они покормили кроху. Но плачь так и не прекращался. Даже во время кормления малыш недовольно хныкал и отказывался продолжать есть. Они качали кроху около часа, но тот никак не замолкал. Посмотрев на возлюбленную, мужчина немного испугался за неё. Виктория была очень встревожена, растрепанная прическа, взволнованный взгляд – казалось вот-вот начнётся паника.

– У тебя всё хорошо? – спросил Николай.

– С ним же будет всё хорошо? Правда? Может вызовем скорую? Почему он так кричит столько времени? Может мы что-то делаем не так? – в голосе Вики слышалось отчаяние.

– Володя ничего не говорил? Никаких особых указаний не давал? – качая малыша продолжала расспрос Виктория.

– Сказал, что, если с ним что-то случится, голову мне оторвет. Других указаний у него не было, – со злостью в голосе ответил он.

Коля был дико зол на Владимира.

"Притащил сюда своего ребёнка, так ещё и не подумал о той нагрузке, которая ляжет на плечи Вики".

– Будем искать доктора, – сказала Вика.

– Может позвонить Василию?

– Коля, ты чего? Он же не педиатр, да ещё и в основном к прыжкам готовит, – глянув на Колю как на ребёнка, ответила Вика.

– Он хороший врач. И уж точно разберется, что могло случится с дитём из будущего, – сказал, он направился за телефоном.

А Вика в это время всё пыталась успокоить Глеба.

– У кого бы спросить детского врача? – Вика металась по комнате как тигр в клетке. Вдруг она вспомнила какие-то бутылочки возле детского питания, которые оставил Володя.

– Коля…, – окрикнула она мужа, – а Володя не сказал, зачем он привез «укропную воду»? Это, вообще, что?

Мужчина заглянул в комнату с трубкой телефона, пожал плечами и снова исчез в дверном проеме. Бросив недовольный взгляд в его сторону и покачав головой, Вика взяла телефон и стала искать в интернете, что же такое «укропная вода» и для чего она нужна.

– Родной, а про колики Володя ничего не говорил?

На пороге вновь появился Николай, но уже с довольным видом.

– Нет, этот Володя ничего не говорил, но сейчас приедет врач. Василий созвонился с один из лучших педиатров и он уже едет к нам. Я молодец?! – довольно спросил Николай, словно ребенок сам справившийся с домашним заданием.

Вика задумчиво смотрела на своего возлюбленного, но по ее глазам читалось, что мысленно она сейчас была далеко.

– Вика, ты меня слышишь? Я всё решил!

– Да, да слышала, молодец. Но, по-моему, у него колики, если Володя купил эту водичку, то скорее всего у Глеба колики.

– Слушай, давай не будем гадать и тратить время – приедет профессионал и сам решит, что у него. Откуда этот прыгун столько может знать о детях, сама подумай, – как и большинству мужчин Коле не нравилось отношение возлюбленной к другому мужчине. Ревность закралась в его душу, но признавать он это не хотел, да и кто поверит в то, что можно ревновать к самому себе.

– Не знаю, я Владимиру доверяю, – Вика сказала так, словно подвела итог.

Зубы Коли заскрипели, но он не показывал виду.

– Пусть все-таки посмотрит врач, хорошо родная? – Собрав всё свое терпение, сказал он.

– Да, конечно, – ответила Вика. А сама полезла искать инструкцию, как поить укропной водой.

Глава 10

Очнувшись в будущем на год вперед, Владимир первым делом отправился к Василию. Поймав попутку, ему совершенно не хотелось вести милые беседы о жизни. Переведя взгляд в окно, он словно выпал из реального времени, а голос болтливого водителя был лишь фоном, сопровождающим его поездку, словно радио. Он настолько привык путешествовать, что в какой-то момент перестал обращать внимание на окружающие его изменения в природе, домах, одежде, людях. В вечной спешке что-либо изменить проходили последние годы день за днем. Реальность, как таковая, перестала для него существовать. А рассуждения людей в стиле «ах если бы…» стали для него словно бумажный щит от попыток что-либо изменить в своей жизни. Ему казалось, что лучше него уже никто не знал прыжки, времена, порталы, и даже его наставник Игорь казался уже просто добродушным дядечкой, знающим больше теорию, чем практику.

Новый знакомый высадил Володю на трассе недалеко от портала, оставшуюся часть пути он шел пешком. Его ноги слегка промокли от утренней росы вдоль дорожки. В портале была тишина, в это время сотрудники только начинали подтягиваться на работу.

«Удивительно, у этой компании мощная система защиты и попасть сюда практически невозможно… Но почему они никогда не меняют замки?», – подумал Владимир, когда в сотый раз открыл дверь своей карточкой, которую получил от Игоря еще в своем времени.

Доктор был уже у себя, вид у него был такой, словно он неделю не выходил из своего кабинета.

– Здравствуйте Василий, я к вам из прошлого, помните наш разговор? Ну что? Удалось найти лекарство или еще что-то? – спросил Владимир, приоткрыв дверь кабинета.

Подпрыгнув от неожиданности, растрепанный врач заметался по комнате.

– Мы пробуем, мы ищем… но пока… – он опустил глаза.

– Что пока? – обеспокоился Володя.

Доктор указал рукой на монитор. Вика с растрепанными волосами и в белой сорочке бегала по мягкой комнате в дикой истерике. Живота у нее уже не было.

– Какое сегодня число? – быстро уточнил Володя.

Доктор сразу понял, о чем спрашивает мужчина.

– Она не доходила. После введения препарата ей стало хуже, с ней стало происходить все тоже, что было с животными после эксперимента. Володя, – продолжил Василий, взяв себя в руки. Он понимал, что единственная возможность, что-либо изменить – это прыжок в прошлое.

– Возьми этот список, в нем разработанные пути решения ее беспамятства, – достав черный маркер, он вычеркнул один из них. – Этот уже не подойдет. Ты знаешь, что дальше, торопись в туннель.

– Стоп, а где же Коля? – встревоженно спросил Володя, ошарашенный такой скоростью путешествия.

– Я не знаю, парень… Мне еще не хватало за ним следить. Давно уже не появлялся. Торопись!

Стоя возле пропасти, Владимир уже готов был совершить прыжок, как вдруг знакомый голос его остановил.

– Стой! Сынок, ты чего?! Совсем обезумел? Мы зачем зарубки договорились делать? – Игорь впервые был обеспокоен. И быстро бежал по коридору, прихрамывая на одну ногу.

– Игорь, – выдохнул Володя, – безумно рад тебя видеть. Я должен вернуться как можно скорее. Ты видел в каком она состоянии?

– Видел, она в таком состоянии уже больше полугода. А вот тебе друг нет смысла: прыгать сейчас, в противном случае попадешь до того момента, когда мы оставили зарубки и не поймешь в какую из реальностей ты вернулся. Помнишь, о чем ты мне рассказывал? – Игорь подошел и похлопал Володю по спине. – Крепись парень, это только первый способ решения вашего ребуса. Сколько всего вариантов доктор расписал?

Володя молча протянул список.

– Через сколько мне можно будет вернуться? – задумчиво спросил Володя.

– Ты в прошлый раз ушел где-то часов в пять примерно, значит после пяти и можно прыгать, но лучше дождаться шести, так надежнее. Так как время очень непредсказуемая штука оказалась. И мы слишком мало что знаем о нем.

Глянув на часы, Игорь предложил позавтракать и обсудить план действий на будущее. Этот час тянулся вечностью для Владимира, и он решил, не теряя времени попытался дозвониться Николаю, но все его попытки были безуспешны. На телефонные звонки тот не отвечал, на работе всё та же милая девушка, каждый раз повторяла, что не знает, где он. Просидев в каморке с Игорем до шести, Владимир совершил свой долгожданный прыжок в прошлое. Каждый прыжок приносил ему все больше и больше боли. На этот раз ему повезло, и он очнулся в поле недалеко от портала. Собравшись с силами, он встал на ноги и направился в место которое стало для него домом. Он ненавидел его и в тоже время осознавал, что это его единственное спасение.

Добравшись до туннелей, он сразу пошел проверять зарубки.

– Боже, неужели хотя бы в этом мне повезло! – воскликнул он, проводя пальцем по ровной полоске на дверном проеме.

Покашливание со спины заставило вздрогнуть Володю.

– Что сынок? Как прошел первый прыжок? – ухмыльнулся упрямый мужичок, переживающий за этого прыгуна всей душой.

– Ты словно и не уходил, – улыбнулся Володя, увидев знакомое лицо.

– Не успел, – серьезно ответил он.

– Василий у себя?

Игорь пожал плечами.

– Я за ним не слежу, мне тебя хватает. Сам иди проверяй.

Владимир похлопал по плечу Игоря и направился прямо по коридору. Дверь к Василию была приоткрыта. Он сидел с блокнотом, в котором только делал наброски того списка, который уже был в руках у Володи.

– Не утруждайте себя Василий, и первый пункт можете уже вычеркнуть.

– Вы так быстро вернулись. Я только приехал от Коли с Викой. У вас полный список? Ваши как раз только что звонили. Ребенок сильно плачет, они не могут понять, что с ним.

Владимир протянул листок.

– Черт, забыл предупредить. Передайте им, что у малыша колики. Водичкой пусть поят, что-то теплое на животик положат. Там еще бабулька мне массаж показывала, пусть с педиатром поговорят.

– Да, я уже отправил к ним своего знакомого. Он немного чудной, но спец хороший. Расскажите, как там, в будущем всё пошло?

Глава 11

– Вика, Василий позвонил, у него Володя был, сказал кроху водой поить этой… как её там? – щелкая пальцами, прокричал из зала Николай.

– Укропной? – дополнил Вика.

– Да, да с укропом! – не совсем понимая, о чем идет речь, ответил Коля.

Вика тут же выбежала в зал.

– А Владимир еще у него? Можно с ним поговорить?

– Зачем?

– Как зачем?! – Возмутилась Вика. – У меня есть вопросы! Набери Василия. Почему ты сразу меня не позвал?

Коля недовольно набрал номер и в ожидании ответа пробормотал:

– Я и так передал, всё дословно. И врача даже нашел. Нет, нам надо поговорить с этим....

– Хватит, – оборвала его Вика, и в эту же секунду доктор поднял трубку.

– Василий, Владимир еще у вас? Давно? А.. понятно… спасибо! Да, да вызвали, ждем. О, кажется, он как раз подъехал, – сказал Коля и попрощался с врачом.

Открыв дверь на пороге, действительно появился чудаковатый врач. У него были толстые очки, за которыми глаза казались непропорционально огромными. Редкие волосы неряшливо прорастали на макушке, их было так мало, что виднелась кожа головы. Зато у него были густые усы, которые смешно подпрыгивали во время разговора. Но врач явно гордился ими. Доктор шепелявил и одевался, словно пятилетний мальчик, одетый заботливой бабушкой.

Увидев его, Вика была в ужасе. Бросив строгий взгляд на всё происходящее, она ушла к ребенку. Буквально через несколько минут за ней в комнату вошли мужчины. Когда врач стал улыбаться ребенку, Вика сморщилась от его раздвинутых в разные стороны зубов.

«Ни за что бы не подумала, что у такого врача как Василий такой ужасающий друг педиатр» – Вика.

– Хех, нравятся мне малыши…

– Нам сказали, что у него колики. Могли бы вы показать, как нужно делать массаж? – поинтересовалась Вика.

– Колики-то понятно, – спокойно ответил врач, – но у вашего малыша еще и желтушка.

– Желтушка? В смысле желтуха? – испуганно переспросил Коля, думая о реакции Владимира, и о том, как это отразится на положении Вики. – Это заразно?!

– Нет, нет, молодые люди. Это другая желтушка, детская… она у многих новорожденных. Обычно их отправляют под специальную лампу, но в вашем случае уже поздно, она уже не поможет.

– Так что же делать? Он из-за этого может плакать? – обеспокоенно спросила Вика.

– Да, не то слово. Детки очень капризные становятся.

– И что делать-то? – спросил Коля.

– Желтушка уже отходит. Вот, посмотрите, – врач показал стопики ног Глеба.

– Но мы сейчас поможем, организму малыша. Я вам выпишу один препарат, не пугайтесь – он как для взрослых, так и для детей подходит, – врач протянул листок с рецептом. Еще какое-то время, осматривая ребенка, он успел показать массаж и гимнастику для малышей. Рассказал несколько секретов по уходу за малышом.

Вика сама не заметила, как этот чудаковатый доктор вошел к ней в доверие и расположил к себе. Затем он также неуклюже оделся и ушел.

– Родная, я сбегаю быстро за лекарством, думаю не стоит затягивать с лечением.

Коля вернулся очень быстро. Ловко развел препарат в ложечке с водой и дал крохе.

– А ты уверен, что он безопасен? – спросила Вика, держа на руках Глеба.

– Конечно, в противном случае, зачем бы врач выписывал его. Ты такая странная, поишь его этой непонятной водой, доверяешь какому-то Владимиру, далеко не специалисту. А рекомендации такого специалиста с шикарным образованием и опытом подвергаешь сомнению, – рассерженный Николай развернулся и направился на улицу.

– Коля! Коля! – панический крик Вики, заставил вернуться в комнату Николая в ту же секунду. Куртка за доли секунд слетела с его плеч на пол, и он подскочил к Глебу.

Выражение лица у крохи было искажено словно параличом. Глаза косило то в одну, то в другую сторону. Вика с перепуганным лицом, бормотала:

– Что с ним? Это из-за лекарства! Я как чувствовала! А вдруг он теперь дурачком останется?!

Выхватив ребенка из рук возлюбленной, Николай стал осторожно потряхивать его.

– Сынок, сынок, что с тобой?!

– Ты думаешь, он сможет тебе сейчас ответить? – возмутилась Вика.

– Посмотри на меня! – продолжал Коля, не обращая внимания на возлюбленную. Его руки дрожали, он назвал Глеба сыном и даже не обратил на это внимания. Ребенок продолжал корчить рожицы. Мышечный спазм был настолько сильным, что малыш не реагировал на родителей.

Вика судорожно набирала номер доктора, но тот никак не отвечал. Коля не стал дожидаться его ответа и вызвал скорую.

– Наверное, препарат слишком сильный, а вдруг он останется дурачком с такой внешностью на всю жизнь?! – перепуганные глаза Вики наполнились слезами. И тут наконец-то доктор поднял трубку.

– Алло, – ответил сонный, слегка хрипловатый мужской голос.

– Алло, это Виктория, вы только недавно от нас уехали? у сына была желтушка и вы… вы прописали препарат, – Вика тараторила, пытаясь успеть быстро рассказать всё, что произошло.

– Так вот мы дали, но у него, у него лицо перекосило, а глаза, глаза косят в разные стороны, а еще он их стал закатывать! Что делать?! Мы не могли вам дозвониться и уже вызвали скорую! – паника не давала Вике остановить свой рассказ даже на секунду.

– Дайте ему попить, или поесть, – так же с непоколебимым спокойствием ответил врач.

– В смысле попить? – Вика опешила.

– Лекарство очень горькое. Вы, когда кушаете, что-то кислое или острое тоже корчите рожицы, не так ли? Просто ваши мышцы уже имеют определенный опыт, а его только развиваются. И он не умеет управлять ими, так как мы. Поэтому он изображает, как может, что ему очень горько. Дайте ему запить, чтобы убрать горечь с языка.

– Спасибо, – вымолвила девушка.

Вика положила трубку и тут же дала Глебу водичку. Как только малыш пососал свою любимую бутылочку, его личико вернулось в обычное состояние смышленого ребенка.

Звонок в дверь напомнил родителям о скорой помощи. Открыв медикам, молодые люди увидели солидную даму с пышной прической на голове.

– Показывайте вашего малыша, что случилось? – спросила она властным голосом.

– Уже всё хорошо, – робко произнесла Вика.

– Мы дозвонились врачу, оказывается лекарство было горьким, поэтому его личико исказилось. Теперь он в порядке. Нужно было лишь дать водичку, – улыбчиво добавил Николай.

Женщина приподняла бровь и окинула их презрительным взглядом. Подошла к ребенку, посмотрела на него.

– А вы уверенны, что это не неврологические отклонения? – спросила она.

– Я бы всё-таки посоветовала вам проехать с нами, – после этих слов, она закашляла и одела маску.

– Правда, у нас сейчас в больницах больных много, а он у вас совсем мелкий. Но неврология это серьезно, – сказала она, снова приподняв ярко выкрашенную бровь.

Коля с Викой переглянулись.

– Нет, мы точно не поедем.

– Хорошо, тогда можно, пожалуйста, свидетельство о рождении на ребенка и ваш отказ от госпитализации.

В этот момент до обоих родителей дошло, что у них на ребенка нет никаких документов.

Глава 12

Подойдя к порталу, Владимир почувствовал жжение на ноге, ниже коленки. Приподняв штанину, он увидел ярко выраженную сосудистую сетку. Проведя пальцами по лопнувшим сосудам, он понимал, что это нехороший знак перед прыжком.

– Что, сосуды перестали выдерживать нагрузку после прыжков? – Спросил Игорь, стоя у Владимира за спиной.

– Сынок, ты же понимаешь, час расплаты за прыжки близок настолько, что каждый из них может стать последним? – в этот раз серьезность Игоря заложила в голову Владимира страх. Его не пугало то, что в один момент он может сгинуть между временами. Самым страшным для него было то, что он не успеет спасти тех, кого так любит.

– Понимаю, – сухо ответил он, даже не показав свои сомнения, – зарубку не забудь оставить, – сказал Володя и растворился в пустоте.

В этот раз он прыгнул чуть дальше, стараясь не попасть в одну и ту же реальность. Когда он приземлился, было холодно, листья красиво переливались между бордовым и золотым.

«Осень» – подумал он, – «Как раз под мое настроение».

Отряхнувшись, и еще раз осмотрев свою «печать расплаты», он направился снова в портал.

– Как мне осточертело это здание… – бурчал он по дороге.

Привычно открыв дверь, пройдя по коридорам до боли знакомым его разуму, он подошел к двери доктора, сделав три привычных стука, попытался приоткрыть дверь. Комната была заперта, и никто ему не ответил. Тогда он направился к Игорю, который всегда был у себя. И этот раз не стал исключением.

– Игорь, как дела? Где я могу найти Василия? – довольно спросил Володя, увидев старого друга.

– В лаборатории он, но я бы не советовал тебе туда идти.

– Почему? Что-то опять пошло не так?

– Слушай сынок, я не могу ответить тебе на фразу «опять». Сам посуди ты, как та лягушка, скачешь по реальностям, меняя их. Понятное дело у тебя своя реальность! Она одна, целая, сшитая из разных времен. Но для нас существует только та реальность, в которой мы живем. Все пошло не так… И лучше бы глаза мои не видели этого. Но я понимаю, тебе по любому к доктору за бумажкой? А прыгать ты будешь после. Тогда я пока займусь делами. Береги себя парень! – Игорь похлопал его по плечу и ушел в свою коморку.

После слов Игоря, Владимир вдруг осознал, насколько далеко он ушел от реальности в целом. У него уже нет вчера, нет завтра – он всегда живет в настоящем. Его прошлое – величина не постоянная, а переменная и он сам решает, в какую сторону изменить будущее свое и своих близких. Единственное, о чем он не задумывался никогда, так это то, что пока он прыгает, жизнь идет своим чередом, и его друзья, знакомые привыкают жить без него. Все его отношения – это короткие, пусть и положительные истории в разных временах, а как в итоге оказалось еще и не связанных между собой, а параллельных. Игорь был единственным, кто знал практически о всех его прыжках, словно был с ним в одном времени. Но сегодня Володя понял, что даже он, этот вечно бурчащий дядечка, потерял связывающее их время и прошлое.

Подходя к лаборатории, Володя уже приготовился услышать крики и истерики, но в комнате была полнейшая тишина.

Он постучал в дверь и милая девушка с золотыми локонами открыла ему.

– Здравствуйте, Владимир, – сказала она с улыбкой, – проходите, мы вас уже заждались.

Ошарашенный таким приемом, Володя медленно зашел в комнату.

– Василий?! – удивленно спросил он, впереди сидящего мужчину.

Мужчина резко обернулся и поднес палец к губам, затем прошипел:

– Шшшш.

Володя осмотрелся вокруг и увидел, что он находится словно в гостиной своей квартиры.

– Что все это означает? – еще раз, спросил он.

– Шшшш, – еще раз произнес мужчина, но уже не оборачиваясь.

– Коля, Колечка… – произнесла Вика, сидящая напротив мужчины.

– Да, что всё это значит?! – терпение Владимира заканчивалось, а поведение Вики и доктора пугало его. Девушка переводит туманный взгляд на него.

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.