книжный портал
  к н и ж н ы й   п о р т а л
ЖАНРЫ
КНИГИ ПО ГОДАМ
КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЯМ
правообладателям

Инна Бирюкова

Из огня да в полымя

Книга 3

Хранитель Времени

Не важно, где ты родилась, в каком краю,

Я всякий раз тебя из тысяч узнаю,

И всякий раз я убеждаюсь лишь в одном —

В тебе мой мир, в тебе мой дом. Марко Поло. Ветер в волосах

Глава 1

Длинная нитка запуталась, в который раз скрутившись замысловатым узлом. Тут-то мои нервы и не выдержали. Я вскочила и запустила рукоделие в распахнутое по случаю хорошей погоды окно. Снизу раздался мученический стон садовника, как раз подстригавшего буйно разросшиеся кусты жасмина.

Нет, оно мне надо?! Пальцы исколоты, нервы истреплены… Да ещё и вместо роскошной алой розы выходит что-то отдалённо напоминающее сморщенный мухомор на тонкой зелёной ножке. С листиками. Вот листики удались.

– За что же мне это наказание?! – вопросила я высокий потолок.

Он не ответил.

Зато на шум явилась любопытная Марго.

– Какое по счёту? – быстро оценив обстановку, уточнила она.

Я поморщилась.

– Пятое. Ты отца не видела?

– Видела, он в кабинете.

– Отлично. А я-то боялась, что придётся искать его по всему замку. Вот только не надо на меня так смотреть! Честное слово, я ничего не задумала. Просто хочу съездить в гости, у меня же двоюродный брат недалеко живёт. Какое-никакое, а разнообразие.

– Далось тебе это разнообразие! – абсолютно не разделяя моей тоски-печали, фыркнула подруга. – Сиди да отдыхай!

– Отдыхай! – кривляясь, передразнила я её. – Я от скуки скоро взвою – какой тут отдых?!

– Ну, займи себя чем-нибудь.

– Да чем занять?

– Пением! Все благородные девицы так делают.

– Я пыталась. И сорвала голос!

– Это потому что надо петь, а не орать. Тогда танцами.

– Тоже было. Подвернула ногу и три дня в постели провалялась, как будто ты не помнишь! О рукоделии можешь даже не заикаться! Ещё варианты есть?

– Есть! – не сдавалась девушка. – Возьмись за домашнюю работу.

Тут мне крыть было нечем. Горы занудных учебных пособий были по приезде свалены мной в самый далёкий чулан (с глаз подальше!), где пребывали и по сей день, всё гуще облепляясь пылью.

– Не хочу! Я заслужила отдых!

– Возвращаемся к тому же, с чего начинали – сиди и отдыхай!

– Вот сама и сиди! – разозлилась я. – А я к Эйвальду поеду!

– Яну это не понравится, – предостерегла подруга.

– Конечно, не понравится, – пришлось признать мне. – Но не могу же я ещё две недели взаперти прочахнуть! Да и «не понравится» – слабо сказано! Он меня на ленточки порежет, когда узнает. Если узнает. Но разве я виновата в том, что ему приходится плясать перед Советом именно сейчас? У меня каникулы! И куча платьев, их скоро моль поест! Я на бал хочу, блистать и веселиться!

– Он тоже в этом не виноват. И вообще, ну что ты ершишься? Уж тебе ли не знать, как он о тебе беспокоится? Вот и отправил сюда, к отцу под присмотр.

– А не кажется ли тебе, что беспокоится он слишком сильно? И, собственно, из-за чего?

– Из-за того, что ты ходячее несчастье. Это всем известно!

– Марго, и ты туда же?! – я сердито сдула чёлку со лба и плюхнулась в кресло.

– Лета, пожалуйста, скажи мне, что ты не собираешься снова сбежать?

Я пожала плечами.

– Нет, конечно. Но с отцом поговорю. Вдруг он будет в хорошем настроении и всё-таки отпустит меня к Эйвальду?

– Ну-ну, – скептически хмыкнула подруга и поспешила вернуться к прерванным делам.

Я ещё немного посидела, взвешивая все «за» и «против», и отправилась на переговоры с родителем.

– Папа? – я робко заглянула в приоткрытую дверь кабинета.

– Да? – отец оторвался от какого-то свитка и поднял на меня глаза. – Что случилось?

– Ничего не случилось. Просто я хочу проведать Эйвальда, – с ходу брякнула я.

Отец нахмурился.

– Ты ведь знаешь, Ян просил меня…

– Глаз с меня не спускать! – перебила я его. – Знаю. Но, пап, это же всего на пару дней. Эйвальд будет рад!

Отец встал и нервно прошёлся по кабинету, заложив руки за спину.

– Нет, – наконец изрёк он. – Я дал слово твоему мужу, и ты останешься дома.

«Спелись», – поняла я. И тут же раздражение на мага переросло в злость. Выходя замуж, я и помыслить не могла о том, что моя жизнь перестанет быть моей! Личной и собственной!

– Отец, я уже достаточно взрослая для того, чтобы самостоятельно принимать решения!

– Лета, я всегда буду вдвое старше и мудрее тебя, какой бы взрослой ты ни стала. Я сказал – нет!

– Сбегу! – пригрозила я.

– Да пожалуйста, – ошарашил меня своим великодушием родитель. – Тогда весь гнев твоего супруга падёт исключительно на твою же дурную голову.

– Не поняла?..

– Если юная колдунья вознамерилась удрать, то чем я, бепомощный старик, могу помешать ей? Так что можешь идти и планировать бегство, заодно избавишь меня от этих утомительных препирательств.

Я явственно услышала звук упавшей челюсти. Своей собственной.

– То есть, ты как бы умываешь руки, но Яну меня сдашь? – уточнила подозрительно.

– Незамедлительно, – посмеиваясь в бородку, заверил меня отец, хотя взгляд его был серьёзным. – Лета, ты обладаешь магической силой, а это большая ответственность. Не зря же вас, адептов, так неохотно отпускают летом по домам. Да и то не всех! Если бы не безоговорочное доверие Верховного Магистра к твоему мужу, сидеть бы тебе сиднем в Академии все каникулы!

– Пап, но я же так состарюсь в застенках! Я гулять хочу!

– Ян вернётся – выгуляет.

– Ну знаешь! – окончательно рассердилась я. – Ещё скажи – на поводке! Я вам не декоративная собачка! И я уезжаю! Так что можешь докладывать своему зятю о моей пропаже!

Отец пожал плечами – мол, дело твоё – и уселся строчить донос.

– Лета, не обижайся, – рассеянно произнёс он напоследок. – Постарайся понять, я обязан доложить. И твоё счастье, что Яну, а не Верховному.

– Да делайте вы что хотите! – рявкнула я и захлопнула за собой дверь.

Так, письмо – не магический вестник, долетающий до места назначения практически мгновенно. Его доставят с нарочным. Это неделя пути, не меньше. То есть, головомойку-то мне устроят, но повеселиться я успею! Ещё и домой вернусь целая-невредимая. И пусть им обоим будет стыдно!

Я ухмыльнулась и потрусила в свою комнату, собирать вещи. Естественно, вещей было много. И как выбрать из них самое необходимое, я представляла смутно.

Ну, ладно. Я еду на два-три дня. Значит, на каждый день по платью… И ещё парочку запасных… И вечерних – вдруг удастся Эйвальда на бал вытащить? В костюме для верховой езды я, собственно, и поеду. Подаренный Яном меч нужно взять обязательно – а то, как же без меча? И ещё томик теоретической магии и конспект, чтобы полистать в дороге для очистки совести.

Немного еды я выпросила у повара и уже через час была полностью готова преподнести брату, надеюсь, приятный сюрприз.

– Пап? – я уже поостыла и сунулась к отцу вполне себе смирная и спокойная. – Можно я сбегу в твоей карете? А то вещей много, да и надоело всё время верхом скакать.

– Конечно-конечно, – добродушно отозвался он. – И пяток стражников прихвати на всякий случай.

Я вспомнила о разбойниках и решила, что да, прихвачу.

– Хорошо. Всё, я улепетнула, можешь отсылать своё письмо! И не переживай, пожалуйста! Со мной всё будет в порядке!

– Да в каком порядке, если ты родилась с шилом в одном месте! – устало отмахнулся от меня родитель.

Я послала ему воздушный поцелуй и была такова.

Братец мой проживал в дряхлом, давно уже вопиющем о капитальном ремонте замке, доставшемся ему по наследству. Я подождала, пока стражники выгрузят весь мой багаж, отпустила их восвояси вместе с каретой и уверенно замолотила ногой в ворота. Смотровое окошко тотчас открылось, но впускать меня не спешили. Понимаю, в дорожном костюме да с порыжевшими волосьями я мало походила на ту сестру хозяина замка, коей меня запомнила челядь. В конце концов я плюнула, перестала бодаться с доблестными стражами и повелела позвать Эйвальда прямо сюда, к воротам. Так сказать, для опознания. Он не заставил себя долго ждать, и немногим позже я болталась у него на шее, задыхаясь от восторга.

– Эйв, зараза! Я так рада тебя видеть! – голосила я, пока он меня стряхивал.

– Вот так сюрприз! – громогласно радовался родственник и угрожающе показывал стражникам кулак, мол, повыгоняю всех к чертям собачьим! – Постой, а это что, твои вещи? Ты на всё лето ко мне?

– Нет, на пару дней.

– Точно? По-моему, как минимум на месяц!

Я рассмеялась.

– Ты просто не видел, сколько всего я притащила в Академию!

– То есть, это я ещё легко отделался, – понимающе кивнул братец. – Пойдёмв дом, ты как раз к ужину. Заодно и поведаешь о своей новой учебно-замужней жизни.

Перекусы всухомятку я за еду не считала и, радостно повизгивая, побежала переодеваться и отмываться от дорожной пыли, которая каким-то чудесным образом умудрилась достать меня даже в карете.

За столом мы были вдвоём. Я успешно совмещала вкусный ужин с длинным рассказом о своих последних приключениях, а, выдохшись, спохватилась.

– Слушай, а где же Беатрис?

– Беатрис… – замялся брат. – Хм… Беатрис не так давно меня покинула. Так что твой приезд как нельзя кстати – не дашь мне заскучать.

– Что значит покинула? – оторопела я. – У вас же свадьба всего год назад была!

– Полгода, вообще-то.

– Эйв, но почему?

Я внимательно его осмотрела и решила, что леший с ней, с Беатрис, другая девица найдётся. И не одна.

Эйвальд был длиннющим, худющим, в меру симпатичным и крайне обаятельным молодым человеком тридцати двух лет от роду. По-кошачьи зелёные глаза резко контрастировали с угольно-чёрными волосами (которые, за то время, что мы не виделись, здорово отросли и теперь были заплетены в тонкую, как мышиный хвост, косичку) и густыми ресницами.

– Почему-почему, – буркнул посмурневший родственник. – Долго рассказывать. Проще показать.

– Показать? – я чуть не подавилась. – У тебя что, уже новая невеста?

– Уберегите Боги, хватит с меня невест! И жён!

– Что тогда?

– Доедай скорее и я отведу тебя в свою лабораторию. И всё расскажу. Идёт?

– Всё, я наелась, – тут же сказала я. – Что там у тебя за лаборатория? Ты, часом, не в алхимию ударился?

– Увидишь! – таинственно улыбнулся Эйвальд, подавая мне руку.

Я скептически хмыкнула, но руку приняла.

– Эйв, это что такое?! – прямо передо мной возвышалась груда хлама и металлолома. Неугомонный братец бегал вокруг неё, тыкал в разные детали пальцем и что-то пытался мне втолковать. Я не понимала.

– Впечатляет? – вдоволь набегавшись, он похлопал рукой по этому… чему-то. Откуда-то сбоку вывалилась и покатилась к его ногам небольшая пружинка. – Наверное, лишнее, – неподдельно смутился родственник, ногой задвигая её под агрегат.

– А должно?

– Да!

– Тогда, конечно, впечатляет, – покладисто согласилась я. – А что это?

– Я же только что тебе объяснил!

– Объясни ещё. Только без этих твоих ругательств.

– Это не ругательства, а научные термины, невежда!.. Ладно, повторяю – это телепорт. Но не в пространстве, а во времени. И, собственно, это то, из-за чего меня покинула Беатрис.

– Она ушла от тебя из-за этого самовара-переростка?! – не поверила я.

– Сама ты самовар, – обиделся брат. – Это временной переместитель!

Я постучала ему кулаком по лбу.

– Балда, временной переместитель – это детские сказки!

– Вот и Беатрис говорила то же самое… А что же это по-твоему?

– Чудище какое-то, – честно призналась я. – Слушай, неужели ты сам его собрал? И как он работает?

– Лета, это чистой воды механика! Избавь меня от объяснений, ты всё равно не поймёшь!

– Механика? То есть, никакой магии? Ни в жизнь не поверю!

– Придётся.

Я внимательнее вгляделась в изобретение. Округлой формы конструкция издавала тихое гудение. Кое-какие детали, на первый взгляд, казались золотыми. Другие – медными… Опорная часть была деревянной. В середине всего этого нагромождения едва различимо проглядывала небольшая кабинка… Та-а-ак, а это у нас что такое?

– Слушай, а вон там что болтается? Целая гроздь амулетов! А говоришь – без магии!

– Ну, видишь ли, моя малышка поглощает колоссальное количество энергии, вот и приходится её из амулетов выцеживать… Кстати, некоторые из них пора подзарядить, поможешь?.. А в остальном – действительно никакого колдовства, только мой изощрённый ум! – и он выразительно потыкал пальцем себе в лоб.

– Извращённый он у тебя, а не изощрённый! Тебе их сейчас зарядить?

– Да нет, можно и завтра. На несколько перемещений ещё должно хватить.

– Эйвальд, ну какие к лешему перемещения? Ты последний разум, что ли, растерял?

– Так ты всё ещё мне не веришь? Зачем тогда амулеты заряжать берёшься?

– Тьфу, да что мне, силы жалко? Заряжу – и играй на здоровье в первооткрывателя! Только голову морочить мне зачем? Пошли лучше на бал? Я и платьишко привезла! Пошли, а?

– Отстань ты от меня со своим балом! Не веришь на слово, значит – смотри! – произнеся это, он направился прямиком в кабинку.

– Ой, может, не надо? – заволновалась я.

– Надо.

– Слушай, давай так. Я тебе верю, честно-пречестно! Только не нужно тут при мне самоубиваться!

– Не верю я тебе, что ты мне веришь!

– Ладно, о великий из мудрейших, ты меня раскусил. Но давай тогда предположим – чисто гипотетически – что ты меня не разыгрываешь и не сошёл с ума. Тогда встаёт другой вопрос. Перемещения во времени запрещены! Тебя в застенках сгноят! И меня заодно, а это вдвойне печально! И, вообще, если уж на то пошло, то как ты возвращаться собираешься, путешественник?!

– Во-первых, об этом знаем только ты и я. Отследить перемещение можно лишь по специфическим заклинаниям и магическим следам, кои эти заклинания и оставляют – я специально узнавал. В нашем же случае никаких заклинаний не будет – только крупномасштабный энергетический выброс. По нему не отследят, да и не сообразят вообще – что за волшба здесь творилась. Во-вторых, я так уже один раз делал, и никто меня ни в какие застенки не заточил… Шныряли, правда, по округе какие-то типы, подозрительно на магов похожие, но в замок не совались.

– Искали источник выброса, – понимающе протянула я. – Или колдуна.

– И в-третьих, – не отвлекаясь на мои реплики, продолжил брат. – Обратно мне поможет вернуться вот эта штука, – он повертел перед моим носом небольшим медным брусочком на верёвочке, но толком рассмотреть я его не успела.

А потом, под моё молчаливое неодобрение, вошёл в кабинку.

– Хочешь со мной? Там есть на что взглянуть!

– Да ни за что на свете! – открестилась я.

– Ну ладно, было бы предложено, – он с умным видом подёргал за какие-то рычажки, несколько раз шандарахнул рукой по своей горе-машине, из-за чего она как-то затряслась и мелко-мелко завибрировала… и исчез, буквально растворившись в воздухе.

Меня окатило лавиной чистой силы – действительно, никаких заклинаний, я специально вынюхивала. А потом стояла столбом и тупо пялилась в пустоту кабинки, не в силах поверить в происшедшее, покуда там не материализовался сумасшедший родственник. Да не один, а с визжащей полуголой девицей, которую он как раз пытался оттащить от своего треклятого изобретения. Девица оттаскиваться не хотела, она брыкалась и вопила на каком-то странном языке, произнося слова быстро-быстро и очень громко. Наверное, она ругалась. Причём, не особо цензурно.

– Идиот, ты кого притащил?! – как-то сразу «выпав» из панического ступора тоже заорала я.

Эйвальд отвлекся, девица, изловчившись, двинула ему локтем в ухо с такой силой, что братец не устоял на ногах и повалился прямёхонько на творение рук своих. На свой чудовищный самовар, то есть. Добрая половина деталей незамедлительно отвалилась и заплясала по полу. Затем в сторону накренилась одна из опорных частей конструкции. Раздался треск, железный лязг, и комнату заволокло непонятно откуда взявшимся дымом и пылью. К чести девицы, надо сказать, что горланить она не перестала. Зато, пользуясь тем, что Эйв, ещё толком не придя в себя, уже вовсю оплакивал свой переместитель, буквально смела меня в сторону и ломанулась к выходу. Совершенно машинально я выкинула вперёд руку, и дверь захлопнулась прямо перед носом истеричной особы. В комнате воцарилась тишина, неприятно резанувшая слух, даже Эйвальд перестал стенать. Непрошеная гостья немного постояла, очумело таращась на столь самостоятельную дверь, а потом, как и подобает барышням после истерики, хлопнулась в заслуженный обморок. Я, признаться, обрадовалась. Хоть дух переведём, пока она валяется.

– Эйв…

– Лета, подожди.

– Эйвальд!

– Я же сказал – подожди! – он взволнованно склонился над безвременно отрубившейся.

Я философски пожала плечами. Ну, нет, так нет. Сама разберусь. И принялась увлечённо ковыряться в том, что осталось от временного переместителя.

– Вроде жива, – облегчённо выдохнул родственник. – А ты чего там шаришь?

– Надо, – отрезала я.

– Эй, аккуратней, доломаешь!

Я хохотнула.

– Да ну? О! Вот он-то мне и нужен!

– Да кто он? Немедленно перестань мародёрствовать!

– Я не мародёрствую, а пытаюсь извлечь максимум пользы из твоего самовара негодного.

Я подошла к девушке, оттеснила в сторону Эйвальда и надела ей на шею сиреневый камушек на цепочке. Сиреневый… Нет, так не пойдёт, совсем разряжен. Немного подзаправим, с нас не убудет. Я положила ладонь на амулет. По нему тотчас забегали золотистые искорки, а сам он постепенно приобрёл глубокий фиолетовый цвет. Так-то лучше. Я удовлетворённо кивнула.

– Это что? – Эйв беспокойно копошился за моим плечом.

– Что, братец, амулетик свой не узнаёшь?

– Узнаю. Я имел в виду: зачем он ей?

– Эх, ты! Учёный, не скажу в чём мочёный! Ты их все без разбору что ли хапаешь?

– Ну, как тебе сказать… Какие были, такие и взял. Побольше.

– Ясно. Это, чтоб ты знал, универсальный переводчик. Думается мне, что легче найти общий язык с человеком, который тебя хотя бы понимает.

– А он сработает? Она же из другого времени!

– Вот этого не знаю. Но попытка не пытка, так ведь? А теперь объясни-ка мне, что ты натворил?

– Лета, я нечаянно! – тут же начал оправдываться зловредный братец. – Я не хотел!

– Чего? – ласково улыбнувшись, уточнила я.

– Переносить её… Это само собой вышло…

По его виду я как-то сразу поняла, что этот негодяй и сам здорово ошарашен таким поворотом событий.

– Теперь, по крайней мере, ясно, почему Беатрис тебя бросила! – не удержалась я от колкости. – Ты что же, всё время сюда девиц таскаешь?

– Лета, не мели ерунду! Это не смешно! Это очень – очень! – серьёзно. Из другого времени нельзя забирать даже неодушевлённые предметы, не говоря уже о…

– Уроды! Извращенцы!! Маньяки!! Вы куда меня притащили?!! Мили-и-иция! Спасите, грабят-убиваю-ю-ют!

– О, в себя пришла! – неподдельно обрадовался Эйвальд.

– О! Амулет работает! – в один голос с ним обрадовалась я и, помедлив, добавила. – Только я половины всё равно не разберу…

– Ты можешь как-нибудь её заткнуть?! – прижимая незнакомку всей своей длиннющей тушей к полу и пытаясь зажать ей ладонью рот, взмолился брат. – Ай! Дура, не кусайся!

– Легко!

Я подобрала с пола железку и слегка пристукнула пришелицу по темечку. Та закатила глазки и обмякла.

– Я не совсем это имел в виду. Думал, есть какое-нибудь заклинание…

– Конечно есть, – авторитетно заявила я. – Только я его не знаю.

– Ладно… Нам нужно куда-нибудь её перенести…

– Назад в будущее, например! – поддакнула я.

– Это в данный момент немного затруднительно. Разуй глаза, переместитель сломан! Умничает она тут!

– Я не умничаю. Я не совсем понимаю, чем это нам грозит. Ничем хорошим – это ясно. Но если ты внесёшь немного конкретики – я буду на седьмом небе от счастья! Нас теперь в темницу заточат?

– Хуже. Это сложно объяснить, я в своё время горы запрещённых манускриптов проштудировал на эту тему… Но если в двух словах – при длительном нахождении объекта вне своего времени, нарушаются временные связи, смещаются энергетические потоки…

– А нормальным языком? – перебила я.

– В лучшем случае просто изменится история. В худшем – настоящее как бы смешается с прошлым и будущим, а это повлечёт за собой конец света!

– Нам всем хана, – подвела я неутешительный итог.

– Да, но это ещё не всё.

Меня аж затрясло.

– Да что ещё-то?!

– Энергетический выброс получился вдвое сильнее, так как через временной портал прошло два объекта. У магов больше шансов нас засечь. Тем более, энергетический след у этой девушки другой, более-менее подкованный в этом вопросе колдун мигом сообразит, в чём дело.

– Эйв, я тебя ненавижу, – честно призналась я. – Сколько у нас времени?

– До чего?

– До того, как этот мир рухнет, балда!

– Не больше месяца. Даже, наверное, намного меньше. Сразу, конечно, процесс разрушения не запустится… Да и, возможно, вообще не запустится! От тех обрывочных клочков древних знаний, которые мне удалось добыть, проку немного!

– А если всё-таки запустится?! – наступала я. – Нет, ну я чего только не вытворяла, но чтоб тако-о-ое. Ты же, придурок, по своей прихоти погубишь всехк чертям собачьим!

– Не переживай, время пока есть, разберёмся уж как-нибудь.

– Расскажи тогда сначала, как это вообще у тебя получилось – девицу сюда приволочь!

Эйвальд вздохнул и начал каяться.

Была тихая летняя ночь. Светлана ковыляла в жутко неудобных туфлях на высоченной шпильке по тёмной улице.

– Вот козлы! Опять все фонари побили! – сквозь зубы процедила она, достала телефон и принялась подсвечивать им дорогу.

День не задался с самого утра. Начать хотя бы с того, что жутко дорогая краска для волос, судя по всему, оказалось подделкой и окрасила её не в иссиня-чёрный цвет «воронова крыла» (как было написано на упаковке), а просто в синий! И ничьим крылом там не пахло! Денег на другую не было. Пришлось идти на вечеринку как есть. Уникальный окрас напрочь распугал всех потенциальных кавалеров (даже основательно подвыпивших), так что провожатых не нашлось. Туфли сильно натёрли и без того уставшие ноги, а пластырь она взять забыла! Сумочка порвалась, да так, что не зашьёшь. На новый сарафанчик в шумной суматохе кто-то нечаянно пролил вино. А в довершение Светлана ещё и умудрилась разругаться вдрызг со своей лучшей подругой Катькой! В общем, не день, а катастрофа локального характера!

– Не хватало ещё, чтобы мобильник спёрли, – вслух подумала она и всё-таки убрала его в сумочку.

«До своего двора добралась, а тут уже каждый булыжник знакомый, и без подсветки дойду…»

И тут ей чуть ли не на голову свалился мужик.

И откуда только взялся? Неужто с крыши сиганул, бэтмен фигов?!

Как и всякая молодая, привлекательная и, главное, здравомыслящая девушка, Светлана сразу поняла, что это никто иной, как кровожадный маньяк, опрометчиво решивший покуситься на её, уже давно не девичью, но всё же честь. А что у нас с маньяками делают? Правильно! Сумочкой их, сумочкой (всё равно одна ручка уже оторвалась – не жалко)! Да по голове ему, паскуднику, чтоб дошло побыстрее! А ещё и поорать можно! Может, какой-нибудь сосед сознательный ещё и милицию вызвать сподобится. Под собственные вопли лупить маньяка оказалось куда занятнее. Криминальный элемент был окончательно деморализован и, пытаясь прикрыть от шквала хаотичных ударов самое ценное, начал проделывать какие-то странные манипуляции с непонятным предметом, который он, оказывается, всё время держал в руках. Предмет издал неприятное гудение и выпустил тонкую струйку дыма. Незнакомец усмехнулся. А потом вдруг всё расплылось, закружилось и как-то размазалось. Это стало последним, что помнила Светлана.

А первым, что она увидела, придя в себя, был всё тот же незадачливый маньяк, груда ржавого железа и рыжеволосая девица в довольно-таки странном наряде. Девица удивлённо вытаращила глаза, что-то пронзительно закричала… и это стало последней каплей.

Глава 2

Пришелицу до поры до времени решено было поместить в одну из гостевых спален. Связывать не стали, чтоб не померла, чего доброго, со страху. А начнёт всё крушить – тем лучше. Чёртов братец надолго запомнит, что не следует совать свой длинный нос куда не просят. Сказать по правде, я не переставала тешить себя надеждой на то, что всё разрешится как-нибудь само собой. Ну вот полежит деваха часок-другой да испарится, будто и не было её вовсе. А если нет… Об этом и думать не хотелось. Даже если все вышеизложенные Эйвальдом ужасы обойдут нас стороной, Ян убьёт меня собственноручно. И всё из-за этого экспериментатора-самоучки! Называть человека, безжалостно втравившего меня в такую авантюру, братом я отказывалась наотрез.

– Да что же это! Никак не соображу, что делать! – не вовремя подал голос этот… нехороший человек.

Я злобно рыкнула и отвернулась к окну. Темень непроглядная. А ведь сейчас я могла бы на балу выплясывать. Или крестиком вышивать. В свете последних событий, рукоделие показалось мне не таким уж плохим занятием.

– Не знаю, как ты, а я собираюсь хорошенько надраться, – с мрачной решимостью сообщила я. – Ты со мной?

– Не думаю, что нам сейчас стоит…

– Стоит! – отрезала я. – Помирать, так с музыкой! Всё равно хуже уже не будет, а так хоть погудим напоследок. Переоденусь только, а то потом в этом платье шею себе точно сверну.

Миссия была выполнена просто блестяще. Мы со всей ответственностью подошли к вышеозначенному занятию и надрались в такой драбадан, что слуги (те, что имели несчастье попасть в поле нашего зрения) трусливо обходили нас десятой дорогой.

– Виновата ли я-я-я? Виновата ли я-я-я?! – самозабвенно горланила я, в то время как Эйвальд с завидным упорством пытался подыграть мне на подручных средствах… конкретно сейчас в ход пошли ложки. И лупил он ими по столу. Получалось громко, но плохо. Вскоре его унылое постукивание, так портившее моё – несомненно! – мелодичное пение, мне надоело. С третьей попытки запрыгнув на длиннющий трапезный стол, я подобрала не особо чистую салфетку и запустила ею в брата, со словами:

– Сударь! Вы испаскудили мою песню! Я вызываю вас на де… д… дуэль!

Салфетка цели не достигла, бесславно затерявшись где-то под столом, но не в этом суть.

Эйвальд перестал, наконец, терзать ложки и, сделав над собой усилие, задержал на мне мутный взгляд.

– Балда, – беззлобно ответил он. – Я ж из тебя паштет сделаю!

Я пригорюнилась – ведь и правда сделает! Или жульничать начнёт, знаю я его. Эх, не везёт мне с мужиками! Так и норовят укокошить!

Я сделала вялую попытку притопнуть ногой, для пущего устрашения, но покачнулась, окончательно потеряла равновесие и шлёпнулась задом в какое-то блюдо. Благо, к тому времени уже опустевшее.

– Мухлевать будешь? – не обращая внимания на такие мелочи, подозрительно уточнила я.

– А как же!

– Тогда-а-а… Нам нужен этот – как его? – секундант!

– Слуги разбежались, – сообщил Эйвальд, с трудом поднимаясь на ноги и пытаясь снять меня со стола. Я сниматься совсем не хотела. Хорошо мне было на столе, весело. Мысли носились хороводом, голова шла кругом, и невыносимо хотелось петь.

– Виновата-а-а ли я-я-я?! – снова затянула я во весь голос.

– Виновата! – заявил братец.

– Это в чём же?

– В том, что я сейчас оглохну! Перестань орать дурниной!

– А… О! Слушай, Эйв, а что я приду-у-умала-а-а! У нас же там эта валяется, синеголовая. Пошли знакомиться, а?

– Синеволосая… – машинально поправил родственник – Что?!

– Вино, говорю, бери! – скомандовала я и слезла со стола вполне самостоятельно. Правда, уронив при этом многострадальное блюдо. Тьфу, ты! Совсем про него забыла!

Кажется, братец от моей затеи враз протрезвел, но меня это не заботило.

Прихватив с собой початую бутылку превосходной «Назарии», я направила своё бренное нетрезвое тело к лестнице, мимоходом попивая вино прямо из горла, как заправский алкоголик. Или пират. А чего, собственно, стесняться? Один раз живём! Да и то недолго осталось, если девица не растворилась бесплотным туманом.

Я осторожно провернула в замочной скважине ключ, нажала на ручку и сунула нос в приоткрытую щель, всё ещё надеясь, что комната уже пуста. Мои надежды разлетелись вдребезги, вместе со стеклянной вазой, разбившейся о стену в полулокте от моей головы. Настал мой черёд трезветь.

– Совсем сдурела, да?! – рявкнула я, врываясь в комнату с твёрдым намерением отвертеть мерзавке голову.

Но осуществиться моим кровожадным планам нагло помешали. Эйвальд в последний момент изловчился, схватил меня за край рубахи и оттащил в сторону, подальше от этой сумасшедшей. Которая, кстати, уже успела вооружиться увесистым подсвечником.

– Не подходите! – прикрикнула она на нас.

Вот нахалка…

– Пусти, Эйв, сейчас я её угрохаю!!!

– Мы не сделаем тебе ничего плохого, – несмотря на всё моё сопротивление, заверил девицу миролюбивый родственник.

– Да она же мне чуть башку не разнесла!

– Ничего, переживёшь! Лета, перестань уже брыкаться. Всё, хватит. И не пыхти. Успокоилась?

– Да, – недовольно буркнула я и, скрестив руки на груди, надулась.

– Как тебя зовут? – снова обратился к пришелице Эйвальд и опрометчиво шагнул к ней навстречу.

– Маньяк! – пискнула та и запустила-таки в него подсвечником. Он был немаленьким, и мой доморощенный изобретатель как стоял, так и упал. С характерным гулким стуком.

– Здорово ты его вырубила, – забыв, что смертельно обижена, одобрительно протянула я.

Девица молчала. И я обеспокоилась тем, что амулет работает только в одну сторону. То есть, мы её понимаем, а она нас – нет.

– Э-эй! – я пощёлкала пальцами перед её носом. – Ты вообще меня понимаешь?

– Ну… Произношение у тебя странное. Но в целом, да, понимаю.

– Вот и замечательно. Тебя как звать?

– Светлана. А вы ролевики, да? – помявшись, спросила она.

– Понятия не имею, о чём ты говоришь.

– Ну, толкиенисты?

– Это что, секта какая-то?

– Да нет, это… Не толкиенисты, значит? А кто же тогда?

– Предки твои. Весьма и весьма далёкие.

– Что?

Объяснять не хотелось. Поэтому я попыталась сменить тему.

– Меня Летой звать, а его, – я кивнула на распластавшегося по полу брата, – Эйвальд. Кстати, как думаешь, его уже пора возвращать к жизни или стоит ещё немного подождать, вдруг сам очухается?

– Где я и зачем вы меня сюда притащили?

– Не мы, а он!

– Зачем?

– Да ни зачем! Случайно, понимаешь?

– Нет, не понимаю! И кто вы, в конце-то концов?!

Я закатила глаза и застонала.

– Ты же всё равно мне не поверишь! Я и сама бы не поверила, если бы не увидела собственными глазами. Давай ты у Эйвальда потом спросишь, а?

– Нет. Немедленно расскажи мне – во что такое фантастическое я не поверю?

– Ладно. Как говорится – сама напросилась. Ты в прошлом. Мы – люди. Не людоеды, не маньяки и даже не упыри, а просто люди! Так что нечего дичиться. Вот он, изобретатель, сподобился собрать временной переместитель. Отправился в будущее, а там ты лупить его начала. Вот он, при обратном переносе, случайно и захватил тебя с собой. Поверь, нам тоже этот… эм… конфуз радости не доставляет.

– Чего-о-о?

– Того!

– Бред какой-то! Вы что тут, все обкуренные?

– Не надо обзываться! Я тебе чистую правду сказала. Не хочешь – не верь. Очухается Эйвальд, сам тебе детально всё разъяснит.

– Ну ладно, допустим. А что это за бижутерию вы на меня навесили? – и она потыкала тонким пальчиком с почему-то красным ногтем в амулет.

– Это переводчик. Молодец, что не сняла. А то мы бы так и не договорились!

– Странный он какой-то. На камешек похож…

– Не бери в голову. Вина хочешь? Или поесть?

– Хочу, пожалуй, – согласилась девушка.

«Даже если это какой-то дурацкий сон – поесть не помешает» – легко читалось на её лице.

– Отлично! – обрадовалась я тому, что пьянку в скором времени можно будет продолжить. – Только давай брата моего сначала переложим на кровать.

– Брата? Вы совсем не похожи.

– Двоюродного. Ну, взяли… Вот же тяжёлый, зараза. Хоть и тощий… Фух, ну с этим справились. Теперь пошли, выберем тебе наряд поприличнее, а то скачешь практически в чём мать родила.

Я окинула девушку цепким профессиональным взглядом и решила, что мои наряды будут ей слегка коротковаты, но в целом, получится вполне сносно. А если подобрать туфли без каблука, то и вовсе отлично выйдет.

– Да ты что! У нас все так ходят. Это ещё не самый откровенный вариант.

– Срамота, – покачала я головой. – Не дайте Боги тебя в таком виде слуги увидят – подумают, что Эйв совсем рехнулся и притащил сюда блудливую деву.

Девушка покраснела, но смолчала.

– Слушай, – по дороге в уже занятую мной комнату тешила я своё любопытство. – А мужчины у вас тоже полуголые ходят?

– Конечно. Лето же, жарко.

– И что, тоже так, – я многозначительно кивнула на её платье.

– Нет, что ты! – Светлана рассмеялась. – Они шорты носят.

– Шорты?

– Ну, это как штаны, только намного короче – до колена или выше.

– А волосы у всех такие… э… необычные?

– Вообще-то не у всех. Это не естественный цвет.

– Странно, – я старательно принюхалась. – Магии не чувствую. Что это за зелье такое, которое магических следов не оставляет?

– Это не зелье, а краска! Ну, для волос, понимаешь? А у вас что тут и волшебники водятся?

– Волшебники водятся в сказках, а у нас маги.

– Вот здорово! А ты меня не разыгрываешь? Это как в Гарри Поттере, да? Волшебные палочки там и всё такое?

– Какой Поттер, какие палочки?! – я даже остановилась. – У нас маги нормальные, без всяких палочек!

– Вот бы на них взглянуть! – восторженно выдохнула Светлана. – Хоть одним глазком!

– Зачем же одним. Смотри двумя, на здоровье.

– Куда? – девушка завертела головой.

– Сюда, на меня. Правда, я пока ещё только учусь и ничего не умею толком. Зато у меня муж – магистр второй степени! Или может уже первой… Хотя, нет. Ему до первой ещё с неделю Совет своими фокусами забавлять.

– Ты колдунья?!

– Я же говорю – немного.

– Ой, а покажи что-нибудь, а?

– Лучше не надо! – открестилась я. – С мужем познакомлю, он покажет… Мне так точно – небо в алмазах. А у вас что, магии нет совсем?

– Нет, ни капельки.

– И как же вы обходитесь?!

– Отсутствие магии с лихвой компенсирует научно-технический прогресс!

Я не очень поняла, что это за зверь такой, но предпочла не вдаваться в детали. И так голова трещит от всего происходящего.

Увидев предложенные наряды, Светлана пришла в восторг. Это ж надо, столько всего и всё такое красивое! Сейчас она оденется, как настоящая леди и обязательно покорит сердце какого-нибудь рыцаря. Какая девчонка об этом не мечтает?

И замок этот, и наличие колдунов – от всего этого голова шла кругом. Светлана в своё время перечитала множество фантастической литературы и теперь упивалась каждым моментом, радуясь, что такое приключение досталось именно ей.

Поверить в эти необъяснимые события было бы непреодолимо трудно… если бы Светлане не хотелось верить. Но ей хотелось, да ещё как!

На розыгрыш неугомонных друзей это не походило ни капельки! Слишком уж масштабно. Да и не способны они на такие выкрутасы. Им бы только пивные бутылки на лавочке опорожнять. Вот и пусть пьют там своё пиво! А она теперь прямо как настоящая героиня фэнтезийного романа. Сколько там этих самых героинь занесло в диковатое средневековье? Не перечесть! И раз уж она попала в такую занимательную историю, то постарается извлечь из неё максимум удовольствия. Да ещё и, по возращении домой, напишет книгу! А делать заметки начнёт уже сейчас, чтобы со временем ничего не стёрлось из короткой, девичьей памяти. В том, что в конце приключения она обязательно вернётся домой, Светлана ни капельки не сомневалась – все героини так делают! Вот только мама наверняка будет волноваться. А папа, чего доброго, даст ремня. Несмотря на то, что Светлане было уже целых девятнадцать лет, папа всё ещё воспитывал её старым добрым способом. И способ этот по своей эффективности не знал себе равных. Хотя, может и обойдётся! Ведь большинство всё тех же героинь возвращались именно в тот момент времени, из которого и выдёргивались! Ух, как же это всё захватывающе и увлекательно!

Светлана от избытка чувств захлопала в ладоши и взялась за примерку.

Мы решили, что наиболее эффектно девушка будет смотреться в бледно-голубом платье с глубоким декольте, белыми кружевными рюшами и кокетливым бантом чуть пониже спины. Решали мы это долго – не меньше часа. Я переодеваться не стала, с трепетом предвкушая продолжение пьянки.

Эйвальд, кстати, пришёл в себя вполне самостоятельно. Более того, достаточно быстро нас отыскал и в настоящий момент удивлённо взирал на выхаживания Светланы перед высоким зеркалом. В благодарность за полученный наряд девушка поведала мне о прелестях косметики её времени. Очень обрадовалась тому, что при перемещении не выпустила из рук сумочку (я сбегала за ней в лабораторию), и тут же вытряхнула всё её содержимое на туалетный столик. Я не совсем поняла, для чего нужен весь этот арсенал баночек, скляночек, тюбиков и флакончиков, но впечатлилась. Хоть и отказалась всё это на себя намазывать. Ничего, и так хороша!

Вдоволь надурачившись, мы, наконец, снизошли до измаявшегося от тоски и безделья Эйвальда. В ожидании неторопливых нас он успел ополовинить новую бутыль всё той же «Назарии» и теперь игриво подмигивал вновь окосевшим правым глазом оторопевшей Светлане.

– Он что, пьян? – шёпотом поинтересовалась она у меня.

– Пока не очень. Но мы это сейчас исправим, – бодро заверила я её.

– Аа-а-а, – понимающе кивнула девушка и задавать глупые вопросы перестала. Некогда, знаете ли, было. Теперь мы надирались втроём.

Дуэль всё-таки состоялась. Правда, не совсем так, как поначалу задумывалось.

– Выходи, змий поганый, биться будем! – вопила я, размахивая во все стороны длинным узким клинком так, словно отгоняла мух.

Мой богатырский конь (стоящий на четвереньках Эйвальд) бил пудовым копытом о землю (вообще-то, ладонью об пол… да и не бил, а слегка прихлопывал) и в боевом запале всё порывался встать на дыбы (вернее, скинуть со спины меня, но я держалась крепко за косичку). Меч был декоративный, честно спёртый мной со стены в одной из комнат. Тупой как пробка, но краси-и-ивый! Чем мне и полюбился – зарезаться таким невозможно, а в руках подержать приятно.

– Я не змий! – забившись в угол, обиженно пищала Светлана. – Я красна девица! Спаси меня от смерти лютой, буду женою тебе верною!

– Не надо, – открестилась я. – Я тебя спасу, конечно, но замуж за коня пойдёшь. От него жена как раз ушла.

– Не надо меня женить! – протестующе заржал конь.

– Спасите меня уже сегодня! – пуще прежнего заголосила девица.

– Ладно, кого на ком женить после решим. Где змий-то? С кем биться?

В этот момент дверь распахнулась, явив нашему взору чопорного дворецкого. Я мельком подивилась – давно перевалило за полночь, чего ему не спится?

– К вам… – только и успел булькнуть он, как я, приободрившись, заключила:

– Так вот ты где, стервец, засел. Отведай-ка удали молодецкой!

Дворецкий осёкся на полуслове и вытаращил глаза. Я лихо раскрутила над головой меч и пришпорила скакуна.

– Лета, блин! – возмутился скакун. – Ты мне все рёбра переломаешь! – и, больше не церемонясь, сбросил меня на пол.

Я немного полежала, осоловело хлопая глазами и силясь понять, что это вообще сейчас произошло. А потом…

– Лета.

Этот голос я узнаю из тысячи. Этот голос поднимет меня и отрезвит, даже если предварительно я вылакаю несколько бутылей крепчайшей браги. А обладатель этого голоса, кажется, сейчас вытрясет из меня всю душу, а потом ещё и повесит без суда и следствия. Или сожжёт. Как последнюю ведьму. И будет абсолютно прав, потому что такого безобразия его жена ещё не учиняла.

– Лериетана! – повторил он громче, видя, что я к полу приросла и подниматься не собираюсь.

В комнате стало очень-очень тихо. Спасать меня никто не спешил. Предатели! Пили-то вместе! А по шее теперь я одна получать буду.

Встать я честно попыталась. Получилось не сразу, потому что вместо двух ног у меня, кажется, образовалось целых шесть и все они то разъезжались, то цеплялись одна за другую, а то и просто подгибались. Всё-таки кое-как утвердившись в вертикальном положении, я ненадолго зажмурилась, дабы унять головокружение, зачем-то вытерла о штаны руки и… схватив со стола недопитое вино, сделала пару отчаянных глотков. Зачем – сама не поняла. Наверное, для храбрости. И только после этого, неимоверным усилием воли, заставила себя поднять на мага пристыженный взгляд. Он почему-то был очень бледный. Я поднапрягла извилины и решила, что это побледнение явно не от радости.

– Привет, а мы тут это… – пискнула я, сникнув окончательно под его возмущённым взглядом.

И первый раз в жизни этот взгляд пробрал меня до костей. Уж лучше бы орал, честное слово! Я ещё немного так постояла, подумала… и позорно дезертировала в спасительный обморок, справедливо рассудив, что только это сейчас сможет спасти мою бестолковую тушку от тщательного прожаривания на медленном огне мужниного гнева.

– Я люблю тебя, – сонно произнесла я, обнимая Яна за шею и едва ли не мурлыча от удовольствия.

– Да ну? – удивился он.

– Ага, – я пребывала в том странном состоянии между сном и явью, потому-то и не распознала вовремя подвоха в его словах. – Люблю. Ты с утра всегда такой… весь мой… никуда не бежишь… ну и пусть, что сердитый. Всё равно люблю. Даже твою щетину! – я потёрлась об него носом и тихонько засмеялась. – Колется!

Ян смущённо кашлянул.

– Лета…

– А ты когда вернулся? Я думала, тебя ещё недели две не будет… Ты у нас теперь первостепенный магистр или ещё не очень?

Мысли в голове текли очень медленно, неотвратимо зарождалось ощущение того, что произошло что-то неприятное. Что-то, из-за чего я должна бы чувствовать себя виноватой… Но, что именно, я вспомнить не могла. Да и не хотела.

– Я соскучилась. Очень, – прошептала я с твёрдым намерением сейчас же начать целоваться, а потом и вовсе использовать законного супруга строго по назначению.

– О, я тоже дико скучал! – как-то совсем неласково сообщил мне пока ещё неиспользованный супруг. – Представляешь, я уже чёртову дюжину дней ни во что не влипал с подачи своей милой жёнушки! А теперь, будь добра, убери от меня свой перегар и приведи себя в порядок. Разговор у нас будет долгий.

Я резко села и тут же обеими руками схватилась за голову, надеясь помешать ей расколоться надвое.

– Ой-е-е-ей… – содержательно поведала я миру о своём состоянии.

– Вот именно, – согласился маг.

В памяти всплывали размытые образы и неясные картины вчерашней попойки. Эк меня угораздило! Ай-яй-яй, Лериетана! Стыдно, ох как стыдно!

– Ян…

– После поговорим. А сейчас умываться, живо!

Позже я узнала, как Ян оказался здесь так быстро. Памятуя о нашем разговоре в Белом Лотосе, он – по моей же давней подсказке! – таки повесил на меня маячок. Да не просто маячок, а то самое кольцо с незнакомыми мне рунами. Знал, паршивец, что с таким подарком я не расстанусь, и буду всегда носить его с собой! Так что о моих передвижениях ему было доподлинно известно и без отцовской депеши. Едва поняв, что я покинула родной замок, маг насторожился, но решил выждать и узнать, куда же я всё-таки отправилась, а не перехватывать меня на полдороге. Поняв, что отправилась я к своему брату, коего он ненароком отлупил на свадьбе, наставник немного успокоился, решив, что мне очередная вожжа под хвост попала, но продолжал держать ухо востро. А когда старейшинам сообщили о произошедшем в пригороде Миловера мощнейшем энергетическом всплеске, сложил два и два, получил четыре и всерьёз обеспокоился. Кроме того, в Совете стали подозревать о разрыве энергетических линий (временных или пространственных они почему-то так понять и не смогли), и это напугало мага окончательно. На мой робкий вопрос, как же они об этом догадались, Ян лишь зло фыркнул и сообщил, что за энергетическими линиями следят неотрывно, ибо таких резвых умников, как мы, хоть ложкой греби. С одной только разницей – они пытаются пробить брешь во времени и пространстве с помощью заклинаний и отслеживаются подобные противозаконные действия достаточно быстро. Затем быстренько собирается отряд боевых магов и отправляется на ловлю горе-испытателей. На наше счастье, заклинания мы не применяли и точное местонахождение нарушителей порядка старейшины узреть не смогли. Кстати, как и в предыдущее перемещение Эйвальда. Да ещё и добрая половина магов была рассеяна по южной границе Иркаса, со стороны Грэйгерра, тролльего царства. Их старый король на днях изволил помереть, и сейчас там шла активная битва за власть (битва – в прямом смысле слова, так как всем известно, кто в тролльем царстве самый сильный, тот и самый главный). Кто станет новым правителем и какой политики будет придерживаться, было, мягко говоря, не ясно. А потому Леокирий Х решил подстраховаться, укрепив границу. Тролли всегда были натуральными дикарями, а на лакомые земли Иркаса совершали регулярные легко отражаемые набеги. В общем, отряд собирать было особо не из кого, и Ян, пользуясь моментом, выдвинул свою кандидатуру на роль вершителя правосудия. Старейшины возрадовались и, не ожидая подвоха, дали магу добро отправляться незамедлительно. При этом ещё и быстренько зачтя его доклад и присвоив магистра первой степени (за что нам отдельное спасибо; если бы не наша дурость, наставнику пришлось бы ещё дней пять-шесть доказывать свою компетентность в нелёгком процессе умертвления нежити). После чего он поспешил прямиком к своему маячку и, соответственно, ко мне, воспользовавшись стационарным телепортом. И, собственно, застал нас в самый разгар веселья.

– Кстати, – ехидно заметил Ян. – Две смертных казни вы уже заработали. Одну – за перемещение во времени, вторую – за перетаскивание чужеродного объекта. Вы будете первыми в истории болванами, которых сначала повесят, а потом четвертуют. Жаль, наоборот нельзя, я бы на это с удовольствием посмотрел!

– Так смертную казнь же отменили! – возмутилась я.

– Поверь мне, ради вас двоих сделают исключение.

Я многозначительно покрутила пальцем у виска, но продолжать спор поостереглась. Маг, недавно переставший гонять нас по всему замку хворостиной, мог снова взорваться даже от мышиного писка. У меня же так болела голова, что повторного скандала я могла и не пережить. Светлана всё это время просидела наверху, запершись в гостевой спальне, и нос оттуда высунуть боялась, чтобы ненароком не попасть под горячую руку нашему карателю. Причём, её вины во всём происходящем не было никакой, но Ян так рассвирепел, что досталось даже не вовремя сунувшемуся с предложением чая дворецкому.

– Ян, как думаешь, это всё можно как-то исправить? – некстати подал голос Эйв, а я инстинктивно вжала голову в плечи, ожидая новой бури.

– А зачем я здесь, по-твоему? – неприязненно, но более-менее спокойно отозвался маг. – Или, думаешь, сейчас побегу родную жену с потрохами старейшинам сдавать? Вот тебя бы, придурка, сдал с удовольствием, чтоб в следующий раз поостерёгся такие фортеля выкидывать… Но, боюсь, тогда Лета броситься тебя спасать. Она вообще любитель позасовывать голову в петлю. А этого допустить я никак не могу, у меня на неё большие планы!

– Это какие же? – не выдержала я.

– Пятеро детей, – безапелляционно заявил маг, а меня снова замутило.

– Совсем ум потерял, да?! Что я с ними делать буду?

– Как что, воспитывать. Конечно, позже мы можем насчёт количества поторговаться. Но сейчас у нас есть дела поважнее.

– Это как так поторговаться?!

– Как на базаре! Ты мне – одного! Я тебе – пятерых! В конце концов сойдёмся на троих к взаимному удовлетворению обеих сторон.

Я впала в столбняк от столь радужных перспектив и не сразу сообразила, что маг просто меня разыгрывает. А когда поняла, то, злобно рыкнув, запустила в него полупустой кружкой с огуречным рассолом, над коим я чахла всё утро, маленькими глоточками вливая в себя эту гадость, нагло обозванную сердобольным Эйвальдом «целебным бальзамом». Как всегда не попала и съёжилась в кресле, ругаясь сквозь зубы, – от резкого движения голова загудела с новой силой.

– Кстати, – как ни в чём ни бывало, продолжил маг, одобрительно обозревая залитый рассолом ковёр, – утром я обязался послать старейшинам вестника. Так что скоро и меня искать будут.

– Так пошли! Напиши, что ничего не обнаружил, пусть старички занимаются рутинными делами.

– Тут всё не так просто. Вестника тоже можно отследить. А после, удвоенного перемещением вашей девицы, следов выброса просто не могло не остаться. Они раскусят меня моментально как орех! А теперь расскажите мне ещё раз подробно о том, что здесь произошло.

Я эту историю не только слышала, но и видела, поэтому свернулась калачиком, пристроив голову на подлокотник кресла, и попыталась задремать.

Глава 3

– И где эта девушка сейчас? – спросил маг, когда родственник замолчал.

Я забарахталась, выныривая из дремоты и из кресла одновременно.

– Сидит и трясётся наверху. Думает, что ты и ей голову отвертишь за компанию.

– Да что я, изверг что ли? – абсолютно искренне удивился Ян.

– Вообще-то, да, – безжалостно отрезала я. – Ты бы себя полчаса назад видел! Я бы тоже где-нибудь отсиделась… да, жаль, не вышло.

– Лета, у тебя изначально шансов не было. В списке на усекновение ты была первой.

Я уже открыла рот, чтобы дать мужу достойную отповедь, но тут в дверях появился многострадальный дворецкий.

– К вам…

Не дав ему договорить, в комнату вихрем влетела маленькая хрупкая девушка. Дворецкий недовольно пожевал губами и, не проронив больше ни слова, степенно удалился.

– Лета, я приехала, как только смогла! Так и знала, что на каникулах ты обязательно во что-нибудь влипнешь!

– Лайн? – опешила я. – Ты здесь как?

– Говорю же, приехала! На лошади, – зачем-то уточнила полуэльфка. – Вы уже что-то надумали? Что будем делать?

– С чем делать?

– Да с девицей этой синеволосой!

– Ты-то откуда знаешь?! – возопила я, окончательно теряя связь с реальностью.

– Лета, блин. У тебя на нервной почве мозги вообще напрочь отшибло? У меня же третий глаз, будь он неладен!

– А, точно.

– Ну так что? План готов?

– План?.. – я потрясла головой. – Лайн, нечего тебе в это лезть. Хватит с нас и двух костров!

– Виселиц, – сладко улыбнувшись, поправил Ян.

– Не думаю, что вы спокойно будете ждать, пока вас повесят. И, что бы вы ни предприняли, ясновидящая вам не помешает!

– Да у тебя чёткие видения через раз бывают! А сбываются и того реже! – не сдавалась я.

– Но в этот же раз я угадала.

– Вот именно – угадала! Слушай, Лайн, а мир в этом твоём видении, случайно, не рухнул?

– Пока нет, – деловито мотнула головой подруга. – А что, должен?

– Да леший его разберёт, – честно призналась я. – Ну, не рухнул, так не рухнул. А теперь выметайся отсюда. Буду жива – увидимся в Академии. Приятно было пообщаться.

– Да никуда я не пойду!

– Ян, скажи ей!

– Не буду я ничего говорить! Нашли дурака – в бабские разборки встревать. Потом от обеих по шее и получу. Вон, Эйвальд пусть говорит.

– А почему сразу я? – встрепенулся братец.

– Так ты ж эту кашу заварил.

– Эйвальд не в авторитете, – нахально заявила полуэльфка.

– Авалайн! – гаркнула я. – Иди и прочисть свои чакры. Похоже, они забились, и ты стала плохо соображать. В последний раз повторяю – тебя это не касается!

– Лериетана, а пойди-ка ты в задницу, – в тон мне ответила пифия. – Буду я ещё у какой-то поганой ведьмы разрешения спрашивать!

– Почему это я поганая?

– А разве нет? Хорошие ведьмы никогда не окунаются в продукт человеческой жизнедеятельности с головой. Максимум – слегка вляпываются. А ты до того поганая, что умудряешься найти проблемы даже там, где их в принципе быть не может!

– Так, хорошо. Помоями меня уже облили. Что дальше?

– А дальше – выкладывайте на чистоту, как исправлять ситуацию!

Я махнула рукой.

– Да чёрт с тобой! Не говори потом, что не предупреждали. Ты с Эйвальдом знакома?

– Ага, на свадьбе виделись.

– Вот и отлично. Тогда наши доблестные мужчины тебя пока просветят, а я сбегаю наверх за Светланой. Давно пора привлечь её к диалогу, может, подскажет чего умного.

– Хорошо, – кивнул Эйв. – Только веди её в мой кабинет, а то здесь от духа рассольного тошно.

– Ну, братцы-кролики, какие будут предложения? – спросила я, едва ли не за волосы втаскивая в кабинет нашу потерпевшую.

Потерпевшая, упиравшаяся всю дорогу, мигом позабыла обо всех своих страхах и прилипла к огромному, тянущемуся вдоль стены, аквариуму. В аквариуме активно копошились разноцветные рыбки. Я её восторг разделяла – этой заморской диковинкой Эйвальд обзавёлся несколько лет назад, выложив за неё уйму денег. Практического применения аквариуму не находилось. Разве что глаз радовал.

Быстренько перезнакомив незнакомых, мы перешли к делу. Обсуждение этого самого дела было бурным. Вопили в основном Эйвальд и Ян. Причём друг на друга. Оба сходились на том, что пришелицу в срочном порядке нужно вертать взад. А вот в выборе способа перемещения мнения разошлись. Ян громогласно указывал родственнику на то, что он это всё закрутил – ему и раскручивать; и ещё, что нужно было не вино с похоронным видом распивать, а брать руки в ноги и бежать ремонтировать свой агрегат. Эйв же пытался донести до несведущего в механике мага, что машину не починить даже за несколько месяцев – он год её собирал! – и, пока он будет воплощать в жизнь бредовую идею оппонента, всю нашу лавочку успеют прикрыть ни один раз. Смотрелось это очень занимательно, почти как петушиные бои. Да ещё и на фоне аквариума, в котором озадаченные суматохой рыбки смешно тыкались головками в толстое стекло. Я старалась их утихомирить, ссылаясь на то, что голова у меня сегодня обязательно треснет. Но в ответ на мои стоны разошедшиеся мужчины заявили, что готовы избавить меня от этой проблемы, то есть от головы, если я сейчас же не оставлю их в покое. Я досадливо махнула рукой… но не смогла сдержать забурлившую от переживаний силу. Стекло треснуло так, будто по нему ударили кулаком. Спорщики, затихнув на полуслове, напряжённо на него уставились. Я припухла, как заяц под кустом, моля всех и вся о том, чтобы аквариум выдержал. Но, как Всевышние, так и мракобесы играли сегодня против меня. Секунда затишья – и на оторопевших мужчин обрушилась стена воды. Девушки, не растерявшись, с визгом вылетели из комнаты. Эйв переводил оторопевший взгляд с меня на мага и, почему-то молча открывал и закрывал рот. Возможно, представлял себя рыбкой, не знаю.

– Убью, – процедил маг и двинулся мне навстречу, явно намереваясь задушить в своих мокрых объятиях.

Но мне было не до него.

– Спасайте рыбок! – завопила я, падая на колени и стараясь изловить хоть одну из многочисленных жертв своей глупости.

Жертвы спасаться не хотели и, выскальзывая сквозь пальцы, бодренько скакали по полу.

– Чего стоите, душегубы?! Помочь сложно?! – бесилась я, в отчаянии выхватывая из оказавшейся под рукой вазы какой-то веник и запуская в освободившуюся тару несколько пойманных рыбок… Поручиться не могу, но, кажется, я так боялась их упустить, что ненароком раздавила…

– Лета… – робко подал голос Ян. – В ней нет воды.

– Что? – растерялась я, прерывая свою бурную деятельность.

– В вазе искусственные цветы стояли. Для красоты, понимаешь? Им вода не нужна, – пояснил брат и оба этих нахала, с пониманием переглянувшись, так захохотали, что голова у меня, кажется, всё-таки треснула.

– Лета? Ты что, ревёшь? – подхватилась Лайн, глядя на то, как меня, временно недееспособную, мужчины втаскивают в облюбованную девчонками комнату.

– Рыбок мы, оказывается, угробили. Всех до единой, – жизнерадостно ответил за меня маг. – Непонятно только, почему силой расшвыривается она, а рыбоубийцами обзывают нас.

– Гринписа на вас нет, – покачала головой Светлана.

– Кого нет? – давясь слезами, спросила я.

– Не важно.

– Лета, так ты что, правда… из-за рыбок?! – вытаращилась на меня полуэльфка.

Я трагически всхлипнула, а мигом посерьёзневшая подруга уставилась на Яна тяжёлым взглядом.

– Послушай-ка, господин Роутэг, а ты уверен в том, что наша недоведьма… ммм… не в положении?

– В каком? – не понял наставник.

– В щекотливом! – рявкнула на него пифия.

Ян как-то сразу понял, о каком положении идёт речь, но не дрогнул. Только уши у него слегка покраснели, а я почему-то умилилась. Засмущался, надо же.

– Уверен, – неприязненно процедил он. – Я заклинаниями пользоваться умею.

– Какими? – вклинился в разговор Эйвальд.

– Какими надо. Как раз во избежание столь щекотливого положения.

– Научишь? – оживился родственник.

– Ещё чего! Ты не маг. К знахарю иди за каким-нибудь амулетом.

– А чего она тогда ревёт? – хлопнула ресницами Лайн.

– А вот у неё и спроси! Ей. Просто. Жалко. Рыбок. Чувствительная натура, понимаешь?

– Лет, да ну ладно тебе. Леший с ними! – принялась хлопотать подруга. – Эйвальд новых купит. Правда, Эйв? – с нажимом спросила она изобретателя.

– Конечно-конечно! – слегка сбледнув, тут же отозвался тот и нервно расстегнул верхнюю пуговку на рубашке. Видимо, прикинул, во сколько обойдётся удовлетворение сестричкиных капризов, и был удушен жабой.

Я невольно усмехнулась, вытирая рукавом заметно припухший и покрасневший нос. Так, одному гаду настроение подпортили. Придумать бы ещё, чем пронять второго.

Но придумать я как раз и не успела.

– Лета, закругляйся, – подвёл черту в разговоре этот самый второй гад. – Пора определяться с дальнейшим планом действий. Лайн, Светлана, вы что-нибудь надумали, пока мы рыбок добивали?

– Да как-то не успели, – смущённо пробормотала синеволосая и почему-то покраснела.

– Кости нам перемывали, не иначе, – хитро прищурился Эйвальд. – Эй, а меня так же можешь? – тут же забыв о притихших девушках, обратился он к магу, который наскоро подсушивал мой наряд старым проверенным способом.

– Переоденешься, – небрежно передёрнул плечами тот. Родственник просверлил его недобрым взглядом.

Я закатила глаза и вздохнула. Вот чего им неймётся?

– Вообще-то, я в своём видении не только Светлану увидела, – задумчиво произнесла Лайн, разряжая обстановку.

– Да? – отвлёкся от игры в гляделки с Эйвальдом маг. – А что же ещё? Лета, повернись, сзади просушу.

Я встала и послушно повернулась.

– Сложно объяснить, когда не особо понимаешь то, о чём рассказываешь, – нахмурилась подруга. – Если в двух словах – мы были в каком-то доме, за столом сидел старик… дремучий такой и… суровый на вид. Только вот взгляд у него… добрый и задорный какой-то, не старческий. Но это уже так, мои личные ощущения. Главное – мы просили его о помощи, и он согласился помочь!

– Кто он? – Ян досушил мои туфли и принялся за собственную одежду.

– Понятия не имею.

– Ты раньше его встречала? – Эйвальд хмуро глянул на сухих и довольных нас и, плюнув на приличия, снял рубашку.

Полуэльфка некоторое время задумчиво на него таращилась, прежде чем ответить.

– Нет, никогда.

– А этот дом, он где? – подключилась я к допросу одарённой нашей.

– У мракобеса на бороде! – не выдержала нашего напора полуэльфка. – Вы что же думаете, что мне высшие силы карту с точным маршрутом преподнесли?

– Было бы неплохо. А то, что нам с твоим видением делать?

– Народ, – помолчав, произнёс Эйвальд. – Вы только не закидывайте меня сразу тухлыми помидорами… Но что, если нам просто пойти? Куда глаза глядят. Если видение Авалайн правдиво – мы, так или иначе, доберёмся до этого старика. Ноги сами выведут.

– Пойти туда – не знаю куда? – даже авантюристка пифия была ошарашена подобным предложением, что уж говорить о нас. – Эйв, ты совсем рехнулся? По-моему, такое только в сказках и срабатывает!

– Придумай что-нибудь получше! – тут же окрысился изобретатель.

– Вот и придумаю!

– Вот и придумай!

– Придумаю-придумаю!

– Ну давай!

Я смотрела на них во все глаза и ничего не могла понять. Всегда уравновешенный родственник вёл себя по-мальчишески глупо. А ехидная, но сдержанная Лайн никогда не позволяла себе подобных перепалок с представителями противоположного пола. Вот голову заморочить, очаровать, обаять – это пожалуйста. Но так открыто собачиться не её метод. Да стоит ей пару раз хлопнуть глазками и кокетливо шаркнуть ножкой, как любой оппонент тут же признает все свои ошибки и добровольно отдастся на растерзание этой полуэльфке бессовестной. Ничего не понимаю!

Конец ознакомительного фрагмента. Купить полную версию.